Furtails
Джонни Марчиано
«Сюрприз с планеты Лотток - 3. Секрет звёздного пса»
#NO YIFF #инопланетянин #кот #пес #приключения #фантастика #юмор
Своя цветовая тема


Джонни Марчиано, Эмили Ченовет

Секрет звёздного пса



Пролог

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: СОБАЧИЙ ДОМ, ШТАБ-КВАРТИРА МЕЖПЛАНЕТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СТРАЖЕЙ КОСМИЧЕСКОГО АЛЬЯНСА (МОСЬКА)

ПОВОД: ЭКСТРЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ СТРАЖЕЙ ПОРЯДКА

Вожак стаи, товарищ Муфточка, рявкнула, призывая зал к тишине. Когда стихли последние раскаты её громового голоса, она обратилась к стражу порядка, который стоял перед ней:

– Приветствую тебя, товарищ Гавк! Собаки подразделения «Альфа» во главе со мной вызвали тебя по делу первостепенной важности. Недавно мы перехватили сигналы с планеты Земля.

– О, Земля! – воскликнул Гавк. – Вы говорите о той чудесной планете, где живут добрейшие и благороднейшие существа, которых называют людьми?


– Именно! Тебе должно быть известно, что наши смертельные враги – коты – несколько тысяч лет назад осквернили это поистине райское место, ссылая туда самых отчаянных преступников? – продолжила Муфточка. Она инстинктивно прижала уши. Как и все остальные в зале. – Также ты наверняка знаешь, что мы послали лучших псов-миротворцев, чтобы защитить человечество. Когда коты прекратили ссылать туда своих заключённых, контакты с Землёй прервались. Однако наши враги снова принялись за старое.

Гавк взвыл, но Муфточка подняла лапу:

– Дело обстоит хуже, чем ты думаешь. Кота, которого на этот раз сослали на Землю, считают величайшим преступником во Вселенной. Его имя – Цап-Царап Прескверный! В изгнании он известен как КОШМАР.

Товарищ Тузик обнажил жёлтые клыки:

– Ему нет прощения! Ведь он совершил преступление против собачьего племени! Этот кот должен предстать перед судом!

– Теперь, за пределами нейтральной зоны, он практически у нас в лапах! – завопил генерал Громило. – Пусть ответит за всё!

– Так и будет! – ответила Муфточка. – Спецагент Гавк, на тебя как самого отважного и преданного офицера МОСьКИ возложена миссия по отлову этого негодяя! – Она обернулась к остальным собравшимся: – Уверена, что возражений против данной кандидатуры не будет.

– ГАВ-ГАВ! У-У-У-У-У-У-У-У-У-У! – раздалось в ответ.

– А ты, Гавк, согласен взяться за эту ответственную миссию?

– Да, товарищ Муфточка. Я готов.

Все одобрительно завиляли хвостами.

– В таком случае твой корабль ждёт, – сказала главнокомандующая. – Но перед вылетом тебе придётся сделать ещё кое-что. – Она деликатно кашлянула. – Ты понимаешь, о чём я?

– Не уверен, – ответил Гавк.

По комнате зашелестел смущённый шёпот собравшихся.

– Тебе придётся… эм… отправиться туда без формы, – объяснила Муфточка. – Собаки на Земле ходят в том виде, какими их создал великий небесный Псотворец. Обнажёнными.

Гавк сглотнул:

– Ошейник тоже придётся того…

– Хвала небесам, нет!

Когда спецагент снял жилет, к нему обратился Тузик:

– Не стоит смущаться, старина Гавк! Пребывание на Земле – это бесценный опыт. Только так ты сможешь обрести своё истинное я.

– Возможно, тебе даже понравится такая свобода, – добавила Муфточка. – Но, заклинаю, как бы одиноко ты себя не чувствовал, не привязывайся ни к кому из людей. Иначе вступит в силу закон о хозяине. В этом случае миссия будет провалена.

На Гавке не осталось ничего, кроме ошейника и именного кулона, но он стоял, гордо подняв голову.

– Не волнуйтесь, я достану Цап-Царапа и заставлю его ответить за все преступления!

Секретные агенты поддержали его дружным воем.



Глава 1

– Радж, мне нужен твой совет! – Папа заглянул в мою комнату. Он успел натянуть футболку с надписью «Налёт не пройдёт!». – Скажи, куда пойти: на лекцию «Короли коронок» или на презентацию «Жемчужные створы: путь к белоснежной улыбке»?

Сегодня воскресенье, и родители улетали на конференцию дантистов. На Гавайи! Папа утверждал, что они едут туда работать, но, по-моему, это больше похоже на отпуск.

– Ух ты, – сказал я, зевая. – Как тут выбрать?

– Криш, поторопись! У тебя ещё чемодан не собран! – донёсся голос мамы. – Из-за тебя мы опоздаем на самолёт!

Я пошёл следом за папой в спальню родителей.

– Это нечестно, что вы летите на Гавайи без меня. Между прочим, у вашего сына скоро день рождения!

– Между прочим, у кого-то школа, – сказала мама.

Между прочим, я помню. Вот и появился бы повод пропустить пару недель.

– Кроме того, – продолжила мама, – твоя Аджи ждёт не дождётся момента, когда обнимет своего драгоценного внука.

Аджи – моя бабушка. Не папина мама, очень весёлая, которая покупает мне комиксы, а мамина мама, которой бывает слишком много. Я, конечно, люблю её, но две недели вместе с ней и дедушкой – это уже перебор.

– А как же твоя работа? – спросил я маму. – Ты собираешься сидеть на пляже вместо того, чтобы заниматься… ну чем ты там занимаешься?

– Сидеть?! Шутишь, что ли? – рассмеялась мама. – Я уже записалась на недельные курсы сёрфингистов, а потом ещё неделю буду заниматься глубоководным плаванием. Плюс курсы пилатеса, ну а по ночам буду учить японский.

– Я пойду на курс «Улыбнитесь, ваши зубы снимает скрытая камера». Его ведут самые лучшие дантисты в мире. А потом всерьёз планирую заняться отдыхом у бассейна, – добавил папа.

Свалив кучу одежды в чемодан, он пытался утрамбовать её, но внезапно с криком отдёрнул руку.

Из-под шорт торчала лапа Кошмара.

– Ну что, проказник, решил проехать зайцем? – спросил папа, потирая укушенную руку. – Котик хочет с нами на Гавайи?

Кошмар зашипел в ответ.

Я услышал, как за окном хлопнула дверца машины, и затем раздался звонок.

– Вот и Аджи, – сказала мама. – Иди открой дверь!

Я кинулся вниз и распахнул дверь. Конечно, это была она – моя бабушка. В одной руке она держала ручку гигантского чемодана на колёсиках, а в другой – поводок… с собакой!



Глава 2

Удивительно прекрасное воскресенье! Как приятно вздремнуть! Разумеется, я не впал в мёртвую спячку, как делают никчёмные людишки. Нет, я чутко спал и видел сон, в котором вынашивал самые коварные замыслы. Я размышлял о трёх устройствах, с помощью которых собирался отвоевать свою планету.

Только я никак не мог выбрать, с чего начать. То ли с зомбибластера – лазерного луча, который превратит всех людей в покорных солдат. То ли со звездоглота, который будет поглощать всю энергию, исходящую от сверхновых звёзд. Или котапульты (тут и объяснять ничего не нужно). Разработкой всех трёх устройств занимался мой преданный слуга Пухыпрах в секретной лаборатории в подвалах Лоттка.

Кроме того, Пухыпрах сообщал мне обо всём, что творилось на моей планете. Хвала справедливости, генерал Остроклык был в тюрьме! Но предательница Пятнашка, которую я собственнолапно спас от прозябания на Земле, правила Лоттком с небывалой до этого жестокостью. Все коты её ненавидели, и это давало мне шанс свергнуть её тиранию. Чтобы установить свою собственную.

Я потянулся, лёжа в своей комнате для раздумий, которую люди называли чемоданом, и тут лысому монстру вздумалось свалить на меня мерзкие людские покровы.

Ты за это ответишь!

Я царапнул папу-монстра и собрался спать дальше, как вдруг затрезвонил дурацкий сигнал тревоги.

Мальчишка мигом кинулся открывать входной портал. Через несколько мгновений до моего слуха донеслась варварская речь, которую противопоказано слушать любому коту.

Надеюсь, мне послышалось!

Я высунулся на лестницу и увидел, как неизвестный мне древний монстр женского пола держит на привязи то самое, что коты предпочитают никогда не видеть.

Смертельного врага всех кошек.

Лохматую ПСИНУ.


Шерсть на загривке встала дыбом. Прежде я никогда не видел этих тварей так близко. Лотток отделён от их планеты длиннющей нейтральной полосой. (Хотя однажды я очень удачно нарушил эти границы. Но это уже другая история.)

На Земле собак я видел только издали. Люди строго контролировали этих тварей. Их держали под стражей в домах или во дворах за высокими защитными барьерами, которые здесь называют заборами. Некоторые даже контролировали псов с помощью электронных ошейников!

Воспитание собак – вот то единственное, в чём люди проявляют благоразумие. Поэтому я был в шоке, когда древняя женщина совершила не поддающийся объяснению поступок. Она наклонилась и отцепила поводок от ошейника. Собака, чудовище-убийца, была НА СВОБОДЕ!



Глава 3

Бабушка крепко обняла меня:

– Рада тебя видеть! Как ты вырос! – Она повернулась к собаке: – Тявкинс, это мой Моммага. В Карнатаке, откуда я родом, так называют внуков.

Тявкинс ростом не доходил мне даже до колена, зато шерсти у него было столько, что не было видно глаз. И ещё он лаял как ненормальный.

– Аджи, ты знала, что у нас теперь есть кот? – спросил я бабушку.

– О, это замечательно! – ответила та. – Вот и выясним, любит ли Тявкинс котов.

Вряд ли косматый пёс подружится с моим Кошмаром, котом-диктатором из космоса. По крайней мере, Кошмар будет не в восторге от появления в доме Тявкинса.

Я обернулся и увидел, что Кошмар застыл в дальнем углу гостиной, выгнув спину. Вытаращив глаза, он вздыбил шерсть, как будто его ударило током.

Ясно. Ничего хорошего не предвидится.

– АММА! – воскликнула мама. – Ты обещала, что оставишь всех своих питомцев в Нью-Джерси!

– Я и оставила! Это приблудный пёсик. Не могла же я его бросить, когда он только-только привык ко мне. Тявкинс бы очень страдал!

Кошмар медленно крался в сторону пса. Теперь страдать придётся всем нам.

– Так, а где Аппа? – спросила мама. – Я же купила два билета.

– А Тявкинс, по-твоему, как должен был лететь? – сказала Аджи, наклоняясь, чтобы погладить пса, который по-прежнему лаял. – Радж, к сожалению, твой дедушка не приехал. Он не мог бросить работу, в отличие от некоторых. – Она кивнула на папу.

– Аджи, вообще-то, это не развлекательная поездка, – возразил тот. – Я еду работать. Как иначе я узнаю о новинках в области стильных брекетов?

Аджи закатила глаза, и папа пожал плечами:

– Давай я помогу тебе с твоей гигантской сумкой.

– В такси ещё две таких же.

Как только папа вышел, чтобы разобраться с багажом бабушки, Тявкинс внезапно заметил Кошмара и, перестав гавкать, склонил голову набок.

Я посмотрел на Кошмара, потом снова на Тявкинса. Послышалось грозное рычание, но кто его издал – кот или пёс – было непонятно.

– По-моему, они друг другу не понравились, – заметил я.

– Пусть сами разберутся, – улыбнулась Аджи.

Теперь стало ясно, что рычал именно Кошмар. Он сделал ещё один шаг навстречу собаке.

Неожиданно пёс начал рычать и гавкать прямо на Кошмара. Кот тут же развернулся и бросился на кухню, где забрался на холодильник. Тявкинс с лаем помчался за ним. Кошмар громко огрызался.

– Как странно он мяукает, – заметила Аджи.

В дом, пыхтя под весом чемоданов бабушки, вернулся папа.

– Аджи, ты не говорила, что собираешься перебраться сюда насовсем, – сказал он с опаской.

Я услышал сигнал снаружи – это подъехало такси родителей.

Мама чмокнула меня в щёку:

– Будь хорошим мальчиком – слушайся бабушку.

– И поздравляю тебя с почти наступившим днём рождения, – сказал папа, обнимая меня.

Мама обернулась у самой двери и улыбнулась мне:

– Если кое-кто поднимется к себе в спальню, то обнаружит нечто особенное. Пока-пока, сынок.



Глава 4

Я сидел в безопасности на холодильнике и мрачно смотрел на исходившую слюной псину, которая по-прежнему воинственно завывала: «Уфф, уфф, уфф!»


Как же нелепо выглядит этот земной пёс!

Правда, у него наблюдались зачатки разума, потому что в отличие от людей он ходил на четырёх ногах. К тому же у него имелись шерсть, хвост, усы и лапы. Но эта вытянутая, как клюв, морда не впечатляла, а короткие жиденькие усики были чем угодно, но только не сверхчувствительным органом. Вместо аккуратных треугольных ушек у него на голове висели какие-то лопухи.

В древних книгах о собаках много чего написано. Давным-давно коты и собаки жили на одной планете под названием Мургав. Эта эпоха закончилась во втором веке нашей эры, когда какая-то псина забралась на кошачью территорию и пометила её. Видите ли, она решила, что теперь это их территория!

Была грандиозная схватка между представителями наших видов, после которой планета Мургав стала почти непригодной для жизни (так же, как и Земля). Счастливый случай позволил нам захватить просторную и великолепную планету под названием Лотток. А собакам предоставили целую солнечную систему с несколькими разноцветными планетками, которые получили название Созвездие псов.

Собаки навсегда остались заклятыми врагами кошек. Наши предки понимали, что псы бесстрашные и сильные. Они были единственными, кто мог противостоять нам, котам.

Но разве вот это угрожающее мне недоразумение из их числа? Стоило посмотреть на его глупую морду, как становилось ясно: разумеется, нет!

Гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав!

И словарный запас у него скудный.

Если отравляющая атмосфера Земли за тысячелетия пагубно воздействовала на великолепный мозг котов, то про мозг этих созданий и говорить не приходится. Интересно, другие сильные качества собак тоже пострадали?

Надо проверить.



Глава 5

Мне подарили экшен-камеру Okto 4K! С креплением на голове! Именно о ней я и мечтал!

Я нацепил её на голову и снимал, как мои родители уезжают. В этот момент Аджи позвала меня на кухню, чтобы помочь ей распаковаться.

– Ты не хочешь разобрать чемоданы в комнате для гостей? – удивился я.

– С одеждой я уж как-нибудь сама справлюсь, – сказала Аджи. – Мне нужно разобраться с припасами. – Она достала круглые подносы – тали – из своего огромного чемодана. – Пришлось взять с собой казан и, конечно, мельницу для специй! В вашем Орегоне не сыщешь таких овощей и фруктов! – Бабушка вытащила несколько кокосов и зелёную фасоль размером с мою руку.


– Вообще-то, у нас тут есть магазины, – заметил я, хотя не был уверен, что в них найдутся метровые бобовые.

Бабушка открыла шкафчик и нашла в нём гарам масала, смесь специй, которую использует моя мама.

– Магазины, в которых продают уже готовые смеси? Перемолотые машиной? – покачала головой Аджи. – Твоя бабушка предпочитает всё делать по старинке.

Я расстегнул второй чемодан. В нём было всё для Тявкинса: еда, косточки, игрушки, одежда, штук двадцать теннисных мячиков и коробка с надписью «Надувной матрасик для собак».

– Ух ты, да у него больше вещей, чем у меня!

Кстати, пёс всё ещё лаял на Кошмара, который сидел на холодильнике.

– Он когда-нибудь угомонится? – спросил я.

– Дай им время познакомиться поближе, – сказала Аджи и стала скидывать все мамины запасы в коробки.

Вот бы мама обрадовалась…

– Можешь надуть матрасик для Тявкинса? – спросила бабушка. – Электрический насос не уместился.

Поднеся матрас ко рту, я набрал в лёгкие столько воздуха, сколько смог. Уголок матраса всколыхнулся, приподнялся – и снова сдулся. Так мы и продолжали: я надувал матрас, пёс лаял, кот рычал.

Я лишь надеялся, что Кошмар не станет нападать на Тявкинса. Он, конечно, любит выпендриваться, но у него всё-таки есть чувство самосохранения. Не зря же он забрался на холодильник. Вот только почему он тогда застыл в такой позе, будто собирается прыгнуть?



Глава 6

Прыжок!

Я прицелился и метнулся вниз.

Ещё немного – и жуткая псина схватила бы меня клацающими зубами. Но я увернулся и, грациозно приземлившись, тут же метнулся в гостиную. Мохнатое чудище побежало следом за мной!

Я был в смертельной опасности.


Чуть помедлю – и всё, конец моей жизни.

Какое восхитительное чувство!

Я запрыгнул на высокую спинку кресла, столкнув по пути одно из растений папы-монстра. Сюда пёс со своими неуклюжими лапами не мог забраться. Поэтому он носился вокруг и завывал.

Я не смог удержаться от победоносного мява!

– Тявкинс, прекрати терроризировать милого котика! – крикнула древняя женщина из кухни.

МИЛОГО КОТИКА?! Это она обо мне?!

Но невежество врага нужно использовать себе на пользу.

Лёгким движением лапы я столкнул устройство для освещения с подставки. Оно грохнулось на пол.

– Нет! Только не лампу! – завопил мальчишка.

Радж примчался к нам в гостиную. На его голове была прикреплена какая-то штуковина – наверное, чтобы стимулировать работу его крошечного мозга. Так он выглядел ещё безумнее, чем обычно. Но сейчас мне было не до него. Я запустил в собаку подушкой и попал ей прямо в морду.

Дальше случилось то, что я и представить не мог. Пёс начал нападать на подушку! Как будто он внезапно забыл, что рядом есть живой враг.

Да, с мозгами у этой псины явно дефицит. Скорее их вообще нет. Мохнатое чудище вгрызалось в ткань зубами и трясло подушкой из стороны в сторону. В считаные секунды растерзав воображаемого врага, пёс по-прежнему лаял и рычал.

– Тявкинс, прекрати! – кричал мальчишка. – Это же мамина любимая подушка!

ЧЁРТ С НЕЙ, С ПОДУШКОЙ! ГЛАВНОЕ – Я ЦЕЛ!

И тут на поле битвы появилась древняя.

– Плохой пёсик! – сказала она. – Сидеть!

Дальше произошло нечто необъяснимое.

Пёс прекратил грызть подушку, выплюнул остатки и сел, виновато уставившись на старушенцию.

Я с трудом мог в это поверить. На морде собаки отразилось самое глупое человеческое чувство: раскаяние.

– Ты не должен задирать котика, – строго проговорила древняя. – А теперь ко мне!

Пёс покорно посеменил к ней.

Я выяснил очень важную подробность: собаки подчиняются приказам людей.



Глава 7

Хорошо, что родители уехали. Если бы мама увидела этот разгром, Кошмар и Тявкинс тут же оказались бы в приюте.

Осколки старинной лампы валялись на полу. Подушку, которую мама собственноручно вышивала, казалось, пропустили через измельчитель.

Тявкинсу хотя бы было стыдно за своё поведение. А вот Кошмар был очень доволен собой.

Я сказал Аджи, что приберусь в гостиной, пока она распаковывает свои вещи. Когда я начал сметать осколки, то внезапно вспомнил, что камера всё ещё закреплена у меня на голове. Всё это время она работала! Может быть, получилось прикольное видео про то, как я преследую собаку, преследующую кота?

Я пошёл к себе в комнату, где обнаружил Кошмара, развалившегося на кровати.

– Кошмар, я знаю, что это ты толкнул лампу, – сказал я, подключая камеру к компьютеру. – И мамину подушку! Ты хоть понимаешь, сколько она трудилась над ней?

Кошмар лизнул лапу и потёр у себя за ушком. Он всегда так делает, когда доволен собой.

– Во всём виноват Тявкинс, – заявил он. – Сам же слышал, так сказала твоя бабушка. А к старшим нужно прислушиваться.

– Но мы с тобой знаем, кто виноват на самом деле.

Кошмар потёр другое ушко:

– А ты докажи!

– И докажу, – сказал я и нажал кнопку воспроизведения.

Изображение было размытым, однако на экране можно было разглядеть Кошмара, который сталкивает лампу и швыряет подушку с кресла.

– Ну что ты теперь скажешь? – спросил я. – Будешь отпираться?

Кот запрыгнул на стол и уставился в камеру. Его хвост выгнулся как-то по-особенному, как никогда раньше.

– Человек, как тебе это удалось?! – требовательно спросил он.

– Я заснял всё с помощью новой крутой камеры! – ответил я, показывая коту свой подарок.

Кошмар даже заурчал.



Глава 8

Какое незабываемое зрелище! Я предстал во всей красе, возвышаясь над яростным подушкодранцем! Вот это триумф!

Головная камера была до смешного примитивна, но по сравнению со всеми остальными человеческими изобретениями это просто шедевр.

– Откуда у тебя такая техника? – спросил я мальчишку.

– Мне подарили на день рождения, – ответил он. – Там, у себя дома, ты отмечаешь дни рождения?

– На Лоттке мой день рождения празднуют все. А тем, кто не празднует, я лично вырываю усы.

Но сейчас мне некогда объяснять, как весело мы отмечаем день рождения верховного правителя. Эта камера, жалкое подобие технологического прогресса, натолкнула меня на гениальную мысль.

Я метнулся в подвал, чтобы позвонить Пухыпраху и предупредить его, что планы меняются.

– А как же котапульта? – спросил он. – Мне так хотелось поиграть с ней.

– Эти, безусловно, гениальные изобретения пока подождут, – ответил я. – Теперь нашим оружием станут живые картинки!

– Чего? – переспросил Пухыпрах.

Я объяснил, в чём заключается моя коварная мысль. Пухыпрах должен показать всем на Лоттке видео, где я унижаю собаку.

– Да все коты будут в восторге от того, как мастерски я расправляюсь с этой псиной. Они будут меня боготворить!

– Вы правда победили собаку? – прошептал лейтенант. – И она не тронула вас?

Я махнул лапой:

– Пыталась, но куда ей до меня? Я с лёгкостью справился с этим глупым псом! И это только начало.

Я напомнил Пухыпраху, что однажды уже пересекал нейтральную полосу, чтобы навестить Созвездие псов. Тогда я был всего лишь тощим юнцом, но зато так унизил этих блохастых, что завоевал бессмертную славу на своей планете.

Но даже эта слава померкнет, когда мои соплеменники увидят, что я сотворил на этот раз!



Глава 9

На следующее утро Кошмар просто сиял от счастья. Он сказал, что впереди прекрасный день. Как странно! Это совершенно на него не похоже!

Я натягивал носок, когда он спросил:

– Почему ты не надел свой крутой девайс для сохранения изображений?

– Я всего лишь иду на кухню. Ты думаешь, что за завтраком произойдёт что-нибудь необычное?

– Конечно же! Совершенно необычное!

Я пожал плечами:

– Ну раз ты так считаешь. – И надел камеру на голову.

Попробуй понять, что у этих котов на уме!

Кухня совершенно изменилась. На крючках висела медная посуда, а на полках выстроились стеклянные банки со специями. Казалось, Аджи перевезла сюда из Нью-Джерси всю свою кухню. Она жила в Эдисоне – самом индийском месте на планете после Индии. В местных торговых центрах были индийские супермаркеты, индийские рестораны и магазины, где можно купить сари. Даже в кинотеатре показывали болливудские фильмы. Классное место!

– Доса! – сказала Аджи, ставя передо мной серебряную тарелку с хрустящими блинчиками с картошкой. – Как ты любишь!

Вкуснятина! Мама редко готовила что-нибудь подобное, потому что была постоянно занята, а для папы вскипятить воду – уже кулинарный подвиг.

– Вижу, что тебе понравился завтрак, – сказала Аджи, глядя, как я уплетаю вторую порцию. – Тогда ты оценишь, что я положила тебе с собой в школу.

Она протянула мне тяжёлый синий рюкзак. Я заглянул внутрь и увидел кучу металлических контейнеров.

– Тиффин! – улыбнулась Аджи. – Или по-вашему – ланч.

– А где контейнер, который я обычно беру в школу? – спросил я, хотя на самом деле хотел узнать: «А где завтрак, который я обычно беру в школу?»

Аджи зацокала языком:

– Не переживай! Аджи всё знает. Поверь: в ближайшие две недели у тебя будут самые вкусные ланчи во всей школе.

Я пожал плечами. Спорить всё равно бесполезно. Аджи в сто раз упрямее мамы.

К тому же я заметил, что Кошмар крадётся к постели Тявкинса.

– Кошмар! Не смей трогать собаку! – прошептал я.

– Ты что-то сказал, Радж? – спросила Аджи.

– Я… эм… да просто разговаривал с котом.

– Не стоит так смущаться и шептать! Я всё время разговариваю со своими животными. Хорошо, что напомнил. Я забыла любимую игрушку пёсика наверху.

Как только она вышла из комнаты, Кошмар сказал:

– Монстр! Ты только посмотри! – И он залепил спящему псу лапой прямо по носу.



Глава 10

Это было проще простого. Сначала я убедил доверчивого монстра надеть камеру на голову. (В отличие от собак я не подчиняюсь приказам людей – это они подчиняются моим.) Потом, как только мальчишка доел завтрак, приготовленный древней женщиной, я подкрался к псине.

Глаза Тявкинса были закрыты – похоже, он спал. Его сон, что неудивительно, был не таким чутким, как у котов. И всё же я приближался к врагу с опаской.

С близкого расстояния я мог внимательно рассмотреть пса. Удручающее зрелище. Куда хуже, чем я думал. Грубая и всклокоченная шерсть, не то что роскошная и мягкая шёрстка у котов. Толстые и тупые когти – и как такими терзать противника? К тому же сейчас на Тявкинсе было надето покрытие, похожее на то, что носят люди (они называют его свитером). Зачем?! У этой твари есть шерсть, пусть вонючая и неприглядная.

Мальчишка приказал мне не приставать к собаке. Буду я его слушать, как же!

Как только камера повернулась в моём направлении, я начал представление.

ПОЛУЧИ!

Я выпустил когти и вмазал по носу собаке. Широко раскрыв глаза, Тявкинс подскочил от боли и удивления. Увидев меня, пёс громко зарычал, а потом рванул вперёд!

Только врождённые кошачьи рефлексы уберегли меня от смертельной хватки его разинутой пасти. Я опрометью кинулся в подвал и юркнул на ящик с песком. Пёс громко лаял, уверенный, что загнал меня в ловушку.

Тупица.

Как только мой человек появился в подвале, я начал задними лапами копать песок так, чтобы он летел прямо псу в глаза. Затем я прицелился и прыгнул, вцепившись ему в спину!

Чудовище вертелось, крутилось, нарезая круги по подвалу, но я лишь сильнее держался за него когтями!

– КОШМАР, ТЫ В СВОЁМ УМЕ?! – завопил мальчишка.

Вместо ответа я пришпорил Тявкинса и верхом на нём помчался наверх. Я издал победоносный вопль, когда мы влетели в гостиную. Но затем буквально из ниоткуда возникла старушенция и схватила меня со спины собаки. А она проворнее, чем кажется!

Пёс развернулся, чтобы снова напасть на меня и отомстить за унижение. Прочитав в его глазах свой смертный приговор, я попытался вырваться из рук старухи. В конце концов мне удалось освободиться из её железной хватки и запрыгнуть на самое высокое, что подвернулось под лапу, – макушку старушенции.

– Кошмар! – услышал я крик. – Слезь с моей бабушки!



Глава 11

Понедельник не задался с самого утра. Мало того что мой кот обманом заставил меня надеть камеру, чтобы запечатлеть, как он издевается над псом, так ещё мне пришлось снимать Кошмара с бабушкиной головы. А теперь я тащился в школу с таким тяжёлым рюкзаком, что еле-еле волочил ноги. Оставалось лишь надеяться, что этого никто не заметит.

– Ого, зачем тебе второй рюкзак? – спросил Стив, как только меня увидел. – Хочешь быть в два раза умнее?

– Меня пугает, Стив, что ты всерьёз веришь, что такое сработало бы, – сказала Сойка. – Но правда, Радж, зачем тебе два рюкзака?

– Давайте не будем об этом, – ответил я.

Во время обеденного перерыва я сел на своё привычное место. Как можно незаметнее я достал контейнеры с ланчем.

Макс наклонился ко мне:

– А это что за фигня?

– Мой обед, – ответил я и покраснел. – Традиционные индийские блюда.

Я открывал крышку за крышкой. Аджи положила мне с собой байнган бхарту, даль, рис, раиту, расам, манговые пикули, кокосовый чатни. Это только начало списка. Раньше у меня бы уже потекли слюнки. Но только не сейчас. Все уставились на меня. В средней школе такое внимание не очень радует.

Макс принюхался:

– Подозрительный запах.

– Похоже на то, чем пичкают детишек, – сказал Броди.

Все в столовой начали шептаться и показывать на меня пальцем. У них на подносах лежали бургеры с сыром, которые, в отличие от моей байнган бхарту, вообще были несъедобны.

Я начал запихивать обед в рот. Надо побыстрее всё съесть. Когда еда закончится, смеяться уже будет не над чем.

Скорпион и Ящерка отправились за второй порцией бургеров и сыра.

– Фу-у-у! – Скорпион зажал нос. – Чем это воняет?!


Я промолчал, надеясь, что он пройдёт мимо. Не прокатило. Он остановился и навис надо мной.

– Я мог бы догадаться! Конечно, это Крыс. Доедаешь то, что осталось от собачьего завтрака?

Ящерка глупо захихикала.

Подумаешь! Что бы они ни говорили, это самая вкусная еда на свете.



Глава 12

– Как же КРУТО вы оседлали эту псину и гоняли её по всей крепости, а потом уселись на макушку монстру! – не унимался Пухыпрах. – У нас тут никто до сих пор не может в это поверить! Все в шоке от вашей отваги и несокрушимой силы!

Должен признать: я сам в шоке.

Вчера, как только мальчишка ушёл в свою бесполезную школу, я скинул видео Пухыпраху, чтобы он распространил его на Лоттке.

– Больше никто не называет вас Цап-Царапом, Отвратительным Тираном, – сказал мой преданный слуга. – Теперь вас зовут не иначе как Всемогущий Цап-Царап, Повелитель Трёх Видов!

– ПОВЕЛИТЕЛЬ ТРЁХ ВИДОВ! – повторил я, урча от удовольствия.

– Фракция ваших единомышленников – оказывается, есть и такая! – настаивает на вашем возвращении домой, – продолжал Пухыпрах. – Королева Пятнашка приказала подвесить некоторых из них за хвосты, но это их не остановило. Коты из простого народа теперь за вас. Никогда бы не поверил, что такое возможно!

От мысли, что земная кошечка завидует моей популярности, я заурчал ещё громче.

– Когда же будет следующее видео, о великий повелитель?! – спросил Пухыпрах. – Коты настаивают на продолжении!

С этим была заминка. Сегодня мелкий монстр вернулся домой явно не в настроении. Он был так недоволен тем, что я обманом заставил его надеть аппарат для съёмки, что теперь наотрез отказывался надевать его снова. Разве мальчишка не понимает, что эти видео помогут моему грандиозному возвращению на Лотток?

Хотя… так даже лучше. Если я расскажу ему о своих планах, он опять начнёт пускать влагу из глаз. Затем будет скулить и умолять остаться. А меня его нытьё просто бесит.

Я рассказал Пухыпраху, что человек отказался мне помогать.

– Так в чём проблема? – отозвался лейтенант. – Найдите другого оператора.

Я расчесал усы лапой.

– У меня есть кое-кто на примете, – признался я и выглянул из окошка бункера. Было видно, как в доме напротив дрых Пуфик-Фуфик. – Назовём его КОТОПЕРАТОР.

Муррр!


Глава 13

Телефон зазвонил в час ночи.

– Папа? – сонным голосом спросил я. – Почему ты звонишь среди ночи? Что-то случилось?

– Да нет, конечно! Всё прекрасно! – восторженно кричал он. – А что, правда так поздно?

– Вообще-то да. Есть такая штука, как часовые пояса. Может, слышал?

– Ой, – сказал он. – Ну раз уж я всё равно тебя разбудил. Как вы там поживаете?

Я не знал, что ответить. Рассказать ему про то, что Тявкинс надоел своим лаем, не умеет даже мячик принести, отказывается выходить из дома и ещё страдает несварением желудка? Или про то, что я подозреваю, что Кошмар драконит его каждый раз, как только я отвернусь? Или что Аджи даёт мне с собой в школу манговые пикули, после чего столовую нужно проветривать?

– Всё нормально. Вы возвращаетесь на следующей неделе?

– Вообще-то нет. На самом деле конференция продлится чуть дольше. Ещё будут экскурсии. Радж, ты даже не представляешь, как здесь круто! Я позвонил, потому что знал, что тебе не терпится узнать о моих суперкрутых семинарах.

И после этого папа говорил целый час без перерыва. Он бы обиделся, если бы я заснул, поэтому я решил подбодрить себя поздним ужином. Когда миска с далем вращалась в микроволновке, я услышал странные звуки. Я отключил микрофон на телефоне и спустился в подвал. Эти звуки доносились из лотка.

– Кошмар! – позвал я. – Чем ты там занят?!

Звуки оборвались.

– Эмм… – протянул Кошмар. – Очищаю прямую кишку.

Для этих целей Кошмар не пользовался лотком, поэтому ответ меня насторожил. Только я собирался выяснить, что он там делает, как вдруг понял: папа зовёт меня.

– Прости, пап. Я, должно быть, вырубился на пару секунд.

– Я говорил, что очень по тебе соскучился! Как там бабушка? И пёс? Они поладили с Кошмаром?

Я снова задумался: стоит ли говорить ему правду? Что он может сделать со стряпнёй Аджи или желудком Тявкинса?

– Пап, честно, всё в порядке.

Папа снова принялся рассказывать о конференции, а я поднялся на кухню, чтобы съесть своё дали. Кошмар продолжил заниматься тем, чем занимался в лотке.



Глава 14

Мой план идеально сработал.

Я прикрепил камеру к ошейнику, который надевала на Пуфика девочка-монстр. (Она пыталась таскать его на поводке, как собаку. Сам он, насколько я знаю, дико возражал против этого.)

Фуфик-Пуфик не только исполнял обязанности оператора, но и служил приманкой для Тявкинса. Эта глупая псина загоняла кота во все ловушки, которые я приготовил.

Сначала Тявкинс погнался за Пуфиком в душевую кабину, где я и запер его. О, как он завывал там от отчаяния! Затем была незабываемая история с арахисовым маслом. А вчера я запер обоих внутри сушки и целый день любовался, как они там вращаются. Снова и снова.

И снова.

Пуфик снимал всё это на камеру. Он также случайно заснял несколько омерзительных эпизодов, где он вылизывал себе… ну не будем уточнять что.


Естественно, коты Лоттка поглощали всё это, как сладкую замбркосианскую схвату на палочке! А после последнего эпизода с садовым шлангом огромная толпа вышла к стенам дворца королевы Пятнашки, скандируя моё имя.

– Ваши почитатели – до сих пор не верится, что нашлись такие! – готовят корабль, на котором собираются доставить вас домой! – сказал Пухыпрах. – Осталось предоставить ещё парочку доказательств вашего превосходства над собакой, и тогда они прилетят за вами!

Я старался изо всех сил в своей лотковой лаборатории, улучшая примитивное оборудование землян. С Пухыпрахом удобнее всего было связываться через шнур, по которому люди совершали звонки. Самое прекрасное, что мне удалось подключить камеру мелкого монстра к Межгалактической кошачьей социальной сети, что позволило транслировать следующее приключение прямо на Лотток.

Я также наблюдал, как старушенция обучала собаку разным трюкам. (Честное слово, разве сложно научиться сидеть по команде? Покорить и подчинить себе миллионы – вот это трюк!)

Наконец настал подходящий момент.

– Котик, я пошла в магазин, – сказала древняя. – Будьте с Тявкинсом паиньками, хорошо?

Паинька – вот ещё одно слово, которого нет в кошачьем словаре.

Как только она отчалила, я подключил камеру на загривке у Пуфика и связался с Пухыпрахом, чтобы проверить качество связи.

– Коты готовы? – спросил я.

– Конечно, о непревзойдённый повелитель! – прокричал мой лакей. Его голоса было почти не слышно в гуле толпы.

– Тя-я-явкинс! – позвал я. – Иди сюда. У меня кое-что есть для тебя!

Послышалось цокание его когтей по полу. (Он даже втягивать их не умел. Всё-таки собаки – примитивные существа!) Однако пёс не повёлся на мою уловку.

Я обнаружил его под кустом. Неплохое местечко, чтобы спрятаться, но его хвост предательски торчал наружу.

Я установил Пуфика в нужную точку и затем произнёс командным голосом, как это делала старушенция:

– Тявкинс! Ко мне!

Пёс не мог сопротивляться команде, поэтому попятился из кустов и подполз ко мне. Он был абсолютно подавлен.

– Тявкинс, сидеть!

Подчинился!

– Тявкинс, кувыркнись!

И он… подчинился!

И пока пёс развалился на спине, я потянулся и положил лапу ему на пузо, помечая его как раба.

– О повелитель! – доносился голос Пухыпраха из динамика. – Толпа затаила дыхание от восхищения! Они слёзно умоляют вернуть вас из ссылки! Они хотят, чтобы вы были нашим императором. Корабль готовится к отправке!

И тут за моей спиной раздался низкий незнакомый голос:

– Цап-Царап с Лоттка! Наконец-то мы встретились!

Я обернулся и не поверил своим глазам.



Глава 15

– Если тебе не нравится, как готовит твоя бабушка, почему бы тебе самому не делать себе ланч? – спросила Сойка после уроков. – У тебя есть руки, а значит, чисто теоретически ты можешь приготовить сэндвич.

Прошло пять дней с того момента, как экзотическая еда из моих ланч-боксов превратила меня в школьного изгоя. Радует, что сегодня пятница, а значит, в ближайшие два дня проблема обедов меня не будет беспокоить.

– Я не хочу её обижать, – ответил я. – Да и, вообще-то, мне нравится, как она готовит. А вот есть в одиночестве, забившись в уголок, не нравится совсем.

– Мне тоже нравится, как она готовит! – вмешался Стив. – Баран бурду особенно!

Байган бхарту, – поправил я его.

Вдруг Сойка схватила меня за руку:

– Вижу впереди «хладнокровных»!

Скорпион и Ящерка тусили возле входа в школу, хрустя чипсами.

– Крысёнок, здорово! – прокричал Скорпион, тряся у меня перед лицом пакетом с чипсами. – Посмотри, вот настоящая еда!

– Настоящая еда? Не смеши! – начала Сойка. – Эти пережаренные треугольники из соли, жира и генномодифицированной кукурузы, которые…

Дальше мы не могли расслышать её слова. Их заглушил пронзительный вой автомобильного гудка. Это была бабушка на нашей «Тойоте Приус».

– Радж! Радж, это я, твоя Аджи! – Она притормозила прямо рядом с нами, чуть не заехав на тротуар. – Эти милые ребята – твои школьные друзья?

Я посмотрел сначала на Сойку и Стива, а потом на Скорпиона и Ящерку. Что я должен ответить? Ну да, половина из них? Другая половина – полные придурки?

Но Аджи не стала ждать ответа.

– Радж, поехали, съедим по мороженому. Пятница ведь. Можем себе позволить! Но мы должны прихватить и твоих друзей. Давайте, ребята, забирайтесь внутрь.

От одной мысли, что мы со Скорпионом вместе будем есть мороженое, меня бросало в дрожь. Но, видимо, его она пугала ещё больше, потому что он схватил Ящерку за руку и по-быстрому свалил.



Глава 16

Моим глазам предстало самое отвратительное зрелище из всех, что я видел на этой жалкой планете: собака, говорящая человеческим языком. Она была в два раза больше Тявкинса, с длинной светлой шерстью и огромными карими глазами.


Я распушил хвост и требовательно спросил:

– Кто ты такой?!

– Я космический агент Гавк, – ответило чудовище. – Спецагент МОСьКИ, отряда особого назначения.

Я выгнул спину и угрожающе зашипел, словно тысяча змей. Кто не слышал о МОСьКЕ – легендарном межгалактическом патруле, который контролирует Вселенную «во имя благих целей»?! Полный бред, конечно, но коты его опасаются.

Гавк, огромный и решительный, раскрыл зубастую пасть:

– Вижу, тебе тоже нравится эта планета. Я и сам не могу перестать восхищаться! Это место просто ВЕЛИКОЛЕПНО! А люди? Они такие милашки. А как они пахнут! Только взгляни на эту красивую собачку, с которой ты так подружился. Рад узнать, что коты и собаки живут тут в мире и согласии, как в старые добрые времена. Мне кажется, что я умер и попал на Землю. Постой, так это же и есть Земля!

Я не мог поверить своим ушам!

– Ты прибыл на эту жалкую планетку по собственной воле?! – удивился я.

– Естественно! Правда, не только потому что Земля так прекрасна. Я пришёл, чтобы предать тебя правосудию за то, что ты сделал с Косточкой.

– Какой косточкой? Что ты несёшь?

– Это планета. Та, которую ты ВЗОРВАЛ.

– Ой, так её называли Косточкой? Мне казалось, её название – БАБАХТОЧКА!

– Итак, я здесь, чтобы арестовать тебя, – продолжил Гавк. – Я понимаю, что это неприятно. – Он состроил печальную гримасу. – Прежде всего я должен зачитать тебе твои права. У тебя есть право хранить молчание. У тебя есть право обнюхать любое дерево по пути. У тебя есть право пометить любое дерево, мимо которого мы проходим…

Внезапно я услышал голос у себя в ухе:

– Повелитель! Вы в порядке? Коты волнуются!

Ш-ш-ш! Котокамера! Пуфик-Фуфик уставился прямо на нас и передавал всё на Лотток. Ш-ш-штоб тебя!

– Послушай, – продолжил Гавк. – Я знаю, что вот уже более двадцати тысяч лет наши виды враждуют. Но ради этого святого места давай дружить! Я не могу не доставить тебя в Созвездие псов – мы ведь не забыли, что ты сотворил с Косточкой. Зато ты сможешь полюбоваться нашей солнечной системой. Она прекрасна в это время года. Многое можно посмотреть, понюхать…

– Слушай сюда, пёс…

– Можешь называть меня просто товарищ.

– Как захочу, так и буду тебя называть! – проговорил я своим самым величественным голосом, глядя прямо в камеру. – Заруби себе на носу: ты не имеешь права прилетать сюда и отдавать мне приказы! Потому что это Я отдаю приказы СОБАКАМ!

Тявкинс перестал вилять хвостом.

– Ты хочешь сказать, что не пойдёшь со мной добровольно? – спросил Гавк.

Я фыркнул.

– Но почему? – удивлённо спросил он. – Я же так вежливо попросил.


– Ты что, забыл с кем разговариваешь? Я – Цап-Царап Великолепный, Повелитель Трёх Видов, величайший кот-диктатор из всех, что когда-либо рождались во Вселенной! Все собаки – мои слуги. А теперь: СИДЕТЬ!

Гавк тут же прижал свою попу. Затем он вскочил с выражением ужаса на лице.

– Эй, так нечестно!

– Нечестно? Только слабые и безвольные существа мямлят о честности!

– Ты говоришь не очень приятные вещи, – заметил Гавк.

– Знаешь, что на самом деле неприятно? – Я повернулся к камере под наиболее выгодным углом. – Это вонь от твоей шерсти. На тебя пахнул галлассийский скунс или это твой естественный запах?

Гавк смущённо заморгал:

– Мне кажется, ты переходишь на личности.

– Тебе не кажется. Так и есть, тупоголовый недотёпа!

– Но я пришёл, чтобы забрать тебя…

– Никуда я с тобой НЕ пойду! – прорычал я. – Поэтому прижми свой рыжий хвост и проваливай на какую-нибудь планету, которую я ещё не успел взорвать!

Гавк, обнажив клыки, зарычал. Я думал, что он хочет что-то сказать, но вместо этого он бросился вперёд.

И куснул меня за хвост!



Глава 17

Когда мы возвращались домой из кафе-мороженого, мне было не по себе. То ли потому, что я съел шоколадный рожок с тремя шариками сливочного мороженого с крошками мятного печенья и радужной посыпкой, то ли потому, что Аджи завела разговор о том, что нужно устроить вечеринку у нас дома.

И пригласить весь класс.

Хуже ей ничего в голову прийти не могло, а всё из-за Стива. Он рассказал бабушке, что в восторге от роти и самосы, и она принялась рассказывать обо всех блюдах, которые готовила для меня. Без сомнения, сказала она, ни у кого нет таких аппетитных, полезных и вкусных обедов, как у меня. Без сомнения, сказала она, все дети мне завидуют.

– Почему ты просто не готовишь мне обычные сэндвичи, как делает мой папа? – буркнул я, не подумав.

Лицо бабушки помрачнело, и я почувствовал, что перегнул палку. Она молчала, пока не высадила Стива и Сойку, затем повернулась ко мне и сказала:

– Радж, мы всем им ещё покажем.

– Ты о чём? – не понял я.

– Я закачу грандиозный праздник, и ты мне в этом поможешь. Мы позовём всех, и, когда они попробуют мои блюда, они поймут, что такое настоящая еда.

– Аджи, мои одноклассники любят гамбургеры и хот-доги. Съедобельные. Ты вообще знаешь, что это значит?

– Такого слова не существует, – ответила Аджи.

– Но…

– Я с нетерпением жду встречи со всеми твоими друзьями, – перебила она меня. – Кстати, ты просто обязан пригласить того милого тощего парня, который убежал у школы. Ему обязательно нужно много есть.

– Его зовут Скорпион. И милым его точно не назовёшь.

– Когда же нам устроить вечернику? – задумчиво произнесла Аджи, барабаня пальцами по рулю. – Точно, у тебя же скоро день рождения!

Я застонал и сполз вниз по креслу. Хуже уж точно ничего не может быть. Хорошо, что мы зашли в дом до того, как бабушка додумалась позвать клоуна, который будет делать зверушек из шариков.

Мы ждали, пока откроется гаражная дверь, как вдруг до нас донёсся самый душераздирающий крик за всю историю Вселенной. Он доносился с заднего двора.

– Тявкинс! – воскликнула Аджи и побежала во двор.

– КОШМАР! – завопил я и побежал ещё быстрее.



Глава 18

МЯ-Я-Я-Я-Я-У-У-У-У-У-У-У!

Как больно! Как будто мой хвост прошил выстрел лазерного бластера! К счастью, Гавк настолько ошалел от моего вопля, что ослабил хватку. Я тут же вывернулся и помчался прочь.

Напуганный Пуфик-Фуфик метнулся в другую сторону, конечно же, вместе с камерой. Да будут благословенны восемьдесят семь лун! Нельзя допустить, чтобы коты Лоттка увидели происходящее. Вернее, то, как я убегаю от собаки.

– Место! – вопил я через плечо, но Гавк, вкусив крови, перестал подчиняться командам. И теперь это чудовище гналось за мной!

На пути было самое высокое дерево в саду. Я припустил к нему, чувствуя, как клацают зубы у меня за спиной.

ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ! ГАВ!

Я добежал до дерева, подпрыгнул и вцепился когтями в ствол. В следующую секунду я уже забрался на высокую ветку.

Пёс пытался карабкаться вслед за мной. С такими-то неуклюжими когтями. Ха!

– Что случилось, товарищ? – спросил я. – Ой прости, забыл. Собаки не умеют лазить по деревьям.

Сатанея от ярости и бессилия, он сорвался на дикий вой.

– Куда только подевались твои манеры? – крикнул я ему.

– Гав! Гав! Гав!

– Повелитель! Повелитель! Вы живы? – донёсся голос лейтенанта из наушника.

Я поправил гарнитуру в ухе и ответил:

– Да, мой лакей! Я в полнейшем порядке!

– Слава лунам, всё обошлось! – выдохнул Пухыпрах. – Когда эта тварь схватила вас за хвост, изображение пропало и коты решили, что вы погибли!

– Чтобы справиться со мной, Цап-Царапом, потребуется целая стая космических псов-спецагентов.

– Так вам удалось сбежать?

– Сбежать? О чём ты? Я его одолел! – сказал я самым торжественным голосом. – Рыжее чудовище валяется в пыли передо мной, униженно моля о пощаде. Ха! Зря надеешься, псина! Отведай бодрящей пощёчины! Я вижу, как мохнатое чудище истекает кровью. О, сколько крови… ну да… крови!

– А почему оно всё ещё лает? – недоверчиво спросил Пухыпрах.

– Это… да это просто… предсмертные хрипы.

– Слушайте все! Хорошие известия! – услышал я, как Пухфпрах обращается к толпе. Он рассказывал им о моей несравнимой победе.

Я бы охотно послушал его, но тут появились люди.



Глава 19

Вслед за душераздирающим криком раздались дикий лай и истошные вопли.

Я выбежал на задний двор и остолбенел. Пёс, которого я раньше никогда не видел, подпрыгивал на задних лапах, как будто пытался забраться на большой дуб, и заливисто лаял на что-то в ветвях.

Этим чем-то был Кошмар.

– Эй, ты! – завопил я. – Отстань от моего кота!

К моему удивлению, пёс перестал лаять, обернулся и сел, как по команде. Затем он протянул лапу, как будто хотел, чтобы я пожал её.

– Пёсик, ты чей? – спросил я. – Откуда ты взялся?

– Осторожнее! – крикнула Аджи, появляясь во дворе. – Радж, ты же не знаешь эту собаку!

Пёс начал вилять хвостом и вывалил язык из пасти. Выглядел он вполне дружелюбно.

– Протяни ему ладонь, пусть он обнюхает её, – посоветовала Аджи.

Я так и сделал. Собака аккуратно обнюхала мою руку, лизнула мои пальцы и кувыркнулась на спину, чтобы я мог почесать ей пузо.

– Какой милый пёсик! – воскликнул я и почесал его. – Хороший мальчик!


Наверху на дереве кто-то закашлялся.

– Может быть, он бездомный? – спросил я у Аджи.

– Нет. Он слишком хорошо воспитан. Ты только взгляни, какая у него ухоженная шерсть! Это наверняка золотистый ретривер!

Я запустил руку в его шерсть и нащупал ошейник с металлическим кулоном.

– Тут есть информация, – сказал я. – Но она написана на каком-то странном языке. Это даже на буквы не похоже.

Аджи подошла к нам и стала разглядывать символы на кулоне.

– Странно… – протянула она. – Наверное, это какой-то иностранный язык. Если мы не узнаем номер телефона твоих хозяев, господин пёс, мы не сможем с ними связаться.

– Надеюсь, ты не собираешься отдавать его в собачий питомник? – забеспокоился я. – Ты говорила, что там собак усыпляют.

С дерева раздалось довольное урчание.



Глава 20

Я был просто вне себя от ярости. Монстры так и не сдали Гавка в то место, где собак усыпляют! Вместо этого мальчишка прикрепил поводок к ошейнику пса и повёл его в своё жилище.

Да что вообще происходит?! Эти людишки решили привести в мой дом ещё одного пса?! Лишнее доказательство, что пора бежать с этой планеты подальше. Кот их задери!

Кипя от гнева, я вошёл в дом, чтобы съесть причитающийся мне ужин, который, стоит признать, был великолепен. Старушенция приготовила жареные белые кубики, которые она называла сыр панир. Когда моя тарелка опустела, я одарил её «вьющимся хвостом» – почти забытым жестом почёта.

Затем я поспешил в бункер, чтобы связаться с Пухыпрахом. Но прежде чем я успел это сделать, в подвал спустился мелкий монстр, ведя за собой Гавка. Этот мохнатый подлец вовсю изображал из себя невинного земного питомца, вывалив наружу язык, как какой-нибудь слюнявый болван. Впрочем, ему даже не пришлось притворяться.

– Кошмар, объясни, откуда взялся этот пёс, – велел мне мальчишка.

Я ответил, что он взялся сам по себе, но монстр мне не поверил. Самое смешное, что впервые я был действительно не виновен. Конечно, я на самом деле взорвал планетку, но не приглашал это чудовище в наш сад.

– Тогда как ты объяснишь его кулон? – спросил монстр. – Я думаю, это инопланетные знаки. Те самые, какими пользуешься ТЫ!

Я содрогнулся от предположения, что жалкие каракули собак кто-то мог перепутать с величественным алфавитом Лоттка. Но я промолчал, потому что не хотел, чтобы мальчишка узнал, что Гавк прибыл на Землю, чтобы арестовать меня.

Похоже, что и Гавк понимал, что ему следует хранить в тайне его миссию. А может, ему просто нравилось вести себя как никчёмная земная собака.

– Посмотри, как он лижет меня, Кошмар! Разве это не замечательно?!

Вообще-то нет.

Мальчишка направился к лестнице.

– Не знаю, что ты там задумал, Кошмар, но будь поласковее с пёсиком!

– Поласковее? Напомни, что значит это слово.

Как только они ушли, я тут же позвонил Пухыпраху. Тот ответил немедленно:

– О великий повелитель! Все коты впечатлены, как вы расправились с псом-спецагентом! Певцы слагают песни в вашу честь, а королеву Пятнашку заставили подписать приказ о вашем возвращении. Поговаривают, что в вашу честь будет дан парад. Я так люблю парады!

– А что там с кораблём, который доставит меня на Лотток? – спросил я.


– Это самая приятная новость! – ответил Пухыпрах. – Я лично полечу на нём! Есть только одна проблема: это самый медленный из наших кораблей, он прибудет лишь завтра днём.

Вот оно! Наконец-то это случилось! Скоро меня спасут, и я с триумфом вернусь домой! Мурррчательно!

Единственным, кто мог помешать моим планам, был Гавк. Надо позаботиться, чтобы он не касался моей шкурки, пока я не покину эту омерзительную помойку.

Я обнаружил чудовище на кухне. Глупый мальчишка соорудил ему там постель из нескольких покрывал, подушки и плюшевого мишки. Судя по звукам, Гавк дрых. Он храпел, как монстры. Я обошёл его с тыла и ткнул лапой. Никакой реакции. Я огляделся, чтобы убедиться, что мы действительно одни. А затем куснул его за ногу.

– Это тебе за мой хвост, псина! – заявил я, ожидая контратаки.

Но Гавк просто зевнул.

– Послушай, – сказал он. – Я знаю, что должен поймать тебя и передать в руки закона и всё такое, но давай отложим это на утро, хорошо? Я так устал гоняться за тобой под деревом, что если не получу свои двадцать часов сна, то ничего хорошего от меня ждать не стоит.

Он ещё раз зевнул и вытянул передние лапы.

– Кроме того, у меня не получится схватить тебя, пока в доме люди. Я не имею права раскрывать перед ними свою личность. Это приказ вожака стаи, и я не могу захвостить тебя. Понял, в чём шутка? Как захватить, только захвостить. По-моему, смешно.

Лишний раз убеждаюсь, как правы были наши древние: у собак худшее чувство юмора во Вселенной, но слова Гавка обнадёжили меня. Пока монстры будут возиться со своим завтраком, я буду уже далеко.

Как только я махнул хвостом, чтобы уйти, Гавк пожелал мне спокойной ночи.

– Ах да, и удачи тебе в том, что ты задумал, – добавил он, переворачиваясь на спину.

Так-так, эта псина что-то подозревает? Может, Гавк что-то пронюхал?

Да нет, это невозможно! Он настолько туп, что мне не о чем беспокоиться.



Глава 21

Когда я следующим утром спустился на кухню, наш новый питомец радостно завилял хвостом и буквально умолял меня поиграть с ним. До этого никто так сильно не радовался моему появлению. Даже родители. И уж тем более Кошмар.

– Хороший мальчик! – сказал я, почесав его за ухом. – Пойдём гулять?

Я схватил один из теннисных мячиков, которые Аджи привезла для Тявкинса, и мы вместе с собакой пошли во двор.

– Ты же умеешь приносить мячики? – спросил я. – Ну, скажи мне: умеешь?

Мне показалось – или он задумался?

Я кинул мячик и сказал:

– Принеси!

Заволновавшись, пёс оглядывался то на меня, то на мячик. Наконец он внимательно посмотрел мне прямо в глаза, склонив голову набок. В следующее мгновение пёс развернулся и кинулся вслед за мячиком, схватил его, поднёс ко мне и бросил у моих ног.

– А ещё раз сможешь?

Я уже почти забыл, что животные не умеют разговаривать. Но иногда это и к лучшему. Никто не обзывает меня глупым монстром.

Я бросал мячик, пока не устала рука. Мы играли больше часа, а потом пёс свалился у моих ног, тяжело дыша. Я сел рядом с ним и погладил по восхитительной золотистой шёрстке.

– Как бы я хотел, чтобы ты пожил у нас! – сказал я и ещё раз присмотрелся к его жетону. Что же значат эти иероглифы? – Пока не отыщутся твои хозяева, я буду звать тебя Роско, хорошо?

Пёс ударил хвостом об землю. Думаю, это был знак одобрения.

– Радж! – раздался голос Аджи. – Завтрак готов!

Когда я вошёл на кухню, Аджи протянула мне тарелку с досой.

– Твой котик такой забавный, – сказала она. – Сегодня утром я видела, как он рассматривал газету. Казалось, что он действительно понимает, что там написано.

– Притворяется, – ответил я. – Но со стороны выглядит забавно.

– Он любит панир, а значит, это умный котик. Но он никогда не сможет вытворять такие же трюки, как собаки, – продолжала она. – Так ведь, Тявкинс?

Тявкинс гавкнул, а затем испортил воздух.



Глава 22

Забравшись на дерево повыше, я ожидал прибытия спасательного корабля. Правда, пришлось любоваться, как играют Радж и этот дурацкий пёс. Но даже их щенячья радость не могла испортить мне настроения.

Что же мне сделать в первую очередь, когда меня восстановят в правах верховного правителя? Может, повысить налоги, чтобы я мог построить новый дворец? Снизить расходы на уход за шерстью? Выпустить Остроклыка из тюрьмы и потом засунуть его туда обратно? Вернуть Пятнашку на Землю?

Ну нет, это уж слишком жестоко. Просто обрею её налысо и заставлю ходить в одежде.

Мальчишка ушёл, и псина подошла к дереву.

Надо быть начеку.

– Снова прячешься на дереве? – обратился ко мне Гавк. – Надеюсь, не я стал тому причиной? Я же уже сказал тебе, что не трону тебя, пока поблизости люди.

– Пёс, тебе удалось подкараулить меня всего лишь раз. И то тебе достался только кончик моего хвоста. Но больше тебе не удастся застать мне врасплох!

– Поживём – увидим.

– Жди-жди, – ответил я.

И тут в ухе задребезжало:

– О повелитель! – кричал Пухыпрах. Его голос звучал так отчётливо, как будто он стоял рядом со мной. – Мы только что пересекли туманность Андромеды! Мы почти долетели!

Я еле сдерживался, чтобы не завопить от восторга. Считаные минуты отделяли меня от свободы.

– Что это за писк? – прислушался Гавк. – И что это торчит у тебя из уха?

– Не твоего ума дело, – прошипел я. – Что же ты бросил играть с монстром в игру «Беги и принеси круглый летающий предмет»?

Гавк завилял хвостом:

– Ты видел, как он радовался? Он выдающееся животное!

– Ты сейчас о моём человеке? – уточнил я. – Которого зовут Радж? Ты точно ничего не перепутал?

Мальчишка, конечно, не так безнадёжен, как все остальные монстры, и даже доказал, что может быть полезным в некоторых ситуациях. Но назвать его выдающимся?! Такое только собаке могло прийти в голову!

– Он очень любит играть! А ещё метко и далеко кидает мячик! Честно слово, я не получал такого удовольствия с тех пор, как был щенком в приюте 14, – сказал со вздохом Гавк. – Люди такие замечательные. Я буду очень скучать по ним, когда арестую тебя и вернусь до-мой.

Внезапно в ухе послышалось:

– О великий повелитель! Мы совсем близко! Мы сейчас войдём в Млечный путь. Какой замечательный день! Мы долетим до вас в одно мгновение!

– Ну что ж, Гавк, – сказал я. – Счастливо вам с людьми оставаться. Если ты планируешь жить на Земле до тех пор, пока не арестуешь меня, то, значит, ты тут навечно. Ибо я, Цап-Царап Великолепный, Повелитель Трёх Ви…

– Повелитель и предводитель! – раздалось в наушнике.

– Не смей перебивать меня, когда я произношу торжественную злобную речь!

– Но… у нас проблема, – замялся Пухыпрах. – Похоже, мы влипли.

– Влипли? Что ты имеешь в виду?

– Какое-то защитное поле окружает Млечный путь. Оно не позволяет нам пролететь сквозь него. Никогда с таким не сталкивался!

– Чего ты тянешь, взорви его поскорее!

– Я попытаюсь, но вряд ли у меня получится. Это очень продвинутая технология. Не знаю, кто мог сотворить такое.

И правда, кто? Должно быть, это дело лап одного из моих заклятых врагов. Может, это Королева Пятнашка? Генерал Остроклык? Чёрный Плющ?

– О мой повелитель! – воскликнул Пухыпрах. – Что же такое происходит?

Я взглянул вниз на довольно ухмыляющуюся морду Гавка.

Ну нет! Неужели?!

– Это всё ТЫ! – завопил я. – Нечёсаный вонючий клубок шерсти! Всё из-за тебя! Как ты это провернул?! Откуда ты узнал?!

– Мы, «глупые» собаки, неделями перехватывали сигналы с Лоттка, – ответил он, виляя хвостом. – Думаешь, как мы вообще узнали, что ты на Земле?

Мне показалось, что я сейчас взорвусь от ярости. Я шипел и плевался.

– Мне очень жаль, что пришлось нарушить твои планы. Знаю, как ты хочешь вернуться на Лотток, – промямлила презренная псина. – Но тебе придётся отправиться в Созвездие псов.

Сказав это, пёс развернулся и пошёл прочь. Я смог бросить ему вслед лишь одно – дичайший вопль, который когда-либо переполнял мою душу истинного воина:



Глава 23

В воскресенье Стив и Сойка пришли посмотреть на Роско. Стив даже испугался, что у пса отвалится хвост, так отчаянно тот им вилял.

Моя рука ещё болела после вчерашнего дня, и мой первый бросок мячика вышел неудачным. Но Роско подпрыгнул, кувыркнулся в воздухе и схватил мячик зубами.

– Круто! – воскликнул Стив. – Это ты его научил так делать?

– Нет, он уже всё умел. Просто он очень умный пёс! – И я почесал пёсика за ухом.

Стив и Сойка очень удивились тому, сколько всего умеет делать Роско. Он мог ходить на задних лапах, лаять по команде и давать пять. Сойка собиралась ещё научить его танцевать, но тут Аджи выглянула из дома.

– Радж! – позвала она. – Дело не ждёт. Нужно написать объявления о том, что нашёлся пёс.

Я очень расстроился. Конечно, это было неправильно, но я так надеялся, что его владельцы никогда не отыщутся.

Сойка, должно быть, поняла, что я чувствую, потому что перед уходом она погладила пса по голове и сказала:

– Будет здорово, если он останется у тебя навсегда.

А почему бы и нет? Многие люди заводят и собаку, и кошку сразу. У Стива в доме живут две собаки и хомячок. А у моего двоюродного брата есть целая ферма с козами и овцами.

Я спросил Аджи, можно ли мне оставить Роско, но она посмотрела на меня как на ненормального.

– Во-первых, – сказала она, – у него наверняка есть настоящий хозяин. А во-вторых, твоя мама ни за что на это не согласится. Даже через сто тысяч лет.

Как ни горько признавать, бабушка была права.

Я сфотографировал Роско, чтобы вставить фотографию в объявление. Пёсик лизнул мою руку, как будто пытался подбодрить меня.

– Мне иногда кажется, что он понимает всё, что я чувствую, – вздохнул я.

– Собаки – очень понятливые существа, – ответила бабушка. – Правда, Тявкинс? Прекрати грызть мой ботинок!

Я поднялся в свою комнату, чтобы напечатать объявление. Там на кровати валялся Кошмар. Как только я начал набирать текст, он пришёл и заглянул мне через плечо.


– Ты сейчас пошутил, да? – спросил Кошмар, читая текст. – Напиши лучше: «Вторгшийся на чужую территорию, напыщенный, невыносимый, глупый наглец. Подлый и самодовольный. Откликается на кличку Болван».

– Кошмар, – покачал головой я, – если бы я так хорошо тебя не знал, то подумал бы, что ты ревнуешь.

Кошмар зашипел:

– Монстр, ты даже не представляешь, как он меня достал! Эта псина всё время путается у меня под ногами! Она вторглась на мою территорию, испортила мой самый лучший…

– Не пойму, чем ты так недоволен? Ты же терпеть не можешь играть в подай-принеси…

Кошмар снова зашипел и отошёл.

Вот и пойми этих кошек!



Глава 24

После ужина мелкий монстр пристегнул поводок к Гавку и вывел его на принудительную прогулку. Я воспользовался этим, чтобы связаться с Пухыпрахом по секретной межгалактической линии.

Когда я спросил своего прислужника, удалось ли ему прорваться сквозь защиту, он сказал, что прекратил попытки и вернулся на Лотток.

– Бесполезный мешок с ушами! – завопил я. – Сейчас же вернись и пробуй, пока не получится!

– Но, мой великий повелитель, на корабле начался бунт, – ответил Пухыпрах. – Пока я не взломаю секретный код, я не смогу убедить ваших поклонников вернуться. – Понизив голос, он неуверенно произнёс: – Тем более от их восторга почти ничего не осталось.

– Что ты сказал?! Повтори, болван!

– С тех пор как вы застряли на Земле, ваши рейтинги сильно снизились. Королева Пятнашка заявила, что вы просто струсили. Она выпустила генерала Остроклыка из тюрьмы и назначала своим пресс-секретарём. Он даже хорошо справляется с этой ролью…

– Молчать! – завопил я. – Приказываю тебе разобраться с этим! Взорвать поле и заставить корабль вернуться!

– Ой! Повелитель, что происходит? Ш-ш-ш-ш-ш! Столько помех на линии! Вы пропадаете! Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!

– Прекрати! Я не куплюсь на это!

Пухыпрах вздохнул:

– Ладно. Думаю, что смогу справиться с силовым полем. В конце концов, вы сами говорили, что собаки не очень умные. Так что взломать их систему будет не так уж трудно. А пока вам придётся посидеть тихо на Земле.

Он хочет, чтобы я посидел тихо?! Ха! Умиротворение не приличествует правителю. Мне нужно всё взять в свои лапы.



Глава 25

Не успел я вернуться домой с утренней прогулки с Роско, как Аджи протянула мне чашку с блюдом из риса и чечивицы и блокнот.

– Вот, – сказала она. – Завтрак и меню для праздника!

А я-то надеялся, что из-за шумихи вокруг Роско она и думать забыла про мой день рождения.

– Я, разумеется, не забыла! – сказала Аджи, как будто читала мои мысли. – Я уже почти всё придумала, но хотела, чтобы ты сам посмотрел на список. В конце концов, это твоя вечеринка.

На самом деле это её вечеринка. Но бабушке этого не объяснишь.

Я не успел ничего ответить, потому что зазвонил телефон. Это была мама.

– Ну как там Гавайи? Ты уже научилась кататься на сёрфинге? – поинтересовался я.

Как назло, в этот момент, выпрашивая завтрак, залаял Тявкинс. К нему присоединился и Роско.

– Радж, – проговорила мама ледяным голосом, – у нас в доме теперь две собаки?

– Ну-у… – протянул я.

– Что там ещё учудила моя мать?! – Мама почти кричала в трубку. – Устроила собачий питомник?!

Аджи покраснела.

– Мамочка! – затараторил я. – Это не то, что ты думаешь! Роско сам забрался вчера к нам в сад. Мы пытаемся найти его настоящих хозяев. Он такой клёвый! Ты бы его видела!

– Прелестно, – ответила она и надолго замолчала. – Ну что ж, рада, что ты помогаешь животным, – наконец снова заговорила она. – Но советую тебе поскорее найти хозяев пса.

– Не переживай, мам, мы об этом позаботимся, – заверил я её.

Мама решила сменить тему:

– Как тебе новая камера?

Я не стал говорить, что не включал её с тех пор, как Кошмар надул меня.

– Мамочка, это самый лучший подарок!

Когда я положил трубку, Аджи сказала:

– С мамой вопрос решили, а теперь давай вернёмся к меню.

Вздохнув, я просмотрел список блюд. Если мы всё это приготовим для моих одноклассников, то я навсегда стану посмешищем. Некоторые названия даже прочитать нельзя. Аллагуеда. Что это вообще такое?!

И почти всё было из овощей. Логично, ведь мы вегетарианцы, но готов поспорить, что Броди зелень видел только на витринах.

– Может, хотя бы маисовые чипсы? – спросил я. – И немного сальсы.

Аджи неодобрительно покачала головой и протянула мне пачку конвертов.

– Вот. Все двенадцать приглашений. Отдашь их, когда пойдёшь в школу.

Внутри у меня всё похолодело. Хорошо, что мне удалось уговорить бабушку не приглашать весь класс. Но приглашения в конвертах… В двадцать первом веке?!

– А на словах передай, чтобы приходили голодными! – добавила бабушка.



Глава 26

Наконец-то монстры ушли из дома и я мог осуществить свой план по унижению Гавка, чтобы он думать забыл о своих планах и убрался подальше на свою планету. Но сначала ему придётся отключить проклятое силовое поле.

Учитывая габариты Гавка, было неразумно атаковать его в открытую. Но, хотя пёс и был гораздо сильнее меня, никто не сравнится со мной в хитрости и коварстве.

Вот почему в тот поздний час, когда коты выходят из дома на прогулку, а собаки дрыхнут в лежанках, я быстро обследовал крепость и нашёл идеальное место для реализации моего плана.

Земные собаки обожают жидкость из фонтана в ванной комнате. Глупый Тявкинс уже успел рассказать Гавку про эту вкусняшку. Я решил спрятаться под туалетной чашей и ждать, когда наконец смогу отомстить своему врагу.

Прошла целая вечность, и вот до моего слуха донеслось цоканье когтей по полу. Мгновение спустя обе собаки вошли в ванную.

– Прошу, Тявкинс, только после тебя, – сказал Гавк.

Я слышал, как Тявкинс жадно пьёт воду из белого фонтана, а Гавк от нетерпения топает лапами по полу. Размечтался!

Я выпрыгнул из засады, выпустив когти! Левой лапой я вмазал агенту по носу, а правой съездил по уху. Гавк аж присел от изумления.

– Что за ерунда! – изумился он.

Прыгнув прямо на спину Тявкинса, я метнулся в коридор, приземлился на все четыре лапы и помчался прочь.

Громко лая, собаки пустились в погоню.

Как же неуклюже эти недотёпы загребали лапами по полу! Я запрыгнул на каминную полку и смахнул книги, которые там хранил папа-монстр. Одна из них попала Гавку по голове, и он взвыл от ярости. Сразу же после этого я запустил вазой прямо в голову Тявкинса. Каким-то чудом он увернулся, и розы рассыпались по ковру.

Я присел и прицелился, готовясь к прыжку.

Секунда – и я уже парил над ошарашенными врагами. Я добежал до бункера, где готовился нанести решающий удар.

Взгромоздившись на спинку кресла, я ждал, пока собаки с грохотом спускались по лестнице. Когда они заметили меня и начали приближаться, я наклонился и нажал кнопку на подлокотнике.

Нижняя половина кресла вылетела вперёд, подбросив в воздух мохнатую псину. Тявкинс перекувыркнулся в воздухе, прежде чем приземлиться на спину в горшок с папоротником. На такое можно смотреть вечно!


Гавк взвыл. Он уже собирался броситься на меня, но вдруг остановился и сел.

Что это с ним? Может, решил объявить перемирие?

Моя стратегия сработала! Гавк был готов сдаться. Но я ещё не закончил. Спрыгнув вниз, я вцепился ему в нос.

– Плохой котик! – сказал вдруг голос над нами.

Я поднял глаза и увидел старушенцию, которая наблюдала за нами с лестницы.

– Панира сегодня не получишь, так и знай!

Гавк подполз к ней, всхлипывая и скуля. Он выглядел таким жалким и несчастным. Если бы я знал, что такое жалость, то, возможно, посочувствовал бы ему.

– Бедный пёсик! – воскликнула монстриха. – Хорошо, что я вернулась домой, а то кто знает, что этот противный кот сделал бы с тобой! Не беспокойся. Я приготовлю тебе что-нибудь особенное на ужин.

Как только старушенция ушла, Гавк встал и начал вилять хвостом.

– Жалкий обманщик! – прошипел я. – Слюнявый проныра!

– Вообще-то ты всерьёз ранил меня, – сказал Гавк, одарив меня грустным собачьим взглядом. – И мои чувства.

– Ха!

Ну вы у меня ещё попляшете!



Глава 27

После школы я начал расклеивать плакаты о найденной собаке по всему району. Настроение было хуже некуда. Во-первых, я не хотел, чтобы Роско забрали. Во-вторых, я волновался: вдруг владельцы Роско не очень хорошие люди? Раз он потерялся, значит, они плохо следили за ним. Они играли с ним столько же, сколько я? Они кормили его паниром? (Это было единственное, что роднило Кошмара и Роско: они оба любили панир.)

Когда я приклеивал объявление к телефонному столбу, меня окликнула моя соседка Линди:

– Эй, Радж! Посмотри, как Маркиз гуляет на поводке.

Я внимательно посмотрел на Линди и её кота. Больше похоже, что она тащила его волоком через всю улицу. Между ремешками шлейки торчали пушистые складки. Теперь понятно, почему Кошмар называет его Пуфик-Фуфик.

– По-моему, ошейник ему маловат, – сказал я.

Линди проигнорировала моё замечание.

– Не всех котов можно приучить к поводку, но Маркиз быстро привык. Разве он не самый умный кот в мире?

Мяу? – подал голос Маркиз.

– Да уж, – сказал я. – Так и блещет интеллектом.

– Родители обещали, что заведут собаку, если я буду сама её выгуливать. Я хочу показать им, что справлюсь, – улыбнулась Линди. – Тебе так повезло, у тебя теперь целых две собаки!

– Ну, мы ищем настоящих владельцев Роско. – Я кивнул на плакат, который только что приклеил на столб.

– Зато Тявкинс такой милый! Ему так идёт эта кличка!

– Ты серьёзно? – удивился я. – Тогда можешь забрать его себе. Аджи только на время приютила его. Он тоже ищет новый дом.

– Правда?! – воскликнула Линда. – Это потрясающе! Я поговорю с ней за ужином!

– За каким ещё ужином?

– Не тормози. На твоём дне рождения! Мы придём оба, я и Маркиз! Твоя бабушка на днях увидела, как я гуляю с ним, и пригласила нас. Будет круто!

Я еле сдержался, чтобы не заплакать.



Глава 28

Гавк!

Он укусил меня за хвост, вторгся в мою крепость, перехватил мои сообщения, сорвал мой план побега, и из-за него я лишился панира!

Ясно, что я недооценил врага. Я не должен был сомневаться в мудрости древних: собаки действительно единственные враги, достойные котов.

Но схватка ещё не закончена. Сейчас я сидел, зарывшись в высокой сетчатой корзине, которую люди использовали для хранения своих грязных покровов. Вонь страшная, зато укрытие самое подходящее.

Эта корзина хранилась в комнате, в которой я заставил Тявкинса и Пуфика хорошенько побарахтаться в сушилке. Теперь они сюда и шагу боялись сделать. А вот Гавк приходил сюда раз в день, когда поблизости не было монстров. Скоро я узнаю, чем он тут занимается.

Я видел уже седьмой сон, как вдруг услышал шаги звёздного агента. Вглядываясь через дурно пахнущий человеческий свитер, я наблюдал, как пёс закрыл дверь, нажал носом кнопку блокировки и быстро ударил по ошейнику задней лапой.

Что он делает?

Блестящий металлический медальон, висящий на его шее, начал светиться красным. Конечно! Я должен был догадаться, что ошейник Гавка не похож на примитивные удавки, сделанные людьми.

Когда в комнате появилась голограмма собаки из космоса, моя шерсть встала дыбом. Она была маленькой, с коричнево-белой шерстью и чрезвычайно длинными, вислыми ушами. Как и люди, она носила уродливый, но сложно сконструированный покров.

– Приветствую, товарищ Муфточка! – сказал Гавк. – Докладывает товарищ Гавк.

– Да, я прекрасно вижу, – отрывисто произнесла голограмма. – Скажи мне, кот-преступник уже схвачен?

– Пока нет, – ответил Гавк. – Но операция по сбору информации идёт очень хорошо! – Он завилял хвостом.

Его собеседница нахмурилась:

– Смею напомнить, что твоя миссия заключается не в этом!

– Но я первый пёс за тысячи лет, вступивший в контакт с одним из наших давно потерянных двоюродных братьев! – начал оправдываться Гавк.

– Ты имеешь в виду земную собаку по кличке Тявкинс? – спросила вислоухая. – Какую полезную информацию ты узнал, общаясь с ним?

– Я до сих пор не могу понять, что он говорит. Но он мне очень нравится! О, и он показал мне удивительный фонтан! – Гавк снова начал вилять хвостом.

– Надеюсь, люди не догадываются о том, кто ты на самом деле?

– Конечно, нет. Я уже говорил, какие они замечательные? Мне всё в них нравится.

Пока этот болван расхваливал людей, мне то и дело приходилось сдерживать подступавшие к горлу комки шерсти.

– Земля действительно похожа на рай, о котором нам рассказывали прародители, – кивнула вислоухая. – Я понимаю твоё желание задержаться на этой планете, но кот должен предстать перед судом как можно скорее.

– Обещаю, товарищ Муфточка, что выполню приказ. Жаль только, мне придётся расстаться с человеком, у которого живёт кот. Я очень полюбил этого ребёнка.

Вислоухая вздрогнула:

– У кота есть свой собственный человек?

– Да, самый замечательный мальчик на свете! – ответил Гавк. – Его зовут Радж.

– Это усложняет ситуацию.

– Что вы имеете в виду?

– Действие закона о хозяине распространяется не только на собак, – ответила Муфточка. – Древнее правило гласит: если человек долго оказывает гостеприимство четвероногому существу и привязанность между ними становится очень тесной, то человек становится его хозяином. Значит, этот Радж – хозяин Цап-Царапа?

– Думаю, так и есть, – ответил Гавк.

Смешно! Радж – мой хозяин? Это я его хозяин. Это же очевидно!

Муфточка нахмурилась:

– Если кот действительно принадлежит мальчику, то тебе нужно получить от него разрешение, чтобы отвезти Цап-Царапа в Созвездие псов.

Отличная новость! Мелкий монстр никогда не предаст меня. Я заурчал, потому что понял одну замечательную особенность этого закона. До Гавка, похоже, тоже только что дошло. Он часто задышал.

– Что-то не так, товарищ Гавк? – спросила Муфточка.

– Я должен признаться, – Гавк помедлил, – человек и мне оказал гостеприимство. А ещё… я играл с ним.

– Гавк! Разве я не предупреждала тебя?! – зарычала Муфточка. – Это означает, что ты тоже подпадаешь под действие закона! Теперь ты должен исполнять все приказы человека!

Гавк расстроено поджал хвост:

– Не волнуйтесь, я всё ещё могу выполнить свою миссию. Кот переоценивает свой интеллект.

Если бы я не сидел в укрытии, я бы обязательно врезал псине за такие возмутительные слова!

– Надеюсь, что ты прав, – ответила главнокомандующая. – Все жители Созвездия псов рассчитывают на тебя.

Голограмма растаяла, и товарищ Муфточка исчезла.

Гавк вздохнул и вышел из комнаты.

Я остался на месте, обдумывая ситуацию. Без сомнения, закон о хозяине мне только на лапу. Но он не решал основную задачу: мне надо отключить силовое поле. И конечно, механизм, управляющий им, спрятан у пса В ОШЕЙНИКЕ.



Глава 29

– Ты раздал все приглашения? – спросила Аджи, опуская цуккини в соус из тамаринда.

– Типа того, – пробормотала я.

Честно говоря, сначала я просто бросил их в свой шкафчик. Я не хотел, чтобы вообще хоть кто-нибудь узнал о вечеринке. Но потом я подумал, как Аджи расстроится из-за того, что никто не пришёл. Она наверняка позвонит моим родителям и пожалуется, что у меня нет друзей. И это будет отличным поводом для мамы записать меня на бальные танцы или в какой-нибудь другой дурацкий кружок.

– Что значит «типа того»? – нахмурилась Аджи.

– Это значит – да, – ответил я. – Я раздал их все.

Я не упомянул, что не пригласил Скорпиона, потому что Аджи была, наверное, единственным человеком в мире, который мог назвать его милым.

– Отлично! – улыбнулась бабушка. – Повеселимся от души!

– Угу, – буркнул я, ковыряясь в остатках жареных кусочков пакоры. Это было пробное блюдо для вечеринки. Очень вкусное: овощи в панировке из нутовой муки. – Тебе кто-нибудь звонил по объявлению?

Аджи покачала головой.

– Мне тоже, – сказал я. – Может быть, нам удастся оставить Роско? Мама поначалу была против кота. Вдруг она передумает и насчёт собаки? Она его наверняка полюбит! Он же такой сообразительный!

– Его можно научить стирать или стричь газон? – спросила Аджи, приподнимая бровь. – Может быть, тогда мама ещё и подумает.

– Она даже меня не смогла научить такому, – заметил я.

– Убедительный аргумент, – усмехнулась Аджи. – Никто не спорит, Роско отличная собака. Вот твой кот – совсем другое дело.

– Почему? Он тебе не нравится?

– Я люблю всех животных! – сказала бабушка. – Просто мистер Кошмар очень странный. Я никогда не видела, чтобы он сидел у тебя на коленях. Он не любит, когда его гладят. И его мурлыканье звучит мерзопакостно. Хотя маленький пушистик даже и не знает, что значит «мерзопакостно».

– Нет, – сказал я, засовывая последние кусочки пакоры в рот. – Откуда ему знать.



Глава 30

Ночь. Любимый час воина, когда мерзопакостный враг спит и становится таким уязвимым! Я спустился вниз на кухню, где жалкие волосатики хныкали и скулили в своих собачьих кроватках.

С бесшумной грацией я вскочил на стойку. На вонючий кожаный ошейник Тявкинса я не обратил внимания и схватил висящий на крючке ошейник Гавка. Металлический жетон звякнул, но Гавк даже ухом не повёл.

Какой он после этого космический спецагент?

Я спустил ошейник в бункер, чтобы рассмотреть его получше, и вызвал Пухыпраха.

– Привет, мой слуга, – сказал я. – Даю тебе шанс искупить свою вину.

– Что я доложен делать, о повелитель? – спросил лейтенант.

Я поднёс ошейник к коммуникатору.

– Мне нужно получить доступ к этому собачьему устройству.

Пухыпрах покосился на него.

– О, это достаточно просто, – кивнул он. – Просто подключите шлейф коммуникатора к психопорту ошейника и рассчитайте

=122

когда M = 49,873514. Затем преломите результат с помощью алгоритма Торга и…

– Достаточно, я понял! Ты решил, что я превратился в глупого земного кота?

– Конечно, нет, предводитель! Простите меня.

Теперь я с лёгкостью найду приложение, которое управляет силовым полем.

– Пухыпрах, готовь спасательную капсулу! – велел я, нажимая кнопку разблокировки силового поля. И тут всплыло окно с требованием ввести пароль.

Ш-ш-штоб тебя!

Я задумался. Какой пароль могла придумать эта звёздная псина?

Я ввёл:

#КОСТЬ

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО.

#АПОРТ

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО.

#ТУАЛЕТНАЯ_ВОДА

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО.

#ОБОЖАЮ_ЛЮДЕЙ

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО.

И тут случилось нечто ужасное.

ПРЕВЫШЕНО МАКСИМАЛЬНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПОПЫТОК. ПРИГОТОВЬТЕСЬ К БЛОКИРОВКЕ.

Жетон вспыхнул, и в следующее мгновение меня окружила паутина лазеров. Я в ловушке!

Сто пятьсот блох тебе в шерсть, Гавк!



Глава 31

Во вторник утром я проснулся очень поздно. Кошмар не кусал меня за ногу и не вопил: «Вставай, монстр!» Так обычно начиналось моё утро. Но подумать, куда он подевался, у меня не было времени. Я оделся и побежал на кухню. Гавк и Тявкинс ещё спали. Аджи пила чай. Она протянула мне немного идли – что-то вроде рисового пирога – и я метнулся к двери.

– Позвони мне в школу, если кто-нибудь придёт за Роско, – крикнул я перед уходом. – Не отпускай его, пока я не попрощаюсь с ним.

– Конечно, дорогой, – ответила Аджи. – Удачного дня!

Первым уроком шёл классный час. Как только прозвенел звонок, на экране появилась наша классная руководительница мисс Эмми Джо.


– Доброе утро, детишки! – сказала она, улыбаясь. – Впереди у вас ещё один день, который вы проведёте над пыльными книжками. По математике вас ждёт тест, только не говорите миссис Райс, что я вам рассказала. И ещё я слышала, что у ученика номер двадцать семь намечается небольшая вечеринка по случаю дня рождения!

Она посмотрела прямо на меня, и мне захотелось сползти под стол.

– Мне бы очень хотелось сесть на большой самолёт и пролететь пару тысяч миль, чтобы поужинать с вами, но, увы, не получится. – Мисс Эми Джо взглянула в свои записи, а потом снова на меня. – Ты же простишь меня, Родж?

Радж, – поправил я.

– Ну да, я так и сказала.

Непонятно, как это мисс Эмми Джо пронюхала о моём дне рождения. Впрочем, для человека, который находился за сотни миль от нашей школы, она всегда знала слишком много.

Интересно, слышали ли Скорпион и Ящерка о вечеринке? Это последнее, чего бы мне хотелось. Спеша по коридору на урок английского, я понял, что беспокоится не о чем. Даже если они и узнают об этом, их туда никто не звал.



Глава 32

Люди ушли задолго до того, как я услышал ужасный звук: клацанье когтей Гавка.

– Так-так. Кто у нас тут? – спросил мохнатый, осматривая мою тюрьму. – Ну и дела, Кошмар, я должен поблагодарить тебя за то, что ты выполнил всю работу за меня. Это было проще простого.

– Это произвол! – зашипел я.

– Нет, это ЛОВУШКА, – ответил Гавк.


С каким самодовольством он это сказал! О, если бы я только мог достать его когтями!

– Цап-Царап, ты арестован за преступления против собачьего рода. Ты знаешь свои права, потому что я уже озвучил их тебе. Ну, во всяком случае, самые важные. Теперь я перевезу тебя в Высокий кинологический двор, где ты…

– СИДЕТЬ! – взвыл я.

Его хвост упал на пол.

– Эй, прекрати! – сказал Гавк. – О чём это я? Ах да… Приготовься к путешествию в Созвездие псов. Как я уже сказал, в это время года там просто чудесно.

– Га-а-авк, – протянул я, расчёсывая усы. – Ты ни о чём не забыл?

– Хмм. Я выпрашивал завтрак. Я лаял на белку. Я пометил двор по периметру. Нет, думаю, что выполнил все задачи.


– А как же ЗАКОН О ХОЗЯИНЕ?

Гавк опустил хвост и прижал уши.

– Как ты об этом пронюхал? – спросил он.

– Если речь идёт о шпионаже, то ваш род и в подметки не годится кошачьему!

– Гррр! – прорычал пёс.

Гавк хотел растерзать меня, наплевав на лазеры, но через мгновение успокоился.

– Кошмар, ты не оставляешь мне выбора! – Он высоко поднял голову. – Я должен раскрыть Раджу свою истинную личность. Тогда он даст мне разрешение отвезти тебя на нашу планету.

Я забил хвостом от злости:

– Но тебе приказано не раскрывать свою личность!

– Если этого не требуют обстоятельства, – возразил Гавк. – Ты не оставил мне выбора.

– Если ты скажешь мальчишке, кто ты, тогда я скажу ему, что он должен отправить тебя домой! – заявил я. – Теперь он твой хозяин, поэтому ты должен выполнять всё, что он приказывает!

– Это не имеет значения. Я верю в человеческий разум. – Гавк нажал кнопку на ошейнике. – Можешь идти. Пока. Убеждён, что Радж поддержит меня. Он, как и я, наделён чувством справедливости.

Я не на шутку взволновался. Чувство справедливости? Как я мог бороться с тем, чего я даже не понимаю?!



Глава 33

Аджи подобрала меня после школы, потому что начался сильный дождь. Я был рад этому, пока она не сказала, что мы едем не домой. Вместо этого мы отправились в индийский продуктовый магазин на острове Святой Елены, что в сорока пяти минутах езды от нас.

Бабушка дважды обошла весь магазин, завела пять новых друзей и завалила пакетами с продуктами всё заднее сиденье «Приуса». Когда мы вернулись, уже совсем стемнело.

С двумя сумками в каждой руке я вошёл в дом, и тут Роско чуть не сбил меня с ног. Он держал в зубах поводок и дико вилял хвостом.

– Кажется, пёсик очень хочет прогуляться? – рассмеялся я.

– Погуляй с ним, – сказала Аджи. – Я сама разберу сумки.

Но стоило мне сделать ещё один шаг, как я споткнулся и упал.

– О, ты только посмотри! – улыбнулась Аджи. – Твой котик кинулся тебе в ноги! Он тоже скучал по тебе. Радж, ты прекрасно ладишь с животными.

Это очень странно. Кошмар никогда так не делал. Что происходит? Пока я собирал рассыпанные овощи, кот прошептал мне на ухо:

– Не ходи с этой собакой! Сначала я должен поговорить с тобой – это дело межгалактической важности!

– Что? – удивлённо переспросил я.

– Я говорю, что ты замечательно ладишь с животными, – повторила Аджи.

– Ну да, ты права.

Затем я повернулся к Кошмару:

– Прости, Кошмарик, – громко сказал я, – мне нужно выгулять Роско. Пёсик должен пописать.

Кошачьи глаза вспыхнули от ярости. Кошмар поднялся по моей штанине, словно я был деревом, и прошипел:

– МНЕ НУЖНО ПОГОВОРИТЬ С ТОБОЙ!

Аджи, качая головой, оттащила от меня Кошмара.

– Непослушный котик! – сказала она. – Отпусти их! Роско должен сделать свои дела.

– Извини, Кошмар, – сказал я, – мы скоро вернёмся!

Дождь почти прекратился, так что прогулка была в удовольствие. Мы с Роско прошли мимо дома Линди и свернули на улицу, ведущую к парку для выгула собак без поводка. Роско остановился, чтобы понюхать дерево, как будто он собирался пописать, но затем бросился прочь, вырывая поводок из моих рук.

– Роско! – закричал я, бросаясь следом. – Вернись!

Я бежал за ним несколько кварталов, но он не останавливался и не оглядывался. Затем пёс внезапно повернул направо, скрылся за каким-то забором и пропал.

Я продирался сквозь кусты, зовя его, пока не вышел на пустырь. Впереди был строящийся дом. В темноте было ничего не видно.

– Роско! Роско, вернись!

Он не возвращался.

– Роско, куда ты пропал?

Я подумал, что он уже никогда не вернётся, но тут услышал голос:

Я здесь, Радж.


Глава 34

Я прыгал от окна к окну, всматриваясь в темноту, но космический пёс и мальчишка всё не возвращались. Я заметил Рыжую, кошку, жившую в доме напротив. Она пробиралась через изгородь, несмотря на ужасную падающую жидкость, которая намочила её мех. (Что не так с этими земными кошками?!)

Благодаря микрочипу, который я вживил мальчишке, я знал, что они с Гавком где-то поблизости. Так почему же они ещё не вернулись? Чем они там занимаются?

В волнении я спрыгнул с подоконника и начал точить когти о ковёр. Я не должен был допустить, чтобы Гавк ушёл с мальчишкой! Настойчивое требование этой псины, что я должен понести наказание за своё преступление, было нелепым – как будто военачальник может быть привлечён к ответственности за свои поступки! Тем не менее я боялся, что интерес к «справедливости» завладеет неокрепшим интеллектом мелкого монстра.

Но он ни за что не позволит Гавку забрать меня.

Правда ведь?

Ш-ш-штоб тебя!

Я был так взволнован, что не очень хотел драконить Тявкинса. Не хотел, но пришлось. Воин никогда не должен уклоняться от своего долга.



Глава 35

– Кто здесь? – спросил я, нервно вглядываясь в темноту.

Медленно из тени вышел Роско.

– Это я, Радж.

У меня отвисла челюсть.

– Роско, ты умеешь разговаривать?!


– Меня зовут не Роско, – ответил он. – Меня зовут Гавк из рода РиТриВир, пятьдесят шестая планета в Созвездии псов. Я космический агент межгалактических миротворческих сил, известных под названием МОСьКА.

Неужели такое возможно?! Сначала кот-инопланетянин, а теперь ГОВОРЯЩИЙ КОСМИЧЕСКИЙ ПЁС?!

– Думаю, что мне лучше присесть.

– Послушай, Радж, тебе будет трудно осознать мои слова, – сказал он. – Ты будешь удивлён. Так же, как когда Лунабель Липпман пригласила тебя на танец в пятом классе. Кстати, поздравляю тебя с этим.

Я не поверил своим ушам!

– Ты знаешь о Лунабель?

– О, я знаю всё о твоей жизни, Радж! – ответил Гавк, виляя хвостом. – Я знаю, что ты ел чипсы сегодня в школе – не волнуйся, я не скажу Аджи. Я знаю, что Сара, девушка, которая сидит рядом с тобой на математике, на прошлой неделе жевала жевательную резинку. Я знаю, что вы ездили в Диснейленд, когда тебе было девять лет. И я знаю, что ты промочил штанишки перед всем классом, когда немного вышел из того возраста, когда делают такие вещи.

– Но, но… Откуда ты всё это знаешь?

Гавк замешкался.

– Ну я много тебя обнюхивал…

Сначала я был совершенно ошарашен, но потом понял: это же круто!

– Значит, ты можешь принюхаться и узнать всё, что когда-либо случалось со мной?! Удивительная суперспособность!

Гавк скромно склонил голову:

– Мне говорили, что мой нос особенно чувствительный.

– Но зачем ты прибыл на Землю? – спросил я. – Твой космический корабль потерпел крушение? Ты застрял здесь? Ты пытаешься вернуться домой?

В этот момент Гавк снова посерьёзнел.

– Я приехал сюда с особой миссией. И у меня для тебя плохие новости, Радж. Твой кот… О боже, как мне это сказать?! Твой кот…

Я тут же занервничал:

– Мой кот, что?

– Твой кот – коварный диктатор.

– А-а, – выдохнул я с облегчением. – Это я знаю!

– Знаешь? – Гавк удивлённо склонил голову набок. – Хорошо, но это ещё не всё. Дело в том, что Кошмар сделал кое-что ужасное в моей солнечной системе, и собаки не хотят, чтобы это сошло ему с лап. Поэтому они направили меня сюда, чтобы привлечь его к ответственности.

– Подожди, ты хочешь забрать моего кота? Чтобы наказать его? – спросил я. – Ты прибыл, чтобы АРЕСТОВАТЬ его?!

– Ну да. Но мне нужно твоё разрешение.

– Почему ты решил, что я тебе его дам? – спросил я. – Он мой кот. Я люблю его!

– Знаешь ли ты, что твой кот пытается покинуть Землю, чтобы вернуться на Лотток? – спросил Гавк. – Кошмар всё ещё здесь только потому, что я окружил вашу галактику непроницаемым электромагнитным силовым полем.

– Ну, во-первых, спасибо, что ты это сделал, – сказал я. – А во-вторых, какая разница! Кошмар постоянно пытается вернуться домой и покорить свою планету. И всегда возвращается!

– Ему всё же нужно предстать перед судом за своё преступление.

– И что такого плохого он мог сделать? – нахмурился я.

Гавк нервно зашевелил хвостом.

– Я надеялся избавить тебя от подробностей. Уверен, что тебе хочется думать о нём только хорошее. Но раз ты настаиваешь, я скажу. Твой кот… – Гавк сделал паузу и наконец произнёс: – ВЗОРВАЛ ПЛАНЕТУ!

Кошмар? Взорвал целую планету? Не могу в это поверить! Хотя кого я обманываю. Ещё как могу!



Глава 36

С того момента, как они прошли через входной портал, стало очевидно, что Гавк открыл свою истинную личность моему человеку. Мелкий монстр даже не посмотрел в мою сторону. И когда я попытался применить на него «вьющийся хвост», он отпихнул меня.

Вот это уже не смешно!

Я не мог застать его одного, пока люди не начали укладываться, чтобы впасть в сон. Я вскочил на книжную полку, когда он снял один комплект защитных покрытий и заменил их другим. Смысл этой перемены навсегда останется для меня загадкой.

– Я не знаю, что наговорил тебе этот блохастый, – начал я со своего пьедестала, – но это всё НЕПРАВДА. Всё до последнего слова.

– Хотелось бы верить, – буркнул мальчишка.

Он снял носки и свернул их в клубок.

– Он сказал мне, что ты взорвал целую планету!

– Всего-то, – фыркнул я. – Не буду отрицать.

– Кошмар, чего ты урчишь?! – воскликнул мальчишка. – Как ты мог уничтожить целую планету?!

– Вообще-то, она не была заселена.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно! – ответил я. – За кого ты меня принимаешь?

– За того, кто всё время мечтает содрать живьём шкуру со своих врагов.

– Ой, да я говорю это, только чтобы поддержать разговор! Кроме того, ты хоть представляешь, сколько планет во Вселенной? Одной больше, одной меньше!

– Но ты не имел права её взрывать!

– Ты так и не понял, что значит быть диктатором? У меня есть право на всё!

Радж покачал головой.

– Гавк сказал мне ещё кое-что, – продолжил он. – Он заявил, что ты пытаешься покинуть Землю. Ты всё ещё здесь лишь потому, что Гавк окружил Млечный путь силовым полем.

– Какая чушь! – Я сделал вид, что возмущён, и состроил самый невинный взгляд. – Это неправда! КXX… – Главное, чтобы меня не стошнило! – Мне нравится здесь… – КXX! КXX! – на Земле. Я бы никогда… – КXX! – не покинул её!

Я слабо разбираюсь в эмоциях этих странных людишек, но у меня сложилось впечатление, что монстр мне не поверил.



Глава 37

– Что нового? – спросила мама, когда они с папой позвонили на следующий день.

Я не знал, что им ответить. Должен ли я упомянуть, что бездомная собака, живущая в нашем доме, оказалась инопланетным псом-спецагентом? Или что наш кот взорвал целую планету? Или что Аджи устраивает званый обед для моего класса, после которого со мной в школе никто даже здороваться не будет?

– Да всё хорошо, – ответил я. – Всё по-старому.

Мама поведала мне о своих занятиях по парасейлингу, подводному плаванию и языковых курсах. Только она перешла к рассказу о том, как выиграла конкурс по изготовлению гирлянд из цветов, как в комнате раздался крик:

– Эй, Радж! Дай мне немного собачьего корма. Я умираю от голода!

Я обернулся и увидел Гавка, вывалившего язык наружу.

– Радж, кто это? – спросила мама.

Я сказал первое, что пришло на ум:

– Это Стив. Он пришёл перекусить.

Собачьим кормом?

– Ну это же Стив… Он так называет… мюсли! В любом случае мне пора. Пока!

Я повесил трубку.

– Так ты дашь мне корма? – снова попросил Гавк. – Ну пожалуйста!

Я насыпал горсть еды в его миску. Звук разбудил Тявкинса, который тоже подбежал к миске. Кошмар, дремавший на холодильнике, даже не шевельнулся.

– Мама могла обо всём догадаться! – сказал я Гавку.

Брости! – сказал он с набитым ртом.

Если бы не способность говорить, Гавк казался бы самой обычной собакой. Понять не могу: как он так быстро освоился здесь? Жизнь на Земле для Кошмара – сплошная пытка, а этот пёс моментально привык. Неужели ему здесь нравится?

– Тебе не странно здесь, на Земле? – спросил я.

– О, совсем наоборот! – ответил Гавк. – Восхитительная планета! Этот корм такой вкусный. Можно мне ещё немного? Спасибо! Мы, собаки, привыкли к межпланетным путешествиям. В Созведии псов есть много прекрасных планет. Есть Пундель, Террьер и Хазки – у каждой своя изюминка!

– Ты был на всех?

Гавк печально покачал головой:

– Я был на многих. Но была одна планета, которую я так и не успел посетить. В самой планете было мало интересного, но тёмными ночами она так красиво сияла на фоне далёкого солнца. Пока КОЕ-КТО не взорвал её!

Гавк посмотрел на Кошмара, который зевнул и потянулся.

– Как говорят у меня на родине, – сказал кот, – коварным словом и лазером можно добиться гораздо большего, чем просто коварным словом.



Глава 38

Внешне я ничем не выдал врагу моего истинного состояния, но внутри меня пылала ярость раскалённой добела нейтронной звезды. Всё идёт не по плану. Мало того что этот убогий космический пёс по-прежнему был здесь и силовое поле оставалось нетронутым, так ещё и мелкий монстр теперь узнал правду.

Когда я позвонил Пухыпраху, чтобы обсудить наши дальнейшие действия, он выглядел очень подавленным:

– Повелитель и покоритель, осталось ещё немало котов, преданно ждущих вашего возвращения. Проблема в том, что королева Пятнашка бросила большинство из них в тюрьму. Я не думаю…

Внезапно экран коммуникатора потемнел, и Пухыпрах исчез. Секунду спустя мелькнуло отвратительное лицо моего самого заклятого врага.

Генерала Остроклыка!

– Кого я вижу! Привет, Кошмарчик! – промурлыкал он. – Ничего, что я вторгся в ваш милый заговор?

Ш-ш-штоб тебя!

– Вижу, ты тоже рад встрече, старина. Жаль, что в экран ты весь не помещаешься.

Остроклык самодовольно расчесал усы.

– Твоя королева просила кое-что передать.

– Этот неблагодарный котёнок мне не королева, – зашипел я. – А ты, жалкий подлиза, мне не друг! Ты двуличный прихвостень низшего порядка!

– Это всё, на что ты способен? – усмехнулся Остроклык. – Если это так, то твоё остроумие стало таким же тупым, как когти тех идиотов, с которыми ты так подружился.

– Ха! Я их повелитель, а ты всего лишь прислужник правительницы, у которой ещё молоко на усах не обсохло!

Остроклык ехидно осклабился.

– И это благодарность за мои старания? Я вообще-то звоню, чтобы предостеречь тебя. Королева Пятнашка просила передать, что если ты осмелишься вернуться на Лотток, то это будет последнее, что ты сделаешь в жизни.

– Последнее в её жизни!

– Нет. Я определённо имею в виду твою жизнь, – ответил Остроклык.

Он наклонился к коммуникатору так, что его морда заполнила весь экран.

– Теперь прости, но армия ждёт своего генерала. А ты иди поиграй с игрушечной мышкой. До свидания, Кошмар. Ой, прости! Наверное, надо было сказать: мур?

Ш-ш-ш-ш-ш-ш!


Глава 39

Как только взошло солнце, Аджи потащила меня на кухню. Перед этим она освободила все столы, чтобы начать готовиться к большому пиршеству.

– Но праздник состоится только завтра, – сонно сказал я, спотыкаясь по пути.

– В том-то и дело! – ответила Аджи. – А мы даже не начали готовить поди!

Поди – это особая смесь специй. Сначала мы должны были обжарить каждую из них по отдельности. Специй была целая гора. Одного карри мы делали три разных вида, а также фирменную бабушкину смесь, которую я никогда не разлюблю. Когда с обжаркой было покончено, специи надо было растолочь.

Пока я толок тмин в ступке, я размышлял о том, что сказал Гавк. И о том, что он просил меня сделать.


Могу ли я отказаться от Кошмара? Разве может он быть настолько коварным? Коварнее всех злодеев?

Я уже не представляю себе жизни без него. Но, может, стоит завести дружелюбного питомца, который будет искренне любить меня? Как Гавк.

Как я мог даже подумать о таком?! Я не могу предать Кошмара! Не важно, сколько планет он взорвал. И никакая собака – даже говорящая – не сравнится с Кошмаром. Он спас меня от чокнутого вожатого в лагере, построил космический телепорт и обучил батальон боевых котят! Что сделал Гавк, кроме нескольких трюков, которые запросто освоит любая собака?

Подумаешь! Запер какой-то там Млечный путь!

Я сунул пестик в ступку. С другой стороны, получается, что я укрываю преступника? Я, конечно, знал, что он коварный диктатор из космоса, но никогда не задумывался, что это значит.

Я посмотрел на бабушку. Она шинковала что-то похожее на тёмно-коричневый кусок мыла.

– Что это? – спросил я.

– Разве ты не знаешь? – посмотрела на меня Аджи. – Это самая важная из всех специй! Вот, понюхай.

Я понюхал.

– Фу-у-у-у! Как же воняет! Что это?

– Мы называем это хинг. В Америке это принято называть асафетидой. – Аджи улыбнулась. – Или навоз дьявола.

Вот это название куда точнее!

– Аджи, можно тебя спросить?

– Правильно, Радж, ты должен хорошенько растолочь поди.

– Да нет же. Я не об этом.

– Что ж, тогда спрашивай.

– Что бы ты сделала, если бы узнала, что один из твоих друзей сделал нечто совершенно ужасное?

– Например, соврал?

– Нет, не совсем. – Я покачал головой. – Скорее сломал что-нибудь чужое. И свалил свою вину на другого.

– Нужно уважать чужое имущество, – заметила Аджи, на мгновение отложив навоз дьявола. – Но вещи остаются всего лишь вещами! Главное – не причинять вред другим живым существам, будь то люди или животные.

Наверное, Аджи поняла, что её ответ меня не совсем устроил.

– Этот друг – хороший человек? – спросила она.

– Даже не знаю, как ответить на этот вопрос…

– Радж, всегда оставайся преданным своим друзьям и своей семье. Сколько бы мы ни ссорились и ни подшучивали друг над другом, мы всегда держимся вместе. – Она улыбнулась. – Давай тщательнее размалывай специи, а то мы закончим только к твоему следующему дню рождения.



Глава 40

Скрипя клыками, придётся признать: мне не выкрутиться. Чтобы перетянуть мальчишку на свою сторону, придётся изо всех сил быть милым.

Моё положение было очень невыгодным. В отличие от Гавка, я не собирался таскать мячики или куски мёртвых деревьев, тем более засовывать их себе в рот. Мой хвост был неспособен к радостному, бессмысленному вилянию, которое так восхищало людей. И я никогда не опустился бы до «чмоки-чмоки».

Поэтому я сказал монстру, что у нас с ним тесная духовная связь. Возможно, сказал я, что мы могли бы почитать некоторые из его комиксов.

– С радостью! – обрадовался мальчишка.

Он достал несколько экземпляров этого человеческого подобия литературы и растянулся на своей спальной платформе, чтобы просмотреть их.

Я читал через его плечо.

– Что это за бессмысленная чушь? – спросил я. – И кто рисовал эти жалкие каракули? Недельный котёнок мог бы сделать лучше!

Я перелистнул несколько страниц, постигнув весь так называемый сюжет за считаные секунды.

– Кого волнуют испытания и невзгоды предполагаемого пришельца? Можно подумать, что в космосе ещё где-то водятся такие безволосые уродцы! И почему он носит эту ткань на шее? Это гигантский слюнявчик?

– Это накидка Супермена, – сказал мальчишка. – Вообще-то, ты сам предложил почитать вместе. Может быть, стоит быть более открытым чему-то новому?

– Открытость – это слабость, – ответил я. – Ум должен быть непроницаемым, как тюрьма!

– Кошмар…

– Ах да, прости. Как же это увлекательно, когда монстры сражаются друг с другом… в таких… эм… замечательных костюмах.

Затем мы попытались посмотреть развлекательные фильмы на примитивном экранчике в бункере. Но если я надеялся, что монстры лучше справляются с движущимися картинками, то ошибался. Конечно, я высоко оценил степень жестокости и разрушений, которые демонстрировали в фильме, а также суперспособности, которыми обладали герои-сверхмонстры. (Вот бы и настоящие люди были такими же!) Но, как выяснилось, толку от этого было мало.

– Что этот железный монстр имеет против приятного пришельца с фиолетовым лицом? – спросил я.

Мальчишка объяснил, что один из них добрый, а другой – злой. Можно подумать, что быть злым – это плохо!

Мы посмотрели несколько фильмов, и в каждом суперзлодей был побеждён, несмотря на то что был в разы умнее, обаятельнее и куда более могущественным, чем его противник. Он постоянно строил козни врагу, но тот каким-то образом вырывался из ловушек и побеждал, демонстрируя преданность и честность, качества, которые, как известно любому воину, бесполезны на поле битвы. Да и в обычной жизни тоже.

О, восемьдесят семь лун! Я лихорадочно соображал, какое ещё совместное времяпровождение могло бы сблизить меня с этим безволосым монстром. Может, если я помогу ему в чём-нибудь, то он сразу меня зауважает?

Я предложил Раджу свою помощь с домашним заданием.

– Ты не знаешь квадратного корня из 9801?! – поразился я его глупости. – Сколько клеток у тебя в мозгу? Явно меньше, чем 9801! Ты непроходимый тупица! Ответ – 99!

Мальчишка нахмурился, но записал ответ.

– Отлично! Теперь, когда мы сблизились, немедленно отправь этого несчастного пса обратно ДОМОЙ.

– Кошмар, я, конечно, очень ценю, что ты пытаешься быть милым, но ответ – нет.



Глава 41

Странно всё-таки было иметь сразу двух говорящих питомцев, но ещё удивительнее было наблюдать, как они соперничали из-за меня.

– Эй, Радж, смотри! – сказал Кошмар, входя в мою комнату. – Твой пластиковый очиститель клыков! Я принёс его для тебя, чтобы ты почувствовал мою любовь.

Он держал мою зубную щетку. Щетиной во рту.

– Больше так не делай, Кошмар, – сказал я, забирая её у него. – И почему ты начал называть меня по имени? Ты никогда этого не делал.

– Никогда не поздно научиться чему-то новому на такой… замечательной планете, – сказал он. – Не собираюсь с неё улетать.

Я был рад, что в последнее время Кошмар стал проводить со мной больше времени. Может быть, он беспокоился о том, что я люблю Гавка больше него?

Вряд ли. Скорее всего, он боялся, что я позволю псу забрать его.

Но если я не разрешу Гавку увезти Кошмара, то разве тот не уедет сам? Он сказал, нет. Но его любимая фразы «Ложь – самые острые стрелы в колчане воина» и «Правда – это то, что говорю Я».

Я спустился вниз. Гавк лежал у подножия лестницы и сразу же подскочил, когда услышал мои шаги.

– Радж! Радж! Ты хочешь пойти поиграть?

– Ну…

На самом деле я немного устал. Да и после того, как я каждый день бросал мячик по несколько часов подряд, у меня болели руки.

– Давай чуть позже, хорошо? Аджи хочет, чтобы я убрался перед завтрашней вечеринкой.

Гавк сел:

– Хорошо! Без проблем! Я могу подождать.

Он на мгновение уставился в окно, затем повернулся ко мне и встал, виляя хвостом.

– Ну что, ты готов?

– Прошло секунд пять, Гавк! – вздохнул я.

– Извини, Радж! Прости! Просто мне не терпится поиграть с тобой.

Я раньше и не представлял, сколько нужно возиться с собакой, не говоря уж про говорящую собаку.

– Ну всё. Теперь можно? – спросил Гавк. – Нет? Ну а сейчас? Ой, я тебя достал? Я больше не буду. Нет, я снова достаю тебя? Плохая собака!

Я закатил глаза:

– Ты хорошая собака.

– Не говори ерунды, – буркнул Кошмар, проходя мимо нас в коридоре.

Гавк потрогал меня лапой:

– Ну а теперь? Поиграем?



Глава 42

Быть добрым – что может быть противнее?! Я в полном недоумении! Я так и эдак старался угодить мелкому монстру. Он что, решил, что я для собственного удовольствия стараюсь?

– Доброта – это как игра! – произнёс Гавк. – Ты кидаешь миру огромный мячик, наполненный самой искренней любовью, и он возвращается к тебе!

– Ничего глупее в жизни не слышал! – буркнул я, точа когти о стул в столовой. – Между прочим, эта ваша игра в «подай-принеси» превратила тебя в домашнего питомца, а мальчишку – в твоего хозяина.

Я вложил в эти слова всё презрение, какое смог.

– Думай как хочешь! На наши взаимоотношения с Раджем не стоит навешивать ярлыки, – ответил Гавк. – Эй, ты же испортишь мебель! Прекрати её царапать!

– Ты что, не чувствуешь, как это унизительно – общаться с людьми?

– Нет, – ответил Гавк. – Я не чувствовал себя таким счастливым с тех пор, как был щенком, зарывшим свою первую кость. – Он прищурился, глядя вдаль. – Я так и не нашёл эту кость.

К счастью, мой коммуникатор зазвонил, избавив меня от этого бесполезного разговора. Но в тот момент, когда я увидел лицо моего лакея, я понял, что что-то не так.

– Верховный предводитель, ваши поклонники решили сдаться и присягнуть королеве Пятнашке! – сказал Пухыпрах. – Если вам не удастся заставить собаку поскорее уничтожить силовое поле, то спасательное судно не придёт!

Ш-ш-ш!

Я повернулся к своему заклятому врагу:

– Монстр должен принять решение. Немедленно!

– О, это прекрасный повод, чтобы ещё прогуляться с Раджем! Понял шутку? «Повод» звучит почти как «поводок»!

Лучшее, что может сделать эта псина, – это больше никогда не шутить.



Глава 43

День, которого я так боялся, всё-таки наступил. Сегодня состоится вечеринка по случаю дня рождения. Дом просто сиял, стол в столовой был накрыт, и воздушные шарики, на которых настояла Аджи, качались под потолком.

Пока Аджи развешивала гирлянды в гостиной, я лепил роти, индийские лепёшки. Вернее, пытался.

Я как раз собирался сжечь ещё одну, когда Кошмар и Гавк пришли на кухню.

– Можно тебя на пару слов? – спросил Кошмар.

– Сейчас не до этого, – ответил я, отскребая роти от сковородки. – Ай! Горячо! Я немного занят.

– О, конечно! – сказал Гавк. – Вижу, ты усердно трудишься. Хочешь, я помогу тебе? Например, могу вылизать все миски. Или попробовать какое-нибудь блюдо. А может быть, мне встретить гостей при входе?

– Человек, я сказал СЕЙЧАС! – завопил Кошмар.

Так как я не очень хорошо справлялся с роти, я выключил плиту.

– Хорошо, давайте пойдём в гараж.

– С кем ты там разговариваешь, Радж? – спросила Аджи. – Кто-то из твоих друзей пришёл раньше?

– Нет, я всего лишь разговариваю с животными! – откликнулся я. – Я добегу до машины. Забыл кое-что на заднем сиденье.

Как только мы вошли в гараж, Тявкинс залаял. Совсем забыл, что он прятался там, чтобы не встречаться с Кошмаром.

– Не волнуйся, дружище, – успокоил его Гавк. – Бояться нечего.

– Это ты так думаешь, – пробормотал Кошмар. – Затем он повернулся ко мне: – Теперь послушай, монстр. В смысле, Радж. Я умываю лапы. Пришло время отправить этого невыносимого добряка домой!

– Вот здорово! – сказал Гавк. – Конечно, если со мной отправится и этот преступный кот.

Я смотрел то на Кошмара, то на Гавка. И что мне делать?

– Радж! – Огромные карие глаза Гавка наполнились сочувствием. – Ты совершенно растерян, я понимаю. Даже слишком хорошо понимаю, потому что сам в замешательстве. Как ты думаешь, легко ли мне покидать этот рай, который называют Землёй? Но каждый из нас должен выполнить свой долг и попытаться сделать нашу огромную Вселенную чуть более справедливой! Нужно лишь набраться храбрости и принять сторону добра и справедливости, а не этого кошмарного кота. – Гавк гордо поднял голову, и его роскошная золотистая шёрстка почти светилась. – Кот-преступник обязан понести заслуженное наказание.

Честно говоря, собака почти меня убедила.

– Кошмар, – сказал я, посмотрев на своего кота, – что ты скажешь?

– А что я должен сказать?! – прошипел Кошмар. – Это всё полнейшая чушь! Этот пёс несёт такую чушь, что мне нисколько не стыдно. Я поступил правильно! Позвони адвокатам, скажи, что они могут не приезжать!

Я вздохнул. Кошмар нисколько мне не помог. Но это не имело значения.

– Послушай, Гавк, ты замечательная собака и отличный космический рейнджер. Что касается тебя, Кошмар, – я сделал паузу, – ты не просто мой кот, ты член моей семьи, и я не могу тебя отослать.

Кошмар обхватил лапами хвост и замурлыкал.



Глава 44

Свершилось! Моя изнурительная доброта к мальчишке окупилась, и победа была за мной!

У Гавка был такой понурый вид, что просто загляденье! Так бы и любовался целыми днями, но, увы, мне это не удалось.

– Я не хотел этого делать, – сказал глупый комок шерсти. – Но ты не оставил мне выбора. – И в следующее мгновение собака применила лучшее тактическое оружие в своём арсенале – самый жалостливый взгляд! Глаза Гавка расширились. Его уши поднялись, а голова склонилась набок.


– Это гипноз! – завопил я. – Он пытается тебя надуть! Монстр, сопротивляйся! Сопротивляйся, я тебе говорю!

Но монстр не слышал меня. Он впал в транс. Вдруг – восемьдесят семь лун услышали мои молитвы! – затрезвонил звонок.

ДЗЫНЬ-ДЗЫНЬ!

– Радж! – крикнула старушенция с кухни. – Пришёл первый гость! Ты где?

Монстр подпрыгнул как ужаленный, помотал головой и вышел из гаража.

– Сидеть на месте! – скомандовал он, обернувшись. – Кошмар! Тебя это тоже касается!



Глава 45

Я с облегчением выдохнул, когда увидел, что первыми пришли Сойка и Стив. Но зря радовался – за их спинами маячили Ящерка и Скорпион.

Зачем они пришли? Всё. Вечеринке конец!

– Привет, ребятки! – поздоровалась Аджи, широко улыбаясь. – Я так рада, что вы смогли прийти! – Она протянула тарелку пакоры и самосы. – Пожалуйста, угощайтесь.

Скорпион поморщился, но взял одну штуку. Ящерка тоже.

Скоро подтянулись и остальные гости, включая Макса, Броди и Сару, которая ходит с нами на математику. Также пришли Линди с Маркизом.

Аджи сказала, что подарки можно положить на столик, и пригласила всех в столовую.

– Надеюсь, вы пришли голодными, – рассмеялась она.

Она только закончила готовить роти, и угощение уже было на столе: огромные миски с рисом, далем, самбаром, всевозможные карри и гарниры.

Я задержал дыхание. Что скажут ребята?

Стив наклонился над столом, как будто собирался нырнуть в бассейн.

– Выглядит потрясающе! – воскликнул он.

Стив, конечно, съест всё что угодно. Я боялся за других, поэтому сам взял чашу с самбаром. Ребята без особого восторга начали наполнять свои тарелки.

Тут я заметил, что Аджи украсила пакору особо пряным зелёным перцем чили, который я любил. Я взял его и откусил самый кончик. Скорпион схватил другой и собрался засунуть в рот целиком.

– Подумай, прежде чем сделать это, – предупредил я. – Можно помереть с непривычки.

– От такой маленькой штучки? – хмыкнул Скорпион. – Если даже ты смог это съесть, то я тем более смогу. Однажды я выпил целый стакан соуса чили!

– Как хочешь, но не говори, что я тебя не предупреждал.

Скорпион сунул перец в рот. Его лицо тут же порозовело. Потом покраснело. А потом и вовсе стало фиолетовым. Он кинулся на кухню и сунул под струю воды сначала язык, а потом и всю голову.


Аджи подошла к нему и похлопала по спине.

– Ну-ну. Вот запей раитой, чтобы охладить ожог. Йогурт помогает намного лучше, чем вода. И немного роти!

Я поднялся наверх, чтобы принести полотенце. К тому времени как я вернулся, Скорпион радостно жевал роти и раиту, и все остальные тоже нашли что-то по вкусу. Ящерка доверху набила тарелку, подцепила пряную чечевицу с рисом и уставилась на вилку.

– Ты думаешь, это слишком странно? – спросил я её.

– Странно? – переспросила она. – Моя бабушка подаёт рисовую кашу с устрицами и соусом из маринованной рыбы. На завтрак. И так… – Она съела полную ложку. – И так постоянно.

Броди засмеялся:

– Моя бабушка готовит запечённую репу и тофу. Бе!

– Моя бабушка просто разогревает замороженные куриные запеканки, – сказал Стив.

Аджи улыбнулась, как будто хотела сказать мне: «Вот видишь, я же говорила, что им понравится».

Я не верил в происходящее. Все улыбались и смеялись. И, что самое странное, – ели!

Но наслаждение было недолгим, потому что вдруг я услышал шипение и рычание со стороны гаража.

– Шта жа жвук? – спросил Стив с полным ртом пакоры.

– Похоже, будто тасманский дьявол дерётся с бешеным динго, – сказала Сойка.

– Ребята, оставайтесь здесь, – ответил я. – Я пойду и всё выясню.

И я побежал.



Глава 46

– Твой маленький собачий трюк не сработал! – злорадствовал я. – Не вышло, лучший друг человека! Ты же сам слышал, что сказал монстр: вали домой!

Гавк не сдвинулся с места.

– На самом деле, – ответил он, – Радж не отдавал мне такой команды. Он сказал нам: «Сидеть».

Мои усы дрожали от ярости. Я вскочил на капот тележки людей, с которого я мог смотреть в грязно-карие глаза Гавка. Наши носы практически соприкасались.

– Ты и твои нелепые собачьи условности! – вопил я. – Просто свали отсюда! Я сказал: ВОЗВРАЩАЙСЯ ДОМОЙ! Ты что, не понял? Правосудие – это не про меня! Ты провалил миссию! Плохая собака! Плохая! Плохая! ПЛОХАЯ СОБАКА!

В горле Гавка раздалось низкое рычание, и мех вдоль спины начал щетиниться.

– Не рычи на меня! – приказал я, ударив по мохнатой морде врага.

Гавк обнажил все до единого зубы.

– Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р!

Я полагаю, что именно это имели в виду древние, когда говорили: «В жизни каждого воина наступает момент, когда он должен взять когти в лапы и бежать!»



Глава 47

Я успел добежать только до середины кухни, когда дверь в гараж распахнулась и я увидел, как мимо меня промелькнуло серо-синее пятно – Кошмар, затем золотая молния – Гавк. Тявкинс с громким лаем очень медленно трусил следом за ними.

– Парни, а ну хватит! – крикнул я.

Конечно, я мог бы и догадаться, что это не сработает.

Кошмар ворвался в столовую, запрыгнул на накрытый стол, а затем принялся носиться туда-сюда, перепрыгивая через тарелки с карри. Гавк бегал вокруг стола, в какой-то момент он едва не схватил кота за задние лапы. Затем Гавк сшиб Броди, который потерял равновесие и упал, увлекая за собой тарелку с едой. Падая, он задел тарелку Макса, и та полетела прямо в лицо Ящерке. Скорпион заржал, но тут задние лапы Кошмара пнули его тарелку – прямо ему на штаны. Его лицо тут же снова покраснело.

Я всё ещё кричал:

– ПРЕКРАТИТЕ! ПРЕКРАТИТЕ!

Но они и не думали слушаться. Схватив угол скатерти, Гавк начал тянуть его, притягивая к себе Кошмара. А заодно и все блюда с едой.

Мы попытались схватить тарелки, прежде чем они свалились на пол, но их было слишком много! Сойка тут же додумалась швырнуть огромную роти в Гавка. Пёс отпустил скатерть и поймал её, как фрисби.

Однако это было только начало. Кошмар спрыгнул на пол, и они с Гавком снова помчались по комнате. Линди схватила Маркиза, но он вырвался у неё из рук и запрыгнул на подоконник.


Не понял, а это, случайно, не моя камера привязана к его поводку?!

Не успел я как следует приглядеться, Кошмар кинулся мне под ноги. Я попытался схватить его за хвост, но промахнулся. Тогда я решил разобраться с Гавком, но он увернулся и врезался в Сару, которая медленно сползла по стенке.

Аджи сунула пальцы в рот и оглушительно свистнула.

Затем она крикнула:

– КТО ХОЧЕТ ВКУСНЯШКУ?

Кошмар и Гавк замерли на месте и уставились на неё. Она держала два больших кубика сыра.

– ПАНИР! – ляпнули они оба одновременно.

Когда разом успокоившиеся животные принялись за еду, Сойка сказала:

– Какое-то странное у твоего кота «мяу». Даже учитывая, что это Кошмар.

– Мне вообще показалось, что эта собака разговаривала, – добавил Скорпион.

– Это ты ещё от перца не отошёл, – пояснил я.

– Эй, – сказал Стив. – А можно мне тоже немного этого панира?



Глава 48

О, как давно я не приводил эту комнату в такой идеальный беспорядок! Вокруг всё выглядело, как будто котофей прошёл. Правда, вместо крови пол был залит карри.

Люди уговаривали меня и собак съесть всё это, поскольку они суеверно полагали, что еда становится испорченной, как только коснулась земли.

Затем последовало нечто невообразимое! Антикварная принесла пирог с именем и возрастом моего монстра и подожгла его! Я уж было испугался за жизнь мальчишки, как вдруг другие монстры окружили его и стали петь ему оду. В конце торжественной песни мой человек погасил пламя, выпустив на него воздух. В качестве очевидной награды за это достижение ему вручили бесполезные предметы, завёрнутые в красочную бумагу.

Когда этот тайный ритуал закончился, все монстры ушли, кроме той, что принадлежала Фуфику. Однако я не мог больше ждать. Настало время решить собачью проблему раз и навсегда.

Я позвонил Пухыпраху и приказал ему немедленно покинуть Лотток в спасательной капсуле.

– Значит, Гавк ослабил силовое поле? – спросил он.

– Ещё нет! Но скоро он это сделает!

Вызвав мальчишку и пса в гараж, я попросил первого поскорее отправить второго домой.

– НЕМЕДЛЕННО! Или ты почувствуешь всю силу моего гнева!

Мальчишка промолчал, и я решил применить другую тактику. Я расширил глаза, склонил голову и попытался изображать умоляющий взгляд. Изо всех сил я старался быть… милым.

– Кошмар, что с твоей мордочкой? – удивился монстр. – Прекрати. Выглядит ужасно! В любом случае я не собираюсь отсылать Гавка, если он не хочет уходить. Точно так же, как я не собирался отправлять тебя в собачью тюрьму.

– Кто говорил о тюрьме?! – в ужасе воскликнул Гавк. – Мы, собаки, тысячу лет назад отказались от подобной жестокости!

– Погоди, – опешил мой монстр. – Если вы не собираетесь отправлять Кошмара в тюрьму, то как вы хотите его наказать?

– Единственным разумным способом, – ответил Гавк.

Я подумал, что собаки решили остричь мне усы и вырвать когти. Так поступило бы любое разумное существо.

– Кошмар должен помириться с нашим родом, – продолжил Гавк. – Он должен сказать… что он сожалеет.

– ЧТО?! – завопил я.

– И всего-то?! – воскликнул мелкий монстр.

– Ну он никогда этого не говорил, – возмущённо заметил Гавк. – А за взрыв целой планеты извиниться не мешало бы.

Мальчишка ткнул в меня пальцем:

– Вот именно!

Я тяжело вздохнул:

– Что ж, раз у меня нет другого выбора, – мрачным голосом сказал я, – мне придётся униженно подчиниться.

Я еле сдерживал рвавшееся наружу радостное мурлыкание. Унижение? Ха! Трудно поверить в такую удачу. Какие эти собаки добренькие простофили! Извиниться? Да пожалуйста! Любой котёнок знает, что ложь – это путь к истинной победе!

– Тогда всё в порядке, – кивнул Гавк. – Полагаю, мы можем отправиться в Созвездие звёздных псов!

– Погоди, – сказал мелкий монстр. – Зачем Кошмару нужно лететь через всю Вселенную? Разве он не может извиниться перед тобой здесь и сейчас?

Верно монстр подметил! Растёт парнишка!

Закон о хозяине вынуждал Гавка подчиниться просьбе человека. Через свой ошейник он вызвал голограмму собаки по кличке Муфточка и объяснил ситуацию. Она сразу же созвала экстренное заседание их совета безопасности, и один за другим появилась целая свора космических собак.

О, сейчас повеселимся!



Глава 49

Ух ты! Голограммы собак! Я бы решил, что нахожусь в фантастическом фильме, но всё происходило в реальности, прямо в моём гараже.

У меня тут же возник миллион вопросов к инопланетным собакам, но они не обращали на меня никакого внимания. Они молча слушали, пока маленький коричнево-белый пёс читал отчёт о преступлении Кошмара. По-моему, Кошмар наслаждался каждой фразой, но псы этого не замечали.

Я думал, что он вряд ли извинится.

Но я ошибся.

Ну почти.

– Товарищ Муфточка, уважаемые представители Созвездия псов, – начал Кошмар, когда ему предоставили слово. – Вы видите перед собой редчайшее существо – раскаявшегося кота. Раскаяние переполняет меня от кончика усов до кончика хвоста. Если бы я мог повернуть время вспять и не взрывать Косточку, я бы сделал это. Это маленькая, но прекрасная планета не заслуживала такой судьбы. Только в годы безрассудной юности я мог совершить столь опрометчивый поступок.

Врёт и не поперхнётся!

– Я и представить не мог, что он будет так сожалеть, – прошептал мне Гавк. – Он ведь искренне говорит это!

Забавно. Гавк мог легко понять, что в пятом классе я был влюблён в Лунабель Липпман, но совершенно не распознал сарказм в словах Кошмара. Голографические собаки, похоже, тоже купились.

– Я с радостью наблюдал, как Косточку разносит на триллионы субатомных частиц, но та радость не сравнится с тем отчаянием, которое я испытываю сейчас, зная, что я причинил вам боль, невинные, дружелюбные, приятно пахнущие собаки, – продолжал Кошмар.

Тут я заметил мигающий красный свет и увидел Маркиза, подкрадывающегося ближе к Кошмару. Так и есть. На его ошейнике – моя камера!

И она всё записывает!

– Я надеюсь, что когда-нибудь вы найдёте в своих великих и щедрых собачьих сердцах столько великодушия, чтобы простить меня, презренного кота, – сказал Кошмар.


А потом он сделал то, во что я бы не смог поверить, если бы не увидел это собственными глазами.

Кошмар лёг на спину и показал им свой живот.

– Думаю, достаточно, – сказал Гавк. – Как вы считаете, товарищ Муфточка?

Собака кивнула.

– Я убеждена, что этот кот действительно раскаялся и отбыл наказание, – заявила она. – Но, как всегда, приговор стаи должен быть единогласным. Что скажете, мои собратья?

Гаф-гаф-гаф! – взвыли собаки.

Все, кроме одной.

– Товарищ Тузик, – обратилась к нему Муфточка, – вы не удовлетворены?

Старый бульдог хмыкнул:

– Мне грустно от того, что я не могу больше повыть ночью на Косточку, – ответил пёс.

– Планету уже не вернуть, – сказал Гавк. – Но кот действительно раскаивается. Вы только посмотрите на него.

Кошмар снова состроил абсолютно неправдоподобную мину на мордочке.

– Ну хорошо, – воздохнул Тузик, закатив глаза. – Гав!

– Цап-Царап с Лоттка, – произнесла Муфточка, – заявляю, что вы отбыли своё наказание.

После этого мерцающая голограмма с космическими собаками исчезла.

И тут я услышал, что Аджи громко зовёт меня:

– Радж, я знаю, ты любишь своих животных, но одна я не справлюсь с этим беспорядком!

– Радж! Радж! – пролаял Гавк. – Давай я помогу вылизать пол? Я выПОЛню любую твою просьбу! Ты понял прикол?

– Ну да, – кивнул я. – Очень смешная шутка.



Глава 50

Я не дал псу последовать за мальчишкой.

– Я выполнил свою часть сделки, – сказал я. – Теперь ты должен выполнить свою!

Он недоумённо посмотрел на меня.

– Ну конечно, – кивнул он, догадавшись. – Силовое поле!

Гавк открыл приложение на своём ошейнике и ввёл пароль:

#:) Мир_Дружба_Радость:)

Полный бред! Неудивительно, что я не смог догадаться.

В тот момент, когда псина ушла, я тоже вышел из гаража и направился во двор, чтобы дождаться прибытия Пухыпраха.

Я ждал. Долго. Очень долго.

Задери тебя пёс, где тебя носит?! Прошла уже уйма земных минут!

Я собирался позвонить лейтенанту, чтобы отчитать его, когда увидел корабль. Спасательный модуль спустился, портал открылся, и оттуда высунулся Пухыпрах.

– Приветствую тебя, о всепобеждающий повелитель!

– Где тебе носило?! – набросился на него я.

– Простите. В Квиртант-квадрате взорвалась суперновая. А ещё… Ух ты! Этот тот, о ком я думаю?!

Позади меня раздался голос:

– Мяу?

– Пуфик? – воскликнул Пухыпрах, спрыгивая с модуля, когда я уже забирался внутрь.

– Что ты делаешь, идиот? – спросил я. – Нам пора улетать!

Не обращая на меня внимания, этот ненормальный побежал к другому ненормальному.


– Это мой старый земной приятель! – воскликнул Пухыпрах. – Как ты, дружище? Похоже, ты по-прежнему любишь поесть!

Мяу! Мяу!

– Кому ты рассказываешь? Уж я-то знаю, как трудно с ним работать, – пробормотал Пухыпрах. – Ух ты, а камера всё ещё с тобой. И всё записывает. Коты на Лоттке с нетерпением ждут новых видео.

– СЕЙЧАС ЖЕ ПРЕКРАТИ! – скомандовал я.

– Но ещё чуть-чуть…

– Живо! – завопил я. – Мы должны срочно вернуться на Лотток!

Пухыпрах понуро вернулся в корабль. Я в последний раз взглянул на место, которое было моим домом в течение долгих месяцев.

Счастливо оставаться, монстры!

Скоро я снова прославлюсь!



Глава 51

Когда я вошёл на кухню, Аджи и Линди мыли посуду. Оглядев творившийся здесь хаос, я взял веник.

– Отличная новость! – улыбнулась Линди. – Твоя бабушка сказала, что я могу взять вашего пёсика к себе!

– На самом деле я сказала, что после того, как мы закончим уборку, мы можем поговорить об этом с её родителями, – объяснила Аджи. – И если они согласятся, мы оформим это официально.

– Очень рад, – кивнул я. И даже не соврал.

Я очень надеялся, что родители Линди терпимо относятся к собакам.

Когда я подметал, Гавк прибежал на кухню и начал помогать мне мыть пол – собственным языком.

Наконец с посудой было покончено, и Аджи пошла проводить Линди через улицу.

– Для животных в холодильнике есть остатки еды, если они проголодаются, – сказала она, надевая туфли.

– О, Маркиз наверняка тоже захочет. Где он, кстати? – спросила Линди. Она огляделась и пожала плечами. – Должно быть, играет с твоим котиком. Я приду за ним позже.

Когда входная дверь захлопнулась, Гавк сказал:

– Так что там говорили о панире?

Я только вытащил миску из холодильника, как вдруг заметил, что вдоль стены кухни вспыхивают разноцветные огоньки. Снаружи полицейская машина? «Скорая помощь»? Я подошёл к окну и выглянул наружу.

НЕТ! ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Над моим задним двором завис маленький космический корабль в форме яйца! Он был покрыт тысячами крошечных мигающих огней и медленно вращался вокруг своей оси. Это была самая невероятная вещь, которую я когда-либо видел!

– Гавк, – выдохнул я, – это твоё?

– Эта куча металлолома? – спросил он. – Нет. По-моему это…

– КОШМАР! – закричал я.


Я побежал к задней двери, но замок заело, и мне понадобилось куча времени, чтобы открыть его. Когда я ворвался во двор, зовя своего кота, люк космического корабля закрылся, и он начал вращаться быстрее. Корабль поднялся немного выше, а потом внезапно исчез!

Я огляделся и увидел хвост, выглядывающий из-за вяза.

– Кошмар? Это ты?

– Мяу!

Это был всего лишь Маркиз.

Он подошёл ко мне:

Мяу?

Кроме него, котов во дворе не было.

Я присел на траву. Кошмар действительно улетел. Я не мог с этим смириться.

Гавк подошёл и сел рядом со мной.

– Ну что ж, Радж, – вздохнул он, – это очень досадно.

Он замолчал, тяжело дыша.

– Может быть, сыграем в ту игру, о которой мы говорили? Ну, знаешь, чтобы отвлечься?

Я промолчал. Кошмар вернулся на Лотток. И он сделал это, даже не попрощавшись. Не думал, что он способен на такое.

– Ты отключил силовое поле? – спросил я.

Гавк медленно кивнул:

– И теперь я чувствую, что подвёл тебя.

– Ты тут ни при чём, – ответил я.

Через минуту Гавк осторожно положил лапу на мою ногу.

– Может быть, если ты потреплешь шёрстку у меня на пузе, тебе станет легче?

Он лёг, и я положил руку на его золотистый мех. И я действительно почувствовал себя немного лучше.

– О да, вот тут, – сказал Гавк. – Смотри, у меня нога дёргается! Ты видишь? Она сама, я не специально.

Я остановился:

– Не могу поверить, что он просто так ушёл.

– Может быть, он вернётся? Ты говорил, что он всегда так делает, – попытался приободрить меня Гавк. – И может быть, я тоже.

– Ты хочешь сказать, – медленно произнёс я, – что тебе тоже пора возвращаться на свою планету?

– Моя миссия окончена, и мне пора. Работа в качестве спецагента никогда не заканчивается, – торжественно сказал Гавк. – Но Земля кажется прекрасным местом для отдыха! Может быть, я вернусь, чтобы провести здесь свои золотые годы. Ты понял, в чём прикол? Потому что я золотистый ретривер.

Гавк помахал хвостом.

В одном Кошмар был прав. У Гавка ужасное чувство юмора.



Глава 52

Какими фанфарами будет приветствовать меня улицы Лоттка! Парады, военные учения, пиршества, речи и ритуальное унижение свергнутой Пятнашки. Может быть, я даже лично обрею ей хвост.

Мурр!

– Толпа собралась у императорского дворца, – сказал Пухыпрах, глядя в монитор корабля. – Если всё идёт по плану, ваши сторонники должны были уже отобрать скипетр власти, чтобы передать его вам, о великий и всемогущий повелитель!

Я сиял от гордости.

– Объявляю новый великолепный межгалактический праздник! – заявил я. – Триумфальный день мести и возвращения на родину! Чтобы навсегда запомнить день, когда я, Цап-Царап, Повелитель Трёх Видов, вернулся на Лотток! Вскоре я вернусь туда, откуда я родом, и воссяду на высшем троне, управляя подданными своей железной лапой!

Когда мы вошли в атмосферу Лоттка и опустились на его поверхность, я заметил, как кружатся массы, собравшиеся возле императорского дворца. Кошки всех размеров и расцветок собрались здесь, чтобы поклониться предо мной! Даже с такой высоты я слышал пение толпы. Они жаждали крови! Битва была неизбежна! В любой момент они будут готовы в клочья разодрать презренную королеву!

Зазвонил коммуникатор Пухыпраха.

– Ага… Ага… Погоди, что? – сказал он, когда корабль перешёл в режим посадки. – Ты уверен? Видео… Ясно… О да, до свидания!

Мой подчинённый выглядел так, будто съел свой собственный хвост.

– Ну что там ещё? – закричал я.

Случилась задержка в церемонии повторной коронации? Им не удалось вовремя построить виселицу? Не хватает цветов, чтобы кидать к моим лапам, когда я буду восходить на трон?

– Ну, короче, это… – начал Пухыпрах, когда корабль коснулся земли. – Вы видите, как эта яростная толпа устремляется к нам?

– Да! Это зрелище согревает моё кровожадное сердце!

– Только они хотят оторвать голову не королеве Пятнашке. – Пухыпрах сделал паузу. – А вам.

– Что?! – взорвался я. – Мне-то за что?!

Как раз в этот момент аварийный отсек начал раскачиваться. Нас одолевала разъярённая толпа!

– Думаю, всё из-за последнего видео.

Я прищурился:

– Какого последнего видео?

– Когда я виделся сегодня с Пуфиком, то заметил, что к его ошейнику была приделана камера. А вы знаете, насколько популярны ваши фильмы.

– Фуфик снимал сегодня видео?! – переспросил я. – И ты… выложил его в Сеть?!


– Я не знал, что на нём видно, как вы унижаетесь перед собаками! – развёл лапами Пухыпрах. – Вы говорили всё это всерьёз?

– Ты что, спятил?! Конечно, нет! – завопил я.

Потом, когда у меня будет свободная минутка, я лично сдеру живьём шкуру с этого недотёпы! Сейчас он нужен, чтобы улететь отсюда. Толпа царапала люк, пытаясь открыть его.

– Чего ты тянешь? – шипел я. – Запускай двигатели!

– Уже запустил! Но на корабле слишком много кошек! У двигателей не хватает мощности!

Я пытался вспомнить, что советовали предки в таких случаях, но, к сожалению, ничего не приходило на ум.



Глава 53

Я в последний раз бросал мяч для Гавка, когда зазвонил мой телефон.

На экране было написано:

ВЕРХОВНЫЙ ВСЕВЛАСТНЫЙ ДИКТАТОР.

Мяч выпал из моих рук, потому что я попытался ответить на звонок.

– Кошмар? Это действительно ты? – спросил я. – Ты звонишь мне из космоса?!

– Это действительно я, монстр! Я звоню тебе с самого высокого шпиля на вершине императорского дворца.

Связь была ужасной, но я слышал его. Мой кот звонит с другого конца Вселенной!

– Это то место, где они коронуют тебя?

– К сожалению, нет! – Кошмар перекрикивал рёв, наверное, миллиона котов. – Это то место, где разъярённая толпа проткнёт меня насквозь.

– Ты о чём?!

Он вкратце рассказал мне, как Пуфик-Фуфик, в смысле Маркиз, заснял его извинения перед собаками и что это видели все на Лоттке.

– Маркиз использовал мою камеру? – не поверил я. – Как он научился ей пользоваться? И как видео было отправлено через всю Вселенную? Я так и знал, что это ты стащил мой подарок!

– Монстр, нет времени на пустые объяснения!

Пока мы с Кошмаром разговаривали, Гавк исчез в кустах в углу двора. Теперь он вернулся, сжимая что-то в своей пасти. Мгновение спустя маленький космический корабль появился из кустов.

Всё это время у меня во дворе был НЛО!

– Послушай меня, монстр, – сказал Кошмар. – Мне осталось жить несколько секунд.

– Кошмар, ты же шутишь? – запаниковал я. – Ты просто преувеличиваешь, правда? Ну, как тогда, когда рассказывал, что вываривал своих врагов?

– Не оплакивай меня! Воин должен оставаться храбрым, даже когда ему грозит смерть, – заявил мой кот.

– Кошмар, мы можем чем-нибудь тебе помочь?

– Не перебивай меня, мальчишка! Я произношу свою последнюю речь! – завопил Кошмар. – Есть только одно, о чём я когда-либо сожалел. Это то, что я не попрощался с тобой. Итак, до свидания! Ты были хорошим другом, Радж Банерджи с Земли.

– Кошмар! – закричал я.

Но телефон отключился.

Я повернулся к Гавку, который залез на свой космический корабль. Он сидел, высунув язык.

Я посмотрел ему прямо в глаза. Мы оба знали, что должны сделать.

– Гавк, – приказал я. – Взять!



Глава 54

Я не мог поверить, что моё возвращение на Лотток обернулось катастрофой. После того как из космического корабля меня втащили на вершину императорского дворца и заставили поклониться перед двумя моими противниками, я воспользовался правом на один телефонный звонок, чтобы связаться с мальчиком-монстром. (Неожиданный выбор, сам в шоке!)

После этого оставалась одна задача: встретить казнь достойнее, чем кто-либо из котов! Я повернулся в направлении моих двух мучителей и плюнул.

Мяу! Мяу! Мяу! – сказала дикая кошка. – МЯУ!

Остроклык выгнул спину и прошипел:

– Полагаю, королева пытается сказать: «Ты, Цап-Царап, Ужаснейший, друг монстров и извиняльщик перед псами, вот-вот заснёшь вечным сном. Говори. Тебе предоставляется последнее слово».


Я встал на самые кончики когтей. Хвост, как флаг, был гордо поднят.

– С ВЕЛИКОЙ РАДОСТЬЮ я встречу древних мастеров мяу-джитцу по ту сторону восьмидесяти семи лун! – взвыл я. – Пусть имя Цап-Царапа вдохновляет каждого беззащитного котёнка, который осмелится мечтать о том, чтобы однажды стать жестоким и беспощадным тираном!

Неожиданно в самый разгар моей речи над потрясённой толпой в небе вспыхнула красная вспышка, и я оказался втянутым вверх мощным лучом!

Мои враги ошарашенно уставились на меня. Маленький космический корабль, парящий высоко над дворцом, спас меня.

ХА! Я знал, что мои поклонники спасут меня. Они оказались более преданными, чем думали все остальные! О, праведная радость! Вместе мы заставим Пятнашку ответить за предательство. И Остроклыка! И всех этих презренных котишек!

– Я ещё вернусь! – завопил я своим врагам, которые становились всё меньше и меньше. – Да пребудет со мной сила и ярость тысячи сверхновых!

На этих словах меня затянуло в спасательный корабль, и люк закрылся за мной. Я осмотрел интерьер корабля. Он не имел себе равных по роскоши и оснащению! Если бы у моих сторонников было больше таких кораблей, мы были бы непобедимы! Пилот, мой спаситель, сидел в кресле капитана и ещё не повернулся ко мне.

– Воин, ты как раз вовремя! – сказал я. – Обернись, чтобы я мог поблагодарить тебя должным образом.

– Не стоит благодарности! Всегда рад помочь!

Кресло повернулось, и у меня отвисла челюсть.

Это был Гавк!

ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!



Глава 55

– Гадость! Подлость! Какое унижение! Тьфу!

Кошмар выплюнул самый большой комок шерсти, который я когда-либо видел. Прямо в мамин горшок с петрушкой.

– Меня спасла СОБАКА!

Мы втроём сидели на заднем дворе. Космический корабль Гавка снова был припаркован под нашим розовым кустом. Кошмар, который начал шипеть с тех пор, как открылся люк, не прекращал возмущаться.

– Я не переживу этого и за девять тысяч жизней!

Даже для Кошмара это уже слишком!

– О чём ты? – спросил я. – Ты бы предпочёл умереть?

Кошмар посмотрел на меня как на идиота:

– Ты ещё спрашиваешь? Лучше пасть смертью храбрых, чем быть спасённым слюнявой псиной. – Он прижал уши. – Особенно, если речь идёт в Гавке!

– Ну что ж, Кошмар, – сказал Гавк. – В любом случае добро пожаловать. А теперь мне пора. Но не волнуйтесь, ребята, мы встретимся как-нипуть. До вас дошло? Как-ни-путь!

Я знал, что этот момент должен был наступить, но у меня всё равно стоял ком в горле.

– Я буду очень скучать по тебе, Гавк! – воскликнул я и, протянув руку, похлопал пса по голове. – Ты был действительно очень хорошим мальчиком.

Гавк протянул лапу, чтобы я пожал её:

– Ты тоже.



Глава 56

Да во всей Вселенной не найдётся столько комков шерсти, сколько мне хотелось выплюнуть, чтобы выразить своё отвращение к этому мерзкому проявлению сентиментальности. На глазах мальчишки выступила вода, и он, задыхаясь, сказал:

– Я никогда не забуду тебя, добрый космический спасатель!

– А я тебя, прекрасный человек, метающий мяч! – пролаял Гавк.


Когда мы наблюдали, как его корабль, мерцая красными огнями (не такими красивыми, как наши, зелёные), я понял, в чём прелесть Земли, – на ней стало на одну собаку меньше.

– Не волнуйся, Кошмар, – сказал монстр, вытирая глаза. – Всё будет хорошо. Даже если ты никогда не признаешься в этом, я знаю, как сильно ты будешь скучать по Гавку.

Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!

– Ай! – воскликнул мальчишка. – Ты сделал мне больно!

А это ещё одна замечательная вещь на этой планете – уязвимые люди.



Глава 57

Через несколько дней родители вернулись домой, и жизнь стала как прежде. Вот только в школе меня всё время спрашивали, когда моя бабушка собирается устроить ещё одну вечеринку. Это было немного странно. Здорово, конечно, но странно.

Мама загорела, хорошо отдохнула и заговорила по-японски. Папа, наоборот, совсем не изменился, разве что стал бледнее, чем обычно.

– Ты не представляешь, Радж, – сказал он, плюхаясь в кресло, – какие эти пародонтологи крутые ребята! Мне нужно отдохнуть несколько дней, чтобы прийти в себя!

Мама закатила глаза:

– Они тусовались весь день у бассейна. Заметьте, не в бассейне, а вокруг него, на шезлонгах. Я не забыла сказать, что это был крытый бассейн?

Папа вручил мне небрежно завёрнутый подарок:

– Это для тебя, Радж.

Я развернул его и обнаружил футболку. На ней были нарисованный Люк Скайуокер, держащий зубную дрель, и надпись: «Да пребудет с тобой зубная нить!»

– Я прихватил её, потому помню, что тебе нравятся мои футболки!

Очевидно, что с чувством юмора у отцов так же плохо, как и у космических псов.

– Спасибо, пап. – Я выдавил улыбку. – Крутая футболка.

Аджи обняла маму за плечи.

– Мы прекрасно провели время, пока тебя не было, – сказала она. – Жаль, что вы так и не познакомились с той замечательной собакой.

Я сказал Аджи, что владельцы пса наконец-то увидели моё объявление и пришли за ним. И она поверила мне.

Мама осмотрелась:

– Кстати, о собаках. Где Тявкинс? Разве он не должен облаивать Кошмара?

Аджи улыбнулась:

– О, это ещё одна замечательная новость. Тявкинс наконец-то обрёл свой дом – прямо через дорогу от вас!

– Рада, что всё так счастливо закончилось, – сказала мама.

Теперь Аджи обняла и меня:

– Радж, мой дорогой Моммага, время пролетело так незаметно. Надеюсь, ты усвоил урок об использовании свежих специй? Возможно, ты даже научишь свою маму готовить.

– Я всё слышу, Амма, – сказала мама и рассмеялась.

Я кивнул:

– Спасибо за всё, Аджи.

Она наклонилась к Кошмару:

– Я оставила тебе панир, проказник. Так что не забывай про свою аджи!

Кошмар обвил хвост вокруг её ноги, и это было самое милое, что он когда-либо делал.

Потом его стошнило. В папины туфли.

– Кошмар, как ты мог? – крикнул мой отец.

– Он просто рад твоему возвращению, – сказал я.

И Кошмар подтвердил мои слова громким шипением.



Об авторах

Джонни Марчиано – всего лишь бесполезный человек. Единственное, что оправдывает его существование, – это то, что он вёл хронику славных приключений Кошмара, кота-диктатора из космоса. Все остальные его книги важны намного меньше. В настоящее время проживает на планете Нью-Джерси.


Эмили Ченовет – презренный человек, живущий в Портленде, штат Орегон, где мерзкая жидкость, известная как дождь, выпадает примерно сто сорок дней в году. Под секретным псевдонимом Эмили Рэймонд она сотрудничала с Джеймсом Паттерсоном при написании многочисленных книг-бестселлеров. Её семья состоит из трёх других бесполезных человек и двух крайне невежественных земных котов.


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Виктор Гвор «Спасатель. Вечная война», Джонни Марчиано «Сюрприз с планеты Лотток - 1. Очень плохой котик!», Джонни Марчиано «Сюрприз с планеты Лотток - 2. Берегись, Остроклык!»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален