Furtails
Анна Пальцева
«Дочь смерти - 3»
#NO YIFF #дракон #кицуне #разные виды #хуман #эльф #попаданец #приключения #романтика #магия
Своя цветовая тема



Высокое напряжение. Опасно для любви!

Анна Пальцева




Пролог

— Нес, а ты уверена, что все получится?

— Несомненно! — воскликнула льера, потирая руки в предвкушении.

Все бы ничего, но зловещая ухмылка на ее губах заставила думать иначе.

— А может ну его? А то нам еще влетит от декана. Очередного его наказания я не вытерплю! — уже с мольбой проговорила я.

— Лея, не трусь! Ты же тренировалась и все умеешь. Нам просто необходимо попробовать.

— Необходимо тебе, а не мне, — пробубнила я, снимая перчатки. — А почему именно здесь ты решила воплотить задуманное?

— Это помещение не жалко, — пожала она плечами, а я нервно сглотнула.

Находились мы в подвале Западной Академии Магии, вернее в подсобном помещении, которое не использовалось по назначению. Было такое ощущение, что сюда вообще никто не заходил с самого начала существования учебного заведения. Пустой зал, у которого были длинные узкие окна под самым потолком, находился под аудиторией номер шестьдесят шесть, где часто проходили лекции по истории магии. Как о нем узнала Нес, я могу только догадываться, но это и впрямь было единственное место, где можно было опробовать идею льеры.

А что если нас услышат? Магию же запрещено использовать вне стен специального помещения, — решила пойти ва-банк, ведь внутреннее чутье вопило о неприятностях.

— Мы уже здесь, Лея. Все готово и осталось только дождаться Ри и Таера. Дракон обещал принести для нас защиту.

— А для меня? — жалобно простонала.

— А тебе-то зачем?

— Ну как, во время экспериментов всякое может произойти.

Подруга только усмехнулась моему страху и пошла открывать дверь, в которую постучали три раза. Я продолжала стоять на железном табурете посередине небольшого зала. Вся эта затея мне не нравилась с самого начала, но вдохновленная Нес уговорила меня поучаствовать в этой безумной авантюре. С того момента я и начала тренироваться использовать свой дар по инструкции, которую придумала мне Нес. Это казалось необычным и увлекательным занятием, но уже через месяц я поняла, что мне сложно исполнить то, что требовала от меня льера.

— Проходите быстрее! За вами хвоста не было?

Пропустив дракона и эльфийку в зал, Нес выглянула в коридор и на секунду притихла, вглядываясь в темноту. Там горело всего несколько магических светильников, и трудно было понять, есть там кто или нет.

— Нет, все тихо и спокойно, — ответил ей Таер.

— Это подозрительно, — проговорила я тихо.

Друзья переглянулись.

— Давайте поставим защиту около двери, чтобы и сторожить можно было, и убежать, если что-то пойдет не так, — обеспокоенно предложила Ри.

— Это мысль. Тогда ставь здесь, Таер. — указала Нес возле двери, а затем повернулась ко мне. — Лея, ты готова? — воодушевленно спросила она.

Я развернула лист бумаги дрожащими руками, на котором были изображены ноты очень красивой мелодии, и неуверенно кивнула.

— Отлично! — довольно потерла руки льера.

Лазурный дракон достал железную палку и положил на пол возле своих ног. После кодового слова она задрожала, и уже через несколько секунд мои друзья стояли в клетке. Это смешно выглядело, и я бы с удовольствием посмеялась, но веселиться сейчас было нельзя. Концентрация — и только она должна стоять у меня на первом месте в такой важный момент.

— Мы готовы, Лея. Сейчас только добавлю спецэффектов.

К странным словам Нес я до сих пор не могу привыкнуть, но заставить ее выражаться по-другому мы с Ри так и не смогли.

— И, начали! — воскликнула она, и заставила черный туман заполнить помещение.

Вот к этому, как ни странно, я относилась спокойно, и сама магия смерти меня не пугала. Мы все привыкли к нашей подруге и даже гордились, что дружим с дочерью самой Богини Смерти, но ее постоянное везение притягивать неприятности сказывалось также и на нас.

И вот сейчас, стоя на пошатывающем железном табурете, я не была уверена в адекватности нашего поступка. Но кто будет меня слушать?

Сосредоточившись на колющем чувстве в груди, стала поочередно выпускать из своего тела заряды, так похожие на молнии, определенной мощности, чтобы они издавали нужный звук нот, которые были изображены на листе. Первый фрагмент мелодии содержал в себе протяжные звуки, и их было несложно озвучить. В черном тумане маленькие молнии было четко видно, а соприкосновение моего дара с магией Нес всегда сопровождалось крошечными искорками, отчего смотрелось это и вправду потрясающе.

— Пять минут, полет нормальный! — услышала я голос льеры.

Они стояли под решеткой, которая поглощала в себя заряды, поэтому за них я не волновалась, но дальше был фрагмент мелодии, где темп ускорялся, и мне всегда не удавалось удержать на нем контроль.

Из моего тела начали выходить по несколько ломаных молний, протяжно издавая звук, и чем дальше я следовала мелодии, тем длиннее они становились. Наступила кульминация, которую я так боялась, и мне было необходимо выпустить четыре разряда, чтобы издать определенный аккорд, но как всегда слишком много вложила энергии. Удержать их я уже не могла, и они самовольно с ужасным скрежетом устремились в разные стороны.

Черный туман рассеялся сразу же. чтобы искры не последовали примеру неконтролируемых молний, но уже и так было нечего терять. Одна с шумом врезалась в стену, оставив глубокую дыру, две других пробежались по полу, образовав трехметровые борозды, а четвертая нещадно прошлась по окнам, разгромив их в пух и прах. Шум стоял ужасный, от которого даже мертвый перевернулся бы в гробу, но не он был сейчас так страшен, как осознание того, чего нам ожидать.

— А ведь все так хорошо начиналось, — простонала Ри, схватившись за прутья решетки. — Такая красивая мелодия в таком необычном исполнении. Лея, как ты могла лишить нас этого?

Я уже не слушала ее, а поспешно надевала обратно перчатки.

— Нам нужно поскорее отсюда убраться, — соскочив с табурета, подбежала к ним.

Таер к тому времени уже обратно сложил артефакт и с опаской поглядывал в коридор.

— От наказания нас уже ничего не спасет, — рассмеялась Нес, разглядывая зал, который выглядел как после хорошей дуэли между боевыми магами. — Не получилось из тебя сделать трансформатор Тесла, Лея, и это очень печально.

— Почему? — недоуменно спросила Ри.

Про это изобретение ее мира Нес нам рассказала еще в первые дни, когда затеяла все это, узнав о моем даре, поэтому сейчас все были в курсе о чем речь.

— Так наказание нам не избежать, а оттого, что идея не удалась, это еще печальнее смотрится. — Нес взяла камешек, который откололся от пола, и бросила в окно, у которого теперь отсутствовало стекло.

— Твоя правда, — вздохнула эльфийка.

Они так спокойно об этом говорили, что от нервного смешка я не удержалась.

— Вы как хотите, но я сматываюсь! — и уже хотела скрыться в темноте коридора, как меня схватили за локоть и заставили обратно переступить порог зала.

— Сначала я услышу рассказ о том, что здесь произошло и только потом позволю вам, адепты, покинуть помещение, но и тут только в одном направлении — к ректору, — гневно проговорил профессор Вэон, загораживая собой проход к отступлению.

— Я так и знала, что это очередная неприятность на нашу голову, — тихо сказала я, стараясь отойти подальше от декана.

А ведь думала, что с переводом в другую Академию, моя жизнь станет спокойной и безмятежной. Эх, мечты, мечты…


Глава 1


Мысли медленно текли в моей голове, как и пейзаж перед глазами. Настала пора осени и уже виднелась первая желтизна на листьях деревьев и кустов. Только трава еще была зеленой и играючи шевелилась от ветра. Что ж, через два дня начнется второй учебный год, поэтому сейчас мы — адепты и новые жертвы на эту роль — ехали в длинной повозке, которая доставит всех нас в Академию Магии. Все с радостью общались и шутили, а новички с предвкушением и страхом в глазах сидели молча и внимали каждому слову старших. Их можно было понять — проверка магической способности самый важный этап при поступлении. На нем не смотрят на твои знания, а лишь мощь твоего потока. Свой уровень я знаю и не беспокоюсь, но из-за того, что меня перевели в другую Академию, мне предстоит пройти ее еще раз, чтобы не было лишних вопросов у начальства двух учебных заведений. Не верят они тому, что написано в бумагах, а только то, что увидели собственными глазами, будут считать правдой. Мне не трудно, но страх все равно присутствовал, и даже слова ректора в тот день, когда мне сообщили эту, по его словам, радостную новость, не грели душу.

— Вы, адептка Рут, должны благодарить меня за то, что я именно вашу кандидатуру предложил для обмена учащихся между Академиями, которые нуждаются в смене обстановки.

— Но почему я, ректор?

В последний день учебного года, когда все экзамены были сданы, а результаты известны, меня пригласили посетить обитель нашего начальства для решения важного вопроса. Я сначала испугалась, что опять что-то натворила, но в последний месяц все было тихо и спокойно, поэтому уверенно зашла в кабинет ректора Южной Академии Магии — Жосона Фирна. Он человек, как и я, поэтому всегда старался мне помочь, впрочем, как и другим представителям человеческой расы. В его Академии людей больше всего и именно это сыграло роль моего поступления сюда. Среди своих всегда чувствуешь себя более уверенно, но с моим даром даже это не помогло.

— Весь год я за вами наблюдал, Рут, и вам сейчас необходимо сменить круг общения, да и местность, а то увядаете прямо на глазах.

Ректор говорил спокойно, растягивая слова. Мне всегда не нравилась его манера вести разговор в таком духе, но он считал это правильным, что именно к такому голосу адепты больше всего прислушиваются.

— А какая Академия меня забирает? — решила смериться с предстоящей участью.

Я не конфликтный человек, и если так будет всем удобно, а я уверена, что ректор просто хочет избавиться от меня, то лучше течь по течению.

— Западная Академия Магии, адептка Рут. Вашим ректором будет Риан Азертан.

Я гулко сглотнула, и по моему телу прошелся мелкий искровой разряд, отчего короткие русые волосы ректора встали дыбом.

— Не волнуйтесь, Рут, — поспешно стал уверять меня Фирн. — Азертан хоть и строгий ректор, но в обиду не даст.

— Документы уже подписаны? — вдохнув поглубже, чтобы успокоиться, ровно спросила я.

Глаза ректора забегали по кабинету, где творился небольшой беспорядок, связанный с неуклюжестью мистера Фирна, и мне этого было достаточно. Я сделала правильный вывод, что меня просто-напросто хотят сбагрить другим, чтобы мой дар был уже их заботой.

— Да, Рут, документы уже все подписаны, и ваше личное дело находится у ректора Азертана, — после долгой минуты заговорил Фирн. — Также вам будет необходимо пройти еще раз проверку, — последнюю фразу он сказал нервно, опасаясь моей реакции.

Я не подала и вида, что возмущена, а лишь тихо напомнила:

— Вы же знаете, что это не лучшая затея, ректор. Шар Истины, он же…

— Эта Академия славится сильными магами, адептка Рут, — не дал он мне закончить.

— Я уверен, что все будет хорошо. Вы будете в надежных руках и вам, наконец-то, помогут с вашим умением… — он замолчал, как только я нахмурила брови.

— Мне поможет только смерть, ректор, — усмехнулась я, — нет такого на Эдэре, кто бы помог мне.

— Зря хороните себя раньше времени, мисс Лея. Вот увидите, этот перевод изменит вашу жизнь к лучшему.

Ох, и близок он был тогда к истине.

— С чего такая уверенность, ректор? Я, конечно, согласна и не буду спорить с вами, но почему именно эта Академия?

— На этот раз мы попали под это условие и уже как три месяца их адепт учится у нас. Я не стал переводить вас сразу, решив дать вам доучиться, но теперь все — вы считаетесь адепткой Западной Академии, мисс Рут.

Я встала со стула и подошла к двери. Что толку говорить, когда все уже давно решено.

— Спасибо, ректор Фирн, что помогали мне весь этот год, — решила уйти вежливо.

— Удачи вам, мисс Рут. Вы главное верьте в себя, и радуйтесь такому шансу — учиться среди великих магов, — улыбнулся он по-доброму.

Это были его последние слова перед моим уходом. Мне было на самом деле все равно где учиться, лишь бы не трогали меня.

— Эх, — устало облокотилась на бортик повозки, устремив взгляд вдаль, и еще раз прокрутила в голове разговор с ректором.

Мы подъезжали к порталу Западной Академии, который находился отдаленно ото всех городов, поэтому сейчас нас окружало зеленое поле. Облака лениво плыли по закатному небу, и я окончательно решила для себя, что в этом году буду вести себя тише воды, ниже травы. Хватит с меня приключений на пятую точку.

Повозка остановилась, и я взглянула вперед, туда, где уже вспыхнул голубым светом портал.

— И так, прошу внимания! — заговорил главный по нашей повозке — дракон с желтыми волосами. — Сейчас пройдет переход на территорию города Академии. Просьба не высовываться за край повозки.

Затем он сел обратно на свое место и дал команду кучеру ехать дальше. Любопытство все же взяло вверх. На территории Западной Академии я еще ни разу не была, поэтому с замиранием сердца ждала, когда меня поглотит сияние портала. Секундная слепота и мои глаза от восхищения принимают форму блюдец. Никогда бы не поверила, что мне понравится природа более холодных краев, чем мой родной — южный. Обилие красок на деревьях и кустах, которые уже пестрели осенними оттенками, и прохладный вечерний воздух, зарождали внутри чувство чего-то волшебного и сказочного. Когда мы подъехали к городу, я окончательно примкнула к новичкам, и также как и они, не скрывая восхищения, с любопытством рассматривала все вокруг.

Мы ехали по главной улице, где было больше всего магазинов с яркими вывесками, и от их красочных и ослепительных огней еще больше усиливалось чувство чего-то сказочного. Народ, который суетился на тротуарах, был самым обычным, но разнообразие рас поражало не меньше, чем сама атмосфера. В южной части Эдэра больше всего людей, поэтому сейчас мне было и любопытно и страшно, но оторвать взгляд я не смогла, и без совести рассматривала всех, стараясь ничего не упустить, чтобы мой первый визит запомнился в самых ярких красках.

— Ай!

Возглас со стороны соседки все же заставил оторваться от созерцания города и посмотреть на сидящую рядом со мной льеру. Она потирала локоть, который был с моей стороны, а ее пушистый кошачий хвост белого цвета недовольно вилял кончиком на коленях.

— Ты чего магией дерешься? — обижено спросила она.

В ее глазах не было злости и презрения, а только обычная обида.

Я облегченно выдохнула.

— Прости, но это мой дар, а не магия. Видимо слишком сильно увлеклась эмоциями, забыв о контроле.

Мне было неловко. Обычно такого не случалось, чтобы через одежду проскальзывали искры. Держать в себе проявление своего дара — разряды энергии присуще природному явлению как молнии — я научилась с раннего возраста, когда по моей вине моя сестра получила сильный ожог на руке и спине. И теперь только прямой контакт с моей кожей мог причинить вред, но закрытая одежда стала для меня скорлупой, которая помогала мне находиться без опаски в окружении людей. Но все же изредка, на эмоциях, искры выходили из-под контроля, и сейчас был именно такой случай.

— Дар? — удивленно переспросила девушка. — Необычный он у тебя.

— Поверь, всю его суть лучше не знать, — с грустью ответила ей.

— Ты новенькая, я права? — сменила она тему, заметив мое настроение. — На какой факультет поступаешь? — Прекратив тереть локоть, она положила его обратно на подлокотник кресла, но уже не так близко со мной, как он лежал до этого.

— Не совсем, — помотала головой, не обращая внимания на этот жест, ведь уже привыкла к отдаленности окружающих, которые узнали о моей способности, — меня перевели сюда. Я на втором курсе боевой магии.

— О-у, это ты, получается, будешь учиться с магом смерти, — наклонившись ко мне, тихо проговорила соседка, прикрыв ладошкой рот и указав пальцем на первый ряд кресел повозки.

Там сидела льера с огненными волосами и милыми пушистыми ушками, которая весело общалась с белокурой эльфийкой. Такого семейства, как она, я еще ни разу не видела, но больше всего меня удивили слова соседки.

— Маг смерти? В Академии? — так же тихо спросили у нее.

— Ага.

Льера не испытывала страха, а с каким-то фанатизмом стала рассказывать о том, что эта девушка с огненными волосами помогла закончить пятилетнюю войну. О восстании магов-отступников знал каждый житель этого мира, но то, что эта хрупкая льера в прямом смысле слова участвовала в войне, меня сильно удивило.

— Вот какие мы — норты! — закончила она свой рассказ.

Я сглотнула и еще раз посмотрела на макушку мага смерти.

— А она адекватная? — очень тихо спросила я. — Маги смерти, они же неуравновешенные. Как вы учитесь рядом с таким?

— Ну, были инциденты, но все они заканчивались весело и без потерь, — рассмеялась льера.

Я не могла поверить в ее слова. Все, что я знала о магах смерти, сводилось к самой смерти, и весь оставшийся путь до ворот Академии, я просидела, обдумывая слова соседки, пытаясь уложить информацию в голове, которая противоречила уже имеющим знаниям.

— Вот мы и прибыли! — воскликнула девушка, отвлекая меня от раздумий.

Я подняла глаза и еле сдержала очередную волну разряда внутри от увиденного зрелища. Нет, наша Академия тоже достойна восхищения, ведь стоит замком на обрыве скалы, где внизу бушует океан, но Западная Академия выглядела совсем иначе, и именно эта необычность зародила во мне чувство восторга.

Огромное каменное строение теплого бежевого цвета было трудно назвать замком. Оно больше походило на дворец с высокими башнями. Центральный вход — башня с огромными золотыми часами и длинным шпилем, который терялся в ночной синеве — приковывал к себе взгляд с двойным усилием. Красота! Вся Академия снизу вверх освещалась магическим светом, который лился прямо из-под земли у основания стен. Теперь ощущение волшебства достигло своего предела.

— Восхитительно! — одними губами проговорила я. и соседка хихикнула.

— Уважаемые! — второй раз за поездку подал голос смотритель. — Добро пожаловать в Западную Академию Магии! Новичкам просьба пройти к гостинице Академии, а всем остальным разойтись по комнатам общежитий.

Все начали вставать и идти на выход из повозки, а я с испугом поняла, что не знаю куда мне идти, ведь новичком как таковым не являюсь.

Когда подошла моя очередь на выход, задержалась и обратилась к дракону:

— Простите, а переведенным как быть?

Оттого, что я загородила узкий выход из повозки, сзади меня недовольно заголосили те, кто шли следом за мной.

— Вас ожидают в канцелярии, мисс Рут.

Это все, что он ответил и толкнул меня в спину, чтобы не задерживала высадку пассажиров. Мне этого было достаточно, и даже на такое невежливое обращение не обратила внимания.

Канцелярию мне помогли найти адепты, которые прибыли вместе с нами в других повозках и спешили также посетить этот кабинет, чтобы занести документы. В них я узнала заявления на практику с отметкой выполнения, поэтому с маленькой завистью смотрела на третьекурсников. Мне только предстоит узнать это все через два года, но уже сейчас сильно хотелось побыть в роле рабочего Службы Безопасности.

— Лея Рут, — представилась я женщине за высокой стойкой, когда подошла моя очередь.

Было удивительно, что канцелярия работала так поздно.

— Прибыла, наконец-то, — улыбнулась она мне. — Наш мальчик уже давно учится у вас, а тебя все не отпускали, и не отпускали. Сейчас, подожди минутку, я найду твои вещи.

Ей потребовалось намного больше времени. Видимо из-за моего отсутствия их положили на складе очень далеко.

— Вот, — выложила она на поверхность стойки три огромных свертка и маленький ключ, — ступай к льере Солле. Она комендантша женского общежития.

— Спасибо.

Я сложила стопкой свертки с формой Академии и пошла в указанном направлении, предварительно положив ключ в карман. Магическая цепочка для него у меня осталась с предыдущего места учебы, которая позволит ключу висеть на шее невидимо для других, а также он станет легким, отчего будет казаться, что его вообще нет. Удобная вещь!

Женское общежитие было обычным прямоугольным бежевым зданием в шесть этажей. Это единственное строение, которое несильно отличалось от общежитий других Академий, поэтому останавливаться и осматривать ничего не стала, а сразу поспешила к входу.

Льера Солла оказалась полненькой женщиной маленького роста с черными кудрявыми волосами и с кошачьими, такого же цвета, ушками и длинным тонким хвостом.

— А вот и ты! — не успела я перешагнуть порог, как она накинулась на меня, вертя в разные стороны.

— А вот и я, — ответила ей уже порядком уставшим голосом, стараясь не выронить свертки, которые прилично весили.

— Мисс Рут, ваша комната уже давно пустует, нельзя же так.

Я даже не удивилась, что она уже знает кто я.

— Поверьте, в этом нет моей вины, — хотела пожать плечами, но груз в руках не позволил этого сделать.

— Я вам поверю, мисс Рут, — сделала она мне одолжение. — Регистрировать вас уже не нужно, все ваши данные уже занесены. Номер вашей комнаты триста десять.

— Спасибо, — и уже хотела сделать шаг, как удивилась одному факту, — простите, вы сказали, что комната давно ждет меня, это получается, у меня нет соседки?

Комендантша кивнула и улыбнулась шальной улыбкой.

— Такое распоряжение дал ректор Азертан. Но это не значит, что мальчиков вам можно водить теперь табунами.

Я хмыкнула:

— Не беспокойтесь, вот их в моей комнате вы вообще не увидите.

Льера мне не поверила, но больше ничего не сказала, усевшись в большое кресло возле стойки регистрации с книгой в руке.

Я поспешила в комнату, чтобы, наконец, избавить руки от груза. Найти искомое не составило труда, и когда я переступила порог, и скинула прямо на пол свертки, прошла и со вздохом опустилась на кровать. Что ж, факт одиночества меня не пугал, даже наоборот обрадовал. Спокойно смогу ходить здесь и не беспокоиться о том, что могу ненароком причинить вред соседке. Тут ректору стоит сказать спасибо, а это значит, что он верит в то, что указано в бумагах и сделал мне такой приятный подарок — как отдельная комната. На вид она не отличалось от той, в которой я жила, когда являлась адепткой Южной Академии: просторная и с большим окном. Бежевые стены, голубой потолок и пушистый зеленый ковер на деревянном полу придавали уютный вид комнате. Только наличие одной кровати и стола, было отличительной чертой от предыдущего моего места жительства.

Возле ног стоял чемодан с моими вещами и, сняв перчатки, при этом не боясь кого- то ударить разрядом, принялась его распаковывать. На ужин решила не идти. Почему-то сегодня больше не хотелось показываться кому-то на глаза. Трусиха? Может быть, и отрицать не буду, но лучше останусь голодной, чем стану уже сегодня очередным посмешищем. Спросите почему? Все элементарно — я человек, да еще и хожу как монашка в закрытой одежде и с перчатками. В Южной Академии надо мной постоянно смеялись и вечно старались снять с рук вещь, которая стала моей второй кожей. Они не понимали, что это ради их же безопасности, но загнанная в угол коридора пятью старшекурсницами, я не смогла на словах объяснить, что поступают они глупо.

Тогда пострадала очень сильно только одна девушка. Она пролежала в целительном крыле с ожогами на руках третьей степени целых три дня, но даже это не спасло меня от насмешек. Хуже того, меня стали ненавидеть, а ведь это люди, такие же, как я. И возникает вопрос: что меня ожидает тут?

Разложив все по местам и приняв душ, решила лечь спать. Сколько не думай и не гадай, избежать внимания мне не удастся. В этом я была уверена на сто процентов, поэтому необходимо завтра встать пораньше и пройти проверку одной из первых, чтобы не стоять в очереди на всеобщее обозрение.

— Что ж, Майли, вот и настали перемены в нашей жизни.

На моей груди лежала ласка белого цвета — мой проводник магии. Этот магический зверек стал им, когда я впервые увидела нити магии и получила отметку на лопатке в виде завитой линии. Мне было всего два года. Родители гордились мной, даже несмотря на опасный дар. Их я очень люблю, как и сестру, которая не отвернулась от меня после того, как я ей причинила боль. Раны можно исцелить, но страх нет. Он всегда оседает на дне души, напоминая, что лучше не делать. Нет, сестра не перестала дотрагиваться до меня, но теперь всегда проверяет, есть ли на мне перчатки или нет. Грустно, но такова моя участь. Про отношения вообще молчу. Мне никогда не испытать прикосновения любящего мужчины, и роль одиночки мне прописана с самого рождения. Но даже так, я не опускала руки. Есть и другие моменты в жизни, которым можно радоваться. Сейчас моя цель была выучиться на хорошего боевого мага, чтобы поступить на службу в отдел безопасности и помогать отыскивать убийц. Среди нас всегда есть преступники, и моя мечта разыскивать и раскрывать их замыслы. Но до этого еще далеко. Может для долгоживущих рас четыре года это покажется малым, то нам людям, чей период жизни всего лишь триста лет, каждая минута дорога.

Как только проводник избавил меня от излишка магии, я провалилась в сон, но утро настало настолько быстро, что вот только закрыла глаза, а Майли меня уже будит.

— Эх, не приснился мне жених на новом месте, — проговорила с усмешкой, потягиваясь в постели. Повалявшись еще немного, нежась в теплом ложе, все же решила встать. Оттягивать время сейчас не лучшая идея.

Было еще очень рано, но когда я подошла к главному корпусу Академии, где нас должен забрать провожатый и отвести в зал для проверки, уже стояло несколько новеньких. Все они не относились к человеческой расе, поэтому, сглотнув образовавшийся ком в горле, тихо встала за драконом с длинными красными волосам, стараясь не привлекать к себе внимания.

— Еще одна человечка, — ехидный голос эльфа, который стоял вторым по счету, как гром прозвучал в утренней тишине.

— Оставь ее, Дион, — заступился за меня дракон, но эльф не стал прислушиваться к его совету.

— Ты только посмотри, какая смешная.

Он подошел ко мне и резко схватил за руку, отчего с неприязнью посмотрела на него. Ростом я была ему по плечо, и пришлось задрать голову. Его бледно-голубые глаза плотоядно осматривали мое лицо, и от этого было в двойне противно.

— Смешная, но хорошенькая. А зачем тебе перчатки? На улице же тепло, — перехватив поудобнее мою руку, он прижал меня к себе за талию и начал стягивать перчатку.

Сопротивляться эльфу было бесполезно, он сильнее меня, а железная хватка на талии, которой он умудрился зафиксировать еще и вторую мою руку, была тому подтверждение. Снимал он перчатку медленно, с азартом в глазах, отчего по моей коже уже проходил искровой разряд, но маленький и через одежду он был неопасен.

— Достаточно, — красноволосый дракон схватил эльфа за руку и остановил его в последний момент, когда перчатка закрывала только четыре пальца. — Ты напугал ее, Дион.

Эльф взглянул на меня и виновато улыбнулся.

— Я просто хотел узнать, что она прячет. Нечасто увидишь девушку в перчатках в жару, да еще в таких длинных.

Я поспешно надела ее обратно, как только этот Дион отпустил меня.

— Мало ли какие причины, — все также заступался за меня дракон.

Мне было приятно, и с каждый секундой этот парень нравился мне все больше. Во- первых, смотрел он на меня обычно, без надменности и высокомерия, а во-вторых, не лез в мое личное пространство, что очень часто нарушали другие парни.

— Твоя очередь, Дион, — сказал ему дракон, и только тогда эльф перестал меня испепелять взглядом и отправился за провожатым.

Я вздохнула с облегчением, краем глаза отмечая, что за мной уже выстроилась приличная очередь, и все с интересом наблюдают за нами.

— Не обращайте внимания, мисс…

— Просто Лея, — с улыбкой ответила ему. — И спасибо тебе.

— Фил, — усмехнувшись, представился он. — Эльфы любознательный народ и не всегда понимают, что хорошо, а что плохо, — философски проговорил дракон, и повернулся обратно к главному входу Академии.

Я больше ничего не стала говорить или спрашивать. У меня всегда было так: не хочешь дальше вести беседу и не надо, а навязываться никогда не любила.

Дальше, слава богам, ничего не произошло. За Филом пришел провожатый, и я стала ожидать, когда и мне придется зайти в эти двери. Вообще, это было неожиданно, что за меня заступился дракон. Такое со мной впервые, и быть может, ректор Фирн был прав, и здесь я буду чувствовать себя намного лучше?

Пока я думала над этим, за мной пришел провожатый — адепт в белом с черной вышивкой по краям костюме — и мне пришлось выкинуть все из головы и настроить себя на предстоящий этап прохождения проверки.

Западная Академия Магии внутри оказалась очень просторной. Высокие потолки, огромные стрельчатые окна и мраморный пол — очень гармонично смотрелись друг с другом. Здесь было все так устроено, что в голове мелькала только одна мысль: надо учиться! Строго и со вкусом.

Головой я старалась не вертеть. Моя прошлая Академия не сильно отличалась убранством, поэтому мой взгляд не блуждал по помещению, а четко следил за впередиидущим нортом. Его полосатый хвост забавно вилял из стороны в сторону. Мне всегда хотелось потрогать эту часть их тела. Но даже если бы и была такая возможность, то в перчатках мне не суждено удовлетворить свое любопытство сполна.

Мысленно вздыхая над своей тяжелой судьбой, я не заметила, как мы подошли к двустворчатой двери. Она была большой и массивной, а оттого, что парень не спешил ее открывать, я поняла, что это придется сделать мне. Долго думать не стала и хотела уже взяться за ручку, как дверь сама отворилась. Что должно быть за ней, мне и так известно, а знание о моем уровне помогло не трястись перед неизвестностью: примут или нет, поэтому порог переступила уверенно.

Зал был широким как в длину, так и в ширину. Высокие стены, куполообразный потолок с золотыми рисунками и мраморный коричневый пол еще раз подтвердили, что все Академии имеют общую черту.

— Представьтесь, — прозвучал голос, как только я подошла к маленькому столику с круглой столешницей, на которой стоял шар на золотой подножке.

Дальше от него, ровно посередине зала, находился другой стол, но уже намного больше, покрытый красной бархатной скатертью. На нем лежали бумажные листы и магические перья, но не это привлекло мое внимание, а комиссия, которая восседала за длинной мебелью.

Ректора Азертана я узнала сразу же. Мужчина сидел в центе комиссии и прямо смотрел на меня. Мои плечи невольно передернулись от его пронзительного черного взгляда, а кроваво-красные волосы наводили на мысль о страшных наказаниях, которыми он славился в этой Академии.

Во рту все пересохло, но мне все же удалось выдавить из себя слова.

— Лея Рут, — прозвучало жалко, но это все, на что я была способна под таким взглядом.

Самое страшное, что отвести взгляд в сторону мне было сложно из-за его черных глаз. Они заставили меня замереть всем телом, боясь сделать лишнее движение.

— Добро пожаловать, мисс Рут, — и вот вроде вежливо проговорил, но мое сердце от страха сжалось и затрепыхалось загнанной птичкой. — О вашей магии мы знаем, но необходимо убедиться, чтобы потом у нашей комиссии не было вопросов.

Он раскинул руки в стороны, указывая на других присутствующих. Справа от него сидели дракон и эльф, а слева эльфийка и норт. Все смотрели на меня выжидающе и только норт, в котором я узнала Элендина Вэона — сына одного из Верховного — сидел, склонившись над бумагами, и даже ни разу не взглянул на меня.

— Конечно, ректор, — все также дрожащим голосом ответила ему и повернулась к шару.

Тянуть к нему руку я не спешила. В последний раз, когда я это сделала, все закончилось плачевно для этого артефакта.

— Ну же, мисс, шар не кусается, — с улыбкой проговорил ректор.

Вздохнув и напомнив себе, что моей вины как таковой в этом не будет, сняла перчатку и положила руку на шар.

Через секунду его стал заполнять бледно-голубой дым, а уже через минуту шар был почти полон.

— Отлично, третий уровень магии воздуха, мисс Рут. Вы приняты на факультет боевой маг…

Договорить ректор не успел, поскольку шар загудел и в следующую секунду разлетелся на мелкие осколки. Наученная горьким опытом, я успела создать щит, который научилась плести на первом курсе, и с ужасом в глазах повернулась в сторону комиссии.

Волна была сильной, и я уже представила себе, что они все сидят с порезами на лицах и руках, но оказалась не права. Их всех укутывал синий прозрачный щит, а в их глазах читалось только удивление. Я тоже далеко от них не отставала и отвечала взаимностью, но стоило мне встретиться с горящим изумрудным взглядом профессора Вэона, как страх вернулся обратно.

— Любопытно, — протянул черный лис и убрал защиту. — Такого в нашем заведении еще не случалось, — и улыбнулся, отчего мое сердце ухнуло вниз и забилось уже где-то в районе пяток.


Глава 2


Страх еще больше окольцевал меня, когда профессор Вэон встал со своего места и медленно, как хищник подкрадывается к добыче, стал надвигаться на меня. Нет, этот черный лис красив, мало того считается самым завидным женихом всего Эдэра. И любая женская особь давно бы удавилась от зависти, что он обратил на меня внимание. Высокий и гибкий, по телосложению сразу видно, что он не пренебрегает физической нагрузкой, но и не увлекается, а прямая осанка и четкие выверенные движения дают понять, что воспитан он в высшем обществе. Природа его тоже не обделила вниманием: от его лица трудно было оторвать взгляд, он то и дело возвращался обратно, чтобы продолжить восхищаться правильными чертами. Но самое главное это были глаза. У сильных магов, которые познали полностью стихию, глаза принимают цвет этой магии и в прямом смысле слова светятся, отчего можно сразу понять, кто перед тобой и первым делом подумаешь: «А стоит ли связываться с этим магом?». И вот сейчас на меня смотрели изумрудные глаза, которые иногда меняли свой цвет на красный оттенок, но оттого, что они светились, моя спина покрылась холодным потом.

Меня всегда увлекала раса нортов, но в тоже время я их боюсь. Они выглядят совсем как люди, только наличие звериных ушей и хвоста отличало их от нас. И все бы ничего, но их внутренний мир совсем иной. Мне до сих пор трудно разобраться и, наверное, это даже нереально понять, почему они в основном поступают как животные. Никогда не знаешь, чего следует ожидать от них.

Я стояла как мышь, загнанная в угол хищником, и со страхом смотрела на приближающегося черного лиса. Его огромный пушистый черный хвост играючи вилял белым кончиком из стороны в сторону при плавных движениях самого хозяина. Уши то и дело, что подергивались и поворачивались в сторону малейшего звука. Этим нортом бы восхищаться, но я, почему-то, испытывала только страх. Его светящиеся зеленью глаза и небольшие клыки, которые хорошо виднелись из-под верхней губы, ужасно пугали.

— Позволите, мисс Рут? — он протянул ко мне руку, отчего я дернулась. — Чего же вы так боитесь?

Его бархатный голос приятно ласкал слух, но страх так и не отпускал меня.

— Что вы хотите сделать? — пришлось брать себя в руки, а то так и останусь в его глазах трусихой.

— Всего лишь проверить ваше магнитное поле, — его глаза сверкнули ярче, и я сделала шаг назад и уперлась в столик, на котором осталась стоять только золотая подножка от шара.

— А как оно проверяется?

— Все очень просто, — улыбнулся он шире и шагнул ко мне.

Я зажмурилась и со всей силой вцепилась пальцами в край столешницы. По моему телу начал бегать разряд и с каждой секундой от страха он нарастал все больше, норовя выйти из-под контроля.

— Мисс Рут, незачем меня так бояться, — тихо прошептал лис совсем близко от моего уха.

Я держалась как могла, честно, но это было последней каплей. От этого мужчины исходила такая сильная аура, что мой организм воспринял его как угрозу, и искровой разряд волной хлынул в разные стороны, защищая свою хозяйку.

Шум стоял ужасный, и когда все стихло, мне было очень страшно открыть глаза. Вот не начался еще учебный год, а я уже причинила ущерб Академии и преподавателям. Глаза я открывала медленно, боясь увидеть страшную картину. Внутри меня все замерло, но стоило увидеть, что зал цел и невредим, выдохнула с облегчением.

Вокруг меня сверкал синий щит черного лиса, и через него я видела, что в зале все по-прежнему.

— Колоссальная энергия, — довольно проговорил профессор Вэон. — И самое удивительное то, что эта энергия вырабатывается самим организмом этой девушки.

Черный лис стоял от меня в двух шагах и все это вещал комиссии. Я особо не вникала в то, что он говорит, а, успокоившись, смотрела на щит профессора, по которому бегал мой разряд и искрился белым. В голове не укладывалось то, что сейчас произошло. Как? Как этот щит не позволил разряду все разрушить?

— Это ее дар, — подал голос эльф, перебирая бумаги, что-то выискивая. — У ректора Жосона Фирна частенько были хлопоты с этой девушкой. Риан, ты уверен, что нам следует ее учить? В нашей Академии много адептов из высшего общества, не опасна ли она?

Теперь мое внимание переключилось на их разговор.

— Эта девушка действительно опасна, Риан, — присоединилась к беседе эльфийка.

— Что будет, если кто-то пострадает? — не остался в стороне и дракон.

Три члена комиссии были против моей учебы в этих стенах, и только черный лис и ректор Азертан смотрели на меня молча, о чем-то размышляя. Я была уверена, что ректор знал о моем даре и не станет сразу отказываться от меня.

Тем временем спор

, но меня услышали.

— Чем докажите, мисс Рут? — чуточку грубо спросила эльфийка.

— Я умею контролировать свой дар, и только прямой физический контакт может навредить. Но я всегда стараюсь ходить в закрытой одежде, — подняла руки и показала, что они в перчатках.

— Но как вы объясните то, что сейчас произошло? — не отступала она.

— Профессор Вэон, — я бросила взгляд на лиса и сглотнула образовавшийся ком в горле, — он сильный маг и его аура стала подавлять меня, из-за чего и произошел выброс разряда.

Черный лис изогнул бровь в немом вопросе, но спрашивать ничего не стал.

— А на других как вы реагируете? — усмехнулся ректор.

— Обычно так происходит только с магами первого уровня. — Эти вопросы стали меня смущать, и мои щеки запылали.

— Тогда вы приняты, мисс Рут, — проговорил ректор. — Адепты максимум владеют вторым уровнем и то неполноценным. Нам нечего опасаться, и я верю вам, Лея.

Я облегченно выдохнула, а в следующую секунду щит вокруг меня пропал.

— Ступайте. Надеемся, и в учебе вы тоже будете строги к себе, — продолжил ректор, и я кивнула, решив побыстрее покинуть этот зал. — Элендин, раз ты стоишь, принеси запасной шар Истины, а то…

Последние слова я уже не слышала, вывалившись в коридор. Дверь захлопнулись за мной сразу же, как-то жалобно скрипнув. До самого выхода я чувствовала на себе взгляд черного лиса.

С задумчивостью посмотрела на дверь, все еще ощущая странное чувство потери.

— Все так плохо?

Я подпрыгнула от испуга и повернулась на голос. В трех шагах стоял норт — провожатый, который привел меня сюда.

— Все отлично, — перевела я дух. — Принята.

Парень улыбнулся и жестом пригласил меня следовать за ним. Когда мы вышли на аллею Академии и норт ушел обратно, я порадовалась, что наконец-то все закончилось и можно пойти к себе и немного отдохнуть. В голове была каша из вопросов. Мне было любопытно, как это у профессора Вэона получилось создать такой щит, который удержал мой заряд. Но больше всего меня не оставляло в покое то, что пришлось соврать комиссии, что так на меня действуют только маги с первым уровнем мощности потока. Да никто на меня так не действует! Это все он — черный лис со своей непонятной аурой. У меня каждая клеточка организма сжималась от неведомого страха, когда он приблизился ко мне. И почему так? Что в этом норте такого страшного, отчего мой дар вышел из-под контроля?

Ответов, конечно, мне не узнать, но одно я могу с уверенность сказать, что от профессора Вэона необходимо держаться подальше, чтобы Академия осталась стоять на своем месте целая и невредимая.

До своей комнаты я дошла погруженная в мысли о возможностях профессора. В газетах частенько можно прочитать об этом черном лисе, но только в разделе науки, поскольку он заядлый ученый по природным явлениям. О нем самом мало что известно, только то, что стихийник, то есть владеет магией четырех стихий, а по цвету глаз можно сделать вывод, что полностью он познал только магию земли. Но почему щит синий? Почему не зеленый и не красный? Использует магию воды?

Я стояла и минут десять смотрела на ручку двери своей комнаты, пока где-то дальше по коридору не хлопнула другая дверь, возвращая меня в реальность. Нет, так не пойдет! Зачем забивать себе голову такими вопросами, если все равно не смогу получить ответы? Есть и поважнее дела, например, собраться с духом и сходить в столовую. Моя проверка сильно затянулась и могу себе только представить, как новички долго ожидали своей очереди, но время уже приближалось к обеду.

Стоило только подумать о еде, как в животе заурчало, ведь ужин вчера я решила пропустить, а завтрака, как такового, не было и вовсе. Но идти в столовую не хотелось. Мне хватило утреннего представления, но морить себя голодом я не собиралась. Взглянув на часы, которые висели над дверью, поняла, что для решимости у меня еще есть двадцать минут, но кушать очень сильно хотелось, поэтому не было необходимости в самовнушении, что все пройдет хорошо. Меня тянула потребность и, выкинув все из головы, решительно, но медленно двинулась обратно к главному корпусу.

Аллея Академии мне понравилась с первого взгляда. Выложенная серой плиткой в замысловатом узоре дорожка, вдоль которой стояли лавочки с подстриженными кустиками по бокам, радовала взор. Также тут имелись магические фонари, столбы которых были оплетены железным плющом, вверху ниспадая несколькими веточками. Сами световые сферы этих фонарей чуть парили в воздухе, покачиваясь на ветру. Ровными рядами росли и деревья, под которыми будет приятно посидеть на травке в перерывах между лекциями. Да что говорить, уже сейчас прибывшие адепты после летних каникул сидели, а то и лежали на траве, прячась в тени от пока еще жаркого солнца.

Пока шла, на меня с любопытством поглядывали, но я уже привыкла и не обращала на это внимания и даже шага не прибавила, чтобы побыстрее скрыться. Вечно бояться нельзя, и нужно бороться со своими страхами, а я очень боюсь причинить кому-нибудь вред. Но чем больше что-то скрываешь и не сразу показываешь окружающим, тем сильнее их любопытство. А ведь оно не всегда полезно, иногда даже опасно! И как им объяснить, что лучше не обращать на меня внимания и не стараться узнать, что я скрываю под перчатками? Хорошо зимой, когда многие носят их, чтобы не замерзли руки, но мне приходится везде в них быть, даже в теплом помещении, и вот от этого рождаются слухи, что у меня руки в шрамах или вообще имеют нечеловеческий вид. Фантазия — вещь сильная, и под ее воздействием окружающий меня народ частенько норовит прижать к стенке и утолить свое любопытство. Что ж, тут я ничего поделать не могу, а только убеждать их, что это просто мера безопасности. Но всё всегда сводится к одному — меня не слушают и поступают по-своему.

Продолжая не обращать внимания на любопытные взгляды, адресованные мне, медленно шагала по дорожке, пока у самых дверей главного корпуса не заметила ту льеру — мага смерти — и ее подружку эльфийку. Вот их внимание привлекать к себе совсем не хотелось, поэтому села на близстоящую лавочку и стала ожидать, когда они уйдут с пути, который лежал к столовой. В животе опять заурчало, и я нахмурила брови, наблюдая за девушками. Глупо, конечно, так сидеть, но осторожность не помешает.

Через несколько долгих минут эльфийка радостно воскликнула и побежала в сторону ворот, в которые мы вчера въехали на повозках из города. Сейчас тоже прибывали адепты, и вот один из них, покинув транспорт, с улыбкой подхватил эльфийку и закружил в своих объятиях. Я с завистью смотрела на эту картину, но постаралась быстро отогнать это чувство, чтобы не грустить и не жаловаться на судьбу. Изменить ничего нельзя, поэтому не стоит еще хуже делать себе.

Вздохнув, перевела зависть в радость за эту пару. По ним сразу было заметно, что у них образовалась связь, которая объединила их души, и теперь они одно целое, а это самый большой подарок судьбы. В частности, связь необходима только для того, чтобы появился на свет малыш у долгоживущих рас, поэтому они стараются найти свою пару. У нас же, у людей, связи не бывает. Мы преодолели это и спокойно можем иметь потомство в разы больше чем у драконов, эльфов или нортов. Почему так, не знаю. Природу трудно понять, но именно из-за этого мы живем так мало, несмотря на то, что люди многочисленная раса. Иметь детей тоже счастье, и у человека его больше, поэтому, мы не расстраиваемся, что не можем настолько красиво любить.

Уже с улыбкой наблюдая за парой, краем глаза заметила, что льера тоже к ним подошла. Этот маленьким ростом маг смерти совсем не внушал страха, мало того, короткие рыжие волосы, смешно торчащие в разные стороны, пушистые белокрасные ушки и хвост в полоску под цвет волос хозяйки, вызывали только улыбку. Ей, наверное, тоже уделяют много внимания, ведь выглядит очень мило.

Эльфийка же, как и все эльфы, была прекрасна: стройная, высокая и с длинными золотыми волосами, которые были подобны лучикам солнца, а лазурный дракон, ее парень, очень подходил ей, дополняя и так идеальную эльфийку. То, что он относился к роду лазурных драконов, я поняла по его белым волосам с синими прядями. Вообще, род драконов легко узнать таким методом, поскольку именно такой окрас имеет их вторая сущность — дракон. Тут остается только выучить родовые цвета, их не так много как кажется. У меня учитель по магии воздуха в детстве был именно лазурный дракон, поэтому я с легкостью могу сказать, к какому роду относится этот парень, или уже мужчина, ведь выглядел он достаточно взрослым.

Закончив с приветствием, эта троица двинулась с места и отправилась к главному корпусу. Как только они скрылись за дверями и, обождав еще немного, я тоже встала и пошла по их следу. Пришлось идти вдоль колонны новичков, которые все еще ожидали своей очереди на проверку. Среди них уже не было тех, кто стоял за мной, поэтому не было в их глазах ненависти. Но зависть присутствовала, ведь они догадались, что я иду в столовую.

Меня всегда удивляла методика прохождения проверки. Почему новички ждут на улице, а не в холле Академии? Пока не зачислены, не имеют права ступать на мраморный пол Академии без сопровождающих? Или там какая-то защита? Никогда не задавалась этим вопросом, пока не прошла проверку второй раз.

Медленно, но верно я подошла к столовой и с опаской посмотрела из-за угла прохода с аркой в зал. Было большое желание уйти, а лучше вообще уехать к родителям под теплое и любящее крылышко, но как мне стать хорошим боевым магом, если боюсь встретиться с теми, с кем может быть придется работать? Правильно, нужно брать себя в руки и сделать шаг навстречу неизбежному, кушать то хочется. Вдохнув и выдохнув пару раз, и не смотря ни на кого, пошла к подносам со столовыми приборами, а затем и к раздаче еды.

В зале, где потолки были неимоверно высокими, а стрельчатые окна подстать такому помещению: огромные и с витражами наверху, было расставлено очень много столов со стульями. Сейчас тут было еще мало адептов, а вот к ужину, скорей всего, все эти столы будут уже заняты. Все также, не обращая внимания на косящиеся взоры и на шум в целом, спокойно наложила себе еды и, поискав взглядом свободный столик, поспешила в самый дальний угол, чтобы хотя бы спина не была атакована столь большим вниманием. А я ведь их понимаю. Все девушки сидели либо в платьях, либо в легких блузках без рукавов и достаточно с глубоким вырезом на груди, и тут я: в брюках, рубашке, которая была застегнута на все пуговицы, и перчатках. Нет, все подобрано со вкусом и изяществом, и тут нет вопросов, но вот по отношению других и погоды на улице, я была белой вороной. Хорошо, что пальцем еще не показывали.

Со вздохом опустилась на стул. Как жаль, что нельзя есть в комнате, но это тоже не выход. В первые дни в Южной Академии мне было тоже трудно, но со временем все привыкли, и не было уже такого ажиотажа. Смеялись — да, и в коридоре отлавливали, чтобы утолить любопытство, но уже не смотрели и не кидали столь откровенных взглядов. А ведь там был простой люд, не из высшего общества. Боюсь представить, сколько мне тут придется быть бесплатной неведомой зверюшкой, пока все не привыкнут.

— Привет смешная, — усмехнувшись, сказал эльф и сел напротив меня с подносом, на котором стояла посуда в основном с овощами.

Я от неожиданности дернулась, но узнав в нем Диона, того эльфа, что утром почти снял с меня перчатку, перевела дух.

— У нее имя есть, — с тяжелым вздохом опустился на другой стул, рядом с эльфом, Фил.

— А мне больше "смешная" нравится, — подмигнул он мне. — Но для приличия все же необходимо узнать. Ну так как, смешная?

Он смотрел на меня с тем же интересом что и утром, только взгляд был легче, отчего уголки моих губ дернулись в улыбке.

— Лея.

— Это полное имя? — приподнял он золотую бровь.

— Да.

— Короткое и тоже смешное, — по-доброму улыбнулся он.

Я посмотрела на него под другим углом. Вроде типичный представитель эльфов. Смазливое личико, чуть оттопыренные острые ушки, золотые волосы, которые были распущены и ниспадали на спину, и голубые глаза, обрамленные длинными ресницами. Красив, как и все эльфы, но в нем не проскальзывала та высокомерность, которой блещут отпрыски высокого общества. Даже утром это было чистое любопытство, и он остановился и не нагрубил дракону, который посмел ему указывать. И улыбается он открыто. Может стоит ответить ему взаимностью?

Дракон мне понравился с самого начала. С ним даже стоять молча было легко, а ненавязчивость только делает его краше и интересней для меня. Была в нем какая- то изюминка. Насыщенно алые волосы, которые сейчас были завязаны в высокий хвост, притягивали взгляд, потому что при движении очень красиво блестели на свету красными оттенками. Таким волосам позавидует любая девушка. А вот глаза были почти черными, как у ректора Азертана. Стоит отметить, что они из одного и того же рода — рубиновых драконов. Их вторая ипостась очень сильное и мощное существо, самое большое из всех других драконов. И вот их представитель сидел напротив меня и хмурил брови.

— Почему смешное? — оторвав взгляд от черных омутов дракона, перевела его на эльфа.

— На древнем эльфийском твое имя звучит как Торная козочка", но, — перебил он меня, увидев, что хочу ему возразить, — также это означает "нежность" и "ласка”, - закончил он с широкой улыбкой.

— Спасибо за информацию, — пробубнила я и зачерпнула ложкой суп, чтобы, наконец, утолить голод.

Парни сели очень удобно. Их взгляды меня не тревожили, как и присутствие, а вот тех, кого они загородили своими широкими спинами, сильно нервировали. Теперь я могу спокойно поесть.

— На какой факультет тебя приняли? — начав ковырять салат вилкой, стал интересоваться Дион.

— Меня перевели, так что это была просто перестраховка, — пожала плечами. — А так я уже на втором курсе боевой магии.

Бедный эльф подавился листиком салата, а дракон улыбнулся краешками губ.

— На втором? Боевой маг?! — он скептически окинул меня взглядом. — Какая стихия?

— Воздух, — не без гордости ответила ему. Эту стихию я обожаю.

— Какой уровень? — теперь и дракон с интересом посмотрел на меня.

— Третий.

Сегодня явно не день Диона, еда так и застревает у него в горле.

— Третий? — переспросил пострадавший, как только откашлялся.

— А что такого? — теперь я приподняла свою бровь шоколадного оттенка.

— Ты же человек! — сказал он удивленно, как будто до этого я не знала, кем являюсь. — Люди владеют магией не выше пятого уровня.

— В каких лесах ты жил? — хмыкнула я. — В Южной Академии были адепты и со вторым уровнем и все они "человечки", — показала пальцами кавычки.

Дион проследил за жестом и быстро сменил тему, чтобы не показывать свою неосведомленность.

— Зачем ты носишь перчатки? — и уставился мне прямо в глаза.

Я вздохнула и отставила пустую тарелку в сторону.

— Дар у меня опасный для окружающих, вот и приходится.

— Как он проявляется? — серьезным голосом спросил Фил.

— Искровой разряд.

— Стреляешь молниями? — с восторгом, но тихо, спросил эльф.

— Вроде того, — усмехнулась над его расширенными глазами.

Эти ребята мне однозначно нравятся. Они сразу поверили моим словам и просто удивляются такому явлению.

— Тяжело тебе, наверное. Физический контакт совсем невозможен? — дракон знал что спрашивать.

Род рубиновых один из древних, поэтому и статус "умных" они всегда поддерживают.

— Совсем, — опять вздохнув, поставила на поднос пустой стакан, в котором был компот.

— Это же? Как же это? — с недоумением стал спрашивать Дион, но Фил на него так зловеще глянул, что эльф мигом стушевался.

Я улыбнулась Филу, мысленно сказав спасибо. Дион тоже виновато посмотрел на меня.

— Так этого ты утром испугалась? Боишься прикосновений?

Дракон вздохнул, а я, не переставая улыбаться, покачала головой.

— Нет, я боюсь причинить вред своим даром. Мне ничего не будет, а вот ты мог запросто умереть, и это в худшем случаи. В лучшем — получил бы ожог.

— О-у, — дошло, наконец-то, до эльфа. — Тогда я идиот.

Я рассмеялась.

— Ты не единственный такой. Многие стараются посмотреть, что я скрываю с помощью перчаток.

— Таких много? — оглянулся эльф в зал.

Я тоже туда посмотрела, отмечая, что все сразу уткнулись в свои подносы, стоило Диону повернуться.

— М-да, тяжелый случай, — запустил он пятерню в свои золотые волосы, а затем глянул на дракона, который уверенно кивнул ему. — Мы на первом курсе, Лея, и не сможем тебе всегда помогать.

Я с удивлением уставилась на него.

— Вы предлагаете мне помощь?

— Я виноват перед тобой, что напугал тебя. Поэтому и подсел к тебе, чтобы извиниться.

В моей голове замкнулись шестеренки, не в силах переработать услышанное.

— Ты же из высшего общества? — решила уточнить для себя.

— Да, — не понял смены темы Дион.

— И ты, Фил?

Дракон только кивнул.

— И вы хотите мне помочь?

Теперь они оба смотрели на меня как на ненормальную, но все же кивнули.

— А как же высокомерие и презрение?

Наступила минута молчание, а потом парни рассмеялись.

— Я же говорю, смешная, — чуть ли не загибаясь от смеха, проговорил эльф. — В каких лесах ты жила, Лея? — вернул он мне мою подколку и показал кавычки.

Я перевела взгляд на Фила, но он тоже веселился вовсю.

— Не стоит на всех нас вешать ярлык "светских подонков", Лея, — отсмеявшись быстрее друга, сказал дракон. — Есть и такие как мы, желающие помочь девушке, которая уже сейчас считает себя изгоем.

С этим драконом опасно жить, из одного твоего предложения поймет, что ты за фрукт.

— И это правда? — все еще не верила я.

— Конечно, но Дион прав, мы не всегда будем рядом, но обедать можем и за одним столом, а то с таким окружением, — он тоже посмотрел в зал, отмечая любопытные взгляды, — помрешь с голоду.

— Спасибо вам, ребят, — искренне улыбнулась им.

Эльф подмигнул мне, ответив на улыбку, а дракон сдержанно кивнул.

— Ну, раз тут мы закончили, — поднялся Дион с места, прихватив поднос с пустой посудой, — предлагаю пойти и узнать расписание на завтра.

Я кивнула и тоже поднялась и до самого холла, где висел длинный стенд со всей возможной информацией для адептов, не могла поверить, что у меня появились, может быть еще не друзья, но защитники точно.

До места, где мы сможем узнать расписание, добрались быстро. Рядом с ребятами я чувствовала себя уверенней, поэтому шла с поднятой головой и не боялась всех этих взглядов. Дион весь путь шутил, а Фил шел молча, хмуря брови. Честно, дракон меня чем-то заинтересовал. Было в нем что-то такое, что притягивало меня к нему, и пока шли, поглядывала на него, стараясь это делать незаметно.

— Так, так, так, — покачиваясь на пятках, протянул Дион, рассматривая стенд и выискивая свой факультет, когда мы оказались на месте. — У нас завтра, друг мой, первым стоит зельеварение.

— Дион, ты у нас целитель, значит? — проследив за взглядом эльфа, прочитала на листке бумаги факультет.

— Я да, а Фил тоже боевой маг, как и ты. Но на первом курсе вводные предметы, поэтому факультеты объединяются, — потирая подбородок и продолжая разглядывать расписание, задумчиво ответил мне Дион.

Никогда бы не подумала, что эльф целитель. Они всегда спокойные и рассудительные. А тут четкая противоположность. Дион скорей тоже похож на боевика, но вид магии не выбирают. Мы всего лишь сосуды для потока магии.

Профессора и ученые давно доказали, что магический поток очень схож с душей. Когда рождается ребенок, в нем также зарождается поток, который тоже растет и развивается на протяжении всей жизни носителя. Проявление магии происходит уже в малом возрасте, где-то с двух лет. К этому времени родители уже подыскивают учителя для своих детей, ведь первые выбросы магии спонтанны, и если родные не владеют такой же магией, это может навредить как малышу, так и его окружению. Но самое главное, поток живой и разумный. Об этом нам рассказывали на первом курсе. Даже на уроках медитации можно было почувствовать, что магический поток внутри тебя имеет свое "я". Но даже так мы являемся одним целым. Мысли, чувства и ощущения — все это у нас одинаковое, иногда совсем непонятно, где ты, а где другое сознание. Но факт остается фактом, поток уже имеет направление магии, и другой вид выбрать ты не можешь. Лишь усовершенствовать.

— Завтра утром перед началом занятий будет речь ректора и знакомство с преподавателями. Пойдешь? — спросил меня Фил, прочитав объявление о приветствии новичков.

Я задумалась. Там будет весь первый курс всех факультетов, а это немало. Но с другой стороны, со мной будут парни и можно не беспокоиться, что меня начнут высмеивать. Посмотреть на преподавателей необходимо, чтобы потом не оказаться в неловкой ситуации.

— Да, только, — вздохнула, — давайте встретимся возле входа главного корпуса?

Глаза я все же опустила и задержала дыхания в ожидании ответа. Просить мне еще ни разу не доводилось, но нужно же с чего-то начинать?

— Конечно, — услышала наконец-то ответ. — Приветствие начнется в восемь. Будем тебя ждать в половине восьмого, необходимо место занять.

Фил проговорил это спокойно и ровно, и я с удивлением отметила, что его голос мне нравится. Низкий и глубокий, но и не бас. Но самое приятное то, что говорил он как-то мелодично, отчего хотелось слушать и слушать.

— Ты умеешь петь? — спросила, не подумав, а затем с испугом взглянула ему в глаза.

Боги, что со мной происходит? Я никогда не говорила, не обдумав фразу, и теперь стало не по себе под черным взглядом дракона.

— Умею, — удивленно ответил Фил, а моргнув, усмехнулся.

По моему телу прошелся мелкий разряд, как только в его глазах увидела искорки веселья.

— Еще как умеет, — хмыкнул Дион. — Все девчонки вешаются на него и умоляют спеть что-нибудь. В певцы ему нужно было идти, а не в боевые маги.

От информации о девушках неприятно кольнуло внутри, но я быстро избавилась от этого чувства. Да, дракон красивый парень и я бы с радостью…Нет! Не стоит об этом думать, когда даже прикоснуться не можешь.

Я вздохнула.

— Понятно, — отвернулась к стенду, чтобы скрыть грусть в глазах. — У меня завтра первым стоит Магическое воздействие.

Парни молчали, и я напряглась. Они почувствовали, что настроение мое изменилось, особенно Фил. Драконы хорошо считывают душевное состояние окружающих.

— Лея, — тихий голос Фила заставил мой дар еще раз пропустить по моему телу искры.

Я ожидала продолжения, чувствуя на спине взгляд эльфа, а на макушке дракона, но вместо слов Фил взял меня за руку и развернул к себе.

— Не стоит свои желания игнорировать, даже если их невозможно исполнить, — он продолжал удерживать мою руку, согревая своим теплом. — Скажи, чего ты хочешь?

— прямо спросил он.

Очередной разряд от его вопроса, и Фил дернулся. Я испуганно начала вырывать руку, но дракон мне не позволил это сделать, притянув к себе за талию. В его объятиях было очень приятно, но страх так быстро не проходит, поэтому разряды продолжали волнами проходить по моему телу.

— Отпусти! — воскликнула, пытаясь выбраться из его железного захвата.

— Нет, — ровно, без эмоций ответил он мне.

А я чувствовала, что одежда сейчас играет роль обычной ткани, а не скорлупы. Мне было страшно, страшно за Фила, ведь ощущала, что ему больно.

— Отпусти, — стала его умолять, отчего искры начали светиться, издавая треск.

— Нет, — уверенно проговорил он. — Пока не поймешь, что все не так как ты себе напридумывала.

Я замерла, и вместе со мной прекратил бушевать и мой дар.

— Но такова реальность, — уткнулась ему в плечо. — Физический контакт вызывает у меня только страх.

Дрожь вернулась.

— Доверься мне, — прошептал он мне на ушко.

Его губы почти дотронулись до мочки уха, но это было слишком близко, из-за чего он дернулся, когда ощутил от моей кожи искру.

— А ты мне поверь, — отвернулась в сторону, — незачем все это, если большего дать не сможешь.

Он резко отпустил меня, отчего чуть не упала, если бы Дион не придержал за локоть.

— Большего? — переспросил Фил и припечатал меня темным взглядом. — Ты права, большего дать я тебе не смогу. Но я не вижу толка в том, что ты прячешь свои чувства и всего боишься.

Мне было бы не так тяжело на душе, если бы это он все говорил на эмоциях, так нет, голос его звучал все также ровно.

— Я тебе благодарна, Фил, как и Диону, — вздохнула. — Но лезть мне в душу не нужно. Я сама справлюсь со своими тараканами.

Дракон еще немного попугал меня своим черным взглядом, а потом пожал плечами и кивнул. Конечно, сразу так начинать нельзя. Надежда умирает последней, поэтому я продолжаю верить, что мне посчастливится испытать любовь, если не физическую, так хотя бы душевную. В такие моменты я жалею, что людям не сужено испытывать связь. Так бы у меня хоть какой-нибудь, но был бы шанс. Но это не значит, что прямо сейчас я избавлюсь от своего страха.

Еще раз взглянув на расписание, мы отправились на улицу. Несмотря на этот инцидент, парни продолжили себя вести как ни в чем небывало. Но скрывать от себя не стала, в объятиях дракона мне было очень хорошо. А также с грустью отметила, что я, кажется, влюбилась. Вот так, с первого взгляда. У меня это впервые. Я вообще никогда не смотрела на парней в этом плане, да и они не пытались заговорить со мной, особенно узнав о моем даре. Что толку в отношениях, если нельзя прикасаться, а дружить парни не спешили.

Фил же с самого начала проявил дружелюбие. Может поэтому, по неопытности, мои чувства разыгрались? Но даже если дракон и ответит какой-нибудь взаимностью, ничего это не изменит. Свое счастье мне нужно искать среди людей. С долгоживущими расами мне не по пути. Если связи нет, значит до свидания. С другой стороны, я читала в газете, что был и такой брак как человека и эльфа.

Эльф очень сильно полюбил одну человеческую девушку и до самой ее старости был с ней. Очень печальная история. Детей у них не могло быть, да и жизненный цикл людей — это как песок сквозь пальцы для эльфа. Нет, такую судьбу я себе не хочу. Лучше тогда быть одиночкой.

Ребята проводили меня до общежития и сказали, что будут ждать меня в столовой к ужину. Напрягать мне их было неудобно, но ведь все равно им тоже кушать необходимо, поэтому совесть не стала меня грызть.

Льера Солла улыбнулась мне на входе, предложив попить с ней чаю, но я вежливо отказалась. Было насыщенное утро, да и день не стал отставать в эмоциональном плане, так что было желание отдохнуть до ужина. Сегодня еще необходимо разобрать вещи для учебы и приготовить сумку. Завтра будет три лекции по два часа каждая, а после летних каникул это кажется очень много.

Преодолев путь до своего этажа, не глядя повернула в левое крыло и замерла на месте. Около моей комнаты, переминаясь с ноги на ногу, стояла человеческая девушка. Она явно ждала меня, потому что, увидев, улыбнулась и помахала мне рукой. Что ж, день сегодня явно не хочет перестать меня удивлять.


Глава 3


Я удивленно смотрела на эту девушку, не решаясь сделать шаг. Зачем она пришла ко мне? Почему не ушла, поняв, что ей никто не открывает? С какого она курса? Вопросы скакали в голове, но сдвинуться с места я так и не смогла.

На ее лице отразилось недоумение, а затем она сама пошла мне навстречу.

Когда девушка уже была совсем рядом, я вытянула руки вперед.

— Стой.

Послушно замерла.

— Привет, — мило улыбнувшись, сказала она. — Мы вчера вместе приехали в одной повозке, а сегодня днем видела, как ты выходила из той комнаты. Я новенькая, — и замолчала.

Мы смотрели друг на друга в полной тишине. Что она хотела этим сказать, я так и не поняла, но девушка была милой: стройная, с длинными прямыми русыми волосами, кукольным личиком и серыми глазами. Для человека она даже красива, а синее платье, которое пошито хорошим мастером, позволило сделать вывод, что она из высшего общества. Мои родители тоже не бедны, но таких нарядов все равно позволить я себе не могу.

— Я, — девушка опустила глаза, — я бы хотела с тобой дружить, — очень тихо проговори она.

А вот занавес в моей голове закрылся с шумом. Вернув себе способность двигаться, посмотрела по сторонам в поиске шутника, который решил поиздеваться надо мной. Ну не бывает так, чтобы после стольких прожитых лет без друзей, в один день ими обзавестись. Другом мне была только сестра, да я и сама не спешила на контакт, а тут… Слов нет, одни эмоции.

— Кхм. — Вот что мне ей ответить? — А почему на роль подружки ты выбрала меня?

— Все очень просто. В этой Академии мало людей и все они в основном парни.

Я как-то над этим не задумывалась. У богатых людей в основном рождаются мальчики, чтобы потом наследники смогли перенять бразды правления. Как получаются только мальчики? Так хороший целитель и не на такое способен.

— О-у, — да, я не многословна.

Как себя вести в такой ситуации — без понятия. С парнями как-то все проще получилось. Хотя, может все дело в Дионе, и в его способности говорить без умолку?

— Не хочешь зайти ко мне и выпить чаю? — все также тихо спросила она.

Девушка стала забавно мять платочек в руке, который до этого я не заметила.

— Ты живешь с соседкой? — страх стал отступать, и я вздохнула с облегчением.

— Да.

— Эх, видишь ли, — потерла шею, — я прямо сейчас не могу принять твое предложение, ведь толком тебя не знаю, а дружба сразу не приходит. — Девушка вздохнула, и ее грустное личико победило. — Но чаю выпить можно, только давай у меня?

Видимо отдохнуть мне сегодня не суждено, но если она и вправду сможет стать мне подругой, то стоит пойти ей навстречу. Фил прав, необходимо перестать бояться, особенно когда сама судьба решила мне помочь.

— Хорошо, — кивнула она. — Я тогда сбегаю за печеньем и приду к тебе.

И больше ничего не сказав, побежала в правое крыло нашего этажа. Шустрая, однако. Усмехнувшись над ее энергичностью, отправилась к себе. Бытовые мелочи я еще не распаковывала, поэтому пришлось лезть в сумку, чтобы достать небольшой чайный набор. Ко мне еще ни разу не заходили в гости, но этикет никто не отменял и нужно быть готовой ко всему.

Когда в дверь постучались, у меня было уже все готово и, надев перчатки, пошла встречать гостя. Девушка стеснялась всего: перешагнуть порог, пройти к столу и сесть на стул. Я с улыбкой наблюдала за ней.

— Шани, — сделав первый глоток чая, наконец-то подала она голос.

— Лея, — представилась и я. — Ты, значит, только поступила?

— Да, я хочу стать хорошим артефактором, чтобы пойти по стопам отца.

Она отвела взгляд в сторону, но я успела в них заметить грусть.

— А твой отец?..

— Погиб на войне, — бездумно проговорила она. — Он попал в плен к черному магу, и уже после первого восстания магов-отступников нашли его тело.

Ее рука, в которой была чашка, задрожала, и девушка поспешно поставила ее на блюдце, боясь расплескать чай.

— Эта война забрала многих, — тихо сказала я, не зная как унять ее грусть.

В комнате наступила тишина. Шани думала об отце, а я о тех, кто не вернулся обратно.

— Но не будем о грустном, — вдруг проговорила она и улыбнулась. — Я так рада, что тут оказалась ты. Конечно, есть и другие девочки, но они уже на четвертом курсе. С такими трудно завести разговор.

— Но я тоже не на первом, — виновато взглянула на нее.

— Я знаю, — удивила она меня. — Слышала твой разговор в столовой с парнями. Покопалась в своей памяти, но так и не вспомнила ее среди тех, кто сидел рядом.

— Также я услышала о твоем даре, — продолжила она. — Не стану скрывать, мне любопытно увидеть его, но желание дружить с тобой намного сильнее, поэтому не буду лезть с расспросами. Я сразу поверила, что это опасно, и думаю, что если к тебе относиться хорошо, то и дар будет отвечать взаимностью.

Говорила она это все, опустив голову и глядя на свои руки, пальцы которых были переплетены между собой. Ее порыв познакомиться со мной для того чтобы потом дружить, был мне приятен.

— Шани, — позвала ее, и она подняла на меня глаза, — ты милая девушка и нравишься мне. Я буду рада такой подруге, но будь осторожна. Если увидишь, что я на эмоциях, постарайся держаться от меня подальше. Не хочу причинить тебе вред.

Она улыбнулась и кивнула. Дальше разговор у нас пошел легче. Шани рассказала о своей матери, о своем желании поступить сюда и о планах на будущее, а также чуток позавидовала, что комната у меня отдельная. Меня она тоже выслушала и поддержала в моем выборе.

— Никогда не стоит опускать руки. Твой дар необычный и это делает тебя уникальной. Его просто необходимо направить в правильное русло. Найти ему применение, где бы он приносил пользу.

Я вздохнула.

— Его трудно контролировать. Это не магический поток, с которым можно договориться. Очень много факторов, которые влияют на выбросы.

— Хм, а не пробовала заказать себе артефакт, который бы удерживал энергию?

— Пробовала. Все они стали пеплом.

Шани задумалась. Наблюдая за ней, отметила, что девушка явно с секретом. За милой внешностью и скромностью скрывается ум и находчивость. И что-то мне подсказывает, что как артефактор, она заинтересовалась моим случаем. Останавливать ее не стала, и переубеждать тоже. Люди с такой магией очень упертые.

— Сильно не траться, — усмехнулась над ее нахмуренными бровями.

— И не собираюсь, — улыбнулась она, но так, что стало понятно — добьется своего.

Она мне понравилась и это удивительно. За один день в этой Академии я приобрела друзей и веру в себя. Теперь я уже не хотела сидеть и прятаться в своей комнате. Страх, конечно, все еще присутствовал, но я уверена, от него можно избавиться.

Проболтали мы с Шани до самого ужина. С ней было легко и это самое важное для меня. Про мой дар она больше не спрашивала и вообще не поднимала эту тему. Медленно, но верно я вылезала из своего замкнутого мирка.

— Пойдем на ужин? — спросила у нее, когда стрелка часов передвинулась на полседьмого.

Девушка энергично закивала, и мы вместе отправились в столовую, где должны уже были ожидать нас парни. Они, к слову, охотно приняли Шани в наш круг. Дион с интересом ее расспрашивал о семейном деле артефакторов, а Фил, почему-то, все время смотрел на меня. Мне это, конечно, было приятно, но его черный взгляд пугал. Вот если бы не хмурил брови, было бы куда лучше.

Меня также удивил тот факт, что в этой Академии не брезгуют общением между разными расами. Взять, к примеру, нас: дракон и эльф не воротили носы от обычных людей, а с удовольствием находились рядом. Однозначно, эта Академия мне нравится больше.

Когда вернулась в свою комнату, на моих губах играла легкая улыбка. Даже распаковывать остальные вещи я продолжала в хорошем настроении. Пританцовывая по комнате с горшком в руках, где росла маленькая пальма, я радовалась системе перевода адептов, которым необходимо сменить окружение. О, да, мне это было просто жизненно необходимо! Ложилась я спать все с той же улыбкой. Как же здорово, когда есть друзья!


***

Академии везде одинаковые, вернее их правила. Меня разбудил сигнал, который безжалостно ворвался прямо в мою голову. В учебных заведениях звук будильника всегда делают неприятным, чтобы отогнать сон сразу. Но думаю, что наказания ректора и так способствуют сто процентной явке. Азертан всем известен как живодер адептов. Его наказания настолько мучительные, что все стараются не нарушать правила Академии.

Приняв душ и надев форму, еще раз убедилась, что и здесь все одинаковое. Синяя форма с черной вышивкой по краям была такой же, как и в Южной Академии, только эмблема другая. Теперь вместо "ЮЗ" слева на груди у меня было вышито золотом "ЗА".

Встав напротив зеркала, внимательно себя оглядела. Сегодня я решила изменить своим принципам — вместо брюк надела плиссированную юбку до колен. На ноги натянула черные колготки и стандартную обувь к форме — туфельки на небольшом каблучке. Сверху все была как обычно: белая рубашка и синий пиджак, только в моем случае еще и длинные легкие черные перчатки. Свои каштановые, вьющиеся на концах, волосы решила не заплетать, а оставить распущенными. Смотрелось неплохо, и, довольная результатом, отправилась к дверям главного корпуса. Часы показывали двадцать пять минут восьмого, и парни, скорей всего, меня уже ждут.

До корпуса я бежала. Не люблю опаздывать, но сборы отняли много времени, поэтому пришлось извиняться.

Дион рассмеялся:

— Лея, ты опоздала на три минуты, когда обычно девушки опаздывают часами. Так что, ты еще входишь в категорию пунктуальных.

— Где Шани? — поинтересовалась я, улыбнувшись эльфу.

— Уже ушла в зал, — ровно ответил Фил.

— Ну, тогда и нам пора.

Я думала, что мы будем одни из первых, но зал уже был наполовину полон. Как все-таки все хотят учиться. Зал же был намного меньше того, где проходила проверка. Потолки низкие, окна узкие, впереди размещена небольшая сцена, а все остальное пространство занимали мягкие стулья, и был только один большой проход посередине с красной ковровой дорожкой, под цвет занавеса на сцене.

Шани заняла нам места достаточно близко как к проходу, так и к сцене. Когда мы подошли, Дион попросил пересесть ее на другой стул, а Фил мне не дал занять место с краю. В итоге получилось так, что мы с ней сидели посередине между парнями: я ближе к дракону, Шани к эльфу. Время до начала выступления ректора пролетело быстро. Я наслаждалась присутствием Фила, что сижу рядом с ним и боком чувствую его тепло, поэтому не заметила, как ректор вышел на сцену.

— Приветствую вас, адепты! Поздравляю вас еще раз с поступлением и заселением в Западную Академию Магии! Позвольте мне сообщить вам о правилах. Во-первых, дуэли на всей территории Академии запрещены! Во-вторых, самостоятельно пытаться использовать магию вне стен специальных помещений запрещено. За нарушение этих двух главных правил сразу же последует отчисление. Также, кто не будет успевать защитить предметы в конце семестра, будут отчислены! Так что старайтесь и не опозорьте Академию! Это теперь ваш дом на ближайшие пять лет! Территорию города можете посещать после занятий свободно, но помните, ворота закрываются в одиннадцать часов вечера. А теперь, позвольте представить деканов, профессоров и учителей Академии.

На сцену стали выходить названные ректором учителя. Все были в строгих костюмах, красивые и серьезные, делая акцент на то, что эта Академия престижное учебное заведение. Я старалась запомнить всех, но в конце приветственной речи все имена перемешались у меня в голове. Надо было блокнот брать с магическим пером, чтобы все это записать. В результате в голове отложились только имена комиссии, которая проводила проверку.

Среди них был и профессор Вэон. Стоило этому черному лису выйти на сцену, как по залу прокатился всеобщий мечтательный вздох девушек. Даже Шани не удержалась. Но я была исключение. Меня аж передернуло от воспоминаний об ощущениях рядом с этим нортом. Какая-то я неправильная.

— Что такое, Лея? — почувствовав мою дрожь, спросил Фил, нагнувшись ко мне.

Я только помотала головой. Говорить об этом случае не хотелось никому. Пускай это останется при мне. Дракон не стал выпытывать и сел обратно ровно. Вот нравится мне его ненавязчивость!

Все закончилось также быстро, как и началось. Нас отпустили на завтрак, взяв слово, что будем стараться в учебе.

Конечно, господин ректор, у вас по-другому и не получится!

После легкого перекуса мы разбрелись по аудиториям, вернее это мне пришлось отделиться от нашей компании, ведь у первого курса разных факультетов почти все предметы проводятся совместно. Мне же следовало идти на лекцию по магическому воздействию, которую вел профессор Цу. Да, смешная фамилия, и уверенна, что если об этом сказать самому профессору или он хотя бы как-то услышит, что ты об этом обмолвился, высокой оценки не жди.

В аудиторию я заходила со страхом. Во-первых, тут я никого не знаю, во-вторых, на этом курсе и на этом факультете учится маг смерти. До жути боюсь этой магии, но дав себе мысленный подзатыльник, прошла внутрь и сразу стала искать взглядом свободное место на последних рядах. Как назло такого не оказалось, только первый был свободен, но и тут меня ждало разочарование. На нем сидела льера — маг смерти, но так как больше на этом ряде никого не наблюдалось, я смогла выбрать себе крайнее место ближе к двери, когда она сидела на другом, прямо напротив кафедры.

Прозвенел звонок и в аудиторию зашел профессор Цу. Этот мужчина был явно уже в возрасте, а для драконов это очень много. Чуть ссутулившись на правый бок, он прошел к кафедре и с вечной усталостью опустил на нее толстую папку. Его волосы были грязного серого оттенка, и честно сказать, к какому роду он относится, я не смогла определить. Лицо в морщинах, а глаза потеряли всю насыщенность. Но вспомнив его фамилию, не смогла сдержать улыбку, и это не утаилось от обладателя столь необычного наследственного родового имени.

— Адептка? — обратился он ко мне.

— Рут, — нехотя поднялась и представилась.

— Позвольте узнать, адептка Рут, что вас так рассмешило?

Глазастый какой. Все веселье сошло мигом, стоило понять, что на меня все смотрят. Жутко хотелось провалиться сквозь землю. Хотела быть незаметной? А как же!

— Простите профессор, — поднявшись на ватных ногах, виновато посмотрела на дракона. — Я…

Причина моего поступка была только одна, и другая никак не придумывалась.

— Можно мне, профессор? — маг смерти подняла руку, отвлекая на себя дракона.

— Да, адептка Исилендин.

Я закашлялась, подавившись воздухом. Все внимание опять досталось мне. Подождав пока мой приступ пройдет, профессор вновь повернулся к льере.

— Я Леи рассказала перед началом лекции смешную историю, вот она и не сдержалась, вспомнив забавный момент, — заступилась она за меня глупой отговоркой.

Дракон с легкостью поверил и позволил нам сесть обратно. Начало лекции я прослушала, прибывая в прострации. Так мало того, что она маг смерти, так еще и принцесса северных земель? Она жена принца Итилгайла Исилендина?! В голове не укладывается! Об этом ничего не писали в газетах. Когда успели?!

— Адептка Рут, ответьте нам на вопрос, — вырвал меня из раздумий голос профессора.

— Какой вопрос? — ляпнула, не подумав.

Лицо дракона перекосило от злости, и он мигом оказался возле меня.

— Немедленно ступайте к ректору, адептка Рут. На моих лекциях я не потерплю столь вопиющую наглость. Вы здесь должны учиться, а не витать в облаках!

Боги, я думала он прямо тут примет вторую ипостась, так как кожа его засветилась. Повторять мне дважды было не нужно. Вылетела из аудитории сразу, лишь бы быть подальше от безумного старика. Интересно, в этой Академии все преподаватели такие нервные?

Идти к ректору не хотелось, но кто меня будет спрашивать? Первый день и на таком попасться! Грустно вздохнув, отправилась в обитель рубинового дракона. Это был мой рекорд — в первый день посетить ректора за "вопиющую наглость". Подумаешь, переспросила вопрос. С кем не бывает? Или в этой Академии и вправду такого не бывает? Тогда стоит пожалеть адептов. Или мне одной повезло так? Скорей всего второе. Не стоило мне садиться на первый ряд.

До кабинета ректора Азертана я добралась быстро. Зачем медлить, если все рано наказание неизбежно? Поэтому, успокоив дар, уверено зашла в приемную, поздоровалась с секретаршей и постучала в дверь кабинета.

— Войдите, — было мне ответом, и я зашла внутрь.

Смотрела я исключительно прямо и поэтому сразу же встретилась с черным взглядом ректора. Из-за того что вчера я почти что весь день провела рядом с Филом, сейчас мне было не страшно смотреть в эти темные омуты. Спокойно пройдя к столу, уселась на стул напротив дракона.

— Неожиданно, адептка Рут, — проговорил низким голосом ректор.

— Вы же не будете меня наказывать?

Он улыбнулась моей прямолинейности. На самом деле, ректор Азертан был не страшным, скорей жутким, и эта жуть заключалась только во взгляде и поведении. Во всем остальном, в плане внешности, мужчина относился к тем, за кем женщины охотятся с двойным усилием. Овальное, чуть вытянутое к подбородку лицо, глубоко посаженные черные глаза, твердая на вид полоска губ. Брови вечно хмурились, но серьезный вид ему только шел. Казалось, что этого дракона трудно заставить полюбить — некая неприступная крепость, но так намного интересней. Победа слаще, когда она не сразу дается, и я уверена, что женщины не дают ему прохода.

Мельком взглянув на сцепленные руки, которые он положил на стол, не разглядела обручального кольца, а это означало, что пару он так и не нашел, да и вообще не состоит в браке.

— Позвольте узнать, из-за чего вас ко мне отправили?

— Я была немного удивлена статусом льеры, ну то, что она принцесса северных земель, и не услышала вопроса профессора, — взгляд я не стала опускать и все также прямо смотрела на ректора.

Он вздохнул, перекинул свою шикарную кроваво-красную косу за спину и откинулся на спинку кресла, скрестив руки на груди.

— Вот в чем дело, — задумчиво проговорил он, — правил вы не нарушили, Рут, поэтому я не вижу смысла в наказании. Это скорей профессор виноват.

Я удивилась его словам.

— Почему, ректор?

— Инесса числится у нас под другой фамилией. Это ее решение, но профессор Цу уже в возрасте. Он дракон старой закалки, и поэтому следует правилам прошлого века. Раз вышла замуж, изволь носить фамилию мужа. Ваша реакция вполне нормальное явление.

Азертан усмехнулся, вспомнив что-то забавное, но быстро вернул своему лицу суровый вид.

— Но я вам советую не отвлекаться на лекциях, Рут. Наша Академия славится сильными адептами, и постарайтесь не отставать.

— Хорошо, ректор. Но, это правда, что эта льера принцесса?

— Да, мисс Рут. А теперь ступайте, — ответил он и больше не стал на меня обращать внимания, склонившись над бумагами.

Поблагодарив, я мигом покинула кабинет и отправилась обратно. Все не так плохо как кажется, не считая принцессы. Она же мне помогла и теперь необходимо поблагодарить, но если честно, то страшно к ней подходить. Вдруг я ее тоже заинтересую. Против нее у меня нет шансов, если она захочет утолить свое любопытство, а это все может закончиться плачевно как для нее, так и для меня.

Перед аудиторией я минут пять переступала с ноги на ногу, не решаясь зайти. Пришлось мысленно себе накостылять и пенками загнать в помещение. Если так и дальше будет, то мне не побороть свои страхи.

Заходила я под гневным взглядом профессора, но слава богам ничего не стал спрашивать и позволил сесть на свое место. Принцесса на меня даже не посмотрела, но это было и к лучшему. Мне необходимо собраться с духом, чтобы хотя бы подойти к ней.

Лекция проходила очень медленно. Дракон был до жути дотошный в терминах и вычислениях. С одной стороны это было хорошо, потому что все становилось понятно до мелочей, но преподносил он это нудным однотонным голосом. Глаза сами слипались, и приходилось заставлять себя слушать и записывать. Однозначно, этот предмет лучше не ставить первым в расписании. Нет, он был очень интересным и полезным. Можно сказать, что благодаря этим всем вычислениям можно хорошо развить свой магический поток. Стихийная магия всегда зависит от воздействия окружающей нас среды. Самый простой пример: маг воды. Создать воду сам он не может, только увеличить ее объем при наличии хотя бы одной молекулы. Но здесь, опять же, играет роль мощности магического потока. Но даже сильные маги должны учитывать, что их окружает и как на это воздействовать, чтобы добыть нужный ресурс. Труднее всего магам огня. Солнце — это их основной источник и ночью или в помещении без него им очень трудно создать процесс горения.

Мне повезло. Воздух есть везде, а направить его потоки достаточно легко. Загвоздка только в одном — создании плотности. Мне также необходимо учитывать какие газы меня окружает и как их воздействовать друг на друга, чтобы получить плотность воздуха, и не просто ветерок, а чтобы он удерживал предметы.

Вот магам земли вообще напрягаться не нужно. Земли только в небе нет. Да и в почве столько всего намешано, что для фантазии материала хватает. Но даже так, необходимо знать состав и как это друг на друга влияет.

На старших курсах на этом предмете будем изучать строение элементалей, и я уже жду не дождусь, когда смогу создать своего.

Отсидев первую половину лекции, и как только профессор вышел из аудитории на перерыв, я со вздохом положила голову на стол. Второй курс намного отличается от первого по объему знаний.

— Привет, — прозвучал нежный, чуть мурлыкающий голосок.

Голову я положила так, что смотрела в сторону двери, поэтому не могла лицезреть говорящего, но что-то мне подсказывало, что возможности, для того чтобы собраться с духом и поблагодарить мага смерти, я была лишена.

Медленно выпрямившись, повернулась в другую сторону и наткнулась на синий заинтересованный взгляд. Только сейчас я заметила, что у нее под правым глазом шрам — небольшая полоска с точкой.

— Привет, — хриплым от волнения голосом ответила ей.

— Меня зовут Инесса, можно просто Нес.

Она протянула мне руку в знак знакомства. С опаской глянув на нее, все же пожала, при этом стараясь унять искровой разряд.

— Лея.

— Я знаю, — мило улыбнулась льера, показав свои маленькие клыки.

Из-за этой вроде бы приветливой улыбки я стушевалась окончательно и отодвинулась на самый край стула. Принцесса это заметила сразу, но не сдвинулась и с места, смотря на меня все с тем же интересом.

— Откуда? — только и смогла спросить, борясь с нервной дрожью.

Пугала меня раса нортов больше чем драконы или эльфы. Не знаю почему, но последние казались куда больше адекватными, чем эти полулюди.

— Хорошие связи.

Ее улыбка стала шире, отчего я нервно сглотнула. Мелкий разряд уже гулял по моему телу, издавая скрежет. Это не утаилось от льеры и она окинула меня внимательным взглядом, шевеля пушистыми ушками и прислушиваясь к звуку. Нес уже хотела что-то спросить, открыв рот, но в этот момент в аудиторию зашел профессор Цу.

Принцессе пришлось вернуться на свое место, одарив меня темным взглядом. Я вздрогнула всем телом, потому что только секунду назад ее глаза были синими, а теперь черными, что даже белка не было видно. Жуть!

Шокированная увиденным, не сразу смогла прийти в себя, но на этот раз мне повезло, и мою растерянность не заметили. Термины и расчеты я записывала, не вдумываясь в их смысл. Сейчас они меня не интересовали. Мне хотелось только одного — убежать подальше от мага смерти и больше не видеть этих жутких глаз, поэтому, когда прозвенел звонок, вылетела из аудитории самой первой.

Следующая лекция должна была начаться только через двадцать минут. Для меня это было не то что приятно, а необходимо. Вид льеры так сильно произвел на меня впечатление, что я мчалась по коридорам Академии в надежде побыстрей оказаться на улице. Свежий воздух поможет мне прийти в себя и унять дар, который не на шутку разыгрался.

Сидя прямо на траве под деревом, в самом дальнем углу небольшого сада Академии, смогла, наконец-то, перевести дух. Как мне изволите учиться, если одна раса Эдэра вызывает во мне столько эмоций? Причем отрицательных. Может все- таки это их сила на меня влияет, а не они сами? Нет, однозначно нет! Я уже встречалась с подобными, и такого эффекта не было. Тогда что?

Я прислушалась к своему внутреннему миру. Там тихо, спокойно колыхался магический поток, изредка вспыхивая голубоватым, почти белым светом, когда меня обволакивал ветерок. Но это было на духовном уровне, когда на физическом я вся горела. Кожа пылала, и все внутри тоже. Я понимала, что сдерживать искровой разряд для меня опасно, но по-другому поступить не могу. Как и магии, моему дару нужен выход, и если этого не происходит, я просто-напросто начинаю перегреваться в прямом смысле слова. А ведь это только начало. Что мне необходимо сделать, чтобы это прекратилось?

Вздохнув, поняла, что тут мне ничего не поможет. Принцесса вызывает во мне страх как маг смерти, у которой способность управлять тьмой. Профессор Вэон же, просто тем, что он норт. Глупо скажите вы, ведь он красавчик? Эх, не все так просто как кажется. Если бы вы только знали, как страшно быть под властью этих светящихся зеленых глаз.

Теперь мне понятен мотив моего дара. Он просто вторит моему чувству страха и старается избавиться от объекта, который его вызывает. Удержать дар трудно, но возможно. Вот только как быть с перегревом? Вечно бегать в сад и отсиживаться? Да даже если и так, это не поможет. Черный лис прав, мое тело вырабатывает искровой разряд без каких-либо других затрат. Это может происходить вечно, и я даже не устану, но перегреться могу, в результате чего пострадаю сама. Выход только один: необходимо просто избавиться от чувства страха. Только как?

Прийти к определенному выводу у меня так и не получилось. Ну не смогу я побороть страх сразу, и поэтому придется потерпеть. Это всего лишь первый день учебы. Пройдет неделя, и я привыкну к присутствию на моем курсе мага смерти и к черному лису, который, к сожалению, наш декан и ведет основные предметы нашего факультета.

На следующую лекцию я бежала также быстро, как и убегала. За всеми своими раздумываниями не заметила, как пролетело время, поэтому буквально влетела в аудиторию перед приходом преподавателя. Уже позже, отдышавшись и сидя в этот раз на третьем ряду, но также с краю, вспомнила, как называется предмет, и мысленно простонала. История мира и магии поистине самый скучный материал, но видимо только для меня, потому что, как только заговорил профессор Слоу — дракон с зелеными волосами — все адепты в аудитории застрочили в своих тетрадях. И делали они это с большим удовольствием! Может тут какая-то магия, и я чего-то не понимаю? Повертев головой и понаблюдав за серьезными лицами своих одногруппников, совсем растерялась. Как можно любить этот предмет? Но по наставлению ректора не стала отставать от других и тоже начала записывать то, что вещал профессор.

Речь шла о гражданской войне, которая произошла в южном государстве аж несколько веков назад. Зачем нам об этом знать, не понимаю, но спрашивать, конечно же, ничего не стала. Надо, значит надо!

Через сорок минут моя рука начала дрожать. Хоть профессор и говорил красиво, как будто сам присутствовал там, я решила проиграть эту войну в писанину и отложила перо. На слух мне тоже хорошо запоминается. До звонка еще двадцать минут, а мы даже до причины недовольства двух противостоящих групп в политической сфере не дошли. Вот жили же раньше. Война на войне была, если не между государствами, то внутри самой этой политической организации. Я рада, что сейчас уже такого нет.

Тысячу лет назад произошел раскол грани. Монстры, которые появились из нее, не щадили никого. Их было трудно одолеть, и из-за большого количества они сметали город за городом, будь то раса эльфов, драконов, нортов или людей. И тогда расы объединились и создали Совет Верховных. Они придумали способ одолеть монстров и запечатать раскол. Уже потом, когда все вернулось на круги своя, решили оставить Совет и образовать центральное государство — Лазурт. Оно следит за порядком между четырьмя другими государствами: северным, южным, западным и восточным. Нет, эти государства продолжают существовать как самостоятельные политические организации, только вопросы междоусобиц решаются на уровне центрального государства. Удобно, полезно и мирно.

Звук звонка на перерыв был для меня как победный клич, жалко только то, что через десять минут все опять продолжится. Решила на этот раз не сидеть на месте и прогуляться, чтобы размять косточки, но уходить далеко от аудитории не стала.

В коридоре было очень людно и шумно. Первый день учебы всегда такой. Все на эмоциях, особенно первокурсники, и мне повезло среди них увидеть моих знакомых. Фил, Дион и Шани весело что-то обсуждали и шли в мою сторону, а завидев меня, ускорили шаг.

— Лея! — подлетела ко мне девушка и вцепилась в меня как коршун. — Как ты? Никто тебя не обижал? Почему такая уставшая?

Вопросы сыпались и сыпались, и я не удержалась от улыбки. Как ей ответить, если она и слова не дает вставить?

— Цыц, — приструнил ее эльф. — Не обращай на нее внимания, Лея, она нанюхалась во время варки зелья испарений, которые, как оказалось, увеличивают адреналин в крови. Теперь мы знаем, на что способна наша Шани, — рассмеялся Дион.

Я пригляделась к подруге. Она улыбалась во все тридцать два зуба и чуть ли не прыгала, не в силах устоять на одном месте. Зрачки у нее были расширены и закрывали почти всю радужку.

— А это неопасно? — спросила у ребят, придерживая Шани за край пиджака.

Она, забыв про меня, решила куда-то убежать. Я вовремя ее остановила, а то мало ли, споткнулась бы и расшибла бы себе лоб.

— Профессор Мерн сказала, что для нее полезно. В следующий раз не забудет надеть респиратор, — ответил Фил.

— А на что она способна? — вспомнила, что сказал эльф.

— Да как только закончилась первая лекция, эта ненормальная как ужаленная носилась по аллее. Пришлось скрутить и удерживать все время, даже сейчас на лекции по флоре и фауне, — со смехом ответил мне Дион.

Я усмехнулась. Не только у меня одной первый день начался не как у нормальных адептов. Продолжая улыбаться и удерживать Шани, поведала им о своем походе к ректору и о знакомстве с магом смерти. Ребята мне посочувствовали и после этого, взяв с двух сторон под локти энергичную Шани, пошли обратно на лекцию, поскольку перерыв заканчивался. А мне предстояло опять слушать о политическом конфликте. Все-таки история это не мое, особенно если она касается войн, дат и событий.

Вторая половина лекции не спешила к своему завершению. Под голос профессора я сидела и считала секунды до конца этой пытки.

— Адептка Рут, вам скучно? — услышала я, когда закрывала ладонью свою зевоту.

Все присутствующие опять посмотрели на меня. Я вжала голову в плечи, но через секунду все же поднялась.

— Нет, профессор Слоу.

— Почему не записываете? — последовал новый вопрос.

— Я хорошо запоминаю на слух, профессор. — Как ни странно, сейчас мой дар вел себя спокойно.

— Тогда расскажите нам, о чем я говорил.

Что-то такое я и ожидала, но ответила ему честно, поэтому с легкостью начала рассказывать то, что недавно звучало в этой аудитории. Конечно, не в слово в слово, но смысл не был утрачен.

— Хорошо, адептка Рут. Я вам поверил.

Профессор отвернулся к кафедре и продолжил лекцию, которая подходила к концу и мы наконец-то узнали причину гражданской войны. Все опять уткнулись в свои тетради и застрочили с удвоенной силой и интересом.

Я перевела дух. Нет, мне не было страшно перед зеленоволосым драконом. Свои возможности я знаю, и не стала бы рисковать, если бы было иначе. Дело было во всех этих заинтересованных взглядах, которые приклеились ко мне, как только профессор окликнул меня. Один из них принадлежал принцессе, и вот именно он ощущался больше всех.

Когда закончилась лекция и, заметив краем глаза, что Инесса направилась ко мне, стартовала с низкого старта и быстрым шагом отправилась в столовую на обед. Не готова я еще к разговору с магом смерти и не хотелось бы натворить бед. Вот привыкну к ее присутствию, тогда и поговорим.

С ребятами я встретилась у входа в столовую. Набрав еды, мы вчетвером уселись за уже знакомый столик и, весело переговариваясь, начали дружно работать ложками. Есть хотелось ужасно. Мне утром всегда еда не лезет в горло, поэтому за завтраком выпила только компот, но после двух лекций разыгрался зверский аппетит.

— Эй, полегче, подавишься же, — с заботой в голосе сказал эльф, видя, как я запихиваю себе в рот большой кусок мяса.

— Уфсе нормвально, — ответила ему с этим куском во рту.

Дион покачал укоризненно головой. У него самого весь обед состоял из зелени. Не понимает он своего счастья, лишая организм мясных продуктов. Лесные эльфы, к которым относился и мой знакомый, в основном вегетарианцы. Если честно, то мне жалко их, ведь не понимают, от чего отказываются. Мясо же, оно такое вкусное!

Закатив глаза от удовольствия, положила в рот очередной кусок.

— Пойдем сегодня на вечеринку?

Рядом со мной сидела Шани и. все еще под воздействием испарений зелья, вертелась на стуле и размахивала руками. Было такое чувство, что эти испарения содержали не только пары способные увеличить адреналин в крови, но и что-то специфическое, относящиеся к наркотическим веществам. Как еще объяснить ее широкую улыбку?

— Тебе, по-моему, уже хватит, — усмехнулся эльф.

— Что за вечеринка? — все же поинтересовалась я.

— Первый курс празднует поступление. Вечеринка будет в мужском общежитии в общем зале на первом этаже, — ровно проговорил Фил.

— А как же правила Академии? И разве ваш комендант разрешит?

— Да, эта вечеринка уже как традиция и начальство закрывает на это глаза. Главное сильно не буянить, — подмигнул мне Дион.

— В Южной Академии не устраивалась вечеринка.

— Тем более тебе необходимо прийти! — подскочила Шани и, больше не глядя на нас, побежала к выходу из столовой.

Мы удивленно смотрели ей вслед, как в принципе и все присутствующие в зале.

— Вы уверены, что это для нее неопасно? — тихо спросила я.

Наши взгляды на секунду встретились и, не сговариваясь, мы резко поднялись и помчались вслед за ней, но при этом дружно смеясь.


Глава 4


Догнать нашу энергичную подругу удалось только перед самым выходом из главного корпуса. Мне стало очень страшно за нее, ведь такая реакция на испарения зелья явно пользу не принесет, и попросила ребят отвести ее в целительное крыло.

— А так было весело за ней наблюдать, — усмехнулся Дион, когда Шани пришла в себя.

Целителю пришлось выводить токсины из ее организма, подтвердив мои опасения насчет вредных веществ. Процедура не самая приятная, поэтому сейчас в окружении белых тонов комнаты, куда нас привели, подруга сидела на кушетке бледнее мертвеца.

— Меня больше поражает то, что профессор Мерн не отправила Шани сразу к целителю. — Я сидела рядом с девушкой и гладила ее по руке.

Зельеварение тоже есть на втором курсе и мне только предстоит познакомиться с этим преподавателем.

— Многие адепты говорят, что она беспечна в плане преподавания. Однако на посту держится уже достаточно долго, и мало того, ведет не только зельеварение, — Фил тоже не одобрял поступка профессора и, говоря все это, хмурил свои темнокрасные брови.

— Скоро начнется последняя лекция. Шани вряд ли сможет усидеть на ней.

Я положила руку подруги на ее колено и встала с кушетки. Девушка сидела неподвижно, смотря в одну точку. Можно было только догадываться, как ей сейчас плохо после исцеления.

— Я с ней останусь, — вызвался на пост няньки Дион. — Фил, с тебя конспекты.

Дракон молча кивнул, а я усмехнулась, подумав, что эльф просто не хочет идти на лекцию. Но рядом с Шани действительно лучше побыть кому-нибудь из нас. Мы — человеческие девушки — очень нежные создания, и все что для долгоживущих рас кажется обыденным, для нас может стать необычным и порой неприятным.

С Филом мы распрощались в коридоре, когда мне нужно было идти в другую сторону. Ходить в компании друзей оказалось очень полезно как для меня, так и для других. Никто не задирал и не пытался утолить свое любопытство. Остается только ломать голову, как так получилось, что здесь я нашла друзей и защитников в лице дракона и эльфа. С Шани все понятно, человека лучше поймет сам человек, а вот что парней заставило мне помогать, не пойму. Мой дар их не интересует, это видно по их разговорам и поведению. Они еще вчера утолили свое любопытство и больше не пытались поднять эту тему, и мало того стараются мне помочь. Пожалуй, мне не понять этого, но их поддержка и присутствие греет душу.

В аудиторию я зашла, улыбаясь краешками губ, и, не обращая внимания на взгляды адептов, в которых плескался интерес, села на крайний свободный стул четвертого ряда. Было трудно поверить, но за какой-то один день я стала более уверенней в себе и не старалась спрятаться ото всех в своем панцире при первом же шорохе.

Но чувство это длилось недолго. В аудиторию зашел профессор Вэон, и я вжала голову в плечи, надеясь, что его опаляющий зеленый взгляд помилует меня. Глупо было летать в облаках, зная, что следующий предмет — основы боевой магии — ведет наш декан.

— Рад всех вас видеть на втором курсе, — проговорил он бархатным голосом, с легкой улыбкой на губах. — Прошлый год включал в себя только теорию и чуточку практики в сфере плетения магических нитей и построения защиты. Теперь же мы с вами рассмотрим конкретные заклинания и будем их отрабатывать в специальных помещениях друг на друге.

Одногруппники с предвкушением на лицах довольно загалдели, но стоило черному лису поднять руку, как в аудитории опять наступила тишина. Декан прошел к кафедре и, положив на нее папку с документами, окинул аудиторию уже серьезным взглядом. Слава богам, на мне он не задержался, можно сказать, что даже обделил им, отчего мысленно вздохнула с облегчением. Было такое ощущение, что если пошевелюсь, защита, которая делает меня невидимой, спадет и горящего зеленого взгляда мне не избежать. Конечно, эту защиту я выдумала, но пока что мне повезло не привлечь к себе внимание.

— Первая наша лекция будет посвящена способности усилению и наоборот уменьшению подпитки заклинаний.

Все дружно раскрыли тетради и взяли в руки магические перья. Я решила не отставать, но руки предательски дрожали. Справиться и успокоиться мне удалось не сразу. На доске профессор уже изобразил первую формулу, и пришлось взять себя в руки и все быстро переписывать в тетрадь, чтобы не упустить суть. Может именно эта задержка мне помогла отодвинуть ощущения страха и уже смотреть на черного лиса как на преподавателя, а не как на норта, который пугает меня.

Профессор Вэон рассказывал очень интересно, а его способность управлять всеми четырьмя стихиями помогала ему донести до каждого адепта с разными потоками магии необходимую информацию. В какой-то момент я совсем перестала бояться, и с азартом в глазах записывала термины и формулы, поэтому, когда прозвенел звонок, не сразу сообразила, что первая часть лекции закончилась. Что тут сказать, черный лис хорошо знал свое дело.

Перерыв был коротким, и в связи с этим не стала покидать своего насиженного места и продолжила переписывать с доски заклинание десятого разряда для воздуха. Мой поток обладает третьим уровнем способности вырабатывать магию. Для человека это неплохой результат, но, чтобы использовать его по полной, мне еще учиться и учиться. Заклинания десятого разряда, пожалуй, самые безобидные и с ними сможет справиться любой маг. Главное не напортачить с подпиткой, а то произойдет взрыв и да здравствует целительное крыло, поэтому в каждой формуле заклинания есть символ, который означает, сколько необходимо влить магии, чтобы все работало гладко. Таких символов десять и самый мощный первый. Его использовать могут только маги с первым уровнем, нам же — обычным смертным — это не дано. Конечно, можно развить свой поток, но это очень долгий процесс, и люди просто-напросто не доживают до этого. Разумеется, есть и исключения, избранные так сказать, которые получили магический поток первого уровня с самого рождения. К таким относится Верховный со стороны человеческой расы. Этот маг самый сильный из нас, а раз так, то его жизненный цикл увеличен в пять раз, и это еще минимум. Я тоже проживу дольше, чем обычный человеческий маг с пятым уровнем магического потока, но по отношению с теми же нортами, это одна песчинка в часах жизни.

Когда вернулся профессор, я успела все переписать и даже немного отдохнуть.

— Что ж, продолжим. Кто мне ответит, как понять, что символ подпитки был использован не тот? — сразу с порога спросил лис.

Никто не изъявил желания ответить, а даже наоборот, как-то старались слиться с местной мебелью, лишь бы его не подняли для опроса. Странно, мне казалось, вернее так сказал сам ректор, что эта Академия славится сильными адептами, а они, оказывается, не знают элементарных вещей. Даже я, закрывшая первый курс на тройки и четверки, могу ответить на этот вопрос. Могу, но руку не подняла. Слишком страшно оказаться во власти зеленых глаз, но оттого что знаю ответ, и никто не спешит блеснуть знаниями, закусила нижнюю губу, чуть поелозив на стуле.

Замеченная я стала в ту же секунду, ведь другие сидели тише воды, ниже травы. Ко всему прочему, стул подо мной скрипнул протяжным звуком.

— Адептка Рут, — проговорил профессор, на мой взгляд, слишком нежным голосом, отчего, как мне показалось, кто-то скрипнул зубами. — Мы будем рады услышать ваш ответ.

— Ощущение жжения в груди, — промямлила я, не вставая, но лис и так услышал.

— А поподробнее.

Он подошел к проходу, который вел к моему стулу, и присел на столешницу первого ряда, скрестив руки на груди. Там никто не сидел, кроме льеры, но она была ближе к кафедре, поэтому претензий к тому, как ведет себя лис, со стороны одногруппников не последовало. Мало того, женская часть нашей группы синхронно вздохнула. Да, в темно-синем костюме, подстать нашей форме, с черными волосами, заплетенные в длинную косу, и с черными ушками и пушистым хвостом наш декан выглядел сейчас очень притягательно. А прищур изумрудных глаз и легкая улыбка не могли оставить никого равнодушным. Кроме меня, конечно. Я смотрела на него не в силах больше вымолвить и слова. Горящий взгляд и клыки пугали, отчего небольшой разряд прошелся по моему телу.

Декан, приложив уши к голове, покачал ею, а затем вздохнул и встал, чтобы подойти к доске.

— Адептка Рут правильно подметила. Если вы ощущаете жжение в груди при плетении заклинания, это означает, что вы неправильно использовали составляющие формулы этого заклинания. Другими словами, поток не распознал или не нашел то, что вы хотите от него и использует больше энергии, чтобы осуществить ваш замысел, в результате чего вы либо перегорите, либо сотворите что-то ужасное. То и то, согласитесь, имеет печальный исход.

Черный лис написал на доске словосочетание "блокировка магического потока" и все сразу записали его в тетрадях.

— Призвать магию легче, чем ее остановить, поэтому для этого существует метод блокировки.

— Артефакты блокировки? — выкрикнул какой-то парень с последних рядов.

Профессор одарил его суровым взглядом, из-за чего тот вжал голову в плечи и, как мне показалось, задрожал.

— Нет, адепт Вурд, это запрещенные артефакты и их использовать нельзя.

Краем глаза заметила, что Нес передернула плечами на словах черного лиса.

— Мы сейчас говорим о внутреннем контроле потока. Одних мысленных приказов будет маловато, тем более они еще больше могут помешать. Первое, что будет необходимо при неправильном использовании заклинания — успокоиться. Второе, найти альтернативу того, что вы привязали к заклинанию. Пожалуй, это самое трудное, так как во время паники сложно сообразить, но поверьте, если захотите жить, вы сможете. Любое слабое заклинание можно перевести в сложное, тогда выбранная вами по невнимательности или глупости подпитка будет верной.

— Но как же уровень потока, профессор? — спросил другой парень, но перед этим поднял руку.

— Хороший вопрос и тут все просто, адепт Шолли. Если вы влили очень много энергии, считайте себя погибшим. — Лица одногруппников синхронно вытянулись от удивления. — Необходимо понимать, что вы собираетесь делать и не использовать символы подпитки выше вашего уровня. Мы сейчас говорим только о тех случаях, где вы просто использовали символы чуть выше нужного. Тут метод внутреннего контроля и замены еще может спасти вас, в других же случаях… — Лис развел руки в стороны, молча говоря, что магия вещь опасная. — На практике вы все испытаете это чувство и постараетесь изменить заклинание, где нужный символ подпитки будет к месту.

Сейчас уже все присутствующие в аудитории не так сильно спешили опробовать новые заклинания, как это было в начале лекции. Мне самой как-то не по себе стало, но профессор прав, нужно знать, с чем можно столкнуться.

Дальше черный лис выписывал на доске возможные замены заклинаний, пополняя и так большой список терминов еще другими. Я старалась все записать и ничего не упустить, но в какой-то момент поняла, что смотрю не на доску, а на пушистый хвост декана, белый кончик которого вилял плавно из стороны в сторону. Вот такой хочется погладить особенно сильно. Трудно вообразить насколько он гладкий и приятный на ощупь.

Как только я представила, что запускаю пальчики в шелковый мех, мел в руках профессора обломился, и после звука удара его кулака об доску в аудитории наступила тишина.

Очень медленно и как-то хищно черный лис повернулся к нам лицом и прищуром зеленых глаз обвел аудиторию взглядом. Мне стало страшно, было ощущение, что это я виновата, но разум подсказывал, что это глупо, просто совпадение. Но недобрый взгляд профессора все же заставил поежиться.

— Переписываем все в тетради и свободны, — от чего-то хриплым голосом проговорил лис и нервно отдернул ворот белоснежной рубашки.

В аудитории продолжала стоять гробовая тишина.

— Повторять дважды не буду, — теперь уже угрожающе и адепты мигом склонились над тетрадями и застрочили с удвоенной силой.

Мне прошлось эту силу удвоить в несколько раз, ведь вместо того чтобы записывать, созерцала такую манящую вещь как хвост, и сейчас сильно отставала, а часы показывали, что до звонка осталось пять минут. Старалась смотреть только на доску и тетрадь, но взгляд то и дело косился в сторону кафедры, за которой сидел профессор. Его изменение в настроении заметили все, да и только слепой бы не увидел, что что-то произошло.

Прозвенел звонок и все живо засобирались, а профессор и вовсе ушел порталом. Странно все это было, но выискивать правду не собираюсь, мало ли какие проблемы у этих нортов. Их вообще трудно понять.

Когда оказалась в коридоре, случайно услышала от девушек, что поведение декана очень смахивало на реакцию зова. Я мысленно присвистнула. Зов — это способность привлекать внимание противоположного пола и сообщать ему, что ты не против провести вечер вместе. Это способность могут применять только драконы и норты. Но есть один нюанс, зову трудно противиться, и чтобы тобой не завладели насильно, эти расы научились создавать барьеры, и чем сильнее маг, тем труднее его привлечь с помощью зова.

Профессор Вэон очень сильный, и это что же получается, кто-то из девушек в аудитории использовал зов и смог пробить его барьер? Не верю! Или все же? Да, нет! Ректор на проверке сказал, что адепты в Академии владеют максимум вторым уровнем, и соответственно пробить барьер мага с первым не в состоянии. Тогда что случилось?

Мне было интересно узнать, честно, но воспитание не позволяло вмешиваться в личную жизнь другого человека, а в данном случае норта, поэтому не обращала внимания на перешептывания девушек. Необходимо поспешить в общагу. Сделать домашнее задание по истории мира и магии, сходить на ужин, проведать Шани и готовиться к вечеринке. Мне впервые придется побывать на ней, поэтому волновалась жутко, но в тоже время и радовалась, с нетерпением ожидая вечера.

Как и было запланировано, до ужина я сидела над конспектами и учила все необходимые даты, причины и выводы гражданской войны. На следующей лекции первым делом будет небольшой опрос, поэтому не хотелось выделиться еще и незнанием предметов. Другие преподаватели пока ничего не задали, и это не могло не радовать. После каникул мозг работает от силы на двадцать процентов и трудно что-то выучить еще. Но это только сейчас. Через месяц придется его использовать на все сто, так как второй курс не первый и включает в себя намного больше предметов, где необходимо работать головой с удвоенной силой.

Ближе к ужину думала сначала зайти к Шани, но девушка сама явилась ко мне, вернее, я открыла дверь, столкнувшись носом к носу с подругой.

— Шани? — удивилась и в тоже время обрадовалась ее приходу.

Девушка выглядела куда лучше, отчего настроение мое поднялось в два раза. Я за нее очень сильно переживала, поэтому сейчас с плеч упал большой груз.

— Со мной уже все хорошо, — улыбнулась она мне. — Дион же тоже целитель и помог мне прийти в себя намного быстрее.

А ведь точно, эльф об этом говорил, но магией же нельзя пользоваться вне специальных помещений? Или целительное крыло относится к таким? Лишним не будет, если расспрошу об этом нашего друга.

— Это замечательно! На ужин идем?

Шани кивнула с улыбкой на губах и подхватила меня под локоть. На мгновение показалось, что энергичность подруги никуда не делась, и она все еще находится под воздействием зелья, но потом вспомнила наше знакомство, как она шустро убежала за печеньем. Возможно, зелье просто раскрыло ее, чуть усилив характер. Ну ладно, не чуть, а во много раз, но вывод я похоже сделала правильный. Наша Шани на самом деле не скромная и тихая девочка, а энергичная и веселая. Почему же она скрывает это?

— Послушай, а почему ты ведешь себя скованно? — все же решила поинтересоваться.

Мы шли по аллее, по которой сновали туда-сюда другие адепты. Еще только первый день, а у многих в глазах уже паника, как будто завтра им сдавать экзамены. В основном это были четвертый и пятый курс, когда первый и второй вперемешку с третьим лениво расхаживали, сидели на травке и также как и мы шли на ужин. Наверное, у старших курсов свои заботы и нам мелким не понять этого.

— Гм, — подруга запнулась на равной дорожке, но моя поддержка помогла ей устоять на ногах, — я, мне…

Было видно, что ей трудно подобрать нужные слова, а это еще больше подтверждало, что я угадала. Но даже так, торопить ее не стала, может она и вовсе откажется говорить и это будет ее право.

— Я также как и ты пытаюсь быть незаметной, — все же решила она ввести меня в курс дела.

— Тебе-то зачем? — удивилась я.

— Не хочу привлечь к себе внимание девушек других рас, — нервно проговорила она, озираясь по сторонам.

— Не понимаю.

Она вздохнула:

— Я из высшего общества, Лея!

Я недоуменно посмотрела на нее, приподняв бровь, отчего Шани еще раз вздохнула, только еще глубже и как-то обреченно.

— К дополнению моему статусу я еще и человек. Человеческая девушка и аристократка! В детстве меня всегда обижали девочки других рас по этому поводу, что нам людям не место в высшем обществе. Поэтому, чтобы не испытывать на себе очередные насмешки, стараюсь вести себя скромно.

Я рассмеялась:

— После инцидента в столовой ты перечеркнула все свои старания! Но даже несмотря на это, Шани, ты поступила в Академию, где учатся в основном одни аристократы. Где логика?

Подруга расширила глаза и с испугом посмотрела на меня.

— Я, что, почему…

На нее было жалко смотреть, поэтому пришлось приобнять за плечи. Мы были почти одного роста и труда этого не составило.

— Все хорошо, — прижала к себе еще крепче, — мы справимся, и не забывай, у нас есть защитники в лице эльфа и дракона.

При упоминании ребят, подруга подняла голову и уверенно кивнула.

— Ты права!

К слову, эти самые защитники показались на горизонте, вернее возле входа в главный корпус. На этот раз эльф поднял свои волосы в высокий хвост, на висках заплетя по три тоненьких косички. Смотрелось необычно, но красиво. Форму вечером необязательно носить, поэтому сейчас на Дионе были обычные черные брюки и нежно-голубая рубашка под цвет его глаз. Он лучезарно улыбался, отчего его уши топорщились еще больше.

Фил же наоборот волосы опустил, заплетя их просто в косу. Из одежды на нем были тоже темные брюки и бордовая, почти черная, рубашка с воротником "стойка". Его черные глаза сейчас казались такими глубокими, манящими, что не сразу услышала вопрос подруги.

— Вы уже к вечеринке готовы?

— Да, сейчас перекусим и пойдем помогать другим. За вами потом зайти или сами дойдете? — подмигнул ей Дион.

Я мотнула головой, отгоняя наваждения, и перевела взгляд на Шани. Лучше на нее буду смотреть, чем на дракона, который все больше сводил меня с ума. Вот что он так вырядился? Теперь же еще больше хочется побывать в его объятиях.

— Мы сами, — тоже подмигнув эльфу, Шани вцепилась в мой локоть и поволокла в сторону столовой. — Тебе нравится Фил? — прошептала она мне на ухо, когда мы уже были в холле.

Теперь я споткнулась на ровном мраморном полу Академии, но заботливая подруга поддержала меня.

— С чего ты это взяла?

— Не притворяйся, — хихикнула она, — я же вижу, как ты на него смотришь.

Я грустно улыбнулась.

— Если даже и так, то какая разница.

— Не хорони чувства раньше времени, Лея!

— Да какие тут могут быть чувства?! — слишком громко проговорила я.

Парни заинтересованно посмотрели в нашу сторону, и нам пришлось замять разговор до лучшего момента. Но чувствую, что Шани теперь всю душу вытрясет из меня, пока все не узнает. А о чем тут говорить? Да, Фил мне нравится, но что я могу сделать, если даже нормально дотронуться до него не в состоянии? Про поцелуи вообще речи не может быть, а об остальном и в помине. А ведь еще нельзя забывать о взаимности. Может, это только я в облаках летаю, поэтому не стоит лелеять надежду.

В столовой со вчерашнего дня народу прибавилось, поэтому пришлось долго стоять в очереди на раздачу еды. Мы с Шани шли следом за ребятами. Дракон с эльфом быстро разобрались, что хотят съесть, и уже уселись за наш крайний столик, когда мы замешкались в выборе десерта.

— Слышь ты!

Толчок в спину и я бы распласталась по полу, если бы подруга не схватила меня за руку, пожертвовав подносом с едой. К слову сказать, был он железным, как и посуда, поэтому все разбиться не разбилось, но лязг металла об пол был настолько громким, что перекрыл шум голосов во всей столовой. Тысяча взоров устремилось в нашу сторону.

Я повернулась к причине моего несостоявшегося падения и удивилась, узнав в ней одногруппницу.

— Еще раз выделишься на лекциях профессора Вэона, закопаю твой труп на заднем дворе Академии.

Драконица с изумрудными длинными волосами чуть ли не тыкала пальцем мне в грудь, сыпля угрозы. Я недоуменно смотрела на нее, пытаясь сообразить, о чем речь, пока не вспомнила о нежном голосе профессора и о звуке скрежета зубов. А ведь точно, эта мадам сидела сразу за мной! Изумрудные драконы — опасный народ, слишком вспыльчивые, поэтому не хотелось ей перечить, а согласиться во всем, чтобы она не сказала. Но то ли присутствие Шани, то ли приобретение друзей и малой доли самоуверенности заставили посмотреть с вызовом на эту наглую женскую особь.

— Профессор меня может интересовать только в плане учебы. В остальном же можешь не волноваться, и окручивать нашего декана и дальше.

Глаза драконицы опасно блеснули.

— Советую не вылезать из своей скорлупы и дальше! — прошипела она.

Ее кожа засветилась изумрудным светом, делая ее похожей на зеленую лягушку, но даже это сравнение не успокоило мой дар, который принял эту ящерицу за опасность. Мало того, искровой разряд прошелся по моему телу достаточно сильно, и Шани отдернула от меня руку.

— Помнишь, что я тебе говорила делать при стрессовых ситуациях? — сдерживая разряд, тихо напомнила Шани.

Подруга кивнула, но не сдвинулась и с места, и, наверное, только благодаря этому мне удалось удержать искры под контролем. Если причиню вред Шани, я себе этого никогда не прощу. Лучше уж поджарить себя, чем лишиться просвета в моем замкнутом образе жизни.

Драконица также не спешила уходить, образовав со своими подругами полукруг. Она давила своим авторитетом на меня, запугивая, желая увидеть в моих глазах страх. Он был, но по другой причине. Я боялась за Шани, что она слишком близко стоит.

В столовой стояла тишина, и все с интересом наблюдали за представлением. Мне уже трудно было удерживать свой дар, но стоило увидеть краем глаза, что Фил и Дион идут к нам на выручку, смогла успокоиться.

— Фросия, не слишком ли много ты себе возомнила?

Обзор на друзей, которые остановились в нескольких метров от нас, загородила Нес, смотрящая с ухмылкой на драконицу. Я попятилась назад и уперлась в стол с десертами. Вот только мага смерти здесь еще не хватало, чтобы мой дар окончательно сошел с ума!

— Не лезь не в свое дело, Инесса! — не так грубо ответила она ей, как до этого кидала угрозы мне.

— Неужели? — улыбнулась еще шире Нес, показав свои небольшие клыки. — В прошлом году ты и меня старалась прижать к стенке. Напомнить, что из этого вышло?

Синие глаза Нес почернели за несколько секунд, как будто в них клубился черный туман. Это было страшно красиво, но вот черные вены на руках и частично на лице заставили икнуть от испуга не только меня, но и всех, кто находился близко.

— Не стоит, — сморщила нос Фросия.

Надо отдать ей должное, перед магией льеры она стояла уверенно.

— Вот и отлично. Сначала взаимности от Элендина получи, а уж потом претензии всем свои выставляй, — чуть ли не смеясь проговорила Нес, возвращая себе приятный для глаз вид.

Драконица вновь зашипела, отчего мысленно ее обозвала гадюкой, и, бросив на меня еще один испепеляющий взгляд, развернулась и вместе со своей свитой покинула наше общество.

Все это время я стояла не дыша, контролируя свой дар, который уже потрескивал искорками. Льера повела пушистыми ушками в мою сторону, а затем внимательно окинула заинтересованным взглядом, но приближаться не стала. Скромно улыбнувшись мне, подмигнула и пошла в сторону выхода, не сказав ни слова.

Я с облегчением сделала вдох и выдох. Парни к этому времени подняли посуду, очистили с помощью артефакта бытовой магии пол и сунули в руки Шани новый поднос с такой же едой, которая теперь не подлежала восстановлению. Девушка от такой заботы даже рот открыла, а мне это помогло прийти в себя. В кругу друзей искровой разряд сошел до минимума, и теперь нечего было бояться. Мы прошли к нашему столику и минут десять ели молча.

— Вот теперь рассказывай, — потребовал эльф, отставив тарелку, где недавно был салат.

Вздохнув, я рассказала им о лекции, которую провел нам профессор Вэон. Что- либо скрывать я не видела смысла, тем более нечего.

— Поведение Фросии наводит на мысль, что именно она кинула зов, чтобы показать мне, что этот лис ее, как бы это противно не звучало. Даже не могу представить нашего декана рядом с ней, — я передернула плечами.

— А ты уверена, что это она кинула зов? — задумчиво проговорила Шани, наматывая на вилку спагетти.

— Пробить барьер Вэона никому тут не под силу, — согласился с ней Фил.

— Но больше некому. Она так уверено себя вела.

— А может это был и вовсе не зов? — продолжила рассуждать подруга.

Мы замолчали, обдумывая ситуацию.

— Ладно, это не столь важно. Меня личная жизнь этого лиса не интересует, — уверенно проговорила я, стукнув кулачком по столу.

После моих слов Фил как-то странно посмотрел на меня, и трудно было понять его черный взгляд.

— И это правильно! — оживился Дион и подарил мне свою белоснежную улыбку. — Мы тебя, смешная, отдавать никому не собираемся, тем более черному лису.

Атмосфера за нашим столиком улучшилась, и уже дальше мы болтали о пустяках и о предстоящей вечеринке, позабыв неприятный инцидент с драконицей. Я ей ответила чистую правду. Профессор меня не интересует в плане отношений. Это просто во всем виноват его хвост! Ну что ему стоило иметь не этот шедевр меховой части тела нортов, а, например, обычный кошачий, тонкий такой и облезлый? Так нет, ему достался по природе большой, пушистый и такой привлекательный хвост с белой кисточкой! Как же хочется его потрогать без перчаток, чтобы полностью ощутить всю его прелесть.

— Лея! Ты меня слышишь?

Шани трясла меня за плечо, и я только сейчас поняла, как глупо смотрюсь с недонесенной вилкой до рта, на которой болтались спагетти в соусе.

— Да, слышу, — растерянно ответила ей, выходя из своих раздумий о несбыточной мечте, при этом смотря на Фила, который, нахмурив брови, рассматривал мое лицо.

— Дион спрашивает, что пить будем? — не стала она зацикливаться на моей невнимательности.

— Пить? — переспросила. — Я не пью.

— Прям совсем? — удивился эльф.

— В моем случае это будет опасно, так как дар не смогу контролировать, — честно ответила ему.

— Не беспокойся. Мы проследим за тобой. Тебе необходимо расслабиться, — не сдавался Дион.

— А нам за это не влетит? — решила пойти с другой стороны, поняв, что эльф напоит меня в любом случае.

— Влетит, — обескуражил меня своим ответом друг.

— И стоит рисковать?

— Какая вечеринка без алкоголя? Не трусь, смешная, у нас все спланировано.

— Завтра же лекции, — гнула свою правоту.

— Волшебная настойка, снимающая все признаки похмелья, — широко улыбнулся Дион.

Все, сдаюсь! Раз самый страшный довод не пить — наказание от ректора за распитие алкогольных напитков без разрешения — не сработал, то спорить с эльфом дальше бесполезно. Эта раса очень хорошо умеет заговаривать зубы.

— Все равно, пить я не буду! — даже кулаком по столу стукнула.

Дион мне не ответил, а только одарил меня загадочным голубым взглядом. Может, стоит отказаться и не идти на вечеринку? Но там будет Фил, а уж побыть рядом с ним мне очень хочется. Пойду, но пить не буду, мало того, следить за эльфом буду в оба глаза.

— Вечеринка через два часа, не опаздывайте, девчонки, — весело проговорил Дион, как только мы вышли в холл главного корпуса.

— Кодового слова на входе не будет? — рассмеялась Шани.

— Хм, — задумался эльф, постукивая тонким указательным пальцем по подбородку, — ты у нас на первом курсе, Шани, а вот для Леи это будет проблематично. Наш комендант каким-то чудом знает всех в лицо, так что придется вас встретить и провести лично. Не опаздывайте и не заставляйте нас ждать вас перед дверями общежития.

— Хорошо, — кивнула подруга, опять утаскивая меня за локоть, только теперь в сторону нашей женской постройки.

— Через два часа! — крикнул нам вслед Дион.

Мы мчались на всех парах и остановились только на лестничном пролете второго этажа, когда уже не было сил.

— Шани, куда мы так спешим? — переведя дух, спросила у нее.

— Так, — она тоже тяжело дышала, — так всего же два часа. Как ты представляешь себе собраться за такой малый промежуток времени?

Я стояла и хватала ртом воздух, не найдя что ей ответить. Два часа это для нее мало? Во сколько же она встала утром, чтобы собраться на лекции? К слову, подумать мне не дали. Отдышавшись, подруга опять потянула меня дальше. Силы ей не занимать, а ведь на вид хрупкая девушка. Слава богам, что живем мы в разных комнатах, и она оставила меня в покое, когда ей следовало идти в правое крыло нашего этажа.

Мне спешить было некуда, поэтому завалилась на кровать, как только оказалась в своей комнате. Я понимаю готовиться к балу можно несколько часов, но к обычной вечеринке?!

Удивлялась этому я недолго, сейчас не это меня больше интересовало. Перед глазами все еще стояла картина, как глаза Нес заволакивает тьма. Трудно признаться, но это было действительно чарующе. А то, как она с ней управлялась?! Захотела — призвала, захотела — и следа от тьмы не осталось! Мне бы такой контроль, я бы не боялась присутствия кого-нибудь рядом с собой. Эх, мечты, мечты. Но ведь у меня тоже прогресс и я этим горжусь!

Отогнав все плохие мысли, решила тоже начать собираться, но не прошел и час, как я уже была готова, сидя на кровати и обводя комнату взглядом. И как на это можно потратить больше времени? Может все дело в аристократии? Ведь у них все должно быть идеально, чтобы ни одной лишней складочки не было на одежде и штриха при использовании косметики.

Вздохнув, поднялась и подошла к зеркалу. Форму я аккуратно повесила на вешалку и убрала в шкаф, а надеть решила удобную для веселья одежду: черные леггинсы, бежевую шелковую тунику с рукавами три четверти, широкий коричневый пояс и в тон ему туфельки на небольшом каблучке. Естественно, без перчаток мне было нельзя никуда выходить, поэтому мой образ для веселья дополняли еще и они, черные и длинные до самого локтя. Косметики решила использовать по минимуму. Мои темно-карие глаза, обрамленные густыми черными ресницами, всегда выделялись на бледном, чуть круглом лице, поэтому, в частности, пользовалась только пудрой и румянами.

Повертевшись еще немного перед огромным, во весь рост, зеркалом, не придумала ничего другого, чем можно было убить время, как собрать сумку для завтрашних лекций. Когда начинаешь что-то перебирать, выискивать, ты обязательно залезешь в те вещи, которые совсем не относятся к тому, что тебе необходимо. Так получилось и у меня. Для новых предметов полезла в сумку за тетрадями и наткнулась на сборник нот для фортепиано. Родители еще в детстве пригласили для меня учителя музыки. Перепробовали все: от арфы до скрипки, но мне больше понравились клавишные инструменты, поэтому остановились на пианино. Музыка была моей отдушиной, во время которой мой дар замирал, и я могла дышать свободно.

Перелистывая потертые листы сборника, с улыбкой мысленно напевала мелодии. Почему мысленно? Тут все очень просто. Природа меня наделила только отменным слухом, и, решив, что этого достаточно, голос отказалась включить в список. Вот так и получилось, что пою я только с помощью инструмента. Жалко, что здесь не на чем играть, а пианино с собой не притащишь.

Стук в дверь вывел меня из мира воспоминаний, а посмотрев на часы, с удивлением поняла, что время пролетело незаметно, и сумку я так и не собрала.

— Лея, это я, — послышалось за дверью.

Сгрузив с кровати все вещи, которые вытащила из сумки, на стол, поспешила к подруге. Что ж, она меня удивила. Той скромной девушки, которую я встретила в коридоре, уже не было. Сейчас Шани выглядела куда более подстать своему непростому характеру. Короткое платье стального цвета с достаточно откровенным вырезом на груди ей очень шло, а ровные и прямые ножки то и дело приклеивали к себе взгляд. Даже я — девушка — разрывалась между двумя объектами созерцания: декольте и аккуратных ножек в ажурных колготках. Или это чулки?

— Ну, скажи хоть что-нибудь?! — взмолилась она, откидывая свои русые волосы на спину, которые завивались на концах в небольшие локоны.

А я стояла с открытым ртом и окидывала ее удивленным взглядом, хлопая глазами.

— Эм, — похоже я лишилась дар речи.

— Все очень плохо? — надула она губки.

Лицо ее сейчас выглядело совсем как кукольное, не было ни единого изъяна. В голове промелькнула мысль: а действительно ли она человек? Пришлось мысленно дать себе пощёчину, а то подруга совсем скисла, подумав, что это я от ужаса застыла столбом.

— Нет, Шани! Ты просто красавица!

Она облегченно выдохнула, при этом мой взгляд опять устремился на ее грудь. Второй или третий размер у нее? О чем я вообще думаю?

Вторая пощёчина последовала за своей партнершей.

— Вот только не слишком ли откровенно? Ты же другим девушкам и шанса не дашь.

— Я решила последовать твоему совету и быть сама собой.

— Это ты слишком резко решила следовать, — тихо пробубнила себе под нос и подхватила ее под локоть. — Пойдем, а то наши парни будут злиться на нас.

Мы все же опоздали на десять минут, и Дион уже хотел пошутить по этому поводу, как вдруг во все глаза уставился на Шани. Она же даже не постеснялась своего вида, уверенно расправив плечи.

— Мисс, — сказал хрипло эльф, склонившись в поклоне перед ней, но, как мне показалось, больше для того, чтобы быть ближе к открытой части груди подруги, — прошу следовать за мной.

Он предоставил ей свой локоть, и как только она ухватилась за него, эта парочка скрылась за дверью мужского общежития. Мы с драконом смотрели на это все молча, причем Фил больше посвятил своего внимания мне. Это было приятно.

— Мисс, — с обаятельной улыбкой на губах он повторил жест своего друга и тоже поклонился, — у нас, конечно, не бал, но раз Диониэль начал первым, то и мне необходимо следовать этикету.

Я рассмеялась и тоже решила играть до конца, присев в реверансе, а затем положила свою руку на изгиб локтя, приняв желание дракона проводить меня к месту вечеринки. Пока шли, вспомнила, что Фил назвал эльфа полным именем.

— Фил, а как твое имя будет полностью звучать?

— Филрос, — ответил он мне, улыбнувшись краешками губ.

— А почему Фил, а не Рос?

— То и то будет правильным, но первое мне нравится больше.

— Ясно, — кивнула, запоминая полные имена друзей.

Миновав грозного мистера Шера — коменданта мужских опочивален, свернули в главный зал общежития. Здесь царил полумрак, разбавленный летающими магическими светильниками разных цветов, размером не превышая мой кулачок. Играла громкая веселая музыка известных исполнителей, и уже вовсю плясали первокурсники, заполнив собой почти весь зал. Четыре факультета в одном месте. Страшная смесь, а ведь это только начало. Что же будет, когда все напьются?

Мы отыскали Шани и Диона, который, приобняв ее за талию, стрелял грозным взглядом во все стороны, где стояли другие парни. Ну, хотя бы за подругу беспокоиться не буду. Наш эльф хоть и тоже еще тот прохвост, но дружбу нашу портить не будет и проследит за Шани. Почему-то в этом я была уверена.

— Потанцуем? — тоже приобняв меня за талию, шепнул мне на ушко Фил.

От его певучего голоса, с чуть хриплыми нотками, по моему телу прошелся разряд, но дракон даже не дернулся, все также продолжая меня обнимать. Пришлось брать себя в руки, но отказываться не стала. Фил провел меня в центр зала и прижал к себе вплотную, отчего уткнулась носом ему в плечо.

А он отменный танцор, все движения плавные и четкие, и это несмотря на музыку, которая заставляла двигаться достаточно резво. Сначала я еще зацикливалась на всем, что меня окружало, уж больно много было народу и приходилось очень тесно прижиматься к Филу, чтобы не затолкали, но спустя минут десять я только и делала, что наслаждалась его присутствием. Расскажи мне пару дней назад, что такое произойдет со мной, я бы посмеялась над этим, ведь представить себя в объятиях столь соблазнительного парня ну ни как бы не получилось. Но сейчас, здесь, это реальность и горячая рука дракона на моей талии очень хорошо ощущалась, рождая внутри меня желания, о которых только мечтала.

Я бы танцевала так вечно, но организм потребовал отдыха, поэтому после четырех танцев мы отправились к диванчикам, возле которых стояли столы с закусками и выпивкой.

— Ну как вам вечеринка?

Вместе с нами к месту отдыха подошла и вторая часть нашей компании. Дион так и не выпустил Шани из своих объятий, но по улыбчивой подруге было видно, что она совсем не против.

— Просто замечательно! — ответила ему, стараясь перекричать громкую музыку.

— Тогда давайте выпьем за поступление.

Эльф откуда-то достал четыре стаканчика, в которых было налито что-то оранжевого цвета. Друзья без сомнений взяли себе по одному. Мне пришлось последовать их примеру, но залпом выпивать не стала, а осторожно принюхалась.

— Это сок, смешная, — подмигнул мне Дион.

Я скептически взглянула на него. Вот что-что, а на сок это похоже только со стороны, но за кампанию все же пригубила.

— И вправду сок, — удивилась я.

Друзья рассмеялись на мое заявление. Дальше мы уже чокались все вместе и от души, веселясь по полной программе. Танцы, выпивка, легкая закуска и опять танцы. Боги, я так еще ни разу не отдыхала и не веселилась, но в какой-то момент поняла, что мне срочно необходим свежий воздух. Голова закружилась, а искровой разряд вышел из-под контроля, не только ощущаясь физически, но и визуально. Вдоль рук стали проходить кольца разряда, светясь белым светом.

Не обращая ни на кого внимания, поспешила на выход, и только на улице смогла перевести дух, глубоко вдыхая ночной воздух.

— Лея?

За мной выбежал дракон и с беспокойством заглянул в мои глаза.

— Все хорошо, просто не привыкла к такому. Сейчас постою тут, и все пройдет.

Минут семь мы стояли молча, пока не обхватила себя руками, поежившись от ночной прохлады. Время близится к осени, поэтому ночи уже не могли похвастаться теплом.

— Хватит дрожать.

Фил прижал меня к себе, согревая своим теплом. Спорить не стала, все равно успела дар взять под контроль и сейчас даже была рада присутствию дракона. От него приятно пахло дорогим парфюмом, напоминающий запах горячего шоколада, отчего невольно облизала губы. Голова продолжала кружиться, и почему-то от этого в нее лезли мысли, которым совсем нет места в моей жизни.

— О чем задумалась? — тихо спросил Фил, продолжая удерживать меня в своих объятиях.

Я вздохнула, осознав, что это был все же не просто сок, и теперь язык у меня развязан, и не постесняюсь сказать то, о чем думаю.

— О поцелуях.

Дракон перестал сжимать меня, но не сдвинулся и с места.

— Это все, о чем ты сейчас думаешь? — серьезно спросил он.

А я опять потонула в его черных, как самая глубокая бездна, глазах.

— Да, — тихо ответила ему.

Фил улыбнулся, а затем достал из кармана брюк белоснежный платок с вышитыми инициалами, сложил его пополам и взглянул на меня.

Дальше произошло все настолько быстро, что даже не поняла, как так получилось. Дракон приложил платок к моим губам и поцеловал меня, чуть прикусывая мою нижнюю губу через шелковую ткань.


Глава 5


В первые секунды я не понимала, что происходит. Застыла всем телом, боясь пошевельнуться. Фил продолжал прижиматься к моим губам, закрыв глаза. Хоть это был и ненастоящий поцелуй, но я прекрасно чувствовала через ткань его горячие губы. Хотелось пойти дальше, ощутить весь спектр чувств от этого простого, но волнующего прикосновения. Выйдя из шокового состояния, храбро протянула руки и обняла его за талию. Дракон вздрогнул и открыл глаза. Сейчас они были настолько близко, что казалось, вижу на дне бездны ту тайну, которая постоянно манит заглянуть в них. Медленно, не прерывая зрительного контакта, он отстранился и убрал платок с моих губ, напоследок скользнув шелковой тканью по чувствительному участку, что пылал после столь неожиданного поступка дракона.

Без слов Фил убрал обратно платок в карман и прижал к себе вплотную.

— Нет ничего невозможного, Лея, — хрипло проговорил он, почти касаясь моего виска губами.

Может именно это меня и отрезвило — его невозможность прикоснуться ко мне напрямую, или то, что по телу проходил разряд, который терпел Фил, но спустившись с небес на грешную землю, отстранилась от него.

— Когда получаешь то, о чем мечтаешь, появляется новое желание, — с грустной улыбкой сказала ему.

Он это хорошо понимал, поэтому ответил мне тоже только улыбкой, которой выразил сочувствие. Было чуточку обидно, что сказал он совсем не то, что я бы хотела услышать, да и жалость его тоже не украсило мое настроение. Скорей, наоборот, остудила фантазию, и от ощущения необычного поцелуя не осталось и следа.

— Лея, — позвал он меня, и я подняла голову, чтобы встретиться с черным взглядом, — я все понимаю, но ты сама знаешь, что дать тебе большее я не смогу.

Я отвела взгляд в сторону, хоть и хотела смотреть на него прямо и уверенно. Слышать правду всегда неприятно, да и не железная я, чтобы вечно бороться с несправедливостью в моей жизни. Дать мне большее никто не в состоянии, как и я сама, поэтому стараюсь сразу убивать в себе чувства на корню, будь то малейшая симпатия. В этот же раз сделать это оказалось сложно. Если бы Фил тем утром повел бы себя как все другие парни, что смотрят на меня сверху вниз, то не зародились бы во мне эти чувства. Мало ли я встречала красивых парней. Все долгоживущие расы не обделены вниманием прекрасной природы, поэтому все как на подбор, но именно поступок дракона привлек меня.

— Я это хорошо понимаю, — спустя несколько секунд ответила ему. — И даже благодарна тебе.

Фил покачал головой, нахмурив брови.

— Отказываться от тебя я не собираюсь, — серьезно проговорил он. — То, что я не могу дотрагиваться до твоей кожи, это не значит, что отступлюсь.

Я удивленно посмотрела на него, выискивая в черных глазах хоть что-нибудь, чтобы говорило о том, что он шутит. Только что мне признались в чувствах, непрямо, конечно, но для меня это было достаточно.

— Почему? — тихо от волнения спросила я.

Он пожал плечами, улыбнулся и одним движением опять привлек к себе.

— Может потому что ты смешная, — усмехнулся он мне в висок, и я несильно ударила его кулаком в грудь, но тоже улыбнулась, — а может, потому что я дракон, а ты необычная девушка и во мне проснулся азарт.

— Так я для тебя игрушка?

— Возможно.

Я ударила его второй раз, но уже из-за обиды, и захотела выбраться из его объятий, но он прижал меня к себе еще сильней, не обращая внимания на разряды.

— Ты мне не просто интересна, Лея, а действительно нравишься.

Я притихла, ожидая продолжения, которое последовало после вздоха.

— И хочу помочь тебе. Отыскать все возможные варианты, чтобы ты смогла почувствовать все то, о чем мечтаешь.

Мои щеки вспыхнули. Мечтаю я о многом, но так открыто сказать ему не могу, несмотря на то, что язык сейчас у меня развязан из-за алкоголя.

— И что ты хочешь предложить? — чувствую, что упускаю суть.

— Начать встречаться. Это первое, что я хочу сделать для тебя, чтобы ты не чувствовала себя изгоем.

— Я не хочу, чтобы ты меня жалел, — с обидой ответила ему, но внутри все сжалось от радости.

— Но ты мне действительно нравишься! — твердо заявил он.

Я рассмеялась:

— Как человеческая девушка может понравиться дракону?

— У тебя слишком сильно занижена самооценка, — недовольно нахмурил он брови. — Ты не задумывалась, что все в первую очередь смотрят не на то, как ты одеваешься, а на то, какие у тебя красивые волосы шоколадного оттенка, на выразительные большие глаза, смотрящие на мир с блеском, на плавные движения, как будто ты постоянно двигаешься под нежную мелодию.

С каждым словом Фил говорил все тише, чарующим голосом, а его рука, которая удерживала меня за талию, стала двигаться вверх и вниз вдоль спины. Неосознанно я выгнулась, вцепившись руками в его рубашку на груди. Было очень приятно находиться в его объятиях, ощущать через ткань туники его горячие руки и вдыхать его парфюм.

— За какой-то один день, ты, Лея, заставила меня поступать так, как я не поступал еще ни разу, — проговорил он мне в губы, когда я откинула голову назад, наслаждаясь прикосновениями.

Расстояние было настолько мало, что крохотные разряды касались его губ, издавая тихий звук скрежета.

— И что же это? — спросила хрипло.

— Я еще ни разу не интересовался девушками настолько сильно, чтобы предлагать им встречаться на второй день знакомства.

— Я могу подождать недельку.

Он усмехнулся:

— Чтобы тебя кто-нибудь другой уволок?

Вот сейчас бы, по закону жанра, должен был произойти поцелуй, но не в этом романе. Фил выпрямился, заставив и меня это сделать. Мы оба понимали, что прикосновения для нас несбыточная мечта, но сам факт, что он предложим мне встречаться, грело душу не хуже признания в любви.

Взяв меня за руку, дракон повел обратно на вечеринку. После нашего разговора он стал вести себя совсем по-другому. Уверенно прижимал к себе, невесомо, насколько это позволяло, гладил по волосам и говорил мне нежные слова. Это было приятно, хоть и складывалось ощущение, что я всего лишь ценная игрушка для него. Эти мысли старалась гнать от себя подальше, ведь слова Фила были искренними. Настолько подделать эмоции в голосе, чтобы скрыть ложь, невозможно, поэтому наплевав на все, решила течь по течению. Может, потом мне и будет больно, но это ведь потом, а сейчас нужно ухватиться за такой шанс.

Вечеринка длилась до трех часов ночи. Было очень весело, ярко и необычно для меня. Пить оранжевый напиток я отказалась, поэтому дар больше не беспокоил, и смогла насладиться весельем, не боясь причинить кому-нибудь вред. Шани и Дион не отставали от нас, поддерживая во всем: в танцах, играх и выпивке. Последнее ко мне не относилось, но получилось так, что мы с подругой возвращались в наше общежитие одни. Ребята в конце были просто не в состоянии уже куда-то идти, хоть и старались быть джентльменами. Наблюдать за ними было смешно. Если Фил еще держался ровно, сохраняя серьезный вид, то Дион растерял всю эльфийскую выдержку, и мы то и дело, что поддерживали его под локти, чтобы он не встретился с полом.

Шани, к слову, тоже отхватила лишнего, и мир в ее глазах вертелся быстрее положенного. Она уверяла меня, что идет совершенно ровно по дорожке аллеи, а то, что ей на пути постоянно попадаются столбы с магическими светильниками и кусты, было не поводом говорить, что она пьяна до такой степени. В общем, вечеринка удалась на славу.

Уложив подругу на кровать, стараясь не разбудить ее соседку, поставила на ее стол пузырек с "волшебным" зельем, чтобы утром ей не было так стыдно. Фил дал мне таких два, но свой решила припрятать на всякий случай. Сейчас мне не к чему он, а вот лишним не будет.

Добравшись до своей комнаты, с облегчением завалилась на кровать. В голове крутились разные мысли и конкретные сцены проведенного вечера. Губы сами растянулись в улыбке, стоило только вспомнить поцелуй. Пожалуй, приму совет Шани и не буду хоронить чувства раньше времени. Будущее я предсказывать не умею, да и вряд ли что-то будет прекрасное в моей жизни, но сейчас я буду жить настоящим и побуду в роли девушки красивого парня.

Спалось мне просто замечательно. Стоило только решиться, как все встало на свои места и перестало меня мучить. Иногда стоит смотреть на вещи проще, и, следуя этому принципу, мой дар уменьшил свою силу. Это стало причиной, из-за которой я проспала. Мне приходиться даже во сне, где-то на уровне подсознания, удерживать искровой разряд, чтобы не разнести все кругом, а после столь необычного вечера и ночи он сам решил отдохнуть.

Расставаться с прекрасным сном, где Фил целует меня по-настоящему, не хотелось совершенно, даже местный будильник отошел на второй план, и если бы не луч солнца, который заплясал у меня на лице, то наказания от ректора мне было бы не избежать.

Взглянув на часы, сон слетел сразу же. Завтрак остался в прошлом, и оставалось только молиться всем богам, чтобы я успела зайти в аудиторию раньше профессора. Как оделась и как добежала до стенда с расписанием в главном корпусе, дабы узнать, что у нас сейчас, не помню, зато фамилия профессора напротив замечательного предмета "Магические нити и их плетение" открыла мне второе дыхание. Коридор, лестница, опять коридор, только намного длиннее предыдущего, и вот она — дверь в аудиторию двести пять, за которой, надеюсь, еще пока нет профессора Вэона.

Не задумываясь ни на секунду, зашла внутрь и с облегчение выдохнула. Уже все собрались, но главного свидетеля моего опоздания еще не было. Свободные места имелись только на первом ряду, поэтому выход только один — опять быть на виду, и, повернувшись, чтобы закрыть дверь, уткнулась носом прямо в белую рубашку между лацканов синего пиджака. Было не трудно догадаться, кому это все принадлежит, а уж когда в аудитории наступила тишина, я мечтала стать невидимой.

— Я вас тоже рад видеть, адептка Рут, — прозвучало у меня над головой, — но позвольте начать лекцию.

Стоило только услышать бархатный голос профессора Вэона и подтвердиться моим опасениям, как мой дар перестал меня слушаться. Подняв голову и взглянув в изумрудные глаза, в которых проскальзывали красные искры, отскочила от черного лиса в туже секунду, но было уже поздно. Искровой разряд показался через одежду, окольцовывая меня кривыми, сияющими белым светом, кольцами, издавай громкий скрежет.

Сначала все удивленно смотрели на меня, можно сказать, что с восхищением. Но как только один тонкий разряд, копия миниатюрной молнии, отправился в свободный полет и прошелся над головами адептов, обугливая концы волос, первая не выдержала эльфийка и закричала не хуже будильника Академии.

Все, цепная реакция пошла и все со страхом в глазах подскочили со своих мест и ринулись вглубь аудитории, чтобы быть подальше от меня.

— Всем сидеть на месте! — грозный рык профессора подействовал абсолютно на всех, как пощёчина при панике.

Все притихли, но не сдвинулись и с места, то ли боясь меня, то ли черного лиса. Мне самой не по себе стало оттого, как профессор обводит всех горящим зеленым взглядом, в котором читалось недовольство.

— И это будущие боевые маги? — тем же голосом спросил профессор Вэон, а затем глянул на меня. — Первым делом, что должен сделать маг при угрозе жизни, это поставить щит.

— Это бесполезно, профессор, — осипшим голосом проговорила я, не позволяя разряду выходить дальше колец.

— Неужели? — приподнял он бровь, спросив с нотками иронии. — Позвольте узнать, адептка Рут, кто здесь из нас профессор и декан боевой магии?

— Вы, — прохрипела я.

— Тогда не говорите "бесполезно" там, где оно не к месту, — припечатал он меня злым взглядом и окутал синим щитом.

Разряд сразу же устремился к нему, но то и делал, что впитывался, не выходя за пределы. Я уже удивлялась этому феномену, но не постесняюсь повториться, поскольку это действительно было для меня чудом.

— Садитесь, адептка Рут. Уберу, когда успокоитесь.

Спорить не стала и быстро прошла на свободное место, окутанная синим сиянием. Одногруппники уже к этому времени тоже расселись по своим местам.

— И, кстати, после занятий жду вас у себя в кабинете для выдачи наказания, — не оборачиваясь, сказал лис, заставив меня нервно сглотнуть.

— В чем же она провинилась? — спокойно спросила Нес, смотря прямо, без страха, на профессора.

— За, — все же глянул он на меня через плечо, — за несоблюдение правил этикета.

Я покраснела и опустила голову, уткнувшись взглядом в чистые листы открытой тетради. Правда была на стороне профессора. Мало того, что налетела на старшего как по статусу, так и по возрасту норта, да еще и не извинилась за это. И сейчас продолжаю молчать, хоть он и посмотрел в мою сторону. И почему мне так не везет?

— Раз претензий ни у кого больше нет, то начнем, наконец-то, лекцию, — вернув своему голосу бархат, проговорил лис, обводя присутствующих насмешливым взглядом.

Адепты сидели, понурив головы из-за оплошности, но все же между лопаток у меня чесалось, подсказывая, что врагов я себе нажила еще больше. Одной Фросии, видимо, мне недостаточно. Решила себе напомнить, что не собиралась выделяться с самого начала, но, похоже, об этом уже можно было забыть, когда села в повозку, идущую до Западной Академии Магии.

Всю лекцию я сидела в синем полупрозрачном пузыре. Успокоиться так и не удалось, поэтому профессор Вэон попросил меня задержаться в конце. Все косились в мою сторону, обходя по широкой дуге, когда спешили на выход. Со мной такое впервые случилось. В предыдущей Академии у меня долго получалось не показывать своим одногруппникам свой дар. Здесь же получилось наоборот, второй день, а они уже все знают.

Как только последняя адептка вышла из аудитории, к слову это была Фросия, которая одним лишь взглядом пообещала мне расплату, в помещении наступила тишина. Голову поднимать боялась, а из-за того, что осталась наедине с профессором, мой дар взбунтовался еще сильнее.

— Скажите мне, адептка Рут, — заговорил черный лис, отчего и вздрогнула всем телом, — вы знаете, в чем особенность нортов?

Я кивнула, удивляясь вопросу.

Послышался вздох:

— Мне нужен развернутый ответ, мисс Рут, — чуточку раздраженно сказал он.

— Норты — хорошие стратеги и умеют чувствовать эмоции других, — заставила себя ответить ему.

— Тогда вас не удивит, почему хочу узнать следующее: почему вы меня боитесь?

Его голос звучал серьезно, даже можно сказать, что сердито. По синей защите пробежался разряд, и я поежилась от звука, который он издал в столь оглушительной тишине.

— Я… — сглотнула.

— Ну же, мисс Рут. Поверьте мне, я не кусаюсь.

Мои губы растянулись в ухмылке от его заявления, и почему-то стало легче.

— Я сама не знаю, профессор, — пересилив свой страх, взглянула на него.

Было странно, но сейчас его глаза не светились, а были самыми обычными, лишь только насыщенно изумрудного цвета.

Он нахмурил брови и окинул меня внимательным взглядом, подергивая ушами. Через минуту он решительно встал и вышел на середину сцены аудитории.

— Подойдите ко мне, мисс Рут.

Я гулко сглотнула, но не хотела злить его еще больше, поэтому на ватных ногах тоже вышла на сцену, остановившись в двух шагах от черного лиса.

— Необходимо начать с того, мисс Рут, что дар это не поток, который имеет свои чувства. Ваш дар активируете именно вы, в основном на эмоциях. Сейчас, — он подошел ближе, из-за чего искровой разряд затрещал с удвоенной силой, — ведущую роль играет страх. Я готов ответить на любые ваши вопросы, чтобы уменьшить его. Они же у вас имеются?

Я согласно покачала головой, стараясь унять дрожь.

— Ваши глаза, они светятся зеленым. Я знаю, что это признак вашего мастерства. Несмотря на то, что я уже встречалась с подобными магами как вы, почему-то именно ваш взгляд меня пугает. Хотя, сейчас об этом не скажешь.

Он улыбнулся, и было в этой улыбке что-то необычное, отчего мой дар прекратил свой натиск на щит и теперь просто окольцовывал мои руки.

— Магия отражается в глазах только тогда, когда в этом есть необходимость. На работе она всегда действует, и с помощью ее я контролирую все вокруг. Сейчас мне магия земли ни к чему, мисс Рут, поэтому вы видите только родной цвет моих глаз. Что еще?

— Клыки, — выдохнула на одном дыхании и стала обладательницей удивленного взгляда профессора.

Мне стало стыдно, как будто обозвала его, и поспешила извиниться, на что он рассмеялся.

— Вы меня поражаете все больше и больше, мисс Рут.

— Но я же не специально, профессор. Мне порой кажется, что вы можете кого- нибудь загрызть.

Черный лис кашлянул, подавившись воздухом, а я прикрыла рот ладонью за подобное высказывание. Чувствую, второе наказание мне тоже выпишут.

— Я уже говорил вам, адептка Рут, что я не кусаюсь, — проговорил он, переходя обратно на "профессор-адептка". — А уж грызть, кого попало, не собираюсь и вовсе.

— Так вы все-таки можете загрызть? — совсем запуталась я.

Лис вздохнул:

— Нет, Рут, — как можно спокойнее ответил он, причем глаза опасно блеснули зеленью, — и так уж вышло, две эти причины вашего страха невозможно ликвидировать, только…

— Только? — поторопила его, потому что лис отвел взгляд, над чем-то задумавшись.

— Вам остается только привыкнуть ко мне.

Теперь моя очередь настала давиться воздухом, оттого, что резко вдохнула.

— Я вам уже даже наказание придумал, заодно и приручить вас сможем, — усмехнулся лис.

— А это обязательно? — не стала прямо сейчас зацикливаться на его словах.

— Как видите, — развел он руки в стороны, — я больше не намерен терпеть цирка на моих лекциях.

Я в который раз покраснела.

— И что же это за наказание?

— После занятий приходить ко мне в кабинет и делать там домашнее задание.

— А-а-а… — удивленно протянула, не найдя, чтобы сказать в свое оправдание. — Вы за свой кабинет не боитесь?

— Первое время будите сидеть под моей защитой. Постепенно я буду уменьшать ее.

Волна разряда прошлась по телу, и несколько искр отлетело от моих рук и врезалось в щит.

Профессор опять усмехнулся:

— Меня поражает, как вы, адептка Рут, контролируете дар при остальных. Использовать магию воздуха как блокировку, очень находчиво.

Он окинул меня заинтересованным взглядом и, больше ничего не сказав, подошел к кафедре, взял документы и отправился на выход.

— Что вы имеете в виду, профессор? Я не использую магию воздуха, а просто не даю выходить искровому разряду за пределы ткани, — остановила его вопросом, когда он уже открыл дверь.

— Давайте не будем забывать, адептка Рут, кто из нас профессор, а кто ученик, — ответил он мне, усмехнувшись, и скрылся за дверью.

Меня все еще окутывал синий щит, ставший за два часа мне как родной. Когда собрала вещи и уже хотела покинуть аудиторию, раздумывая над словами черного лиса, сфера лопнула, словно мыльный пузырь. Что ж, мне однозначно везет попадать в столь необычные ситуации. И еще эта фраза "приручить вас сможем"?! Между прочим, профессор намного больше похож на необузданного зверя! Это мы еще мало знаем, на что способен черный лис. И кого тут нужно еще приручать?

До следующей лекции оставалось считанные минуты, поэтому выкинула все из головы и побежала на занятие по флоре и фауне. В этот раз мне повезло, и я не опоздала, да еще и села на пятый ряд, подальше от проблем. Все косились на меня, спеша отодвинуться как можно дальше, а те, кто находился ко мне ближе всех, загородились прозрачными щитами. Удивляться тут было нечему, все начинают бояться меня, как только увидят мой дар в действии. Но щит бесполезен, разряд с легкостью проходит любую магическую защиту. Почему так, не знаю, хотя теперь есть пример совсем обратного. Щит профессора Вэона не просто удерживает, но и впитывает в себя искровой разряд. Почему же тогда другие не могут так? Уровень потока слабый? Эх, одни вопросы. Когда приду к нашему декану, обязательно спрошу! Мысленно усмехнулась. Спрошу, если поджилки опять не затрясутся.

От мыслей меня отвлекла профессор Мерн, та самая, которая не отправила Шани сразу к целителю. Теперь понятно почему! В аудиторию зашла, нет, вплыла стройная эльфийка с длинными, почти до колен, золотыми волосами. Она на всех присутствующих взирала свысока, несмотря на то, что помещение было сделано наподобие амфитеатра. Вот у кого надменности хоть отбавляй! Мне профессор сразу не понравилась, а вот нашим парням, которые чуть ли слюнями не давились, наоборот.

— Мои поздравления, адепты, — пропела она, — теперь вы на втором курсе и мы с вами продолжим работать.

Мужская половина нашей группы довольно загудела, и преподавательница подарила им милую улыбку. Я передернула плечами, борясь с чувством отвращения.

— В прошлом году мы с вами на этом предмете разобрали флору нашего замечательного мира.

Профессор элегантно села за учительский стол и открыла папку с документами.

— Следующее, что нам предстоит рассмотреть это фауну и начнем мы с самой сильной части: с хищников. Открываем тетради и записываем…

Нужно отдать ей должное, рассказывала она достаточно интересно. Обладала эльфийка магией воды, поэтому с ее помощью и красок изображала объемные водные фигуры зверей. Такой способ преподавания я видела впервые, и не сразу заметила, что неприязнь ушла на второй план, уступая интересу.

— Фаркас — северный хищник. Его преимущество в сильных мускулистых лапах. Развивает большую скорость за считанные секунды, и убежать от него просто невозможно. Белая шерсть помогает скрыться среди снега и бесшумно подкрасться к жертве.

Я зарисовала большую собаку у себя в тетради, а рядышком написала характеристику, которую профессор быстро диктовала. С таким хищником действительно лучше не встречаться, если не умеешь открывать порталы. К сожалению, переходы могут строить только маги с первым уровнем потока. Нам же остается только не бродить по заснеженным просторам и не нарываться на столь опасный вид животных.

— Кто-нибудь встречался с фаркасом? — звонко спросила эльфийка, обводя аудиторию светло-голубым взглядом.

— Я, — послышалось с первых рядов, и вверх поднялась рука Нес.

Профессор недовольно сморщила нос, но все же кивнула.

— Как же вам удалось увидеть его, адептка Эверн?

Услышав ее другую фамилию, оторвала взгляд от тетради и посмотрела в сторону льеры.

— Профессор Вэон устроил экскурсию, — спокойно ответила Нес.

Выше на два ряда сидела Фросия, которая, сжав кулаки на столе, испепеляюще смотрела на принцессу. Мне даже показалось, что она зарычала, как только Нес упомянула черного лиса.

Профессор Мерн отрешенно покачала головой в знак принятия ответа. Было видно, что эльфийка недолюбливает Нес. Интересно почему?

— Вам повезло, Эверн, что рядом был сильный маг.

Льера пожала плечами и склонилась над тетрадью, продолжив писать. От такого поведения профессор опять сморщила свой аккуратный маленький носик.

— Что ж, продолжим…

Остаток времени до перерыва мы успели разобрать еще одного хищника, а затем прозвенел звонок, и все повалились к выходу из аудитории, чтобы размять ноги. Мне же жутко хотелось кушать, завтрак же пропустила. Уже думала быстро сбегать в столовую и попросить булочку, как по моей части стола ударили кулаком, отчего я подпрыгнула на стуле.

— Я тебя предупреждала, Рут, — прошипела Фросия, когда я посмотрела на нее. — Что же тебе не сидится в своей скорлупке, а, пташка?

Я втянула голову в плечи в желании быть маленькой и незаметной. Сегодня драконица была с распущенными волосами, и они будто змеи опускались на ее плечи идеальными зелеными локонами.

— Порой получается не все так. как хотелось бы, — чуть дрожащим голосом ответила ей.

— В твоих же интересах продумывать все заранее, убогая! Еще раз увижу тебя близко с профессором, исполню сказанное в столовой.

Развернувшись на девяносто градусов, Фросия спустилась на свой ряд. Те, кто остались в аудитории, смотрели на нас не стесняясь. В их глазах читалось одобрение, согласие с мнением драконицы, и неважно с чем оно связано. Главное, она меня прижала к стенке и показала, кто здесь главный, и нам — человечкам — не место среди них. К слову, в нашей группе были еще люди, но они все парни и могли постоять за себя. А я? Что могу сделать я, тем боле ниже их по статусу? Ударю и пиши пропало, вернее собирай вещи и уезжай домой. И почему я не родилась той же эльфийкой? Мало того, что человек, так еще и дар, с которым мучайся всю жизнь.

В аудиторию вернулись адепты, а после звонка пришла и профессор Мерн. Лекция продолжилась, но она уже не была так интересна как в начале. В моей голове творился хаос из вопросов, один из которых был: как мне изволите ходить к нашему декану, если за это меня прикопают на заднем дворе Академии? Но ведь ослушаться черного лиса я не могу? Или все ж могу? Он не ректор, а всего лишь декан…ага, декан факультета на котором я учусь. Мысленно вздохнула, все же ходить мне придется. Прокрадываться к кабинету декана невозможно, всегда буду на виду, и так сложилось, что Академия — это место, где слухи неотъемлемая часть жизни адептов. Фросия быстро узнает о том, что я каждый день хожу к декану. Смириться и готовить себе место, где мои косточки наконец-то получат покой? Нет, нет и еще раз нет!

Я впервые в жизни разозлилась на себя, что позволяю манипулировать собой. Маг, который обладает третьим уровнем потока и не сможет за себя постоять? Тем более у меня теперь есть Фил, и он обязательно мне поможет! Буду постоянно ходить с ним, а также попрошу провожать меня до комнаты. Нет, сама я тоже могу, но это будет слишком опасно для драконицы. Дар при стрессовых ситуациях я до сих пор не научилась хорошо сдерживать, а так как применять магию на территории Академии нельзя, Фросия будет действовать с помощью физической силы, и не одна.

Поежившись, обвела взглядом аудиторию, выискивая ее свиту. Она была вся тут, и иногда ее члены поглядывали в мою сторону. Три драконицы и две эльфийки, одна из которых та, что закричала на лекции Вэона, когда я не сдержала разряд. М-да, если такая группа прижмет меня, то точно пиши пропало.

— Адептка Рут, вам не интересна моя лекция?

Я повернулась обратно к кафедре, встретившись с взглядом профессора Мерн. И почему Создатель наделил эльфов идеальным зрением? Сижу-то я далеко, да еще меня хорошо загораживает парень с широкими плечами.

— Нет, профессор. Ваша лекция очень интересная, — ответила ей, как только парень наклонился в сторону, чтобы меня было хорошо видно преподавателю.

— Что ж, тогда к следующей лекции жду от вас реферат на пять страниц о мелких хищниках восточных краев. Можете выбрать любых, но чтобы все имели светлый окрас.

Что такое не везет и как с этим бороться? Вздохнув, кивнула профессору и склонилась над тетрадью, чтобы записать дополнительное задание помимо основного домашнего. Придется посетить библиотеку. Время еще есть и, в принципе, это нетрудное задание.

Дальше я не отвлекалась и в оба уха слушала эльфийку. Ее замечание помогло мне сосредоточиться и выкинуть из головы все лишнее. Будем решать проблемы по мере их поступления. Если суждено Фросии побить меня, а мне выпустить искровой разряд, то мои попытки придумать что-то тщетны. Только еще больше загружу себя.

Долгожданный звонок, и я бегом, чтобы скрыться с глаз Фросии, отправилась в столовую в надежде побыстрее увидеть друзей. Они помогут решить сложившуюся проблему в лице драконицы. Знаю, что жаловаться нехорошо, но в моем случае, думаю, мне простительно.

Шани с ребятами встретили меня у самого арочного входа столовой, причем подруга бросилась мне на шею. Я поспешила наклонить голову в сторону, чтобы она, ненароком, не прикоснулась к лицу.

— Лея! Я все утро стучала в твою дверь, даже ручку подергала. Ты что, раньше меня ушла?

— Нет, — виновато улыбнулась ей, как только она выпустила меня из объятий. — Я вообще проспала, а тебя просто-напросто не услышала.

— Что же тебе такое снилось, что ты не услышала не только меня, но и будильник? — удивленно спросила она.

Мои щеки вспыхнули, а взгляд сам устремился в сторону Фила. Тот стоял и смотрел куда-то вглубь столовой, скрестив руки на груди и хмуря алые брови. До чего же он красив! Внутри все радостно сжалось, осознав, что он теперь мой парень.

После вопроса Шани, он повернулся и поймал мой смущенный взгляд, улыбнувшись краешками губ.

— Пойдемте есть, — приобнял он меня за талию, — ты же, наверное, и завтрак пропустила?

Я кивнула и мы прямо так, в обнимку, пошли за подносами. Подруга шокировано проводила нас взглядом, проговорив что-то нечленораздельное.

— Не отставай, Шани, — рассмеялся Дион, последовав за нами.

— Я что-то не соображу, а когда вы успели? — продолжила она удивляться.

Мы сели за наш столик, только Фил с Шани поменялись местами, и теперь дракон соседствовал со мной впритык.

— Наверное, тогда, когда ты выпила шестой стакан "сока", — усмехнулся эльф, ущипнув подругу за бок.

Шани хотела дать ему подзатыльник, но Дион перехватил ее руки и зажал их между своих ног. Пикантная ситуация вышла, ведь со стороны смотрелось это как будто она…ну вы сами поняли.

— А ну отпусти меня! — подергала она руками, стараясь высвободиться.

Ее попытки только усугубили ситуацию. Послышались смешки с соседних столиков, там, откуда не было видно, что Шани и вправду делает между ног у эльфа. Щеки девушки запылали, и она перестала двигаться вообще, сообразив, что к чему.

Дион иронично приподнял одну бровь.

— Сначала пообещай, что ты больше никогда не поднимешь руку на мою персону.

Подруга не ответила, а только запыхтела от возмущения. Эльф пожал плечами и, как ни в чем небывало, продолжил есть салат.

— Я тебе не мешаю? — уже спокойным голосом спросила Шани через минуту, но я успела заметить, что уголки ее губ дрогнули в улыбке.

— Нисколечко, — ей в тон ответил он, ни о чем не подозревая.

Как она смогла это сделать, я так до конца и не поняла, но изловчившись, Шани перебралась к нему на колени. Не ожидав этого, Дион отпустил ее руки и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но подруга приложила палец к его губам и нагнулась вперед, что-то прошептав на острое ухо. Мы с Филом не смогли расслышать что именно, и это оказалось очень печально, поскольку глаза эльфа расширились от удивления, а затем на его губах заиграла шальная улыбка.

Шани молча сползла обратно на свой стул и также молча продолжила трапезу. Эльф все еще продолжал сидеть и глупо улыбаться. Я сгорала от любопытства и вертелась на стуле в желании спросить, пока дракон не придвинул меня к себе и не прошептал на ушко:

— У кого-то сегодня будет увлекательная ночь.

Я вспыхнула как факел и решила не вдаваться в подробности, что именно подразумевалось под словом "увлекательная". Честно, не ожидала такой решимости от подруги, но после вечеринки эти двое явно теперь на одной волне. Я им чуточку завидовала. Они могут позволить себе насладиться чувствами на физическом уровне.

Опять меня потянуло в ту сторону, в которую мне категорически нельзя смотреть. В последний раз, когда наслушалась от одногруппниц в прежней Академии о том, как это прекрасно быть с мужчиной, я пробыла целую неделю в депрессии. Хорошо, сестра была рядом и помогла мне забыться, отвлекая прогулками в театр и просто по парку. Да и игра на фортепиано способствовала быстрому улучшению моего морального состояния. Помню, первые аккорды были агрессивными, складываясь в насыщенное с громкими переходами произведение. Даже дар тогда был со мной солидарен и не задерживался у меня внутри. Пострадало вся комната, кроме инструмента. Ему зла я не хотела причинить.

Выплеснув весь негатив, успокоилась и больше старалась не затрагивать эту тему. Было трудно это сделать, ведь приходилось постоянно быть среди девушек и парней, которые с легкостью говорили о столь неприличных вещах. Вот и сейчас, Шани явно предложила Диону или хотя бы просто сказала то, что относилось к этой теме.

Настроение опустилось ниже плинтуса, а аппетит решил и вовсе пропасть.

— Лея, что произошло? — спросила подруга, проследив за тем, как я отодвинула тарелку с супом.

Отвечать не стала, а просто помотала головой и уставилась в окно. За столиком наступила тишина и стояла она до самого конца обеда. Идти на последнюю лекцию не хотелось, но получить наказание от ректора еще больше.

С ребятами распрощалась на перекрестке коридоров и быстрым шагом отправилась на занятие по особенностям рас Эдэра. Этот предмет, как было отмечено в листе сдачи полугодовых экзаменов, продлится только до зимы. В сессию он включен как дополнительный предмет. Я уже и так много знала о нас и других рас, но порой полезно знать все, хоть это и невозможно.

До аудитории я дошла без происшествий и очень удачно села на самый последний ряд возле окна большого помещения. Надеюсь, здесь меня никто не будет трогать и оставят в покое? Не обращая ни на кого внимания, приготовилась к занятию и опять уставилась в окно, за которым расположился парк Академии. На меня навалилась какая-то апатия. Наверное, это побочный эффект от образа жизни который я веду. В моем возрасте уже все девушки отведали запретного плода, и только я сижу в девках. Спросите, почему меня это так беспокоит? Гормоны и потребности организма никто не отменял! Мне банально хочется узнать все это. В нашем мире нет места сдержанности, все спокойно к этому относятся. Мне же придется прожить с этим грузом всю жизнь. Порой даже стыдно становится, особенно, когда сестра рассказывала о своем первом разе. А ведь она младше меня на пять лет! Конечно, я сама ее попросила рассказать. Сестра всегда меня понимала и поддерживала, но даже этого было мало. Запретный плод для меня действительно стал запретным в прямом смысле слова.

— И так, адепты, прошу внимания, — вывел меня из раздумий голос.

В аудиторию зашла преподавательница, мисс Дилоу. Человеческая женщина была уже в возрасте и обладала всеми признаками старости: от фигуры не осталось и следа, седые волосы, убранные в пучок на затылке, лицо и руки не могли похвастаться нежной кожей, а на носу сидели очки с толстыми линзами. До кафедры она добиралась целых две минуты, когда обычно это расстояние можно преодолеть за несколько секунд.

— Этот предмет не считается главным, но поверьте мне на слово, очень полезным. Начнем мы с расы людей. Пожалуй, это самая простая и ничем не обладающая раса. Мы, — она показала на свое лицо, — не живем так долго как драконы, эльфы и норты. У нас только одна особенность: детей мы можем иметь без такого явления как связь. В остальном же, только одни минусы. Открываем тетради и записываем…

Преподавательница, скрипя костями, подошла к доске и развернула плакат, на котором был изображен человек — мужчина без гениталий. По рядом прошел смех, но мисс Дилоу резким и грубым голосом заставила всех замолчать. Вот тебе и старушка! На доске она ничего не писала, а только рассказывала, указывая указкой на нужную часть тела человека. В частности речь шла о цвете волос, глаз и кожи, а в конце первой части лекции дошли до внутреннего строения. Неужели мы внутри тоже отличаемся?

Перерыв прошел быстро, либо мне так показалось, поскольку сидела на своем месте и отрешенно смотрела в окно. Меня никто не трогал, и это было замечательно. Наверное, стоило сразу показать всем свой дар, чтобы на меня перестали смотреть с любопытством. Сейчас все старались вообще не обращать на меня внимания, и не буду врать, меня это устраивало.

— А теперь записываем домашнее задание, — уставшим и хриплым голосом проговорила преподавательница, когда мы остановились на составе крови человека в конце второй части лекции. — Каждый должен на следующую лекцию принести доклад на одну страницу о связи между долгоживущими расами. С первого по пятый ряд — эльфов, с шестого по десятый — драконов, а с одиннадцатого по пятнадцатый — нортов. Жду вас на следующей неделе.

Я вздохнула и записала задание. Вот и начинаются деньки, когда придется засиживаться до самой ночи над учебниками. И умеют же преподаватели задание выдать! О связи трудно поведать, ведь точное описание соединения душ нет. Говорят, что это происходит настолько быстро, что не успеваешь запомнить. Интересно, сама мисс Дилоу то знает, как это происходит, или собирает пазл из вот таких докладов адептов?

Подождав пока рассосется столпотворение в дверях аудитории из-за медленной преподавательницы, тоже отправилась на выход.

На подоконнике, прямо напротив двери, откуда я вышла, сидели мои друзья. Видимо, им хватило времени добраться сюда, пока я ждала возможности покинуть помещение.

— Лея! — помахала мне Шани. — Мы собираемся идти в парк, посидеть и отдохнуть. Пойдешь?

— Я бы с удовольствием, — совсем приуныла, — но мне теперь каждый день необходимо являться к нашему декану.

— Зачем? — удивленно спросил эльф.

А ведь точно, я им не успела рассказать во время обеда о самом главном, забывшись из-за плохих мыслей. Вкратце поведала им о случившемся казусе, а также о Фросии.

— Странное наказание, — недовольно проговорил Фил. — Почему именно у него в кабинете?

Я не стала говорить о том, что профессор собрался приручить мой дар, ведь звучит это действительно странно.

— Может, хочет убедиться, что учусь я хорошо? Западная Академия должна поддерживать свою репутацию, — ох, и трудно, оказывается, врать дракону.

Он нахмурил брови, но не стал больше ничего спрашивать, притянув к себе.

— Насчет драконицы не волнуйся, мы будем тебя сопровождать везде, как и обещали еще в начале нашего знакомства, — подмигнул мне Дион.

— Спасибо, — сказала им, довольно нежась в объятиях Фила.

— Вы идите, я вас догоню, как только провожу Лею, — ровно проговорил он, беря меня за руку.

Через толпу адептов мы пробирались молча. Все это время Фил хмурил брови, о чем-то раздумывая. А мне просто хотелось, чтобы он вот так вечно держал меня за руку и не отпускал. Я знала, что рано или поздно наша связь на симпатии оборвется. Больше всего было страшно то, что как парню ему нужны нормальные отношения, а со мной их не будет, и возникает вопрос: почему дракон пожертвовал ими ради меня? Или не жертвовал и это только мои мечты, что я единственная?

Слишком сильно помотала головой, выгоняя обидные мысли, и меня повело в сторону из-за головокружения.

— Лея? — Фил придержал меня за талию. — Что случилось?

Почему-то мне хорошо удалось представить его с другой девушкой. Разве не должно быть по-другому?

— Лея?! — встряхнул он меня за плечи, и я посмотрела ему в глаза. — Ты сегодня совсем не своя.

Еще секунд десять я смотрела в черные омуты, прибывая совсем в другом месте. День, действительно, не задался с самого начала, а под конец и вовсе нахлынули мысли, которые заставили меня погрузиться в себя очень глубоко. Стоит ли удерживать Фила рядом с собой? Эгоисткой я никогда не была, а сейчас получается, что заставляю парня мучиться вместе со мной.

Послышался вздох, а затем меня прижали очень сильно к железному торсу. Воздух вылетел из легких сразу же и, наверное, только это мне и помогло прийти в себя.

— Ослабь захват, — прохрипела.

— Наконец-то, я уже испугался, что потерял связь с тобой. Может расскажешь, что стряслось?

— Мне нужно идти к декану, — отвела взгляд в сторону, переводя тему.

— Нет, Лея! Ответь на мой вопрос. Как ты предлагаешь мне помогать тебе, если ты вечно что-то не договариваешь?

— Фил, я… — склонила голову и уткнулась лбом в его грудь. — Тебе разве не хочется близости?

— Хочется, — односложно и быстро ответил он мне.

— Но со мной ты не сможешь ее получить, — со вздохом все же поведала ему свои печальные мысли. — Может тебе с другой девушкой начать встречаться?

— Но хочу-то я тебя, — строго проговорил он, и я подняла голову, чтобы взглянула ему в глаза.

— Как ты себе это представляешь?! — уже начала злиться я, то ли на себя, то ли на него из-за его упрямства.

— Очень даже ярко, — улыбнулся он мне, проведя медленно, сверху вниз, рукой по моей спине.

— Но…

— Лея, это только начало. Поверь, я найду способ доставить не только себе удовольствие, но и тебе.

Жар вместе с разрядом прошелся волной по моему телу и сосредоточился внизу живота, заставляя меня закусить нижнюю губу. Пришлось вцепиться руками в пиджак Фила, чтобы не упасть, так как ноги внезапно стали ватными от хриплого голоса дракона.

— Не беспокойся по этому поводу, — проговорил он, и я наконец-то расслабилась, выкинув плохие мысли из головы.

Довольный реакцией, он ухватил меня покрепче за талию и буквально потащил дальше в сторону деканского кабинета. Уже перед самой дверью, Фил еще раз прижал меня к себе и пообещал зайти за мной через два часа. За это время я успею выполнить домашнее задание. Хорошо, что оно не включает в себя информацию, которую нужно добывать в библиотеке.

Улыбнувшись, постучала, а после разрешения зашла в кабинет и поприветствовала декана.

— А, адептка Рут, задержались вы, однако.

Вэон взглянул на часы, которые висели на стене, и покачал головой. Я тоже посмотрела на них, отмечая, что опоздала всего лишь на десять минут.

— Простите, профессор. В коридоре много адептов. Трудно было к вам пробираться.

Черный лис усмехнулся и махнул рукой в сторону, где стоял небольшой диван со столом. Тут, наверное, мне и придется просиживать по два-три часа каждый день. Вздохнув, сделала шаг ближе к массивному столу декана, и разряд затрещал, показываясь из-под одежды. Профессор среагировал быстро и окутал меня синим щитом, но одна молния все же вырвалась и врезалась в стену, оставив после себя небольшую выемку с черным налетом.

— Жаль, — сверкнул он глазами и очистил стену с помощью маленького артефакта бытовой магией, не вставая с места.

— Почему? — дрожащим голосом спросила, боясь, что меня накажут за порчу имущества.

— Когда вы зашли, мисс Рут, ваш эмоциональный фон был в порядке, и я подумал, что защита может подождать. Видимо, это не так.

Использовав магию земли, лис зарастил выемку в стене и посмотрел на меня уже обычными глазами.

— Присаживайтесь и начинайте выполнять задания. На меня не обращайте внимания.

Вот улыбнулся он зря! Вид клыков опять запустил реакцию, и щит был атакован зарядом из искр. Передернув плечами, быстро прошла к дивану и поспешила углубиться в работу, лишь бы побыстрее все сделать и покинуть этот кабинет. А еще хотела задать ему интересующие меня вопросы! Наивная.


Глава 6


Сначала мне было трудно сосредоточиться. Задачи по плетениям магических нитей не решались, а выводы по флоре и фауне никак не хотели формироваться в нужном направлении. Исписав третий лист, вздохнула и устало откинулась на спинку темно-зеленого дивана. Синий щит я уже не замечала, но постоянные набеги моего дара раздражали. Маленькие разряды ломаными линиями бегали по поверхности защиты, искрясь белым светом. Мне они не причиняли вреда, но звук скрежета очень сильно мешал. Вот почему я боюсь черного лиса? Другие норты тоже вызывают страх, но дар всегда был под контролем. А еще Нес! Ее присутствие тоже нарушает тот баланс, который я стараюсь удерживать. Вроде понимаю, что они не причинят мне вреда, но почему-то дар все равно решает по-другому.

Утомившись от постоянных вопросов, на которые нет ответов, последний раз проследила, как ярко-белая нить разряда пробежала и растворилась в синем щите, перевела взгляд за пределы защиты. Кабинет профессора был просторным и светлым. Каменные стены, чуть бежевого оттенка, очень хорошо способствовали тому, чтобы солнце, которое лилось из огромного створчатого окна, насыщало помещение полностью. Здесь не было громоздких стеллажей с книгами или огромных картин, которые то и дело, что собирают пыль и не дают комнате дышать. Вместо них были деревья. Да, да! Маленькие декоративные деревья с яркими широкими листьями! Самое удивительное то, что они были не в горшках, а росли прямо из мраморного пола. Когда я зашла, не сразу обратила на них внимание, но сейчас же я не находила слов, чтобы описать эту красоту. Вот, что значит маг земли! Растения и земля под его властью, а с таким уровнем можно не только такое создать. Даже завидно стало. Воздухом такую красоту не сотворишь, только если летать можно, но мне до этого еще далеко.

Необычных комнатных растений было всего три, расположенных по углам. Последний, тот, что был слева от профессора и ближе к окну, был занят небольшим стеллажом с потертыми книгами. Да, он здесь был, но тонкий и почти незаметный. В остальном же, кабинет занимали массивный темно-коричневый стол, пара стульев для посетителей и место для отдыха, где и примостилась я. А, еще был темнозеленый тонкий ковер под цвет дивана, который лежал посередине и напоминал траву. Мне здесь понравилось, не хватало еще птичек для полной картины леса, и можно было бы забыть, что ты вообще находишься в здании.

Когда повторно стала обводить комнату взглядом, наслаждаясь обстановкой, свой путь остановила на подергивающихся ушках профессора. Черный лис был увлечен чтением какого-то реферата одного из адептов, как я поняла по стандартному оформлению этого документа. Он совсем не обращал на меня внимания, улыбался, а иногда издавал смешки. Мои губы тоже растянулись в улыбке, и до жути захотелось прочитать эту работу. Что же такого там написано, из-за чего профессор веселится, виляя белым кончиком хвоста? Стоило только опустить взгляд на эту удивительную меховую часть декана, как все остальное стало для меня не важно. Вблизи хвост оказался еще больше. Пожалуй, я с легкостью смогу им укрыться. Иногда хочется издать приказ, запрещающий нортам иметь такие шикарные хвосты! Это же невозможно, когда у тебя есть право только смотреть на них. А ведь он так сильно манит и дразнит белым кончиком, который вдруг резко замер, не закончив движение, изогнувшись.

Я поднимала глаза вверх очень медленно, боясь сама не зная чего. Было такое чувство, что меня поймали с поличным на месте преступления, а тишина, разбавленная стуком часов, которые, казалось, отчитывают последние минуты моей жизни, еще больше зарождала во мне страх.

Гулко сглотнув, наконец-то дошла до лица профессора и взглянула в изумрудные глаза. Они светились совсем чуть-чуть, но все равно руки мои задрожали, поскольку взгляд черного лиса был каким-то хищным.

— Вы закончили, Рут? — проговорил он бархатным голосом, как тогда в аудитории, после чего Фросия прижимает меня к стенке.

Я взглянула на исписанные листы и кивнула.

— Можно взглянуть? — медленно растянул он губы в небольшой улыбке, показав только кончики клыков.

Опять помотала головой, говоря молча «нет». Лис удивленно приподнял черную бровь, сверкнув глазами, а затем в кабинете откуда-то взялся ветер и, подхватив мои листы с каракулями, перенес их прямо в руки профессора.

— Что же вы, адептка Рут, врете своему декану, — по-доброму проговорил Вэон.

— Простите, — смогла перевести дух, когда он стал разглядывать мою писанину.

— Задачи я специально не стал задавать сложные, а уж написать выводы по такому предмету как флора и фауна совсем не должно составить труда. Вы всю работу могли сделать за полчаса, а сидите здесь уже полтора и написали все неправильно.

Он снова посмотрел на меня, но уже без магии в глазах. Мои щеки вспыхнули, и пришлось опустить голову. Вот как ему прикажите сказать, что его присутствие меня совсем не вдохновляет на выполнение домашнего задания? Тут хочется совсем другого — убежать как можно дальше.

— Мисс Рут, — со вздохом начал Вэон. — Вас перевели в эту Академию, чтобы вы смогли сменить обстановку и окружение. Я заметил, что у вас появились друзья и даже парень, но учиться вы должны хорошо.

Я подняла голову и удивленно посмотрела на него. Откуда он знает о Филе? Вернее, что он мой парень?

— Тут нечему удивляться, мисс Рут, — правильно истолковал он мое выражение лица. — Вы учитесь на моем факультете, и я обязан следить за новой адепткой, особенно с таким даром. Также, Инесса сообщила мне, что вы ее сторонитесь. Почему?

— А, — его вопрос немного меня озадачил, — а принцесса о других тоже сообщает?

— Только о вас. Но не уходите от моего вопроса.

— У меня на нее такая же реакция, как и на вас, профессор, — все же призналась.

Черный лис задумался, прикрыв глаза. Я же вздохнула полной грудью. Тяжело мне чувствовать его взгляд на себе.

— Впервые в жизни не могу объяснить, почему так происходит, — усмехнулся он. — Это становится интересно.

Ох, чувствую себя подопытной зверушкой, только без ушей и хвоста.

— Профессор, уже поздно. Можно я пойду? — спросила, покосившись на часы, отмечая, что уже должен прийти Фил. Да и покинуть общество лиса уж больно сильно хочется, а то гляди и вправду начнет изучать изнутри.

Тоже взглянув на часы, профессор кивнул.

— Хорошо, завтра постарайтесь не опаздывать.

Быстро и молча собрала свои вещи и, шустро соскочив с дивана, подошла к двери.

— Адептка Рут, — прозвучало совсем близко и, развернувшись, вздрогнула, запуская очередную волну разряда. — Вы забыли, — он протянул мне мои записи.

Вэон был совсем близко. Нас разделял всего лишь шаг, и только сейчас я поняла, что он очень высокий. Моя макушка от силы доставала ему до плеча.

— Спасибо, — протянула руку, чтобы забрать, и удивленно проследила, как щит равно обволакивает мою руку и пальцы, чтобы напрямую не встречаться с рукой лиса.

— До завтра, адептка Рут, — улыбнулся он мне, а я, нащупав другой рукой ручку двери, так и вышла задом, посматривая на свою руку.

Возможно ли так пользоваться защитой? А как же стандарты? Вычисления, которые нельзя изменить? Щит всегда имеет одну форму — сферу. И что же было тогда сейчас?

Я уже хотела вернуться, чтобы спросить об этом, но меня взяли за руку и оттащили от двери.

— Лея! Почему так долго? — Фил притянул меня к себе.

Щит лиса перестал мерцать вокруг меня, но мой дар от удивления затих, поэтому дракон с легкость смог меня обнять.

— Я, — взглянула в черные глаза и на секунду опять в них утонула, — прости, задачи были трудные.

Показала ему три листа моих попыток, но опять удивилась, заметив символы и ответы, написанные не моим почерком. Когда профессор успел все исправить?

— Пойдем, — нахмурив брови, проговорил Фил. — Дион и Шани ждут нас в столовой.

Причина странного поведения дракона мне была не понятна. Он протащил меня весь преподавательский коридор, с силой сжимая мне руку, когда я, наконец, не выдержала и уперлась пятками в пол, чтобы остановиться и выяснить.

— Фил, да постой же ты! — Мои попытки даже не были замечены.

Еще бы! Дракон выше и крупнее меня, да и силы намного больше.

— Что произошло, пока я была у декана?

Это сработало, и Фил резко затормозил, из-за чего я налетела на него, не успев вовремя остановиться. Он почему-то был напряжен, я это хорошо ощутила, а также его кожа совсем чуть-чуть, но светилась красным. В пустом коридоре, где тускло горели магические светильники, мне стало страшно. Нет, не за себя, а за Фила. Из-за чего он злится?

— Фил… — положила ему свободную руку на плечо. — Что случилось?

Он резко развернулся и заключил меня в свои объятия, достаточно сильные, отчего я пискнула, а мой дар пропустил по моему телу разряд, который удержать в столь трудном положении оказалось трудно. Дракон выпустил меня сразу же, отходя на шаг. Было понятно, что ему больно, но он этого не стал показывать, а только с силой сжал кулаки.

— Лея, — хрипло начал он, — ты знаешь, как норты и драконы находят свою пару?

Фил пару раз глубоко вдохнул и выдохнул, заставив себя успокоиться. Я тоже последовала его примеру и уняла разряд.

— Теоретически, — нервно ответила ему, не понимая, к чему такие вопросы. Да, меня тянет к нему, но совсем не по этому.

Он улыбнулся, и мне стала чуточку легче. Я уверенно сделала шаг и сама обняла его за талию, уткнувшись носом в его плечо, чтобы утолить желание быть к нему ближе. Фил прижал меня к себе, только уже с нежностью, как будто боясь сломать.

— Первое, что помогает нам определить пару, это запах. Сначала он просто нравится, но чем дольше находится источник рядом, тем сильно ты становишься зависимым от него.

Тихий шепот и нежное поглаживание по спине успокоили мой дар окончательно, и я вздохнула с облегчением, потершись щекой об пиджак Фила.

— Да, я слышала об этом, но почему ты мне это говоришь?

Он усмехнулся:

— Ты пахнешь полевыми цветами, Лея. — Я замерла. — Твой запах очень нежный, такое чувство, что он разбавлен прохладным ветром из леса и не сразу удается уловить аромат цветов, нагретых на солнце.

— Фил, ты вообще о чем? — потеряла я суть. — При чем тут я и…

— Я тоже об этот думал, — перебил он меня, уже строгим голосом. — Ты человек, а вы не способны нас привлекать таким методом, поэтому я сильно удивился, когда понял, что твой запах мне нравится.

— И как давно ты это понял? — спросила, а внутри уже все стало плавиться от сладостного чувства, что мой запах ему нравится.

— Когда начал тебя обнимать. Он у тебя очень слабый и постоянно хочется уловить его. Ты становишься для меня наркотиком, — с улыбкой проговорил он и провел носом по моим волосам, вдыхая мой запах. — Ты один большой секрет, Лея.

Ужасно захотелось взглянуть ему в глаза и поцеловать его. Такой момент, а закрепить его нет возможности. Но даже так, я чувствовала, что он говорит правду, и от этого еще больше все внутри меня сжималось от счастья. Никогда не думала, что услышу такие слова.

— Но что случилось, из-за чего ты разозлился? — вернулась я к главному.

Он опять напрягся, но быстро справился с собой, вдохнув и выдохнув мне в шею, опаляя ее горячим дыханием.

— Может это и прозвучит эгоистично, но отдавать тебя я никому не намерен. Может связи и не бывает у долгоживущих рас с людьми, но и пару найти очень трудно. Твой запах меня устраивает, и просто так отказываться от тебя я не собираюсь.

— Подожди, — я высвободилась из его объятий, прямо взглянув ему в глаза. — Ты ревнуешь меня к нашему декану? — наконец-то сообразила, сложив цепочку событий, где дракон себя странно ведет.

— У нортов чувство обоняния развито намного сильнее, чем у драконов. Конечно, выбор будет за тобой, но и я сдаваться не намерен. Мне не нравится, что ты проводишь время у профессора Вэона. Твой запах, действительно, стоит внимания.

— Фил, о чем ты? Это же наш декан. Он старше меня на сотни лет, да и боюсь я его до жути!

— Дракону трудно это объяснить, — усмехнулся он.

— Эх. ты, собственник! — рассмеявшись, я опять обняла его, а затем с грустью проговорила: — есть и второе условие определение пары, Фил, да это и не важно. Люди не образуют связь.

— Многие живут и без связи. Если бы пару можно было так легко найти, то долгоживущие расы давно бы размножились. И чтобы Эдэр делал со всеми нами бессмертными, ведь только у пары со связью могут появиться ребенок?

— Но люди не бессмертны, как и норты тоже. Это глупо, Фил, что ты согласен быть и дальше со мной. Пока длится учеба это одно, но дальше-то что? Мы стареем и умираем, когда вы вечно выглядите молодо, только если сами не решили закончить свой жизненный путь. Вон, профессор Цу явно желает на покой.

— Тут ты права, но знаешь, сейчас я согласен жить настоящим и проводить время с тобой.

— Умрешь со скуки или от моего разряда, — решила пошутить, но вышло как-то грустно.

— Твой дар можно обуздать, и я уверен, что ему понравится то, что я придумал.

Резко подняв голову, наткнулась на довольный прищур черных глаз.

— Что ты имеешь в виду? — осторожно спросила.

— Все потом, сейчас необходимо успеть поесть. — Он взял меня вновь за руку, но тащить не стал, а просто пошел рядом и с нежностью поглаживал большим пальцем тыльную сторону моей ладони.

Как бы внутри я не радовалась, что Фил серьезно отнеся ко мне, выглядело это действительно печально. Любая человеческая девушка обозвала бы меня дурой, что не довольна таким раскладом, но мне не кажется будущее светлым без детей. Какой тогда смысл в жизни, если не сможешь оставить частичку себя? Конечно, сейчас еще рано об этом думать, ведь мне всего лишь двадцать два стукнуло и вся жизнь впереди, но серьезность Фила пугала. Драконы — собственники еще те, особенно такой древний род как рубиновый. Если он не найдет пару, то и меня отпустить не захочет. Готова ли я к такому? Могу ли представить себя старушкой рядом с ним, все с таким же молодым? Б-р-р, однозначно нет. Необходимо будет придумать что-нибудь в конце последнего курса и оставить Фила, чтобы он нашел себе подходящую партнершу. Мне же легко удалось представить его с другой? Значит, все не настолько трагично, и отпустить я его смогу без сильных душевных истязаний. А сейчас, пока молода и дается такой шанс, буду наслаждаться его присутствием в моей жизни и с предвкушением ждать того, что он там придумал. Страшно? Еще бы! Ведь неизвестность всегда пугает, но в тоже время мне не терпится поскорее узнать.

До столовой мы дошли за несколько минут и весь путь молчали. Услышав лично от дракона, что ему нравится мой запах, с моих губ не сходила глупая улыбка. Может мне, наконец-то, улыбнулась удача, и я перестану грустить? Ректор Фирн был прав, в Западной Академии я нашла то, что поможет мне выйти из того мирка, который я создала для себя из-за вечного одиночества.

— Фил, Лея! Мы уже от голода помираем! — недовольно протянул Дион, когда мы с подносами сели за наш столик.

— Простите, — виновато им улыбнулась.

— Да что уж там. Предлагаю лучше подумать, чем займемся завтра, пока преподаватели щадят нас. Может, в город пойдем, погуляем?

— Мне завтра опять к декану идти, — уныло промямлила я.

— А ты постарайся закончить все быстро, и как раз успеем еще нагуляться, — одобрила Шани идею эльфа.

— В город? — задумчиво протянула. — Пожалуй, неплохая идея. Я город видела только когда ехала в повозке.

— Отлично! Значит, решено! — захлопала подруга в ладоши. — В городе есть хорошее кафе, можно будет перекусить там, чтобы время на ужин не тратить.

— Главное вернуться до одиннадцати часов, а то и место где переночевать тоже будет необходимо искать, — напомнила я им.

— Не беспокойся! Времени нам на все хватит, — уверила меня подруга, убирая руку эльфа со своих плеч.

Дион скорчил обиженную мордочку, но больше не стал нарушать личное пространство Шани. За ними было забавно наблюдать. То они подначивают друг друга, то наоборот липнут, как банные листы. И все повторяется по кругу, не находя серединку. Им проще, вот и разбавляют отношения шутками. То, что между ними что-то есть, видно невооруженным взглядом. Дион слишком часто и открыто смотрит на Шани, а подруга отвечает взаимностью. Наверное, то серебряное платье сыграло роль в их сближении. Мне оставалось за них только радоваться, но с подругой все же стоит поговорить, чтобы не увлекалась. Я-то хорошо понимаю, что привязываться к парню другой расы не стоит сильно, но вот подруга знает ли об этом? Надеюсь, не придется объяснять ей на пальцах, что разбитое сердце трудно склеить обратно.

Несмотря на тяжелый день, из главного корпуса мы вышли смеясь над очередной шуткой Диона. Даже не знаю, как так получилось, что именно этот эльф, который первый решил утолить свое любопытство из-за моих перчаток, чуть не пострадав от разряда, теперь стал душой нашей компании. Всегда веселый и находчивый, но в нужный момент серьезный и сильный, он помогает нам не грустить и смотреть на все, как на веселую шутку. Без него, однозначно, не было того, что мы сейчас имеем, и моя мысль пойти на проверку магического потока рано утром была самой правильной, потому что я встретила их — друзей, без которых мне бы сейчас было очень трудно в новой Академии.

Ребята проводили нас до самых комнат, перед этим уверив льеру Соплу, что им хватит пяти минут и дольше они не задержатся в женском общежитии. Меня она одарила подозрительным прищуром кошачьих глаз, на что я виновато ей улыбнулась. Мне хорошо помнится, что я обещала не водить мужчин вообще, но кто же знал, что обзаведусь не только друзьями, но и парнем. Простите, но будущее предсказывать не умею!

В коридоре нашего этажа мы разделились на две пары. Фил всю дорогу не отпускал мою руку, будто боясь, что я убегу или растворюсь. Вся его нежность была мне приятна. Чувствовала себя героиней романа, где простая девушка влюбилась в принца и смогла его очаровать, получив от него ответную любовь.

— Это моя комната, — сказала Филу, указывая на дверь и улыбаясь своим мыслям.

— Ты живешь одна? — заглянул он внутрь, как только я переступила порог.

— Ректор решил, что мне так будет комфортнее, за что следует ему сказать спасибо.

Я скинула учебную сумку на стул и повернулась к дракону, отмечая на его губах шальную улыбку.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила его.

Он дернулся, возвращая себе строгий вид.

— Все как раз наоборот.

Несмотря на серьезность, его глаза смеялись, и это показалось мне забавным. Подойдя к нему, обняла его.

— У тебя осталось меньше двух минут, чтобы сдержать обещание, данное нашей комендантше.

— Драконы никогда не нарушают их, — прошептал он мне на ушко, притянув к себе. — До завтра, смешная.

Прежде чем меня отпустить, я успела ударить его в бок. Вот привязалось же ко мне это прозвище!

— Еще раз назовешь меня так и… — засмеялась, но Фил меня перебил.

— Хорошо, я придумаю что-нибудь милое, например, цветочек.

Его улыбка была заразительной, а провокационный голос с певучими нотками заставил согласиться на все, даже на такое глупое, но действительно милое дополнительное имя.

— Может, просто Лея? — решила попытать удачу.

— Как скажешь, — подмигнул он мне, скопировав манеру Диона, и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь.

Задвинув засов на ночь, с улыбкой отправилась в душ. Интересно, а закон подлости всегда срабатывает? Стоит ли мне ожидать чего-то плохого за столь поспешное счастье? А ведь я, действительно, счастлива, имея друзей, первую любовь и уже не серое завтра. Нет, не буду думать о плохом, и, возможно, оно обойдет меня стороной. В моей жизни уже много было несчастья, и белая полоса должна соответствовать этому периоду, так что на всю учебу должно хватить!

Почти весь следующий день я летала в облаках. Фил с Дионом встретили нас прямо в дверях нашего общежития. Уже не стесняясь, позволила дракону приобнять меня за талию и, подстраиваясь под мой шаг, идти рядом. Солнышко светило и еще пока грело теплыми лучиками, и все вокруг казалось прекрасным. Вот она — любовь и взгляд на мир через розовое стекло. Душа пела, и хотелось дарить всем свою радость, но как говорится, не стоит забывать о реальности, особенно находясь на занятии по зельеварению, которое было последним на сегодня.

Сварив зелье, помогающее сменить окрас любой ткани, что-то вроде краски, сидела и с улыбкой наблюдала за птичками в окне, как они клюют зерно, щедро посыпаемое местным дворником на дорожку аллеи. Ничто не предвещало беды. Другие адепты были заняты зельями, и я спокойно ожидала своей очереди, когда профессор Мерн примет мою работу. Моя фамилия следовала за Пуджор, и так получилось, что хозяйкой этого родового имени была наша несравненная Фросия.

Сдав преподавательнице варево, она пошла обратно на свое место и как бы случайно споткнулась прямо напротив моего лабораторного стола. Падала она артистично, приложив тыльную сторону ладони ко лбу и закатив глаза. Я бы посмеялась над ее игрой, но упустила момент, когда драконица сумела бросить в мой котелок очень маленький белый камешек, как потом стало известно — аммонит. Поняла я подвох уже совсем поздно, даже сдвинуться с места не успела. Жидкость в котелке забурлила через секунду или даже меньше. Казалось, что я видела все происходящее в замедленном режиме: вот из котелка поднимается столб синего дыма под самый потолок, следом за ним сама жидкость, то есть мое зелье, и под силой гравитации оно падает обратно, прямо на меня. Однозначно, Фросия знала, что необходимо было кинуть, чтобы получилась такая реакция. Самое обидное, что все успели спрятаться под щитами, как будто знали, что это произойдет, даже профессор улыбалась, не скрывая своего веселья. А посмеяться было над чем, ведь теперь я была наполовину синей, краску-то делала именно такого цвета.

— Адептка Рут, что же вы не соблюдаете технику безопасности? И кто вам разрешил в котелок бросать столь взрывчатые вещества? Поверьте, без них краска получится намного лучше, и убегать не станет.

Я вытерла полотенцем лицо и зло глянула на Фросию. Та невинно хлопала ресницами, накручивая зеленую прядь на палец. Вот же гадюка!

— Простите, профессор, — почти что рыча, ответила преподавательнице.

Разряд я старалась удержать в себе, хоть он и вторил моему чувству и хотел проучить драконицу.

— Знаете, адептка Рут, а поставлю-ка я вам "отлично" за столь яркий цвет, — с улыбкой проговорила эльфийка, разглядывая мои синие волосы.

Я натянуто улыбнулась ей:

— Вы добры, профессор Мерн.

Эльфийское очарование махнуло рукой, говоря, что это пустяки и назвало следующую фамилию, перескочив мою. Мне было очень обидно, а смешки со всех сторон, которые профессор даже не спешила приструнить, давили на меня, заставляя мечтать провалиться сквозь землю. Последние никак не выходило сделать, и поэтому быстро все убрала со стола и попросила разрешения покинуть лаборатория, ведь все рано уже получила оценку.

За дверь я вылетела под дружный хохот парней и всей свиты Фросии. Последних, почему-то, я хорошо смогла различить среди других. Злиться мне сейчас категорически нельзя, но никак не выходило успокоиться, отчего дар с силой давил на блокировку, желая выйти на свободу. В груди все горело, и пришлось бегом отправиться в парк, чтобы там хоть как-то успокоиться.

Дворника я напугала до икоты. Он даже метлой пару раз махнул на меня, обзывая странными словами. Я его понимаю. Оттереть у меня получилось только лишь глаза, все остальное же, до талии, было синего цвета, хорошо дополняя форму. Хотелось рвать и метать все, что попадется на пути, поэтому, прибывая в кровожадном настроении не только из-за того что вся синяя, но и из-за резкого запаха краски, завернула за угол Академии, чтобы сократить путь до парка.

— Смотри куда идешь, ротозей! — рявкнула на того, с кем столкнулась больше по своей вине, ведь смотрела исключительно себе под ноги, и продолжила путь, даже не глянув на пострадавшего.

Но дойти у меня получилось только до лужайки парка.

— Адептка Рут! — злобный рык чуть ли не снес меня с ног.

Закон подлости всегда подкрадывается тихо и не заметно, так чтобы жизнь медом не казалась. Вот почему именно сегодня ему захотелось меня навести? Как же баланс добра и зла? Я еще не успела начать кушать пирог счастья, как он уже зачерствел, и теперь остается только зубы об него ломать.

Замерев, так и не закончив шаг, напряглась всем телом. Разворачиваться к профессору Вэону не было никакого желания. Выходки Фросии мне сполна хватило, и получить еще одно наказание за нарушение правил этикета — совсем не кажется мне хорошим продолжением такого замечательного утра. Ну, вот что он тут забыл? Почему решил тоже завернуть именно за этот угол?

— Простите, профессор, — так и ответила ему, находясь к нему спиной.

Только сейчас я поняла, что при столкновении с ним мой дар был под контролем.

— Попрошу развернуться и повторить, — злые нотки в голосе черного лиса мне совсем не понравились.

Ох, прости земля, душу грешную, но сейчас мне действительно не стоит смотреть в глаза профессору, потому что мои органы точно начнут плавиться из-за удерживания разряда!

Стартовав с низкого старта, побежала вглубь парка, спиной чувствуя недовольный взгляд лиса. Что теперь будет?! Итог: нахамила профессору — это раз, не извинилась — это два, без спросу убежала — три. Причин достаточно, чтобы отчислить! Но жить-то хочется больше!

Добежав до самого конца и уткнувшись лбом в стену, огораживающую территорию Академии, дала волю дару, потихонечку выпуская разряды, чтобы они не натворили еще больше бед. Легче стало только через несколько минут, когда накопившаяся энергия перестала жечь в груди. Вот ведь, как драконица вывела меня из себя! Всю жизнь старалась не обращать внимания на то, как ко мне относятся другие. Не в первый раз мне приходиться быть посмешищем, но почему-то именно сейчас мне стало обидно особенно сильно. Может, расслабилась? Решила, что все, прошлое позади и можно быть нормальной? Рано радуешься, Лея! Фил, Дион и Шани — это еще не весь мир, и существует тот, кто напомнит тебе какой ты расы и где твое место.

Усмехнулась. Действительно расслабилась. Но есть и другая сторона медали в этом инциденте. Фросия унизила меня совсем по другой причине, не из-за дара, а из-за того, что черный лис обратил на меня внимание. Стоит ли на это посмотреть как на положительные изменения в моей жизни? Ну, подумаешь, теперь синей похожу! Иногда полезно поменять имидж. А то, что вся группа смеялась надо мной, так это еще больше популярности мне принесет, хоть она и имеет подтекст неудачницы. Вот только хочу ли я этой популярности? Не пострадает ли Фил из-за меня? Однозначно не хочу, но, видимо, судьба решила иначе. Буквально за шкирку выбросила меня на всеобщее обозрение. Спрятаться теперь не удастся, особенно такой синей. Будем делать вид, что так и должно быть! Осталось только лицо и шею оттереть, а для этого придется просить профессора Мерн, чтобы дала какой- нибудь растворитель. Волосам же суждено побыть такими дня три. С первого раза не получится отмыть.

Последняя капля энергии в виде разряда пробежалась по моему телу ломаными линиями и, вздохнув, развернулась, чтобы вернуться в Академию. Видимо, не сужено мне сегодня сходить с друзьями в город, только если народ попугать.

— И часто у вас такое происходит?

Неожиданный голос профессора Вэона заставил меня споткнуться на ровном месте и растянуться на траве. Позор! После такого уже самой можно собирать вещи и подать ректору заявление на добровольное отчисление. Быть посмешищем в глазах одногруппников это одно, а черного лиса совсем другое. Что он обо мне подумает? Свалилась тут на его голову ученица, которая совсем не соответствует качествам для такой Академии.

Резко вскочив, с испугом уставилась на него. Искровой разряд новой волной прошелся по телу, и пришлось сделать пару шагов назад, верней упереться спиной в стену, чтобы увеличь расстояние между нами и унять дар.

— Простите, профессор, что нагрубила вам, — решила начать совсем с другого, так сказать исповедоваться с самого начала.

А грех мой был не только в словесном виде, но и ощутимым руками, причем моими. На пиджаке профессора четко виднелись два отпечатка моих ладоней. Видимо, я оставила их, когда оттолкнула его от себя, чтобы продолжить путь. Краска была светлее пиджака лиса на несколько тонов, поэтому скрыть это просто невозможно.

— Боюсь, извинениями тут не обойдетесь, мисс Рут, — продолжил говорить он злым голосом.

Профессор стоял возле дерева, облокотившись на него плечом. Руки он скрестил на груди, отчего та часть пиджака, где были следы моего преступления, приподнялась, и отпечатки прямо-таки издевательски на меня смотрели, давя на психику. Наверное, это стало поводом моего смешка. А вот и истерика! Здравствуй, дорогая, а мы только тебя и ждали!

— Я закрою глаза на произошедшее, мисс Рут, если вы ответите мне на один вопрос, — вдруг тоже улыбнулся он, показывая свои клыки.

И чего это он решил уступить мне?

— М? — вопросительно промычала, чтобы еще больше не рассмеяться.

— Будет ли ваш дар ко мне благословен, если позволю дотронуться до своего хвоста?

Если честно, он замер уже от одного этого вопроса.

— Не удивляйтесь, Рут, — усмехнулся лис, наблюдая, как мои глаза расширяются. — В кабинете я заметил, что вы хотели этого, а во время ваших мыслей разряд перестал атаковать мой щит. Возможно, физический контакт поможет быстрее избавить вас от страха. Конечно, я не психолог, но не стоит пренебрегать и этой наукой.

Я лишилась дар речи. Норты никогда не позволяют дотрагиваться до своих хвостов! Говорят, что эта часть их тела очень чувствительная, поэтому вы никогда не услышите, что кто-то просто так гладил хвост норта.

— А, — сглотнула, — вы уверены, профессор?

— А вы не заметили, мисс Рут, что ваш дар уже затих. Это говорит о том, что ваше желание сильнее страха.

Выпрямившись и оправив пиджак, напоминая мне о моей оплошности, лис медленно двинулся в мою сторону. В его глазах читалось, что если я не соглашусь, то кара будет ужасной. Но я не испугалась. Мне действительно очень сильно хотелось погладить хвост декана, поэтому дар сидел тихо. Возможно он прав, и это поможет мне избавиться от страха.

Когда декану остался шаг до меня, он остановился и вильнул хвостом, заполняя им расстояние между нами. Боги, мне дали такую возможность, а я даже поднять руки не в состоянии от шока, просто созерцая так близко желаемое.

— Гм, — в горле резко пересохло, — я не могу, профессор.

— Почему? — заинтересованно спросил он.

— Перчатки в краске.

— Так снимите их, мисс Рут.

— Но…

— Делайте так, как я сказал, — строго проговорил он.

Возражать черному лису после того, что я сделала, было опасно. Он ученый и должен понимать, как рискует своей шикарной частью тела.

— Ну же, мисс Рут.

Все, не могу больше! Сняв с дрожащих рук перчатки, потянулась к хвосту. Не успела я почувствовать кончиками пальцев мех, как мои руки окутал щит, повторяя каждый изгиб, точно вторая кожа. Он совсем не ощущался, мало того, все чувства сохранились, и я бы подумала, что синей, почти прозрачной оболочки и вовсе нет, если бы не видела ее собственными глазами. Как такое возможно?

— Я могу так стоять вечно, мисс Рут, но, боюсь, у вас были другие планы.

Вечно? Пожалуй и я смогу, но мысль о друзьях и о прогулке по городу помогла мне взять себя в руки и наконец-то осуществить мечту.

Медленно, дрожа всем телом, провела рукой вдоль всего хвоста, еле касаясь пальцами шелковой шерсти. На то, чтобы положить на него полностью ладонь, у меня не хватало смелости, а четкое осознание, что чувствую я сквозь щит превосходно, заставило гулко сглотнуть и взглянуть в глаза лису.

Они чуть светились, но уже не пугали. А через некоторое время поняла, что эти изумруды необычно красивы. Ими можно любоваться вечно, так же, как и хвостом. Опустила глаза ниже, чтобы рассмотреть и клыки. Профессор не улыбался, а наоборот сжал губы, отчего видны были только белые кончики из-под верхней, на вид твердой, губы. Мне этого было достаточно, убедившись, что тут нет ничего страшного. Профессор обычный норт, просто создала себе образ черного лиса, который может перегрызть глотку, поэтому дар считал его угрозой. Но я отвлеклась!

Опустив голову, уже более уверенно провела рукой вдоль хвоста до самого белого кончика, ощущая ладонью пушистый, но гладкий мех. На губах заиграла улыбка, и я как маленький ребенок, получив желаемую игрушку, запустила пальцы в шерсть. Моя кисть руки, и даже больше, полностью скрылась, отчего восторженно отметила, что хвост действительно очень пушистый. А какие ощущения! Оказывается, в середине шерсть плюшевая, когда снаружи наоборот жесткая. Удивительно! Я уже двумя руками гладила хвост профессора, то запуская пальцы в мех, то просто проводя вдоль по шерсти.

— Адептка Рут, — вернул меня в реальность хриплый голос профессора. — Я думаю, на сегодня достаточно.

Придя в чувства, я отдернула руки и спрятала их за спину.

— Простите, профессор, что увлеклась, — проговорила, наблюдая, как хвост изогнулся и скрылся за профессором.

— Пожалуй, этот метод работает, — улыбнулся он. — Ваш эмоциональный фон в порядке, а радость, — при этом слове я покраснела, — сыграла роль в блокировке дара, и вы спокойно смогли исследовать мой хвост.

Ну зачем же так говорить? Пылают не только мои щеки, но и шея и плечи.

— Так это не единственный раз? — спросила тоже хриплым голосом, зацепившись за смысл слов профессора.

— Совершенно верно. Эксперимент всегда следует закрепить.

— Когда? — слишком резко подняла голову, встретившись со смеющимся взглядом лиса.

— Теперь уже в пятницу, мисс Рут.

— А мое наказание?

— Сегодня вы его уже отработали, завтра же меня не будет в Академии.

Неужели завтра смогу нормально отдохнуть?

— Идите, мисс Рут, и мой совет: постарайтесь смыть эту краску.

Я опять покраснела, наблюдая, как профессор недовольно повел носом.

— Простите. — Протиснулась между ним и стеной и бегом двинулась в сторону Академии.

Я сгорала не только от стыда, но и оттого, что только что случилось. Кому расскажешь, никто не поверит. А стоит ли об этом кому-нибудь говорить? Это слишком откровенно, и мне не стоило вообще соглашаться, но соблазн был слишком велик. Как я теперь буду смотреть в глаза Филу? Изменой, конечно, это не назовешь, ведь все было ради науки, если опираться на слова декана, но дракон это поймет совсем по-другому. Как быть и что делать? Мыться и стараться оттереть краску — это первое, что необходимо! Хвост хвостом, но от запаха краски необходимо избавиться. Как мне быть наркотиком для Фила, если даже декан воротит нос? Все, Лея, перестаем думать о хвостах и придумываем, что сказать эльфийке, чтобы она дала растворитель. А хвосты подождут, даже если они такие пушистые и принадлежат черным лисам.


Глава 7


До лаборатории я добиралась долго, стараясь не попасться кому-нибудь на глаза. Часто приходилось прятаться в темных углах коридоров, за колоннами и в нишах, когда в поле зрения появлялись адепты. Повезло, что занятия закончились, и все спешили покинуть учебный корпус, а то не успела бы застать эльфийку в месте, где можно найти для меня необходимое вещество.

Профессор Мерн уже собралась уходить, когда увидела меня в дверях.

— Чем могу помочь, адептка Рут? — улыбнулась она мне.

— Профессор, а не могли бы вы мне дать растворитель? — Пришлось унять в себе чувство отвращения и вложить в голос как можно больше жалости.

Как еще попросить, чтобы мне повезло, и профессор снизошла бы до помощи обычной человеческой девушке, я не знала, и так не смогла придумать, пока сюда добиралась. Мне казалось, что она сразу откажет. Вот как преподаватель, элья Майна Мерн замечательная, но она сильно пользуется своим эльфийским происхождением, красуясь и получая от этого удовольствия. Все парни и даже девушки заглядывают ей в рот, лишь бы она посмотрела на них и подарила вот такую улыбку, какая досталась сейчас мне. Думаете, я завидую? Нисколечко! Я не считаю себя уродиной и довольна своей внешностью, просто такие, как профессор Мерн, мне неприятны, и уверена, что эльфийка это чувствует.

— А, понимаю, — окинула она меня взглядом с ног до головы, — конечно, Рут, сейчас дам вам все необходимое.

Плавно поднявшись с преподавательского стула, профессор направилась к шкафу с уже готовыми зельями и ингредиентами для новых. Покопавшись там минуту, она наконец-то, с победной улыбкой, поставила на стол возле меня пузырек с прозрачной жидкостью.

— Одна капля на литр воды, — пропела она, — остальное вернете обратно мне, когда отмоете волосы. Думаю, с пятого раза вы сможете это сделать. Краска у вас получилась хорошая, качественная.

Я благодарно ей улыбнулась, убрав пузырек в сумку.

— Не знаю, из-за чего Пуджор точит на вас зуб, но мой совет: держитесь от нее подальше. Изумрудные драконы сильно злопамятны.

— Так вы знали? — удивилась я.

— Девочка моя, не забывай, у эльфов отличное зрение и не заметить аммонит для меня было бы позором.

— Почему тогда не остановили процесс? Вы же маг воды и могли изолировать этот камень, чтобы он не вступил в химическую реакцию.

— Для этого быть магом воды недостаточно, адептка Рут, — рассмеялась эльфийка, — идите и отмывайтесь, и радуйтесь, что решила вам помочь.

— А почему вообще решили? — спросила, не подумав.

Ее улыбка перестала быть милой, превратившись в насмешливую.

— Дайте угадаю, — она в задумчивости приложила указательный палец к губам и постучала по ним, — вы услышали, что мне плевать на адептов и весь мир крутится только вокруг меня, поэтому считаете меня самовлюбленной эгоисткой?

Побаиваясь столь откровенного разговора с профессором, я медленно кивнула. Сейчас она мне не казалась беспечной и самовлюбленной. Может внешность и указывала на это, но ярко-голубой взгляд трезво смотрел на все происходящее.

— Я знаю свою работу очень хорошо, мисс Рут, и если кому-то действительно угрожает опасность, не буду сидеть, сложа руки. В те дела, где сам адепт виноват, я не лезу. Ученики должны сами учиться на своих ошибках. Вот ваш случай: этот камешек был очень мал, он способен был только выплеснуть все содержимое котелка наружу. Вам не грозила опасность, но теперь вы будете внимательны и больше не допустите повтора. Я ведь права, мисс Рут?

Я шокировано кивнула. Сейчас на меня действительно смотрела преподавательница, строгая и умная.

— Надеюсь, мы поняли друг друга, адептка Рут, — возвратила она себе привычный надменный вид и одарила меня очередной улыбкой с белоснежными зубами.

Но теперь я знала, какая она на самом деле, и ее маскировка показалась мне забавной.

— Конечно, профессор Мерн, — ответила ей, тоже улыбнувшись. — Благодарю за помощь.

Она мило фыркнула и махнула рукой, чтобы я уже скрылась с ее глаз. Разочаровывать профессора не стала и в туже секунду покинула лабораторию. Конечно, ее поступка с Шани я до сих пор не одобряю, но что если и тут не было ничего ужасного и опасного? Может, это просто целитель нам наговорил страшных вещей, что подруга могла сильно пострадать? Эти стражи здоровья даже к обычной царапине относятся как к смертельной ране, то и здесь мы могли повестись на их чересчур сильную заботу. Возможно, не стоит судить всех по внешности. Иногда за ней может быть совсем другой человек, ну или эльфийка.

Пробираясь теми же путями, только теперь взяв курс в сторону общежития, молилась всем богам, чтобы добралась я без новых проблем на свою невезучую пятую точку. Когда оставалось за малым, пройти коридор третьего этажа до своей комнаты, облегченно выдохнула и уже спокойным шагом повернула в левое крыло и, все еще находясь под влиянием закона подлости, врезалась в парня.

— Прошу прощения, — придержал он меня за плечи, чтобы я по инерции не полетела назад. — Лея? — последовало удивление, и я подняла голову, встретившись с черным взглядом Фила.

— Привет, — улыбнулась ему. — А что ты тут делаешь?

— Тебя ищу, — тихо проговорил он. отлепив свои руки от моего пиджака. Теперь и его ладони могли похвастаться насыщенно-синим цветом. — Что с тобой произошло?

Я только вздохнула и потащила его в свою комнату, чтобы и на него сделать порцию воды с растворителем. Объясню все потом, когда наконец-то избавлюсь от краски и ее запаха.

Пока все готовила, думая, где взять литровую емкость, дракон сидел молча на моей кровати и следил за мной. Пришлось использовать чайник. Он единственный, что хоть как-то подходило на роль нужной посудины. Никогда не думала, что буду разводить растворитель в фарфоровом чайнике с золотыми узорами по краям.

— Лея? — не выдержал Фил. — Может, поведаешь, что же все-таки случилось с тобой?

Продолжая молчать, смочила маленькое полотенце разведенным растворителем и подошла к дракону, опустившись рядом с ним на кровать. Он наблюдал за всем, уже хмуря брови, и казалось, что он сейчас накинется на меня и потребует рассказать все до мельчайших подробностей. Наверное, если такое произойдет, то и о декане с легкостью выболтаю, чего не стоит делать ни в коем случае.

Пожалуй, теперь можно начать рассказывать, руки дракона чистые, а чтобы мне помыться, необходимо его сначала выпроводить из моей комнаты, но он не уйдет, пока не услышит причину, по которой я стала синей.

Слушал Фил внимательно, с каждым словом сжимая кулаки все сильнее и сильнее. Мне это не понравилось, а уж злой взгляд заставил напрячься и начать уверять его, что лучше не лезть к Фросии с разборками. Все пройдет само, драконица увидит, что ее попытки бесполезны и уже не приносят той радости и успокоится, тем более я не спешу занять пост охотницы за деканом. Если же Фил вмешается, то боюсь, мне действительно до конца учебы придется опасаться ее.

— Послушай, — посмотрела на него, нежно улыбнувшись, — не стоит на этом зацикливаться.

— Ты не понимаешь, Лея, — уже без злости сказал он. — Она посмела тебя тронуть, зная, что ты моя девушка. Как дракон, я не могу это просто так оставить. И если ты помнишь, мы с Дионом обещали тебя защищать.

— Вы так же говорили, что не сможете быть со мной постоянно рядом, — вздохнула. — Пожалуйста, Фил, постарайся не вмешиваться. Я тебя очень прошу.

Он сердито взглянул на меня, но через несколько секунд сдался и согласно кивнул. Я бы с удовольствием обняла его, но все еще была в краске, поэтому твердо попросила дракона покинуть мое логово, пообещав, что скоро увидимся.

Что ж, отмывалась я часа два, не меньше. Мне действительно удалось сварить хорошую краску, отчего кожа после тщательного трения мочалкой пылала и горела очень сильно. Волосы же остались синими, но из-за неравномерного покрытия смотрелись ужасно. Поделать с этим было ничего нельзя, только ждать и мыть их каждый день растворителем. Хорошо, что он был без запаха, и теперь никто не будет воротить нос от меня, в частности черные лисы, потому что и от запаха краски я тоже избавилась. Итог был таким, что кожу я оттерла, но волосы и форма были безнадежно испорчены. То и то, конечно, в скором времени станут прежними. Форму отстирают местные рабочие, а вот волосы постараюсь отмыть самостоятельно.

Когда переоделась и наконец-то почувствовала себя чистой, в дверь постучались.

— Лея, это я! — послышался голос Шани.

Не успела я открыть, как этот маленький ураганчик влетел в комнату и уселся на кровать, улыбаясь во все тридцать два зуба.

— Смотри!

Она вывалила на покрывало кучу маленьких аксессуаров, относящихся к бижутерии. Чего тут только не было: кольца, серьги, браслеты и подвески.

— Что это? — спросила, с интересом разглядывая украшения.

— Как что? — вскинула она голову и удивленно расширила глаза. — Лея, что с тобой? Боги, это начинает утомлять!

— Фросия помогла мне сменить имидж, — ответила ей и села напротив.

— Опять она! — скопировала Шани Фила и злобно запыхтела. — Этого нельзя так оставлять!

Девушка вскочила с кровати и начала мерить комнату широкими шагами, я же закатила глаза, устало упав на подушку.

— Перестань, мы с Филом уже все решили. Я не из тех, Шани, кто спешит дать сдачу.

— Но…

— Я тоже сначала чувствовала злость, — перебила ее, — но потом поняла, что если ответить ей, то она наоборот будет рада и продолжит издеваться надо мной. В этой ситуации лучшее оружие — это бездействие. Побесится и успокоится.

Моя реплика поубавила пыл девушки, и Шани села обратно на кровать.

— Ты уверена? — в последний раз спросила она, но было видно, что ее решимость уже не выплескивается через край и не жаждет справедливости.

— Да, — твердо ответила ей. — Лучше расскажи, зачем мне все это и что это вообще?

— ткнула пальцем в кучу блестяшек. — На просто украшения не смахивает. Артефакты?

— Они самые, — широко улыбнулась она. — У меня уже были готовые блокирующие артефакты, но в связи с твоей необычной способностью, решила их переделать. И — вуаля, новые артефакты, способные впитывать в себя искровой разряд.

Я нервно усмехнулась:

— Шани, а ты в курсе, что блокирующие артефакты запрещены?

— Само собой! — отмахнулась она. — Это не те артефакты, которые удерживают магический поток. Чтобы такой создать, необходимо иметь большой талант и, естественно, собственный мощный магический поток. Тем и тем я не владею, поэтому эти артефакты лишь способны блокировать физические недуги: аллергию, сонливость, все возможные психические расстройства.

— Зачем ты их создала, если на это есть целители? — недоумевала я, разглядывая бижутерию.

— Не знаю, — пожала подруга плечами, — мне просто было интересно. Но самое главное, я вычитала в книге, что дар тоже относится к реакции организма, как та же аллергия, только имеет свой спектр воздействия. И тут я подумала, если дар это не магическая сфера влияния, а всего лишь недуг организма, может его следует блокировать таким методом?

Я помотала головой, теряя смысл слов Шани.

— Если это и так, как ты смогла убедиться, что они работают? Где ты взяла для опыта искровой разряд?

— В лаборатории по созданию артефактов, это здесь. Мне профессор Стэрлок разрешил экспериментировать. Он очень хороший и добрый декан.

"Наш тоже" — мысленно подумала я, вспомнив его предложение потрогать хвост. При этих воспоминаниях мои щеки запылали, и я поспешно закрыла их ладонями.

— Ты чего?

— Не обращай внимания, — резко помотала головой, что еще больше подогрело интерес подруги.

— Так-так-так, — протянула она, коварно улыбнувшись, и на некоторое время артефакты были отодвинуты в сторону.

Шани пересела ко мне ближе и горящими глазами уставилась на меня. Тяжелый вздох я удержать не смогла. Не быть мне разведчицей, все сразу выболтаю, если враг так будет на меня смотреть.

— Знаешь, есть такие секреты, которые нельзя никому говорить, даже подругам, — решила попытать удачу.

— Ага, — пропустила она мои слова мимо ушей.

— Я бы не хотела никого в это посвящать, — постаралась отодрать руку девушки, которой она вцепилась мне в локоть, дабы надавить не только морально, но и физически.

— П-ф-ф, Лея, не будь такой затворницей! Рассказывай, чего ты такого совершила неприличного?!

Мои щеки запылали еще сильнее.

— В поглаживании хвоста декана нет ничего неприличного! — вспомнила, что я действительно ничего такого не сделала, что имеет в виду подруга.

— Ты что? — шокировано переспросила Шани.

Я застонала и опять упала на подушку, закрыв глаза рукой. Однозначно, посылать меня в разведку нельзя, да и вообще высовываться, а сидеть в своей комнате и вязать носки!

— Не молчи, Лея! — потрясла она меня за плечо.

— А тут нечего рассказывать. Профессор Вэон дал погладить мне свой хвост, чтобы проверить, перестанет ли реагировать мой дар на него так сильно, если дотронусь до него.

— И?

— И перестал, — устало ответила ей.

Последовала минута молчания, и я уже решила, что подруга исчезла, и убрала руку с глаз. К сожалению, Шани еще была тут, только задумчиво смотрела в окно.

— Надеюсь, ты не говорила об этом Филу? — серьезно спросила она. — И почему именно хвост, а не руку?

— Нет. Боюсь, Фил бы понял меня неправильно. А почему хвост? — отвела взгляд в сторону. — Хвосты нортов — моя слабость.

Подруга согласно кивнула, а через секунду рассмеялась. Пришлось пару раз ударить ее подушкой, а то из-за ее смеха мои щеки опять начали гореть.

— Удивительно, что норт позволил дотронуться до своего хвоста. Это же, это… кстати, — она в задумчивости почесала кончик носа, — почему они не дают их гладить?

Я пожала плечами:

— Может, чтобы потом шерсть не чистить после жирных рук?

— Возможно, ты права, — вновь рассмеялась Шани. — О, время то поджимает! Заговорились мы с тобой! — резко перешла она на другую тему, позабыв прошлую.

Я облегченно вздохнула. Этот разговор меня немного напрягал.

— А куда ты торопишься? — посмотрела тоже на часы, которые показывали время ужина.

— В город, конечно же. Мы же собирались, — вскочила она с кровати.

— Я не пойду, — сказала с грустью.

— Почему?

Я молча указала на свои неровно покрашенные синие волосы. Подруга понимающе покачала головой, но потом улыбнулась и в ее глазах заплясали озорные огоньки.

— Все поправимо, Лея! Девушки мы или не девушки?!

Взяв подушку в руки и, прикрывшись ею как щитом, с опаской глянула на подругу.

— И что ты задумала?

— Доверься мне, Фил после такого точно слюнями захлебнется, — и откуда-то достала расческу.

Затея с прической мне очень понравилась, но была маленькая проблема. Мои волосы хорошо пропускали через себя разряд, поэтому Шани пришлось тоже надеть перчатки, чтобы смогла спокойно их уложить. Работала она быстро, умело, и уже через пятнадцать минут мои волосы были убраны в милую прическу, как раз для прогулки по городу. Все пряди, которые не пострадали, подруга скрыла синими, закатав их и закрепив шпильками. Получилась так, что синий это как будто мой родной цвет.

— Уф, все. Одевайся, а я побежала к себе, тоже приводить себя в порядок.

— А ты успеешь? — покосилась на часы — Через десять минут за нами придут ребята.

— Прогулка, это не вечеринка, успею, — подмигнула она мне и выскочила в коридор, прикрыв за сбой дверь.

Я еще минуту полюбовалась своим новым видом в зеркале и стала думать, что надеть. К такому меня жизнь не готовила, что из-за резкой смены цвета волос мне будет нечего надеть. Перекопала весь шкаф с одеждой, но того, чтобы сочеталось с синим цветом, не нашлось. Еще раз, взглянув на учинённый бардак, вздохнула. У меня оставалось ровно пять минут, а я так и сидела в домашних мягких штанах и футболке с большой бабочкой на груди. Перчатки сняла — в них оказалось очень жарко копаться в одежде.

Пока пересматривала все возможные кофты и юбки, разложенные на кровати, мой взгляд зацепился за кучку артефактов, оставленные Шани. Среди них меня поразило одно кольцо: огромный перстень с черепом вместо камня. О чем думала подруга, создавая такое, можно было только догадываться, но именно это кольцо мне помогло вспомнить об одном костюмчике.

Как-то раз, гуляя с сестрой по набережной, мы набрели на приезжих музыкантов. Это было обычным явлением. Южные края всегда считались местом отдыха, поэтому было много туристов. А где туристы, там те, кто желает подзаработать, ведь отдыхающий народ щедро платит за представление.

Так вот, мы бы прошли мимо, даже не остановившись посмотреть, если бы не их необычная манера играть музыку. Инструменты все были привычными для глаз: гитары, флейта, переносное пианино и барабаны, но играли они совсем по-другому. Их музыка была яркой, насыщенной, можно сказать, что кричала, но в тоже время и пела. Это трудно передать словами, только если самому услышать. Я влюбилась в эту музыку сразу же. Порой, мне казалось, что она очень сильно похожа на мой дар, такая же неповторимая, сильная и ни на что непохожая.

С тех пор, стала за ними наблюдать, вычитывать о них в газетах, искать записывающие кристаллы с их музыкой, ждать очередные концерты и стоять в очередях за приобретением билетов. Они очень быстро стали популярными, даже сейчас занимают первое место в списках исполнителей молодежной музыки. Тогда, для первого их концерта, который собрал огромный стадион фанатов, я и купила кожаные черные штаны, плотно облегающие ноги, футболку с вышитой эмблемой группы на груди в виде белоснежной птицы с молнией в лапах и короткую черную куртку, тоже кожаную. Музыканты были любителями черного цвета и большого количества металла на одежде. Нет, это были не кольчуги, а обычные металлические заклепки, например, на той же кожаной куртке. Наверное, поэтому их музыку и прозвали "метал", да и инструменты были тоже украшены этими железными элементами, начищенными до блеска.

В перчатках я пришла тогда одна. Все смотрели и удивлялись, ведь на улице лето, и этот атрибут одежды совсем не к месту. Мне было все равно, я прыгала в толпе, подняв руки вверх, и восхищалась музыкой, подпевая вокалисту. Я наслаждалась, а мой дар утих, дав мне отдохнуть и получить удовольствие, не зацикливаясь на безопасности окружающих. Почему так, не знаю. Может из-за музыки, может самовнушение. Но самое интересное было то, что после этого я начала замечать на следующих концертах, что и другие стали приходить в перчатках, по-разному их дополняя. В результате дошло до того, что перчатки стали популярными, только отличались от моих длинной. Они закрывали лишь кисть руки, а пальцы только наполовину — до второго фаланга. У меня тоже есть такие, но надеть их, это значит подвергнуть всех опасности.

Пока все это вспоминала, успела надеть комплект, отметив, что синий цвет моих волос подходит под этот неформальный костюмчик. Завершила я образ, надев на ноги мягкие ботиночки и закрепив сзади на волосах маленькую птичку из белых камней.

— Все, — сказала сама себе в зеркале и натянула перчатки.

В дверь постучали, и я взглянула на часы. Ровно шесть! А ребята, оказывается, у нас пунктуальные. Медлить не стала и, подхватив маленький рюкзачок с необходимыми вещами в городе, открыла дверь, являя себя парням и подруге. Ну что ж, их реакцию следовало ожидать, ведь такой меня еще не видели.

— Лея? — на высоких тонах, но с хрипотцой воскликнул Дион.

— Лея? — просто удивленно спросил Фил.

Шани же лукаво улыбнулась, с интересом разглядывая меня.

— Я бы даже не подумал, что ты фанатка "Ярости металла", — усмехнулся эльф. — А с волосами-то что?

— Стиль у меня теперь такой, — с гордостью ответила ему и закрыла дверь на ключ.

— Пойдемте уже, наконец, поедим. Умираю с голоду.

— Да! — была со мной солидарна Шани и подхватила меня под локоть, потянув к лестнице.

Она, кстати, по внешности недалеко ушла от меня, только более красочно, просто с сумочкой и без перчаток. Ребята же оделись стильно: брюки, рубашки и жакеты. Если подруга и подходила Диону стилем, то я Филу совсем иначе — полная противоположность. Интересно, а какую музыку слушает он? Спрашивать, конечно же, не стала, а просто схватила его за руку, переплетя наши пальцы. Он улыбнулся мне, и все мои плохие мысли и трудности отодвинулись на второй план. Сейчас есть я и он, ну и Шани с Дионом, которые уже о чем-то начали спорить.

До города мы добрались быстро, к слову он был близко, и сразу же погрузились в мир огней и чудес. Главная улица встретила нас гомоном снующих по своим делам людей, яркими вывесками магазинов и просто вечерней прохладой и запахами жизни.

Глаза разбегались в разные стороны от изобилия красок и огней. Хотелось все рассмотреть поближе, но времени у нас было не так много, поэтому просто шли прямо, любуясь волшебной городской жизнью. Перед одним бутиком мы все же остановились. Зачем Филу понадобилось именно сейчас идти в магазин с одеждой, никто из нас не знал, но дракон довольно быстро вернулся обратно с пустыми руками. Он только отмахнулся от наших вопросов, сказав, что было необходимо. Ну, раз так, то зацикливаться не буду, особенно, когда уже пришли в кафе.

Оно понравилось мне сразу. Здесь было светло, уютно и играла живая музыка, а когда принесли наш ужин, вообще влюбилась в это место. Столовая еда тоже хороша на вкус, но эта была куда вкуснее, хоть ужин и состоял из обычных блюд.

Потом были танцы и чуть-чуть выпивки. Я категорически отказывалась, но друзья настояли, сославшись, что эль всего лишь расслабит, но голова будет работать трезво. Вот так и знала, что нельзя было им верить! Нет, я действительно расслабилась, только чересчур сильно, не отдавая себе отчета, что творю. Вы не подумайте обо мне ничего плохого, кафе осталось стоять на месте, и даже целое и невредимое. Мало того, посетители тоже могли похвастаться здоровьем, но вот Фил натерпелся. Видимо, эль все же отключил мне мозги, и я совсем позабыла, что мне нельзя напрямую касаться живого существа, тьфу ты, дракона.

Мне на тот момент очень сильно хотелось поцелуя, вот и лезла, умоляя Фила подарить его мне. Он вроде, тоже был не против, но хорошо понимал, что для него это опасно. Все танцы и просто застолье, я висла на нем, пока он не решил сбежать, сославшись на то, что необходимо подышать свежим воздухом.

Прожигая его спину злобным взглядом, когда он пошел на выход, я сидела за нашим столиком и дулась. Вон, Шани и Дион не стесняются, целуются и воркуют, когда рядом сижу я, обделенная столь обычной лаской. Обычной, но не для меня.

Грустно вздохнув, обвела помещение взглядом. Посередине танцевал народ под веселую музыку, вокруг которого были расставлены столики. Очень удобно, и это еще один плюс этого заведения. Но танцующие несильно меня интересовали, а вот наш декан, сидящий за дальним столиком с каким-то мужчиной, привлек мое внимание. Если я смогла дотронуться до его хвоста без перчаток, то почему бы и не попросить поцелуя, как закрепляющий этап его эксперимента? Думаю, как ученый он не откажет, и с этой мыслью двинулась к нему.

По мере приближения, моя решимость сходила на нет, но отступать было уже поздно, поскольку черный лис меня заметил. Как только это произошло, его брови удивленно приподнялись, а глаза загорелись ярче прежнего. Теперь, конечно, меня это уже не пугало, но разряд все же прошелся по моему телу.

Я подошла, остановившись в полушаге от столика. Напряженное молчание повисло между нами, и никто не решался заговорить. Мужчина, тот, который сидел напротив профессора Вэона, с интересом разглядывал меня, когда я просто быстро его окинула взглядом, сделав вывод, что он из лесных эльф, а его походная одежда говорила о том, что прибыл он совсем недавно, можно сказать, что пару часов назад для этой встречи.

— Твоя? — с усмешкой спросил эльф, обращаясь к Вэону, но кивнул в мою сторону.

— Адептка моего факультета, — устало ответил ему лис и перевел взгляд на меня. — Что вам нужно, мисс Рут?

Его вопрос показался мне грубым, поэтому окинув его злым взглядом, копией того, которым прожигала спину дракона, рявкнула:

— От вас ничего! — и, резко развернувшись на пятках, пошла обратно.

— Линоэль, подожди меня тут, — послышался злой голос за спиной, и я ускорила шаг.

Дойти успела только до танцующих, когда меня с силой схватили за локоть и развернули на девяносто градусов.

— Адептка Рут, как вы смеете так со мной разговаривать при посторонних? — одарил он меня злым взглядом.

— А как вы смеете со мной так разговаривать? — спросила вопросом на вопрос, подумав, что лучший способ защиты — это наступление.

Сверкнув красным взглядом и нахмурившись, он повел носом, принюхиваясь.

— Вы пьяны?

— Если бы я была пьяна, профессор, то от кафе бы ничего не осталось, — проговорила и вздернула нос. Ишь ты, удумал тут принюхиваться!

— Требую извинений, — вцепился он в мой локоть еще сильнее.

— Требую поцелуя! — вторила ему и, ухватившись за ворот его куртки, встала на носочки и сама решила получить то, чего мне так было необходимо.

Казалось, весь мир замер на несколько секунд вокруг нас. В моем теле что-то стало происходить. Что-то, чего я раньше ни разу не ощущала. Было легко на душе и хотелось как можно ближе быть к этому лису, поэтому я с силой прижималась к нему, зарывшись руками в его волосы. Он тоже будто озверел и целовал меня с жадностью, обнимая крепко за талию.

Когда воздух закончился, и легкие начали гореть, я отстранилась первой. Тело все еще плавилось и вовсе не от разряда, а от желания, но в голове стало проясняться, и от осознания того, что я сейчас натворила, стало не по себе. Скорей всего, это перестал действовать эль, но уже было поздно. Ощущая горячие руки декана у себя на талии, и не через футболку, а напрямую, кожей, с испугом высвободилась из его объятий, и прикоснулась к губам, которые пылали после моего первого поцелую. Лис тоже шокировано смотрел на меня, прибывая мыслями явно не здесь, и, наверное, только это помогло мне быстро выбежать на улицу и помчаться в сторону Академии, пока меня не поймали и не заставили собирать вещи, чтобы покинуть ее. Пускай потом, завтра или в пятницу он выскажет мне все, сейчас же пусть успокоится, чего следовало сделать и мне.

Когда оказалась на улице, столкнулась с Филом и, не мешкая, схватила его за руку и потянула за собой. Вдвоем не так страшно.

— Лея, что случилось? — недоумевал дракон, следую за мной.

— Там наш декан и он очень зол!

— На что?

— М-м-м, — что-то придумать было сложно, и врать Филу было стыдно, — увидел, что мы пьем, — ляпнула первое, что пришло в голову, да и лис действительно на это разозлился.

— А как же Шани и Дион?

— Он только наш декан.

Фил больше ничего не стал спрашивать, и мы быстро добежали до женского общежития, спрятавшись в моей комнате. Льера Солла была очень недовольна нашим поведением, особенно в позднее время, но не успела ничего сказать, поскольку мы пробежали мимо нее, только пожелав хорошего вечера.

Вот так погуляли по городу! Интересно, собирать вещи мне уже сейчас или подождать до утра? Я уверена, что профессор за такое поведение не погладит меня по головке. Боги, о чем я думала, когда решила его поцеловать? А если бы мой дар его убил? Этот вопрос размножился в моей голове на кучу других, ища ответы, почему этого не произошло. Неужели, декан успел и тут поставить свой щит, а закрыв глаза, я просто этого не заметила?

От мыслей меня отвлек Фил, приобняв за талию. Мы сидели с ним на кровати в полной темноте, и тяжело дышали после бега.

— Лея, раз мы уже пришли, да и у тебя оказались, разрешишь мне попробовать дотронуться до тебя?

Не успела я понять смысл слов дракона из-за сумбура в голове, как он дотронулся рукой до моего лица, проведя пальцами от виска до подбородка. Вот тут шестеренки в моей голове заработали, потому что четко ощутила прикосновение напрямую к коже без какой-либо преграды. Разряд затрещал на моих руках, я и отползла на самый край кровати, чуть не свалившись.

— Фил, ты что творишь?! — испугалась я за него и быстро зажгла магическое освещение щелчком пальцев.

— Тише, Лея, — он поднял руки вверх, и я увидела на них длинные странные перчатки серого цвета. — Их делают из кожи животного, живущего в южных краях.

— Дай угадаю, из симии?

Эти четверорукие зверушки имеют совсем небольшой шерстяной покров темносерого цвета и хорошо лазают по деревьям. Их можно часто увидеть даже там, где мой родной дом.

— Совершенно верно. Эти перчатки очень сильно напоминают кожу человека.

— На вид мертвого человека, — передернула плечами, рассматривая их. — Вот зачем ты заходил в тот магазин! Для чего они, ведь явно не для красоты?

— Их надевают ученые, когда необходимо проделать тонкую работу с опасными веществами. Коже симии не страшна кислота, даже самая едкая. Соответственно, хорошо защищает от искрового разряда, — закончил говорить Фил и посмотрел серьезно мне в глаза. — Если я и не почувствую твою бархатную кожу, то хотя бы ты ощутишь…

— Кожу симии? — усмехнулась я.

— Это близкое ощущение, Лея. Ты просто представь, что это я касаюсь тебя напрямую.

Вздохнув, я кивнула и села обратно, где была до этого. Свет тоже погасила, чтобы не видеть этих жутких перчаток. Фил медленно повторил свое движение, проведя пальцами по моей щеке, затем спустился ниже, остановившись на шее. Ощущая своей кожей, теплые, чуть шероховатые поглаживания дракона, во мне зарождалось чувство желания, которое я старалось постоянно запирать внутри себя. Провести с мужчиной ночь мне не суждено, но то, что делал Фил, заставило мой разум просто требовать большего, не слушая разумные доводы, что это опасно.

Дракон снял с меня куртку и перчатки, чтобы пройтись нежно кончиками пальцев от плеча до кисти руки, заставляя мою кожу покрыться мурашками. Желание усиливалось, и я уже забыла, что прикасается он ко мне с помощью перчаток, а когда запустил свои пальцы мне в волосы, распуская прическу, медленно вынимая шпильки, готова была на все, лишь бы он не останавливался.

Последняя шпилька и он зарывается рукой в них полностью, оттягивая назад, чтобы я открыла ему шею. Фил подсел еще ближе, и теперь я ощущала боком его горячее тело, жаждущее близости не меньше моего. Уже более властные движения, и его другая рука проделывает путь от шеи к животу, ровно посередине, не затрагивая грудь. А так хотелось ощутить его руки на этой части тела. Хоть она у меня и небольшая, но жаждала прикосновений также сильно, как и все остальное. Хотелось, чтобы руки дракона побывали везде, прикоснулись ко всему, оставив после себя горящий след наслаждения. Да, сейчас я была одержима этой мыслью, потому что никогда еще не ощущали ничего подобного.

Когда Фил достиг моих бедер, он одним движением опрокинул меня на спину, нависнув надо мной, тяжело дыша мне в шею. Его горячее дыхание зародило еще одну волну мурашек, только теперь от самой макушки до самых кончиков пальцев на ногах.

— Твой запах усилился, — хрипло проговорил он мне в ключицу, и я не сдержала стон, так как его правая рука пошла обратно вверх, задирая мне футболку.

Трудно было контролировать свой дар. Мысли скакали, а то и вовсе замирали, чтобы уступить все место чувствам.

— Фил… — тихий стон сорвался с моих губ, когда он, наконец-то, дошел до груди, нежно сжимая ее горячей рукой.

Хотелось большего: поцелуев, сплетения тел и бешеного ритма. Никогда не замечала за собой столько страсти. Всегда краснела и отводила взгляд, если девчонки заговаривали на эту тему. Теперь же, из-за опасности и контроля, хотелось испытать всего этого еще сильнее. Запретный плод, он так коварен! Истекает страстью и желанием, манит и дразнит, но не позволяет испробовать себя. Боги, как же хочется забыться и сорвать, наконец-то, его. Книголюб.нет

Оттянув чашечку бюстгальтера, Фил уверенно округлил указательным пальцем левую грудь, а затем сжал сосок, отчего мое тело пронзил разряд, который устремился куда-то вниз живота, доводя меня до необдуманных действий.

Подняв руку, я запустила свои пальцы в волосы Фила, позабыв, что на мне нет перчаток. Дракон тут же вздрогнул и свалился на пол, продолжая дергаться уже там.

— Фил! — крикнула, услышав хриплый стон.

Вся страсть и все желание прошли мигом, уступив место панике и страху. Заставив свет развеять темноту, кубарем переместилась на пол к дракону, по которому бегали изломленные светящиеся линии, причиняя ему сильную боль.

— Фил, — повторила уже тише, ощущая на своих щеках слезы.

Целую минуту, пока искровой разряд нещадно заставлял парня страдать, я сидела, обняв свои колени и качаясь взад-вперед. Помочь ему мне было нечем, только ждать, пока все само пройдет и надеяться, что хорошая и быстрая регенерация драконов поможет ему.

Наконец Фил перестал дергаться, и я со страхом и дрожащими руками потянулась к нему, чтобы перевернуть на спину и посмотреть, все ли в порядке. Перчатки я надела обратно и строго-настрого запретила себе их снимать вообще.

— Фил?

— Лея, — ответил он мне хриплым голосом, когда смогла его перевернуть.

Я разрыдалась в голос, отползая к двери, чтобы потом подняться на дрожащие ноги и помчаться вниз к льере Сопле.

Объяснить ей через слезы, что случилось, было трудно. Перед глазами все еще было обожжённое лицо Фила. Время шло, а я так и не смогла внятно сказать что- либо, и, видимо, мои попытки комендантше надоели, и она сама решила посмотреть, что же случилось в моей комнате. Как только льера переступила порог, в ту же секунда зажала в руке камень связи, сообщив кому-то, что необходим целитель в комнату триста десять.

Когда белыми порталами пришли мужчины и унесли Фила, я сидела на кровати, бездумно смотря в одну точку. Как я могла так забыться, ведь всегда себе говорила, что в моей жизни нет прикосновениям? Слишком сильно увлеклись. А что было бы, если бы он не был драконом, а тем же человеком? С ним все будет в порядке, мне об этом сообщил один из целителей. Рубиновый род драконов самый сильный и регенерация уже начала действовать. Завтра будет как новенький, только…

— Мисс Рут, — напротив меня присел на корточки профессор Вэон. — Могу я узнать, что произошло?

Я продолжала молчать, смотря прямо перед собой. В голове было пусто, а в ушах пищал звук. Через минуту мне в руки сунули чашку с отваром белокурдника. Очень хорошо помогает успокоиться, но пить я не спешила, поэтому лису пришлось влить в меня жидкость насильно. Пока пила, кашляя через каждый глоток, профессор говорил успокаивающие слова и обнимал одной рукой за плечи, чтобы не сильно дергалась.

— Все? — спросил он, когда отвар подействовал, и я перестала дрожать.

Кивнула:

— Да.

— Тогда хочу услышать, что же все-таки произошло? — убрал он руку и пересел на стул.

Я все честно рассказала, опуская подробности. Было ужасно стыдно и страшно, но после такого — отчисление уже не казалось мне концом света. Скорей наоборот, я осознаю и готова принять наказание.

— Наказание будет, — строго проговорил лис, и я поняла, что сказала это все вслух. — Но отчислять вас не будем. Это не выход, мисс Рут, бежать от проблем.

— Вы не понимаете, профессор, — покачала головой, — я не смогу так. Он же теперь будет бояться меня. Один раз я уже причинила боль дорогому мне человеку, второй же раз только подтвердил, что мне нельзя быть среди вас.

— Есть физическая боль, а есть моральная, мисс Рут. Физическую можно исцелить, а вот душу нет. Вам стоит задуматься над этим. Я уверен, что адепт Маурс будет винить в этом себя, а не вас, поэтому не стоит делать поспешных выводов и бежать, поджав хвост.

Я смутилась. Мне показалось, что в последней фразе профессор имел в виду не только мое желание покинуть Академию.

— Я…

— Разберитесь со своими желаниями, мисс Рут. Всегда есть выход, главное думать трезво.

Ну вот — опять! Пересилив свой стыд, подняла голову и взглянула ему в глаза. Они не светились, но было видно, что профессор зол, а нервно виляющий кончик хвоста подтверждал это еще больше.

— Простите за поцелуй, профессор, — решила опять начать издалека.

— Мне ничего не стоит простить вас, мисс Рут. Но вам не кажется, что нельзя быть такой легкомысленной? Если ваш парень не может подарить вам поцелуй, это еще не значит, что нужно просить его у другого, да еще у мужчины, который старше вас на сотни лет, — уже чуть ли не рыча, сказал лис.

С каждым словом, я вжимала голову в плечи все больше и больше, но вместе с этим ко мне приходило осознание того, что поступила я по отношению к Филу очень плохо. Дракон жертвует нормальными отношениями, ищет методы, при которых он сможет дотронуться до меня, а я? Целуюсь с деканом за его спиной, да еще и разрядом покалечила!

— Как быть? — взглянула на декана глазами побитой собаки.

Лис сидел выпрямив спину, и строго смотрел на меня. Сейчас хорошо ощущалась пропасть в возрасте между нами.

— Я все понимаю, мисс Рут, — тяжело вздохнул он. — С вашим даром трудно жить, да еще и время у вас такое, когда хочется гулять и влюбляться, но вы должны хорошо понимать и анализировать все вокруг. Как будущему боевому магу этому необходимо научиться в первую очередь.

— Я поняла вас, профессор. Плохая была затея начать встречаться с Филросом. Послышался опять вздох.

— Мисс Рут, вы думаете не тем местом. — Я обиженно посмотрела на него, на что он усмехнулся. — Если хотите, чтобы таких ситуаций больше не случалось, займитесь учебой. Теперь ваш дар не реагирует на меня, и поэтому советую вам садиться на первый ряд на моих лекциях, чтобы я видел, что вы учитесь.

Он поднялся и оправил ворот куртки, за который я недавно тянула, чтобы профессор наклонился для…

— Адептка Рут! — официально и строго сказал лис, отчего я подпрыгнула и встала по стойке смирно. — Вы меня вообще слушали?

— Так точно, профессор, учиться, учиться и еще раз учиться! — испуганно протараторила я.

— Вот и отлично, — широко улыбнулся он, обнажив клыки.

И как они нам не мешали целоваться?

— Вы не исправимы, Рут, — хмыкнул лис. — Чтобы вы не думали о всякой ерунде, а также не тратили на нее свободное время, вашим наказанием будет избавить беговую дорожку на полигоне от травы вместе с магами земли.

— Так я же не маг земли, — шокировано ответила ему.

— Так и им велено работать ручками. Начнете завтра после всех занятий. Льер Хар будет следить за вами.

После этих слов профессор открыл синий портал и скрылся в нем, сверкнув напоследок изумрудным взглядом. В комнате сразу стало жутко тихо и одиноко. Вот кто бы мне утром рассказал, что все так обернется, ни за что бы не высунула свой нос из комнаты. Ни один день в этой Академии у меня не проходит без происшествий. Облилась зельем, погладила хвост декана, поцеловала его, а также обманула Фила и покалечила его разрядом. Что теперь делать? Говорить дракону правду мне до сих пор страшно. Вечно молчать и чувствовать себя предательницей? Нет, это не вариант. Необходимо обязательно сказать, признаться, но не сейчас, когда он пострадал из-за меня. Скажу в выходные! Пойдем гулять, и обязательно признаюсь, лишь бы еще что-нибудь не случилось. И что он нашел во мне?

Подошла к зеркалу и скривилась, увидев заплаканную с красными глазами и со спутанными сине-коричневыми волосами девушку. Влюбился? Нет, в его глазах постоянно я вижу только интерес и азарт дракона. Он даже ни разу не сказал, что любит или влюблен. Просто нравлюсь. А я? Я люблю его или повелась на красоту?

Вздохнула. У меня как раз таки все по-другому. Фил мне понравился тем, что помог мне и не перестает и дальше стараться вытащить меня из мира одиночки. Но если так думать, то и Дион и Шани тоже вносят свою лепту. Можно сказать, что и профессор Вэон. Тогда не лучше просто дружить с драконом, и все будут живы и здоровы? После откровенных ласк, которые, врать не буду, мне понравились, трудно будет воспринимать его как друга. Мне действительно хочется быть с ним, но дар не позволит идти дальше. Как сказал профессор, — "Займитесь учебой"? А поможет ли она мне? От дара не избавиться, если только контролировать. Улучшить контроль? Как? И возможно ли такое вообще?

Голова начала пухнуть, и решила лечь спать, чтобы уже завтра, на свежую, подумать и сделать выводы.


Глава 8


Всю ночь мне плохо спалось. Сон, где Фила не успевают спасти и он, почему-то, становится зомби и преследует меня, не хотел никак отпускать мое сознание. После такого кошмара не он, а я его буду бояться. Итогом стало то, что встала раньше будильника и больше не сомкнула глаз. Вот почему именно сегодня, когда можно поспать подольше в связи с тем, что физическая подготовка стоит в расписании одна и не с самого утра, мне приходится забыть о сне, чтобы не разгромить свою комнату из-за кошмара. Но совесть говорила, что виновата в этом я сама, поэтому терпи и думай о Филе, что с ним все хорошо.

Когда часы показали время завтрака, бегом отправилась в целительное крыло, убедиться, что дракон в полном здравии. Я бы и раньше туда побежала, но посещать можно только в определенное время. Пробежка по еще безлюдной аллее помогла мне привести в порядок чувства и успокоиться. Поспешных выводов, по наставлению декана, я не стала делать, и пока решила течь по течению, несмотря на внутреннюю борьбу сердца и рассудка. Я слишком увлеклась свободой, возомнив себя нормальной. Фил бы не пострадал, если бы я продолжала держать в себе свои желания и мечты. Спросите, почему так жестоко отношусь к себе? Все очень просто. Когда я покалечила сестру, то пообещала себе больше не расслабляться. Тогда я прочувствовала боль вместе с ней, поэтому запретила себе забывать, где и с кем нахожусь. С Филом я себя почувствовала нормальной, такой как все, и это стало ошибкой. Я нарушала свое обещание, поэтому необходимо ужесточить правила как наказание, чтобы больше не забываться.

Целитель проводил меня до нужной комнаты и оставил одну. Трудно было решиться сделать шаг и зайти внутрь. Может лучше убежать? Ага, поджав хвост.

Наверное, именно слова черного лиса придали мне сил, и я взялась за ручку двери и повернула ее.

Фил стоял возле окна, скрестив руки на груди и смотря вдаль. Его красные длинные волосы очень ярко выделялись на фоне белых стен комнаты. Хотелось подойти и прижаться к нему, опять почувствовать его прикосновения, но мысленно дав себе пощечину, так и осталась стоять возле двери, прикрыв ее.

— Фил? — тихо позвала его.

Он стоял ко мне спиной, и убедиться, что с его лицом все хорошо, я не могла.

— Привет, — с усмешкой в голосе ответил он мне.

Мои руки задрожали, и пришлось убрать их за спину. Почему он не поворачивается?

— Как ты?

— Подойди ко мне, — попросил дракон, оставив мой вопрос без ответа.

На ватных ногах преодолела расстояние между нами и остановилась, дрожа всем телом, потому что до сих пор не увидела его лица.

— Фил, я… — проговорила дрожащим голосом, но дракон не дал договорить, повернулся и обнял, заставляя уткнуться носом ему в плечо.

— Прости меня, Лея, — тихий шепот на ушко и я шмыгнула носом. — Я поспешил, необходимо было действовать совсем по-другому.

Ослабив хватку, он позволил мне отстраниться и заглянуть ему в глаза. Я облегченно выдохнула. Его лицо было прежним, и даже намека не было на то, что вчера выглядело оно ужасно. Регенерация справилась и теперь можно спать спокойно.

— Лея, ты простишь меня?

Профессор был прав, Фил винит в случившемся себя, хоть и пострадал из-за меня. Надо было мне руки привязать, чтобы не думала сама прикасаться!

— Конечно, — улыбнулась ему, решив не переубеждать его. Слишком он упрямый!

Мы еще чуть-чуть постояли в обнимку, но затем пришел целитель и сообщил, что дракон может идти — здоровью его больше ничего не угрожает. Перед уходом я заметила странный взгляд мужчины в белой мантии, и только на улице вспомнила, что он один из тех целителей, которые вчера унесли Фила. Все верно, дяденька, дракону опасно быть рядом со мной, но как заставить свои чувства не перекрывать разум? Идя рядом с ним, взявшись за руки, мое сердце сжималось от радости. Очень тяжело заставить себя мыслить трезво.

Простите, профессор Вэон, но я побуду еще немного пьяной, и чуть позже признаюсь и сделаю все, чтобы между мной и драконом была только дружба. Я так решила, и не посмотрю на то, что мне будет больно.

Завтракали мы вдвоем. Шани и Дион, наверное, уже ушли на занятия, ведь оставалось до них десять минут. Филу тоже было необходимо поторопиться, но он не хотел оставлять меня одну. Пришлось мне провожать его до аудитории, смеясь над сложившейся ситуацией: девушка провожает парня.

Прозвенел звонок, и, попрощавшись с Филом до вечера, я пошла обратно в общежитие, чтобы переодеться к физической подготовке. После нее мне еще предстоит отрабатывать наказание, и это, я скажу вам, самое неприятное, ведь после вот таких занятий я не в состоянии даже дойти до комнаты, что уж говорить еще об отработке?

Двери главного корпуса были почему-то закрыты, и пришлось навалиться на одну из половин всем телом, чтобы открыть ее. Пыхтя и сопя от негодования, что они всегда закрываются во время лекций, и это просто я забыла об этом, и необходимо было идти в общежитие сразу после завтрака, дверь наконец-то поддалась, но чересчур легко, отчего повалилась вперед, угодив в чьи-то объятия.

— Доброе утро, адептка Рут, — проговорил профессор Вэон, поставив обратно меня на ноги, но не убрав руки с моих плеч. Мало того, его хвост обвил меня за талию, тоже как бы придерживая. — Смотрю, ночь у вас выдалась трудной, — заглянул он мне в глаза.

— Кошмары, — только и ответила ему, отворачиваясь и стараясь высвободиться из захвата, несмотря на то, что его хвост приятно грел талию.

— Вы были у адепта Маурса? — наконец-то отпустил он меня.

— Да, с Филом все хорошо и он уже на занятиях. Вы были правы, профессор, он винит во всем себя, — повернулась к нему обратно и замерла, открыв рот от удивления.

Черный лис был одет не в костюм, а в обычную одежду, повседневную: черные штаны прямого покроя, ботинки, а не мужские туфли и в кожаную темно- коричневую куртку, под которой виднелась черная футболка с эмблемой моей любимой музыкальной группы. Все это ему безумно шло. Профессор сразу же скинул пару десятков лет, и напоминал подростка, готового прямо сейчас оседлать лусана и полететь покорять небо.

— Вот видите, мисс Рут, — улыбнулся он, как будто был доволен моей реакцией. — Не надо делать поспешных выводов.

Элендин, сейчас профессором его было трудно назвать, аккуратно "переставил" меня в сторону и двинулся дальше по холлу, вильнув хвостом, невесомо прикоснувшись им той части моих ног, которая не была прикрыта юбкой. Я стояла шокированная не только поведением нашего декана, но и его внешностью. На его руках были перчатки без пальцев! Он однозначно фанат группы "Ярость металла"! Никогда бы не подумала. Профессор всегда выглядит строго и сейчас, увидев его таким, в моей голове не укладывался его новый образ. А еще его странное поведение, от которого появилось желание самой к нему прикоснуться.

Положив на свое правое плечо руку, еще ощущая на нем прикосновение черного лиса, улыбнулась, а затем нахмурилась, покачав головой, стараясь избавиться от странного чувства нежности к этому мужчине. И откуда оно только взялось? Куда подевался страх? Почему я сейчас хотела пойти за ним, лишь бы побыть еще рядом? Нет, Лея, так не пойдет! Тебе мало Фила? А Фросия? Про нее тоже не следует забывать, так что даже не смотрим в сторону декана!

Пока шла к общежитию, поняла причину моих чувств к профессору. Он помогает мне, поэтому возникают порывы быть рядом с ним, потому что мое сознание считает его тем, кто все знает и найдет выход даже из самой трудной ситуации. Поцелуй тут не причем! Я его вообще даже не помню, кажется, что его и вовсе не было. Но себя-то я убедила, но вот как понять поведение лиса?

Нет, не могу так!

Резко развернувшись, помчалась обратно, в надежде застать профессора у него в кабинете. Когда уже добралась и занесла руку для стука, остановилась. А что я спрошу? Простите, профессор, не могли бы вы мне истолковать движение своего хвоста? Такое смешно и стыдно спрашивать. И почему я вообще вернулась, разве это важно знать? Может, он просто не рассчитал расстояния, вот хвост и прикоснулся к моим ногам, а я тут ищу подвох. Да и вряд ли декан решил показать свою симпатию. Этих нортов вообще нельзя понять. Эх, воображение мое, что ты творишь со мной?

Сделав шаг назад, смотря на деревянную дверь с золотой табличкой, на которой было написано чей это кабинет, собралась уже уйти, как вдруг дверь резко отворилась, и меня порывом ветра засосало внутрь. Мне оставалось только придерживать юбку руками, не говоря уже о волосах.

Как только все прекратилось, поняла, что стою посередине кабинета прямо напротив декана. Он тоже стоял, скрестив руки на груди, кривя губы в лукавой улыбке. Вот тебе и строгий профессор! После такой выходки он должен сам траву на полигоне выщипывать!

— Профессор, как это понимать?! — набравшись храбрости, возмущенно спросила у него.

Вышло у меня конечно не очень уверенно, отчего улыбка лиса стала шире.

— Я решил вам помочь, адептка Рут. Вы так долго стояли у меня под дверью и шумно сопели, что я не мог позволить вам просто уйти, так и не сообщив мне о своем присутствии. Так что же вас привело? — заломил он черную бровь, в ожидании ответа.

Оправив юбку и пригладив волосы, посмотрела назад, убедившись, что дверь есть и выход для отступления существует, если что-то пойдет не так.

— Ничего важного, профессор. Если честно, то я забыла, о чем хотела спросить, пока шла к вам, вот и решила не беспокоить вас по пустякам, — сделала шаг назад.

— Вы уверены? — проследил он за моим движением и навострил уши.

— На сто процентов, профессор! Уже никак не вспомнить, — развела руки в стороны, пожав плечами и сделав еще один шаг.

Свет в его глазах вспыхнул, наблюдая за моими ногами, и я остановилась, так и не закончив третий шаг. Сердце забилось с удвоенной силой, но не от страха, а от откуда-то взявшегося азарта. Мне почему-то понравилось, как он внимательно следит за мной, как будто собирается прыгнуть, остановить и не дать добыче уйти, а горящий взгляд больше не пугал. Хотелось быть его добычей! Оказаться в его властных объятиях, ощущая его хвост у себя на талии.

Лис дернулся, пару раз моргнул и удивленно посмотрел на меня. Я же испугалась больше себя, за такие мысли. Откуда они вообще взялись?

— Мисс Рут, — хрипло проговорил он и сделал три плавных шага в мою сторону, оттолкнувшись от стола. — Если у вас нет вопросов, тогда позволите мне задать?

Он сделал еще один шаг, перетекая с одного места на другое, при этом четко смотря мне в глаза горящим изумрудным взглядом. Я согласно кивнула, отходя к двери, пока совсем не уперлась в нее спиной.

— О чем вы сейчас думали? — он больше не улыбался, и мало того, его черты лица заострились, и теперь он точно походил на хищника при выслеживании добычи.

Мои щеки запылали от его вопроса. Произнести такое вслух даже под пыткой не смогу! А тем временем, лис подкрался совсем близко и выставил свои руки вперед, по бокам от моего лица. Он был слишком близко, нависая надо мной черной скалой. Я старалась слиться с дверью, ругая себя за то, что вообще сюда решила пойти. Вот что меня тянуло сюда? Любопытство? Так любопытство не всегда бывает полезным, как, например, в моем случае.

Разряд затрещал, являя себя через одежду, но профессора он нисколечко не испугал, что нельзя сказать обо мне. Внутри меня боролось два желания: отлепиться от двери, чтобы прижаться к декану, и стать способной проходить через стены, чтобы убраться отсюда.

— Я все еще жду ответа, — наклонился он ко мне, заставляя глубоко вдохнуть.

Ох, это было ошибкой. Надо было совсем не дышать! Запах, который вместе с воздухом попал мне в нос, отодвинул второе желание, и я подалась вперед, цепляясь руками за куртку лиса. Его хвост в ту же секунду обвил мою талию, прижимая еще теснее к своему хозяину.

— Я… — на большее у меня не хватило сил, и просто уткнулась носом в его футболку вдыхая запах лесной хвои и осеннего утра.

Он так сильно пьянил, что заставлял делать необдуманные вещи на грани безумия. Мои руки без совести начали путешествовать по его стальной груди, плечам и шеи. Через несколько секунд поняв, что не так, стащила с себя перчатки и с удовольствие запустила пальцы в его волосы, зная, что лис сделает так, чтобы разряд не причинил ему вреда. Так и оказалось, я свободно могла прикасаться к нему, видя на своей коже бледно-синий щит.

Элендин тоже не упустил возможность и запустил свою руку мне под блузку, поглаживая спину. Я плавилась в его объятиях, вдыхая его запах. Это было какое- то сумасшествие, но этого казалось мало, мне было необходимо то, что поможет покинуть эту грешную землю.

Пристав на носочки, хотела поцеловать, но лис отстранился, строго посмотрев мне в глаза.

— Нет, Лея, — произнес он мое имя, отчего закусила губу, чтобы не застонать от удовольствия. Мне понравилось, как он произнес его хриплым голосом. — Сначала ответь на мой вопрос, — сказал, а сам сжал меня сильнее, буквально пригвоздив к двери собой, смотря на мои губы.

— Я не знаю, профессор, как это объяснить.

Он зарычал! Да, да! Самым настоящим образом зарычал грудным голосом! Моя ладонь как раз лежала не его груди, и я четко почувствовала вибрацию. Испугалась? Нет, мне даже понравилось!

— Скажи прямо, мне важно знать, — уже почти касаясь моих губ, проговорил он.

— Я хотела быть к вам как можно ближе, — сдалась я под сладостной пыткой, то есть лис прошелся своей рукой по моей спине, чуть царапая ногтями кожу.

После моих слов он замер, прикрыв глаза. Я не понимала что происходить. Здесь и сейчас была я и не я. Одна хотела вечно быть в его объятиях, а вторая дрожала от страха, шепча, что все это неправильно. Но первая была сильней, и ей необходимо было получить поцелуй, но лис крепко удерживал, не позволяя дотянуться.

— Профессор, — простонала, дернувшись в его объятиях.

Открыв глаза, лис посмотрел на меня уже совсем другим взглядом, наполненным, как мне показалось, нежностью и диким желание близости. Я сгорала, выпуская разряды, но щит вокруг нас поглощал его. Если сейчас он не поцелует, то разнесу его кабинет!

Видимо, он прочитал это в моих глазах и наклонился, впиваясь в мои губы страстным поцелуем. Все, дорвавшись до необходимого, перестала соображать окончательно. Вот скажи мне, Богиня Жизни, как можно лишить человека поцелуя? Это же самое четкое выражение своих эмоций! Я чувствовала, что Элендину это необходимо также сильно, как и мне, и мы страстно целовались, пока у обоих не закончился воздух в легких.

— Лея… — тяжело дыша, проговорил он, уже до боли царапая меня ногтями. Я выгнулась, наслаждаясь этим. — Перестань сводить меня с ума, девочка, — прошептал он мне на ушко, а затем прикусил мочку.

В моей голове был розовый туман, поэтому только тихо простонала, не пытаясь понять смысл его слов. Он рыкнул и подхватил меня на руки, перенеся на диван. Ну, здравствуй, зеленый друг, давно не виделись!

Придавив меня теперь к нему, Элендин провел носом от моего виска до ключицы, вдыхая мой запах. Он довольно зарычал, а потом потерся щекой об мою грудь, как кот. Меня это почему-то рассмешило. По сути, норт наполовину животное, поэтому такое поведение меня повеселило.

Он поднял голову и сверкнул взглядом, лукаво улыбнувшись. Я посмотрела на его губы, замечая клыки. Вот опять даже не почувствовала их при поцелуе! Ой! Хитрый лис прикусил мне шею, отчего мне еще больше стало любопытно, почему так я почувствовала клыки, а при поцелуе нет.

Потянув его за косу, довольствуясь его рыком, что помешала ему меня покусывать, прикоснулась к клыку. Вэон удивленно замер, с интересом наблюдая за мной. Было необычно трогать этот длинный и острый зуб. У человека тоже есть клыки, но очень маленькие, а тут в разы больше.

— Боишься? — перехватил он мои руки и зафиксировал их над моей головой.

— Нет, — улыбнулась ему. — Интересно.

— Что именно? — проложил он дорожку из поцелуев от моего подбородка к виску.

— Почему я на вас так реагирую?

Он напрягся, а затем замер. Мое сердце пропустило удар из-за страха, что спросила что-то нехорошее, а когда он встал, помогая и мне принять вертикальное положение, совсем испугалась.

Я продолжала сидеть на диване, когда черный лис отошел обратно к столу и встал ко мне спиной. По его виляющему, а порой и дергающему хвосту было видно, что он нервничает, причем его всего заметно била мелкая дрожь. Нехорошее предчувствие зародилось внутри.

— Профессор? — проговорила, решив напомнить ему, что я еще тут.

— Что вы знаете о зове? — тихо спросил он, так и не повернувшись.

— Совсем немного, — удивилась его вопросу. — Только то, что описано в книгах.

— Ясно.

Он подошел к окну и скрестил руки на груди. Я молча сидела в ожидании продолжения. Туман в голове начал развеиваться, позволяя трезво оценить ситуацию. Мне вдруг стало стыдно оттого, что сейчас произошло. Несмотря на то, что с этим нортом я могу себе позволить забыться, для меня это все равно было слишком. Я целовалась с профессором Вэоном! И не только целовалась! Как так получилось, ума не приложу!

Мои щеки запылали, а руки задрожали от осознания всей катастрофы. Как теперь себя вести? Мне хорошо помнится, что сюда я шла только спросить и никаких чувств не испытывала. Ну, если только совсем чуть-чуть. Что же случилось потом?

Я начала лихорадочно вспоминать чувства, которые испытывала при поцелуе, но как только первые ощущения стали возвращаться, у меня резко заболела голова. Боль была настолько сильной, что со стоном упала обратно на спину, сдавливая руками голову.

— Мисс Рут? — послышался обеспокоенный голос, и на краешек дивана присел лис, положив свою ладонь мне на лоб. — Сейчас все пройдет, потерпите.

Мне с трудом удалось понять смысл его слов. Казалось, что моя голова сейчас разорвется на части, а когда еще и тело начало выворачивать, бессовестно расплакалась. Было ощущение, что по моим венам течет раскаленная лава. Такое терпеть просто-напросто невозможно, поэтому начала дергаться, отчего профессору пришлось меня придавить к дивану. Когда казалось что все — сейчас я отправлюсь в мир иной — боль отступила также резко, как и появилась, но успокоиться сразу не удалось.

— Тише, все уже прошло, — Вэон гладил меня по голове и плечам.

— Что это было? — некультурно шмыгнув носом, спросила у него.

Мне в ту же секунду протянули платок и стакан воды. И когда только успел?

— Побочный эффект, — нехотя ответил лис, приложив уши к макушке.

Я поперхнулась водой, когда начала пить, чтобы унять дрожь. Однозначно, ему нужно было помедлить с ответом, теперь же к ознобу прибавился еще и кашель.

— От чего? — задала вопрос, как только смогла говорить, стирая платком набежавшие вновь слезы.

Профессор, тяжело вздохнув, поднялся и окинул меня виноватым взглядом. С каждой секундой мне это не нравилось все больше. Может, не стоило задавать первого вопроса вообще? Гляди, и не пришлось бы сейчас вытаскивать из лиса информацию.

— Могут ли люди чувствовать зов, мисс Рут? — наконец-то заговорил он.

Вот она — преподавательская натура! Прямо сказать трудно, необходимо других заставить отвечать на свои же вопросы.

— Нет, — сказала уверенно, наблюдая, как профессор идет к столу, а затем с серьезным видом усаживается в кресло.

— А что если да? — грустно усмехнулся он.

— Это невозможно, профессор.

Дрожь прекратила меня атаковать, и я тоже села, оправляя блузку и пиджак формы. Про волосы вообще страшно было думать. Краска их сделала сухими, и во что они превратились после моих брыканий, можно только догадываться. Для приличия все же пригладила.

— Я повторюсь и напомню вам, мисс Рут, что говорить такие слова как "бесполезно" и "невозможно" при мне не стоит.

— Что вы хотите этим сказать? — сглотнула, пытаясь унять разряды, которые затрещали от нехорошего предчувствия.

— А то, мисс Рут, что люди могут испытывать зов, — Я шокировано уставилась на лиса. — В книгах говорится, что зов — это способ привлечения противоположного пола с помощью запаха. Он и у людей есть, но слишком слабый. Феромоны, которые играют главную роль в обольщении, а затем и в усилении чувств у нортов и драконов, являются ядом для людей. Если долго удерживать вас зовом, вы умрете, поэтому нам запрещено применять его для привлечения людей.

Пока профессор говорил, я то краснела от смущения, то бледнела от осознания того, что могла умереть.

— Но я жива.

— И это радует, — вздохнул он. — Вы вовремя отвлекли меня, мисс Рут. Ваш организм смог справиться с ядом.

Было ли в голосе лиса раскаяние в своем поступке или хотя бы просто сожаление, не знаю. Мою голову занимали мысли о смерти, которую избежала, задав вопрос. Хоть мне и суждено быть одиночкой, но умирать не спешу. В моей жизни есть цель, и я добьюсь ее несмотря ни на что.

Посидев еще минуту с отрешенным видом, удивилась другой мысли, которая резко возникла, выгоняя думу о смысле жизни с опасным даром.

— Профессор, но раз вы все это знаете, зачем вы зов применили на мне? А если бы я не спросила вас и не отвлекла?

Глаза лиса вспыхнули зеленью очень ярко. Я в тот же миг опустила глаза на его сцепленные руки, которые лежали на столе, чтобы не видеть пугающего света, и заметила, что костяшки пальцев сильно побелели. Злится? На меня или…

— Это моя ошибка, мисс Рут, — прорычал он, привлекая мое внимание. — Прошу меня простить, но я сам до сих пор не могу понять, как так произошло. В последнее время мой щит нестабилен и часто пропускает зов адепток. Я решил отсидеться в своем кабинете, но тут пришли вы. Ваш запах сыграл со мной в жестокую игру. — Я склонила голову от смущения еще ниже. — Трудно себя контролировать. Вы меня можете понять, ведь теперь сами знаете, каково это быть под воздействием зова.

Я гулко сглотнула, не решаясь вспомнить чувства. А вдруг, боль вернется?

— Не бойтесь, мисс Рут, — как будто прочел он мои мысли, — ваша кровь насытилась кислородом, выгнав феромоны. Вам ничего не угрожает.

— Это получается, что любой норт и дракон может использовать зов и убить меня? — вдруг посетила меня страшная мысль.

— Не совсем так, — усмехнулся он моему испугу. — На человека действует зов только тогда, когда у него самого есть чувства к норту или дракону. Поэтому, не контролируя себя, я у вас и спросил про то, о чем вы думали, чтобы завладеть вашими чувствами. И знаете, мне даже приятна ваша симпатия, — улыбнулся он шире, обнажив клыки.

От такого заявления я вспыхнула и пересела на другой конец дивана, так сказать подальше от хищника! В нем мне нравился только хвост, в остальном же немного пугал.

— Это не так, профессор. Я просто впервые ощутила прикосновения, поэтому желала поцелуя, мечтая исполнить маленькую мечту, — тихо закончила себя оправдывать.

Лис подался вперед, навострив ушки. Сейчас он казался очень милым и забавным, а обворожительная улыбка так и просила улыбнуться в ответ.

— Могу похвалить вас. Для первого раза, вы очень умело разжигали пламя страсти, — заявил он.

Моя улыбка прекратила быть естественной.

Все! Пора отсюда убегать, а то сгорю от смущения, попортив такой замечательный зеленый диванчик. Профессор веселился, это было видно по его довольной улыбке и смешинкам в глазах. А ведь это я пострадавшая, и это мне положено издеваться над ним! Он знает, что я новичок в этом и мне неловко в такой ситуации. Может под воздействием зова я и была смелой, то теперь совсем наоборот. Он же взрослый мужчина! И понимает, как я себя чувствую сейчас! Вот же лис!

— Благодарю! — взяв себя в руки, встала и оправила юбку. — Вы вроде собирались покинуть Академию? — он только кивнул, продолжая улыбаться. — Удачной вам дороги, профессор! А мне на занятие пора.

В последний раз взглянув в его изумруды, с поднятой головой, не теряя гордости, развернулась к двери и сделала шаг. Порой я ненавижу Богиню Жизни за то, что создала меня человеком! Вот почему мы такие медлительные и неуклюжие? Позабыв, что возле дивана стоит столик, больно ударилась об него ногой и полетела вперед, издав писк.

Упасть мне не дал поток воздуха, который откинул меня обратно на диван.

— Что же вы, мисс Рут, так невнимательны? — продолжал веселиться лис.

Я даже о боли в коленке забыла, решив попробовать снова уйти, обходя теперь уже ненавистный мне столик.

— До свидания, профессор! — чуть ли не рыча, бросила через плечо прощание. Этикет велел быть вежливой, даже если эта вежливость встала комом в горле.

— До пятницы, адептка Рут, — успела услышать, прежде чем дверь закрылась со стуком за моей спиной.

Сюда я больше ни за что не приду! И никогда, слышите Боги, никогда не останусь с черным лисом наедине!

До общежития добралась за считанные минуты, на всех парах влетев в свою комнату. Никогда в жизни я так не злилась и не показывала этого другим. Надо мной в Южной Академии много раз подшучивали на тему неопытности, и я также краснела или убегала, но без злости. Почему же тогда сейчас я отреагировала совсем по-другому? Вроде профессор наоборот похвалил, и должна радоваться, а внутри только злость на этого лиса. Может все дело в хитром прищуре зеленых глаз и наглой улыбке? Но он и сам был увлечен не меньше меня и с жадностью целовал.

По телу прошлась истома, стоило только вспомнить ощущения, несмотря на страх испытать вновь боль. Однозначно, лис мастер соблазнения, или это просто мне не с кем сравнить? Интересно, а сколько у профессора было девушек? Бездна! Почему меня должно это интересовать?!

От злости пнула штаны, которые валялись на полу после вчерашнего поиска подходящей одежды для прогулки. Совсем забыла, что не убрала ничего обратно. Это что же получается, Фил и лис видели мой бардак? Позор!

Злясь уже на себя, начала собирать всю разбросанную одежду и складывать ее в стопку. Если бы мама увидела, в каком состоянии моя комната, то лекции о воспитании мне бы было не избежать. Она очень щепетильна в этом плане.

Когда с полом было покончено, перешла на кровать. Утром мне очень сильно хотелось пойти к Филу и поэтому не обратила внимания на бардак. Даже спальное место не стала заправлять, и теперь все перемешалось: одеяло, блузка и пара юбок.

Потянув за рукав блузы, вытаскивая ее из-под одеяла, на пол посыпалась бижутерия, которую принесла Шани.

Со вздохом присела на корточки. Я совсем забыла про артефакты. Они, лежа и поблескивая на зеленом ковре, притягивали взор, но подбирать их я не спешила. Многие мастера пытались сотворить артефакт, который бы удерживал мой дар. Была потрачена куча денег и нервов моих родителей, но каждая вещь, наделенная магией артефактора, попав мне в руки, превращалась в пепел. Очень хотелось верить, что подруга смогла создать его и среди этих украшений есть тот, который избавит меня от необходимости вечно ходить в перчатках, вот только жизнь научила меня не верить в сказки. Взяв перстень с черепом, не удивилась тому, как он весь почернел и рассыпался прямо у меня в руке. Другие последовали за ним и теперь возле меня на белом платочке, поблескивая на солнышке, лежала кучка пепла. Они все были неспособны удержать искровой разряд, моментально сгорев. Мне их не было жалко, а вот Шани расстроится. Или вдохновится новыми идеями? Вот кто не умеет унывать, так это она!

Мысли о веселой подруге помогли мне собраться с духом и закончить уборку. Даже если и есть неприятные моменты, случившиеся в новой Академии, у меня появились друзья, а это, я вам скажу, самая большая радость для меня. "А настоящий поцелуй?” — воскликнул внутренний голос, и я передернула плечами, заставляя его замолчать. Профессор Вэон старше меня (тут я задумалась) как минимум на четыреста лет и имеет клыки! Да, он красив и его звериная сущность имеет свои плюсы, но я не фанатка бегать за взрослыми мужчинами, чтобы добиться их внимания. Пускай этим занимается Фросия. Мне же остается забыть то, что произошло в кабинете и стараться избегать уединения с ним, пока его щит не восстановится. Это проблема лиса, и я не спешу участвовать в его лисьих играх. А вообще странно это, узнать, что люди тоже способны испытывать зов. Всю жизнь верить в одно, а потом осознать что все на самом деле не так, неприятно и страшно. По словам профессора, мой запах его спровоцировал, но ведь я не норт и не умею закрывать зов. И вообще как им пользоваться? И можно ли его усилить, раз он слабый?

Мысленно усмехнулась. С каких это пор, в мою голову лезут мысли, которым вообще там нет места? Я — человек! Если мне не дано по природе чего-то, то значит нечего и придумывать всякую ерунду. Зачем мне вообще нужно уметь пользоваться зовом? У людей с нортами, эльфами и драконами связи не бывает, как и детей тоже. Следовательно, все свойственные фокусы долгоживущих рас пускай и дальше принадлежат им, а я забуду о том, что узнала и продолжу жить обычной человеческой жизнью.

Вздохнув, твердо решила, что хватит с меня проблем и нужно со всем этим покончить. От декана держаться подальше — это раз, с Филом постараться стать друзьями — это два, и сказать подруге, что артефакты бесполезны — это три. Ничего не забыла? Ну и отлично!

Обведя комнату внимательным взглядом, удовлетворительно кивнула. Теперь не стыдно друзей позвать в гости. Кулек с пеплом положила на стол. Потом предъявлю его Шани, как результат неудачного эксперимента. Время поджимало и пришлось физическую подготовку начать уже в комнате: в спешке надела спортивный комплект, убрала волосы в пучок и побежала вниз.

Успела как раз вовремя, преподаватель физподготовки — льер Дорн Хар — вышел из портала, когда я встала в строй, тяжело дыша после бега.

Стояла я самая последняя, что подчеркивало не только мой маленький рост, но и хилую комплекцию. Я знала на что иду, когда поступала на факультет боевой магии и очень старалась сделать все, чтобы продержаться до конца. Но этот предмет оказался для меня самым тяжелым. Если на других нужны только знания, которые можно повысить с помощью книг, то физически мне не дано быть хотя бы в средней лиге. Всегда самая последняя и неспособная ни на что.

— Адептка Рут! — недовольный рык преподавателя раздался над всем полигоном, когда я споткнулась и растянулась на беговой дорожке, отставая ото всех на целый круг. — Вас мать разве не учила поднимать ноги выше?!

Шевелиться сил не было, а ведь это только начало! Вон, даже парни той же расы что и я почти бегут наравне со всеми, посмеиваясь надо мной.

— Учила, льер Хар, — пробубнила ему в ответ.

— Так не позорьте ее и продолжите бег, а то будете до завтра выполнять все упражнения по несколько раз.

До завтра не могу, мне еще эту самую дорожку от травы избавлять, а ее тут о-о- очень много! Пришлось встать и с кряхтением бежать дальше. Боль в коленке от ушиба об столик дала о себе знать, и закончила я упражнение как всегда самой последней, от бессилия повалившись на траву. Десять кругов это слишком много для меня! В прежней Академии их было всего три.

— Поздравляю, адептка Рут! — ко мне подошел преподаватель и поднял за "шкирку" как маленького котенка. — Вас успели убить несколько раз. Как вы намерены убежать от злодеев, если они вас обезвредят?

— Я, — сглотнула, стараясь выровнять дыхание, — обезврежу их первой, льер Хар.

Он заломил бровь, окинув меня насмешливым взглядом.

— Что-то я сомневаюсь, Рут, что вы сможете это сделать, — усмехнулся, поставив меня на ноги. — Придется с вами хорошенько поработать. Посмотрите на тех ребят.

— Он указал на парней, которые отжимались не хуже рядом расположившегося дракона. — В прошлом году они были такими же слабыми, как и вы, но теперь все иначе. Наша Академия готовит профессионалов в своем деле, так что приготовьтесь, вам придется несладко, но я добьюсь, чтобы и вы были хорошим боевым магом.

Я гулко сглотнула и сделала шаг в сторону. Когда вам такое говорит здоровый, сильный мужчина с широкими плечами и мышцами по всему телу, при этом хищно улыбаясь, действительно, ничего хорошего для себя не стоит ожидать. Тут бы дожить до конца учебного года, не говоря уже о выпуске из Академии.

— Ступайте к стене, адептка Рут. Пока не преодолеете ее, с занятия не уйдете.

Понурив плечи, потопала в указанном направлении. Когда эта самая стена оказалась у меня перед носом, совсем скисла. Мне ее в жизни не преодолеть! Целых четыре метра в высоту в ровном вертикальном положении! Это просто невозможно для меня, и от страха сделала шаг назад, уткнувшись макушкой в твердую грудь преподавателя. Подняв голову, наткнулась на проницательный взгляд.

Льер Дорн Хар был из семейства кошачьих — белоснежным ирбисом. У него были небольшие белые уши и чуть полосатый, черно-белый, длинный хвост. Короткие белые волосы торчали ежиком, а желтые глаза, казалось, следили одновременно за каждым. Устрашающий, одним словом.

— Можете приступать, — осклабился он.

Окинув еще раз взглядом стену, ужасаясь высоте и очень маленьким выступам, за которые необходимо цепляться, помотала головой, отказываясь от этой затеи.

— Я себе все кости переломаю, если упаду.

— Это упражнение очень хорошо укрепляет мышцы всего тела. До сдачи нормативов не так далеко, мисс Рут, поэтому выбирать вам. Если вы без проблем будете ее преодолевать, то остальное вам покажется пустяком.

Что ж, спорить с преподавателем не стоит. Он лучше знает, что необходимо ученику, но как же не хочется лезть на такую высоту! А как я спускаться буду?

Видимо мое топтание на одном месте надоело норту, и неожиданно он схватил меня за талию и буквально подкинул вверх, заставляя от страха взвизгнуть. Все с интересом посмотрели в нашу сторону, а я же, как клещ вцепилась в выступы, дрожа всем телом.

— Ну же, адептка, первый шаг сделан и осталось совсем немного, лезьте наверх, — издевательски сказал Хар.

— Не могу, — прохрипела в ответ.

— Почему?

— Очень высоко.

Со всех сторон послушался смех, но преподаватель командным голосом отправил всех выполнять свои упражнения, увеличив нагрузку. Правильно, не только мне одной страдать!

— Вы же маг воздуха, адептка Рут, вы не должны бояться высоты. На четвертом курсе будет левитация, и что тогда? Тоже откажитесь?

Льер продолжал говорить доводы, при которых мне следует забыть о страхе, но побороть его так и не получилось. Руки затекли, ноги перестали ощущаться, а перед глазами все поплыло. Даже дар мой затих, спрятавшись глубоко внутри. Я и сама не ожидала от себя, что боюсь высоты, и вроде до земли не так далеко, но все внутри сжалось от страха, не позволяя вдохнуть.

В результате я потеряла сознание и очнулась на руках у преподавателя.

— Адептра Рут, могу поздравить вас, вы уже на первом занятии побили рекорд по слабости. Вы уверены, что хотите стать боевым магом, а не домохозяйкой? Два метра, адептка, два!

Я прикрыла глаза, чтобы не видеть желтых глаз норта. Нет, он не кричал и сказал все это спокойно, но от этого еще хуже.

— Простите, — прошептала, сжавшись в комочек на руках льера.

— Как вы себя чувствуйте? — вздохнув, спросил он, даже не собираясь меня опускать.

— Голова кружится, — не стала врать.

— Была бы моя воля, отправил бы вас домой. Такой хрупкой девушке нечего делать на боевом факультете.

Мне было неприятно это слышать, ведь с самого детства мечтала стать именно боевым магом. Может физически я и слаба, но дух мой крепок. Я заставлю себя побороть страх и преодолею эту стену, вот только руки перестанут дрожать, и ноги и все тело полностью…

Преподаватель развернулся в сторону Академии и пошел вперед, неся меня на своих руках. Хотелось попросить его опустить меня, но чувствовала я себя действительно нехорошо, а горячее тело, к которому меня прижимали, так приятно грело, что решила помедлить с просьбой. Нас провожали удивленными взглядами, бессовестно громко говоря, что я это специально, чтобы меня на руках поносил такой мужчина. Стоило ли говорить, что голос принадлежал Фросии?


Глава 9


После выкрика драконицы я задергалась на руках норта и тихо попросила его поставить меня на ноги. Спорить он не стал, и я тут же оказалась в вертикальном положении на своих двоих, но не успела сделать и шага, как меня повело в сторону.

— Так, тут явно не боязнь высоты, Рут, — серьезно проговорил льер Хар, опять взяв меня на руки, — у вас только голова кружится?

— Вроде да, — ответила ему, прислушавшись к себе.

Он заглянул мне в глаза, нахмурил брови, и больше не сказав ни слова, открыл портал и шагнул в него. От неожиданности я зажмурилась. Мне еще ни разу не доводилось перемещаться таким образом. Только маги с первым уровнем потока способны открывать на небольшие расстояния магические двери, чтобы быстро оказаться в нужном месте. Но даже они пользуются ими редко, ведь очень энергозатратное это дело. Нам же, слабеньким магам, приходится пользоваться стационарными порталами или передвигаться своим ходом.

Не успела я испугаться, как уже через секунду мой нос учуял запах травяных отваров.

— О-у, Дорн, какими судьбами?

За столом возле широкого окна сидел эльф в белом балахоне. Его золотые волосы, распущенные и ниспадающие на плечи, отражали солнечный свет, и казалось, что вся голова мужчины светится.

— Доброго дня, Морис, — поприветствовал его мой носильщик, — принес тебе работу.

Целитель, а это был именно он, внимательно и с любопытством посмотрел на меня и махнул рукой в сторону белой кушетки. Льер Хар очень аккуратно положи меня на нее и сел рядом на стул, повернув его спинкой вперед. Его полосатый хвост вилял из стороны в сторону как змея, живя своей жизнью. Я бы и дальше им любовалось, но эльф попросил лечь прямо, вытянув руки вдоль туловища.

— На что жалуемся? Упали? Ушиб? — обвел он меня взглядом, делая выводы моего присутствия здесь по внешнему виду.

— Упала в обморок, — ответил за меня норт, — причина — боязнь высоты, но осмотри ее всю.

Эльф кивнул, даже не став спрашивать, почему льер Хар попросил его об этом, и приступил к осмотру. Я напряглась, когда голубоватое свечение окутало меня словно кокон, ощущаясь небольшим покалыванием по всему телу. Глаза целителя вспыхнули белым светом, и он начал медленно водить надо мной руками. Прошло всего пять минут, когда его ладонь зависла над моей головой, и на лице мужчины отразилось удивление.

— Головокружение присутствует, но совсем не из-за страха высоты, — сказал эльф, повернувшись к норту.

— Причина?

— Все органы здоровы и тут можно даже позавидовать, — с малым восхищением ответил он и повернулся обратно ко мне. — У вас, милая леди, организм работает как часы, и ломаться просто нечему.

— Тогда почему головокружение? — не отставал от эльфа преподаватель.

— Если бы я знал, — еще раз проведя руками над моим телом, ответил ему Морис.

В кабинете целителя повисла тишина. Эльф и норт прожигали меня задумчивыми взглядами, отчего я поежилась и устремила свой взор в белый потолок, чтобы не видеть их.

Вот куда не плюнь, здесь везде присутствовал этот цвет. Потолок, стены, мраморный пол и даже мебель: все было белоснежно-белым. И как целители с ума еще не сошли, находясь в такой обстановке? Мы с преподавателем в синих спортивных костюмах были как два ярких пятна в этой чистоте и невинности. Если бы я была целителем, то не смогла бы работать в таких условиях все равно.

— Странно все это, — первым отмер эльф, — головокружение есть, но оно не связано с физической оболочкой.

— Ничего не понял, — потер переносицу льер, нахмурив брови. — Такое вообще бывает?

— Бывает, но не в нашем случае, — задумчиво проговорил целитель и убрал свою магию. — Адептка?

— Рут, — опять ответил за меня льер Хар.

— У вас раньше подобное было?

— Нет, — уверенно ответила ему.

Целитель кивнул, принимая ответ, и подошел к столу.

— Я оставлю вас в целительном крыле на ночь, мисс Рут, для наблюдения. В вашем состоянии все рано никуда не уйдешь.

Он достал из нижнего ящика стола тоненькую папку и стал что-то записывать на вложенном в нее листке бумаги. Я села, прикрыв глаза из-за ощущения головокружения. Мне даже немного стало страшно от того, что целитель не знает причину моего недомогания.

— Вот и все, — закончил он писать, — пройдемте, мисс Рут.

Льер Хар помог мне встать, и мы втроем вышли в длинный коридор целительного крыла, где я вздохнула с облегчением. Хотя бы он имел обычный вид отделки и не раздражал своей белизной.

Всю дорогу до комнаты, где мне предстояло провести ночь, норт придерживал меня за плечи. Если бы не он, то я бы давно встретилась со стенкой, а потом и с полом. Что происходит с моей головой и откуда взялось это головокружение, не знаю. Было ощущение, что я бежала и со всего размаху врезалась головой в стену и теперь не могу собрать глаза в кучу. Со мной, действительно, такого раньше не было. Может просто переволновалась после вчерашнего? Посплю, и все пройдет?

— Прошу сюда, — эльф открыл дверь комнаты, до которой мы дошли, и жестом пригласил зайти внутрь.

Я сморщила нос, увидев интерьер. Угадаете, какой цвет ее украшал? Правильно, белый. И даже пижаму мне дали в руки легко сливающуюся с обстановкой. Кажись, брось ее на пол и все, искать придется только на ощупь.

— Ужин вам принесут. Ложитесь и отдыхайте, мисс Рут. Если станет хуже, на тумбочке лежит камень связи.

Дорн Хар помог дойти до кровати, и затем мужчины покинули меня, оставив одну в этой белой коробке с одним небольшим окном посередине. Мне сразу же стало одиноко и страшно. Абсолютная тишина пугала, и чтобы себя не накручивать еще больше, быстро переоделась в пижаму и забралась под одеяло. Перчатки не стала снимать. Ко мне могут прийти и лучше быть готовой ко всему. Покалечить еще кого- нибудь искровым разрядом не хотелось.

Время здесь шло очень медленно. И вот даже не знаю, радоваться мне или огорчаться по поводу своего пребывания здесь. С одной стороны высплюсь и не пойду на отработку наказания, но с другой, я не вольна в своих действиях. Пока не скажут, что я здорова, не выпустят. Скучно!

Повалявшись еще немного, все же уснула и проспала до самого вечера.

Разбудила меня Шани, настойчиво тряся за плечо.

— Лея, как же так?! Что с тобой случилось? — ее взволнованный голос окончательно вывел меня из мира снов.

— Это все на нервной почве, — зевнув, ответила ей.

— Ну а сейчас? Как ты чувствуешь себя сейчас?

Я села, отмечая, что все еще ощущаю головокружение. Во всем теле чувствовалась слабость, поэтому легла обратно, тяжело вздохнув.

— Также, как и днем.

Подруга погладила меня по руке.

— Ничего, за ночь все пройдет. Я уверена, что главный целитель найдет причину и поможет тебе.

Поддержка Шани мне была приятна, а когда в комнату ввалились еще и Фил с Дионом, принеся ужин, мое настроение поползло вверх, несмотря на плохое самочувствие. Парни тоже поспрашивали о том, что случились. Эльф, выслушав, не поверил, что головокружение не связано ни с чем и тоже провел осмотр, в результате подтвердив слова Мориса. Друзья были озадачены не меньше преподавателя физподготовки и целителя. Пришлось их заверить, что утром все пройдет. Чувствовать еще и их задумчивые взгляды на себе я не вынесу.

Весь вечер мы разговаривали на разные темы, обходя случившееся вчера и сегодня, а когда пришел Морис, моим друзьям пришлось уйти, пообещав вернуться утром до занятий. Целитель еще раз провел осмотр и записал новые данные в ту папку, которую завел сегодня днем. Как потом стало ясно, это моя история болезни, которой как таковой и нет.

Несмотря на то, что я весь день проспала, мое состояние ухудшилось, и причина до сих пор не найдена. Целитель ушел от меня еще больше озадаченным и обеспокоенным. После такого уснуть я не могла очень долго, и помощник Мориса принес мне снотворное.

Мне снился страшный сон, где мне приходилось пробираться через кусты с длинными шипами, которые царапали мне кожу. Боль и страх не отпускали меня, но мне было необходимо попасть на другую сторону поляны, которую насаждали эти непроходимые заросли. Зачем, не знаю, но гонимое чувство буквально само тащило вперед.

Когда оставалось совсем чуть-чуть, и уже был виден просвет, что-то тяжелое упало на меня, и я проснулась, не понимая, что происходит.

Хриплый стон и знакомый запах осеннего утра и лесной хвои помогли узнать виновника, я и быстро зажгла магические светильники щелчком пальцев, сбрасывая лиса с себя. Это, оказалось, трудно сделать, ведь профессор весил прилично и мне такой хрупкой девушке, как недавно подметил льер Хар, не справиться одной, но где наше не пропадало? Пыхтя, все же сбросила на вторую половину койки лиса и перевела дух, придерживая несостоявшегося убийцу за куртку, чтобы он не свалился полностью с кровати. И как он тут оказался? Порталом? И почему в полуживом состоянии?

Пришлось еще немного попотеть и положить профессора Вэона нормально, разделив с ним постель. Сейчас мне не казалось это неприличным или даже смешным. Лис ужасно выглядел. Бледная кожа, синяки под глазами и испарины пота на лбу — говорили об этом. И куда его занесло, что теперь имеет такой вид?

Закончив манипуляции по расположению лиса, поняла, что не в силах дотянуться до камня связи и вызвать целителя. Во всем теле образовалась слабость, и глаза закрылись сами. Как это не вовремя!

Просыпаться совсем не хотелось. Было так хорошо и спокойно на душе, что пыталась обратно ухватиться за приятные сновидения и продолжить их просмотр. Я хорошо понимала, что необходимо встать и начать собираться на занятия, но ведь будильник еще не прозвенел?

Обняв подушку, которая оказалось больше чем обычно и почему-то двигающаяся вверх-вниз, потерлась щекой, почувствовав приятное ощущение дремы. Мысли медленно плыли в голове, не связанно между собой, и вот уже настал тот момент, когда проваливаешься в сон, подушка настойчиво зашевелилась, а вместе с ней и мысли в моей голове, формируясь в воспоминания вчерашнего дня и ночи.

Калейдоскоп событий так стремительно промчался, что сон слетел мигом.

Резко распахнув глаза, поняла, что это вовсе не подушка, а грудь декана. Стыд-то какой! Хорошо, что он еще спит. Медленно, чтобы не разбудить лиса, подняла голову и оценила обстановку полностью. Везение явно сегодня не на моей стороне. Руки Элендина обнимали меня за талию, а хвост спокойно так лежал на моем бедре, виляя белым кончиком. Интересно, что ему снится? Так, Лея, не о том думаешь! Из таких пут выбраться очень сложно, но необходимо. Что если сейчас зайдет целитель и увидит нас на одной кровати, да еще и в обнимку? Однозначно, необходимо выбираться и вызвать самой целителя, чтобы сообщить о норте.

Стараясь не думать о причинах появления здесь лиса, первым делом скинула левую руку декана, на которой я еще и лежала, на кровать и аккуратно села, не зная как быть с хвостом. Теперь это меховое чудо лежало у меня на коленях. Он очень большой и пушистый и без помощи хозяина скорей всего еще и тяжелый. Тут уже можно удивляться, как еще не разбудила лиса, но что прикажете делать дальше? Я даже не знаю, с какой стороны его взять, так, чтобы не тревожить сильно. Бездна! Соберись, Лея! Сейчас решается твоя репутация и необходимо сохранить ее в прилежном виде.

Вдохнув и выдохнув для храбрости, обхватила хвост руками как ребенка и замерла. Боги, он и вправду тяжелый! Как профессор с таким живет-то? Но если не думать об этом, то ради такой шерсти стоит его иметь.

На мгновение забывшись, зарылась лицом в хвост и улыбнулась, наслаждаясь мягкость и пушистостью этой части тело профессора. Как бы я хотела каждый день вот так в него зарываться и не отпускать! Но судьба сама решила за меня.

Я совсем забыла, что если профессор спит, то он не может поставить щит, а значит хвост в беде, как и его хозяин. Лицо-то я ничем не закрываю, а зарывшись им в шерсть, дала искровому разряду волю. Каждый волосок хвоста приподнялся, искрясь белыми ломаными линиями, и в ту же секунду профессор свалился с кровати, кувыркнулся и вскочил на ноги.

Несколько секунд мы недоуменно смотрели друг на друга в полной тишине. Разряд гулял вдоль тела норта и уже не только хвост, но и волосы с ушами могли похвастаться искрами. Хорошо, что лицо не пропускает такой мощный разряд как руки, а то повторилась бы ситуация с Филом.

Смотрелся декан смешно, но не в данной ситуации. Сейчас мне назначат еще одно наказание за причинение вреда профессору, и будет оно куда страшнее тех, что уже имела и имею.

— Адептка Рут? — удивленно спросил лис сиплым ото сна голосом. — Что вы тут делаете?

Хотелось и его спросить об этом, ведь по сравнению с ним я нахожусь здесь официально, когда он просто вывалился из портала, не оповестив никого о своем присутствии.

— Сплю, — только и вырвалось у меня.

Лис окинул меня взглядом, от которого захотелось прикрыться, и удивился почему- то еще больше.

— Почему вы в целительном крыле? Что случилось?

— На физподготовке упала в обморок. Оказывается, я боюсь высоты, профессор, — проговорила на одном дыхании.

Глаза Вэона засветились, и весь искровой разряд, которые его атаковал, прекратил свое существование, возвращая волосам и шерсти надлежащий вид. Он оправил куртку и пригладил для уверенности волосы, сбросив немного потрепанную косу за ночь за спину.

— И вы спали на этой кровати? — улыбнулся он, поняв, что мы провели эту ночь вместе.

Мои щеки и даже шею охватил жар, вспомнив, как проснулась у него на груди.

— Совершенно верно, — кивнула, стараясь придать уверенность голосу.

Лис улыбнулся шире, но его взгляд был серьезным. Хотелось спрятаться под одеялом и обождать под ним, пока декан не уйдет, но он даже и не собирался покинуть белую комнату. Вот почему мне так везет попадать в нелепые ситуации?

— Что ж, тогда мне необходимо извиниться за свое поведение, еще раз, — проговорил он, наклонив голову набок. — Я думал, что здесь никого не будет и переместился, чтобы отлежаться. Надеюсь, я вам несильно помешал?

Я отрицательно покачала головой, удивившись сказанному.

— Вот и отлично. Выздоравливайте, адептка Рут.

Еще раз улыбнувшись мне и сверкнув глазами, профессор развернулся и пошел на выход. Мне этого было мало. Очень хотелось узнать, что с ним случилось, поэтому набравшись смелости, остановила его, когда он уже почти закрыл дверь.

— Профессор!

— М?

— Что с вами произошло? Вы плохо выглядели, когда оказались тут.

— А вы уверены, Рут, что хотите это знать? — проговорил он строго, отчего передернула плечами.

— Больше да, чем нет, — решила идти до конца.

— Тогда у меня встречный вопрос. Почему вы сразу не вызвали целителя и спали со мной всю ночь на одной кровати?

— Я… — Лис приподнял одну бровь, усмехнувшись моей заминке, и это окончательно меня смутило, отчего так и не получилось сказать ему, что была не в состоянии это сделать.

— Ответите мне на этот вопрос, и так уж и быть, отвечу на ваш, мисс Рут, — подмигнул он мне и закрыл дверь.

Найти слова, чтобы описать поступок лиса, я не смогла даже через некоторое время, придя в себя после случившегося. Было такое ощущение, что не он на меня свалился посреди ночи, а я тайком забралась к нему в постель, дабы насладиться близостью.

Почему мне не хватило смелости все ему высказать и потребовать, например, снять с меня отработку наказания, ведь виноват он, оказавшись в постели девушки? Эх, Лея, упустила такую возможность! Но и тут нужно не спешить с обвинениями. Я ударила его разрядом, и спала у него на груди. Он с легкостью мог парировать мне в ответ, и тогда осталась бы виноватой я, а тут вроде он извинился. Вот же, как бывает! Но скрывать не буду, я даже получила толику счастья, обняв хвост декана. Еще совсем недавно об этом даже и мечтать не могла, а тут получите и распишитесь.

Целитель пришел через десять минут и застал меня сидя на кровати с улыбкой на губах. Эта ночь и утро имели свои плюсы и минусы, но почему-то именно с хорошей стороны они запомнились. Вроде ничего необычного, но на душе было хорошо и легко, и, видя мой позитивный настрой, Морис отпустил меня на занятия, отнеся головокружение к симптому перенапряжения.

Новая Академия и окружение, где одни аристократы, давят на меня, поэтому возможны психические расстройства, которые могут влиять на мое состояние. Конечно, со временем я привыкну, но пока что придется быть осторожней и не подвергать свой организм таким нагрузкам, что даже головокружение на нервной почве появилось.

Ответом целителя я была довольна, несмотря на то, что именно появление лиса способствовало моему улучшению. Говорить Морису о норте не стала. Было страшно признаться, как я провела ночь. Что обо мне подумают, ведь мало того, что он профессор, так еще и старше меня? Нет, если бы все было официально, и он бы мне предложил встречаться, то это был бы другой разговор. А тут, вывалился из портала не удосужившись взять чуть левее или вообще выбрать другую комнату. И часто он так делает? Эх, жалко, что уснула так быстро. Вдруг повезло бы, и целители рассказали бы, что случилось с деканом, и почему он был в таком состоянии, если бы сообщила о его присутствии. Но что получилось, то получилось.

Вышла я из целительного крыла все также улыбаясь. Солнышко светит, птички поют, и казалось весь мир радуется вместе со мной, пока на горизонте не показалась Фросия, которая шла в мою сторону. Все веселье сошло на нет, осознав, что вокруг ни души, а драконица явно решила выяснить отношения, сжав кулаки.

— А я ведь тебя предупреждала, Рут, — прорычала она, как только между нами осталось два шага. — Думала, я не узнаю, что ты была с ним?

В ее голосе было столько яда, что казалось она сейчас начнет им плеваться. Медленно сделала шаг в сторону, но Фросия повторила за мной, перегораживая путь.

— О чем ты? — решила прикинуться простушкой.

— Я только что встретилась с деканом, и на нем был твой запах! Тебе было велено держаться от него как можно дальше, — гневно воскликнула она.

Преодолев последнее расстояние между нами, драконица вцепилась мне в волосы, больно потянув на себя. Вот почему всегда в драках первым делом страдают они? Но подумать на эту тему я не успела. Фросия резко отдернула руку, вскрикнув. Да, милая, не стоит лезть к врагу, не узнав его полностью.

Наблюдать, как зеленоволосая гадюка корчится от боли, было для меня бальзамом на душу, но она быстро пришла в себя и с гневом в глазах и сжатыми кулаками стремительно пошла на меня. Я не трус, но я боюсь, поэтому стартовав с низкого старта, побежала в сторону парка, надеясь спрятаться среди деревьев и кустов. Спортивная форма сейчас была в самый раз, и способствовала быстрому бегу, вот только жаль, что я сама не владею теми навыками, что и драконица. Она с легкостью догнала меня у первого дерева парка и повалила на траву, больно ударив в спину.

— Ты жалкая человечка, Рут, и смирись с этим, — с превосходством проговорила она и пнула ногой в живот. — Но именно это меня и раздражает! — последовал еще один удар. — Что в тебе такого, что он обратил на тебя внимание?!

Фросия подняла ногу, и уже хотела ударить меня по лицу, как замерла на месте, испуганно смотря куда-то в сторону. Я тоже взглянула туда, скорчившись от боли в животе.

— Надеюсь, я вам не помешал?

Возле дерева, облокотившись на него плечом, стоял мужчина с длинными белыми волосами, забранными в высокий хвост. То, что это был не человек, было видно сразу. Слишком правильные черты лица и небольшие клыки относили его к драконам. Он стоял и улыбался краешками губ, скрестив руки на груди. Темная кожаная куртка с кучей карманов, и темные штаны, заправленные в высокие сапоги, говорили о том, что он пришлый. Как он тут оказался?

— Нет, — тихо и хрипло ответила ему Фросия.

Мужчина хмыкнул и перевел взгляд на меня. Глаза у него не светились и были обычного голубого цвета, но это еще не значит, что перед нами обычный маг. Что- то было в нем не так.

— Вы правильно подметили, уважаемая. Эта девушка — человек, — обратился он к драконице, — она слабее вас по природе, и шанса просто-напросто убежать от вас у нее нет.

— Она заслужила это, — прорычала она, но как-то слабо.

— Никогда еще не видел, чтобы род изумрудных драконов снисходил до избиения людей, — наигранно удивился он.

По Фросии было видно, что стоящий перед ней мужчина ее пугает. То ли род белых драконов так на нее действовал, то ли непонятная аура. Мне, лежащей на траве, было не до конца понятно.

— Есть причины.

— Дайте угадаю, — дракон отлепился от дерева, подошел к Фросии и насмешливо заглянул ей в глаза, — парня не поделили?

Она под натиском мужчины сжалась, но не отступила. На меня вообще перестали обращать внимания, поэтому отползла в сторону и встала с помощью другого дерева. Живот болел и скорей всего будет синяк. Опять к целителю идти? А что мне ему сказать, откуда взялась у меня эта травма?

— Декана, — уж совсем разоткровенничалась Фросия.

Дракон усмехнулся:

— Бедный Вэон, — покачал он головой и опять взглянул на меня. — Ее, — он кивнул на Фросию, — я еще могу понять, но вы, мисс? Как человеку бессмысленно бегать за нортом. С человеком у вас будет намного больше счастья, поверьте мне.

— Я и не бегаю и хорошо это понимаю, — ответила ему, стараясь меньше тревожить живот, — профессор сам оказывается рядом. Просто совпадение.

— Ну вот видите, — повернулся он обратно к Фросии. — Эта девушка не виновата и не заслуживает того, что вы хотели с ней сделать, — подвел итоги мужчина.

— Но она была с ним, — чуть ли не проскулила она, ткнув в меня пальцем.

— Скорей он с ней, — строго проговорил он, и драконица еще больше сжалась.

— Это еще не конец, Рут, — тихо сказала она и развернулась, чтобы уйти почти бегом.

Я перевела дух и съехала вниз по стволу дерева. На этот раз мне удалось избежать страшных последствий. Боль от удара я могу стерпеть и удержать искровой разряд внутри, но если бы было что-то серьезное, то мы бы вместе с драконицей попали в целительное крыло, а там бы не обошлось без разбирательств.

— С вами все в порядке? — напротив меня на корточки присел дракон, с беспокойством взглянув мне в глаза.

— Да. Не в первый раз, — отмахнулась, из-за чего мужчина улыбнулся.

— Вам бы потренироваться в беге, мисс…

— Рут, Лея Рут.

— Ларне Даурд. Приятно познакомиться с очаровательной девушкой.

— Взаимно.

Ларне подмигнул мне и протянул руку, встав на ноги:

— Не стоит сидеть на земле, погода уже не может похвастаться теплыми деньками.

Я согласно кивнула, чувствуя, что мое мягкое место действительно замерзло, и хотела уже схватиться за предложенную руку, как мелкие искры засверкали через перчатку против моей воли. Дракон среагировал сразу же и убрал руку, но факт оставался фактом, мои предположения насчет этого мага были верны. Что-то было в нем не так. Мой дар никогда не реагировал на магию таким образом. Откуда же ты, Ларне?

— Позвольте узнать у вас Лея, что это было?

Он посмотрел на свою руку, а потом перевел взгляд на меня. Я гулко сглотнула, увидев, что его глаза стали черными, скрыв полностью привычную синеву.

— Мой дар, — хрипло ответила ему, не отводя взгляда, — а вы… вы маг смерти?

Ларне открыл рот, чтобы поведать мне о своей магии, но внезапно замер, к чему-то прислушиваясь.

— Простите, Лея, но мне нужно вас покинуть. Хозяйка вызывает, — после минутного молчания проговорил дракон и исчез.

Я в шоке смотрела на то место, где только что был мужчина. Как такое возможно? Не порталом ушел, а просто исчез! Так, Лея, похоже ты недостаточно отдохнула. Или Фросия все же ударила меня по голове, вот и мерещатся белые драконы с магией смерти? Но ведь драконица из-за него сбежала, значит не показалось. Вот стоило спокойную жизнь в Южной Академии променять на эту, где не день, а потрясение?

Постояв еще немного, чтобы прийти в себя и перетерпеть боль в животе, пошла в сторону общежития. Весь путь я провела в своих мыслях, поэтому как добралась до своей комнаты, не помню. Накопилось столько вопросов, что голова начала трещать от них. Я никогда за свою жизнь так не жаждала узнать ответов на то, что происходит вокруг меня, как сейчас. Случилось и случилось, неважно из-за чего и почему. Но тут, в этой Академии все изменилось. Мало того, что каждый день что- то происходит, так и не могу выкинуть из головы мысли, которым там нет места. Да! Я хочу знать, что произошло с профессором Вэоном, но его зеленый взгляд и лукавая улыбка буквально делают меня немой. А еще этот дракон! Откуда он взялся и что значат его слова о хозяйке?

Помотала головой, выгоняя мысли. Так не пойдет, Лея! Может прислушаться к словам лиса и не пытаться выяснить все это? Вдруг правда будет мне не по душе? Пускай все идет своим чередом, а там уже будет видно?

Душ помог мне расслабиться, вот только вид волос еще заставлял морщить нос. Наверное, после такого, синий цвет станет моим самым нелюбимым. Еще как минимум три раза мне придется мыть их растворителем.

Чтобы они хоть как-то смотрелись и не пугали, а тем более смешили других адептов и учителей, опять убрала их в пучок, воткнув в него крест-накрест две палочки, украшенные бисером. Не шедевр, но зато не виден натуральный цвет моих волос. Настроение после встречи с Фросией улучшилось, и я отправилась на завтрак в надежде встретиться с друзьями.

Время сильно поджимало, поэтому в столовой уже никого не было. Пришлось быстро запихнуть в себя булку и влить травяной отвар, чтобы успеть на занятия. Сегодня последний день перед выходными и можно будет немного расслабиться, вот только главное пережить его. После столь щедрой недели на происшествия, не удивлюсь еще одной неприятности или нелепой ситуации.

Но накручивала я себя зря. День прошел тихо и спокойно. Никаких тебе дракониц, нортов и косых взглядов. Две лекции по созиданию плотности магии с профессором Тьюли прошли увлекательно и быстро. Мне конечно еще не удается придать большую плотность воздуху, но приложу все усилия, чтобы стать хорошим магом, тем более я только на втором курсе.

У друзей тоже было всего две лекции, и после них мы вчетвером пошли на обед. Фил привычно обнял меня за талию, а затем и сел за стол рядом со мной. Мне было приятна его забота и ласка, но что-то уже было не так. Меня больше не тянуло к дракону, мне просто было хорошо с ним, но как с другом. Картинки в голову, где он меня целует, больше не лезли, а мурашки не бегали вдоль спины от его голоса. Неужели, ударив его разрядом, и внутренняя борьба со своими чувствами, так резко поменяли мое отношение к нему? Я помню, что только вчера убивалась по поводу необходимости закончить наши отношения, как уже сегодня чувствую к дракону только симпатию. Что-то странное творилось у меня на душе, но определение этому явлению не могла придумать.

— Что будем делать на выходных? — жизнерадостно спросила Шани, утаскивая лист салата вилкой из тарелки Диона и отвлекая меня от раздумий.

— Может, сходим в театр? — подал идею эльф, умело отвоевав малую часть своего обеда.

— Тут есть театр? — удивилась я.

— Да еще какой, — ответила подруга, наблюдая, как этот листик салата эльф отправляет себе в рот.

— Хорошая мысль, кстати, — обнял меня еще крепче Фил, мешая отрезать кусочек от котлеты. А ведь совсем недавно мне было наоборот приятно, что он меня обнимает. — Я могу купить билеты, и потом встретимся с вами на главной площади возле фонтана.

Дион с Шани дружно закивали, а я поняла, что мой план по расставанию откладывается до воскресенья. Может оно и к лучшему? Необходимо еще продумать и представить как все это будет. Мне еще ни разу не доводилось рвать отношения. Как бы после этого совсем не перестать общаться с Филом.

Закончив с обедом, отправились в парк погреться на солнышке, пока это было еще возможно. Дракон не отпускал меня всю дорогу, даже тогда, когда в холле столкнулись с профессором Вэоном.

Сразу захотелось вырваться из объятий Фила и отойти на пару шагов, как только встретилась с лисом взглядом. Но идущий рядом парень прижал еще крепче, заставляя меня опустить голову, чтобы не видеть профессора. Боги, и что со мной происходит? Почему мне неловко и хочется извиниться за наше поведение?

— Что с тобой, Лея? — спросил Фил, когда мы вышли на улицу, миновав застывшего на месте декана.

— Ты о чем?

— Ты вся дрожишь. Как ты себя чувствуешь?

— Все хорошо, — мысленно выдохнула, — просто дар шалит, не мог бы ты меня отпустить? Боюсь ударить тебя.

Дракон на секунду замер, но без вопросов убрал свою руку с моей талии и просто пошел рядом. Мне сразу же стало легче дышать. Если так и дальше пойдет, то завтра меня ждет трудный день, ведь проведу его рядом с Филом. Мои же чувства играют со мной в жестокую игру.

В парке было людно. После обеда многим захотелось полежать на травке, поэтому место, где бы мы могли насладиться солнечными лучами, сразу найти не удалось. Как же я скучаю по морю. В моих родных краях зимы как таковой нет и не нужно укутывать себя в кокон из одежды и можно постоянно наслаждаться теплыми лучами. Но ничего, будут каникулы, и я отправлюсь домой к маме и папе. Расскажу им об учебе, друзьях, а с сестрой поделюсь своим секретом о поцелуе.

Наконец примостившись на лужайке, подложив под головы сумки с учебниками, мы вчетвером лежали и смотрели в небо, где медленно плыли облака непохожие друг на друга. В такие моменты понимаешь, что тебе совсем ничего не нужно, а только лежать и смотреть, как белые корабли проплывают над тобой. Заботы? Проблемы? Подождут! Сейчас куда интересней понять, на что похоже вон то облако, и поделиться с друзьями своей фантазией. Да, такими моментами необходимо дорожить, особенно когда у тебя их и не было.

Мы пробыли в парке до самого ужина, насмеявшись над шутками Диона и наслушавшись историй про полеты драконов от Фила.

— Интересно, каково это быть другим существом? — задумчиво проговорила Шани, когда мы вышли из столовой после ужина и направились в сторону общежития. Ребята решили нас проводить.

— Ничего не меняется. Только восприятие мира, поскольку становишься больше, — ответил ей Фил.

— А полеты? Вот ты ходишь по земле, а уже через минуту можешь взлететь в небо. Это же так прекрасно иметь такую возможность.

— Ты хочешь полетать? — с улыбкой спросил у подруги Дион.

— Я летала на драконах, — показала ему язык Шани, — я говорю про то, каково это самому чувствовать, что ты можешь взлететь.

— Мы не разделяем эти чувства, — пожал плечами Фил, — мы можем принимать вторую ипостась уже в возрасте четырех лет. Может, тогда и были какие-то ощущения необычности, но со временем это смазывается, и ты не различаешь разницу между обликами, как и ходьбой по земле или полетом в небе.

— Все равно не понимаю.

— Проси Богов, чтобы в следующей жизни тебя сделали драконом, — рассмеялся эльф и приобнял девушку за плечи.

— Дурак! Как я это попрошу? — насупилась подруга. — Если верить словам магов смерти, что душа всегда имеет один облик, то и в другой жизни я буду человеком.

— Маги смерти, да откуда они сами могут знать об этом? Если они могут управлять тьмой, то это еще не значит, что знают о жизни за гранью, — щелкнул ее по носу Дион.

Мы дошли до женского общежития, и я вздохнула:

— А я вообще не летала на драконах.

— Ты шутишь? — удивилась Шани, перестав эльфа дергать за косу.

— Нет, — помотала головой, — не было в этом необходимости, да и дорого берут, — усмехнулась над невозмутимом видом Фила.

— Что правда, то правда, — согласно закивала подруга и подхватила меня под локоть, ускользая от цепкого захвата эльфа. — Спасибо, мальчики, что проводили. Так завтра идем в театр?

— Да, буду ждать вас в центре города в три часа дня, — проговорил дракон.

Он хотел меня обнять, но Шани его опередила и быстро утащила меня за дверь, пожелав всем приятного вечера и доброй ночи. Я ей была даже благодарна. Не хотелось опять ощутить чувство неприязни к Филу.

— Чем собираешься заняться? — спросила подруга, когда необходимо было идти в разные стороны на нашем этаже.

— Нужно написать парочку рефератов, чтобы на выходных не мучиться с ними. Я уже сходила в библиотеку и взяла необходимые книги. — Похлопала по сумке, которая после посещения зала знаний прилично оттягивала мне плечо.

— Скучно, — вздохнула она, — уверена, что хочешь сейчас этим заняться?

— Уверена, — улыбнулась ей.

Но не столько уроками, сколько просто побыть одной в своей комнате. Это говорить подруге не стала, а то начнется опрос: "Почему?".

— Ну тогда до завтра, — Шани махнула рукой на прощание и пошла в свое крыло.

До комнаты не то что дошла, а добежала. Наконец-то я добралась до своей берлоги и могу немного расслабиться. Перчатки долой, прическу долой и форму тоже! Где мои любимые мягкие штанишки и футболка? Так-то лучше!

Упав на кровать после избавления надоедливых вещей, потянулась и позвала своего проводника. Майли появился сразу же, радостно упав на спинку в надежде, что его погладят по животику. Люблю я этого магического зверька не только за его работу, но и за то, что он такой милый и всегда меня выслушает и поддержит.

— Ну что, дружище, — взяла его на руки, — вот и прошла неделя в новой Академии, и произошло столько всего и хорошего и плохого.

Майли понимающе закивал, смотря мне прямо в глаза. Он хорошо чувствовал мои эмоции и единственный, кто понимал как мне тяжело или радостно на душе. Устроившись у меня на груди, подложив лапки под челюсть, приготовился слушать, параллельно избавляя меня от излишка магии.

Я легла полностью на кровать и закинула руки за голову, устремив взгляд в потолок. В голове была каша и с чего начать даже не знала. Но самая яркая и нежелающая уходить мысль почему-то была о профессоре Вэоне. Это утро изменило что-то во мне, из-за чего теперь этот лис поселился в моей голове. Куда же подевался страх, который я испытывала в начале по непонятным мне причинам? Глаза и клыки больше не наводят ужас, а наоборот интересуют. Может я зациклилась на нем потому, что он единственный, кто смог ко мне прикоснуться? Но мне плохо помнятся те ощущения, которые я испытывала в кабинете декана, и причина тому — применение зова. Нет, чувства я помню, но вот ощущения прикосновений рук или тех же губ…

Вдоль тела пробежала волна жара, заставляя меня покраснеть от своих же мыслей. Этот зеленоглазый лис заставляет меня смущаться, даже находясь в совсем другом месте. Вот если бы он был моего возраста, то не было бы этих ощущений. А так я понимаю, что он взрослый мужчина и просто смеется над неопытной девушкой. Да и вообще, почему я о нем думаю? Он мой декан, профессор и поэтому должна относиться к нему только как к учителю. Не хочу быть в рядах его поклонниц. Подумаешь красивый, обаятельный и обладатель приятного голоса, а также шикарного хвоста…хвост…такой пушистый хвост, мягкий и манящий, так и хочется запустить в него пальчики…Бездна!

Соскочив с кровати, забыв про Майли, зарычала не хуже профессора. Да что же это такое?! Неужели я влюбилась в хвост декана? Бред! Или? Нет, однозначно нет. Тут просто действует принцип — "почувствовала, попробовала и хочу еще". Чувств тут не может быть никаких. Вот Майли тоже пушистый!

Посмотрела вниз на зверька, который зло бегал вокруг меня и пищал от возмущения. Взяв его на руки, взглянула в черные глазки-бусинки. Зверек недовольно пошевелил носиком и отвернулся.

— Прости, дружище, — поцеловала его в маленький лобик и почесала за ухом, — ты у меня самый лучший, и не нужны нам там всякие лисы со своими хвостами. Ты у меня тоже мягкий и пушистый и не боишься моего дара.

Майли повел маленькими ушками и повернул головку обратно, наклонив ее на бок. Я грустно усмехнулась. Профессор также мило выглядит, как и Майли, и тоже также наклоняет голову, когда слушает. Во всем вижу этого лиса! И что мне делать с этими мыслями? В декана я не влюблена, есть только желания опять потрогать его хвост, но откуда берутся сравнения? И желания в целом?

Это все утро! Или ночь? Вот надо было ему вывалиться из портала прямо на меня? Проснулась бы одна и не думала бы сейчас о хитром лисе и его тайне. А ведь рядом с ним мне было так спокойно на душе. Даже с Филом я не чувствую себя настолько уверенно. Но все портит хитрый взгляд и лукавая улыбка! У-у-у, ненавижу!

Посадив Майли себе на плечо, решила заняться уроками. Сейчас это лучший способ забыться и не думать о профессоре. Но помогло это ненадолго. Написав реферат по флоре и фауне, перешла к другому предмету и вот тут-то рука и зависла над белым листом бумаги, не зная, что писать.

Как описать связь нортов? Мисс Дилоу просто-напросто издевается над нами, особенно надо мной. Я человек и что такое связь по природе не могу знать. Как быть? Полистала учебник по расам и сделала только несколько пометок о запахе и притяжении. Это первые симптомы связи. Я хихикнула. Этих полулюдей вообще не поймешь. Ну как можно искать пару по запаху? Понятное дело одеколон, духи и другой парфюм, но запах тела? Мужчины всегда пахнут потом без парфюма, и что в этом соблазнительного? Мне этого явно не понять. Хотя, Фил говорил, что я пахну полевыми цветами. Духи у меня совсем другие. Неужели это мой запах тела? Ничего не понимаю. Вот в притяжение я верю. Когда влюблен, всегда хочется быть рядом со своей половинкой. Или и тут имеется в виду что-то другое? Боги, одни вопросы! Как же трудно, когда учебник бесполезен в такие моменты. Реферат хочется сделать сегодня, но как быть?

Перевела взгляд на часы. Вроде еще не так поздно и профессор Вэон должен быть у себя. Он — норт, и должен знать, что происходит во время встречи со своей половинкой.

Я запретила себе думать, что опять лезу на рожон, оделась, взяла тетрадь, магическое перо и побежала к главному корпусу Академии. Другого норта я не знаю, (Льер Хар не в счет), а декан все-таки профессор и растолкует мне понятным языком. Конечно, стыдно такое спрашивать, но и нечего тогда давать такое задание!

До кабинета декана добралась быстро и без последствий. Свет струился из замочной скважины, и я вздохнуть с облегчением. Еще тут! В дверь постучала все же робко, вспомнив, что поклялась не заходить и не быть наедине с лисом никогда. Может стоит убежать и попытаться написать реферат самой? Так, Лея, ты уже постучала и назад дороги нет. Да и уверена, что декан уже в курсе, что за дверью я.

Прошло полминуты, но разрешения войти я так и не услышала. Постучала еще раз, понастойчивей, и опять тишина, причем гробовая. Стоять в коридоре, освещенном только несколькими тусклыми магическими светильниками, было немного страшно, но любопытство грызло намного больше. Как шпионка прильнула к единственному отверстию, чтобы постараться разглядеть, что происходит в кабинете лиса. Бездна! Профессор знает свое дело и хорошо зачаровал дверь не только от шума, но и подглядывания. Может понаглеть?

Выдохнув, дернула дверь на себя, отмечая, как она легко поддалась, и зашла в кабинет с приветствием — "Доброго вечера, профессор…1'. Слова о просьбе помощи у меня застряли в горле, увидев женщину-норт на коленях у лиса. Эта кошка с шоколадной копной кудрявых волос и в цвет им ушами и пушистым хвостом, кокетливо ковыряла пуговицу на пиджаке профессора, смеясь нежным голоском над словами лиса. Ее грудь в откровенном вырезе темно-зеленого платья так и норовила выскочить оттуда при очередном смехе. Но факт того, что профессор ей тоже улыбался и сверкал глазами, обнимая за талию, заставило меня замереть на пороге, так и не зайдя полностью в кабинет.

С моим появлением наступила тишина. Льера и льер недоуменно посмотрели на меня. Чувство "третий лишний" прям-таки выталкивало меня обратно за дверь с просьбой не мешать, но другие чувства: обида, злость и просто боль, приковали меня на месте не позволяя сделать вдох.

— Адептка Рут, если вам не дали разрешения войти в кабинет, то это не значит, что в него можно врываться, — холодно проговорил декан.

Я сжала в руке тетрадь и магическое перо от новой волны боли где-то в душе. Мне с трудом удавалось сдерживать слезы, которые норовили появиться на глазах против моей воли не понятно из-за чего.

— Простите, профессор, — делаю шаг назад, не отводя взгляда.

— Ступайте, адептка Рут.

Женщина улыбнулась мне, и это стало последней каплей. Развернувшись, закрыла тихо дверь и побежала в парк. Разряд трещал, показываясь через одежду, но я терпела. Стало очень больно внутри. Все жгло не хуже чем тогда после зова. Но волю слезам я дала только в парке, под деревом, которое стало жертвой моего дара.

Почему? Почему мне так тяжело было видеть его улыбку, которая адресована этой женщине? Что это вообще за чувства? Меня стало знобить, и я обхватила себя руками, сев на корточки. Мне было страшно и непонятно, что со мной происходит. Хотелось побежать к целителю и узнать всю правду, но понимала, что меня примут за сумасшедшую. Сколько так просидела не знаю, но чувства стали сходить на нет, как и дар тоже. Теперь в душе было пусто, а в голове ясно.

Встала и вытерла лицо кофтой, которую наспех надела, и только сейчас заметила, что она темно-зеленого цвета. Ирония судьбы? А что я собственно хотела? Он взрослый мужчина и маленькие девочки его не интересуют. Эта женщина действительно красивая и обладает такими «выдающимися данными». Тут просто нет шансов ни у кого, даже у Фросии. Что же говорить обо мне: низкий рост, грудь первого размера и еще опасный дар, который необходимо контролировать. Кто на меня посмотрит как на женщину? Так, гадкий утенок. И все мои фантазии, что я нравлюсь профессору, просто фальшивка. Я игрушка. Даже Фил в этом признался, хоть и сказал, что симпатия присутствует.

Тихо посмеялась над собой, что повела себя как влюбленная и ревнивая дура, и пошла в сторону общежития. Уже в комнате меня осенило, и я поняла, что это за чувства. Когда только успела? Неужели я неосознанно все же влилась в ряды его поклонниц? Бездна! Лучше бы и дальше боялась! Зачем он мне дал погладить свой хвост?

Швырнув тетрадь и перо на стол, впервые в жизни выругалась, обозвав всю ситуацию нехорошим словом. Но мне быстро удалось взять себя в руки. То, как я реагирую на лиса, мне не нравилось. Откуда были такие сильные чувства? Боль от увиденного ощущалась на странном уровне, как будто от меня оторвали кусок. Я уже влюблялась и тоже переживала душевную боль, но не так сильно.

Но все закончилось также быстро, как и началось. Мне стало легче дышать, стоило выплакаться и немного позлиться. Наверное, я и вправду схожу с ума как перевелась в эту Академию.


Глава 10


Уснуть мне стоило тяжких трудов. В голове то и дело мелькала сцена, как профессор улыбается льере. Как бы я не старалась не думать об этом и навязывать себе, что лис мне не нужен, душа требовала другого. Мне хотелось оказаться на месте той женщины и нежиться в объятиях зеленоглазого мужчины, быть для него всем. Откуда эти чувства? Ох, Боги, помогите мне справиться с внутренним миром и понять, что случилось, отчего теперь думаю только о нем. Как же это тошно, когда в тебе идет борьба: одновременно хотеть быть с ним и держаться как можно дальше. Я понимала, что сама не могла влюбиться в него, и на уровне разума он остается для меня профессором, к которому нужно обращаться в первую очередь на "Вы". Но душа желает слышать из его уст свое имя и почувствовать вкус его губ. Думаете, такого не бывает? Если влюбился, то и голова забита мыслями о любви? Мысли присутствуют, но не о любви, а об обычном желании. Это трудно описать, и что с этим делать, не знаю.

Итогом моей бессонной ночи стало плохое настроение и синяки под глазами, несмотря на то, что пролежала в кровати почти до обеда. Шани явилась ко мне, когда я была уже одета и собиралась сама к ней идти.

— Неважно выглядишь, — подметила она, глянув на мое лицо.

— Спалось плохо, — ответила ей, надевая перчатки, а когда была полностью готова, предложила идти в столовую.

Разговаривать не хотелось, и к моему счастью подруга молчала всю дорогу, а также весь обед. Сейчас хотелось только одного, забыться и перестать чувствовать. Интересно, есть ли такой артефакт, который бы лишал чувств?

После столовой мы с Шани разбежались по своим комнатам, чтобы приготовиться к выходу в город. Долго думать над тем, что надеть не стала. Было все равно, как я выгляжу. Филу я нравлюсь такой, какая я есть, и эта мысль немного меня приободрила. Может, сегодня я не буду чувствовать неприязнь к дракону и проведу хороший вечер в кругу друзей? Да, Лея, хватит хандрить и возьми себя в руки!

Улыбнувшись себе в зеркале, выкинула все мысли о лисе и отправилась к Шани. Вот-вот должен прийти Дион, и мы вместе пойдем в город, где необходимо будет отыскать Фила.

Увидев мое повеселевшее лицо, подруга вздохнула с облегчением и подхватила под локоть, утаскивая в сторону выхода из общежития. С эльфом мы столкнулись именно там.

— Добрый день, милые дамы, — поприветствовал нас Дион, подарив свою фирменную белоснежную улыбку.

Шани закатила глаза, что-то пробубнила себе по нос и тоже, подхватив под локоть парня, теперь потащила на буксире нас двоих.

— Опаздываем, уважаемые.

Мы с эльфом переглянулись и предоставили подруге вести нас и дальше. Вот так мы и вышли из ворот Академии: я слева, уже с хорошим настроением, Дион справа, широко улыбаясь, а Шани посередине, целенаправленно таща нас в город. Мы никак не сопротивлялись, поэтому, стараниями подруги, уже через двадцать минут были почти на главной площади.

Чем ближе мы подходили к центру, тем теснее приходилось прижиматься друг к другу. Народу было очень много. Города при Академии всегда славятся большим ассортиментом магических товаров, и поэтому в выходные дни здесь можно повстречать жителей Эдэра всех рас. Магия очень тесно переплелась с бытом и любой, будь то дракон, эльф, норт или человек, не может обойтись без нее. В этом плане очень хорошо помогают артефакты, заряженные магией создателей. Мне всегда было интересно, как эти маги, не обладающие, например, магией огня, могут создать артефакт огня? Любую вещь они могут сделать магической. Соответственно поэтому, эта специальность очень хорошо содержит хозяев, ведь именно их артефакты облегчают жизнь. Но и тут есть нюансы: хорошим артефактором не все могут стать. Я надеюсь, что Шани будет входить в состав лучших.

Наконец выбравшись из потока прибывших в город за покупками, мы добрались до площади, посередине которой был фонтан в виде мифического существа — феи. Говорят, что когда-то эта раса тоже присутствовала на Эдэре. Они очень похожи на людей, только крылышки разной формы как у бабочек отличало их от нас. Этот народ не обладал магией, а только даром. Он был настолько разнообразен у них, что конкретно приписать его к определенному направлению было невозможно. В детстве я всегда считала себя феей молнии. Помню, мама сделала мне крылышки из воздушной ткани, натянув ее на проволоку, и я бегала по полю, разбрасываясь маленькими искрами. Тогда мне мой дар казался игрой и забавой, пока не покалечила сестру.

Рассматривая издалека величественную каменную фигуру феи, в руках которой был кувшин, откуда лилась вода, ненадолго окунулась в воспоминания.

— Вот и пришли, — с облегчением в голосе сказала Шани, — теперь дружно ищем Фила.

Это было достаточно трудно сделать. Отдыхающих на площади было достаточно, чтобы затеряться в толпе. Дракон сказал, что будет ждать нас возле фонтана, но эта достопримечательность настолько огромна, что в ней можно табун лошадей искупать.

— С какой стороны он нас ждет? — спросила я у друзей, вертя головой в разные стороны.

— Кто ж его знает, — пожал плечами Дион. — Пойдемте по кругу.

Мы с Шани кивнули и последовали за эльфом, который уверенно пошел вперед. Но через несколько секунд я уже не искала дракона взглядом, а просто смотрела по сторонам, любуясь атмосферой.

День выдался солнечным. Блики в воде фонтана играючи мерцали от ветра, дети весело бегали друг за другом, а уличные музыканты своей музыкой заставляли улыбаться прохожим. Настроение поползло вверх, и уже не было так тяжело на душе, как утром. Пусть меня и одолевают чувства непонятного мне происхождения, но в мыслях я остаюсь собой, трезво смотрящая на ситуацию. Зачем себя лелеять надеждой, если в итого все равно останусь в стороне? Убежать я не могу. Лис наш декан, и каждый день мне его придется лицезреть, но поддаваться ему я больше не буду. Мой дар перестал на него так агрессивно реагировать, и можно учиться спокойно. Отработаю наказание, которое пока по требованию целителя пропускаю, и постараюсь как можно меньше искать себе на пятую точку неприятности.

Приняв решение, улыбнулась. Порой следует разобраться в себе и следовать одному выбранному решению, и жить сразу станет легче, вот только необходимо не сходить с нужной тропинки, которая может становиться то тоньше, то шире.

Взглядом блуждала по присутствующим на площади. Все улыбались и радовались теплому дню. Я не отставала от них и тоже дарила всем улыбку. Хотелось плюнуть на театр и просто бродить по городу, который в выходной день ожил и манил своей волшебной атмосферой. Но тут мой взгляд наткнулся на алые волосы, и я дернула Шани за руку, указывая на Фила. Он сидел на скамье возле фонтана к нам спиной и тоже смотрел на прохожих. До него было не так далеко, но окликнуть его не получилось. Слишком шумно было на площади. Казалось, музыканты начали играть громче, а народ больше смеяться и стараться перекричать друг друга. Мы дружно двинулись в сторону дракона. Шаг, еще один, и наши ноги будто приклеиваются к брусчатке. То, что произошло дальше, никто из нас не ожидал.

Драконица с лазурными волосами подошла к Филу со спины и закрыла ему глаза ладошками на манер: "Угадай кто". Это смотрелось бы мило, если бы в следующий момент дракон не схватил девушку за талию и не перекинул ее через скамейку, усаживая себе на колени. Они оба смеялись, прислонившись лбами, а через секунду уже целовались.

Дион и Шани перевели взгляд на меня. На их лицах вперемешку с изумлением отразилась и жалость ко мне. Обидно? Да, есть немного, но и я небезгрешна. Наблюдать за счастливым парнем и девушкой было даже приятно. Ему с ней куда лучше, чем со мной, и это было видно невооруженным взглядом.

Мы стояли и смотрели издалека на парочку, пока девушка не выбралась из объятий дракона и не ушла в противоположную сторону от нас, жалостливо вздохнув. Я взглянула на часы. Мы пришли на полчаса раньше. Не поэтому ли Фил решил сам купить билеты, чтобы встретиться с ней?

— Лея… — тихо проговорила Шани и взяла меня за руку, — мы об этом не знали.

Дион кивнул, также как и подруга, смотря на меня с жалостью. А я что? Это выбор Фила и его можно понять. В его возрасте ограничивать себя в отношениях не рекомендуется. Еще озвереет и тогда пиши пропало. Недовольный дракон намного страшнее недовольного парня.

— Что будешь делать? — не отпускала меня подруга.

— Пойдем в театр, — пожала плечами. — Что зря билетам пропадать.

Друзья удивленно посмотрела на меня. Эльф даже хотел лоб мне потрогать на наличие температуры, но отдернул руку, вспомнив, каким даром я обладаю, и что произойдет, если дотронется до моей кожи.

— Ты неправильная девчонка. Где слезы? Разве ты не должна была убежать, когда увидела их, тем более поцелуй?

Я задумалась. Может, и вправду надо было убежать, чтобы не выслушивать сейчас, что правильно, а что нет?

— Фила можно понять. Мне и вправду обидно, но я научена горьким опытом. Что с меня взять?

— Но вы же встречаетесь и официально, а он… — начала Шани обвинять дракона во всех грехах.

— Да, обидно, — подняла руку, чтобы остановить ее словесную тираду, — но больше не за действия, а за слова, ведь он говорил о том, что я ему небезразлична.

Ребята продолжали удивленно смотреть на меня. Им не понять, каково это иметь опасный дар. Я научилась не завидовать влюбленным парам, хоть и самой хочется быть любимой. Но слова порой бьют больнее, чем действия, особенно для меня, поэтому скрывать не буду — обидно.

Подошли мы к Филу молча. Дракон, увидев нас, улыбнулся и хотел меня обнять, но Дион перехватил его руку, с вызовом взглянув ему в глаза. Теперь была моя очередь удивляться. Не ожидала от эльфа, честно. Пойти против друга и заступиться за кого — за человека?!

— Нет, дружище, так не пойдет, — сильней сжал он руку Фила, — мы все ждем от тебя объяснений.

Дракон недоуменно посмотрел на нас, но через секунду сообразил, что происходит, и вернул себе уже обычную серьезность. Он посмотрел в ту сторону, откуда мы пришли, и перевел взгляд на меня. Я больше не тонула в его глазах и не желала узнать, что же на дне этих омутов. Мне еще вчера стало ясно, что с драконом мне не быть. Это просто бессмысленно. Зачем заводить отношения, если не можем сделать самого элементарного — поцеловаться? "А с лисом?” — подсказал мне разум, и я покачала головой, выкидывая из нее эту мысль.

Фил понял этот жест по-своему, выдернул свою руку из захвата эльфа и серьезно взглянул на меня.

— Лея, все что я говорил — это чистая правда. Ты нужна мне.

— Как игрушка? — улыбнулась ему.

Дракон сжал кулаки. Да, это говорил именно дракон, а не парень, что стоял передо мной. Я была ему интересна только своим даром и как развлечение от скуки. Драконы на то и драконы, чтобы коллекционировать необычные вещи. А я не вещь!

— Нет, Лея, — с рычанием проговорил он, — не как игрушка. Ты мне нравишься и это правда.

Я усмехнулась:

— И что ты предлагаешь, — тоже начала заводиться, но это скорей было из-за нервов, — со мной у тебя ничего не выйдет, Фил. Не лучше ли нам просто дружить?

Вот, сказала! Взгляд я не отвела. Во мне тоже бушевали эмоции, но их нельзя было показывать. Дар очень чуток и непременно воспользуется шансом, если я разозлюсь.

— Я… — кожа дракона засветилась красным. Его дракон не хотел отпускать меня, но сам Фил понимал, что я права.

Друзья стояли молча, но было видно, что Дион готов в любую минуту загородить меня от дракона. Таким серьезным эльфа я еще не видела. Сейчас передо мной не был веселый и озорной парень, а мужчина, которому не все равно и готов пойти против друга.

— Скажи мне правду, Фил, — тихо проговорила я, устав от этого цирка. — Я тебе просто нравлюсь. Ты меня не любишь, так зачем мучить себя и меня? Мы можем быть просто друзьями.

— Я не смогу тебя видеть с другим, — рыкнул он.

— Тебе не кажется, что ты переходишь черту?

— Прости, — все же сдался он. — Мне трудно тебя отпустить, Лея. Твой запах очень сильно манит меня.

На его словах Шани кашлянула, а Дион скрестил руки на груди, посмотрев в сторону.

— В этом нет моей вины, и ты не можешь из-за этого меня и себя лишить нормальных отношений. С твоей стороны особенно. Та драконица красивая, — последнюю фразу сказала тихо и опустила глаза.

Фил дернулся, но быстро справился с эмоциями, беря и оборот под контроль. Он поборол желание дракона, и это стоит уважения, несмотря на обман. Рубиновые драконы сильны духом и порой желания превыше всего. Повезло ли мне?

После минутного молчания обстановка перестала давить, и можно было вздохнуть с облегчением.

— Хорошо. Прости меня Лея, — тоже устало проговорил Фил.

Его глаза, темные, как сама ночь, на минутку опять затянули меня, но затем легко отпустили из своего плена. На душе стало легко и спокойно. Груз вины, конечно, еще присутствовал, ведь о своем поведении я не рассказала, но думаю это уже неважно.

Шани вытянула руку вперед:

— Друзья? — весело спросила она.

На ее руку легла рука Диона, через несколько секунд Фила и моя в перчатке.

— Друзья! — хором ответили мы, отпуская напряжение с концами.

К слову, через час мы уже смеялись вовсю над шутками эльфа, который успевал подтрунивать над Шани, ели мороженое и танцевали со всеми на площади под музыку уличных музыкантов. А вечером нас ждал театр. Мое место было рядом с Филом, но Дион и Шани сели посередине, разделив нас, прокомментировав это тем, что так мой запах не будет отвлекать дракона от пьесы. Хорошо, что в зале был полумрак, и мой румянец на щеках остался незамеченным. Все эти разговоры о запахах меня и смешили и смущали, особенно после прочтения главы в учебнике о связи нортов. Но главное, друзья не оставили меня в беде и помогли, а Фил согласился закончить наши отношения, оставшись другом. Если бы та драконица с лазурными волосами не показала себя, то я бы до сих помучилась с решением расставания, а так все само решилось. В этом плане я останусь трусихой.

Вернулись мы в Академию ночью. В конце даже бежали, боясь не успеть, и стоило нам шагнуть на территорию учебного учреждения, как ворота за нашими спинами закрылись. Фортуна явно была на нашей стороне. Ночевать в городе не хотелось, слишком дорого и опасно для адептов. Маги бывают разными, и не всегда можешь получить добро взамен, а первокурсникам трудно дать сдачи взрослым.

— Уф, еле успели, — перевела дыхание Шани.

— Это вы просто медленно бегаете, а так бы не пришлось на всех парах мчаться, — дернул эльф Шани за локон.

— Раз такой умный и сильный, мог бы и на руках донести.

— А почему бы и нет? — улыбнулся Дион и перекинул подругу через плечо, а затем пошел в сторону женского общежития.

Шани кричала и била его по спине, требуя немедленно опустить ее на землю. Но эльф только смеялся и хлопал ее по, да, по той части тела, которая постоянно ищет неприятности.

— Лея, — позвал меня Фил, отвлекая от такого зрелища.

— М?

— Ты правда не злишься?

— Нет.

— И ты правда хочешь расстаться? Мы бы могли и дальше быть вместе. Я бы нашел метод…

— Фил, — перебила его, — если я не могу иметь нормальные отношения, это еще не значит, что готова предложить себя в качестве лабораторной мыши. Я понимаю тебя и твою драконью сущность, но я также знаю, что нет такого метода, который позволил бы мне дотрагиваться до других без тяжелых последствий.

Тут я немного приврала.

— Может ты и права. Прости меня еще раз.

Я похлопала его по плечу и кивнула в сторону уже далеко ушедших неугомонных друзей. Крики подруги звучали над всей аллеей, где магические фонари освещали дорожки. Адептов было мало, можно сказать, что вообще отсутствовали. Казалось, все уже спят, но чем ближе мы подходили к общежитию, тем больше ночную тишину разбавляли голоса, музыка и просто смех из окон прямоугольного здания. Хорошо, что внутри каждой комнате есть артефакт тишины и можно расслабиться, ведь без него тебе бессонная ночь обеспечена. Адепты ночью, да еще в выходной день, никогда не спят. А я бы не отказалась прилечь. Глаза сами закрывались, и опять стала ощущаться слабость. Сейчас бы обнять пушистый хвост декана и уплыть в мир снов.

Зевнула и только потом поняла, о чем подумала. Опять этот хвост!

— Бездна! — в сердцах воскликнула я, напугав подругу, когда мы уже дошли до своего этажа.

— Ты хотя бы предупреждай, что ругаться собираешься. Что случилось?

— Прости, — вздохнула, — мне нужно просто выспаться, устала.

— Да, неделька была еще та. Я сама тоже устала. Предлагаю завтрашний день посвятить отдыху.

— Согласна. Спокойной ночи.

— Спокойной, Лея, — Шани махнула мне рукой и повернула в свое крыло.

Я уже с трудом шла до своей комнаты. Проходя мимо каждой двери, удивлялась жизни студентов. Если веселиться, то энергии полно, а если учиться, то поднять себя с койки не могут. Смех, музыка и споры слышались из-за каждой двери. А ведь это девушки! Интересно, что творится на мужской половине?

Закрыв дверь и сняв перчатки, доплелась до кровати и рухнула на нее в одежде. Слабость накатывала волнами, с каждым разом давя все сильнее. В таком состоянии мне было все равно на шум. Глаза закрылись сами, а сознание уплыло в мир снов.

Ночь я не запомнила. Казалось, только закрыла глаза, а уже утро. Но не солнечный лучик меня разбудил, а настойчивый стук в дверь. Вставать совсем не хотелось. Слабости как таковой уже не было, но ее отголоски приковали меня к кровати, и поэтому игнорировала стоящего за дверью. Что же со мной происходит?

— Адептка Рут, я знаю, что вы в комнате.

Голос черного лиса заставил меня напрячься и застонать, уткнувшись носом в подушку. И что его привело ко мне в такую рань? В пятницу недостаточно нагулялся?

— Много спать вредно, открывайте, — не переставал он стучать в дверь.

С очередным стоном перевернулась на спину и взглянула на часы. Действительно, столько спать вредно. На часах уже было обеденное время, а ощущалось как раннее утро.

— Я не намерен ждать, адептка Рут, — прорычал профессор.

— Так и не ждите, — пробубнила я, но лис услышал.

— Так это приглашение? — и, не дождавшись ответа, открыл дверь и зашел в комнату.

Я резко села, и в глазах в тот же миг заплясали мушки, заставляя со стоном опустить голову обратно на подушку.

— Алкоголь до добра не доводит, Рут, — серьезно сказал он, наблюдая за мной.

— Если бы это было из-за него, профессор, то я бы не мучилась догадками, — ответила ему, массируя себе виски. Неприятный шум стоял в ушах.

В комнате наступила тишина, и я уже подумала, что декан ушел, как на мой лоб опустилась горячая ладонь. Распахнув глаза, удивленно посмотрела на него. Он был так близко, что его запах опять укутал меня, заставляя забыть о недомогании и наслаждаться его прикосновением.

— Температуры нет, — отстранился он, и я еле сдержала стон разочарования.

— Это скорей у вас температура, профессор. Ваша рука очень горячая.

Он приподнял бровь и усмехнулся:

— Лучше учиться надо, Рут. У нортов температура тела намного выше, чем у людей. Я стыдливо отвела взгляд. Это я хорошо знаю, просто рядом с ним забываю обо всем.

— Займитесь учебой, адептка Рут. Это лучше чем просиживать время в кафе.

Удержаться не смогла и опять взглянула на него, только при этом гневно запыхтев. Вот как ему объяснить, что это не из-за алкоголя и гулянок?! Хотя, может последнее все же сказалось на моем здоровье.

Лис лукаво улыбнулся. Сейчас его глаза не сияли, но зрачок был расширен, закрывая почти всю радужку. Я бы такой взгляд назвала диким, опасным. Он заставлял дрожать одновременно от страха и желания чувствовать его на себе всегда.

Профессор прикрыл глаза и вздохнул, сжав кулаки. Это меня немного отрезвило, и с ужасом поняла, о чем думаю.

— Зачем вы пришли ко мне? — решила сменить тему и побыстрее избавиться от его присутствия.

Осознание того, что я опять не сдержала обещание и нахожусь с лисом наедине, душило, но в тоже время волновало.

— Вы в моем кабинете забыли это, — не открывая глаз, лис сунул руку во внутренний карман пиджака и достал мои аккуратно сложенные перчатки. — Будьте повнимательней.

И из-за этого он пришел ко мне? Мог бы и завтра отдать после лекции. Но вслух этого я не стала говорить, а молча протянула руку, чтобы забрать их. Сейчас на моих руках не было перчаток, но я не боялась. Как только моя рука была в миллиметре от руки профессора, ее окутал голубой прозрачный щит, и я свободно забрала свои вещи. Только тогда лис открыл глаза, сверкнув магией. Страшно? Есть немного.

— Отдыхайте, мисс Рут, — слишком спокойно по сравнению с внешним видом, проговорил декан и быстро вышел из моей комнаты, бесшумно закрыв дверь.

В груди закололо, и я сделала вдох, поняв, что как только взглянула в горящие глаза лиса, перестала дышать. Бездна! Как мне избавиться от этих чувств к этому зеленоглазому мужчине? Не могу я так. Может поступить иначе и попробовать преследовать его для привлечения внимания как Фросия?

Передернула плечами. Нет, это слишком для меня. Добиваться внимания от взрослого мужчины не в моем духе. Даже бы мама укоризненно посмотрела на меня. А тут еще и раса нортов. Да, мама бы не просто посмотрела, а отчитала меня за такое поведение.

Я лежала на кровати и боролась сама с собой. Помимо непонятных чувств, во мне играло и любопытство. Фил бы не смог в любом случаи быть со мной. Мне, конечно, обидно за его поступок, но что-то такое я и ожидала. Он за эти дни ни разу не говорил мне о любви или хотя бы влюбленности. Понимаю, время прошло очень мало, но факт остается фактом. Нравится это не то же самое, что влюблен, а без этого чувства со мной быть бесполезно. Физически дать я ничего не могу. Эх, надо было сразу отказаться от предложения дракона. Слишком расслабилась и заигралась. Сколько раз я на этом уже спотыкалась? Три? Пять раз? В прежней Академии у меня были поклонники, конечно не такие красивые, как Фил, но были. Наверное, именно это и сыграло роль. Не влюбляйтесь девушки в красоту! Ею можно только любоваться и желательно издалека.

С драконом я хотела остаться друзьями несмотря ни на что. Без него наша компания будет неполной. Его серьезность помогает трезво посмотреть на вещи, когда Дион наоборот — оптимист по жизни. Вы скажете, он подло поступил? Возможно. Мне и вправду обидно, но не побоюсь повториться — я ожидала этого, а когда знаешь, как все будет, несильно зацикливаешься на этом. Сначала хотелось верить в любовь с первого взгляда, и я себе даже позволила поверить, но сейчас благодарна другим чувствам, которые теперь мучают меня посильнее, чем первые. Не было бы их, и я бы вчера действительно убежала, размазывая слезы по щекам.

Но мы вернулись к главному. Фил не может прикоснуться ко мне, да и вообще никто не может этого сделать, а тут появился лис со своим щитом. Как он это делает? Как можно так менять форму щита, при котором чувствуешь все? Любопытство грызло меня, и безумно хотелось потрогать не только хвост, но и просто прикоснуться к нему, ощутив кожу пальцами.

Провела кончиками пальцев по своей руке. Нет. не то, совсем не то. Профессор уже много раз ко мне прикасался, но я не помню тех ощущений. Даже сейчас мне помешали внутренние чувства, вместо того, чтобы обратить внимание на то, что он прикасается напрямую. Попросить его, что ли, опять проверить у меня температуру? Так, Лея, опять тебя не в ту сторону повело. Не сходи с тропинки! Мало ли тебе предательства Фила? С деканом все намного сложнее. А Фросия? О ней не стоит забывать. Но ведь чувства…как от них избавиться?

Вздохнула и полежала несколько минут, не думая ни о чем. Как только стрелка часов отчеканила сто двадцать раз, вскочила на ноги и решительно кивнула. Все, начинаем жизнь заново! Никаких отношений — это раз, упорно учиться — это два и стараемся не ввязываться в сомнительные авантюры — это три. Аминь!

Довольная принятым решением, потянулась до хруста в спине и, улыбаясь, пошла в душ. Спала я долго и теперь чувствую себя хорошо. Усталость окончательно прошла, и можно было заняться делами.

Весь день я посветила уборке в комнате, во время которой долго засела за просмотр нот и записей моего личного сочинения. Затем доделала уроки, не считая реферата по связи нортов, и на ночь почитала романчик. С друзьями я встретилась только один раз во время ужина. Не скажу, что было все как прежде. Фил теперь сидел напротив меня, а его место заняла Шани. Но я не боялась смотреть на него и спокойно принимала его черный взгляд. Мне хотелось вернуть ту гармонию в нашу компанию, но понимала, что уже не будет как прежде. Жалею ли я? И да, и нет. Я выучила этот урок и надеюсь больше не наступать на эти грабли.

Новый день второй учебной недели наступил неожиданно и начался с будильника, который безжалостно ворвался в голову. На выходные его отключают, и успеваешь отвыкнуть от этого ужасного звука, как уже повторяется все заново. Но, несмотря на это, настроение мое не испортилось со вчерашнего дня. Даже больше скажу, я первая зашла за подругой, весело поприветствовав ее.

В отличие от меня, Шани выглядела помятой.

— Бессонная ночь?

— Она самая, — зевнула подруга, вешая на плечо сумку с учебниками. — Дион, дурак ушастый, вздумал гулять по парку всю ночь и любоваться сверчками. Он-то эльф и ему нравится природа. А я спать хотела… — в конце она хлюпнула носом.

Я усмехнулась и подхватила ее под локоть. Чувствую, сегодня мне придется примерить роль маленького ураганчика, которым обычно является подруга.

Прогулка по аллеи, столовая, в которой адепты вяло ковырялись в тарелках, и вот пора идти на лекции. Профессор Цу, старый дракон, на этот раз был ко мне равнодушен и даже не смотрел в мою сторону, когда я ему наоборот улыбалась. По наставлению черного лиса села на первый ряд и как прилежная ученица записывала все, что диктовал дракон. Новые термины и формулы наводили скуку, но я твердо выдержала все две лекции, исписав кучу листов.

— Иногда стоит любить понедельник, — проговорила я, усаживаясь за стол к друзьям в столовой. Выглядели они не очень бодро, — тогда понедельник полюбит вас.

Время пролетело незаметно. Не успела я устать от писанины, как лекция по магическим воздействиям закончилась. Второй курс намного интересней первого. Может мне даже понравится учиться, и я впервые в жизни сдам сессию без троек?

— Это выше моих сил, — ответил мне Дион, изобразив на лице муку. — Сейчас бы пятницу и конец дня.

— Согласна. — поддержала его Шани.

— Она будет, но позже.

— Больно ты веселая, Лея, — сощурил глаза эльф, окинув меня подозрительным взглядом.

Фил тоже подарил мне взгляд, но он был слишком тяжелым, чтобы его принять, поэтому в его сторону не стала смотреть.

— А я уже просто так не могу быть веселой?

— Можешь, просто непривычно видеть тебя такой утром.

Я только пожала плечами, и все свое внимание уделила еде. Сегодня ее оказалось больше чем обычно. С чего это я взяла, что смогу съесть эту сладкую булочку после большой тарелки супа? Даже и не заметила, как ее взяла. В итоге, она так и осталась лежать сиротливо на тарелке среди другой пустой посуды.

На следующую лекцию я бежала, в надежде занять самый последний ряд. Учеба учебой, но сидеть на первом, когда преподавать будет лис, не собираюсь. Пускай этот ряд занимают поклонницы Вэона.

Как только прозвенел звонок, лис вошел в аудиторию. Что же они все такие пунктуальные? Ответ я получила уже через пару секунд, когда в дверь просочился адепт, надеясь, что профессор его не увидит. Эльф крался очень тихо — аккуратно вдоль стеночки — и если бы я не смотрела на него, решила бы, что он сидел с самого начала на том месте, куда приземлился.

— Адепт Рильд, ступайте к ректору за наказанием, — не оборачиваясь, грозно проговорил Вэон.

— Но, профессор! Всего лишь несколько секунд!

— К ректору, адепт, — спокойно повторил лис, и в следующий миг эльфа окутало синее пламя, и он исчез.

Ужасное зрелище. Как будто адепт заживо сгорел.

— Открываем тетради и записываем, — отдал приказ лис и повернулся к доске.

Что-то сегодня он не в настроении. Неужели не сложилось с той кошечкой? Подумав об этом, мои губы растянулись в улыбке и, мысленно посмеявшись, начала записывать под диктовку.

— Чего же я такого смешного сказал, адептка Рут? Не поделитесь секретом? Я уверен, нам всем хочется повеселиться.

Все дружно повернулись и посмотрели на меня. Я нервно сглотнула. Бездна!

— У меня просто хорошее настроение, профессор, — ответила ему, втянув голову в плечи.

Что я несу?

— Хорошее, говорите? — задумчиво повторил он, прищурив глаза. — Тогда пускай вам хорошее настроение поможет решить вот эту задачу, — и отступил от доски, махнув на нее рукой.

В тот же миг на ней стали появляться символы. И почему он так все время не пользуется магией, а пишет вручную?

Я испуганно следила за появлением задачи. В принципе ничего сложно, но она явно с подвохом.

— Смелее, адептка Рут, — улыбнулся лис, сверкнув глазами.

Поднявшись на ватных ногах и стараясь не упасть в проходе, вышла на сцену аудитории и взяла мел из рук профессора. Последнее сделала быстро и резко отошла к доске. Слишком близко с ним нахожусь, и не хватало прямо тут, на виду у всех, начать глупо себя вести. Не дождется!

Все шло хорошо, и я почти дошла до формирования заклинания призыва потока воздуха восьмого уровня, и задача бы была решена, как вдруг моя рука застыла на последнем символе.

— Что же вы, Рут, остановились? — тихо спросил лис, стоя прямо за моей спиной.

— Последний символ, профессор, он не относится к боевой форме заклинания, — почему-то тоже тихо ответила ему. — Если его применить, то воздух не разрежет предлагаемый предмет, а просто подует на него. Этот символ очень похож на боевой, но уверена, что вот этот хвостик лишний.

— А что он обозначает, Рут? — еще ближе послышался шепот лиса, буквально рядом с моим правым ухом.

По телу прошлась волна мурашек. Было страшно повернуться.

— Я не знаю, профессор, — все мысли вылетели из головы, стоило мне ощутить спиной исходящее от него тепло.

Боги, что же он делает? На нас же смотрят!

— Очень жаль, адептка Рут. Садитесь, — громко прозвучал голос профессора, из-за чего я дернулась.

Резко развернувшись, удивилась тому, что профессор спокойно сидел за преподавательским столом, листая папку с документами. Кафедра находилась достаточно далеко от меня, и как он так быстро смог переместиться, не знаю. Показалось?

— Рут?

Я опять дернулась, с удивлением посмотрев на профессора. Он, приподняв одну бровь, вопросительно смотрел на меня.

— Садитесь, Рут, — повторил он, и, дождавшись, пока я дойду до своего места, поднялся и подошел к доске. — Адептка Рут правильно подметила и сказала, что данный символ не является боевым. Но ошиблась, когда предположила, что он все- таки относится к воздуху. Это просто рисунок и к символам вообще не имеет никакого отношения.

Профессор стер "рисунок" и написал нужный элемент заклинания, а затем повернулся и посмотрел на меня, растянув губы в лукавой улыбке, вильнув хвостом.

— Внимательность вы освоили, адептка Рут, но вот наличием информации похвастаться не можете. Все символы вы выучили на первом курсе. Других не может быть, но вы решили дополнить список? Мне лестно, что именно мой придуманный символ вы захотели использовать.

Мои щеки вспыхнули, когда по аудитории прошелся смех. Все-таки выставила себя дурой. Никогда больше не буду улыбаться на его лекциях! Себе дороже.

До окончания урока я сидела тише воды, ниже травы. Мне было обидно. Я же справилась с заданием и решила задачу, выявив неправильный символ, но лис схитрил. Если бы профессор не стоял так близко, а я уверена, что он все-таки был рядом, то и ответила правильно.

Долгожданный звонок был бальзамом на душу. Дождавшись, пока все выйдут, последовала за всеми, понурив голову. От хорошего настроения не осталось и следа.

— Адептка Рут, что вы застыли в проходе? — послышалось за спиной, и я поспешила перешагнуть порог.

— Простите профессор.

Вэон вышел в коридор и смерил меня изумрудным взглядом, казалось, заглядывая в саму душу.

— Закройте дверь, Рут, — попросил он и повернулся, чтобы уйти.

Я, не задумываясь, дернула дверь, желая побыстрей выполнить приказ профессора, и не удосужилась дождаться, пока хвост лиса тоже окажется в коридоре. Послышался рык, и я с ужасом наблюдаю, как норт стремительно открывает обратно дверь, беря в руки прищемленный кончик хвоста.

— Поздравляю, адептка Рут, вы сломали мне хвост! — прорычал лис, и нас окутало синее пламя.

Теперь точно отчислят!

Так резко перемещаться порталом не рекомендую никому! Я совсем не была к этому готова, поэтому, потеряв опору под ногами, испугалась и рухнула на пол, когда оказались в целительном крыле. Подскочила в ту же секунду, оправляя юбку.

— Элендин? — послушался голос главного целителя. — Что у вас случилось?

Морис сидел как всегда за своим столом в лучах солнца и недоуменно переводил взгляд с лиса на меня.

— Исправь, пожалуйста, вот это недоразумение, — ответил ему профессор, показывая немного кривой кончик хвоста.

Было видно, что лису больно, но он героически терпел, зло поглядывая в мою сторону. Мне было стыдно, неловко и хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не чувствовать на себе его испепеляющего взгляда.

— Как же тебя так угораздило? — покачал головой Морис. — Садись на кушетку, сейчас все исправим.

Лис прошел к указанной белой мебели и плавно на нее опустился, положив хвост на белое покрывало. Я стояла и переминалась с ноги на ногу, боясь издать хоть один звук. Было даже страшно подумать, что меня ждет потом. Все-таки мне везет на неприятности.

— Вот и все, — стряхнул руками целитель, убирая голубое сияние над хвостом, — береги его, Элендин.

— Благодарю, Морис. Обязательно, — ответил ему профессор и опять подарил мне злой взгляд.

— А вам чего, Рут? — повернулся ко мне эльф. — Опять голова кружится?

Я молча помотала головой, косясь на лиса. Тот в свою очередь поднялся и подошел ко мне. Заряд затрещал, но я постаралась его унять, хоть и было это сложно сделать из-за страха.

— Она со мной, — ответил профессор вместо меня и вцепился в мое плечо, — случайно захватил ее порталом.

Эльф удивленно посмотрел на лиса. Я тоже далеко от него не отставала, пытаясь переварить слова Вэона. Как можно случайно переместить порталом? Но тут мое предплечье сжали сильнее, и нас опять окутало синее пламя, перемещая обратно в коридор Академии.

— Запомните, адептка Рут, — чуть ли не рыча проговорил лис, — не стоит меня злить.

— Простите, профессор. Я нечаянно, — пискнула, делая шаг назад.

— Верю, — вздохнул он, — но в следующий раз не буду столь милосердным и не отпущу вас просто так.

— Не беспокойтесь, профессор, ваш хвост больше не пострадает, — ляпнула первое что пришло на ум, обрадовавшись безнаказанной участи.

Упомянутая часть тела лиса нервно дернулась и спряталась за ноги, а я прикрыла рот ладошкой.

— Простите, — повторила, испуганно смотря ему в глаза.

— Ступайте на лекцию, Рут, — сдержанно проговорил он и повернулся ко мне спиной, чтобы уйти, но при этом хвост повернул так, чтобы белый кончик хвоста плотно прилегал к бедру.

Как только лис скрылся за поворотом коридора, резко развернулась и помчалась на урок. Руки и ноги немного дрожали после случившегося. И как так произошло? После этого мне теперь точно не суждено погладить хвост еще раз, а это печально. Как же теперь жить без возможности потрогать такую прелесть?

Настроение окончательно испортилось, и на лекцию по зельеварению я пришла мрачнее тучи. Не обращая ни на кого внимания, заняла стол с уже стоящим на нем котелком и приготовилась к занятию.

Профессор Мерн вплыла в аудиторию по звонку и сразу же дала первое задание, а дождавшись его выполнения, продолжила объяснять нам новую тему.

— И так, адепты, — пропела она, — сегодня мы поговорим о любовных снадобьях.

Женская половина нашей группы радостно загалдела, хихикая и вздыхая. Я же промолчала, поглядывая на эльфийку с любопытством.

— Данные снадобья не считаются запретными, но если под их воздействием что-то случится противозаконное, то наказание удваивается. Также спешу сообщить, что выйти замуж или жениться, использовав любовное зелье, тоже является противозаконным.

— А для чего же оно тогда? — спросила драконица с желтыми волосами у эльфийки, подняв руку.

— В основном только для этого, адептка Хори.

— Но если его нельзя использовать как метод завоевания сердец, чтобы потом пойти под венец, то зачем вы нам его преподаете?

— Все в жизни случается, — подарила ей обворожительную улыбку преподавательница, — но я вам также покажу, как избавиться от воздействия этого снадобья. А теперь открываем тетради и записываем рецепт. Первый ингредиент этого зелья — корень левзеи. Именно из-за него снадобью необходимо много времени, чтобы воздействовать на организм принимающего. Сразу желание у подопытного не возникает, для этого необходимо два-три часа. Данный корень очень нежен и его необходимо аккуратно размолоть в ступке…

Мне было интересно сварить это зелье. Наверное, в каждой девушке живет ведьмочка, для которой варка любовных снадобий как хобби — затягивает и увлекает. Как только все было записано, и профессор все подробно рассказала, мы занялись самим зельем. Ингредиентов было очень много. Но не только их свойства играли роль во влюбленности принимающего зелья, но и то, как ты его приготовишь и какие чувства вложишь.

Меня распирал смех, когда я нарезала корень аира и поглядывала на других. У всех был такой блаженный вид, что я уже была готова смеяться в голос. Не выходило у меня думать о любви, когда у других наоборот, это хорошо получалось делать. Даже у парней. Неужели все в кого-то влюблены, что могут передать это чувство зелью? А я?

Прислушалась к себе, стараясь найти это чувство. К Филу я теперь испытываю только симпатию, а к профессору…тут я мысленно споткнулась. Можно ли назвать то, что я чувствую к лису — любовью? Да, меня к нему тянет, и он постоянно присутствует у меня в мыслях, но любовь в моем понимании — это огромное желание разделить жизнь со своей половинкой. В случае же с деканом, присутствует только интерес и обычное желание получить то, что для меня всегда было под запретом. Нет, не любовь.

Вздохнула и стала вспоминать, как боялась его в первые дни.

В итоге, в конце у всех в котелках бурлило розовое варево, когда у меня оно почему-то получилось белого цвета.

— О чем вы думали, Рут? — удивилась эльфийка моему зелью.

Я только пожала плечами.

— Оценку я вам поставлю, но не выше средней. Задание было другим, а вы сварили совсем противоположное любовному зелью — снадобье отвращения. Мне страшно подумать, о чем вы думали. Зелья — это не только травы и минералы, но и духовная сфера. Запомните это, Рут, и постарайтесь в следующий раз делать все по рецепту.

Я натянуто улыбнулась ей и кивнула. С разных сторон послышались смешки, но мне было все равно. Оценку же я получила, и не самую плохую.

— Замечательно, — воскликнула эльфийка, когда обошла всю группу. — Все справились. Кто-то лучше, кто-то хуже, но урок вы усвоили. Теперь выливаем все в слив и не забудьте вымыть котелки.

Все зашевелились. Ходить никуда было не нужно. Лабораторный стол специально сделан для таких вот уроков. Тут был и кран с водой и слив и другие принадлежности для зельеварения. Удобно.

— Профессор, а с собой зелье нельзя взять? — крикнул кто-то с задних рядов.

— Что бы вся Академия ходила и глупо улыбалась как вы недавно при варке, адепт Йофий? — усмехнулась она. — Нет, все зелья выливаем в слив до последней капли. На следующем занятии разберем антидот к этому снадобью.

Половина группы недовольно вздохнула, но перечить преподавательнице не стали. Как только я убрала рабочее место и вычистила котелок, отправилась на встречу с друзьями, которые должны были ожидать меня в столовой. Зельеварение помогло отогнать грустные мысли, и мое настроение вернуло себе благодушное состояние.

— Лея, мы здесь! — услышала я возглас Шани.

Они уже стояли на раздачу с подносами, и я поспешила к ним присоединиться. Очередь была большой, и простояли мы достаточно долго. Видимо после занятий адепты очень сильно проголодались.

— Мы собираемся после ужина пойти в библиотеку, — сказала Шани, когда подошла наша очередь, и она поставила себе на поднос тарелку с картофельным пюре и огромным куском мяса. Дион укоризненно на нее посмотрел и поставил ей еще и салат из свежей капусты. — Пойдешь с нами?

— Мне на отработку наказания надо явиться, — с грустью ответила ей.

— Вот оно как, тогда я к тебе зайду вечером. Чаю попьем.

— Конечно, — улыбнулась ей, и в следующий момент мне в спину кто-то влетел, отчего я чуть не разлила компот, который стоял на моем подносе.

— Осторожней! — ядовито проговорила Фросия, еще раз толкнув меня в спину. — Все место заняли. Шевелись Рут, не ты одна хочешь есть.

Я не стала спорить. Быстро поставила себе еду и поспешила за друзьями. В душе нарастала злость, но пришлось ее задушить, поскольку дар стал ощутимо жечь внутри. Были бы мои родители настолько богатыми как ее, не стала бы молчать. Но в моем положении лучше держаться подальше.

— Что эта змеюка хотела от тебя? — спросила подруга, когда я уселась рядом с ней.

— Места ей было мало.

— Может, мы ее все-таки проучим? — насадив лист салата на вилку, спросил эльф.

— Не надо, — покачала головой, — не хочу, чтобы у вас потом были проблемы из-за меня.

— А мы сделаем так, чтобы она не поняла кто это сделал, — весело предложила подруга.

— Не стоит.

— Но…

— Если Лея не хочет, то не надо лезть, — перебил ее Фил.

Я благодарно ему улыбнулась, и дальше мы ели молча. Мне была приятна их забота, но мстить глупо. Неприятности и так преследуют меня на каждом шагу, так еще разборки с драконицей не хватало. Пройдет время и ей надоест меня доставать, не получая ничего взамен. Драконы они такие.

— Все, пойду переоденусь для отработки, — проговорила я, поставив пустой стакан, в котором недавно был компот странного вкуса.

— Удачи, — пожелали мне друзья.

До общежития дошла быстро и также быстро переоделась и через семь минут уже была на месте. Льер Хар расхаживал вдоль выстроенных в ряд адептов и строго им что-то говорил. Идти не хотелось, но наказание само не отработается, если сейчас развернусь и уйду.

— А, адептка Рут, — довольно протянул льер. — Прошу встать в строй. Надеюсь, у вас голова не будет кружиться из-за выдергивания травы?

Парни рассмеялись, а я стыдливо опустила голову, встав самой последней.

— Нет, льер Хар.

— Отлично, тогда повторю для опоздавших: травы на беговой дорожке не должно быть. Магию применять нельзя, поэтому работаем ручками.

Адепты недовольно загудели. Они все были магами земли и это наказание для них действительно мучительное.

— Ничего-ничего. Будете знать, как оплетать корнями окна преподавателей. Если вы на пятом курсе, это еще не значит, что вам можно использовать магию в Академии для таких забав.

— А нечего нам запрещать в город выходить, — ехидно проговорил рядом со мной парень.

— Да из-за вас уже весь город на ушах стоит, адепт Тьил, — парировал ему преподаватель физподготовки.

Я стояла и удивлялась, как легко они разговаривают. Неужели на пятом курсе и мы будем так себя вести со старшими?

— Меньше разговоров, больше дел, адепты, — громко сказал льер и махнул в сторону, где была та самая дорожка. — Приступайте.

Нам выдали перчатки для работы, и мы все дружно пошли отрабатывать наказание. Все два часа парни то и дело что жаловались преподавателю, как это жестоко с их стороны давать такие наказания. Я молча ползала на коленях и выщипывала траву. Какую-ту хорошо получалось вырвать из земли, а какая-та издевательски рвались у самого основания, и приходилось применять больше усилий, чтобы выдрать жалкий пучок, вонзая пальцы в землю. Под конец уже и мне казалось, что худшего наказания не бывает. Болело все: спина, руки и ноги, но ко всему этому мне ужасно стало жарко. Вперемешку с болью во всем теле я ощущала наплывы странных ощущений. Хотелось содрать с себя одежду и попросить любого дотронуться до меня. Безумие какое-то.

— Молодцы, полработы сделано, — вновь выстроил нас в ряд преподаватель, когда время вышло. — Еще пару деньков и вы все сделаете.

Дружный вздох и нас отпустили. Парни поплелись в сторону мужского общежития, а я помчалась к себе, не обращая внимания на боль в суставах. Душ, мне срочно нужен холодный душ!

Пролетев мимо льеры Соллы и быстро поднявшись на свой этаж, прямо с порога начала раздеваться и подставила голову под душ, не обращая внимания на то, что футболку я так и не сняла. Кожа горела и желала прикосновений. Я как последняя развратница, гладила себя во всех местах, стараясь удовлетворить потребность в прикосновениях. Не знаю, сколько так простояла под холодной водой, но желания так никуда и не делись. Закусив губу и простонав, выбралась из душа и быстро высушила бытовой магией волосы. Надела первые попавшие под руку леггинсы, тунику и отправилась на поиски того, кто сможет прекратить это безумие.

В голове здравые мысли задерживались от силы на пару секунд. Меня гнало желание, и было оно очень большим, и вместо того, чтобы обдумать и отправиться к целителю, я нацелилась на кабинет лиса.

Стон разочарования вышел у меня громким и неистовым, когда декан не обнаружился на месте. Где этот невыносимый лис, когда так нужен? Мозг включился и стал искать варианты. "Преподавательские домики" — наконец-то посетила меня мысль, после нескольких слабых ударов головой об стену.

Побежала на территорию проживания наших многоуважаемых преподавателей. Во время бега мои руки жили своей жизнью и трогали все, до чего дотягивались: шею, лицо, губы, грудь и живот. Очень хотелось ощутить прикосновения лиса, и ускорила бег. Желание с каждой минутой усиливалось и уже хотелось выть, как наконец-то добралась до нужного домика. Вот тут-то я притормозила и стала думать, как попросить его о такой деликатной просьбе. В лоб не стоит это делать, он просто-напросто закроет дверь перед моим носом.


Отдышавшись и не придумав ничего лучшего, уверенно постучала в дверь. Страх и неловкость покинули меня еще в моей комнате, и поэтому, когда профессор открыл дверь, уверенно взглянула ему в глаза, еле сдержав стон наслаждения при виде его.

— Адептка Рут? — удивленно спросил он, окинув меня внимательным взглядом.

Мне с трудом удавалось удержать маску спокойствия. Элендин выглядел так по- домашнему в мягких штанах и в футболке, которая обтягивала его точно вторая кожа, являя моему взору превосходное тело, что решила действовать немедленно.

— Профессор, только вы сможете мне помочь! — уверенно начала я, поняв, что даже не слукавила.

— Что случилось? — сощурил он глаза, поведя носом и вдыхая воздух.

Мне это показалось так волнующе, что до боли прикусила нижнюю губу.

— У меня что-то запуталось в волосах, а вы единственный, кто может посмотреть и вытащить, — чуть ли не промурлыкала все это. Становилось все труднее и труднее держать себя в руках.

Лис нахмурил брови, но все-таки отступил, приглашая меня зайти внутрь. Ох, я опять чуть не застонала, когда протискивалась между ним и косяком двери. Тепло от его тела так явственно ощущалось, что волна нового желания с двойной силой прошлась вдоль моего тела.

— Показывайте, где? — спросил он, встав под магическим светильником.

Стараясь не выдать себя раньше времени, подошла к нему и повернулась спиной, четко показав себе на макушку.

— Здесь.

Видеть его теперь я не могла, но когда его пальцы прикоснулись к моей голове, это уже было неважно. Разряд прошелся вдоль тела вместе с наслаждением, и я сжала руки в кулаки, чтобы сдержать стон. Боги, как же это приятно!

— У вас тут ничего нет, Рут, — через вату в ушах услышала я.

— М? — было трудно выдавить из себя хоть слово.

— Так, — он повернул меня к себе и внимательно стал разглядывать мое лицо, — теперь хочу услышать правду. Зачем пришли?

Я молча стояла и тонула в его изумрудных глазах. Его запах манил меня все больше и больше. Выдержка моя таяла прямо на глазах и, не найдя что ответить, вцепилась в его футболку и потянула на себя, чтобы в следующую секунду попробовать его губы на вкус.


Глава 11


Как жаль, что люди не обладают способностями, которые присуще долгоживущим расам. Мое сердце сжалось от предвкушения, что вот сейчас я получу то, что мне так необходимо, и губы лиса уже в миллиметре от моих, как мир вокруг меня закружился, и я оказалась прижата спиной к груди декана.

— Неплохо, Рут, но так не пойдет, — проговорил он мне на ушко, зафиксировав мне руку на животе.

— Я не понимаю о чем вы, профессор, — выдохнула и со стоном выгнулась, что бы потом потереться ягодицами об его бедра.

Утробный рык, который я еще и почувствовала макушкой, поскольку упиралась ею в его грудь, и меня разворачивают и удерживают на расстоянии вытянутых рук. Что же он вертит меня туда-сюда?

— Вы не первая, кто желает попасть ко мне в постель. Я понимаю, что начал первый и тогда не сдержался, но Рут, я не ожидал от вас. Вы то боитесь меня, то сами предлагаете себя, — серьезно проговорил он, смотря мне в глаза.

От его слов мне стала обидно. Я не предлагаю себя и не спешу попасть в его постель, мне просто необходимы его прикосновения.

— Я сожалею, что использовал зов и причинил вам боль, но сейчас вы переходите черту, Рут. Ступайте в общежитие, если не хотите потом сожалеть.

Он выпустил меня и кивнул в сторону двери, скрестив руки на груди. Я видела, что он был напряжен, а горящие глаза сияли очень ярко. Сделав шаг к двери, остановилась. Его слова были мне неприятны, но желание еще сильнее разгорелось во мне. Если я сейчас уйду, то как мне избавиться от этого наваждения? Кто, если не он?

— Я не могу, — тихо сказала и обратно подошла к нему. Он дернулся, но не отступил.

— Это может прозвучать глупо, но сейчас мне необходимо ваше умение, которое поможет ко мне прикоснуться. — Лис сощурил глаза, и я взмолилась, сложив ладошки вместе. — Пожалуйста, профессор.

Он продолжал стоять, ничего не предпринимая по спасению адептки. А ведь он мой декан и обязан мне помочь! Преодолев последнее расстояние, сама взяла его руку и приложила к своей щеке. Его ладонь была горячей, и это еще больше усилило желание. Прикрыв глаза, потерлась об его руку, довольно издав тихий стон. Он не сопротивлялся, но рука была напряжена. Мне это не мешало, и я продолжила избавлять себя от дикого желания, спустив его руку себе на шею, а затем все ниже и ниже.

— Рут, — послышался хриплый голос, — остановитесь, пока не поздно.

Я пропустила слова мимо ушей, сосредоточившись на ощущениях. Когда его рука спустилась мне на грудь, по моему телу прошелся разряд вперемешку с наслаждением. Еще один стон сорвался с моих губ.

— Лея, прошу. Я не хочу потом видеть в твоих глазах ненависть и сожаление, — попытался достучаться до меня лис и постарался убрать руку.

— Нет, не надо, мне нужно… — простонала и прижалась к нему вплотную, вдыхая его запах.

— Ты не представляешь, что сейчас делаешь, девочка, — задрожал вместе со мной он и обнял за талию. — Мне будет трудно остановиться.

— И не надо, — проговорила на одном дыхании, и меня резко прижали к стене под магическим светильником.

Глаза лиса сияли, затягивая меня все глубже. Разряд уже гулял по телу свободно, но я знала, что с ним могу забыться.

— Ты уверена? — прошептал он мне в губы, наклонившись.

Я вцепилась в его футболку и прикрыла глаза, а затем сама подалась вперед. Он успел издать еще один рык и с жадностью впился мне в губы, снеся последние частички разума. Это было безумие чистой воды. Кровь бурлила в венах, и мне казалось, что я сейчас сгорю в его руках, не оставив после себя ничего.

Он приподнял меня за бедра, и я теперь с легкостью смогла обнять его за шею, запустив пальцы в шелковые волосы, которые были слабо заплетены в косу. Жар внутри меня все больше разгорался, заставляя идти на необдуманные поступки. Боги, да я себя никогда так не веду в здравом уме! Откуда эта смелость и столь дикое желание?

Какая-та мысль промелькнула в голове, но как только лис подхватил меня на руки и понес вглубь дома, она исчезла, растворившись в розовом тумане. Мне хотелось быть с ним и чувствовать его прикосновения, которые приносили облегчение.

Когда он поднялся на второй этаж и зашел в спальню, а затем опустил меня на широкую кровать и придавил собой сверху, мне стало немного страшно, но очередной поцелуй выгнал это чувство, возвращая желание быть к нему как можно ближе.

— Почему ты сводишь меня с ума… — шептал он, целуя мое лицо, шею и прокладывая дорожку все ниже. — Твой запах как наркотик, его можно учуять только находясь очень близко.

— Профессор… — простонала я, как только он с силой сжал мое бедро.

— Называй меня по имени, Лея.

Я покачала головой. Почему-то вслух трудно было произнести его имя. Он вернулся обратно к губам и вновь заставил меня задрожать в его объятиях от страстного поцелуя, который просто требовал подчиниться. Сейчас я чувствовала себя такой маленькой и хрупкой в его руках, что страшно было не исполнить его просьбу. Хотелось отдаться ему полностью, и именно это чувство прогнало вдоль моего тела волну жара.

— По имени, Лея, — строго, но с хриплыми нотками в голосе, потребовал лис и прикусил кожу на моей шее.

— Элендин… — тихо, еле шевеля губами, сказала я.

Разряд затрещал, и мне показалось, что запахло дымом.

— Не спали мне дом, — усмехнулся он и окутал нас прозрачным голубым щитом, продолжая гладить и целовать меня.

Кожа горела, и с каждой секундой мне хотелось большего. Дрожь усилилась во всем теле, и от невыносимого желания я не сдержала слез.

Лис удивленно посмотрел на меня, а затем отстранился, прекращая все ласки, которые требовал мой организм.

— Прошу, не останавливайтесь, — простонала и подалась вперед, чтобы прикоснуться к его губам.

Но меня опять остановили, придавив к кровати, прекращая все мои попытки. Элендин внимательно вглядывался в мое лицо, что-то выискивая, а в следующий момент выругался и резким движением скатился с меня, встав на ноги.

Я лежала и продолжала мучиться. Стоны срывались с моих губ, а руки блуждали по телу, гладя и сжимая чувствительные участки. Он ушел, оставим меня в своей комнате. Стало обидно, но запах лиса был повсюду, и я просто стала представлять, что это он меня гладит, а не я саму себя.

Декан вернулся через несколько минут, принеся стакан с синей жидкостью. Я, перевернувшись на живот, встала на колени и как дикая кошка, поползла к нему на четвереньках, стараясь при этом мурлыкать. Мне захотелось поиграть с ним.

— Вернулся, лисенок, — проворковала и поманила пальчиком. Боги, и откуда во мне столько пошлости?

Профессор усмехнулся и покачал головой.

— Нет, адептка Рут. Сейчас это говорите не вы.

Его серьезный голос только еще больше подлил масла в огонь, отчего азарт усилился. Он манил меня и дразнил своим пушистым хвостом. Я просто не могла отвести взгляда от него. Забыв, что я на кровати и у нее есть края, подняла руку, чтобы подползти ближе, как вдруг под рукой оказалась пусто, и мой вес потянул меня вперед — навстречу с полом. Кровать была высокой и кувыркнулась я хорошо — через голову — приземлившись прямо у ног лиса. Было больно, но желание притупило боль, и я сразу вскочила на ноги и прижалась к профессору.

— Не будьте таким строгим, Элендин, — уже смело проговорила его имя ласковым голосом.

Лис ощутимо дернулся и сверкнул глазами.

— Почему вы прекратили свои ласки? — пошла по кругу, придерживая его за предплечье, и когда оказалась у него за спиной, невесомо погладила хвост у основания.

— Стоит поставить "отлично" тому, кто сварил любовное снадобье для вас, Рут, — сквозь зубы прорычал лис. — Вторая стадия проявила себя намного быстрее. Выпейте это! — развернувшись ко мне, он сунул мне под нос стакан.

Мысль, которая уже посещала меня, вновь возникла в голове, но тошнотворный запах жидкости, что после резкого движения декана дрожала в стакане, прогнал ее, и я покачала головой.

— Нет, она отвратительно пахнет, — сделала шаг назад, зажав пальцами нос. — Я не под какими пытками не выпью это.

— Придется, Рут, а иначе будет хуже, — строго сказал он и сделал ко мне шаг. Заглянув в его сияющие зеленые глаза, усмехнулась:

— Вы сначала поймайте меня, профессор!

Декан замер на полушаге, пораженно на меня посмотрев, и я, довольная его реакцией, побежала вниз по лестнице.

Глупо убегать от мага с первым уровнем магического потока. Стоило мне завернуть за угол в коридоре, как врезалась в лиса, переместившегося порталом.

— Я же просил меня не злить, Рут, — прорычал он.

— Вы такой милый, когда злитесь, профессор, — прильнула на секунду к его груди и побежала в гостиную. — Я вас не боюсь и все еще не собираюсь это пить.

Добежав до дивана, заметила краем глаза, что лис показался в проеме и поставил стакан на близстоящий круглый столик.

— Хотите поиграть, Рут? — растянул он губы в усмешке и сделал плавный шаг в мою сторону.

Я быстро обогнула диван и встала на противоположной стороне, чтобы он нас разделял.

— Еще как, профессор, — пропела и опять поманила пальчиком.

Глаза декана опасно сверкнули. Его хвост стал извиваться из стороны в сторону, приковывая к себе взгляд. Хотелось смотреть на его танец вечно, но тут лис резко подался вперед, почти схватив меня за руку.

— Так нечестно, — показала ему язык, — вы меня гипнотизируете.

— Чем? — наигранно удивился он.

— Вот этим, — ткнула в меховое чудо пальцем.

— Этого не может быть, Рут, — ласково проговорил он, облокотившись на спинку дивана, — людей невозможно привлечь таким образом.

— Но… — меня немного шокировала его фраза, ведь я действительно забываю обо всем, стоит мне посмотреть на его хвост.

Профессор воспользовался моей заминкой и схватил меня, повалив на диван.

— Никаких но, Рут, люди неспособны испытывать на себе игры нортов.

Наверное, стоило обидеться на его слова, но лис был так близко, и тяжесть его тела вновь заставила желание вспыхнуть, из-за чего я потянулась к его губам, чтобы утолить жажду.

— Не так быстро, — услышала я, и мне закрыли рот рукой, — вы мне потом спасибо скажите, Рут.

Как только я опустила голову обратно на диван, лис зажал мне нос и влил в рот ужасную не только на запах, но и вкус жидкость. А что мне еще оставалась делать? Дышать то хотелось, вот и открыла рот, чем декан и воспользовался.

Отплевывалась я долго, но лис держал меня крепко и влил все до последней капли. Мерзость!

— Отпустите! — воскликнула, когда рот был свободен.

— Вот теперь можно.

Я кувыркнулась на пол и отползла от дивана на несколько метров. Вэон вальяжно лежал на боку и помахивал белым кончиком хвоста, шевеля ушками. Его прищур зеленых глаз и лукавая улыбка после экзекуции, при которой я чуть не захлебнулась, стали раздражать меня еще сильнее. Ненавижу!

Вскочила на ноги и грозно взглянула на него. Разряд затрещал у меня на руках, и я даже не стала его удерживать, швырнув в лиса. Конечно, он не долетел до него, врезавшись в щит, но хоть пар спустила.

— Как себя чувствуйте, мисс Рут? — довольно протянул он, наблюдая за мной лежа на диване.

Как? КАК?!

Еще один грозный взгляд на него и заряд из молнии, и чувство злости стало сходить на нет, отдавая обратно первенство обожанию и желанию. Жар вновь прошелся по телу, и я перестала метать молнии.

— Если бы вы меня поцеловали, профессор, то было бы куда лучше, — медленно, скользящими движениями, подошла к нему.

Вэон переместился порталом, стоило мне податься вперед, чтобы его обнять. Секунда и вместо его я обнимаю себя, лежа на диване, где только что был он.

— Превосходное, однако, зелье, — проговорил лис задумчивым голосом, стоя в проходе. — Простите меня еще раз, мисс Рут.

Магия воздуха окутало меня со всех сторон как кокон. Дергаться было бесполезно, с таким уровнем магии мне не справиться.

В таком состоянии я пролежала минут десять, то плавясь от жажды прикосновений, то злясь на зеленоглазого мужчину. Но со временем все прошло, и рассудок вернулся ко мне, подсказывая, что вела я себя как последняя развратница, соблазняя декана. Боги, как теперь мне смотреть ему в глаза?!

— Как вы себя чувствуйте, мисс Рут? — повторил вопрос лис, увидев, что я затихла.

— Простите меня, профессор, — пискнула, сжавшись в комочек.

Декан облегченно вздохну и развеял заклинание. Я в тот же миг села и опасливо посмотрела в сторону лиса. По его лицу трудно было что-либо понять, только горящие зеленые глаза заставляли мелко дрожать.

— Теперь я хочу услышать, кто вам дал любовное зелье, Рут? — строго начал он, встав напротив меня и скрестив руки на груди.

Любовное зелье? Я лихорадочно стала вспоминать весь день и остановилась на воспоминании о компоте со странным вкусом. Однозначно, без участия Фросии здесь не обошлось. Это она мне его подлила, когда столкнулась со мной. Хотела заставить меня страдать и броситься на шею первого попавшегося парня на пути? Что ж, это ей удалось, вот только мое сознание привело меня к конкретному лису, ведь прикоснуться ко мне может только он. Других бы я просто убила и об этом даже думать не хотелось. Но говорить ли о ней профессору?

— Я жду, Рут, — напомнил о себе лис.

— Я не знаю, — помедлив, ответила ему.

Декан сощурил глаза. Мне хорошо было известно, что норты отлично чувствуют эмоции и могут определить ложь, но сейчас меня больше всего мучил стыд за то, что я натворила, и поэтому мне удалось обмануть его.

— Хорошо, Рут. Мы к этому вернемся позже. А теперь вам пора идти к себе, — последнюю фразу он произнес устало.

Я кивнула, и в следующий момент меня окутало синее пламя, и теперь я сидела не на диване, а на своей кровати в своей комнате. Вот так вечер!

Мне потребовалось минут пятнадцать, чтобы прийти в себя. Как бы я хотела повернуть время вспять и не пить тот компот. Мои щеки пылали от мыслей и воспоминаний. Стыд и только! А назвала-то его я как — "…лисенок"! Это только в мыслях его лисом называю, а тут вырвалось.

Со стоном повалилась на кровать и закрыла глаза рукой. Самое страшное что приходило на ум, это то, что если бы профессор не понял что со мной, то все бы дошло до этого…

После такого можно самой писать заявление на отчисление. Я бы не смогла учиться тут, зная, что переспала с собственным деканом.

Стук в дверь заставил меня вздрогнуть, испугав до икоты. Тьфу ты, нервы уже на пределе!

— Лея, я пришла, — радостный возглас с той стороны двери, и я задерживаю дыхание, чтобы справиться с икотой, — время вечернего чаепития!

Это вовремя и желательно еще валерьянку принять для полного успокоения. Все еще на подрагивающих ногах дошла до двери и впустила Шани в комнату, при этом подумав, что профессор сам тогда зашел, без моей помощи.

— Я принесла печеньки!

— В самый раз, — устало улыбнулась, — стресс лучше всего сладким заедать.

Подруга озадаченно посмотрела на меня. Ей хватило несколько секунд, чтобы понять, что со мной что-то произошло, и потребовала немедленно рассказать. Что ж, мучить ее не стала и поведала о "восхитительном" вечере, проведенного в обществе черного лиса. Глаза подруги в конце повествования были огромны от удивления, а потом резко сузились.

— И когда ты мне собиралась рассказать, что у тебя роман с профессором Вэоном?

— Нет у меня никакого романа! Это безумство чистой воды. Меня так сильно зацепило, что он может ко мне прикасаться, что теперь только об этом и думаю.

— Так может тебе стать его любовницей? — предложила она, смотря на меня с блеском в глазах.

— Ни за что! У меня есть гордость.

— Но ты упускаешь такой шанс! Я уверена, что декан отменный любовник и доставит тебе уйму удовольствия.

Я зло глянула на нее.

— Вот если хочешь, сама и становись его любовницей! — но на этих словах мое сердце сжалось.

— П-ф-ф, Лея, Вэон не на всех обращает внимание. Тебе вообще крупно повезло, что побывала в его объятиях.

— Можно ли назвать это везением? — задумчиво проговорила, смотря в чашку, на дне которой еще остался чай. — Это сплошное невезение. То у него щит от зова не работает, то ставит на мне эксперименты, а то я сама липну из-за зелья. В эти моменты мы не были трезвы на ум, поэтому, о чем тут говорить? Он норт и ему присуще вести себя как животное. А я человек, Шани, и у меня еще есть гордость и поэтому не ложусь в постель по первому зову.

— А ты не думала, что ты ему тоже нравишься? — тихо спросила она, после моей тирады.

— Его трудно понять, — вздохнула, — иногда мне кажется, что это именно так, но иногда, что просто очередная игрушка для норта. Он хищник и любит поиграть в кошки-мышки.

— Это точно, странный народец. А ты сама что-нибудь чувствуешь к нему?

— Чувствую ли? Они есть, эти чувства, — призналась не только ей, но и себе, — но я бы не сказала, что это любовь.

Шани понимающе кивнула.

— Это поэтому ты с Филом так легко разбежалась?

— Да. Не хотела мучить парня, особенно увидев его улыбку, адресованную той драконице.

— У тебя жизнь веселее, чем у меня, — рассмеялась она.

— Кстати, раз я рассказала тебе о профессоре, то хочу и от тебя услышать откровения.

— О чем ты? — отвела подруга взгляд.

— Что у тебя с Дионом?

Она поморщилась:

— Этот белобрысый иногда меня так сильно бесит, Лея, что готова придушить, а иногда наоборот…

— Ноу вас это было? — чуть подалась вперед в ожидании ответа.

— Тут нет секрета, было, — хмыкнула она.

— И как?

— Ты о чем?

— Каково это быть с мужчиной? — мои щеки запылали.

— Кхм, — Шани глотнула чай, отведя взгляд в сторону, — если ты про первый раз, то я уже даже и не помню. А если в общих чертах, то волшебно, особенно с Дионом. У него такое тело… — мечтательно закатила она глаза.

— Сильно в подробности не стоит углубляться, — махнула на нее рукой и мы с ней рассмеялись.

— В этом плане мне тебя жаль, Лея, — проговорила она, как только успокоилась. — Твой дар лишает тебя этой возможности, поэтому ты подумай насчет декана.

— Это глупо, — покачала головой, — как ты себе это представляешь? Да я в жизни не смогу попросить его об этом.

— А просить и не надо, — улыбнулась она. — Просто приди к нему также вечером и прямо с порога…

— Стоп, стоп! — подняла вверх руки. — Это слишком для меня, Шани.

— Как знаешь, — пожала она плечами. — Но мне кажется, ты теряешь такую возможность. Если лис обратил на тебя внимание, то нужно этим воспользоваться.

— Я сама решу, но спасибо за совет, — показала ей язык, и мы опять рассмеялись, но с моей стороны смех вышел каким-то нервным.

Мы еще немного посидели, и пора было готовиться ко сну. Проводив подругу до середины нашего этажа и пожелав ей спокойной ночи, решила, как следует обдумать наш разговор.

В чем-то Шани права, и я сама также думаю, что лис единственный кто может показать мне, что такое настоящая близость. Но как же страшно! Что он подумает обо мне, ведь захочу его использовать как…как…бездна! Нет, я этого делать не буду! Лучше проживу всю жизнь, не зная, что такое близость с мужчиной, чем буду сгорать от стыда каждый день. Мне и так уже ужасно стыдно!

Хорошо нортам и драконам, у них понятия на этот счет совсем другие. Захотел — получил, но ведь мнение о человеке все равно складывается по поступкам. Я не могу так: закрыть глаза и делать что захочу, наплевав на моральные принципы. Не этому меня мама учила, поэтому жутко от того, что произошло. Теперь мне в двойне хочется держаться подальше от лиса. Усмехнулась. Каждый раз, когда решаюсь на это, оказывается совсем по-другому. Когда же моя жизнь будет спокойной?

Утром меня разбудил дождь. Свинцовые и тяжелые тучи заняли весь небосвод, не пропуская ни одного солнечного лучика. Они сильно отличались от тех, что мне доводилось видеть на родине. Холодные и мрачные, а ветер, который срывал уже пожелтевшую листву с деревьев на аллеи, еще больше усиливал чувство холода. Даже поежилась, смотря в окно. Сейчас как никогда хочется домой, к солнышку и теплому морскому бризу.

До будильника еще оставалось полчаса, и я залезла обратно под одеяло, укутавшись по самую макушку. Не хочу никуда идти! Нет, учиться я хочу, но вот видеть декана — нет. Или хочу? Эх, да или нет, а первая лекция как раз с ним, и поэтому, как ни крути и не думай, я его увижу уже через час.

Заставив себя встать, когда будильник оповестил о подъеме, сходила в душ и порадовалась тому, что цвет моих волос наконец-то полностью вернулся. Хоть один плюс этого дня. Может и дальше будет все хорошо?

Улыбнулась себе в зеркале, подхватила сумку, надела туфли потеплее и, запретив себе думать о плохом, отправилась на учебу. До главного корпуса пришлось бежать, одновременно укрывая голову сумкой и придерживая юбку, которую ветер все норовил поднять. Шани бежала рядом и копировала меня. Б-р-р, на улице действительно было ужасно ветрено и сыро, и когда мы, наконец, оказались в холе, встрепенулась, мысленно сбрасывая с себя чувство холода.

— Давай сходим к расписанию, — потянула меня за руку подруга, и пришлось следовать за ней.

Через пару минут я даже была благодарна ей. Оказывается, лекция по магическим нитям и их плетениям будет проходить в тренировочном зале. Это будет интересно. Давно не применяла стихийную магию и уже не терпится пойти на лекцию. В итоге, завтрак в себя запихнула очень быстро и чуть ли не бегом отправилась в зал, отказавшись от предложения проводить со стороны друзей.

Как только добралась до зала, притормозила. Возле него толпилась вся наша группу. Заходить раньше преподавателя не разрешается, поэтому теперь можно было наблюдать большое скопление адептов. Группа у нас достаточно большая, и сейчас вся надежда на огромное помещение, чтобы все поместились. До звонка оставалось пять минут. Стараясь отойти ближе к стенке, так чтобы меня загородили одногруппники, приготовилась к встрече с профессором Вэоном. Я понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать. Несмотря на то, что меня перестал пугать его опасный вид, теперь появился другой страх. Каждая встреча оставляет свой след, и с каждым разом мне все труднее и труднее перестать думать о нем. Хоть я и сгораю от стыда, внутри все плавится, стоит вспомнить, как он целовал и обнимал меня. Да, эту нашу встречу я помню хорошо. Его приятный хриплый голос, мягкие губы и ярко-зеленые глаза, в которых плескалось столько страсти, что до сих пор становится жарко. Хочу ли я все это повторить? Однозначно да, но его слова о ненависти и сожалении останавливают меня пойти на то, что хотела предложить Шани. Что лис имел в виду, говоря об этом? Неужели мое мнение правильное насчет него? Поиграет, а потом оставит игрушку валяться в темном углу? После такого действительно будешь ненавидеть и сожалеть, но чувства усиливаются и поэтому становится страшно, что рано или поздно они перевалят за ту черту, когда я буду готова на все.

Прозвенел звонок и все внутри меня сжалось. Профессора Вэона я почувствовала еще задолго до того, как он вышел из-за поворота коридора. Вся женская половина тут же посмотрела на него, томно вздохнув. Захотелось зарычать на всех и загородить лиса от этих хищниц.

Я замерла от этой мысли. Откуда это собственничество? Профессор мне никто и я не могу так думать о нем. Во всем виновата вчерашняя встреча! Это и есть тот самый след, и теперь я думаю, что он принадлежит только мне. Печально это осознавать, но я превращаюсь во Фросию.

— Доброе утро, адепты, — поздоровался со всеми профессор, когда подошел к двери. При звуке его голоса внутри меня все сжалось еще сильнее. — Сегодня пройдет первый урок по плетениям заклинаний на практике. Прошу не толпиться и проходить по одному, выстраиваясь в линию. Не беспокойтесь, места там хватит всем.

Замок щелкнул, и вся наша процессия двинулась в тренировочный зал, как только декан зашел первым. О дисциплине тут и речи не могло идти. Всем было очень интересно побывать внутри, поэтому давку не получилось избежать. Я была самой последней, поскольку стояла у стены, прячась.

— Выстраиваемся, — громко и строго сказал декан.

Потребовалось время, чтобы исполнить его приказ. Все с открытыми ртами стояли и рассматривали чудо-зал, а посмотреть было на что. Нет, если в общих чертах, то это обычное помещение с зеркальными стенами, из-за которых казалось еще больше места, но для мага, особенно для таких молодых как мы, это было чудом. Стена, потолок и даже пол были покрыты защитным щитом, который выполнял функцию поглощения. Он переливался цветами магии и мог с легкостью впитать в себя любое заклинание. Этот щит создали самые опытные и сильные маги, и нужно постараться, чтобы его разрушить.

— Повторять дважды не буду! — на этот раз зло проговорил лис и это сработало.

Все засуетились и мигом выстроились в неровную шеренгу, и как только все затихли, лис вышел на середину, заведя руки за спину.

— Сегодня мы будем отрабатывать защиту и нападение. Щиты вы научились строить на первом курсе, как самое необходимое заклинание для любого мага. Теперь мы будем изучать нападение. Будете работать в парах, по очереди, затем смените себе партнера. У каждого разный уровень потока и поэтому необходимо попробовать и сравнить в чем разница между пятым уровнем и первым.

Он сделал пасс руками и за его спиной, ближе к зеркальной стене, из голубого огня появились три маленьких круглых столика. На каждом стояла плоская чаша с необходимым для нас материалом: огнем, водой и землей. Почему не было воздуха, думаю объяснять не нужно, тут его было достаточно.

— Простите, профессор, — подал голос один из адептов, подняв руку.

— Да?

— Но как мы сравним, если среди нас нет того, кто бы обладал первым.

— Ошибаетесь, адепт Вурд, среди вас есть такой маг, но она также как и вы — новичок и побывает в паре с каждым.

Все стали вертеть головами, стараясь угадать, кто же это.

— Адептка Эверн, выйдете из строя, — с усмешкой на губах проговорил лис, и все затихли.

Девушка-норт, вильнув своим полосатым хвостом, плавной походкой подошла к профессору и повернулась к нам лицом. Вот милое создание, а улыбается как самый опасный хищник. Хотя почему как?

— Инесса, — обратился к ней лис по имени, отчего стало неприятно на душе, — будешь наблюдать вместе со мной и становиться в паре с тем, кто выиграет у своего партнера.

Льера кивнула и улыбнулась еще шире, обнажив маленькие клыки. Я сглотнула.

— А теперь встаем парами напротив друг друга.

И пошло построение. Моя фамилия была в середине списка, и пришлось ждать, но как только меня поставили с моим врагом, испугалась не на шутку.

— Как провела вечер? — ядовито спросила Фросия, улыбнувшись мне во все свои драконьи зубы. — Кто же у нас тот счастливчик, который получил твои ласки?

Я встрепенулась и сузила глаза.

— Такэто все же ты подлила мне зелье?

— Как я могла, да и откуда оно у меня? — наигранно удивилась она, встав напротив меня в круг, который создал магией профессор. — До меня просто дошли слухи, что какой-то адепт неимоверно счастлив от того, что послушная девушка под зельем доставила ему уйму удовольствия. По описанию очень похожа на тебя, а раз ты не отрицаешь, — она пожала плечами, разведя в стороны руки. Ее улыбка была очень довольной, как будто это ей доставили удовольствие.

Я хмыкнула:

— Вечер действительно был замечательным, и это все благодаря тебе.

Драконица сузила глаза и окинула меня внимательным взглядом, при этом к чему- то принюхиваясь.

— Внимание, — отвлек нас строгий голос декана, и я улыбнулась змеюке шире, — один атакует, другой защищается. Используем те заклинание, которые прошли на прошлом уроке. Не забываем про подпитку и не перепутайте символы!

— Защищайся, Рут, — рыкнула Фросия и кинула в меня огненный фаербол, не дав мне времени на подготовку.

Мой уровень потока был слабее змеюки, и поэтому мне с трудом удавалось удерживать ее заклинания, тем более магия огня самая сильная среди других стихий. Фросия с каждым разом усиливала натиск, увеличивая подпитку. Мне оставалось только надеяться, что скоро будет смена и придет моя очередь атаковать. Не хотелось, чтобы меня поджарили раньше времени.

— Что, Рут, силенок не хватает? — рассмеялась она и ударила огненной плетью по моему щиту. Он задрожал, но устоял.

— Не дождешься! — Со злобой глянула на нее и усилила подпитку.

Драконица хищно улыбнулась и создала в руке огненное копье, которое мы на уроке не изучали. Было сразу видно, что это заклинание выше тех, что мы проходили, и резко напряглась, видя, как оно прямиком летит мне в грудь.

Мне помогло чудо, не иначе! Увернувшись, даже не тратя магию на щит, упала на спину и проследила, как огненное копье пролетает в миллиметре надо мной и врезается в зеркальную стену. По защите зала пошли круговые волны как на воде, окрашивая всю стену за мной в красный цвет.

— Адептка Пуджор! — злой голос декана заставил драконицу вздрогнуть, а меня резко подняться на ноги. — Прошу объяснить, почему, а главное, зачем вы использовали заклинание четвертого уровня?

Я мысленно присвистнула. Если бы не уклонилась, то точно бы уже была поджаренной.

— Я перестаралась с подпиткой, профессор, — нагло стала врать Фросия, опустив голову. Видимо, ее жизнь ничему не учит.

— Отправляйтесь к ректору, Пуджор. Применить заклинание выше разрешенного уже серьезное преступление, а уж врать своему декану.

Фросия резко подняла голову и со страхом в глазах посмотрела на лиса. Я мысленно похлопала в ладоши. Наконец-то враг наказан, и когда драконица покинула зал, не удержалась от улыбки.

— Адептка Рут, можете мне не отвечать на вопрос про зелье.

Я удивленно посмотрела на лиса. Сделать так быстро выводы может только он. Хотя, может успел прочесть эмоции Фросии по отношению ко мне?

— Адептка Эверн, подойдите сюда.

Недолго я улыбалась. Пьера подошла к нам и вопросительно посмотрела на декана.

— Адептка Рут в твоем распоряжении. Сильно не пугай, — улыбнулся он ей и оставил нас, отойдя к другим тренирующимся парам.

Я смотрела ему в спину и умоляла не оставлять меня с ней наедине. Мы стояли у самого края, можно сказать, что отдаленно ото всех. Лис не повернулся, а лишь вильнул хвостом. Я медленно перевела взгляд на Инессу.

Маг смерти стояла расслабленно и приветливо мне улыбалась.

— Не бойся меня, Лея, — мурлыкнула она. Если с деканом я привыкла, что он с легкостью считывает эмоции, то с Нес еще только предстоит. — Моя магия, как и вся другая, ничем не отличается.

Я нервно усмехнулась. А как же!

— Давай ты будешь первой. Атакуй, а я буду защищаться, — предложила она.

Медленно кивнула и встала в круг, который засветился рядом. Он указывал, кто первым атакует. Создала в руке воздушный диск и с опаской взглянула на льеру. Она кивнула, молча говоря, что готова, даже не поставив щит. Было страшно, но задание есть задание. Выдохнув, послала диск вперед, закручивая его по часовой стрелке. Если не укрыться защитой, то от такого напора воздуха можно лишиться части тела. Я метила в руку, и моя магия послушно следовала траектории, как вдруг врезалась в прозрачный черный щит, и просто обтекла воздушными потоками, не потревожив Нес. Я стояла и во все глаза смотрела на льеру. Как такое возможно — поставить щит без обязательных жестов? Инесса даже не пошевелилась, а щит был создан и выполнил свою функцию на «отлично».

— У тебя хорошо получается, — улыбнулась она мне, — но это для меня как перышком по щеке. Усиливай заклинание, — потребовала она, не переставая улыбаться.

Я поежилась, но сделала то, что просили. Еще один воздушный диск, но другого уровня.

На этот раз щит Нес дрогнул.

— Отлично! — похвалила она меня и, наконец, сделала пасс руками, обволакивая себя щитом, как все маги.

— Вкладывай больше энергии. И не беспокойся за меня. Нужно проверить твои умения.

Что ж, раз хотят, не будем разочаровывать. Заклинаний я знала не так уж и много, да и созидание мне давалось плохо, поэтому из самых сильных у меня было вот только этот воздушный диск. Остальные же просто рассыпались на воздушные потоки сродни обычному ветерку.

Быстро определив состав воздуха вокруг нас, и сделав вычисления, создала диск с определенной подпиткой, чтобы оправдать ожидания льеры. И мне даже удалось это сделать! Нес пришлось удерживать щит руками, когда мое заклинание настигло ее.

— Не ожидала, — удивленно проговорила она, отчего мысленно возрадовалась, — давай повторим еще раз.

Я кивнула и стала заново уплотнять воздух в руке. И вот надо было мне во время выбора подпитки посмотреть на Инессу? Она тоже приготовилась к моему наступлению, и теперь на меня смотрели полностью черные глаза без белков. Ее лицо и руки покрывали черные вены, а из пальцев торчали черные нити, переплетенные со щитом. Испугавшись не на шутку, перепутала символы подпитки и указала своему потоку магии заклинание выше положенного. Наверное, таким образом, я хотела защититься, ведь понимала, что магия Нес намного сильнее и куда страшнее моей. Но это стало ошибкой.

В груди закололо, и я поняла, что если сейчас не изменю заклинание, которому бы подходил тот символ, что я указала, поток сожжет меня. Страх сковал мое тело. В воздухе было недостаточно нужных элементов чтобы хоть что-то придумать, поэтому выход был только один: вплести в заклинание свой дар. Да, он не относился к магии воздуха, но искровой разряд хорошо разгонял частицы газов в воздухе, нагревая их. Это был единственный вариант не сгореть по глупости.

Новые элементы для заклинания были готовы, и подпитка встала на место. Поток внутри меня успокоился, но диск с искрящимися белыми линиями сильно жег руки. Не избавлюсь от него сейчас, пострадаю. Проблем я тоже не хотела, и если кину его в стену, декан меня, как и Фросию, отправит к ректору.

— Нес, твой щит выдержит заклинание третьего уровня? — крикнула, смотря прямо ей в черные глаза.

Она удивленно посмотрела на меня, а потом перевела взгляд на мои руки.

— Ты меня недооцениваешь, — с блеском в черных глазах и хищной улыбкой, крикнула она мне в ответ, — бросай! Сейчас повеселимся!

После ее слов, уверенная в том, что я не убью ее, кинула диск прямо в центр ее щита, то есть ей в грудь. Все пошло не так еще до столкновения. Воздух вокруг льеры заискрился белыми искорками точно так же, как тогда с драконом в парке. Это было страшно красиво, но в следующий момент их стало очень много, и когда диск все же долетел до щита Нес, между ними вспыхнула яркая вспышка и нас отбросило в разные стороны сильной волной, припечатав в зеркальные стены. От удара я отключилась сразу, без возможности напоследок подумать — все ли нормально с принцессой.

Проснувшись и увидев первым делом белый потолок, сразу поняла, где я. Мне потребовалась секунда, чтобы вспомнить, что произошло, и резко села, встретившись с пронзительным синим взглядом. Лучше бы я и дальше лежала без сознания!

Взгляд мужчина напротив горел ярче, чем у профессора Вэона, переливаясь от голубого к темно-синему цвету, и как только северный лис увидел, что я пришла в себя, в комнате целительного крыла стало холодней на несколько градусов. Кто-то явно очень зол!

Возле моей кровати на стуле сидел сам принц Итилгайл Исилендин. Страх настолько сковал мое тело, что даже пошевельнуться не могла. Инесса его пара, и поэтому он пришел лично убедиться, что с женой все в порядке и заодно наказать виновного. Им была я, и от этого мне даже дышать стало трудно. Искровой разряд показался через одежду и затрещал, словно ножом по стеклу. Ох, простите меня все, но сдержать разряды мне было уже не под силу.

Потолок, стены и все что меня окружало, было атаковано молниями, загораясь, а то и вовсе рассыпаясь сразу пеплом. Я не хотела этого, но страх перед принцем и причиной, почему он тут, был большим, и соответственно мой дар защищал меня. Молнии северного лиса тоже били, но его щит справлялся и удерживал напор искрового разряда. За дверью послышались крики и беготня.

Я отползла на самый край кровати, чтобы быть как можно дальше от принца. В комнате стало еще холодней, и из моего рта выходил пар. Все вокруг покрывалось инеем, даже мое одеяло! Мужчина с холодным взгляд — был очень сильным магом воды и воздуха, можно сказать, что таких больше нет. И именно сейчас я наблюдаю его уникальную магию. Он умел воду превращать в лед, а воздух сжимать, отчего становилось тяжело дышать. Мне и так было трудно из-за страха это делать, так еще и его магия уменьшала шанс на то, чтобы сделать вдох. Неужели меня прямо сейчас убьют?

Когда уже перед глазами стало все расплываться, и искровой разряд издал последний скрежет, возле нас из портала вышел профессор Вэон и окутал меня синим щитом, подхватив на руки, чтобы я не свалилась с кровати.

— Итилгайл, стоит тебя оставить на минуту, как ты уже все тут заморозил, — прорычал черный лис, укутав меня одеялом в кокон. В моей голове стоял шум, и разобрать о чем они говорят, получилось не сразу.

— Я жду объяснений, Элендин. Почему столь опасного человека обучают в этой Академии? — ровно спросил принц, замораживая даже голосом.

— Это общее решение комиссии Академии, все вопросы к Азертану, — не сразу ответил ему профессор, а затем сжал меня крепче и положил на кровать согрев магией. Мне даже жарко стало, и захотела вылезти из душного кокона, но лис не позволил, взглянув на меня зеленым светящимся взглядом. — Никто не пострадал, и до этого не было инцидентов, поэтому я не вижу смысла в замораживании адептки Рут.

— Посмотри вокруг, Элендин. — В голосе северного лиса не было ни одной эмоции. — Она разгромила всю комнату и чуть не проломила мой щит. Эту девушку необходимо показать Верховным и решить, что с ней делать.

Профессор резко встал, отчего я вздрогнула.

— Не забывай, что директор этой Академии один из Верховных. Он знает, что делает, — со злобой ответил ему декан.

Принц поднялся на ноги и смерил его ледяным взглядом. Они были противоположностями друг другу. У северного лиса были длинные белые волосы, белые маленькие ушки и такой же пушистый хвост, только весь белый. Если бы не черный костюм, то было бы слишком много белого, особенно на фоне комнаты целительного крыла.

— Я забираю Инессу во дворец, — больше не стал спорить принц. — Верну как поправится, — и вышел, даже не глянув на нас.

В комнате наступила тишина. Было страшно даже пошевельнуться, но мне было ужасно жарко, поэтому закопошилась, стараясь выбраться наружу.

Это привлекло профессора.

— Извините меня, Рут, — он помог мне выбраться, — нужно было вас срочно согреть.

— Спасибо, профессор, — тихо поблагодарила его и отбросила оделяло. На мне была белая пижама, и она хорошо все закрывала, поэтому стыдно перед лисом не было. — Меня накажут?

— Тут нет вашей вины, Рут, — присел он рядом. — Ваш дар своеобразно реагирует на магию смерти. Никто этого не знал и поэтому такой результат. Старайтесь рядом с Инессой не использовать его.

— Так меня не отчислят?

— С чего вы так решили? — с усмешкой взглянул он на меня, и я на секунду залюбовалась его улыбкой.

— Так принц Итилгайл… — проговорила и отвернулась, борясь с желанием подсесть к нему ближе.

— Не обращайте внимания на этот кусок льда, Рут, — вдруг рассмеялся он. — На нашей стороне ректор, и вряд ли Итилгайл сможет что-то сделать. Я уверен, что Инесса будет на вашей стороне.

Я напряглась. То как он называл ее по имени, мне не нравилось. Вернее моей душе не нравилось.

— Простите, профессор, за вопрос, но почему вы так лично обращаетесь к принцессе? — все же не удержалась я.

Лис перестал улыбаться и посмотрел на меня так, что стало очень стыдно.

— Почему вас это интересует, Рут? — прищурил он глаза.

— Любопытство, профессор, — а что, это чистая правда.

Он усмехнулся и резко подался в мою сторону, одним движением опрокинув меня на спину.

— Вы уверены, что только это? — тихо спросил он бархатным голосом.

Я сглотнула, смотря прямо в его зеленый глаза. Как же трудно говорить в таком положении. Мысли разбегаются, да и желания нет собирать их в кучу.

— Что же вы молчите, Рут? — еще ниже наклонился он ко мне, проговорив это буквально в губы, и опять улыбнулся. Хитро так улыбнулся!

Именно это и помогло мне собраться и ответить ему — да. Он играет со мной! Чувствует, как его близость действует на меня, и играет. Видимо вчерашний вечер ему помог сделать выводы и теперь думает, что все это не на пустом месте. Что лис, думаешь, я в тебя влюблена?

— Простите, профессор, но вы вторглись в мое личное пространство, — ура, даже получилось это ровно сказать.

Декан лишь усмехнулся, а затем наигранно тяжело вздохнул и поднялся, помогая мне принять вертикальное положение.

— Прошу прощение, Рут, — встал он на ноги, а затем уже серьезно, — вам придется побыть здесь… — он запнулся и обвел комнату задумчивым взглядом. Да, сейчас она имеет не лучший вид после моего испуга. — Вас переселят в соседнюю и пробудете в ней до завтра. Вы сильно ударились головой и вам необходим отдых. Не все можно исправить целительством.

— Хорошо, профессор, — кивнула в знак понимания.

— Отдыхайте, мисс Рут, — подарил он мне лукавую улыбку и ушел порталом.

Да, видимо судьба у меня такая — ночевать в целительном крыле.


Глава 12


Дождавшись целителя, вместе с ним отправилась в соседнюю комнату, где он еще раз обследовал меня. В первый раз он это делал, когда я была без сознания. Интересно, а кто меня переодел? Конечно, задавать этот вопрос Морису я не стала, и тихо дождалась, когда он покинет комнату. Вот знаете, есть такие моменты в жизни, когда совсем ничего не хочется делать. Я бы не назвала это депрессией. Не то ощущение. Наверное, это просто усталость. В прежней Академии моя жизнь была куда спокойней. Нет, неприятности и там меня преследовали, но не так часто. Там только смеялись надо мной и старались снять перчатки и узнать, что же я прячу. А тут вроде никому и дела нет до моего внешнего вида. Так почему же я тогда зачастила в целительное крыло? Когда все это началось? Когда покинула кабинет ректора Жосона Фирна? Села в повозку до Западной Академии Магии, или когда явилась на проверку магического потока?

Усмехнулась. Да, тогда я впервые встретилась с лисом. Он даже не посмотрел на того, кто зашел в зал, а был заинтересован бумагами. Но стоило мне разнести шар истины на осколки, как он навострил ушки. Интересна ли я ему как девушка, или только как случай удивительного явления в природе: девушка способная вырабатывать искровой разряд? Может он уже диссертацию пишет на эту тему, а я и не знаю?

Застонав, уткнулась лицом в подушку Не хочу, не хочу, не хочу! Боги, да за что мне это? Я с самого детства уверяла себя, что обращать внимание на парней нужно только человеческой расы. На других же смотреть просто как на предмет общения. Почему же, переведясь в эту Академию, мои убеждения не срабатывают? И ладно бы чувства, которые разрывают мне душу, были бы похожи на те, которые я испытывала, когда познакомилась с Филом, так нет, они совсем другие.

Стоило мне тогда в кафе поцеловать лиса, как внутри меня поселились эти чувства. С каждым днем они менялись, и чем дальше, тем больше я осознаю, что они дошли до стадии, когда думаю только о нем. Это глупо! Глупо с моей стороны. Человеку нельзя влюбляться в норта. Меня ждут только страдания и надежда. Даже если я добьюсь внимания, продлится наш роман недолго. Я стану старше, буду меняться и перестану его интересовать. Их жизненный цикл намного больше нашего, а это означает одно: если буду и дальше лелеять надежду, останусь одна. Но как обмануть чувства? Влюбиться в другого трудно, когда уже влюблена. Да и с моим даром невозможно завести отношения. Прикасаться ко мне может только лис.

И когда мои планы стали рушиться? Как же отучиться и стать хорошим магом, когда в голове мысли только о нем и о невозможности быть вместе? Да и вообще, почему я решила, что имею права так думать? Он давал мне повода? Пара поцелуев еще ничего не значит. Каждый раз мы были не в себе, или он, или я. Но факт остается фактом, я не могу заставить себя не смотреть в его сторону.

— Бездна!

Разозлившись на саму себя, схватила подушку и кинула ее в стену. Искры затрещали, вторя моим эмоциям, и пришлось срочно брать себя в руки. По головке меня не погладят, если разгромлю и эту комнату.

Несколько глубоких вдохов и медленных выдохов помогли мне успокоиться. Соскочила с кровати и пошла подбирать подушку, которая обиженно смотрела на меня. Даже стыдно стало, и попросила у нее прощения. Меня на самом деле трудно вывести из себя, но тут совсем другой случай.

Может и вправду попросить декана переспать со мной? Вдруг мне не понравится и тогда чувства сами уйдут. А если понравится? Нет, этого делать нельзя. Лучше вообще не знать что это такое, чтобы не мучиться потом, когда он найдет свою пару и перестанет уделять мне внимания. Да и учеба не вечная. Отучусь и уеду отсюда на свою родину. Буду работать в службе безопасности, и мне будет некогда думать о любви.

Подняла подушку и глянула в окно. Вечер. Я была весь день без сознания. Это что же, принц сидел все это время возле меня и ждал, когда я открою глаза? Нет, это глупо. Ему целитель сказал, когда я очнусь, вот и был рядом в этот момент. А так, наверное, был возле своей жены. Интересно, как там Инесса? Сильно ли пострадала от взрыва?

— Лея! — радостный возглас Шани отвлек меня от дум. — Мы тебе покушать принесли. Еда у них тут ужасная, поэтому вот, налетай.

Друзья меня так и застали стоя около окна в обнимку с подушкой. Я была им рада больше чем еде. Вот кто мне поможет отвлечься.

— Что же тебе в своей комнате не живется, смешная? — рассмеялся Дион, и я отвесила ему подзатыльник. Конечно, пришлось при этом подпрыгнуть, но месть за прозвище удалась. — Хорошо, я понял, — показал он мне язык, потирая макушку.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовался Фил, гипнотизируя меня своим черным взглядом.

— Хорошо, — улыбнулась ему, — могли бы и отпустить, но декан сказал, что необходимо полежать тут до завтра.

— Декан, говоришь, — задумчиво протянула Шани, ставя поднос на тумбочку, и при этом глупо улыбаясь, — а больше он ничего не сказал?

Несильный удар локтем в бок с моей стороны, и подруга прячет улыбку, увидев, как смотрят на нас парни.

— А давайте поиграем в карты? — сменила она резко тему, не позволив Филу задать вопрос. — Я вот принесла их, думаю самое то, чтобы скоротать вечер.

— Может на раздевание? — обнял ее эльф, мурлыкнув на ушко.

— Можно, — широко улыбнулась Шани, — но это будет нечестно по отношению к Лее. Она же в одной пижаме, когда на нас несколько слоев одежды.

Я утвердительно покачала головой, показав еще на босые ноги. Мне хватит двух проигрышей, и останусь абсолютно голой.

— Тогда на желание, — подал идею Фил, и все согласились.

Что ж, этот вечер целительное крыло запомнит надолго. Да, да, не только наша комната. Желания были разнообразными, от прокукарекать стоя на стуле, до постучаться к Морису и станцевать ему танец маленьких утят. Последнее досталось Диону. Как же мы смеялись, смотря в щель. Словами это не описать. Морис тоже не отставал от нас, смотря на собрата и пряча улыбку рукой. Понимающий эльф попался, и ругать нас не стал.

К моему счастью, я проиграла только один раз, а желание загадывала Шани, как первая вышедшая из кона. По блеску в ее глазах поняла, что следует ждать подлянку, и не прогадала.

— Ты же у нас играешь на пианино? — издалека начала она.

— Да, — ответила и стала вспоминать, когда это я говорила ей об этом.

— Так вот мое желание: сыграть нам.

Я усмехнулась:

— Если ты не в курсе, но чтобы сыграть, нужен инструмент, — развела руки в стороны.

— А он есть, вот только в актовом зале, — коварно улыбнулась она. — Нам остается только добраться до него.

— И как мы собираемся это сделать? — спросила, но при этом удивилась факту о наличие в Академии пианино.

— Все очень просто, — заразился идеей Дион, — через окно и до главного корпуса. Целительное крыло на первом этаже, и мы с легкостью выберемся отсюда.

И друзья одновременно поднялись с пола, где мы играли в карты, сидя на покрывале, сдернув его с кровати.

— Но… — хотела сказать, что у меня нет одежды, но Фил и Дион подхватили меня под мышки и поволокли к окну.

Тормозить голыми пятками было трудно и больно, да и слушать меня никто не собирался. Шани выбралась первой, а следом за ней парни вытолкнули меня. После дождя трава была мокрой и сразу поежилась, стоило только на нее наступить.

— Ребята, берем Лею на руки и вперед! — скомандовала подруга и крадучись пошла первой.

Я не успела что-либо сказать, как меня действительно подхватил Дион и усадил на спину Филу. Хорошо, что перчатки были на мне. Видимо целитель, или декан решил их оставить. Вот так мы и добрались да актового зала. Вся затея мне не нравилась, но стоило только увидеть черный инструмент, как сама спрыгнула со спины дракона и побежала к нему, шлепая по полу мокрыми пятками.

— Давай, Лея, выполняй желание, — проговорила Шани, усаживаясь с парнями в кресла первого ряда.

В зале было достаточно темно, но хорошему музыканту это не помеха. Откинув крышку, невесомо пробежалась пальцами по клавишам, предварительно сняв перчатки. Как же я соскучилась по этим ощущениям!

— Ну же, Лея! Не томи.

— Сейчас, сейчас! Дай собраться!

Было страшно начинать играть, ведь стояла полная тишина. Придвинув стул ближе, и выдохнув для храбрости, опустила руки на клавиши, и зал сразу же наполнился звуками. По телу пробежались мурашки от знакомых аккордов, и меня уже было не остановить. Я решила вложить в музыку все свои эмоции и чувства. Это упражнение хорошо помогало мне дома, и была надежда, что и тут музыка душевно исцелит меня. Но на это раз все было иначе. Я поняла, что играю в одиночку, и моим чувствам нет ответа. Сколько я не старалась через аккорды кричать и умолять их покинуть меня, они еще больше душили. Не хочу принимать их! Но сердцу не прикажешь, а душе тем более. Признайся, Лея, ты влюбилась в него…

В конце я сдалась и играла медленно. Музыка стала напоминать колыбельную, и уже хотела перейти к финалу, как голос с другого конца зала оборвал мелодию намного раньше.

— Я учту, адептка Рут, что вы желаете отдыхать таким образом.

Друзья подскочили на ноги, только услышав профессора Вэона, но не успели сделать и шага, как магия воздуха обратно усадила их в кресла.

— Концерт еще не окончен, господа, — коварно улыбнулся лис, как только подошел к сцене, — я бы хотел еще послушать, а вы уже надумали уходить.

Ребята со страхом смотрели на декана, чьи глаза горели в темноте изумрудами. Я же только усмехнулась, не иначе как на нервной почве. Так и знала, что все это выйдет нам боком.

— Позволите? — раздался очень близко голос лиса, и я вздрогнула.

— Что именно? — заикаясь, спросила у него. В темноте было плохо видно, и что декан хотел от меня, не смогла рассмотреть.

— Вы отлично играете, Рут, — похвалил он меня и щелчком пальцев заставил огромную люстру с магическими светильниками в виде свечей зажечься над нашими головами. — Сыграйте еще.

Отказывать декану опасно, поэтому кивнула и повернулась обратно к клавишам. Что бы такого сыграть? Мне потребовалась минута на раздумье, но потом все же вспомнила одну красивую мелодию и мои пальцы зажили собственной жизнью, рождая музыку. На некоторое время я уплыла вместе с ней, но звук флейты сбил меня с толку, и я невольно сфальшивила, затронув мизинцем лишнюю клавишу.

— Продолжайте, Рут, — тихий шепот между пением флейты, и я исправляюсь, чтобы продолжить.

На флейте играл лис, и в этом не было сомнений. Друзья и дальше сидели на своих местах, прикованные магией. Их я видела боковым зрением, когда декана, увы, не могла лицезреть. Он стоял за моей спиной, и звуки флейты были тоже оттуда. Даже и не могла предположить, что профессор Вэон играет на ней, и настолько виртуозно, что дух захватывает.

Стараясь тоже показать, на что я способна, начала бегать пальцами по клавишам, усложняя мелодию, так, чтобы флейта звучала в унисон. Слух у меня отменный, и поэтому с легкостью смогла подобрать аккорды, вплетая в произведение новые переходы. Наш дуэт стал звучать как одно целое, и мне это нравилось. Я с улыбкой слушала звуки флейты и отвечала ей созвучием. Вот теперь все было как надо. Душа пела вместе с инструментами и хотела продолжать этот дуэт вечно.

Что же ты творишь, хитрый лис? Не видишь, ты заставляешь меня влюбляться в тебя с каждым разом все больше и больше. Нужна ли я тебе или это очередная игра, где проигрыш будет с моей стороны?

Переходя к финалу, я не выдержала и оборвала мелодию, так и не закончив ее.

— Простите, профессор, но у меня голова разболелась, — постаралась вложить в слова как можно больше уверенности, чтобы он поверил. Глупая отговорка, но ничего другого я не придумала.

Некоторое время была тишина, а потом нас с друзьями окутало синее пламя, и мы оказались в комнате целительного крыла, где на полу были раскиданы карты и покрывало. Что ж, вот и прогулялись.

— Я выполнила твое желание, Шани? — тихо спросила у нее.

— Да, — все еще не отойдя от шока, ответила она мне.

— Уже поздно, вам пора идти.

— С тобой все хорошо, Лея? — спросил Фил, нахмурив брови.

Драконы тоже достаточно хорошо чувствуют эмоции других, но сил скрывать их уже не было.

— Честно? — взглянула на них. Они все смотрели на меня с беспокойством. — Так тошно мне еще не было ни разу.

— Да ты не переживай! — приобнял меня за плечи Дион, поняв мои слова по-своему.

— Подумаешь, попались твоему декану. Он же нас не наказал, а даже поощрил.

— Ты прав, — улыбнулась ему, и все вздохнули с облегчением. — Но вам действительно пора. Морис будет ругаться.

— Как скажешь, — обняла меня и Шани. — Завтра увидимся, подруга.

— Обязательно.

Помогла ей собрать карты, а затем они ушли, оставив меня одну. В тот же миг улыбка исчезла с моих губ, и я упала на кровать, закрыв глаза рукой. В ушах еще пела флейта, и я невольно стала ей подпевать.

— С голосом у тебя беда.

От голоса, неожиданно прозвучавшего в комнате, я испугалась и подпрыгнула на кровати. Повертев головой в поиске источника, удивилась. Неужели галлюцинации? Здесь же никого нет!

— Бери выше! — как будто подслушал мои мысли голос, и я посмотрела вверх.

Слов нет, одни эмоции! Под потолком парила Инесса, виляя полосатым хвостом! Как такое возможно? Шок завладел моим телом, лишая дар речи. Я как рыба беззвучно открывала и закрывала рот, не в силах вымолвит и слова.

— Так, кричать не нужно, — спланировала она вниз и уселась на стул возле кровати. На таком же сидел ее муж, только в соседней комнате. — Опережая твои вопросы, сразу отвечу: я жива и в полном порядке. Нет, летать я не умею, а то, что ты сейчас видела, это способность моего астрального облика. В данный момент я лежу в комнате своего мужа во дворце Севериона и вижу десятый сон за весь день. Перед тобой как бы я и не я, — она улыбнулась. — Забавно, не правда ли?

Я кивнула, во все глаза смотря на нее. Только сейчас заметила, что она немного прозрачная.

— Эту способность я только развиваю, поэтому не всегда получается преобразовать себя полностью, — виновато раскинула она руки в стороны. — Но ты не пугайся, Лея. Я пришла проведать тебя и все тебе рассказать.

— Так это и вправду ты, а не твой дух? — наконец-то ко мне вернулся голос.

— Да, — довольно кивнула она, — круто правда?

— Круто? — переспросила, не поняв ее фразу.

— Не обращай внимания на мои слова, скоро привыкнешь, — отмахнулась Нес и подалась вперед. — Так ты действительно электрическими разрядами умеешь кидаться?

— Электро…какими? — опять не поняла ее.

— Блин, забыла, что у вас нет электричества, — ударила она ладошкой себя по лбу, при этом качнувшись на стуле. — Как же тогда у вас это называется?

— Искровой разряд, — поправила ее. — Подожди, что значит у нас?

— Точно! Так вот, — Нес на секунду задумалась, так и не ответив на мой вопрос, — мне твой дар очень нравится, и он очень сильно мне кое-что напоминает. Твои разряды же издают звуки?

— Да. — Я начала ее побаиваться и отодвинулась к стенке, прикрыв босые ноги одеялом.

— Отлично! У меня идея, и чтобы ее воплотить, нужен твой дар!

— Какая идея? — заикаясь, переспросила у нее. — Мне и так сейчас проблем хватает, Нес.

— Да не трусь! — усмехнулась она. — Ты же будешь со мной, а я умею их быстро решать.

— Даже если проблемой будет ректор?

— Ну, — потерла она шею, отведя взгляд, — с Азертаном, увы, справиться не смогу, все-таки он ректор этой Академии, но мы постараемся сделать все тихо.

Что-то я сомневалась в ее словах, но перечить принцессе, да еще и магу смерти, у меня не было желания. Чутье подсказывало, что Нес просто так не отвяжется. Если что-то затеяла, то дойдет до конца.

— Хорошо, — вздохнула, — я слушаю тебя.

— Ты мне нравишься, Лея, — улыбнулась она, обнажив маленькие клыки. — Но начну я издалека. Все же обещала тебе все рассказать, и без этого трудно будет от тебя добиться того, чего мне хочется в результате увидеть.

— Я внимательно слушаю, — ответила ей, а сама сжалась в комочек еще больше.

Может, следует ей отказать пока не поздно? О том, что маги смерти сумасшедшие, кричала каждая книга о магии, поэтому трудно было верить ей на слово.

— Хочу сказать тебе сразу, что я не такая как другие маги смерти, — начала она, будто подслушав мои мысли, — я наблюдала за тобой всю неделю, Лея, и даже больше, попросила своего мужа узнать о тебе все.

Я некультурно икнула и во все глаза уставилась на нее.

— Ты что? Зачем?

— Пойми меня правильно, то, что я хочу тебе рассказать, не положено знать каждому, и поэтому я к тебе присматривалась.

— И как? — усмехнулась.

— Я не врала, когда сказала, что ты мне нравишься.

— Ив чем тогда твой секрет?

— В том, что я не из этого мира. Подожди! — Она подняла руки, видя, что я собираюсь покрутить пальцем у виска. Ну, точно, сумасшедшая. — Это действительно так. В своем мире, который зовется Землей, я умерла, но ваш Бог Смерти подарил мне новую жизнь и наделил способностями мага смерти. Это на самом деле долгая история. Может потом, в другой раз, я тебе все расскажу. Сейчас же хочу донести до тебя суть, что я из другого мира и там нет магии.

— Как нет? — хрипло спросила у нее. Я все больше и больше сомневалась в ее словах, уж сильно все это походило на бред.

— А вот так. В том мире живут только люди без магии и волшебства. Ты не подумай, там все культурно и цивилизованно. Люди не бегают с копьями и не охотятся на животных. Жизнь упрощают машины.

— Маш…машины?

— Ага, технология и изобретения.

— Мне трудно в это поверить, — скептически посмотрела на нее.

— Я понимаю и не заставляю. Дело твое, но именно действие одного устройства хочу возобновить с помощью твоего дара. Он производит высокое напряжение высокой частоты. Некий аппарат для производства электрического тока.

— Тока?

— Да, твои разряды можно и так называть.

— И что это за аппарат?

— Его называют трансформатором Тесла или катушкой Тесла. Всю точную функцию его я не знаю, но вот в одном фильме помню, что его разряды могли издавать звуки любой тональности.

— Фильм? — я начала путаться в ее словах.

— Эх, трудно мне с тобой. С Ри я уже как-то привыкла, — тяжело вздохнула Нес. — Давай пока не будем на них зацикливаться.

Я согласно кивнула. Все равно пока ничего не понимаю.

— Так вот, если ты научишься разрядами издавать определенные звуки, то ты сможешь исполнить целую композицию. У меня даже есть красивая мелодия.

— Но как мне это сделать? Я боюсь своего дара. Его трудно контролировать.

— Так не прямо же сейчас пробовать. Будем учиться. — Нес выпрямилась и гордо расправила плечи.

— И где мне учиться?

— Где? — задумчиво переспросила она и на минуту замолчала. Мне почему-то захотелось, чтобы она не придумала ничего. Было страшно ввязываться во все это.

— В парке Академии есть одно место. Там будет не видно, чем мы занимаемся. Да даже если и узнают, ничего нам не сделают. Дар не магия и им можно пользоваться.

Я мысленно застонала, но Нес смогла это прочесть в моих глазах.

— Лея, ты не бойся. Потом мне еще спасибо скажешь.

Отвечать ей не стала, а погрузилась в свои мысли. На самом деле что-то было в этом необычное. Я много раз замечала, что разряд издает звук, вот только похож он на скрежет, а не на мелодичный перелив. Музыку я люблю, и идея стать инструментом, или каким-то там аппаратом, заинтересовала меня. Но вот Нес… правильно ли я делаю, что собираюсь с ней общаться? Она же принцесса, и если пойдет что-то не так, да меня северный лис живьем съест, вернее заморозит!

— А твой муж, он знает о том, что ты задумала?

— Тил? Неа, — качнула она головой, — у него в государстве своих проблем хватает. Мы и так видимся очень редко.

— Он, кстати, приходил лично и чуть меня не убил.

— Да? — удивилась она. — Я поговорю с ним на эту тему. Ишь, что удумал, моих будущих друзей убивать. Извини за него, он на самом деле добрый и пушистый.

— Ага, — ни разу не поверила ей. Если этому лису вздумается убить — убьет.

— Ладно, уже поздно и тебе нужно поспать. Тренировку начнем с завтрашнего дня.

Нес поднялась на ноги и подошла к окну. Я стала наблюдать, как она начала растворяться, и от этого зрелища по моему телу пробежались мурашки. Было такое ощущение, что принцесса — дух и отправляется за грань на перерождение.

— Кстати, — она резко перестала растворяться и вновь вернула себе более-менее нормальный вид, — меня удивило то, как моя магия реагирует на твой дар. Давай еще раз проверим?! — и стремительно пошла ко мне.

Мне проверять не хотелось, и поэтому живенько начала перебирать ногами, выпутываясь из одеяла.

— Это не лучшая идея, Нес.

— Не трусь, Лея, — в которой раз проговорила она и остановилась в шаге от кровати.

— Просто вытяни руку без перчатки.

Ее грозный вид напугал меня, и быстро выполнила то, что от меня хотят. Льера тоже поднесла свою руку, зависнув над моей. Медленно, стараясь не упустить ни одной детали, Нес опускала руку, пока между моей и ее ладонью не начали сверкать искорки.

— Красиво, но опасно. Сейчас мое тело одна сплошная магия, и чтобы не повторить случай, из-за которого мы оказались в целительном крыле, притрагиваться к тебе не буду.

Я облегченно выдохнула и быстро надела перчатку обратно.

— Но эффект мне нравится, это нужно использовать.

— Может не стоит?

— Надо, Федя, надо, — строго проговорила она, а я опять захотела покрутить пальцем у виска. Какой Федя? Уже забыла мое имя? — Все, до завтра, Лея, — она улыбнулась мне клыкастой улыбкой и мигом растворилась, не оставив после себя ничего.

Нет, все-таки не забыла. Ох, в книгах пишут правду. Сумасшедшие эти маги смерти. И на что я подписалась? Один день лучше другого. Мне даже становится страшно жить. Что меня ждет завтра? А послезавтра? Однозначно планировать будущее здесь нереально. Не получается у меня так, как я того хочу.

А чего в общем-то хочу? Спокойно выучиться и начать самостоятельную жизнь! Нервно рассмеялась.

Находясь в белой комнате, сидя на белой кровати в белой пижаме, мой смех прозвучал действительно как у психа. Может это не Нес сумасшедшая, а я? Пора пить валерьянку! Все эти лисы, что черные, что белые, доведут меня до истерики! Надеюсь, последнего больше никогда не увижу.

Погасив магическое освещение, закуталась в одеяло и еще долго не могла уснуть. Мысли в моей голове бушевали, сменяя друг друга в бешеном хороводе. Но появлению принцессы я все же была рада. Она помогла мне отвлечься.

Чтобы научиться управлять своим даром так, как хочет она, мне потребуется много времени, и мысли о декане будут не так сильно давить на черепную коробку. Я постараюсь как можно меньше попадаться ему на глаза. Конечно, лекции нельзя исключить, но и там буду сидеть тише воды, ниже травы. Гляди, и перестану вообще на него так реагировать. Как там говорят: «время лечит»? Интересно узнать, кокой отрезок времени мне нужен, чтобы перестать испытывать к нему чувства. Любая любовь остывает, и если ее не тормошить, то может совсем раствориться. Поступлю, пожалуй, и я так. Сведу встречи с лисом до минимума, и чувства перестанут меня истязать.

Ох, какой же я была наивной…

Проснувшись утром, первым делом обрадовалась солнышку за окном. Все же пасмурная погода настраивает тебя против твоей воли на грустный лад, и не хочется вылезать из кровати и вовсе. А тут все наоборот. Мое настроение хоть и нельзя было назвать веселым, но и не находилось ниже плинтуса. Я бы сказала пятьдесят на пятьдесят.

Свою одежду обнаружила на стуле возле кровати и успела вовремя переодеться, как уже через минуту пришел Морис. Еще одна процедура обследования методом обволакивания меня голубым сиянием и пассами рук над моим телом, и целитель, довольный моим состоянием, отпустил на занятия.

Сначала пришлось сбегать в общежитие и закинуть в сумку нужные учебники и тетради. Вчера я пропустила весь день и придется просить лекции по предметам, которые благополучно проспала. Хорошо, что теперь есть у кого попросить о помощи. После вчерашнего нашего разговора с Нес, я поняла, что она вовсе не страшная. И почему я ее так боялась? Да, у нее странное поведение и постоянно говорит о непонятных вещах, но кто же поймет этих магов смерти? Может и вправду она из другого мира, как бы это смешно не звучало? Время покажет и все расставит по своим местам. Если мне было суждено с ней сблизиться, то этого уже не избежать. Так что, мой дорогой дар, придется тебе привыкнуть теперь еще и к ней. Черных лис мы уже не боимся, а значит и магов смерти переживем.

Столкнувшись с Шани в коридоре общежития, когда уже бежала в главный корпус Академии, она быстро рассказала мне какой сейчас у меня предмет, и в каком кабинете. Вот она подруга, поможет и поддержит.

— Спасибо, — приобняла ее за плечи и уже вместе с ней побежала на учебу. Как бы я хотела учиться с ней на одном курсе и на одном факультете. Было бы куда легче и веселее.

Завтракала как всегда неохотно. Не могу с собой ничего поделать, не лезет в меня еда утром и все. Компот, булочка, и я спешу на лекцию по особенностям рас Эдэра. Доклад у меня так и остался состоять из голых терминов и небольшого описания. Сдавать такую позорную работу не было желания, но лучше так, чем вообще ничего. Я обычный человек и мне незачем знать о связях нортов и других долгоживущих рас. Тем более этот доклад теперь у меня ассоциируется с той женщиной-нортом с шоколадными волосами. Книголюб.нет

— Садитесь на свои места, и продолжим познавать человека, — уставшим и дрожащим голосов проговорила мисс Дилоу, переступая порог аудитории.

Мы успели не только выполнить то, что она потребовала, но и заскучать, пока старушка преодолевала путь до кафедры. Когда же преподавательское место было занято, мы, наконец, начали записывать под диктовку то, что по мнению мисс Дилоу нам положено знать. Такого подробного описания внутренностей человека я еще нигде не слышала и не читала. Было такое ощущение, что преподавательница лично резала людей и смотрела, что у них внутри. Сейчас я была рада, что завтрак у меня состоял из той малой части, что было предложено.

Минуты до звонка тянулись, а интерес к органам малого таза у мисс Дилоу становился все больше. И в чем тут особенность?

— Таким образом, длина прямой кишки составляет пятнадцать сантиметров у взрослых людей… — тут прозвенел звонок и все с облегчением выдохнули. Синхронно так! — Через десять минут продолжим, а пока свободны.

Я медленно положила магическое перо на тетрадь и с наслаждением потрясла рукой. Двигается мисс Дилоу медленно, а вот диктует быстро. Это нужно ее рассматривать в качестве экземпляра к ее предмету. Вот кто, а она точно особенная.

Адепты задвигались, и большинство ринулось на выход, чтобы размять еще и ноги. Мне выходить было лень. В коридоре много адептом и оттого шумно, поэтому лучше посижу тут и понаблюдаю за дворником, который мел неторопливо дорожку аллеи за окном.

В какой-то момент боковым зрением заметила Фросию, и вид у нее был очень недовольный. Увидев, что я смотрю на нее, она решительно поднялась со своего насиженного места и пошла ко мне. Я внутренне напряглась, готовясь ко всему. То, что сам ректор ей выписал наказание и достаточно неприятное, знала уже вся Академия. Наверное, меня сейчас будут убивать, ведь как объяснить ее светящуюся кожу зеленым светом?

Я отвернулась, тихо считая секунду. Разряд недовольно трещал под одеждой, и мне с трудом приходилось его удерживать. Тридцать один, тридцать два…так, Лея, успокаиваемся и не трусим перед этой змеюкой. Здесь она меня не тронет, а от силы наговорит неприятных слов.

Досчитав до шестидесяти, поняла, что что-то не так. Либо драконица споткнулась, не дойдя до меня, либо вообще передумала. Но если бы она упала, то крик бы точно издала, а так как его не было, то больше похоже на второй вариант.

Медленно повернулась обратно и с удивлением посмотрела на почти пустую аудиторию. Среди присутствующих Фросии не оказалось, а ведь ей оставалось совсем чуть-чуть до меня дойти. Куда подевалась?

— Привет.

Я все же испугалась, и одна молния сорвалась с моего пальца и устремилась вверх, врезавшись в потолок. После нее остался маленький черный след и штукатурка на моих плечах и волосах.

— Извини, — Нес потянулась, чтобы стряхнуть ее с меня, но я отодвинулась, боясь ее покалечить.

— Лучше не стоит. Волосы хорошо проводят искровой разряд, — быстро пояснила свое действие и улыбнулась. — Здравствуй.

— Это поэтому ты их всегда убираешь в высокую прическу?

— Не всегда, но чаще из-за этого.

Принцесса кивнула в знак понимания и села на соседний стул, одновременно выкладывая на стол из сумки письменные принадлежности.

— Я немного опоздала и посижу рядом с тобой. Ты так удачно села на самый последний ряд.

Усмехнулась над ее словами. Немного опоздать — это максимум на десять минут, но чтобы всю первую половину лекции? Хотя, судить не мне. У принцесс свои понятия.

— Ты не смейся, — пробубнила она, что-то выискивая на дне своей сумки, — но друг, который должен был перенести меня порталом в Академию, не желал вылезать из кровати в такую рань. Вот поэтому опоздала.

— Друг? А как же муж?

— Да он как принес меня во дворец, так больше мы и не виделись, — вздохнула она, вынудив из сумки яблоко. — Будешь?

Я помотала головой. Мне ее стало жалко. Иметь пару и не быть вместе — это грустно. Их же, наверное, тянет друг к другу сильно, а из-за государственных дел принц не может быть с ней. Наверное, лучше влюбиться в обычного парня, без высоких титулов, а то так и просидишь дома всю жизнь одна.

— А как вы познакомились? Он же принц и трудно с ним встретиться. Ты, наверное, сама из очень богатой семьи? — решила поинтересоваться. Мне до сих пор трудно представить вот эту энергичную девушку рядом с куском льда.

Нес рассмеялась:

— О, все совсем наоборот. Мои родители живут в деревне, и похвастаться сундуком золота не могут. И в Академию я поступала не как аристократка.

— И тебя взяли?

— Напросилась, — пожала она плечами, усмехнувшись. — Ректор был добр ко мне. А с Тилом вообще все забавно и печально вышло.

На секунду с лица Инессы слетели все эмоции, и мне показалось, что я смотрю на куклу без души. Жуткое зрелище.

Но вот в ее глазах промелькнула искорка веселья, и рядом со мной опять сидит озорная огненная льера.

— А какого ты семейства, Нес? Кошачьих? — спросила, а сама вспомнила ту льеру, что сидела на коленях лиса. Р-р-р!

— Нет, пандовых.

— Кого?

— Я — панда, — улыбнулась она мне. — Если почитаешь про семейства нортов, желательно о тех, что жили несколько тысяч лет назад, то сможешь узнать кто это такие.

— Я вообще не видела таких как ты, и не слышала о пандах.

— Правильно, ведь я единственная в своем роде. Красные панды вымерли, но боги решили возобновить популяцию, вот и подарили мне тело панды.

Так, пора просить родителей подыскать мне психиатра. Целитель тут уже не поможет. Какие боги? Какие панды? Вот затащат тебя Лея в секту, и будешь потом с богами разговаривать. Мысленно усмехнулась. Что-то часто я стала вести беседу сама с собой.

Но спрашивать у Нес больше ничего не стала. Меньше знаешь, крепче спишь! Моя психика и так уже под вопросом, поэтому буду сидеть тихо и спокойно. Глубокий вдох и медленный выдох.

— А теперь продолжим, — скрипучий голос мисс Дилоу разрушил равновесие внутри меня, и я распахнула глаза, отмечая, что лекция началась. Нес уже что-то строчила в своей тетради. — Чтобы вас сильно не загружать строением человека, поговорим немного о другом.

При этих словах, я уверена, многие мысленно вздохнули.

— Как вы могли понять по тому, что я никому не поручила делать доклад по связи человека, ее у него не возникает по природе. Люди еще с давних времен преодолели этот барьер и теперь женщины могут рожать детей независимо от связи. Но видя это, боги сократили нам жизненный цикл почти в шесть раз жизненного цикла нортов. Но скажу вам, лучше так, чем жить без детей вообще. — Преподавательница на минуту задумалась, погрузившись во воспоминания, а затем бодро продолжила: — Другие расы могут иметь детей только объединив души, поэтому связи между человеком и долгоживущим жителем Эдэра не может быть никогда. Люди утратили это умение, и теперь души принадлежат только им. С одной стороны это хорошо, а с другой плохо. Я сама человек и не могу судить, но, по словам тех, кто нашел свою пару, поистине узнали всю прелесть чувства — любовь. Это не то чувство, когда паришь в облаках, а то, когда можешь разделить ощущения со своей парой. Внутренний мир один, и поэтому это называют слиянием душ. Как это происходит, никто не знает. У каждого этот процесс индивидуален, поэтому я уверена, что вы просто списали с учебников первые признаки связи, при которых необходимо обращать внимание на того кто рядом, чтобы не упустить свою пару. Запахи, прикосновения, притяжение — это все знаки, а вот сам процесс очень тонкая работа. Ученые пытались провести эксперимент на эту тему, и им даже удалось успеть проанализировать состояние организмов подопытных во время слияния душ. Но все же ошиблись, приняв обычную реакцию организма за духовную связь.

Все адепты сидели тихо и внимали каждому слову преподавательницы. Мне тоже было интересно это слушать, ведь все это звучит так сказочно и волшебно. Все говорят, что найти свою пару — это получить самый дорогой подарок судьбы. Но если честно, я не вижу в этом ничего столь возвышенного. По мне — это отбор. Если бы долгоживущие расы спокойно могли рожать детей, то наш мир был бы переполнен, а так вроде всем места хватает. Но понять нелюдей можно, ребенок действительно самый дорогой подарок судьбы.

— Чаще всего, — продолжила говорить мисс Дилоу, — пары создаются между одинаковыми расами, но бывают и смешанные: эльф-дракон, норт- эльф или дракон-норт, но у таких связей дети всегда рождаются одного вида. Полукровок не бывает! Чей ген сильнее одного из родителя, той расы и получается дитя. Но мы сейчас отошли с вами от нашей темы. У людей нет такого понятия — как связь. Детей они могут иметь только от человека, и поэтому милым девушкам не стоит влюбляться в мужчин другой расы. Да, они красивы, но и только.

Я вжала голову в плечи, стараясь стать как можно меньше. В нашей группе я единственная девушка человеческой расы, и было такое ощущение, что мисс Дилоу говорит это именно мне. Да, все видели меня с Филом, и возможно преподавательница не исключение, но зачем же так, буквально прямым текстом?

— А теперь перейдем к теме зачатия, — взглянув на часы, почему-то радостно проговорила мисс Дилоу.

Бездна! У преподавательницы на старость лет точно крышу снесло. Это-то нам зачем знать? Вернее мы-то знаем, но зачем об этом говорить на лекциях?! И здесь у каждой расы есть своя особенность?

Спрашивать это вслух конечно я не стала. Было страшно, неловко, и поэтому, краснея и вскипая как чайник, записывала под диктовку как мужчина выпускает своих малышей, а женщина с нетерпением ждет того момента, когда один, но настойчивый поселится в ее организме. Боги, не лекция, а один сплошной стыд. Инесса вообще в истерику скатилась, сидит и хихикает. Лучше бы мисс Дилоу и дальше рассказывала об органах.

Досидев до конца, мы с принцессой вышли в коридор и синхронно вздохнули. Она все еще смеялась, вспоминая конкретные моменты, а я продолжала краснеть. Были бы волосы распущенными, обязательно бы прикрыла лицо, а так иду, и все смотрят на меня красную.

— Надеюсь по флоре и фауне нам не будут рассказывать про брачные игры хищников, — совсем в голос рассмеялась Нес.

— Я тогда точно сгорю.

— Да ладно тебе! Чего тут стыдиться? Все мы люди и знаем, как все это происходит.

— Если бы мисс Дилоу рассказывала об этом как ученый: сухо и без эмоций, то еще ладно. Так нет, она вздыхала и охала, стараясь передать, что чувствует женщина, когда испытывает оргазм.

— А мне понравилось, — усмехнулась принцесса, а потом опять рассмеялась, посмотрев на меня красную.

Следующая лекция была на втором этаже, и необходимо было сменить коридор, который вел к лестнице. Я шла и четко смотрела себе под ноги, чтобы не светить так ярко красным лицом. Если эта старуха и о других расах будет так рассказывать, то я согласна прогулять и получить наказание за это, лишь бы не слышать возбужденного голоса мисс Дилоу.

Завернув за угол, я резко схватила Нес за локоть и быстро шагнула назад.

— Ты чего?

— Там наш декан, — шикнула на нее и посмотрела из-за угла в соседний коридор. Наверное, только через несколько секунд я поняла, на кого шикаю. — Ой, прости.

— Да успокойся! — махнула она рукой и тоже выглянула из-за угла, а затем тихо спросила: — А почему мы прячемся? Ты что-то натворила?

— Нет, просто не хочу показываться ему на глаза.

— Почему? — чуть громче и с удивлением задала она опять вопрос.

— А-м, — говорить принцессе о своих чувствах к лису не хотелось, просто пока еще не доверяла, — просто не хочу.

— И все? — не поверила мне Нес.

— Все, — ответила и с облегчение выдохнула, когда профессор скрылся за дверью аудитории.

— Странно все это, — задумчиво проговорила льера и окинула меня взглядом, сощурив свои синие глаза.

— Тебе только кажется. Пойдем, а то опоздаем. — Жар после лекции мигом слетел, стоило Нес посмотреть на меня с подозрением. С нортами тяжело играть в правду- ложь, поэтому лучше вообще молчать.

Лекцию по флоре и фауне мы просидели тоже молча. Профессор Мерн сегодня была доброй и никого не спрашивала и вообще не обращала на нас внимания. Медленно, успокаивающим голосом диктовала материал, а сама где-то мысленно витала в облаках. Что же у нее там случилось, что уже второй час с ее губ не слетает улыбка? Даже домашнее задание не задала!

На обед я шла, постоянно смотря по сторонам и оглядываясь. Мне очень хочется сдержать обещание данное самой себе и как можно меньше встречаться с черным лисом. Сегодняшняя лекция с мисс Дилоу очень четко и подробно дала мне понять, что такой девушке как я нечего мечтать о принцах. Понимаю, что поздно и чувства уже пожирают меня изнутри, но сдается только слабый. Я не считаю себя такой. В душе я всегда сильная!

— Адептка Рут! — строгий голос декана застал меня буквально на входе в столовую.

— Да, профессор Вэон? — даже не стала к нему поворачиваться.

— Я что, должен с вашей спиной разговаривать?

— А вам сильно неудобно? Мне вот замечательно! — Боги, что я несу?

Лис усмехнулся:

— Мне все равно, адептка Рут, но правила приличия, увы, никто не отменял.

— А давайте на время нашего разговора забудем о них?

— С вами забудешь, — очень тихо проговорил лис, но я смогла это расслышать.

— Простите, что профессор?

— Спешу напомнить, что сегодня последний день отработки, Рут, — уже громче и строго проговорил он. — Надеюсь, вы не собираетесь и сегодня посетить целительное крыло?

— Никак нет, профессор.

— Вот и отлично, тогда ступайте.

Повторять дважды мне было не нужно, и живенько завернула в столовую. Пронесло и не иначе. Если бы посмотрела ему в глаза, то пиши пропало, весь труд насмарку! На самом деле мне очень сильно хотелось повернуться и посмотреть на него и почувствовать его взгляд на своих губах, но ведь я сильная! Чувствами буду командовать я, а не они мной!

Быстро наложив себе еды, отправилась к друзьям, которые уже сидели за нашим столиком. Вот хорошо им, первый курс и всегда вместе.

— Всем приятного аппетита! — плюхнулась на стул рядом с Шани.

— И тебе того же, — подарил мне улыбку Дион.

— Как себя чувствуешь? — включил режим заботливого Фил.

— Просто замечательно. Пока что день проходит тихо и спокойно. Надеюсь, и вечер не подведет.

— А что вечером? — с интересом спросила подруга.

— Отработка и встреча с принцессой северных земель.

Эльф, не изменяя своей традиции, опять подавился листом салата от моих слов.

— Зачем? — через слезы спросил он.

— Она хочет помочь мне с даром. Усилить контроль так сказать.

— И ты не боишься ее?

— Сначала боялась, но поговорив с ней, поняла, что она обычная девчонка.

— Ага, обычная. Вот только тьмой умеет командовать, — передернула плечами Шани.

— Я вас не заставляю идти со мной и знакомиться с ней.

— Не горим желанием, — почти хором ответили мне друзья.

Вчера утром и я бы также ответила, но теперь все было иначе. Все ее боятся только из-за магии, но если об этом не думать, то Нес действительно обычная. Даже титул принцессы забывается из-за ее легкого отношения к окружающим.

— Как хотите, — пожала плечами и продолжила есть суп.

Последняя лекция тянулась дольше всех. Это всегда так, уже как закон подлости, но стоило долгожданному звонку прозвучать во всей Академии, и всех адептов как ветром сдуло. А ведь это только начало! В середине учебного года даже первую будет трудно отсидеть.

До общежития я добралась быстро, подгоняемая страхом встретиться с деканом. Резво сменила форму на рабочую одежду и побежала на полигон, чтобы наконец избавить себя от отработки. На этот раз я пришла третьей, за что получила похвалу от льера Хара. Снежный барс радовался вместе с нами. Еще бы, ведь тоже избавится от исполнения роли няньки, а это хорошо поднимает настроение.

Как только все подошли, и нас стало ровно двадцать, не стали терять время и приступили к работе. Все предчувствовали скорую свободу и старались ни на что не отвлекаться. Стоило похвалить ребят, все работали дружно и быстро. Разговоров не было слышно, из-за чего мое удивление возрастало с каждую минутой. Может вчера, когда не было меня, льер Хар провел дисциплинарный урок, что теперь все молчат как рыбы? Но даже если это и так, я радовалась, что закончили мы все быстро, и нас отпустили радоваться чистой совести. Ой, надолго ли?

На этот раз до своей комнаты я добиралась медленно. Все же ползать на коленях тот еще труд. На улице уже стало совсем холодно, и надо будет на встречу с Нес надеть куртку, а то есть шанс простудиться. Конечно, Морис потом исцелит, но идти опять в целительные крыло…нет уж.

Приняв душ и на несколько минут завалившись на кровать с Майли на груди, заставила себя ни о чем не думать. Как оказалось, это трудно сделать и, дождавшись, когда помощник избавит меня от излишка магии, отправилась на поиски новых проблем. Ну вот мне не верилось, что затея принцессы пройдет тихо и спокойно, как сказала она вчера.

Встретились мы с ней у главных дверей.

— Прям как в аптеке, — посмотрела она на наручные часы, как только я подбежала к ней.

— Где? — не поняла я.

— Вовремя говорю, — объяснила она мне понятным языком, и я кивнула. — Сейчас только Ри дождемся и пойдем.

— Это твоя подруга-эльфийка?

— Она самая.

— А тот лазурный дракон кто?

— Таер? Он муж Ри.

— Муж?!

— Ага, у них образовалась связь в прошлом учебном году. Но он уже закончил Академию и сейчас работает в городе за этими стенами.

— Но я его часто вижу в Академии на переменах.

— Так связь не позволяет им быть дальше чем на двадцать километров друг от друга, вот и живет в нашем общежитии с ней. Эх, потеряла такую соседку.

— И у любой связи так? — ужаснулась я.

— Да. В течение трех лет прикованы друг к другу.

— Подожди, но ведь ты здесь, а твой муж аж в северной части Эдэра.

Она сморщила свой курносый носик и нехотя ответила:

— Считай, что у магов смерти все иначе.

Я кивнула и замолчала. Было видно, что Нес не хочет говорить о принце и их отношениях. В чем-то ее можно понять. Даже я, если бы муж не уделял мне время, не думала бы о нем, чтобы лишний раз не накручивать себя. Хорошо, что связь не позволяет изменить своей паре, и спокойно спишь, зная, что муж действительно работает, а не ходит к другой и поэтому не обращает на тебя внимания.

— А вот и она, — улыбнулась льера и кивнула в сторону бегущей к нам эльфийки.

— Простите, простите, простите, — еще не добежав до нас, стала извиняться девушка.

— Не в первый раз, — усмехнулась Нес. — Знакомься, Лея, это моя лучшая подруга Анариэль.

— Можно просто Ри, — протянула мне руку девушка, тяжело дыша после бега.

— Лея, — и скрепили знакомство рукопожатием.

— Так, с этим закончили, а теперь вперед! Время приключений! — весело проговорила Нес и двинулась в сторону парка, напевая песенку о каком-то парнишке Фине и псе Джейке.

Я взглянула на Ри и глазами спросила что с ней, но та только пожала плечами и поскакала вслед за подругой. Правильно ли я поступила, что согласилась в этом участвовать?

Вздохнув, последовала за ними.

Шли мы достаточно долго для небольшой территории Академии. Углубляясь все дальше в парк, где кусты и деревья уже росли хаотично и близко друг к другу, старалась думать только о предстоящей миссии. Было немного боязно дать своему дару свободу. Всю жизнь его удерживать в себе и теперь поступить наоборот, однозначно это все неправильно.

— Пришли, — довольно заявила Нес, когда мы вышли на небольшой пятачок свободного места среди зарослей. Тут даже трава была ниже, чем под кустами.

— И давно ты знаешь об этом месте? — спросила у нее, разглядев впереди стену. Мы в самом дальнем углу Академии.

— Давно. Люблю природу вот и облазила тут все.

— И вечно приносила грязь в нашу комнату, — недовольно пробубнила Ри.

— Ну теперь тебе грех жаловаться, — хлопнула Нес эльфийку по плечу, — твой муж еще тот экспериментатор и тоже грязь таскает.

Анариэль показала ей язык и отошла в сторону, где валялось сухое дерево. Нес усмехнулась и повернулась ко мне. Ой, что-то не нравится мне блеск в ее глазах.

— А теперь займемся тем, ради чего мы сюда пришли. Лея, встань тут, и рядом с собой воткни в землю вот этот железный прут, мы сделаем тоже самое.

— Зачем? — спросила, покрутив в руке метровый тонкий стержень. Даже не заметила их у Нес.

— Защититься магией, если что, я не смогу. Только еще хуже сделаю. Поэтому остается только заземлиться.

Я согласно кивнула и выполнила просьбу Нес. Перестраховаться всегда полезно.

— Все, — принцесса тоже воткнула в трех метрах от Ри стержни и подошла обратно ко мне, — теперь бери это, — мне протянули магическое перо и блокнот, — и записывай ноты. Я их не знаю, но голос у меня есть.

— А откуда ты… — хотела спросить, но прикусила язык, вспомнив, что принцесса узнала обо мне все и то, что я хороший музыкант.

— Извини за это, — правильно поняла она мою заминку, — но твой дар меня очень сильно заинтересовал, поэтому попросила помощи у мужа.

Я только вздохнула. Жаловаться кому-то бесполезно. Кто же захочет обвинить принцессу?

— Давай, пой, — усмехнулась ей.


И она запела, причем даже неплохо и мелодия мне очень понравилась, отчего быстро забыла об обиде и живенько начала записывать ноты, которые составляли эту песню. Это было что-то сродни романсу, но такое исполнение я еще ни разу не слышала. Слова заставляли мурашки покрывать мою кожу, а от голоса принцессы разряд уже сам трещал, разделяя вместе со мной восхищение. В итоге я ее попросила спеть еще пару раз, чтобы прочувствовать все до конца. Если честно, то хотелось прямо сейчас побежать в актовый зал и сыграть эту песню на пианино, чем стоять тут и стараться заставить разряды петь точно также. Но Нес настояла на своем и даже кулаком пригрозила, а затем развернулась и пошла к Ри, чтобы присесть на поваленное дерево рядом с ней.

— Ты только не бойся, — прозвучало последнее напутствие от принцессы.


Глава 13


Я обвела наше место испуганным взглядом и поняла, что все это смахивает на какой-то ритуал. А что? На дворе уже почти ночь, роса поблескивает на траве и вокруг только звуки природы. Не хватает пентаграммы, свечей и людей в черных балахонах. Я же себя ощущала призванным духом, от которого что-то требуют. И как мне заставить разряды издавать определенные звуки?

— Мы верим в тебя, Лея! — услышала я. Видимо группе поддержки надоело ждать.

Первым делом избавилась от перчаток и еще раз пробежалась взглядом по нотам. Ничего сложного, если бы играла на пианино, но здесь же — вообще не представляю как это сделать! Блокнот положила рядом с перчатками и стала прислушиваться к себе. Дар я чувствую отлично, и всю ту мощь, которую удерживаю изо дня в день. Самостоятельно я никогда не выпускала разряды. Это всегда происходило на эмоциях и теперь…так, Лея, соберись! Ведь это твой дар и твоя сила, причем полностью подчиняющаяся тебе. Если поток выполняет только заклинания, то дар должен подчиняться мысленно. Я — это он, и наоборот.

Стараясь не выпустить все и сразу, силой мысли позволила одному разряду показаться на моей ладони. Вот только издавал он все тот же скрежет.

— Мыслями ты не сможешь их заставить петь, — прокричала Нес, как будто прочитала мои мысли, — тут все зависит от мощности и движения. Заставляй их танцевать.

Бред какой-то! Они и так не стоят на месте. Эх, глупая это была затея, но раз начали, то нужно и закончить.

Сосредоточившись на ощущениях, усилила мощность, и разряд на ладони вырос в несколько раз, вытягиваясь в разные стороны как деревце.

— Ты все правильно делаешь! — опять послышался крик принцессы. — Прислушайся к звукам и запоминай.

Я делал все, что она кричала. Усиливала и заново уменьшала мощность, запоминая звуки, а когда уже с легкостью могла это делать, не трясясь всем телом, Нес потребовала создавать разряды быстро и резво. Вот тут-то мы и услышали разницу. Из одной руки я выпускала маленькие разряды, а с дугой срывались большие и мощные, врезаясь в железный стержень. Это было удивительно, но звуки действительно присутствовали, вот только они совсем не были похожи на слаженную мелодию.

— Отлично, Лея! — подошла ко мне льера, когда решили отдохнуть, и сунула мне в руки кружку с горячим отваром и бутерброд. Ужин мы благополучно пропустили. — Теперь мы поступим совсем по-другому. Я буду отбивать ритм, — при этих словах она откуда-то достала железную миску и ложку, — а ты старайся взять, например, ноту "до" и издавать ее разрядом в такт, который я буду задавать.

Я удивленно посмотрела на нее.

— Ты тоже занималась музыкой? Откуда знаешь с чего необходимо начинать?

— Телевидение еще и не такому научит, — усмехнулась она и пошла обратно в безопасную зону.

Не знаю почему, но ее непонятные слова придали мне сил и надежду, что все получится. Это даже было трудно объяснить, но поработав с ней, я узнала о себе что-то новое. Ее необычные действия и мышление иногда пугают, но если прислушаться, то понимаешь, и открываешь для себя что-то новое и необычное, чего не встретишь в этом мире.

Как только села на дерево, Нес начала стучать ложкой по миске, задав мне медленный темп. Не с первого раза, но ноту "до" я смогла озвучить длинным разрядом почти до земли. Один удар — новая молния, и вот так на протяжении одной минуты. Потом Нес ускорила ритм, и мне пришлось резко под него подстраиваться. Честно, было трудно, ведь разряд достаточно мощный и порой нота "до" у меня смазывалась и превращалась в простой скрежет. Но отдыха мне не давали, и приходилось начинать все заново.

Через полчаса мы дошли до ноты "ми". Тут молния была меньше и тоньше, и я смогла немного расслабиться, но как оказалось зря. Когда принцесса прекратила бить по миске, и мне надо было тоже остановиться, я поняла, что не могу этого сделать. Дар вышел из-под контроля, и разряды не желали заканчиваться, выходя не только из рук, но и из всего тела. Я была похожа на горящую искровую елку. Хорошо, что были железные стрежни, и весь удар они брали на себя.

Инессе и Анариэль пришлось спрятаться за деревом и наблюдать за мной оттуда. Наверное, не стоило так долго выпускать разряды и делать хотя бы небольшую передышку между сменами ритма. Теперь же я сидела на траве и старалась себя успокоить. Стало страшно, когда стержни начали гореть, говоря мне, что разряды мощные и нагревают их. Если их не станет, то все тут пострадает. А я не хочу этого! Так, Лея, возьми себя в руки и запечатай дар внутри себя!

Но как бы я не старалась настроить себя, разряды не слушались меня. Нужно было придумать вескую причину и прекратить это шоу немедленно. Но как назло ничего не лезло в голову.

— Лея?! — крикнула Нес, отвлекая меня от раздумий. — Ты там как? Может декана позвать?

Точно, лис! Если я сейчас не прекращу искрить, то Инессе придется позвать декана. Но ведь я себе пообещала с ним не сталкиваться лишний раз! А обещания нужно выполнять, поэтому делаем вдох-выдох и перестаем выпускать искровой разряд.

Как ни странно, но это помогло. Представив себе, какие чувства я испытаю, увидев профессора, и что потом за ними последует душевная боль из-за понимания того, что мне не быть с ним, разряд стал уменьшать свой напор и через несколько минут совсем пропал. Да, милый мой, сейчас нам нельзя видеться с ним.

— Вот это было зрелищно, — Нес присела рядом со мной, рассматривая сожжённую траву вокруг нас. — Вот и площадка готова.

— Может закончим на этом?

— Когда все только начало получаться? П-ф-ф, Лея, в эксперименте всегда случаются казусы, но кто же его бросает на полпути?

— Твоя правда, — вздохнула.

— Мы просто изменим ход выполнения. Положись на меня, и ты все сможешь.

— Как скажешь.

Я поднялась на ноги и еще раз тяжело вздохнула, увидев погнутый стержень, который был воткнут в землю рядом со мной.

— Надо принести таких побольше, — задумчиво проговорила Нес, тоже поднявшись.

— А на сегодня хватит.

Мы с Анариэль выдохнули одновременно. Видимо ей тоже было страшно не меньше чем мне, и устала от переживаний. Еще бы, сверкало тут не по-детски.

— Предлагаю побыстрее отсюда уйти, — схватила их за руки, как только надела перчатки. — Из окон Академии могли увидеть свет, так что не будем рисковать, а то я только избавилась от отработки наказания.

Все были со мной согласны, и мы быстрым шагом отправились в женское общежитие. По-хорошему, нужно менять место, где воплощаем нашу затею, но такой возможности, увы, не было.

— Не беспокойся, это место знаю только я. Кому захочется лезть в эту чащу? — заверила меня Нес, как только я поведала свою мысль. — Тут проблема совсем в другом. У нас максимум месяц, а потом вся листва опадет, и вот тогда нас точно будет видно из окон Академии.

— Я не уверена, что справлюсь за месяц.

— А надо! Вот увидишь, Лея, мы добьемся своего, и будет нам счастье, — подняла она палец вверх, показывая всю важность сказанного.

— Как скажите, Ваше Высочество, — улыбнулась ей.

— Вот-вот! — вздернула она курносый носик, и мы втроем рассмеялись.

Все-таки трудно Инессу воспринимать как принцессу. Она больше похожа на меня, обычную девушку из обычной семьи. И как раньше я могла ее бояться?

За простым разговором, где Ри рассказывала о лесах лесных эльфов, к которым относилась и она, мы дошли до общежития. Этим рассказом ей удалось снять с нас напряжение и теперь хотелось только спать.

— Всем спокойной ночи! — пожелала нам Ри, когда мы поднялись на наш этаж.

— Сладких снов, — ответили ей.

Мы же с Нес вместе повернули в крыло, где находилась моя комната. Дойдя до нее, я удивилась, что она живет рядом со мной, ровно напротив.

— Признайся, ты и это подстроила? — спросила у нее, когда открывала дверь.

— Нет, это уже чистое совпадение, — подмигнула она мне. — Приятных снов.

— И тебе.

Нес скрылась за дверью, вильнув хвостом, и я улыбнулась. Пожалуй, не так уж и плохо учиться здесь. Столько друзей за несколько дней у меня не было даже дома. Ну подумаешь неприятности меня преследуют, зато всегда рядом они: Шани, Дион, Фил и теперь Нес с Анариэль. Скучать и жаловаться на депрессию мне больше не придется. Вот только осталось избавиться от чувств к лису и можно радоваться жизни.

Перед сном я еще раз прокрутила в голове весь вечер, коряво пропела мелодию Нес и с улыбкой провалилась в сон. Этот месяц будет трудным, но я верю, что у нас все получится, и мой дар, наконец-то, будет не только приносить вред, но и радовать таким необычным методом.


***

У любого человека есть моменты в жизни, когда наступает затишье, и ты можешь спокойно вздохнуть. Если такое происходит и тебя спрашивают: "как дела?" или "что нового в твоей жизни?", то обычно отвечаешь: "нормально" или "все как всегда", ведь дни смазываются, становясь похожими друг на друга, и ты не помнишь, когда все началось и сколько времени уже прошло.

После того как я начала общаться с Инессой, у меня начался именно такой период. Меня перестала задирать Фросия, я больше не ловила на себе любопытных взглядов адептов и даже преподаватели не смотрели в мою сторону. Видимо, никто не хотел иметь проблемы в лице мага смерти. Нет, призраком я не стала. Со мной все еще были мои друзья, вот только приходилось разделять свое время и стараться общаться со всеми. Шани, Дион и Фил так и не захотели подружиться с принцессой и твердо стояли на своем. Почему, сказать не могу, но уговаривать или заставлять их я не стала, тем более мою дружбу с льерой они даже поддержали, говоря, что мне это идет на пользу. С ребятами я старалась быть больше чем с Нес. Они мои первые друзья и все же это что-то, да значит.

Шани продолжала приносить мне артефакты в надежде мне помочь, но они все также превращались в пепел, как и первые, так что кучка сожженных артефактов росла, а подруга заряжалась новыми идеями. Отговаривать ее не спешила. Может кто и скажет, что это трата времени и только мечты, но я видела, что Шани это нравится, и она тем самым развивает свою магию, за что и получает похвалу от своего декана.

С Дионом все проще. Он как был душой нашей компании, так ею и остался. Вечно веселый и жизнерадостный, он каждый раз заряжает нас положительной энергией. Но если потребуется, Дион может быть серьезным и всегда поможет в трудную минуту. Из него вышел хороший друг, и он из тех, кто не вонзит тебе нож в спину. Все же, как обманчиво первое впечатление, ведь именно он первый в Академии заставил меня понервничать.

Только с Филом у меня испортились отношения. Несмотря на то, что он всегда был с нами и выглядел без изменений, я замечала с его стороны странные взгляды в мою сторону. Я хорошо понимала, что обидела его драконью сущность и отняла игрушку, но так лучше как для него, так и для меня. Однако, я с уверенностью могу сказать, что не жалею о том, что было между нами, кроме того случая с разрядом. Фил тоже хороший друг, но повернуться к нему спиной уже не смогу. Я не злюсь на него и не хочу превращать его во врага. Любого можно понять, если не торопиться с выводами, особенно когда и за тобой числится грех. Но доверия между нами больше нет. Еще в самом начале, когда он сделал первый шаг в наших отношениях, я знала, что именно этим все и закончится. Поэтому были сомнения и желание не соглашаться на его предложение. Но кому не хочется поверить в сказку, даже если она всего лишь на одну страницу? Не успело все начаться, как на горизонте уже конец. Хорошо, что все обошлось, и мы остались друзьями. В какой- то мере я благодарна новым чувствам, которые зародились во мне. Если бы не они, нашей дружбе точно бы пришел конец.

Что же насчет меня, так я могу похвастаться своими маленькими победами. За все три недели, что пролетели незаметно, я перестала попадать в неприятности. То ли все дело в принцессе, то ли наступила белая полоса в моей жизни, но теперь каждую ночь я ночую исключительно в постели своей комнаты.

Тренировки по использованию моего дара как музыкальный инструмент проходили каждый вечер по несколько часов. Первую неделю я училась исполнять гамму, состоящую из простых нот первой октавы, а затем и другие. Самое трудное было играть басы. Разряды в их исполнении были самыми мощными и трудноконтролируемыми. Чтобы получить звук, их приходилось выпускать из рук быстро и резко, а это очень опасно, ведь еще надо было следить, чтобы они всегда били в железный стержень. Итогом нашей тренировки стали: пятнадцать расплавленных железяк, но хорошие результаты.

Строгое командование со стороны Нес не давало право на отдых, и именно ее упорство и несильное запугивание принесли победу над моим страхом к дару. В конце третьей недели я смогла исполнить простую детскую мелодию. Но без неприятных инцидентов тоже не обошлось. К сухому поваленному дереву прибавилось еще одно, сгоревшее. Не удержав мощные разряды, они спалили стержень за считанные секунды и перебросились на рядом растущее дерево. Мы тогда втроем сильно испугались, ведь дым мог привлечь внимание со стороны преподавателей. Но слава богам, все обошлось, не считая пару ожогов, которые мы заработали, когда тушили пожар. Было такое ощущение, что на тот угол парка Академии, где мы проводили тренировки, никто не смотрел, хоть и были окна главного корпуса на эту сторону. Анариэль как целитель, все быстро исправила, залечив наши раны, и никто не догадался о нашем промахе. К счастью, на целительство не распространяется запрет по использованию магии на территории Академии, о чем потом мне поведала Ри, когда я испугалась за нее, что ее отчислят. Вот таким образом мои дни и проходили: с утра до вечера учеба, где грызла гранит науки; вечером отдых с друзьями, выполнение домашнего задания, а ближе к ночи тренировки с даром.

Не могла похвастаться только уроками физической подготовки. Бег удавался мне уже лучше, как и обычные упражнения, а вот стену из грубого камня с выемками, я так и не преодолела. Даже до верха не добралась! Меня это сильно огорчало, а льера Хара злило, поэтому он заставлял меня много отжиматься и приседать, чтобы укрепить мышцы рук и ног. Гляди, так смогу хотя бы не падать в объятия преподавателя, который постоянно меня страховал. Каждый четверг одногруппники смеялись, а я, не обращая на это внимания, из последних сил доползала до комнаты и проваливалась в сон, даже не сходив в душ и столовую. После урока на меня накатывала все та же слабость, но я благополучно списывала ее на тяжелые тренировки.

Думать о лисе запрещала себе даже перед сном. Нет, особенно перед сном! Пока мне удавалось хорошо держать свое обещание, и с профессором Вэоном мы виделись только на лекциях и на практике, когда он принимал результаты по плетению магических нитей. Это, пожалуй, было самым трудным для моих чувств, ведь помимо моего партнера по бою, он уделял пристальное внимание и мне. После этих занятий я отходила целый день, погрузившись в себя.

Каждый день что-то менялось внутри меня. Чувства не оставляли мою душу в покое. Стоило только увидеть на горизонте коридора лиса, как тело охватывал жар, а руки начинали чесаться, желая прикоснуться к этому норту. Мне приходилось ретироваться в туже секунду и желательно подальше, чтобы не искушать себя. Не знаю, может профессор использовал на мне зов и поэтому такие ощущения, но это жестоко с его стороны. Сам выпроводил из своего дома, а теперь заставляет желать его. Так я думала достаточно долго, пока не вспомнила, что после зова наступает неприятный, да какой уж там, ужасный момент боли! Со мной этого не происходило, когда я убегала, а значит зов тут не причем. Неужели я настолько влюбилась, что теперь нет мне покоя? И когда только успела? Он не сделал для меня ничего особенного, не старался начать обычные отношения. Был стразу интерес к моему дару, а затем просто нелепые ситуации, после которых испытывала только стыд. Я до сих пор считаю, что его внимание ко мне это только любопытство как ученого, а мое к нему, как к норту, который может прикоснуться ко мне напрямую. Но если это так, то почему я испытываю к нему чувства? В первые дни я чувствовала, что они чужие, как будто имею второе "я" и они его. Но с каждым днем эта черта смазывалась, и теперь с точность могу сказать, что чувства мои. Любовью назвать это пока боюсь, но грань очень тонкая.

Но изменения я замечала не только в себе. Декан тоже стал отличаться от первого дня нашего знакомства. Он перестал улыбаться, на лекциях всегда серьезный и достаточно строгий, из-за чего девушки прекратили вздыхать о нем в открытую. Частенько замечала в коридорах, что он отчитывает парней за малую провинность, будь то громкий смех или за то, что они сидели на подоконнике.

Как-то за обедом я рассказала об этом ребятам, над чем они только посмеялись.

— Похоже, вашему декану не хватает женского внимания, — через смех заявил Дион, подкладывая в тарелку Шани салата. Ему надоело, что она вечно берет у него и теперь накладывает себе двойную порцию, чтобы потом ее переложить подруге.

— Или неудачный эксперимент, — не согласилась с ним Шани. — Он же ученый!

— Нет, тут именно в женщине дело, — ровно проговорил Фил, — он и мой декан, и тоже ведет у нас лекции, и его поведение на них, после которых девушки уходят чуть ли не в слезах, говорит о нехватке секса.

При этих словах я покраснела. Говорить об этом так открыто мне неловко.

— А почему девушки уходят в слезах? — тихо поинтересовалась я.

— Так заваливает их вопросами, — пожал плечами дракон. — Они не отвечают на них, после чего профессор их отчитывает, что лучше больше читать книги, чем ходить на свидания…

Но даже после нашего разговора в столовой, мне так и не было понятно поведение декана. Ту женщину я до сих пор вспоминаю и каждый раз испытываю ревность, но она наглядно мне показала, что лис не обделен вниманием, пока не пришлось стать свидетелем странного разговора.

После трех недель общения с принцессой, я сама решилась зайти после ужина за ней, чтобы потом вместе пойти на тренировку. Обычно мы встречаемся у главных дверей учебного корпуса, а тут мне стало скучно, и решила посетить ее комнату. То, что она была там, я не сомневалась. Из комнаты, которая была ровно напротив моей, доносилась музыка.

Нес жила также одна, как и я. После того, как Анариэль съехала в другую комнату с мужем, принц Итилгайл настоял на том, чтобы Нес жила без соседки.

Жительницы общежития поговаривают, что часто видят беловолосого мужчину на нашем этаже, который ходит к Нес. Я в это не верю. Пьера как-то обмолвилась, что Тил еще ни разу не был в ее комнате. Пожалуй, когда он прибыл в целительное крыло — был первый его визит в Академию. Мне жалко подругу, все же трудно быть далеко от своей пары.

Выгнав из голову грустные мысли, уверенно постучала в дверь и для точности еще крикнула, что это я. Так обычно Шани кричит за моей дверью, чтобы я побыстрей открыла ей.

В комнате послышался шум поверх музыки, и мне, наконец, открыли дверь, вот только увидеть вместо принцессы белого дракона никак не ожидала.

— О-у, милая Лея. Вот мы с вами и встретились. — Ларне галантно склонил голову в приветствии и жестом пригласил зайти в комнату, отступив в сторону. Что вы думаете, я не сдвинулась и с места.

— Ты… — да, в этот момент больше ничего сказать не смогла. Шок и только, а потом меня осенило! — Так это ты тот беловолосый мужчина, которого часто видят здесь!

— Допустим, — широко улыбнулся дракон.

— Но как же так? — я обвела взглядом комнату принцессы, но саму хозяйку не увидела. — Где Нес?

— В душе, — пожал он плечами и прошел к кровати, а затем завалился на нее, закинув руки за голову. — Да вы не стесняйтесь, мисс, заходите и присаживайтесь.

Я с опаской переступила порог и закрыла за собой дверь. В моей голове не укладывалось то, что у Нес другой мужчина. Разве такое возможно при связи, или и тут магия смерти разрешает себя не ограничивать?

— Как у вас дела? Та драконица вас больше не обижает? — обыденным голосом спросил дракон.

— Нет, затишье перед бурей, — сказала тихо себе под нос, разглядывая его.

— Вы так думаете? — смог расслышать он. — Хотя я не удивлюсь. Изумрудные драконы еще те ящерицы.

— А ничего, что и вы дракон, — удивилась я его выражению о расе.

— Был, — со серьезным лицом ответил он мне, а потом его губы опять растянулись в легкой улыбкой, от которой на правой щеке появилась ямочка. — Но не будем о грустном. Я тогда вас покинул и так не ответил на ваш вопрос.

— Да, я у вас спрашивала: маг смерти ли вы?

— Нет, милая Лея, — усмехнулся он. — Я…

Но дракон не успел договорить. Открылась дверь ванной и оттуда вылетела Нес, обмотанная лишь в одно полотенце. Короткое полотенце!

— Нес! — возмущенно начала, как будто я ее муж.

— Лея? А ты что тут делаешь? — она на секунду замерла, а потом продолжила бегать по комнате, выбирая наряд из тех, что были везде раскиданы. Только сейчас их заметила.

— Вместе с тобой хотела на тренировку пойти и… — тут я запнулась, решив, что сейчас поважнее совсем другое, и нагло ткнула пальцем в сторону Лариса, — что он тут делает?

— Он? — удивленно переспросила льера и глянула на дракона. — Так вы уже познакомились? И когда успели?

— Он мне помог избавиться от общества Фросии, но вопрос в другом, Нес, что он делает в твоей комнате? Ты слышала, что о тебе говорят?

— А что обо мне говорят? — скрылась она опять в ванной, прихватив походный костюм.

— Что какой-то беловолосый мужчина к тебе ходит. Я думала, что это твой муж, а это оказывается Ларне!

Дракон продолжал лежать на кровати и мило мне улыбаться. Хотелось показать ему язык, но понимала, что это будет некультурно.

— Тут нет ничего необычного, Лея, — наконец Нес вышла обратно к нам, расчесывая свой хвост специальной расческой для шерсти. — Ларне мой проводник и постоянно крутиться возле меня. Также он мой лучший друг.

Я уставилась на нее, широко раскрыв глаза. У меня проводник Майли и это магическое существо, которое может видеть только хозяин. Это не может быть живой человек или дракон как в этом случае.

— Но…

— Могу сказать тебе только одно, — усмехнулась Нес, видя мою растерянность, — у магов смерти не все как у людей. Необычная магия, необычные отношения и необычные проводники.

И тут я вспомнила фразу Лариса: "Хозяйка вызывает". Так это получается правда.

— Ничего не понимаю, — села на стул, который так удачно стоял за моей спиной. — Такое вообще возможно?

— В мире, где есть магия, все возможно, — подмигнула она мне. — Я год назад вообще о ней не знала, а тут вот, резко на мою голову все обрушилось. И если бы не он, — Нес тоже ткнула пальцем в дракона, который принял сидящее положение, — то боюсь, меня бы тут вообще не было.

— Расскажешь? — тихо спросила я, теряя суть.

— А тут нечего рассказывать, — встрял в разговор виновник, — принцесс всегда нужно спасать, вот и пришлось.

Нес ткнула Лариса локтем в бок и с улыбкой на губах закинула на плечо небольшой рюкзак.

— А, ты вообще куда собралась? — я уже устала удивляться.

— Нам необходимо побывать в одном месте и через час вернемся.

— А как же тренировка?

— Сегодня никак, извини, — виновато улыбнулась она, — отдохни, пятница же. А, и еще. — Нес развернулась к столу и стала копаться среди бумаг. Ну и бардак же у нее на столе! — Вот, можешь отнести это профессору Вэону?

Она протянула мне ключ, и я машинально его взяла, не сразу поняв кому отнести.

— Это от тренировочного зала. Забыла ему отдать. Декан иногда разрешает мне одной тренироваться, когда у него много дел.

— Я не…

— Спасибо, и захлопни дверь, когда будешь выходить, — перебила она меня и взяла за руку Лариса. — Может сегодня еще увидимся.

Дракон подмигнул мне, усмехаясь над моим удивлением и растерянностью, а затем они исчезли. Вот только что стояли напротив меня, а теперь их нет. Хорошо, что я уже сидела, а то из-за шока силы на мгновение покинули меня. Это только потом я поняла, что как проводник Ларне может перемещаться на любые расстояния, но сейчас это было шоком для меня.

Выходила я в коридор не мигая, и только когда дверь захлопнулась за моей спиной, вздрогнула и поняла, что у Нес еще много скелетов в шкафу, о которых придется мне узнать. Необычная девушка однозначно. Но сейчас вернемся в реальность.

Я несколько минут смотрела на ключ в своей руке, который был тяжелым не только физически, но и морально. Ирония судьбы и не иначе! Декан должен быть еще в своем кабинете, но это не спасает меня от того, что придется с ним встретиться. Вот же…спасибо тебе, Нес!

Сжав ключ в руке, зашла в свою комнату, чтобы взять куртку, и отправилась вниз. В этот момент заставила себя ни о чем не думать. Зайду к лису, отдам этот ни в чем неповинный ключ, хоть и было желание его выкинуть в окно, и молча уйду. Нет, нужно же будет поздороваться, а это значит, придется с ним разговаривать. Бездна! Просто отдам молча, и даже слова не скажу.

До корпуса дошла быстро, а вот до кабинета декана шла медленно. Чем ближе подходила, тем труднее мне давался шаг. А что если не сдержусь и сама на него наброшусь? Мне лекций хватает, где об учебе совсем не думается, а тут наедине в кабинете. Может под дверь ключ бросить и пускай сам его подбирает? Нет, так я Инессу подставлю. А ничего, что она меня подставила таким образом? Но ведь она не знает о моих чувствах к лису, я о них так и не рассказала ей. Значит, будет нечестно с моей стороны. Так, перестаем трусить и уверенно вышагиваем в сторону кабинета декана. Все равно — рано или поздно, но это бы случилось.

Последний пролет лестницы и я вышла в коридор, но быстро скользнула обратно за угол, как только дверь кабинета декана открылась и оттуда вышла та самая женщина-норт с шоколадными волосами.

— Я не понимаю, Эл, почему ты злишься на меня? Я пришла к тебе как обычно, а ты мне заявляешь, что больше не хочешь со мной видеться! — гневно, но в тоже время жалобно воскликнула она. Ее пушистый кошачий хвост метался из стороны в сторону, ощетинившись на кончике.

— Лаура, не стоит все принимать так близко к сердцу. Ты с самого начала знала, что наши отношения не вечны. Завтра, сегодня, это уже не имеет значения. — Вслед за женщиной в коридор вышел лис, и я спряталась окончательно за углом. У декана глаз цепкий и увидит меня разу же.

По-хорошему, надо вообще отсюда уйти. Подслушивать чужие разговоры некультурно, но у меня же ключ и его необходимо отдать…

— Кто она?! — еще громче воскликнула женщина, и я отчетливо услышала скрежет зубов.

— Иди домой, Лаура, — вздохнул лис, — я тебе уже все сказал.

— Но, Эл…мы же с тобой уже давно вместе. Ну, сходи, погуляй, вот только не бросай меня.

Очень сильно хотелось выглянуть и посмотреть. Было такое ощущение, что льера прильнула к груди декана и умоляюще смотрела ему в глаза. Ее мурлыкающий голос неприятно поскребся по моей душе, отчего уже я скрипнула зубами. Ох, как она мне не нравится! Но тихо продолжала сидеть в надежде услышать отказ лиса. Секунда, еще одна, и я слышу только ее всхлип, его тяжелый вздох, а затем тишина. Что же они там делают? Целуются?

Я все же выглянула и сразу же пожалела об этом. Декан стоял ко мне спиной, но руки льеры на его плечах и ее хвост вокруг его бедра сказали о многом. Они целовались, причем лис отвечал ей, обнимая ее за талию.

Спрятавшись обратно, несколько минут не могла унять сердце, которое колотилось так сильно, что было страшно за грудную клетку. Не выдержит, однозначно! Или сердце или ребра!

Не желая больше здесь находиться, на ватных ногах побежала вниз по лестнице, даже не задумываясь, куда именно спешу. Самое удивительное было то, что дар мой сидел тихо и мирно, когда душа неприятно сжималась в желании превратиться в комочек. Больно? Еще как, но это была странная боль, из-за которой трудно сделать вдох. Такого я еще ни разу не испытывала. Что это? Почему это со мной происходит?

Пробегая мимо тренировочного зала, затормозила и, не задумываясь, открыла дверь, все же проклятым ключом, и прошмыгнула внутрь. Зачем я это сделал? А все очень просто! Щелчком пальцев заставила магические светильники рассеять темноту в зале и прямо с порога создала воздушный диск и швырнула в противоположную стену. Я привыкла, что дар на эмоциях всегда не слушается меня и это порой мне помогает быстро успокоиться, но наверное после тренировок Нес, он перестал бунтовать, а мне нужно было выпустить пар! А иначе, сидеть, сложа руки, когда сердце бешено колотится в груди, просто невозможно. Я не плакала и не кричала, а лишь создавала диски и кидала их в стену до тех пор, пока резерв не снизился до такой степени, что на ногах не смогла стоять и сползла по зеркальной стене вниз.

Сидеть на мраморном полу было холодно, но сейчас меня это меньше всего беспокоило. Я не понимала, почему так на меня действует лис. Откуда взялись эти чувства и почему так резко?

— Что, Рут, неудачный день?

Вздрогнув от внезапного голоса, повернула голову в сторону выхода. Перешагнув порог и закрыв за собой дверь, при этом еще повернув ключ в замке с этой стороны, и тем самым отрезая путь к отступлению, с улыбкой на меня смотрела Фросия.

— Теперь нам никто и ничто не помешает, — осклабилась она.

Я медленно поднялась на ноги и начала отходит вдоль зеркальной стены, порой облокачиваясь на нее. Магический резерв у меня сейчас почти на нуле и защищаться мне просто нечем.

— Что тебе надо от меня? — да уж, голос дрожит, и сказать это уверенно не получилось.

— Я всего лишь хочу тебя наказать, Рут. Ты плохо слушаешься старших.

— Я не обязана слушаться, и у тебя нет права заявлять мне такое.

— Ошибаешься, — она начала надвигаться на меня, все также ухмыляясь, — ты обычная человечка из средних слоев общества. Тебя вообще тут не должно быть. Но ректор решил все иначе, и теперь ты мешаешься у меня под ногами. Я тебя много раз предупреждала, чтобы не приближалась к декану, так почему ты сейчас убегала из преподавательского крыла? Опять была у него?! — последние слова она прорычала и создала в руке огненный фаербол.

— Фросия, давай успокоимся, — подняла руки вверх, опасаясь ее агрессии.

Никогда не говорите этих слов обезумевшему дракону! Стоило мне их произнести, как она утробно зарычала и кинула в меня шар. Отскочить я успела, вот только теперь в лежачем положении трудно уходить с траектории новой атаки.

— А я спокойна, Рут, — рассмеялась драконица, — вот сейчас проучу тебя и буду спокойна.

— Тебя отчислят за это!

— Мы с тобой в тренировочном зале, милая, — раскинула она руки, — и тут не действуют правила Академии. — Я гулко сглотнула, стараясь избавиться от кома в горле, который образовался после осознания своего положения. — Но ты будешь смирной и дашь мне клятву, что никто об этом не узнает.

— Так убивать ты меня все же не станешь? — спросила, отползая от сумасшедшей.

— Тогда мне точно отчисления не избежать. Я не настолько глупая, Рут.

Хотелось поспорить, ведь она делает поспешные выводы и наказывает, в принципе, ни за что. Но кто меня будет слушать?

Фросия остановилась в шаге от меня и с победной улыбкой заставила фаербол сорваться с ее руки и устремиться мне прямо в грудь. При таком малом расстоянии мне не увернуться точно, и поэтому просто закрыла лицо руками в надежде, что хотя бы оно при ударе не пострадает от осколков заклинания. Секунда, другая, но столкновения так и не последовало, и я не ощутила обжигающего удара. Вообще ничего, и мало того, в зале наступила такая "оглушительная" тишина, что мне подумалось о самом страшном: "я умерла?".

— Вы ошиблись, Пуджор, когда сказали, что в зале не действуют правила Академии. Да, магию применять можно, но бои без присмотра преподавателей запрещены, — раздался голос декана боевой магии, и я открыла глаза. Фросия висела в нескольких сантиметрах над полом, обездвиженная магией воздуха, а профессор Вэон ходил вокруг нее, продолжая говорить. — На ректорском столе уже лежит ваше заявление об отчислении. Вы нарушили одно из главных правил Академии, Пуджор, и ваш статус ничем уже не поможет. Азертан ждет вас.

Декан махнул рукой, и драконицу окутало синее пламя, перемещая к ректору. В зале остались мы вдвоем…и тишина…

Он опять стоял ко мне спиной, но по нервно дергающему кончику хвоста было видно, что лис зол.

— Откуда у вас ключ от зала, адептка Рут? — обманчиво ровно спросил декан.

Я ничего не ответила, а первым делом постаралась встать на ноги, и только со второго раза у меня получилось это сделать. Вот дуреха, зачем же надо было доводить себя до такого состояния?!

— Молчите?

— Мне Инесса дала его, чтобы передать вам, профессор. — Я склонила голову и стала разглядывать свои ноги, боясь встретиться с ним взглядом. Ну и что, что он все еще стоит ко мне спиной, это не спасало меня от мелкой дрожи в коленях.

— И что вам помешало его донести до моего кабинета? Зачем пришли сюда?

Его вопросы заставляли меня вздрагивать. Строгий и злой голос, каким он в последнее время на лекциях адептов отчитывал, меня пугал. Что ему ответить? В голове было пусто после стычки со Фросией, а тем временем мне все же нужно было что-то ему ответить.

— У вас в кабинете была льера, профессор, и я не хотела вам мешать, — очень тихо сказала ему.

Хвост замер в изогнутом состоянии, и лис медленно повернулся ко мне. Видеть этого я не могла, ведь все также смотрела на свои ноги, просто почувствовала, что он на меня смотрит.

— Вы необычная девушка, Рут, — уже спокойным голосом проговорил декан и плавно начал ступать в мою сторону. — С вашим появлением в Академии у меня прибавилось хлопот. Мне одной адептки Эверн хватает, чтобы не спать по ночам, так теперь и ваше умение ввязываться в неприятности заставляет нервничать. — Он подошел буквально в плотную и приподнял мое лицо за подбородок. — Что вам стоило дождаться и отдать мне ключ, а не сбегать?

Бездна! Все же он меня заметил. Не быть тебе разведчицей, Лея.

— Я…

Его глаза не светились, но были намного темнее обычного, и именно это меня заставило замолчать. Горячие пальцы нежно огладили подбородок и отпустили его, невесомо пробежавшись по шеи и плечу. Хотелось сказать ему, чтобы не останавливался и дальше прикасался ко мне, но вспомнив о Лауре, отошла в сторону и тихо ответила ему:

— Правила приличия, профессор, не позволили мне вам мешать и подслушивать чужой разговор. Решила здесь обождать, а затем вернуть вам ключ. Я не знала, что все так обернется.

— Вы опять врете, Рут, — шагнул он навстречу, и я оказалась прижата к зеркалу. — Когда вы уже поймете, что врать мне бесполезно? — строго проговорил он, а затем случилось то, чего я не ожидала.

Его руки скользнули мне на талию и прижали к хозяину. Зарывшись лицом в мои волосы, он глубоко вдохнул, сжимая меня еще сильнее.

— С вами трудно соблюдать правила приличия, Рут, — усмехнулся он.

— Вас там льера ждет, — проговорила хриплым голосом, еще цепляясь за реальность. Но с каждой секундой это становилось все труднее делать. Запах лесной хвои и осеннего утра дурманил и заставлял плавиться в объятиях декана, отчего не соображала что делаю.

— Знаете, — опять усмехнулся он, — мне уже один раз такое говорили. Но…

— Но? — я потерлась щекой об его пиджак.

— Но тогда я сильно ошибся. Сейчас же я уверен, — его хвост обвил мои ноги.

— В чем?

— В этом…

Он отстранился и очень медленно, боясь спугнуть то ли меня, то ли себя, нагнулся и накрыл мои губы своими в нежном, можно сказать, в невесомом поцелуе. Я замерла, вцепившись в лацканы его пиджака, чтобы устоять на ногах. Продолжая не делать резких движений, лис провел языком по моей нижней губе, отчего по моему телу прошлась волна жара, резко устремившись в низ живота. Умею ли я стонать без любовного снадобья? О да…оказывается, умею.

Черный лис довольно заурчал, не получив отпор с моей стороны, и продолжил заманивать жертву в свои сети, проведя рукой вдоль спины, а затем зарылся ею в мои волосы. Он углубил поцелуй, удерживая меня за голову, и тут я испугалась, дернувшись в его объятиях.

— Что такое, Лея? — назвал он меня по имени, заглянув мне в глаза. — Не бойся, твой дар мне не причинит вреда.

Это я хорошо знала, ведь уже не один раз была в его объятиях, а вот то, что сейчас все происходит без любовного зелья и зова, заставило меня прислушаться к себе. Нет, мне все нравилось и хотелось еще, но что-то внутри меня сжалось и говорило, что это неправильно. Не так должно все это быть.

Выбравшись из его объятий, которые он неохотно разжал, медленно, смотря на него, пошла вдоль стены в сторону выхода.

— Лея?

— Простите меня, профессор, — хриплым голосом ответила ему, — но…

— Постой, — он нагнал меня у двери и схватил за руку, — объясни, почему? Боишься меня?

— Нет, — резко помотала головой, — вы разве не чувствуйте, что это неправильно?

— Ты хочешь все официально? — не так понял меня лис, и мои щеки запылали.

— Я не про это, профессор.

— Разве я тебе не нравлюсь? Я же чувствую твои эмоции, Лея, тут у тебя не получится мне соврать. Я уже три недели не нахожу себе места и думаю только о тебе.

— Но…

— Я понимаю, как это звучит для тебя, — перебил он меня, — и я понимаю, как это выглядит со стороны, но все это время мне не давали покоя чувства к тебе. Мне казалось это бредом, ведь так резко нельзя начать испытывать что-то к девушке, тем более к человеку, но с каждым днем становилось все труднее. Да, в конце концов, другие женщины меня не привлекают настолько сильно, как ты! — Он прижал уши к макушке, смотря на меня потемневшими глазами. — Твой слабый человеческий запах сводит меня с ума, стоит только подойти к тебе…

Я стояла и радовалась его словам, но душа вновь затрепетала и заставила меня помотать головой и сжать губы, чтобы перестать глупо улыбаться.

— У меня тоже также, профессор…

— Тогда почему ты уходишь? Позволь быть с тобой рядом.

Хотелось согласиться, но душа отвернулась, несмотря на боль. Мне было ее не понять. То жаждала его объятий, заставляя сердце страдать, то отказывается, при этом тоже причиняя боль.

— Я не знаю.

Он зарычал и опять прижал меня, только на этот раз к закрытой двери.

— Я не смогу тебя отпустить, когда понял, как ты желанна.

— Профессор… — простонала, ощущая его губы на своей шее. — Прошу, отпустите.

— Не пожалеешь? — продолжил рычать он.

— Пожалею, но так будет правильно. Я не могу это объяснить.

Он отстранился, а затем и вовсе отступил на пару шагов назад.

— Хорошо, — сдался он, — но пойми, я — хищник, и просто так не бросаю свою жертву. Хочешь поиграть? — он поднял руку, видя, что хочу возразить. — Еще одна неприятность на вашу милую головку, Рут, и я не ручаюсь за себя. Ключ оставьте в замочной скважине и возвращайтесь в общежитие.

Сказать я больше ничего не успела. Лис скрылся в портале, оставив меня в зале одну. Несколько минут я еще стояла и смотрела на то место, где недавно был он. Я возненавидела в этот момент саму себя, ведь только что он сам признался мне в своих чувствах, а я отвергла. Почему? Почему я себя веду так, как будто имею раздвоение личности? Я должна была согласиться и быть сейчас в объятиях лиса, ведь об этом я мечтаю почти месяц. Но тогда что это сейчас было?

Выйдя из главного корпуса на улицу, подняла голову и взглянула в ночное небо. Звезд через облака не было видно, только Найд — спутник нашей планеты — старался разбавить темноту, но серые тучи мешали ему, то закрывая землю, то вновь даря надежду, подгоняемые ветром. Осень. Еще неделя и деревья совсем сбросят свои желтые наряды, чтобы потом примерить подарок зимы — белоснежные шубы. Сейчас же погода могла похвастаться только сыростью и холодным ветром.

Идя по аллеи и вдыхая осенний воздух, мои чувства вновь заставили меня думать о нем. На губах заиграла улыбка от воспоминаний, и могла сказать, что почти счастлива. Он испытывает ко мне то же самое, что и я к нему: необъяснимое притяжение, наслаждение от прикосновений и желание…желание…

«Хотите поиграть?» — прозвучали слова лиса у меня в голове, и внутри все сжалось. Именно этого моя душа и хотела…


Глава 14


— Да чтоб её!

На стол рядом со мной с грохотом приземлилась сумка Нес, из-за чего я вздрогнула.

— Ты о ком? — переведя дыхание, спросила у принцессы.

— О профессоре Мерн! Эта эльфийка меня бесит!

Я с опаской посмотрела на ее руки, которые стали покрываться черными венами. Это всегда так происходит, когда Нес злится.

— Что на этот раз?

— Ну ты только представь: два реферата по зельеварению! А за что? За то, что сварила зелье неправильно! Да половина группы с этим не справилась и ничего.

— Она тебя явно недолюбливает, — усмехнулась над тем, как она пыхтит и выкладывает на стол учебник и тетрадь с пером.

— Я не люблю снобов, Лея, а по-другому ее назвать нельзя. Подумаешь, несколько раз ее магией напугала, но я же не специально!

— А она мне нравится, — пожала плечами. — Как преподаватель, Мерн очень даже ничего.

— Ничего? Да ты бы ее видела на первом курсе! Вся такая из себя и предметы ее самые-самые! Тьфу!

Нес, подвинув к себе стопку из учебника и тетради, скрестила руки и легла на них. Жалко мне ее не было. Льера действительно вела себя по отношению к эльфийке неподобающе. Профессор старше и тоже не из простых эльфов. Да, может она и сноб, но мне повезло узнать ее с другой стороны. Когда вернула ей остаток растворителя, мы мило побеседовали и с тех самых пор у нас с ней хорошие отношения в плане преподаватель-ученица.

— Перестань ее задирать и все будет хорошо.

— Так не пойдет, — пробубнила подруга, — если перестану, то она решит, что победила, а я этого допустить не могу.

Я лишь вздохнула на ее высказывание. Переубедить это хвостатое чудо уже нельзя, да и смысла в этом нет. Видимо, Нес получается какое-то удовольствие от препираний с Мерн. А то, что рефераты получает, так это чисто ее проблемы. Вот только потом об этом приходится выслушивать мне.

Прозвенел звонок, и опоздавшие адепты, которые толпились на пороге аудитории, засуетились в поиске свободных мест. Я же, выбрав самый последний ряд, последовала примеру принцессы и тоже легла на руки, повернув голову в сторону окна. На улице шел дождь, и теперь можно было наблюдать за каплями, стекающими по стеклу. В какой-то момент поняла, что в аудитории наступила тишина и постаралась вообще слиться со столом, чтобы профессор Вэон меня не заметил. Прошло четыре дня с того момента, как лис оставил меня в зале. Больше он меня не трогал, не заговаривал со мной, а лишь смотрел каждый раз, стоило только попасться ему на глаза. Все бы ничего, но его горящий взгляд заставлял меня плавиться от желания и вспоминать его слова. Вот только душа все также отворачивалась, говоря, что еще не время.

— Продолжим, — прямо с порога проговорил декан и прошел к кафедре. Я вздрогнула от его голоса и нагнулась еще ниже, хоть и было уже некуда. Как бы не старалась, но со столом мы были несовместимы. — Вот и прошел первый месяц учебы, и для общего анализа ваших знаний, попрошу написать небольшую самостоятельную работу. Тема: заклинания десятого уровня. Три задачи и один вопрос.

На столе перед каждым адептом появился лист, на котором было задание. Наши же с Нес листы приземлились нам ровно на головы, ведь стол мы благополучно заняли. Пришлось выпрямиться и взглянуть на него, и как только это сделала, сразу же почувствовала на себе взгляд лиса.

А вот и не буду на вас смотреть, профессор!

В каждое задание вчитывалась внимательно, пробегая по сточкам несколько раз, чтобы хоть как-то отвлечься. И у меня это даже получилось сделать! Через минуту уже записывала решение первой задачи.

— П-с-с, Лея, он на тебя смотрит, — прошептала Нес, нагнувшись ко мне.

— Кто смотрит? — спросила тоже шепотом, не отвлекаясь от задачи.

— Декан, — с усмешкой заявила льера. — И так выразительно он это делает. Что же между вами происходит?

— Решай задачи! — гневно шикнула на нее.

— Что ты сразу шипишь?

— Нам сейчас из-за тебя влетит! Сиди молча.

Брови Нес удивленно приподнялись, но говорить она больше ничего не стала. Еще раз взглянув на декана, вновь вернулась к заданию. Да, я так ничего ей и не рассказала. Боюсь, сама не зная чего. Хотя есть одно предположение, почему я этого не делаю — близкое общение принцессы с деканом. Я их часто вижу вместе: то она остается после урока, то возвращается после тренировки по магии из зала, где за ней следит он. Я понимаю, что это все ради учебы Нес, ведь ее магия опасна, и поэтому она часто тренируется отдельно, а не на общих занятиях. Но именно это меня тревожит, и я не рассказываю ей о чувствах к лису. Наверное, я просто ревную…

— А еще на тебя смотрит вон тот эльф с третьего ряда, — не прошла и минута, как льера вновь шепнула мне на ухо.

На этот раз я подняла глаза и действительно увидела, что на меня смотрит эльф с нижних рядов справа, при этом тихо, как и мы, переговариваясь с соседом.

— Ты его знаешь? — спросила у подруги, наклонившись в ее сторону.

— Вроде его зовут Симонуэль. Маг воды.

— И что ему нужно от меня?

— А мне откуда знать? Спроси у него после лекции.

Я помотала головой и опять уткнулась в лист с заданием. Вот еще, мне с одним проблем хватает, так еще с другим имей дело! Так, не отвлекаемся! Задача номер два: какова вероятность создания огненного фаербола в закрытом помещении с температурой воздуха пятнадцать градусов? Сразу вспомнилась Фросия. Тренировочный зал в Академии без окон, и можно сказать, что дверь — это единственный вход и выход из него. На момент, когда драконица кидала в меня огненные шары, в зале не было чаши с огнем, которую декан обычно предоставляет на практике. Но раз она создала их, то в зале точно было двадцать градусов тепла. При такой температуре создать фаербол десятого уровня для огненного мага легче простого, но в задаче указано меньше.

С вероятностями у меня всегда была проблема. Куда легче решать задачи, когда требуется конкретный результат. Время поджимало, а необходимо было еще ответить на вопрос, поэтому не стала сильно ломать голову и написала, что при температуре пятнадцать градусов вероятность создания фаербола составляет семьдесят пять процентов. Дальше пошло легче и к звонку я успела все решить и переписать на чистый лист. Нес же решила все намного раньше, но осталась после занятия для дальнейшего обучения, а вернее тренировки. Так, Лея, перестаем ревновать подругу к лису и спокойно выходим из аудитории. Нам все равно, слышишь, все равно! Бездна, опять разговариваю сама с собой. Вздохнув, постаралась первой выскочить в коридор.

Учебный день закончился, и можно было вздохнуть полной грудью. Как обычно говорят: "Среда пришла — неделя прошла"? Что ж, как бы печально это не смотрелось, но неделя не год, а значит расслабляться еще рано.

Стараясь не столкнуться ни с кем в коридоре, шла вдоль стены на встречу с друзьями в столовой. В животе уже урчало после тяжелой лекции по плетению нитей, которая закончилась самостоятельной работой, и было только одно желание — съесть большой кусок мяса. До сих пор удивляюсь, как Дион ест одну зелень?

Уже собираясь завернуть за угол, где будет последний коридор и лестница на первый этаж, меня резко схватили за руку и повели дальше, туда, где расположены помещения для учебного инвентаря. Мы с Шани один раз зашли в это крыло для интереса, и теперь я знала, что там встретить кого-нибудь можно только чисто по случайности.

Тянул меня через толпу адептов тот самый эльф, который кидал на лекции в мою сторону странные взгляды. И чего он хочет от меня? Сейчас я могла только смотреть ему в спину, ну и под ноги, чтобы не споткнуться. С моим ростом мне приходилось бежать за ним, ведь его один шаг был равен моим двум. Тренировки Нес помогли мне быстро справляться с даром, и поэтому сейчас я беспокоилась только за себя, а не за то, что могу ударить Симонуэля искровым разрядом на эмоциях.

Выбравшись из потока, мы еще прошли чуть дальше, а затем эльф прижал меня к стене и навис, загораживая пути к отступлению.

— Не могу поверить, что из-за обычной человечки столько шума, — наконец заговорил он, внимательно рассматривая мое лицо.

— Я не…

— Ты же будешь паинькой? — провел он рукой по моему плечу, стараясь не дотрагиваться до волос. Знает, значит. — Я всего лишь посыльный, и поэтому не держи на меня зла, но если ты не придешь сегодня ночью к фонтану в городе, твоя милая человеческая подружка пострадает. И поверь мне, целители ей не помогут.

Угроз я уже слышала достаточно много, но всегда они касались лично меня, а услышав о Шани, напряглась.

— Могу я узнать зачем? — ровно спросила у него, стараясь не паниковать.

— А ты храбрая, — его губы растянулись в милой улыбке. На секунду даже удивилась, что она была простой и без ехидства. — Зря ты перешла дорогу Фросии.

Этого мне было достаточно, чтобы понять, что меня ждет. Симонуэль отстранился и сделал шаг назад, видя, что я прониклась сказанным.

— Во сколько? — только и смогла спросить.

— В полночь, — через плечо кинул эльф, уже уходя.

Вот почему мне так не везет? Когда Фросия не явилась на лекции в понедельник, выдохнула с облегчением, но видимо рано расслабилась. Теперь она не адептка, и правила Академии не сковывают ей руки. Но ведь город не территория учебного заведения, и я смогу защищаться? Вот только будет она не одна и в этом можно даже не сомневаться. Рассказать все декану? И тогда Шани точно пострадает! Не знаю почему, но эльфу я поверила. Друзья не должны страдать из-за меня, поэтому приложу все усилия и спрячу свой страх, чтобы посмотреть в глаза Фросии прямо.

До столовой дошла на одеревеневших ногах и просидела весь ужин, смотря только себе в тарелку. Друзья старались меня разговорить и узнать причину моего молчания, но пришлось заверить их, что это все из-за самостоятельной работы, которую декан неожиданно решил провести. Сейчас я думала только о том, чтобы никто не узнал, что собираюсь сделать. Лучше уж меня прижмут к стенке, чем моих друзей, тем более они совсем ни при чем. Также меня мучил вопрос о времени. Уйти придется до закрытия ворот Академии таким образом, чтобы меня никто не заметил. Прийти ночью в город — это означает остаться там до самого утра. Как же глупо поступать так, но если не приду на встречу, драконица не отстанет от меня никогда. Остается только одно…

Часа икс я ждала в своей комнате. Ко мне зашла Шани, а затем и Нес, но обе так и не смогли из меня вытащить хотя бы слово. Но если первая лишь пожала плечами и ушла, то льера одарила меня напоследок подозрительным взглядом. Это мне не понравилось, но новый мандраж выгнал из головы посторонние мысли. Сейчас моей поддержкой был только Майли, бегающий за мной по кругу. Да, сидеть на месте я не могла и поэтому нарезала круги по комнате, но как только маленькая стрелка часов передвинулась на цифру десять, схватила зверька и села на кровать.

— Вот и все, мой друг, пора идти на казнь, — зверек задергался в моих руках и жалобно запищал. — Знаю, знаю…мне тоже будет тебя не хватать. Надеюсь, ты найдешь себе нового хозяина и будешь счастлив с ним намного больше, чем со мной.

Да, сейчас я утрировала, но именно так старалась все обернуть в шутку, чтобы не так сильно трястись. Сейчас даже не знала, чего боюсь больше: встречи с драконицей или выйти в город без возможности вернуться обратно. Но, так или иначе, я оделась потеплей и решительно пошла к главным воротам.

Повезло или нет, но добралась я до них спокойно и без свидетелей. На улице уже окончательно стемнело и от всего происходящего, что мне приходится красться, постоянно оглядываясь, уже всю трясло. Никогда не любила нарушать правила, и поэтому внутри нарастал ком тревоги. С каждым шагом он становился все больше и больше, и как только я вышла за ворота, мне стало настолько страшно, что вцепилась в стену, боясь сделать хоть шаг.

Стражи у ворот не было. Всю Академию защищает магический щит, поэтому в них не было смысла. Сейчас мне это было на руку, ведь кто отпустит адептку ночью в город без сопровождения? Правильно, никто, при этом заперли бы в комнате и все, а так я прошла свободно, но дальше двух шагов не ушла, застыв столбом.

Ровно в одиннадцать часов огромные железные двустворчатые ворота, имеющие вид решетки с металлическими узорами, со скрипом закрылись, отрезая мне путь назад. Вот и все! Остался час моей жизни и свирепая драконица сожрет меня. Почему именно тогда, когда назад дороги нет, понимаешь, насколько глупо ты поступил? Если бы хорошо подумала, а не кидалась сразу на рожон, можно было бы придумать безопасный выход. Например, рассказать все декану, но при этом Шани взять с собой и попросить ее остаться в его кабинете, пока все не решится. Но нет, умные идеи приходят в конце.

Неожиданно послышались шаги за воротами, и я, не думая, быстрым шагом пошла в сторону города. Не хватало, чтобы меня прямо сейчас поймали. За это конечно не отчислят, но тогда я пропущу встречу, и Шани пострадает, ведь слушать, зачем я вышла за ворота ночью, никто не станет. Допустить этого я никак не могу, поэтому, отодвинув инстинкт самосохранения на задний план, решительно пошла вперед.

Город встретил меня огнями магических светильников. Казалось, волшебная сказка ожила, но случайно налетев на мужчину и встретившись с его хищным и опасным взглядом, все сразу изменилось: огни стали казаться сигналами тревоги, летающие вывески давили своими габаритами, а прохожие, которые прятали лица под капюшонами плащей, пугали больше всего. Может они тут все убийцы и маньяки, и я — хрупкая девушка — сама пришла им в руки, чтобы позабавить их?

— Простите, — дрожащим голосом сказала мужчине и дернулась в его руках.

Слава богам, держать он меня не стал и, окинув цепким взглядом, пошел дальше своей дорогой, даже ничего не сказав. "Не в его вкусе": промелькнула мысль в голове и передернула плечами. Надо было тоже плащ накинуть, а то моя внешность прямо-таки кричала: "Маньяки! Извращенцы! Кому невинную девушку?".

После очередной такой мысли обвела главную улицу взглядом, замечая в каждом темном углу по две-три фигуры в темных плащах, и еще больше пожалела, что сунулась сюда. И о чем только думала, когда решила пойти на встречу? Я не дракон, не эльф и не норт, чьи природные навыки хоть как-то могут помочь при опасности. Поймают за шкирку и все, считай себя трупом. С моим даром со мной даже нянчиться не станут, когда кого-нибудь покалечу. Убьют сразу.

Стараясь не привлекать внимания, хотя сейчас я была в своей бордовой куртке как красный плащ для черных быков, которыми можно было обозвать встречающихся мне на пути мужчин, четко шла вперед. Женщин я пока еще ни разу не встретила, и от этого ком страха в душе буквально уже душил. Главное не паниковать! Я физически чувствовала взгляды на себе, особенно стоящих возле ларьков с артефактами мужчин. Неужели здесь нет охраны или других органов правопорядка? Где же мужчины в формах СБ синего цвета, которые обычно следят за порядком в больших городах? Или тут свои правила? Никогда не думала, что город, который почти окружает Академию, ночью превращается в место, где бродят странные личности, а на прилавках магазинов лежат запретные товары. Я уверена, что часть товаров, которые выставлены сейчас на продажу, незаконны.

— Эй, девушка! — за спиной послышался басистый голос, и я прибавила шагу, переходя на бег. Почему же мне так не везет?

Добежав до центра, привалилась, тяжело дыша, к стене бежевого трехэтажного дома. Спасибо льеру Хару за тренировки. Без них я бы не смогла столько пробежать. За мной никто не гнался, и я перевела дух. Наверное, надо мной просто пошутили и сейчас смеются, увидев, как я струсила. Возвращаться, чтобы высказать им о манерах, желания не было. Пускай считают меня трусихой, тем более я могу ошибиться, и меня действительно хотели схватить. Взглянув на наручные часы, еще раз испугалась. Без пяти двенадцать! Хорошо, что фонтан был уже рядом и, не мешкая, побежала к нему.

Сейчас в полночь это место не казалось таким прекрасным как днем. Огромная площадь, освещенная магическими фонарями, была безлюдной и тихой. Никто не бегал и не смеялся, а желтые листья, то взмывая вверх от ветра, а то оседая обратно на брусчатку, только еще больше придавали этому месту пустынности. Сейчас все на главной улице, здесь же только я и три фигуры, которые заметила, как только подошла к фонтану.

— Ты опоздала, — послышался знакомый голос, и я взглянула на часы.

— Три минуты — это еще не преступление, — ответила я Фросии, стараясь выровнять дыхание.

— Действительно, — хмыкнула она.

— Я пришла сюда, как ты и хотела.

— И это было глупо с твоей стороны, — драконица рассмеялась, увидев мое изумленное лицо. — Ты и вправду думала, что я смогу причинить вред твоей подружке?

— Но Симонуэль сказал…

— Как же мало надо, чтобы запугать тебя, Рут, — довольно протянула она. — Эльфы умело могут врать.

— О чем ты?

— Ты готова броситься головой вброд, не удосужившись проверить глубину. Честно, не знала как тебя вытащить из Академии, чтобы ты была одна. Но я помню, что возле тебя всегда крутилась Шани и по тому, как ты ей отвечала взаимностью, можно было сделать вывод, что вы хорошие подруги. Мои коллеги, — она развела руки в стороны, указываю на мужчин, — сомневались в том, что ты купишься на этот дешевый трюк по спасению подруги. Шани намного влиятельней меня, как бы это прискорбно не было, поэтому даже пальцем тронуть ее не могу. Но ты об этом не подумала и порадовала меня, оказавшись тут.

В конце она громко рассмеялась, а я сглотнула образовавшийся ком в горле. Откуда мне было знать об их статусах? Я — обычная девушка, и меня они не особо интересуют. Мне достаточно знать, что мой ниже, а остальное уже не важно.

— Что ты хочешь от меня? — спросила, как только она перестала смеяться. Как бы я не старалась стоять ровно и не мигая смотреть на Фросию, мне было страшно.

— А ты даже не догадываешься? — съехидничала она и, не дождавшись от меня ответа, продолжила. — Ты — жалкая человечка, Рут, — зашипела змеюка, утратив всю надменность, — из-за тебя я теперь никто в своей семье! Ты, мало того, что увела у меня жениха, так еще лишила права на учебу. Мой отец хотел выгнать меня из дома, Рут! Меня! — прокричала она на всю площадь.

Я вжала голову в плечи. Она была не права, и об этом знала как я, так и она. Просто ее эго очень сильно давило ей на черепную коробку, чтобы подумать и признать это.

— Жених? — переспросила у нее. — А он об этом знает?

— Молчать! — еще громче запищала она, переходя на ультразвук, отчего, как мне показалось, фонари замигали. — Как ты смеешь переходить мне дорогу?

Увидев, что ее кожа засветилась зеленым светом, сделала шаг назад. Если с человеком еще можно договориться, то с драконом всегда итог один: сожрет и не подавится.

— Фросия ты не права… — тихо начала говорить ей, но резко замолчала из-за удушающего захвата. Мой враг переместился настолько быстро, что и глазом моргнуть не успела, и теперь драконица удерживала меня навесу за горло. Ну почему у меня куртка с высоким воротом?

— Ты поплатишься за все, Рут! Тебе будет куда хуже, чем мне!

Воздуха категорически стало не хватать, и я задергалась, пытаясь выбраться, но все было бесполезно. Держала она меня крепко. И нет бы снять перчатки и схватить ее за руку напрямую, но когда тебя накрывает паника, ты перестаешь соображать совсем.

Барахтаясь навесу и цепляясь за ее руку, чтобы хоть как-то уменьшить давление на горло, стала проваливаться в темноту от нехватки воздуха. «Сейчас совсем задушит» — была последняя мысль, когда заплясали черные мушки перед глазами, но тут я резко упала на брусчатку, больно ударившись коленками.

— Все, девочки, кинА не будет! Электричество кончилось!

В первые секунды мне трудно было соображать. Глубоко вдыхая, а затем стараясь унять сильный кашель от режущей боли в горле, во все глаза смотрела на огромного черного фаркаса, чьи глаза алого цвета размазывались при движении, оставляя после себя кровавый след. Из книг и лекций по флоре и фауне я знала, что этот хищник всегда белого цвета и живет на севере, и поэтому не могла поверить своим глазам.

Он стоял сбоку от меня, но смотрел в сторону драконицы, злобно скалясь и рыча.

— Уйди с дороги, Эверн, — ничуть не испугалась Фросия.

— И не подумаю, — усмехнулась Нес, и я только сейчас поняла, что спиной ко мне в черной мантии стоит принцесса. Ее лица мне не было видно, но, пожалуй, так даже лучше. Черные нити из ее пальцев и так о многом говорили. Нес зла, очень зла!

— Это тебя не касается, — все еще стояла на своем драконица.

— Почему же? Лея мой друг, а свое я защищаю.

Я постаралась встать на ноги, но все тело дрожало, а в легких, казалось, было все еще недостаточно воздуха.

— Она во всем виновата! Это все из-за нее! — стала кричать Фросия, и ее кожа засветилась еще больше.

Вот-вот и перед нами будет дракон! Фаркас зарычал, из-за чего я подпрыгнула, ощутив вибрацию под ногами от его рыка.

— Ларне, уведи Лею в общежитие, — тихо попросила Нес, и рядом со мной на одно колено опустился белый дракон. — Ей лучше этого не видеть.

Я испуганно зажала рот ладонью и со страхом посмотрела на Лариса. Он виновато взглянул на меня и потянул ко мне руки, но в следующую секунду отдернул их, увидев белые искры между нами.

— Быстро, Ларне! — прорычала принцесса, как только земля задрожала под ногами. Послышался рев и я подняла голову, чтобы сразу же встретиться взглядом с изумрудным драконом.

— Это будет неприятно, — прошипел Ларне и резко обнял меня за талию, перемещая в мою комнату.

Ох, это действительно было неприятно! Нет, мы все же переместились, вот только нас отбросило друг от друга в разные стороны. Приложившись спиной об стену, охнула и согнулась от боли.

— Лея! — Ко мне подбежал белый дракон и захотел помочь, но искры опять все испортили, отбросив его обратно, а меня опять шмякнув об стену.

— Сиди там! — прохрипела я, выставив руки вперед. — Ты же проводник Нес и в тебе ее магия, а она с моим даром несовместима.

— Я перенесу сюда Анариэль. Она поможет.

Я кивнула и в следующую секунду осталась одна. Доковыляв до кровати, рухнула на нее и закрыла глаза. Странно, но боль меня не так сильно беспокоила, как то, что же все-таки сейчас происходит на площади? Сущность Нес — черный фаркас — меня одновременно удивила и испугала. Она говорила о них, что умеет создавать таких существ, но ни разу не показывала. Теперь-то знаю, почему! После такого неделю будешь ходить и заикаться.

— Вот она, — послышался голос Лариса, и я открыла глаза.

Ри мигом оказалась возле меня и окутала голубым сиянием, залечивая все раны и убирая боль.

— Спасибо, — сказала ей, облегченно вздохнув.

— Что произошло?

— Пуджор выманила Лею на площадь в город, чтобы поквитаться, — ответил ей дракон.

— Ох, Лея, — обеспокоенно охнула эльфийка и погладила меня по руке.

— Как там Нес?

— Не беспокойся за нее, Лея, — усмехнулся Ларне, покачав головой. — Они мирно побеседуют и больше Фросия тебя доставать не будет.

— А ты уверен, что она ее не убъет?

— Кто?

— Нес Фросию, конечно, — фыркнула на его вопрос. — Я в Инессе не сомневаюсь.

— И правильно делаешь, — рассмеялась Ри. — Но Нес не настолько жестокая.

— Как же мне теперь смотреть ей в глаза? — тихо проговорила, вспомнив, как она заступилась за меня.

— Брось изображать мертвого лебедя! — услышав голос принцессы, мы все дружно повернули голову в сторону двери. — Все просто замечательно! Я давно уже мечтала выпороть эту ящерицу, — рассмеялась она и прошла к столу.

— Что там произошло? — пискнула я, увидев мантию служителей Бога Смерти. Никогда еще не видела ее так близко и не думала, что Нес в такой ходит.

Полностью черная снаружи и ало-красная внутри, она как крылья развивалась за спиной принцессы при малейшем движении.

— Скажем так, — она постучала указательным пальцем по подбородку, — ящерица осталась без хвоста, и еще долго не высунет свою морду из дома.

Я облегченно выдохнула и рассмеялась. А вот и истерика!

— Тебе нужен отдых, Лея, — заботливо проговорила Ри и поднялась с кровати. — Все позади и больше не думай выходить в город одна. Не забывай, что у тебя теперь есть друзья.

— Спасибо, — улыбнулась ей, нет, всем им. — Спасибо вам за все.

— Так, мыльные оперы я не люблю, — поднял руки Ларне, — так что, я домой спать, чего и вам советую, милые дамы.

Он отлепился от стены, которую подпирал весь наш разговор и сразу же исчез без следа. Никогда не привыкну к его фокусам!

— Он прав, — усмехнулась Нес. — После такого нужен хороший отдых.

Девочки, не сговариваясь, оставили меня в комнате одну, закрыв за собой дверь. Мне хотелось одновременно плакать и смеяться. Вроде все хорошо закончилось, но парочкой седых волос я все-таки обзавелась. И винить в этом могла только себя.

Но я не Фросия, и умею признавать свои ошибки. Поэтому теперь буду думать, прежде чем что-то делать!

Надо ли говорить, что урок выучила только я одна?

Проснувшись на следующий день от будильника, не сразу поняла, что происходит. Физподготовка у нас во второй половине дня, так почему сигнал о подъеме звучит так рано? Самое печальное было то, что пока не встанешь, будильник не перестанет гудеть в твоей голове мелодией, похожей на гимн. Пришлось принять вертикальное положение и досыпать уже так, но стук в дверь даже этого лишил.

— Кто там? — спросила сиплым и вялым голосом ото сна, не открывая глаз.

— Конечно же я! — воскликнула Шани.

Я вздохнула и повалилась обратно на кровать. Никого не хотела видеть, а желала обратно нырнуть в сон и продолжить его просмотр, но повторный стук заставил вновь подняться.

Накинув одеяло на плечи, потопала к двери, чтобы отодвинуть засов.

— Входи.

Энергичная подруга влетела в комнату и тут же уселась на кровать. Ее блеск в глазах уже говорил о многом.

— Очередной артефакт? — спросила у нее, закрывая зевоту ладонью. — Не могла подождать до вечера?

— У меня все на лице написано? — подруга нахмурилась, пропустив мой вопрос. — Мне Дион всегда говорит, что я похожа на открытую книгу.

— Я бы так не сказала, — села рядом с ней, пряча руки под одеялом, — в первый день нашего знакомства ты была одной сплошной загадкой.

— Может, мне тогда стоит обратно стать серенькой мышкой? — грустно хмыкнула она.

— Но Дион же не упрекает тебя в этом? — Подруга покачала головой. — Тогда зачем становиться другой? Ты нам всем нравишься такой, какая ты есть. — Я бы ее обняла, но на руках не было перчаток.

Шани встрепенулась, и на кукольном личике вновь засияла улыбка.

— Спасибо, — заправила она русый локон за ухо, а потом дернулась. — Ой, совсем забыла! Вот! — она протянула мне тоненькую цепочку, на которой висел маленький серый камешек. — Ну же, Лея! Возьми его в руку.

Я скептически посмотрела на милый артефакт. Почему-то. смотря на него, мне стало жалко это украшение. У меня не было сомнений, что он сгорит в моей руке, и поэтому впервые отказала Шани, помотав головой.

— Это бесполезно. Его постигнет та же участь. Тебе не жалко свои творения?

— Ты сначала возьми, а потом уже будем жалеть! — поджала она губы, тряся артефактом. Камешек блеснул серым, почти черным огоньком, и я протянула руку.

— Давай.

Шани улыбнулась шире и разжала кулачок, выпуская серебряную цепочку. Миг и артефакт лежит на моей ладони. Секунда, вторая, но с ним так ничего и не произошло. Я уже подумала, что это обычное украшение и поэтому он не превратился в пепел, но вплетенные в него нити магии относили эту подвеску к магическому предмету.

— Как? — удивленно спросила, смотря во все глаза на свою ладонь.

Подруга хмыкнула и гордо расправила плечи.

— Помнишь ту кучу пепла, которую ты мне вернула? — Я кивнула, все еще находясь в шоке. — Так вот этот камень и есть тот прах всех артефактов, что ты сожгла. Я подумала, что только ощутив твой дар на себе, элементы металла и драгоценных камней, смогут выдержать его еще раз. Пришлось, конечно, попотеть, чтобы их соединить вместе, но результат ты видишь в своих руках.

— И он работает? — я наклоняла ладонь, рассматривая камешек.

— Цепочка обычная и выполняет обычную функцию присуще ей, а вот камень должен что-то делать.

— Что значит что-то? — перевела на нее взгляд.

— Как бы тебе сказать, — она почесала кончик носа, а затем дернула себя за локон, — с пеплом было трудно работать. Он постоянно бился разрядом, стоило применить магию. Мне, конечно, удалось это сделать, но работала я вслепую. Заклинания, вроде, все правильные и должны иметь функцию заземления, то есть брать весь разряд на себя, но не уверена. Ты-то сама что чувствуешь?

Уставившись вновь на подвеску, прислушалась к своему дару и сразу же отбросила артефакт в дальний угол комнаты.

— Ты чего?! — испуганно воскликнула Шани, проводив полет подвески ошеломленным взглядом.

— Он тянет разряд из меня! — укуталась в одеяло, стараясь спрятаться.

— Так это и есть функция артефакта, Лея! — укоризненно посмотрела на меня подруга и пошла подбирать свое творение. — Я, между прочим, для тебя старалась, а ты его швыряешь!

— Прости, — встрепенулась, — просто было непривычно это ощущать. Если не прислушиваться, то не заметно, а так — это неприятно.

— А ты не обращай внимания! — она сунула мне под нос подвеску. — Надень, и давай уже опробуем.

— Ты, что! Я не собираюсь на тебе пробовать!

— Так, соберись, тряпка! — гневно посмотрела на меня Шани, уперев руки в бока. — Я от тебя не отстану, пока не проверим!

Я целую минуту смотрела на нее, в надежде, что она откажется. Страх ее покалечить сдавливал горло, но уверенный взгляд подруги давил намного больше.

— Ты же человек, Шани, — напомнила ей, но подруга продолжала стоять на своем. — Если артефакт не сработает, ты можешь сильно пострадать!

— Нельзя вечно убегать и прятаться, Лея! Ты мне сама об этом говорила, разве не помнишь?

Вздох вырвался из моей груди вместе с пониманием, что подруга права. Дрожащими руками, стараясь не обращать внимания на действие артефакта, надела его на шею и вытянула руку вперед. Шани действовала намного быстрее и уже через секунду дотронулась до моей руки указательным пальцем. Я зажмурилась, боясь смотреть на это, и приготовилась к худшему, что подруга сейчас захрипит и упадет на пол, корчась и дергаясь от боли.

— Хм, полностью он не блокирует, но хоть теперь ты неопасна.

Я открыла один глаз и взглянула на нее. Шани все еще стояла на ногах и потирала свой палец. К слову, он был обычным, без ожогов и ран.

— Получилось? — открыла второй глаз.

— Не совсем, — нахмурилась она. — Ты до сих пор бьешься разрядом, но не скажу что больно. Неприятно да, но не больно.

Ее слова принесли мне радости намного больше, ведь теперь точно никто не пострадает, если случайно до кого-нибудь дотронусь.

— Спасибо тебе! — подскочила на ноги и в порыве счастья, обняла ее.

— Тише ты! — отпихнула Шани меня, и я полетела обратно на кровать. — Говорю же, неприятно! — она передернула плечами, но, несмотря на это, тоже улыбалась.

— Ты станешь самым великим артефактором, Шани! — вскочила на кровать и запрыгала по ней как маленькая девочка, крича «Ура!».

— Если бы, — грустная улыбка отразилась на ее личике, — я же не избавила тебя полностью от дара, и тебе придется все так же ходить в перчатках.

— Ты не понимаешь! — перестала прыгать и указала на нее пальцем. — Теперь я неопасна, а это самое главное!

— Ну как знаешь, — усмехнулась она. — Но как только наберусь опыта, обязательно создам артефакт, который бы позволил тебе жить обычной жизнью!

Я, впервые счастлива за этот месяц, упала на кровать и стала крутить в руке маленький камешек, разглядывая его и любуясь необычным цветом. Шани стояла рядом и посмеивалась надо мной, но уже через минуту воскликнула:

— Совсем забыла тебе передать, Лея! — Я встревожено взглянула на нее. — Вчера вечером изменили расписание и физподготовка у тебя утром, а не днем.

Мы одновременно посмотрела на часы. Я простонала, отмечая, что пропустила завтрак, и осталось десять минут до занятия, а Шани виновато посмотрела на меня и пожелала удачи, выскочив за дверь, чтобы меня не отвлекать. Но, даже бегая по комнате и впопыхах натягивая на себя спортивную форму, улыбалась во все тридцать два зуба. Жизнь налаживается и все благодаря друзьям! Как же я раньше ошибалась, когда думала, что быть одной намного лучше. Обязательно напишу ректору Жосону Фирну письмо, где выражу свою благодарность! Если подумать, он сильно рисковал, отправляя меня сюда. В Академии, где учатся одни аристократы мне не место и опасно, но он чувствовал, что здесь мне будет лучше. Что ж, вы совершенно правы, ректор!

На полигон я прибежала вовремя. Стоило мне встать в строй рядом с Нес, как льер Хар вышел из портала и окинул нас хмурым взглядом. Видимо, не у всех сегодня утро началось с исполнений желаний.

— Девушки бегут три круга, парням принять положение лежа и выполнить тридцать отжиманий. Сегодня последний урок на свежем воздухе, а затем переберемся в зал. Выполнять! — грозный рык и все зашевелились.

Наша небольшая группа девушек сделала шаг вперед и, стартовав с низкого старта, побежала по дорожке, которая могла похвастаться чистой земляной поверхностью без единой травинки. Я не стала вырываться вперед и сбавила темп до легкой пробежки. Так всегда получается — стоит преподавателю отдать приказ, как хочется выполнить его сразу, а затем сам не замечаешь, как загоняешь себя раньше времени. Поэтому, пребывая все еще в хорошем настроении, не поддалась властным ноткам льера и побежала в свое удовольствие.

— Не поделишься секретом хорошего настроения? — поравнявшись со мной, спросила принцесса, мило мне улыбнувшись.

— В нашей Академии живет самый талантливый артефактор, — ответила ей с улыбкой.

— А при чем тут Таер?

Я усмехнулась. Тот лазурный дракон, которого я видела в первые дни моего пребывания здесь, тоже можно было назвать талантливым атрефактором. Таер знал свое дело и любил его, каждый раз показывая нам свои новые изобретения. Но может быть для Нес он и талантливый, как в моих глазах самый обычный. Конечно, судить дракона, зная его всего две недели, нельзя, и может он действительно сделал что-то необычное для Нес, но ведь для нее, а не для меня.

— Он тут не причем. Я про Шани.

Брови льеры приподнялись от удивления, и я показала ей камешек, рассказав о его функции. Нес целый круг бежала рядом со мной молча, обдумывая мои слова, и когда пошли на второй заход, поздравила меня с приобретением возможности быть среди всех не белой вороной, а уже серой. Я не обиделась на ее высказывание. Порой, лишившись чего-то, рад любой мелочи.

— Кстати, — решила воспользоваться моментом и расспросить Нес о вчерашнем, — как ты узнала, что я в городе и в опасности?

— Твой проводник сообщил Ларису об этом, — пожала принцесса плечами, продолжая бежать рядом. Другие девушки уже выдохлись и теперь мы лидировали.

— Майли? Но как? И вообще, почему у тебя проводник — дракон?

— Богиня Смерти так решила. Она наделила меня своей магией и пристроила ко мне этого дракона как проводника. Только он может избавить меня от излишка моей магии. Ты же знаешь, что магические существа пропускают через себя магию хозяина и рассеивают ее в пространстве? Так вот Ларне тоже это делает, но только оставляет ее себе, чтобы перемещаться и вообще хоть как-то колдовать.

— Ay него нет своей магии?

— Нет, он был духом. Можно сказать, что ему дали второй шанс, только при этом он должен помогать мне.

— о-у.

Теперь пришла моя очередь бежать молча. Трудно было в это поверить, но когда ты дружись с магом смерти и видишь его магию, все может быть, и я даже не сомневаюсь в ее словах и верю ей.

— А ты правда видишь духов?

— Вижу, слышу и могу потрогать, — подмигнула она мне, но в ее глазах я успела прочитать страх, как будто ей совсем не хочется всего этого, что она имеет.

— А твой мир большой? — решила сменить тему.

— Читая книги в библиотеке Академии, я все время стараюсь замечать отличия того мира, откуда я, от этого, — начала рассказывать Инесса, и я подбежала к ней поближе. Говорила она тихим и чуть грустным голосом. — Земля, ее еще называют Голубой планетой, больше Эдэра. Но от этого ваш мир не стал хуже, — улыбнулась она, — удивительные насыщенные цвета природы радуют глаз, а уж про животных вообще молчу. Нет, у нас много общего, там и тут небо голубое и также называется светило, греющее эту планету, но мне тут нравится больше.

— Ты говорила, что была человеком? Каково тебе сейчас?

— Мои взгляды на мир не изменились. Просто теперь у меня другое тело и его особенности. Вначале было трудно, а потом уже привыкла. Но в душе я продолжаю быть человеком, Лея. — Она ткнула локтем меня в бок, посмеиваясь. — Поэтому я тебя хорошо понимаю, и мне не важно, какой ты расы.

Я улыбнулась. Мне тоже было с ней легко общаться. Тот страх, что испытывала в начале нашего знакомства совсем исчез. Вы скажите, а почему вообще боялась? Ответ прост: даже если ты и человек, ты все равно испытываешь страх перед сильным собеседником-магом. Так вышло и у меня, но помимо интуиции или инстинкта, мой дар четко реагировал на эмоции, и поэтому приходилось держать дистанцию. Если бы не случай в тренировочном зале, а затем разговор с льерой наедине, то еще бы долго ее боялась. Черный лис об этом догадался раньше, поэтому и подпустил меня близко к себе и доверил самое важное — хвост, показав, что с его стороны нет угрозы. Мое подсознание, которое формировалось с самого детства, где я себя огородила ото всех, приняло это, и страхи отступили. Я уверена, что со временем смогу избавиться от них совсем.

— Наверное, стоит тебя поблагодарить за все, — тихо сказала ей, на что она фыркнула.

— За что я еще люблю ваш мир, так это за то, что вы все тут переполнены чувствами благородства и честности, а также не утратили эту черту, несмотря на долгое существование. Меня не за что благодарить, Лея. Я захотела так поступить и поступила. Посмотри на это с другой стороны. Меня зацепил твой дар и только. Это уже потом мы подружились.

— Но ты с самого начала себя вела не так как другие.

— Возможно, но не стоит забывать о корыстных целях.

— Так я для тебя тоже эксперимент? — рассмеялась я и вернула ей толчок в бок.

— Ты мой друг. А все остальное дополнительное приложение, — рассмеялась и она.

Мы закончили третий круг, прибежав первыми, и получили за это похвалу от преподавателя. Дальше уже разговаривать было трудно. Приседания под пристальным взглядом льера Хара не располагали к беседе, а уж когда меня опять отправили покорять стену, а всех других поставили парами для спарринга, и вовсе лишилась общения.

— Уже месяц прошел, адептка Рут, а вы даже до верха не добрались, — недовольно проговорил льер, смотря, как я дрожащими руками хватаюсь за выступы. — Вы выполняете норму упражнений, а на жалкую стену забраться не можете.

Я бы поспорила насчет легкости выполнения этого задания. Несмотря на то, что головокружение из-за высоты меня больше не преследует, страх сорваться все еще присутствует.

— Не месяц, льер Хар, а всего четыре занятия, — тяжело дыша, ответила ему.

— Признайтесь, Рут, вам надо было учиться не на боевого мага, а сидеть дома и вышивать крестиком. Такими темпами вы скоро приступите к этому занятию, ведь экзамены не за горами.

Вот никогда не думала, что обычные фразы, предназначенные для поднятия духа, подействуют на меня. Да главная цель в моей жизни — это стать отменным боевым магом, и какая-то стена мне в этом не помеха! За этот месяц со мной произошло уже столько событий, что эта преграда должна казаться мне обычным камнем, который легко перешагнуть.

Досчитав до десяти и вдохнув полной грудью, стала представлять каждый выступ пройденным этапом: левая рука в выемку над головой — я перевелась в новую Академию; правая нога — познакомилась с первыми настоящими друзьями; правая рука находит следующий выступ — ссора и примирение с другом; левая нога — первые прикосновения и первый поцелуй; левая рука чуть не сорвалась из-за неудобства, что я в перчатках, но справившись, отнесла этот выступ к — зарождению внутри меня необычных чувств к профессору и постоянные мысли о нем; следующий выступ нашла ногой не сразу, но как только это сделала, выдохнула — благодаря принцессе теперь мой дар под контролем.

Думая о следующем выступе, вытянула руку и удивилась, что дальше нет стены. Мне потребовалось несколько секунд для осознания, что я уже наверху, и рука схватилась за край. Подтянувшись, уселась на площадку и обозвала этот этап — приобретение артефакта частичной блокировки моего дара благодаря Шани. Мне казалось это самым важным и главным в моей жизни. Все-таки нашелся такой артефактор, который создал для меня вещь, так необходимую мне. А главное где?! В Академии, причем создала его адептка первого курса!

— Мои поздравления, — широко улыбнулся льер Хар, смотря на меня снизу вверх. Можно было подумать, что это его заслуга. — Спуск придется отложить. Уже конец занятий, а ждать вас больше нет времени. Прыгайте, — он поднял руки, приглашая в его объятия.

Я уже столько раз это делала, что без раздумий сиганула с самого верха и сразу же очутилась на сильных руках. Преподаватель поставил меня на ноги и подтолкнул в сторону Академии, куда уже спешили мои одногруппники.

— Может из вас и выйдет толк, адептка Рут, — усмехнулся барс, вышагивая рядом.

— Мне есть к чему стремиться, льер Хар, — ответила ему, довольная своим результатом.

— Это очень хорошо, когда есть цель и есть желание. Даже человеческое тело способно на многое.

Мы подошли к развилке на аллеи, и я взглянула ему в глаза. Помимо необычного желтого цвета, они сегодня светились гордостью за меня. Честно, я не была уверена до конца, что смогу залезть на эту стену. Меня всегда хватало ровно до середины, а потом льер Хар ловил мое уставшее тело. И каждый раз в его глазах я видела твердое решение не опускать руки. Он верил в меня, когда я уже почти сдалась.

— Спасибо вам, льер Хар. Вы умеете найти подход к каждому ученику.

— Это моя работа, Рут, — улыбнулся он, обнажив клыки и дернув хвостом, — сдается трус, а им я вас не считаю. Идите, отдыхайте, тренировка была трудной.

Он развернулся и пошел к главному корпусу, чтобы переждать там время до следующего занятия. Я хотела последовать его примеру и уже развернулась в сторону общежития, как уткнулась носом в грудь Фила.

— Привет, — улыбнулся он мне, прижав к себе.

— Что ты делаешь?..

— Мне Шани рассказала об артефакте. Теперь твой дар неопасен, — перебил он.

— Но он же не до конца блокирует. Отпусти меня, — дернулась в его кольце рук, но дракон держал крепко.

— К мелким разрядам я привык, Лея, и поэтому хочу проверить кое-что.

Мне было страшно спросить, что он имеет в виду, но этого не потребовалось. Лицо Фила приблизилось, и я не успела сообразить и отвернуться, как его губы накрыли мои, еще крепче сжимая меня в объятиях.


Глава 15


Ощущая его губы, горячие и твердые, замерла всем телом, боясь пошевельнуться. Меня все не отпускал страх, что в любую секунду дракон может упасть, дергаясь от боли. Однако, Фил продолжал стоять и крепко сжимать меня. Разряд так и бегать по моему телу, но быстрыми потоками устремлялся в серый камешек, который поглощал их, даже не нагреваясь. Как удалось сделать его Шани, не знаю, но артефакт работал идеально. Вот только из-за того, что организм мой вырабатывает искровой разряд постоянно, камешек не успевал все притянуть, и мелкие разряды оставались все еще при мне, выходя за пределы одежды.

Я дернулась еще раз, стараясь выбраться и вообще намекнуть Филу, что мне это не нравится. Сердце стучало уже в ушах, заглушая все звуки, и чем дольше меня удерживали и старались проникнуть в мой рот, тем больше мне становилось не по себе. В какой-то момент воздуха в легких стало не хватать, и я открыла рот, чтобы вдохнуть. От шока и ужасного состояния мне плохо думалось, и не сразу сообразила, что носом тоже можно было дышать, и это стало моей ошибкой. Фил воспользовался этим моментом и завладел моим ртом, обжигая напористыми движениями языка. Его всего трясло, но через секунду поняла, что это я трясусь, а не он, от нарастающей боли в груди. Дернувшись последний раз и не получив свободу, боль резко разлилась по всему телу, и я провалилась в темноту, теряя сознание. Никогда бы не подумала, что на меня так повлияет поцелуй.

Мне снилось, что я стою в полной темноте и только маленький огонек синего пламени в моих руках являлся предметом света. Крохотный и теплый, он не обжигал, а приносил спокойствие моей душе. Хотелось держать его вечно и ощущать его тепло. Уже несколько дней меня душат желания, которые я боюсь показать. С каждым днем они все больше приносят боль моей душе. Но она сама так захотела! Сама отворачивается от них и ждет чего-то, не думая о том, каково мне. И сейчас, держа этот огонек, желания притупились, принося мне покой.

— Адептка Рут?! — знакомый голос раздался в темноте, и огонек колыхнулся, становясь меньше. Нет, прошу, помолчите профессор, ведь мне так сейчас хорошо… — Рут, вы меня слышите? — опять настойчивый голос и темнота сгустилась, давя со всех сторон. — Очнитесь уже! — на этот раз раздался грозный рык, и земля под моими ногами задрожала.

Устоять было невозможно, и в следующую секунду я все же упала, но огонек не выпустила, прижав его к груди. Полет был коротким, и не успела я испугаться, как уже смогла открыть глаза и первым делом увидеть верхнюю пуговицу белоснежной рубашки. Долго думать не пришлось, кто хозяин данной одежды. Запах лесной хвои и осеннего утра быстро дал мне понять, к кому я прижимаюсь.

— Профессор?

— Я все понимаю, Рут, но раз вы уже пришли в себя, то может быть перестанете мять мою рубашку?

Вздрогнув от его голоса прямо у меня над ухом, еще сильнее вцепилась в его рубашку на левой стороне груди. Под кулаком хорошо ощущалось, как быстро бьется его сердце.

Профессор вздохнул, отчего его теплое дыхание опалило мне щеку и шею, и принялся разжимать свободной рукой мою, которая нещадно мяла деталь костюма. Второй он обнимал меня за плечи, удерживая в полулежащем положении. В голове сразу возникло несколько вопросов: как я оказалась у него на коленях; почему мы в его кабинете и где Фил?

— Так-то лучше, — наконец справившись с моей рукой, он аккуратно пересадил меня на диван и взглянул мне в глаза. — Как себя чувствуете?

Я прислушалась к себе. Боли уже как таковой не было, только все те же желания к мужчине, который сидит напротив и смотрит на меня зелеными глазами. Пришлось опустить взгляд, чтобы не утонуть в этих изумрудах.

— Сносно, профессор.

— Никогда не видел, чтобы от поцелуя падали в обморок, — с усмешкой проговорил лис и поднялся со своего места, оправляя рубашку. Левая сторона была хорошо помятой, но применив бытовую магию, профессор быстро исправил это недоразумение. — Могу предположить, что во всем виноват ваш дар.

Глаза я так и не подняла, четко смотря на свои сцепленные руки на коленях. Усмешка в его голосе была совсем невеселой и нелукавой, как обычно, а злой.

— Профессор, а можно узнать, что вообще случилось и где Фил? — исподлобья взглянула на него, отмечая огоньки магии в его глазах. Лис, дернув правым ухом, отвернулся от меня и прошел к столу.

— Я увидел вас в окне, Рут. По вашему поведению нетрудно было догадаться, что вам не нравилось то, что делал адепт Маурс. А потом… — он замолчал, но покачав головой, как будто отгоняя мысли, наконец, повернулся ко мне. — Вы упали в обморок, Рут, и хочу узнать причину, по которой это произошло. Как ваш декан, мне необходимо заботиться о вас и помогать.

— Я… — таким ответом была немного сбита с толку. Он не ответил что с Филом, да еще его заминка немного меня испугала. — Мне стало плохо. Не знаю почему, — поспешила сказать, увидев, как лис хочет что-то спросить, — я почувствовала боль в груди. Она-то и заставила меня потерять сознание.

Профессор нахмурил черные брови и скрестил руки на груди, устремив отстраненный взгляд в окно. Сейчас мыслями он был явно не здесь, поэтому сидела тихо и поглядывала в его сторону. Безумно захотелось к нему подойти и обнять его. Разгладить хмурую складку между бровями, пробежаться пальчиками по скуле, подбородку и спуститься к груди, туда, где бьется его сердце, чтобы почувствовать, как оно замирает или наоборот ускоряет свой темп от моих прикосновений.

Встряхнув головой, отгоняя странные мысли, перевела взгляд с груди профессора на его лицо. Он все еще не смотрел на меня, глубоко уйдя в себя. Казалось, что лис вообще забыл про меня, и решила попытать удачу. Медленно и тихо встала с дивана и направилась в сторону выхода, но удалось мне сделать всего два шага.

— Я не разрешил покинуть мой кабинет, адептка Рут, — послышался голос за спиной, и я вздрогнула.

— Но вопросов больше не было, — сглотнула, — я устала, профессор, можно мне пойти в общежитие? — решила надавить на жалость. Находиться рядом с ним тяжело. Мое тело и разум желает его прикосновений, а душа заставляет бежать, говоря, что еще рано поддаваться глупым потребностям.

— Почему вы бежите? — тихо спросил лис совсем рядом. Было страшно повернуться. Нет, его я не боялась. Теперь страх был связан совсем с другим.

— Мне лучше уйти, профессор, — одними губами ответила ему, лишившись голоса.

Его руки медленно, дрожа кончиками пальцев, притянули меня к себе за талию, и я глубоко вдохнула, ощутив спиной тепло его тела.

— Мне трудно отпустить тебя, Лея, — перешел он на "ты", и пришлось зажмуриться, надеясь, что это все сон. Может я до сих пор без сознания? Но горячее дыхание декана на моей шее говорило об обратном. — Дай мне возможность быть с тобой, — профессор прошелся носом вдоль щеки, виска, а потом уткнулся им мне в макушку.

— Я понимаю, что тебе как человеку это дико, да и мой возраст тебя пугает, но… — усмехнулся он и замер.

— Но? — хрипло спросила у него, поторапливая. Я уже мелко дрожала от его близости. Его руки медленно поглаживали мой живот, и от этой ласки мои мысли путались, неохотно цепляясь за смысл слов лиса.

— Но я смогу тебе дать то, что другой не сможет, — от его слов мои щеки вспыхнули. Не надо быть умной, чтобы понять, о чем он говорит.

— Профессор, я не…

— Подумай, Лея. Со мной у тебя будет все, — он прижал меня к себе сильнее и я почувствовала его желание не только морально, но и физически.

Безумно захотелось согласиться на все. Мыслями опять овладел розовый туман, но душа неприятно колыхнулась, стремясь заставить меня выскользнуть из плена лиса. Было такое ощущение, что меня толкнули в спину и сама, не желая того, дернулась вперед. Мысли об этом странном ощущении помогли прийти себя и обдумать слова лиса. Это что же, он просто хочет меня? А как же чувства? Разве он их не испытывает ко мне?

— Отпустите меня, — да, сказать твердо это не получилось, но профессор на удивлении быстро исполнил мою просьбу.

— Почему? — уже ровно спросил он, но я все еще чувствовала в его голосе желание и… мольбу?

— Это не объяснить, — ответила ему, все также не поворачиваясь к нему лицом. — Это неправильно.

— Неправильно было тогда, когда вы пришли ко мне под воздействием зелья, Рут, — вновь начал злиться он. — Вы меня не обманите. Я хорошо чувствую ваше состояние. Так почему же вы запрещаете мне, нет, не так, себе, Рут?

Я вздрогнула от его злого голоса и вжала голову в плечи, а в следующий момент меня развернули и прижали к груди.

— Прости, — послышалось над моей головой. — Я сам не понимаю, что со мной происходит, — он вдруг рассмеялся, отчего я еще раз вздрогнула в его объятиях. Профессор часом не свихнулся? Его переменчивое настроение меня стало пугать.

— Я ходил к целителю, — вдруг проговорил он тихо, и я замерла, прислушиваясь, — выслушав меня, он сказал мне только одну фразу, что я нашел пару и мой организм перестраивается под нее. Тогда я лишь посмеялся, ведь точно бы запомнил, кто она. Если встретил часть своей души, то почувствуешь ее сразу, но у меня были всего лишь симптомы. Каждый день я ходил и не понимал, и не верил в происходящее. Когда я мог ошибиться? Я стал искать, поскольку уже не мог сидеть на месте. Встретился со всеми своими знакомыми льерами и девушками других рас. Вспоминал, с кем мог еще видеться, но ни одна не была ею — моей парой, пока вы, Рут, не явились ко мне домой. То как вы прикасались ко мне, желание в ваших глазах и голосе, заставили меня потерять голову. Ваш запах слабый, но такой манящий, пробудил во мне зверя. Только сила воли помогла мне не наброситься на вас сразу. Вы маленький и хрупкий полевой цветок, Рут, и поэтому старался прикасаться к вам нежно. А когда увидел ваши слезы, испугался не на шутку. Подумал, что все же не сдержался и причинил вам боль, пока не услышал ваш голос с мольбой. Вы бы так не сказали, — усмехнулся, — такое может быть только в моих фантазиях. Когда действие зелья закончилось, и вы пришли в себя, извинившись за все, понял, что это все мой больной разум, который уже поверил, что это вы — моя пара.

— Но…

— Да, Рут, вы — человек, и связь не может с вами образоваться. Но каждый день мне становилось все хуже. Вы даже не представляете, каково это просыпаться ночью от дикого желания быть рядом с той, которую не знаешь. Я пытался утолить эту жажду с другой, — я напряглась, услышав это, — но даже обычный поцелуй причинял боль душе. Тогда я не смог, и только вызов от артефакта безопасности спас меня от поспешных слов, адресованных льере Лауре. Когда же переместился в тренировочный зал и увидел вас с Пуджор, только боги помогли мне не сорваться на этой драконице.

— Так вы отчислили ее только из-за вашего состояния? — тихо спросила у него, уткнувшись носом в его рубашку.

— Нет, она действительно перешла черту дозволенного. В этой Академии нет поблажек, даже если в ней учатся аристократы. Но не это сейчас важно. Как только я отправил Пуджор порталом к ректору, обратил внимание на вас, Рут, и тогда вся моя злость ушла. Чтобы убедиться и поверить в то, чего не может быть никак, поцеловал вас и…

Я подняла голову и взглянула ему в глаза. Они горели зеленью очень ярко, передавая все эмоции хозяина, и мне стало страшно. Нет, не оттого что боюсь его как мага, а оттого что он сейчас скажет. Если я и есть его пара, то…как же так могло случиться? Если это так, то теперь его жизнь будет такой же короткой, как и моя, ведь один не может жить без другого. Каково это долгоживущему норту узнать, что он проживет только триста лет вместо двух тысяч? Нет, это бред! О чем я вообще думаю? У нас не может образоваться связь по природе!

— Лея, ты… — продолжил лис, но я его перебила, выбравшись из кольца его рук.

— Нет! Вы не можете, вернее я не могу быть вашей парой, — мне с трудом удавалось смотреть в его глаза. Внутри меня творился хаос, и зацепиться за конкретное чувство было сложно.

Он удивленно замер.

— Но ведь ты испытываешь тоже самое, разве нет? Ты чувствовала боль, когда Филрос тебя целовал. Это самый достоверный признак, что ты нашла пару, ведь изменить с другим невозможно.

— Нет, это все артефакт, и это из-за него я потеряла сознание.

— Какой артефакт? — нахмурил он брови, окинув меня взглядом.

— Этот!

Я сдернула с шеи подвеску и сунула ее в руку лиса. Как только я с ним рассталась, разряды затрещали на руках, и несколько ломаных светящихся линий разлетелось в разные стороны, показывая, насколько я сейчас нестабильна. Профессор тут же укутал меня щитом, сжав камешек с цепочкой в руке.

— А вы даже и не заметили, — настала моя очередь усмехаться. — Странно, что вы не чувствовали разряды при прикосновении.

— Я привык, — хрипло начал он, смотря на свою руку, — мой магический поток сам защищает меня, и поэтому забыл.

— Вы и забыли? — спросила с иронией и сделала шаг назад к выходу.

— С вами порой трудно все держать под контролем, особенно когда нет угрозы. Кто вам сделал этот артефакт? — поднял он на меня глаза.

— Шани, — сдала ее, даже не жалея об этом. Филу она с легкостью все рассказала, зная о том, что между нами было.

— Стоит похвалить ее за труд. Но как я понял, он только частично блокирует, ведь адепт Маурс… — лис запнулся, и я поняла, что что-то с Филом все-таки случилось.

— Что с ним? — испугалась я не на шутку и развернулась к двери, решив прямо сейчас отправиться в целительное крыло.

— С ним все в порядке, — ухватил декан меня за локоть, дернув на себя. — Он героически терпел, но видимо ваш дар все же сильнее этого артефакта и дракон получил от вас еще один разряд, — я дернулась в попытке убежать от лиса, но держал он меня крепко. — У драконов хорошая регенерация, Рут. Все с вашим другом будет хорошо.

— Я не из-за него хочу покинуть ваш кабинет, профессор. — И это была чистая правда.

Захват на моей руке усилился.

— Ты мне не веришь? — строго спросил он, чуть ли не рыча.

— Если даже и захочу поверить, профессор, — взглянула ему в глаза, — но верить в сказку…просто так ничего не бывает, зачем же лелеять надежду?

— Лея, ты не…

— Не хочу этого слышать! — сбросила его руку и, не оглядываясь, выбежала из кабинета.

Этого просто не может быть! Я не хочу в это верить, даже если лис и прав! Да мало ли из-за чего я могла потерять сознание, но чтобы так…это просто боги решили поиздеваться надо мной и не иначе! Они наделили меня даром, из-за которого не могу жить как все нормальные люди, так теперь еще и чужая жизнь стала короче из-за меня. Вот что я такого сделала в прошлой жизни, что теперь расплачиваюсь в этой?

Я выбежала из главного корпуса на улицу и остановилась, хватая ртом холодный воздух. Может если не верить, то и не произойдет всего этого, о чем потом буду жалеть?

Душа недовольно колыхнулась, и я положила руку на грудь, ощущая, как сильно бьется сердце, и это вовсе не из-за бега. Как бы сильно сейчас не старалась себе убедить, что декан не прав и перепутал меня с другой девушкой, душа радовалась словам лиса. Но стоит ли верить им? Я честно хочу, ведь любая человеческая девушка мечтает о связи. Почувствовать ту любовь, которую приписывают этому явлению, но ведь это всего лишь мечты…

Добравшись до своей комнаты, устало уткнулась лбом в дверь. Да кого я обманываю? Любые здравые мысли не смогут справиться с чувствами. Сердцу не прикажешь, и этот черный лис поселился в моей душе крепко и основательно. Теперь даже сомневаюсь в том, что дрожала от страха в первые дни из-за его магии и расы. Может еще тогда я подсознательно боялась сблизиться с ним, чувствуя в нем то, что потом загонит меня в тупик? Все, чему учила меня мама, да даже учителя и Академия, оказалось неправдой, и я тому пример.

Но спешить с выводами не стоит. Кидаться лису на шею, только услышав слова о связи, глупо. Мне до сих пор дико от этого, поэтому подожду его следующего шага.

— Лея? С тобой все в порядке? — на мое плечо легла рука, и я вздрогнула, покрываясь мелкими разрядами, но помимо их вокруг меня замерцали искры. — Тише! Чего это ты такая нервная?

— А нечего подкрадываться ко мне. Еще бы чуть-чуть и взорвалась бы, — повернувшись лицом к Нес, перевела дух.

— Ты уж побереги себя, а то не получится сегодня воплотить нашу идею.

— Как сегодня? Я не могу…

— Можешь! — обняла она меня за плечи, поддерживая. Пришлось быстро брать себя в руки и унять свой дар. Артефакт остался у лиса, и теперь я опять опасна для других. — Ты уже хорошо с этим справляешь, и я уверена, что все получится.

— Но где? Уже все деревья скинули листья.

— Где? — задумчиво переспросила она, почесывая вздернутый кончик носа. — Есть один небольшой зал, и он идеально нам подходит.

— В Академии? Это плохая идея, Нес, — покачала головой.

— Не трусь! Кто не рискует, тот не пьет эль!

— Я не хочу эль, — посмотрела на нее уже с опаской.

— Да это…а, ладно, забудь, — отмахнулась она, а затем уже серьезно: — Сегодня вечером и это не обсуждается.

— А как же заземление? Там некуда будет воткнуть стержни.

— Таер принесет свое новое изобретение. Конечно, я ему немного помогла с идеей, но это неважно.

— Может…

— Хватит, Лея. Час настал, и пора исполнить мелодию полностью.

— Ох, я не против, просто зал, он же в Академии. Если что-то пойдет не так, наказания нам не избежать.

— Все будет хорошо и надо в это верить. Я зайду за тобой после ужина.

Инесса хлопнула меня по плечу, подмигнула и скрылась в своей комнате.

Захотелось побиться головой об стену. Интуиция меня всегда не подводила и сейчас она просто кричала, что вся затея с этим необычным исполнением мелодии выйдет нам боком. Нет, мне было интересно, и само действие исполнения завораживало, но вот нарушать правила не люблю. Эх, умирать так с музыкой!

Зайдя в комнату, стянула с себя одежду и отправилась в душ. Холодная вода помогла мне прийти в себя и разложить мысли по полочкам. Во-первых, решила поверить словам лиса, из-за чего моя душа одобрительно колыхнулась. Во-вторых, подожду, что будет дальше, чтобы увидеть картину полностью, а не отдельные ее кусочки. Делать выводы буду потом. В-третьих, с принцессой не поспоришь, и придется вечером идти с ней.

После всех принятых решений стало легче. Повалявшись на кровати, сделав небольшую домашнюю работу и наболтавшись с Майли, отправилась к Шани, чтобы сходить с ней на ужин. Как бы не старалась сдержать обиду, все же выразила ей свое недовольство. Она смиренно приняла его и извинилась, рассказав про Фила. С ним действительно уже все в порядке, но декан основательно поговорил с ним на эту тему и больше дракон ко мне не будет лезть. Можно было только догадываться, что лис наговорил ему, но мучить себя вопросами не стала и просто забыла об этом инциденте. Что-то в этом роде я и ожидала от Фила и поэтому не удивлена. Его постоянные взгляды и поведение были как волны, которые росли с каждым днем все больше и больше, пока не появился повод для шторма. Хорошо, что все благополучно закончилось и сидя за одним столом, дракон вернул себе прежнее состояние, которое всегда мне нравилось: в меру серьезный и рассудительный. И больше он не смотрел на меня как на трофей, который необходимо иметь в своей коллекции. Хоть что-то наладилось и это радовало мои измученные нервы.

В кругу друзей я расслабилась. Не хотелось ни о чем думать, даже несмотря на желания присутствовать рядом с лисом. Я устала бороться с собой, с тем, что является правильным и безопасным. Жизнь непредсказуема, и что меня ждет впереди, никто не знает. Пожалуй, перестану всего бояться, и чтобы закрепить свои мысли и решение, воплощу идею Нес!


***

Признаю, глупо принимать решения в таком большом количестве. Как ни старайся, все не может идти гладко, и всегда присутствует закон подлости.

— Я так и знала, что это очередная неприятность на нашу голову… — тихо сказала я, стараясь отойти подальше от декана. Не думала, что так скоро увижусь с ним.

Все шло идеально! Мы добрались до зала без свидетелей, Таер принес решетку для заземления, и мне удалось озвучить первую часть мелодии, но мой дар, как бы я не старалась его обуздать, сыграл с нами в жестокую игру. Удержать три больших разряда оказалось мне не под силу и теперь зал разрушен, а нас застали на месте преступления.

— Я жду, — строго проговорил Вэон, разглядывая нас.

— Профессор, во всем виновата я, — начала Нес защищать нас, даже не боясь смотреть декану в глаза. — Мы всего лишь проводили эксперимент, но, увы, не рассчитали силы. Винить в этом нужно только меня, — сделала она шаг вперед, загораживая меня, Ри и Таера от декана.

— Даже не сомневаюсь в этом, Эверн, — вдруг усмехнулся лис и отошел от двери. — Вы с эльей Накилон ступайте к ректору. О вашей выходке ему уже известно. С вами, Луир, тоже разберется Азертан, но позже. Если вам дали право жить в общежитии Академии, это еще не значит, что ее можно громить. Вы уже давно не адепт, и соответственно наказание будет иным. Ступайте!

Друзья виновато склонили головы, и пошли на выход. Я тоже хотела последовать за ними, но лис опять схватил меня за локоть, удерживая на месте. Оставаться с ним наедине я сейчас была не готова, но кто ж спросит моего мнения? Инесса только кинула мне сочувственный взгляд и скрылась в темноте коридора вместе с эльфийкой и драконом. Как только их шаги стихли, я напряглась, боясь взглянуть в глаза лису.

— Вы провинились, Рут, — неожиданно проговорил Вэон. И вот сказал вроде тихо, но в полной тишине его голос прозвучал очень громко, из-за чего вздрогнула, чуть ли не подпрыгнув на месте. — Я говорил вам, что еще одна неприятность с вашей стороны, и я за себя не ручаюсь?

— Да, профессор, — пискнула, ожидая от него чего угодно, но как ни странно страха я не ощущала. Казалось, что все идет как надо.

— Что ж, тогда теперь все будет так, как я захочу.

Лис притянул меня к себе, и нас в ту же секунду захватило в свой плен синее пламя, унося куда-то очень далеко. Вцепившись в пиджак декана, зажмурилась, боясь перехода, но все закончилось также резко, как и началось.

Под ногами была твердая земля, и можно было выдохнуть с облегчением, вот только лиса рядом не оказалось. Распахнув глаза, чтобы потом их расширить от удивления, замерла на месте. Я стояла на поляне, которую окружал зеленый лес! Ничего в этом не было необычного, но то, что здесь было тепло, и на деревьях присутствовала зелень, меня поразило. Мы как минимум переместились ближе к югу, а это большое расстояние. Неужели декан на такое способен?

Подумать над этим мне не дал легкий ветерок. Он коснулся моей щеки, и я услышала шепот:

— Бегите, Рут…

Оглянувшись и не найдя взглядом декана, поняла, что это магия воздуха.

— Зачем мне бежать? — крикнула, вертя головой в разные стороны, стараясь разглядеть Элендина среди деревьев.

— У вас пять минут на побег… — вновь шепот с ветром, — не справитесь, зверь не пощадит вас…

Разряд прошелся по телу от нехороших предчувствий. Какой зверь? Куда декан меня закинул?

— Время пошло…

Испугавшись не на шутку, побежала вперед, в надежде, что там ждет меня лис и спрячет от зверя. Деревья стремительно проносились мимо, и я чудом успевала уклоняться от веток и оббегать кусты. Профессора нигде не было видно, а вот чувство преследования буквально наступало мне на пятки.

Пять минут, гонимые страхом, пролетели, как будто их и не было. В боку уже кололо и, добежав до дерева с белёсым стволом, привалилась к нему спиной. Льер Хар был прав, не убежать мне от преследователя, а слабым заклинанием вряд ли смогу отбиться. Лес, который мог похвастаться лиственными деревьями и аккуратными кустиками, был красив в красных лучах заходящего солнца, и я бы с удовольствием полюбовалась закатом и теплом южного края, но все мое внимание было сосредоточенно только на том, как спастись от зверя.

С боку хрустнула ветка, и я, затаив дыхание, повернула голову на звук. Очень хотелось слиться с деревом, стать с ним одним целым, но стоило увидеть среди деревьев, между которыми просачивался свет, слепя меня, силуэт норта, перевела дыхание. Декан рядом и зверь мне не страшен.

— Профессор, вы меня напугали, — приложила руку к груди, успокаивая дар.

Лис не шевелился, только кончик его хвоста подергивался и вилял из