Furtails
ChaosCrash13
«Палеоконтакт»
#NO YIFF #инопланетянин #фантастика
Своя цветовая тема

К'Аркх страдальчески заклокотал: впереди лежало еще целых двенадцать т'ха противоестественно ровного пола. Двуногие паразиты просто издеваются! И почему именно землянам достался самый богатый на находки участок раскопок? Впрочем, напомнил себе К'Аркх, на Тсссузи он был не более желанным гостем, чем эти голокожие башни о двух ногах. Так что нужно пользоваться тем, что дают, и пока дают. Сссилки могли передумать и выпереть ученых двух других великих космических держав из морей своего родного мира в любой момент. Так что нужно шевелиться — просто так хитрые и скрытные люди не стали бы звать коллегу из числа р'хари.

К'Аркх снова протянул передние руки вперед, вцепился пальцами в синтетическое покрытие пола, подтянул задние руки к передним, хорошенько уперся, выбросил передние руки вперед… Передвигаться по излюбленным несуразными башнями горизонталям было мукой мученической. И ведь даже не перепорхнешь от одной стены к другой! Коридоры у людей были высокими, но до чего же узкими…

Но наконец-то, через долгих три к'ари, перед ученым раздвинулась металлическая дверь, предохраняющая раскоп от нежеланных внешних воздействий, и он смог расправить крыльевые мембраны у ближайшей стены.

— Приветствую вас, коллега К'Аркх. Мы вас уже заждались, — в поле зрения р'хари появился человек. Судя по болтавшемуся на одежде бейджу, это был профессор Орлов — давний партнер кн'рви ре'ви К'Аркха по вопросам катастрофизма в доиндустрийльной истории разумных видов.

— Спокойного воздуха вам, уважаемый коллега Орлов. Спешил насколько позволяли ветра, — К'Аркх впервые с прилета на Тсссузи возблагодарил беспощадную жестокость сссилкской бюрократии: без подсказки в виде куска пластика с личными данными на одежде он бы никогда не отличил одного двуногого от другого.

— И не зря спешили! Вам следует засвидетельствовать все, что мы нашли, пока сссилки всех нас метлой под задницу не вышвырнули! Это находка минимум тысячелетия! — человек оскалился в жуткой гримасе. К'Аркх невольно вздрогнул, хоть и знал, что оскал у землян означает как раз положительные эмоции и дружеский настрой. Все же, общаться с Орловым посредством статей в научных журналах было гораздо комфортнее, чем вживую.

— Вполне вам верю. Но не откажете коллеге в помощи? У вас очень неудобная архитектура для моего вида, — К'Аркх склонил голову в просящем жесте, одновременно протянув правую переднюю руку.

— Конечно же. Помочь коллеге удовольствие для меня, — человек подставил плечо, за которое К'Аркх и схватился, наконец отлипнув от стены. Ощущения были не из самых приятных: как будто держишься за теплую, пульсирующую изнутри ветку, с которой, вдобавок, еще и слезает кора. Не говоря уже о самом неудобстве позы. Тут в голову К'Аркху пришло, что человеку, наверное, тоже не доставляет удовольствия поддерживать еле ковыляющего по ровному полу р'хари. Если память К'Аркху не изменяла, его вид должен был напоминать людям каких-то мелких и неприятных вредителей, которыми те очень брезговали.

Идти пришлось далеко. К'Аркх даже и не представлял, как он смог бы проползти все эти т'ха без помощи Орлова. Впрочем, мучения того стоили: чем глубже ученый углублялся в раскоп, тем больше ему на глаза попадалось преинтереснейших памятников древних сссилк, расчищенных земными археологами, но еще не попавших ни в одну публикацию. Судя по изобилию искусной резьбы на каменных стенах, повествующей об охотах и боях, и меди, в них вделанной, Орлову и его команде таки досталось царское крыло дворца. Что было очень несправедливо, но подтверждало гипотезу самого К'Аркха о том, что археологи наконец-то нашли легендарное затерянное царство Цсссок: как и говорилось в табличке 19.67.5, царское и женское крыло были переменены местами, дабы исполнить угрозу древнего царя излишне сластолюбивому божеству.

— Ну, вот мы и на месте. Отдышитесь и мы двинемся к самой находке, — остановившийся Орлов сам больше нуждался в отдыхе, чем К'Аркх — было отлично слышно как человек дышал. Так что р'хари не стал винить себя в невоспитанности тут же отпустив плечо провожатого и прильнув к стене. Пока земной профессор отдыхал к К'Аркху подошел другой человек и предложил кн'рви ре'ви свои услуги для осмотра раскопа. К'Аркх отказываться не стал: когда еще удастся своими глазами взглянуть на находки? Особенно в свете туманных намеков Орлова на то, что сссилкам может очень не понравиться, что раскопали их не они.

Зал формы усеченной пирамиды, куда привел К'Аркха коллега-археолог, недвусмысленно являлся царским храмом. На это указывали и настенная резьба, изображающая богов, царей и воинов, и статуи совокупляющихся сссилк, и еще не расчищенное людьми алтарное углубление на положенном месте, заполненное слежавшимся металлическим и коралловым ломом, некогда бывшим приношениями потусторонним силам. Из общей картины выбивались совершенно нездешнее человеческое оборудование и его владельцы, а так же огромная заложенная камнем (правда, там была пробита аккуратная брешь, по краям закрепленная консервирующим гелем) дверь в восточной стене зала. Быть ее тут не могло, ибо восток в представлениях древних сссилк был владениями Тссееер — богини с сильными мужчинами, т.е. с царями и воинами, принципиально несовместимой. По крайней мере, такая точка зрения сейчас была общепринятой в научном мире. Но, по всей видимости, древний правитель, построивший дворец, ее не разделял. Это интриговало. На ум незванно приходила легенда о «Библиотеке Восьмиста Богов» — сказочном собрании записей о всех богах и верованиях сссилкской Ойкумены бронзового века, якобы дававшей царям Цсссок власть над всеми прочими народами. Но фантазии фантазиями, а уже увиденного вполне хватало чтобы понять: надолго ни люди, ни р'хари на Тсссузи не задержаться. Сссилки не любили делиться славой. Впрочем, как и две другие великие космические силы.

Так что следовало поторопиться и, как любило говорить нынешнее молодое поколение, ловить миг в полете. Благо, что Орлов, если К'Аркх не принял за него другого землянина (те были похожи между собой как дождевые капли), уже отдохнул и теперь бодро шагал как раз к кн'рви ре'ви и его провожатому.

— Коллега, вы взяли с собой записывающую аппаратуру? Отлично! Начинайте фиксировать все прямо сейчас — у этой истории должно быть не меньше пары независимых свидетелей! — человек действительно оказался Орловым. Рядом с ним, похлопывая себя по ноге толстой пластиковой папкой, остановился другой землянин.

Времени толком ответить инопланетянину у К'Аркха не оказалось — тот, не дожидаясь слов р'хари, двинулся к восточной стене зала, как раз к той самой двери, которой быть не могло. За ним, цепляясь за любезно подставленное плечо, поковылял кн'рви ре'ви, внутренне готовясь к любой сенсации.

И сенсация не заставила себя ждать. Протиснувшись вслед за провожатым в пролом, К’Аркх замер в изумлении. Перед ним предстала обширная пещера, освещенная зеленым светом, исходящим, как казалось, прямо из стен. В этом неестественном свете вошедших приветствовали три неведомых существ: протягивающие когтистые руки к пришельцам сгорбленные фигуры чем-то отдаленно напоминали то ли землян, то ли с’кири, но их массивные головы были обрамлены венцом щупалец, а за спинами виднелись крылья как у тех же диких с’кири (или как у драконов из фэнтезийной культуры людей). Ничего подобного в мифологии сссилк К'Аркх никогда не встречал. Но изваяния были однозначно древними: металл (явно не бронза), из которого они были сделаны, выглядел старым и был покрыт напластованиями растительности и потеками накапавшего за века камня.

— Это, действительно, потрясающе, уважаемый коллега, — прочистив горло, первым подал голос изумленный К'Аркх, — Это будет полнейший переворот в представлении о верованиях сссилк! Они нам этого никогда не простят. Думаю, я смогу договориться об издании нашей с вами совместной работы на Р’Ти-Ха или даже под эгидой Ксеноакадемии.

— О нет, коллега. Это гораздо больше, чем просто переворот в религиоведении. Сссилк нам до конца наших жизней запретят въезд в свой космос, — прищурившись, снова оскалился Орлов. После чего глубоко вдохнул и просвистел вполне узнаваемое древнесссилкское прошение к богам о даровании совета.

— Сссс кс, кссс. Кррррт! Кррррт! — К'Аркх вздрогнул, когда посреди этой странной пещеры раздался глухой голос, произнесший на ныне мертвом языке “Я слышу, смертный. Смотри! Смотри!”.

После этого произошло именно то, что и должно было произойти: изваяния шелохнулись, сдвинули свои когтистые конечности в некое подобие чаши, над которой появились и медленно стали сменять друг друга голографические образы. Теперь кн'рви ре'ви был точно уверен, что живет не в реальном мире, а в каком-то дешевом голофильме, снятом очередным жуликом для кучки скучающих фриков.

— Палеоконтакт. И как теперь я буду читать лекции студентам? — потерев веко пальцами, недовольно скрипнул р'хари, — Это единственное сообщение? И как мы его подадим? Не уверен, уважаемый коллега, что это открытие только удел историков. Или вы считаете иначе?

— Военные и политики обязательно проявят интерес, это как пить дать, коллега. Поэтому я и попросил вас взять записывающую аппаратуру. Хочу чтобы запись этого послания была у всех трех наших цивилизаций, — в ответ кивнул головой человек, — Запись повторяется из раза в раз и мы уже даже расшифровали некоторые ее части. Но, сами знаете, сссилкские тексты бронзового века не отличаются простотой. Так что всем нам потребуется больше времени. И да, коллега, я тоже до недавнего времени был скептически настроен к палеоконтакту. Но против фактов не поспоришь. Всем нам придется приспосабливаться к жизни в новом мире.

— Тогда, думается мне, уважаемый коллега, не стоит спешить с оглашением вашего открытия, — придя к окончательному решению, поделился с человеком своими мыслями К'Аркх, — Знать сссилк о нем до нашего выхода из их пространства не нужно. Предлагаю вам сделать заявление четырнадцатого Л’Ше этого л’гебе. Тогда же его сделаю и я. Это не даст ни сссилк, ни нашим с вами властям замолчать вашу находку. Согласны?

— Пятого Сентября следующего года? Вполне. Согласен, коллега, — землянин снова кивнул головой, что выглядело не менее раздражающе, чем в первый раз. Нет, положительно, вживую общаться с коллегой-инопланетянином К’Аркху было отнюдь не комфортно. А ведь он когда-то мечтал о карьере ксенодипломата…

— Тогда снова проведите меня по вашему участку раскопок. Ваши находки и так достаточно интересны, чтобы мои товарищи поняли столь необычное приглашение от вас, уважаемый коллега Орлов, — К’Арх демонстративно щелкнул замком своей камеры, — Лишние вопросы до четырнадцатого Л’Ше были бы в высшей степени нежелательны.

— Конечно, коллега, — опять оскалился человек, после чего двинулся к выходу из столь важной и столь опасной теперь пещеры, — Чувствую себя настоящим конспиратором из XX века.

— Не уверен, что разделяю ваш энтузиазм, уважаемый коллега, — проворчал К’Арх, ковыляя вместе с человеком-провожатым. Впрочем, в этот раз р'хари покривил душой: такого шанса он ждал с самых студенческих лет.


***


Четырнадцатое Л’Ше оказалось весьма насыщенным для Ксеноакадемии Р’Хари-Ха. Сначала прозвучал весьма объемный и существенный для науки ксенологии доклада за авторством кн'рви ре'ви К'Аркха и кн'рви ре’рви Н’Рлаи, посвященный древней истории Тсссузи. Затем последовал не менее важный, хоть и гораздо менее занимательный доклад кн’рви ар’ви Н’Аркн, посвященный изменениям в мировоззрениях Сссилк, связанных с недавно начатой ими непланетарной колонизацией космоса. В целом, доклад уважаемого психолога был важен с практической точки зрения, но, что и неудивительно, был столь же предсказуем: представители исключительно водной цивилизации с огромным удовольствием цеплялись все за те же гнилые ветви, что в свое время обломали вполне сухопутные люди и р'хари, начавшие строить космические среды обитания гораздо раньше Сссилк. После чего был перерыв и к’ни. На оном подавали неплохой л’ер и, на удивление, съедобные закуски, за которыми ученому сообществу было вполне приятно обсуждать недавние доклады.

По завершению к’ни академическое мероприятие продолжилось. Причем, весьма приятным образом: кн'рви ре'ви К'Аркх выступил с забавным шуточным докладом о палеоконтакте на древней Тсссузи. Когда присутствующие более-менее пришли в себя (особенно уважаемым кн’рви понравились ловко сфабрикованные ре’ви К’Аркхом “записи древних пришельцев”), пришло время менее значимых докладов.

Последние шли своим чередом до тринадцати ла’и, когда в зал заседаний ворвался весь растрепанный и клокочущий от еле сдерживаемого гнева секретарь Комиссии по Борьбе с Суевериями, и закатил скандал, грозясь оторвать крылья “этому тупоумному с’кири К’Аркху”. По счастью, сам скандалист был уже в возрасте, а брюшко и презрение к спорту еще ни у кого не способствовали высоким боевым качествам — секретаря незамедлительно остановили, усадили на свободное место и заставили выпить гипотензивные препараты. После чего, когда тот немного успокоился, хорошенько расспросили.

Как выяснилось из слов разобиженного пожилого кн'рви, буквально только что вышла новая “разоблачительная” передача на общественном канале “Потусторонний Р’Хари-Ха”, с которым вот уже не первый л’гебе не на жизнь бьется Комиссии по Борьбе с Суевериями. И что же вы думаете? Вместо вполне ожидаемого сюжета про “загадки” Ж’Ер-Ки’Ла-Жа, на который у комиссии было уже давно заготовлено обстоятельное опровержение, канал выложил в сеть некий чудовищно мракобесный доклад, который делает не кто-то из очередных “мистических экспертов”, а действующий член Ксеноакадемии! Тут же половина зала созналась, что лично или выложила это видео в сеть, или напрямую отправила его жуликам с “Потустороннего Р’Хари-Ха”. Чем спровоцировала гневный приступ у секретаря — пришлось вызывать “скорую”.

По отъезду врачей, забравших в больницу пожилого кн’рви с давлением, зашкаливающим за рамки всяких приличий, заседание Ксеноакадемии продолжилось. Правда, настроение и у докладчиков, и у слушателей теперь было совершенно не то. Так что президиумом было решено сделать внеочередной перерыв и провести к’ер раньше запланированного. Впрочем, и он не удался, так как поваров никто о переносе к’ера не предупреждал, а потому кн’рви пришлось довольствоваться напитками и едой из академического буфета. Не стоит и упоминать, что выбор там был небогат: все горячие блюда, наготовленные на к’ни, студенты уже смели, а к к’еру никто еще готовить и не начинал — пришлось довольствоваться холодными закусками и блюдами быстрого приготовления.

После неудавшегося к’ни уважаемые участники вернулись в зал заседаний в чуть лучшем настроении, и доклады продолжились. Но длилось это недолго. В последней восьмой шестнадцатого ла’и в Ксеноакадемию заявился представитель Комитета Общественной Безопасности с “экстренным ордером” в грудной сумке и взводом по-боевому упакованных “безопасников” под крыльями. На чем заседание и было завершено, а все присутствующие оказались вынуждены подписать бумаги весьма угрожающего содержания. При этом кн'рви ре'ви К'Аркх и еще несколько кн’рви были арестованы и препровождены в Дом Общественных Размышлений, а материалы их докладов изъяты.

К’Аркх запомнил время, проведенное в Доме Общественных Размышлений, как череду непрекращающихся допросов. К его огромному удивлению, следователи, допрашивавшие кн‘рви ре’ви, отнеслись к его докладу с полной серьезностью и теперь жаждали знать о находке на Тсссузи все. Даже то, чего не знал сам К’Аркх. К счастью, продлилось это недолго: вскоре до Р’Хари-Ха дошли вести, что на Земле точно такой же доклад сделал профессор Орлов, а Сссилк, скрипя от злости зубами, признали, что, да, действительно, на суше их родного мира был раскопан странный артефакт. После этих заявлений могущественных инопланетян К’Аркх оказался на свободе, где столкнулся с тем, что в научном мире творится изрядный бардак (половина кн‘рви смотрела на него как голодный р’дер на больного с’кири, а вторая с упоением искала малейшие признаки неизвестной ксеноцивилизации по всей планете), все хитрозадые мошенники и тупоумные мракобесы из сети всенепременно желали заполучить его на свой канал, а у родных властей имелись вполне определенные планы на дальнейшую карьеру ученого.

В общем, мир изменился. Но тоже ненадолго. Артефакты Древних, как их тут же окрестила желтая пресса, искали по всем обитаемым планетам, до которых р’хари могли добраться. Искали и уважаемые кн‘рви, и энтузиасты от науки, и истинно верующие мистики, и разного рода авантюристы, и просто скучающие обыватели. Но, увы, каждое заявление об очередной сенсационной находке на поверку оказывалось или мистификацией расчетливого жулика, или ошибкой добросовестно заблуждающегося дилетанта. В общем, спустя пару л’гебе никто так ничего и не нашел, а потому интерес к древней ксеноцивилизации изрядно подугас. Впрочем, власти имели на этот счет свое мнение.


***


Возвращение на Тсссузи оказалось не самым приятным делом в жизни К’Аркха: Сссилк ничего не забыли, а потому их чиновники изводили экспедицию р'хари как могли. А могли водоплавающие бюрократы очень и очень болезненно. Впрочем, как знал кн'рви ре'ви, землянам, чья экспедиция вновь прибыла на раскопки вместе с р’хари, приходилось не легче. Но, видимо, у самих рыбообразных хозяев планеты с раскопками на суше дела шли не лучших образом. Иначе, с чего бы они вновь пустили сухопутных коллег-конкурентов на оказавшийся столь важным остров собственного родного мира? В общем, дела у археологов шли ни шатко, ни валко, но жаловаться было не на что — за два с’гебе, прошедших с начала повторной экспедиции, было раскопано еще три камеры, содержащих еще четыре скульптурных группы за авторством неизвестных пришельцев. И, соответственно, было получено еще четыре голографических послания (а также выяснилось, что жрецы древнего Цсссок не брезговали приносить в жертву изваяниям чужаков собственных сородичей). С последними имелись определенные проблемы в плане расшифровки: все послания были частью одного единого текста, который следовало читать в какой-то конкретной последовательности, иначе тяжелая и изобилующая образами древнесссилкская письменность дешифровке не подлежала. Но вот какова эта последовательность? И все ли части послания были найдены? Ответов на эти вопросы у лингвистов р’хари пока не было. Как, впрочем, и у людей. С другой же стороны, как последние с’гебе всех и каждого уверял кн’рви кн’ви Л’Ри, вот-вот следовало ждать прорыва… только не мешайте и позвольте нормально общаться с коллегами из числа землян и сссилк.


Наступил с’ни с’гебе третьего р’гебе раскопок на Тсссузи. Нлллир лениво скрывался за горизонтом, причудливейше окрашивая водную гладь и небольшие островки, которыми была богата эта часть планеты, создавая странный, непривычный и неудобный глазу р’хари мир солнечной лжи и теневого обмана. Работать в таких условиях было совершенно невозможно, а потому, хотя мало кто из членов экспедиции хоть сколько-либо устал (сутки на Тсссузи даже короче, чем смехотворный “день” землян), пришлось оставить все дела и придаться вынужденному отдыху. Что изрядно раздражало, соседи-люди, как и Сссилк приспособившиеся жить в неверном свете единственной звезды своего родного мира, во всю продолжали раскопки и каталогизацию найденного. Р’хари же при столь слабом освещении неумолимо клонило в сон — толком не помогали даже лампы, установленные в кабинках археологического лагеря. И вот так, почти ничего не видя (“куриная слепота”, очередной медицинский жаргонизм, пришедший от людей) и в полусне К’Аркх взобрался в свою кабинку, мечтая лишь о свете и стакане л’ера.

— Уважаемый кн‘рви ре’ви, вы у себя? — не успел К’Аркх толком устроиться на насесте и пригубить свой л’ер, как зазвенели дверные колокольчики, а из-за двери раздался голос кн’рви кн’ви Л’Ри.

— Да, уважаемый кн’рви кн’ви, заходите, — вздохнув, отставил в сторону стакан с терпким напитком К’Аркх и принялся доставать из-под потолка насест для гостя.

— Приветствую вас, уважаемый кн‘рви ре’ви К’Аркх, — внутрь кабинки проскользнул ведущий лингвист экспедиции. На его груди и спине бугрились переполненные сумки, а сам кн’рви кн’ви, не смотря на наступивший с’ни с’гебе, лучился энергией и энтузиазмом.

— Давайте без официоза, уважаемый Л’Ри, — налив л’ер во второй стакан и выудив из мини-холодильника упаковку закусок, кивком на насест пригласил коллегу устраиваться К’Аркх, — Сегодня был на редкость паршивый с’гебе: исключительно одна обыденность, описанная самими Сссилк еще в докосмическую эру. Такое ощущение, что уважаемый К’Ери таки раскопал Квартал Чужеземцев. Надеюсь, у вас дела идут удачнее.

— Гораздо, гораздо удачнее, уважаемый К’Аркх, — взяв кружку с л’ером, весело прищурился лингвист, — Вы не поверите, уважаемый коллега, но нам удалось расшифровать послание Древних.

— Это действительно хорошие новости, уважаемый коллега, — хотя К’Аркх уже давно ожидал этих известий, но от них внутри у него все опустилось, — Надеюсь, наши коллеги с Земли и Тсссузи еще не в курсе.

— Конечно, уважаемый коллега. Не вы один лично имели дело с защитниками общества, — глаза Л’Ри превратились в две горизонтальных щелочки. Ученого явно веселили невысказанные страхи коллеги, — Но можете не бояться. Люди и Сссилк очень скоро сами все расшифруют — все ключи к посланию у них были еще до возобновления раскопок. Дело лишь в том, чтобы перебороть предубеждения и узнать знакомое. Впрочем, само содержание послания это такой пустяк, что я не хотел бы оказаться на месте нашего уважаемого куратора из Общественной Безопасности.

— Что вы хотите этим сказать, уважаемый Л’Ри? — с трудом заставив себя прищурится в ответ, вопросил К’Аркх, — Если все ключи были у них в руках, то почему они не расшифровали послание чужих раньше вас? Что на это скажет уважаемый С’Кари?

— А они, по крайней мере, люди, расшифровали послание Древних раньше меня. Просто не поверили и начали искать ошибку в собственных переводах. Впрочем, у меня без уважаемых коллег Вольфа и Гауэра тоже ничего бы не вышло. Уважаемый К’Аркх, вы знаете что такое “Двигатель Вальтера”? — на этом Л’Ри погрузил клюв в стакан с л’ером. Видимо, чтобы не заклокотать от веселья.

— Нет, уважаемый коллега, не знаю. Прекратите, пожалуйста, играть в загадки, — К’Аркх недовольно потер висок правой передней рукой. Веселости коллеги-лингвиста он не разделял, — Это совершенно не забавно. Мне, в отличие от вас, приходится лично отчитываться перед уважаемым С’Кари.

— Уважаемый С’Кари скоро будет совсем не уважаемым. На каждого хитрого р’дера рано или поздно находится своя нефтяная яма, — справившись со своим весельем, вынул клюв из стакана Л’Ри, — Двигатель Вальтера или пероксидный двигатель, уважаемый К’Аркх, это техническая древность из Двадцатого века Земли или Эпохи Экипажей Тсссузи. Вы сами можете оценить то, насколько это “свежая” технология и какая пропасть времени отделяет наши цивилизации от тех времен когда люди и Сссилк строили подводные корабли на их основе. Все дело в том, что люди не воспринимают это устройство как необходимое для развития цивилизации, забывая о том, что Сссилк живут под водой.

— Я не понимаю вас, уважаемый коллега. При чем тут какой-то двигатель и люди? — привычку уважаемого Л’Ри набивать себе цену, пуская окружающих словесную пыль в уши, К’Аркх считал неуместной и неприятной, — У вас в руках послание неизвестной цивилизации древним Сссилк. Так что давайте продолжим разговор в этом русле. Без людей и их, не самой безоблачной, истории.

— Именно, послание Древних к Сссилк! — гость не удержался, и весело расклокотался, — Это, прими их трава, прогрессоры! Как в псевдоинтеллектуальной фантастике! Послание содержит общие принципы строительства пероксидных двигателей. И я подозреваю, что есть или были послания, описывающие способы получения реактивов для их работы. Чтобы вы понимали, уважаемый коллега, это технический уровень, сравнимый с самовоспламеняемыми двигателями внутреннего сгорания.

— То есть, вы, уважаемый коллега, считаете, что около четырех тысяч л’гебе назад некто пытался в одном из сссилкских царств построить индустриальную цивилизацию?.. — веки К’Аркха от удивления полностью сползли с глазных яблок. Затем, осознав всю утопичность своего предположения, хозяин кабинки раздраженно проскрипел, — Нет, это невозможно! Даже если это так, то у Цсссок не было никакой базы для этого. При всем моем уважении к их достижениям, это ранняя рабовладельческая цивилизация. Да у них даже ремесленники были организованы еще по дворцовому типу. О какой промышленной революции может идти речь?..

— Тише, тише, уважаемый коллега, — не прекращая клокотать, зажал К’Аркху клюв передней рукой лингвист, — Кто вам сказал, что это послание четырех тысяч л’гебе давности?

— Кхркх! Тьфу! Уважаемый коллега, вы слишком многое себе позволяете! Почему я прощаю вам ваши выходки? — освободившись от хватки собеседника, недовольно вопросил К’Аркх, вытирая клюв платком.

— В дворцовой библиотеке нашлись весьма интересные записи жрецов, фиксирующие другие послания Древних. Похоже, послания регулярно сменяли друг друга на протяжении чуть более трех сотен л’гебе. По крайней мере, на протяжении этого времени их содержание записывалось, — проигнорировал вопрос оскорбленного К’Аркха Л’Ри, что для их взаимоотношений уже стало обычным делом, — Расшифровано еще не все — слишком большой объем. Но уже могу сказать, что Древние оставили некую автономную систему, которая помаленьку скармливала древним Сссилк техническую информацию. Собственно, все из расшифрованных посланий касаются естественных наук, металлургии и инженерии. И да, уважаемый коллега, послание о двигателе Вальтера сделано в запланированный срок и, по мнению Древних, именно сейчас Сссилк должны были получить это знание, так как у самих них для его создания ума хватит очень нескоро. Забавно, да, уважаемый К’Аркх?

— Не вижу тут ничего забавного, уважаемый коллега, — недовольно проскрипел К’Аркх, неуютно переступая задними руками на насесте, — Я доверяю вашим талантам и опыту, но лучше еще раз перепроверьте ваши переводы. Не хотелось бы, чтобы уважаемого С’Кари поразил разрыв сердца.

— А я, наоборот, желаю этого. Крак-хех! От этого ситуация станет только забавнее, — булькнув от перешедшего всякие рамки приличий веселья, возразил лингвист, — В переводах я полностью уверен. Можете, уважаемый коллега, смело предоставлять их нашему “уважаемому” куратору.

— Да будет так, уважаемый коллега. Подготовьте ваши материалы к следующему с’ни. Надеюсь, пары с’гебе мне хватит для ознакомления, — с неохотой согласился К’Аркх. После чего посетовал, — Мало мне было уважаемого коллеги Орлова? Теперь и вы, уважаемый Л’Ри. Теперь я точно останусь в истории науки как посмешище.

— Может быть, уважаемый, К’Аркх, может быть. Но, с другой стороны, вы в истории останетесь, в отличие от ваших недоброжелателей. И, как по мне, в связи с достаточно остроумной шуткой, — теперь уже пострадать пришлось клюву Л’Ри: лингвист, чтобы хоть как-то унять собственный клекот, передними руками схватил себя за нижнюю челюсть, — Крак-хех! Пероксидный двигатель в межзвездную эру! Это самые медлительные прогрессоры из всех, о ком я читал! А уж я в молодости этого мусора прочитал больше всех.

— Да уж, уважаемый коллега, в реальности все оказалось несколько более “предсказуемо”, чем на страницах книг, — хмыкнул К’Аркх, несколько успокаиваясь. Ему пришло в голову, что подобная неторопливость Древних может помочь ему успокоить куратора С’Кари и прочих чиновников Общественной Безопасности.

— “Через клоаку” хотели вы сказать, уважаемый коллега? Кх! — от неуемного клекота прикусил пальцы Л’Ри, — Теперь нашим конспирологам придется переписывать все свои теории! Крак-хех! “Великие Иномировые” на деле оказались такими же “умными”, как и их поклонники! Крак! Это всегалактический анекдот!

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://tabun.everypony.ru/blog/ficbook/197041.html
Похожие рассказы: Евгений Лукин «Спасатель», Night Dragone «Корабль печали-2», M. Andrew Rudder «Одиночество в ночи»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален