Furtails
Анна Пальцева
«Дочь смерти - 1»
#NO YIFF #кицуне #хуман #попаданец #приключения #романтика #фентези #магия #превращение #дракон #эльф
Своя цветовая тема

Анна Пальцева

Дочь смерти. Смерть ради новой жизни

ПРОЛОГ

Это место всегда наводило ужас на наемников, не говоря уж о том, чтобы присутствовать в самом сердце горы Йоры, в состав пород которой входил опасный камень для мага – тэхо. Лишь мысль о наличии артефакта – медальон с чешуйкой местной птицы – позволял не сойти с ума. Но и это не являлось самой жуткой причиной, чтобы держаться как можно дальше от этих мест.

Группе наемников, которые решили примкнуть к стороне восставших против совета единства магов, было велено явиться в тронный зал, по приказу темного мага. И, идя по коридорам, с опаской оглядывались по сторонам, боясь встретиться с порождениями тьмы хозяина этой обители. Они до сих пор не могли понять, как ему удается жить в таком месте и пользоваться магией, что противоречило всем законам магического мира, но увидев сидящего на троне мужчину, забыли обо всем, так как страх сковал все их внутренности. Если бы им дали право описать его, то только одно сравнение подошло бы – мертвец, именно так выглядел их хозяин.

Мужчина, восседавший на каменном троне, был невероятно бледен и худ. Казалось, что перед ними сидит скелет обтянутый белой кожей. Его длинные белые волосы придавали ему еще более мистический вид, обрамляя неестественно худое лицо. В черных впадинах глазниц клубилась сама тьма, не давая возможности наемникам понять, куда устремлен взгляд мага, а черное одеяние, состоящее из длинного балахона, как будто перетекало туманом из одного места в другое.

Маг обвел взглядом склонившихся у его ног наемников и сухим голосом проговорил:

– Я очень не доволен вами, господа. Восточная часть земель Белых драконов, которая мне необходима, так и не захвачена, а наше войско теряет бойцов. Прошу объяснить, почему так происходит? – Голос мага шелестом разнеся по мрачному, еле освященному залу, доводя наемников до остановки сердца.

Главарь их группы, еще сильнее наклонив голову, через раз дыша, ответил:

– Во всем виновато войско северного государства Севериона, хозяин. Их маги сильны и численность превышает в разы.

– Хм. – Маг опустился обратно на трон, закинув ногу на ногу. – Король Ранаэль Исилендин и в правду серьезный противник, и всегда со всей серьезностью относился к военному делу… – Он замолчал, в задумчивости потирая костлявыми пальцами острый подбородок. – Нам нужно мощное оружие, есть предложения?

– Может ваше участие облегчит нам путь к назначенной цели? – Предложил главарь.

– Моих сил хватит разбить войско этого северного лиса, но они мне пригодятся для более важного события.

– Можно мне, хозяин… – Один из наемников подался вперед, осмелившись посмотреть на мага. Тот, повернувшись к нему, прожег его черным взглядом, от чего у наемника побледнело лицо, а язык примерз к нёбу.

– Говори, сейчас нужна любая информация.

Опустив голову еще ниже, он проговорил:

– Один из знакомых, из городка при Западной Академии Магии, мне сообщил, что как будто в этой Академии учится маг смерти. Может использовать его, ведь говорят, что эта магия несравнима ни с чем?

Склонившиеся наемники не могли увидеть улыбку мага, которая появилась на тонких черных губах при упоминании магии смерти.

– Ты прав, эта магия уникальна, и этот маг действительно облегчит нам работу. Это замечательная новость. Разузнайте о ее правдивости и сразу же сообщите мне. Свободны!

До самого выхода вся группа не сказала ни слова, боясь поверить, что вышли они всем составом, ведь в предыдущий раз, они лишились одного члена группы, который решился из любопытства рассмотреть мага тьмы. Теперь осталось молиться, чтобы информация подтвердилась, а то им всем не выжить при следующем визите.

За гранью смерти есть не только тьма,

Там есть надежда, свет и чистота.

Но не спеши туда, покуда не поймешь сама,

Что там есть все. Не только пустота.

Покуда не отыщешь в себе свет,

Пока не осознаешь, кто ты есть —

Тебе на тот конец никто не даст билет,

И не поможет. Будет только месть…

Ярослав Суров

* * *

«Понедельник. Не люблю этот день недели. Мало того, что выходных не хватает, чтобы сделать все необходимые дела, так еще и этот университет, забирающий большую часть времени, которое можно было бы использовать в удовольствие, например – поспать».

Будильник дал понять, что пора вставать.

«Эх…не вериться, что скоро я закончу это мучение – учебу – найду себе работу и буду жить и радоваться!»

Сползая с постели, почувствовала ногой что-то мягкое и пушистое, а затем это что-то издало «мяууу» и вцепилось в ногу.

– Рыж, ну что ты вечно под ноги попадаешь, мало тебе раздавленного хвоста на прошлой неделе? Да и мне вечно царапины надоело замазывать зеленкой.

Кот посмотрел на меня своими невинными карими глазами с вертикальными зрачками и протяжно промяукал, обтираясь об эту самую поцарапанную ногу.

– Хорошо, я не злюсь на тебя, а ты не сердишься на меня, – сказала, поглаживая своего рыжего кавалера – пойдем, пора завтракать и в универ.

Кот вальяжно проскользнул между ног и, шагая походкой аристократа, направился в сторону кухни, показывая всю свою важность.

Наверное, надо рассказать о себе чуть-чуть. Самое главное, я – сирота. Выросла в приюте для детей. Родителей не знаю своих до сих пор, не смотря на то, что мне уже двадцать четыре. Да и искать особо их не хочу, разве можно любить того кто бросил тебя, вот…и я так думаю. В приюте я особо не выделялась, с другими сиротами никогда не ссорилась, вела тихую и мирную жизнь. Когда пошла в школу, пропадала постоянно в библиотеке, любила читать – ведь познавать мир с помощью книг мне показалось самым интересном. Но, не смотря на это, школу с золотой медалью я не закончила. Не давалась мне информатика и физкультура. Мне больше нравиться сидеть и читать книги. Так и решила я поступать в Московский университет юных писателей. И вот остался последний год и можно будет пожить в свое удовольствие. Университет мне выделил отдельную комнату в общежитии как ученику не имеющего другого места проживания. Они не захотели терять такого начитанного и интересного человека, ведь вступительные экзамены я сдала превосходно. И вот прошло уже пять лет, как я живу в этой комнатке с Рыжиком, его я взяла в приюте для животных. Люблю животных. А в приюте решила брать потому что, животное без дома поймет лучше человека, у которого так же не было своей семьи и дома. Вот так и живем.

Поставив подогреваться чайник, положила в миску Рыжика его порцию завтрака состоящего из жидкого корма для животных и пошла в ванную, приводить себя в порядок. Из зеркала на меня смотрела худенькая девушка с медными волосами и синими глазами. Я никогда не красила волосы. Цвет был родной, не рыжий, а именно медный, переходящий в тёмно-красный. Они были густыми и прямыми ниже лопаток. Это моя гордость. Хоть меня и обзывали рыжей, но мне было все равно. Как говориться лишь бы себе нравилось. Рост был у меня не большой, метр шестьдесят восемь. Глаза имели цвет синего моря, что в совокупности с медными волосами смотрелось необычно. Круглые и большие, они давали схожесть с какой-нибудь аниме-девушкой. Темно-рыжие густые ресницы подчеркивали глаза еще больше, а тонкие брови-полумесяцы делали меня загадкой. А также прямой маленький носик, на конце чуть вздернутый вверх. Только губы, увы, с дефектом – верхняя губа чуть больше нижней, но обе пухленькие, что сглаживает эту неправильность. Высокие скулы на овальном лице давали небольшую элегантность. Одним словом не страшненькая, себе я нравилась.

В университете у меня было немного друзей, да и не друзей, а так – знакомых, которые часто просили меня только дать лекции списать. Я не жадина, давала без просьбы дать что-то взамен. Ну и парня соответственно не было, ведь для всех я была странной рыжей девчонкой. Хотя один раз меня приглашали на свидание, были поцелуи и обнимание, но не более. Случайными связями не увлекалась.

Причесав и заплетя волосы в косу, я завершила водные процедуры, оделась и пошла завтракать.

Мало того, что понедельник, так еще и дождь идет. Многие говорят, что осень это время поэзии и написания шедевров, но меня эта погода не вдохновляет. Что может быть лучше теплого и солнечного лета. Сидеть на травке под деревом и записывать в тетрадь мысли и фантазии. А эта осень только и заставляет сидеть дома и хандрить.

Попивая чай и смотря на капли на окне, совсем забыла о времени, а ведь сегодня первой парой нам должны были поставить поэзию с Львом Сергеевичем. Очень интересный человек, а как читает стихи, просто заслушаешься.

– Все, Рыж, пойду на занятия, не скучай и не шуми. – Погладив Рыжика, взяла, приготовленную сумку для универа со вчерашнего вечера, и вышла из комнаты, закрыв ее на ключ.

Стоя на ступеньках под козырьком крыльца общежития, я поежилась.

– М-да, погода шепчет.

Открыв свой старенький зонтик, мысленно обрадовалась, что дороги тут асфальтированные, не то, что у нас в городе, откуда я приехала, и шагать до метро не придется по грязи.

Метро от общежития находилось не далеко, но достаточно, чтобы промокнуть.

«Как бы не заболеть после такого, ведь ветер осенний, не жалеет совсем таких маленьких и худеньких девочек как я.»

Идя по тротуару наклонив зонт чуть вперед, чтобы укрыть от ветра лицо, случайно налетела на мужчину. Не поднимая зонт, попросила прощения за неуклюжесть, мне ответили что-то про «надо быть внимательнее», но этого я уже не слышала, так как спешила и шаг ускорила.

«Вот, понедельник уже дает о себе знать», подумала я, еще больше прибавляя шаг.

В метро хоть и суше – но многолюдно.

«Ну что я хотела – «Час пик». Надо было раньше вставать».

Стоя на краю платформы, пыталась хоть как-то зайти за желтую полосу подольше от края электропутей, но народу было много, и все толкались, норовя столкнуть вниз.

«Вот пингвины жирные, совсем на край сместили меня, что смотришь парень, дай я лучше в тебя вцеплюсь, а то уже поезд едет».

Увидев поезд, люди оживились, и стали еще сильнее толкаться, сдвигая меня еще больше. И тут сзади кто-то крикнул «Осторожней» и я полетела вперед из-за сильного толчка в спину. Все как то замедлилось… я вижу, как приближаются рельсы, поворачиваю голову и вижу слепящий белый свет поезда, резкий удар и темнота…

«Вот тебе и понедельник».

«Как же болит голова…»

Пытаюсь поднять руку и приложить ко лбу, но ничего не получается. Она не хочет меня слушаться. Вторая попытка, вот, уже лучше. Еле поднимаю правую руку и подношу ко лбу. Пронзает сильная боль в голове, по-моему, я расшибла лоб.

«Что-то жарко как-то».

Открыв с третий попытки глаза, не сразу соображаю, где я. Листва деревьев, солнечный свет проникает через ветки. Птички поют, где-то слышен ручей. Прям идиллия. Вдыхаю побольше воздуха в грудь.

«Ооо…какой чистый воздух. По-моему это рай. Ведь я умерла, так как нельзя выжить после столкновения с поездом. Так, а почему голова болит? Вроде в раю ничего не должно болеть. Необходимо проверить себя на повреждения. Ох, как все болит. Нет, полежу еще…»

Похоже, я уснула, так как уже чувствовалась вечерняя прохлада, когда снова пришла в себя. Глаза неохотно открылись, но хоть голова не так уже сильно болела.

«Теперь можно и попробовать встать. Таак…на четвереньки получилось, надо до дерева доползти, так легче будет подняться. Уф. Тяжело, однако, как будто мешки с картошкой таскала, в руках и ногах слабость. Все, вроде стою. Посмотрим, все ли цело: ноги, руки шевелятся, хвост вроде тоже. Хвост??? Откуда хвост!??? Так, дышим, вдох-выдох, вдох-выдох. У меня хвост!!! Что-то голова закружилась, присядем, а то еще упаду. Хвост, уф…а забавный такой, не сильно пушистый, но мягкий, длинный чуть ниже колен, шерсть…у меня шерсть…удивительно, уф, шерсть одинаковой длинны на всем хвосте, полосатый (красно-рыжий) а на конце черный. И главное я его чувствую, по шерсти глажу и чувствую, приятно, а против шерсти щекотно. Теперь понятно, что чувствует Рыж. Так, а если есть хвост…ААА…У меня звериные пушистые уши!!! Вдох-выдох, хоть не большие, и то радует. И что я за зверь? Ведь у человека нет хвоста и ушей? Нет! Так, а с лицом что? Сумка! Где моя сумка? Там есть зеркальце! Её нигде нет…Что ж, на ощупь значит определим. Вроде ничего лишнего, брови, глаза, нос, губы, уже хорошо. Звериных усов нет. Груди две, не шесть как у животных, вроде все на месте ничего лишнего кроме хвоста и ушей. Да и шерсти больше нигде нет, даже ноги без волос и…удивительно! Но и подмышками нет и…между ног тоже…что же это? Бриться теперь не надо? Ха! Это хорошо, очень хорошо. А кожа, то, какая гладкая, шелковая, мурр. Так! Стоп! Потом налюбуюсь собой! Где я вообще? Если чувствую боль, то не в раю. Может в аду? Неее…такая атмосфера и с такой природой не может быть адом. Тогда где? Хм. Может я в другом мире? Ведь все попаданки так и оказывались в других мирах – через смерть. Печально, я не хотела умирать в рассвете сил, хоть и желала попасть в другой мир, но не таким же путем! Бедный Рыж, как он теперь без меня. Хорошо, что знакомая из другой комнаты приходит каждый вечер позаниматься со мной, может, что и заподозрит и попросит открыть дверь у комендантши».

Невольно по щекам потекли слезы.

«Так! Хватит жалеть себя и других! Что было – то было! Здесь и сейчас я жива, вот только где? И сколько сейчас времени? По солнцу вроде, похоже, что где-то шесть часов. Есть охота».

При этой мысли мой живот издал звук требующий бросить в него хоть какой-нибудь еды.

«Прости милый, но придется побыть на диете. Надо встать и осмотреться. Кстати, я слышала звук ручейка. С такими ушами, конечно, что угодно услышишь».

Губы растянулись в улыбке.

«Вот, уже настроение чуть получше. А вот и ручеек. Брр, какая холодная вода».

Зубы свело от холода, но пить очень хотелось. Напившись и умывшись, я стала озираться по сторонам.

«Вроде голова прояснилась, можно и о насущном подумать, то есть куда податься и что делать вообще? Я в лесу, и растительность мне не известна. Даже трава более яркая, тонкая и не высокая, как будто ее скашивают тут. Деревья высокие, ветки начинаются на высоте от двух метров, крона широкая, а стволы чуть шершавые, но нет такой коры как у нас на Земле. Она какая-то целая, без трещин, и имеет более серый цвет. Очень интересно. А вот кусты обычного строения, но не понятного мне происхождения. И куда мне идти?».

Над головой пролетела птица и скрылась в кроне дерева справа от меня.

«Вот, в ту сторону и пойду, ведь все равно не знаю куда идти, надеюсь, что здесь живут вообще люди…или нелюди, ну хоть кто-то».

С этой мыслью я двинулась в путь.

Здесь, однако, было жарко, и пришлось снять куртку и повязать ее на поясе, чтобы руки на всякий случай были свободны. Хвост стал путаться в ногах так, что я пару раз чуть не споткнулась, вроде и чувствую его, но пошевелить не могу.

«А ведь хвост это продолжения копчика, значит нужно пошевелить копчиком. Смешно звучит? Зато действенно! Вон, даже получилось пошевелить! Теперь необходимо как-то это шевеление и с ногами связать. Так, правая нога – хвост чуть влево, левая нога – хвост чуть вправо, вот, получается! Конечно, я так буду идти вечность, зато не упаду».

Полчаса тренировки и я уже смогла идти более или менее быстро. Только вот пейзаж не менялся: деревья, кусты… а солнце все ниже и ниже. Гляди и ночь настанет, а я так и не выйду из этого леса.

«Даже поговорить не с кем…»

Но тут мои ушки уловили звук, и звук этот был похож на какой-то скрип дерева и ржание лошади…

«Повозка?»

Я прибавила шаг, бежать боялась, хвост еще плохо слушался, все-таки шевеление хвостом это еще тот труд. Вскоре я вышла на дорогу, а по ней ехала не повозка, а телега, запряженная одной захудалой лошадкой. Но самое главное это извозчик, у меня даже глаза расширились от такого.

Извозчиком оказался мужчина, лет сорока на вид, темные, чуть вьющие, каштановые с сединой волосы, большие широкие плечи, но самое главное это уши и хвост! Одно дело у себя их видеть, другое дело это у других. Эти две удивительные части тела тоже были каштанового цвета. Ушки больше чем у меня и на вид более жестче, и не такие пушистые. Они забавно шевелились, улавливая звуки, а хвост постукивал по правой ноге хозяина. Та еще картина.

Мужчина ехал и напевал, какую-ту песенку, забавно при этом еще и присвистывая, не хуже соловья. Когда он подъехал ко мне вплотную велел лошадке остановиться, сказав «Пруу». Он взглянул на меня, и от этого пронзительного серого взгляда пошли мурашки по спине. Как будто оценивал, скользя взглядом с ног до головы. А когда встретился со мной взглядом, расширил глаза в неверии. Но это было секундное действие, что мне подумалось «Не показалось ли». Затем, мужчина принял свой прежний безмятежный вид, улыбнулся и низким басом спросил:

– Что такая милая льера делает одна в лесу, да еще и в таком виде. С вами все в порядке?

И тут я поняла:

«Я его понимаю! Но при этом чувствую, что это не русский язык».

– Нет, я заблудилась. Да и вообще ничего не понимаю. Проснулась в лесу, и не могу ничего вспомнить. Где я и кто я?

«И это мой голос? чуть мелодичнее стал, даже не привычно, как будто не я говорю».

Тем времени мужчина выпрямил спину и с более интересующим взглядом стал смотреть на меня.

«А вдруг это насильник, а я веду себя как школьница».

– Не могли бы вы мне помочь?

– Конечно, льера. Тут не далеко есть деревня. Залезайте в телегу. Отвезу к себе в дом, мы с моей женой поможем, чем сможем. Да, и я еще не видел таких льер ни разу, интересно узнать о вас.

Я обрадовалась:

«Не маньяк, раз жена есть, значит, нормальный порядочный мужик, а вот деревня…»

Забравшись на бортик телеги, и свесив ноги, мужчина хлестнул вожжами по лошади и телега тронулась. Я стала более пристальнее рассматривать мужчину. По его телосложению можно понять, что он знает, что такое тяжелая работа, вон какие большие и сильные руки. Мышцы также виднелись и на груди и ногах, прям богатырь какой-то. Одет он был просто, бежевая рубаха, скорей всего из льна, коричневые плотные штаны (наверное кожа) и черные сапоги ниже колена. Волосы не были завязаны и вольно растрепались по плечам. А уши так забавно шевелились, что я невольно улыбнулась.

Мужчина приподнял одну бровь и спросил:

– Что-то не так, льера?

– Все хорошо, просто я ни разу не видела людей с животными ушами.

Мой собеседник повернулся ко мне всем торсом и недоуменно сказал.

– А я и не человек, да и вы, льера не похожи на них. Вы и я «Норты» одна из рас мира Эдэра.

От услышанного у меня расширились глаза.

«Так тут еще и разные расы?»

– И какие расы тут еще существуют?

– Да много каких: эльфы, орки, драконы и люди, но мы с вами норты, хотя, я не знаю к какому семейству вы относитесь, льера.

– А какого семейства вы?

– Псовых. – И тут мужчина улыбнулся, при это показав внушительные клыки.

«Ого. Значит он собачка, да… уши и хвост похожие на собачьи».

– А что значит «льера»?

– Льера это обозначение нортов женского пола, льер мужского. Откуда вы, раз не знаете таких вещей?

Я поежилась под пристальным взглядом собеседника.

«Не доверяю я тебе еще мужик, чтобы рассказать, откуда я».

Поэтому пришлось сделать грустную «мордочку» и ответить:

– Простите, льер, но я не знаю. Ничего не могу вспомнить, мне страшно, я не знаю где я, кто я и почему там оказалась.

– Одежда у вас странная, что это за материал?

Я взглянула на джинсы.

«И как мне это объяснить?»

– Не знаю, наверное, так одеваются там, где я жила, а теперь не помню.

«Уф, вроде поверил».

Видно мужчина понял, что бесполезно что-то спрашивать, так как либо я не помню, либо не договариваю, ведь по глазам его видно, что мужик умный и все понимает.

– Хорошо, льера, пока мы едем, можете спрашивать, а то я вижу, как вам не терпеться расспросить меня о чем-то. Не правда ли? – Он улыбнулся и отвернулся к лошади.

– Вы правы. Кем вы работаете?

– Я фермер, у меня есть свои поля, скот и небольшая наковальня для ковки необходимых вещей. Скоро вы все сами увидите, льера.

– У вас есть дети?

Мужская спина напряглась. Секунд пять была тишина. Потом собеседник тяжело вздохнул и проговорил.

– У меня была дочь, но она ушла на войну и не вернулась.

– У вас женщины уходят на войну? – От такого заявления у меня даже руки затряслись.

«Это что же, мне теперь в армию идти? Я же там и дня не проживу.»

– По собственному желанию, но моя дочь не смогла бы по-другому. У нее образовалась связь с одним лейтенантом, и ждать его бы не смогла. Он обучал ее военному мастерству. И я скажу, что у нее хорошо это получалась. У такой маленькой, хрупкой девочки прорезался дар боевого ремесла, вся в деда. И вот уже как пять лет о ней ничего не слышно. В последнем письме она сообщила, что на востоке маги подняли восстание, и армию, в которую моя девочка входила, отправили на войну.

Мужчина затих. Мне было жалко его, но что я в таком случаи могу сказать, правильно, ничего. Поэтому я молчала, давая мужчине время для усмирения горя в сердце.

Телега продолжала ехать, тихо поскрипывая на неровностях дороги, а мы все молчали.

Прошло минут десять, как мужчина повернулся ко мне, и добро улыбнулся.

– Это ее выбор, так что запретить я ей не мог, она большая девочка, и я уверен, что у нее все хорошо не смотря ни на что. Так что хватит о грустном. Может, имя вы свое хотя бы помните?

Я задумалась, вдруг у них тут имена какие-нибудь заковыристые, и мое покажется экзотическим, но врать этому человеку, то есть норту становилось все трудней.

– Инесса или Нес, а вас как?

– Джон или Джо.

«Хм, вроде обычное имя».

– А можно на ты, Джон?

– Как вам будет удобно, маленькая льера. – Все-таки пугает меня эта клыкастая улыбка, брр.

– Ты что-то упоминал о магах, у вас есть магия?

– А где-то нет магии? – В голосе мужчины прорезались нотки интереса.

– Не знаю, но сейчас это звучит как какая-то сказка, ведь магия это волшебство. А его не бывает.

– Магия это не волшебство, а необходимость для жизни. У каждого разумного существа есть умение творить магию, только в разной форме.

– И у тебя есть это умение?

У меня глаза уже устали делать вид блюдца от такой информации.

«Неужели здесь есть магия? Невероятно!»

Джо хмыкнул.

– Конечно, есть, бытовую магию изучают все, а так же я обладаю небольшим умением общаться с растениями, поэтому у нас с женой неплохой заработок от продажи зерна и плодов. Не бедствуем.

– А что с лошадью тогда? Почему на нее смотреть больно, вон, какая худая.

Мужчина рассмеялся. А мне стало обидно, как будто какую ту чушь сказала.

– Это не лошадь, а сауп. На них верхом не ездят, а только перевозят груз. Такое животное может тянуть большой груз на длинные расстояния, при этом нет необходимости их менять как тех же лошадей. Живут долго и не прихотливы.

Через плечо Джона посмотрела на этого саупа. Ничем не отличается от лошади, только очень тощая, кости да кожа – черная кожа.

– А какая магия существует?

– Разная. Всю ее не перечислишь, но есть категории: целительная, боевая, артефакты и мертвая.

– А мертвая это что за магия?

– Магия смерти… – Джон запнулся, и с какой-то опаской посмотрел по сторонам. – Это способность общаться с мертвыми и управлять тьмой. Не многие могут это делать, так как за такую силу часто нужно платить. А про другие категории знаешь, значит, раз не спрашиваешь?

«Черт, увлеклась».

– Нет, догадываюсь. Названия говорят за себя.

Послышался смешок.

– Да, так и есть. Ну, вот мы и приехали. Добро пожаловать в деревню «Зарница».

Мы въехали в небольшие деревянные ворота.

– Ааа, Джон, уже обратно вернулся с ярмарки. И как улов?

К телеге подошел мужчина с короткими серыми волосами, такого же цвета уши и хвост.

«Ну, точно волк, вон какими голодными глазами смотрит на меня».

На поясе у мужчины висел внушительный меч без ножен.

«Вот они какие, охранники ворот, страшненькие».

– А это кто у нас тут? Где такую девочку нашел, а Джон? – Сплюнув, мужчина перевел взгляд на моего собеседника и улыбнулся.

– Это дочка подруги моей жены. Попросила приглядеть пока будет в отъезде.

– И какого семейства будешь? – Спросил он меня.

А мне стало тошно от этого мужчины, да еще и пах он отвратительно, потом и алкоголем.

– Семейство лисьих южных краев. – Ответил за меня Джо.

– Ммм, лисичка значит, сладкая девочка, ну езжайте, да и не спускай глаз с нее Джон, у нас в деревне много свободных самцов.

От таких заявлений мне стало дурно.

«Животные, чистой формы. Дикие и не культурные».

Джон заметил мое передергивание плечами и нахмурился, кивнув сторожу, хлестнул не лошадку уздой, дав команду ехать дальше. Ехали молча. Как я поняла, деревня состояла из одной широкой улицы, по краям, которой, стояли одноэтажные деревянные дома. Прям как у нас на Руси. Обычные срубы с резными окнами и ставнями, а крыши были покрыты деревянной черепицей.

«Забавно, но мило».

Каждый дом излучал тепло и уют, наверное, в таких домах хорошо встретить старость, тихо и спокойно. Уже вечерело, и в окнах горел свет, и мне показалось, что не от свечи, а именно от лампы.

– Джо, а какой способ освещения вы используете?

На меня посмотрели как на слабоумную.

– Магическое, конечно. А бывает другой?

– Ну, свечи? – Я зажмурила глаза.

И правильно сделала, мужчина рассмеялся, даже хвостом завилял.

«Точно как собака».

– Не все так запущенно, льера. Свечи опасны в деревянных домах, да и освещают плохо. – Он еще раз усмехнулся.

А мне стало обидно, ну что я еще могу подумать, увидев такие дома? Да и еще нет ни столбов, ни проводов, что говорит об отсутствии электричества.

– Прости, льера, но ты забавная.

Я подняла голову и посмотрела на Джо. Его глаза излучали добро и все тот же интерес к моей персоне.

– Наверное, я не помню как жила до этого, да и магия мне кажется сказкой. – Я вздохнула, ведь все меньше и меньше мне хочется врать этому мужчине.

Телега остановилась, а я и не заметила, как мы доехали до конца деревни и встали около дома, который находился возле леса, огражденный небольшим забором. Джо спрыгнул на землю и повернулся ко мне.

– Слезай и жди меня здесь, я отведу саупа под навес и укрою телегу.

Сделала, как сказали, при этом чуть не запуталась в хвосте и не упала, на что мне мой спаситель ответил, что мне просто нужно с этим хвостом подружиться и все будет хорошо.

«Ага, ему легко сказать, он с ним родился, а мне мучайся. Эта конечность постоянно опутывает коленки!».

Пока Джо уводил не лошадку, я решила рассмотреть его дом. Ну, что сказать. Избушка не на куриях ножках. Небольшое такое строение, но надежное. Наверно, использовался дуб, если он конечно здесь растет. Все такая же крыша из серой деревянной черепицы, резные наличники окон, покрашенные в коричневый цвет и большая резная дверь. Подойдя поближе, увидела, что вырезана собачка, смотрящая на меня. Красота, как будто живая.

– Это охранка.

Джон так бесшумно подошел, что у меня чуть сердце не остановилось.

«Уф… вдох-выдох, Нес, вдох-выдох…»

– Нельзя же так пугать! – Посмотрела на мужчину, сделав при этом страшные глаза, на что мне ответили «Разве я такой страшный?». И не возразишь, ведь он и впрямь не страшный, а очень даже ничего, чистокровный самец.

«Так, и что это за мысли? У него же жена есть, да и ребенок, так он еще и старый для меня! По-моему я просто устала».

– Добро пожаловать в мое логово! – Джон толкнул массивную дверь, приглашая рукой зайти в дом. Ну, я и зашла, только рано радовалась, что наконец-то будет уют. Где-то в глубине дома послышалось рычание. Так рычат только злые звери! И навстречу мне выпрыгнула женщина, при этом рыча и скалясь, показывая внушительные клыки, да еще махая большим пушистым хвостом из стороны в сторону.

– Джонатан! Что это еще за суччкаа! – Она это больше прорычала, чем сказала.

«Ничего себе, еще и обзывается! Я же не успела ничего сделать!».

Но при этом у меня внутри все замерло от страха. Хвост поджался под коленки. Я стала отступать назад и запуталась, как всегда, в своей непослушной конечности, при этом налетев на мужчину. Но меня удержали за плечи и поставили на ноги.

– Успокойся, Лана! Это Инесса. На нее напали, обокрали, да еще и применили заклинание стирания памяти. Эта девочка ничего не помнит, и попросила о помощи.

В подтверждение я замахала головой и посмотрела на женщину. Рычать перестала – уже хорошо.

Она была выше меня на голову, когда мужчина на две. Я ему в пупок почти дышала.

«Теперь понятно, почему такая массивная дверь. Для таких-то нелюдей!»

Женщина подошла к нам и чуть склонила голову в приветствии. А я как последняя неприличная особь женского пола стала ее рассматривать. Она просто красавица! Выглядит на лет тридцать, высокая и стройная. Платье цвета индиго, длиной до щиколотки, подчеркивало все женские прелести. Пышная грудь, широкие бедра. А волосы – ммм…цвета золотой пшеницы, завязанные в тугую толстую косу, опускающуюся ниже талии. Уши и хвост такого же цвета. Глаза меня просто поразили – голубое небо. Все гармонично и красиво. Я даже рот открыла от изумления.

Видя мою реакцию, Лана улыбнулась и проговорила:

– Простите, льера. Я почувствовала другую самку и решила защитить свое логово.

«Ага, а еще мне горло перегрызть, клыки то до сих пор показывает».

– Ничего страшного. Я вас понимаю, – пришлось вежливость включить, – я бы хотела вас попросить о помощи, ведь не помню кто я и что со мной произошло.

«Так сделаем «мордочку» кота из мультфильма «Шрек».

Сработало! Женщина улыбнулась по-доброму и протянула ко мне руки, приглашая пройти в дом, а не стоять на пороге. Джон зашел следом.

– Конечно, Инесса. Поможем всем, чем сможем. Иди, умойся, сейчас сядем за стол и все обсудим.

Проводив меня к углу этой комнаты, показали на бочку с водой и тазик.

«Еда это хорошо, а то почти сутки не ела».

Умывшись, я села за стол, на котором стаяли уже и посуда и еда.

«Ммм… картошечка, мясо, овощи, о… пирожки, чай, молоко. Божественно. Никогда не думала, что так сильно буду радоваться еде».

Минут на двадцать я выпала из реальности. Меня ни о чем пока не спрашивали, видя, как я уничтожаю еду. А когда первая потребность для живых организмов была удовлетворена, Лана стала меня расспрашивать и предлагать помощь.

– Нес, ты можешь оставаться у нас столько, сколько ты захочешь, ты нас не потеснишь, да и нам не будет так одиноко. Джон тебя всему научит и обо всем расскажет.

– Спасибо большое, вы даже не представляете, как помогаете мне. Когда-нибудь я вам отплачу за это добро!

Мне была приятна забота этих нелюдей. Они были настоящей семьей, такой, какой у меня не было.

После позднего ужина мне предложили искупаться в бане. Я была на седьмом небе от счастья, когда я чистая, сытая и довольная ложилась спать на мягкую кровать.

– Это спальня, нашей дочери Элизы, – сказала мне Лана перед сном, – можешь здесь спать и ни о чем не задумывайся, мы рады тебе. – На этом она ушла, тихо прикрыв за собой дверь.

Я не сразу смогла уснуть, все-таки обстановка отличалась от предыдущего места жительства. Запах дерева, мягкая перина, сверчки за окном, все это было не привычным для меня, жившей в большом городе, но усталость сделало свое. Повернувшись лицом к стенке и укутавшись пушистым одеялом, я как кошка потерлась об подушку и уснула, напоследок подумав, что все могло сложиться куда хуже.

«Я умерла, что может быть хуже?».

На улице было раннее утро, а сон уже пропал. Лежа на кровати и смотря в деревянный потолок, я вспоминала все, что произошло со мной за сутки. Трудно себе представить и вообще осознать, что мне дали второй шанс на жизнь, причем в другом мире, да еще и не человеком.

«Кстати, я же даже не видела, как я выгляжу?»

Вчера мне было уже как-то не до этого. От переживаний и событий, произошедших со мной, я устала, и отдых мне был необходим, поэтому о внешности я не задумалась, но сейчас… Сев и свесив ноги с кровати, я обвела взглядом комнату, в которой меня поселили. Она была небольшой, но достаточно милой, сразу видно – женская территория. Большой шкаф, сундук около двери, кровать на которой я сижу и туалетный столик с большим зеркалом, а также одно большое окно с видом на лес. Сами стены были обиты деревянными панелями светло-бежевого цвета, что давали комнате еще более уютный вид.

«А вот и зеркало».

Спрыгнув с кровати с опаской пошла к туалетному столику. Шаг, еще один…когда в зеркале показалось мое новое отражение я застыла на месте и перестала дышать.

«И что за животное я?»

Я выглядела как обычно, все те же длинные медно-красные волосы, заплетенные в косу, которая после сна была на вид немного пожеванной. То же милое личико с большими синими глазами и маленьким вздернутым носиком. Ноги, руки…полосатый хвост, к которому я начинаю привыкать и ушки. Небольшие, пушистые ушки – два маленьких треугольничка. Внутри они были покрыты короткой черной шерстью, а по краям длинной белой, где-то в три сантиметра. Сзади на кончиках черные и переходящие в темно-красный цвет к голове. Они были такие милыми. За счет длинной белой шерсти по краям, смотрелись чуть поникшими. Белые кисточки загибались назад. А также забавные прядки белой шерсти внизу, с внешней стороны ушек, были на порядок длиннее, чем по краям, придавая тем самым вид милой зверушки. С моими волосами это смотрелось настолько мило, что я до сих пор не понимала, что стою и не дышу, и как только в груди закололо, сделала вдох.

«Я – няша, самая настоящая няша! Еще бы хвостом научиться шевелить, и было бы вообще замечательно».

Мне мой вид нравился, но что-то говорило, что с такой внешностью меня не будут принимать в серьез. Слишком мило! От дальнейших размышлений меня отвлек звук открывшей двери.

– Уже встала!? Замечательно! – В комнату зашла Лана. Она обошла меня по кругу и села на кровать. – Забавное у тебя нижнее белье, но слишком открытое.

Я присела рядом, укутавшись в одеяло. Слишком пристальным взглядом она меня рассматривала, что даже стыдно стало.

– Зато, очень удобное. – С ее заявлением, я поняла, что они тут носят какие-нибудь панталоны.

– Возможно. Но и твоя внешность очень необычная. Я ни разу не видела таких нортов и к какому семейству относишься, не могу предположить даже.

– Джо сказал, что я лиса.

– Нет, уши у тебя не лисьи, да и хвост тоже. Это он тебя охране так представил, чтобы вопросов лишних не было. Но вопрос остается открытым. Ты точно ничего не помнишь? – Спросила она, прищурив глаза.

И тут мне стало стыдно. Эти нелюди мне помогли, приютили и накормили, да еще предложили и дальше сидеть у них на шее. И как им лгать? Видя мои смятения, Лана взяла меня за руку и сжала ее, показывая этим, что она и Джо будут дальше мне помогать и не выгонят. И я решилась.

– Хорошо. Я вам скажу все. Вы мне нравитесь, и я не хочу вам лгать.

Женщину улыбнулась, встала и направилась в сторону двери.

– В шкафу ты найдешь себе вещи. Ты с моей дочерью одинаковы по телосложению, и ее вещи должны тебе быть впору. В сундуке подберешь обувь. Одевайся и выходи к завтраку, там все и обсудим.

И она вышла, оставив меня собираться с силами для важного разговора.

Вещи и вправду подошли мне. Я выбрала кожаные штаны темно-вишневого цвета с прорезом сзади для хвоста с пуговицей на поясе, это чтобы хвост было куда деть. Они были гладкими снаружи и мягкими внутри. Рубашку с завязками на груди бежевого цвета из льна. И, кстати, нижнее белье более-менее было приемлемым, не панталоны – а шортики. А также, бюстгальтер, чем-то схожий с нашим. Только тоньше, сшитый для того, чтобы держать грудь. Все белье было хлопчатобумажным.

«Было бы, что держать, у Элизы грудь на два размера больше чем у меня, так что, придется в своем походить. Осталось, только, обувь подобрать».

Среди ботинок мне подошли две пары. Обе одинаковой высоты – до середины голени. Они были на небольшом каблучке из мягкой кожи черного цвета. Так же, я обрадовалась вещи похожей на носки, а то уже думала, что портянки будут. Облачившись в одежду нового мира, я подошла к зеркалу.

«Стильно, мне даже нравится».

Найдя гребень в отделении туалетного столика, я стала распутывать свои волосы. Между ушек было на удивление легко расчесывать. Заплетя новую косу, взглянула еще раз на свое отражение и направилась на важный разговор.

Джон уже сидел за столом и наблюдал за своей женой, как она расставляет завтрак на столе. Увидев меня, встал, обвел оценивающим взглядом и, улыбнувшись, пригласил жестом присесть рядом с собой.

– Замечательно выглядишь, Нес. Как спалось? – Спросил он.

– Спасибо, благодаря вам хорошо.

– Я рад. Лана, хватит с нас того что ты уже поставила на стол, садись и давай приступать к завтраку. – Обратился он к жене.

«Это она, наверное, после вчерашнего моего поползновения на еду решила поставить побольше съедобного на стол.»

Я улыбнулась заботе Ланы.

– Да-да, сейчас только еще блины с вареньем поставлю.

Когда все было расставлено, мы принялись за завтрак. Было все очень вкусно, все натуральное, а я и забыла что такое настоящая еда, так и потолстеть не трудно. После сытной трапезы (что завтраком трудно назвать, скорей всего обедом) настал момент истины. Джон заговорил первым.

– Нес, мы знаем, что ты нам врешь, но это не страшно. Мало ли какие проблемы у тебя, и ты не хочешь нас утруждать, но мы бы хотели знать правду.

Я вздохнула.

«Пора».

– Извините меня… я просто боялась. – Лана напряглась, а Джон чуть наклонился вперед. – На самом деле я не из этого мира. В своем я умерла, и видимо мне дали второй шанс. Я очнулась в лесу в своей одежде, но с хвостом и ушами, ведь там я была человеком.

– Человеком? – Лана от удивления прикрыла рот, поняв, что повысила голос. – Люди жестоки и самовлюблены, они бы никогда бы не попросили помощи у таких существ как мы. Но ты, добрая, в твоем взгляде нет этого презрения. Ты не могла быть человеком!

– Я из другого мира, а ты удивляешься, что я была человеком? – Я улыбнулась. – У нас нет других рас, только люди. Может поэтому другие взгляды, хотя не спорю, есть и такие индивидуумы.

Лана продолжала закрывать рот ладошкой, а Джон молчал. Его взгляд стал задумчивый, мне стало даже не по себе.

– Но как такое возможно, я не слышала о таком, чтобы кто-то приходил из другого мира.

– И я встречаюсь с этим впервые. Но я там умерла, несчастный случай, и теперь я здесь – в мире магии и удивительных существ.

Женщина расслабилась и пересела ко мне, обняв за плечи.

– Бедная девочка. Спасибо Всевышнему, что ты повстречала моего мужа, и они свели нас с тобой. Одна в чужом мире ты бы могла погибнуть, мало ли каких хищников ты бы встретила в лесу.

Она погладила меня по голове, продолжая обнимать. А мне стало тепло и спокойно. Наверное, так должна мать обнимать дочку.

– О Боги, а как же твои родные в том мире, они же, наверное, испытали такое горе? – Она прижала меня еще сильнее, а я опустила плечи.

– Я сирота, родители отказались от меня, так что они потеряли меня еще, когда я была младенцем.

Лана перестала меня гладить по голове и прижала мое поникшее тельце к своей пышной груди.

– Но ты обрела новых, – тихо проговорила она – ты дома.

И я не выдержала, обняв ее за шею, прижалась теснее и заплакала. Ведь в приюте я всегда ждала, что меня когда-нибудь так же будет обнимать новая мама, даря свою любовь. И даже не надеялась эту самую любовь ощутить. И вот сейчас, в другом мире и совсем не человек обнимает меня и говорит, что я обрела наконец-то родных.

«Спасибо тебе Всевышний, кто-бы ты не был, что дал мне это счастье».

Лана продолжала меня гладить, шепча утешительные слова, а я тихо плакала. Потом, отстранив меня, вытерла пальцами мои слезы и сказала:

– Теперь все будет иначе, не важно, из какого ты мира и кто ты, в тебе я чувствую ответную любовь. И я буду рада тебя называть дочерью.

Ее голубые глаза излучали любовь и нежность, и я кивнула. А потом меня обняли со спины и прижали к большой и твердой груди.

– Я согласен с женой, не важно, кто ты, Нес, для нас ты будешь дочерью, ты еще совсем юна, и тебя нужно охранять и помогать, учить всему необходимому, тем более ты из другого мира.

– Спасибо, но как? Как вы так просто можете взять кого-то с улицы и принять в свою семью, вы же не знаете меня? – Я взглянула в глаза Джону.

– Все очень просто. Мы чувствуем в тебе чистую ответную любовь. Наше семейство позволяет нам понимать чувства других. Вот твои чистые и светлые нам говорят о том, что ты рада нашему выбору и будешь делать все, чтобы поддержать эти чувства. – Он потрепал меня за уши.

– Удивительно, – зажмурив глаза от этого его действия, я улыбнулась, – интересно, какого я семейства?

– Вот этого не могу сказать, но думаю, скоро узнаем. – Мужчина улыбнулся мне доброй улыбкой.

– Спасибо вам еще раз за все, я и не мечтала обрести новую семью!

Обняв их за плечи, я почувствовала себя самой счастливой. Они рассмеялись, прижавшись с двух сторон.

– Кстати, Нес, – Лана отодвинулась и посмотрела на меня, – а сколько тебе лет?

– Двадцать четыре.

– Ну, точно, еще совсем щенок! – Джо рассмеялся и опять потрепал меня за уши.

– А сколько вам лет, если я для вас щенок, ведь в моем мире я уже взрослая.

– Мне двести тридцать семь лет. – Сказала Лана.

– А мне двести шестьдесят восемь. – Последовал ответ Джо.

«Ничего себе!»

Мои глаза расширились от услышанного.

– Сколько же живут норты?

– По-разному. Средний возраст существа от тысячи до двух, но есть и старше, это зависит от уровня магии. Чем сильнее маг, тем дольше можешь прожить. – Сказал мужчина.

– Ты сказала, Нес, что у тебя нет магии в твоем мире, как вы там живете без нее? – Лана с интересов посмотрела на меня.

– Нам помогает техника.

– Что такое техника?

– Это изделия, устройства, работающие на электричестве.

– А это что такое?

«И как я им объясню, что такое электричество?»

Потерев виски, стала вспоминать физику.

– Это что-то на подобии энергии, появляющейся с помощью трения… ммм, как же вам объяснить, о! Это как разряд молнии. Только человек научился удерживать этот заряд и направлять его в нужное русло.

– Но магия так же работает. – Сказала Лана.

– Но люди это делают с помощью предметов. Если нужно зажечь огонь, мы используем предмет, способный это сделать, не с помощью пассов рук и плетений магических нитей.

– А откуда ты знаешь про магические нити? – Теперь удивился Джо.

– У нас магия – это сказки. И другие расы для нас тоже мифы и бабушкины сказки. Но мы знаем о них и о магии. Как она примерно действует, у человека богатая фантазия.

Наступила тишина.

– Теперь понятно, почему ты так удивлялась, когда я говорил о магии. Что ж. Магия это не сказка, а очень даже опасное занятие, если не знаешь, как ей пользоваться. Как я уже говорил, у каждого разумного существа этого мира есть магия. У тебя она тоже должна быть.

– Это было бы здорово! – От такого я даже в ладоши хлопнула.

«Я умею магичить!»

Но Джон решил спустить меня с небес на землю.

– Не спеши радоваться! Магией учатся с рождения, хоть ты и взрослая по твоим рассуждениям о твоем мире. Кстати, какой у вас период жизни?

– В среднем до восьмидесяти лет. Поэтому я и удивилась, узнав, сколько вам лет.

– Ооо… ты совсем еще щенок, – сказал он, затем продолжил – тем не менее, тебе необходимо учится с самого начала, прежде чем начинать плести настоящее заклинание.

– И чему я должна научиться в первую очередь?

– Видеть те самые нити, – щелкнул меня Джо по носу и встал из-за стола, – я тебе помогу в этом, каждое утро будешь медитировать, пытаясь уловить потоки, затем будем разбираться, какие именно потоки ты видишь, ведь магия бывает разной. – Он улыбнулся и вышел на улицу.

Я повернулась к Лане, которая молча сидела все это время.

– Лан, а как вы познакомились?

Она улыбнулась, притянув к себе и обняла.

– У нас образовалась связь, когда мы учились в Академии на последнем курсе. Джонатан учился на факультете боевиков. Ему подвластна магия земли и воды. А я целительство изучала. И во время турнира он получил серьезную рану. Его принесли к нам в целительное крыло. Я в то время проходила практику, и соответственно он достался мне. Пока я его вылечивала, он шутил, рассказывая веселые истории. Несмотря на рану, он улыбался и не жаловался на боль. А после, предложил погулять. И так завязалось наше знакомство. А когда он уезжал на практику, спросил, буду ли я его ждать и поддерживать общение дальше, при этом держал меня за руку и смотрел в глаза. А я и не вытерпела, встала на носочки и поцеловала его, вместо ответа «да». За полгода он мне стал дорог. А когда он прибыл обратно в академию, стал серьезно за мной ухаживать, ведь образовалась связь. После окончания Академии отправились в путешествие, искали место, где можно было бы построить свое логово. Но после шумных городов поняли, что хотим жить в тихом месте, где много зелени и чистый воздух. Таким образом, и набрели на эту деревню. Здесь для Джона было много места для занятия любимой магии, да и жители этой деревни не отказались от моих умений исцелять. Так и живем. – Закончила она свой рассказ.

– А что за связь образовалась у вас?

– По-другому это можно назвать объединение души и сердца.

– Любовь?

– Это больше чем любовь.

– Не понимаю.

– Когда найдешь свою половинку и почувствуешь связь – ты поймешь, что по сравнению с чувством любви это чувство намного выше и сильнее.

Она погладила меня по голове и поднялась со скамьи.

– Иди к Джону, пускай тебя учит основам магии.

– Тебе помочь убрать со стола?

– Нет, спасибо, – сказала, улыбнувшись, – бытовая магия сама сделает все за меня.

После этих слов Лана взмахнула рукой на грязную посуду и та задрожала. Прошло секунд пять и на столе уже стоит чистая посуда.

– Вот так, магия очищения, так можно и одежду чистить.

А я стояла с открытым ртом, и, простите за выражение, «пялилась» на чистую посуду.

– Иди-иди. А то Джон тебя и так заждался. – Хихикнув, Лана подтолкнула меня к двери.

«Впервые вижу такой способ чистки, теперь верю, что тут есть магия».


Выйдя на улицу, пришлось зажмуриться. Солнце уже поднялось на свой трон и во всю царствовало над миром. Жарко, но не душно. Замечательная погода, ни единого облачка. Где-то дальше по улице звучал детский смех, видать дети играют во что-то веселое, раз так звонко смеются. Джона я не нашла, и решила пойти за дом, куда он вчера уводил того самого саупа, при этом стараясь не упасть из-за хвоста. Зайдя за дом, увидела небольшой ангар и навес, под которым стояла нелошадка и жевала сено. А также большое поле. Оно было усеяно рожью, которая уже колосилась. А с краю этого поля на земле сидел Джо. Глаза его были прикрыты, а руки опущены к земле. Я поняла, что он общается с землей, и решила ему пока не мешать, остановившись в паре шагов от него. Через минут пять, открыв глаза и повернувшись ко мне, он поманил меня рукой к себе.

– Сядь рядом со мной. – Сказано – сделано. – Закрой глаза и ни о чем не думай. Услышь ветер, как он ласкает рожь, почувствуй почву под собой, как в ней кипит жизнь и ощути тепло солнца, дарящее нам уверенность в завтрашнем дне.

Джо говорил это тихим и спокойным голосом, как психиатр на приеме. От сравнения я улыбнулась.

– Не отвлекайся! В твоей голове не должно быть мыслей. Сейчас должны играть роль чувства.

Я сделала все, как он просил, и ветер почувствовала, и землю под собой и как солнце меня не то что греет, а уже припекает. Но ведь это я и так всегда ощущаю, к чему мне вот так сидеть и жариться?

– Ты сейчас чувствуешь телом, а надо душой. Так ты не увидишь нити.

Я открыла глаза и посмотрела на него.

– И как я должна чувствовать душой? Это вообще реально? Что это вообще значит? – Я не понимала, что от меня он хочет.

– Вот сиди и медитируй, когда придет время, ты поймешь. – После этого он встал и пошел в ангар.

А я так и осталась сидеть.

«Почувствуй душой, а не телом! Для начала надо почувствовать эту самую душу, а потом уже и ей чувствовать. Но как это сделать?»

Целый час я просидела в позе «лотоса», но только и почувствовала, как все тело сводит от данного занятия. А солнце тем временем все больше напекало голову. Захотелось пить и, встав, так и не сделав шаг, опять запуталась в хвосте и упала обратно на траву.

«Что такое не везет и как с этим бороться?»

Попыхтев и взяв хвост в руки, я поднялась и пошла в сторону дома.

– Зачем ты хвост взяла в руки? – А вот и психолог вернулся.

– Он мешает мне ходить.

– Забавная ты.

Он подошел ко мне и встал сзади.

– Отпусти хвост. – Сказал он мне на ушко.

У меня аж мурашки по телу пошли от его близости. После этого провел вдоль моего позвоночника пальцем. Он надавливал на каждый позвонок и, дойдя до копчика остановился.

– Ты используешь позвоночник как опору тела, а хвост должен у тебя играть роль рулевой системы. Прежде чем делать движение, подумай, какое оно будет. Если ты встаешь, ты его чуть поднимаешь у основания, – он опять дотронулся до копчика, – если хочешь повернуть налево, поворачивай хвост направо, если направо, то хвост налево, при этом ты его также приподнимай у основания. Если прямо хочешь идти, то просто держи у основания, вилять им не надо. А теперь, разберемся с твоей подвижностью, – с этими словами, он взял мой хвост в свои руки и проделал то же самое, что и с позвоночником, прощупывал каждый позвонок. Когда он дошел до кончика, я почувствовала разряд, доходящий до самой шеи, – чувствуешь? Попробуй пошевелить кончиком вправо, как будто поворачиваешь голову. Нет, голову не поворачивай, только кончик хвоста.

Я чувствовала, как он держит этот кончик, чуть поглаживая. Это было приятное ощущение, но в тоже время необычно. Но пошевелить все равно не смогла. Не понимала.

– Хорошо, попробуем по-другому.

Джо положил свои руки мне на талию, упираясь большими пальцами в поясницу.

– Чувствуешь этот позвонок?

– Да.

– Этот? – большие пальцы теперь упирались чуть ниже.

– Да.

– А так? – Один палец остановился у основания копчика, а другой под.

Я невольно смутилась такому прощупыванию. Увидев мою реакцию, Джон усмехнулся, и продолжил свою лекцию, переходящую в практику.

– Не красней. Чувствуешь основание своего хвоста?

– Угу. – Пришлось закусить губу, чтобы привести свои чувства в норму.

«Он больше возбуждает меня, чем учит».

– Не отвлекайся. Попробуй пошевелить основанием.

Уделив внимание той части, за которую меня держали, я постаралась пошевелить ею.

– Молодец! Теперь давай ниже. – Его пальцы спустились ниже на хвост. – Вот, можешь, когда хочешь!

Это было удивительно, но с обострением чувств я смогла почувствовать каждый позвонок хвоста, и заставить его двигаться.

– Теперь подними основание хвоста и попробуй пройтись.

Подняв чуть хвост, я пошла вперед. Это оказалось очень даже легко. Остановилась. Повернула налево, при этом хвост чуть вправо наклонила. И я не упала! Я шла ровно. Отойдя от Джона, повернулась к нему. Он наблюдал за мной, улыбаясь, заведя руки назад. А я от радости, что у меня все получилось, побежала к нему и прыгнула, хватаясь руками за шею, ведь роста он был ого-го.

– Спасибо, Джо! Ты меня только что спас от стольких повреждений, сделанных самой себе!

Он рассмеялся и обнял меня.

– Ты такой еще щенок, Нес! Чувствую, с тобой будет весело. Но на будущее, никому не давай гладить свой хвост, это очень эрогенная зона.

От услышанного я отпрянула от мужчины, покраснев, как маков цвет. А он, увидев мою реакцию, рассмеялся. Когда приступ смеха закончился, Джон, потрепав меня за уши сказал, что пора обедать.

За всеми этими пытками над собой, я и не заметила, как время пролетело. За обедом Джонатан рассказывал Лане, как прошли мои учения (для меня «мучения») по первым шагам в роли норта, при этом чуть не подавился, когда рассказывал, ведь мое лицо он будет долго еще вспоминать, как повод посмеяться. А я и не обижалась. Мне, почему-то, было очень приятно видеть их такими веселыми и радостными, возможно это первый раз, когда они смеются после расставании с дочерью.

Так и потекли дни, недели. Я вставала рано, чтобы позавтракав, отправиться на медитацию, так сказать слиться с природой, но почувствовать душой я так и не смогла, так как не понимала, как это сделать. После обеда, я ходила с Ланой к нортам, которые просили помощь в целительстве. Таким образом, я познакомилась со всей деревней. Она была небольшой, как в первый день я и заметила, но от этого очень дружной. Все знали друг друга и старались помочь кто, чем может. Как и говорил охранник, здесь было много свободных молодых мужчин, но Джон, как мой названный отец, отгонял этих самых женихов. Говорил, что я маленькая, и замуж мне еще рано. Помимо семейства псовых, здесь еще были семейство енотовых и куньих. Как-то вечером я задала вопрос Лане, который меня интересовал, после того, как я насмотрелась на семьи.

– Лан, а связь с парой создается только с тем семейством, которого и ты сам?

– Нет, бывают и смешанные.

– Но, а как же дети? Они рождаются полукровками?

– Нет, дети рождаются определенной расы, чей ген будет сильнее, тот и родится. Природа позаботилась об этом. Ведь мы наполовину только животные, а сердцу не прикажешь, кого любить, поэтому есть межрасовые семьи.

– А другие расы, они какие?

– Норты в основном хищники. Животные которые питаются травами не стали нортами, наверное из-за того что им это было не нужно. Так как мы на половину животные, у нас в основном играют роль – инстинкты. Мы можем распознать лож, страх и другие эмоции. Из нас получаются хорошие стратеги, инстинкт охоты у нас в крови и исход этой охоты мы обязаны анализировать, чтобы не попасть впросак. Эльфы очень красивы, являются детьми леса, утонченные, знающие толк в вещах. Это еще те дипломаты. Речь их как песни. Они умеют донести истину до всех, будь ты даже насекомым. Они бессмертны, уходят за грань по собственному желанию. Драконы. Это тоже хищники, красивые, грациозные, имеют две сущности – человека и дракона. За ними ум. Они живут дольше всех в этом мире и знают созданий всего живущего. Так же бессмертны. Люди, здесь они многочисленная раса. Ведь норты производят на свет, если повезет, двух детей, а эльфы и драконы по одному ребенку. То люди…за счет того, что они живут максимум триста лет, смогли пробить этот барьер и рожать детей пока их здоровье позволяет. Поэтому они не богаты моральными ценностями, но есть и уникальные люди. Ведь не всех нужно оценивать одинаково. Также есть орки, но они не обладают большим мышлением. Живут племенами на севере, их мало, поэтому они хранят себя и живут мирно. Цикл жизни в среднем пятьсот лет. Ну и маленькая нечисть, которая в основном живет как паразит.

По вечерам Джон занимался со мной физической подготовкой. Заставлял меня бегать, прыгать, отжиматься, а так же учил пользоваться холодным оружием, говоря этим, что на меня жалко смотреть. Мир жесток, и нужно уметь за себя постоять, не важно, девушка ты или парень. Пока что, у меня получалось хорошо только метание ножей.

За ужином я им рассказывала о своем мире и о том, как я жила. Для них это было так же удивительно, как и для меня фраза «Почувствуй душой».

«Может у меня и вовсе нет магии?»

Одним утром, после завтрака, Джо предложил прогуляться по лесу, что простирается за домом. Мне это предложение очень пришлось по душе, ведь уже надоело сидеть каждое утро и пытаться что-то там чувствовать. Дойдя до леса, мужчина стал рассказывать о деревьях и другой флоре этого мира, показывая, как они выглядят. Ведь должна я знать, что рядом растет, а я и не против. Таким образом, мы вышли на опушку, в середине которой было озеро.

– Раздевайся.

– Что прости? – Я даже споткнулась о корягу от такого заявления.

– Раздевайся, раз ты не чувствуешь воздух, землю и огонь, может хоть воду почувствуешь?

Я взглянула на озеро. Оно было небольшим, примерно метров шесть в ширину и десять в длину. Чистое, голубое. Подойдя к нему, опустила руки в воду.

«Бррр…холодно, там, наверное, ключи бьют».

– Оно же ледяное, я заболею!

– Лана исцелит тебя, если такое произойдет, давай-давай, раздевайся и марш в воду.

Сопя от нехотения залезать в холодную воду, я стала раздеваться, при этом чувствуя прожигающий меня взгляд в спину.

– Может, хотя бы отвернешься? – Взглянув на Джо, сердито сказала ему.

– Что я там не видел? – Но все-таки сделал, как просили.

Раздевшись до нижнего белья, подошла к воде. Я, наверное, долго бы стояла на краю воды, ежись от холода, если бы не сильный толчок в спину. Летела в воду я знатно, не хуже птицы, разведя руки в стороны и крича, как сокол ясный. Когда оказалась в воде, холод сковал все мое тело. Вынырнув, со скоростью пули побежала обратно. Но меня схватили за руки, и заведя их мне за спину, повернули лицом к озеру, и как всегда, на ухо спокойным тихим голосом проговорили:

– Теперь я знаю, как тебя заставить быстро бегать. Стимул найден. – Смешок и продолжение. – Но я тебя все равно не выпущу из воды, пока не пойму, что это не твоя стихия.

Еще один толчок в спину и я снова лечу в воду. Встав и посмотрев обиженными глазами на «папу» потопала на середину озера. Оно оказалось не очень глубоким, но очень холодным. Со вздохом опустилась в излюбленную позу «лотоса» и стала прислушиваться к себе. Но кроме холода я ничего не чувствовала.

«Лучше бы я воздух или землю прочувствовала бы, они хоть моему здоровью не вредят.»

Просидев так полчаса, Джону пришлось меня выносить из воды, так как я даже пошевелиться не смогла. Растерев мне ноги и руки, он посмотрел на меня, и в этом взгляде было какое-то отчаяние.

– Одевайся, и пойдем домой.

«И это все?»

До дома мы шли молча. Мужчина ушел в свои мысли, и я не стала его тревожить. На вопрос Ланы дома «Как все прошло?» он ответил, что «Как и всегда», и я стала обладателем еще одного взгляда отчаяния.

Скорей всего я не обладаю магией, это я уже поняла и раньше, ни чувство души, ни чувство нитей я так и не достигла. Даже целительство мне было не подвластно, не видела я красных нитей, оплетающие тела живых. Действительно, отчаешься от такого. Наверное, Всевышний подумал, что новая жизнь и новая семья это достаточно для меня. Как говориться «Нет худа без добра и добра без худа», и так проживем.

Вот уже как два месяца прошло с того момента как я родилась второй раз. Джо все так же занимается со мной медитацией и физической подготовкой, но уже реже. Я раньше и не знала, что могу столько отжиматься и так быстро бегать (особенно увидев змею). А занятия на мечах у нас уже проходила как игры «Кто проиграет, тот и топит баню». Конечно, чаще проигрывала я, но топили баню вместе. С Ланой мы так же посещали жителей деревни по их просьбам, а так же ходили в лес и собирали целебные травы. Я все больше узнавала быт этого мира. На магию реагировала уже не так ярко, как в первые дни. И все чаще замечала, что тоже бы хотела иметь дар.

Еще неделю спустя, Джон сказал, что пришел сезон сбора урожая, и что после он отправится в город на продажу зерна. Купит мне новую одежду и меч, по моим стандартам. Кстати, от натуральной еды и постоянного питания я набрала пять килограмм, но из-за физической подготовки все жиры ушли в мышцы, так что я стала обладательницей шикарного пресса. И даже грудь больше стала. Теперь у меня полноценный второй размер, вот!

Сбор урожая было удивительным зрелищем. Джон, встав посередине поля и сделав сложный пасс руками, направил потоки магии в землю. И рожь, переломившись у основания, стала заваливаться на правый бок. Вот так. А люди в старину пользовались серпами, загибаясь на полях. Но тут прогресс тоже не ушел далеко, мне в руки дали бечёвку и велели формировать снопа ржи. Где моя любимая технология? Под вечер мы все собрали и уложили под навес, завтра Джон будет ее перерабатывать и очищать от пыли. Сходив в баню и поужинав, я завалилась спать от усталости.

Следующим утром я наблюдала, как «папа» выворачивает из земли оставшиеся корни и рыхлит землю для следующего посева, и все это стоя посередине поля и делая пассы руками. Увлекательное зрелище, земля как живая шевелилась и «бурлила». Собрав в кучу корешки, и забив ими мешки, отнесли к забору ближе к лесу, чтобы потом их отнести туда и высыпать, как ненужный предмет. Затем пошли перерабатывать рожь. Мне в руки дали что-то наподобие ножниц и велели отстригать колоса, стебли при этом аккуратно складывать в другую сторону, получившиеся сено можно будет использовать для утепления крыш и для настила саупа. Одним словом, за два дня я узнала многое о назначении ржи, но так же устав как «собака».

Сбор урожая был закончен. И настал день, когда Джон должен уехать на несколько дней в город для продажи на ярмарке зерна.

– Ведите себя смирно и аккуратно, не шалите без меня, девочки. – Обняв нас, Джон поцеловал каждую из нас в макушку.

– Мы сама невинность, папуль!

Он улыбнулся, потрепав меня за ушки, это его любимое занятие, ведь они у меня такие пушистые и мягкие.

– Знаю я вас. – Сказал мне, но при этом подмигнул жене.

Я недоуменно посмотрела на нее.

– Не обращай внимания, год назад, я чуть дом не спалила, когда отвары делала.

«Ого, надо быть на чеку, ведь скоро опять варить придется».

– Люблю вас и уже скучаю.

Развернувшись, мужчина пошел к телеге, которая уже стояла запряженная саупом у ворот полчаса назад. Напоследок, махнув рукой, Джо хлестнул вожжами и телега тронулась. Вот таким я его и встретила впервые, улыбающимся и насвистывающим забавную мелодию на запряженной захудалой не лошадкой телеге. Мы с Ланой стояли на пороге дома, пока он не скрылся в дали деревни.

– Чем займешься в эти дни, пока его не будет? – Обратилась она ко мне, заходя в дом.

– В смысле?

– У тебя небольшой отпуск, медитировать не надо, физической нагрузки тоже не будет. Я тебе разрешаю отдохнуть.

– Правда? Ооо…даже и не знаю. Буду спать!

– Надоест-то, столько спать.

– Найду чем заняться. Может, медитацией все-таки буду дальше заниматься.

– Правильно, нельзя сдаваться.

Вздохнув, решили все-таки первым делом заняться травами и сделать отвары.

«Ох, как же они воняли на весь дом».

Я привыкла, что обычно травы пахнут приятно, успокаивающе, но не так же. Это была какая-то газовая атака. При смешивании и варении они давали смертельный аромат, аж слезы на глазах выступали. С горем пополам мы закончили к вечеру эту пытку. Без меня Лана, обычно, управлялась за два дня, а тут нас двое и руки четыре. Пока она помешивала, я отсыпала ей нужные травы, а разлив по бутылочкам спустили их в погреб.

После ужина Лана отправилась спать, а я решила посидеть на заднем дворе и дождаться звезд. Здесь они были другими. Более яркими. Расстелив плед на травке, и завалившись на него, стала рассматривать созвездия, которые как-то на днях мне показывал Джон. Прошло уже два месяца, а я все никак не могу надышаться этим миром. Новые расы, магия, обычаи…все это было мне в новинку. Мне хотелось знать больше. И больше всего об этой неизвестной мне связи. Как это «Больше чем любовь»? У меня не было парня, да и не любила я никогда никого, кроме своего кота Рыжа. Но испытывать к кому-то чувство больше, чем любовь…нет, не понимаю.

Пока я философствовала на тему «Любовь и все ее прелести» поняла, что спина уже затекла и решила размяться. Встав, заметила краем глаза, что около ангара стоит фигура с неярко светящим контуром вокруг нее. Она, увидев, что я ее заметила, начала двигаться в мою сторону, а когда осталось пару шагов, остановилась. Приглядевшись, поняла, что это норт мужского пола. Только старый. Какой-то поникший и старый норт. Дедушка. Самый обычный старик. Его одно ухо было опущено, а хвост висел неподвижной тряпкой.

– Можно мне присесть, льера? – Сказал он.

Его голос был с шипящими нотками, видать зубов не хватает.

«Ну что мне может сделать старик? В любое время смогу убежать».

– Конечно, льер, присаживайтесь.

Мы оба опустились на плед. Старик поднял голову и устремил свой взгляд в небо.

– Они прекрасны – звезды, не правда ли, льера?

Я взглянула на эти самые звезды.

– Да, природа самый красивый художник.

– Золотые слова.

Он перевел взгляд на меня, и от этого взгляда мне захотелось перекреститься. В них ничего не было, ни каких эмоций – одна пустота.

– Я уже и не думал, что смогу с кем-нибудь поговорить.

– Почему? – Его свечение стало угасать.

– Могу я попросить у вас о помощи, льера? – Проигнорировав мой вопрос, спросил старик.

«Странный он какой-то, но не охота дедушку обижать»

– Попросите.

– Передайте моей внучке, что она ни в чем не виновата, на то была воля Всевышнего и моя тоже.

– Ххорошо. Что-то еще?

– Нет, льера. Спасибо вам. Я пойду?

Я пожала плечами, кто ж поймет этих стариков. А он, встав, отправился обратно. Контур вокруг него все меньше светился. Когда старик скрылся за домом, я подскочила и, скомкав плед, отправилась в дом.

«Срочно спать, а то уже всякие светящие старики кажутся».

Но поспать я так и не смогла, всю ночь снился этот взгляд, в котором поселилась пустота.

И по закону жанра, я не выспалась, а мое лицо приобрело два синяка под глазами.

«Выспаться я хотела, а как же»

Одевшись, отправилась завтракать, а за тем и на медитацию. Но и тут моим планам не суждено было сбыться.

– Проснулась? Замечательно. Завтракай, а потом пойдем к семье Занкар. – Проговорила Лана, когда увидела меня в дверях.

– А я хотела медитировать.

– Все потом. Тебе нужно и другого опыта набираться.

– Это еще какого? – Спросила я, забивая рот блинами.

– Увидишь. – И такая коварная улыбка, что я чуть этим самым блином не подавилась.

– Может мне лучше не завтракать?

– Кушай, кушай. Еда никогда не бывает лишней, особенно такой худенькой как ты.

Весомый аргумент. Отложив все мысли, я стала поглощать все, что стояло на столе, а после отправились по указанному адресу, то есть к семье Занкар. Это была большая семья, из восьми нортов семейства волчьих. Я уже была с Ланой у них, когда маленькая дочка Золи заболела ангиной, и им нужна была помощь.

«Наверное, опять что-то с мелкой случилось».

Дойдя до дома, я почувствовала, что-то уже знакомое, ощущение пустоты какой-то. Лана постучав в дверь, отошла от нее и взяла меня за руку. Нам открыла Золя. Высокая, полненькая женщина со светло-серыми волосами и зелеными раскосыми глазами. Кивнув нам в знак приветствия, без слов пригласила в дом. А там нас встретила тишина. Чувство пустоты усиливалось. Но я его уже не боялась, мне хотелось узнать, и увидеть этот источник этого чувства. Женщина проводила нас до комнаты и отступила в сторону, показав рукой, что нам нужно именно сюда. Лана зашла первой, а я, взглянув в глаза Золе, увидела в них вину и потерю чего-то важного.

«За что ты себя винишь, дорогая?»

Я зашла в комнату.

Лана стояла около кровати и водила над ней руками, так она обычно делает, когда сканирует норта на нарушения здоровья. Я подошла к ней и заглянула ей через плечо. И тут мое сердце пропустило удар.

«Это он!!! Тот самый старик!!!»

Прекратив водить руками, Лана повернулась к Золе.

– Умер шесть часов назад. Обе почки отказали, организму не хватало магической подпитки.

Золю всю затрясло, и, кинувшись к кровати, она упала на колени перед спящим вечным сном стариком.

– Прости меня, дедушка! Это я во всем виновата! Не уследила! Ты бы еще мог жить и жить! Что же ты молчал!!!? – Кричала она через слезы.

Лана, присев рядом с ней, обняла ее за плечи, а женщина, почувствовав тепло, уткнулась в плечо и заревела еще больше.

Я так и стояла и смотрела на лицо старика.

«Шесть часов назад?! Это же что ж получается…вчера ночью он приходил в виде призрака? Вот почему он чуть светился!»

Несмотря на всю бледность, старик как будто действительно спал. Я ни разу не видела покойников, но противно не было. На его лице было спокойствие, а губы чуть улыбались.

«Точно! Он же просил меня о помощи!»

– Золя. – Мне пришлось сглотнуть, так как голос отказывался звучать, – Золя! Успокойся! Ты ни в чем не виновата! На то была воля Всевышнего!

Она, перестав реветь, посмотрела на меня, а потом, заикаясь, проговорила:

– Нет, я во всем виновата! Если бы я лучше за ним следила…я бы успела! – Новые слезы покатились по ее щекам.

– Послушай меня, – я присела рядом с женщинами, – я понимаю, может это звучит странно, но сегодня ночью твой дедушка приходил ко мне, и просил передать тебе, что на то воля Всевышнего и его тоже! Ты ни в чем не виновата! Он хотел уйти. Он прожил достаточно на этом свете, его душа хотела свободы, вот он решился. – Закончив, я встала и пошла на выход.

Меня услышали. Чувство пустоты начинало уходить, а значит, она смирилась. Скорей всего, она даже это понимала, но чувство потери родного существа всегда трудно переносить, и винить себя за то, что не был в эти минуты с ним, помогая побороть страх перед смертью.

Выйдя на улицу, я вздохнула.

«Я передала ей твои слова, и у них все будет хорошо. Найди и ты то, чем можно заполнить пустоту».

По щекам побежали слезы. Вытерев их тыльной стороной ладони, тихо сказала сама себе:

– Так вот какая магия мне досталась – магия смерти!

Мне стало не по себе и, не выдержав бездействия, я рванула в сторону дома, но не стала в него забегать, а устремилась дальше. В лес! Ото всех!

Мчась по лесу и не обращая внимания на ветки и корни, которые мешали бегу, я мечтала оказаться дома. Там где намного все проще. Нет этой ужасной магии!

«Почему так? Почему именно магия смерти? Слишком больно было смотреть в эти пустые глаза! И это чувство?! Это же всю жизнь человек мучается от этого чувства, винит себя постоянно, что не смог помочь своему родному! Ведь магия может сделать многое, но время не щадит никого, и те существа, которые не попрощались с родными так и будут испытывать вину и пустоту внутри своего сердца…нет, не сердца, а души! Именно она испытывает чувства сильнее всего! И именно глаза души были в ту ночь у старика. Души, которая уже не может испытывать чувства, ничего…только одну пустоту! И имея эту магию, я буду постоянно чувствовать это чувство!»

Добежав до озера, я упала на колени перед водой, и, зачерпнув ее, омыла себе лицо.

Истерический смех раздался на опушке.

«Это что ж, я теперь с трупаками буду общаться? Видя постоянно этот взгляд? Нее…не хочу!!!»

Заорав, ударила рукой по водной глади.

«Как с этим жить? Так можно и с ума сойти, от этих постоянных взглядов. Это в деревне не так много нортов, и один старик это еще полбеды, но и этого достаточно, чтобы не спать пару ночей. А я ведь хотела увидеть этот мир! А в больших городах, там же больше народу, а значит больше смертей. Болезни, убийства, и та же старость! Сидеть вечно в деревне?»

Я еще долго сидела и смотрела в глубь озера, пока не почувствовала опускающего пледа на свои плечи.

– Уже поздно, пойдем домой. – Лана приобняв меня за плечи, поставила на ноги. – Магия смерти имеет и свои плюсы, она считается самой сильной.

– Ага, кто же захочет иметь дело с магичкой, которая может убить один взглядом? – С моих губ слетел смешок.

– Если шутишь, значит жить будешь, ой, то есть все у тебя будет хорошо! – Меня потрепали между ушек. – Пойдем, я тебе сделаю что-нибудь вкусненькое.

– Хочу булочек с мясом.

– Хорошо, сейчас быстренько все приготовим.

На этой «позитивной» ноте мы и отправились домой.

Пока булочки пеклись в печке, Лана залечивала мне царапины на лице и руках, и тихо ругала меня, говоря, что я самое неуклюжее существо во всем мире. А я потихоньку приходила в себя.

– У меня есть магия, но я боюсь ею пользоваться, да и не знаю как.

– Вот приедет Джонатан, тогда все и обсудим. Он слышал о таких как ты, и сможет разобраться во всем.

– Хорошо бы, а то если после каждого духа я буду так истерить, то нервных клеток точно не останется.

«Мама» улыбнулась и, поцеловав в щеку, пошла вынимать пирожки. С клубничным отваром они очень вкусные, да и действительно помогают снять стресс.

– Золи сказала тебе спасибо! Она спокойна теперь за него, и отпустила, пожелав найти лучшее место для своей души.

– Угу.

– Ты сегодня помогла норту, так что нечего хандрить. Без этой помощи она бы еще долга себя винила во всем. А так мир и спокойствие.

Я посмотрела на Лану. Она улыбалась мне.

– Ты права! Я нашла свою магию, и это главное! Я теперь не дефектная!

– Какая?

– Не важно. – Отмахнувшись от вопросительного взгляда Ланы, запихнула пирожок в себе рот.

А она, опять улыбнувшись и сказав «Кушай, кушай», отправилась купаться в баню.

Уже перед сном, зайдя ко мне в комнату, чтобы поправить одеяло, тихо сказала мне:

– Не каждое существо обладает этой магией. Все, кто ей мог управлять были великими архимагами! И они вовсе не были злом, а были чем-то вроде равновесием между жизнью и смертью. Они дарили душам и живым существам мир. Спи, мая маленькая льера. Ты еще станешь великим архимагом.

Ее поцелуй был легким и полным любовью.

«Спасибо, мама!»

На удивление, этой ночью я спала просто отлично! Никаких жутких взглядов, тьмы и пустоты. Легкость и спокойствие. Может и правда все не так плохо? Во всем нужно искать хорошие стороны. Я нашла свою магию и ее нужно развивать! Ведь общение с духами и умение чувствовать плохие эмоции это еще не все, хех. Надо дождаться Джона, он будет очень рад услышать, что его названная дочь не без дара. А имеет очень даже сильный дар!

Утром в хорошем настроении я вышла в гостиную, а она же и столовая и кухня. В этом доме была одна большая комната, которая играла роль выше указанных назначений. А остальные комнаты были спальнями. Все просто и с комфортом.

Ланы в гостиной не оказалось, а вот завтрак уже стоял на столе, среди которого была записка:

«Я ушла на похороны, буду ближе к вечеру. Отдыхай и о плохом не думай. Лана».

«Как скажешь, моя дорогая. Буду на позитивной волне! Особенно после такого завтрака, ммм».

Лана готовила очень вкусно! Это были шедевры кулинарной деревенской еды! Если бы мне предложили выбор места, где есть: в ресторане или у Ланы, я бы выбрала у нее! Все-таки Джону повезло с ней. Умная, красивая, вкусно готовит. Мечта, а не женщина.

«Завтра должен Джон приехать, вот он обрадуется новости о моей магии. Интересно, что я могу? Магию земли и воды я уже наблюдала, целительство тоже. Воздух и огонь примерно представляю, а вот магию смерти нет. Что в нее входит, кроме как общаться с мертвыми? А я ведь так и не видела никаких нитей магии. Как мне медитировать, чтобы их увидеть?»

Одни вопросы и никаких ответов. На глаза опять попалась записка Ланы.

«Ушла на похороны…».

«Похороны…кладбище…Кладбище!!! Точно!»

От идеи, пришедшей в голову, я даже подскочи со скамьи.

«Медитация должна проходить на кладбище! Там, среди мертвых, я должна увидеть эти нити!»

Я рассмеялась.

«Маленькая и хрупкая девушка, с внешностью няши будет сидеть среди могил на кладбище и медитировать. Та еще картина. Но попробовать стоит!»

Сейчас идти туда не стоит, могут увидеть, и слухи потом пойдут, что я обряды провожу или собираюсь мертвых тревожить. Ночью надо, когда темно будет.

«Брр… По-моему я схожу с ума. Кто же додумается идти на кладбище ночью, чтобы помедитировать? Но моя стихия это смерть, пустота и тьма, и я должно знать, чего мне ожидать! Очень уж хочется увидеть эти нити. Решено, иду!».

Теперь надо придумать, чем бы занять себя до вечера.

«Физической подготовкой, а потом можно будет поспать, а то ночью не до этого будет».

До обеда и до полдника занималась упражнениями. Вот стояло пропустить пару занятий, как все начинает болеть. Потом вернулась Лана. За ужином она мне рассказала, как все прошло. Это первые похороны, когда все улыбались, желая умершему родственнику найти свое место за гранью. И просили передать еще раз мне спасибо. Главное мне поверили, и не испугались, что я разговариваю с духами. Может у них это и нормально, но у нас на Земле, сразу бы позвонили куда нужно.

Сказав Лане, что сильно устала от тренировки, потопала спать до часа икс.

Будильников здесь нет, поэтому проснулась я ночью, потому что захотела в туалет. А выйдя на улицу, так как туалет деревянный и стоит на улице за домом, с помощью прохлады ночи вспомнила, что хотела идти на кладбище.

«Чуть не проспала!»

Сделав все нужные дела, побежала в дом одеваться. Собравшись и стараясь не создавать много шума, вышла из дома и отправилась в сторону кладбища. Оно было на другом конце деревни, от главных ворот – справа в шагах пятьсот. С охранником мне не хотелось встречаться, поэтому, не дойдя до ворот, решила перелезть через забор на другую сторону.

«Спасибо тренировкам Джо».

Перебравшись, тихо пошла в сторону пункта назначения. Через пятнадцать минут я была на месте. Кладбище было не большим, норты живут прилично долго, поэтому могил было немного. Забора не было, только арка. Серая каменная арка, на которой было написана дата создания этого места.

«Это же, сколько этому миру лет, раз кладбище создано четырнадцать тысяч лет назад?»

Пройдя вглубь кладбища, выбрала место для медитации.

«А не так уж здесь и страшно, а очень даже миленько. Могилки ухоженные, с красивыми каменными надгробиями».

Я их насчитала шестнадцать. Не густо. Устроившись в позе «лотоса» на траве между могилами, вздохнула поглубже и закрыла глаза, отпуская все чувства и мысли. Вокруг стояла мертвая тишина, даже сверчки сидели тихо.

Прошло минут двадцать, а я все также сидела и ничего не ощущала. Никаких нитей магии. Ничего. Совсем ни-че-го.

«Может, я опять что-то не так делаю?»

– Где же вы? Мои ниточки!? – Крикнула я.

– Зачем же так шуметь?

Резко открыв глаза, я нашла взглядом объект, задавший мне вопрос. Я не стала кричать, вскакивать и бежать без оглядки от этого светящего силуэта. Просто я бы не смогла это сделать, так как страх сковал все мое тело.

На надгробье сидел человек. Не норт, а именно человек. Не было ни ушей не хвоста. Это был мужчина. Закинув ногу на ногу, он рассматривал меня.

«Понимаю, та еще картина, сидит тут, понимаешь ли, живая и разговаривает сама с собой».

Одет, этот мужчина, был в темную кожаную куртку с кучей карманов, и в темные штаны, заправленные в высокие ботинки. У него были длинные светлые волосы, забранные в высокий хвост. Широкие сильные плечи. Руки были скрещены на груди. А когда я стала рассматривать лицо, вообще дышать перестала. Овальное, с высокими скулами и чуть впалыми щеками, придающие его лицу более утонченные черты. Сжатые пухлые губы, прямой нос и глаза, смотрящие на меня из-под густых белых ресниц. Мужчина был красив, таких я точно еще не встречала! Лицо аристократической внешности. Может эльф? Нет, уши обычные – человеческие. А вот цвет глаз меня и отрезвил. Они были покрыты белой пленкой, как тогда у старика. Эмоций никаких, только вся та же пустота. Я сделала вдох.

– Ты меня слышишь? – В его голосе было удивление.

«Хоть голосом удивляется, а то эти жуткие глаза…»

Мужчина слез с надгробья и подойдя ко мне сел на корточки напротив меня.

– Не только слышишь, но и видишь?

Я кивнула, так как сказать что-либо мне сейчас было не под силу. Слишком близко он сидел. И еще от него исходил холод. Я поежилась и отодвинулась чуть подальше.

– Неужели мне повезло встретить мага смерти? Это большая удача!

А я все также молча, со страхом, смотрела на него. Мужчина, заметив мое состояние, улыбнулся, показывая внушительные клыки.

«Он не человек!»

– Впервые видишь духа?

Помотала головой из стороны в сторону. Он нахмурил брови.

– А чего тогда боишься? Ты же маг смерти, и общение с духами на тебя не должно так влиять.

– Я узнала, что являюсь магом смерти только вчера, и вчера видела первого духа, – прохрипела я, – вы второй.

– Ооу, тогда извините, маленькая льера. – С этими словами мужчина встал и, поклонившись мне, представился. – Меня зовут Ларнс Даурд из рода Белых драконов, погибший дракон на войне при расколе.

«Дракон, он настоящий дракон!»

– А что за раскол?

– Тысячу лет назад произошел раскол грани. Монстры, которые появлялись из нее, не щадили никого. Их было трудно одолеть. Из-за большого количества они сметали город за городом, будь то раса эльфов, драконов, нортов или людей. И тогда, расы решили объединиться, создав верховных, по одному из представителей от расы. Они нашли выход, оружие против этой твари. С помощью древней магии, и общими усилиями, они создали магию смерти, вселив ее в живое существо. Этим существом был дракон, один из моих соплеменников, который решился на это по собственной воле. Так как у драконов регенерация выше, чем у других рас, согласились все. Пройдя ритуал, он обрел силу подчинять себе существ из-за грани и, отправив их обратно, запечатал раскол. Но говорят, что он потратил очень много энергии, затронув, в том числе, и жизненную, тем самым отправив и себя за грань. Этого дракона больше не видели.

– Но есть и другие представители рас, которые управляют этой магией, значит, он не умер, и передал свой дар? – поинтересовалась я.

– Это не дар, а проклятие. – Проговорил мужчина, усаживаясь на траву. – Никто не знает, как верховные создали эту магию, и какую цену заплатил за это дракон. Но с закрытием раскола, была запущена какая-то цепная реакция. И с тех пор то тут, то там появляются индивидуумы с этим умением – управлять смертью и тьмой. Оно просто проявляется и все. Как и каким образом могут знать только верховные. Но от них никто так ответ и не дождался. Эти избранные стали чем-то вроде проводниками, между мертвыми и живыми. А так же сильными магами, ведь не каждому подвластна тьма, а она может делать многие вещи. И поэтому, их и уважали и боялись как живые, так и мертвые. Но, смотря на тебя, не могу заставить себя дрожать от страха. – Закончил он, улыбнувшись.

– Это что же, я проклята? – От такой новости мне стало дурно.

– Не совсем. Ты, льера, поймала эту цепочку и получила способность магии смерти. А вот каким способом, надо спрашивать у тебя.

– Но я не знаю, я просто вчера увидела и пообщалась с духом и все.

– Хм, тогда пользуйся. – Сказал дракон, поднимаясь на ноги. – Но раз я встретил тебя, то не грех и мне воспользоваться тобой.

– Что-что? Воспользоваться? Мной? – Вскочив с земли, стала пятиться назад к арке. – Не надо мной пользоваться!

– Ты мне сделаешь большое одолжение, я не могу общаться с живыми, но с тобой, как с магом смерти могу. – Он прищурил свои белые глаза и, схватив за руку, притянул к себе вплотную, нависая скалой.

«Он может дотрагиваться?»

Увидев мою реакцию, на то, что он меня удерживает, дракон улыбнулся своей клыкастой улыбкой и проговорил на мое пушистое ушко.

– Ты маг смерти, льера, и можешь не только общаться и видеть духов, но и ощущать телесно. Поэтому я могу до тебя дотрагиваться.

Мне стало плохо. Ноги подкосились, но благодаря, удерживающей холодной руке дракона меня за талию, не упала.

– Не бойся, я только попрошу тебя об одолжении.

– Надеюсь, не о проведении ночи со мной? – Нервный смешок вырвался из моего горла, а он, проведя свободной рукой по моей щеки, вздохнул.

– Заманчиво, но до такого не опущусь, если конечно льера не захочет. – И такая коварная улыбочка на его красивом лице образовалась.

– Нет, не хочу.

– Тогда просто маленькая просьба, ты напишешь письмо и отправишь его. Текст и адрес я тебе продиктую.

«Уф, аж легче дышать стало».

– Хорошо, я согласна. И отпусти меня уже!

И меня отпустили.

– Извини, льера, но я не хотел терять такой шанс. Когда я еще встречу мага смерти? А тут удача мне улыбнулась.

– А почему ты не уйдешь из этого мира? – Спросила я, отходя чуть подальше от него. Может все-таки он и красив, но эти белые глаза вблизи кажутся еще более жутко.

– Не хочу. – Пожал он плечами. – Мне и тут хорошо. Я встретил много интересных духов, да и перемещение теперь для меня не проблема. Могу оказаться в любом месте в любое время.

– А драконом ты можешь становиться?

Улыбка на его лице пропала.

– Нет, эта сущность мне больше не подвластна. Мой дракон мертв. Но летать я и так могу. – Сказал он твердо.

– Ну да. А почему я тебя вижу таким?

– Каким? – Поднял он одну бровь и убрал руки за спину.

– Цветным, целостным. Я думала, духи прозрачны и все белого цвета. А ты нет, только чуть светящая аура и белые глаза.

Мужчина рассмеялся.

– Кто тебе такую чушь сказал? Мы просто не принадлежим живым, но имеем все их признаки. Только пить, есть и спать теперь не нужно.

– Необычно все это.

Меня грызло любопытство и, не выдержав, я подошла к дракону и положила дрожащую руку ему на грудь. Сначала я почувствовала небольшой ветерок на ладони, а потом только ощутила кожаную куртку. И она была действительно осязаемой. Обычной на ощупь, какими и бывают куртки. Дракон был выше меня на голову. И задрав свою, посмотрела ему в глаза. Они уже не казались такими пугающими. Белая пелена не была плотной. Если приглядеться, можно увидеть радужку. У него, наверное, были голубые глаза.

– Можно? – Спросила я, протянув руку к его лицу.

Он только кивнул. Опять холодок и холодная кожа щеки, но мягкая и бархатная. Я обвела бровь, глаз, спустилась опять к щеке и дотронулась губ. На удивление они были теплее, чем кожа. Взглянув в глаза мужчины, увидела, что они приобрели более темный оттенок.

И тут я проанализировала ситуацию.

«Я одна, на темном кладбище. Стою вплотную к мужчине и трогаю его лицо. Ну и что, что он дух, но очень даже осязаемый дух, да еще и мужского пола».

Видя, что я осознала всю ситуацию, дракон обвил руками меня за талию и, притянув еще ближе, так что я упиралась носом ему в плечо. Он хрипло проговорил мне в висок.

– Не делай так больше, льера, а то я могу и не сдержаться…. – Он провел носом от моего виска к ушку. – Иди домой, пока я могу тебя отпустить. Завтра вечером жду тебя здесь с пером и бумагой.

Мгновение и я стою одна. Сердце бьется и вот-вот выпрыгнет из груди.

«Дура! Что же я творю!»

Развернувшись, рванула домой. Подальше от этого места.

«Так я и не увидела нитей магии, зато красивого духа встретила, сходила на кладбище называется!»

Уже лежа дома в кровати, вспоминала эти широкие плечи, прохладные руки и теплые губы.

«О чем я думаю? Он же дух! Это противоестественно! Некрофилка какая-то! Но он же не труп, а дух? Все равно противоестественно! Но я же ощущала его прикосновения, да и я до него дотрагивалась, а эти теплые губы….Стоп! Хватит! Мужика тебе надо, Инесса, му-жи-ка! А то насмотришься на красивых духов, а потом в голову лезут всякие непристойности. Но ведь он так реален был. Все спать! Утро вечера мудренее!».

Засыпала я все-таки с глупой улыбкой на лице, вспоминая его.

А утром меня ждал сюрприз…

– Рыж, отстань! Еще очень рано! – Сказала я наглой рыжей морде, которая с утра пораньше решила вылезать мне лицо.

«Вроде никогда так не делал».

Я перевернулась на другой бок, а этот негодяй залез мне на голову и стал покусывать мои уши.

– Ах ты….

Схватив его за тельце, которое показалась мне меньше чем обычно, хотела его уже скинуть с кровати, как за место этого отправить в полет, прямиком в закрытую дверь.

– Ааа!!! Это не Рыж!!!

«Да и вообще, какой Рыж!? Он в другом мире! На Земле, а я тут на Эдэре».

Тельце черного цвета размазалось по двери и стало стекать черной массой на пол.

«Ой, я его убила? И что это вообще такое?»

Когда последняя черная клякса достигла пола, это нечто преобразовалось в маленького зверька ростом с котенка, похожего на лису, только с большими ушами и с больше чем обычно клыками.

Зверь блеснул своими желтыми глазами и направился ко мне, но путь так свой и не завершил, так как открылась дверь, и его отшвырнуло в стенку, да еще раз потом приложило дверью.

– Нес, ты почему кричала??? – Это Лана примчалась на мои вопли. Увидев меня стоящей на кровати и прижимающей подушку к груди, в два шага оказалась около меня. – Что случилась? Чем ты напугана?

А я только и смогла указать за дверь.

Лана подошла к указанному месту и резко дернула дверь на себя.

– Здесь никого нет. – Сказала она, отходя, чтобы показать пустую стену.

Но я увидела опять черную кляксу, стекающую по стене.

«Она его не видит? Дух?»

– Это был паук, большой черный паук! – Сказала я, смотря на преобразовавшего зверька.

– И всего-то? Какой из тебя маг смерти, если ты пауков боишься? – Хихикнула она. – Ложись и поспи еще. До завтрака еще далеко. Пауков больше нет, убежали от твоего смертельного крика.

Рассмеявшись, она отправилась на кухню, прикрыв за сбой дверь. В коридоре еще слышался ее смех.

Но я не стала обижаться, так как пропустила ее слова мимо ушей, смотря на это нечто. А зверек потянулся и зевнул как самый настоящий лис и опять двинулся в мою сторону. Запрыгнув на край кровати, сел, обвив лапы пушистым черным хвостом, и уставился на меня своими желтыми глазищами. Они были тоже больше чем у обычной лисы.

– Ну и что мы уставились? Зачем пришел?

Он сделал еще один шаг и опять сел. Я последовала его примеру и тоже села, не выпуская подушку из рук, вдруг пригодиться, а то хоть и маленький, но клыкастый.

Лис прищурился и сделал еще один шаг.

– Так и будем в молчанку играть?

Зверек крутанулся вокруг себя и издал звук «Мииаааюю».

– И что это значит?

Поняв, что я не собираюсь ничего делать, подошел к моей голой коленке и потерся об нее. Сначала я почувствовала всю ту же прохладу, а потом пушистое тельце, которое было вовсе и не холодным, а теплым. Он крутанулся опять и лег рядом, касаясь коленки.

«Оййй, он такой милый!»

Понадеявшись, что кусаться он все же не будет, решила его погладить.

«А какой пушистый, не шерсть, а плюшевый пух какой-то!»

Видя, что зверьку нравятся мои касания, взяла его в руки.

– И кто же ты у нас? – спросила я, взглянув в эти хитрые желтые глаза.

Он прижал уши к голове и звонко ответил:

– Мииаааююю!

– Миаю?

– Мииааюю.

– Все понятно, что ничего не понятно…и что мне с тобой делать и откуда ты вообще взялся?

– Мииааюю.

– Ага, и я о том же. О, может Ларнс знает? Вечером покажу тебя ему. – Сказала, укладывая зверька рядом с собой.

Зверек перелез ко мне на плечо, зевнул и, свернувшись калачиком, засопел. А мне так спокойно рядом с ним стало, и его тепло грело на удивление очень приятно. Под мирное его сопение я и уснула.

Проснувшись, провела рукой над плечом, но там никого не оказалось.

«Приснилось что ли?»

Когда решила поднять голову, на ухо мне пропищали «Мии» и черный комочек сполз на подушку рядом.

– А, вот ты где. Я уже решила, что ты убежал.

– Мииааю. – Проголосил он, качая при этом головой из стороны в сторону.

– Ты меня понимаешь?

Закачал головой верх-вниз.

«Удивительно! А что я хотела? Это же дух, а не зверь. И соответственно он может и понимать».

– Ладно, пойдем завтракать. – И взглянув на его клыки, решила уточнить. – А ты чем у нас питаешься?

И опять отрицательный жест головой.

– Вообще не ешь? – Кивок. – Оно и легче будет.

Одевшись, умывшись и расчесав свои волосы, посадила между ушей духа и пошла к Лане. Зверек на удивление был легким, и можно было даже запросто забыть о том, что он сидит у меня на голове. Женщина, приготовив и выставив завтрак на столе, который ждал моей участи, сидела около печки и формировала пучки трав для сушки.

– А вот и я! Ммм, как вкусно пахнет! Я тебя просто обожаю, Лана, как я раньше жила без твоих кулинарных шедевров? – Усевшись на скамью за стол, начала поглощать этот шедевр.

– Кушай, кушай! Ты вон, какая худенькая у меня! Все не как откормить не могу. – Хихикнула она, завязывая очередной пучок травы.

– Слушай, Лан, а кто такие верховные? – Спросила я, намазывая масло на теплую булку.

– А ты откуда знаешь о них? – Ответила она вопросом.

– Слышала вчера от прохожих.

– Ммм, это что-то вроде правителей. Раньше было много разных государств, и у каждого был свой правитель. Но во время страшной войны был создан совет верховных, в который входили по одному из представителей рас: эльф, дракон, норт и человек. Так появились верховные и государство Лазурт во главе других государств. Они решают и утверждают решающие внутренние вопросы государств и междоусобиц рас вместе. Это сильные маги. Они уже правят около тысячу лет, и за это время у нас в мире войн не было. Конечно, не многие довольны такой политикой, но верховные решили остаться. Почему и для чего не известно.

– А верховный с нашей стороны, кто он? – Поинтересовалась я. Надо же знать своих в лицо.

– Семейство псовых – род черных лис.

– Черных лис?


– Да, это удивительный род нортов, но осталось одна семья из этого рода. Собственно, семья верховного она и есть. У него два сына. Оба сильные боевые маги, обладающие всеми четырьмя природными стихиями. Но это, как известно обычным жителям Лазурта, а так никто не знает, чем они еще обладают.

– А что, они не женаты? Не спешат продлить род? Ведь взрослые мужики уже.

– Нет, у рас драконов, эльфов и нортов дети рождаются, только если между парами образовалась связь.

– Но почему?

– Эта связь помогает нам, она дает способность жить долго нашим детям. Вот почему люди так мало живут. Они рожают детей без образования связи, и подпитываются только за счет магии.

– То есть, связь продлевает жизнь…интересно. А что это за чувство такое? Как понять, твоя половинка это или нет?

– Первую роль всегда играет запах. Запах твоей пары всегда будет тебя опьянять. Он станет как наркотик. Во-вторых, это необходимость быть рядом. Тебе постоянно будет не хватать его присутствия. Очень трудно описать все чувства, узнаешь, когда найдешь. Только, есть и ложные симптомы. Тебе может нравиться запах, но в тоже время ты не сможешь переносить близкое присутствия его хозяина.

– Это что же, мне надо будет всех нюхать и трогать? Как дикое животное? – Как-то я себе это по-другому представляла.

– Нет, глупенькая, – она рассмеялась, – твои инстинкты сами будут это замечать, вот увидишь.

– Все равно не понимаю.

– Ты в прошлой жизни была человеком, это и понятно, почему не можешь понять. Но не пугайся, когда начнешь вести себя как животное.

– Что, прости? В каком смысле как животное?

Увидев мое вытянутое лицо, Лана рассмеялась еще громче.

«Ей смешно, а мне уже страшно становиться».

– Тебе знакомо выражение «Брачные игры»?

Я сглотнула и покивала головой.

– Когда ты находишь пару и осознаешь это, инстинкты берут власть над разумом, ты уже больше ведешь себя как влюбленное животное, чем как влюбленное разумное существо. И кстати, у лис эти игры самые красивые. – Она мечтательно улыбнулась.

– А что входит в эти игры?

– У всех по-разному. Мы просто с Джо сняли тогда уютный домик около озера, и провели замечательную неделю вдвоем.

– То есть, занимались сексом?

– Нет, любовью. При образовании связи, ты еще больше чувствуешь и ощущаешь. Это не передать словами.

– Угу. Спасибо за лекцию.

– У тебя все еще впереди, моя дорогая.

«Эх, вот бы найти свою пару, а то уже на духов бросаюсь».

– Сегодня должен вернуться Джон. – Проговорила Лана, после минуты молчания. – Посмотрим, что он скажет о твоих способностях.

– Надеюсь, ругать не будет, а то с него будет меня закинуть в озеро.

Она, хмыкнув, ответила:

– Увидим.

Как Лана и говорила, после обеда Джо и правда вернулся.

Я метала ножи в мишень, когда услышала ржание саупа.

– Джо! Ты вернулся! – Прокричала я ему, когда побежала обнять его.

– Цел, невредим и с подарками! – Подхватив меня на лету, обнял – Скучали, девочки?

– Конечно, без мужика дом это не дом. – Это Лана подошла и наблюдала за нашим приветствием друг друга.

Джо, поставив меня на ноги, потрепал за уши и направился к своей жене. Он схватил ее в свои объятия и крепко поцеловал.

– Ууу, бесстыдники! Здесь вообще-то дети!

– Да, дорогой, подождем до темноты. – Проговорила она, отстраняясь от мужа и лукаво улыбаясь.

«Видать, разговор наш так на нее подействовал. Так сказать вспомнила былые времена».

– Ловлю на слове, моя любимая. – Еще один поцелуй.

– Все, хватит! Ты, наверное, устал, и подарки заждались, когда их подарят. – Решила я остановить поползновение Джо на жену. Растолкала их и, поправив воротник куртки на его груди, хлопнула по плечу.

– Действительно. – Улыбнулся он мне и отправился ставить телегу.

И уже перед ужином мы с Ланой рассматривали подарки. Мне Джон купил новые штаны, более теплые, так как скоро осень, пару туник, свитер, кожаную жилетку, плащ и сапоги. А так же новое нижнее белье, под мои небольшие женские формы. Я радовалась каждой вещи и благодарила Джо. Как говориться, для женщины тряпки это святое. Но так же, как он и обещал, подарил мне меч. Он был легким, более узким, с которым я тренировалась. Чем-то схож со шпагой, но чуть толще в лезвии, наточенный с двух сторон. Но главное длины подходящей, под мой маленький рост. Эфес был обычным, без всяких украшений: черенок перевязан кожей, небольшой круглый наверший и прямая гарда. И простые кожаные ножны с поясом. Красота!

– Спасибо, Джо! Он мне очень нравится!

– Я рад! Посмотрим, как в бою ты будешь с ним управляться.

А затем сели кушать. Джо продолжал рассказывать, как продавал зерно, как встретил своих знакомых и много чего, в чем я еще не разбиралась. И отставив пустую тарелку, спросил:

– А как вы провели эти дни, льеры? Вижу, дом стоит, забор тоже цел, не уж-то спали все дни?

Мы переглянулись с Ланой. Она сжала мою руку и начала рассказывать мужу все, что произошло со мной. Он слушал ее молча, с каждым словом становясь все мрачнее. А когда Лана закончила говорить, Джон перевел взгляд на меня и сказал строгим голосом:

– Я не смогу тебя обучать, Нес. Да и в деревне никто не сможет. Тебе нужно ехать в Академию Магии, там тебе помогут! Там много профессоров, которые встречали магов смерти. Они должны знать, как развить эту магию. У них скоро начнется учебный год, поедем послезавтра в город, а там с другими адептами отправишься в столицу Академии. Если пройдешь проверку, то ты поступишь и сможешь там учиться.

– Проверку? Что еще за проверку? – Опешила я.

– Ничего страшного. Дотронешься до магического шара, и если он покажет, что ты обладаешь магией и степень развития, то сможешь там учиться.

– А если нет?

– Но ты же ею обладаешь! Поступишь! Но если что, то мы тебя ждем дома. Я напишу письмо другу, и он тебя отправит обратно, если не поступишь.

На этом и порешили. Уже в своей комнате размышляла, сидя перед зеркалом, при этом наглаживая духа по плюшевой шерстке, который лежал у меня на коленях и сопел.

– Я буду учиться в Академии, среди других магов. Увижу настоящее волшебство! Но…опять учеба…опять занятия… – опустила голову на столик и тяжело вздохнула, – о, там есть библиотека!

Я подняла голову и, взяв духа на руки, взглянула ему в глаза.

– И необычная библиотека, а магическая! Книги о магии! Я смогу узнать о многом! Ты поедешь со мной?

Лис блеснул глазками и утвердительно закивал.

– Какой же ты все-таки хорошенький!

От переизбытка чувств я его поцеловала в нос, а он, не растерявшись, вырвался из рук и прыгнул мне на грудь и стал облизывать мое лицо.

– Хватит, прекрати! – Мне было щекотно от его шершавого языка. И борясь с этой черной зверушкой, не подумала, что громко смеюсь.

Открылась дверь, а затем в комнату вошел Джо.

– Что за шум, а драки нет?

Увидев меня сидящую за туалетным столиком, красную и смеющуюся, побеспокоился.

– У тебя все хорошо? – Подошел и погладил меня между ушек.

А я, перестав бороться с лисом, положила руки на коленки и сделала невинное лицо.

– Да, а что такое?

– Подумал, что истерика у тебя. Сидишь и смеешься без причины.

– Причина есть. Я просто вспомнила шутку из прошлой жизни и рассмеялась.

– Хорошо если так. Я пошел спать, завтра утром опробуем твой новый меч, и будем собираться в поездку.

– Как скажешь.

Он еще раз оглядел меня подозрительным взглядом и ушел спать.

– Уф…

Лис лизнул меня в щеку и опять улегся на колени.

– Представляю, как выглядела в его глазах, – хихикнула, – так, ладно, нужно собираться на вечернюю вылазку.

Перо, чернила и бумага нашлись быстро, их я попросила у Ланы еще три недели назад для записей и зарисовок целебных трав, ведь название их сразу не запомнишь. Среди вещей Элизы нашла что-то вроде рюкзака и сложила туда плед и все необходимое для написания письма. Одевшись, повернулась к кровати, где сидел лис, наблюдавший за моими сборами.

– Ну что, вперед и с песней!

Посадила лисенка на голову и бесшумно стала продвигаться к выходу из дома. Мне повезло и, оказавшись не замеченной, направилась в сторону кладбища. Солнце уже село, и сумерки окутали все вокруг. Пришлось опять перебираться через стену, чтобы не встречаться с дяденькой охранником. Добравшись до места назначения, стала осматриваться, ища Ларнса. Но его не было, только одинокие серые надгробия, растущие из-под земли. Пройдя вглубь кладбища, расстелила плед, чтобы сесть и не светиться сильно, а то вдруг кто-нибудь будет проходить мимо и увидит меня. Уже прошло минут двадцать, как стемнело окончательно.

«Опоздала что ли? Надоело меня ждать и ушел?»

Еще десять минут и я не вытерпела.

– Когда парень ждет девушку это одно, а когда девушка парня…ррр! – Я вскочила на ноги. – Ларсн! Где ты, черт побери!?

– А кто такой черт?

Обернувшись на голос, увидела объект своего ожидания. Он стоял под деревом, скрестив руки на груди, и смотрел на меня своими белыми глазами. Все так же красив. Высокий, статный, как будто вырезан из мрамора.

– Еще чуть-чуть и им бы был ты, ну и козликом еще!

– Я не могу быть козликом, – развел он руки в сторону и, оторвавшись от дерева, направился ко мне, – я дракон! – Я поджала губы и хотела его стукнуть, а он увернулся и проговорил. – Ладно, ладно…бывший дракон.

– Где ты был!? Я уже в ледышку превратилась ждать тебя.

– Давай согрею! – Развел руки в стороны, тем самым приглашая на согревании.

– Нет уж, спасибо! Давай уже разберемся с твоей просьбой, а то мне завтра рано вставать.

Он поклонился мне.

– Благодарен, что не оставила меня в беде. Ведь в наше время не каждый маг смерти соглашается помочь духу.

– В смысле? Я могла тебе и не помогать?

– Могла и не помогать. – Сказал он, улыбаясь коварной улыбкой.

– Ах, ты!

Все-таки, подзатыльник я ему врезала.

– Но-но! Без рук, пожалуйста!

– Ой, какие мы нежные! Значит, как слабенькими магами смерти пользоваться это ничего, а как получить заслуженное наказание это «Без рук, пожалуйста»! Ну и пожалуйста!

Развернувшись, уже собралась упаковывать вещи и сваливать отсюда, как меня ухватили за локоть и, развернув, прижали к твердой груди.

– Я не хотел тебя обидеть, льера. – Проговорил он мне на ушко, а потом отстранился и, взяв меня за подбородок, заставил посмотреть в свои глаза покрытые белой пеленой. – Никто тобой не пользовался, я попросил у тебя, а ты согласилась.

«Какой же он красивый! Его лицо так близко, что еще чуть-чуть…»

От этой близости мои губы пересохли и, облизав их, закусила нижнюю губу своим маленьким клыком. Переведя взгляд на мои губы, Ларнс отстранился, выпуская меня из плена своих рук. А затем, сделав глубокий вдох, проговорил:

– Давай писать письмо, а то уже поздно.

Я дала себе мысленную пощёчину, и, достав все необходимое, стала записывать под диктовку письмо.

Это было обращение к его другу дракону, который выжил после раскола. Ларнс сообщил, что существует еще в этом мире и с помощью мага смерти написал это письмо. А дальше говорилось о некоторых местоположениях алмазных пещер, золота и изумрудов, найденной забытой библиотеке в песках какой-то пустыни и важных свитках о драконах. А также, просьба передать племяннику какую-то книгу, и сказать ему, что теперь она его. Вот, в принципе, и все. Подпись и слова подтверждения, что это именно Ларнс.

– Так вот чем ты занимаешься! С помощью своих способностей выискиваешь места нахождения драгоценных металлов.

– Я – дракон, моя маленькая льра. И как любой дракон, не упущу возможность воспользоваться такими способностями, которыми я сейчас владею, чтобы получить драгоценные камни и металл! Но, мне это не нужно, а вот моему приятелю очень даже необходимо. Я возвратил долг, за то, что он присматривает за моими племянниками, ведь их отец так же погиб на войне.

– Извини.

– Ничего страшного.

После минуты молчания, он продиктовал мне адрес и попросил отправить письмо в ближайшее время. На что ответила, что сделаю это непременно, ведь все равно собираюсь уехать отсюда.

– И куда же мы собрались? – Спросил дракон.

– Еду в Академию, познавать свой дар.

– Вряд ли ты его там познаешь. Магии смерти не учат.

– Как так? – От таких слов я чуть не села на землю.

– Видишь ли, магов с твоим даром мало на Эдэре. И с учетом того, что это магия тьмы и пустоты, ее бояться и скрывают, ведь никто не хочет повторить судьбу того дракона. Все думают, что это проклятье. Что за пользования этой силы, последуют непоправимые действия.

– Но дракон всех спас!

– Но какой ценой! Ценой своей жизни! Хоть мы и живем долго, но жизнь одна и дорога любому существу. Так что, можешь не надеяться, что там тебя научат. Ты вообще первая, кто стремиться развить этот дар. Не боишься?

– Я хочу знать все об этой магии! А единственное место, где хоть как-то это можно узнать – Академия! И я все равно туда поеду, хотя бы для того, чтобы посетить библиотеку, она же там должна быть большой!

– Да, она действительно там большая.

– Вот и отлично!

Ларнс посмотрел на меня, нахмурив брови.

– Что?

– Ты необычный норт. – Он стал обходить меня по кругу, рассматривая, как будто впервые увидел. – Я не могу вспомнить какого ты семейства, и вообще ведешь себя не как норт.

– Почему это?

– Норт бы так не поступил, не стал бы бросаться на рожон. Не боишься, что тебя закроют в какой-нибудь лаборатории и будут проводить на тебе опыты?

– А такое возможно? – Я сглотнула комок в горле. – А может я вообще не норт?

– Уши и хост говорят, что ты норт.

Дракон дотронулся до моих ушей, а потом провел рукой по хвосту. От этого прикосновения по моему телу побежали мурашки. Он обошел и встал напротив, глядя мне в глаза.

– Откуда ты и кто такая, раз говоришь так? – И такой серьезный стоит. Скрестил руки на груди и смотрит пристально.

– Меня зовут Инесса. Я приемная дочь Джонатана Эверна. А до удочерения я ничего не помню. На меня напали и применили заклинание стирания памяти. После блуждания по лесу я наткнулась на Джо, он помог мне, а затем и оставил у себя жить.

– Ты лжешь!

Я от удивления раскрыла широко глаза.

– Но как…

– Я хорошо вижу ложь. Только имя и то, что ты блуждала по лесу, было правдой.

Мне было не по себе от этого пристального белого взгляда и, опустив голову с поникшими ушами, вздохнула.

– Я из другого мира…

Наступила тишина. Она продолжалась долго, и уже подумав, что я здесь вообще одна, вздрогнула, когда почувствовала холодные пальцы на своей щеке.

– Теперь все понятно. Вот почему ты так себя ведешь, почему стремишься узнать свою магию, но как такое возможно? Я не слышал о таком. – Он начал поглаживать мою щеку.

– В своем мире я умерла.

Рука дракона застыла.

– Ты умерла? – Проговорил он тихо.

– Да, и очутилась тут в виде норта.

– В смысле?

– У себя я была человеком.

Опять тишина. Не выдержав, посмотрела на Ларнса. Он застыл мраморной белой статуей, смотря куда-то сквозь меня.

– Ларнс? – Я взяла его за руку, которая так и застыла на моей щеке. – С тобой все хорошо? Ой, прости. – Я прикрыла рот рукой. – Ты же мертв, что я такое говорю…

Увидев мое виноватое лицо, он улыбнулся, возвращаясь из прострации.

– Не думал, что когда-нибудь еще удивлюсь, но ты в этом мне помогла. Удивительно! – Теперь он обхватил мое лицо двумя ладонями. – Человек, который познал смерть в одном мире, и переродился нортом в другом! А внешность у тебя такая же была?

Мне показалось, что его глаза блестят азартом.

– Дда… – Не уверенно сказала я.

– Удивительно! – Повторил он.

– Ларнс, ты меня пугаешь…

– Ой, прости.

Отпустив меня и отойдя в сторону, он стал расхаживать, потирая свой подбородок. После не долгих раздумий повернулся ко мне и серьезно сказал:

– Тебе нужно научиться врать уверенно и правдоподобно. Никто не должен знать кто ты и откуда. Это может плохо для тебя кончиться.

– Но почему. – Я не понимала, что происходит.

А он, подойдя ко мне и положив свои руки на мои плечи, продолжил говорить серьезным тоном.

– Послушай меня, Инесса, если ты не хочешь стать подопытной мышкой, научись врать хорошо.

– Все настолько серьезно?

– Я не хочу, чтобы ты лишилась воли и права выбора. Живи в новом мире с новым прошлом, то есть придумай его себе. Продумай до деталей. Поговори со своими приемными родителями, и договоритесь обо всем. Не стоит больше ни кому говорить кто ты.

– А магия?

– От магии никуда не денешься. Если хочешь ее изучать, то вперед и с песней. Но это будет привлекать к тебе внимание.

– Но я все же рискну.

Он вздохнул и потрепал за уши как маленькую девочку.

– Я благодарен тебе за помощь. И если я тебе понадоблюсь, просто позови. Твой голос я узнаю и услышу сразу. Все-таки между магами смерти и знакомыми духами есть связь.

– Кстати о духах!

Я провела рукой по голове, но ничего не обнаружила. Посмотрела по сторонам в поисках черного лисенка, но не нашла его. Дракон наблюдал за моими метаниями и, не выдержав, спросил:

– Что-то потеряла?

– Не что-то, а кого-то. Сегодня утром у меня в спальне обнаружился дух – черный лисенок. Я его взяла с собой, чтобы спросить кто это. Он может принимать форму черного облака и весит точно так же, то есть легкий как облачко. Понимает, о чем я говорю, и выглядит как маленький черный лис с желтыми глазами и большими ушами, а также с маленькими клыками. Он был у меня на голове, когда я сюда пришла.

Я говорила и ходила от могилы к могиле в поиске этого сгустка черного облака.

– Хм, у тебя ничего не было на голове, когда я тебя увидел.

Я остановилась и посмотрела на Ларнса.

– Может по дороге спрыгнул, он легкий, и почти ничего не весит. Ты не знаешь что это?

– Я догадываюсь, кто это может быть, но сказать точно не могу.

– А я думала, ты мне скажешь.

Он пожал плечами, разведя руки в сторону.

– Ладно уж. Значит, могу тебя просто позвать, и ты появишься?

– Да.

– Это хорошо, а то мне было грустно, что скорей всего больше тебя не увижу.

– Ты бы скучала по мне? – Он подошел вплотную и поднял мое лицо за подбородок.

– Угу, с тобой легко. И ты бы мог быть мне полезен, как советчик.

– Твоя правда. – Он склонился ко мне и прикоснулся теплыми губами к моей щеке, запечатлев невесомый поцелуй. – Просто позови, и я приду. До встречи, Инесса.

После этих слов он растворился. Я дотронулась до места поцелуя и прикрыла глаза.

«Ээх… почему… почему он всего лишь дух? Его прикосновения так реальны…»

Вздохнув поплелась домой, думая о несправедливости жизни. По дороге никто не встретился, поэтому добралась без приключений. Зайдя в свою комнату и скинув вещи на пол около двери, добралась до кровати и рухнула на нее в одежде. Повернула голову к окну и уставилась невидящим взглядом на Найд – это местная Луна. Она почти такая же, только рисунки на поверхности спутника Эдэра другие. Он светил одиноко на ночном небе белым светом, освещая землю, делая ее таинственной. Депрессия…она частенько на Земле меня посещала, так как не могла найти счастья для своего сердца. Ни один парень мне не нравился. Все они были не интересными. Живыми, но не интересными, а тут… а тут наоборот, не везет мне. Опять вздохнула. Моя ладонь почувствовала холодок, а затем теплый нос и шершавый язык.

– А вот и ты. Где был?

– Миияяюю.

– Понятно. А у меня тут депрессия.

– Миияяюю?

Сев по-турецки на кровати, я взяла в руки зверька.

– Какой же ты все-таки милый. Ты же ведь от меня не уйдешь?

Он покачал своей маленькой головкой.

– Я, конечно, люблю животных, но ты, как я поняла, не относишься к ним, хотя и имеешь облик миниатюрного лиса. Кто же ты? – Глазки зверка блеснули золотом. – Ну ладно, не так уж это сейчас важно. Ты мне нравишься, и я тебя оставлю себе. Кормить и убирать за тобой не надо, это плюс. Ты не видим, поэтому при живых я не могу с тобой общаться, а то подумают, что сумасшедшая. Но хоть не так себя буду одиноко чувствовать если что. Ты ведь всегда будешь рядом?

– Мияю!

Я улыбнулась ему и поцеловала его в носик, при этом он успел меня лизнуть. Прижав его к груди, продолжила говорить зверьку.

– Надо придумать тебе имя, а то неудобно как-то тебя называть зверьком или лисом. Как же тебя назвать…Нужно что-нибудь экзотическое и не банальное. Может негр?

Зверек отрицательно покачал головой.

– Ммм…Ты у нас черный, легкий, иногда облачком становишься…

Лис спрыгнул с моих рук и протопал до середины комнаты. Я зажгла магический светильник, чтобы лучше видеть. Зверек уселся, и, обвив лапы пушистым хвостом, уставился на меня своими желтыми омутами.

– Ну и что ты этим хочешь сказать?

Он моргнул и исчез. Я открыла рот от удивления. Вот только что был и бац…исчез. Справа от меня прозвучало «Мияю». От неожиданности я подпрыгнула, и могучий русский язык слетел с моих уст.

– Да чтоб тебя…! Так и заикой можно остаться!

Взяла его за шкирку и потрясла для его понимания, что так делать нельзя. Он виновато прижал уши к голове.

– Уф, ладно…и что это было? Ты хотел показать пустоту?

Зверек энергично закивал головой.

– Пустота…пустота…значит ты воплощение пустоты? – Опять жест подтверждения. – Что ж, я знаю, как тебя назвать! – Я улыбнулась ему и посадила на кровать. – Будешь у меня Войд. У нас в мире это на другом языке означает пустота.

Лис, пощелкал зубами, как будто пробовал имя на вкус, а потом, улыбнувшись своей клыкастой пастью, кивнул, давая понять, что ему нравиться.

– Вот и замечательно, хоть с этим разобрались. А теперь, Войд, спать! Я что-то устала за этот день.

Всю ночь мне опять снился Ларнс. Его руки, губы, шепот…но потом что-то изменилась, он стал для меня не осязаемым. Я хотела до него дотронуться, но не могла. Мои руки проходили через него и хватали только пустоту. А потом я осталась и вовсе одна. Стояла в жуткой темноте, ноги окутывал какой-то могильный холод. Я ничего не видела. Куда идти? И есть ли отсюда вообще выход? Мне стало страшно, эта темнота давила на меня. Ни звука, на маленького просвета. Ни-че-го, тьма и пустота. И тут я вспомнила.

– Войд? Ты здесь? Ты обещал быть рядом!

Паника во мне нарастала. Это уже не казалось каким-то сном. Мой голос звучал хрипло, с трудом различая слова. По ногам опять прошелся холод.

«Я здесь совсем одна… Войд, где же ты?»

Страх схватил меня за горло, и, не выдержав, я заплакала. Опустившись на корточки, обхватила себя руками и стала раскачиваться.

«Это всего лишь сон, это всего лишь сон…»

К моей руке прикоснулся теплый ветерок. Я вскинула голову и посмотрела вперед, пытаясь что-нибудь рассмотреть.

– Войд, это ты?

Тишина была мне ответом. Но тут опять подул теплый ветерок, сметая холодный сгусток вокруг меня.

– Войд, что мне делать?

Я вскочила на ноги и начала озираться по сторонам.

– Хватит шутить Войд, мне страшно! Выпусти меня отсюда! – Мой голос сорвался на крик.

В груди закололо тысячами иголок. От боли я вскрикнула и упала на колени. Было нечем дышать. Пустота как будто забиралась ко мне под кожу, опаляя все внутри. Я уже не просто плакала, а ревела. Мое тело скрутило, и я повалилась на холодную поверхность, но этот холод не помог остудить мою горящую кожу. Все мое тело как снаружи, так и внутри пылало.

«За что мне это…»

Все внезапно закончилось, я открыла глаза и увидела потолок моей комнаты залитый солнечным светом. Подняв голову, поняла, что это был действительно сон, только вот почему тело до сих пор болит? Откинув одеяло в сторону, встала и пошла к зеркалу. В нем отражалась по-прежнему я, с большими синими глазами, красными волосами и пушистыми ушками. Ноги и руки были так же при мне, как и хвост тоже. Но под кожей я чувствовала жар. Он двигался и струился, как будто кровь по венам. От этого ощущения мне стало плохо. Я села на стул возле туалетного столика и прикрыла ладонями лицо, пытаясь успокоиться. К моей ноге прикоснулся холодок, а потом последовала пушистая шерстка.

– Войд!? Что со мной происходит?

Оторвав руки от лица, посмотрела на лиса. Он оглядел меня и, прыгнув на ноги, уселся на них, продолжая глядеть мне в глаза.

– Чего молчишь!? Я знаю, ты был там! Отвечай, что со мной происходит?

От паники у меня опять закололо в груди. На руках вздулись черные вены. От увиденного я вскочила и закричала, потирая свои руки. А вены все продолжали набухать от локтя до пальцев, а потом стали выступать они – нити! Черны нити из моих пальцев!

Послышался шум в коридоре. Открылась дверь и в проеме показался напуганный Джо.

– Нес, что случи…

Он уставился на мои руки, которые я рассматривала с таким же ужасом. Нити все лезли и становились длиннее.

– Успокойся, Нес. Не делай резких движений руками. Дыши ровно, глубже…

Я делала все, как он говорил, но нити от этого не переставали лезть. Не выдержав, я взмахнула руками, пытаясь стряхнуть этих черных червей. Нити оборвались и полетели в сторону шкафа, формируясь в маленькую черную сферу. Потом случился взрыв. Дверь шкафа просто разлетелась на мелкие щепки. Я прикрылась руками, но из них опять полезли нити.

– Успокойся, Нес!!!

Джо пересек комнату и схватил меня за плечи, ставя на ноги.

– Ты сейчас весь дом разнесешь своей истерикой! Возьми себя в руки…то есть, успокойся, ничего страшного не происходит.

Увидев в моих глазах понимание, отпустил.

– Теперь слушай меня. У тебя активировался поток, но его нужно теперь остановить, так как магии в тебе сейчас много. У тебя должен был появиться помощник. Это вроде сгустка облака, или сфера. Ничего не замечала вокруг себя?

Я перевела взгляд на Войда.

– Дух, в виде маленького лиса.

– Отлично, прикажи ему забрать излишек магии.

Я опять взглянула на зверька.

– Войд, помоги мне…

Лис, спрыгнув со стола, забрался по мне на голову, и там устроившись, заснул.

– Он уснул у меня на голове!!??

– Он делает свою работу, Нес. Не трогай его. Смори лучше на свои руки!

Послушно взглянула на руки. Нити, перестав вылезать из моих пальцев, змейками вползали обратно. Постепенно и вены исчезли, но жар под кожей не проходил.

– Почему я чувствую жар под кожей?

– Это пройдет, потерпи денек. Как же я тебе забыл рассказать о потоках и о помощнике, прости меня моя девочка.

Обняв меня, он стал гладить меня по спине. – Я уже начинаю забывать, что ты из другого мира. Но почему ты не сказала, что видишь помощника?

– Я думала, что это дух. И что вы подумаете, что я сумасшедшая, раз разговариваю сама с собой.

Джон рассмеялся и, взглянув мне в глаза, проговорил.

– У каждого мага есть помощник. Он забирает излишек магию, чтобы хозяин не навредил себе и близким. Ведь потоки не контролируемы, магия просто начинает течь из тела мага. А помощник рассеивает ее, обратно возвращая в мир. Прости меня, что не предупредил.

– Ничего, все учатся на ошибках…

– Значит лисенок? Интересно. Как он выглядит?

Чтобы не рассказывать, я вытащила из сундучка листок и перо с чернилами. Рисовала я не плохо, поэтому изобразить Войда смогла легко, добавив словами, что он весь черный, только глаза желтые.

– Какая-то не правильная лиса. Слишком большие уши. – Сделал выводы Джо.

– А мне и такой нравиться.

– Ты ему даже имя дала? Войд, вроде?

– Да. В нашем мире на английском языке это означает пустота.

– Оригинально. Что ж, сегодня устроим праздник в честь твоих нитей!

– Звучит как-то странно.

– Но это все вечером. А сейчас приводи себя в порядок и на тренировку, после физических действий тебе станет полегче. Кстати, у тебя на теле должно появиться родимое пятно твоей магии. Не пугайся этому.

После этих слов я осталась одна в своей комнате.

«Какое еще родимое пятно?»

Со страхом я стала снимать с себя пижаму. Руки дрожали еще после пережитого, да и жар под кожей все еще продолжал меня опалять. Штаны не пришлось снимать, хватило одной рубашки.

На правой стороне груди была татуировка. Это были черные завитки, чем-то смахивая на черную розу. Сам «бутон» находился ближе к подмышке, от него отходило три черные нити. Самая жирная уходила вниз, изгибаясь и утончаясь к пупку, вторая, тонкая, уходила вверх, пересекая ключицу и тянувшая к шее назад. Повернув голову и приподняв волосы, угадала, нить скорей всего тянулась к макушке. А третья, спускалась по плечу и заканчивалась, утончаясь, на руке выше локтя с внутренней стороны.

«Мда, я, конечно, мечтала о татуировке, но это чересчур, готика какая-то».

Лис, пока я рассматривала живопись магии на себе, спрыгнул с моей головы и, устроившись на столике, наблюдал за мной.

– Значит ты мой помощник…Что ж, очень приятно. – Я поцеловала его в носик. – Спасибо за помощь, теперь мы с тобой связаны. А я думала, что ты дух.

– Мииияяяююю.

– Ты мой хороший. – От переизбытка чувств к этому зверьку, я схватила его на руки и прижала к груди. – Наверное, у меня самый милый помощник в мире! – Сказала я и, рассмеявшись, закружила по комнате с лисом на руках.

Потом был завтрак, поздравления от Ланы и тренировка. С новым мечом мне было легче отбивать удары Джона, но так как он был сильнее меня и выше, я быстро уставала, но прогресс был, мне даже удалось один раз его повалить на землю. Затем были сборы к отъезду, а вечером мы действительно устроили праздник. Лана даже торт испекла. Все было так вкусно, что можно было и пальцы случайно откусить, облизывая их. И уже за чашкой чая я спросила у родителей.

– Джо, а как выглядит твой помощник?

– Небольшая сфера синего цвета. Летает постоянно рядом со мной.

– А у тебя, Лан?

– Белая бабочка.

«Жалко, что я их не могу увидеть, как и они моего Войда».

Подумала я, гладя лисенка, который лежал у меня на коленях.

– А у вас они тоже разумны, то есть отвечают вам?

– Да, со временем ты сможешь понимать его с помощью чувств. Тебе не придется с ним говорить, а просто передавать свои чувства.

– Значит они эмпаты?

– Можно и так сказать.

Чем дальше, тем интереснее становится здесь жить. А утром мы с Джо отправились в город…


Меня подняли очень рано, еще даже толком не рассвело. Сонную и не выспавшеюся, так как вчера допоздна сидели, меня приводила в порядок Лана. Ей было грустно со мной расставаться. Как куклу она меня одевала, причесывала и заплетала волосы. Мне было все равно, я досматривала сон. Войд, как всегда, сидел у меня на коленях. Потом был завтрак, и прощальные слова. Я махала Лане пока наша телега не скрылась за поворотом улицы, было жалко и страшно уезжать из дома, который стал мне родным. Пересев поближе к Джону, опустила голову на его плечо и прикрыла глаза…

– Эй, соня, проснись. Мы приехали в город. Ты умудрилась проспать всю дорогу.

– Ой… – От боли в шее мне перехотелось разглядывать по сторонам.

– Помассируй ее и станет лучше.

Но мало того, что шея, так и руки отказывались слушаться, видать позу для дремоты я неудачную выбрала. Джо видя мои попытки, сам решил размять мне шею, но у него это получилось слишком грубо, что я невольно морщилась при таком массаже.

– Терпи. – Только и говорил он.

Когда тело начало опять слушаться меня, я смогла разглядеть окружающую нас обстановку. Мы уже въехали в город. Здесь было все другим, более громоздким. Деревянные двух и трехэтажные дома вперемешку с каменными, лавки украшенные цветами, пестрые крыши и покрытая вымощенной брусчаткой дорога из такого же серого камня, как и дома. Прям средневековье, только люди и нелюди ходили не в таких нарядах как я себе представляла. Мы ехали по широкой улице, вместе с другими повозками. Тут были и кареты и просто наездники. Я вертела головой в разные стороны, хотелось все рассмотреть. Но тут я увидела их – эльфов! Самых настоящих эльфов! Высокие, стройные, с длинными золотистыми волосами ниже пояса, они водопадом спускались по их плечам и спине. И самое главное – острые ушки! Я даже рот рукой прикрыла, чтобы не завизжать от восторга. Всё как во «Властелине колец»! Вот интересно, откуда у нас на Земле знают, как выглядят эльфы?

Это были мужчины в количестве шести штук. Они стояли группой и о чем-то беседовали. Одеты были в походные костюмы: у кого коричневый, у кого зеленый, у кого серый. Длинная куртка, больше смахивающая на пиджак из плотной ткани с широким поясом и огромным количеством карманов. Узкие штаны, заправленные в высокие сапоги до коленей. За спинами у них виднелись луки, колчаны со стрелами и мечи. Они выглядели так нереально, что захотелось подойти и потрогать их. Когда мы проезжали рядом, один увидел мой любопытный горящий взгляд и улыбнулся мне.

«О, девочки….уносите меня, я готова…»

Я отвернулась и уткнулась в плечо Джо, чтобы не показать еще больше своего восхищения эльфам, но так и хотелось опять посмотреть на них.

– Что с тобой, Нес? – спросил Джон.

– Впервые вижу эльфов.

– Ааа…да, еще те красавчики. – Фыркнул он.

Когда проехали эту компанию, я опять стала вертеть головой. Здесь было много нортов разных семейств. Такие удивительные! Но были и страшненькие, например как вон тот мужчина: огромный, одни мускулы, с драными ушами и переломленным хвостом…брр, бандит какой-то. Так же встречались драконы. У них волосы имели все оттенки цветов: красный, синий, белый, малиновый, желтый и так далее. Забавные они, но тоже красивые. Хотя… Ларнс все же будет самый красивый из них.

Среди толпы я замечала и силуэты, которые просто проходили через идущих навстречу. Их взгляд был закрыт белой пеленой, а вокруг тела мерцала белая аура. Духи…здесь было много их…то тут, то там я замечала эти силуэты. Тем не менее, старалась не смотреть на них, чтобы не привлечь их внимания, а то еще привяжутся.

Так мы и добрались до других массивных ворот из города. Там стояли длинные повозки, запряженные несколькими саупами и много людей и нелюдей, толпящихся возле этих самых повозок.

– Вот мы и прибыли! – Сказал Джо, спрыгивая с телеги. – Пойдем тебе место покупать до Академии.

Как оказалось, Академия стоит отдельно от городов. Она сама как город. И соответственно до нее идет отдельная специальная повозка, чтобы отвезти учащихся. Купив мне билет и показав место, Джо повел меня перекусить в ближайшую таверну. Она была небольшой, оббитой светло и темно-бежевым деревом внутри, но достаточно чистой. Обстановка чем-то напоминала ирландское кафе: круглые столики, стулья вокруг, резная стойка с бородатым барменом, ну или хозяином. Волосы и борода его имели зеленый цвет, прям как у водяного. Как сказал Джо, этот пожилой дракон его старый знакомый.

– Здравствуй, Андре! – Поздоровался с ним норт.

– Ооо, Джонатан, что ты тут забыл опять, только недавно же виделись. – Усмехнулся дракон. – И кто эта милая льера?

– Это моя приемная дочь, отправляю ее учиться в Академию.

– Вот оно как, – Андре обвел меня внимательным взглядом, – интересный экземпляр.

– Да, сам знаю.

Дальше Джо заказал нам обед, и мы присоединились к другим обедающим в зале. Выбрали столик ближе к окну, чтобы я смогла рассматривать прохожих. Еда здесь была вкусной, но жирной, как бы потом изжога не разыгралась. Поблагодарив и попрощавшись с хозяином таверны, мы отправились обратно к повозкам, которые уже начинали сборы к отправке.

– Вот, держи, – протянул мне Джо коробочку, – здесь твои документы, кто ты такая и где живешь, письмо моему другу на всякий случай и золото, для необходимых покупок во время учебы.

– Джо…когда ты все это успел сделать?

– Было время, не мог же я тебя бросить и оставить без документов.

– Но как ты их сделал? У них не было вопросов?

– За золото делают все.

– У меня нет слов, как же мне теперь…

– Молчи, это была необходимость, ты для нас с Ланой стала родной, а ради дочери мы пойдем на все.

– Спасибо… – Я поднялась на носочки и обняла норта. – Я люблю вас! Очень-очень!

– И мы тебя тоже. – Он обнял меня в ответ и, отстраняя, потрепал как обычно за уши. – Все теперь иди, садись, повозка скоро отправится. Твоя сумка с вещами будет в другой повозке.

– Хорошо. Не скучайте без меня!

– Ждем тебя на Празднике Зимы.

Обняв и поцеловав еще раз Джона, отправилась на посадку.

Повозка выглядела как салон самолета: длинная на пятьдесят мест примерно, четыре ряда кресел с подлокотниками и накрытая сверху тканью коричневого цвета. Я улыбнулась сравнению.

«Не хватает только стюардесс».

Но и тут я почти угадала. Заместо их был смотритель – дракон с желтыми волосами. Он оповестил, куда отправляется повозка и сколько займет это времени.

«К вечеру доберемся…это что же, Академия близко находится?»

Мое место было посередине повозки с краю. Усевшись, убрала рюкзак с необходимыми вещами в пути под кресло и, устроив Войда у себя на голове, стала махать рукой Джону, когда повозка тронулась. Я никогда не плакала, не имела такой привычки, а вот моя соседка с левой стороны ревела, прощаясь с родителями.

«Как будто на войну отправляется!»

Мы выехали за ворота и все замолчали, занявшись кто чем. Я просто устремила свой взгляд вдаль, откинувшись на спинку кресла. Повозка на удивление ехала ровно и совсем не тряслась.

«Магия, наверное».

– Привет.

Я повернула голову к соседке. Она была эльфийкой, такой же неземной красоты как и те мужчины. Утонченное белое личико с большими светло-голубыми глазами и пухлыми красными губками. Золотистые волосы, заплетенные в сложную косу, и маленькие острые ушки. Одним словом ангел! Она уже не плакала и с интересом смотрела на меня.

– Привет.

– Я Анариэль Накилон, дочь старосты третьего дома лесных эльфов.

– Инесса Эверн, приемная дочь боевого мага Джонатана Эверна. – Представилась я.

– О-у…так это был твой отец?

– Да, а что?

– Вы так прощались, как любовники.

– Ошибочное мнение. – Спокойно ответила я.

– Извини.

– Ничего страшного.

– А ты на какой факультет собираешься поступать?

– Я не знаю, что сфера скажет. Я толком и не знаю, какой магией обладаю.

– Как так? – Удивилась она. – Тратишь время и деньги, чтобы просто узнать свой дар и если повезет стать ученицей Академии?

– В точку. – Ответила я и подумала «А она не глупа».

– Впервые встречаю таких как ты, это будет интересно.

– А ты на кого едешь учиться?

– Я хочу стать хорошим целителем, чтобы помогать в дальнейшем нуждающимся в этом.

– Не плохо. Моя мама тоже целитель. И ей все благодарны в деревне.

– Вот и я хочу так же. Видеть радостные лица.

Я улыбнулась ей. Так удивительно, видеть светлую и добрую девушку с такой красивой внешностью. Ведь, обычно все красивые эгоистичны, думают только о себе, а тут…

– Мне сейчас немного страшно… – Опустила она голову.

– Почему?

– Я прожила в лесу, и не видела так много разных рас, это пугает.

– Я тебя понимаю, но со временем мы с тобой привыкнем. Так ведь интереснее!

– Да, ты права.

– Анари…блин, у тебя есть короткое имя?

– Ри.

– Так-то лучше. Слушай, Ри, это конечно может прозвучать странно, так как мы с тобой знакомы минут десять, но я чувствую в тебе доброту и нежность. Ты мне нравишься. Давай держаться вместе, и будет не так страшно?

Она светло мне улыбнулась и, потупив глазки, проговорила:

– Я согласна, Инесса.

– Зови меня просто Нес.

Так я и завела себе в подругу эльфийку. Всю дорогу я у нее расспрашивала об ее расе, что умеют, как живут, ведь для меня они ожившая сказка! А она смеялась на мои глупые вопросы, да еще таким красивым смехом, как звон колокольчиков. Она также рассказала поподробнее о себе, и даже описала своего помощника, им оказался маленький зайчик белого цвета.

Ближе к вечеру наша повозка доехала до какой-то каменной арки.

– Ри, что это такое?

– Это портал.

– Портал???

– В какой глуши ты жила, что не знаешь что такое портал?

– Я знаю, что такое портал, просто не видела их ни разу.

Арка была огромной: метра шесть в высоту и пять в ширину, с ровной каменной площадкой. Сама арка была исписана какими-то словами или рунами…плохо видно.

– И так, прошу внимания! – Это смотритель дал о себе знать. – Сейчас пройдет переход на территорию города Академии. Просьба не высовываться за край повозки.

Затем он сел и дал команду кучеру трогаться. А мне стало страшно и, вцепившись в подлокотники, стала молиться.

«О нет, сейчас нас расщиплют на молекулы и потом соберут обратно…»

Арка зажглась белым светом и повозка тронулась.

«Пожалуйста, пожалуйста…» – молилась я.

– Успокойся, Нес, это не больно. – Прошептала мне Ри.

«Успокоила, блин! Я-то не знаю, как это!»

Повозка стала растворяться в белом мерцании, и когда дошло до нас, я уже от страха вцепилась в соседку и закрыла глаза.

– Открой глаза…

– Нет, мы все умерли…

– Рано нам еще умирать! Мы молоды и красивы!

Я сначала открыла один глаз. Увидела Ри, расслабленную в кресле. А потом и второй, рассматривая все вокруг. Уже было не поле, а лес, купающийся в лучах заходящего солнца.

– Мы в раю?

– Нет, на территории города Академии.

Я обернулась назад. Из арки с мерцающей стеной внутри себя выползали оставшейся повозки.

– Я даже ничего не почувствовала.

– А я тебе говорила, это все настолько быстро происходит, что мозг не успевает переработать все, что происходит с организмом. Поэтому ты ничего и не почувствовала.

– Удивительно! – Я взглянула на свои руки. Все было как прежде.

– Ты такая забавная. – Погладила она меня по плечу.

Дальше мы уже вместе с ней крутили головой, так как въехали в ворота города Академии. Здесь все было из светлых тонов: светло-бежевого, светло-желтого, светло-розового и просто белого. Высокие каменные дома, нежные цветы и уже с желтеющими листьями деревья. Все такое нежное и воздушное. Даже дышать легко. Никакой пыли и грязи.

– В этом городе можно купить и продать магические вещи. Сюда за покупками приезжают все, кому нужно. – Похвасталась знаниями Ри.

Я смотрела на цветные вывески, как они переливались, привлекая покупателей. Уже был вечер, и магические огоньки загорались, освещая этот удивительный город. Несмотря на наступление темноты, народ суетился вдоль улицы. Кого тут только не было! У меня уже шея устала поворачиваться, чтобы разглядеть, что хочет мне показать Ри. И тут мы увидели ее…мы даже дружно открыли рты.

– Вот это да… – также дружно проговорили мы с ней.

Перед нами предстала во всей красе Академия Магии. Это огромное каменное строение, теплого бежевого цвета, возвышающее свою башню в небо, было по-настоящему невероятно красивым. Его трудно было назвать замком, скорей дворцом. Огромная башня с золотыми часами, и длинным шпилем, уходящая в облака – была серединой этого дворца, от нее, как крылья в стороны, раскинулась вся остальную часть строения. На концах этих крыльев тоже были небольшие башенки. Но, с учетом того, что у здания четыре этажа, то башни выглядели внушающе, я уже молчу про основную. Вся академия снизу вверх освещалась лучами белого света, льющимися откуда-то из-под земли. Въехав в очередные вороты, уже на саму территорию Академии, смотритель велел остановить повозку.

– Уважаемые! Добро пожаловать в Академию Магии! Сейчас вас временно расселят в гостинице Академии, прошу на выход.

Все начали вставать и идти на выход. Мы с Ри были не исключением.

– Как много поступающих. – Проговорила я, когда мы подошли к этой самой гостинице.

– Конечно, все хотят учиться в Академии, только, увы, не все проходят проверку.

– Это так трудно?

– Нет, просто нужно иметь достаточно сильный дар, хотя бы восьмого уровня.

– Что за уровни? – Впервые слышу об этом.

– Ммм, как бы сказать…это способность тела пропускать поток магии через себя. Чем чище и мощнее этот поток, тем выше у тебя уровень.

– Как все сложно…

– Я вот тоже боюсь, у меня получалось только заживлять небольшие царапины…вдруг я не пройду…

– Ты пройдешь, Ри! – Приободрила я ее.

– Спасибо за поддержку, Нес. – Она обняла меня.

Простояв в очереди минут десять, нас наконец-то проводили в нашу комнату. Ну, что вам сказать, все просто: две кровати, посередине столик и одно окно, все. Была еще одна дверь, скорей всего душ и туалет.

– Нам здесь только одну ночь побыть и все, завтра на проверку. – Вздохнув, проговорила Ри.

– М-да…

Бросив рюкзак на кровать и посадив на него Войда, первая отправилась в душ. Он был небольшим, только чтобы ополоснуться, но после бани я очень порадовалась ему. Здесь, оказывается, есть канализация, все не так запущено, как я думала. Когда вышла, увидела поднос с едой на столике.

– Нам тут принесли, я уже покушала, твоя доля осталась.

– Хорошо, спасибо.

Уже перед сном, как обычно у девочек, Ри начала спрашивать у меня про парней, есть ли у меня любовь.

– Эхх, нет Ри. Нет такого мужчины, которого бы я любила и желала. Но ведь все еще впереди! – При этом я думала, почему-то, о Ларнсе.

– Да, говорят, что многие образуют связь в этой Академии.

– Угу, мои приемные родители тоже здесь нашли друг друга.

– А так же, говорят, что здесь преподает один из сыновей верховного норта. – Тихо проговорила она.

– Черный лис??? – Удивилась я.

– Ага, он самый, младший вроде как, профессор Элендин Вэон, так же декан факультета боевых магов.

– Понятно.

– Кстати, он не женат.

– Ты это к чему?

– Ну как же, красивый, сильный маг, сын Верховного, не женатый…

– Ты хочешь за ним поохотиться? – Приподнявшись на локтях, посмотрела на пунцовую эльфийку.

– Говорят это не возможно, он ни на кого не обращает внимания, но вдруг я та единственная.

Я рассмеялась.

– Ну ты даешь, Ри…ой…рассмешила…что за розовые мечты?

– Каждая девушка мечтает о принце, а он принц! – проговорила она обидевшимся голоском.

– Прости, просто это так смешно прозвучало. Ты сюда учиться приехала или мужа искать?

– Одно другому не мешает!

– И то верно, но все равно, мой совет забудь пока об этом, есть и поважнее дела – поступить и выучиться на хорошего мага.

На этой ноте мы и уснули.


Утро началось с истерики у маленькой эльфийки.

– Я не пойду на проверку! – Ревела Ри

– Хватит! Ты пойдешь вмести со мной! Все будет хорошо!

– Нет! Я не пройду ее, у меня нет магии!

– Да есть у тебя магия!

Пришлось пойти на экстренные меры. Налив в стакан холодной воды, вылила на золотую голову Ри.

– Ну? Теперь полегче стало?

Вытерев слезы, она посмотрела на меня уже более осмысленными глазами.

– Угу.

– И часто у тебя такое бывает?

– Впервые…

– Ладно уж, пошли!

Уже давно всех позвали к главному входу в здание Академии пройти проверку. Но из-за истеричных особ, нам пришлось задержаться и встать в очередь почти последними.

– Прости, Нес.

– С кем не бывает. Хорошо, что уже не так печет на улице, стоять будет легче.

На мое удивление, очередь продвигалась достаточно быстро. Через пять часов подошла и наша. Ри я отправила первой, так как сама тоже боялась, ведь факультета магии смерти нет, и мне придется просить профессоров меня учить, хотя бы управлять нитями. Да и эльфийка еще была не адекватна, еще сбежит.

Те, кто проходил проверку, уже не выходили из здания, и через минут десять позвали меня.

«Да! Она прошла!»


Радуясь за Ри, я следовала за провожатым, крутя голову в разные стороны. Здесь так было красиво! Каменные стены и обустройство Академии наводили на мысли о Хогвартсе. В замках и дворцах я не была, поэтому это сравнение единственное, что приходило на ум. Поднявшись на второй этаж, мы еще поплутали по коридорам прежде чем остановились перед двухстворчатой дверью.

– Прошу, льера. – Сказал провожатый в синей форме, показывая рукой на дверь.

– Спасибо.

Только я хотела прикоснуться к ручке, чтобы открыть дверь, как она сама без шума распахнулась передо мной. Похлопав глазами секунд пять, решилась войти в зал.

Это был именно зал. Высокие стены, куполообразный потолок с золотыми рисунками и мраморный коричневый пол.

«Наверное, здесь эхо отменное!»

– Подходите ближе, льера. – Прозвучало с этим эхом в зале.

В середине зала стоял длинный стол, за которым сидели профессора во главе с ректором. Это я так предположила, ведь они обычно проводят вступительные экзамены у нас в университетах. Ректор был драконом. Мужчина лет тридцати на вид. Овальное лицо, глубоко посаженные черные глаза, ровный нос и узкие твердые губы. Волосы были кроваво-красного цвета, заплетенные толстой длинной косой в виде «колоска». Коса была перекинута через правое плечо и стекала шелком куда-то под стол. Мужчина сидел ровно, чуть напряженно, руки, сцепленные в замок, лежали на столе. Его темно-синий костюм придавал глазам еще более устрашающий вид.

«Мама…»

Около стола, ближе ко мне стоял маленький круглый столик. На нем стоял шар на золотой подножке. На не гнувшихся ногах я подошла к столику.

– Представьтесь, льера. – Проговорил ректор, очень даже приятным голосом.

– Инесса Эверн.

– Хорошо, Инесса, приложите свою ладонь к шару, и мы увидим вашу силу потока.

Рука просто отказывалась подниматься.

– Не бойтесь, шар не кусается. – И улыбнулся самой обаятельной улыбкой.

Поборов страх, приложила ладонь к шару. Сначала ничего не происходило. Шар как шар, из прозрачного стекла. Ректор уже хотел что-то сказать, как его остановил профессор по правую руку, указывая на шар, и я тоже взглянула… В середине шара стала нарастать дымка черного цвета. Она все больше клубилась, увеличиваясь в размерах, пока не заполнила весь шар своей чернотой. В зале и так стояла тишина, но теперь она казалась могильной. Я отдернула руку от черного шара, так как он стал нагреваться. Затем он опять стал прежним, затягивая темноту вглубь себя.

«И что это было?»

Я перевела взгляд на ректора. Он смотрел на меня очень пристально и серьезно, а другие профессора удивленно раскрыв глаза.

– Это магия смерти, льера, – строгим голосом сказал дракон, – и очень высокого уровня. У нас нет факультета этой магии. Зачем вы пришли в Академию?

«Все, настал момент икс».

Проглотив ком в горле, твердым голосом проговорила:

– Я хочу познать свою магию! Подождите, дайте договорить. – Остановила жестом ректора, который уже хотел что-то сказать. – Это же Академия Магии! – Обвела рукой зал. – Здесь учат, как познать магию. Да, она разная, но учат пользоваться ею одинаково: плетение заклинаний из нитей. Я хочу тоже научиться этому. Я буду стараться, вычитывать в книгах о своей магии. Просто дайте мне возможность бывать на лекциях по плетению. А также, дать мне место, где я смогу практиковаться.

– Хм, это действительно Академия Магии, но магия тьмы опасна.

– Я подпишу все бумаги, что это была моя инициатива, что за мою жизнь вы не несете ответственности, и буду очень внимательна и осторожна к окружающим.

– Это серьезное заявление, льера. Как вы видите, у нас сегодня отсутствует профессор боевой магии. – Указал он на пустующее кресло. – И решать такие вопросы трудно…

– Но вы же ректор! За вами последнее слово. – Перебила я его.

Тут в разговор вступил профессор эльфийской внешности.

– Риан, я думаю, нам стоит взять эту льеру. Не только она сможет познавать свою магию, но и мы сможем за ней понаблюдать. Устроим ее на факультет боевой магии, но составим ей другое расписание.

Ректор задумался над словами эльфа.

– Ты как всегда прав, профессор Сирдан. – Ответил он этому Сирдану и, переведя взгляд на меня, торжественно и с какой-то зловещей улыбкой-оскалом сказал. – Поздравляю, льера, вы приняты в Академию Магии на факультет боевых магов. Ступайте в регистрационную, там вам выделят все необходимое. – И указал мне на выход.

«Что-то он быстро согласился, ну да ладно, главное я теперь опять ученица…ээх»

За дверью меня опять ждал провожатый, но уже другой.

– Я принята! – Сказала я ему.

– Поздравляю, льера! – Проговорил он. А потом, склонив голову набок, улыбнулся, рассматривая меня.

– Со мной что-то не так?

– Вы очень милый норт, льера.

– Спасибо за комплемент, но я устала и хотела бы уже отдохнуть.

– Конечно, следуйте за мной.

И мы двинулся дальше по коридорам. Спустившись на первый этаж, мы зашли в кабинет под названием «Регистрация».

– Вот, мисс Роуд, еще одна адептка.

– Ой, какая хорошенькая. Какой факультет?

– Боевой магии. – Пробубнила я.

– Такую маленькую и милую да и в боевики…ай-яй-яй, совсем мужики девушек не берегут! Ну, давайте свои документы.

Вытащив подготовленные документы Джоном, я отдала их регистраторше.

– Инесса Эверн, приемная дочь Джонатана Эверна, так…факультет боевой магии… – говорила она, записывая у себя в бумагах, – все, милочка, вот твой ключ от комнаты и форма.

– Форма?

– Да, форма факультета боевой магии: летний, осенний и зимний комплект. Носи и береги!

– Спасибо. – Я сунула вещи провожатому, так как самой нести это все тяжело будет.

На этом нас и отпустили.

– Пойдем теперь в женское общежитие, заселять тебя. – Сказал провожатый, и я последовала за ним.

Им был дракон. Высокий, стройный юноша. Что удивительно, у него были короткие рыже-огненные волосы, они в беспорядке торчали в разные стороны. Но, это ему шло. Круглое лицо и высокий лоб, который закрывала рваная челка, делали его мальчиком-шалопаем. Темно-синяя форма, подчеркивала всю его грацию. Был бы он нортом, напоминал бы мне рысь. Присмотревшись, поняла, что, не смотря на рыжие волосы, лицо его было без веснушек. Чистая белая кожа, маленький курносый нос и…ооо…красные, гранатовые глаза.

– Что ты на меня так смотришь? – Опешил парень от моего внимания.

– Впервые вижу такой цвет глаз.

– Подожди, ты не всех видела.

– Боюсь уже представить, что меня ждет.

Он улыбнулся и указал на дверь.

– Нам сюда.

Это оказался выход на улицу. Передо мной развернулся парк: стройные, тонкие деревья, подстриженные кустики, уже меняющие свои окрасы, и лавочки. Мило, мне нравится!

Парень потянул меня за локоть, видя, что я впала в прострацию, созерцая аллею.

– Пойдем, а то мне еще других провожать.

– А…а, извини, да, идем. – Помолчав, решила спросить – Слушай, а как тебя зовут?

– Оникс Сай, дракон из рода огненных драконов. – С поклоном представился провожатый.

– Красивое имя…

– Спасибо, Инесса – Улыбнулся он.

– Можно просто Нес. – Проговорила я, вспомнив, что он мое имя слышал в регистрационной.

– Хорошо. Вот мы и пришли. Покажешь ключ комендантше и назовешь свое имя.

Я взглянула на большое и длинное бежевое здание в шесть этажей.

– На столе у тебя будет твое расписание и необходимые вещи для записей. Учебники будешь брать в библиотеке. Все, до встречи, Нес. – Он отдал вещи, еще раз поклонился мне, подарил милую улыбку и ушел.

– До встречи…

«М-да, здесь парни все как на подбор…»

– Ну, вот и твой новый дом на ближайшее время, Нес! – Сказала я сама себе и зашла внутрь.

Я так привыкла к нашим старым зданиям в Москве, к подъездам, где всегда темно, грязно и стоит неприятный запах, что сейчас просто удивлялась чистоте и уюту здешних построек. Меня встретила маленькая, полненькая женщина-норт с черными кудрявыми волосами и с кошачьими черными ушками и длинным тонким хвостом.

– Новенькая, ну ка, дай на тебя посмотрю. – Проговорила она мурлыкающим голосом.

Она покрутила меня, рассматривая.

– Из какого семейства ты, дорогуша?

– Вот документы, там все и смотрите. – Впихнула я ей в руки сказанный предмет.

– Так-так-так…

Она прошла за стойку, и стала изучать документацию.

– Какой номер комнаты у тебя?

– Триста восьмой. – Сказала я, посмотрев на ключ. Он был маленьким, с мизинец где-то.

– Хорошо, третий этаж пятнадцатая дверь справа, Инесса. Добро пожаловать!

– Спасибо. – Поблагодарив ее, отправилась по указанному маршруту. Спиной я еще чувствовала ее взгляд, пока не свернула на лестницу.

Тут было намного легче ориентироваться, чем в Академии, и комнату я быстро нашла. По пути мне никто не встретился, здесь на удивление было тихо, хоть обычно в женском общежитии всегда шумно. Бежевые и светло-розовые стены, на которых весели картины с природой и зверинцем, бардовая мягкая дорожка, светло-коричневые двери с золотыми ручками и замочными скважинами, мягкое белое освещение магических светильников – все говорило о том, что здесь живет женская половина Академии. Но когда я зашла в комнату, моя челюсть упала. Вот это я понимаю, приличное заведение. Комната была огромной, метров в пять ширину и шесть в длину, да и в высоту потолки были не меньше трех метров. Две кровати из дерева по бокам, два стола с тумбочкой внутри перед большим и высоким окном с широким подоконником, здоровенный шкаф у входа и еще одна дверь в ванную, в которой шумела вода. Посмотрев на левую кровать, я увидела раскиданные вещи. Мои тоже тут уже были и стояли около другой кровати.

«Значит моя соседка уже здесь».

Скинув рюкзак с плеч, упала на кровать своей половины, предварительно сняв Войда с головы. Я прикрыла глаза, ноги гудели после ожидания в очереди, да и желудок требовал еды, ведь завтрак уже переварился, а обед мы благополучно пропустили.

Наверное, я задремала, так как почувствовала, что меня зовут и трясут за плечи.

– Нес, проснись!

– А?

– Я так рада, что ты со мной! Мы с тобой поступили, да еще будем вместе жить!

– Ри?

Увидев ее, я подскочила с кровати и бросилась ее обнимать.

– Ри!!! Ри!!! Я тоже рада! Ты моя соседка, ну надо же! Нам очень повезло!

Насмеявшись и наобнимавшись, мы опустились на пушистый коричневый ковер в середине комнаты.

– Ну как ты прошла проверку, Ри? Рассказывай все!

– Ой, мне было так страшно. Мой провожатый чуть ли не нес меня на руках до зала, а потом просто грубо втолкнул туда! Меня это отрезвило, но потом…я встретилась с таким черным взглядом…

– Ректора?

– Угу, он самый. Попросил назвать свое имя, а потом приложить ладонь к шару.

– И?

– В шаре появилась белая думка и наполнила его наполовину. У меня пятый уровень! Я была в шоке. Меня поздравили и зачисляли на факультет целительной магии.

– Поздравляю! Больше боялась!

– Ага, а у тебя как?

– Да тоже самое, только факультет боевой магии.

– Ууу, там столько красавцев!

– Я сюда не за этим прибыла, Ри! – Рассмеялась я от блаженного вида подруги.

– Ну да, ну да. Сходи в душ, он поможет прийти в норму, потом пойдем на ужин.

– О, ужин это хорошо.

После водных процедур, душ, кстати, тут был, как и в гостинице, только, чтобы помыться, Ри мне сказала, что на столе появились документы и письменные принадлежности. Я со страхом развернула свое расписание:

Первый курс факультета боевой магии. Адептка Инесса Эверн.

1. История мира и магии. (Профессор Март Слоу)

2. Этикет. (Мисс Раунда Наритейн)

3. Теория боевой магии. (Профессор Элендин Вэон)

4. Зельеварение (Профессор Майна Мерн)

5. Флора и фауна (Профессор Майна Мерн)

6. Вводный курс целительства (Профессор Морвен Сирдан)

7. Физическая подготовка (Льер Дорн Хар)

8. Медитация (Ректор Риан Азертан)

И распределение этих предметам на неделю.

Прочитав последний предмет, мне стало плохо.

– Что с тобой, Нес? – Увидев мой шок, спросила эльфийка.

– Медитацию ведет ректор?

– Нет, обычно декан факультета, а что?

– У меня будет вести ректор этот предмет. – Сказала я, и протянула ей свое расписание.

– Ууу, под таким взглядом не то, что медитировать не сможешь, да и вообще существовать.

Я села на кровать.

– И еще этот этикет, зачем он нам?

– Это первый курс. Его все учат, танцы, речь и многое другое. На других курсах его нет.

– Понятно.

Посидев еще минутку в шоке, Ри потянула меня на выход, чтобы сходить поесть.

– Пойдем, а то я совсем уже голодная.

– Сейчас, только оденусь. – Сказала ей, чувствуя, что еще чуть-чуть и я тоже начну умирать от голода.

На улице уже стемнело, и аллею до главного корпуса Академии освещали магические фонари. Это было так необычно и красиво, что Ри пришлось тащить меня, так как я то и дело останавливалась перед каждым фонарем, и смотрела как сфера на железном столбе, паря в воздухе, освещает пространство вокруг себя.

– А откуда ты знаешь куда идти? – Спросила я у нее, когда мы уже подходили к столовой, это я по запаху определила.

– К расписанию приложена карта Академии и отмечены необходимые места.

– Ооо…

Столовая встретила нас запахами еды, от которого желудок зарычал не хуже волка, и шумными учениками.

– Здесь только первый курс. – Сказала Ри.

Я обвела взглядом зал, и поняла, что это так, так как люди и нелюди были молодыми и все на эмоциях. Мы подошли к стойке и, взяв поднос со столовыми приборами, встали в очередь на раздачу еды. Чего тут только не было! Глаза разбегались от изобилия вкуснятины, хотелось все, но понимая, что все не съешь, взяли то, что было более по душе. Далеко заходить не стали, и сели сразу за первый свободный столик.

– Ну-с, приступим.

И мы с Ри пропали на время поедания так необходимой нам пищи. Когда уже наелись и сидели просто попивали компот, Ри заговорила, смотря по сторонам.

– Завтра утром будет поздравительное выступление ректора и знакомство с профессорами. Так что, придется вставать рано.

– Ага.

– А так же, завтра приезжают все остальные курсы после летних каникул и практики. Пойдем сидеть в парке после выступления?

– Я только за. – Порадовалась я такому плану.

– Вот и хорошо, ну что пойдем спать?

Кивнув ей, встали и отправились обратно в общежитие. Было так хорошо на душе. Сытые, чистые, поступившие в Академию магии, мы были на седьмом небе от счастья. А еще, я была рада, что у меня появилась подруга. Добрая, нежная и красивая. Я до сих пор втихаря ее рассматриваю. Такая изящная, стройная, просто идеал…Но я не завидовала, себе я нравилась, и просто радовалась что все так сложилось.

– Спасибо тебе, Ри.

– За что? – Удивленно спросила она.

– За то, что ты у меня есть! Что решилась заговорить со мной тогда в повозке.

Она обняла меня за плечи и ничего не сказала, а просто довольно улыбалась всю дорогу до комнаты.

«Ох-хо-хох…кто придумал вставать так рано?»

– Нес, вставай! Уже скоро церемония.

Я накрыла голову подушкой, чтобы не слышать этот назойливый голос.

– Несс!!! – Мое одеяло отправилось в полет. – А ну живо встала и бегом приводить себя в порядок!

«И это доброе и нежное создание?»

– Оставь меня тут умирать… – проговорила я сонным голосом из-под подушки.

– Своих на поле боя не бросаем! – Воскликнув, она стала стаскивать меня с кровати за ногу.

Чтобы не встретиться с утра пораньше с полом, пришлось остановить ее попытки меня разбудить.

– Хорошо…встаю.

Поднявшись, отправилась, зевая на ходу, в душ. Через пять минут я была готова хоть и не горы покорять, но пойти, куда так тянет меня эльфийка.

– Пошли, нетерпеливая. – Позвала я ее.

Выступление ректора проходило в актовом зале Академии. Он был меньше чем зал, где проходила проверка, но зато была сцена и стулья, выставленные рядами. Мы с Ри уселись в середине зала среди таких же первокурсников. Стоял жуткий гул. Все о чем-то шумно говорили, смеялись и шептались.

«Лучше бы спала дальше…».

Когда моя голова начала ужасно болеть от шума, на сцену вышел ректор. Все такой же строгий и…ну да красивый, прям как король – вся власть Академии в его руках.

В зале стало тихо.

– Приветствую вас, адепты! Поздравляю вас еще раз с поступлением и заселением в Академию Магии! Позвольте мне сообщить вам о правилах Академии. Во-первых, дуэли на всей территории Академии запрещены! Во-вторых, самостоятельно пытаться использовать магию вне стен специальных помещений запрещено. За нарушение этих двух главных правил будут отчислены сразу. Так же, кто не будет успевать защитить предметы в конце семестра, так же будут отчислены! Так что старайтесь и не опозорьте Академию! Это теперь ваш дом на ближайшие пять лет! Территорию города можете посещать после занятий свободно, но помните, ворота закрываются в одиннадцать часов вечера. А теперь, позвольте представить деканов, профессоров и учителей Академии.

На сцену стали выходить названные ректором люди и нелюди. Все были в строгих костюмах, красивые и серьезные, показывая, что это серьезное заведение. Я не вслушивалась в имена и заслуженные титулы всех этих профессоров, а просто разглядывала их, особенно нелюдей. Вот вроде обычные люди: руки, ноги, голова…но внешность…длинные волосы, необычные цвета глаз, животные ушки и хвосты…такое чувство, что все это какой-то фильм. Я-то привыкла к своей внешности, уши и хвост уже были родными, но, видеть это все у других…до сих пор глаза расширяются от удивления.

– Профессор и декан факультета боевой магии Элендин Вэон…

На сцену вышел мужчина лет двадцати семи. Высокий и стройный, ступая как хищная кошка, он привлек всё внимание адептов к себе. Одет он был в темно-синий камзол с золотыми пуговицами, белую рубашку, черные штаны, заправленные в высокие сапоги, как будто только что прибыл с какого-то бала. Но это не самое примечательное, а вот его длинные черные волосы, заплетенные в шикарную косу, перекинутую через правое плечо, внушало уважение. Она как гладкая змея спускалась по его груди и кончиком виляла ниже пояса. Подняв взгляд наверх, и взглянув ему в лицо, я потеряла дар речи окончательно. Овальное лицо, прямой ровный нос, тонкая, чуть припухшая снизу, линяя губ, соблазнительно растянутая в улыбке, показывала острые клыки, и выразительные зеленые глаза с густыми черными ресницами. Глаза были темно-зеленые по краям, переходящие в черную радужку, и более светлые к зрачку. Несмотря на улыбку, глаза выдавали хозяина, что он из серьезных мужчин. Это был черный лис, со всей своей лисьей грацией. Его уши, шевелящиеся при звуке, были покрыты шелковой черной шерстью, не такой пушистой как у меня, но делая его уши более объемными. Но самое главное, это большой черный с белой кисточкой хвост. Он был таким большим и пушистым, что если бы здесь были браконьеры, закапали бы все слюнями от такой красоты. Я бы смогла им укрыться запросто. Шикарен, нет слов!

Я опять взглянула ему в глаза, и тут мое сердце пропустило удар.

«Он смотрит на меня!»

Щеки непроизвольно покрылись румянцем.

«Вот дура, и надо было так пялиться?»

Он продолжал вглядываться в мое лицо, причем сама тоже смотрела ему в глаза. Ректор что-то продолжал говорить, а мы все смотрели друг на друга. Моя кожа начала гореть, окутывая все тело. Сердце забилось быстрее.

– Нес, с тобой все в порядке?

Я перевела взгляд на нее. В ее глазах я прочитала испуг.

– У тебя глаза черные… – Сказала она тихо, прикрывая рот ладонью.

Я не понимала о чем она говорит, пока не посмотрела на руки.

«О, нет..»

Они опять начали покрываться черными венами.

– Извини, но мне нужно выйти.

Не обращая внимания на недовольства адептов, которым я помешала созерцать сцену, выбежала из зала и устремилась в сторону общаги.

«Блин-блин-блин… не успеваю спрятаться…»

– Войд, где ты? – проговорила тихо я, останавливаясь около кустов, понимая, что до комнаты я не дойду.

Из моих пальцев уже начали выступать черные нити. Я не стала брать лисенка с собой, ведь чувствовала себя хорошо. Но тут…

Паника охватила меня.

– Что же делать? Как это остановить?

Опять по инерции я потрясла рукой. Одна черная нитка оборвалась и упала на траву, опаляя ее черным огнем.

– Черт!

Я стала тушить ее ногой, хоть и понимала, что это не обычный огонь.

– Да прекрати ты гореть!

Но от моих криков пламя еще больше разгорелось. Слезы потекли по щекам.

«Как быть…»

Тут вокруг меня образовался синий круг, и мое тело сковало невидимой силой.

«Что за…»

Не успела я додумать, как из соседних кустов вышел тот самый черный лис.

– Успокойтесь. – Сказал он приятным низким голосом.

Но паника не проходила, хуже того, из-за его появления, страх меня еще больше окольцевал. Черное пламя опалило весь круг, но не тронуло меня. Оно стало, ища выход, набрасываться на синее сияние. Видя, что я не успокаиваюсь, мужчина, выругавшись, направился в мою сторону.

– Нет, стойте! – Закричала я на него. – Оно причинит вам вред.

Он только улыбнулся своей соблазнительной улыбкой и, приложив уши к голове, зашел за контур, и обхватил мою талию руками.

– Закройте глаза. – Услышала я шепот на ушко.

Стараясь не дотрагиваться до него, уткнувшись носом ему в грудь, я закрыла глаза и почувствовала, что земля уходит из-под ног. Но испугаться я этого не успела, как почувствовала опору, а так же отсутствие кого-либо рядом собой. Открыв глаза, я вскрикнула. Это уже была не улица, а большая комната с зеркальными стенами. А в зеркалах отражалась я, напуганная, с черными нитями из пальцев и с черными омутами глаз. От непонимания, что происходит, я испугалась окончательно, тем самым призывая поток тьмы еще больше. Нити стали обрываться и формироваться в сферы вокруг меня. Поворот головы вправо и сферы срываются с места и летят в зеркальные стены, но разрушения не последовало, они растворились быстрее, чем долетели до своей цели.

– Где я? – Мой голос дрожал от страха.

– Это тренировочный зал. – Послышался ответ сзади.

Развернувшись, я забыла про сферы, а они все, сорвавшись, полетели в сторону норта. Он просто, как будто, перетек на другое место, давая возможность сферам пролететь мимо и раствориться.

– Успокойтесь, льера. Здесь, вы не причините никому вреда. Где ваш помощник?

– В ккомнате. – Проговорила я, пытаясь успокоиться.

«Он учитель, он знает что делать…»

– Позовите его мысленно. – Продолжал говорить норт.

Зажмурившись, я позвала мысленно Войда.

«Войд, ты мне нужен…»

– Миияяюю. – Послышалось около ног.

– Войд! – С улыбкой я опустилась на колени, чтобы взять зверька и посадить себе его на голову.

Лисенок, устроившись, закрыл глазки и засопел. Кожа перестала жечь, а черные нити втянулись обратно.

«Уф…»

Я еще постояла с прикрывшими глазами, чтобы успокоить дыхание и скачущее сердце.

– Значит это вы маг смерти. – Проговорил декан совсем близко.

Я резко открыла глаза и отпрыгнула в сторону ближе к стенке.

«Как он смог так бесшумно подойти сзади?»

Профессор Вэон стоял ровно, расправив плечи и убрав руки за спину. Его пушистый хвост вилял белым кончик из стороны в сторону.

– Не подходите так близко… – Промямлила я.

– Почему? – Уголки губ дрогнули в усмешке.

– Я вас ббоюсь.

– Вот как… Прошу прощение, адептка Эверн.

Он обошел меня по кругу и, остановившись в пару шагах от меня, посмотрел своими проницательными глазами в мои.

– Вы слишком эмоциональны, адептка Эверн. С вашей магией это недопустимо. Раз вы решил здесь учиться, так будьте добры быть более сдержанны! Вы меня поняли?

«Сурово…»

– Дда, профессор. – Склонила я голову.

«Не могу смотреть в эти глаза, они смотрят прямо в душу!»

– Здесь, – он обвел рукой зал, – вы будете проходить медитацию и плетение нитей на практике.

Я кивнула, в знак понимания.

– Я перенес вас сюда порталом, чтобы избежать выброса потока на улице, не известно, как магия бы себя повела.

– Вы умеете строить порталы? – Я подняла голову и взглянула на мужчину удивленно.

Его правая бровь приподнялась от моего вопроса, и уже более теплым голосом проговорил.

– Да, льера, я умею строить порталы. Всем магам первого уровня это дано делать.

– Ничего себе! – Я прикрыла рот ладонями, увидев, как уже обе брови мужчины приподнялись в удивлении. – Простите, профессор.

– Вы забавны, адептка. – Он приблизился в плотную и, приподняв мою голову за подбородок, взглянул мне в глаза. – Радуетесь и удивляетесь таким простым вещам.

Он был выше меня на голову, прям как Ларнс. Но…его прикосновение было теплым и нежным, я не ощущала того холода и, забывшись, я подняла руку и прикоснулась к его щеке, проведя пальчиками сверху вниз. Его кожа была гладкой, бархатной и теплой, мне захотелось потереться об его щеку своей и мурлыкать от удовольствия. Внизу живота растеклось тепло и, придя в себя от этого ощущения, отпрянула от норта. Он стоял где был, прикрыв глаза и тяжело дыша.

– Профессор?

Когда он открыл глаза и посмотрел на меня, по моей спине пробежались мурашки. Его зрачки расширились, почти закрыв всю радужку и, без слов, оказался опять возле меня. Схватил одной рукой за талию и придвинул вплотную к себе, другой зарылся в волосы и потянул за них, откидывая мою голову назад. Он провел носом вдоль моей шеи вдыхая мой запах, а потом потерся своей щекой об мою.

«Захотела – получай!»

Это было так приятно, что мои ноги подкосились от этого ощущения. Мне пришлось схватиться за его плечи, чтобы не упасть, а внизу живота все больше разгорался пожар.

Его кожа на щеке была просто божественно мягкой, бархатной, без щетины, что хотелось еще больше тереться. Но он отстранился и посмотрел своими черными глазами на меня, а потом впился в мои губы поцелуем.

Это был ураган, от неожиданности я приоткрыла губы. Воспользовавшись этим, он, запустив свой язык ко мне в рот, и начал страстно целовать.

Меня и раньше целовали, но чтобы так…меня уже всю бросило в жар. И не соображая, что делаю, обвила его шею руками, прижимаясь сильней. Его руки уже свободно гладили мне спину, а мне становилось этого мало. Почувствовав мой ответ, он зарычал не человеческим голосом и, толкнув, прижал меня к зеркальной стене. Оторвавшись от его губ, я стала тереться об него как кошка, вдыхая его невероятно приятный запах: лесной хвои и осеннего утра. Разум отключился совсем, давая первенство инстинктам. Обхватив меня за бедра, он приподнял меня, пока мое лицо не оказалось на уровне его лица, и опять впился в губы, снося последние частички разума. Когда я почувствовала его руку у себя на груди и упирающуюся мужскую плоть через штаны мне в живот, я испугалась.

«Ччто яя дделаю?»

– Профессор… – Мой голос подвел меня, и это прозвучало как хриплый стон. – Профессор, прекратите.

Но он меня не слышал, целуя мою шею. Волна наслаждения прошла вдоль позвоночника и опустилась в низ живота. Но дав себе мысленную пощёчину, обхватив его лицо ладонями, заставила посмотреть на меня, и уже более уверенно проговорила.

– Профессор, придите в себя.

Секунду он смотрел на меня непонимающе, потом опустил на пол и резко отступил от меня, тяжело дыша.

Мы стояли молча и смотрели друг на друга.

«Что это было?»

Его глаза обретали свой прежний вид. Выпрямившись и расправив плечи, он проговорил хриплым голосом:

– Прошу прощения, льера, но ваш запах…

От его хриплого голоса, у меня внизу живота прокатилась волна возбуждения. Я сглотнула и прикрыла глаза, чтобы успокоиться, а когда открыла, увидела что уже одна в зале…

«И как это понимать? Полапал и смылся? А я не лучше…точно нужно искать мужика, не с профессором же…хе-хе»

Подойдя к зеркальной двери, прежде чем открыть и выйти, я взглянула на себя.

«Ой-ё…»

Красные щеки, распухшие губы от поцелуев и расстёгнутый ремень на тунике. Все говорит о неприличных деяниях.

Приведя себя в порядок, и подождав пока щеки перестанут гореть, вышла из зала и отправилась искать Ри. Поплутав, я вышла из главного корпуса на улицу и почти сразу же столкнулась с эльфийкой.

– Нес, куда ты подевалась? Где тебя носило? Я так испугалась!

Бросилась она на меня с вопросами.

– Мне стало не хорошо, и решила прогуляться.

– На тебя так профессор Вэон смотрел, а когда ты ушла, он ушел со сцены.

– Угу, мы с ним столкнулись, и так сказать познакомились. – Пробубнила я, потирая шею.

– Тааккк, рассказывай!

– Давай потом. Пошли лучше на обед, а то что-то есть охота.

Всю трапезу эльфийка меня ни о чем не спрашивала, за что ей спасибо, а вот когда мы расположились в парке под деревом и стали наблюдать за приезжими, она не вытерпела:

– Давай, рассказывай! Что с тобой происходило в зале и что было потом?

Я вздохнула, рано или поздно, но она бы узнала.

– Видишь ли, Ри, тут так получилось…я тебе не все рассказала о себе… – Мне было страшно ей признаться, вдруг она перестанет со мной общаться.

– Ну, так самое время рассказать!

– Угу. – Я посмотрела ей в глаза и неуверенно проговорила. – Я маг смерти, Ри.

Она рассмеялась.

– Ох, ну и шуточки у тебя, Нес! – Сказала она, похлопав меня по плечу, но видя, что я говорю серьезно, перестала смеяться. – Да ладно? Это же. это же…удивительно!

Я неверующе посмотрела на нее.

– Ты не боишься меня?

– Тебя? Ты видела себя в зеркале? Милая зверушка, обладающая магией смертью! Ха-ха.

– Тише ты, не ори так! – Отдернула я ее за рукав туники.

– Ой, извини… Но это правда, удивительно! – Более тихо начала она мне говорить. – Я дружу с магом смерти! Это же такая редкость его встретить! А тут моя соседка по комнате…

Я слушала ее радостный голос и успокаивалась, она меня не боится и не бросит, это очень греет душу. Обняв ее, я проговорила:

– Спасибо, Ри. Я боялась, что ты перестанешь со мной общаться.

– Ни за что! Ты тем более теперь от меня не отделаешься!

Мы рассмеялись.

– А теперь рассказывай, что произошло у тебя с профессором Вэоном?

Я отвернулась от нее, чтобы она не заметила моих красных щек.

– Он встретил меня и, увидев, что мой поток магии выходит из-под контроля, открыл портал и перенес меня в тренировочный зал и там помог успокоиться.

– Ооо, ты с ним была наедине почти час!

– И что?

– Как что!? Все бояться его, но в тоже время восхищаются им. Он ни с кем никогда так долго не вел беседу, не берет в личные ученики, да и вообще скрытный тип.

– Он всего лишь помог мне обуздать поток. – А сама еще больше начала краснеть, так как вспомнилось, как он мне помогал. – Так что, тут нет ничего удивительного.

– Ну да, ну да. Ладно, это в прошлом.

Мы замолчали думая каждый о своем. Мне бы очень хотелось рассказать ей о том, что там произошло. Со мной такое впервые случилось, чтобы я так желала мужчину. Это было какое-то безумие. Но…я боюсь, боюсь этой близости, особенно такой страстной…если бы не была девственницей, тогда не знаю чтобы там произошло…Но что же все таки это было…

– Смотри, Нес!

Я посмотрела, куда указывала Ри.

– Это Иримон Карнер, сын старосты первого дома лесных эльфов. Самый желанный жених среди эльфиек.

Я стала разглядывать это чудо природы: высокий, гибкий, он как будто плыл, а не шел по дороге, длинные золотые волосы, заплетенные в сложную косу, точечные черты лица и чуть раскосые голубые глаза. Рядом с ним еще шли парни, но среди них он казался более сильным и уверенным.

– Да, красивый, как и все эльфы.

– Спасибо, конечно за комплемент, но красота не самое еще главное. Он самый лучший адепт Академии. Учится на пятом курсе. Владеет двумя видами магии: боевой и имеет создавать артефакты.

– Ммм, умный, талантливый, да еще и красивый. Теперь понятно, почему за ним толпа девушек идет.

Я указала на толпу девушек разных рас. Ри, увидев их, сникла и грустным голосом проговорила:

– Да, мечта всех девушек, но у него нет пока любимой!

– Конечно, зачем ему одна, если их вон, целая куча.

Ри насупилась и пихнула меня в бок.

– Вот влюбишься, тогда я посмотрю, как ты заговоришь!

– В кого? В этого белобрысого ловеласа!? – По-моему я это слишком громко сказала, так как все в парке замолчали и обернулись в нашу сторону, вышеуказанный белобрысый тоже.

– Ой… – Только и сказала я, когда увидела, что он со своей компанией идет к нам. Эльфийка, испуганно ахнув, спряталась у меня за спиной.

– Доброго дня, льера, элья. – Поприветствовал нас белобрысый чуть грубым голосом.

– Доброго. – Пробубнила Ри, а я молча глядела ему в глаза.

– Я бы хотел услышать извинения от вас, льера, за оскорбление.

– Это не оскорбление, а констатация факта.

– Да как ты смеешь меня оскорблять при других? – Прошипел эльф.

– Это мое мнение и…

Договорить я не успела, он схватил меня за руку и дернул вверх, заставляя насильно встать. Приблизившись вплотную и нависая белокурой горой, он проговорил через зубы:

– Не слишком ли у тебя острый язычок, ушастик?

Я опустили уши к голове, и с вызовом посмотрела ему в глаза.

– Кто бы говорил, белобрысый!

Захват на руке усилился.

«Так он мне сейчас синяк оставит своей лапищей! Вот…!»

Я уже хотела ему врезать, как наше представление прервал декан факультета боевой магии, который появился прямо из воздуха.

– Что тут происходит!? Адепт Карнэр, отпустите адептку Эверн!

Эльф с неохотой разжал свою клешню. Я, потирая пострадавший участок руки, взглянула на профессора Вэона. Он стоял, как всегда, прямо, выпрямив плечи, скрестив руки на груди, и с надменным злым взглядом смотрел на меня.

«За что мне этот взгляд?»

– Адептка Эверн, что я вам говорил про ваше поведение и контролирование потока?

Я взглянула на руки, и увидела, что вены стали чернеть. Спрятав их за спину, опустила голову и проговорила:

– Простите профессор, этого больше не повториться. – А потом подняла на него виноватый взгляд.

Он обратился к эльфу.

– А вы, адепт Карнэр, если не хотите пролежать весь курс в целительном крыле, научитесь общаться с девушками повежливее.

– Но она…

– Вы не поняли, что я сказал? – И такой убийственный взгляд в сторону эльфа.

– Хорошо, профессор Вэон.

– А теперь расходимся! Завтра первый день занятий, и лучше всем выспаться.

Взглянув на меня и поморщившись как будто от боли, он скрылся в воронке портала.

– Мы еще поговорим, ушастик! – Сказал мне грубо эльф и, развернувшись, отправился в сторону мужского общежития.

– Ох, Нес. зачем же ты так с ним?

– Как и с кем? – Не поняла я эльфийку.

– С Иримоном. Извинилась бы и все.

Я возмутительно посмотрела на Ри.

– Да ни за что я не буду извиняться перед ним! Петух белобрысый!

– Тише, Нес, успокойся. Но он ведь теперь не отстанет от тебя…

– Да мне плевать на него!

– Эхх…

Ри, покачав головой, подхватила меня под локоть и потянула в сторону общежития.

– Поживем, увидим, Нес, а сейчас пойдем готовиться к завтрашнему дню.


Всегда думала, что в Академиях Магии носят мантии, но чтобы форму…Белая рубашка, жилетка, длинный пиджак, зауженный на талии и расклешенный внизу, прямые штаны и закрытые туфельки на небольшой платформе… Моя форма имела темно-синий цвет с черной вышивкой по краям, а Ри белый и тоже с черной вышивкой.

– Мда…у кого-то вкус страдает.

– Зато все одинаковые и сразу видно, из какого ты факультета.

Вчера мы с Ри провели спокойный вечер, больше никаких стычек и неприятностей не было. Спокойно сходили в столовую на ужин и так же спокойно вернулись обратно в комнату и легли спать. А вот утром, готовые идти на занятия, мы встали около большого зеркала шкафа и скептически стали рассматривали себя в форме.

– Ну, хоть под цвет глаз…Ладно уж, пойдем.

Эльфийка в форме смотрелась отлично, белый цвет ей шел, делая волосы еще более насыщенными. А вот я…с медно-красными волосами, с красными ушами и полосатым хвостом, выглядела не как порядочная ученица, а как замученная кошка в пиджаке и штанах.

После завтрака первым занятием у нас с Ри стояло зельеварение. Его вела эльфийка – профессор Мерн. Она вдохновляющим голосом рассказывала нам о пользе зелий и их способностях, говорила об выдающихся профессорах, которые сумели зельями побороть смерть и так далее, одним словом восхваляла свой предмет. Так как я всегда хорошо училась, записывала все, о чем она говорила, а так же необходимую литературу. Занятие длилось долго – два часа, с передышкой на десять мину. Затем была история мира и магии. Вот тут я не то чтобы записывала, а строчила. Дракон, профессор Слоу с зелеными волосами чуть ниже плеч, рассказывал о том, как создавался этот мир, и зародилась магия, об первых магах и разных рас. Было так интересно, что я и не заметила, как закончилась лекция. Потом был вкусный обед и небольшой отдых в парке. Мы с эльфийкой бурно обсуждали большие аудитории, профессоров, и первые знания которые получили. Меня порадовало так же то, что эти предметы мы изучали с ней вместе. Затем было занятие по флоре и фауне, и опять профессор Мерн.

«Ох, не нравиться она мне…»

Такими темпами прошло два дня. А на третий день первым занятием стояла физическая подготовка. Она на много отличалась от той, что проводил Джо. Льер Дорн Хар был из семейства кошачьих, белоснежным ирбисом. Здоровый, сильный мужчина с широкими плечами и мышцами по всему тела. У него были небольшие белые уши и чуть полосатый, черно-белый, длинный хвост. Короткие белые волосы торчали ежиком, а желтые глаза, казалось, следили одновременно за каждым. Устрашающий, одним словом. Его команды громким голосом на полигоне звучали как гром в бурю. До обеда нас гоняли как белок в колесе и, доковыляв до комнаты после обеда, я до вечера провалялась трупиком на кровати.

«Вот это я понимаю, спорт – это сила! Теперь понятно, почему только одна физическая подготовка стоит в расписании».

Следующий день начался с водного курса целительства. Я всю жизнь боялась крови, не своей, а чужой, даже когда о ней говорят. Во время лекции мне стало плохо, что одному из адептов, дракончику, пришлось меня нести в целительное крыло. Там уже меня откачивали какими-то невкусно пахнувшими травами. Но, самое интересное, что даже профессор Вэон пришел посмотреть на мое зеленое лицо. Увидев, что я в порядке, сразу же скрылся за дверью. Видать, боится, что я своей магией случайно кого-нибудь зацеплю. Потом был этикет. Вот тут я смеялась от души! Мисс Наритейн была обычным человеком, стройной милой женщиной с длинными вьющимися каштановыми волосами. Она так мило разговаривала, и показывала девочкам, как делать реверанс, а мужчинам поклон, что я вспомнила все старые фильмы с балами и гусарами. На следующий предмет я шла со страхом. У Ри его не было в расписания, так как не ее профиль – теория боевой магии. Мне не хотелось встречаться с этим черным лисом, но ничего не поделаешь, и с опущенной головой и ушами я ковыляла до аудитории. Когда я зашла, то увидела, что тут почти одни парни и всего три девушки, не считая того, что поток состоит из сорока людей и нелюдей. Свободные места остались только впереди. Видать, все боятся профессора, что не рискнули сесть за первые парты. Пришлось одной сесть на всем первом ряду. Буду гордой! Но когда зашел профессор, мне захотелось убежать на последние ряды, поджав хвост.

Со всей лисьей грацией он прошел к кафедре и, развернувшись полностью к аудитории, окинул всех своим пронзительно-зеленым взглядом. На фоне его черных волос, заплетенных в сложную косу, перетянутой серебряной шнуровкой, и черных пушистых ушек, глаза выделялись очень сильно. Такое чувство, что они светятся. Он обвел всех взглядом, а меня обделил своим вниманием, будто меня тут и не было.

«Может, не привык смотреть на первые ряды? Ну что ж, мне легче…»

– Добрый день, адепты, – начал он серьезным голосом, – этот предмет считается главным при сдаче полугодовых и годовых экзаменов, если получите оценку ниже тройки, вас отчислят! Так что, будьте добры слушать меня внимательно и учить все, что я буду рассказывать. Так же приветствуется самостоятельное изучение дополнительного материала, который вы можете прочитать из книг в библиотеке. А сейчас записываем первую тему «Дар стихий и первые признаки его проявления». – Он прошел к доске и стал писать мелом слова, а затем объяснять их значение.

Хоть я и не владела стихиями, все равно все записывала и, навострив ушки, слушала и переваривала все, что говорил профессор. В конце первой половины лекции у меня голова пухла от определений и схем. А схемы были интересными. С помощью их, Вэон показал, как и где магия первым делом проявляется в организме и куда направляет поток.

Он вышел из аудитории очень поспешно, но когда закрылась дверь, послышался дружный вздох облегчения. Я, обернувшись, увидела, как кто-то лежит на парте, кто-то разминает руки, спину и шею.

– Этот профессор просто жуть. – Послушался голос одного дракона. – Попробуй только пошевелись, как удостоишься убийственного его взгляда, который выворачивает наизнанку. И надо же так уметь вогнать в страх одним взглядом.

– Пускай лучше взглядом, чем магией. – Проговорил его сосед. – Он очень сильный маг, не хотелось бы попасть под его горячую руку…

И тут все начали его обсуждать, и стоявшая до этого тишина превратилась в базарный гомон. Все парни его называли ужасным и страшным, только три девочки говорили какой он красивый и обаятельный, ну и что, что жуткий, главное красивый и властный. А я сидела тихо на первом ряду и дорисовывала схему, и даже не заметила, как со временем в аудитории стало тихо. Подняв голову, поняла, что профессор уже вернулся, а все, замолчав, сели ровно и приготовились внимать.

«Вот это дисциплина». – Подумала я, и стала дальше записывать под диктовку следующее определение.

– Домашним заданием будет нарисовать схему своего потока. – Заканчивал черный лис. – Завтра на медитации вы сумеете научиться его чувствовать, изобразите его на бумаге, как мы это делали час назад. Свободны.

С этими словами он покинул нас.

«Уф…все…надо найти Ри и сходить в библиотеку».

Отыскав ее в аудитории целительства, мы отправились в мир книг. Библиотека находилась в правом крыле Академии, топали мы долго. Когда, все же, добрались, наши челюсти дружно упали на пол.

– Действительно мир… – подобрав челюсть, сказала я.

Библиотека была огромной, столько книг я не видела никогда. Три этажа с полками, уходящие в стороны, винтовые лестницы, ведущие на этажи. В воздухе витал запах старых книг, пыли и знания. Нас встретил библиотекарь, человеческий старик, с седой бородой и маленькими круглыми очками на носу.

– Добро пожаловать, девушки. В этой библиотеке вы найдете все необходимой. Берите книги и познавайте мир.

Поблагодарив его, мы пошли рассматривать стеллажи с книгами. Поплутав среди пыльных полок, мы вышли в небольшой читальный зал. Тут были круглые столики с небольшими магическими светильниками и мягкие, красные диванчики.

– Вот это я понимаю… я же отсюда никогда не выйду! Здесь столько книг!

– Ты любишь читать? – Спросила у меня Ри.

– Еще как люблю, так что не обижайся, если не смогу уделять тебе время. – Рассмеялась я.

– Это Академия, здесь нужно учиться, пока дается такое право!

– Золотые слова, Ри!

И мы с ней углубились в мир книг! Что тут только не было. Я вытаскивала книгу за книгой, просматривая ее содержание. Хотелось все прочитать, но у меня жизни не хватит все это осилить! Поэтому решила изучать все по порядку, начиная с истории магии и рас этого мира. Мы оторвались от книг только тогда, когда библиотекарь сказал, что пора идти на ужин и ложиться спать, что библиотека никуда не денется, и будет ждать нас завтра. Сложив книги на дальнем столике, ближе к окну, попросили его их не убирать, так как придем завтра, и только потом решили покинуть этот книжный мир. День был таким насыщенным, что после ужина мы с эльфийкой даже не стали разговаривать на ночь, а приняв душ, завалились спать. А утром меня ждал ректор…

«Впервые в этом мире вижу дождь…»

Серые сплошные тучи проливали свои слезы на землю, превращая мое настроение в такое же хмурое утро. Не хотелось даже выходить из комнаты, но в расписании стояла одна медитация, два часа и ты свободен на весь день. Идя по аллее к главному входу и прикрываясь сумкой от дождя, я вспоминала тот день, когда умерла, ведь тогда тоже шел дождь. Наверное, теперь он будет всегда напоминать мне последний день на Земле.

Позавтракав, мы с Ри отправились на занятие. Я шла, опустив голову, затерянная в своих мыслях, только поглядывала иногда на впереди идущие пятки эльфийки. Вот они переступают порог, и я уже хотела последовать, как меня удерживают за локоть. Подняв голову, я встретилась с черным взглядом ректора.

– Доброе утро, адептка Эверн.

– Доброе, ректор.

– У нас с вами отдельное занятие, следуйте за мной.

Развернувшись, он направился дальше по коридору, мне не оставалось ничего, как последовать за ним. Пришли мы в тот злополучный тренировочный зал с зеркальными стенами.

– Снимайте пиджак и обувь. – Проговорил он, отходя к дальней стене.

Я не стала спрашивать зачем, а просто сделала, как сказали. Настроения не было ни какого. Хотелось лечь и проспать этот хмурый день. Почему-то именно сегодня я поняла, что скучаю по своей Родине, шумному городу, обыкновенным людям и по своему рыжему коту.

– Садитесь на пол посередине зала. Так, теперь закройте глаза и выкиньте все мысли из головы. Ваша задача очистить свой разум. Когда вы это сделаете, вы сможете увидеть свою магию и ее поток внутри себя.

От мыслей избавиться оказалось очень сложно. Они как картинки мелькали у меня в голове, да еще присутствие ректора мешало.

– Плохо стараетесь, адептка Эверн.

– Это не так уж легко сделать, ректор.

– Это я вам еще облегчаю условие, льера. Другие адепты сидят в общем зале.

«И правда, мне легче…но…все равно что-то не так.»

Я открыла глаза и посмотрела на ректора.

– А можно вас еще кое о чем попросить?

Он удивленно посмотрел на меня, но все же кивнул.

– Не могли бы вы потушить магическое освещение и желательно уйти из зала.

– Но я должен за вами следить, адептка. При таких условиях это трудно сделать.

– Моя стихия тьма и пустота, ректор Азертан, и эти условия мне помогут.

– Хм… – он прошел к двери, – хорошо, я буду за вами следить с помощью наблюдательного зеркала. – И ушел, потушив свет.

Сначала мне было страшно здесь находиться. Я все равно слышала какие-то шорохи, гул и шаги в коридоре. Вздохнув и выдохнув пару раз, закрыла глаза и уже в полной темноте стала пытаться выкинуть мысли из головы. И мне это удалось, но похоже я просто на просто уснула, так как увидела сон.



Я была тенью во всех щелях и темных углах. Видела, как толпятся люди на платформе и ждут поезда, как нарастает нетерпение и злость внутри каждого человека на такую обстановку, а когда показался свет фар поезда, люди начали толкаться, при этом, не задумываясь над безопасностью, которую оповещают постоянно в метрополитене. От такого напора со стороны толпы одна девочка падает на пути электропоезда. Она даже ничего не успевает понять, повернув голову на свет фар. Не раздумывая, я хватаю ее в свои объятия. И вот она находится у меня за гранью. Я не смогла взять ее тело, а только душу. Такая светлая и добрая душа…при прикосновении к ней, я увидела ее жизнь, почувствовала всю ее горечь, несправедливость от прожитых малых лет, как она старалась сделать все, чтобы не впасть в отчаяние.

«Что я могу сделать для тебя, дитя?»

Но душа лежала тихо на моих руках, ожидая приговор. Мне не хотелось терять эту душу, этот светлый комочек. Но и выхода у меня только два: переродить, но тогда душа потеряет все прежние качества, или вернуть обратно, но при этом придется влить в нее частичку себя. Я взглянула на спящее лицо девушки:

«Я дам тебе жизнь, но прошу простить меня за муки, которые тебе придется испытать. Надеюсь, ты не потеряешь свою светлую часть, ее у тебя больше и если постараешься и научишься, сможешь управлять тьмой внутри себя, а если нет…придется тебя забрать обратно, но уже как раба, как и всех других, кому я дала шанс. В твой мир я не могу тебя вернуть. Из-за потери в нем магии, ты не сможешь существовать, так что я тебе даю шанс прожить свою жизнь на Эдэре. Твое человеческое тело не сможет принять магию, поэтому придется дать тебе новое. Оно будет выглядеть, как и душа, но с другими особенностями. Живи, дитя, и не дай тьме тебя поглотить…»

Я почувствовала жжение в груди, а потом не сильную пощёчину.

«Поспать не дадут…»

Еще одна пощёчина.

«Так, стоп! Я же медитировала!»

Открыв глаза, я встретилась с зеленым взглядом.

«Опять он…лучше бы целовал, чем бил…»

После моих мыслей, профессор Вэон выпрямился и сел на стул напротив меня.

Я обвела взглядом обстановку.

«Я что, в целительном крыле?»

– Почему я здесь? – Спросила я сиплым после сна голосом.

– Вы пролежали почти весь день без сознания, адептка Эверн. – Ответил мне черный лис со злыми нотками в голосе.

– Как весь день? Уже вечер?

– Да.

– А что случилось? – Под его пристальным взглядом мне стало не по себе.

– После двух назначенных часов медитации, вы не вышли из транса.

– Так я все же смогла войти в транс?

– Не совсем. – Сквозь зубы проговорил профессор.

– То есть? Что случилось?

Он склонился ко мне ближе и проговорил:

– Случилось то, адептка, из-за чего профессора находятся рядом с адептами, которые впервые налаживают связь с потоком.

– И что это? – Под его напором я вжала голову в плечи.

– Мы вас чуть не потеряли! Вы стали сливаться с тьмой…Если бы ректор был бы рядом, он почувствовал, что с вами происходит что-то не то. А так он просто наблюдал. Внешне никаких признаков не было, а вот разум… – Он опустился совсем близко к моему лицу и втянул носом мой запах. – Мне пришлось влить в вас другую магию, чтобы вы смогли прийти в себя.

Я прикрыла глаза и облизала пересохшие губы. Послышался судорожный вздох, и я почувствовала ветерок, а открыв глаза, поняла, что это он так резко от меня отстранился.

– Что вы видели во время сеанса, адептка?

Я приняла положение сидя, так как надоело смотреть снизу вверх.

– Если вы меня покормите, я расскажу вам сказку о том, как появляются маги смерти.

В его глазах отразился интерес, а еще вина.

– Простите, льера, мне стоило предложить вам еды, вы же не ели весь день.

– И я про то же.

Его губы изогнулись в улыбке с чуть выпирающими клыками.

«И как я их не чувствовала при поцелуе?»

При воспоминание о поцелуе, мои щеки покраснели.

– Идемте. – Сказал мужчина, встав со стула, и протянул мне руку.

– Ккуда? – Не сразу поняла я.

– Как вы и просили, я вас покормлю. – И опять улыбнулся.

«Какой же он красивый и обаятельный мужчина»

– А здесь еду не подают? – Смущенно проговорила я.

– Я не думаю, что вы захотите это есть.

– Я не привередливая…

– Я настаиваю. – Твердо перебил он меня.

«Ну как спорить с таким красивым мужчиной, да и еще который хочет тебя покормить?»

Вложила свою руку в его раскрытую ладонь, по телу сразу пробежал разряд, он резко дернул меня на себя и обнял за талию. Я уткнулась ему в грудь и, вдохнув невольно его запах, чуть ли не урча от наслаждения, потерлась щекой об его рубашку. Мужчина хриплым голосом проговорил мне на ушко:

– Я и так держусь на грани, но если будете и дальше меня провоцировать, я не ручаюсь за себя и за вас.

От этой новости я протрезвела, и хотела уже отстраниться, но лис не дал этого сделать.

– Прежде всего, как профессор и ваш декан, я обязан накормить голодную адептку, так что закройте глаза.

Мгновение, и холодный каменный пол сменился на теплый деревянный. Открыв глаза, я осмотрелась.

– Где мы?

– У меня дома. – С какой-то предвкушающей улыбкой сказал лис.

На мой вопросительный взгляд, он продолжил:

– Ужин уже давно прошел и столовая закрыта, так что, будьте как дома!

С этими словами, он выпустил меня из объятий и указал на мягкий диван около камина.

– Посидите пока тут, я быстро. – И ушел.

«А у него миленько…»

Не успела я рассмотреть гостиную, как профессор вернулся с подносом в руках. Поставив его на столик около дивана, он придвинул его ко мне.

– Вот, кушайте, я подойду попозже. – И опять вышел.

Я взглянула на поднос: запечённые ножки курицы, картошка, салат из капусты и чай. Мой желудок заурчал.

«Ну что ж, приятного мне аппетита…»

Когда еда закончилась на подносе и свой голод я утолила, меня начало клонить в сон. Хоть я и спала почти весь день, но чувство усталости было во всем теле. Мягкий диван, тепло камина меня сморили, и я, свернувшись калачиком, задремала. Сквозь сон я почувствовала, что меня поднимают и несут куда-то, а потом опять кладут, но уже на более что-то мягкое, чем диван. Уткнувшись носом во что-то теплое и пахнувшее лесной хвоей и осенним утром я, сладостно заурча, провалилась в сон.

Утро.

«Что-то моя кровать сегодня особенно мягкая и удобная…»

Поискав руками, чем бы накрыться, нащупала любопытный предмет.

«Хм, вроде никаких мягких и пушистых игрушек у меня не было. О…какая большая и тяжелая…»

Сграбастав игрушку и прижав ее к себе, я опять начала проваливаться в сон, но тут мне ну ушко ласково так сказали:

– Адептка Эверн, отпустите, пожалуйста, мой хвост.

– Ой…

Распахнув глаза, я поняла, что обнимаю хвост профессора.

«Ничего себе, а он и правда большой…тьфу, теперь шерсть во рту…так! Стоп! А почему я лежу в кровати с профессором?!»

– А что вы делаете в моей кровати, профессор?

– Не в вашей, а в моей. – И опять эта улыбочка.

Он лежал на боку лицом ко мне, подперев голову рукой. Немного сонный, и такой домашний, в расстёгнутой рубашке и мягких домашних штанах. Смотрел на меня и улыбался своей обворожительной улыбкой.

– Может, все-таки отпустите мой хвост? Я конечно не против, но…

– Вот и замечательно! – Перебив его на полуслове, вцепилась в хвост посильнее.

«Вот это мех! Такой гладкий и шелковистый…»

Я с восторгом зарылась в хвост, но когда услышала недовольства со стороны хозяина, поняла, что увлеклась и ослабла хатку.

– Простите… – Сказала я, пряча стыд в шерсти черного хвоста.

– Ну, раз вы с таким удовольствием рассмотрели мой хвост, позвольте и мне насладиться. – Проговорил он с блеском в глазах.

Резким движением вырвал свой хвост из моих объятий и, перевернув на спину, придавил своим телом к кровати. Перехватив мои руки и закинув их мне над головой, он прекратил все мои сопротивления и с хищной улыбкой проговорил:

– Чем больше сопротивляетесь, тем больше желание. – Он провел носом по моей щеке и остановился на виске. – Ваш запах сводит меня с ума…я бы мог взять вас в любой момент, но что-то меня останавливает, говорит, что это не правильно.

Сглотнув ком в горле, я спросила:

– Может нам стоит сначала познакомиться поближе? – Его запах тоже путал мне мысли, но мне было страшно. Этот мужчина мне напоминал хищника, который любит поиграть со своими жертвами.

– Вы не поверите, как мне трудно сдерживать себя, но вы еще щенок…

– Да не щенок я! – Мужчина отстранился и посмотрел удивленно на меня. Видать на него ни разу не кричали и не возмущались. – Я взрослая женщина! То есть девушка!

– Вот и я о том же, мне очень интересно услышать вашу историю… – Он провел языком вдоль моей шеи, от чего по моему телу прошлась волна удовольствия. – Пойдем завтракать, маленькая льера. – Проговорил он мне в губы.

Я тоже желала его поцелуев и прикосновений рук, но понимала, что такая обстановка сулит дойти до конца, чего я собственно и боюсь, но пока еще мозги соображают.

– За той дверью ванная, я жду вас внизу. – Сказал он, покидаю спальню.

«Ну и ну…от этого хищника нужно держаться подальше…только как? Его красота и обаятельность так приманивает взгляд, да еще его запах…муррр…но это и минус…все мужчины пользуются этим, и после бурной ночки извиняются и скрываются…ээх».

Повалявшись еще минутку, я с сожалением встала и пошла на указанную дверь.

Его ванная была шикарной! Мини-бассейн светло-голубого цвета, зеркала, куча склянок с маслами и много маленьких светильников, как будто светлячки. Стены были отделаны зеленой плиткой внизу и синей вверху. Когда светильники-светлячки зажглись, передо мной появилась картина «Озеро в лесу». Лис, что с него взять, но вот мое отражение совсем не вписывалось в эту обстановку: заспанные глаза, запутанная и распущенная наполовину коса.

«И как это чучело можно желать?»

Хотелось на все плюнуть и залезть в бассейн, но это долго, а меня там ждут, да и опасно принимать водные процедуры, когда тут хищник ходит. Поэтому, я просто умылась и привела свои волосы в порядок, и уже из зеркала на меня смотрела милая девушка, которая боится спускаться вниз на расспрос, но я же сама виновата?

«Так, собрались и пошли…»

Дом был не большим, поэтому плутать не пришлось, и кухню я нашла сразу, по звуку и аромату выпечки. На столе уже стоял завтрак и ждал своей участи, а хозяин, увидев меня, улыбнулся и пригласил за стол:

– Угощайтесь, а затем вы мне расскажешь свою историю. Сегодня выходной, поэтому спешить никуда не надо.

– Мне в город надо. – Проговорила я, усаживаясь на предложенный стул.

– Можно узнать, зачем?

– Отправить письмо, ну и погулять, я здесь впервые…

– Да, город здесь замечательный, только не ходите одна.

– Почему?

– Город магический, и сюда съезжается много магов, как хороших, так и плохих. У вас внешность очень необычная, и я уверен, что вы привлечете много внимания…да и духи…

– А что духи?

– Их здесь очень много, чтобы избавиться от проклятия, они способны на многое.

– Что за проклятие? – Я даже подавилась чаем от такого заявления.

Подождав, пока я успокою кашель, он продолжил:

– Духи не просто так застревают между живым миром и гранью, их здесь держит проклятье, ну или на языке живых «дело», которое они не закончили. Но это «дело» может нести и плохой смысл, но ради усмирения своей души они пойдут на многое, и вы – маги смерти – для них лакомый кусочек. Как я знаю, маги смерти могут с ними контактировать не только словами, но и физически…

– Да это так. – Перебила я его.

Он, сузив глаза, серьезным голосом спросил:

– Вы уже имели физический контакт с духом?

– Да, с драконом, который погиб на войне. Я помогла ему, но он не захотел уходить за грань, сказав, что ему и здесь хорошо.

Помолчав минуту, лис продолжил.

– Да есть и такие, а теперь ответьте мне, как выглядела его аура?

– Белый ареол, холодный на ощупь. – Не задумываясь, ответила я.

Профессор расслабился.

– Видите ли, Эверн, духи с белой аурой не причинят вам зла, а вот с серой могут, поэтому прошу, не приближайся к таким духам, и даже не обращай на них внимания.

– И не горю желанием. – Передернув плечами, сказала я.

– Вот и замечательно. Теперь я весь во внимании, хотел бы услышать вашу сказку.

Вздохнув, я отставила пустую чашку и начала ему рассказывать. Я поведала обо всем, о том, откуда я и как попала в этот мир. А так же сон во время медитации. После каждого моего слова, лис становился все мрачнее, делая какие-то выводы.

– …так что мне необходимо научиться контролировать свою силу, а иначе я последую за остальными магами смерти, которые так и не смогли ужиться.

Наступила тишина. Мужчина не смотрел на меня, а повернув голову, устремил свой взгляд в окно, в котором просматривалось хмурое утро. Он думал, и что-то решал для себя. Смотря на его серьезный профиль, я поняла, что он старше меня на много лет, и что его мировоззрение очень отличается от моего…

«Для него я точно щенок».

От этой мысли, мне стало грустно. У нас разный внутренний мир, и его привлекает только мой запах, а ведь я начинаю влюбляться в него…его взгляд, улыбка, голос…за каких-то три дня я сумела накрутить себе, что и я ему не безразлична. Наверное, стоит держаться от него подальше, чтобы не было еще больнее, а затем и вообще страдать…»

Чтобы не передумать, я резко встала и направилась к выходу.

– Простите, профессор, но у меня много дел. Спасибо, за то, что помогли мне выйти из транса, накормили и дали отдохнуть. – Взглянув на него уже перед уходом, прочитала в его глазах непонимание, из-за чего я решила так быстро уйти и что вообще происходит. – Я постараюсь не нарываться на плохих духов и вести себя тише воды, ниже травы. – И обувшись в свои ботинки и взяв куртку в руки, которые оказались в доме у декана, вышла на улицу и побежала в общежитие.

Дома профессоров стояли на другом конце территории Академии, так что бежала я долго, но не останавливалась, чтобы прогнать тяжелые мысли.

«Нет! Он не для меня! Я не смогу с ним быть…»

Вбежав в комнату, я налетела на эльфийку.

– Нес! А я шла навестить тебя в целительном крыле, а ты уже тут… – Но увидев мое грустное лицо, замолчала и, обняв, повела к кровати. – Что случилось, Нес?

Вздохнув, я ответила:

– Профессор Вэон…тогда, во время церемонии он не только мне помог успокоить стихию, но и поцеловал меня…

– Что? – Ри вскочила с кровати и заметалась по комнате, восклицая. – Элендин Вэон, сам Элендин Вэон поцеловал тебя, а ты тут сопли разводишь!

Я укоризненно посмотрела на нее.

– Ты не понимаешь, Ри. Я не хочу быть очередной его любовницей. Да, он красивый, сильный маг, да еще сын верховного, но…я боюсь, боюсь его как мужчину, а затем как он перестанет на меня обращать внимания… – Мои щеки пылали не хуже факелов.

Ри опустилась на колени рядом со мной и удивленно спросила:

– Так ты еще ни разу не была с мужчиной?

Мое терпение лопнуло:

– Да! Я не была с мужчиной, но чему тут удивляться?!

– Как чему? – Опешила от моего возмущения Ри. – Норты не хранят свою девственность и после полового созревания спешат познать любовные игры.

Теперь я опешила.

– Как так?

– Вот так, норты являются самыми лучшими любовниками, зная все секреты страсти.

– А как же болезни передающие половым путем?

– Мы все маги, и болезни нам не страшны.

– Но как же честь и мораль?

– Пфф, Нес, от жизни нужно брать все! И если тебе захотелось секса, почему бы и нет?

– Но…

– Ты слишком много думаешь! Но, у меня вопрос. Как? Как ты дожила до своих лет и ни разу, а? Сколько тебе лет?

– Двадцать четыре.

Очередной ступор на лице эльфийки.

– Как двадцать четыре? Ты выглядишь на все пятьдесят.

– На сколько? Я что, такая старуха?

– Подожди, не кипятись, мне, правда, не понятно.

Вздохнув, я проговорила:

– Ты моя подруга, Ри, и я прошу тебя никому не рассказывать то, что сейчас узнаешь!

И я ей поведала, откуда я. О своем мире и быте, а она, открыв рот, слушала меня, не веря своим ушам. Я понимала и помнила слова Ларнса, что лучше никому не говорить о своем прошлом, но я открытая личность, особенно к любящим меня эльфийкам и нортам. Декан не в счет, тут уже дело с профессиональной точки зрения, так как он мой наставник.

– Другой мир? Одни люди? Без магии? – Под конец моего рассказа эльфийка прибывала в шоковом состоянии. – Но ведь других миров нет!

– Я тоже так думала, но вот я тут, значит, есть. Вы же строите порталы из одного места в другое, значит, можно и создать портал в другие миры! Только есть нюанс, в моем мире нет магии, да и я не открывала портал сюда.

– Но как тогда…

– В своем мире я умерла, и мне дали второй шанс. – Ответила я на ее вопрос.

– Как умерла?

– А вот так! Несчастный случай. Не будем об этом. Я здесь! У меня новая семья, дом, друзья и ужасная магия… – Вздохнув, я упала на кровать и прикрыла глаза. – Не об этом сейчас, Ри. Я все никак не могу перестать думать о черном лисе.

– Ммм…а можешь точно описать свои чувства? Что между вами произошло тогда в тренировочном зале?

– Нууу…он подошел ко мне, чтобы взглянуть повнимательнее в глаза, и от его прикосновения к моему лицу я почувствовала тепло и нежность…а потом…

– Что потом? – Она уселась на мою кровать и с интересом ждала продолжения.

– А потом я сама прикоснулась к его лицу, проведя ладонью по щеке, при этом меня опалил такой жар…я отскочила от него, не поняв, что это было, а он как накинется на меня…хорошо что я смогла привести его в чувства…Ри? Что с тобой?

На эльфийку напал смех. Прошло минут пять, как она уже держалась за живот. Когда я хотела бежать за холодной водой, она, выдохнув, со слезами на глазах от смеха проговорила:

– Ну ты даешь, Нес! Это был зов! Твой зов к нему! Причем такой сильный, раз он не смог себя контролировать…ох…не могу…

– Что за зов?

– Когда тебе нравится мужчина, и ты хочешь с ним быть, твой запах усиливается и дает понять противоположному полу, что ты как бы не против…

– Что??? Я что – зверь какой-то, чтобы феромонами налево и направо разбрасываться!? – Вскочив с кровати, я повернулась к Ри и возмущенно стала кричать. – Я порядочный человек и просто проявила слабость, это не значит, что я хочу с кем-то спариваться.

– Ну, во-первых, ты не человек, Нес. Это в прошлой жизни ты им была! А тут ты норт, и это для тебя нормальное явление. А во-вторых, мне очень интересно, как ты смогла пробить магический барьер профессора?

– Что за магический барьер? – Моя голова начинает пухнуть.

– Вы на половину животные, Нес, и порой феромоны ваши не дают спокойно жить некоторым особям вашей расы, ведь если тебе нравится кто-то, ты начинаешь мысленно его хотеть, на что и получаются выбросы усиленного запаха. И если противоположному полу твой запах по душе вы как бы это «не против» – Показала жестом кавычки Ри. – Поэтому маги научились ставить блоки или барьеры на зов, чтобы мысли были трезвы, ведь многие дамы да и мужчины этим пользуются. Чем сильнее маг, тем сильнее барьер.

– А с вами, то есть с эльфами?

– У нас нет такого, вот с драконами это тоже может прокатить, ведь у них вторая сущность тоже как бы зверь.

– Оу… – Ноги подкосились и я села на коврик. – А я даже не поняла что произошло.

– Ты просто не знала, тебе бы почитать про твою расу, ведь ты теперь одна из них.

– Угу.

– Но Элендин Вэон…ты хоть представляешь, что ты сделала?

– Что?

– Ты пробила его барьер, просто подумав о нежности! – Удивленно воскликнула она. – Многие девушки и женщины сколько раз не пытались ни у одной не получилось! А ты, ха…слушай. – Ри сползла с кровати ко мне на коврик и, вцепившись в плечи, встряхнула меня. – А вдруг это связь! И ты сейчас теряешь свое счастье!?

– Я не знаю…ведь я не знаю обо всех этих тонкостях…да и он не мальчик, давно бы сказал об этом.

– Хм, так-то оно так…но…

– Ни каких но, Ри! – Воскликнула я, отдирая ее руки от своих плеч. – Я еще и на половину человек, и не потерплю использовать себя, если это связь, то она проявит себя по-другому! А если нет, то я не хочу терять свою невинность с таким ловеласом, которого потом даже совесть не будет грызть, ведь для меня это важно, я не страдаю случайными связями как животное! Так что все! Одеваемся и идем в город развеяться!

Шокированная моей репликой, эльфийка не сразу пришла в себя, но потом сказала, что это мое право, как распоряжаться своей личной жизнью, и что поддержит меня в любом выборе. Вот она, подруга!

Город мне понравился. Я себя чувствовала как волшебница на «Тисовой улице». Очень много разноцветных витрин, вывесок. Все что-то летало и парило, привлекая мой удивленный взгляд. Люди и нелюди были такими непривычными, что мне стыдно становилось, когда очень долго и внимательно их рассматривала. Эльфийке постоянно приходилось меня оттаскивать и извиняться, но никто не грубил и не ругался. Все почему-то мне мило улыбались и говорили, что для такой готовы хоть вечность позировать.

«И что во мне такого, что я так влияю на этих нелюдей?»

На людей я не смотрела, их я повидала не мало, здесь они ничем не отличались, только стиль одежды другой. Такими темпами мы и добрались до «Почты России» – небольшой домик с вывеской «МагПочта».

«Оригинально…»

Войдя внутрь, я удивилась тому, что здесь нет очереди, да и вообще никого нет.

– Добро пожаловать, льера, элья! – Из-за стойки вынырнул небольшого роста норт енотной наружности.

– Здравствуйте, мы бы хотели отправить письмо. – Сказала я, протягивая ему конверт.

– Так-так, о…в земли драконов, да еще белого клана, интересно, интересно. С вас один серебряный.

– Хорошо.

Расплатившись и получив бумажку о том, что письмо отправлено, мы с чувством выполненного долга отправились искать таверну, чтобы пообедать.

– Слушай, Ри, а почему там никого не было, никто не отправляет письма?

– Отправляют только те, кто не может себе позволить купить специальную коробку для отправки почты, которой можно отправлять письма не выходя из дома.

– А такая есть?

– Да, но она очень дорогая.

– Понятно…ого…

Мы вышли на главную улицу. Время было обеда, да еще выходной, одним словом народу тут было много!

– Прям как в «час пик» у нас в метро… – Проговорила я, при этом подумав – «Который лишил меня жизни».

– Дааа, тут всегда так в выходной день. Пойдем, а то еще и в таверне мест не будет.

Нам пришлось проталкиваться через всю эту толпу, так как наше искомое место было в конце улицы. В первые минуты мой хвост претерпел ущемления, удавки и оттягивания, что мне пришлось взять его в руки и, прижав к себе, так и идти. Было так больно…

«Прости меня, Рыж, когда я наступала тебе на хвост…»

– Вот и пришли! – Обрадовалась Ри, заходя в милую таверну под названием «У Бобра».

«Мда, я еду в Магадан…»

– Подумала я, вспомнив песню Обломова.

Но внутри оказалось чисто и аккуратно: круглые деревянные столики, резные табуретки и большая длинная барная стойка, за которой стоял пухлый норт похожий на гиену. Мы сели за столик ближе к окну и к нам тут же подошла официантка, или как их тут называют «подавальщица», и, приняв заказ так же быстро растворилась.

– Столовая мне больше нравится. – Пожаловалась я эльфийке.

– Дело привычки. – Пожала она плечами.

Когда нам принесли еду, мне уже было все равно, главное что вкусно. Я уже забыла, что такое полуфабрикаты, когда тут одна натуральная еда. Во время трапезы Ри расспрашивала меня о моем мире, и удивлялась каждой мелочи. А я интересовалась у нее об увиденном на улице, ведь для меня это тоже необычно.

В Академию мы вернулись под вечер, нагулявшись и насмотревшись разных фантастических вещей. И уже перед сном Ри задала мне вопрос:

– И что ты собираешься делать дальше, Нес? Все-таки с Вэоном ты поступаешь жестоко, он ведь будет мучиться, так как свой барьер не может сделать крепче.

– Значит не настолько сильный маг. – Сказала я, рассмеявшись.

– Жестокая ты, Нес. Но все же?

– А ничего не буду делать. Учиться, учиться и еще раз учиться! Раз я теперь буду жить дольше, («если конечно моя магия не убьет меня»), то и любовь подождет, ведь я еще молода!

– М-да уж. Многие за связь готовы отдать многое.

– Я не многие и пока что отдавать ничего не хочу. Спокойной ночи, Ри.

– Спокойной ночи, Нес.


Я проснулась от того, что мой проводник пытался забраться мне на голову по моему же лицу.

– Войд, где твоя лисья грация? Что ж ты как терка по моему лицу забираешься?

Скинув наглую морду со своего лица, я встала, ведь почувствую, что уже не усну. На улице было раннее утро, эльфийка мирно спала, укутавшись до самого носа одеялом.

– Ну и что ты сделал с моим лицом своими лезвиями? – Проговорили я, подходя к зеркалу. Но, когда я взглянула на свое отражение, побежала обратно к кровати, сажать Войда себе на макушку. – Что ж ты милый сразу не сказал?

Теперь я представляю, что видела Ри тогда в актовом зале. Если у ректора только радужка вся черная, то я сейчас видела, что у меня все, даже белок был черным. Такое на ночь лучше не видеть.

Я постаралась себя успокоить, ведь такова моя вторая сущность. Страшно конечно, но зато уникальна.

«Кстати, я так и не увидела своего потока…ээх…и как мне делать домашнее задание?»

Когда помощник слез со своего насиженного места, я подошла второй раз к зеркалу.

«Вот, теперь другое дело».

Вчера мы с Ри очень много прошли и в душ не пошли, так что утренние водные процедуры освежили меня, и я была готова на подвиги. Уже было часов десять, а эльфийка даже не шевелилась, отсыпается, наверное, и не став ее трогать отправилась на поиски ректора.

Как и ожидалось, ректор был у себя в кабинете при полном рабочем параде. Постучав в дверь и дождавшись ответа войти, я зашла уверенной походкой, задрав носик вверх.

– Доброе утро, ректор!

– Надеюсь, что доброе. – Посмотрел на меня серьезно ректор.

– Я бы хотела извиниться за свою самодеятельность…

– Вы не виноваты. – Перебил он меня – В нашей Академии не учились маги смерти, и мы не знаем чего от вас ждать. Но за храбрость и честность я вас хвалю.

– Спасибо. Ректор, а вы сейчас сильно заняты?

От моего вопроса ректор поднял одну бровь и вопросительно посмотрел на меня.

– У вас какое-то дело?

– Да, то есть не совсем. Видите ли, я так и не увидела своего потока, а на следующей неделе сдавать домашнее задание. Вы говорили, что самостоятельно нельзя экспериментировать, и я бы хотела вас попросить мне помочь провести еще один сеанс медитации, внеплановый так сказать.

– Хм…ну раз адептка просит, да еще и не боится меня.

– А почему я должна вас бояться? – Спросила я, не подумав.

– Лучше вам этого не знать, идемте. – С улыбкой проговорил он.

«Хм, ну и ладно…»

Когда мы пришли в зал, я сделала все как тогда, только освещение и присутствие ректора оставили. Я уже не боялась и очень хотела познакомиться со своим потоком магии. Расслабившись и выкинув все мысли, которые утром не так буйствуют, я начала погружаться в транс.


Сначала я почувствовала легкость во всем теле, как будто начинаю парить, и уже хотела оттолкнуться и полететь, как что-то тяжелое меня наоборот потянуло вниз. Мой разум давал понять, что я всего лишь парю невысоко над полом, но одно мгновение, как чувство свободного падения меня охватывает полностью. Я даже закричать не смогла, страх сковал грудную клетку. Передо мной была темнота, но чувство падения продолжалось. Поборов страх, я ощупала себя, убедившись, что я – это я, а не какое-то облако. Минут десять я падала, пока мне просто это не надоело. Я, просто, захотела остановиться, как вдруг меня что-то мягкое подхватило и удержало на месте.

«Полетали и хватит. По-моему это мой внутренний мир в прямом смысле».

Вообразив себе пол, я уверенно на него опустилась, но темнота так и оставалась темнотой, как бы я не старалась подумать о свете.

«Что ж…

…Тьма и пустота, мои друзья,

Хочу поиграть с вами я.

Покажите мне мой поток —

Сил магических, что так далек…»

Я представила себе тьму в виде большого черного волка, а пустоту грациозной пантерой, ведь это грозная и страшная стихия, но моя родная. Вокруг меня чернота стала сгущаться и в сером ореоле я стала различать два силуэта: волка и пантеру. Они были с меня ростом, с огненно-красными глазами, которые при движении смазывались, оставляя за собой след. Фильмы ужасов отдыхают, но я не боялась их, так как знала и чувствовала, что меня они не тронут. Подойдя вплотную, погладила их одновременно, показывая, что они мое создание, которому я рада. Они приняли ласку: волк облизал мне ладонь, а пантера, замурлыкав, потерлась об меня, чуть не свалив с ног.

«Поможете мне, мои хорошие? Мне срочно нужно увидеть свой магический поток, без этого, я не смогу дальше познавать свою магию. Обещаю к вам приходить каждую неделю и играть с вами, а если получиться, покажу мой новый мир, то есть теперь наш новый мир.»

Звери, выслушав меня, повернули голову в правую сторону от меня.

«Он там? А проводите?»

Они синхронно кивнули. Волк пошел первый, я за ним, а пантера следовала за мной. Вот такой цепочкой мы и стали продвигаться в полной черноте, только серый ореол и расплывчатые красные полосы от глаз волка помогали мне хоть как-то не сбиться с пути. Пока мы шли, я все думала:

«А как у других? Тоже темнота? Или фантазией можно все, что хочешь придумать? И как я увижу этот поток в полной темноте?»

Минут десять мы шли в черном тумане, хоть глаз выколи – ничего не поменялось. Как вдруг я, задумавшись, налетела на волка, который резко остановился.

«Ой, прости! Что такое?»

Волк указал кивком смотреть прямо, что я и сделала, но все по-прежнему – «Квадрат Малевича». Устав ждать, пантера меня подтолкнула в спину, давая понять, что я должна идти вперед.

– А вы не исчезнете?

Волк лизнул меня своим мокрым языком в лицо.

«Фу, тьфу, лижи лучше руки».

– Сказала я ему, почесав его за ухом.

Пантера все не успокаивалась и пихала меня вперед.

«Да иду я, иду».

Пройдя пару шагов, я обернулась. Мои друзья все так же стояли и смотрели мне в след, и, развернувшись, я пошла вперед уже уверение.

«Куда тут идти? И прямо ли я иду?»

Чем дальше я отходила, тем чернота вокруг меня становилась плотнее, пока наконец-то я не наткнулась на что-то твердое и, упав вперед, чуть не расшибла нос. Хорошо, что руками закрылась! Пошарив вокруг поняла, что это что-то каменное.

«Лестница?»

Это оказалась действительно лестница. Высокая и крутая. Я поднималась по ней не только ногами, но и руками, боясь повторить падение. А вдруг, там обрыв? Но, чем выше я поднималась, тем светлее становилось, и я уже не ползла, а шла на своих двоих. Тьма расступалась коридором: стены черные из черного плотного тумана, лестница тоже черного цвета, но с серыми прожилками.

«Черный мрамор?»

А вверху белый свет.

«Рай?»

Когда я дошла, рая там никакого не оказалась, а обычная круглая площадка, с теми же стенами, полом и белым потолком.

«И куда дальше? Взлететь-то я не могу…эй, есть тут кто-нибудь!?»

– Крикнула я вверх.

Тишина. Усевшись на пол в позу «лотоса», который на удивление был теплым, стала читать мантру о нахождении потока, как вдруг мое правое предплечье начало сжечь. Содрав с себя рубашку, поняла, что боль приносит татуировка. Она как будто ожила: рисунок стал подвижным, более объемным. От середины бутона стали исходить черные волны по всему моему телу, разливая жар за пределы татуировки.

«Что ж так больно?»

Волны, доходя до кончиков пальцев, отрывались и в виде нитей продолжали свое движение по полу, окрашивая серые прожилки мрамора в черный цвет.

«Это и есть мой поток? Так он движется по моему телу?»

Мне становилось все больнее, кожу уже жгло огнем.

«Я все поняла, но как теперь выбраться из транса?»

Посмотрев вверх, я пожелала окунуться в этот белый свет, остудить пылающую кожу. Мгновение, и пол с потолком поменялись местами, и я лечу вниз, но уже в белый туман, который действительно стал приносить облегчение.

«Блин, как голова болит…»

– Адептка Эверн, примите мои поздравления, вы сумели увидеть свой поток.

Голос ректора отдавался звоном колокола у меня в голове.

– Почему так болит голова? – Еле открыв глаза, спросила я.

– Первый опыт – он такой. Вы погружаетесь в свою стихию, но при этом остаетесь в своем теле. Это забирает много сил, вот почему медитация один раз в неделю, да и одна в день.

– Понятно, можно я тут полежу?

Голова настолько гудела, что мне хотелось умереть. И не сопротивляясь, я повалилась назад на спину, но встретиться с полом так и не успела. Теплые руки ректора меня обхватили и подняли наверх.

– Вам сейчас нельзя спать, а то повториться прошлый инцидент.

С этими словами ректор открыл портал и перенес нас в свой кабинет. Он усадил меня в гостевое кресло, большое такое, бархатное, бардового цвета.

– Посидите здесь, и попытайтесь не уснуть, я вам принесу настойку.

Пять минут показались мне вечностью. От этой боли меня уже подташнивало, и голова так и хотела взорваться, пока мой нос не учуял запах какой-то приятной травки. Мне в руки сунули чашку с этим вкусно пахнувшим отваром.

– Пейте, и вам станет лучше.

Не спрашивая, что это, я одним глотком осушила чашку. Боль отступила сразу, а тепло отвара согрело и разморило.

– Спасибо, ректор, вы мне жизнь спасли!

– Вы преувеличиваете, у многих адептев случается такой приступ.

– А откуда вы знаете, что я увидела свой поток?

– Во время нахождения потока в трансе мага окутывает аура его стихии в виде кокона. Я даже испугался сначала, так как ваш кокон был полностью черным, закрывая вас всю, но потом он растворился, явив вас уже приходящую в себя.

– Все ясно. Спасибо вам еще раз.

– Это только начало, адептка Эверн. В дальнейшем вы будете учиться свой поток усмирять. Я чувствовал, что вам было больно. Медитация для этого и нужна, чтобы почувствовать силу потока и стараться его подчинить себе.

– А если не получится?

– Если маг не сумеет этого сделать, то стихия его поглотит, и он просто на просто сходит с ума и становится не контролируемым. Таких магов убивают, чтобы он не причинил никому вред.

– Жестоко. Это же любой так может…даже наши дети…

– Дело в воспитании и силе воли. Выживает сильнейший. Ты хозяин стихии, а не она. Выбор за вами.

Говоря это, ректор выглядел еще более устрашающим. Сидя в большом черном кожаном кресле с резными подлокотниками, он напоминал мне сатану, с кроваво-красными волосами и черными глазами, только рожек не хватало.

– Ну, вроде я себя чувствую хорошо, я, пожалуй, пойду?

– Идите, увидимся на следующем занятии.

Напоследок он подарил мне улыбочку с клыками, от которой у меня мурашки пошли по спине.

«Брр…вот так ректор…а показался таким мирным».

Вернувшись в свою комнату, я рассказала все Ри. Она, повздыхав, поздравила меня горячо с успехом. А после отправились на обед, а потом весь день и вечер делали уроки и учили термины.

Все, учеба это дело трудное!


Я шла довольной по заснеженной аллее в сторону женского общежития, и даже жгучий мороз не пугал меня, ведь я сдала все полугодовые экзамены!

– Да здравствуют каникулы! – Крикнула я в небо, разведя руки в стороны.

– Ох, по тише, Нес, еще же не все сдали экзамены. Это мы с тобой такие отважные.

– Не отважные, а ответственные! Мы с тобой все эти четыре месяца в библиотеке жили! Соответственно это нам и послужило в хороших знаниях. Но! – Я указала на Ри пальцем. – Но и отдыхать нужно, так что вперед и с песней! Отдых, отдых, отдых…

Пританцовывая, я потянула эльфийку в нашу обитель.


Прошло уже четыре месяца, как я прибыла в Академию магии и поступила на факультет боевиков. Первая неделя мне принесла много сюрпризов: подругу, первую влюбленность и осознание, что она не для меня. Познание своего магического потока, а так же правду о происхождения магов смерти. Все эти сюрпризы дали мне понять, что это другой мир и тут свои правила, и так как жизнь у меня теперь дольше длиться, я решила заняться самообучением, раз под рукой такая шикарная библиотека. Эльфийка от меня решила не отставать, так как с хорошим образованием ей будет жить легче.

Мы посещали занятия, учили уроки, а потом штудировали библиотеку. Я узнала все о своей расе! И скажу вам, что человеком жить скучно! Норты на половину животные, и эта половина в себе несет внутренний мир. Если внешне мы больше похоже на человека, то ведем себя больше как животные. Мне было трудно это понять, но потихоньку я стала за собой замечать, что мои повадки меняются. Я стала любить бег, лазанье по тренировочным препятствиям, игры в эстафету. По выходным я вообще частенько уходила в лес за парком Академии и лазила по деревьям, высота для меня теперь была необходимостью. Стала часто просить Ри погладить меня по голове и почесать за ушами. Это оказывается так приятно! И из замкнутой человечки, я превратилась в энергичного норта. Эльфийка даже стала пугаться меня, когда я тянула ее в лес показать что-то интересное, будь то озеро с голубым дном или цветок, который поедает насекомых. И вычитав одним вечером о моем поведении, Ри мне поведала, что у меня переходный возраст, когда дети очень подвижны и им все интересно. Подумав над этим, мы сделали вывод, что я экстерном проживаю те признаки поведения нортов, которые я не испытывала человеком.

Так же я узнала, что такое зов. Все, как и говорила Ри – это способ привлечь противоположный пол для любовных игр. Как я смогла тогда пробить барьер профессора, я не знаю, ведь чувства вещь тонкая, либо я не правильный норт! Но разговора с черным лисом я все так же продолжаю избегать, как бы он не пытался меня поймать и разговорить. Оставлял после занятий, завалив вопросами на семинарах, ответы на которые я не знаю, да и вообще никто из присутствующих не знал, но и после не смог привлечь мое внимание. Я как огня его сторонилась. Отлавливал в коридоре и, прижав к стенке, спрашивал, почему я себя так веду, но и там я отворачивалась и просто молчала. А он злился…Вот прилип же!

Месяц спустя был первый урок плетений нитей. Я просто сидела и смотрела, как это делают остальные, а вечером, после ужина, профессор Вэон учил отдельно меня в тренировочном зале. Медитация помогла мне концентрировать свое внимание, и поэтому его присутствие меня не волновало. Прикасаться к себе я не позволяла, шипя как кошка, а он все злился сильнее. И в один момент ему это надоело, и он стал себя вести как обычный преподаватель. Тогда-то у меня и пошли дела вверх. Я больше не боялась и не нервничала, а спокойно училась. Хоть меня и посещала грусть о том, что я оказалась права на его счет, но хотя бы не так больно сердцу.

Свой магический темный поток я держала в ежовых рукавицах, но иногда стихия все равно прорывалась без моего согласия, но Войда я таскала с собой постоянно, так что до поры до времени мне удавалось скрыть свою тьму, но и это не вечно…После инцидента на занятии зельеваренья, когда профессор Мерн меня вывела из себя, и моя магия подвесила ее к потолку, все адепты в Академии узнали кто я. Это повлияло на мое воспитание со стороны ректора – он стал более пристальней следить за мной. Хорошо то, что адепты не боялись меня, и не считала изгоем, а наоборот интересовались моей магией и о том, что я могу. А могу я пока немного: формировать сферы, которые слушаются меня и ставить небольшой щит. Это все, что я пробовала на практике, но в теории знаю больше, только заниматься самостоятельно я не могу, а время у профессоров на меня не всегда хватает. Хотя бы медитация у меня хорошо получается.

Как и обещала тьме и пустоте, я с ними вижусь каждую пятницу и рассказываю им обо всем, что случилось за неделю. Иногда они мне показывали себя в истинном обличии и что они могут. Страшная сила, я вам скажу, но они уверяли меня, что я их хозяйка и без моего согласия они не пойдут на столь ужасные вещи. Это грело душу. Бывало, что медитация длилась меньше положенного времени, и тогда за оставшееся время ректор мне рассказывал о архимагах, которые тоже были магами смерти, но их жизнь была коротка, так как говорили, что они недооценивали всю серьезность своей магии и она их просто на просто сжигала изнутри. Надеюсь, меня такая участь не ждет.

С духами я не общалась, себе дороже, но в один из выходных, я позвала Ларнса. Он был рад меня видеть и еще раз благодарил о выполнении его просьбы. Мы долго тогда проговорили, сидя на поваленном дереве в лесу. Смотря на него, я уже не чувствовала того желания близости, которое одолевало меня при первых встречах. Наверное, я впервые встретила красивого мужчину, вот и была такая реакция, а теперь в Академии я насмотрелась на многих красавчиков и все желание отбилось. И теперь, Ларнс для меня был хорошим другом, который рассказывал удивительные вещи.

Так и проходили дни, и вот сейчас через три дня настанут зимние каникулы, и можно будет съездить домой, увидеть Джона и Лану.

Зайдя в теплую комнату, я, как Тося из фильма «Девчата», на ходу сняла ботинки и, скинув шубку на вешалку, с разбегу запрыгнула на свою кровать.

– Эх, Ри, жизнь хороша!

– Что-то ты больно радостная. – Сказала эльфийка, не торопясь снимая верхнюю одежду.

– Как будто тебе не хорошо от того, что все сдано и на «отлично».

– Так-то оно так, но не настолько как тебе.

– Это почему?

– Воспитание другое. – Усмехнулась она.

– Ах, ты! – Снаряд в виде подушки полетел в Ри. – Значит я невоспитанная, веду себя как деревенщина, что в данном заведении такое поведение неприемлемо? – Со смехом стала я ей причитать.

– Точно! – Рассмеялась эльфийка. – Как ты вообще сдала этикет, не представляю.

– Я хорошая ученица, но рамки поведения мне не помеха, я люблю выражать себя, так что смирись. Нам с тобой еще четыре с половиной года вмести жить!

– Это как повезет.

– В смысле? Ты бросаешь меня? – Я посмотрела на Ри грустными глазами.

– А вдруг я тут найду свою пару, и нам дадут отдельную комнату.

– Пфф…вот когда найдешь, тогда и поговорим.

До ужина мы с ней провалялись на кроватях, болтая о всяких мелочах, и когда наши желудки дали о себе знать, отправились в столовую.

Столовая нас встретила базарным гомоном. Все болтали об экзаменах, обсуждали, какие билеты достались и как их сдавали.

– Как тут шумно. – Пожаловалась мне Ри.

– У всех праздник! По крайне мере я надеюсь, что у всех. – Заступилась я за них.

Найдя свободный столик, мы сели ужинать. Трапеза проходила тихо, пока я не услышала, как две девушки говорили о зимнем бале. Подавившись салатом и откашлявшись, я спросила у Ри:

– Скажи ка, мне подруга, что за зимний бал и почему я о нем слышу только сейчас?

– Ой, зимний бал! Я совсем тебе забыла сказать! Ты была постоянно занята книгами и заданиями. Прости, Нес!

– Ладно, говори уж, что за мероприятие?

– В честь Празднования Зимы Академия через день будет устраивать зимний бал! Будут танцы, фуршет и веселье.

– Ммм.

– Кавалера не обязательно искать заранее. Вот только платье нужно…

– Платье? Где же я его найду сейчас, оно же, наверное, стоит бешеных денег!

– Я платье привезла из дома, а вот тебе…давай завтра сходим в город?

– Придется. Если не найдем, не пойду на бал!

– Прости меня, Нес…

Я-то ее простила, но взяла слово, что если найдем мне платье, она сделает мне красивую прическу, у эльфов они хорошо получаются.


На следующий день мы все же отправились в город. Все было в огнях и в украшениях, как и у нас на Земле, предновогоднее настроение. Ри повела меня куда-то вглубь, постоянно поторапливая, и когда все же мы добрались, мои терпение было на грани. Не люблю торопиться, но эльфийка утверждала, что здесь мы подберем мне самое-самое.

«Ну-ну, самое-самое уже разобрали…ээх».

Магазин бальных нарядов был большим, с просторной смотровой и с широкими примерочными. Здесь присутствовала вся палитра цветов, да еще букет всех духов, от которых моя голова пожелала лучшей жизни. Ри пристала к продавщице, а я просто стояла и мечтала о конце этого маскарада, который даже еще не начался.

– Нам нужно что-то утонченное и не слишком броское для этой льеры. – Заказала Ри платье у продавщицы, показывая на мою фигуру.

– А какого цвета желаете?

– Несите все, цвет уже будем потом смотреть, после фасона.

Десять минут ожидания, и продавщица принесла охапку платьев. Все были почти одного фасона: прямые, с вырезами на юбках, широкими поясами, длинными рукавами и безобразными вырезами на груди.

– Это все, что осталось. – Проговорила продавщица.

– М-да, ну давай померим и посмотрим, может тебе что и подойдет.

Эльфийка затолкала меня в примерочную и стала подавать мне платья. С каждой последующей примеркой мое настроение теряло оценку «отлично», а мой мозг придумывал, чем можно будет заняться в этот день, когда все будут на балу.

– Это все не то, Ри. – Сказала я ей, показывая последнее платье.

– Это точно. – Она оценивающе провела по мне взглядом. – Но больше ничего нет, Нес. Тебе пышные не пойдут, будет тоже самое, только ты в юбках будешь теряться. У тебя рост только для прямых и чуть расклешенных юбок.

– Тебе виднее. Ты же у нас знаток в красоте.

Она взглянула на меня виноватыми глазами.

– Прости, Нес. Мне, правда, жаль.

– Ладно, подожди меня на диване… – Сказала я ей и задернула шторку примерочной.

«Подумаешь, не схожу на бал. Больно нужен он мне! Всю жизнь жила без них, поживу и еще».

Переодевшись, я направилась в зал вдоль вешалок с платьями. Уже в самом конце мой взгляд уловил что-то темно-красное. С интересом сняв с вешалки, я с горящими глазами побежала обратно в примерочную. Это было потрясающее платье темно-вишневого цвета! Корсет вышитый сверху черным бисером красивым плетением давал контраст между цветом моих волос и платьем. Юбка, с двумя кольцами, не была очень пышной. Она водопадом струилась вниз легким шелком с необычным рисунком из черного бисера, который уходил от тонкого черного пояса на правый бок вниз до черного подола. На вешалке также оказались черные шелковые перчатки. Одевшись, я вышла в зал для показа.

В зале наступила тишина. На лице Ри сначала показалось удивление, потом восторг и чуть-чуть зависть.

– Ты неотразима, Нес! Это то, что надо! Оно так тебе идет! Ты всех покоришь на балу! – Подруга подбежала ко мне и стала вертеть в разные стороны, чтобы рассмотреть как следует. – Потрясающе!

– И я так же думаю! Мне оно очень нравится!

Мы дружно повернулись к продавщице, чтобы и ее мнение услышать.

– Оно вам очень подходит, льера. И я вам скажу еще больше, это платье самое дешевое в этом магазине.

– Как так? – Опешила Ри. – Оно из шелка обшитое черным кварцем, вышивка ручной работы! Как оно может стоить дешево?

– Понимаете, элья, ему уже много лет, но никто не покупает, поэтому мы снизили цену, но и так его никто не покупает из-за черного и красного цвета.


Эльфийка перевела взгляд на платье. Секунда, и в ее глазах отразилось понимание сказанных слов продавщицей.

– Теперь понятно. – Сделала вывод Ри. – Нес, оно не пойдет.

– Почему? Оно мне нравится! Объясните, что не так с цветами?

– Эти цвета не применяют вместе.

– Но если ты не заметила, у меня хвост и уши тоже красно-черного цвета! – Проговорила злобно я.

Она перевела взгляд на уши и удивленно выдохнула:

– И правда! Я с тобой уже полгода живу и только сейчас обратила на это внимание!

– Да ты что! Раз мой мех имеет такой же цвет, то и платье мне в самый раз!

– Тише-тише, Нес, у тебя глаза темнеют. – Шепнула она мне на ухо. – Нам не нужны слухи. – И отстранившись от меня уже громко проговорила – Мы берем это платье! И не важно, что это цвета Проклятого Бога! – Уверенно сказала она продавщице.

– Да! Нам все ра… – я шокированными глазами посмотрела на эльфийку, не договорив. – Какого Бога?

– Проклятого! Ну, это всего лишь бабушкины сказки, Нес! Не обращай внимания!

Подозрительно посмотрев на нее и сказав, что мы еще вернемся к этому разговору, попросила продавщицу завернуть это платье, плата, за которое, действительно была малой.

В магазине провели почти полдня, так что мы отправились в таверну набить свои пустые желудки. В таверне было много нелюдей и один человек в компании нортов. Сделав заказ, мы уселись за свободный столик около стойки заказов.

– К празднику все стараются купить подарки, а лучшие подарки – это магические подарки. – Сказала мне эльфийка, разглядывая толпу посетителей.

– Подарки? Надо и мне купить что-нибудь моим родителям.

Заказ нам принесли быстро, по сравнению с Земным ожиданием, и, наевшись, просто сидели и пили что-то похожее на компот.

– Ри, а ты нашла себе парня на бал? – Задала я интересующий меня вопрос.

– Нет, это не тот бал. Ты просто приходишь и танцуешь с кем хочешь. Любой парень может тебя пригласить, если конечно он не состоит в паре. И то, что ты пришла безе парня не считается унизительным.

Я с облегчением вздохнула.

– Уф, хоть что-то.

– Так что, я иду с тобой! – Допив компот, она встала и жестом показала на выход. – Идем, надо еще украшение и туфли тебе купить.

– Твоя правда. – Проговорила я вставая.

По магазинам мы ходили до вечера, так как подходящее трудно было найти, но, благодаря нашему усердию и терпению, я стала обладательницей кружевного черного белья и чулок, подвески с черной капелькой какого-то камня и сережек-гвоздиков, а также черных туфель на небольшом каблуке, так как танцевала я не идеально. Счастливые и уставшие мы вернулись в общагу уже к закрытию ворот Академии.

– Бал начнется завтра в десять, так что вешай свое платье и давай спать, я что-то сильно устала, слишком много народу было на улицах. Для меня – лесного создания – это тяжело.

– Я только за, и это, Ри, спасибо тебе. – Я обняла подругу и отправилась распаковывать платье.

«Какое же оно красивое!»

– Кстати, Ри, а кто такой Проклятый Бог?

Минута молчания, и эльфийка со вздохом начинает мне рассказывать:

– Раньше, много-много лет назад, нелюди и люди поклонялись многим Богам, среди них был и Проклятый Бог, или по другому Бог смерти. Он забирал за грань живых, которые уже отжили свое или умерли по разным причинам, растворяя их души в пустоте, чтобы развеять все чувства. У него были свои прислужники, и они носили черно-красные мантии, принося жертвы этому Богу. Может это и были маги смерти, как ты. И даже платье твое подходит под твою магию, но это уже как сказка, сейчас этого Бога воспринимают как просто смерть. Умер и умер, что теперь поделать. Но, Академия знает о твоей магии, и твое платье, вернее сочетание его цветов, удивит многих, кто помнит эту сказку.

– Понятно. А знаешь эта сказка – правда. – Лежа на кровати и смотря в потолок, сказала я эльфийке. – Проклятый Бог есть, и на самом деле растворяет души в пустоте, вернее перерождает их.

Подруга со страхом в глазах посмотрела на меня.

– Откуда ты знаешь?

– Я – маг смерти, Ри. И можно сказать, что я прислужник этого Бога, так как он дал мне эту магию, да и вернул к жизни, как бы это не парадоксально звучало. Я чувствую, что он есть и он не плохой, а просто выполняет свою работу.

– Странная ты! Как можно спокойно говорить о смерти. Если ты живешь больше тысячи лет, то это не значит, что смерть это обычное явление.

– Не знаю, я отношусь к этому проще. Сначала меня эта магия очень пугала, все эти духи, чернота и пустота вгоняли меня в жуткий страх, ты бы знала, как жутко смотреть в глаза духу. В них нет ничего! И если умирать, то уж с законченными делами, чтобы просто раствориться в пустоте, а не шляться в виде духа и чувствовать все эмоции боли.

– А ты их видишь постоянно, этих духов?

– Угу, их много. И самое жуткое то, что я их не просто вижу а и чувствую на физическом уровне. Я до них могу дотронуться, а они до меня! Воспринимаются как обычные живые, только у них холодная кожа.

– Ничего себе! Ты же могла бы зарабатывать на этом! Многие бы хотели пообщаться с умершими! Да и в Министерстве охраны ты бы нашла свое место!

– Нет, Ри. Есть нюанс. Я не умею пользоваться своей магией полностью, да и научить меня некому, только базовые приемы. А такое как «Подчинить духа» я не умею, а ведь есть и плохие духи, они могут сами мне навредить, и никто не узнает, что со мной случилось! Решат, что просто сгинула в своей магии.

– Аааа, ты права.

– Поэтому ректор попросил всех молчать обо мне. И все, хватит на этом. Я узнала, что хотела и давай теперь спать!

Ри привыкла к моему изменчивому настроению и поэтому не обиделась на грубость.

– Хорошо, спокойной ночи.

– Спокойной, Ри.

Посадив Войда на голову, я закрыла глаза и постаралась уснуть, но из-за бурного дня и новой информации сон никак не шел. Я уже слышала, как эльфийка засопела, провалившись в сон, как комендантша прошлась по нашему этажу, проверяя, спят ли жители, а сон ко мне так и не шел. Переложив лисенка себе под крыло, стала его наглаживать, успокаивая свой внутренний мир. Ближе к глубокой ночи я все-таки уснула.

Мне снился волшебный сон, как бы извиняясь за опоздание. Был пышный бал, посвященный чему-то грандиозному. Много народу, все веселились, смеялись и танцевали. Я ходила вдоль колон, и наблюдала за танцующими парами.

«Нашему первому курсу далеко до таких сложных танцев».

Себя я, на удивление, чувствовала отлично, никакого дискомфорта. Пройдя вдоль большого зеркала, оценила свой вид: черное шелковое прямое платье в пол, с большим вырезом на боку юбки, открытый лиф, вышитый черными камнями и легкая прозрачная накидка на плечах. Туфли были на небольшой шпильке, достаточно устойчивой для меня. Волосы были распущены, и только на левой стороне пряди у виска были заколоты заколкой. Да, мой внешний вид очень отличался от нарядов присутствующих, которые пестрели всеми цветами радуги, но мне было все равно. На укоризненные взгляды я отвечала улыбкой. Танцевать меня никто не приглашал, да и вообще обходили стороной, чему я не удивлялась, ведь мое одеяние противоречит всем нормам. Но и долго одна я не проходила, ко мне подошел норт с длинными белыми, как снег волосами и голубыми пронзительными глазами. Одет он был в противоположный цвет моему платью – в белый камзол с золотой вышивкой и белые брюки прямого покроя. Его грудь опоясывала наискосок голубая лента с орнаментом в виде морозного узора и с вышивкой из драгоценных камней. Какого семейства он, я определить не смогла, но уши были маленькой аккуратной формы, покрытые белой шерстью и большой пушистый хвост, который не уступал декану Вэону. Можно было бы сказать, что этот норт – альбинос, но кожа его была темнее для таких представителей. Он мило улыбнулся и бархатным голосом проговорил, при этом чуть поклонился, положа руку на сердце:

– Можно пригласить, вас на танец, льера?

Я молча вложила свою руку в его раскрытую ладонь, и он галантно провел меня в центр зала, где уже танцевали пары. Обняв меня нежно за талию и улыбнувшись самой обаятельной улыбкой, закружил в медленном вальсе. Он был таким же ростом, как и декан, только чуть шире в плечах, но все так же приходилось задирать голову, чтобы взглянуть в лицо партнеру. Его руки были горячими, не смотря на то, что от него веяло каким-то холодом. Я это определила внутренним чутьем ведь это сон, и в нем нельзя почувствовать ни запаха, ни ощутить вкус. Слов не было, просто плавные движения в такт вальса. Черное – белое, противоположности друг друга, мы сливались в одно целое с музыкой. С ним я себя почувствовала пушинкой, которая просто плывет по течению, так легко и просто. Здесь во сне я не чувствовала усталости, поэтому так не хотела останавливаться и дальше танцевала с этим незнакомцем.

Присутствующие бросали на нас разные взгляды, от презрения до восхищения, но сейчас мне было все равно, так как в его руках я чувствовала себя защищенной ото всех… но музыка озвучила свои последние аккорды и партнер остановился, а в зале воцарилась тишина.

Он все продолжал меня удерживать, чуть крепче, чем во время танца, как будто боялся, что я убегу, но желания никакого не было освобождаться из его объятий. И мы все стояли и смотрели друг на друга, пока народ не оживился и не начал обсуждать увиденное. Дернув ухом, он обвел взглядом зал, который сразу перестал гудеть, и, не сказав ни слова, повел меня прочь к резным дверям. За ними оказался зимний сад, полный зелени и цветов. Я молча шла за ним, осматривая длинные белоснежные волосы, которые серебрились при движении.

«Впервые вижу мужчину с распущенными длинными волосами почти до талии. И как они не путаются? Да и во время танца, словно шелк перетекали, ластясь по плечам».

После моей мысли он остановился и отошел в сторону.

«Ничего себе!»

Передо мной раскинулся потрясающий вид: небольшая полянка, усыпанная мелкими цветами, на которых сидели светлячки и мерцали в такт только им ведомой музыки. Я с восхищением смотрела на эту красоту, и не сразу заметила, что рядом со мной никого уже нет. Ощущение пустоты накрыло, и я с испугом стала осматриваться по сторонам, ища норта. От мысли потери захотелось плакать, ведь без него это поляна не выглядела так потрясающе.

Когда я уже решила развернуться и уйти, увидела его на другом конце поляны. Он стоял и хитро мне улыбался, повиливая кончиком хвоста из стороны в сторону. Это было так заразительно, что и мой хвост стал двигаться в такт его движению. Я тоже улыбнулась ему, обнажив свои маленькие клыки, а затем медленно ступила на поляну. Ближайшие светлячки взмыли вверх, освещая мою оголенную ногу в разрезе юбки на боку. Его улыбка стала более хищной, а взгляд в буквальном смысле засветился не хуже этих светлячков, только голубым светом. Сделав тоже шаг, он поманил меня мягким жестом к себе.

«Поиграть хочешь? Ну, сам напросился».

Меня охватил азарт, и предвкушающая улыбка растянулась на губах. Еще один шаг, но уже чуть в сторону. Он скопировал мое движение сразу, и получилось так, что мы сделали шаг одновременно. В свете летающих вокруг него светлячков, он казался фантастически красив. Его движения, плавные и мягкие, разжигали во мне нестерпимое желание продолжить игру. Еще один шаг, уже ближе к центу, и откуда-то подул ветер, срывая всех светлячков и унося их вверх. Я проследила за ними взглядом, так как смотрелось это потрясающе, и не заметила, как норт приблизился почти вплотную, намереваясь меня обнять. Обманный маневр и я ухожу в сторону, а он обнимает воздух.

«Хотел обмануть? Не тут-то было! Это ведь сон и я могу пофантазировать?»

Пас рукой и из леса тянется черный туман, обволакивая нас с ним. В его глазах я не увидела страха, что позволило сделать вывод, что он не боится магии тьмы, а наоборот, его глаза еще больше загорелись азартом. Туман скрыл все, но я видела отлично. Его силуэт светился белым, показывая его место расположения, но он не двигался, а ждал, чуть похлестывая хвостом по ногам.

Мягко ступая, я подошла к нему и нежно, чуть касаясь, провела рукой от плеча до груди. Он захотел поймать мою ладонь, но я была быстрей.

«Вторая попытка».

Я решила дотронуться до щеки, но тут моя реакция меня подвела, и меня взяли в плен его горячие руки, опрокинув на спину, но продолжая удерживать. Это произошло так резко, что вместе с нашим движения, туман рассеялся опять откуда-то взявшимся ветром, причем по кругу, начиная от нас.

«Маг воздуха?».

Победно улыбнувшись, он нагнулся и невесомо поцеловал меня в губы, а затем отстранился и с блеском в глазах проговорил бархатным голосом, от которого у меня пошли мурашки по спине:

– Я выиграл, льера, и хотел бы получить свой приз.

– И каким будет ваш приз, льер? – Промурлыкала я в ответ.

Он чуть дернулся при моем голосе и, устремив свой взгляд мне на губы, уже более хрипло сказал:

– Встреча с вами.

От такой просьбы я опешила.

– Но я же здесь…

Он улыбнулся и покачал головой.

– Ваш астральный облик, льера, не даст насладиться вашим присутствием.

Я впала в ступор и, увидев мое недоумение, норт поставил меня на ноги и отошел.

– Я так понял, вы не понимаете, что сейчас происходит!? – Удивленно спросил он, заведя руки за спину.

– Я сплю? – Не подумав, ляпнула я. Он улыбнулся моему предположению и опять покачал головой. – Это все реально?

– Абсолютно реально. – Ответил он, продолжая улыбаться.

Вот тут я испугалась.

«Как? Как я тут оказалась?»

Ущипнув себя за руку, поняла, что это действительно реальность, так как почувствовала боль.

– Ккак… – Просипела я, начиная пятиться назад.

Увидев мой испуг, норт перестал улыбаться и нахмурился.

– Это ваш астральный облик, льера. Как маг смерти, вы можете путешествовать в астрале.

Я продолжила пятиться назад, уже намереваясь сбежать и где-нибудь подальше в одиночестве подумать о происходящем, но меня опять поймали и опрокинули на землю, нависая надо мной белой горой.

– Не так быстро, маленькая льера. Если успокоитесь, я вам все расскажу.

– Откуда вы столько знаете о магах смерти? – Перестала вырываться после его слов.

Он усмехнулся.

– Я много чего знаю, в том числе и о магах смерти, а откуда…так жизнь многому научила.

– Хорошо, я буду паинькой.

На моем последнем слове его глаза блеснули, а затем он слез с меня, усевшись рядом на траве.

«В белом костюме и на траву…так, не о том думаешь, Нес!»

Усевшись так, чтобы вырез не было видно, взглянула на норта.

– Так почему я здесь и как так получилось?

– Как я уже сказал, маги смерти способны выходить в астрал и бывать в нужном месте не затратив много сил, ведь портал очень энергозатратен. Но и тут есть минус. Астральное тело не умеет что-либо переносить и не имеет весовой категории. В данный момент вы, льера, сгусток магии. Мы можете говорить, трогать, но что-то взять, – он покачал головой, – не сможете.

Мне как-то трудно было в это поверить и, увидев мое неверие, он взял в руки маленький камушек и протянул мне. Каково же было мое удивление, когда этот самый камень просто прошел сквозь мою ладонь и упал обратно на землю.

– Вот видите.

– Но как же магия? Я же создала туман.

– Всего лишь иллюзия. – Пожал он плечами. – Иллюзия, которая не сможет ничего сделать.

– А боль? Я ущипнула себя и почувствовала боль.

– Да, боль вы можете чувствовать, но эта боль больше происходит у вас в голове, чем на физическом уровне. Убить вас не убьешь, а только вернешь обратно в настоящее тело.

«В голове не укладывается!»

– Значит астрал…а как мне вернуться обратно?

Он грустно взглянул на меня.

– Ваша астральная сущность может существовать только после захода солнца и, соответственно, до восхода. А также по вашему желанию.

– Значит, я могу сейчас вернуться?

Он только кивнул, устремив взгляд в небо. Я тоже посмотрела туда и удивленно ахнула. Там наверху не было небесной синевы, а огромный стеклянный купол, сквозь которого были видны чуть мерцающие звезды.

– А где я вообще? – Решила уточнить.

– Северное государство Северион.

– Я на севере? – Удивленно воскликнула я, на что норт улыбнулся и кивнул головой. – И там, – махнула рукой на купол, – зима?

– Тут всегда зима, льера.

– Гм, и сколько там градусов?

Он рассмеялся, а когда успокоился, с улыбкой проговорил:

– Вы очень забавны, льера.

– Ну, какая есть. – Пожала я плечами.

– Я так понял, вы впервые вышли в астрал, а вас интересует какая погода снаружи? – Он взял мою ладошку и запечатлел на ней поцелуй. – Вы поразили меня.

– Чем же? – Краснея от такого его внимания, спросила я.

– Всем! Во-первых, ваше явление на бал в наряде, цвета которого нигде не встретишь, и ваше поведение, что именно так и должно быть. Ваш взгляд, походка…все заставило меня смотреть именно на вас. Но когда вы вложили свою руку в мою ладонь, понял, что вы далеки от меня как никто другой в том зале. – Он поднял руку и провел тыльной стороной ладони по моей щеке. – И я еще не встречал таких открытых на эмоции девушек. С вами легко и приятно находится рядом.

Я потерлась об его ладонь, прикрыв глаза.

– Мне тоже.

Его взгляд опять сверкнул голубым огоньком, и поборов стеснительность, все же провела рукой по его щеке. От моей ласки он прикрыл глаза, и такое чувство, что перестал дышать, боясь спугнуть мгновение. Я придвинулась ближе, чтобы опять ощутить чувство полноты и защищенности. Это было удивительное чувство! Я каждой клеточкой хотела быть как можно ближе к нему. И, подгоняемая желанием, приподнялась и поцеловала нежно в губы. Он не шевелился, наверное, чтобы не напугать меня, чему я была рада, так как все же неловко было. Опершись на его грудь, решила углубить поцелуй, для чего укусила его за нижнюю губу. Он этого не ожидал и приоткрыл губы. Не упуская момента, скользнула ему в рот языком, пробуя его на вкус, но тут мне уже пришлось удивляться, так как он взял всю инициативу на себя. Обвив руками мою талию, прижал к себе крепче, усиливая поцелуй, который перерос из нежного в страстный. Для удобства я перелезла к нему на колени, обвив ногами его вокруг талии, хорошо, что вырез платья позволял. Через его брюки я почувствовала его желание, а когда по моей оголенной ноге скользнула его рука, я издала стон наслаждения.

Выпустив мои губы из страстного плена, он проговорил хриплым голосом:

– Скоро рассвет, пообещай мне встречу.

Затуманенный страстью разум не сразу хотел принимать информацию, но отстранившись и посмотрев по сторонам, поняла, что действительно стало намного светлее.

Мою талию сжали крепче.

– Как твое имя? – Если обещать встречу, то хотя бы знать имя кого искать.

Он как-то удивленно посмотрел на меня, но все же ответил:

– Итилгайл Исилендин.

«Боже, язык можно сломать».

Он рассмеялся, увидев вид моего сморщенного носика на длинное и сложное имя.

– Для тебя просто Тил, маленькая льера.

Я улыбнулась и хотела уже сказать, как меня зовут, но все перед глазами поплыло и стало растворяться. Последнее что я услышало было: «Мы найдем друг друга».

И наступила темнота…

«Охо-хо-х, что ж так тяжко…»

Возвращение было трудным, если уходила я просто заснув, то вернувшись, сначала, не могла открыть глаза, хоть и понимала, что уже не сплю и лежу в своей кровати. Я не чувствовала своего тела вообще, только осознание, что дома. Постепенно возвращалось ощущения целостности, но вместе с этим и жуткая боль во всем теле. Ломало меня всю, от кончиков пальцев на ногах до макушки. Полежав неподвижно полчаса боль утихла, и я смогла свободно двигать руками и ногами, а потом и сесть.

«Уф, лучше вообще не уходить в астрал.»

С этой мыслью я встала и потопала в ванную, чтобы освежиться. Включив воду и подставив голову под душ, я вспоминала все, что произошло со мной.

«Разве так возможно…»

Вода струилась вниз по моим волосам и голому телу, теплая и успокаивающая. Я провела рукой от щеки до груди, вспоминая прикосновения Тила, его движения и ласку.

Меня отвлек стук в дверь.

– Нес, с тобой все там хорошо!? Ты ушла час назад и сидишь там тихо.

Взволнованный голос Ри привел меня в чувства, и, закутавшись в полотенце, я выскочила к эльфийке. Мне хотелось петь и обнять весь мир, чтобы передать всем свое чувство:

«Чувство влюбленности!».

От такой мысли я остановилась и удивленно посмотрела на подругу, которая все также стояла у двери в душ и не могла понять, чему я радуюсь с утра пораньше.

– Что? – Недоуменно спросила она.

– Я, кажется, влюбилась… – Тихо проговорила я, усаживаясь медленно на кровать.

– В кого и когда успела? – Опешила она от моего заявления.

И я ей рассказала. Причем столько эмоций было в моих словах, что Ри закрывала рот рукой от удивления.

– Как ты сказала его зовут?

– Я плохо запоминаю имена вашего мира на слух, мне надо хотя бы пару раз его прочитать, так что только сокращенно знаю – Тил.

– Хм. – Ри задумалась. – Норт с белыми длинными волосами, ушами и хвостом…голубые глаза…бал и голубая лента через плечо… – Она потерла виски, чтобы лучше думать. – О, а случайно не Итилгайл Исилендин?

– Случайно он, и как такое можно запомнить.

Эльфийка вцепилась в мои плечи и встряхнула меня.

– Нес! Ты даже не представляешь, с кем ты провела эту ночь!

– Как же…с самым очаровательным мужчиной… – Проговорила я, загадочно улыбаясь.

– Ну и это тоже, но главное он принц снежных земель! Семейство псовых – полярный лис. Сильный маг воды и воздуха. Я один раз его видела, когда с отцом ездили на рождение его племянника, и скажу тебе, что я удивлена его поведению, ведь он не хуже айсберга в океане, вечно хмурый ходил, а взглядом замораживать мог, брр…до сих пор как вспомню, так в холод бросает.

– Принц?… – Проскулила я.

– Чему ты не довольна?

– Я ему обещала встречу, и как ты предлагаешь простой жительнице добиться встречи с принцем? Это же вескую причину нужно иметь.

– Это да, я как-то не подумала об этом. Хм, может опять, в астрале с ним встретишься?

Я покачала головой:

– Это получилось спонтанно, и как это повторить не знаю.

– О, а давай я отцу напишу письмо, и он попросит аудиенции? – Похлопала она в ладоши и, вскочив, прошла к столу и достала лист бумаги с пером и чернилами.

Это давало хоть какую-нибудь надежду, поэтому не оставалось ничего, как согласиться на помощь, ведь встретится и правду хотелось. Когда письмо было написано и упаковано в конверт, я решила озвучить не дающую мне покоя мысль.

– Слушай, Ри, а как эльфы определяют свою половинку?

Задумавшись на несколько секунд, подруга мечтательным голосом проговорила:

– Когда мы встречаем пару, по нашему телу проходит электрический разряд, но для этого нам нужен физический контакт, касание руки или еще как, при этом нужно не упустить этот момент, ведь можно и не понять, что именно произошло.

– Но вы сразу знаете, что это она, ваша пара?

– Да, но как видишь, всех не перетрогаешь, тем более если твоя половинка из знатных особ. А к чему ты спрашиваешь?

Я потерла шею и вздохнула:

– Ты же знаешь, как образуется связь у нас, у нортов? В астральном облике я не могу чувствовать запахи, только внутреннее чутье присутствует и все. Меня тянуло к Тилу, но вдруг его запах не понравится моей животной сущности?

– Давай дождемся ответа отца и будем уже решать все по порядку?

Кивнув в знак согласия на том и порешили.


Весь день она меня расспрашивала о подробностях нашей встречи с беловолосым нортом, а уже ближе к вечеру стали готовиться к балу. Если честно, то мне уже не особо хотелось на него идти, так как Тила там не будет…

– Нес, ну не грусти! Вот увидишь, тебе там понравится!

По сути, она права. Когда я была на балу в астрале, я не замечали ничего и никого кроме Тила, но теперь я смогу рассмотреть все, ведь у нас на Земле нет таких мероприятий.

– Вот, уже лучше. – Увидев мою улыбку в отражении зеркала, она продолжила делать мне прическу.

Прическа была простой, завитые волосы к низу и две аккуратные косички красивого плетения, идущие от виска с двух сторон, закрепленные сзади черной маленькой заколкой.

– Все, ты готова и я готова!

На нас из зеркала смотрели две куколки, только одна с красными волосами, звериными ушами и хвостом, а вторая утонченная с остренькими ушками.

Ри была как всегда великолепна! Светло-зеленое легкое платье, словно сделано из паутины с изумительной вышивкой по краям. Оно было прямым в пол, без колец, подчеркивая каждый плавный изгиб тела эльфийки. Сейчас она мне больше напоминала греческую богиню, а вплетенный обруч с зелеными листиками эту картину дополнял.

Я же напоминала маленький огонек.

– Ну что, подруга, да начнется бал!

Подхватив ее под локоть, мы, смеясь, отправились в большой зал, где должен был проходить бал в честь Празднования Зимы.


Первое что меня впечатлило – это как украсили зал: к бежевым и серым стенам добавили иллюзию инея, который сверкал от света магических светильников. Свет был везде, освещая бело-золотым светом каждый уголок. А также иллюзия падающего снега. Все так необычно и красиво. На вид зал выглядел холодным и заснеженным, но на самом деле было уютно и тепло. Второе, что бросилось в глаза – это нарядные жители Академии. Было столько красок на фоне снежного зала, что сначала не привычно было смотреть. Но все были красивыми, что ради этого зрелища стоило покинуть свой мир. Все вежливо приветствовали друг друга, девушки кокетничали с юношами, улыбки и смех заполняли этот зал.

Мы с Ри продвигались вдоль стены, рассматривая все и всех. До чего же красиво! Вот это понимаю праздник! Уже вовсю играла музыка и под нее весело вальсировали пары. Этот танец я знаю, учили три месяца назад.

– Нес, вон Оникс!

Я посмотрела, куда указывает подруга. Действительно, в кампании других пятикурсников стоял Оникс, тот провожатый-дракон в первый день. Мы с ним часто сталкивались на переменах, в столовой и в парке. Он оказался веселым и остроумным парнем, мы с Ри постоянно смеялись над его шутками. Одним словом, он стал нам другом, который, кстати, помогал искать нужную литературу, за что ему большое спасибо!

Увидев нас, Ониск двинулся в нашу сторону. На нем был маскарадный костюм, темно-бардового цвета с серебряной вышивкой, красавец! Дойдя до нас, он лучезарно улыбнулся:

– Добрый вечер, девушки! Спешу поздравить вас с праздником и наступлением каникул, а также со сдачей всех предметов на отлично! – Проговорив это, он поцеловал руку каждой из нас.

– Оникс ты такой подхалим! – Рассмеялась Ри, краснея как маков цвет.

– Спасибо Оникс! – Похлопала я его по плечу, а он мне подмигнул.

– Не возражаешь, Нес, если я у тебя украду Анариэль на танец?

– Если только она сама не против! – Прыснув в кулак, сказала я, видя, что эльфийка приобрела полностью красный цвет.

«Так…что-то тут не чисто! И что это мы так краснеем?»

Сверкая глазами, подруга промямлила:

– С удовольствием.

– Прошу. – С поклоном Оникс предложил эльфийке руку, а затем они двинулись в центр. Минута и заиграла мелодия зимнего вальса. Это очень красивый танец, с кучей поворотов, поклонами и вальсирующими движениями. В данный момент я была рада за подругу. Я вижу, что ей Ониск небезразличен, как и она ему. Может, что и получится.

Стояла я одна тоже не долго. Ко мне подходили парни и предлагали танец, на что я соглашалась. Когда я еще потанцую с такими красавчиками? Но…все, с кем я танцевала, не привлекали меня и не затрагивали мои чувства. Да, они были красивые, высокие, стройные, но…что-то не то.

Когда мои ноги стали болеть, я отправилась к диванам, которые стояли вдоль стен со столиками, на которых была выставлена закуска и что-то похожее на шампанское, только вкус понежнее будет. В Академии все совершеннолетние, поэтому на праздниках разрешали выпивать, но в меру.

Усевшись на диван, я вытянула ножки и сладко потянулась, вечер был в разгаре, а я уже устала. Не привыкла я так веселиться, да и вообще, на Земле я мало веселилась, больше сидела и читала книги.

Музыка стихла, и на небольшую сцену вышел ректор.

– С праздником, адепты! – Начал он свою речь серьезным голосом, на то он и ректор! – Поздравляю со сдачей экзаменов и успешным переходом в новый год! Надеюсь, что вы и дальше будете радовать меня своим усердием! А сейчас, по традиции Академии, на сцену приглашается профессор Элендин Вэон, который исполнит мелодию метели, а пятый и четвертый курс приглашается для исполнения вальса метели!

Все дружно отошли к стенам, а вышеуказанные остались и образовали пары, среди них был и Оникс с льерой тигриной внешности. На сцену вышли музыканты: арфа, скрипка, один большой барабан, пианист и профессор Вэон, у которого в руке была блестящая, серебряная флейта. Он был одет в строгий, бархатный синий камзол с золотом, белоснежная рубашка с длинным треугольным воротником и черные прямые штаны, на этот раз, с обычными мужскими туфлями. Прям как у нас на Земле! Его шикарная длинная коса как всегда была перекинута на грудь через левое плечо, я уже молчу про уши и хвост, их шерсть сверкала в свете магических светильников, а глаза сияли изумрудами. Он остановился в центре сцены. Не поднимая головы, он поднес флейту к губам и издал первый звук. Мне показалось, что это было эхом…пустым и безжизненным эхом. Пары в центре зала замерли, встав в готовность сделать первые па. Еще один зов флейты и она запела нежной мелодией, проникая в душу и согревая. Танцоры начали движение: поклон, реверанс и первые повороты и шаги. Все так синхронно и гармонично, как будто смотришь в калейдоскоп – все переливается вместе и одинаково.

А декан на сцене все рождал мелодию флейтой, усиливая ее темп. Сейчас он казался не таким, как я его привыкла видеть: требовательным, назойливым и напористым. Он стоял расслаблено, двигаясь навстречу мелодии, прикрыв глаза. Он растворился в музыке, передавая ее слушателям через душу. Это была красивая мелодия…но она резко прекратилась с ударом в большой барабан, издав звук грома. Я, расслабившись, чуть не подскочила, озаряясь по сторонам. Танцующие пары тоже остановились, прижавшись друг к другу. Послышались звуки фортепиано нижних тонов, контроктавы окольцовывали тело холодом. Этим звукам вторила арфа, усиливая эхо и одиночество. Скрипка издала звук – крик души, который разразился как мольба и отчаяние. Мне стало тоскливо и одиноко, холод так и не отпускал, а для усиления чувства, снег, который шел сначала тихо, падая снежинками, которые не были похожими друг на друга, усилили свое падение, кружа с ветром в метели. Танцоры ускорили движения, вторя метели. Казалось, что еще чуть-чуть и они сольются с этой метелью и занесут все снегом. Моей кожи не касался ни холод не ветер, но глаза видели, а душа чувствовала. Еще один удар, парни подбрасывают девушек, а профессор Вэон вступает в схватку с этой стихией. Он хочет усмирить ее, но метель уже набрала свой пик и готова похоронить всех в своих снегах. Но профессор не сдается, и со следующим ударом в барабан, устремляется в гущу метели и забирает силу стихии, успокаивая ее и подчиняя. Скрипка заканчивает свой плач, фортепиано издает последние аккорды на высоких тонах. Остается только арфа и флейта. Они, друг друга дополняя, продолжают усмирять непогоду, пока с последним звуком струны арфы не пошел опять тихий и мягкий снег. А флейта продолжает напевать колыбельную. Танцующие пары делают уже легкие повороты и медленные поклоны. Профессор протянул последний звук и парни, поцеловав тыльную сторону запястий рук девушек, застыли в поклоне и весь зал замер в тишине неподвижно, боясь даже вздохнуть. В полном молчании Элендин Вэон поднял голову, и мы с ним встретились взглядами. По моему телу до сих пор бегали мурашки от этой мелодии, а его изумрудный взгляд добавил новую волну. В душе зародилось какое-то чувство, мне вдруг захотелось дотронуться до него, ощутить его запах и прикосновения, но раздались бурные аплодисменты, которые развеяли это наваждение. Вздохнув полной грудью, я отвернулась от сцены, устремив свой взгляд на Оникса, который улыбаясь, провожал свою партнершу на диван.

– Нес, с тобой все хорошо? – Подошла ко мне Ри.

– Да, просто…просто увидела профессора в другом обличии, знаешь…

– М?

Я посмотрела на подругу.

– Мне страшно.

Она села рядом и обняла меня за плечи.

– Почему тебе страшно, Нес?

Прижавшись к ней, ища тепло, я тихо проговорила.

– Я боюсь своей звериной сущности. Иногда меня одолевают чувства, которых я не испытывала…в душе я человек, Ри, и все эти игры не для меня. Мне нравится Тил, как человеку! Его голос, взгляд, губы и тело…все мне это понравилась как человеку, а звериной части нравится запах Элендина. Как мне быть?

– Хм…тебе нужно дождаться встречи с Итилгайлом и до этого момента стараться избегать профессора. Ведь ты права. Звериная сущность может принять профессора как избранного и если все пойдет не так тебе будет очень плохо потом.

– И я про то же, но как? Ведь мы в одной Академии. Я избегала его полгода, хоть под конец он тоже сдался, но сейчас, в полной тишине что-то произошло…какое-то чувство скребет меня изнутри.

– Я с тобой, Нес.

Она обняла меня крепче и поцеловала в щеку. Мы еще чуть-чуть посидели так, а потом к нам подошел Оникс.

– Ну что, девчонки! Как вам представление?

– За душу берет. – Пробубнила я.

– А почему так не весело? Где эмоции восхищение?

– Это было великолепно! Волшебно! – Стала восхвалять Ри, при этом краснея.

– Воот! Уже другое дело.

– Я оставлю вас, мои дорогие. Пойду свежим воздухом подышу. – Сказала я им, поднимаясь.

– Ты уверена, Нес? – Спросила обеспокоено эльфийка.

– Угу, вы отдыхайте.

Развернувшись, я направилась в сторону балкона. Он был большим, полукруглым. На нем действовала магия защита от холода, так что мороз был нестрашен моим голым плечам. Ночь выдалась тихой и ясной.

«Тил… как он там… Мне так хотелось его увидеть, прижаться к нему и почувствовать его запах…страх в том, что он мне может не понравиться, я отгоняла. Все будет хорошо!»

– Ооо, какие норты тут в одиночку разгуливают! Что ни один парень не интересуется тобой? – Послышался голос за моей спиной моего врага – Иримона Карнэра. После того инцидента он так до сих пор и придирается ко мне.

– Я смотрю, ты тоже не в окружении женского пола. – Не поворачиваясь, ответила ему его же подколкой.

– Они мне уже надоели. – Проговорил он, встав справа от меня, и тоже облокотился руками об перила балкона, как и я.

– Может пора перейти на мальчиков? – Коварно улыбнулась ему.

– Да как ты смеешь! – Прошипел он, вцепившись мне в локоть, развернув полностью меня к себе. – Мне нравятся девушки, Нес, хорошенькие и покорные. – Прошептал он мне на ухо, проводя рукой по волосам. – Ты не входишь в этот круг, но…

– Но? – Сглотнув, спросила я.

– Но я докажу тебе, что я традиционной ориентации.

Я не успела среагировать, как он быстрым движением ухватил меня за волосы, оттягивая их назад, и впился в меня поцелуем. Такого отвращения я еще не испытывала. Мои попытки выбраться из его стальных объятий не увенчались успехом, а кричать я не могла из-за поцелуя, если его можно было так назвать.

Отстранившись, он свысока победно на меня посмотрел.

– Вот видишь! Тебе даже понравилось!

В душе нарастала злость.

«Как он посмел!»

Татуировка на груди стала гореть, пульсируя. Не знаю что произошло, но эльф отлетел от меня к противоположной стороне балкона, глухим звуком врезавшись в стену. Но он оказался крепким, вскочив на ноги, попытался накинуть на меня огненную сеть, но она, не долетев до меня, потухла, напоследок вспыхнув черным пламенем. Я обнажила свои клыки, коварно улыбнувшись. Он еще кинул парочку заклинаний, но их постигла та же участь.

– Ты слабак, Иримон! – Я подошла к нему, давя тьмой на плечи. Сначала ему удавалось устоять, но потом все же упал на колени, упираясь руками в пол. – Так-то лучше, эльф! И послушай меня, – присела на корточки перед ним, – еще раз тронешь меня или Ри, я не ручаюсь за последствия, так что запомни – я и убить могу!

– Что тут происходит!? – Раздался строгий мужской голос за спиной.

«Блин…»

Медленно встав и развернувшись к профессору Вэону, я взглянула ему в глаза.

Он уже привык видеть меня такую: с черными венами на руках и лице и полностью черными глазами, поэтому на его лице не отразилась никакая эмоция, кроме злости.

– Адептка Эверн, попрошу объяснить, чем вы тут занимались, что эль Карнэр приклонил перед вами колено?

Моя злость уже проходила, преобразовывая мою внешность, и когда глаза обрели прежний вид, профессор отвел все-таки взгляд в сторону, махнув кончиком хвоста.

– Простите, профессор, но некоторые индивиды эльфийской внешности не могут себя держать в руках, поэтому моя магия заявила о себе.

– Вы понимаете, адептка, что применять магию на других адептах запрещено.

– Да, профессор. – Склонила я голову.

– Завтра утром жду вас обоих в своем кабинете! – После этих слов он развернулся и быстрым шагом ушел с балкона.

Я повернулась к эльфу, который уже стоял на ногах и поправлял свой костюм.

– Ты об этом еще пожалеешь, Эверн! – Прошипел он.

– Жду не дождусь, Карнэр.

Вздернув нос, он отправился в зал гордой походкой, а у меня пропало желание праздника.

«Ээх, пойду спать, раз завтра рано вставать».

Не найдя подругу, чтобы сказать ей, что ухожу, я покинула бал уставши больше морально, чем физически.

«Как же проще жить человеком…»

Переодевшись, я залезла под одеяло, укутавшись по нос. Провалилась в сон сразу. Мне ничего не снилось, и я не ушла в астрал, просто долгожданная тишина и темнота, которая дает отдых всему телу.


Меня опять разбудил Войд, который сползал с моей головы по лицу, царапая своими коготками.

– Ах, ты мелкая зараза, Войд! Мало того, что царапины оставляешь, так еще и больно же!

– Мииаауу! – Пропищал он, когда я его стала отдирать от лица.

– Не сопротивляйся!

С горем пополам мне удалось это сделать, и лис полетел на другой конец кровати. Осмотревшись, я поняла, что в комнате кроме меня и Войда никого нет.

«Хм, и где же Ри? Будем надеяться, что она потом не пожалеет…».

Ополоснувшись в прохладном душе и одевшись, мое настроение поднялось, видать давно я так не высыпалась, и, напевая, отправилась в столовую на завтрак.

«Может жизнь и не так ужасна…»

В столовой никого не было. Даже не привычно было видеть это место настолько пустым. Повара мне ответили, что вчера все напились вином, которое в тихоря принесли пятикурсники, и мне на поднос поставили кашу и компот. Они не готовили и не рассчитывали, что кто-то придет в такую рань, поэтому питайся, чем хочешь. В данный момент я скучала по шедеврам Ланы.

Ела я не торопясь, растягивая время до встречи с профессором.

«Вот как мне его избегать, если останусь с ним в одном кабинете?»

От этой мысли по телу пробежала волна мурашек.

«Нет! Даже и не думай зверь!»

Запихнув в себя последнюю ложку каши и допив компот, уверенно направилась в кабинет декана. Уже перед дверью меня охватит страх.

«Быть или не быть? Быть!»

Выдохнув, я постучала и после разрешения зашла в кабинет. Он стоял у окна, устремив свой взгляд вдаль. Все такой же серьезный, высокий и гибкий. Белый кончик хвоста чуть шевелился, как и уши при моем появлении.

– Здравствуйте, профессор!

– Доброе утро, адептка Эверн. Проходите и присаживайтесь. – Проговорил он, все также смотря вдаль.

Пройдя к стулу, который стоял напротив профессорского стола, я, как послушная девочка, уселась на него, выпрямив спину и положив руки на колени.

– Адепт Карнэр уже был у меня и получил свое наказание, – продолжил говорить Вэон, – теперь нужно придумать, что делать с вами. М? Что можете предложить?

– Понять и простить. – Добавив нотки жалости в голос, сказала я.

– Увы, не могу, адептка. – Он развернулся, и, не смотря на меня, прошел к столу и сел в кресло. – Я понимаю, что в основном виноват Иримон Карнэр, и ему досталось тяжелое наказание, но и вас я обделить не могу.

За все это время он впервые на меня взглянул. Зеленые глаза смотрели прямо в душу, и я не вытерпела, опустив голову. Послышался вздох.

– Я поручу вам после каникул очистить от пыли верхние стеллажи с книгами в библиотеке, адептка Эверн. – Для меня это было хорошим наказанием, так как большую часть времени я и так проводила в библиотеке. – А сейчас, – он встал и, обогнув стол, остановился напротив меня, облокотившись на край стола, – ответьте мне, Эверн, что с вами случилось, что ваш запаха поменялся?

– Я не понимаю вас, профессор. – Подняв голову, я взглянула ему в глаза.

«О чем он говорит?»

– Не притворяйтесь, Эверн. – Он сжал кроя стола пальцами. – Я хорошо чувствую ваш зов.

Тут я впала в ступор.

«И что ему ответить? Что он мне нравится, и я бы не против провести ночь…но, я боюсь его?».

Увидев мое удивленное лицо, он наклонился ко мне и тихо проговорил:

– Вы вышли на охоту, адептка, которая усилила ваш зов. Ваш запах поменялся, стал более насыщенным. – Он провел ладонью по моему лицу от виска до подбородка, а затем поднял его, чтобы взглянуть прямо в глаза. – Что же изменилось, м?

Сглотнув, я проговорила:

– Все как обычно, профессор.

Он отпустил меня и выпрямился, при этом вздохнул, прикрыв глаза. Меня уже саму потихоньку накрывало, его запах путал все мысли в моей голове, а мой зверь жаждал данного самца. Этого сильного, гибкого и красивого.

Декан открыл глаза и посмотрел на меня уже черными от желания взглядом.

– Что вы делаешь со мной, льера! Я не могу от вас закрыться! Ваш зов сильнее! И главное, сами зовете меня, а не принимаете! – Он начал сыпать на меня обвинения, как обычная женщина на своего мужчину, который не уделяет ей внимание.

Встав со стула, я жестом остановила его тираду.

– Достаточно профессор! Извините меня, но я не специально это делаю! Я была человеком, и эти чувства не понимаю и не могу остановить. Вы привлекаете мою звериную сущность, но для человеческой души вы не тот, которого я хотела бы видеть рядом с собой. – Зверь внутри меня издал недовольство.

– Так я вас все-таки привлекаю… – Только и услышал он, а потом оттолкнулся от стола и одним шагом оказался возле меня, нависая черной скалой. – Позвольте украсть у вас поцелуй, милая льера?

Его запах затмил все мои мысли, и невольно я кивнула, то есть моя звериная сущность кивнула. Он нежно приподнял мое лицо за подбородок и также нежно прикоснулся к губам. Сначала, это было обычное касание губ, таких теплых и мягких, затем, он облизал кончиком языка мою верхнюю губу. От такой ласки я приоткрыла рот, чем он и воспользовался. Нет, страстного поцелуя не последовало, это все еще был нежный, сладкий и манящий поцелуй. Его хвост обвил меня ниже талии, сокращая и так маленькую дистанцию между нами. Я провела руками по его груди вверх до плеч, а затем и вовсе запустила их в волосы, вставая на цыпочки. Он обхватил мою талию руками, не давая упасть и отстраниться. Зверь ликовал внутри, желая продолжения, усиливая зов. В какой-то момент, профессор зарычал мне в губы и, подхватив меня за ягодицы, преодолел путь к столу и усадил на него. Встав у меня между ног, он придвинул меня к себе вплотную.

– Остановите меня, Эверн! Без вашего согласия я не трону вас, но ваш запах сводит меня с ума…

Он целовал мне лицо, шею и шептал о том, что не в силах остановится. А я не понимала, почему не могу отказать. Зверь урчал, нежась от его ласк, а душа сопротивлялась, боясь этого лиса.

«Он не тот, Нес! Да, его запах тебе нравится! Да, он красив, силен и влиятелен, но все остальное…закрой зов! И все прекратиться!» – говорила мне душа. – «Но как? Он нравится моему зверю, как я это сделаю?» – Декан уже начал расстегивать мою рубашку, спускаясь поцелуями все ниже. – «Ты это ты! Ты и зверь едины! С этим нортом у тебя не будет связи!»

После этих душевных истязаний, я поняла, что, действительно, с Элендином Вэоном у меня не будет связи, это только увлечение.

Черный лис остановился, замерев на полпути до поцелуя в шею. Отстранившись, он взглянул на меня с презрением, как будто это я его тут совращаю, а не он меня.

– Профессор, это не правильно! Мне очень жаль, что я пробила ваш барьер, но это было не специально… – Я виновато взглянула на него, а он рассмеялся, уткнувшись мне в шею, и вдохнул мой запах.

– Вы усвоили урок, Эверн! – Он выпрямился, и с усмешкой стал застегивать мою рубашку.

– Кккакой еще урок, профессор? – Удивленно переспросила я.

– Вы действительно пробили мой барьер, но вы думаете, что я настолько слаб, чтобы не контролировать себя? Конечно, сознаюсь, что в первый раз, там в тренировочном зале, я не удержался, ведь давно не чувствовал подобного, но потом я взял себя в руки. И все последующие попытки я пытался вас научить, чтобы вы почувствовали этот зов и закрыли его. Вы, наверное, думали, что это связь, ведь такая сильная тяга. – Он усмехнулся. – Я прожил уже достаточно, льера, и обычную страсть узнаю, ее проявление и действия. Только, я все не могу понять, как вы пробили мой барьер, это удавалась сделать только дважды. – Подхватив мой локон, он пропустил его через пальцы.

– Я не понимаю… – На меня накатил шок.

Он подхватил меня на руки и усадил на стул, а сам прошел к креслу, и вальяжно сел на него, при этом усмехаясь.

«Ну, точно лис!».

– Вы мне интересны как маг смерти, адептка Эверн, и соответственно дороги! Вы разбрасывались зовом направо и налево. Я хотел вас научить сдерживаться, но во время учебы вы сумели закрыть его, и я не стал вмешиваться. Но вот на балу…

– А что на балу?

– На балу я почувствовал, что зов усилился. Как вы предлагаете работать в таких условиях, когда одна адептка постоянно разрушает мою преграду, вот я и решился пойти на крайние действия.

– Да я, да вы… – Я приобрела цвет своей шерсти.

– Успокойтесь, адептка. Я вам помог, теперь вы спокойно можете закрывать свой зов!

– Но вы же меня домогались! – Стала я возмущаться.

– Нуу, я просто повиновался вашему зову, льера. – Улыбнулся он шире. – Ведь барьера у меня на него нет. А вот когда вы осознали…было неприятно, конечно, но цель достигнута. И простите, другого варианта не было научить вас.

Я вскочила на ноги и угрожающе посмотрела на лиса.

– Вы…вы… – Словарный запас матерных слов был только на русском и увы, профессор бы их не понял, так что пришлось как аристократке по-английски покинуть данную обитель извращенцев – развернувшись на девяносто градусов, я направилась на выход, не забыв при этом хлопнуть дверью, а этот нахал мне еще прокричал, чтобы я не забыла про наказание.


Меня одолевала обида, ведь я действительно думала, вернее, предполагала, что это связь, а оказалась обычная страсть вперемешку с учебой.

«Вот козё…блин, даже так его не назовешь, ведь он лис! Вот лис, блин!»

Стукнув стену ногой, я отправилась в общежитие, может эльфийка уже вернулась с ночной попойки.


Так и оказалось, Ри уже была в комнате, сидела и расчесывала свои золотые мокрые волосы перед зеркалом.

– О, Нес! А вот и ты! Где пропадала? – Охрипшим голосом проговорила она.

– Что у тебя с голосом? – Забыв про обиду, задала я вопрос на вопрос, ведь такую я ее еще не видела.

– Да так, всю ночь пели песни.

– М-да, видать лишнего вчера вы все-таки ухватили.

– Угу, отдохнули на славу. А у тебя что? Я тебя вчера не нашла на балу.

– Да… – Я запрыгнула на кровать и взялась гладить Войда. – Вчера произошел инцидент с Иримоном.

– Опять он?

– Ага, он меня поцеловал.

Эльфийка замерла с расческой в волосах.

– Он тебя что? – Повернувшись ко мне, проговорила она удивленно.

– Поцеловал, и за это я его об стену магией. – Ехидно улыбнулась я.

– Ооо, это правильно, так ему и надо! А дальше что?

– А дальше профессор Вэон. Он застукал нас, когда мы в друг друга магией швыряли, вернее эльф. Но если бы я не защищалась, то мне бы было худо. Ну, вот я и в отместку ему. Одним словом профессор вызвал нас сегодня в кабинет. Иримон получил наказание хуже, чем я – уборки в библиотеке после каникул.

– Все самое интересное и без меня! – Рассмеялась она.

– Подожди, самое интересное потом…

– Рассказывай.

– Профессор оказался еще тем лисом! Представляешь, он меня домогался лишь потому, что ему необходимо было научить меня закрывать зов! И сегодня это случилось, то есть он в кабинете приставал ко мне, а мне было вроде как и хорошо и плохо, и в какой-то момент я поняла, что с профессором у меня не будет связи и зов закрылся, а этот гад рассмеялся и рассказал о своем плане. – Я говорила на эмоциях, взмахивая руками, ведь обида была сильной. – Я теперь не знаю, как вести себя с ним дальше.

– Знаешь, а я согласна с профессором. – Уверенно сказала Ри, отвернувшись и продолжив расчесывать волосы.

– Что?

– Посуди сама, по-другому научить этому никак нельзя. А профессор тебе сделал одолжение, он же не заходил границ?

– Нет.

– И без твоего согласия бы и не зашел. А вести ты себя будешь как обычно. Он профессор в первую очередь, так что просто учись!

В чем-то подруга была права, но все равно обидно, так как не привыкла к такому. Но, делать нечего, придется смириться и жить дальше. Теперь мне даже легче стало, ведь профессор больше не будет уделять мне такого пристального внимания, и я действительно смогу спокойно с ним заниматься. Значит так и сделаем!

Весь день мы с Ри провели в городе, покупая подарки родным и просто гуляя. Вечером собрали вещи для отправки и довольные тем, что начались каникулы, легли спать, а завтра я смогу увидеть Джона и Лану!

* * *

Все самое хорошее рано или поздно заканчивается. Так и время, отведенное на отдых, закончилось, и вот я еду обратно в Академию Магии. Отдохнула я хорошо, даже отлично! Лана откармливала меня своими шедеврами, а Джо занимался со мной фехтованием и рассказывал интересные истории. Даже с Ларнсем я смогла увидеться. Проговорили мы с ним почти всю ночь у меня в комнате. Сначала, конечно, он не хотел оставаться, так как это не культурно находиться в покоях незамужней девушки, на что мы вмести посмеялись и закрыли эту тему. Так же в эту встречу я узнала от него кто такие плохие духи и что с ними действительно лучше не встречаться. Выглядели они по-другому: серая аура, облезлая кожа и частенько у них не было глаз. Зомби, сделала я вывод, но зомби, мыслящие не хуже живого. Их пребывание между живым и мертвым миром хуже проклятия, так как каждый день испытывают ужасную боль как физическую, так и моральную, но сделать ничего не могут, так и ходят вечно. Они сами виноваты, говорил Ларнс, поступок, совершенный перед смертью, заслуживает такое наказание. Но, маги смерти для них действительно выход, так что мне было велено не высовываться зря. Во время встречи, я также ему рассказала о Тиле. Дракон сначала удивился, а потом рассмеялся:

– Не могу поверить, что Итилгайл заговорил с тобой, пригласил на танец, а потом и вовсе вступил с тобой в игру.

Я вопросительно посмотрела на блондина.

– Понимаешь, Нес, мы с Итилгайлом старые добрые друзья. Можно сказать, что выросли вмести. Наши земли находятся близко, и обучались мы вмести.

– Сколько же вам лет?

– Ну, раз был грандиозный бал, да и даты совпадают, то это был его тысяча сотый день рождения.

«Ма-ма…»

Сглотнув образовавшийся ком в горле, проговорила:

– Норты столько не живут! Он выглядел на тридцать человеческих.

– Он сильный маг, Нес, так что и прожить еще столько же сможет.

– И тебе столько же?

– Через год было бы столько же. – Улыбнулся он мне.

– Прости. – Взяла его холодную руку и погладила пальцы.

– Я привык, малышка. – Ласково потрепал он меня за ушко.

– А почему ты сначала был удивлен?

– Хех, так он из тех, кто любовь ставит на второй план, а на первом месте у него долг перед родиной.

– Он военный?

– Можно и так сказать. Трон он не унаследовал, так как это сделал его старший брат. Тогда он подался в маги… Девушки вешались на него похлеще, чем на меня в Академии, ведь красота его не обделила, да еще и статус принца. Но он так и не обращал на них внимания, учился и познавал свои стихии. А потом была война, которая сделала его жестоким. Как ты понимаешь, общаться с ним я уже не мог из-за своей смерти, но я его посещал и видел, как он становится все мрачнее из-за гибели дорогих ему нортов и драконов. Его старший брат не мог на это смотреть, и старался делать почаще балы, куда бы съезжались девушки, чтобы познакомится с принцем. Сначала это срабатывало, но и это не помогло. Смотря на брата, который был счастлив со своей семьей, Итилгайл решил найти и свою пару. Все девушки на балу казались ему куклами без чувств, и тогда он стал путешествовать. Он заезжал даже в маленькие деревни, ночевал в лесу и полях. В такие моменты я был с ним, он просто сидел и смотрел на огонь. Один раз он даже заговорил, причем обращался ко мне. Рассказал, что каким он был дураком, что не уделял время счастливым моментам со мной. Вспоминал о том, как я его постоянно тащил за шкирку на очередную студенческую вечеринку, как пытался его отправить на свидания…а я слушал и слушал, пропуская воспоминания через себя…

Он вернулся домой только через пятьдесят лет, объехав весь мир, но так и не нашел, что искал. И тут, через столько лет, появляешься ты, на которую он впервые обратил внимание.

– Почему?

– Потому что, он объехал весь мир, ища ту единственную, а она, оказывается, была в другом мире!

– Но там я была человеком.

– На балу тебя привлек не его запах, а он сам, и у него также, так что неважно кем ты была!

Ларнс говорил обнадеживающие слова.

– Наверно, но я все равно боюсь, что для моей звериной сущности он не подойдет.

– Все будет хорошо, Нес.


Так и прошли каникулы. Зима во всю властвовала, не щадя никого морозом и метелями. Добирались до Академии все на тех же повозках, только в виде саней с защитным куполом от мороза. Сама Альма-матер встретила нас внешностью дворца снежной королевы, с подсвеченными башнями и холодными каменными стенами.

В общежитии было тепло и уютно по сравнению с внешним миром. Дотащив свою тушку в зимней тяжелой одежде до нашей комнаты, я убедилась, что Ри уже прибыла, так как дверь была не запертой.

– Ну, здравствуй, подруга! Как прошли каникулы?

Эльфийка с визгом бросилась на меня, намереваясь обнять, но я ее остановила, так как верхняя одежды была еще на мне, и еще чуть-чуть и я сварюсь.

– Подожди! Дай я сначала переоденусь, а то дорога по зимним просторам вымотала меня. И кстати, тебя в повозке не было, как добралась?

Она стала стягивать с меня верхнюю одежду.

– Мы добирались с отрядом драконов.

– Отряд драконов?

– Угу, на востоке опять восстание магов против единства властей, и изумрудные драконы решили помочь, с ними и лесные эльфы третьего и второго дома отправились. Меня просто подбросили до Академии.

– Ничего себе, и что этим магам не нравится в единстве?

– Это политика, тут всегда многие с чем-то не согласны.

– И что, вы летели на драконах? Они разрешили на себя сесть? – Вспомнила я про Земные рассказы, где драконы гордый народ.

– Да, так быстрее, а что?

– Да так, проехали. Ну всё, теперь можешь меня обнять!

Я раскинула руки в стороны, приглашая Ри в объятия, когда смогла переодеться в домашнюю одежду. Эльфийка с радостью обняла меня.

– За эти две недели я успела по тебе соскучиться, Нес. В лесу после Академии мне показалось так скучно.

– Скоро ты будешь скучать по скуке. – Похлопала я ее по плечу, отстранившись.

– Кстати, отец сказал, что постарается ближе к весне добиться аудиенции у принца Итилгайла.

– Это здорово!

– Ага, так что тебе придется поехать со мной в наши края, а оттуда на эльфийском экипаже мы отправимся на север к твоему принцу.

– Он еще пока не мой. – Показала я ей язык.

– Как скажешь, ладно, давай собираться на ужин.

Столовая как всегда встретила нас шумно. Адепты, отдохнувшие на каникулах, обсуждали свой отдых. Взяв еду, отправились искать свободный столик, но не успели мы и сделать пару шагов, как услышали свои имена:

– Ри, Нес, идите к нам.

Мы посмотрели на кричавшего, которым оказался наш огненный дракон. Он сидел со своим другом.

– Здравствуй, Оникс. – Подойдя к ним, поприветствовала его с улыбкой.

– Здравствуйте, девчата! Присаживайтесь к нам.

При этом оба дракона встали и отодвинули нам стулья.

– Ой, спасибо, мальчики, – проговорила Ри, усаживаясь напротив Оникса, – а не представишь нам своего друга?

– Робин Рэй, дракон рода огненных драконов.

Робин приветственно склонил голову.

– Ой, вы из одного рода? – Воскликнула эльфийка.

– Да, и живем рядом, так сказать друзья детства. – Ответил ей Робин.

Он был чем-то схожий с Ониксом, только волосы были длиннее и собраны в небольшой хвостик сзади. Те же огненно-рыжие волосы, рубиновый цвет раскосых глаз, но чуть с хищными чертами лицо.

– Робину я уже рассказывал о вас, так что имена он ваши знает. – Уточнил Оникс. – Как прошли каникулы, милые дамы?

– Скучно, – поспешила ответить Ри, – лес зимой спит, поэтому ничего интересного не происходило.

– А я довольна каникулами, выспалась, наелась и отдохнула. – Решила и я посвятить своих друзей.

– На то они и каникулы. – Сделал вывод Оникс.

Весь ужин мы проговорили о каникулах, кто чем занимался и с улыбками на лицах распрощались и разошлись по своим общежитиям. Эльфийка всю дорогу светилась и улыбалась.

– Ри, можно задать тебе один вопрос? – Все же любопытство меня грызло. Она кивнула, продолжая улыбаться. – Тебе нравится Оникс?

Несмотря на то, что от мороза ее щеки были красными, они приобрели еще более насыщенный цвет.

– Это так сильно заметно? – Тихо спросила она.

– Это мягко сказано, – рассмеялась я, – ты прям вся светишься, когда он рядом, а иногда ведешь себя немного глупо.

– Эх, Нес… – Она ухватилась за один столб с магическим светильником и покружилась вокруг него. – Он такой обворожительный, умный, веселый…настоящий кавалер! Рядом с ним я чувствую себя счастливой.

– Ну так может будете встречаться? Вроде и он к тебе неравнодушен.

– Ты так думаешь? – Спросила она с огоньком в глазах.

– Да это видно невооруженным глазом! – Заверила я ее. – Но торопиться все равно не нужно.

– А я и не собиралась! – Гордо вздернула она носик. – Мужчины должны первыми сделать шаг.

– Главное, чтобы другие девушки так не думали. – Тихо проговорила я.

– Что?

– Ничего-ничего. – Поспешно сказала и потащила ее к общежитию.


Всю неделю адептам Академии трудно было настроить себя на обучение, видать зимние каникулы сбили весь учебный режим. Как зомби все ходили с мешками под глазами и плохим настроением, вставать приходилось рано. Но уже на следующей, все пришло в норму! По вечерам мы с подругой все так же проводили время в библиотеке, только мне еще приходилось убираться в ней, ведь наказание мое никто не отменял!

Во время такой уборки среди старых книг я нашла толстый «Справочник семейств Эдэра». Он был настолько толстым, что мне пришлось рассматривать содержание на полке, так как поднять его я не смогла. Черный кожаный переплет с золотым названием книги познал всю сущность времени, мне даже страшно было прикасаться к нему, вдруг ещё в руках рассыплется. Но, тем не менее, я раскрыла его и прошлась по содержанию. По мере изучения мои брови поднимались вверх, а глаза расширялись. Столько семейств! Я даже половину не знаю, но тут я дошла до буквы «П» и мое внимание обратилось на название семейства «Пандовые». Аккуратно перелистнув на нужную станицу, углубилась в чтение. К тексту также прилагались изображения нортов, помогав визуально, но все изображения мало чем походили на мою внешность. Дойдя до последней страницы раздела, я замерла, не поверив собственным глазам.

«Вот! Это же я!»

На странице была изображена пара нортов: мужчина и женщина, внизу была приписка «Малая или красная панда». Красные короткие волосы, мягкие плюшевые бело-красные ушки и полосатый черно-красный пушистый хвост. Мужчина был чуть выше женщины и более крупнее, а она утонченная и гибкая. Стояли они на толстом суку дерева, легко на нем балансируя. Налюбовавшись ими, углубилась в чтение. Из текста я узнала, что семейство проживало на юго-востоке двадцать пять тысяч лет назад, то есть в данный момент это семейство считается вымершим.

«Так что же это, я единственная в своем роде?»

Мне стало грустно, что здесь, в этом мире, я одна, что нет таких больше и не у кого узнать о себе.

«А ведь так хотелось увидеть себе подобных.»

Дальше я узнала о том, что они жили на деревьях, строя дома на больших верфулах. Обладали ловкостью и скрытностью. Имели небольшой рост (сто шестьдесят – сто семьдесят сантиметров). Жили племенами, но входили в союз государства нортов. Мужчины считались хорошими воинами, ловкими и быстрыми, отличные стрелки. Магия больше была развита у женщин, в основном земли и воды. Во время войны с орками сильно пострадали, уменьшив свое количество в три раза, и с постепенными набегами со стороны других плен из-за территории перестали существовать.

Все это было написано на одной странице, по сравнению с другими семействами, которые имели по десять страниц. Это удручало. Ни описании традиций, быта да и просто жизни – одна голая характеристика.

«Почему Проклятый Бог возродил меня именно представителем этого семейства?»

Одни вопросы на которые нет ответов. Мало того, что семейство уже считается вымершим, так магия смерти прилагается.

Все о чем я узнала, рассказала подруге, которая поведала, что вообще не слышала о таком семействе, что и подтвердило о его вымирании. Но, несмотря на это, я теперь знаю о своем небольшом происхождении, и на душе стало чуть спокойнее.

– Это что ж получается, Нес? Ты представитель вымершего семейства, единственная в своем роде, да ты раритет! Если твой ген будет сильным, то ты продлишь свой род. – Поведала мне подруга, когда мы ложились спать.

– до этого еще далеко, Ри. Спи уже!

* * *

Прошел месяц со дня зимних каникул, а я уже мечтаю о новых. Нагрузка по учебе увеличилась, готовя нас к сдаче годовых экзаменов, до которых еще четыре месяца. История мира и магии перешла на военные события, погружая и сообщая о тонкостях военных действий той или иной страны. Профессору Слоу это хорошо удавалось, как будто сам бывал на этих сражениях. Этикет же стал жёстче! Каждый урок начинался с реверансов и поклонов, вежливых речей и умением держать лицо. Последнее вообще тяжело мне давалось. Все эмоции отражались на моем лице и никак не хотели скрываться за маской безразличия, на что мисс Наритейн делала акцент, что мне никогда не стать настоящей интриганкой, а мне лишь бы экзамен сдать. Предмет зельеваренья все также оставался моим не любимым из-за высокомерия профессора Мерна. Она стала меня еще больше ненавидеть из-за того случая с подвешиванием, и постоянно высмеивала, если у меня что-нибудь не получалось. Я хорошо научилась себя контролировать, (спасибо ректору Азертану), поэтому вывести из себя она уже меня не могла. Но поражало то, что профессор меня не боялась, видать не видела во мне страшного и ужасного мага. Мне приходилось брать дополнительные уроки, ведь хотелось получить за предмет «отлично», но так как нагрузка увеличилась, я не все успевала изучать. Название трав и их свойства мы дополнительно проходили на предмете флоры и фауны, а вот взаимодействие этих трав только на зельеваренье, что давалась мне с трудом. Рецептов было куча, и все это приходилось знать. Хорошо, что мы с Ри вычитали о зелье, которое помогает запомнить большую информацию, и на дополнительных занятиях мы готовили себе каждый раз недельный запас. Оно не вредит здоровью, но приходится фильтровать знания, чтобы не получилась каша в голове, например, за час можно выучить все рецепты, пройденные на лекции, но затем нужно отдыхать тоже час ни о чем не думая. Вы скажите это легко? Не очень, так как в голову постоянно лезут мысли, которые мешают зелью усвоить нужную информацию, путая значения. Но и это мы побороли, нарисовав две точки на потолке, и просто лежим и смотрим на них. Во время таких действий часто засыпаем, на что нам помогает аналог будильника в виде наших проводников. Целительство для меня перестало быть чем-то жутким. После того, как я смогла, с зеленым лицом, залечить небольшую ранку у соседки по лаборатории, страх перед кровью перестал для меня существовать. Для человека, который вырос с постоянными царапинами и травмами, которые заживают вечно, показалось это чудом. И целительство я записала в любимые предметы, который с удовольствием учила. А вот физическая подготовка для меня вообще стала не проблемой. Мои расовые особенности норта дали мне понять, что я действительно не человек, ведь будь я им, не смогла бы проходить разные виды препятствий. Льер Хар был доволен моей ловкостью и точностью, говорил, что я легко смогу пройти отборочный тур магических игр между Академиями Эдера, когда буду на пятом курсе. Для меня это было шокирующей новостью, так как я думала, что в этом мире единственная Академия Магия это наша Академия. Как-то вечером я спросила об этом эльфийку:

– Ри, а сколько Академий Магии на Эдэре?

– Четыре. Северная, Южная, Восточная и наша – Западная.

– Оу, а я думала, что наша единственная.

– В мире все расы имеют магию, а это большое количество. Все, просто-напросто, не поместятся.

– Действительно.

Медитация проходила все также, только с каждым сеансом я все больше и больше чувствовала свой поток, который становился более податливый и не такой болезненный. Моя стихия радовалась в такие моменты, когда я с ней сливалась. Волк и пантера показывали, что и они с каждым разом вместе со мной становятся сильнее и узнают об этом мире новые вещи. Теория же боевой магии, как и зельеварение, нуждалось в помощи зелья, повышающее способность запоминать термины и определения. Профессор Вэон, перестав уделять внимание моей персоне, превратился в строгого учителя, который не жалел моих нервов и сил. Моя программа в себе несла больше практических занятий, чем у других адептов, поэтому из тренировочного зала я выходила замученной больше чем на физической подготовке. Плетение нитей в заклинании требовало большое количество энергетической затраты, что приходилось себя выжимать, но повтор этих заклинаний давался уже легче. Как-то раз я ему поведала, что в процессе медитации, при слиянии со стихией создала образы пустоте и тьме, что они обрели что-то на подобии разума. Он выслушал меня и перед самым уходом сообщил, что с этого момента мои тренировки будут другими.

– И что это значит? – Спросила Ри, когда мы ужинали.

– Не знаю, но взгляд мне его не понравился, многообещающим он мне показался. И чувствую, что это – многообещающее мне принесет много муки как физической, так и моральной.

– Мне тебя жаль, Нес, но он знает что делает.

– Конечно, преподаватель же.

Но мои опасения были напрасны…

В субботу, рано утром, когда мы с подругой видели десятый сон и были этому рады, в нашу дверь громко постучали.

– Кого там принесло!? – Прохрипела эльфийка из-под подушки.

– Не знаю, но этот не хороший все еще за дверью и, по-моему, не уйдет, пока ему не откроют. – Ответила я тем же хриплым спросонья голосом.

В подтверждение еще раз постучали в дверь, но уже более настойчиво. Мне пришлось встать и пойти открывать. За дверью стоял адепт пятого курса эльфийской наружности факультета боевой магии. По нему и не скажешь что сейчас раннее утро, свеж и бодр.

– Адептка Эверн? – Спросил он басом.

– Она самая.

Он окинул меня брезгливым взглядом.

«Понимаю тебя, выгляжу-то как швабра».

– Вас вызывает к себе в кабинет профессор Вэон.

– А он подождать не может, пока я высплюсь, суббота же все-таки – выходной!? – Возмутилась я.

Пятикурсник ничего не ответил, а все так же стоял и кривил лицо от моего вида. Подойдя к нему вплотную, я провела рукой по плечу, сделав вид как будто пыль стряхнула. Он отскочил, как от огня, сузив глаза:

– Тебе не давали права дотрагиваться до меня норт! – Прошипел он.

– И у кого же я должна была его взять? – Я не сдержала улыбки, показав ему свои клыки.

– У меня.

– А что ты имеешь против нортов?

– Против них ничего, а вот тебя…

– Подожди! – Перебила я его. – Ты случайно не друг Карнэра?

Он поджал губы и посмотрел мне в глаза.

– Понятно, ну что ж, передавай привет ему, а к преподавателю я сейчас подойду. До встречи!

И прежде чем он еще что-то скажет, закрыла перед его носом дверь.

«Уф…меня эти эльфы уже бесят! Ну кроме Ри, конечно.»

Одевалась я не спеша, пускай подождут, ведь весь выходной мне испортили. Выйдя из общежития, направилась в главный корпус в кабинет профессора, но, не успев зайти в двери корпуса, как врезалась в кого-то.

– А, адептка Эверн, долго вы, однако, собираетесь! Никакой дисциплины!

Скривившись от пронзительного зеленого взгляда профессора, отступила от него и заявила:

– Сегодня выходной, профессор! Да еще и раннее утро!

– Я же сказал, что ваши тренировки меняются, адептка Эверн!

– Так суббота же…

– В будни у вас занятия, которые пропускать нельзя, так что считайте, что суббота тоже будет учебным днем – ведь вам необходимо развиваться, адептка!

Спорить с ним – себе дороже, поэтому, вздохнув, спросила:

– И что необходимо делать?

Он окинул меня взглядом и улыбнулся:

– Мы пойдем гулять в лес!

– Что? – От такого заявления, мои глаза приобрели размер блюдца. – Зачем в лес, гулять да еще зимой!?

– Все потом, адептка…

Он резко схватил меня за руку и втолкнул в свой портал, я только и успела схватить ртом воздух, как я оказалась на заснеженной поляне. Утро вышло безоблачным и безветренным. Еще пару часиков и можно было бы сходить в город погулять в такое чудное утро, но…но, видать, этому не суждено было сбыться.

Профессор вышел из портала следом и, положив руки мне на плечи, на ушко прошептал:

– Сегодня мы понаблюдаем за фаркасом и еще за одним хищником.

Я сглотнула. Фаркас – это животное похожее на волка, только окрас имеет белый с серыми полосками и намного крупнее.

– Зачем за ними наблюдать? – Так же тихо спросила я.

– Будете изучать их движения и повадки для материализации своих сущностей.

– Но я и так знаю, как выглядит это животное и как он двигается! – Возмутилась я, так как на Земле много раз видела волка по телевизору и в зоопарке.

– Вы были человеком и не замечали некоторых деталей, а чтобы материализовать свою стихию, нужно знать в кого вы ее преобразуете, и как она себя будет вести, ведь воображение искажает реальность.

Мне нечем было ему перечить, ведь я действительно не понимала, как мне моих сущностей вытащить в реальность. Полчаса блужданий по лесу и мы отыскали следы искомого животного. Лес находился ближе к северу, как мне поведал профессор, ведь только тут обитает данное существо. Еще, через минут десять, и мы его нашли, и заодно следы набела, маленького зверька – помесь зайца и кошки, (туловище зайца, а голова кошки). Видать фаркас захотел позавтракать.

«Как я его понимаю, сама не успела поесть».

Фаркас притаился за сугробом, высматривая набела, который отыскивал под снегом корешки. Профессор заставил наблюдать за хищником, как он медленно начинает двигаться по направлению жертвы. Тихие поступи, уши сдвинуты назад и хищный голодный взгляд. Я так и не услышали ни единого звука, как жертва была жестока убита. Он схватил набела за горло молниеносно, переламывая позвоночник мощной челюстью. Я хотела отвернуться, но профессор зажал мне рот ладонью и удержал мою голову.

– Смотрите, Эверн! Познавайте своего зверя!

Фаркас не церемонился и прям на месте стал лакомиться свежей тушкой. Теперь я даже порадовалась, что не позавтракала, так как желудок бы сейчас все вывернул назад. Снег вокруг хищника окрасился в красный цвет, пушистый белый пух разлетался по сторонам, свидетельствуя, что здесь казнили неповинного зверька. Но мне почему-то не было его жалко. Я и правда стала впитывать в себя все движения фаркаса, как зубы разрывают плоть, как лапы помогают удерживать тушу на месте, как мускулы перекатываются под шерстью, а уши не перестают двигаться, улавливая все возможные звуки. Большой, белый хвост чуть подрагивал при движении, пока хозяин завтракал.

Профессор все стоял и закрывал мне рот, прислонив к себе. Когда зверь насытился и, поднявшись, скрылся за заснеженными деревьями, мое внимание перетекло на то, как мы стоим. Я чувствовала теплое дыхание у себя над левым ухом, биение его сердца и уже не такой сильный захват ладони на губах. Повернувшись в его объятиях, я посмотрела в глаза профессора. В изумрудах я не смогла прочесть ничего. Вот кто умеет держать лицо безразличия. Подавшись искушению, я, прикрыв глаза, вдохнула его запах. Он отпустил меня резко, проходя вперед, на место убийства. А я так и осталась стоять.

«Что это со мной? Вроде я все решила для себя!»

Повернувшись, я взглянула на профессора, который расхаживал вокруг окровавленного места, как ни в чем не бывало. Вся грация была при нем, не смотря на ситуацию. Он, как тот хищник ступал тихо и мягко, не издавая ни единого звука. Черный огромный хвост приукрашивал его походку, делая ее танцем.

– Эверн, что вы там стоите как столб! Идите, посмотрите на детали.

От резкой команды я подпрыгнула, выходя из размышлений и созерцаний, и быстро поскакала к месту происшествия. Мои движения не назовешь танцем, скорей походкой горной козочки, ведь снега было много и приходилось прыгать по следам профессора.

«Ну и ладно! Мы не гордые!»

Подойдя, я заметила, что он чуть улыбнулся и мои щеки от этого вспыхнули.

«Блин, почему я так реагирую на него? Может опять сущность нортов?»

– Что скажете? – Он обвел рукой место казни.

Здесь был только окровавленный снег и пух.

– Четко, быстро и без жалости. Съел все кроме шкуры.

– Верно, вы все запомнили?

– Такое я теперь не забуду…

– Отлично, идем дальше.

Он опять схватил меня за локоть и толкнул в портал.

«Ну что за манеры!»

На этот раз я оказалась в горах, и видать высоко, так как дышать было трудно. Когда профессор вышел из портала, он потащил меня вверх по склону. Задавать вопросы я не стала, ведь все равно скоро узнаю.

«Надеюсь, он не хочет меня скинуть с этого обрыва?»

Дойдя до края, он указал вниз, и я устремила туда взгляд. Посмотреть было на что! Внизу, по камням, прыгала большая темно-фиолетовая кошка с внушающими мышцами. Она перепрыгивала с камня на камень, расстояние между которыми было в шесть-семь метров. Своими острыми когтями она впивалась в камень, чтобы не свалиться вниз.

– Это шуола, горный хищник. Эта кошка способна преодолевать сложные преграды и даже забираться по склону, используя свои когти. Очень опасный хищник, с ним справиться очень трудно, так как такая сила, ловкость и молниеносность не сравнима ни с чем. Вы не успеете моргнуть, Эверн, как будете уже мертвы. А теперь смотрите следующее представление.

Только сейчас я поняла, что шуола двигается по направленной траектории – к гнезду горного орла. Присмотревшись, я увидела троих уже взрослых птенцов. Кошка двигалась также тихо, как и фаркас, но более грациозней. А когда она прыгнула на крутую стену скалы, чтобы подобраться к гнезду, я думала, что она выдаст себя, но звука не последовала. Она все также тихо вонзала свои когти в камень и поднималась вверх. Просто удивительный хищник! Когда шуола добралась до птенцов, она также тихо и быстро схватила пастью одного и, оттолкнувшись, спрыгнула вниз, устремившись с добычей в неведомом мне направлении. Наверное, понесла котятам еду. Профессор молча схватил меня за локоть и втолкнул в портал, на этот раз в Академию.

Сидя у него в кабинете и попивая ароматный чай с печеньем, я стала задавать вопросы:

– Почему они нас не почувствовали?

– Полог невидимости и заглушающий все звуки.

– Угу, а почему именно эти хищники, профессор?

Он, поставив свою чашку на стол и откинувшись на спинку кресла, посмотрел на меня задумчивым взглядом:

– Это самые опасные хищники, адептка Эверн! И я бы хотел, чтобы вы именно в таких хищников материализовали свою стихию. То, что вы увидели сегодня, перейдет вашим сущностям.

– Но, а как я их материализовать буду?

– Этим мы займемся в тренировочном зале в среду, а сейчас можете быть свободны.

Поставив чашку на стол, я поблагодарила его и отправилась в общежитие. Время уже было к обеду, и что-то мне подсказывало, что эльфийка еще даже не встала.

«Да…хорошая сегодня была лекция…познавательная так сказать…но, профессор прав, это идеальные варианты для моих сущностей!»

На этой позитивной ноте я и открыла дверь в нашу комнату…

В нашей комнате творился хаос, причем только на моей половине. Все вещи были раскинуты, как будто кто-то что-то искал в спешке. Подруги также не было в комнате.

«Странно…почему тогда дверь не заперта?»

Я стала собирать и раскладывать вещи, как вдруг услышала звуки из душевой, а затем повернулась ручка двери и из нее вышла заспанная эльфийка, потирая глаза и зевая.

– Ри, что тут произошло!? – Набросилась я на нее.

– Что? – Она обвела непонимающим взглядом беспорядок, и по мере расширения глаз, поняла, что она не знает ответа. – Нес, кто это сделал?

– Сама хочу знать, но этот кто-то явно что-то искал.

– Может ректору сообщить?

– Нет, не хочу говорить об этом никому. Да и мне интересно узнать, что они искали, вроде ничего запретного я не держу…

Ри помогла мне убраться, и затем мы отправились в столовую. Решили тему с взлом не поднимать и друзьям не рассказывать, чем меньше народу знает, тем лучше.

День нынче выдался хороший, поэтому мы все-таки решили сходить в город погулять. Мороз потихоньку спадал и уже так не кусал щеки, радовало, что через месяц начнется весна. Проходя по главной улице, где как всегда народу было много, я старалась как можно дальше держаться от людей и нелюдей через которых проходили духи. Ведь это они не ощущают их, а я, просто-напросто, столкнусь с ними, и тогда мне не избежать любопытства со стороны этих призраков. Я еще слишком слаба в магической сфере, чтобы постоять за себя, поэтому не рвалась помочь этим беднягам. Они-то уже мертвы, а мне моя безопасность дорога, и пока мне удавалось не привлекать к себе внимания.

В таверне, куда мы пришли пообедать, было оживленно, видать всех порадовала погода. Мы с подругой как всегда заняли столик около окна и заказали еду.

– Куда уходила утром? – поинтересовалась Ри.

– Декан вызывал, у меня теперь по субботам будут дополнительные занятия.

– Ооо, он действительно не жалеет тебя.

– Угу.

– Что случилось, Нес?

– Профессор Вэон… – Я вздохнула и посмотрела в окно. – Знаешь, мне почему-то не хватает того внимания, которое он мне уделял. Он совсем стал холодным, видит во мне только подопытную.

– Но разве ты не этого хотела? Тебе же нравится Тил.

– Так оно и есть, но что-то внутри переворачивается, когда он рядом…

– Ты просто привыкла к тому, как он вел себя. Пройдет время и все закончится.

– Наверное, ты права…

Она накрыла мою ладонь своей, чуть сжав ее.

«Как хорошо, когда есть подруга, которой можно обо всем рассказать…»

Нагулявшись, мы решили отправиться обратно в Академию. Народу на улице к вечеру поубавилось, что облегчило наше передвижение. Ри рассказывала мне об изумрудных драконах, когда я увидела маленького человеческого мальчика, сидящего на тротуаре. Он, подтянув ноги к груди, обхватил их руками и тихо раскачивался взад-вперед, смотря немигающим взглядом перед собой. Когда мы подошли ближе, я поняла по белому ореолу, что это дух.

«Такой кроха, а уже дух…»

Мне стало его жалко и, попросив эльфийку идти дальше, остановилась около мальчика, делая вид, что я завязываю шнурки, а сама тихо прошептала ему на ухо.

– Тихо, не обращай на меня внимание. Приходи сегодня к шести часам к воротам Академии, я тебе помогу. Покачайся из стороны в сторону, если понял.

Мальчик сделал так, как я его попросила.

– Хорошо, до встречи.

Догнав подругу, продолжили путь.

Уже блике к пяти, я собралась и сказала Ри чтобы шла на ужин без меня, а сама отправилась к воротам ждать гостя. Как и было обговорено, в назначенное время дух мальчика пришел. В его глазах, покрытые белой пленкой, читался страх, любопытство и надежда. Встав от меня на два шага, он с мужеством взглянул мне в глаза.

– Ну, здравствуй. – Улыбнулась я ему, присев на корточки и облокотилась на стену. – Садись рядом.

Он остался стоять, где стоял.

– Ну, скажи хоть что-нибудь. – Поторопила я его, так как долго не хотелось бы здесь просидеть.

– Вы видите и понимаете меня? – Просипел он тихим голоском.

– Да.

– Но как?

– Просто умею это делать. А теперь рассказывай, что у тебя случилось, и как ты оказался в таком положении? – Мальчик не решался продолжить разговор, теребя концы шубейки маленькими ручками. Он не доверял мне или просто боялся, трудно было угадать, что у него на уме. – Не бойся, я не кусаюсь.

Он дернулся и, склонив голову, тихим голоском поведал мне свою печаль:

– Я гулял вдоль речки, запуская маленького воздушного змея, но ветер сбил магические настройки и закинул его на другой берег. Я думал лед крепкий, но… – Он замолчал, собираясь с силами. Я его не перебивала, дав ему закончить. – Но я ошибся и ушел под лед, мне в тот момент было очень страшно…я пытался выбраться, но течение унесло меня от пробоя…я не смог…очнулся от резкой боли в груди на берегу. Как я выбрался не помню, но побежал домой. Всю дорогу я не мог понять, почему так болит грудь… но уже дома понял. Понял, что меня не замечают и не слышат, а мои руки не могут прикоснуться к родителям, проходя насквозь как в тумане…с каждым днем мне становилось все хуже, боль усилилась. Через три дня нашли мое тело, это был шок для родителей. Я не смог вытерпеть их горя и ушел склоняться по улице. Я не знал, что мне делать пока не встретил такого же, как я. Он мне рассказал, что меня тут что-то держит, что с каждым днем боль все будет усиливаться и сделать я ничего не смогу. А потом появились вы. Я сначала не поверил вам, но после того, как вы со мной заговорили, я почувствовал какую-то связь между нами, черную нить, и после этого стал вас чувствовать, знать, где вы находитесь.

После этих слов уже я была удивлена.

«Ларнс мне об этом ничего не говорил».

– Хорошо, я тебя услышала. Теперь нужно понять, что тебя тут держит. Похороны уже были? – Спросила я у него.

– Да, я наблюдал издалека.

– Как вели себя твои родители?

– Они сами стояли как мертвецы. Матушка рыдала, и что-то постоянно шептала отцу.

– Как тебя зовут?

– Эмилион.

– Так вот, Эмилион, мне придется навестить твоих родителей и пообщаться с ними. Мне нужно знать какую-нибудь личную информацию, чтобы они мне поверили. Что можешь предложить?

Эмилион почесал макушку на своей русой голове.

– У меня в пять лет был воображаемый друг Еля. Об этом знали только родители.

– Хорошо, я думаю, сработает. А теперь расскажи где твой дом и завтра в час я приду туда. Тебе также придется присутствовать, я должна понять вашу связь.

Мальчишка поведал мне о нахождении его дома и как туда лучше добраться и на этом с ним расстались. В конце разговора я заметила, что Эмилион взбодрился и даже улыбнулся. Мне и впрямь ему хотелось помочь, все-таки боль которую он испытывал не для маленьких духов.

Весь вечер мы с Ри провели за уроками, а ложась спать, я заснула моментально, как только голова коснулась подушки. День выдался насыщенным и утомительным.

Но, со временем, спокойный сон перешел в кошмар. Сырое, темное помещение без окон и дверью в виде решетки нагнетали ужас и одиночество. Я стояла посередине этого помещения и не понимала, что происходит. Силы как будто меня покинули, и осталась только мая оболочка. Мысли путались и не могли уловить суть происходящего. Я попыталась пошевелиться, но резкая боль в голове окольцевала мое тело и я провалилась в темноту.

– Нес! Проснись уже наконец-то! – Эльфийка трясла меня за плечи.

– Что случилось? – Мой голос звучал хрипло, как будто кричала непрерывно час.

– Ты кричала во сне, я тебя долго не могла разбудить, только после холодной воды на голову ты проснулась.

И только теперь я почувствовала, что голова, подушка и пижама мокрая.

– Нес, что тебе снилось?

– Я….

Договорить я не успела, так как в дверь настойчиво постучали.

– Кто это может быть в три часа ночи? – Проговорила недовольно подруга и пошла открывать.

Я уронила голову обратно на подушку и закрыла глаза. Голова все еще болела.

– Профессор Вэон? – Послышался удивленный голос Ри.

Ответа не последовало. За место него профессор бесшумно подошел ко мне и присел на край кровати. Он просто сидел и смотрел на меня с чуть светящимися изумрудными глазами. Ри залезла на свою кровать и, укутавшись в одеяло, стала наблюдать за нами.

Я попыталась сесть, но головная боль усиливалась, из-за чего из глаз полились слезы. Увидев их, профессор прикоснулся двумя пальцами к моим вискам и закрыл глаза. В тот час же его отбросило от меня к двери, но устоять он смог, а на меня накатила новая волна боли. Такое чувство, что еще чуть-чуть и голова моя лопнет. Я ухватила руками голову не в силах это терпеть.

– Профессор, что с ней?

Я открыла глаза и через слезы взглянула на него. Что он увидел в них, не знаю, но, сказав пору некультурных слов, он буквально подлетел ко мне и взял меня на руки. Затем шагнул в открывшийся портал. Мои голые пятки, да и мокрая голова, в тот же миг почувствовали холодный, колючий морозный воздух. Не успела я сообразить, как профессор просто выпустил меня из рук, и я полетела вниз. Крик так и не сорвался с моих губ, так как в следующую секунду упала в ледяную воду, которая окольцевала меня сразу. Я не могла пошевелиться, все дальше погружаясь в воду. Свое тело я уже не чувствовала, даже головную боль, которая развеялась от холодных колец этой воды.

«Вот и все, закончилось мое путешествие…»

Уже прощаясь со всеми, я почувствовала, как меня начало тянуть не на дно, а наверх, а затем теплые сильные руки вытащили меня из ледяного плена. Я судорожно вздохнула так необходимый мне воздух, от чего сразу же закашляла.

– Тише, тише. – Успокаивал меня профессор.

Холодный воздух сменился на теплый и домашний. Озноб взял надо мной власть, так что тряслась я вся. Профессор это чувствовал и быстро устремился вверх по лестнице в спальню. Что это его дом я поняла по запаху. Его я помню с прошлого единственного визита.

Головная боль прошла полностью, но мне было до сих пор холодно, так что даже пальцев на ногах и руках не чувствовала. Вся пижама была мокрой, в том числе хвост и уши, которые поникли совсем. Волосы свисали сосульками.

Скрипнула дверь, и мы вошли в спальню. Профессор постарался меня поставить на ноги, но эти самые ноги отказывались меня держать. Мужчина выругался и закинул мои руки себе на плечи:

– Постарайтесь поднять руки, Эверн.

Руки плохо слушались, но все же я смогла. В тот же миг профессор одним движением сдернул мне через голову рубашку и, подхватив на руки, уложил на кровать и так же резко снял штаны. Из-за озноба и непослушания рук и ног, я не могла даже прикрыться, а только мысленно смущалась и желала смерти этому извращенцу, ведь под пижамой у меня ничего не было. А профессор, тем времени, опять поднял меня на руки и, сдернув покрывало, уложил под него.

– Вам нужно согреться, но горячая ванна не поможет, это не обычное было озеро, да и головная боль у вас была не обычной.

Но согреться у меня не получалось, все также знобило.

– Не тряситесь. – Он стал тереть меня одеялом. – Расслабьтесь и представьте что-нибудь теплое.

Высунув руку, я вложила свою ледяную ладонь в его руку. Он взял ее и стал растирать, а потом и вовсе поднес к губам и стал на нее дышать.

– Вы должна сами согреться, а то боль вернется.

Я его уже не слушала, а просто лежала и пыталась почувствовать на своей ладони его теплое дыхание, и со времени мне удалось это сделать. Пальцы оттаяли и стали чувствительными. Профессор продолжал греть ее, но уже чуть прикасаясь губами. Они были очень горячими, это я почувствовала сразу, но только и получилось, что ладонь согреть. Меня все еще бил озноб.

– Чтоб тебя…

Норт поднялся, выпуская мою ладонь, и стал раздеваться. Когда остались только одни брюки, он залез ко мне под одеяло и, прижав к себе, стал гладить меня по спине. Осознав, что я лежу головой и упираюсь носом в грудь профессору, по моему телу промчалась волна жара, и теперь я не умирала от холода, а от жара.

– Другое дело. – Проговорил мне норт на ухо. – А теперь засыпайте, вам нужно набраться сил.

– Что со мной было? – Хрипло спросила я.

– Зная особенности магов смерти, вы Эверн можете уходить в астрал и путешествовать. Видать что-то случилось с вашим духом, так как он не мог полностью вернуться. И тут уже другой вопрос, где вы были?

– Я… – в моей голове пронеслись картинки того места, – я не знаю, это была какая-то пещера, в ней каждое мое движение отдавалось болью в голове… – Все также хрипло проговорила я.

– Хм, возможно вы попали под воздействие камня тэхо, он способствует изоляции магии. Эти камни добывают на востоке, в горах и используются в тюрьмах, как пытку, ведь лишение магии существа всегда болезненно. Как же вы оказались в той пещере?

– Не знаю, я думала, что это вообще сон…

Про то, что это была вовсе не пещера, а что-то на подобии камеры, я промолчала…не знаю почему, но не захотела рассказывать.

– И как часто вы вот так путешествуете?

– Это было впервые… – Про бал я тоже умолчала.

– Хм, этим надо будет заняться. Как контролировать это я не знаю…

«Ничего себе, профессор Вэон чего-то не знает!?» – Мысленно удивилась я.

– Но всегда есть выход. Придется покопаться в архивах дворца. – Уже тихо закончил норт.

– А что это было за озеро?

– Озеро «Избавления», оно работает по тому же принципу что и камень тэхо. Так как ваш дух удерживался камнем, мне пришлось вас – настоящую – искупать в озере, чтобы оно блокировало ваше умение и растворило дух. Но если бы вы не согрелись…

– Я бы умерла…

– Уснули навсегда. – Поправил он меня. – Так что я прошу прощение за это.

Он стал выбираться из постели, а я испугалась, что холод вернется, и схватила его за руку, останавливая.

Профессор взглянул на меня и поднял одну бровь в немом вопросе. Мои щеки опалил румянец и все еще хриплым голосом тихо проговорила:

– Не уходите…мне страшно. – И опустила глаза.

Последовала минута молчания, а потом, на мое удивление, профессор залез обратно под одеяло и прижал меня к себе, уткнувшись носом в мои мокрые волосы.

– Спите, адептка Эверн.

И я, правда, уснула, в теплых объятиях, вдыхая запах лесной хвои и осеннего утра. Сейчас мне было спокойно и хорошо. Мысли о том, что я голая и меня обнимает мужчина, который желанный для всего женского общества этого мира, я задвинула на задний план. Мне просто было хорошо в данный момент и с улыбкой, под тихий стук сердца норта я провалилась в сон.

Проснулась я от назойливого солнечного луча, который светил мне в закрытые глаза. Потянувшись в кровати, я поняла, что выспалась и полна сил. Без труда открыла глаза и первым делом увидела эльфийку, которая сидела на моей кровати и смотрела на меня с жалостью.

– Что случилось, Ри? – Спросила я у нее.

– Это надо у тебя спрашивать, Нес. Что с тобой произошло ночью?

И в этот момент я вспомнила все: камеру, головную боль, озеро и горячее тело профессора. Мои щеки сразу залил румянец, а тело охватил жар. Но, затем, я поняла, что лежу в своей кровати и уже одетая.

«Может мне это приснилось?»

– А профессор Вэон приходил?

Подруга кивнула головой в знак подтверждения.

– Он меня унес порталом?

Опять кивок.

– А потом принес обратно? – Уже шепотом спросила я.

– Вот этого не знаю. – Развела она руки в сторону. – Я проснулась, а ты уже здесь – спишь и улыбаешься.

Пришлось рассказать все Ри, ведь щеки мои пылали, хоть спичку зажигай. Подруга это заметила и потребовала подробности.

– Даа…ну ты подруга даешь, – сделала вывод эльфийка, – все у тебя не как у нормальных нортов.

– В смысле?

– Да кто бы упустил шанс? – Подмигнула она мне.

– Какой шанс, Ри! Я при смерти была!

– Ну, ну. – Засмеялась она. – А я то и думаю, чего это ты улыбаешься во сне, а ты, оказывается, смерти радуешься!

– Я маг смерти! Конечно, радуюсь, сейчас возьму и угроблю тебя здесь! И будет мне радость! – Со смехом я запустила в нее подушку.

Посмеявшись от души, подруга спросила:

– Все-таки это было пугающе, Нес, когда ты кричала, потом профессора откинуло от тебя какой-то силой, а потом и вовсе он унес тебя. Я даже не знала, что делать мне? Походив по комнате, решила подождать, ведь профессор – норт знающий много, и обязательно тебе поможет. Потом я еще долго уснуть не могла.

– Прости, Ри. Мне всегда страшно, иногда даже не знаю, что еще я умею делать и как это опасно для меня и окружающих.

– Все хорошо. – Она обняла меня. – Ты научишься, и тогда не будет повода для страха. А теперь одевайся и пошли завтракать.


Завтрак и прогулка по парку Академии помогли успокоиться, но до конца утихомирить свой страх я не смогла. В голове так и проносились те видения, и что-то мне подсказывало, что я не последний раз их вижу, а от этого становилось совсем не по себе. После обеда я стала собираться на встречу с родителями Эмилиона, и сразу настроила себя на то, что мне будет нелегко, так как говорить родителям о духе их ребенка дело не из легких.

Мальчишка встретил меня перед самым домом, как и было обговорено. Для других духов было бы подозрительно, если бы дух мальчика всю дорогу шел за мной, поэтому не стали рисковать. Дом Эмилиона был не большим: два этажа, бежевые каменные стены, подоконники с цветами наружу и темно-красная черепица. Таких домов в округе много, отличались только цветом стен. Постояв перед дверью, я настроила себя на лучший вариант исхода всей этой затеи и уверенно постучала в дверь. Мальчик прошел сквозь стену, решив ждать меня там. Дверь открыла человеческая женщина лет тридцати пяти. По неопрятной прическе и синяками под глазами, я предположила, что это мать Эмилиона. Она была одета в черное свободное платье, показывая, что женщина в трауре.

«Ох и трудно будет…»

Набрав в легкие воздуха, я на одном дыхании поздоровалась с ней:

– Здравствуйте, мисс Лоут.

– Здравствуйте, льера. Чем могу помочь? – Женщина попыталась улыбнуться, но получилось у нее это плохо.

– Я бы хотела с вами серьезно поговорить, но разговор лучше вести в доме, подальше от любопытных ушей. – При этом я обвела взглядом улицу, по которой проходил народ, то и дело, посматривая на нас с интересом.

– Прошу в дом. – Она отстранилась, пропуская меня и, закрыв за мной дверь на щеколду, предложила пройти в гостиную.

Гостиная оказалась небольшой, но уютной, все в пастельных тонах и со вкусом.

– А где ваш муж? – Решила уточнить я. – Разговор будет серьезным, и мне бы хотелось, чтобы вы оба присутствовали.

Мисс Лоут посмотрела на меня настороженным взглядом.

– Он в мастерской, сейчас позову. – И удалилась.

– Уф, надеюсь, все пройдет спокойно, и меня не выставят за дверь. – Тихо проговорила я.

– Родители еще в глубоком трауре. – Так же тихо сказал Эмилион, который сел на диван рядом со мной. – Может надо было прийти чуть позже?

Я покачала головой:

– Нет, я не хочу, чтобы ты мучился. Да и родителям станет намного лучше, вот увидишь! Главное чтобы все получилось…

В гостиную зашла мисс Лоут, а за ней и мужчина, ее муж – мистер Лоут. Он был явно старше жены на лет десять. Его темные волосы с сединой были убраны в конский хвост, лицо со щетиной и такие же уставшие и грустные глаза. Они молча сели напротив меня и все также молча показали мне, что они готовы выслушать о том, что я хотела им поведать. И первое, что я хотела сделать, так это перестраховаться:

– Мистер и миссис Лоут, прежде чем перейти к главному разговору, я хотела бы от вас услышать обещания, что этот разговор останется в секрете, и больше никто не будет знать о нем.

Ответила женщина:

– Конечно, льера. Все будет так, как вы хотите.

– Вот и хорошо. – Улыбнулась им, и уже потом серьезным голосом, стала им рассказывать о главной причине посещения их дома. – Я бы хотела узнать, вы когда-нибудь слышали о магах смерти?

На этот раз ответил мужчина:

– Да и я даже встречался с одним из них. – Проговорил он басом. – Но при чем тут они и мы?

– Видите ли, у магов смерти есть такое умение – как видеть и слышать духов умерших.

Мать мальчика прикрыла рот ладошкой и изумленно посмотрела на меня, а потом перевела взгляд на мужа.

– К чему вы это, льера? – Нахмурившись, спросил мистер Лоут.

– К тому, что я – маг смерти! И я разговаривала с вашим сыном. – Выпалила я на одном дыхании.

Мисс Лоут не выдержала такой информации и, уткнувшись в грудь мужчины тихо заплакала. Мистер Лоут сжал кулаки и взглянул на меня с раздражением и обвинением, как будто это я убила их сына.

– Льера, с таким не шутят! Я видел мага смерти, и вы совсем не похожи на него. – Проговорил он, четко разделяя слова. – У нас горе, а вы являетесь в наш дом и говорите, что вели разговор с нашим умершим сыном.

– Я понимаю, как это звучит, но я наоборот хочу вам помочь и вашему сыну!

– Нашему мальчику уже ничем не поможешь! – Повысил он голос и встал на ноги. – Уходите, льера, пока я охрану не вызвал!

Я не сдвинулась с места, мало того, уже сама смотрела на него с обидой.

«Никто меня не воспринимает всерьез!»

Моя внешность только и подходит для целителей, но не для самого опасного мага. Закрыв глаза, с какой-то отстраненностью я почувствовала, как на груди запульсировала отметка магии, соглашаясь с моим недовольством. Когда я взглянула опять на мужчину, он уже тихо сидел на своем месте и со страхом смотрел на меня, а его жена, перестав плакать, выглядела не хуже мертвеца – такая же бледная. Да, он меня разозлил, и видать внешность моя изменилась.

– Теперь вы мне верите? – Я вздохнула, чтобы усмирить поток. Они синхронно кивнули. – Так вот, мистер и миссис Лоут. – Заговорила я, добавив в голос деловые нотки. – Ваш сын находится сейчас здесь в этой комнате. – И показала на место справа от себя. – Дело в том, что он не может уйти за грань и скорей всего это из-за вас.

Они смотрели на меня непонимающими глазами.

– Он застрял здесь, в мире живых, и испытывает муки, так как для духов здесь не место. Но из-за какой-то причины его дух не может уйти за грань и обрести покой. И надо понять, как ему помочь.

– А откуда мы знаем, что это наш сын? – Дрожащим голосом спросила женщина.

– Духа зовут Эмилион, он привел меня к вам и для подтверждения рассказал о том, что знаете только вы – в раннем детстве у него был воображаемый друг Еля. Это так?

Она кивнула, а на глазах опять появились слезы.

– Обычно духи застревают из-за невыполненного дела, обещания, но тут мне кажется другая причина. – Продолжила я. – Есть какие-нибудь предложения? Может ссора, обида, просьба?

Оба родителя молчали, да и у меня, если честно, идей не было. Обычно духи сами знали, из-за чего застряли в мире живых.

– Наш малыш был тихим мальчиком, ни с кем не ссорился и вел себя прилично.

Я перевела взгляд на Эмилиона, и он подтвердил слова матери.

– Хм… – Идеи не приходили в голову.

– Льера, может быть вам поможет ваша магия. – Тихо проговорил Эмилион.

– Каким образом? – Удивилась я его предложению.

– Простите? – Это подала голос мисс Лоут.

– Это я с вашим сыном общаюсь, он предлагает воспользоваться магией, но я только учусь, и как это сделать не понимаю.

– Я чувствую, что связан с вами, льера. – Продолжил мальчик. – Я вижу черную нить, может и вы что-нибудь почувствуете?

«Хм, а мальчик не так уж и глуп. Возможно, он и прав. Что если я как проводник пойму, что его удерживает».

После этой мысли я закрыла глаза и прислушалась к себе, и Эмилион оказался прав, насчет его связи со мной, я чувствовала нить и даже смогла ее мысленно потрогать. Дотронувшись до нее, я услышала тихий звук натянутой струны низкой тональности, а через считаные секунды почувствовала и другую нить, ведущая к матери мальчика. Она была не такой толстой, едва видной, но раз была, значит, причина, может, связана с ней. Прежде чем я успела задать вопрос мисс Лоут, в моих ушах раздался еще один звук, как будто поскребли чем-то острым по стеклу, неприятно одним словом, и, повернувшись в сторону, откуда он был издан, увидела еще одну нить, которая вела к стеклянной статуэтке в виде пегаса.

«О…а это интересно…»

Не говоря не слова, я подошла к каминной полке, на которой стояла статуэтка, но взять я ее не успела.

– Льера, прошу вас, будьте осторожны с этой статуэткой.

Я вопросительно посмотрела на женщину.

– Видите ли… – она подошла ко мне и провела длинными пальцами по крылышкам пегаса, – это статуэтка нашего сына, ему ее подарила бабушка, которая очень любила внука. Эмилион не расставался с ней, даже когда погиб. – На ее глазах появились слезы, а нить, связующая меня и мальчика загудела.

«Бинго! Дело в статуэтке!»

– Может, еще что-то вы хотите рассказать о ней?

Мисс Лоут, смахнув слезы с глаз, с печалью в голосе ответила:

– Да…во время похорон, эту статуэтку должны были закапать вместе с нашим мальчиком, но я не смогла…эта единственная вещь, которая хранит память о сыне. – Женщина не выдержала и расплакалась окончательно. Погладив ее по плечу, проговорила:

– Эта статуэтка должна находится на кладбище, рядом с Эмилионом. Именно она не дает ему покоя, вернее ваше несогласие через статуэтку. Поймите, ему сейчас очень тяжело. Я впервые встречаю духа-мальчика…я не смогла пройти мимо него, в его глазах отражается только мука, и будет его грызть вечно, если не отпустите его. Да, терять тяжело…но жизнь не стоит на месте…и время лечит…

Мистер Лоут, что сидел все это время молча, вдруг поднялся и, подойдя к жене, обнял ее за плечи.

– Пойдем, дорогая, надо отнести игрушку нашему сыну.

Слова прозвучали мягко и успокаивающе, как будто ничего и не было, ни горя, ни потери. Она кивнула и взяла в руки пегаса.

– Льера, вы с нами? – Спросил меня отец мальчика.

Я только кивнула.

Шли мы минут тридцать до кладбища. До выхода из дома, я сказала Эмилиону чтобы он бежал вперед, так как его рядом не должно быть, я все еще боюсь внимания других духов. Когда мы дошли до могилы, миссис Лоут опустилась на колени и дрожащими руками опустила статуэтку на замерзшую землю перед надгробием. В следующую минуту произошло две вещи: во-первых, дух мальчика засветился белым сиянием, ослепляя меня, а, во-вторых, нити связи оборвались, издав звук приглушенного хлопка. Одним словом, мне пришлось зажмуриться и закрыть уши, хоть это наоборот усилило ощущения еще больше. Когда звук и сияние исчезли, я услышала у себя в голове голос мальчика «Спасибо», а затем меня в мир живых вернул звук облегчённого вздоха женщины. Я открыла глаза и увидела, как мужчина обнимает свою жену, которая плакала, но уже с улыбкой на губах.

«Вот и все…»

Я хотела уйти потихонечку и не мешать идиллии, но женщина остановила меня:

– Льера, я не знаю, как вас отблагодарить…теперь я чувствую, что с моим мальчиком все в порядке, мне кажется, что я даже слышала его шепот…он сказал, что любит нас и всегда будет в наших сердцах… – Она уткнулась лицом в грудь мужа, а тот стал ее гладить по волосам.

– Если бы вы не трогали статуэтку, вы бы это почувствовали и смирились с потерей намного раньше, но так как он испытывал боль, вы тоже это ощущали, как мать… Но, сейчас все хорошо, он ушел и его душа сможет переродиться.

Мы еще чуть-чуть постояли над могилой, а потом молча пошли обратно, но уже с легкостью на душе. Около их дома мы распрощались, напомнив им, чтобы умалчивали об этом случаи, а затем я отправилась обратно в Академию.

«Надеюсь, что на ужин еще успею…все-таки магией я пользовалась, да еще после тяжелой ночи, так что сейчас была не в лучшей форме и желала только три вещи: поесть, помыться и поспать».

Когда стены Академии показались на горизонте, я почувствовала какую-то тревогу. Огляделась по сторонам, но ничего и никого не увидела, но чувство не отпускало меня до самых ворот. Перешагнув границу, тревога ушла.

«И что это было?»

Усталость накатила второй волной, и пришлось выкинуть все переживания из головы, чтобы все силы пустить на путь к столовой и общежитию.

«Об этом подумаю потом, а может от усталости и вовсе показалось…».

* * *

Учебная неделя началась не очень удачно. Во-первых, профессор Мерн опять начала меня выводить из себя. То ей не нравится, как я держу колбу, то, как я смешиваю травы, да и вообще мое существование в этом мире. Все чтобы я не делала – ей не нравилось. Во-вторых, этикет. У нас начались очередные танцы, и так получилось, что моего партнера перевели в другую Академию, и в данный момент мне не хватало пары. Поклоны и повороты я учила одна, стоя в сторонке, а вот станцевать полностью танец, так сказать для закрепления мне было не с кем.

– Адептка Эверн, сходите пока в канцелярию к мисс Роуд и принесите пять подъюбников для тренировки, все равно стоите и ничего не делаете.

Понурив уши и вздохнув, отправилась в канцелярию. Мисс Роуд встретила меня не менее радушно, в принципе, она со всеми не очень вежлива и, получив запрашиваемые предметы, решила побыстрее ретироваться из этого кабинета. Всю дорогу я смотрела себе под ноги, не замечая ничего вокруг.

«Что-то за эти два дня совсем скисла».

Зайдя за поворот, я с кем-то столкнулась и, не поднимая головы, извинилась и уже решила идти дальше, как меня придержали за локоть.

– Адептка Эверн, почему вы не на занятиях?

От этого голоса я еще больше прижала уши к макушке и, подняв голову, заглянула в зеленые глаза декану.

– Мисс Наритейн просила принести подъюбники для тренировки, ведь я тренироваться танцу не могу, и делать мне нечего, а так вроде и пользу приношу.

– Почему не можете тренироваться? – Не унимался профессор Вэон.

– Моего партнера перевели в другую Академию на прошлой недели, так что некому меня вести в танце. – Со вздохом закончила я оправдываться и опустила голову.

– Даже так? Хм, пойдемте. – Он потащил меня в танцевальный зал, где проходили тренировки. Я еле успевала ногами перебирать, чтобы не упасть.

Когда мы появились в зале, все пары замерли и уставились на нас.

– Профессор Вэон, что-то случилось? – Спросила мисс Наритейн, переводя взгляд с меня на профессора.

– Нет, мисс. Хотел бы узнать, какой танец вы сейчас разучиваете?

– Вальс Меорна. – Непонимающе что происходит, ответила преподаватель.

– Меорна, значит, – задумчиво проговорил профессор, – хорошо.

Он забрал у меня подъюбники и передал их мисс Наритейн, которая автоматом их взяла, а затем снял пиджак и повесил его на вешалку около двери. Схватил опять меня за мой страдальческий локоть и потащил в центр зала. Притянув к себе, встав в начальную позу танца, и уверенно проговорил:

– Включайте музыку, мисс Наритейн, и начинаем урок.

У всех находящих в зале от удивления вытянулись лица.

– Поторопитесь, мисс, а то не успеем закрепить танец.

Преподаватель поспешила к граммофону и запустила пластинку, а я с недоумением взглянула на профессора.

– Не смотрите на меня так, адептка Эверн, я всего лишь забочусь о вашей учебе. – С самым серьезным лицом проговорил профессор.

А дальше мне уже было не до недоумений и непониманий, так как я поняла, что совсем не умею танцевать этот вальс. Все мои движения, повороты и приседания желали лучшего. Да, профессор танцевал отлично и вел превосходно, но…

– Адептка, расслабьтесь и получайте удовольствие от танца.

– Это трудно сделать, профессор. – Он крепче прижал меня к себе и спросил почему. – В моем мире танцы это больше как хобби, чем обязанность уметь это делать. Естественно я ни разу не танцевала, только вот полгода и имею практики за плечами. Но этого как видно мало.

– Да, наши дети учатся с рождения… – Проговорил профессор, смотря вперед поверх моей головы, а затем взглянул на меня и улыбнулся. – Просто доверьтесь мне.

И я доверилась. А что мне еще оставалась делать? Но уже через минуту поняла, что танцевать можно и не уметь, главное чтобы партнер умел это делать. Профессор взял все в свои руки, в том числе и меня. Закружил по залу с какой-то новой грацией, которая позволяла мне с легкостью выполнять все па данного вальса. Я уже не о чем не думала, позволив профессору взять надо мной лидерство, и это было незабываемое ощущение. Невольно я вспомнила бал, где мы танцевали с Тилом. Профессор Вэон обнимал меня также как и принц, уверенно и с какой-то нежностью, но цвет изумрудных глаз и серьезное лицо профессора говорили, что передо мной не тот норт, но запах лесной хвои и осеннего утра стирал эту границу. Страх и неловкость вытеснялись чувством желания быть как можно ближе к этому норту, и когда я в очередной раз посмотрела в глаза профессору, увидела в них такую же жажду. По моему телу прошлась волна жара, стала невыносимо душно, еще чуть-чуть и нечем будет дышать. Профессор крутанул меня, а затем наклонился и оставил невесомый поцелуй на моей руке. Когда он выпрямился, я поняла, что музыка закончилась, и вся мужская половина склонилась в поклоне для поцелуев руки своих дам. И только мы уже стояли и смотрели друг на друга, я вздохнула полной грудью, унимая жажду.

– Молодцы, адепты! – Подала голос мисс Наритейн. – Урок окончен! И вам спасибо профессор, что не оставили адептку Эверн без пары.

– Мой долг помогать адептам моего факультета, мисс Наритейн. – Ответил он ей чуть хриплым голосом, при этом смотря на меня, а затем резко развернулся и покинул зал.

Я пришла в себя, только когда проходящая мимо эльфийка зацепила меня плечом.

«Блин….» – зажмурив глаза, помотала головой, отгоняя наваждение. – «Я воспользовалась зовом, а профессор даже ничего не сказал…какая я дура! Почему этот норт так действует на меня!?»

На этот вопрос я не знала ответа… действительно, почему я испытываю такие сильные чувства к профессору? После разговора в его кабинете я поняла, что я его не интересую как женщина, и мне тогда стало даже легче от этого. Но сейчас…что изменилось?

Подождав, пока все выйдут из зала, поплелась в общежитие. Занятия закончились, и можно отдохнуть, а потом уже заняться домашним заданием. За этот день произошло много событий и, идя по аллее, я не обращала ни на что внимания, а как оказалось зря. На полпути к общежитию меня снес с ног самый настоящий ураган! Не успела я и глазом моргнуть, как лежу на снегу, а сверху на мне какой-то парень. Отплевываясь от снега, попыталась его с себя спихнуть, но безрезультатно. Парень тоже был не рад нашей пламенной встречи и, ругаясь неизвестными мне словами, наконец-то сполз с меня. Поднявшись, он отряхнулся и свысока посмотрел на меня с осуждением, а я на него непонимающе, что происходит, и почему сегодня мне так не везет.

С каким-то раздражением парень вздохнул и протянул мне руку.

– Я же кричал «Осторожно»! В каких облаках ты летала в этот момент?

Я ничего не ответила, а просто отряхнулась и пошла дальше. Не было у меня настроения выяснять отношения, но отойти далеко мне не дали.

– Эй, ты чего, обиделась? Сильно ушиблась?

«О, он может быть вежливым?».

Присмотревшись, я поняла, что это дракон. Белые волосы с синими прядями были чуть ниже плеч и имели стрижку на подобии нашей «лесенки», спереди короче, чем сзади. Красивое бледное лицо с белыми бровями и ресницами. Цвет глаз рассмотреть в сумерках я не смогла, и это печально, так как все драконы имели специфический цвет глаз. Он был выше меня на полголовы, что позволяло мне не задирать свою голову, чтобы его рассмотреть.

– Со мной все нормально, просто задумалась и не услышала предупреждения. – Ответила я ему.

Он облегченно выдохнул.

– Вот и славно. – Мне подарили очаровательную улыбку. – Прошу прощения, льера, за то, что произошло.

– А что вообще произошло то? – Решила уточнить, раз далась возможность.

– Тренировался в левитации и немного не справился с воздухом, поэтому налетел на тебя. Кстати, – он положил правую руку на сердце и чуть поклонился, – мое имя Таер Луир, я дракон из рода Лазурных драконов.

– Очень приятно, Таер.

«Ну, хоть имя нормальное».

– Меня зовут Инесса Эверн…

– Твое имя я знаю, да и о тебе много чего слышал. – Перебил он меня. – Норт с милой внешностью и с магией смерти. Позволишь мне называть тебя Нес?

Я была удивлена, хотя…тот инцидент с профессором Мерн, чтоб ее, все еще сплывает в разговорах адептов Академии, поэтому удивлении мое было не долгим.

– Так уж и быть. – Теперь я очаровательно ему улыбнулась. – Значит маг воздуха?

– Он самый.

– И можешь летать в человеческом обличии?

– Пока что учусь. В Академии этому не обучают, но самим пробовать не запрещают.

– А как же запрет на использовании и тренировки магией вне стен тренировочного зала?

– У пятого курса есть свои привилегии. – Выкрутился Таер.

– Так ты еще и пятикурсник… Значит знаешь Оникса?

– Знаю, только он учится на боевом факультете, а я артефактор.

– Оу…но ты же владеешь магией воздуха, почему не на боевом?

– Одним воздухом мало кого убьешь…

– Меня чуть не угробил. – Рассмеялась я.

– Не преувеличивай! Не мое это – убивать, да и создание артефактов мне нравится больше.

– Хорошо, хорошо. – Успокоила я его. – Слушай… – Я улыбнулась в предвкушении. – Ты же у нас дракон.

– Ну да. – С подозрением взглянул он на меня.

– Тут такое дело, я еще ни разу не видела драконов в их истинном виде.

– И? – Еще более подозрительно проговорил он.

– Можешь побыть моим первым впечатлением? – Тихо попросила я.

Ответом мне было молчание и задумчивый взгляд.

– Таер? Ты еще здесь? – Поводила я рукой перед его лицом, когда молчание затянулось.

– Здесь. – Почему-то хрипло проговорил дракон.

– Что не так?

– Все так, – ответил он, все еще задумчиво смотря на меня, – Хорошо, я покажу тебе дракона. Когда ты хочешь?

Я радостно захлопала в ладоши. Оникса я просила много раз, но он как-то не соглашался на это и все время странно смотрел на меня при моей просьбе, даже не знаю почему, толи не хотел, толи из-за Ри. Но тут, когда рядом стоит Таер, мне безумно захотелось увидеть именно его дракона.

– Хм, а давай сейчас? А то вдруг передумаешь.

Он удивленно приподнял правую бровь.

– Сейчас…хорошо, пошли на полигон.

В предвкушение я сама потянула его за руку к полю, где проходили физические тренировки. Всю дорогу Таер молчал и смотрел вперед, над чем-то размышляя. Спрашивать его об этом не рискнула, вдруг еще передумает, и не видать мне дракона.

Когда мы дошли, уже совсем стемнело. Полигон был без освещения, но созданные светящиеся сферы Таером, достаточно хорошо развеивали темноту.

– Стой тут. – Впервые подал голос он за наш путь к полю.

Я послушно остановилась и приготовилась к представлению. Мне было даже немного страшно, ведь фантазия уже рисовала огромного ящера, который одним движением может меня проглотить.

«А если он на самом деле съест меня… может поэтому Таер такой задумчивый…подписалась на верную смерть! Пффф, да не…Ри же летала на драконах, но может те мирные, как их там – изумрудные, а лазурные дикие…».

Додумать и сделать вывод я не успела, так как после короткой, но ощутимой вспышки передо мной стояло потрясающее существо: огромное, метров шесть в высоту. Если бы я заранее не знала, что это дракон, то бы не догадалась. Только морда ящера с наростами в виде острых шипов от самого клювоподобного носа и до самого основания длинных чуть изогнутых назад рогов, и мощный, чешуйчатый длинный хвост с шипами на конце, говорили о тех драконах, которые я себе представляла. Вместо перепончатых крыльев у него были обычные – перьевые, красивые большие крылья. Только основание их, длинная шея, грудь и лапы были покрыты мелкими, переливающими в свете сфер, чешуйками бело-синего цвета. Все остальное покрывали перья такого же цвета. Я от изумления даже рот открыла, а это – шестиметровое чудо, прищурив свои серые с белыми вкраплениями глаза, двинулось в мою сторону. Инстинкт самосохранения дал о себе знать, и я с криком побежала назад к Академии.

«Боже, только бы не съели…»

Удача покинула меня на первой же замершей лужи, и я полетела кубарем на расчищенную от снега землю. Дракон настиг меня моментально, придавив когтистой лапой.

«Все, увидела чудо напоследок и хватит».

Я зажмурила глаза, приготовившись к смерти, но ничего не произошло. Минута, а я все также лежу на холодной земле, а сверху меня придавливает огромная чешуйчатая лапа. Давила она не сильно, и вздохнуть я смогла спокойно. Осилив страх, я открыла глаза. Дракон возвышался надо мной, и с какой-то усмешкой в глазах смотрел на меня.

– Я смотрю, у тебя уже в привычку вошло на меня наваливаться. – Задвинув страх, попыталась столкнуть его лапу, и у меня даже получилось это сделать, не без его помощи конечно. Но, не успела я подняться, как этот нахал ткнул меня в грудь и по инерции я опять завалилась на землю, больно ударившись пятой точкой.

– Ах, ты… – Да, ругаться нельзя, но тут как-то само вылетело из уст.

Отодвинув наглую морду, которая лезла поластиться, я наконец-то поднялась и отступила от этого ящера. Пришлось даже руки вперед вытянуть, показав ему, чтобы не приближался. Дракон послушно замер на месте и с интересом стал наблюдать за мной, а я, отряхнувшись и осмелившись, на этот раз сама подошла. Все-таки красивые эти существа – драконы. Конечно, из-за больших габаритов они выглядят устрашающе, да еще эти шипы, и зубы…брр, но восхищение вызывают моментально. Ожидала я увидеть другое, но этот дракон мне очень понравился, этакая большая птичка. Я обошла его по кругу, дотрагиваясь то к крыльям, то к хвосту, пыталась не упустить все детали, даже залезла под крыло и посмотрела насколько мощные и сильные мышцы этих крыльев. На страх и риск я решила дернуть одно перышко, но оно не поддалось, а дракон, издав рык, одним прыжком отодвинулся от меня.

– Прости…

На самом деле я не испытывала вины, а с тем же любопытством двинулась обратно к дракону. Магические сферы летали вокруг дракона, освещая и делая его еще более сказочным.

– Ты не представляешь, насколько ты красивый. Я даже слов не могу подобрать. – С детским восторгом сообщала я ему, когда гладила шипы на его морде.

Он прикрыл глаза, и меня окутало теплое сияние. Секунда и вот я уже прикасаюсь не к чешуйкам, а к мягкой и бархатной белой коже лица. Таер стоял очень близко и обнимал меня за талию.

– Мне лестно слышать такие комплементы, льера. – Проговорил он таким же бархатным голосом, чуть мурча.

Я отдернула руку и отступила на шаг. Дракон не удерживал меня.

– Спасибо тебе, Таер. Твой дракон и правда потрясающий, но это слишком.

– Но ты же меня с удовольствием гладила. – С улыбкой сказал он.

– Я гладила дракона. – Мои щеки стали гореть.

– А я кто? – Непонимающе спросил Таер.

– Сейчас ты больше на человека похож.

Дракон рассмеялся.

– Нес, я и дракон одно целое. – С усмешкой проговорил он. – Нет второй сущности, только внешность меняется. – Он подошел ко мне и щелкнул меня по носу. – Все что ты делала с драконом, ты делала со мной. – Сказал он мне, чуть наклонившись к моему лицу, и воспользовавшись моим шоком дернул меня за волосы.

– Ай…

– Это тебе за перо. Не вздумай так больше делать, мы не теряем перья как птицы. Только раз в год при линьке.

– Угу.

– Ладно, пошли, а то уже совсем стемнело. Завтра на занятие.

«И точно! А еще уроки делать!»

Догнав Таера, я все-таки решила уточнить одну вещь.

– Слушай, Таер, а над чем ты задумался, когда я тебя попросила показать дракона.

Он отвернул голову и тихо проговорил:

– Если девушка просит показать дракона, она сообщает о том, что как бы не против провести ночь вместе.

Я резко остановилась, как будто на невидимую стену наткнулась, и охрипшим голосом спросила:

– Но ты же не думаешь, что мы это…того?

Он хмыкнул:

– Нет, я сразу понял, что ты чисто из-за любопытства просишь меня, и поэтому мне самому интересно стало почему, и почему не знаешь элементарных вещей. А то, как ты удивлялась моей второй внешности, я вообще молчу. – И опять рассмеялся.

Я не выдержала и заехала ему локтем в бок, но он схватил меня за него и, крутанув, захватил в свои объятия.

– Так почему, Нес? – Уже более серьезно спросил он.

А я…а я наконец-то увидела цвет его глаз. Они были такого же цвета как и у дракона: серые как ртуть с белыми вкраплениями, и блестели в свете сфер как бриллианты.

– Они потрясающие… – Завороженно проговорила я.

– Прости? – Не понял смены темы дракон.

– Твои глаза…

– Таакк…понятно. – Он встряхнул меня за плечи. – Инесса, вот только не вздумай в меня влюбиться! – Со всей серьезностью проговорил он.

Я впала в ступор.

«Влюбиться? В него? Пффф…он, конечно, красивый, но не поразил меня с первого взгляда».

Отвоевав свои плечи из его цепких лап, со смехом проговорила:

– Даже и не думала, Таер. Меня просто удивляет твоя внешность, и все.

– Правда? – Не поверил он мне.

– Правда, правда! Да расслабься ты! – Я хлопнула его по плечу. – Пошли, а то так и не дойдем.

Смерив меня еще раз неверующим взглядом, двинулся дальше.

– А что насчет незнания элементарных вещей…так кто ваши традиции знает, – пожала я плечами, – все невозможно знать. А на ошибках учатся…

– Вот именно, что ошибка! Скажи спасибо, что ты от меня это узнала, другой бы уже давно залез к тебе под блузку.

– Но-но, себя в обиду не дам! – Указала на него пальцем.

– Уже понял. – Хмыкнул он. – Но на будущее, не стоит бежать вперед, не узнав о чем просишь.

Я только кивнула.

– Но ты полностью не ответила на вопрос. Да и твое удивление было реальным, значит, драконов ты еще не видела. Где же ты жила, раз так получилось?

– Эмм, далеко, очень далеко…

– Не хочешь говорить?

– Нет.

– Что ж, требовать не имею права. Сама расскажешь, если захочешь.

– Спасибо, Таер. За то, что дракона показал и не воспользовался моим незнанием, и за то, что не требуешь объяснений.

Он потрепал меня за уши.

– Такое чувство, как будто ты еще ребенок, Нес.

«Опять двадцать пять»!

– Во-во, и губки надуваешь как ребенок. – И опять рассмеялся.

Смех на этот раз был заразительным и, не удержавшись, я тоже рассмеялась. Когда мы подошли к главному корпусу, мы еще смеялись, и в таком виде нас застал декан боевого факультета.

– Адептка Эверн, позвольте узнать, почему вы разгуливаете ночью с адептом Луир?

Хотелось ответить ему что «не позволю», но меня опередил Таер.

– Позвольте мне узнать, профессор, почему вас интересует, с кем проводит время Инесса?

Я удивленно посмотрела на дракона, а потом на норта. Они стояли и бросали друг на друга серьезные взгляды, причем Таер еще и руки скрестил на груди, и, не смотря на то, что профессор был его выше как по статусу, так и в росте, дракон с вызовом принял его взгляд. Еще бы добавить молний из глаз, и была бы картина «противостояние» со спецэффектами.

– Адептка под моим личным присмотром, адепт Луир. С ее способностями это необходимо. Может получиться и так, что вас придется спасать. – С каким-то раздражением ответил профессор.

Таер приподнял одну бровь, не веря, что я могу причинить кому-нибудь вред.

– Иди, Таер. Все будет хорошо. – Сказала я дракону.

Бросив на профессора предупреждающий взгляд, Таер кивнул мне и двинулся в сторону мужского общежития, а я осталась одна на съедение черному лису.

– Я жду ответа.

От всей этой ситуации мне захотелось смеяться, и с какой-то шальной мыслью проговорила:

– Дракона смотрела.

– Вы попросили адепта Луир показать дракона, я правильно вас понял? – Сжав кулаки, спросил он.

– Правильно, профессор.

– И как вам дракон, адептка?

– Потрясающий, профессор.

– Достаточно. – Рыкнул он на меня. – Идите в общежитие и не забудьте, что у нас с вами завтра дополнительное занятие!

А затем он резко развернулся и быстро скрылся за дверью главного корпуса.

«И что это было? А я еще жаловалась, что депрессия на подходе…какой уж там».

Пожав плечами, я отправилась в общежитие, необходимо еще к завтрашнему дню подготовиться, и что-то мне подсказывает, что профессор Вэон завтра будет не в духе.

«Может зря я с ним так…»

Но, как обычно, умные мысли приходят слишком поздно.

«Я проспала!»

Это была моя первая мысль, когда я, как ошпаренная, вскочила с кровати, увидев на часах стрелку, которая показывала без десяти минут начала первого урока но, взглянув на соседнюю кровать, где сладко сопела эльфийка, в мою голову прорвалась вторая мысль:

«Мы проспали!»

Подбежав к Ри, начала ее трясти и попутно одевать прихваченные брюки и блузку.

– Ри! Вставай! Мы проспали! – Мой голос выдавал все ноты паники.

Лицо подруги скуксилось, но секунду другую и уже она, как ужаленная, подскакивает на ноги и с воплями бежит в ванную.

«Какая ванная! Тут бежать уже надо, хоть голой! Что будет…»

Захныкав, вспомнила слова ректора, когда одному адепту взбрело поспать подольше:

«Запомните, адепты – прогул карается строгим наказанием, и поэтому, если вам дороги нервы, постарайтесь не допускать пропусков!»

Ректор был злым, а адепт, стоявший рядом с ним, имел вид висельника, ждущего казнь.

«Нее, злой дракон это страшно и быть причиной его злости ой как не хочется! Ууу»

Заныв еще больше жалобным голосом проорала:

– Ри! Выходи! И так уже на пятую точку проблему нашли…

Из общежития мы с ней выбежали, как будто за нами гналась орда орков. И я не преувеличиваю! Быть наказанной драконом-ректором может быть не хуже кучи орков жаждущих твоей смерти. Но, как бы мы не старались, (хотя, льер Хар оценил бы нашу утреннюю пробежку), на занятие мы опоздали на целых шесть минут.

Аудитория была заполненная, и только наши два сиротливых места выделялись на фоне удивленных нашим опозданием адептов. Профессор целительства Морвен Сирдан, был тоже удивлен, но со злым блеском в глазах. Я хотела поприветствовать профессора, но стояла и как рыба хватала воздух ртом после бега, эльфийка не отставала от меня.

– Не ожидал от вас, адептки Накилон и Эверн, такого промаха. – Проговорил сдержанным голосом эльф и, отойдя от кафедры, приблизился к нам. – Я отправил весть о вашем отсутствии ректору, так что он вас ждет в своем кабинете. Ступайте! – Рыкнув, он вытолкнул нас за дверь и с вздернутым подбородком закрыл ее.

«Вот так встреча…»

Я была в шоке, никогда не видела профессора Сирдан таким высокомерным.

«Вроде всегда был вежливым, или тут дело не только в нас…»

Помотав головой, взглянула на Ри. Она, кстати, тоже была в шоке и круглыми глазами смотрела на дверь.

– Пойдем к ректору? – Прохрипела я ей.

Она не ответила, а только опустила голову и дала мне руку в манере «Веди, сама я от страха не дойду». Мне тоже было страшно, чего стоит один взгляд ректора, который порой вгонял меня в страх. Хоть он и был моим личным профессором по медитации, этого было не достаточно мне порой его не бояться. Аура у него очень сильная, подавляющая…

Путь к кабинету ректора мы преодолевали очень долго, с неохотой, но рано или поздно приходится платить по счетам, так и перед нами предстал кабинет дракона. Секретарша уже ждала нас и с каким-то упреком отправила к ректору, чуть укоризненно покачав головой на наш испуганный взгляд.

«Блин…и надо было умудриться проспать…ну да, сидели мы с Ри допоздна, учили, но это ведь не в первый раз? Почему проспали? Помню только, как все закончили, попили чай и сразу легли спать». Зайдя в кабинет, где за столом сидел нахмуренный ректор, я только тогда поняла, что проспать мы просто так не могли. Да и ночь я не помню, значит, очень крепко спала…»

– Присаживайтесь, адептки. – Ворвался голос дракона в мои мысли.

Ри, на трясущих ногах, можно сказать, свалилась на один из стоящих в кабинете стульев. Я же, уже придя в себя после первого шока, спокойно прошла ко второму и села, положив руки на колени.

– Я не ожидал, да и вообще не думал о таком, что вам придется посетить мой кабинет из-за такой причины. И поэтому, – он обвел нас строгим взглядом, на что эльфийка гулко сглотнула, – я выслушаю причину, прежде чем давать наказание.

Если честно, у меня идей не было, даже если проспали мы и не по своей вине, но доказывать и оправдаться не хотелось. Да и глупо…Я посмотрела на Ри и оценила бледную кожу, еще чуть-чуть и обморок обеспечен, поэтому инициативу взяла я:

– Мы проспали.

Правая бровь на лбу дракона изогнулась, не поверив такой причине нашего отсутствия на занятиях, но, не дождавшись от нас больше и слова, вторая бровь присоединилась к своей соседке.

– Можно узнать причину, почему вы проспали?

– Сидели допоздна и учили лекции. – Тихо ответила я.

– Хм, я могу предположить, что и раньше вы занимались со своей соседкой допоздна, адептка Эверн, и это не было причиной опаздывать на занятия, я прав? – Я смогла только кивнуть под этим черным взглядом. – Но другой причины нет? – Моя голова отрицательно мотнула из стороны в сторону. – Что ж…

Ректор откинулся на спинку кожаного кресла и потер переносицу.

– С учетом того, что вы являетесь отличницами первого курса, и за вами не наблюдались другие нарушения правил, наказание я смягчу, но чтобы это было в последний раз! – Он выдвинул один из ящиков стола и достал толстую папку на шнуровке.

Минуты три дракон перебирал содержимое этой папки, хмурясь с каждым листком все больше.

«Видать легких наказаний у него не бывает».

– С грустью подумала я.

Но поиски его все же закончились и, убрав папку назад в стол, предварительно вытащив оттуда один листок, строгим голосом проговорил:

– Ваше наказание состоит в следующем, – секундная пауза, которая для эльфийки могла стать смертельной, – у профессора Стэрлока, который преподает лекции по созданию артефактов, не хватает свободных рук, которые бы помогали сортировать и убирать по нужным местам вещи и предметы для артефактов.

Мы с Ри одновременно вздохнули, а ректор продолжил:

– Рано радуетесь, адептки. Каждый предмет уже магически заряжен и если вы не правильно возьмете или слишком резко дернете – можете остаться без руки, а может еще и хуже.

«Без руки? Куда еще хуже? Лучше вообще сразу и окончательно! Что же это за наказание такое, которое может убить?»

Меня переполняли эмоции, которые, наверное, отразились на лице, на что дракон ответил:

– Профессор вам все расскажет и покажет. Вы умные и не будете поступать не обдуманно. Это самое легкое наказание и всего две недели. А теперь ступайте на занятия, и впредь, чтобы я вас больше не видел в своем кабинете за нарушения правил Академии.

Повторять нам дважды не пришлось, и вылетели из кабинета за считанные секунды.

– Уф… – Ри наконец подала голос. – Нам очень повезло.

«Две недели…»

– Нес? – Она помотала рукой перед моим лицом. – Ты чего?

– Да…две недели это много…

– Ты что, это мало! Обычно наказание на месяц дают, чтобы сразу отшить желание нарушать правила! Так что выше нос и не забудь поблагодарить Высших за милость. А теперь побежали, пока и на зельеварение не опоздали.

«Может подруга и права в чем-то, но две недели…когда отдыхать то? А учиться?…»

Этот день стал наш! Вернее, это наши персоны стали темой для обсуждения и сплетен в Академии, и чем дальше, тем хуже. Простая отговорка, что мы проспали, не стала актуальной и интересной, а вот причины, почему мы проспали, придумывались быстрее, чем пришло время идти в столовую обедать и ловить на себе ухмылки и смешки.

Сидя за столом и давясь под всеобщим вниманием едой, наше настроение с Ри упало ниже плинтуса. Вот никогда не думала, что мнение окружающих может так давить. Даже тот случай с профессором по зельеварению имел меньшую силу чем сейчас, а приближающих к нам улыбающихся во все тридцать два, (или сколько их там у дракона?) зуба, Оникса и Робина мне вообще захотелось исчезнуть из этой столовой.

– О, девчонки! Не поделитесь секретом, чем же вы таким ночью занимались, что вытянуло все силы для того чтобы проснуться утром? – Оникс как всегда, первый полез со своими подколками.

Ри насупилась и покраснела как свекла. Для нее это обиднее в сто раз, ведь дракон ей нравится.

– Оникс, будь ты хотя бы милостив к нам! Не порть и так уже поганое настроение. И вообще, жалей нас! Нам еще отрабатывать наказание!

– Но вы же его заслужили!

Вот тут я была в шоке. Не уж-то Оникс верил во все эти сплетни, что мы гуляли и квасили всю ночь? Друг упал в моих глазах, из-за каких-то сплетен. Наше мнение он даже и не хочет выслушать.

После его обвинения, я хлопнула по столу кулаком, и с рычанием проговорила рыжему.

– Порой следует подумать, Оникс, что говоришь! Если ты веришь им, – я обвела рукой столовую, которая с интересом наблюдала за нами, – то, можешь и дальше слушать сплетни, а к нам с Ри больше не приближайся! – Подхватив подругу под локоть, утащила прочь из этого балагана, все равно аппетита не было, лучше прогуляться.

Ри и я держались до самой беседки в парке, а потом я со злостью спалила ни в чем неповинный кустик, а эльфийка зарыдала.

«Ну, Оникс! Ну дракон! Не ожидала!»

Перестав тушить обугленные ветки куста, поспешила успокаивать Ри, а то начнет выть диким зверем.

– Тише, Ри. Козел он – ко-зел! Мы найдем тебе другого дракона, хорошего и доброго, который будет тебя на руках носить и песни тебе петь! Ты же любишь, когда парень поет? – Хлюпнув носом, подруга кивнула и прижалась ко мне сильнее. – Вот, так что нечего убиваться из-за таких мелочных рыжих драконов.

Сидели мы не долго, и на удивление Ри успокоилась быстро и с помощью магии привела свои опухшие глаза от слез в норму. Мы не разговаривали когда шли на занятие, и даже когда они закончились. Эльфийка все так же молча пошла в общежитие, а я на дополнительное занятие к нашему многоуважаемому декану. Пришла я первая. Сбросив вещи на лавку у входа, потопала на середину зеркального зала. Мои шаги гулким эхом распространялись по залу, и я четко понимала, что это мои шаги и только мои, поэтому, когда прозвучал голос, я чуть не отступилась и не полетела целовать каменный пол.

– Добрый вечер, адептка.

– Ддобрый, профессор. – Резко повернув голову, я узрела виновника моего испуга.

Декан факультета боевой магии и по совместительству профессор этой же магии Элендин Вэон стоял в десяти шагах и с усмешкой смотрел на меня.

«И когда успел? Так тихо подкрадываться нельзя, а то ненароком и убить могу…нее, такого убивать опасно, потом еще будет приведением за мной ходить или летать».

Мысленно похихикав, я попыталась привести свои чувства в порядок и повернулась к профессору полностью.

– Наслышан сегодня о ваших ночных занятиях, – я передернула плечами, и так как декан сменил насмешливый тон на серьезный, мои движения он оценил правильно, – меня это не касается, адептка, наказание вы получили и я полностью согласен с ректором.

Я промолчала. Согласен или нет, мне уже все равно. Настроение уже давно улетело в тартарары и видать на долго. Мой взгляд декан оценил и, кивнув каким-то своим мыслям, предложил начать занятие.

– Сегодня, мы попробуем реализовать ваши сущности. Каждому стихийному магу позволено давать телесный вид своей магии. – Лис ступал тихой и мягкой походкой, ходя вокруг меня, задвинув одну руку за спину, а другой потирая подбородок. – Сначала нам нужно понять, способна ли ваша магия, адептка, или даже не так, – с каким-то блеском в глазах стал рассуждать декан, – имеет ли такие же свойства ваша магия, как и другие. У всей магии, кроме артефактов, имеются общие характеристики – давать плотность и образовывать некую оболочку, в которой остаются нити магии и продолжают существовать, переплетаясь в образ. Образ действует пока маг способен удержать его, но бывает и так, что некий сгусток этих нитей цепляется за внешний фактор, который оказывается мощнее потока мага, соответственно он теряет управление и магия становится неуправляемой, а это может нанести большой вред.

– И что вы предлагаете? – Перебила я его лекцию.

– Есть некое заклинание, которое вы должны будете проходить на четвертом курсе. – Он замолчал и задумчиво посмотрел на меня. Сейчас его глаза были более темнее, и блестели изумрудом. – Оно энергозатратное, но если вы сумеете напрямую задействовать свой поток, то справитесь с этой задачей.

«Легко сказать – трудно сделать».

– Так, встаньте прямо и почувствуйте его. – Я кивнула, что справилась. – Отлично. Данное заклинание – это вроде как барьер или для сущностей клетка, которая не позволит неумелому адепту стать пищей для своей же магии.

«Звучит и обидно и страшно».

– Не отпускайте поток и повторяйте за мной «Инпедиментум эд ипсэм файлэ».

Проговорив за деканом непонятный набор слов, я почувствовала натяг потока, он ускользал из моих рук.

– Не отпускайте, адептка Эверн!

Грозный рык лиса дал мне стимул, так что уже обеими руками я удерживала свой поток.

– Отлично, адептка. – Видать мое сосредоточенное лицо с закрытыми глазами говорили ему о том, что я справляюсь – Теперь влейте в заклинание силы.

В голове уже гудело, но я все-таки смогла влить в заклинание силу из своего потока. Он, кстати, изменил свой нрав и уже не вырывался, что дало мне свободу хотя бы дышать ровно.

– Превосходно, можете, когда хотите. – Ехидный голос профессора мне не понравился, как будто я вообще никогда не стараюсь. – Можете открыть глаза.

И я открыла, причем очень широко.

Возле меня на полу была нарисована черная пентаграмма, пятиконечная звезда в кругу, с всякими рунами и надписями. Но не это меня привлекло больше всего, а то, что она была живой! Двигалась по часовой стрелке, а надписи в обратном направлении. Несмотря на то, что она была черной как уголь, светилась не хуже фосфорной жидкости, с темно-синим отливом.

Насмотревшись на мое удивление, профессор продолжил вещать:

– Барьер получился превосходным, не каждому удается создать что-либо на подобии с первого раза.

– А они разные?

– Да, смотря, сколько дашь заклинанию силы. А теперь перейдем к главному. – Он обошел меня по кругу и остановился ровно напротив. – Создание сущности основано на заклинании вызова элементаля, только если у элементаля уже есть свой вид, который подстраивается под мага, то сущность нужно плести. Нити будут сами формироваться по вашему желанию и в итоге создадут оболочку, тут только фантазия нужна, но когда будете вплетать нити, необходимо будет добавлять свой зов. – Я недоуменно посмотрела на лиса. – Зов – это правила поведения сущности. – Пояснил он со вздохом. – Только вас он будет слушаться, и соответственно характер будет таким, каким вы его укажите.

«Какое-то программирование»

– Мысленно усмехнулась я.

– А теперь представьте вашу сущность, и вплетайте в нее нити с нужными данными, а пентаграмма заключит эту оболочку в клетку.


Закрыв глаза, я первым делом решила реализовать тьму в виде фаркаса. Этот недоволк получился (мысленно конечно) большим и сильным, ростом мне по плечо. Все как во время медитации! Все те же повадки, красные глаза, но такие уже родные. Поток ластился к моим рукам, позволяя не щадить силы для сущности, и когда я услышала со стороны как декан втянул резко воздух через зубы, поняла, что что-то не так. Образ я закончила, а вот открывать глаза побаивалась, но стоило моим пушистым ушкам уловить глухое, но сильное рычание, что даже пол немного задрожал, глаза распахнулись сами и увидели страшную картину. Волк был, вернее фаркас, но получился он действительно большим и мощным. Его передние лапы могли бы запросто меня переломить пополам, а ярко алые глаза, которые смазывались и оставляли кровавый след при движении навеивали ужас и страх. Пентаграмма сияла при каждом его движении, и прекращала его попытки ступить дальше круга.

– Впечатлен, адептка. – Хрипло проговорил декан. Он стоял дальше, чем до того как я закрыла глаза.

«Боится?»

– Был бы барьер не так превосходен, вряд ли удержал эту сущность.

– Тьма.

– Что, простите? – Оглянулся он на меня.

– Это Тьма. Именно такой я ее и представляла, сильной и страшной. – С гордостью за нее проговорила я. Волк в подтверждение зарычал сильнее, создавая вибрацию по полу.

– Значит, имя уже есть, это хорошо. Посмотрим, слушается ли вас эта Тьма.

Мне было предложено потребовать от нее выполнить какой-нибудь приказ: сидеть, лежать, на что я укоризненно посмотрела на профессора и помотала головой.

– Что не так, Эверн? – Нахмурился лис.

– Я не буду приказывать своим сущностям. Лучше я проверю по-другому.

После этих слов я шагнула к волку с улыбкой и намерением погладить за ухом, как делаю обычно в медитации, но не успела я сделать последний шаг, как декан перехватил меня за талию и отволок подальше от барьера. Фаркасу это не понравилось, он зарычал и стал царапать острыми когтями каменный пол, с жутким скрежетом оставляя следы.

– Эверн, вы с ума сошли! Телесный контакт налаживают только с пятой, а то и с седьмой попытки! – Прорычал мне в лицо декан. – Не смейте больше так делать! – Он встряхнул меня за плечи, от чего фаркас еще сильнее зарычал и с силой прыгнул на стенку барьера от чего на ней остался след, как от удара по стеклу.

Мы с профессором замерли одновременно, прислушиваясь к звуку треска именно стекла. Еще один удар и барьер разлетается, а пентаграмма развеивается, как будто там ее и не было. Фаркас победно поднял голову и кровавым взглядом посмотрел на декана. Лис сжал мои плечи еще сильнее, от чего я поморщилась, а затем услышала тихое «Беги!» и меня толкнули по направлению к двери. Я не владела моментальной реакцией, поэтому этот толчок больше дезориентировал меня, от чего я полете на пол больно упав на колено.

Этого было достаточно Фаркасу, и он, прижавшись к полу, одним прыжком преодолел путь до профессора. У лиса была очень хорошая реакция, и, несмотря на то, что Тьма превышала его в весовой категории, сумел повалить фаркаса на пол, а затем обволок волка синим пламенем, которое я уже видела однажды. Доковыляв до стеночки, я встала и с ужасом посмотрела на то как, Тьма разрывает пламя профессора и резко прыгает на него самого.

– Нет! – Мой крик раздался эхом по всему залу. – Стой, не надо, пожалуйста!

Волк резко остановился, опершись лапами по обе стороны от головы профессора. Тьма подгребла его под себя полностью, оскалившись в лицо.

– Не трогай его, он всего лишь хотел меня защитить. Иди ко мне. – На мои слова Фаркас повел одним ухом, но добычу свою не отпустил. – Да не нужен тебе этот лис. – В сердцах топнула я ногой, от чего зашипела, ведь топнула больной. Тьма подняла на меня взгляд и, прижав уши к голове, рыкнула, говоря о том, что это из-за него. – А ну, брось его! Иди лучше ко мне, я наконец-то смогу тебя погладить в реальности! – И в подтверждении своему нетерпению протянула руки вперед, приглашая в объятия.

Рыкнув на профессора последний раз, Тьма помчалась ко мне через весь зал. И знаете, это еще то зрелище, когда на вас несется туша, примерно роста большого медведя, при этом пол под вами начинает дрожать. Ты начинаешь сомневаться в своем правильном выборе поведения – а вдруг не выживу от столкновения? Но мне должно хоть сегодня в чем-то повезти, верно? А то наказание получила, сплетни и насмешки получила, друга потеряла – должно и хорошее произойти. Вот и на последних метрах волк резко остановился и медленно подставил морду под мои руки. Ощущения потрясающие! Шерсть на вид была жесткой, но на ощупь, мммм, чистый пух. Уже не боясь эту тушку я с энтузиазмом принялась гладить Тьму и чесать во всех ее любимых для ласк местах. В какой-то момент она свалилась на спину как обычная собака, при этом завалив на себя меня. Ее язык, который вылизывал мне лицо, был не мокрым, а мягким, как и шерсть, хоть и выглядел как обычный, так что от слюней я не отплевывалась, а просто смеялась радости моей одной из сущности.

«Вот бы сюда Пустоту еще».

Кое-как встав с волка, я все же посмотрела на профессора, при этом не переставая чесать за ухом Тьму. Лис стоял в метрах пяти от нас со скрещенными руками на груди и задумчивым взглядом, который был направлен на меня.

– Профессор Вэон?

Он чуть дернулся от моего голоса.

– Простите, адептка, но я до сих пор не могу поверить, что сущность ведет себя как обычный питомец.

Фаркас зарычал на слове питомец.

– Нет, профессор. – Я с улыбкой помотала головой. – Тьма мне не питомец, а друг, поэтому и приказывать ей я не хочу, а только просить.

– Хм, не понимаю.

– И не надо. Главное я смогла ее реализовать. Дело в том, профессор, что Тьма уже давно приобрела свое я в моей голове. Ее я знаю больше года, и поверить в то, что мой друг сможет причинить мне боль, – я погладила волка по холке, – нет, этого бы не произошло бы, да и не произойдет.

– Вижу, – хмыкнул декан, – вы не перестаете меня удивлять, адептка Эверн! Ваши взгляды на мир очень отличаются от стандартов.

– Значит я не стандартный норт.

– Тут стоит согласиться. – Усмехнулся лис, а затем уже более серьезным голосом предложил мне научиться развеивать сущность.

– Уже? – Я с грустью взглянула на Тьму, она же прижала уши к макушке и лизнула в щеку, вернее прошлась своим шелковым языком по всему моему лицу.

– Уже поздно. Вы же не хотите опять проспать? – Задал он вопрос на вопрос, приподняв в насмешливом жесте правую бровь. Я насупилась и помотала головой, хватит с меня и одного наказания от ректора.

Развеять заклинание сущности оказалось очень просто, я даже глаза не закрывала, а смотрела на то, как Тьма рассеивается и нитью тянется к моей правой руке, которую частично заняла татуировка. Она чуть заметно пульсировала, принимая обратно силу.

Выйдя из главного корпуса, мы с профессором вежливо распрощались. Это занятие было самым эмоциональным и удивительным. Да, были и страшные моменты, которые больше создавал профессор, чем фаркас, но это не мешало мне с улыбкой вспоминать проведенное время. Даже вчерашний вечерний инцидент, когда декан на меня не понятно на что рассердился, не упомянул себя сегодня, а поведение профессора было доброжелательным, впрочем как и всегда во время занятий в аудитории… Спать я ложилась с улыбкой на лице, понимая, что моя магия смерти все больше начинает мне нравиться.


На следующий день мы с подругой пришли первыми на физическую подготовку, и решили заняться растяжкой. Была бы я в человеческом теле, ни за чтобы, ни смогла так изгибаться и столько отжиматься. В нашей группе всего четыре парня человеческого рода, и данное занятие их всегда выматывало полностью. Если в первые дни все мы выползали с полигона, то они и до сих пор это делают.

«Может для людей необходимо сделать отдельно программу?»

Мои мысли были прерваны голосом льера Хара, который вещал о начале занятий с пробежки вокруг полигона. Ирбис как всегда был в отличной физической форме, весь потянутый и с рельефными мышцами, а его короткий ежик волос на голове блестел серебром на утреннем солнышке. Как мужчина для меня он был слишком большим и накачанным. Скалой его, конечно, не назовешь, но все равно слишком.

«Эхх, вот фигура Тила мне очень понравилось, даже очень-очень. Он чем-то похож на декана, но чуть выше, может на пару сантиметров, и плечи более шире и такие упругие…так, что-то меня не туда понесло!»

Так получилось, что когда я начала бежать второй круг, к учителю (или мучителю) подошел декан нашего факультета. Черный лис сегодня был одет совсем непривычно, от чего я даже отступилась и чуть не полетела на землю: черные штаны свободного покроя, обычные ботинки и темно-коричневая кожаная короткая куртка по пояс с небольшим меховым воротом. На руках у него были перчатки без пальцев, волосы, заплетенные в тугую косу, свободно болталась за спиной.

Я бы, наверное, свернула шею, если бы продолжила пялиться на него, но показывать свою заинтересованность не захотелось, поэтому побежала вперед, не глядя по сторонам. Рядом послышался вздох:

– Ах, профессор Вэон такой очаровашка! – Пропела драконица, которая бежала рядом со мной, вроде ее звали Майрой.

– А ты не знаешь, почему он так одет? – Решала все же уточнить о смене имиджа лиса.

– Наверное, собрался в город, он всегда так одевается, когда ему необходимо выйти за пределы Академии.

Я обернулась и быстро взглянула еще раз на декана. Сейчас ему можно было бы дать лет двадцать пять.

«Все же одежда меняет людей, ой, нортов».

– Кстати, Нес, – я перевела взгляд на девушку, – хотела бы тебе сообщить, что не верю сплетням о вашей распущенности с Ри.

– Спасибо. – Мы заканчивали второй круг, так что мне опять стало видно нортов, которые о чем-то разговаривали, а драконица продолжала говорить:

– И еще, у нас в субботу будет небольшая вечеринка в кафе в городе, если хотите, присоединяйтесь с Анариэль.

В этот момент декан обвел полигон взглядом и остановился на мне. Я резко отвернулась к собеседнице и заверила ее, что спрошу мнение у соседки и дам знать, если захотим пойти, а когда опять решилась посмотреть в сторону нортов, декана уже там не было, только льер Хар.

«Ушел порталом…»

Все занятие физической подготовки, я прокручивала в голове образ декана. Он показался мне каким-то другим, как будто такого Элендина Вэона я еще не знала. Всегда его вид профессора говорил о строгом и много знающем норте, который на первое место ставит строгие моральные качества. А тут, вид рокера: кожаная куртка, и перчатки без пальцев! Ему еще железного коня и темные очки для полного образа не хватает. Одним словом, я была поражена увиденным, причем связать с профессором Вэоном это было очень трудно. Ри на мое удивление только плечами пожала и ответила, что не раз его таким уже видела, и где я была в этот момент понятия не имела. Обижаться на нее не было смысла, но образ декана все так же стоял перед глазами.

«Вот бы поговорить с ним в таком образе, может и разговаривать он будет по-другому? Угу, типа «Эй, детка, хочешь, прокачу на байке!?», пффф, что за бред лезет мне в голову?»

После такого впечатления, наказание ректора показалось мне лучшим лекарством от ненужных дум. Придя в башню к профессору артефактов, эльфу Рамоэлю Стерлок, нас с подругой сразу загрузили работой, предварительно рассказав как что брать и куда класть. Полчаса мы боялись сделать лишнее движение, ненароком задев и потревожив рядом стоящие коробки, статуи и другой хлам. В этой башне их было столько много, что мне показалось, что за две недели мы и одну четвертую не разгребем и разложим их по своим местам. Как объяснил профессор, сюда сбрасывают все изобретенные адептами в магическом плане артефакты, которые не прошли профпригодность. И лежа тут в башне, они могут, как и совсем потерять магическое воздействие, так и наоборот приобрести новые качества от других. На вопрос, зачем их сюда приносят, был ответ, что эта башня поглощает магический фон и не позволяет нарушить баланс во внешней среде. Я ничего не поняла, а просто надела антимагические перчатки и стала проверять на магию предметы, и если она в них отсутствовала, складывала в мешок как мусор, а если наоборот, ставила на освободившиеся полки и отмечала в реестре как действующий артефакт. Дело требовало сосредоточенности и ловкости, ведь не знаешь, чего ожидать от того или иного артефакта, который пролежал тут тысячу, а то и больше, лет. Данное занятие выветрило полностью мысли о декане и даже настолько вымотало, что идя в общежитие, все еще находилась в прострации.

«Да, ректор знает толк в наказаниях».

Легли мы спать сразу, отложив уроки до лучших времен, так как физическая подготовка и проверка, а затем и раскладывание артефактов вытянули все силы. Завтра только медитация и к ней учить ничего не надо, что давало право на все плюнуть и уплыть в мир снов. Все завтра, и только завтра!


Завтра наступило очень быстро, что стало причиной нашего с Ри не высыпания, да еще как на зло наступили дни красного календаря. Да, здесь – в этом мире – девушки тоже мучаются из-за этого ежемесячного недуга. Повезло, что все средства гигиены есть, как и на Земле, только имеют чуть другой вид, но, обезболивающего не придумали. Данные боли является естественным явлением для организма, и целительство тут не поможет. Одно радовало, шли они один день, но в тяжелой форме.

«Поэтому мучайся Нес, мучайся…»

Столовая в такие моменты становилась для меня хуже базара. Шум нервировал и причинял моей головушке дискомфорт, а боли внизу живота порой доводили до стояния тошноты.

«Мне бы сейчас лежать и придаваться нелегкой жизни женщины в постели, а не находиться здесь, среди слишком жизнерадостных, для меня, адептов».

– Нес, может тебе отпроситься у ректора? Выглядишь ты не очень. – Подруга накрыла мой кулак своей ладошкой, когда я его зажала из-за очередного спазма внизу живота.

– И как я ему объясню? Не, я такая не единственная, кто страдает этим, продержусь. – Она послала мне сочувственный взгляд, но уговаривать не стала.

Медитация для меня проходила до сих пор отдельно. Ректор Азертан все также наблюдал за мной во время сеанса, давая указания, что я должна сделать, чтобы повысить уровень стабильности и послушания магического потока. Медитация изучается только на первом курсе, и в конце, на экзамене, ты должен показать свое умение стабилизировать свою стихию во время стрессовых ситуациях. Что за ситуации и как их будут нам предоставлять, я не знаю, но ректор меня сразу предупредил, что для меня экзамен будет проходить также отдельно в этом зале во избежание несчастных случай. Порой мне кажется, что нужно переехать жить в этот зал, уж слишком много времени я тут провожу, но что не сделаешь ради нормальной жизни, ведь сумасшедший из-за своей стихии я не хочу стать.

– Адептка Эверн, вы сегодня на редкость бледны, с вами все хорошо, может к целителю сходите? – Ректор как всегда внимателен к своим подопечным.

– Нет необходимости в этом, ректор, со мной все хорошо. – Он не поверил мне, но задавать вопросы не стал, жестом показав, на маты в середине зала.

– Ну, раз так, давайте приступим. Сегодня вам, адептка, необходимо будет научиться удерживать эмоции, – я недоуменно посмотрела на дракона, – да, да, адептка Эверн, эмоции, только не ваши, а вашей магии. Для начинающего мага всегда трудно научится их контролировать, ведь собственные эмоции крепко связаны с эмоциями стихии. Вы должны уметь ставить барьер и не позволять потоку копировать эмоции, ведь если эмоция будет яркой, то может произойти выброс магии.

Я вспомнила первые дни в Академии и приветственную речь ректора. Тогда я впервые увидела профессора Вэона, эмоции тогда меня просто атаковали, из-за чего и пришлось ретироваться из зала, так как стихия просто не желала сидеть на месте.

– Да, в таком случаи и проводник может вам помочь, – продолжил ректор, – но и у него есть ограничение. – Я кивнула на его слова.

Как-то на одном из занятий по флоре и фауне профессор Мерн нам рассказал про наших проводников. Эти магические существа, перерабатывающие излишек магии, накапливают в себе негативную энергию, для которой необходимо больше времени, чтобы ее рассеять во внешнем мире. И, пока он не переработает ее, не может приступить к новому сеансу, поэтому проводник сам знает, когда необходимо помогать хозяину и заставлять его не рекомендуется, так как может произойти взрыв с печальным концом, как для хозяина, так и для существа. Находились и такие представители этого мира, ведь, когда проводник фильтрует магию, хозяин чувствует легкость, как будто груз с плеч упал. Но, рано или поздно ты опять начинаешь его чувствовать, и эти живодеры, не желающие мучиться, эксплуатировали своих проводников, ведь они не могут противиться хозяину, за что и поплатились жизнями. У каждого проводника есть свой лимит времени, но многие не понимают.

– Поэтому существует мысленный барьер, который блокирует доступ к вашим собственным эмоциям. – Ректор подошел ко мне и сел рядом со мной на маты. Когда он поднес к моей голове руки, я инстинктивно отпрянула, на что ректор сжал недовольно губы. – Сидите смирно, Эверн, я всего лишь хочу помочь вам понять и почувствовать поток в не медитации. Закройте глаза и расслабьтесь.

Состроив виноватое лицо, послушно расслабилась и закрыла глаза. Когда моего лба и моей макушки коснулись чуть прохладные пальцы ректора, я вздрогнула.

– Тише, расслабьтесь.

На самом деле это трудно было сделать. Дракон был очень близко ко мне, чуть ли не носом упиралась в его грудь. От него уловимо пахло чем-то знакомым…Прокрутив в голове, где этот запах мне встречался, поняла, что не могу вспомнить. Он просто напоминал что-то отдаленно домашнее и уютное, сравнить с чем-то конкретно я не смогла.

– Постарайтесь ни о чем не думать, и почувствовать сознание магического потока. – Он нажал сильнее на центр моего лба и макушки. Сначала я не понимала, что от меня хотят, но выкинув лишние мысли, почувствовала, как места, где находились пальцы ректора стали нагреваться, а где-то в голове промелькнули не мои чувства, которые среагировали на запах ректора.

От удивления я открыла глаза, но лучше бы этого не делала. Дракон внимательно смотрел на мое лицо, продолжая удерживать мою голову. Его темные глаза, казалось, смотрят прямо в душу, от чего стало совсем не по себе.

– Что вы почувствовали? – Встретившись со мной взглядом, он убрал руки, но не отодвинулся.

Сглотнув и желая оказаться чуть подальше от этого опасного мужчины, проговорила:

– Отголосок чувств чего-то или кого-то.

Губы ректора чуть дернулись в улыбке.

– Хорошо, адептка, – он встал и отошел, и вмести с ним, перестал окутывать меня его запах, – это и есть эмоции вашей стихии. Она подражает вашим эмоциям, поэтому трудно определить, где ваши, а где ее. Вы думаете и испытываете вместе, но в опасных и стрессовых ситуациях нужно уметь блокировать доступ. В основном это и есть задание на экзамене. И так, – он прошел взад-вперед, заведя руки за спину, – я буду создавать для вас иллюзии – ситуации в которых вам будет некомфортно – и в такие моменты вы обязаны будете не давать потоку выходить за рамки дозволенного. Вы можете испытывать чувства, но не должны позволять это делать потоку.

Увидев мое вытянутое лицо, дракон улыбнулся, но улыбка у него получилась больше как оскал, чем усмешка.

– Встаньте, – сжав челюсти, так как опять заныл живот, встала, – на экзамене будет иллюзия более неприятная, чтобы раскрыть вас полностью, но сейчас нет в этом необходимости, поэтому…

Он махнул рукой и реальность поплыла. Секунда и я оказалась на поляне какого-то старого леса, даже болото присутствовало. Ректор стоял на окраине, все также заведя руки за спину и чуть покачиваясь на носках.

– Вам необходимо продержаться, не показав свою магию, делайте все что хотите: убегайте, защищайтесь, но не показывайте стихию.

«Вот так задание! Чем защищаться то?»

– я повертела головой, но кроме озябшей желтой травы, да и болота, рядом ничего не было. В недоумении я посмотрела на ректора, но его там уже не было. Минуту стояла и прислушивалась к окружающему меня лесу, но ничего, даже ветер не дул. Еще через минуту, когда я уже решила присесть, мои уши уловили звук треснувшей ветки, и на поляну вышло нечто большое, грязное, лохматое с большими клыками и когтями. Оценим фантазию ректора с ног до головы, поняла, что против такого монстра я не продержусь без магии и секунды. Я стояла и не двигалась, и вообще не понимала, что мне делать, но затем я уловила еще один звук и обернулась на него.

Из леса вышел мужчина. За его спиной висел массивный арбалет, и его наряд навел на мысли, что он скорей всего охотник. Увидев меня и чудовище, он среагировал моментально: вытащил и зарядил арбалет, быстро добежал до меня и загородил спиной от монстра.

– Беги, дура! Это порождение разлома не оставит от тебя и косточки.

Мужчина выглядел очень реально, поэтому в его слова я поверила сразу же. Развернувшись, побежала, но на краю поляны остановилась и посмотрела назад, так как послышался рев зверя. Мужчина выстрелил и попал в плечо монстра, на что тот зарычал и ломанулся на мужика. Все произошло быстро, добежав, монстр схватил огромной пастью охотника за голову и одним рывком оторвал ее, отбросив тело в сторону. Упав, оно еще дергалось в конвульсиях, а кровь рекой окропляло воды болота. Мой желудок сжался в ком, и мне пришлось зажать рот ладонью, чтобы не попрощаться с завтраком. Мои руки окутали черные нити, против моей воли, а когда монстр, выкинув голову охотника в другую сторону, с рыком побежал на меня, я закричала, и с пальцев сорвался поток, сжигая всю траву и этого монстра.

Стоя на черной поляне, не могла прийти в себя. Руки и ноги дрожали, и от бессилия я опустилась на колени. Реальность опять поплыла, перенося меня в тренировочный зал. Из зеркал на меня смотрела бледная девушка с полными черноты глазами и черными венами на руках.

– Чего и следовало доказать. Вы спалили всю поляну, вмести с монстром и трупом. А если бы были там ваши друзья? – Голос ректора звучал строго, выводя меня из шокового состояния. – Вам необходимо было не позволить отразить ваши эмоции потоку. Вы не справились.

Я резко вздернула голову и посмотрела на дракона.

«Как тут вообще можно что-либо контролировать, если на твоих глазах так жестоко убили человека и тебя чуть следом не отправили?»

– Да, адептка Эверн, мир жесток. – Ответил он на мой немой вопрос. – Были бы там невинные, вы бы и их спалили, а потом бы сошли с ума из-за вины. Поэтому вам необходимо уметь держать под контролем поток и не позволять ему отражать и показывать вашу сущность.

«Сказать легко, а сделать…»

– И так будет постоянно, вернее все иллюзии такие?

– Иллюзии основаны на страхах, так что да.

Я передернула плечами, тут и посидеть можно раньше времени.

– На сегодня все. Вводный курс закончился, со следующего занятия иллюзии и ваше умение контролировать поток будет главным до конца экзамена. Всего доброго. – Он склонил голову в прощальном жесте и, развернувшись на каблуках, вышел из зала.

Я еще какое-то время посидела, приходя в себя, но женский недуг опять дал о себе знать и, с натягов встав, отправилась в столовую, пожаловаться Ри на тяжелую жизнь.

– Всевышний! Ректор Азертан еще тот монстр, раз тебя такую маленькую подверг такому испытанию! – Подруга всегда умела сочувствовать, порой даже сильно. – Хорошо, что у целителей экзамен по медитации проходит по-другому.

– Угу, у меня руки до сих пор дрожат, а еще отрабатывать наказание сегодня. – Вспомнив это, я поморщилась, и со вздохом приложилась лбом об стол. – Я не переживу этот день.

Как бы я не молилась и не жаловалась этому Всевышнему, действительность не изменилась, и вот мы опять с Ри идем в башню склада артефактов. Дойдя почти до двери, мы на лестничной площадке столкнулись с Таером, причем Ри в буквальном смысле налетела на дракона.

– Простите… – Она хотела сказать еще что-то, но взглянув в лицо Таера, застыла как вкопанная.

– Ничего страшного. – Таер был душкой, а его улыбка вообще поразила эльфийку наповал, стоит и пялится на него как на божество.

«Бедная Ри, не везет ей с драконами, или…»

У меня появилась идея, и предвкушающая улыбка растянулась на моих губах:

– О, Таер! А ты тут какими судьбами?

Дракон чуть дернулся и перевел взгляд на меня.

«Ооо, перед таким удивительным цветом глаз никто устоять не сможет».

– Нес… – Мое имя прозвучало немного хрипло, и, прочистив горло, ответил мне вопросом. – Это лучше вы скажите, что забыли в башне факультета артефакторов? – И опять перевел взгляд на Ри.

«Если он будет так на нее смотреть, то она вообще лужицей тут растечется».

– О, да, ты же у нас артефактор. Я, надеюсь, ты уже в курсе сплетен, – дракон кивнул, – так вот, мы действительно проспали начало занятий, но не по той причине, что нам прописали адепты.

– Я и не верю сплетням, Нес.

– Это замечательно! – Я хлопнула его по плечу, от чего он с усмешкой посмотрел на меня. – Но наказание нам все-таки выдали – две недели разгребать ненужный хлам в этой башне.

– Сносное наказание.

– Да, нам и ректор так сказал, кстати, это моя подруга Анариэль! Ри это Таер, мы с ним недавно познакомились.

Таер улыбнулся ей самой милой улыбкой, которую я встречала, на что Ри покраснела как маков цвет, и, чтобы она не стояла истуканом, пихнув ее локтем в бок.

– Очень приятно, Таер. – Пропела она.

– И мне очень приятно познакомится с такой милой эльей. – Склонившись, он подхватил ладошку подруги и поцеловал ее.

«Все, эльфийку можно выносить».

Подхватив ее под локоть, чтобы она прямо тут не упала и не опозорилась, поспешно обогнула дракона и уже в дверях ему прокричала:

– Еще увидимся, Таер! Сейчас у нас много сложной работы, которая требует всю концентрацию! – И закрыла дверь.

«Уф…»

Подруга стекла по стеночке рядом с глупой улыбкой на губах.

– Вот только не говори, что это любовь с первого взгляда!? – Она посмотрела на меня горящими глазами, поэтому ответа мне не потребовалось, тут результат на лицо видно. – Так, тут все понятно! Ответить на твои вопросы я толком не смогу, сама его плохо знаю, но думаю, он нам не откажет в прогулке, ну или где-нибудь посидеть, – тут я вспомнила о завтрашней вечеринке, – о, кстати, завтра вечеринка в кафе в городе, можем его пригласить!

Эльфийка поднялась так резко, что я дернулась.

– Замечательный план! О, Всевышний, как он прекрасен!

На ее восклицание я хихикнула, в таком состоянии эльфийку я еще не видела. Но радовалась я не долго! Весь день и вечер она пела о нем дифирамбы: какие у него красивые губы, нос, брови, глаза и так далее по списку…и уже ложась спать я радовалась, что Ри наконец успокоилась и с всё с той же глупой улыбкой на губах уснула. Я, конечно, рада за нее, что она смогла переключиться с Оникса на Таера, но как это утомительно оказалось для меня! Тяжелый день и ослабленный организм помогли уснуть моментально, без посторонних мыслей о бытие. Последнее о чем я подумала, это:

«Завтра еще занятие с Вэоном…»

Когда я открыла глаза, поняла, что что-то не так. Во-первых, солнце уже стояло высоко и полностью охватывало светом нашу комнату. Во-вторых, Ри сидела около зеркала и расчесывала свои золотые волосы, при этом напевая нежную песенку. То и другое не могло быть ранним утром, а значит за мной, по требованию декана, никто не пришел и не просил явиться к лису.

«Хм, может просто не услышали стук?»

– Доброе утро, Ри.

– Уже почти обед, Нес. Ну и горазда ты спать.

Я зевнула и потянулась, разминая спину.

– Слушай, а утром никто не стучался?

– Вроде нет, все было тихо. А что?

– Да у меня должно быть занятие с профессором Вэоном, а никто не пришел за мной.

– Ааа, так профессора нет в Академии.

– Как нет? А где же он? – От услышанного остаток сна слетел с моих глаз.

Подруга пожала плечами:

– Его еще с четверга нет.

«Весело девки пляшут! А меня предупредить забыли?»

Ри отвернулась обратно к зеркалу и продолжила прерванное дело, а я, пыхтя на невоспитанных лис, вытащила свое тело из кровати и потопала в душ.

«С другой стороны, что это я обижаюсь? Я выспалась, отдохнула и полна сил, разве это не здорово? Вот только…на что меня променял декан?»

Подставив голову под прохладный душ, решила не думать о нем, а лучше подумать о предстоящем вечере и придумать, как заманить туда Таера. Судя по всему он не такой человек, тьфу, дракон, который увлекался бы вечеринками, но думаю Ри ему тоже понравилась и он не откажется провести вечер в нашей компании.

После обеда я сходила в комнату к Майре и сообщила ей о том, что мы придем на ее вечеринку, на что она обрадовалась и с радостью сообщила какое кафе будет нами атаковано. Выбор драконицы оказался не глуп. Кафе «Звездная пыль» очень даже милое заведение, там и живая музыка и обстановка радует глаз, так что мое настроение тоже было на высоте. Весь день я решила потратить на домашнее задание, так как со вчерашнего дня была настроена на занятие, а завтра уже буду отдыхать. Да и если честно, то просто не хотела выслушивать воздыхания подруги. Она в курсе, что ко мне лучше не лезть когда я за уроками сижу, поэтому не стала мне докучать. Уже ближе к вечеру мы стали собираться. Я-то быстро собралась: черные кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги, синяя вязаная кофта и черная куртка с красными вставками, (да, такое сочетание цветов наводит на подозрительные мысли, но они очень хорошо сочетаются с моими волосами и хвостом), и тоненькая черная шапочка, все же на улице холодно. Продев уши в дырки на шапке, я взглянула на эльфийку, которая нервно пыталась завязать платочек на шее нежно-бежевого цвета.

– Ри, успокойся, все будет замечательно. – Отобрав у нее платок, сама повязала ей. – Нервничать ни в коем случаи нельзя. Будь уверена в себе и все получится.

Она глубоко вздохнула, принимая мою правоту.

– Сейчас мы пойдем за Таером, он согласился днем за обедом пойти с нами, так что никаких глупых улыбок и обмороков. Рассказывай, шути и веди себя естественно. Все, пошли.

Вытолкнув упирающую эльфийку за дверь, потянула ее вниз по лестнице в сторону выхода из общежития. Всю дорогу до места встречи с драконом я буксировала ее на себе, приговаривая, что такими темпами мы никуда не успеем. Погода резко потеплела, говоря о приближении весны, но ближе к ночи все опять замерзало, превращая дорожки в причину возможности получить переломы. Конечно, мне это облегчало буксировать упертую подругу, но и мне приходилось балансировать не хуже акробата на канате. По розовым щекам на бледной коже лица дракона, я поняла, что он уже давно нас ждет:

– Прости, Таер, но ты понимаешь, что девушкам положено опаздывать на встречи. – Решила я пошутить.

– Слышал о таком. – Хмыкнув, он предложил нам свои локти. – Хватайтесь, а то придется вас собирать по частям, если решите испытать на себе силу гравитации.

Ри подалась вперед слишком резко, и получилось так, что дракону пришлось убрать свой локоть из под моей протянутой руки, и принять в объятия потерявшую опору подругу. Она-то упала в нежные объятия, а я вот, лишившись спасательного жеста, все-таки испытала на себе всю силу гравитации и растянулась на дорожке аллеи.

«Ни что не повторяется дважды – видать это не про меня. Все та же аллея, и все тот же дракон из-за которого я лежу на этой дорожке».

Все бы сгладило, если бы мне помогли встать, но эти двое видать ничего не замечали вокруг себя, в том числе и меня растянутой у их ног. Мне стало больше смешно, чем обидно, ведь впервые вижу, как проявляет себя любовь с первого взгляда. Наверное, и я себя вела глупо с Тилом, поэтому осуждать и обижаться на них бесполезно, раз мысли затуманены розовым туманом.

Мы все же опоздали к началу вечеринки, но Майра не держала нас зла, а просто проводила к остальным, предварительно спросив, что мы будим пить. Я отказалась сразу, так как не люблю алкоголь, а вот Таер и Ри все же взяли себе по кружке эля, и как бы их потом не тащить на себе. Вечер набирал свои обороты. Наш столик был самым шумным и привлекал к себе внимание других посетителей, но они не жаловались, так как это обычное явление в этом кафе. Уже ближе к полуночи вся кафешка веселилась: музыканты играли веселые песни, многие танцевали и смеялись, задорно пританцовывая, но были и такие парочки, которые, обнявшись, сидели и нашептывали друг другу ласковые слова на ушко. В такие пары вошли и наши Таер с Ри. Этих после трех кружек эля потянуло друг другу еще сильнее прежнего, так что сейчас они, не стесняясь, целовались и обнимались в перерывах между слов. А я просто веселилась с остальными. Местные танцы были забавны и энергичны, а музыка придавала сказочный фон, что мысли о черном лисе ушли на второй план. Когда музыканты решили сделать перерыв, я с облегчением упала на скамью рядом с влюбленной парочкой и залпом выпила ягодный морс. Друзья последовали тому же примеру, но в кружках у них был все тот же эль. Один из них – эльф – уже слегка пьяный обнял меня за талию и прижал к своему боку. Я уже хотела наглой эльфийской роже треснуть, как дверь в кафе открылась и в нее вошли мужчина и женщина. Все бы ничего, но им оказался наш декан с какой-то женщиной-норт кошачьей внешности. Я даже забыла про обнимающего меня эльфа, а просто жадно впилась взглядом в эту кошку: стройная, высокая, с шикарной грудью шатенка с коричневыми ушками и пушистым хвостиком мило улыбалась и что-то говорила Вэону. Он взглядом прошелся по кафе и увидел нашу компанию. Мне захотелось провалиться сквозь землю, когда его горящий зеленью взгляд остановился на мне, а затем достался эльфу, который пыхтел мне в ухо. Я уже подумала, что сейчас наорет на нас или еще чего хуже, но нет, просто предложил своей спутнице дальний столик в другом углу и повернулся к нам спиной. Он выглядел все так же, как и в последнюю встречу, только перчаток не было. Наш столик продолжал веселиться, и когда первый шок прошел, я поняла, что эльф слюнявит мне шею. Мне стало вдвойне противно, во-первых, что данное внимание со стороны эльфа мне было неприятно, во-вторых, декан мог не правильно подумать обо мне. И когда я все же дала затрещину за вторжение в мое личное пространство эльфу, я решилась выпить эль Ри. Ей хватит, а мне сейчас необходимо снять напряжение.

Музыканты вернулись под веселый возглас посетителей, и все отправились опять танцевать. Алкоголь все же действует на меня моментально, особенно когда он качественный, поэтому на все наплевав и набравшись смелости, пополнила ряды танцующих. Я танцевала от всей души, забыв про то, что где-то здесь декан нашего факультета и личный мой учитель. В крови разжегся пожар, требуя еще больше отдаться веселью. Партнеры сменялись один за другим, весело кружа меня в замысловатых танцах. В какой-то момент я почувствовала, что мою талию сильно сжали, а в нос ударил знакомый запах осеннего утра и лесной хвои, а затем уж совсем вплотную прижав, прошептали на ухо:

– Адептка Эверн, если уж решились выпить, то лучше это делать в более культурной обстановке.

– А я и не пила. – Пробубнила я декану в грудь.

– Прям совсем? – С усмешкой в голосе спросил этот хитрый лис.

– Ну… – Договорить я не успела, а сбившись с шага из-за головокружения, буквально повисла на декане, вцепившись в его плечи.

– Оно и видно. Пойдемте, Эверн.

Подхватив под локоть, он выволок меня из кафе, прихватив мои вещи.

– Но…там мои друзья… – Язык заплетался, так что прозвучало это с запинкой.

– С вашими друзьями ничего не случится, а вот вы можете нагулять себе неприятностей.

Его указания, как мне себя вести, мне не понравилось.

«Я взрослая женщина и могу сама постоять за себя, и не нужна мне нянька!»

Выдернув руку, я сердито посмотрела на него.

– Вы мне не папочка! Так что нечего мне указывать, что мне делать! – Глотнув глоток храбрости, я даже ткнула пальцем ему в грудь. – И вообще, вас там дама дожидается! – Тут мой голос выдал обиженные нотки.

Лис покачал головой и ответил:

– Вам лучше сейчас отправится в общежитие, адептка Эверн и отоспаться.

Вот тут мне стало совсем обидно, и, не соображая, что делаю, хотела влепить ему пощёчину, но моя реакция несравнима с реакцией декана, так что мою руку перехватили в полете и, притянув к себе, лис с рычание проговорил мне в лицо:

– Не стоит так делать, Эверн, а то мое наказание может быть похуже наказания ректора.

Я не испугалась, а наоборот рассмеялась.

– Вы такой милый, когда злитесь, профессор! – Потрепав его за ухо, вырвалась из захвата. Мир покачнулся, но устоять я смогла.

«Не стоило, наверное, пить».

Лис был шокирован моим поведение, но придя в себя, скрипнул зубами:

– Или вы идете сами в Академию, или я вас понесу. Выбирайте!

– А если я не хочу в Академию! Мне и здесь хорошо: танцы, друзья…

Договорить я не успела, так как, схватив и перебросив через плечо, декан понес меня в сторону Академии. Путешествовать таким методом, ой, как неудобно и уже через пять минут меня стало подташнивать.

– Профессор, мне что-то не хорошо. – Проблеяла я, болтаясь на спине декана.

Мир покачнулся, и я стою на земле на своих двоих.

– Тогда идите сами, адептка. – Сердито сказал он.

– Не могу.

– Почему же? – Еще больше рассерженно спросил лис.

Я ничего не сказала, а просто стала заваливаться набок, на что декану пришлось ловить меня, чтобы я не встретилась с твердой землей.

– Что с вами, Эверн?

Объяснить я ему не смогла, потому что тело перестало меня слушаться. Сознание было еще при мне, но и оно начинало подводить, расплываясь и унося в мир снов. Жутко хотелось спать, но декан мне это не позволил, тряся за плечи и требуя ответов. В какой-то момент лис прервал пытку, резко замолчав и выпустив меня из рук, из-за чего я сильно ударилась головой об замершую землю. Мои глаза уже почти закрылись, как вдруг мои уши через плотную вату услышали какое-то рычание. Пересилив сонливость, открыла глаза и с трудом повернула голову на звук. Было темно и перед глазами все расплывалось, но дерущегося декана с двумя огромными гончими разглядеть смогла. Мозг неохотно переваривал увиденное, и я не сразу поняла, что мне плохо стало не из-за эля, а что это было что-то усыпляющее и кем-то спланированно.

Страх прогнал сон, и я уже с ужасом посмотрела на декана, который синим пламенем пытался отбиться от собак, чтобы добраться до меня, а они делали все, чтобы его удержать. Затем я почувствовала, как мои легкие сжимают холодные тиски, отчего начинаю задыхаться. Я прохрипела и отвернулась в другую сторону, натолкнувшись взглядом на фигуру в черной мантии с капюшоном. Она чуть парила над землей, выставив костлявые белые руки вперед. С другой стороны вспыхнуло голубое зарево, но повернуться, чтобы посмотреть не смогла, пытаясь сделать вдох.

– Эверн, нет!

Уже проваливаясь в темноту, я услышала крик декана и хриплый смех фигуры в мантии.

* * *

В Академии Магии час спустя.

– Раны незначительны, но присутствует сильное магическое истощение. Часа два он еще точно будет без сознания.

– А остальные?

– Ребята выпили большую дозу снотворного, да еще алкоголь сыграл роль. До утра проспят и вряд ли что-то вспомнят потом.

– Хорошо, спасибо, Морис.

Главный целитель поклонился ректору и вышел за дверь, бесшумно прикрыв ее.

Риан Азертан уже заканчивал с важными бумагами и хотел отправиться спать, как пришел сигнал вызова о необходимости его присутствия в целительном крыле Академии. Он был сильно удивлен, когда увидел охрану ночного дежурства и местного капитана. Ему поведали о нападении на Элендина Вэона, которого нашли без сознания на полпути к Академии, а также о восьми адептах, которые без причины уснули в кафе. Адепты не пострадали, а вот декану факультета боевой магии потребовалась помощь целителя. И вот, полчаса спустя, ректор стоит над спящим лисом и пытается понять, что же произошло.

«Вэон сильный маг, и до такого состояния нужно еще постараться его довести, что все же случилось?»

Из рапорта капитана, он только узнал, что Элендин лежал на выжженной земле.

«Кто напал?»

Его мысли прервали вошедшие управляющие общежитием: льера Солла и мистер Шер.

– В мужском общежитии отсутствуют только они, Риан. – Комендант махнул рукой на койки, где спали адепты.

– А у вас льера Солла?

Комендантша нервно поправила кудрявые волосы и дрожащим голосом проговорила:

– Адептка Эверн отсутствует, ректор.

Дракон прикрыл глаза и тяжело вздохнул.

– Этого я и боялся…


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Бойко Максим «Мир Иллуники. Книга Вторая: Страх Иллуники.», Анна Пальцева «Дочь смерти - 2», Анна Пальцева «Дочь смерти - 3»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален