Furtails
Варп
«Вервольф»
#NO YIFF #волк #попаданец #приключения #фентези #юмор
Своя цветовая тема

Вервольф

Варп



Глава 1


* * *


Я проснулся и, для начала, сладко потянувшись, зевнул. После чего открыл глаза и, причмокивая, огляделся. Причмокивание — это, безусловно, важный элемент процесса пробуждения. Сон, как и любую сладость, если конечно же сон был именно сладким, стоило распробовать не только в ментальном плане, но и на вкус… И хотя к моменту пробуждения сам сон забывается и от него как правило остается лишь это самое «послевкусие» — из воспоминаний о воспоминаниях — его вкус все еще держится на языке и его вполне можно распробовать, продлив изысканное наслаждение…


После чего в некотором недоумении огляделся вокруг. Похоже сон все еще продолжался, поскольку проснулся я в каком то… гнезде, вместо привычных рук у меня были серые плюшевые лапы с игрушечными когтями, а вокруг шевелились серые комочки из непонятной помеси кутят и горилл. Нет, пару раз я конечно же спал во время сна… До сих пор помню сон, после активных упражнений по возведению пирамид на родительской даче. Та самая, странная семейная дедовщина, когда дети всеми фибрами души ненавидят приусадебные участки своих родителей, а потом вырастают, покупают себе свои приусадебные участки и привозят на них уже своих детей, чтобы оторваться на них как следует… В общем тогда я лег спать, появился среди каких то ужасов, но настолько устал, что оглядел их равнодушным взглядом и повторно лег спать! Как ни странно, мне это удалось, и провалившись в сон в квадрате, я уже смог нормально так поспать. Правда, проснулся полностью разбитым и ни о каких причмокиваниях там и речи не было…


Ах, да! Комочки… Я неуверенно поднялся на ноги и недоуменно мяукнул. Из-за тряски своего слабо координированного тела я с большим трудом огляделся и пришел к выводу, что похоже, я был одним из комочков. Видимо это сон о том, что я собака или как-то так… Не вполне уверен, поскольку не смотря на вполне собачьи морды, задние лапы и хвосты, окружающие меня комочки обладали и ярко выраженными, хоть и выглядящими слегка игрушечно, руками с пятью пальцами и коготками, вместо ногтей. Слегка покумекав, я пришел к выводу, что это все таки сон об оборотнях. Вервульфах. О чем-то волчьем, но с руками. В общем выбирать не приходилось, да и такое дело меня вполне устраивало…


Ну, то есть сон о магах или боевых роботах меня бы устроил больше, но на безрыбье…


А тем временем мои… братья и сестры? Товарищи? Коллеги? В общем с каждой минутой окружавшие меня комочки двигались все более уверенно! По приблизительным подсчетам наш помет насчитывал, что-то около пятнадцати щенков — сказать точнее было проблематично, поскольку вид с моего места был такой себе, а еще щенки постоянно перемещались — и проживали мы в дупле… Как совы, только волки! А дупло находилось где-то в темном лесу. Это легко было определить, по шуму деревьев, доносившемуся из обнаруженного на стене отверстия, и непроглядной темноте, которую можно было созерцать там же…


— Лось. Живет в лесу. — попытался пробормотать я, но получилось то же самое мяуканье, никак не вязавшееся с гордым статусом вероятно оборотня и возможно вервольфа…


А между тем со стороны раздался писко-скулеж, выведший меня из очередного приступа задумчивости. Не все мои товарищи родились одинаковыми и с демократическими правами. Кто-то был чуть больше, кто то явно чуть проворнее, а кое-кто еще даже глаза не успел открыть и сейчас этого самого кое-кого жрали. Одна из сестричек вцепилась своими зубками в слепо тыкавшегося братика и теперь мотала башкой, пытаясь оторвать от него кусочек. Причем довольно успешно, судя по шибанувшему в нос сразу после писка вкусному запаху кровушки. На который тут же поползли и остальные комочки, с азартом и целеустремленностью сухопутных акул. Голодная стая активно, но неуверенно и крайне не скоординированно, заработала челюстями и братец быстро затих, а я опять задумался…


Никакого страха или шока от происходящего у меня не было. Потому, что во-первых, это сон, а значит все вокруг было не по настоящему. Во-вторых, не так уж и близко мы были знакомы… Ну и дальше по списку шли огрубевшая за годы душа, общий пофигизм, мысли о том, что надо было как-то быстрее вертеться, если хочешь жить… А так же и другие подобные рассуждения, которые обычно появляются, когда твои родственники едят заживо другого твоего родственника, а ты вроде как ни при чем и собираешься оставаться в таком вот состоянии и дальше… То есть глупо было бы взывать к их самосознанию и мяукать «полиция! полиция!»… Так можно только привлечь ненужное внимание. Так что я потихоньку, полегоньку начал пробираться к дуплу.


Между тем коллеги успешно расправились с телом, вылизали до блеска солому в нашем общем гнезде, после чего внезапно оказалось, что хватило не всем! Что кое-кто остался вроде как голодным… И если быть до конца честным — одним из них был и я. Желудок все больше и больше сжимало от голода, так что я даже начал несколько понимать свою сестренку, первой вцепившуюся в нашего невезучего братика и теперь сладко задремавшую рядом с местом преступления, мило подергивая лапкой!.. Сделала она это совершенно зря, поскольку следующей жертвой выбрали именно ее и уже через пару секунд раздался новый писк, а в перемазанную кровушкой мордочку вцепились острые зубки.


Сказку про десять негритят я знал отлично, даже смотрел телевизионную версию, так что слегка ускорился. Благо с каждой минутой двигаться было все проще и ощущал я себя все увереннее.


Довольно быстро добравшись до дупла, я высунулся наружу и столкнулся с новой проблемой. Сначала плюсы! Оказалось, что тьма снаружи не такая уж и непроглядная. До этого момента я не особо задумывался над тем, как мог видеть внутри дупла, а ведь стоило бы. Освещение внутрь не провели, факелов или банальных гнилушек на стенах не было — тем не менее я не только четко видел всё, что происходило, но даже прекрасно различал детали, несмотря на явно темное время суток. Но как только я выглянул наружу, моё зрение тут же приспособилось и ночь вокруг обрела глубину и все оттенки серого, а лес предстал во всей своей первобытной красе. И посмотреть тут было на что — поскольку теперь до меня начал доходить смысл слов «непролазный», «чащоба» и «бурелом». Раньше я в лесу бывал неоднократно, но эти понятия для меня всегда оставались всего лишь словами, теперь же они обрели всю свою силу и наполнились глубоким смыслом…


Из минусов же было то, что дупло располагалось на черте какой высоте от земли, и силенок чтобы слезть самостоятельно у меня явно не было… Так что я опять задумался!


С годами это происходило все чаще, а уж в последнее время… Вот то ли дело раньше! Сигануть с третьего этажа в стекловату? Не вопрос. Играть в бейсбол обломком кирпича? Дайте два, пожалуйста. Но с годами все чаще я останавливался и все чаще хмурил лоб, задаваясь вопросами навроде — а хочу ли я умереть именно вот таким вот болезненным и извращенным способом…


Наверное это было как то связано с естественным отбором…


Ну а сейчас передо мной встал вопрос — стоит ли прыгать в окно, если не умеешь летать? Скажем если бы гнездо горело и передо мной стоял выбор — зажариться или разбить себе голову, то я бы сиганул не задумываясь. Но гнездо-то не горело. Да, мои братья и сестры начали жрать друг друга, и останавливаться, похоже, не планировали. Да, разговор у нас не клеился. Но всё ли так обстояло плохо, если сравнивать эту проблему с, скажем, тридцатиметровой высотой? По крайней мере, с высоты моего нынешнего невысокого роста, расстояние казалось именно таким.


Не знаю как уж сложилась бы моя дальнейшая судьба. Получил бы я почетную грамоту каннибала и помощь от государства как круглая сирота?.. Но тут мне пришла родственная помощь с выбором в виде укуса за хвост. Надо сказать, что раньше я такого никогда не испытывал, однако узнал этот самый укус с первого же раза и от неожиданности прыгнул вперед…


Лететь пришлось недолго, хоть и со свистом, перед глазами у меня ничего не проносилось, а затем я упал и… не умер. Приземлился я с приятным чавканьем на здоровенные грибы, смяв пару шляпок просто в фарш и тут же был весь окутан грибным благоуханием.


Это было явное чудо и невероятное везение, так что кое как справившись с колотящимся сердцем, я тут же вслух поблагодарил присматривающие за мной силы тихим мявом. После чего посмотрел наверх. Снизу дупла даже видно не было… Зато на до мной возносились к небу стволы грибов, а в созданном моим падением окошке, очень красиво мигали россыпи звезд…


Тем временем живот напомнил о себе новой волной нестерпимого голода и я впился зубами в спасшие меня куски шляпок. Поганки — не поганки — мне уже было все равно. Лучше умереть оборотнем-берсерком, чем съесть самого себя. Или родичей, если подумать… К тому же грибы показались мне на редкость вкусными.


В общем я как следует набил брюхо и тут же отрубился.



Глава 2


Проснулся я с премерзким настроением. Вчерашний сон про юных оборотней мне совершенно не понравился, так что увидеть его продолжение сегодня я совершенно не планировал… А еще до меня начало потихоньку доходить, что никакой это похоже не сон… Так что я занялся своим любимым с некоторых пор делом — ушел в себя.


Итак… Что мы имеем? Я определенно вырос и окреп со вчерашнего… дня? На дворе явно было светлое время суток, а появился я тут ночью, так что скорее всего я вырос и окреп за «сегодня», да еще и довольно краткий период от сегодня, что еще более впечатляло.


В окружающем лесу чирикали птички, шуршала листва и вообще выглядело все идеально — прямо погожий летний денек.


Что же касается меня, то теперь я напоминал не плюшевую игрушку, которую зачем то снабдили зубками акуленка, а прямо полноценного подростка волка с уже вполне сформировавшимися когтями и зубами, только маленькими. Ну и еще я могу ошибаться, но кажется руки и лапы были больше остального тела… Во всем же, кроме этого, вполне себе волчонок, а не кутенок.


Размышляя таким образом я потихоньку ел оставшиеся грибы, которые в дневном свете потеряли всю свою мистическую и фантастическую природу зазеркальных обитателей и теперь казались обычными подосиновиками — разве что невероятных размеров…


Где я оказался? Как? Почему? Сколько я не размышлял и не прикидывал — внятного объяснения не появлялось. День перед… «происшествием» был вполне обычным — я провел его как обычно, лег спать как обычно и увидел вполне обычный для грез сон. Однако вот продолжение банкета получилось весьма и весьма впечатляющим!


Был ли это бред? Я подозрительно посмотрел на кусок шляпки гриба в руках и тот ответил мне вполне невинным видом. Не похоже!


Так что же тогда такое случилось, что я вдруг стал оборотнем?


В качестве ответа на вопрос судьба предоставила мне сценку из фильма ужасов тире чёрной комедии. Парочка перемазанных кровью оборотней упала прямо на меня, и, глухо рыча, устроила свалку, в которой и мне пришлось принять участие.


Следующие десяток секунд я кусался, рвал, пинался и всячески выражал свое недовольство, каким-то чудом за пару секунд вспомнив все боевые приемы из напрочь забытых фильмов про кунг-фу… И стиль «офигевшей от ужаса панды» сработал. Ну, или мне просто повезло и вцепившиеся еще до падения друг в друга противники просто не смогли полноценно вовлечь меня в драку, наоборот отхватив от меня на орехи по полной…. Так что уже через десяток секунд я стоял над остывающими телами своих братика и сестрички, тяжело дыша и с трудом приходя в себя от случившегося шока.


Родственнички выглядели как-то побольше меня. Не то чтобы мускулистие, но складывалось полное ощущение, что любой из вцепившейся друг другу в глотки парочки, мог бы меня забороть… А ведь никто не говорил, что это последние и что я остался круглой сиротой.


Не то, чтобы я боялся малолетних хулиганов… К тому же еще в детстве я ходил разок на ушу… В общем прервав сеанс шокотерапии и боязливо посмотрев на родное дупло — я решил ретироваться в более безопасное место.


Бежать оказалось… легко! Я даже удивился. Все как то привык, что тело у меня весомое, а тут… Складывалось полное ощущение, что тело у меня невесомое, а под кожей гуляют стальные пружины, позволяя не столько бежать, сколько парить над землей.


Правда вот только куда тут пружинить?..


Отбежав на какое то расстояние — так чтобы из дупла на меня никто не свалился, но и не выпуская его из вида — я затаился в кустах, между каких-то то ли цветов, то ли просто красивой травы.


Стоило ли отбежать подальше? Возможно, но для начала стоило осмыслить происходящее вообще… Итак, что мы имеем? Вервульфы сами по себе — круты. Даже сейчас, особо ничего не соображая и фактически родившись только вчера, я чувствовал, что крут. А ведь я явно был самым дрыщавым из своих родственников. Хотя и самым живым.


Родители из вервольфов — просто никакие. Даже деревянными, прибитыми к потолку игрушками тут и не пахло. Вот что за мать сложит весь свой помет в какое-то дупло и уйдет не пойми куда? Явно безответственная личность. Возможно даже алкоголичка… Детей у таких мамаш надо забирать без разговоров! И рассаживать в отдельные клетки с очень толстыми прутьями и свободным доступом к хавчику.


Хотя с другой стороны, учитывая то как быстро наш помет перешел на мясо… Возможно останься мамаша с нами и либо она нас, либо мы ее. Се ля ви.


Из дупла все никто не показывался, а между тем мои мысли переключились на новый лад… Вот предположим, если вы перенесетесь в другой мир и возродитесь в помете какого-нибудь оборотня, то насколько родственниками вам будут другие щенки и кем они придутся, скажем вашим родителям в покинутом мире? Вопрос был не праздный. То, что мир этот другой, было видно невооруженным взглядом. И дело даже не в слегка других растениях или пении птиц — на такое я даже внимания пока не обращал. Дело было во мне. Думаю, если бы такие жуткие чудища жили в моем мире, то их бы уже давным давно заметили, даже в самой дальней части Амазонки…


Я еще раз осмотрел себя и вновь подивился тому, как матушка Природа может из казалось бы таких простых вещей как мясо и жилы, сделать настоящее орудие убийства. А ведь я же еще вырасту!..


Так вот о родственниках… Нужно ли мне было хоронить новоявленных родственников? Или вот даже съесть. Поскольку каннибализм тут явно цвел всеми красками и приносил куда больше практической пользы, чем вегетарианство. Или чем там является поедание грибов?..


К счастью эти мысли ни в какое опасное место не завели, поскольку проблема решилась сама собой. Из кустов выбралось нечто вроде панголина — только размерами с медведя и парочкой апгрейдов в виде шипов и рогов — и несколько неуверенно обнюхав воздух, с недоверием посмотрело на трупы родичей. А потом радостной рысцой направилось к ним. Без всякого «этедекимасования» панголин с чавканьем принялся за трапезу… Она же похоронный обряд.


На пару секунд я размечтался оказаться вот в этой бронированной штуке, а не в оборотне… Выглядел панголин впечатляюще. Когти во! Броня — танковая. Даже на вид она выглядела впечатляюще, а ведь на ней еще были и всякие там украшения в виде острых выступов и камуфляжных разводов. Голова и острые зубки правда выглядели не очень, но зато хвост был шикарный. А в следующий миг на спокойно обедающего и ничего не подозревающего панголина свалился еще один мой братец… Не знаю как называется та штука из которых состоит секунда, но вот ровно одна такая понадобилась панголину, чтобы свернуться в бронированный шарик, когда родич приземлился ему на спину и принялся кромсать когтями и кусать за один из рогов на спине. Очень красивый вышел шарик.


Родич кстати был здоровый. Если предыдущие, так некстати свалившиеся на меня, вервульфята, были больше раза в полтора, то этот был уже раза в два-два с половиной поболе дрищавого меня. Что говорило о явной пользе белковой диеты для моего вида…


А между тем события развивались. Пережив атаку без каких либо видимых потерь, панголинчик слегка развернул свой защитный шар и увидев нападающего — осмелел. Шар тут же развернулся в деловитого панголина, который принялся гоняться за яростно шипящим родичем. Кажется, сестричкой… Но тут уже повышенная бронированность сыграла дурную шутку, и помучавшись десяток-другой секунд, но так и не приблизившись к увёртливой добыче, панголин вернулся к прерванной трапезе, иногда тихонько шипя на пытающегося атаковать его хвост щенка.


Чем дело закончится я решил не досматривать и мудро свалил по английски. В отличии от панголина у меня брони не было, а надеяться на родственные чувства в случае если сестренка меня обнаружит было как-то глупо.


В общем, стараясь не шуметь, я попятился назад, а потом и вовсе припустил неторопливой рысцой, наслаждаясь силой новых мышц.



Глава 3


Если бы кто-то спросил меня раньше как лучше выжить в новом мире, то я наверное растекся мыслью по древу, рассуждая на предмет того, чтобы найти некую базу и начать модернизацию своего окружения, вовсю пользуясь ловушками и тому подобными волчьими ямами. Но ответ оказался гораздо проще… От сильного и непонятного надо убегать, на слабое и понятное нужно нападать и есть — вот и весь секрет…


С базами тут выходила полная задница. В любое укромное место, которое я находил, рано или поздно пытался забраться какой-нибудь наглый урод. И абсолютно пофиг где это место находилось! Уроды были когтистые, крылатые и водоплавающие, так что недосягаемых мест просто не существовало.


Идею с волчьей ямой мне помог отбросить один знакомый бронехряк, свалившийся на моих глазах в такую вот природную «ловушку». Я даже не успел как следует размечтаться о том как забью его камнями, как подлец выбрался из ямы не хуже горного козла! А ведь яма была глубокой — метра под три. Причем все ее дно было покрыто какими-то острыми корнями и каменюками, так что логично было бы чтобы еще там лежали и кости, но нет — костей не было. Похоже, в этом лесу просто не существовало животного, способного умереть в чём-то подобном… Эволюция с ними расправилась ещё в очень и очень далекие времена… Вместе с динозаврами и метеоритами.


В общем, на своих ошибках в Лесу учиться было нельзя. Хотя — и это было трындец как странно — Лес мне понравился. Да, приходилось стрематься каждой тени и среди своих родичей я явно прослыл тем еще ссыкуном. Да, чувство голода стало моим вторым я и пришлось научиться спать вполуха. Но… Всеми фибрами души я потихоньку приходил к мысли, что дело того стоило. Появилась какая-то легкость не только в теле, но и в отношении к жизни!.. А еще зрение не просто вернулось, а стало вдобавок каким-то объемным и даже появились какие-то новые оттенки у цветов, так что иногда я останавливался только лишь для того, чтобы позырить на какой нибудь цветок с напрочь дебильной улыбкой на морде…


Да и по большому счету трудно было только в первую парочку недель, когда тело ещё формировалось. Теперь же у меня были не только пружинящие мускулы, но и шерсть, позволявшая спокойно переносить ночную прохладу — без необходимости забиться куда-то и дрожать от холода. Нюх устаканился, позволяя уже не так остро реагировать на кровь, как в первый день, да ещё и каким-то неведомым образом сильно дополнил зрение и даже слух. Ну и сам слух не подвёл. Оказывается волчьи ушки вполне себе могли служить боевыми локаторами — так просто ко мне теперь было не подобраться.


Ну и огромное спасибо хотелось сказать грибам, сыгравшим практически основную роль в моем выживании. Без них мне бы явно пришлось стать гадальщиком или чем-то похожим, поскольку в самом начале охотник из меня был — никакущий! Первого пойманного зверька я вообще отпустил, поскольку тот был таким пушистым и милым и смотрел на меня такими испуганными глазками… Не помогло даже то, что он обгадил мне все лапы… Расстроить-расстроило, но злости достаточной чтобы убить и съесть не добавило.


В общем, как и в любом дружном коллективе, шпыняли и серьёзно пытались убить меня только первое время, а потом как-то привыкли и теперь я стал своим. Так что местные охотились на меня уже без фанатизма, как в том анекдоте — догоню, поем, а нет, так хоть согреюсь. Даже непробиваемые казалось бы панголины показали себя с самой лучшей стороны — оказывается они несли на редкость вкусные яйца и охранники из них были — скверные.


Я в принципе тоже не наглел, потихоньку составляя список окружавшего меня по родам, видам и прочему — раздавая имена и наименования щедрой рукой первооткрывателя! Правда подход у меня был насквозь ненаучный, поскольку даже в собственных названиях я иногда путался…


Согласно моему научному прейскуранту окружали меня агры, мерзавцы и ущербы. Агры были опасные и пытались съесть всё, что видели. Мерзавцы в основном питались травой и редкими дарами леса, но и мясным белком тоже не брезговали, если он им попадался. От этих можно было особо не убегать, но и подпускать их близко не стоило! Могло закончиться тем, что меня попытались бы насадить на рог и поглодать. Ну и в ущербы я записал всех тех, кто к первым двум группам никак не относился. Это были мелкие зверьки, которые от меня шугались и вели между собой какие-то сложные взаимоотношения, которые мне были совершенно не интересны…


Почему бы просто не поделить зверушек на старых добрых хищников и травоядных, спросите вы? А потому, что не делились. Те же панголины жрали грибы и ягоды за милую душу, но если им попадался я — то и мной бы не побрезговали. Вот и кто они?.. Или местные олени. Ходили и щипали травку. Но если в травке им встречался кто-то из ущербов, то тут же следовал удар копытом и олень переходил на мясную диету. Вот наши олени так наверняка не поступали, а местные вели себя совершенно беззаконно… Таких дедушка Мороз бы в сани не запряг!


Вдобавок к своей гастрономической неправильности, эти олени ещё и рогами пользоваться не умели. Рога у них были шикарные, причем три штуки — один на носу и парочка на черепухе — но применяли они их только если надо было достать что то с дерева или если надо было кого-нибудь в крысу боднуть мимоходом, а дрались они… барабанная дробь… копытами! Зачем спрашивается тебе рога, если ты врагов пинаешь?.. Загадка…


И вот всё тут было так — неправильно.


Мои родичи имели неплохие руки с отставленным большим пальцем, но лазать предпочитали не высоко и никаких инструментов изготовить не пытались. Да они им были и без надобности… Ни о каком верхолазаньи и тарзаньих полётах по лесу даже речи не шло! Они просто залезали чуть повыше добычи, чтобы прыгнуть точно на загривок, и всё. Ну, может, иногда залезали в пещеры на скалах, и разумеется, оставляли потомство в дуплах, но и это было не принципиально на самом деле — с подбором яслей тут не заморачивались. Остальное время они предпочитали бегать по земле, причём вполне по людски, и на четвереньках гоняли только когда нужно было развить «суперскорость», а так экономно и неторопливо рысили в пределах своей территории…


О стаях они тоже особо не заботились, поскольку могли завалить много кого и без всякой стаи! Так что родичи у меня тут были насквозь нелюдимыми интровертами, без малейших намёков на социализацию — что остальным зверям явно шло на пользу.


Я же плотно облюбовал средний лесной полог и засел там, игнорируя все границы и ареалы родичей, чем слегка тех бесил. Но тут уже было ничего не поделать! Свою территорию мне было никак не захватить, а жить хотелось, так что я ходил где хотел и бегал куда гоняли, во всю пользуясь тем, что на грибах вырос гораздо дрищавее, и верхние ветви деревьев меня выдерживали, а вот подкаченных родичей — нет.


Хотя, не смотря на все эти территории и невозможность создать что-то похожее на дом, было у меня и «любимое» место, которое с большой натяжкой можно было назвать родным. Дело в том, что последний из выводка — та самая моя сестренка, которая пыталась зажрать панголина — отвоевала себе небольшой участок на стыке территорий, который в будущем грозил стать полноценной охотничьей зоной. Заодно и наглядно показав как тут всё происходит со взрослением в моём виде.


Как складывалась её судьба в первую неделю я не знаю, и столкнулся я с ней уже тогда, когда она, окрепнув, заявила права на небольшую рощу с куском скалы на ней. И узнали мы друг друга скорее по запаху, чем как-то ещё… В общем, выглядит это так — молодого вервольфа вовсю щемят и пытаются съесть, пока он не занимает некую территорию, которая находится на границе парочки оборотней. Причём у самок в этом смысле всё было попроще, поскольку их щемили в основном самки, а вот самцы относились к такому соседству весьма даже благосклонно — самцов же щемили все и тут выживали лишь самые везучие, сильные и я. А после того как подходящий кусок был занят, нужно было лишь убегать на противоположную территорию, когда к тебе приходили разбираться соседи, и отжираться, отжираться и ещё раз отжираться, пока однажды придя соседи не получали люлей и не расставались с гораздо большим куском территории по факту разборок. Тактика вполне себе работала — если преследователь слишком углублялся на территорию хозяина, в приступе праведного гнева, то с ним разбирался уже хозяин, так что если не наглеть, то жить было можно. Причем регулировалась эта система сама собой, поддерживая популяцию оборотней на том уровне, когда они всё ещё являлись условно доминантным видом, но ещё не сжирали вообще всё живое — просто если молодняка становилось слишком много, то убегать им становилось особо некуда и их съедали. А «откушенные» новичком территории возвращались хозяевам…


Вот на таком вот островке я и нашёл сестричку… Обниматься мы конечно не лезли друг к другу, но отношения у нас сложились вполне дружелюбные. По-крайней мере атаковала она меня гораздо реже остальных и на «её» территории я чувствовал себя увереннее, чем кочуя по охотничьим зонам остальных. Так что сюда я частенько возвращался именно как домой, хотя слезать с верхушек не торопился.


Мамашу с папашей я, кстати, так и не смог найти нигде в округе. Похоже, те были ещё теми кукушками-путешественниками…


Так вот, насчёт больших пальцев! Первое время я возлагал на них серьезные надежды, и зажёвывая слезы, после очередной погони кого-нибудь из агров за мной, грозил пустоте грибом и обещал применить все свои познания и создать оружие судного дня. Вундервафлю на стыке технологий каменного и двадцать первого века! Но не срослось, поскольку оказалось, что я рукожоп. Каменный наконечник с копья постоянно отваливался. Пращой я едва не снёс себе череп, а лук как я не бился, выходил… мягко говоря не боевым… Какое то время я пытался таскать с собой тупо палку, закрепив при помощи куска коры на спине, но едва не запутался во всем этом добре в самый критический момент, и чуть не сверзился с ооочень большой высоты… В общем, я выкинул её к чёрту, здраво рассудив, что пока я в лесу — палки у меня не закончатся и таскать одну из них просто так смысла нет. Да и вообще, получалось, что лучшим оружием являлись мои клыки и когти. И то и другое было настолько острым и прочным, что я вполне мог вырезать на очень твердом дереве узоры — палку я естественно хотел украсить, вот и захудожил. А если поднапрячься, то и камень им вполне поддавался — правда, тут я только с когтями экспериментировал… Так что вундервафлей в итоге оказался рюкзак-туесок из коры, в котором я носил небольшой запас хавки и всякие интересные штуки — вроде особенно красивого пера.


— Наташ! Ты как? Как настроение? — обратился я к сестрёнке, свисая с дерева вниз головой.


— Рррр… — негромко ответила та, взглянув на меня одновременно с видом старшей сестры у которой братик дурак тот ещё, и видом сестры, которая однажды вот это недоразумение съест. Не сегодня. Но когда-нибудь…


Язык… Русским во всем лесу владел только я. Да ещё парочка птиц из ущербов могла повторить за мной кое-какие слова.


Я, конечно, пытался обучить ему сестренку, но та относилась к этому делу наплевательски, а если я мешал каким-то важным ее делам, то и вообще могла взбеситься и попытаться укусить. В такие моменты приходилось валить из дома — и чем быстрее, тем лучше!


Хотя и так и так, придется отсюда убираться… Мы с сестрицей всё ещё продолжали расти, и если ей это сулило существенным расширением границ, то для меня это ничем хорошим закончиться не могло. Похоже, стартовые условия тут были самыми важными, и если ты в начале не сожрал всё, что только мог, то и дальше вырастешь сильно меньше своих более умных и предусмотрительных коллег. В общем, и сейчас я дрищ и вырасту я дрищем — только дрищем, которого тонкие ветви уже держать не будут. Так что не сегодня-завтра нужно было отправляться туда, где уже я буду вершиной пищевой цепочки! Ну или срочно придумывать и воплощать в жизнь План, который позволит мне не быть съеденным. К сожалению, как назло, ни одного приличного плана у меня в голове не появлялось.


Я облокотился о ствол дерева и слегка подвигал челюстью… У вервольфов была обратная картавость. Буква «ррр» выходила просто замечательно, а вот остальные получались довольно плохо и все время хотели превратиться в «ррр». Приходилось изрядно напрягаться, чтобы разговаривать нормально. А разговаривать надо было… Это как-то позволяло держать себя в тонусе и не сорваться, поскольку жить стало веселее, но и стресса тоже прибавилось — мама не горюй…


В общем, я подвигал челюстью, почесался в интересных местах, огляделся на предмет — не собирается ли кто-то ко мне подкрасться, и тяжело поднявшись, прыгнул на соседнее дерево!


Чем дальше, тем лучше у меня это выходило. Фиг его знает, что поменялось в глазомере, но если ещё пару недель назад я прыгал на чистой удаче, то теперь мог точно прикинуть свои силы к возможному прыжку и с высокой долей вероятности сказать — долечу ли я или нет туда, куда хотел. Пока ошибки происходили лишь в оценке прочности места приземления, но не критические! Благо высоты мне были доступны ещё достаточные, и лететь до земли было прилично, так что извернуться и зацепиться за что-то было не такой уж и проблемой… Хотя вот раньше я бы ни за что не сказал, что падением, оказывается, можно управлять. Человеком я представлял это так же, как в советском мультике про Винни Пуха — летишь вниз, ломая ветки и насаживаешь себе занозы в зад. Однако всё оказалось гораздо сложнее, и при первом падении меня не только не припечатало о землю, а даже подкинуло повыше прежнего — тело спружинило от более прочной ветки. Хотя сейчас мало какие ветки могли меня подкинуть как следует. Но зато и падением своим я научился управлять, иной раз применяя это искусство в момент нападения летающих агров. Поскольку рыбкой нырнуть в более низкий лесной полог было гораздо проще, чем пытаться уйти от преследования по прямой.


А к таковым относились не только птицы! Точнее, как раз птиц-то и не было. Хотя логично было бы ждать каких нибудь орлов как во властелине колец — но если такие в лес и залетали, то я их не видел. Зато по кронам активно шарились птеродактили-переростки, противно улюлюкая всякий раз, когда промахивались. Благо охотники из них были фиговые — уж больно долго они прицеливались, чтобы именно схватить меня, а не вмазаться в кучу веток и запутаться в ней. В результате этой осторожности их заметить было проще простого, хотя крови своим вниманием они портили немало…


В спокойные минуты я иногда негромко разговаривал сам с собой о всякой фигне, хотя, безусловно, темой-фаворитом, всплывающей чаще других, была «как же я тут оказался?». Это было совершенно непонятно. Никаких заклинаний я не читал — потому, что вообще ничего уже давно не читал. В правительственных экспериментах не участвовал. Может быть, умер? Но с какого бы это перепуга? Да и не было никаких тебе тоннелей, никаких божеств, призывающих в свой мир, чтобы бороться со злом или ещё с чем-нибудь таким. В общем, таинственная тайна, да и только. Лично мне нравилась всё же версия с призывом, поскольку то, что я вообще дожил до этого дня, иначе как фантастическим везением и не назовешь. Так что там наверху явно кто-то за мной следил… Правда, чувство юмора у него было такое себе.


Тут я остановился и какое-то время понаблюдал за бредущим сквозь кусты панголином… Конечно, я уже давно понял, что с настоящими панголинами у этих зверушек мало общего, фактически лишь отдалённое внешнее сходство, но имя им вполне подходило… Хотя и мёдоед тоже подходило… И гиены… Зверьки эти были социальными, но какие именно отношения царили в их прайде — был ли у них матриархат или патриархат… По внешним признакам отличить не получалось. В общем они собирались в некую группку, стаскивали в какое то место кучу прелых листьев и несли туда очень вкусные яйца — вот и всё, что я о них знал. Кладку оставались охранять два-три панголина, а остальные с самого утра отправлялись бродить по лесу в поисках насущного, мало обращая внимания на огрызающихся на них хозяев территории. К счастью, сторожа из них были тоже на редкость неторопливыми и пофигистическими, так что яйца панголинов были одним из немногих моих любимых и постоянных лакомств. Нужно было просто приземлиться в центр кучи и быстро накопав яиц, набить ими рот, после чего пулей лететь к ближайшему дереву, пока меланхоличные сторожа ковыляют в мою сторону…


Жизнь приучила этих ребят не бояться никого и ничего, так что в конце концов пофигизм играл мне на руку, а с ними — дурную шутку. Да и куда торопиться? Чтобы кто-то прокусил их броню я видел только один раз — на болоте. В остальное же время это все выглядело так — панголин ковылял себе неторопливо, поджирая все что хотя бы выглядело съедобным, а в случае нападения сворачивался в небольшой клубок, пережидал основную часть возмущений, а потом чуть-чуть приоткрывал оборону и резким укусом вырывал из нападающего кусок-другой мясца.


В общем связываться с этими чудиками во второй раз, дураков находилось немного!


Что же касается болота… Пару дней назад я предпринял самую дальнюю вылазку на юг — за всё прошедшее время. Несколько дней прыгал с ветки на ветку в примерно нужном направлении, а потом вышел к простирающейся до самого горизонта топи… И место это потрясало. Во-первых, воняло там жутко! Метан так и клубился, тут и там вырываясь пузырьками. А во-вторых, в жуткой серо-зеленой жиже болота кто-то жил. Кто-то жуткий. И много.


На моих глазах панголин подошёл к этой жиже и невозмутимо принюхавшись, опустил в жижу голову. При такой броне мозги видимо только мешали… Вытащил он свою голову уже с нехилой черной, шевелящейся бородой!


Бедолага сделал пару неуверенных шагов назад, а потом поскреб морду когтями, располовинив часть вцепившихся в морду пиявок и… из них полилась кровь. Не останавливающимся потоком. То есть пиявки, прокусили морду панголину и вовсю сосали его кровь! А ведь я своими глазами видел как панголина со всей дури пинал местный вариант саблезубого медведя, грыз его и все это без каких либо видимых последствий, а тут эти червяки разобрались с супер броней за пару секунд…


Бедолага потоптался на месте в каком-то жутком варианте беззвучного танца, а потом осел на землю. Тем временем кровь достигла болотной жижи и оттуда тут же по кровавой дорожке потянулась парочка черных щупалец, обвила морду панголина и под верещание набежавших к телу ущербов-трупоедов, утянула тонную тушу ящера в болото. Только булькнуло и все!


В общем, с места я сорвался тут же и следующие несколько ночей просыпался от крайне неприятных и красочных кошмаров…


Теперь же я подумывал проверить восточное направление…



Глава 4


Попрощавшись с Натальей как с родной — она даже кинулась было обняться, но не люблю все эти сопливые женские прощания, так что пришлось поспешно забраться повыше — я двинулся в путь…


Сперва места шли насквозь знакомые — тут увернулся от птеродактиля, там забрался повыше, чтобы старый злобный сосед-оборотень не убил ненароком… А здесь спрыгнуть и набрать побольше яичных консервов у семейства панголинов — им-то без надобности, только зря охранять-время тратить, а мне в дороге пригодятся!.. В общем, первую неделю я даже не бежал, а скорее гулял, наслаждаясь видами и пейзажами — насколько позволяла листва…


А вот следующие три недели прошли несколько напряжённо. Чем дальше на восток, тем больше вокруг вылезало скал, тем кривее и ниже становились деревья. Да и вообще атмосфера царила чем дальше, тем всё более и более невесёлая.


На вторую неделю даже пришлось спускаться и рысить по земле, поскольку тарзанить стало уже просто опасно. Благо агров тут было уже поменьше и привычки их я уже хорошо знал, чтобы выжить даже на земле… Но к сожалению, поменьше тут было не только хищников, но и жратвы! Даже грибы подъедали подчистую, так что всё, что удавалось найти непосильным трудом — приходилось не съедать на месте, а делить и частично откладывать в рюкзачок…


Кстати, агры тут были подрищавее, чем в глубине леса. Я один раз даже убегал от оборотня всего-то в полтора раза крупнее! Но зато в качестве компенсации — ущербы тут были опаснее.


«Дома» ущербная живность нападала только друг на дружку, да на трупаки, оставленные без присмотра. Ну и грибки с ягодками употребляли — куда уж без этого… Здесь же на меня пару раз пытались напрыгнуть и укусить какие-то крысоподобные мелкие зверьки, которых я в глубине леса конечно уже видел, но в расчёт никогда не принимал… Так что на привале я решил несколько разнообразить и расширить свою условную классификацию.


Теперь ущербы у меня делились на кусучих, ядовитых и пушистиков! Кусучие в основном выглядели совсем не как пушистики… Даже рядом — нет. Были ли это ящерицы, крысюки или птицы — все они как на подбор напоминали повидавших жизни бомжиков, которые отжили своё и теперь ждали, когда своё отживут другие, и их можно будет съесть. Не знаю с чем уж это было связано, но сильно подозреваю, что с их меню — примерно так же в нашем мире выглядели грифы… Ядовитых было немного, и в основном это были ящерицы. Тут всё просто — если зверек выглядит как клоун, то он ядовитый — к гадалке не ходи.


Ну а как выживали в этой дикой местности пушистики для меня всегда оставалось загадкой, но выглядели они красивее остальных. И пушистее. Именно такого я и поймал в первые свои дни здесь. Мех у них был — закачаешься! Наверняка попади эти пушистости в наш мир, то их тут же бы расхватали на домашних любимцев, а от шубки из такого красотули не смогла бы отказаться даже самая непреклонная защитница животных…


Но тут даже пушистики были злые и голодные.


А на горизонте тем временем появились горы и все приближались и приближались… И становились больше и больше!.. Пока наконец на третьей неделе я не подошел к этим великанам вплотную оставив лес далеко позади.


Горы на востоке… царили. Другое слово подобрать было бы затруднительно, поскольку дальше на восток были только они — острые, холодные и громоздящиеся под самые облака!..


Я какое-то время пытался взбираться, но… Не горный я был зверек. Того и гляди лапы грозили раскровяница, легкие отказать, а из жратвы тут были только всякие козлы — причем во всех смыслах этого слова — и выглядели они как самые обыкновенные козы и вели себя… нехорошо.


Так, впервые их увидев я конечно же захотел отведать свежей козлятины. Но стоило мне приблизиться и прыгнуть, как моя жертва ленивым, почти неуловимым движением ушла из под удара, разминувшись со мной на какие-то сантиметры, после чего посмотрела на меня с непередаваемым высокомерно презрительным видом…


А позже это и вовсе превратилось в какой-то челенж. Козлы специально вставали ко мне задницей и притворялись, что в упор не видят и не слышат меня, но стоило мне повестись — и те упархивали в последнюю наносекунду, оставляя после себя лишь презрительный взгляд и противный запах. Иногда не менее презрительное «мееееэээ»! А позже я стал подмечать, что подлые животные становятся не просто так, а в местах, где одно неверное движение отправит меня в пропасть или же приложит об острые каменюки! Причем чем дальше, тем наглее они себя показывали — буквально наложив горку орешков на мою хищническую природу…


Или вот случай, когда я решил устроить коварную засаду? Я нашел удобный проход в скалах, обойти который было невозможно. Кое-как забрался на небольшой выступ над ним и принялся ждать какого-нибудь козла, чтобы прыгнуть на него в коронном стиле своих родичей! Но… никого не было. Я ждал и ждал… А потом посмотрел наверх и… встретился взглядом с козлом. Там стояло пятеро козлов! Эти… животные! стояли на абсолютно вертикальной скале как на ровной дороге и вместе со мной напряженно ждали в засаде… Причем принимали в ней самое активное участие, явно считая себя членами моей засадной группы и на мой пораженный взгляд ответили тихим поощрительным меканьем…


В общем, мне стало совершенно неудивительно, что хищников в горах я так и не встретил… Чтобы выносить такое отношение, нужно обладать поистине буддийским спокойствием, а у нас — хищников — с этим было туго.


Так что как только рюкзак показал дно — я тут же развернулся назад, гадая чем же эти животные тут питаются?.. Растительность в горах была, но выглядела убого, да и не особо то на неё козы зарились. Большинство бонсайных деревцев встреченных мной были абсолютно целыми.


Зато здесь я смог очень далеко осмотреть свои владения! Лес на западе простирался до горизонта. Как и на юге и на севере… Правда стоило мне углубиться на юг, как сразу же огрызнулись болота, показав местность чем-то напоминавшую венерианский ландшафт. Как я его представляю — этакая красно-бурая смесь из горного и болотного пейзажа с редкими озерцами застойной воды, кишащими пиявками, и воздухом, насыщенным парами метана и облаками насекомых. Мелких и кусачих… Почему-то здесь их было гораздо больше, чем на границе с лесом, хотя как раз тут-то жрать им вроде бы было и нечего!..


В общем, юг и восток явно отпадали, так что время было возвращаться обратно. В места, которые теперь выглядели как истинный рай на земле. Рай для грешников, если такое вообще возможно…


Возвращался обратно я полный тяжких дум… Путь на юг закрыт. Путь на восток… Не то чтобы закрыт, но вспоминая «Трилогию Кольца» Толкиена — лезть в горы особого желания не появлялось! Хотя подготовиться и ещё раз вернуться не помешало бы. Вспоминая, как козы издеваются над бедными голодными хищниками… И ведь явно они это придумали не когда меня увидели. Те, кто со мной эту шутку с уклонением проворачивали, явно как-то поднимались в рейтинге у противоположного пола и все такое. Всё-таки козы чертовски умные животные, что в моем мире, что в этом!.. И подлые.


Но вот если наделать стрел и смастрячить даже самый говенный лук… Не одни козы подлые животные, и парочку стрел в филейную часть я им обеспечить вполне мог. Убить-то я никого не убью — если бы я умел делать луки, то меня давно бы уже знали в лесу как Чингачгука Боооольшого Змея — но отомстить — отомщу по полной.


А вообще метательное оружие — это, конечно, тема!.. Даже жалко было, что я такой рукожоп. Те же стрелы могли изрядно мне помочь. Но, к сожалению, то, что у меня получалось — в лесу не котировалось. Дротики трудно было носить и они вечно застревали в ветках, не долетая до цели. Праща… лучше вообще не вспоминать об этом позоре. Лучше всего показали себя обычные булыжники, но бегать за ними вверх-вниз — никакого терпения не хватало. Так что парочка каменюк у меня всегда с собой была — на случай если кому-то нужно было что-то метнуть в наглую рожу, но вот охотиться с их помощью… Были более энергосберегающие способы. А вот лук бы мне очень помог — это да…


В общем, вернулся домой я в несколько расстроенных чувствах, и здесь меня ждали новые неприятные новости. Ветка, на которой я привык отдыхать, начала подо мной сильно прогибаться, а сильно возмужавшая Натусик окончательно перестала меня узнавать. Печаль-трагедия.


Пришлось поскорее уносить лапы от разгневанной сестренки, по пути раздумывая — куда бы податься теперь?..


Самым очевидным было избрать западное направление. Всё-таки север у меня всегда ассоциировался с холодом, а вот загнивающий запад — с прогрессом и стабильностью. Но всё равно — сначала нужно было отлежаться и отожраться после последнего путешествия, а ведь теперь у меня даже пропала та иллюзия дома, что существовала до сих пор!.. Изрядно подросшая и окрепшая за эти полтора месяца сестрёнка явно расширила свою охотничью территорию и не собиралась делить её даже с братцем — охраняя приобретение с излишней напористостью. Но вот что в такой ситуации было делать мне? Ума не приложу… Похоже, только бомжевать в западном направлении.


Зато меня неожиданно посетила интересная мысль! Что возможно, человеческая цивилизация на Земле появилась тоже как-то так — просто какой-то бедолага, вроде меня — возможно вообще в прошлом лангуст — неожиданно очнулся в теле обезьяны на доисторической Земле. Тоже попереживал, побегал туда сюда!.. А потом взял палку и принялся вбивать в остальных обезьян основы прогрессивного общества, пока они не поумнели, не придумали всякие там деньги, политиков, гринпис и другие очень нужные и полезные вещи!


К сожалению, в этом мире и на этих вервольфах, такая стратегия не работала от слова вообще. Слишком уж сильными были сородичи. А так бы я может тоже прославился бы как просветитель и меценат…




Глава 5


— Да иду я… Иду… — пробормотал я и пошел…


Пытавшаяся добраться до меня змеюка флегматично проводила меня взглядом и кажется выругалась… Не уверен.


Шёл я уже вторую или даже третью неделю. Где-то на восьмой день я сбился со счета, запутался, а «календарь» с чёрточками, перечёркнутыми в конце недели, остался на дереве у Натахи, и восстановить хронологию уже не представлялось возможным…


Шёл я не торопясь, тщательно выбирая куда прыгнуть, что или кого съесть и где отдохнуть. Так что особых проблем пока не было! Ну и о развлечениях не забывал. Куда же без них? Так и с ума сойти не долго, а я уже в другом мире, в теле вервульфа — так что обострять явно не стоило!..


Веселье включало классические «кинь палку в панголина», «испогань все территориальные отметки какие встретишь» и конечно же классическое «какашечная бомбочка». Вот раньше я частенько поражался — чего это мартышки или те же гопники докапываются до прохожих? И другим жить мешают и себе проблемы устраивают… Но проведя несколько месяцев в лесу, без интернета и телевизора, я многое понял и обрёл кое-какое просветление. Со скуки и для снятия стресса. Нет ничего более успокаивающего и умиротворяющего, чем беснующийся собрат по виду, метки территорий которого оказались кем-то в хлам разодранными, а на его «запаховый» след кто то сверху помочился со всем старанием!.. Так сказать и себя развеял-порадовал и людей, ведь уничтоженные метки это новый передел территории, война за ресурсы и прочие развлечения этого довольно скучного леса.


Вот честное слово — раньше я порядком недооценивал интернет! Думаю, если бы я смог внятно объяснить лесным жителям что это такое, а они бы выслушали меня без попыток меня скушать, то мы, совместными усилиями, вмиг бы достигли эпохи атома и провели тут эту важную штуку…


Но пока из всех проводов тут висели только мои сигнальные растяжки из коры, одну из которых и потревожила голодная змеюка.


Интересно вот, а ядовитая она или нет?.. Честно говоря, особо я за ними не следил, да и спросить как-то стеснялся, но внутренне почему-то был убежден, что змеи тут ядовитые. Чуйка так сказать подсказывала.


Так вот… Скакал я на запад уже какое-то время и… ничего существенного не менялось — даже скучно.


Нет, я встретил несколько новых видов агров и мерзавцев, но целью моей было выбраться из Леса в какое-то более подходящее местечко или же найти безопасное местечко в самом Лесу, но пока что… Обламывался я по полной! Настоящая тайга, только климат потеплее.


А потом что-то начало неуловимо меняться…


Деревья вокруг стали какими-то… странными. Да и сам Лес стал как-то… тише, что ли. В общем я остановился в кроне нового серебристого дерева и с некоторой грустью задумался, а стоит ли идти дальше, или лучше попытать удачу на севере?..


Как только до меня эти самые неуловимые изменения дошли — так вот сразу и задумался — а не рвануть ли?.. А потом вздохнул и принялся анализировать, что же меня так насторожило и заставило загрустить?..


А потом понял — агров стало меньше.


Вообще хищники в Лесу особо не светились. Не было такого, чтобы местные мишки бегали по кругу с криками «Всё впорядке! Я здесь! Я не потерялся.». Совсем даже наоборот — и агры, и мерзавцы, а уж тем более ущербы прятались так, что фиг найдешь! Но постепенно по едва уловимым приметам — обломанные веточки, запах и даже тишина — я научился совершенно точно определять, что вот тут рядышком кто-то есть и этот кто-то очень голоден. Здесь же царила та атмосфера, с которой я сталкивался только в лесах своего мира. Когда гуляешь по лесу и абсолютно точно знаешь, что тут безопасно, потому что твои нетолерантные предки поубивали вокруг все агрессивное, а оставшихся запугали настолько, что они обходили людей десятой дорогой, щемясь от одного запаха.


Умиротворяющая тут была тишина, что для леса являлось совершенно ненормальным явлением.


Ну и ещё вот эти серебристые деревья, чем-то напоминавшие тополя. Какое-то время посидев в его кроне, я вдруг поймал себя на беспокоящем чувстве — будто бы дерево на меня «зырит», что было довольно странно, поскольку зырить то ему было и нечем — совершенно обычное дерево… Но все «живые» обитатели Леса, в виде бонуса получали это чувство — щекочущее ощущение, появляющееся в момент когда на тебя пристально, и как правило с намёком, смотрят. И вот оно-то меня сейчас и тревожило. И исходило от дерева — инфа сотка…


Какое-то время после осознания этих фактиков я активно и напряженно прокрастинировал.


Голова очистилась, мозг включил «режим хлебушка» и я слегка расфокусированным взглядом посмотрел одновременно и на соседнее дерево, и в своё светлое будущее!.. Если на тебя смотрят деревья, то такое могло означать только одно… То, чего я активно, всякими правдами и неправдами пытался избегать с момента своего фантасмагорического появления в этом мире!.. Моя кукушечка явно покончила с собой, не выдержав стресса.


Честно говоря, я думал, что это произойдет как-то более красочно и празднично… Что убегая от очередного химероподобного местного обитателя в моей голове наконец то щёлкнет и я, неожиданно для него, начну хихикать, пускать слюни и кидаться какашками. Ну или чем там приличные сумасшедшие занимаются?.. Но чтобы вот так — в относительной тишине и безопасности…


На меня даже накатила какая-то апатия и равнодушие с которым я и принял новых обитателей своего шизофренического мира. В соответствии с законами жанра в следующую минуту в поле моего зрения из густых кустов неслышно вышли десяток эльфов, штук двадцать гоблинов и несколько змеелюдов. И столпившись у «моего» дерева начали негромко переговариваться…


Я конечно воспринял ситуацию как должное, с поистине буддийским спокойствием, хотя меня и несколько задел тот факт, что нифига из разговоров своих галлюцинаций я не понимал. Даже сумасшествие у меня было не как у людей, что немного расстраивало…


Я их, кстати, сразу узнал! Вот где пригодился опыт многолетнего «проглатывания» фантастики и игры в фэнтезийные сеттинги. А родители-то переживали, что я зря трачу свое время…


Эльфы были высокие, остроухие и большеглазые — всё как надо. Два мага и лучники — все одеты в классовые шмотки и богатые эльфийские плащи. Гоблины явно рабы. Это я определил по стальным ошейникам на шеях, грязных набедренных повязках и дрянным мечам в лапах… Рабы, они обычно именно так и любят одеваться. Гоблины тоже соответствовали — зеленые, лопоухие и зубастые. Ну, а змеелюды… Их я, правда, встречал не часто, но если у тебя голова змеи, тело человека, который сам не свой до чешуи, и хвост… собственно тоже змеи — то как тебя еще назвать? Спайдермен? Эти вообще ничем не были вооружены и ошейников у них не было, так что я прям даже растерялся, куда бы их причислить… Но от коллектива они не отрывались и деловито что-то шипели в ответ на мелодичные вопросы эльфов.


Змеи шипели, гоблины ухали, а эльфы то ли пели, то ли разговаривали, но все друг дружку понимали и не переспрашивали… Думаю это из-за амулетов — я такое читал. Тем более и у змеюк и у гоблинов на шеях висели бросового вида кулоны, а рабы и всякие там голожопые нудисты вроде змеелюдов обычно украшений не носят… С эльфами было посложнее, так как цацок на них было побольше и выглядели они побогаче, так что определить которая из висюлек, колец и многочисленных серёжек — амулет, не представлялось возможным. Хотя, исходя из фэнтезийного опыта, могу с некоторой уверенностью предположить, что НЕ амулетов там скорее всего и не было…


А что это значит? Что мне нужен лук и такой вот амулет и тогда я заживу…


Тем более, что как раз недавно я о пользе луков в современном обществе размышлял, и у эльфов они выглядели очень занимательно. Совсем не походя на то, что называл «луками» при изготовлении я. Из такого козу можно насквозь прошить, а не только подло отомстить за жестокие моральные издевательства…


Я с отстранённым любопытством наблюдал за копошащимися внизу бредовыми видениями, когда у меня в голове кое-что всплыло. Эльфы и деревья, которые зырят… А сошел ли я с ума? Эта идея заставила меня задуматься и нахмуриться… Чувствам своим я доверял, а вот фантастическим рассказам своей родины — не очень. Но с другой стороны — абсолютно все произведения сходились в одном — эльфы и деревья были связаны и очень тесно. Совпадение? Не думаю…


Ладно. Если предположить, что я попал в такой вот фэнтезийный мир и внизу вовсе не галюники, а всамделишные эльфы, которые пришли именно к моему дереву потому, что оно их позвало, то что из этого следует?..


Ну, во первых, то что я не спятил. Что на самом деле несколько меня расстроило… В последнее время жизнь была очень интересной! Все вокруг новое, каждый день было чем заняться и что поделать. Но вот шок от переноса и общее истощение от постоянного напряжения и борьбы за жизнь — они тоже входили в понятие этого самого нового и подспудно точили меня изнутри все это время. А сумасшествие оно как-то освобождало, что ли?.. Позволило мгновенно сбросить с себя часть изрядно накопившегося стресса. И сейчас мне стало значительно легче, но и грустновато от осознания, что появившаяся легкость и свобода от ответственности сейчас опять уйдёт…


Во-вторых, чертово дерево и в самом деле каким-то образом могло меня видеть и видело, вот только с ориентацией в пространстве у него явно были проблемки и точно сказать, где я, оно почему-то не могло.


Ну и третье, внизу были вовсе не галюники, а вооруженные до зубов типы, которые пришли по мою душу и у них были луки и какие-то волшебные штуки — к гадалке не ходи. Если эльф выглядит как маг, а в руках у него посох — наверняка он умеет магичить! Так что мой любимый прием с убеганием мог тут и не сработать…


Тем временем компашка внизу обшарила взглядом окрестности и нижние ветви, но приглядеться к кроне никто из них пока так и не удосужился… Хотя я тут расположился довольно неплохо и заметить такого вот «лесовичка» наверняка было бы проблематично, если только наблюдатель не залез бы на один уровень со мной. А эльфы пока лезть наверх не спешили, вместо этого отправив гоблинов шуршать в кустах и недоуменно переговариваясь.


Не, ну с другой стороны правильно!.. Я вот в Лесу тоже не встречал особо опасных животин, которые могли бы так долго таиться, а уж тем более в кроне. Почти все мои знакомые и приятели уже давным-давно либо напали бы на длинноухих, либо утекали бы, поджав что природа послала, а не заставляли их играть в прятки! Фактически только змеи были достаточно хладнокровными, чтобы как я сидеть в засаде и особо не рыпаться, но на змей внизу никто явно не рассчитывал и искал кого-то покрупнее! Вроде меня…


Отстраненно наблюдая за действиями всё более скучневших эльфов, и стараясь ни на ком взгляд особо не сосредотачивать, поскольку не хотел чтобы меня обнаружили так же как я обнаружил внимание дерева — я принялся думать сразу на двух уровнях сознания… На первом я восторгался своей удачей. Не получи я мгновенную таблетку успокоительного в виде мыслей о поехавшей кукухе и эльфы бы меня нашли, и что уж тут говорить — прибили бы. Такие встречи обычно заканчивались в пользу тех кто подготовлен и вооружен, а эльфы с моими соплеменниками явно встречались чаще, чем я с эльфами. Пока подобрал бы челюсть, пока понял, что лучше — убегать или попробовать поговорить… Меня бы уже нашпиговали стрелками и принялись свежевать, чтобы пустить на модный коврик у камина. Или что там эльфы делают с нашим лесным жителем?..


Параллельно же я офигевал от новой волны потрясающих событий!.. Новые соседи вряд ли ограничивались одним отрядом, а значит где-то там, дальше на загнивающем западе, открывались новые горизонты возможностей! Хотя с моего вот места, пока что виделись только новые возможности сдохнуть к привычным уже быть закусанным до смерти, быть зацарапанным до смерти и конечно же возможности быть отравленным до смерти — едва любезно не предоставленной мне сегодня утречком…


Тем временем эльфы совсем заскучали и один из них что-то буркнул одному из змеелюдов, который в ответ кивнул и полез на дерево… К счастью, на соседнее, хотя прямо вот полного облегчения мне этого не принесло. Затаив дыхание, я принялся наблюдать боковым зрением, как змеелюд грациозно и неторопливо долез до среднего полога и принялся обозревать окрестности на предмет нарушителей…


Уже через пять минут он начал слезать обратно, а я наконец-то смог по человечески вздохнуть!.. Сосредоточившись на среднем уровне и земле, змеелюд меня не заметил… Хотя шансы на моё обнаружение с его места сильно увеличились…


В общем, совершенно человеческим жестом змей развёл руками, а один из магов раздражённо подошёл уже к моему дереву, прислонился к нему тыковкой и что-то зашептал — десяток секунд переговоров с буратинкой-переростком и ощущение внимания у меня пропало. Кажется меня сочли багом системы и исключили из сети наблюдения… После чего отряд эльфов опять построился в боевую формацию — мясо в виде гоблинов впереди, ценные эльфы в центре и прикрывают по бокам змеюки — и двинулся восвояси.


Я же сильно расслабился!.. Прямо привалился спиной к серебристому стволу и растёкся отсиженной задницей по ветке. Аж хвост заболел…


Это же надо!.. Эльфы, гоблины… Ну и змеелюды… Офигеть и не встать.




Глава 6


Какое-то время я лежал неподвижно, пялясь в облака сквозь кромку листвы, и мечтал о том, о чём мечтает всякий нормальный человек попавший в фэнтезийный мир. Как во мне пробудятся магические способности… Как это весело будет их изучать, а ещё веселее — применять. Как я спасу какое нибудь королевство от темного властелина и тогда… А что тогда? Вот тут мои мечты несколько застопорились. Хорошим тоном было бы жениться на принцессе или, на худой конец, на боевой спутнице — всё это время беззаветно в меня влюбленной и с открытым ртом взиравшей на мои подвиги. Не возбранялось также создать гарем из всех вышеперечисленных и включить в него недостающих. Вот только это если героем был человек, а если, ну, например, вервольф?.. Как правило их побеждали, а вот героями они становились редко… И как быть с принцессами и всем таким? В моем текущем состоянии любые подобные связи не слабо так попахивали зоофилией, а прекрасные девушки моего вида… Когда я вспомнил парочку, у меня шерсть встала дыбом и все мысли о женитьбе растаяли как прошлогодний снег.


Так и что дальше то делать? Догонять прогрессивное общество? Так они меня стрелами нашпигуют! А потом и фаерболами доведут до кондиции — если тут есть фаерболы.


Оставить как есть я тоже не мог. Совесть попаданца и любопытство мне не позволяли.


По зрелому размышлению было бы неплохо всё подстроить таким образом, чтобы я кого нибудь спас и при этом получилось бы прихватить амулет, чтобы заявить о своей разумности и одновременно не возникло бы вопросиков — откуда это я такой знакомый им амулет раздобыл… Ну, а там — дружба/жвачка и я начну делиться с этим средневековым обществом достижениями 21 века! Для начала построим думу и цик… Это почти что градообразующие предприятия…


В общем, мечтая о том, как обрадуются мои будущие друзья, когда у них появятся первые депутаты, и мерзко хихикая, я двинулся обратно к нормальному Лесу. Заодно тренируясь прыгать по кроне зигзагами и двигаться так, чтобы между мной и возможными наблюдателями были всякие там останавливающие стрелы штуки. Прямо сейчас мне это было не нужно, но потренироваться определённо стоило — поскольку ломиться напрямки, как я это делал раньше, в данной части Леса явно было опасно для жизни.


В любом случае, оставаться тут и дальше не стоило.


Нет, конечно же можно было попробовать увязаться за моими будущими ушастыми друзьями, выяснить где они живут и что жуют. Вот только следопыт из меня был никакой и передвигался я не сказать чтобы бесшумно… Даже если «наступить на горло собственной песне» и ограничить редкие, но необходимые при моем способе передвижения матюки, всё ещё оставались всякие там звуки глухих ударов о ветки, звуки раскачивания веток и тому подобное… А вот та группа товарищей наоборот — выглядела как профессиональные лесники и думаю, что меня они заметили бы гораздо быстрее, чем я бы заметил их, в том случае, если бы взялся догонять. Ну, а дальше по сценарию — я весь истыкан стрелами и так далее и тому подобное. А так как мне ещё хотелось немножко пожить, то стоило бы подготовить какой-нибудь план и уже тогда возвращаться…


К тому же надо было что-то делать с севером…


С одной стороны я вроде как уже нашел себе интересное дело, а с другой стороны — все мои инстинкты геймера кричали о том, что локация не раскрыта, что ачивка не выполнена и что моё компульсивное расстройство, конечно же, мне друг, но если мы не пойдем на север, то оно устроит мне такую чесотку, что я зачешу себя до смерти…


А между тем, теперь я знал куда смотреть и кое-что начал подмечать! Серебристые деревья росли не абы как, а в шахматном порядке — хоть и очень далеко друг от друга. Так что их явно с любовью высаживали. С любовью, вот только очень редко. Последнее дерево выглядело полноценным взрослым деревом, и саженцев там где им полагалось быть — не было. А это значило, что экспансию эльфов парочку-другую десятилетий назад что-то затормозило. Или кто-то…


Если задуматься, то эта часть леса была на редкость «ужатой». Живности тут было многовато, да и охотничьи зоны буквально громоздились друг на друга…


В глаза это не бросалось, особенно если перемещаешься на максимальной скорости, да ещё тебя и подгоняют все кому не лень. Но если присмотреться и задуматься, то сразу было заметно шевеление… Похоже, какое-то время назад эльфы уплотнили «местное население» до предела и дальше идти просто не могли, поскольку убить даже самого мелкого местного лесного зверька было не так уж и просто, а уж если не мелкого…


Я представил, какие нужны силы, чтобы зачистить от лесных зверят местную территорию, зная все их слабости и сильные стороны и… получалось, что единственный приемлемый вариант — это ковровая бомбардировка. А лучше ядерный удар. Те же панголины спокойно могли сгрызть танк, а любой из моих собратьев это вообще машина смерти… Вот и получалось, что соваться сюда было себе дороже!


Так как же тогда действовали эльфы?.. Получалось, что они каким-то образом создавали для моих лесных друзей зону напряжения, пересекали которую либо на редкость смелые, либо на редкость тупые зверьки — даже не знаю к какой категории отнести себя — и потихоньку её двигали вглубь Леса. Так, чтобы звери двигались и потихоньку сами снижали свое поголовье, но особо не давили — чтобы не создавать ситуёвины, при которой взбешённые животные не решили бы, что с них хватит, и не вернулись на былые места охоты и не поубивали там всех.


Ну, то есть я так видел ситуацию невооруженным взглядом, а как всё было на самом деле — фиг его знает…


В общем, я поскорее проскочил густонаселённую пограничную часть, и потихоньку начал забирать на север. Сам себя он явно не разведает, да и за время пути многое предстояло хорошенько обдумать…


И я обдумал… Как говорили в 90е — пацан сказал, пацан сделал… Я даже те три месяца, что добирался до северной оконечности Леса, не особо помню — так увлекся обдумыванием…


После судьбоносной встречи мир вокруг сильно изменился, стал совершенно другим, хоть я больше никуда и не перемещался. Если раньше я промышлял в доисторическом мире, где даже были свои панголины рексы и кое-кто ещё, подозрительно смахивающие на потомков динозавров… То теперь я неожиданно переместился в средневековье с луками, рабами и магами!.. Перемена была столь разительна, что даже опасность агров вокруг меня существенно поблекла…


Ну, то есть если раньше я очень серьезно относился к песенке про краешек и серенького вервольфа, то теперь отношение моё стало резко пофигистическим. Ну, придет и придет! Мы тоже не пальцем деланы и на концах пальцев у нас вовсе не пушистые котята растут…


Ну, а может я просто привык. Человек, ну или вервольф, как оказалось, может привыкнуть ко всему… Если ему дать время.


Так что не только новый мир и новые друзья, но и старые знакомые подверглись серьезному анализу с моей стороны. Взять хотя бы тех же моих сородичей. Раньше они казались мне машинами для убийства — наверное потому, что они ими и были — не знаю. Да и как иначе? Под два метра ростом, объёмные такие, пушистые — причём внутренний объем у них составляли сплошные жгуты мышц без малейших вкраплений жирка. Даже я в детстве со всем своим дрищавым телосложением и неправильным питанием мог в дереве дупло проделать с пары ударов — ну может с десяти-двадцати — а взбешённый взрослый оборотень с лёгкостью мог поломать в щепки дерево среднего обхвата — я это сам видел! А сжатие челюстей вервольфов выдерживали только неуязвимые панголины.


Но вот я тут пожил, пригляделся, пережил парочку другую шоков, и что же? Да, благодаря пятерне мои сородичи могли лазать по деревьям и устраивали довольно опасные засады — одним прыжком оказываясь на хребте у жертвы. Причем выбирали покрупнее, ни капельки не опасаясь, что не справятся. Никогда такого не было, чтобы не справлялись. НО! Лазали они из рук вон плохо. Если кому-то из моих нужно было перелезть с ветки на ветку соседнего дерева, то они слезали и шли до него пешком, потом залазили. Перепрыгнуть мог только я! Нет, попытки предпринимались, конечно, но заканчивались они из рук вон плохо… Так что спать и устраивать засады на деревьях — да. Передвигаться по деревьям — нет.


Видимо, из-за такого вот отношения пятерня на передних лапах у нас появилась, а вот задняя была стандартной волчьей лапой — разве что пальцы подлиннее… И главное, совершенно непонятно — почему? Да, на высоком пологе под соплеменниками ветви обламывались только так, но средний и низкий полог были вполне доступны, что позволяло перевести любой бой в трехмерную плоскость. Но нет. Видимо мне помогали предки обезьяны, мат, ну и чего уж греха таить — общая безвыходность положения: выжить я мог только в среднем и высоком пологе леса…


Так что шёл я весь в тяжких думах — неторопливо и с частыми остановками — пока спустя два месяца не сделал сразу два сенсационных открытия. Во-первых, чем дальше на север, тем деревьев было меньше, а холода больше. И во-вторых, я изрядно подрос… С момента моего рождения прошло хорошо если пол года, но я уже был полноц… обычным вервульфом. Теперь ветви верхнего полога Леса держали меня уже со скрипом, зато я набрал массу, которая вполне позволяла мне застолбить небольшой охотничий участок и жить там по вервольфьи — как предки завещали. Правда, что-то не хотелось… Не любил я драться, а драться бы пришлось однозначно — просто так никто часть своей землицы мне бы не отдал. Да и жить по-вервольфьи тоже не хотел. Совершенно меня такая жизнь не прельщала…


Ну, а что касается северного направления, то в какой-то момент я вышел на берег моря… Причем берег был обрывистый, побережье каменистое, а само море серое, холодное и выглядящее настолько неприветливо, что сразу было ясно — не курорт…


Хотя с другой стороны — чего-то такого я и ожидал… Нет — было конечно несколько идей, что бы тут могло находиться… Например, тундра. Но и море я тоже увидеть вполне себе ожидал…


В общем, я постоял на берегу, покидал камешки, а потом развернулся и затрусил в обратную сторону. Не смотря на то, что я думал весь путь до сюда — ничего хорошего придумать мне не удалось. То ли дело в моей пессимистической натуре, то ли в реалистической, но девяносто девять процентов сценариев развития отношений с эльфами заканчивались моей воображаемой, но не менее трагической и скоропостижной смертушкой. А один процент приходился на совсем уж фантастические варианты развития ситуаций — с участием драконов, инопланетян и тому подобного. Что делать — фиг знает.




Глава 7


Я прокрастинировал уже вторую неделю…


С севера я прошел на юго-запад, и оказалось, что чистый Лес тянется тут гораздо дальше, чем на юге. Первые серебристые деревья начали появляться лишь спустя недели две и… оказалось, что охранная сеть обновилась.


Стоило мне появиться на территории эльфов, как внутри появилось гнетущее чувство неправильности и наблюдения, а поскольку я уже знал, к чему такое может привести, то сразу же повернул назад и теперь ходил-бродил вдоль границы, не в силах людей посмотреть и себя показать… Потому, что ссыкотно! Всё, что мне удалось придумать — это спровоцировать кого-нибудь покрупнее на прорыв вместе с собой и тем самым подло их подставить. Но желающих пока не находилось.


Холодное наблюдение показало, что граница тягостно действует на всё зверьё, кроме тупых панголинов, и никто туда по своей охоте идти не хочет. А вот тупые панголины ходят только так, но с их заманиванием вышла небольшая проблемка… Дело в том, что они были тупые. Я пытался заманить их, подкидывая жратву… Но жратва должна была быть очень крупной, поскольку стоило панголину отвлечься и не увидеть следующий кусочек — как он тут же отправлялся по своим делам, не реагируя на крики и удары шишками. А с грузоподъемностью у меня была беда. То же самое вышло и с дразнилками. Агрились они хорошо, но быстро теряли интерес к преследованию и сдавались уже на первой стометровке, предпочитая пассивное сопротивление агрессору — сворачивались в бронированный клубок, и ждали пока я отвалю…


Дразнить ещё кого-то я пока не решался, поскольку столкнулся с ещё одной проблемой… Я подрос. А это в свою очередь означало, что птеродактили теперь мной почти не интересовались, но и мне всё чаще приходилось перебираться по среднему пологу леса, где деревья были покрепче. И вот тут то я и столкнулся со второй ипостасью своих родичей, из-за которой пока что решался дразнить только панголинов…


Я уже пару раз давал отпор лезшим разбираться со мной родичам и ничего в общем-то не предвещало… Выглядело это обычно так. Я устраивался на отдых и принимался плести веревочки или перекусывать чем лес послал… По запаху ли или по шороху, но иногда родичи меня на своей охотничьей территории находили и конечно же тут же начинали требовать у меня мандат! То есть лезли по стволу ко мне, глухо рыча и всячески показывая, что они со мной сделают, когда долезут… Причем чаще всего задирались самки…


Вообще выглядело это так. Мелкий, если так можно сказать о быстро растущем оборотне, волчонок занимал какую-то территорию на границе вервульфов старожилов и, при наличии существенной удачи, со временем эту границу сильно расширял, прихватывая куски территории побеждённых или почивших сородичей… Так что выглядели охотничьи угодья довольно-таки сюрреалистично и могли напоминать какую угодно фигуру, но только не круг. Причем изюминка заключалась в том, что у самок тут был бонус, поскольку самцы-старожилы раздвигаемую территорию у них продолжали считать своей, не обращая внимания на мнение нового жильца, и частенько помогали ей разбираться с конкурентами, после чего и сами выхватывали, поскольку самки тут были за гендерное равенство и видеть кого-то на своей земле не желали. В итоге самцов в лесу было меньше, поскольку гибли они чаще… НО! При всем при этом был тут интересный нюанс. Я частенько видел, как встретившиеся на границах своих земель самцы просто пыжились, рычали и всячески указывали на межевые зарубки и обоссанные деревья, после чего расходились. С самками такой номер показной агрессии не работал, и стоило двум самкам повстречаться, как они тут же сцеплялись в визжащий и рычащий комок — только шерсть летела. В общем вели себя не как истинные леди…


Так что если самец мог меня и проигнорировать и сделать вид, что он меня не видел, то самки лезли в драку без разговоров… Правда, пол того, кто ко мне лезет, я не особо разглядывал, поскольку были занятия и поинтереснее, но факты вот такие!.. В общем, я ждал пока агрессор долезет, после чего отцепится от ствола, чтобы удобнее было меня бить, и бил его когтями в морду. Главное тут было не прозевать момент, поскольку иначе получал уже я — и хоть заживало все достаточно быстро, всё равно было очень больно и неприятно…


Опыта сражения на деревьях у моих родичей было не много, так что дальше всё развивалось так — вервульф отцеплялся от ствола, получал в морду, офигевал и падал. После чего какое-то время сидел и пытался вдуплить — что это было и что с этим делать?.. Ну, а я собирал манатки и валил.


Мысль воспользоваться и напасть исподтишка конечно в голову мне приходила, но вот только зачем?.. Территория мне не нужна, а пожрать я мог найти жертву и послабее — тех же свинок у кабанов. С секачами я тоже не связывался.


В тот день я тоже вязал верёвочку… Еще бабуля научила меня плести веревочки из шерсти и с какого-то момента я просёк, что у меня есть шерсть и мне нужны веревочки — в основном для охранной сети на ночь… В общем, получилось как в анекдоте про грузина связавшего себе коврик из шерсти на груди… Только я, к сожалению, вязать не умел, а только плести. Иначе наверняка сварганил бы себе шарфик и варежки.


То есть вспоминать тот день я не люблю и готов развивать любую тему, лишь бы не касаться тех воспоминаний и десятиметровой палкой… Так вот… Я не рассчитал и при ударе выбил нападавшему вервольфу глаз!..


Ну и хорошо, скажет любой, кто не выбивал вервольфу глаз… Но в следующую секунду я вспомнил, при каких обстоятельствах я увидел, как мой сородич сносит дерево, и что несмотря на явную агрессивность, девушки моего вида дрались весьма и весьма аккуратно!.. Дело в том, что получая некий критический урон, почти смертельный или существенно повреждающий тело, представители моего вида впадали в неистовство. А взбешённый вервольф и обычный — это два совершенно разных вервольфа! Встретившись со взбесившимся вервольфом вы опишите обычного как спокойного и незлобивого интеллектуала, приветливого и милого…


Как я смог убежать — до сих пор не особо помню. Единственное, что осталось в памяти — это как я на сумасшедшей скорости и совершенно без помощи веток мчусь по верхнему пологу леса, а за мной взрываются деревья и раздается мистическое завывание, от которого хочется ссаться на бегу…


Такое я видел только один раз. Тогда престарелый вервольф довольно неудачно прыгнул на оленей и промахнулся. А те — молодые и неопытные, напали на него и принялись втаптывать в землю. Я постарался на то место больше не возвращаться и поскорее забыть об увиденном, но судя по кровавым ошмёткам на деревьях — уйти живыми там удалось немногим… Так что, если вервольфа нельзя было убить с одного удара или убежать от него, то лучше было сдаться и дать себя сожрать — отправляться в Вальгаллу обосранным и по кусочкам это не та смерть, какой стоит умирать.


Так что, испытав нечто подобное, я на какое-то время зарёкся задирать тех, от кого не смогу удрать в такой вот ситуёвине — то есть всех кроме панголинов — и стал тщательнее целиться, когда отбивался от родичей.


Всё разрешилось, когда я обнаружил подходящее для моих целей место…


В кронах деревьев я уже физически прятаться не мог… Да и о чем говорить — тогда мне повезло просто нереально, что меня никто так и не заметил. Шансы спалиться были гораздо выше шансов остаться необнаруженным. Так что мне нужно было некое ненавязчивое укрытие, в котором спрятаться было можно, но со стороны это место было бы не очевидным для таких целей… Идеальным местом было бы спрятаться за водопадом — как это делают в фильмах, но реальность была такова, что все водопады, мало-мальски подходящие для моих целей, были далеко на востоке в горах, а в самом Лесу если что-то такое и существовало, то спрятаться там мог разве что ежик… Так что пришлось поискать…


Но наконец я обнаружил приличных размеров пещеру. Причем судя по тому, что наблюдение ощущалось и внутри, то изначально я был прав и деревья видели чем угодно, но только не глазами!..


Пещера попалась шикарная, конечно. Глубокая, широкая, тёмная и с кучей мест, где можно было стоять у спрятавшегося буквально на голове и даже не догадываться, что тут кто-то есть! Сначала я даже присмотрел подходящее место «на виду», чтобы и спрятаться и поржать. Но потом вспомнил о тепловом зрении змей и решил затаиться со всем прилежанием. Было бы невесело пропалиться, если и у змеелюдов окажется нечто похожее — на фоне очень холодных камней я бы выделялся слишком уж сильно.


Так вот… В очередной раз прогуливаясь по пещере и намечая себе подходящие места для пряток и отступления — в пещере оказалось сразу несколько небольших выходов, причем неплохо замаскированных — мне пришла в голову неожиданная идея!.. А ведь я вервольф!..


Не в том смысле, что я успел спятить и в этот момент считал себя милой белочкой — нет. Просто я привык считать себя мелкии вервольфом-подростком, а не взрослым и полноценным лесным убийцей.


Как и во всех обществах, в лесу отношение к подросткам было снисходительное. Могли и рогом поддеть и шугануть исподтишка… Так что я привык с крупными аграми и мерзавцами не связываться, поэтому строил всю свою тактику на том, что мне придется кого-то там подманивать и уговаривать. Но теперь я мог не тянуть, а нехило так толкать!.. И грубой силой загнать много кого моего размера туда, куда мне надо, а они туда идти не хотят. И даже дразнить никого не придётся — направляй в нужную сторону, да рычи, и всего делов. Главное выбрать жертв, от которых самому не придётся ноги уносить и провернуть всё в темпе — поскольку гнать придётся по земле, а у каждого клочка земли имелись злые хозяева.


Глава 8


Тяжело в учении — легко в очаге поражения.


Несколько дней я осторожно тренировался, выбирая лучших из лучших, и вот к каким статистическим данным пришел в день икс. Панголины — тупые. Не приманивать, ни загонять их невозможно. Но зато они устойчивы к психическим атакам и дольше все зверей могли находиться под прессингом непонятной границы, обозначенной серебристыми деревьями.


Олени проще всего загонялись куда угодно. Раньше я на это внимания не обращал, но в коллективе олени оказались весьма трусоваты. Если одиночный олень ещё мог подойти и пнуть кого-то не понравившегося, то в стае всё обстояло несколько иначе — если срывался в бег один, то за ним следовали все, без каких-либо попыток выяснить, а в чём собственно говоря дело. Так что получалось, что общая трусливость стада равнялась трусливости самого зашуганного в ней…С направлением к месту базирования у олешек тоже было всё в порядке — в какую сторону их шугануть, в ту они и бежали галопом минут тридцать и строго по прямой. Но! Под действием психической зоны их тут же начинало колбасить и они слишком уж быстро возвращались в более спокойные места… К тому же загнать стадо в саму пещеру оказалось весьма проблематично — лезть в темноту олешки не хотели принципиально.


Хряки… С ними все выходило фифти-фифти. Мог я их погнать — могли они меня. Могли бежать по прямой вместе или уходить по одному и дворами, в произвольных направлениях… На психические атаки реагировали слабо.


Также в процессе подготовки выяснилось, что по пути всё же можно заманить и часть хищников, которые в зависимости от положения меркурия в Венере могли погнаться как за моими условными жертвами, так и за мной…


К тому же меня слегка начал смущать весь тот бедлам, что я устроил в приграничной полосе… Не знаю как уж там работала эта охранная сеть, но думаю, что мои ковбойские эксперименты просто не могли не привлечь повышенного внимания к этому участку леса. Так что как только идея эта пришла мне в голову и хорошенько меня помучала, одарив бессонницей — я решился.


Пока что никаких наблюдателей я не замечал, но в том, что они тут появятся, сомневаться не приходилось…


Так что утром я покушал, привёл себя в порядок, и поспешил к облюбованной мной группе. В целом план был такой — я спугну семейство кабанов и погоню в нужную сторону. Они, частично отсеявшись, должны были вспугнуть стадо олешек. После чего мы все вместе, со всеми желающими, побежим к облюбованной мною пещере и постараемся в ней укрыться. Там нас отыщут и некоторые отдадут свою жизнь за наше правое дело, после чего пошарившие по пещере и никого не обнаружившие эльфы должны были исключить из охранной сети меня, что и являлось целью нашей совместной операции.


Кстати, желающих оказалось прилично… Это был во первых престарелый вервольф — хозяин данной территории. Собственно благодаря ему я и выбрал именно этот участок леса как полигон для испытаний. Дедушка отнёсся ко мне с пониманием и практически не атаковал. А когда, причем очень быстро, понял, что нагоняемых мною олешек и свинок очень удобно нападать даже не забираясь на деревья, то стал часто принимать участие в загонных операциях, чем иногда существенно путал мне карты и менял направление движения стада — так что это тоже пришлось включать в план… К счастью дед был довольно предсказуем в плане охотничьих замашек.


Скорее всего присоединятся панголины, которые тоже кажется пытались охотиться… Я не до конца в этом уверен, но они бежали за нами или вместе с нами, если попадались на пути. При этом ни на кого не нападали, и у меня имелись смутные сомнения, что возможно они бежали только потому, что бежали все…


Ещё было несколько факторов, которые можно было примерно назвать тигроволками, но данные химерообразные личности могли как прийти, так и не прийти. Дед-вервульф был ещё ого-го, так что на его охотничьих угодьях конечно хищники браконьерничали вовсю, но меру знали.


В общем, я начал, и всё удивительно пошло хорошо… Свинки побежали куда надо. Олешки тоже, и даже дед сагрился не на меня, а на свинок — правда из гонки выбыл, поскольку неожиданно наторел в засадной охоте и выхватив порося — удалился по своим делам… Также присоединилось несколько панголинов и всё. Больше никто участвовать не захотел. После чего мы достигли пещеры и неполным составом пробежали внутрь.


К сожалению, часть зверей внутрь решили не заходить, но и тех, кто попался, было вполне достаточно… Я же затаился в темноте, одним глазком наблюдая за парочкой оленей, хряков и одним слегка неуверенным панголином, которые остались в центре пещеры, нервно прядая ушами и подозрительно косясь вокруг и на панголина. Но тот вел себя миролюбиво, явно направив все мощности мозга на попытки понять где он, и что вообще происходит?..


Ясно было, что вскоре все успокоятся и двинут в обратную дорогу, но я надеялся, что всё же пограничная группа вскоре сюда явится… Всё произошло довольно спонтанно, и над тем, как задержать живность внутри пещеры, я задумался вот только сейчас…


Какое-то время ничего не происходило. Но потом одна из свиней как то особо резко хрюкнула, нервы оленей, среди которых не было ни одного самца, не выдержали, и все мои сподвижники дружно покинули пещеру, включая и панголина, который бросил гиблое дело самоосознания и просто отдался бегу…


Я же тяжко вздохнул и несильно ударился лбом о каменную стену… Похоже, планы и вправду делятся на два вида — те, что идут гладко и не удаются и те, что с самого начала идут в топку, но завершаются успешно… Ну и третий возможный вид — не составленные идиотами.


От самобичевания меня отвлекли непонятные крики у входа, прервавшиеся визгом и рыком. Судя по моему печальному, но богатому опыту — там кто-то кого-кого-то ел


Уже в следующую секунду в пещеру спиной вперед влетели несколько гоблинов и эльф, которых преследовала одна из химерообразных штуковин, которые в массе своей водились в Лесу, но ни на одно животное моей родины не походили…


Конкретно это напоминало одного из тех самых тигроволков, что я видел недавно… Вот только откуда оно взялось тут?..


Тем временем животина вцепилась в живот гоблина, лупцующего его мечом и с силой замотало башкой. В результате часть гоблина отлетела под ноги товарищу, а эльф всадил стрелу в упор в голову химере. Правда уже в следующую секунду его и оставшегося гоблина смело под прыжком тигроволка и хорошенько размазало по полу метрах в пяти от точки прыжка!.. Где участники и остались лежать, а я наконец то смог закрыть пасть. Вот даже и не предполагал, что тигроволки так могут!.. Вообще то я воспринимал их не иначе как гиен Лесного мира. Вели они себя всегда осторожно и линяли при любом намеке на опасность, а иногда и даже просто от пристального взгляда! И тут такой подвиг Матросова. Поразительно.


Я даже забыл об изначальной цели операции и с интересом стал ждать развития событий! По одному тигроволки никогда не ходили и логично было предположить, что продолжение этой драмы обязательно последует.


Но развития как такового не последовало… Не знаю, сколько точно я ждал — по моим ощущениям не меньше трех суток, но на деле возможно, что и минут двадцать…Когда ждешь, со временем происходят всякие интересные штуки. В общем, мне надоело, и я подошел поближе к месту событий, наплевав на весь план. И посмотреть там было на что!


Выражение «как тузик — грелку» — очень подходило тому гоблину, которого порвал тигрокрыс или тигроволк или волкокрыс… Все эти названия этим животинам подходили.


Причём при ближайшем рассмотрении выяснилось, что фраза «мы с тобой одной крови» на этих ребят бы точно не подействовала. Кровь у них была скорее бесцветная, чем красная. Да и внутренние органы вызывали сильное беспокойство и чем-то напоминали растение, а не мясо. Хотя на вкус кровь была ничего так — на подслащенную водичку похоже…


Я снял с верхней половины тела гоблина медальон и попытался надеть, но ничего не вышло — не налез! Так что пришлось порвать цепочку и привязать его на бечевку. Не знаю важна там была цепочка или нет, но я никаких изменений в своем состоянии не обнаружил, хотя и чутко прислушивался, готовый в любой момент снять предательскую побрякушку и разбить ее вдребезги.


А под тигроволком творились и вовсе интересные вещи. Не знаю уж как он смог прыгнуть со стрелой в морде, но помер он явно в воздухе — геройски забрав с собой и врагов. Так вот и эльф и второй гоблин обнаружились под телом геройской химеры, причем выглядели они целыми, но стоило потыкать их когтем, как оказалось, что внутри кожаной оболочки явно теперь был фарш. Под надавливанием тела неприятно хлюпали и прожимались и эльф стремительно становился каким-то… фиолетовым, что ли? А вот гоблины в цвете не сильно изменились — что фаршированный, что порванный — остались приятного зеленого цвета.


Сдается мне, что предками зеленых были вовсе не рыбки, а скорее всего какие-то хищные водоросли…


На улице же и вовсе царили Содом и Гоморра. Тут были и эльфы и гоблины, и змеелюд, и олешки, и кабаны, и тигроволк. Причем кое-кто был сильно покусан, другие порублены, а парочка кабанов пригорели с боков и теперь довольно аппетитно пахли… И только панголин меланхолично кушал оленя, негромко похрустывая


— больше никого живого не было в округе!


Хотя должно было быть… Магов среди трупов эльфов не было — да и вообще было мало эльфов. Вот гоблинов — тех да, отоварили по полной, а эльфов было всего-то трое, да один в пещерке. Не комплект! В общем я схватил ближайший не сломанный лук, колчан со стрелами и немного поскорбев над телами — вернулся в пещерку. Было там одно местечко, где с поверхности пробивался отголосок света, еле-еле рассеивая тьму пещерки, но мне с моим новым офигенским зрением его вполне было достаточно, чтобы как следует разглядеть обновки. Испортить зрение заново в этом мире я не боялся, поскольку точно знал, что снаряд дважды в одну воронку не бьет… А некая надежда на то, что план всё-таки осуществится — неожиданно вернулась и затеплилась.


Заодно, пока скорбел, я оглядел цацки эльфов, но брать и их слегка засцал. Красивые, конечно, штуки и наверняка нужные. Но в тот момент когда моя рука было потянулась немножко помародерствовать — ну или как я это называю: заняться археологией — мне пришла на ум история о том, как папуасы обобрали погибших американских солдат во вторую мировую и набрали себе таких классных штук как ножи, шоколадки, бумага и гранаты. Гранаты потом взорвались. И что-то вот мне не хотелось быть таким папуасом… Гоблинам вряд ли давали что-то опасное, а вот у эльфов наоборот — к гадалке не ходи было много чего опасного с собой…


Глава 9


Итак… Что у нас получилось?.. Общее направление задачи… Ну, можно притвориться, что всё вот так и задумано было.


Не знаю откуда взялись тигроволки, поскольку отрастить глаза на затылке и почаще оглядываться было вторым правилом выживания в Лесу… Но пришли они в тему.


Насколько я понял — карательно-пограничный отряд эльфов приблизился к пещере как раз в тот момент, когда из неё выскочили мои товарищи по кроссу. Зная оленей — бой те решили не принимать и рванули напрямик, через врагов, используя знаменитую тактику всех оленей «Ааа! Надо скорее отключить мозг! Надеюсь, всё обойдётся!..». Зная кабанов — те бой решили принять. Что там у свиней в башке — не ясно, но в критических ситуациях они предпочитали атаковать своих врагов, чем немало тех обескураживали. Ну и могу предположить, что увидев начавшуюся офигенскую свалку — тигроволки просто не могли остаться в стороне…


В принципе, эльфов тоже можно понять. Разведчики из деревьев похоже те ещё. Вероятно, они не только точное местоположение целей не могли определить, но и с количеством тоже — того самого… Путались. Что для деревьев-то в общем и нормально. По сравнению с теми же берёзами — серебристые растения были просто местными Стивенами Хоукингами!.. Хотя вот и гоблины внезапно нарисовались в растительном мире.


В общем, эльфы слились, и похоже отступили для перегруппировки. Не могу их винить. Хочу, но не могу.


Ещё теперь у меня был колчан с двадцатью стрелами, офигенский лук и амулет, который может и не работал… Причем и лук и стрелы были скорее произведениями искусства, чем оружием. На каждой стреле имелся крайне познавательный узор, наконечники стрел были изготовлены из какого-то серебристого металла, даже в полутьме переливающегося всеми цветами радуги, а уж как поработал над луком некий маньяк с лобзиком — и сказать страшно!.. Правда, я подёргал тетиву, и лук неожиданно не сломался от легчайшего прикосновения. Фиг знает из чего его сделали — по виду из кости и дерева, но материал был слишком лёгкий и слишком прочный для своего вида.


Амулет правда подкачал. При ближайшем рассмотрении он казался обычным куском зеленого стекла приклеенным к деревянной дощечке — ничего интересного.


В любом случае отдавать я нажитое непосильным трудом не собирался. Вот сходить и набрать ещё кучу ништяков — так и подмывало, а расстаться с чем то — нет.


После тщательного осмотра сокровищ я переместился в более укромное место и глубоко задумался… А не стоит ли мне уйти?.. Теперь с луком я определённо стану королем леса. Ну или войду в число аристократов. Подучиться прыгать побесшумнее, стрелять поточнее и всё — большая часть зверушек будут моими. Охоться


— не хочу. Вот только я не хотел…


На этом моменте мои мысли прервал панголин за каким-то чертом вернувшийся в пещеру. Снаружи была целая куча трупаков всех видов, но он приперся обратно и теперь задумчиво обнюхивал остатки гоблина — в непонятных сомнениях… Потом оглядел и тигроволка, после чего как-то потерянно фыркнул и принялся убирать гоблина…


Так вот… Не хотел!


В Лесу было конечно хорошо, но скучно.


С другой стороны — рисковать и соваться к эльфам мне тоже было вроде как ссыкотно… Поэтому вот если бы и как бы остаться в Лесу, где всё ясно, понятно и относительно безопасно, но при этом чтобы разведать как там у эльфов!.. То такой бы вариант меня устроил. К сожалению, данный мир не был приспособлен под параметры нестабильной среды и пребывать одновременно в двух противоположных состояниях тут было нельзя. По крайней мере — немагам.


— Они здесь, господин… Мертвы. — неожиданно раздался тихий шипящий голос от входа. Весь уйдя в свои мысли я сначала даже не совсем понял, что происходит, но потом до меня внезапно дошло — «работает амулет-то»!


Выглянув из засады, я одним глазком увидел стоящего рядом со входом змеелюда и осторожно заглядывающего в пещеру эльфа. А затем под куполом пещеры вспыхнул яркий свет, мгновенно осветивший всё вокруг, что определенно в мои планы не входило. Темнота друг вервольфа, как всем известно…


— Нашел что-нибудь ещё? — деловито спросил певучий голос. Почему то шагов было совершенно не слышно, ни у змеюки, ни у эльфа. Невозможно даже было определить вдвоем они тут или еще народ подвалил — выглядывать еще раз я определенно не собирался.


— Нет, господин. Пещера пуста. Много запахов. Много следов. Но внутри был только панголин. — заверил змей. А я опять нахмурил лоб… Пока я слышал голоса, во мне постепенно нарастало раздражение из-за диссонанса между ушами и тем, что всплывало в мозгу. Змей определенно называл панголинов как то иначе — его название состояло из двух слов как минимум — тем не менее в голове всплыло именно «панголин». А ещё змеелюд просто жутко пришепетывал и «с» у него тянулась раза в три дольше, чем следовало, но в башке у меня его голос звучал вполне корректно…


Так… А что с панголином-то случилось?!


Несмотря на то, что выглядывать я не собирался принципиально, любопытство заставило меня поступиться своими твердыми принципами и я быстренько выглянул! Несколько эльфов склонились над телом своего сородича, в то время как змеелюд контролировал обстановку. К счастью, смотрел он как раз в противоположную сторону… А панголинчик мой… Он лежал. Там же, где кушал. Что с ним — было совершенно непонятно, но «убрал» его змеелюд абсолютно бесшумно. Вот уже во второй раз миф о неуязвимости панголинчиков дал мощную трещину…


— Позови гоблинов. — приказал между тем эльф, — Пусть отнесут тело Эльтарока в город.


— Хорошо, господин. Здесь никого нет. Я уверен. — чертов змеелюд… Было совершенно непонятно как он разговаривает. Фразы у него были короткие и вроде бы безэмоциональные, как и положено змеям, тем не менее было более-менее понятно, что эмоции он испытывает. Страх, волнение и в то же время отсутствие эмоций — жуткая и невероятно раздражающая для любого хищника смесь… Вот как на него нападать, если не понятно — боится он тебя или всё-таки нет?..


— Демоны… Что же тут происходит?.. — чертыхнулся эльф. И судя по его удаляющемуся голосу — пошел к выходу. А затем по пещере зашаркали шаги, наконец-то разбавив ее ненормальную тишину живыми звуками.


С уходом эльфа погасла противная лампочка и я уже собрался как следует обдумать полученные интересности в темноте и спокойствии. В отсутствие интернета информации мозг получал всё меньше и меньше, так что в последнее время у меня начиналась самая настоящая информационная ломка, а тут такой праздник — и интересная подстройка амулета под мои нужды и внезапное появление новой расы демонов. Но мне не дали…


Оказалось, что гоблины были на редкость говорливыми, когда оставались без присмотра… Они не только топали словно ежики — негромко, но методично — они ещё и постоянно бубнили себе под нос, жаловались и переругивались — а такое пропустить было просто непростительно. Если болтун был находкой для шпиона, то гоблины для шпиона были бы чем то сродни божественного дара! Они болтали буквально обо всём и, к счастью, я, благодаря маме, а также знакомству с другими девушками прошлого мира, мог более-менее вычленять из этого мощного потока сознания полезную информацию…


Итак!.. Имён у гоблинов не было. Совсем. Но друг-друга они различали ещё как и точно знали, что именно «тот вороватый гоблин» украл принадлежащую им вкусняшку или ценнейшую набедренную повязку… Себя они называли «этот гоблин», а других «тот гоблин», причем между «тот гоблин» и «тот гоблин» была разница ещё большая, чем между творогом и творогом…


Гоблины не рождались — их выращивали. Причем труп неповрежденного гоблина планировали посадить и вырастить из него новое гобло-дерево, а тело «порванного» должно было пойти на удобрение «матери». Как в этом всем были замешаны эльфы я не понял, но без них тут никак не обходилось, поскольку гоблины строили планы «попросить помощи хозяев» с посадкой трупа…


Вообще упоминалось об этом вскользь и с оглядкой, но похоже гоблам у эльфов не нравилось. Они их и работать заставляли и мясом не докармливали — вот листья позволяли есть, хоть упорись, а мясо почти не давали… Да и помирали гоблы на службе только в путь — хотя об этом упоминалось редко и похоже главной проблемой всё-таки было мясо!.. Так что гоблы хотели бы уйти босыми по росе навстречу солнцу, но не могли — поскольку выращивать себя не умели. Только через эльфов… Я на секунду даже смог выкроить немного свободного пространства в голове — подвинув бурчание гоблов — и представить, что было бы, если бы в размножении людей тоже принимал участие кто-то третий, в ультимативной форме… И мне такая картинка со свечкой — совершенно не понравилась!


А тем временем гоблы, без каких либо пыток с моей стороны, признались, что у эльфов есть столица где-то на северо-западе, что правит ими толстый король, что у них есть могучий толстый жрец и что вот им-то мяса наверняка достается всласть, а вот гоблинам его видеть и не приходится вовсе… Хотя к чести своей тут же прозвучало признание, что возможно и нет. Что раз все эльфы мяса не едят, то и их главные наверняка разжирели на чём-то ещё… Но оставлять гоблов без мяса все равно с их стороны было не очень-то красиво…


— Как закончите — быстро назад. — раздался от входа нетерпеливый голос змеелюда, и гоблы тут же тихонько запричитали, однако послушно потянулись к выходу. Ориентируясь на звуки и запах я точно знал, что «закончили» гоблины почти в ту же минуту, что и зашли. Работали они на редкость споро и качественно, так что всё, что можно было съесть, тут же было съедено, а что съесть нельзя — вроде оставленных тушек гоблинов — просто покусано и подготовлено к отправке. Эльфа же и вовсе буквально телепортировали через секунду после того как им отдали приказ. Так что всё оставшееся свободным время гоблы просто шлялись по пещере, облизывали пол в местах схваток и жаловались. Парочка даже долезла до моего укрытия, заставив меня скукожиться до неприличия, но не найдя ничего съедобного — тут же убралась восвояси…


Как только звуки затихли, я тут же осторожно выбрался из укрытия и в смущении почесал затылок… Зрение хищника отлично позволяло мне разглядеть новую обстановку и теперь я абсолютно точно знал, что значит выражение «вылизать до блеска». Пещера была чуть ли не стерильной чистоты, а в её центре стояла статуя из слегка погрызенного костяка панголина. Аккуратно очищенного от мяса и другой органики и водруженного на небольшой каменный пьедестал.


Я зачем-то отдал честь этому памятнику неуязвимости, которого вот так легко укокошил один единственный змеелюд… После чего осторожно выбрался из пещеры и полез на ближайшее дерево с целью укрыться в кроне и обдумать сложившееся положение. Конечно, можно было остаться и в пещере — полутьма мне думать не мешала — но что-то у меня развилась клаустрофобия на фоне всего случившегося. И первым препятствием в новом для меня мире возможностей выступила добыча. В руках лук и стрелы лежали отменно, а вот лазить с ними было чертовски неудобно. И куда их девать — непонятно?..


Я кое-как прикрепил обновки к рюкзачку и полез… А забравшись, достал их и с недоумением осмотрел. В теории выглядело замечательно — я в плаще и весь из себя таинственный — метко поражаю супостатов с небес! Итог — супостаты в испуге бегут или повержены…


Но в реальности — прикрепить колчан за спиной было неудобно, у меня там уже рюкзачок имелся. К поясу тоже неудобно — он мешался ногам и бил по жопе в самый ответственный момент. А уж о том, чтобы целиться из лука, стоя на ветке, я совсем молчу… В общем, я снял тетиву и упаковал все в рюкзачок, оставив проблемы на откуп будущему мне.


— Его здесь нет, господин!..


— А обломки? — раздался снизу недовольный голос. Я краем глаза взглянул вниз и увидел отряд гоблинов под предводительством змеелюда, шарящий в кустах.


— Нет.


— Посмотрите в пеще… А хотя там вы всё осмотрели уже… — змеелюд сильно над чем-то задумался, оглядывая окрестности и шлепая кончиком хвоста по земле. Интересно, а что они ищут?..


Полазив еще немного, гоблины убрались восвояси, а я продолжил свои изыска…


«Лук они ищут и колчан!» — внезапно дошло до меня. Если на гоблинов и их амулеты всем было начхать, то о потерянном луке уже вон вспомнили и послали за ним тех, кого не жалко. И те его естественно не нашли! Да и как они его найдут?..


Я быстренько собрал пожитки и в режиме максимальной маскировки — то есть очень медленно — попёрся в южном направлении, подальше от места событий. Фиг его знает, как они объяснят случившееся для себя, но вот меня тут точно быть не должно к тому моменту как сомневающиеся вернутся и проверят всё получше. Если вернутся, конечно… Но проверять я не собирался.


Глава 10


Как это ни странно звучит, но можно научиться скрытно перемещаться по ветвям деревьев — главное это стимул. Раньше меня сильно это удивляло… Ну, то есть например во мне было не меньше двухсот килограммов живой мышечной массы — каким это фигом такая дура вообще может скрытно шевелиться, а не то что скакать среди веток? Тот же «Хищник» — в фильме пришелец был ну может килограммов на пятьдесят меньше меня. И при этом прыгал по веточкам как белочка, вместо того, чтобы при очередном прыжке лететь вниз, в окружении матюков и листьев, вместе со сломавшейся под его весом веткой. Но вот если очень хочешь жить, то твой глазомер быстро привыкает определять — сухая впереди ветка или же живая, выдержит она твой вес или же стоит подыскать ветку получше. А ещё хорошей идеей будет прыгнуть со всей дури и вцепиться когтями в ствол, во всю пользуясь набирающей силушку мускулатурой.


Правда, появилась новая проблема. Жрать хотелось просто невероятно, но как и сказали гоблы — мяса на территории эльфов было не много…


Фактически из зверья тут жили только редкие ущербы, да совершенно безобидные травоядные — причём чистые травоядные, а не те олени, что встречались в Лесу и травоядными были лишь по настроению — которые в большинстве своем были очень пугливыми, и если бы не лук, то мне пришлось бы сильно похудеть…Фактически я жил тут три на два — три дня шлялся туда сюда и на два дня возвращался в Лес, чтобы отъесться… К счастью, «пропуск» всё ещё работал… Выяснил я это когда совсем оголодал и на два дня вернувшись на «вольные хлеба» — пришёл обратно и не обнаружил чувства слежки. С чем это было связано — со временем пребывания вне эльфийской территории или с расстоянием — фиг его знает, так что от границы я предпочитал не отдаляться.


Так что шарился я на границе с Лесом, кроме парочки случаев, когда пришлось углубляться ооочень далеко на запад — в разведывательных целях… И вернулся я из этих командировок очень злой и голодный.


Ситуация складывалась такая. «Эльфийский» лес тянулся на запад ещё недели на три неспешного передвижения по кронам, после чего начинались непонятные вырубки и степная зона. Причем если рядом с Лесом вообще никакой охраны у эльфов не было, то здесь засад, патрулей и дозоров было столько, что аж в глазах начинало рябить. До сих пор пор помню свою первую встречу с дозором… Я, весь такой наивный, приземлился на очередное дерево и принялся любоваться появившейся золотой травой степи между листьями крайних деревьев, когда наконец опустил взгляд и увидел пяток эльфов, дремавших на импровизированном гнезде метрах в пяти ниже меня! До зубов вооруженных эльфов. Именно эта встреча и подняла мой навык скрытности пунктов на десять сразу и уходил я оттуда на цыпочках. И как оказалось — не зря! На обратном пути я был гипер осторожным и избежал встречи ещё с тройкой патрулей и дозорным гнездом — в котором опять-таки четверо из пяти дозорных спали…


Не знаю, от чего там так охраняли, но угроза была явно не шуточной, хотя и опять же явно насквозь знакомой, меры предупреждения и противодействия которой были хорошо поставлены…


На севере граница тоже была под замком — хотя и не так сурьёзно, как на западе. А вот на юге всё ещё тянулось болото, и к нему эльфы предпочитали не приближаться. Серебристые деревья росли от него в существенном отдалении, а вот вблизи кто-то не поленился выжечь все живое и обсыпать какой то жутко кислотной дрянью. Я её попробовал пальцем, и у меня почти мгновенно на нем вздулся волдырь и он неделю потом болел ещё. И это при моей-то регенерации, когда любая рана зарастала за пару дней…


К городу же эльфов я пока ссался подходить — потому как был не готов морально. Да и скрытность-то прокачалась, но пока что вряд ли могла впечатлить действительно внимательного наблюдателя.


В целом же у эльфов мне нравилось! Если далеко на запад не забираться и вести себя прилично, то никто за тобой не гонялся, не пикировал и не собирался укусить в ночной темноте. Да и вообще — пограничники, служившие у Леса, явно воспринимали свою службу как курорт. Я это понял, сравнивая патрули на западе и тут. Если на западе патрули состояли только из эльфов и змеелюдов, то тут это в основном были гоблины. Если на западе патрули были регулярными, то на востоке кто-то куда-то ходил хорошо если раз в неделю, да и то если сигнализация срабатывала. А поскольку в основном она срабатывала от панголинов, которые к моменту прихода патруля уже теряли всякий интерес к этой бедной на живность части Леса и уходили восвояси, то девяносто девять и девять десятых процентов вызовов оказывались ложными… Я же бузить перестал, так что спокойно можно было говорить о всех ста процентах.


Хотя надо сказать, что недельки две после моего предприятия патрули были заметно «на взводе»!.. Тут я должен отдать им должное…


— Ииииии!!


Не знаю сколько прошло времени, поскольку на эльфийском курорте я перестал следить за его бесполезным здесь течением, но тело моё наконец-то устаканилось и я перестал хотеть жрать каждую секунду своего существования…


— Аиииииии!!


Теперь я был двухметровой машиной для убийства, состоящей из текучих мускулов, лоснящейся шерсти, острых клыков и когтей и даже, что для Леса было верхом мажорства, небольшого количества жирка…


— Уииииии!!


Как выйти на контакт с эльфами я так и не придумал, да и потихоньку поймал себя на том, что не особо-то и хочу. Ну эльфы, ну гоблины, ну другой мир…Подумаешь!.. Мне и так было неплохо. Кушал от пуза, построил себе уютное гнездышко на дереве и даже в кои-то веки отоспался. Вот есть же выражение — выспишься в другом мире? Оказывается, оно было полностью правдивым.


— Виииииии!!


Я слегка поморщился от противного визга и с ленивой меланхолией посмотрел вниз, лежа на краешке своего логова — оно же орлиное гнездо…


А внизу девочка-эльфийка бегала от панголина и визжала… Какого черта она забыла на границе с Лесом я понимал смутно. Да — грибы, ягоды и цветы тут росли огроменные и отменные, НО — росли они тут такие потому, что их никто не собирал — кроме редких погранцов. И на то была офигенская причина в виде дикого Леса рядом, переполненного очень опасными тварями. Но видимо у этого ребенка была своя логика, так что она припёрлась сюда и теперь бегала от панголина…


— Иииии!! — в очередной раз завизжала девчонка заставив нас с панголином поморщиться… И вот какие демоны принесли её именно под моё гнездо?..


Вообще вся ситуевина была выдающейся. Начать с того, что эта девчонка припёрлась именно сюда. Потом сюда же приперся панголин… И они каким то чудом встретились — что для эльфийской части границы — вообще необитаемой — было трындец каким событием.


Дальше! Дело в том, что панголины были просто невероятно защищёнными. Даже такая машина смерти как вервульф мог только унизить это гордое животное — я, к примеру, не раз в них плевался, когда хотелось сорвать на ком-то злость — а вот причинить им существенный вред было практически нереально. Платили они за такую защиту — медлительностью, общим пофигизмом и невероятно куцыми мозгами. За время знакомства с ними у меня даже развилась теория, согласно которой они вообще думать не могли, а только реагировали на происходящую ситуацию, действуя строго на инстинктах. То есть убежать от них вообще никакой проблемы не составляло!


Я один раз был свидетелем ситуевины, когда от панголина сбежал даже труп. То есть технически он укатился, но общей концепции это не меняло… Их даже нельзя было назвать санитарами леса или как-то так. Поскольку санитары уничтожали старых и больных животных, а жертвами панголинов становились только те у кого и так шансы на выживание колебались в отрицательных значениях и погибнуть от панголина или же просто задохнуться, забыв как дышать, для таких существ события были равнозначными. Девчонка же делала все от неё зависящее, чтобы панголин никак её не потерял и не сбился со следа — что было на самом-то деле далеко не просто!..


Она бегала кругами, визжала и постоянно падала — хотя для спасения достаточно было просто замолчать и встать за ближайшее дерево. Внимание панголина было таким же железобетонным и прямолинейным, как воздушный шарик в бурю, так что он мгновенно потерял бы её из вида — но нет же…


Фактически и я, и похоже панголин, с нетерпением ждали когда же сюда наконец доберётся патруль погранцов, среагировав на нарушителя, и уберет это зарёванное сокровище восвояси — поскольку достало оно уже всех…


В какой то момент панголинчик тяжело вздохнул и собрался было топать восвояси, бросив это гиблое дело, но девчонка опять завизжала и инстинкты заставили бедное животное опять топать за «жертвой»…


— Держись! Мы уже рядом! — наконец то раздался голос погранца.


Ну, наконец то! Я даже слегка повеселел, однако всю радость тут же смыл очередной визг девчонки, которой приход «спасителей» похоже придал сил.


А следом произошло кое-что интересное… Как только на пути между панголимчиком и эльфами перестали маячить деревья, эльф маг остановился, взял свою палку в обе руки как копье и в следующую секунду панголинчика снесло в сторону воздушной волной! Я реально видел как клубок воздуха вылетел из навершия посоха и врезавшись в бронированного покемончика, протащил того по земле, пару раз перевернув…


Гоблы пропустили девчонку и тут же ощетинились своими крохотными мечами, а за ними встали эльфы с палками и луками наизготовку. Правда стрелять больше никто не стал… Вместо этого они просто встали в красивые позы и принялись шуметь, а слегка обидевшийся панголин встал и с невероятнейшим недоумением уставился на всю эту клоунаду. К сожалению, слова «отступление» в словаре панголинов не было… Так что подкравшийся со спины змеелюд легко и бесшумно подошел к панголинчику сбоку и бросил ему в нос какую-то пыль, от чего зверек несколько секунд стоял пошатываясь, а потом… упал. Похоже именно так разобрались и с тем в пещере! А я то все думал…


Вот так вот. Живешь себе, эволюционируешь… Становишься живым танчиком. А потом появляются какие-то дрыщи с пылькой и все — тысячелетия эволюции насмарку.


Девчонку кое-как успокоили, вытерли ей сопли и слёзы и повели домой. Правда я вот не слышал ни слова о том, что нехорошо дразнить животных и забираться в опасные места, так что вероятно она ещё вернётся. А гоблины принялись за трапезу. Похоже, подобные случаи были уже оговорены ранее, поскольку эльфы им никаких команд отдавать не стали — полностью увлечённые «девочкой в беде» и её транспортировкой в безопасное место.


Но меня это уже мало волновало, поскольку я завороженно следил за работой мастеров… Используя мало-мальски пригодные отверстия, гоблы в считанные минуты очистили панголина от мяса, оставив только костяк и бронелисты.


Почему-то броня их совершенно не заинтересовала, а ведь штука то была полезнейшая! Ни стрелой, ни когтем ее было не пробить — тем не менее ни на ком я не видел хоть каких-либо частей этого замечательного материала. Да что там — я вот сам заглядывался на костяк, оставшийся в пещере — только так и не смог хоть куда-нибудь применить те части, что можно было отодрать от основного массива или хоть как нибудь их обработать. Но у местного-то населения наверняка с этим проблем не должно было быть, за века-то совместного существования! Тем не менее, эльфы щеголяли в явно растительного происхождения одежде, а гоблы и змеелюды и вовсе посверкивали голыми задницами — самым наплевательским образом игнорируя природную защиту в лице шкурок панголинов. Понять я такое отношение не мог.


Но зато теперь у меня «во дворе» появился памятник! Правда, особой радости я на сей счет почему-то не испытывал — скорее раздражение…


Скрываешься-скрываешься… Таскаешь ночами тяжёлые ветки, подбираешь декор, следишь, чтобы снизу тебя было не видно, и для чего? Чтобы тебе буквально на крышу водрузили такое вот произведение абстракциониста-вивисектора… Спасибо, блин, большое.


Эльфы ушли, а я с этого дня начал страдать… Как хозяйственный и жадный парень, причем больше жадный, чем хозяйственный, на новую статую я спокойно смотреть не мог. В принципе, если подойти к делу творчески и с инженерной смекалкой, то часть брони с ног панголина, можно было использовать как наручи. Тут набить мхом, там скрепить веревочкой… Правда непонятно на кой они мне бы сдались, поскольку одни мои враги любили шмаляться магией и стрелами, а другие предпочитали целить в горло и живот, своими зубками… Гоблинов с мечами я вообще за противников не держал, а они фактически были единственными, против кого наручи могли помочь в перспективе. Но мне хотелось. Стильный молодежный аксессуар, и всё такое…


Помучившись недельку, я всё же попёрся к пещере, поскольку снимать запчасти с более близкой статуи «безвинным жертвам змеелюдов» было бы той ещё демаскировкой.


За прошедшее время в пещере мало чего поменялось, так что на меня даже нахлынули воспоминания… Так что я сначала обошел места «боевой славы» и только потом подошел к скелету и задумчиво его осмотрел. Относились к нему, конечно, «на пофиг»! Он весь был покрыт пылью, а в паре мест даже зарос паутиной.


Прикинув сначала на глаз, я всё же выдернул нужные мне части, обрушив всё сооружение на пол. Костяк оказался даже прочнее, чем я думал. А ещё внутри панголины были покрыты довольно красивым, причудливым узором… Но, к сожалению, идея с треском провалилась. В ножных «латах» мои лапы чувствовали себя свободнее, чем язычок внутри колокола, а ручные части лат панголина вообще не налезали. За счет когтей, лапы казались гораздо длиннее, чем были на самом деле…


Пришлось просто попинать с досады останки ящера и, с чувством глубокого морального неудовлетворения, валить домой…


Глава 11


К сожалению, довольно скоро моя курортная жизнь подошла к концу. Не знаю, то ли мой визит в пещеру сыграл свою роль — наследил я там знатно. То ли ещё каким-то образом я себя выдал, но эльфы почему-то начали активно меня искать и в конце-концов нашли. Вернулся однажды днем, а в моем гнезде возилась парочка змеелюдов, шебуршась в небогатых пожитках… Хорошо, что я уже научился луком пользоваться и в тот раз взял его с собой — иначе наверняка бы сперли, поскольку раньше я его частенько оставлял дома!.. Но это было раньше.


Пусть и понемногу, но я тренировался каждый день. В основном в скрытном перемещении, а не стрельбе — поскольку стрел было мало и лазать за ними было очень лениво… Я конечно же попробовал себя и в изготовлении стрел. Нарезал тоненьких веточек, а к некоторым даже присобачил оперение… Но по сравнению с эльфийскими, мои выглядели так же, как кусок говна выглядит в сравнении с баллистическими ракетами. Да и летали они примерно так же. Не знаю, с чем это связано, но если эльфийские стрелы летели примерно туда куда я и планировал их запустить, и вся штука была лишь в том, чтобы натянуть лук и каким-то образом удержаться на ветке, то мои стрелы могли улететь даже мне за спину… Стыдно признавать, но парочка отрикошетила так, что если бы не чудовищная реакция, то я бы подстрелил сам себя. Ну, хоть не в глаз прилетало, и то ладно…


Однако на мародерстве эльфы не остановились, и теперь искали меня по всему лесу. Даже опять подключили сеть слежения, правда что-то у них там не срослось и чувство пристального внимания исчезло уже спустя минут пять после появления. Похоже, работала она не выборочно, а на всех сразу, и то, что в это время я сидел над одним из отрядов — моим поискам не помогло…


В общем, эльфы оказались просто на редкость негостеприимными и подозрительными хозяевами.


А ещё это было трындец как странно. Я видел, что искали они именно вервольфа. Причем искали меня уже не погранцы с гоблами, а «настоящие» вояки, которые явно знали привычки моих сородичей — так что прежде всего осматривали ветви деревьев. Но эти их ловушки… Например, они привязывали на открытых местах каких-то пришибленного вида ящериц, размерами с собаку, которые тревожно и заунывно пищали, и размещали вокруг какие-то дурацкие ловушки из кольев с ядом. Сначала я относился к этому довольно скептически, но после того как в них попалось несколько гоблинов, решивших поживиться мяском, вынужден был признать, что идиоты, способные в них попасться, и вправду существуют.


Или вот облавы? Отряды эльфов и змеелюдов шли цепью по земле, а особо ловкие змеюки — которых кстати оказалось не так уж и много — прыгали по ветвям. Гораааздо хуже меня прыгали — я просто не мог не испытать гордость по этому поводу… Так вот — несколько раз они таким вот макаром прочёсывали лес взад-вперед. А я с интересом наблюдал за всем этим делом с территории дикого Леса, куда они сунуться просто не могли. Но всё, что им удалось поймать, это парочка привлеченных движухой панголинов и несколько тигроволков, настолько голодных, что они всё-таки решили проникнуть на раздражающую территорию и напасть. Но тут уже никакого эффекта неожиданности не произошло, так что они просто подрали змеелюда-другого, и то не до смерти…


Однако моей беззаботной жизни всё же настал конец, что просто не могло не печалить…


Что было делать в этой ситуации — не совсем понятно. Причем не из-за того, что выхода не было, а как раз наоборот — решений было валом, но все они как-то…не вдохновляли…


Можно было продолжать играть в прятки с эльфами, ведь уже было ясно, что длинноухие не успокоятся, пока не поймают причину своих волнений… Можно было попробовать подставить кого-то из родни и попытаться убедить их, что пойман именно «тот самый» вервольф, который и был им нужен… Жить в эльфийском лесу мне нравилось — тут было тихо, спокойно, никто, до поры до времени, не пытался меня убить и вообще всё складывалось как в анекдоте «армия это сплошной санаторий — можно валяться в кровати аж до 5 часов утра!»…


Можно было наплевать и вернуться в родные пенаты. Теперь у меня были лук, стрелы и решимость, так что имелись неплохие шансы устроиться более-менее комфортно. Особенно если углубиться на крайний север или ломануться к горам, где концентрация опасной для жизни живности колебалась в приемлемых для жизни рамках…Нет, можно было пойти и вообще проторенной предками дорожкой, пристрелить сородича-другого, отжать себе нехилую охотничью территорию и жить «как все» — теперь-то у меня и силы и средства для этого были. Но такая жизнь была очень уж нервной и совершенно не подходила моему свободолюбивому и незлобивому характеру.


Идею поселиться рядом с болотищами, да и вообще хоть как-то с ними контактировать, я не рассматривал даже в теории — потому, что это были настоящие сады Нургла на земле, а я идиотом не был. Любопытный — да, но никак не идиот.


А можно было вообще ломануться в степи! Посмотреть, чего там такого страшного было. Передвигаться ночами, днём пережидать в каких нибудь буераках…Идея на границе любопытства и идиотизма манила своей новизной, но отталкивала своей трудоёмкостью и затратами нервов на данное явно беспокойное дело…


Пока же я болтался на границе Леса и эльфийских земель как говно в проруби — не в силах оставить место, которое уже мысленно начал называть домом…


Конечно же, ещё была некая вероятность законтачить с эльфами и прийти с ними к какому-то компромиссу… Но почему-то, то ли подходящего момента не выпадало, то ли я его просто не видел… Но соваться нахрапом к вооружённым и очень серьёзно настроенным длинноухим я точно не собирался. Или ёжика из меня сделают, или отбивную, ещё до того как я мяукнуть успею…


Какое-то время я даже провёл в приснопамятной пещерке — в которой уже, кстати, не было ни следа от останков панголина и пыль куда то делась — со смутной идеей нарисовать на стенах пещеры некое послание, которое склонит эльфов к переговорам и заинтересует в моей разумности… Но, похоже, с разумностью я слегка поспешил, так как ничего не придумал и, в конце концов, нарисовал то, что люди тысячелетиями рисовали на заборах, стенах зданий и пещер. Свое имя и конечно же слово из трех букв. А рядом расшифровывающие картинки… А поскольку как расшифровать свое имя я тоже не придумал, то нарисовал парочку птичек, волн, скарабея и глаз! Все равно никто ничего не поймет…


А потом, решился напоследок взглянуть на эльфийский город и уже там решать, что делать дальше и куда податься… К тому же там наверняка народу поменьше — все же теперь здесь околачивались… Да и темнее всего — под пламенем свечи, как говорится…


Глава 12


— Не впечатляет… — пробормотал я, глядя на то, что эльфы так тщательно оберегали…


По скриншотам из игр, фан арту, фэнтезийным фильмам и тому подобному, я представлял себе нечто величественное, воздушное… Предполагал, что дома будут располагаться на ветвях деревьев и соединяться друг с другом мостиками. Как-то так.


Но ничего подобного я не увидел.


Вместо того, чтобы заняться архитектурой, эльфы приподняли деревья и в освободившемся под корнями месте устроили себе жилища. В общем, город эльфов отличался от остального леса только тем, что деревья тут как бы стояли над землей… А ещё у них в корнях сновали туда сюда эльфы, гоблины и змеелюды. Причём гоблы сновали особо хаотично и частенько отхватывали трындюлей от остальных обитателей, чтобы под ногами не путались…


А вот на ветви почему-то никто особо не лез! По краям города имелись на ветвях какие-то оборонительные структуры, но не похоже, чтобы они пользовались особой популярностью, и если бы не стратегически важное положение — думаю, их тоже строить бы не стали…


Хотя, если задуматься, то и нафига бы им лезть на ветви-то? Вида — никакого, одни деревья вокруг. Опасного в лесу ничего не водилось — кроме меня и парочки приблудных панголинов — а вот с высоты легко навернуться и чего нибудь себе сломать… Да и лезть наверх без лифтов как-то не комильфо.


В общем, сплошное разочарование… Может поэтому я сюда и не совался, а не из-за метафорической опасности? Хотя нет — глядеть я глядел, а соваться пока не рисковал.


Кстати, преобладали в городе как раз те серебристые деревья, что служили эльфам стражами! Кажется такое дело называлось мудрым словом — симбиоз… А вот с каких дубов вырастали такие жёлуди как гоблы, я со своего места что-то не видел.


Пару раз я пытался по верхам допрыгать до основной движухи и осмотреться свежим взглядом с высоты полёта белки-летяги, но происходила какая-то непонятная фигня… Стоило мне приблизиться, как с расстоянием стали происходить дикие штуки из-за которых я никак не мог перепрыгнуть на «домашние» деревья! Смотришь такой со стороны и намётанным глазом видишь — ага, вон с той ветки я допрыгну куда надо, скрытно и незаметно, а потом вон по тем веткам так рвану — только меня и видели!.. Но стоило добраться до места и я мог только присвистнуть — да тут метров двадцать. На такое расстояние даже Тарзан бы не рискнул прыгать. И так постоянно.


Не то чтобы со мной раньше такого не происходило — в первые пару недель так это вообще было моим ежедневным занятием. Как выжил то, до сих пор не понимаю…Но теперь, спустя месяцы, когда я чувствовал себя экспертом в прыголазанье. Да таких ошибок просто не могло происходить!..


В общем, я списал всё на колдовство и происки ведьм…


А по земле подобраться было практически невозможно! Вместо стен тут была та ядовитая фигня с болота. А сторожевые башенки поставили таким образом, что вся прилегающая территория не только хорошо с них просматривалась, но и простреливалась. Что собственно больше всего и напрягало…


Какое-то время я раздумывал о том, не отказаться ли пока от дурацкой идеи и не наведаться ли сюда позже… А потом моё внимание привлекло какое то шебуршение внизу.


Метрах в ста от моего наблюдательного дерева из кустов у корней выбралась крайне знакомая мне девчонка, отряхнулась, вытащила из тех же кустов корзинку и с крайне деловым и независимым видом потопала в лес… Пару минут я думал о своем, с тупым видом глядя ей вслед, а потом осторожно спустился и пополз к приглянувшимся кустикам и после пары минут поисков обнаружил скрытый лаз! На выходе он был довольно узким, а вот внутри даже я мог пройти по нему не пригибаясь.


Интересно! Люди веками строят оборону, накладывают заклинания и всё такое, а потом какие-то придурки решают, что они самые умные и вот уже в город могу проникнуть я… И не только я. Если подумать, то эльфам крайне повезло, что они ничего плохого мне не сделали — ведь я был очень и очень злопамятным. Теперь мне вполне по силам было метнуться обратно в лес, оглушить парочку-другую тигроволков и складировать в этот лаз. А если вспомнить, что они творили с неготовыми к атаке эльфами… А в городе, судя по виду, в основном охраны-то и не было, поскольку охрана-то в основном была вся на окраине… Мда. И это тигроволки! А ведь если пожертвовать клочком-другим меха, то и кого из родичей притащить сюда можно, а это уже уровень опасности сотни тигроволков.


Вот на такой философской ноте я и полез внутрь…


Внутри оказалось неожиданно уютно… Тоннель был сухой, но на стенах каким-то чудом росли фосфоресцирующие грибки, дававшие достаточно света, чтобы не споткнуться о какой нибудь корень. Мне-то они были не нужны. Мы, хищники, обладали встроенным устройством ночного видения. Почти все. Но в целом мне понравилось!


А выходил тоннель в одном из странных домов, кореньев, завешенный густой ковровой растительностью от чего то вроде домашней лианы — дико горькой на вкус…И внутри город оказался гораздо интереснее, чем снаружи.


Оказалось, что стены тут заменяли растения, столы и стулья были сделаны из тех же корней, как и большая часть мебели. А ещё повсюду из земли торчали здоровенные такие бутоны — ассоциирующиеся у меня с мухоловками, но как то покрасивше на вид.


А еще в воздухе разливался причудливый аромат, состоявший из буквально сотен запахов. При таком обилии цветов вокруг это было неудивительно, но и равнодушны мне оставляло… Особенно меня, чей нюх уже давно стал чем то средним между продолжением зрения и своими прямыми обонятельными обязанностями.


Я аккуратно выбрался из-за ковра растений и какое-то время любовался суетой вокруг, вдыхая всей грудью неземные ароматы, а потом вздохнул и так и не придумав как со всем «этим счастьем» поступить — побрёл обратно в тоннель…


План минимум был выполнен, в город я попал, и пора было решать что то дальше со своим образом жизни. А навстречу мне из секретного хода выбралась чем-то раздосадованная девчонка и поражённо на меня уставилась…


— Забыла чего? — спросил я, но понимания не нашел. Вместо какого либо адекватного ответа, раздался душераздирающий визг на грани ультразвука…


Чем всё это закончится я не стал дожидаться, а просто отодвинул установку по промышленному производству визга в сторону и дал дёру.


Глава 13


Что не говори, а женский визг хорошо прочищает голову и даёт дикий заряд энергии! Я буквально летел — сначала по тоннелю, потом на дерево, а затем словно Тарзан поскакал на запад.


Что я понял совершенно точно, так это то, что оставаться в Лесу мне вообще не улыбалось. Дикая красота природы и всё такое, конечно, но жуйте это сами — я хотел цивилизации! Хотел телевизор и интернет… Теплую и удобную кроватку.


Но поскольку таких замечательных вещей в этом мире похоже не было, то пока что я просто решил свалить от плохих. На севере было холодно, на востоке было холодно и козы, на юге… даже вспоминать не хочу… А раз оставаться на месте пока что было никак, то я решил продолжить исследования на западе.


В крайнем случае — если там совсем прямо задница — то можно было наделать или натырить веревок и попробовать перелезть через горы… Но пока что меня грела надежда.


Как ни странно, но по пути никакого «шухера» я не заметил… А ведь система оповещения у эльфов была. Просто не могло не быть! А это могло значить как-то, что девчонке не поверили — что вряд ли, поскольку следы лап и когтей когда я уматывал наверняка остались глубокие — так и то, что ловить меня побежали в противоположную сторону… Да и логично это, как ни посмотри. Жил я раньше рядом с Лесом и в случае чего скрывался там же — так что куда мне было тикать? На восток! Логично? Логично. Вот только логика мне не родственник.


Факт был в следующем — меня никто не преследовал. Так что, в конце концов, я выбросил всю эту фигню из головы и заполнил ее другой фигней. Я пробирался мимо западных патрулей, мимо застав, где на этот раз спало гораздо меньше народу, и нет-нет да и поглядывали наверх и раздумывал о том как быстро менялся мой угол зрения…


Сначала всем моим миром был жалкий участок Леса с дуплом в котором я родился. Причём в основном верхняя его часть. Потом мой мир разросся на всю «дикую» часть леса и даже распространился на часть моря, гор и… о последнем не очень то хотелось вспоминать… А эльфийская часть стала для меня «терра инкогнита».


И вот я эту самую терра покидаю, не без оснований называя ее «домом»!..


Ещё месяц назад я откровенно ссал при одной мысли приблизиться к эльфийскому городу, а теперь воспоминания о его запахах и видах — причём видах не особо и большой его части — наверняка будут греть меня долгие годы… Жалко, конечно, что не удалось пообщаться с местным населением, но у той его части к которой у меня был доступ было слишком много луков и посохов, чтобы рассчитывать на какое-то положительное завершение диалога… А рисковать своей шкуркой я не очень то хотел! Не для того я её целых полгода вытаскивал из зубов и когтей лесных обитателей, чтобы её потом стрелами истыкали…


Так за размышлениями я приблизился к границе леса, дождался ночи, и потихоньку потрусил во тьму степной части новой «терры инкогнита», полный решимости и надежды на лучшее!


Глава 14


Я нырнул в густую траву и отбежав от леса метров на сто — залег. Было как-то жутко. Хотелось вернуться обратно, наплевать на всё и рвануть обратно в родной Лес…


Странная конечно степь. Совершенно не вязалась с моими представлениями о степи.


Я всегда думал, что степь — это где низкая трава, преимущественно золотистого цвета, один куст на сто километров и ветер. Тут же из ожидаемого был только ветер… Трава под полтора метра. Кустов не было только вплотную рядом с лесом, причем вовсе не из-за того, что кустам туда не хотелось! А ещё то тут то там в кустах виднелись оченно знакомые серебристые силуэты саженцев… Походу наступление на восток у эльфов замедлилось не только из-за нежелания драться со всякими ужасами дикого леса, но и из-за того, что у них все саженцы уходили на западную часть своих границ. Если хорошенько присмотреться, то большая часть растительности тут имела вовсе даже не хаотичный порядок, а была высажена в соответствии с неким коварным планом…


А ещё запах! Если в эльфятнике запах был «сладким» и «вдохновляющим», то тут его иначе как «одуряющим» было не назвать. Хотелось упасть в траву и вдыхать его полной грудью всю оставшуюся жизнь, глупо улыбаясь и хихикая… Похоже, что я нашел местную чуйскую долину…


Часов пять я осторожно рысил в траве, забирая на юг, а где-то на подходе к шестому часу наконец то столкнулся с противниками эльфов! Как же я удивился, когда узнал в них людей! Это был просто… пофиг какой-то.


Очерчивая некую границу, в степи стояли высокие башни, очень хорошо освещённые снизу, с почти невидимыми в ночи верхушками. И в кругах света, за самодельными сбитыми щитами, туда-сюда ходили, позевывая и почесывая разные интересности, мои соплеменники, а под ногами у них крутились улыбчивые и дико деловые лайки — собачки с бубликохвостиками.


Вот реально — до полного сходства с родиной им не хватало только сигарет в руках и все. Даже появилось ощущение, что я вернулся домой и каким-то фигом попал на средневековую костюмированную вечеринку, зачем-то устроенную в степи…


Вот мои сопл… бывшие соплеменники к фортификации подошли более вдумчиво. Тут трава была перекопана на добрых сто метров от заставы. Перед самой заставой был вырыт ров с высокой стенкой и какими то кольями с другой стороны. А ещё повсюду были щиты из досок, с успехом заменявшие ограду…


Правда в свете факелов только щиты выглядели добротно — остальные элементы выглядели сделанными на «отстаньте»… Складывалось такое впечатление, что штурма тут никто особо не боялся. Вот получить стрелу — это да, а штурма — почему-то нет…


Хотя если задуматься, то эльфы выглядели не особыми фанатами ближнего боя. Что уж говорить, если в качестве мечников у них в отрядах были гоблы?.. Нет — мечи у тех были острыми и ткнув таким они определенно могут убить, но выглядело это крайне несерьёзно. Будто бы эльфы на них особо и не рассчитывали как на бойцов. С другой стороны — если однажды эльфы повыкапывают свои деревья и устроят коридор между диким Лесом и вот этим самым местом, то ничего живого тут не останется уже минут через десять-пятнадцать…


Я осторожно пополз к границе, нацелившись в тёмное пространство между башнями, но тут в сторону заставы подул ветерок и та буквально взорвалась собачьим лаем! Уже через секунду с заставы в мою сторону полетели факелы, а я сам так оттуда рванул — только меня и видели…


В общей сложности пришлось предпринять ещё три попытки и сделать неслабый крюк на юг, чтобы преодолеть наконец-то заставу и узнать, что это только первая линия… И со второй и третьей пришлось помучаться гораааздо больше, поскольку в какой-то момент осиное гнездо полностью пробудилось и меня начали искать. Собственно третью линию я уже не скрытно пересёк, а мчался во весь дух — по пути угрохав несколько шавок и сбив какого-то неудачливого и явно близорукого паренька, щурившегося на меня в темноте. После чего ещё с час меня преследовали и всячески пытались изловить взявшиеся откуда-то всадники на ящерах, нок счастью бегал я гораздо быстрее этих самых велоцирапторов, так что оторвавшись и кое-как отдышавшись я принялся вспоминать всё, что знал о запутывании следов, поскольку не верил, что людишки оставят всё как есть и не приплетут с утра пораньше к этому делу лаек и каких нибудь рейнджеров… Но к сожалению, всё, что удалось вспомнить, это то, что собак нужно сбивать перцем и уходить от них нужно по воде… Перца у меня не было, а в обнаружившимся ручейке дно было глинистым и свои следы я видел отлично даже ночью.


Так что пришлось воспользоваться тем, что природа послала… Я втопил ещё быстрее и принялся тщательно принюхиваться в поисках речки или ручья с более подходящими моим целям качествами.


Что не говори, а ночь прошла прямо очень интересно. Давно уже у меня таких ночей не было… Недель пять — не меньше. Причем большую часть времени я посвящал не тому, как оторваться от погони, или разработке каких бы то ни было планов. Основную часть всей этой ночи я усиленно обдумывал один и тот же вопрос — за каким хреном я сюда полез?! Ведь всё же было хорошо! И главное ведь мелькнула же светлая идея в тот момент когда впереди замаячили башенки второй линии заставы, а позади зазвучали первые переливы собачьего лая — развернись и вали обратно! Эльфы добрые, они примут тебя с распростертыми объятиями. Но нет же… Надо было прижать уши к голове и ломануться вперед… Ну, а у третьей линии заставы и вовсе никакого выбора не оставалось, кроме как силой пробиваться вперед…


Я бежал и бежал и бежал… В какой-то момент плыл. И когда небо просветлело, спрятав наконец звезды, я до такой степени вымотался, что уже не смог бы сказать не только о том, преследуют меня или нет, но даже как-то внятно ответить кто я, и где нахожусь. Так что я забрался поглубже — оказалось, что степь тут не такая уж и широкая, и дальше на запад начали попадаться приличные такие рощи, а потом я и вовсе вломился в лес, молодой, но тем не менее — выбрал дерево «по-мясистее» и привычно устроился на ноч… дневку в его раскидистой кроне. Кажется, это было что-то дубовое…


Не знаю, сколько я так продрых, но проснулся когда солнце было уже высоко и полным сил. И первым делом попытался припомнить вчерашний день, в какой-какой-то моментдаже ударив себя ладонью по морде от прилива рукалицошных эмоций… А потом перебрал пожитки и оказалось, что я где-то посеял моток веревки и как минимум половину стрел из хреново закрепленного колчана… Ну, а вот кто бы мог подумать, что мне придется шпарить несколько марафонских дистанций?.. Хотя всё равно было обидно за потом и кровью нажитое добро. А ещё я проголодался…


В лесу это решалось просто! По крайней мере с недавних пор… С месяц или около того… Раньше-то жрать хотелось постоянно — разница была только в силе. От «что-то живот сводит» до «дерево богато клетчаткой»… Но после того как мой организм перестал расти и всё как-то устаканилось, то и жить стало проще, жить стало веселее! Если лень, то я просто спускался вниз и ел всякие там грибы — не отравился ни разу. Хотя если быть до конца честным, то ел я не всякие грибы — от вида и запаха некоторых откровенно воротило… А если хотелось плотно покушать, то надо было тащиться в Лес, выслеживать кого-нибудь побезобиднее с виду, ну и сжирать его!.. К сожалению, на эльфийской территории с мясом и вправду было туго.


Здесь же… Здесь был какой-то праздник. Прямо под моим деревом паслись олени!.. Причем не те из Леса — размером с грузовик и с печальной привычкой бить копытом в лоб без всяких разговоров — а те, про которых я читал в «Бэмби». Я пару раз осторожно потёр глаза, а потом просто перевалился через ветку и аккуратно спланировал на хребет какой-то самке, в последний момент спружинив и одновременно переломив той хребет с тихим, но характерным звуком. Ой что тут началось! Часть оленей тонко завизжали и бросились кто куда, а несколько застыли словно статуи — я даже подошел и постучал одного по тыкве и он даже не шелохнулся. Потрясающе. В лесу мне бы уже надо было быть опять на ветке, иначе следующим трупом, он же «следующее блюдо в меню», был бы уже я! А эти просто убежали…


Да и на вкус тут мясо было невероятно мягким. Я даже вот это переименовал в мясо, а то, что ел раньше, теперь считал чем-то вроде резиновой подошвы… Причем когда я доел, один из олешей так и стоял косясь на меня безумным взглядом — второй то тиканул куда-то в процессе.


В общем, день начинался просто отлично, настроение у меня поднялось, и пытаясь насвистывать я двинулся исследовать этот лес, а затем и то, что располагалось за ним! Заодно раздумывая, что мне стоит предпринять, чтобы окончательно пропасть с радаров местных и стоит ли вообще что-либо делать? Судя по всему, убежал я черти куда и в процессе явно пересек как минимум одно озеро и пару речушек — правда поперек, а не со всей той фигней с пробежкой по кромке и прыжками на ветки… Просто когда они мне попались, я был уже «убитый», и подобное мне уже в голову прийти не могло…


Ну, да предчувствия у меня были хорошие!


Глава 15


Несмотря на довольно тревожное начало, новая жизнь мне нравилась!


Леса тут были не такие уж и большие, зато невероятно безопасные — почти как у эльфов — а в качестве бонуса в них водилась безопасная и вкусная живность. Просто леса для детей! Даже местные медведи были мелкими, пушистыми и пугливыми, в отличии от своих Лесных собратьев, которые выглядели как помесь черепахи, бешеного волка и медоеда…


Защита тут была только вокруг городов, причем не в виде шмагии, а обычные каменные стены, по которым лазать было даже удобнее, чем по деревьям. Фактически единственной проблемой с проникновением куда-либо оставались лайки. Не знаю, как этих собачек называли тут — поскольку амулет ориентировался в вопросах перевода на мой опыт и автоматически переводил их название как «собачки» и «лайки», когда люди о них говорили — но вот слово «лайка» им очень подходило. Нюх у них был невероятный и стоило потерять бдительность или же ветру подуть не туда куда надо, и воздух тут же звенел от их лая, а после и мата хозяев. К счастью, лайки реагировали практически на всё, так что хотя мое присутствие тут же открывалось — серьезно к этому факту относились очень редко и только в деревнях. В городах обычно собачкам просто давали между ушей, что от лая не спасало, а просто приглушало звук и добавляло тревожных ноток в боевую песню храбрых и вкусных собачек.


Кстати, ни одной другой породы я тут ни разу не увидел — везде были все те же лайки, различаясь только окрасом и хвостами — у некоторых были бублики, а у других прямые хвосты… У нас вон быстро повыводили породы даже близко не напоминавшие оригинал, а тут — ну вылитые рыжие лайки! Тупенькие, храбрые и невероятно верные.


Хозяйство у местных людей тоже не блистало каким креативом… Деревеньки состояли из обычных рубленых домов — никаких жилищ хоббитов или домов на сваях…В городах же дома хоть и были разбавлены каменными хоромами, но тоже — никаких пагод или шпилей. Самые обычные дома… Если бы местные не пользовались ящерами вместо лошадей и опять же на просторах пастбищ не паслись почти те же ящеры вместо коров, то я бы мог даже вообразить, что перенесся не в пространстве, а просто во времени! Ну, были же у англичан истории как они жили себе поживали, да ходили грабить эльфов? Ну, вот тут тоже самое, только потом неудобные факты повыдергивали из истории и представили всё как сказки. Откуда этот золотой лук, внучек? А это я сделал. Что? Кровь зеленая? Где? Ну, вот видишь — поплевали, потерли и ничего нету — никто тебе и не поверит…


Однако вот… И ящеры оказывается нагуливали жирок не просто так. Молоко они не давали — с молоком тут в основном козы разбирались — зато они несли здоровенные кожаные яйки. Вкусные и питательные. Когда я своровал первое, было жутко интересно, поскольку у панголинов яйки все же были со скорлупой. Однако все обошлось — привык вскрывать и такие, и даже начал использовать в хозяйстве. Из них получались прекрасные бомбочки с какашками — развлечение и досуг для вервольфа любого возраста…


В общем, я мотался по стране как говно в проруби, узнавая новости и выстраивая для себя новую картину мира. Правда с диалогом и тут я был в пролете. Амулет, завещанный мне покойным гоблином, прекрасно переводил для меня, а вот мои слова оставались для окружающих тайной за семью печатями. Почему-то ни у кого тут амулетов не было… Возможно, из-за того, что все говорили на одном языке, а может амулеты были не по карману — не знаю. Но та парочка попыток, когда я пытался заговорить с какими-то людьми — пастухом, лесорубом и кажется браконьером — закончились примерно одинаково. Мои собеседники убегали с криками куда глаза глядят, в качестве дымовой завесы оставляя после себя довольно неприятный запах…


А когда, после последней попытки, уже на следующий день на месте знакомства нарисовались очень серьезные ребята с собаками, оружием и закованные в кожаные доспехи — я и вовсе прекратил всякие попытки идти на контакт. А вот люди обо мне не забывали…


Всё чаще я начал подмечать, что в местах, где я подолгу останавливаюсь, начали крутиться какие-то подозрительные личности. Расспрашивают людей не видели ли те что-то подозрительное, крутятся по лесу, вынюхивают что-то… Причем это были явно не солдаты. Солдаты одевались в доспехи и носили оружие в открытую, а эти были больше похожи на охотников из бладборна — тоже вроде и в доспехах, а вроде и в обычной одежде. Вроде и оружие у них какое под плащами, а вроде и просто показалось… И если солдаты везде таскали с собой лаек и вели себя как слоны в посудной лавке, то эти двигались словно эльфы и делали всё, чтобы оставаться незаметными. Иногда я только по запаху их присутствие и выявлял — передвигались они на ящерах, а у тех был довольно неприятный запах. Не резкий, но тем не менее бьющий по носу — даже через пару дней можно было сказать, что ящер проезжал по этому месту. Так что невидимками они не были, но сильно старались ими стать…


Кульминация же наступила месяца через три после моего триумфального появления в королевстве Мерентия, а именно так оказывается называлось место моего вторжения. Я спал в уютной пещерке — с высоким потолком в котором имелись невероятно удобные закутки, когда в пещеру вошли сразу штук десять этих хмырей, перекрыли мне выход и как-то синхронно выставили перед собой сети из какого-то серебристого материала на чем-то вроде копий с ухватками, после чего один из них заорал:


— Эй! Тварь! Мы знаем, что ты тут. А ну ка иди сюда! — и с напряженным лицом принялся чего то ждать. Не знаю, не знаю… Судя по его выражению — не очень-то он и хотел, чтобы я приходил…


Какое-то время мы ждали что произойдет дальше — я разглядывал этих хамов, а они подслеповато глядели куда-то в глубь пещеры, после чего самый молодой не выдержал:


— А может его тут нет?..


— А следы? — возразил ему первый. Что было странно, поскольку перед пещеркой был каменный вход и я на него спрыгнул так то с дерева… Обидно было, когда ты такой весь из себя индеец-следопыт, а потом кто-то говорит, что пришел по твоим следам…


— Выходи тварь! — опять заорал их лидер.


— А ты заставь… — пробормотал я в ответ и наморщил лоб. Сеть выглядела невероятно тонкой — просто воздушной… Но вот люди, которые ее притащили, к сожалению не выглядели идиотами, а значит для их целей вполне сеточка подходила. Я кажется видел такую же в какой-то передаче про дикую природу. Попав в нее рыбки быстренько превращались из серебристых торпед в зеленый кокон — сеть в фильме была зеленая…


Тем временем мужики у входа побурчали, что это я не выхожу и решили пошуметь вместе — на случай если я забрался слишком уж глубоко и просто не слышал их командира. Я же тем временем все отлично слышал, а просто рассматривал потолок на предмет — подобраться по нему за спины охотников. В принципе должно было получиться. Правда рюкзачок с луком пришлось бы оставить, но сам по себе я мог оказаться у них за спинами за пару резких прыжков — после чего либо рвануть отсюда, либо вообще принять бой. Или компромисс — врезать пару раз когтями, куснуть туда-сюда и уже тогда рвануть. А за сумкой можно и позже вернуться — делов то.


— Интересно, что господин Тарт будет делать с этой тварью?.. — тем временем отозвался напряженный голос молодого охотника. — На кой демоны она ему сдалась?


— Что делать, что делать… Известно что. — не менее напряженно отозвался главный, — Посадит в клетку — побольше, чем иные дома и кормить будет от пуза. Да знатным показывать — хвалиться. Я бы и сам не отказался так пожить. А на кой это ему надо — не нашего ума дело. Скучно им.


Хм-хм… Уже наметив себе выступы я призадумался… Кормить, говорите будут от пуза?..


Собственно не то чтобы мне уже поднадоело самому охотиться за пищей насущной, но вот если тебе предлагают приносить ее на дом… Похоже этот самый Тарт собирал зоопарк и меня принимали за некую редкую зверушку. Не могу их винить. Само собой зверушкой я был не такой уж и редкой, но судя по всему мои соплеменники добирались сюда редко — поскольку о нас были только наслышаны. Добирались бы часто и эти кретины не в зоопарк бы меня ловили, а предпочли вместе с лесом сжечь… Как ни посмотри, а возможность то была интересная!.. Так то я оббежал уже приличную часть королевства и узнал все что можно было узнать в моем положении и залез везде, куда можно было залезть. А тут открывались любопытные перспективы залезть туда, где я пока что не был…


Вообще то идея была сумасшедшая, но чем больше я ее обдумывал… А почему собственно говоря и нет?.. Хотелось бы, конечно, узнать подробности, уточнить график работ и отпуска…


— Он не вылазит!.. — прокомментировал молодой, — Что делать то будем? Вперед пойдем?


— Сдурел, что ли? Ты следы его когтей не видел? — прошипел в ответ другой охотник, а главный просто посмотрел на него как на идиота.


— А я что?.. А я ничего… Просто предложил…


— Так… — главный ушел и вернулся через пару минут с факелами, который принялся поджигать и метать вглубь пещеры. Но ничего хорошего не увидел, поскольку ничего хорошего там не было — я проверял. Вот где была прореха в их подготовке! Запустили бы собаку вперед — она бы им все разведала, но собак эти с собой не возили.


— Странно. Она должна была уже напасть. Твари из дикого терпением не славятся… — тут я мог только покивать. В принципе, змеи были довольно терпеливые, но это уже природное у них — хладнокровные как-никак. Остальные мои товарищи по коммуналке были какими угодно — красивыми, быстрыми, круглыми, коричневыми, но вот терпение среди их качеств редко встречалось. Терпеливый в Лесу было синонимом слова голодный, а голодный синонимом слова слабый…


Охотники принялись пятиться, а я наблюдал за ними краем глаза, обкатывая мысль с добровольной сдачей на языке… Это я конечно зря, поскольку через пару минут у входа началось некое шебуршение, а затем в пещеру потек дым… Реально — вот как вода! Тяжелыми клубами он потек вглубь пещеры грозясь заполнить все трещинки и распространяя довольно неприятный запах.


— Мда. — пробормотал я и осторожно спрыгнул на нижние камни чтобы потрогать необычный дым палочкой, но никаких мистических свойств он не проявил. Обычный необычайно тяжелый дым. Дышать нельзя, зато в качестве декора — цены нет.


Я забрался обратно под потолок. А дым, за час с небольшим заполнил всю глубокую часть пещеры и застопорился — поскольку выше подняться не мог и просто вываливался обратно на улицу… Правда подниматься ему особо и не надо было, поскольку дышать в пещере было уже нечем и я с ужасом начал осознавать, что засыпаю… Дымок оказался с поганым сюрпризом. Так что последнее что я сделал — это пнул рюкзачок подальше в ухоронку и сполз на пол пещеры — не в сам дым, а чуть повыше. Рыпаться было уже поздно, а вот отвести внимание от вещей…


Глава 16


Очнулся я уже в клетке накрытой тяжелой и плотной тканью — кажется она была либо чем-то пропитана, либо просто невероятно сальная. Хотя неприятного запаха от нее особо не было… Решетки у клетки были из толстой стали, а пол и потолок из какого то странного дерева — почему то я его процарапывал лишь с ооочень большим трудом. А еще внутри было очень темно и когда я стащил дерюгу то понял почему — клетка стояла внутри закрытого фургона… Какое то время мы куда-то ехали, а потом наконец остановились, одна из стенок фургона открылась и на меня с любопытством, опасением и каким то восторгом уставились несколько тех самых охотников…


— Он очнулся! — крикнул один из них и охотников тут же стало больше… Человек десять стояли и пялились на меня, а я пялился на них.


В пещере я особо их одежду не рассматривал, а вот теперь пригляделся и посмотреть было на что. Во-первых, одежда была явно однотипной, так что на ум тут же пришло слово «форма». Во-вторых, на кожаной одежде имелась куча боксов и кармашков явно чем то набитых, а из под воротника у некоторых выглядывала кольчуга — так что и бронирование у этой униформе явно имелось…


— Что то он слишком спокойный. Может палкой его потыкать? — предложил молодой. В полутьме пещеры этого было особо не видно, тем более, что у охотников имелись шляпы наподобие треуголок, но оказалось, что парень был рыжий и веснушчатый. Причем один такой — остальные были либо с черными, либо с каштановыми волосами и только лидер был полуседой. Причем лицо у этого деда оказалось будто бы из дерева вырубленным — столько глубоких морщин его пересекало туды-сюды…


— Я тебе потыкаю… — огрызнулся дед и дал знак своим закрыть борт повозки…


Вот и поговорили… Пожав плечами я встал и попробовал раскачать клетку — та стояла как влитая.


Потом попытался дотянуться до бортов. В принципе дотягивался, правда едва-едва. Матерные слова накарябать можно, а вот оторвать доску пожалуй не получиться…С полом же было все еще сложнее. С одной стороны тот был зачем-то оббит железом, а с другой стороны я это железо вполне себе мог процарапать!.. Так что обломав когти и изранив руки я вполне мог привести повозку в такое состояние, что клетка не выдержит и пол проломит — вот только стоило ли так себя истязать? Вопрос…


В общем ситуация была двоякой, так что я встал, огляделся, почесал маковку, а потом пожал плечами и прицельно пометил дальний угол клетки как свою законную территорию… Горшок мне поставить почему-то забыли…


Обслуживание мне совершенно не понравилось… Я бы поставил этому отелю ноль звезд из десяти.


Хотя и я обслуживающий персонал изрядно озадачивал. Если сначала охотники относились ко мне с опаской, то уже на второй день нашего путешествия к загадочному любителю животных их лица озарило еще и жуткое недоумение. А началось все с кормежки. Мне налили миску воды и заполнили какую то деревянную бадью разделанной козлятиной — в некоторых видах мяса я уже неплохо разбирался — после чего придвинули все это ко мне палкой и закрыли панель. Словами не могу передать выражение их лиц, когда отодвинув панель в следующий раз они увидели те же миску и бадью, но уже заполненные моими отходами жизнедеятельности и аккуратно придвинутые к выходу…


Я не буянил, не пытался разбить свою морду о стенки клетки и вообще вел себя как образцовый заключенный. Фактически единственным инцидентом за всю поездку был тот, когда юный исследователь таки смог подкараулить когда я остался один и попытался потыкать меня палкой. Попытка не удалась, поскольку я явно был быстрее, сильнее и умнее — чего уж там… Так что палкой потыкали этого олуха, а затем еще и парочку пинков отвесили, когда на его удивленный крик сбежались остальные.


Но не смотря на все мое положительное поведение лица охотников смурнели все больше, пока однажды в часы кормежки не подошел старшой и не озвучил свои опасения товарищам:


— Что то с этой тварью не так… Учитель мне рассказывал, как он участвовал в охоте на такую. Их вервольфами называют. — заявил он своим хмурым подчиненным. На самом деле он сказал, что-то другое с большим количеством горловых звуков, но моему амулету было класть на идентичность перевода большую кучу!


— Учитель говорил, что та тварь приплыла со стороны длинноухих по морю и за три дня вырезала все побережье. А когда королевские войска прижали ее к скалам Тьергольда и нанизали на копья — взбесилась и перебила чуть ли не половину отряда пока не сдохла… А это котенок какой-то, а не вервульф.


Я почесал бок и уставился пустым взглядом в ответ на его задумчивый. Свою разумность я решил пока не афишировать. Ну, то есть в пределах личной гигиены и личного удобства я проявлял чудеса понимания, а вот в остальном изображал бревно обыкновенное — деревянное.


— И я вот что подумал… — продолжил дед в ответ на задумчивое молчание коллег, — А может это не та тварь, что прорвалась через оцепление?.. Может та все еще бегает где-то, а эта зверюга просто сбежала из зоопарка кого-то из аристократов?.. Не хотелось бы приехать в столицу и чтобы нас в воровстве обвинили.


Хм… Мысль была интересной. К сожалению, развития ее я не узнал, поскольку обслуживание мое закончили, борт повозки закрыли и весь персонал гостиницы утопал за пределы моей слышимости бурча и активно что-то обсуждая. Что-то интересное.


Я же принялся теребить свой амулет и обдумывать новую информацию… Вообще, он глубоко утопал в подшерстке, а благодаря миниатюрности и веревочке из моей же шерсти — был абсолютно невидим. В принципе шерсть у меня была такая, что я мог бы кульбиты выделывать и он остался бы в том углублении, которое за все это время проделал в шерсти. Но с некоторых пор я начал иногда его доставать и крутить в когтях — это почему-то успокаивало.


Итак… Оказывается мои соплеменники могли прорываться сквозь эльфийский лес! И то, что они могли его обойти именно с северной стороны, тоже было понятно — соваться в болото было само по себе смертельно. Значит, я был не первый, но вот то, что это происходило так редко — было удивительно. В Лесу было изрядно тесно — все буквально жили друг у друга на головах, так что логично было бы чтобы миграции из него носили сезонный характер. Но вместо этого животные предпочитали рвать друг друга — из поколения в поколение становясь все злее, опаснее и сильнее. Наверняка в этом как-то замешана эльфийская магия и их любимые сигнальные деревья-псионики, вот только нафига? Чего бы не «стравливать газ» так сказать из этого чрезвычайно опасного «шарика»?


Я попытался поставить себя на их место и единственное вменяемое предположение состояло из слов «орудие возмездия». Эльфов явно было меньше и жилось им явно фиговее, чем людям, однако последние их не добивали. Мучали, отжимали земли и держали в резервации, но не совались для окончательного разговора по душам. и причиной этого похоже были мы — милые зверята папы Леса. Которые в случае чего вырвались бы из эльфийских пут и если не смыли бы человечество с лица Земли, или как тут называлась планета, то сильно бы проредили его популяцию…


Так и жили — эльфы не выпускали — потому что фиг знает — уничтожит этих обезьян Лес или они потом вернутся и дорежут. А люди не нападали, потому, что не хотели то же самое проверять на своей шкурке. И похоже такая ситуация тут сложилась настолько давно, что те же люди уже и не восстанавливали «настоящих» укреплений, а эльфы позволяли себе спать на посту.


Ну, по крайней мере теория выглядела довольно стройно… Фиг его знает как там всё на самом деле! Вот я бы на месте эльфов, построил для своих плоты и махнул за горы — искать счастья — по пути «выдернув пробку из бутылки». Идея? Идея. Тем не менее эльфы жили себе на месте поживали и жирок наживали…


Если подумать, то жизнь у эльфов была грустная… И прямо скажем — бесперспективная. Прямо даже интересно — как они собирались выкручиваться из создавшегося положения? Вряд ли у них не было плана «Б»!


Фактически оставшуюся часть дня я провел в полудреме, продолжая размышлять о том, о сём, раз уж начал и раз уж не надо было никуда бежать и ни о чём заботиться…


Например, неправильное средневековье! По всем канонам жить люди тут должны были фигово. Есть аристократия с явно офигительными правами, имеются монстры, козы опять же шастают туда-сюда с наглыми мордами… Тем не менее, в деревнях люди жили спокойно и в достатке. Ящеры паслись, мельницы крутились, а люди шастали по вечерам друг к дружке в гости напиться и распеться. Аж завидно.


Фактически за всё время, что я лазил по королевству — правда, по северным окраинам большей частью — мне встретилась всего одна банда разбойников, да и те при ближайшем рассмотрении оказались местными жителями. Напали на какой-то караван, разграбили его, после чего сделав кругаля по лесу влились в свою деревеньку и занялись сугубо деревенскими делами, только хитрыми глазёнками поблескивали… Я тогда только маковку почесал глядя на такое дело — в моих то представлениях разбойники были отдельным классом… ремесленников и раз уж начали жить по лесам, то там и оставались! А тут это было чем-то вроде хобби…


Более-менее под средневековые представления подходили только города. Вот там да — тёмные личности сидели в кабаках и выходили на улицу только под покровом ночи. Нечистоты выливали на улицу и всё такое. В общем, в вонючих городах я предпочитал не задерживаться, а когда сейчас наша повозка через них проезжала, то сразу же угадывал, когда мы в город заезжали — и это несмотря на то, что и в моей повозке уже начинало пованивать… Рессор то у нее не было, так что в случае чего плескалось всё добро — только так…


В общем, жили в Мерентии явно неплохо! Не отлично, но и до нашего или фэнтезийного средневековья здешнее не дотягивало по накалу страстей и драме…Не знаю почему, но от мысли, что здесь похоже нету аристократов-злодеев, мучающих свой народ и готовящих заговоры, мне стало немножко грустно…


Глава 17


О том, что мы похоже приехали, я узнал по тому, что повозка перестала трястись. Как я уже говорил, рессоры тут ещё не придумали, так что кочки и выбоины смело заявляли о своем существовании и не боялись остаться незамеченными. Однако в какой-то момент повозка пошла невероятно ровно, а ее звуки изменились с «бах-бубух» на «шшшшшшш»…


На меня аж воспоминания о доме нахлынули — вот всё как у нас!..


Повозка начала довольно часто останавливаться, явно проходя некий контроль. Правда, ко мне почему-то никто заглядывать не спешил, пока мы наконец-наконец-то окончательно не встали и борт повозки не был аккуратно опущен…


Перед повозкой стояли мои несколько обеспокоенные друзья, улыбчивый толстяк и парочка колоритных личностей, одна из которых явно была магом, а вторая чем то средним между джентльменом и душегубом:


— Отлично! Просто великолепно. — восторженно заявил толстяк, внимательно меня осмотрев, — Выгружайте.


После чего развернулся на носках и что то мурлыкая, удалился в сопровождении колоритных личностей…


— Слушаюсь, ваша милость. — поклонился ему вслед дед-охотник и без какого либо предупреждения швырнул в меня какой то пылькой… Я, естественно, тут же задержал дыхание, прищурился, а потом завертелся на месте, пытаясь одновременно выдуть пыль наружу и освободить какое-никакое воздушное пространство вокруг. Забавно, но финт удался и прежде чем я всё-таки отключился, вместе со мной опали на пол словно озимые и несколько охотников помоложе… А очнулся я уже в своём новом домике…


Гигантский вольер со своим бассейном, какими-то брёвнами и декорированный под горный пейзаж — вот что увидел я со своего места при пробуждении… А еще у меня появилась обновка в виде модного ошейника… Судя по ощущениям от ощупывания — кожаного с железными вставками и каким-то каменюкой на фронте. Возможно даже драгоценным — поскольку его кто-то огранил, а простые камни гранят не так уж и часто…


Слегка похолодев я зарылся когтями себе в шерсть, но переговорный амулет остался на месте!.. Что не могло не радовать.


Как ни странно, но следующую неделю я толстяка, а видимо он и был тем самым аристократом, не видел. Зато обжился в новых хоромах и теперь решал — нравится мне тут или нет?..


И скорее нравилось, чем нет… Из плюсов — теплая двухкомнатная квартира, интересные соседи и обслуживание в номерах. К минусам я относил ошейник и общее ощущение беспокойства из-за того, что я не мог куда-нибудь пойти… Не то, чтобы у меня и вправду были какие-то неотложные дела, но за всё время пребывания в новой шкуре, с которой я неплохо сжился, можно было по пальцам сосчитать дни, когда я оставался длительное время на одном месте… Думаю, что в какой-то момент даже цыгане бы сказали мне: «Ну сядь ты уже, посиди! Сколько можно мотаться-то?!». Тем не менее, это был вопрос выживания, и я старательно мотался. А теперь, когда всё было вроде как хорошо и никуда идти было не нужно, меня мучили смутные ощущения неправильности происходящего и острое желание пойти прогуляться!.. Километров так на триста-четыреста…


Что же касается ошейника, то в общем-то он оказался довольно стильным и молодёжным, а жёлтый камешек шёл к моим глазам, но ещё он мне мешался одним своим наличием и тем фактом, что у меня никак не получалось его снять или хотя бы порвать в клочья. И кожаная часть и металлическая были жутко прочными и хоть теперь ещё и изрядно изуродованы безобразными царапинами — всё же крепко держались на моей многострадальной шее…


В остальном же всё было шикарно! Сам зоопарк находился в крытом помещении, построенном по типу оранжереи, а мой вольер был разделён на две части — широкую арену и небольшой ночной загон, которые перекрывались мощной стальной пластиной. Похоже, пока я находился в одной части помещения, меня в ней можно было закрыть и убраться в оставшейся, но пока что убираться никто особо не спешил… Но хоть кормили от пуза — и овощами и фруктами и мясом в ассортименте.


Из соседей же у меня имелись престарелый панголин, который вел себя так, что его частенько шугали на предмет узнать — не помер ли? То есть большую часть времени тот лежал совершенно неподвижно, а вокруг него вились мухи… Из остальных зверей я знал только медведей и волков — причем не Лесные виды этих животных — а остальные были похожи черт пойми на кого! И ящеры тут были, и ещё какие-то странные создания из мира птиц, хладнокровных и теплокровных — создававших невероятную какофонию и запах, к которым я довольно быстро привык…


Но основным плюсом стало соседство с людьми. Обслуживающий персонал поддерживал сад и зоопарк на должном уровне, но основные силы всё-таки тратил на слухи, сплетни и домыслы. Кто кому родственник или незаконный отпрыск? Кто с кем в ссоре, дружбе или настолько сложных и запутанных отношениях, что чёрт ногу сломит! Вот откуда бы я узнал столь ценнейшую информацию ещё?


А в конце первой недели произошли сразу два важных события. Я жил себе поживал, потихоньку расшатывая пудовые прутья решетки сбоку вольера и размышляя как же мало люди знают о вервульфах, их силе и о том, как надо ограничивать нашу свободу… Ну вот в самом деле — если сделать толстые стальные прутья и НЕ приварить их к полу, ограничившись всего лишь метровым слоем чего-то напоминающего бетон, то такое мало кого из Леса удержит. Думаю даже, что панголин до сих пор отсюда не слинял только по одной причине — здесь его кормили от пуза. А сытый панголин — это практически неподвижный панголин. Хобби у них не было, заняться чем-то ещё мозг с горошину не позволял — так что не удивительно, что за годы сытной жизни дедок научился мастерски пародировать статую или, в данном случае скорее, надгробие… Правда, сытого панголина я вот видел только второй раз в жизни.


В общем, я ковырялся с прутом, проделывая незаметные работы по демонтажу и прикидывая, сколько можно получить за эту дуру если сдать один такой прут в металлолом, когда услышал разговор двух работяг. Один из них спрашивал второго, что будет если кто-нибудь из их подопечных сбежит?


Вообще, вопрос был интересным. То ли наш хозяин не любил ничего милого, то ли всех милых животных держали где-то ещё, но вот все кого я видел из своего вольера на вид были пипец какие опасные. Собственно, старым был только дедуля-панголин — полагаю, потому, что достать второго такого было весьма затруднительно — остальные же дышали молодостью, силой и злобностью. Не то чтобы их специально злили, совсем даже наоборот — кормили от пуза и старались рядом с ними резких движений не делать — но в зоопарке было на редкость скучно, так что в большинстве глаз моих сокамерников читалось примерно одно и то же намерение — сбежать из клетки и хорошенько повеселиться.


На что второй, явно более опытный, ответил, что да, побеги бывали, и те, кто был за них в ответе, сильно пожалели о том, что они такие дураки — но животных довольно быстро возвращали обратно за счет… барабанная дробь… магических ошейников, которые легко выдавали своего носителя — как далеко и куда бы тот не убежал.


Я аж перестал заниматься вандализмом и выглянул наружу… И в самом деле — если приглядеться, то у всех животных были те или иные ошейники. Правда, у деда встроенная в тело голова не позволяла ничего надеть, так что у него был нахвостник. Или как эту штуку ещё можно назвать?..


Вот и ещё одна причина для раздражения… Я с ненавистью скосил глаза на ошейник — правда увидеть ничего не смог — и занялся уже им. Какой-то секрету него был — надели же его на меня каким-то образом. Так что нужно было просто проявить смекалку, или же силу, или же что-нибудь ещё — например взбеситься и порвать его на тряпочки не посмотрев на всю окружавшую его магическую фигню…


А к концу дня у меня наконец-то появились и знатные гости! Толстяк пришел на меня полюбоваться, да не один.


— Ой, папуля! Какая прелесть! — перед моим вольером стояли пузан, его маг, несколько слуг и нечто воздушное.


Я тоже подошел поближе, поскольку никогда раньше не видел живых аристократов. Пузан не в счет, поскольку тогда я не был до конца уверен, кто это такой, а вот теперь все вставало на свои места. Дочка у него, кстати, была в него — только симпатичнее. Личико округлое, глазки серо-голубые, а золотистые волосы вились, но не было третьего подбородка, да и отнюдь не худощавая фигурка все же и полной не была…


— Да. — значимо покивал пузан, — Венец моей коллекции.


— А я думала, что венец это Черепашкин. — округлила глаза дочурка.


— Ммм… Черепашкин стал слишком стар и сильно потерял в ценности. К тому же у лорда Дея тоже имеется этот монстр, так что… Хочешь его назвать?


Дочка задумчиво подперла подбородок пальчиком, а я между тем рассматривал присутствующих во все глаза…


Пузан оказался крепким малым, причем малым в прямом смысле — дочь была выше его на голову, несмотря на не особо-то и большой рост… Тем не менее, если не присматриваться, то почему-то это в глаза не бросалось. Строгая выправка, лопающееся под мускулами и жиром золотое шитье — и вот рост для вас уже неглавное!


Маг был одет в тёмно-синий бархатный балахон с капюшоном, держал в руках посох с золотым набалдашником в форме орла и был увешан украшениями как новогодняя елка. Причем наверняка внутри балахона их было гораздо больше, чем он выставил наружу… Как и у эльфийских магов, у этого бороды не было, но думаю, что это потому, что у эльфов вообще борода не росла… Этот же щеголял недельной небритостью. Что на мой взгляд было не по канону — решил стать магом, изволь отращивать бороду!


Хотя и его можно понять… Учитывая все эти золотые завитушки на многочисленных и явно тяжелых золотых украшениях — полагаю, что они работали как крайне болезненная бритва, вырывавшая волоски из слишком длинной растительности.


Слуги были не очень интересные — эти одевались просто в нечто вроде хлопчатобумажных костюмов преимущественно красно-золотистой расцветки, а вот к дочке пузана я пригляделся с интересом.


На ней было надето настолько воздушное платье, что оно казалось сделанным из дыма! Причём несмотря на то, что красно-золотая ткань вовсю просвечивала — телеса дочурки были надежно ей скрыты. Как этот эффект достигался — было совершенно непонятно, но выглядело здорово. Я даже в первый момент не заметил амулет, висящий на груди. А вот потом присмотрелся — и да, это определенно был эльфийский переговорный амулет — я перевидал таких не мало и узнавал с первого взгляда.


А вообще странно… Почему-то мне казалось, что украшений у нее должно быть не меньше, чем у модного мага. Тем не менее их почти не было. Амулет, пара незаметных сережек и тоненькое колечко из непонятного радужного металла и всё! Даже в волосах была лента, а не тиара какая-нибудь.


— Я знаю. — хлопнула ладошками девушка, — Его будут звать — Хороший Песик!


И оглядела слегка притихших людей с гордым видом…


— Эээ… Великолепно! — первым «отмер» явно самый крепкий из присутствующих батя, — А почему?.. Ты его так назвала.


— Ну как же папенька! Посмотри на него — какой он милый и хороший. Сидит, головку на бок повернул — явно хороший пёсик. У него даже ошейник есть!


— Гав-гав… — тихонько отозвался я и тут же захлопнул пасть. Правда заметил мою оплошность только маг, поскольку остальные пялились на сумасшедшую девочку с некой смесью ужаса, восхищения и жалости. А вот маг слегка нахмурившись посмотрел на меня, но тут же помотал головой с видом «фу показалось» и тоже уставился на улыбающуюся милой улыбкой девушку, распахнувшую свои фары на полную и купающуюся во всеобщем внимании…


Вроде пронесло!.. Нет сказал то я правильно — собачки ведь и говорят «гав-гав». Вот только нет. На самом деле собачки «гав-гав», кошечки «мяу-мяу», а свинки «хрю-хрю» не говорят. Только коровки со своим «муууу» более-менее попали в точку. Тем не менее даже в этом мире люди были уверены, что «гав» — это именно то, что по идее произносят все пёсьи…


Безымянная дочка безымянного пузана всё что-то щебетала завороженной публике, а я прилёг и положив голову на лапы смотрел на это дело… Если вкратце, то девочка хотела взять меня себе и сейчас уговаривала папу передать ей «песика» и расписывала ему как весело она будет со мной играть, как научит меня всяким командам и вообще будет обо мне заботиться, а папаня и остальные смотрели на неё в немом ужасе, изредка переводя взгляд на совершенно спокойного меня, лежащего с полуприкрытыми глазами… Выглядело это забавно! Да и доводы были довольно убедительными, вот только батя почему-то не соглашался и потихоньку девочка сдалась.


— Прощай, Хороший Песик. — жалостливо попрощалась она со мной напоследок подойдя довольно близко к вольеру. А затем с ней произошла такая метаморфоза, что я аж выпал из полусонного состояния в которое впал за время её монолога. Внезапно глубокие, пустые, серо-голубые глазки девушки заблестели и взгляд стал пронзительным и умным…


— Гав-гав… — прошептала она, печально-задумчиво, вот только оценивающий взгляд пытался прощупать меня не хуже радара. Потом её глазки опять потупели, на лицо вернулась маска «папиной дочки» и она, повернувшись к публике, грустно затопала вслед за отцом…


Я же с удивлением заметил, что успел прижать свои лопухи к черепку, явно приготовившись защищаться!.. Мда уж…


Глава 18


Несколько дней ничего интересного не происходило… Толстяк походу пока не нашел кому ещё меня можно показать, а сам он своим зоопарком не интересовался от слова «вообще». Такое ощущение, что он построил его для кого-то ещё, и теперь просто плыл по течению, поддерживая его имидж, статус и всё такое…


Хотя поменялось за эти дни многое. Во-первых, на моем вольере появилась табличка с закорючками, которые амулет мне перевести не позволял, но скорее всего там было написано нечто вроде «Хороший Песик». Во-вторых, если раньше обслуживающий персонал воспринимал меня как непонятную кракозябру и особо не интересовался, то после посещения «комиссии» поползли разные слушки, выяснилось, что я продукт Леса и чуть ли не родственник Черепашкина и меня стали опасаться гораздо сильнее. Оказывается, о Лесе знали все, и слухи о нём ходили самые мерзкие, а вот о том кто там живет люди знали только понаслышке и пробавлялись больше собственной фантазией, чем фактами. В результате чего я из странной зубастой твари превратился в нечто вроде исчадия ада, не сходя с места и не предпринимая никаких особых действий… Против слухов я, конечно, ничего не имел, вот только какашки копились, а желающих их убрать — нет. И если так пойдёт дальше, то придется мне начать ими кидаться! В качестве мягонького такого намека…


А ещё, после новости об ошейнике я сильно утратил в активности. Фактически большую часть времени я теперь лежал на вершине импровизированного дерева и занимался примерно тем же, чем и Черепашкин. Правда, меня никто длинной палкой пихать не осмеливался. И правильно делали.


Не то чтобы на меня накатила депрессия и я начал сомневаться в своих силах сбежать на вольные хлеба… Нет. Скорее побег просто потерял смысл.


Ну, вот сбегу я и что? То, что поймать меня было бы сложно — это даже не вопрос. Даже если люди будут знать где я нахожусь, я мог просто носиться как чумной, а то и вовсе уйти обратно в Лес. Знайте на здоровье — мне не жалко. Вот только изначальные планы у меня были хоть и смутные, но точно не включали в себя такой поганый элемент как постоянная слежка… И пока я не разберусь с долбаным ошейником, с их осуществлением стоило повременить.


Всё-таки надо было тогда прыгать, а не думать — как в том анекдоте про прапорщика.


А вот на третью ночь я услышал осторожные шажки. На слух я не жаловался, спал чутко — так что расслышать как кто-то крадется в моем направлении особой то проблемы не составляло. А ведь крались мастерски, учитывая, что все звуки в зверинце оставались прежними. Большинство моих сокамерников вели ночной образ жизни и стоило кому нибудь нарушить их покой как они указывали на негодяя не стесняясь в выражениях…


Так что, когда некто наконец то подкрался к моему вольеру, то он столкнулся с прямым взглядом моих светящихся в слабом свете лун глаз и никакого сюрприза у него не вышло. Или вышло, поскольку нарушителем оказалась дочка толстяка, а уж кого-кого, но ее я точно не ждал! Хотя я вообще никого не ждал…


— Гав-гав. — поприветствовала она меня тихонько, а я в ответ удивленно моргнул. — Держи! Умненький песик. Возьми. Надень на шею! Вот так. Вот так.


Надевать я, конечно же, ничего не стал, однако амулет поднял и тщательно обнюхал. Амулет пах какими то цветами и, почему то, чьей то мочей или чем то похожим… Я с интересом и недоумением посмотрел на девушку, а та обрадованно спросила:


— Ты же меня понимаешь, Песик?..


Вообще да. Насколько я разобрался, амулеты эти работали при непосредственном соприкосновении с телом и вешать их именно на шею было не обязательно. Можно их и как четки носить и на поясе — главное, чтобы он находился в непосредственной близости от тела. В ходе экспериментов я установил расстояние в пять пальцев — моих естественно. Относишь чуть дальше и чужая речь опять становится тарабарщиной, подносишь ближе и вуаля — примерный перевод и небольшая мигрень из-за серьезно не сочетающихся звуков того как говорят и того что вы слышите вам обеспечена. Похоже принцесска это тоже знала…


Я тщательно обдумал ее вопрос, а потом все же кивнул. Похоже этот жест значил тут тоже самое, что и у нас там, поскольку девушка затопала на месте от избытка чувств и приглушенно завизжала… Правда, звук хоть и тихий, всё равно перешёл некий предел, поскольку некоторые животные забеспокоились в своих клетках и девушка поспешно зажала себе рот руками. Правда не надолго!


— Я так и знала! После того, что я заметила, я расспросила папиных охотников и всё встало на свои места! А ещё я многое прочитала о вервульфах в книгах. Ты знаешь, что вас считают неразумными?..


— Я об этом догадывался… — тихонько прошептал я на русском, забавно пришептывая, подергал ошейник и обвёл клетку значимым взглядом. Однако девчушка ничуть от этого моего лицедейства не смутилась. В первый раз видел, чтобы какая то девушка настолько широко и искренне улыбалась…


— Иииии!.. — повторно выразила она свою радость, после чего принялась засыпать меня вопросами о том откуда я и каково мне жилось. Причём ответы она не очень-то слушала, как мне кажется… То есть отвечал я, что из Леса, после чего меня прерывали и рассказывали мне про Лес откуда я пришел… В общем — книжки она и вправду про вервульфов и Лес какие-то прочитала, только в них была написана какая-то чушь…


— А Черепашкин тоже разумный? Он просто притворяется? — осторожно спросила девушка немного успокоившись.


— Нет. Они все тупые как бревно. — с некоторым раздражением ответил я.


— Так я и знала!.. — восхитилась собой эта всезнайка. — Так. Я попробую завтра… Нет, уже сегодня уговорить папулю чтобы он отдал тебя мне, а ты веди себя тихо! Будешь служить мне.


— А ты мне что? — раздраженно спросил я, заставив всезнайку «зависнуть». Похоже такая мысль как то, что кто-то не захочет ей служить и не описается от одной мысли об этом просто не приходила ей в голову. Несколько минут она стояла смешно открывая и закрывая рот, а затем нахмурилась — похоже я сломал ее веселость…


— А что бы ты хотел? Я обеспечу тебя едой, кровом и защитой семьи Тарт… — осторожно перечислила она, а потом добавила, — Буду даже жалование платить, если хочешь…


— А вот хочу!.. — пробурчал я, — А еще хочу чтобы с меня сняли ошейник.


Некоторое время девушка стояла разглядывая меня и склонив голову слегка набок, а потом вздохнула и кивнула:


— Хорошо. Интересно, что ты будешь делать с деньгами?.. Ну да, ладно. — и протянула ладошку в клетку, — А теперь верни, пожалуйста, амулет.


Я подошел и очень осторожно положил висюльку ей в руку. Похоже это была какая-то проверка, поскольку девушка была вся напряжена и сильно пахла страхом…Мне даже захотелось ее цапнуть, когда я почувствовал этот запах — он очень сильно раздражал… Тем не менее её пальцы сжались на амулете и сама она значительно повеселела и тихонько исчезла в ночи.


Интересная особа. Одновременно и явно очень умная и явно очень глупая… А ещё здесь почему-то никто не представлялся при знакомстве!.. То ли некультурные, то ли железобетонно уверены, что их и так все знают.


Глава 19


Следующие дня три не происходило ровным счетом ничего!


Похоже, уговоры затянулись и я, в порядке эксперимента, попытался спроецировать ситуацию на себя и представить как и какими бы словами я попытался уговорить своего отца завести, ну, скажем, тигра. После некоторых мучений и логических выкладок, получалось, что тигра я бы не завел никогда… Леща вот запросто, а с тигром определённо были бы проблемы.


А вот на четвёртый день к моему вольеру подошла настоящая процессия! Тут было и семейство Тартов и дед-охотник с парочкой друзей и маг и охранники толстопуза, и какие то левые стражники, и даже ребята, которые должны были следить за зоопарком, но ни разу так и не почистили мне клетку…


— Вот видишь? Он совершенно спокойный! — капризным тоном заявила девушка, указывая своему бате на меня. Тот посмотрел на меня с самым кислым видом, я же ответил ему спокойным взглядом. Ну, а чего мне волноваться то? Меня от них защищали толстые железные прутья…


— Милорд, я бы не советовал… — напомнил о себе дедок-охотник, но его тут же прервали.


— Смотрите, папенька. Вот тут, знаменитый путешественник Рернар Лоренсийский описывает вервульфов. — девушка обежала толстяка так, чтобы закрыть собой охотника и попыталась переключить внимание отца на какую то толстенькую книженцию. Маневр не удался, поскольку бате этой книжкой тыкали явно уже не рази он, похоже, успел ее возненавидеть, — Он пишет, что слухи о них изрядно преувеличены! Что на самом деле это ласковые звери, легко одомашниваемые и верные своим хозяевам.


— Вообще то, Рернар был идиотом, который путешествовал максимум до ближайшего кабака, где и записывал все свои истории со слов всяких проходимцев. — несколько независимо заявил маг глядя куда то в сторону, — За выпивку. Причем лапшу ему на уши вешали безбожно.


— Да? А тогда почему его труд помещен в Королевскую Библиотеку? — девушка совершила еще одно стратегическое перемещение, отрезая свою цель от противников,


— К тому же, как и говорила, я готова доказать свою правоту и зайти к нему в клетку!


— Потому, что у него влиятельные родственники и куча денег… — пробормотал себе под нос маг.


— Только через мой труп! — отсек поползновения дочери папаша и махнул рукой одному из рабочих, — Давай, Поль. Вперед.


— Но ваша милость… — заблеял тот «счастливчик» к которому обратился пузан. Это был парень с какой-то помятой внешностью, что выдавало в нем любителя выпить и, честно говоря, я что-то не припомню, чтобы видел его тут, хотя тот и прижимался к остальным слугам из зоопарка.


— Если не хочешь, можешь не лезть. — кивнул пузан, слегка выдохнувшему пареньку, — Просто иди к управляющему и тот тебя рассчитает.


Выдохнуть парень выдохнул, а вот со вдохом у него появились некоторые проблемы — аж посинел. Но быстро с собой справился и кивнул с жалким, потерянным видом:


— Позвольте надеть доспешный костюм. — попросил он и дождавшись кивка толстяка, мигом куда-то улетел, быстро вернувшись в чем-то и правда напоминающем доспех, только из толстого войлока. Кажется я видел нечто подобное в роликах на ютубе где собак обучали людей кусать. А еще он был подозрительно повеселевшими слегка пованивал алкоголем…


Под моим недоуменным взглядом — что же такого интересного творится в жизни этого человека, что он готов рискнуть умереть, лишь бы его не уволили — парень подошел к решетке и махнул рукой. Часть прутьев решетки с неслышимым шорохом уползла в пол, раскрыв одну из тайн моего вольера, чувак шагнул внутрь и решетка тут же встала на место!


Забавно… Охрана и маг приготовились защищать толстяка с дочерью. Толстяк скуксил лицо, явно приготовившись наблюдать как пьяницу будут рвать в фарши в общем и целом все вокруг затаили дыхание.


Но ничего не произошло. Я продолжал полулежать на своей любимой ветке с интересом посматривая на мгновенно протрезвевшего синяка в пуховике, а зрители несколько разочарованно выдохнули и негромко загомонили.


— Ну? Что я говорила? Зверек совершенно безопасен. — самодовольно заявила девушка, явно игнорируя тот факт, что и сама пару секунд назад облегченно выдохнула.


— Что за черт?.. — пробормотал дед-охотник, глядя то на меня, то на слегка повеселевшего смертника, который неуверенно подпрыгивал на месте и «эйкал» пытаясь одновременно и привлечь мое внимание и не совершать резких движений.


Я в ответ почесался и вопросительно посмотрел на присутствующих.


— Чушь какая-то… — пробормотал толстяк себе под нос и, развернувшись на месте, широким шагом зашагал прочь, сопровождаемый своей свитой и уговорами получившей второе дыхание дочурки. У клетки остались только маг, работники, да синяк, который неуверенно скреб прутья решетки и пытался привлечь к себе внимание.


— Выпускайте. — разрешил маг, держа посох на изготовку. Решетки опять опустились и поднялись, выпустив наружу заново родившегося синяка. Скорее всего за пьянство бедолагу на этот эксперимент и направили, но задатки внука Ванги подсказывали мне, что сегодня он все равно надерется так, что всем тошно станет!..


— И правда чушь какая-то… — пробормотал себе под нос маг и недоверчиво посмотрев на меня, зашагал вслед за пузаном.


Ну, а вот мне было весело. Спрыгнув с ветки я тут же порысил к месту предполагаемой двери и принялся вдумчиво изучать пол. А я то гадал — где тут дверь и как меня внутрь засунули! Для еды тут было довольно хорошо укрепленное отверстие, а вот дверь я найти до этого момента никак не мог. Поразительно, да и только.


Всего таких визитов было шесть. Причем в большинстве фигурировал «синяк», который ко мне заходил уже как к родному и прогуливался туда-сюда вдоль клетки, показывая свою храбрость. Похоже встреча со мной временно стала чем-то вроде самого жуткого наказания и парень во всю этим пользовался, поскольку трезвым он не приходил ни разу!


Разве, что пузан больше не приходил, да девчонка временно про меня забыла не наведываясь ни вместе со всеми, ни ночью одна. За что получила от меня еще парочку очков в пользу ума, поскольку рисковать быть пойманной возле клетки ночной порой явно грозило тем, что постепенно сдающийся папаня мог одномоментно вернуться в «первоначальное» состояние резкого запрета.


А вот маг и охотники присутствовали постоянно с невыразимым словами удивлением встречая каждый раз возвращающегося от меня живым очередного «экспериментатора»…


Под конец недели я уже начал зевать и откровенно прятаться от такого назойливого внимания…


Последней каплей стало то, что совсем насинячившийся алканавт попытался меня пнуть. Однако гравитация и логика были на моей стороне, так что все чего он добился — это упал и уснул на месте в моей клетке, после чего несколько опасливые слуги его вытащили и уволокли куда-то как человека-паука в одноименном фильме — молчаливо и с почестями.


Надо ли говорить, что где-то на четвертом разе никто уже «жоспех» для входа не надевал и что первой ласточкой в вопросе такого беспрецедентного доверия конечно же стал синяк…


А к концу недели испытаний за мной уже явился дед-охотник и осторожно поманил пальчиком на выход. Кажется он собирался нацепить на меня поводок, по-по-крайней мере притащил его с собой, но не решился и просто повел куда-то под одобрительно-гневные завывания остальных моих соседей в их клетках.


И только Черепашкин остался равнодушным ко всей этой свистопляске, а возможно и вовсе помер… С ним не угадаешь…


Глава 20


— Итак, ваша милость… Его светлость попросил меня показать вам как иметь дело с дикими… эээ… существами…


Дед привел меня на нечто вроде тренировочной площадки. Я думаю, что отряды толстяка тут обучались драться и все такое. А выводы эти у меня возникли потому, что по краям площадки сейчас околачивалась толпа полуголых и сильно заинтригованных мужиков со здоровенными деревяшками в руках. Да и сама арена была истоптана до состояния бетона и резко воняла потом.


Шли мы до нее, кстати, прилично так — из чего можно было сделать вывод, что дом толстяка был немаленьким и скорее всего являлся даже не домом, а полноценным таким замком! Правда для полной уверенности надо было бы выйти наружу и глянуть — есть ли тут стены и ров. Потому, что что это за замок без стен и рва?..Но я думаю, что дед был бы против.


Как ни странно, но пришел он за мной один одинешенек и до места нас никто не провожал, да и по дороге не попадался, хотя я нюхом чуял, что народу вокруг не мало и что народ этот воняет страхом.


Сейчас же мы стояли перед тремя закованными в латы крепышами, за которыми находились девчонка и маг. Не знаю, чего уж там смущенный дед собрался показывать, но из-за крепышей видно было плохо и всякие поползновения обойти их, крепыши тут же на корню рубили отодвигая протестующую общественность обратно себе за спины…


— Вот, стало быть… — сказал дед и неуверенно посмотрел на меня. Было очень похоже, что если дедок и умеет обращаться с «дикими… эээ… существами», то существа эти от меня явно чем-то сильно отличались и что делать теперь он сам знал не до конца. Возможно даже и не до серединки…


— Да я знаю все сама! Пустите меня немедленно. — завопила девушка, но пускать ее почему то не спешили…


— Сожалею ваша милость. — прогудело ведро на голове центрального латника, — У нас приказ его светлости. Сначала Корнадж скажет вам как обращаться со зверем и только потом мы вас к нему допустим.


Как ни странно, но девушка тут же притихла. Видимо спорить с ведром было делом безнадежным и проще было согласиться, чем вступать в какую то дискуссию. После чего все, включая меня, уставились на 'Оказывается Корнаджа', который слегка прокашлялся явно оттягивая время:


— Так вот стало быть… — пробормотал дед нахмурившись, — Кормите его побольше. Не забывайте об этом и не пренебрегайте. Я буду выделять мясо под его нужды.


Тут дед стрельнул в мою сторону печальным взглядом:


— Но и вы в свою очередь не пренебрегайте. Если видите, что зверь голодный — покормите его обязательно! Так… Не дразните животное… Не пугайте его…А лучше вообще оставить его там где оно и было, а? Ваша милость, ну в самом деле — для всех так будет только лучше.


— Нет-нет. Я с ним справлюсь. Это все дедушка Корнадж? Все так и сделаю! Даже не сомневайся. — нетерпеливо подпрыгивая на месте заверила дедка девушка, выглядывая в редкие прорехи ведряной крепости. А вот я засомневался — не вернуться ли?.. Сумасшедшей девчушка не выглядела, но вот ее энтузиазм был каким-то подозрительным… Интересно за каким таким делом я ей так понадобился?..


Дед же почесал в затылке и изрек еще парочку сентенций в формате «не влезай убьет», после чего дал добро на получение «хомячка».


— Привет симпотяжка.


Девушка наконец-то преодолела неохотно пропустившие ее говорящие ведра и достала «подарочек на новоселье» — это был невероятно искусный серебряный ошейники не менее искусный эльфийский амулет кое-как примотанные друг к другу несколькими видами ниток и чего то вроде бечевки…


— Ой… Лерон, а сними пожалуйста этот убогий ошейник, чтобы я могла надеть свой — стильный. — невинным голоском попросила она, повернувшись к магу. Я был приятно удивлен, что та решила выполнить свои обязанности так быстро. И неприятно удивлен ее коварству и настойчивости…


— Ммм… Не думаю. — скептически хмыкнул маг.


— Но он ему совершенно не идет. Ты только посмотри! Какое-то убожество. И насколько лучше смотрится на нем мой ошейник. Между прочим, в отличии от твоего, содержащий в себе герб нашей семьи…


Поскольку девчонка приложила ошейник к моей морде и, частично, шее, то я смог разглядеть изображение выложенного гранатами петуха… А еще я несколько затаил дыхание, поскольку на Земле была целая куча легенд о том, как вервульфы негативно относятся ко всякому там серебру. Но ничего особенного я не почувствовал. Видимо здешние оборотни нашим были не родственники. Или это было не серебро, а белое золото или еще какая нибудь металлургия — я в вопросах драгоценностей имел самые поверхностные знания и в оценках пользовался исключительно интуицией и богатым воображением…


— Ммм… С зачем-то примотанным к нему эльфийским амулетом…


— Мне его папа подарил. Ему будет приятно, что и я ношу его подарок и мой питомец!


— Очень сомневаюсь, что его светлость обрадуется увидев свой подарок на вервульфе… Но дело тут в другом — это не просто ошейник, а амулет, который позволит выследить зверя если тот сбежит.


— Но Хороший Песик от меня не сбежит! Он меня любит. И мне папа разрешил его взять, так что снимай!


Притопнув ножкой девушка сердито уставилась на все еще не убежденного мага, а затем произошло что-то мистическое. Девушка и маг молча смотрели друг на друга уже минуту, когда вдруг девчонка слегка скривила лицо и из ее груди начал нарастать звук, очень похожий на… плач? Хныканье?.. Я удивленно взглянул на нее, слегка поражаясь происходящему, а вот для мага эта ситуация уже явно была не в новинку и он тут же вытянул руки, сдаваясь:


— Хорошо-хорошо! Ладно. Уговорила…


Звук тут же пропал, а плаксивая гримаса девушки сменилась лучезарной улыбкой.


Маг что-то забормотал себе под нос… То есть я прекрасно слышал, что он говорит и даже получил подобие синхронного перевода, вот только это была галиматья, вроде «сим-салабим, рахат ибн лукум», только еще хлеще. А под конец тирады с меня упал старый ошейник.


— Кинь мне его, пожалуйста. Подходить к этой твари я точно не собираюсь…


Девушка нацепила на меня обновку и, бросив старый ошейник магу, полюбовалась делом своих рук:


— Надо будет попросить Эльту прикрепить его по человечески… — пробормотала она себе под нос, но в целом видимо осталась довольна. Я же подергал ошейник проверяя его на нерушимость и также остался доволен — несмотря на свою явно немаленькую стоимость, изделие было неустойчивым и готово было развалиться при любом давлении! Меня устраивало.


— Осторожно Песик! Ну… Пойдем покормим тебя…


— Поперли. — едва не сказал я, но вместо этого выпрямился и взглянул на остальных по новому. Все последнее время я провел на карачках. В клетке было мало места, в вольере места было навалом, но бегать там тоже особо было негде, а передвигаться на небольшие расстояния или сидеть на ветках было удобнее пользуясь всеми четырьмя лапами… Но кое-что все не давало мне покоя и теперь я наконец то смог убедиться — здешние люди были низкорослыми. Даже на четырех лапах я доставал довольно высокому дедку до груди, встав же на задние лапы я был выше ведер на три головы, а те в свою очередь были выше дедка на целую голову и явно были местными акселератами…


Дед побелел, маг забормотал еще какую-то чушь, а акселераты сделали шаг назад и дружно выставили щиты с прямо таки неприятной синхронностью. Страхом от ведер завоняло, но это нифига не помешало им за секунду войти в полную боевую готовность… Правда о девчонке они явно позабыли!


Но нападать я и не собирался. Сделав вид, что просто потянулся, я скукожился обратно и помахал хвостиком заледеневшей девице.


— Эээ… Хороший Песик. — слегка потерянно пробормотала она и потрепала меня по загривку. Похоже вся ее уверенность, наглость и несгибаемость буквально за секунду испарились. Правда и вернулись они так же быстро…


— Ваша милость! Может все таки отвести зверя в клетку? — взмолился дедок и похоже вся остальная арена была с ним солидарна, но девица уже полностью пришла в себя и была непреклонна:


— Нет-нет! Все в порядке. Идем Песик. Рядом. — заявила она гордо и пошлепала куда-то, а я пошел рядом, лишь слегка не доставая холкой ей до плеч…


Глава 21


— Нам нужно разработать какие-то знаки. Например, я сделаю вооот так и тогда ты встанешь вот как там и сделаешь эти свои потягушечки. О, дааа. Это были хорошие потягушечки.


Дом у толстяка был действительно большим, так что шли мы куда-то уже довольно долго. Хотя вполне возможно, что это мне только казалось, поскольку девчонка постоянно болтала, тем самым создавая некое завихрение континуума и растягивая полотно пространство-времени до бесконечности…


— А вот этим всем магическим штучкам — им где обучают? Меня можно им обучить? — поинтересовался я, давным давно перестав слушать ее и занявшись своими мыслями. Лук был чертовски далеко, а шмалять в людей чем-то надо было…


На секунду девчонка остановилась и с тупым видом посмотрела на меня. Похоже она тоже вообразила как я шмаляю во всех магией, поскольку ее вид из тупого превратился сначала в «девушка зачарована ужасом», а потом в «злодей придумал мерзкий план»:


— Я обязательно узнаю. Первым же делом, надо будет обучить тебя магии, хотя это будет непросто… Возможно, Лерон согласится не сразу.


— А когда у меня зарплата? И что я вообще должен буду делать? — поинтересовался я, соглашаясь, что возможно маг действительно будет от этой прекрасной идеи не в полном восторге… Некоторые люди просто не понимают своего счастья.


— Хм… Денег то у меня и нет… Вот драгоценностей много, а деньги мне не особо нужны. — призналась девчонка слегка нахмурившись, а я уставился на нее несколько недоверчиво, — Ну, а зачем они мне? Если что-то нужно, то слуги принесут, а если этого нет, то сделают. У нас тут есть все — швея, кузнец, повар…Даже маг, хоть толку от него и мало. Слишком он высокомерный и независимый.


— А если тебе нужно что-то на рынке купить?


— Торговые ряды? Да-да… Я помню, однажды мы с папой проезжали через них по пути во дворец… Ну, тогда я просто говорю папе и он мне покупает все что я захочу. Тогда я попросила у него леденец на палочке, но Фред — это наш повар, делает лучше, так что больше я там ничего не брала… Но не волнуйся, я обязательно достану тебе денег. Это не проблема.


Почему-то с такой точки зрения я на всяких богатеев и правда не смотрел. В какой-то момент деньги становятся ни к чему и ты просто живешь в свое удовольствие, кушая леденцы на палочке и брызгаясь духами сделанными из мочи соболя и выжимки роз…


Тут я задумался о своем, о девичьем, так что когда разговор перешел к следующему моменту слегка упустил.


— Теперь то Хлоя утрется… Она думает, что самая крутая, потому, что ее отец смог достать ей пажа-эльфа! А вот у меня слуга-вервольф! Что ты на это скажешь, тупая Хлоя?..


— Аааа… — пробормотал я.


— Что? — удивилась девчонка разворачиваясь ко мне. Сейчас мы поднимались по какой-то винтовой лестнице и я сильно надеялся, что мы где-то близко к концу маршрута, поскольку ступеньки были чертовски неудобными, да и места на лестнице мало…


— Хлоя скажет: АААА! Возможно убежит. — заметил я, потихоньку начиная «вкуривать» что тут происходит. Золотая молодежь одинаковая во всех мирах и всех временах, меняется только якорь для их сумасшествия… Наверняка когда на Земле изобретут помесь белой акулы и ретривера — шаркривера — его тут же кто-нибудь заведет и будет хвалиться им перед своими дружками! Пока дети в Африке голодают или что-то такое…


— Ааааооооо, дааа. Еще как завопит. Проходи. Располагайся. Твое место вон там. — щедро приглашая меня к себе в комнату, заявила девчонка.


«Вон там» находилось гнездо из каких-то перин и тряпок, а сама же комната была здоровенной, каменной и девчачьей…


Имелась кровать с балдахином — розовым. Несколько здоровенных шкафов, несколько дверей, выход на балкон и куча всякого безумного барахла, место котором убыло явно в клоунском шатре. Или на помойке.


Правда еще тут стояли несколько книжных шкафов и письменный стол с аккуратно разложенными стопками бумаг, так что в целом не все еще было потеряно…


Одна из дверей раскрылась из нее на секунду показалась молодая девушка, которая тут же завизжала и исчезла, закрыв за собой дверь. За ней послышались звуки, как будто там двигают нечто массивное и тяжелое, а потом по двери глухо бухнуло.


— Знакомься — это Эльта, моя горничная. — представила ее девчонка и уже громче крикнула в сторону двери, — Эльта познакомься! Это Хороший Песик! Мой новый питомец!


На что ей ответили звуки приглушенных рыданий и всхлипывания…


— Ничего, успокоится. Она так постоянно из-за всякой ерунды голосит. — «успокоила» девчонка и бухнулась на свою кровать, — Красота! Наконец то у меня есть свой вервульф! Вервульф-маг…


Так вот что девушкам нужно для счастья. А я-то всё думал…


Я же тем временем обследовал комнату… Из одного из закрытых шкафов так жутко воняло алхимией, мочой и цветами, что пришлось обходить его по дуге. Одна из дверей вела в средневековый тубзик, другая была забаррикадирована — из-за нее пахло страхом, раздавались приглушенные всхлипы и проклятия в адрес некой умалишённой… А третья дверь была почему-то заперта. Осторожный и вдумчивый подход показал, что ее легко будет вырвать в случае необходимости, но поскольку оттуда пахло только затхлостью, то торопиться с этим я не стал… Ну и последними объектами в моей исследовательской миссии были гнездо и балкон. Гнездо оказалось на редкость мягким. Причем в нём оказались в хаотичном порядке набросаны как вполне себе цивильные вещи, такие как подушки с пуховыми перьями и матрасы, с мешками набитыми соломой. Похоже кто-то приказал организовать тут для меня место, но результатами оказался недоволен и набросал кое-чего от своих щедрот…


Ну а вид с балкона оказался на внутренний двор! И он был абсолютно не застеклённым.


— Прохладно тут наверное бывает? — уточнил я возвращаясь.


Девчонка прекратила мечтать и дергать лапками в ритм некой песенке и поднялась на перинах:


— Это точно. Приходится целой горой шуб накрываться и ставить по три грелки вокруг кровати, но от сквозняков это не спасает как вход не заколачивай…


Следующие недели три я привыкал к новому окружению, а окружение привыкало ко мне… И это оказалось неожиданно более сложным делом, чем жить в Лесу, наполненном всякими зубастыми тварями.


Для начала это проблема туалетов. В лесу с этим делом было гораздо проще…


Людскими толчками я не мог пользоваться по физиологическим причинам — они были слишком маленькими и не приспособленными под мои нужды. В качестве же альтернативы имелось только три места, более-менее подходящие для такого дела. Это зоопарк, но там начиналась паника каждый раз когда я приходил. Вообще паника начиналась везде, когда я приходил, но работники зоопарка знали обо мне гораздо больше, так что их паника была гораздо сильнее и в ней тут же принимали посильное участие мои бывшие сокамерники, что только усложняло ситуевину… Это был небольшой огородик с травами, где местные повара выращивали всякие мелкие ништяки для еды, которые им не могли привезти крестьяне по тем или иным причинам. Вот тут мне нравилось! Пахло на грядках ничуть не хуже чем в эльфийской столице. Можно было что нибудь заточить по ходу дела. Но люди всегда найдут способ придраться и меня оттуда быстро попросили… А ведь я ни разу никого не тронул и ничего не сломал, даже наоборот — производил регулярные удобрения почвы продуктами содержащими селитру и качественный навоз, что является полезным делом, как ни посмотри. И это был небольшой зимний садик папаши моей девчонки. Ничего особенного — просто небольшой сад с десятком-другим деревьев, часть из которых была фруктовыми. Насколько я понял, особо туда никто не заглядывал, и ухаживали за ним старый полуслепой дедок и, неожиданно, сам толстопуз — так что о том, что теперь это был мой туалет, знали немногие… Дедок меня пока не замечал, толстяк оказывается в замке бывал хорошо если пару раз в месяц, а девчонка хоть и явно догадывалась куда это я хожу, никаких претензий мне не высказывала, а только коварно улыбалась. Лишь бы за пределы замка не выбирался, причем без неё. С ней можно…


И да, это был полноценный замок, причем находился он чуть ли не в центре города, в самом казалось бы фешенебельном и не приспособленном для замков месте. Я облазил его вдоль и поперек, так что теперь представлял себе примерную архитектуру как самой столицы, так и этого города в городе…


Во-первых, оказалось, что такая штука тут имеется не в одном экземпляре. Не меньше восьми таких замков опоясывали некое сооружение, которое явно было королевским дворцом, грамотно вписываясь в его охранную систему. С крыш я видел только четыре, но путем логических вычислений предположил, что их не меньше восьми! Ну или с противоположной от королевского замка стороны были довольно уродливые проплешины… Причем это были полноценные замки — со рвами, кучей головорезов, которых именовали стражей, и своим магом… У нас маг точно был.


Во-вторых, сама столица была просто пипец какой здоровенной. Я жил в городе «почти миллионнике» и мог с лёгкостью сказать, что тут народу было не меньше. Что, насколько я знал, для средневековья было ооочень круто. Хотя вот с канализацией, транспортной системой тут был полный швах…


И раз уж зашла речь о канализации, то запахи… Зоопарк был закрытой экосистемой и хоть запахи там имелись, но были вполне натуральными и терпимыми. Тут же мне хватало и того чем пахла комната у девчонки, а уж если ветер дул со стороны столицы — то хоть вешайся. Если собаки испытывали хотя бы часть тех мучений, что доставались мне, то им стоило памятник поставить и поить молоком за вредность. А собак тут судя по звукам было немало…


Ну и да — звуки… Шепотки, скрипы, шуршание… Люди! Ну, серьёзно… Если вы говорите шёпотом за каменной стеной и за пару этажей до кого-то, то это вовсе не значит, что вас не слышат. Оскорблять кого-то только за то, что он может вас сожрать или изувечить это не-э-ти-чно. Следите за своей речью, смазывайте петли дверей и вовремя чините чёртовы кровати! И кто обзывается — тот сам так называется!..


В остальном же пока что было вполне терпимо.


Даже Эльта — оказавшаяся молодой, маленькой и очень худой девчонкой — быстро ко мне приспособилась. Криков, правда, избегать не удавалось ещё долго, но в общем и целом она смирилась с моим присутствием!.. Никогда, кстати, раньше не видел, чтобы у девочки был такой взгляд — пожившего и много дерьма повидавшего на своем веку ветерана-стоика, который давно смирился с этим миром… Извлекать её из за баррикад в тот раз пришлось, между прочим, мне — поскольку сдвинуть обратно тот полутонный шкаф, который она придвинула к двери, Эльта не смогла. И как она вообще смогла с ним что-то сделать — так внятно ответить и не смогла, поскольку весил он раз в сто больше, а это был даже не уровень муравьев…


Глава 22


— Сидеть. Лежать. Стоять.


— Госпожа, это потрясающе! Зверь вас слушается!


— Голос!


— Слушай, заканчивай уже а?


— Вот видишь, Эльта? Тебе совершенно незачем его бояться. Он послушный Хороший Песик. — весь этот спектакль должен был успокоить служанку девчонки, правда он был не для неё одной. Насколько девчонка узнала, её служанка стучала толстяку, а возможно и еще кому, о передвижениях доченьки и её задумках — так что ещё это был своеобразный видео-отчет о достижениях дочери на ниве укротительницы зверей… Такие вот «капустники» по разной тематике она устраивала регулярно перед служанкой, а потом повторяла перед папаней, чем заслужила звание «пай девочки» и многочисленные льготы в виде драгоценностей, снятых с бездыханных тел врагов короны, и диких зверей в качестве домашних любимцев. Правда, ради меня ей пришлось знатно попотеть.


Самое же забавное заключалось в том, что папаня хоть и был знатным генералом и до сих пор мог вломить любому рыцарю прямо по ведру, всё своё время проводил не так уж и далеко от дома — в королевском дворце. Активно плетя интриги, заговоры, бесконечно заключая союзы и занимаясь прочей мутью, которая позволяла его семье находиться в ближнем кругу короля и ни в чём себе не отказывать. Правда, ещё это привело к тому, что вся семья пузана состояла только из дочери…


Мать её почила уже лет десять как, а с новым браком батя не спешил, поскольку звание холостяка, хоть и в летах, значительно поднимало его вес в закулисной борьбе. Сама закулисная борьба отнимала чёртову прорву времени. Да и дочь он любил, а новая мамка наверняка сжила бы её со свету. Ну или дочь её бы сжила — девочка пошла в папеньку и палец ей в рот класть не стоило… В любом случае, пока что такой проблемы не было.


А через день нас вызвали на концерт уже к основной публике. На самом деле пузан приехал вовсе не через день, и по словам девчонки то, что её позвали не сразу по-приезду, было очень плохим знаком. И почему так происходит она была совершенно не в курсе! Правда, я ей не поверил, поскольку слишком уж искренним было её удивление и запах от неё шёл как от человека, который нагло врет.


Батя нас принял в огромном кабинете, причём рабочем. Вообще я идти не хотел… Ну, в самом деле — человек только приехал и вот на кой ему этот цирк? Да и само выступление выглядело крайне смущающе… Я чувствовал, что способен на большее, чем сидеть и стоять. Например мог показать, что-то из школьной программы. Например найти синус одной второй! И я бы наверное это предложил, но уж это средневековое общество!.. Наверняка они даже что такое одна вторая не поймут, а уж синус… Да и я не помнил как его находить… В общем, идти мне не хотелось, но девчонка настояла.


Так вот — кабинет. Помещение было здоровое как ангар. Огроменные окна со всех сторон, правда, странные — с подоконниками на уровне лица. Такое ощущение, что их делали исключительно для лучшего освещения, а вот чтобы окрестностями любоваться или чтобы кто-то с окрестностей вами любовался — тут они были совершенно не приспособлены…


Также комната была битком забита шкафами для бумаг, в свою очередь битком забитыми бумагами, а в дальнем конце комнаты высился циклопический стол, также забитый макулатурой… Сейчас за ним сидел сердитый толстяк, что-то сердито подписывающий, а вокруг него столпились престарелого вида слуги, постоянно подсовывающие ему какие-то бумажки и шепотом дававшие краткие по ним пояснения, после чего толстяк их быстро просматривал и так же быстро что-то на них черкал. На нас он даже не взглянул… Девчонка было «папкнула» и попыталась броситься обниматься, но папаня как-то сердито засопел, чем мгновенно прервал поползновение дочери и та встала на ковер перед столом с настолько раскаивающимся и невинным видом, что я аж залюбовался. Прямо хоть статую Непорочной Искренности с неё ваяй.


— Итак. Мне доложили, что на этой неделе ты не занималась. — сердито посопев, наконец то прервал затянувшееся молчание толстяк. Глаз он всё ещё не поднимали правильно делал — сейчас не посочувствовать столь искренне невинной девчонке смог бы только камень.


— Но папенька! Учитель за мной не заходил! — прижав руки к груди, возмутилась «невинная жертва обстоятельств».


— А между прочим, на этой неделе вы должны были проходить Иррамийский хребет, к которому примыкает одно из наших владений. Расскажи-ка мне, что ты знаешь об Иррамийском хребте… — вкрадчиво попросил он. Я несколько растерялся, поскольку ожидал, что сейчас последуют слезы, сопли и прочие орудия дальнего боя, но вместо этого девчонка вытянулась во фрунт и по военному деловито «забарабанила»:


— Иррамийский хребет. Богат всевозможными рудами. Особенно рудами драгоценных металлов и железа, поэтому является стратегически важным для нашего королевства. Тянется не менее чем на тысячу километров с юга на север, вдоль границы нашего королевства и королевства Китария. К нему примыкают владения Тарт. Основной импорт владений — древесина и еда. Основной экспорт — драгоценные металлы, металлы, драгоценный и поделочный камень.


На пару секунд толстяк завис, а потом его движения стали мягче, не такими резкими, хотя в скорости он ни капельки не потерял. Да и общая напряжённость в комнате слегка разрядилась…


— Хм… Неплохо, неплохо, Мирена… Вот только это не учитель к тебе, а ты к нему должна ходить. Чтобы я эту отговорку больше не слышал. — подобревшим голосом пробурчал толстяк и девчонка тут же сменила образ. Из образцового курсанта она опять превратилась в огромного котенка с голубыми глазами и бантом…


Я же с удивлением посмотрел на девчонку… Оказывается у нее есть имя!.. Странно, но я настолько привык, что ни у кого из моего окружения имен не было, что воспринимал её именно так, как её и называли окружающие, а спросить мне даже в голову не пришло… В Лесу имя было только у моей сестрицы, да и то она на него не откликалась. Если остальным я и давал какие то клички, то исключительно нецензурные… Стоп, а у меня какое было имя?.. Я с трудом покопался в памяти и вспомнил нечто подходящее. Правда, ко мне это уже не имело никакого отношения… Если уж пропадает весь твой мир вместе с телом, то цепляться за имя совсем уж какая-то глупость… С неким трудом я припомнил и то, что хорошо бы выяснить как я сюда попал, но эта мысль была совсем уж пограничной. Получалось, что сейчас Хороший Песик было мне ближе, чем то… старое…


— Значит ты всё это время играла с этим своим зверем… Развлекалась. — продолжил наступление папаня, но уже без огонька. Было видно, что эта речь была подготовлена как обличительная, завершающая некий приговор, но теперь к ситуации подходила слабо и даже его тон для неё не подходил. Просто ничего другого толстяк не подготовил, что было странно — дочурку-то он не первый день знал и мог бы догадаться, что голыми руками её не возьмешь.


— Я его готовила, чтобы можно было взять с собой. — безапелляционно заявила Мирена. — Чтобы он не нарушил честь семьи Тарт.


— Да-да. С собой… — несколько посмурнев пробормотал толстяк и даже отложил перо, наконец то подняв глаза и несколько просительно посмотрев на дочь,


— Я, конечно, взял на себя труд и заполнил все бумаги… Но может быть…


— Нет, папа. Ты обещал. — припечатала доченька встав в непоколебимую позу и нахмурив бровки. Батя тут же сдулся и сдался совершенно без боя… Вот реально сдулся! Прямо на пару размеров…


А вот я подозрительно посмотрел на девчонку. Вообще-то ни к чему мы не готовились. Я делал, что хотел, а Мирена целыми днями валялась в кровати, что-то мурлыкая под нос и читая книжки. Собственно и эту ерунду с приседаниями мы обговорили и осуществили буквально в последнюю минуту… А тут оказывается была целая история, в которой наивный и доверчивый толстяк пообещал нечто хитрой и коварной особе, на что-то надеясь по своей глупости…


— Сир… Прошу прощения. Но не стоит ли вызвать больше солдат. На случай если зверь взбунтуется. — сипло проговорило нечто справа от кресла или, в данном случае, скорее трона, толстяка. Интересно, а у него тоже есть имя? Тарт это вроде как фамилия… Хотя ещё более интересным был тот, кто говорил. Есть такая фраза — древний как говно мамонта. Так вот — этот дед был именно таким. И судя по одежде и всяким драгоценным висюлькам, дед этот вполне себе мог вот так влезать в разговор своего сюзерена.


Вообще солдат в кабинете было немало. Максимум для такого помещения, чтобы и охрану максимальную обеспечить и столпотворения не создавать… Я быстренько просканировал окружающих толстяка людей на предмет еще интересных личностей и обнаружил притаившегося в задних рядах мага. Того чувака, что был с толстяком, когда я его впервые увидел. И до того серую и неприметную личность, худосочную и неопасную, что наверняка это был какой-то аналог человеческой гадюки…Личность мне скупенько улыбнулась, от чего у меня почему-то прошли мурашки по всему телу. А ведь я был раза в два его больше, если не в три…


— Ммм… Дорогая? Зверь взбунтуется? — переадресовал свой вопрос дочери толстопуз и окончательно забросив дела, поудобнее устроился в кресле, явно приготовившись наслаждаться небольшим капустником дочери.


— Конечно же нет. Песик! Сидеть!


Я ещё раз зыркнул на неприметную личность, после чего сел. Дело-то не хитрое. Чего бы и не сесть в самом деле?.. В ногах правды нет.


Дальше всё было не очень интересно… Насколько я понял, ни папаня, ни его приближенные на самом деле смотреть на меня и не хотели. Всё, чего хотел толстяк, это чтобы у него был свой вервульф и чтобы он сидел в зоопарке за толстыми стенами. А его приближенные и вовсе никакого вервульфа не хотели. Так что всеконечно же посмотрели на то какой я офигительный циркач, но обстановка сложилась напряжённая, так что с трудом дождавшись окончания и похлопав доченьке, толстяк тут же попросил увести меня от него подальше и хорошенько запереть. После чего девчонке уже следовало вернуться (без меня — толстяк особо этот момент подчеркнул) и там уже начнется некое основное мероприятие…


Честно говоря, я от такой публики тоже в восторге не был и свалил оттуда с огромным облегчением.


— Так и что за мероприятие намечается?.. — уточнил я, когда мы отошли от кабинета на приличное расстояние.


— Что за мероприятие? — захлопала ресницами Мирена, но не взлетела…


— Куда ты собралась меня тащить и о котором твой отец говорил. — проворчал я. Не люблю я эту игру в дурачков…


— Ах ты об ЭТОМ! Да всего лишь бал — ничего особенного. И говорить даже не о чем. — отмахнулась девчонка и попыталась перевести разговор, но то что я не люблю эту игру в дурачков ещё не значит, что я в нее играть не умею.


— А по моему — ещё как стоит поговорить. Что это за бал? Кто там будет? Мне что, нужно будет с кем то танцевать? — огрызнулся я.


Девчонка на секунду приостановилась, посмотрев на меня с потрясенным выражением лица, но уже через секунду лихорадочных размышлений выражение сменилось на зловещее… То самое, что умеют строить только злодеи и женщины…


— А как же?! Конечно, придётся… Это же в конце-концов бал! Но ты не беспокойся — от тебя никто особых талантов ждать не будет. Как сумеешь, так и станцуешь… — «обнадежила» меня девчонка с подозрительно мечтательным выражением на лице.


— Мне хотелось бы услышать больше подробностей.


— Да обычный осенний бал, ну что ты в самом деле. Соберутся отпрыски знатнейших и богатейших фамилий, чтобы продемонстрировать себя его величеству. Точнее, его высочеству — наследному принцу. А они оба, скорее всего, даже и не придут — по крайней мере я их видела на них всего-то раза три, а ведь весенний и осенний балы проводятся ежегодно и я их посещала с двенадцати лет!


— А сейчас тебе сколько? — нахмурился я.


— Вообще то, даме не задают такие вопросы… — похоже этот момент был общим для многих миров в которых были женщины… — Но хотя чего я ожидала от лесного зверя… Мне восемнадцать. Я взрослая и готова к созданию семьи. Просто не хочу её создавать…


Последнее она произнесла с какой то затаенной грустинкой, так что я посмотрел на нее подозрительно. Насколько я помнил, в «наши» средние века женились и выходили замуж уже лет с шестнадцати и если здесь была та же история… А девчонка то вроде ничего — симпатичная…


— Что — отец очень строгий? — внезапно озарило меня.


— Ага… Последнего ухажера на дерево загнал. — призналась Мирена внезапно став очень суровой, — Буквально. Взял охотничьих собак, загонщиков иии… Наш род очень могущественный.


Поделилась она со мной наболевшим. А потом позыркав по сторонам, сделала ещё одно признание:


— Думаю батюшка и тебя мне позволил завести, чтобы ты кавалеров отгонял. Это конечно не основная причина, но…


Я понимающе кивнул. А затем открыл носом дверь и пошлёпал к своему гнезду, поскольку мы наконец-то дошли. Как ни забавно, но оказалось, что открывать дверь носом это чертовски удобно — ну то есть если нос большой. А девчонка пошлёпала обратно к толстяку…


Глава 23


Жить в средневековом замке было не весело…


Раньше я всё думал, что балы там всякие, приёмы. Насмотрелся художественных фильмов… Но нет — люди жили, занимались своими делами и, большей частью, работали.


Нет, хохотки тут и там, конечно, слышать приходилось, но общая атмосфера царила как в какой-нибудь серьезной фирме. Только интерьер другой, да цветов искусственных нет, а так — один в один.


Девчонка, кстати, после разговора с батей так к учителям и не пошла… Да и они к ней особо не рвались. Собственно, из визитёров у нас бывала только её служанка, да и то лишь потому, что жила тут же за стенкой. А так бы и она наверное не приходила б…


И чего им спрашивается не нравилось?..


Девчонка весь день пропадала у отца. Причем я вот ни разу от неё не слышал, чтобы толстяк возмущался тому, что она около него околачивается и не учится. Наоборот! Насколько я понял, каждый раз когда батя приезжал в замок, она его сопровождала неотступно. Причем сама, по-своей воле и с самого детства, что для детей обычно не характерно… Я вот от своих родителей, помнится, как от огня бегал…


Правда, тут обстоятельства были другими. И она не только ластилась к любящему отцу и слушала его байки, но и перенимала у него управленческие и лидерские навыки. Так я вот о друзьях своих родителей мало чего могу сказать, а когда я спросил, что это за типы крутились возле её бати — о джентльмене-бандюгане и неприметном типе — то она не только поняла о ком я, но и выложила кратенькую их биографию. А также, видимо в качестве бонуса, описала и остальных из батиного окружения — их плюсы и минусы и слабые точки… Правда сначала убедилась, что служанка нас не подслушивала… Почему-то при всех, кроме меня, она играла роль этакой красивой бабочки, умненькой, но не особо — почему, понятия не имею. Но причина видимо какая-то была. По-крайней мере, точно не из-из-за стеснения.


В общем, душегуб и вправду оказался душегубом, а по совместительству — ещё и папашкиным телохранителем. Ещё когда её отец зарабатывал себе репутацию у короля на полях битвы, он приметил одного паренька, которым и оказался Левон. У всех людей есть таланты. Кто-то вышивает как боженька, кто-то готовит так, что пальчики оближешь, а у Левона оказался талант к убийству и призыв в армию на очередную войну этот его талант не просто не затушил, а огранил и перевёл на новый уровень, где его и заметил толстяк, а затем приблизил к себе, о чём ни разу и не пожалел. Теперь тот одевался в шмотки по последнему слову моды, но деревенская рожа и общее исходящее от него ощущение угрозы, говорили всем заинтересованным о том, что эта «сливка общества», не только не утонет, но и вас притопит вместо себя…


Ну, а неприметная личность оказалась средневековым аналогом «внешней разведки». По крайней мере талисман перевёл его официальную должность как Мастер собирающий слухи… Он держал толстяка в курсе последних новостей с улиц города, а также всевозможных политических и не очень слухов, но только этим его обязанности видимо не ограничивались… По-крайней мере, о нём девчонка знала меньше всех, а это уже прилично говорило о его профессионализме не только в собирании информации, но и в её утаивании…


Про остальных же я слушал одним ухом и точно не запоминал. Толстяк был мужик богатый и чуть ли не герцог, так что это были управляющие, бухгалтера и советники со всех концов страны, приехавшие по тем или иным делам. Причем часть из всех, а не все — хотя толпа там была приличная… А ещё особо приближенные советники вроде того древнего деда, который достался толстяку в наследство, чуть ли ещё не от дедушки, так что был важной шишкой как не погляди…


В общем, девчонка весь срок приезда папани околачивалась возле него, а я исследовал замок… Правда замок быстро кончился, и слегка посомневавшись, я приступил к исследованию его окрестностей, города, а затем и остальных замков, включая и стену королевского…


Как это ни забавно, но система безопасности у людей была никакая. Собственно глаза людей и нюх собак — и глубокая надежда на высокие стены… Но люди, что в моем мире, что здесь — в большинстве своем были слепыми и глухими, разве что спали на посту гораздо реже тех же эльфов. А с собаками всё оказалось ещё проще! Пару раз едва не спалившись из-за них, я задумался… Шуму я практически не производил — спасибо акробатическим упражнениям в эльфийском лесу — так как же они меня вычисляли? И тут же меня посетила гениальная мысль — да так же, как и я вычислял их. По запаху. А как у нас отбивают запах? Парочка первых мыслей, конечно, были дурацкими и крутились вокруг высыпания перца или табака — которого тут возможно и не существовало вовсе… А потом решение пришло само и самое простое… «Надо перебить запах!»… А кто у нас вонял не как вервольф? А девчонка воняла. Так что я позаимствовал из ее вонючего шкафа парочку бутылей позабористее и побрызгался в интересных местах. Чувствовал я себя после такого немного странно… Но сработало! Какое-то время я пах совершенно не как вервульф, так что и собаки на меня реагировать если не перестали, то докапывались уже существенно меньше и без того огонька, что царил в наших отношениях первоначально! Видимо хорьки им в этой жизни насолили гораздо меньше вервольфов. А может их хозяева тоже этой дрянью вонючей пользуются — не знаю. Правда работала эта маскировка недолго, особо в ветреную погоду. А в любой дождь так и вовсе не работала, сдаваясь на откуп моему натуральному аромату.


На всякий случай я помечал посещённые места как свою собственность… Наверное со скуки, так как все реальные претенденты, способные понять что означают все эти царапины и странный запах остались в далёком Лесу. Собаки возможно понимали, но поручиться за это я не могу. В любом случае, теперь, по-меркам вервульфов, я был настоящим земельным магнатом, поскольку отмеченный мной участок уже превышал раза в три самый большой из виденных мной в Лесу и принадлежавший действительно страшному чуваку — чудовищу под три метра ростом, состоящему исключительно из мышц, злобы и шрамов. Почему-то это слегка поднимало мне настроение.


А через три дня толстяк подписал всё, что должен был, и укатил с большей частью своих прихлебателей — он к королю, а остальные по манорам…


— Хм… А не начать ли нам готовиться к балу? — заявила мне девчонка на следующее утро после батиного отъезда. Она как всегда встала, сделала какую-то недозарядку, после чего оглянулась на свой письменный столик, поморщилась и выдала вот это самое предложение.


— А тебе учиться не надо? — заметив её взгляд, проворчал я. Девчонка поморщилась…


— Вообще-то надо… Но бал ведь наверняка важнее! На нем может присутствовать сам принц, а от его благосклонности напрямую будет зависеть будущее нашей семьи. — слегка приободрившись заявила она, а потом принюхалась и несколько растерянно заявила. — Странно… Как будто моими духами пахнет… Баночку что ли опять забыла закрыть?..


— Да нет. Но запах сильнее обычного. — удивленно заявила она проведя ревизию своего вонючего серванта.


— Может кажется? — проворчал я, незаметно зарывая украденные бутылочки поглубже в материал гнезда. До этого момента Мирена с утра отправлялась к папане, так что проблему объяснения по поводу пропажи части духов я переложил на плечи своего будущего я. Который вроде как не подготовился…


— Нет. — твердо заявила девчонка, захлопнула дверцы шкафчика и принялась принялась принюхиваться. Надо отдать ей должное — по следу она шла не хуже ищейки…


— Это от тебя пахнет!


Конечно же след привел ее к моему скромному обиталищу, хотя я до последнего момента надеялся на какое-нибудь завалящее чудо.


— Молодец. Нашла. Держи приз. — проворчал я и вручил ей одну из спертых бутылей. Я взял самые полные, вонючие, отставленные к стенке и, видимо, ненужные. И то, что закончившаяся только что ревизия пропажи не выявила, говорило о том, что я был прав…


— Фу… «Аромат Эрентии» — мне их на день рождение подарили. Кажется, посол Интракии. Не любит он папу… Зачем ты их взял то?


— Готовлюсь к балу, чтобы псиной не вонять. — немного подумав я решил скрестить правду и наглое вранье в то, что мы, цивилизованные… эээ… существа зовем социально приемлемой истиной!..


— Бя… Гадость. Тогда уж лучше вот это возьми. — быстренько вернувшись к вонючему шкафчику, девчонка выбрала что-то на свой вкус, а потом слегка нахмурилась и еще покопалась в его глубине…


— Я смотрю ты спёр самые жуткие духи из моей коллекции? — проявила она неожиданную проницательность.


— Позаимствовал. Я бы обязательно вернул… — подкорректировал я это заявление, принимая несколько баночек.


— Ага-ага. Только в следующий раз спрашивай, когда берёшь. И вот эти — которые позаимствовал — можешь не возвращать. Прикопай потом где-нибудь! Только не в папином саду… И пожалуйста, больше ими не душись — гадость же редкостная…


— В саду не буду. — кивнул я, гадая, просто так это прозвучало, или с намеком на то, что о моем туалете стало известно не только мне и парочке деревьев. В любом случае, извиняться за свои природные потребности ходить по большому в саду местного герцога я извиняться не собирался! Что естественно, то не безобразно…


— Эээх. Не учат вас там в лесу как вести себя в цивилизованном обществе… — взгрустнула Мирена, а потом загрустила еще больше и махнула рукой. — А, ладно. Пойду учиться раз такое дело… Хотя чему они могут меня научить? Одни банальности.


На такой вот минорной ноте она собралась и потопала по дороге знаний. А я перевернулся на спину и задумался — а не надо ли и мне чему подучиться? Например, можно было бы попросить обучить местному письму и всякой там географии… Вот только после учебы в школе, тяга к получению новых знаний у меня почему-то пропала совершенно. Так что надо-то надо, вот только тааак не хочется!..


Глава 24


Подо мной уходили в путь несколько отрядов пехоты, под предводительством всадника. Прямо как в какой-нибудь стратегии… Забавно, что стратегии я вот помнил, а остальную прошлую часть жизни начал потихоньку забывать — видимо, она была не столь яркой и интересной, как компьютерные баталии…


В общем, с некоторых пор я начал подрабатывать горгульей! В лесу я уже научился быть ниндзей-невидимкой, а вот в городе с этим всё обстояло пока не так здорово, как хотелось бы. В основном из-за обилия тех же собак, но я тренировался, искал подходы. А где лучше всего оттачивать свои навыки по взлому и проникновению в замки как не в дружественном замке? Так что пока моя девчонка училась всякой средневековой ереси, я изучал благородное искусство нюндзюцу!


Конкретно сейчас я завис над входом — или выходом — в замок и боковым зрением пялился на то, как значительная часть нашего гарнизона топает в закат. Это было весьма неожиданно… А если вандалы какие-нибудь нападут, то кто меня защитит? По моим подсчётам утопало примерно две трети солдат, так что оставшихся хватало только на охрану стен и внутренней части. Ни о каких вылазках и контр-атаках тут и речи быть не могло…


С этим вопросом я и обратился к девчонке, когда та притопала с очередных занятий — как всегда хмурая и ворчащая… Не то чтобы ей не нравилось учиться — как раз наоборот. Если она лежала на кровати и читала — как правило лежа вверх тормашками, свесив голову к полу как летучая мышь и мурлыкая какую то дичь — то читала она не любовные романы, а какую нибудь военную или историческую хронику, а то и вовсе скомунизденый у бати отчёт по одной из семейных провинций. Но вот учебный план её совершенно не удовлетворял. Если судить по её ворчанию, то усилия свои учителя сосредотачивали на чём-то, что ей в жизни никогда не пригодится и абсолютно не нужно! У меня даже ностальгия началась… Видимо, это был какой-то межмировой заговор учителей… Или межмировая тупость учеников — смотря как посмотреть.


— Ааа… Они закончили муштру и отправились на войнушку. — махнула та головой и умело разбросав книги, одежду и туфли, бухнулась на кровать, — Мы же в самой охраняемой части страны находимся, вот папенька и устроил тут обучающий центр. Минимальный гарнизон для охраны нашего участка периметра, и всё. Таким образом в остальных манорах можно держать усиленный гарнизон и не отвлекать никого от несения службы. Завтра-послезавтра пригонят новых рекрутов и пойдёт по новой…


— А с кем у нас война идёт? — нахмурился я. Что-то не похоже было, чтобы в стране вводили военное положение — тишь да благодать. Во время войн такое наверняка было редкостью.


— Ни с кем! — заявила Мирена слегка приободряясь и выходя из состояния овоща, в которое впадала после большинства уроков. Похоже, тема её заинтересовала…


— Просто местные конфликты. Ну, знаешь — молодые дворяне Китарии налетят на пограничное поселение-другое. Где-то же им нужно зарабатывать репутацию и брать первоначальный капитал. Или из Интракии наёмники придут пощупать — не ослабла ли граница… И тоже вовсю грабят и убивают. Причём Интракия за них вроде как не в ответе — они сами взбунтовались и пришли, и Интракия тут не причем… Да и везде так, фактически.


— Хм… — похоже жизнь на границе была не сахар, — А часто такое вообще происходит? Может, тогда лучше никаких поселений на границе и не оставлять?


— Да практически каждую неделю что-то где-то да горит. — деловито проинформировала Мирена, — А насчёт того, чтобы не строить… Вот возьмём наши шахты на Ирамийском хребте. За горами находится Китария, и хоть нападения дружины какого-нибудь Китарийского дворянина опасаться не стоит — горы крутые, перевалы узкие, а заставы у нас там стоят сильные — отказаться от них мы никак не можем. Это почти тридцать процентов добычи железной руды империей потерять. Также и в остальных местах — где-то пушнина дорогая, где-то лес высшего качества или ещё что-нибудь. Границы в таких местах не просто так проходят, и кормятся с них оба королевства, а значит поселения там жизненно необходимы. Вот только содержать столько солдат, чтобы защитить всех — невозможно и приходится кем-то жертвовать…


Хмуро закончила она экскурс в местную политико-экономическую ситуевину, заставив меня задуматься. Если припомнить, то у нас была такая же фигня. Самые бесконфликтные места были те, в которых шаром покати…


— Кстати! Через неделю уже начнём готовиться к балу!


— А сам бал? — хмуро уточнил я.


— Через две. Целых две свободных от занятий недели…


— Так ты же всё равно читать будешь. — удивился я.


— Буду. — кивнула смиренная Мирена… — Но это уже совсем другое дело!.. В корне.


Какое-то время она ещё рассуждала о том, кто, где и на кого нападает, и получалось нечто из разряда «наши храбрые герои разоряют их примитивные лачуги, а их жестокие захватчики ломают наши культурные поселения»… В общем, как и в нашем мире — кто в конце победит, тот и молодец, а пока у всех рожи вымазаны. Правда, говорить я такое не стал, а просто поворчал что-то поддерживающее, подождал пока она вымотается и уснёт, после чего пошёл гулять.


Темнота мне ни капельки не мешала… Скорее наоборот — мне мешало освещение. Почему-то, стоило куску света попасть в поле зрения, как это самое зрение начинало слегка сбоить и колбасить. Что особых проблем не доставляло, но на нервы действовало…


В Лесу я уже привык, что отсыпаться надо когда всё спокойно, а при любом шухере надо скорее уматывать и абсолютно всё равно, какое время суток стояло на дворе! Фигурально выражаясь… Но тут почти всегда всё было спокойно, так что отсыпался я всласть и как правило днём — прерываясь лишь на перекус и разговоры с девчонкой. Ну а ночами тихонько бродил по замку.


Кстати, здешние псины ко мне довольно быстро привыкли и, до появления в моей жизни духов, в основном ворчали если им удавалось меня почуять. Думаю важной частью такой благосклонности был зоопарк, каковой вонял всеми спектрами запахов и к которому псинки уже как-то попривыкли и мой запах на этом фоне ничего выдающегося не представлял. Так что о моих прогулках знала только девчонка. Хотя наверняка кто нибудь и догадывался… Особенно псари и неприметная личность.


Вот и сегодня я шёл знакомым маршрутом.


Сначала вечерний туалет в саду толстяка, потом подновить метки территории, а потом пошарить в районе кухни в поисках вкусняшек и, обнаружив искомое, ещё немного неторопливо пошарить по замку, размышляя куда податься дальше и стоит ли вообще?.. Иногда я просто возвращался в гнездо и дрых себе дальше…


Так что когда я наткнулся на новый запах, это меня слегка заинтриговало. Я знал запах всех в замке, включая даже неприметную личность, который, кстати, иногда вообще никак не пах, а иногда просто вонял местным аналогом крыс. Не знаю как ему удавалось первое, но это самое отсутствие запаха в свое время меня также поставило в тупик — когда я встретил его в переходе и пойдя следом не мог ничего унюхать. Так что если я встречал длинный след из запаха одежды без запаха носящего ее человека, то знал кто тут прошел. Мы частенько пересекались, когда он шарился по замку, во всю пользуясь кучей всяких секретных переходов, которые и я усиленно запоминал.


Так вот — этот я раньше никогда не встречал, за это я мог поручиться. Естественно, я тут же двинулся по следу, который вёл точнехонько к моему гнезду! А у самых дверей в башню, где я жил, я таки догнал троицу одетых в чёрное жуликов. Настоящих, с чернёными ножами и в серой мешковатой одежде с закрытыми тряпьём лицами.


Похоже, они воспользовались тем, что часть гарнизона покинула мой замок и решили устроить на меня покушение! Но в любом случае, это явно были профессионалы. Почуяли мое присутствие, хоть я ничем себя и не выдал…


— Что то не так… — прошептал один из них, — Ходу. Кончаем девку и уходим.


А!.. Ну, да. Испытав некоторое разочарование я тенью скользнул следом за нырнувшими в дверь налетчиками, ухватив последнего за шею и свернув её легким движением. В таких штуках я поднаторел за время охоты в Лесу.


На первоначальном тонком чутье профессионализм похоже и закончился, поскольку я успел кокнуть и второго, пока первый наконец соизволил обернуться и проверить, почему его товарищи больше за ним не шуршат… В любом случае, он успел только глухо забулькать когда я сломал шею и ему. Парень попытался чиркнуть меня ножиком, но был не слишком проворным…


Несколько минут постояв над телами, раздумывая добыча это или всё-таки люди, я в конце концов помотал головой — в любом случае, я сыт, так что вопрос псевдо каннибализма откладывался… После чего тщательно обнюхал тела и проверил содержимое их поясных сумок и карманов. Оказалось, что запах был странным поскольку был приглушенным! У налетчиков была с собой жидкость покруче духов, пузырьками с которой я тут же и завладел. Ещё нашелся яд, тонкий и неприятный аромат которого обнаружился и на клинках… У меня аж неприятно засосало под ложечкой и, от избытка чувств, я приложил тело последнего бандюгана пару раз об стену — вроде полегчало… Ещё были пара монет и какие-то фенечки, которые меня уже не заинтересовали. Взяв с собой одно из тел — покрасивее — и все писульки что были при них, я порысил в гнездо. Надо было припрятать обновки, а доклад девчонке о том, что её хотели порешить, думаю можно было отложить и до утра… Сон важная штука, а нападение в любом случае осталось в прошлом…


Глава 25


Утро началось с криков…


Вообще, кричать должны могли начать и раньше, но я предусмотрел этот вариант и предусмотрительно спрятал тела за углом. Так что обходившие замок патрули наткнулись на них только когда рассвело и кровь размазанная по стене стала более заметна.


— Ну, что ещё… — пробормотала девчонка, и ещё не проснувшись на автомате пошлёпала открывать дверь, когда в неё замолотили снаружи. Хорошую такую дверь, которую установили по приказу очень любящего и предусмотрительного папы. Сделанную из офигеть какого прочного дерева, обитую железом и снабжённую специальной внутренней задвижкой, помимо замка. Вообще в комнату девчонки можно было попасть тремя путями. Вот через эту дверь. Через апартаменты горничной. И через балкон. Но проще, как ни странно, было именно через балкон, поскольку что дверь сюда, что дверь Эльты, что дверь между комнатой Эльты и Мирены — все они были на редкость прочные и строго запирались каждую ночь. И теперь я знал, почему…


В общем, вчерашним бандюганам с этой дверью ничего не светило — поцеловали бы они её и пошли искать обходной путь… Что радости особой им также не принесло бы, поскольку под балконом расположили одну из казарм охраны и для начала им пришлось бы залезть на крышу к ораве сурьезных таких мужиков.


— Да!.. Кто там?.. — пробормотала девчонка подойдя к двери и поморщилась, поскольку одновременно с этим в свою дверь заколотила и Эльта, требуя у хозяйки открыть и разъяснить ей ситуевину, что творилась вокруг. Забавно, поскольку с моим появлением она сюда заходила только тогда, когда её силой заталкивала внутрь Мирена или же никого (читай меня) внутри не было… Тогда она с быстротой молнии убиралась, меняла всё что нужно и заправляла всё что требовалось, после чего тикала в закат.


— Госпожа! С вами всё в порядке? Госпожа! — начался обычный в таких ситуациях хаос… В принципе я их понимал. Думаю, что если бы с девчонкой что-нибудь случилось, я первым тиканул бы из замка. Толстяк был явно человек серьезный и насовал бы подарков всем, кто не уберёг кровиночку. Но и истерить всё-таки не следовало…


— Чего это они? — подозрительно спросила меня Мирена, в последнее время даже спавшая с ожерельем.


— Вот. — сказал я и продемонстрировал труп одного из жуликов, — Вчера ночью поймал, когда они сюда крались.


Мирена проснулась окончательно и подбежав ко мне тщательно изучила тело, под многочисленные крики раздающиеся уже с двух дверей. Видимо, Эльта свою открыла, так что ломились теперь отовсюду.


Мирена же, даже не спав с лица и явно не собираясь визжать, осмотрела трупак, после чего вернулась к основной двери и осторожно распахнула ее:


— Всё в порядке. Я знаю о нападении. Мой Песик меня защитил. — заверила она опасливо заглядывающих внутрь слуг и гвардейцев. Зрители минуту осознавали слова девушки, после чего наконец-то вспомнили про меня и перевели взгляд уже на мою особу… Я буквально слышал как щелкают у них в головах ролики и шарики, сопоставляя вид трупаков с моим присутствием, после чего часть слуг побелела и слилась…


М-да… Если раньше меня слегка опасались, то теперь наверняка такие слухи пойдут, что мама не горюй…


— Госпожа, с вами точно всё в порядке?.. — осторожно уточнил один из солдат уже достаточно убедившись и явно не горя желанием входить в комнату и проверять всё лично.


— Замерзла немного на холодном полу. — призналась девчонка, — Дайте мне время переодеться и тогда всё станет просто замечательно.


— Помочь вам, госпожа? — Эльта обежала и успела протолкаться сквозь толпу к двери.


— Ммм… Нет, я сама. — решила девчонка и захлопнула дверь. После чего тяжело вздохнула и пошлепала к кровати — одеваться… — Опять покушение. Ну, сколько уже можно?


— А часто такое случается? — уточнил я. Играться с трупом мне уже надоело и теперь я раздумывал куда бы его деть… Ни татух, ни других интересных признаков на нём не было, так что теперь это был совершенно бесполезный и даже лишний предмет интерьера для комнаты молодой девушки…


— Каждый раз, когда папа кого нибудь серьёзно разозлит или перейдёт дорогу… Я считаюсь его слабым местом, так что и бьют в меня…


— А они понимают, что он может сделать, если удар попадёт в цель? — скептически уточнил я. На что девчонка на пару секунд остановилась, прекратив одеваться, и крепко задумалась. Наконец она продолжила прерванное занятие:


— Нет. Не думаю. Так что это был кто-то достаточно богатый, чтобы позволить себе оплатить недешевые услуги профессионалов из гильдии убийц, и не очень умный. Что значительно сужает круг тех, кто мог это сделать… — пробормотала она.


Было похоже, что ей слегка не по себе, но прям вот испуганной она не выглядела. Да и пахла максимум серьёзным огорчением, а никак не ужасом…


Но знакомство с местной гильдией убийц слегка интриговало. Я даже несколько иным взглядом посмотрел на труп перед собой. Не ловкий, но в общем-то банальный головорез, а убийца! Ассасин!


— И выкинь пожалуйста вот это отсюда… Не место трупам в дамском будуаре. — хмуро попросила девчонка и тут я не мог не согласиться, так что поднял тело и выкинул его с балкона прямо на крышу барака стражи. Этакий немой укор их профессионализму.


С этого дня я взял на себя обязанности антикиллера! Рыскал ночью, выискивая следы новых ассасинов, но мне это быстро надоело, поскольку ни следов, ни ассасинов больше не было, а рыскать впустую скучно и утомительно… В общем, уже через три дня я бросил охранять девчонку и продолжил свои изыскания.


Толстяк, кстати, не особо-то отреагировал на этот эксцесс. Я думал, примчится, надаёт оплеух и всё такое, но нет — девчонка ему точно написала со своим видением ситуации и из слуг наверняка немало кто настрочил, но особых телодвижений я от него не заметил. Разве что на крыше под балконом появилось подозрительно много всякого битого стекла и всяких ржавых и острых железяк. Но это могло быть и просто совпадением, а не увеличением безопасности, поскольку стражники туда частенько мусор мелкий закидывали — вроде окурков — пользуясь тем, что на балкон выходил один только я и никто насчет эстетики вида из него особо не возникал…


Хотя с другой стороны, стража усилилась сама собой — за счет прибытия новых, нечёсаных рекрутов — так что возможно, что ничего предпринимать и не стоило.


Так что оставшиеся до подготовки дни прошли относительно спокойно. Разве что девчонка пару ночей подозрительно много ворочалась во сне, да настроение у всех какое-то время было довольно поганым.


Глава 26


— И раз-два-три. Раз-два-три…


— Ты что, серьёзно собралась учить меня танцевать? — я никак не мог поверить в то, что начало происходить в преддверии подготовки к этому загадочному событию — осеннему балу.


— Конечно. А что тебя так удивляет? Мы должны показать себя должным образом перед его величеством. Даже если самого величества и не будет… — девчонка была непривычно серьёзной.


— Ну как «что удивляет»… А после моего появления бал, собственно говоря, не подойдет разве к концу. Ну, знаешь — всякие там крики, паника… Анархия.


— Ха. Ты там будешь не самым страшным существом. Да и проявлять слабость перед остальными великими семействами будет только тот, кому надоело жить. Так что никакой паники там не будет. Никогда. Меня вот больше удивляет, откуда ты вообще знаешь про танцы?.. Неужели дикие звери проводят в лесу какие-то танцульки? Хотя после знакомства с тобой, вервульфы уже не кажутся мне такими уж дикими.


— Ну… Есть брачные танцы… — несколько отстраненно признался я. После слов о том, что меня ожидает встреча с кем то более неприятным чем я — мне идти как то расхотелось. Тех кто был страшнее меня я видел в Лесу частенько и мне этот вид совершенно не понравился. — А вообще, я такой один — редкость. Другие мои сородичи именно такие, какими ты их и представляешь.


— Да? — слегка опечалилась девчонка, — То есть если подыскать тебе самку и попробовать сколотить собственную стаю вервульфов…


— Не стоит. — признался я, слегка вздрогнув от воспоминаний о самочках своего вида, — Кровавой баней такая затея обернётся. И это в лучшем случае.


Кажется, мои слова заставили Мирену крепко задуматься, поскольку она неожиданно замолчала — что было не так уж и плохо… Наверное это я её задумчивостью заразил.


Потихоньку танцы сменились разговорами, поскольку после слов о том, что я не самый крутой техасский рейнджер, мне конечно же захотелось узнать, а кто по мнению девчонки, самый крутой? Да и шарканья эти мне не особо нравились… Вообще, танцы я никогда особо и не любил. Но если с грацией в этом мире у меня всё было в порядке, то с ростом возникли некоторые проблемы… Так, на четвереньках танцевать вроде как было не с руки, а стоило мне встать, и танцульки тут же превращались в фарс, где баскетболист пытается не затоптать карлика… И похоже не я один уже понял, что задумка с вальсированием вервульфа была такой-себе, поскольку на предложение передохнуть девчонка отреагировала без всякого негатива. Правда, закончил танцевать только я, а вот девчонка продолжила кружиться под свои «раз-два-три», одновременно поддерживая разговор, чем продемонстрировала выдающиеся навыки трындёжника высшего разряда.


Я же морально приготовился слушать… Сразу завести разговор о том, кто там такой крутой, мне показалось преждевременным — ещё начнутся всяческие инсинуации, что я мол испугался, что я мол не вервульф, а курица — так что я попросил рассказать о том, кто там будет вообще! И уже из этой толпы самостоятельно выделить наиболее опасных. Правда, получилось не очень, поскольку в той или иной мере опасными там были все, как и положено для вечеринки, на которую приглашают кучу золотой молодежи, родители которых официально содержали каждый собственную маленькую армию всяких там охотников и подобных специалистов лука и топора…Хотя, глядя на девчонку, я не мог не признать, что местная золотая молодёжь отличалась в просто поразительно лучшую сторону от той, о которой я слышал. Девчонку так хоть сейчас можно было ставить администратором в любое крупное предприятие, и она наверняка со своей работой справится на ура…


В общем, бомонд ожидался такой! Его величество, которое девяносто девять и девять десятых процентов не придёт. Его высочество, наследный принц Таурентин, который может прийти, а может и не прийти — шансы были пятьдесят на пятьдесят. Могли прибыть наследники или просто принцы с принцессами и из других стран, но заранее о таких гостях служба безопасности их стран сообщала не часто, да и «вечный мир» на ближайшие пять лет ещё ни с кем не заключался, так что событие это было маловероятное…


На вопрос о том, как звали короля, девчонка просветила меня, что… Никак! Вступая на престол, принц свое имя утрачивал, так что страной вот уже несколько столетий правил бессменный и безымянный Король, единый во множестве лиц, так сказать… Это было довольно неожиданно, но из разряда особых королевско/императорских придурей не выбивалось, так что я конечно удивился, но не сильно. Местным владыкам ещё повезло, что отрезать себе ничего не приходилось, чтобы больше походить на основателя рода, а то и такие случаи истории были известны…


Кстати, речь в процессе зашла о процедуре этого самого наследования и внезапно выяснилось, что я жил среди еретиков… Никто короля не помазывал от имени бога или богов. Да и вообще со жречеством было как-то плохо. В демонов и добрые силы девчонка верила… Точнее, как верила — они, похоже, реально существовали в этом мире… А вот с официальной религией тут было всё как-то плохо. Похоже, предки этих людей в какой-то момент истории решили, что они сами по себе, а высшие силы сами по себе и лезть в чужие дела не стоит, в результате чего такой специальности как священнослужитель тут просто не зародилось, хотя что-то такое явно и было, поскольку с переводом этого слова никаких проблем не возникло… Что-то похожее было у эльфов — нечто вроде верховного жреца. А так как эльфов и других врагов своего вида девчонка изучала вплотную, то и об этих господах ей было кое-что известно. Правда, и их за жрецов можно было выдать с большой натяжкой. По проверенным слухам они действительно совершали некие обряды и выполняли церемонии, но по факту являлись чем-то средним между послом и садовником, обеспечивая связь насквозь мясных эльфов с деревьями. Причем судя уже по моему опыту — связь была просто отличной, и те же гоблины служили эльфам на совесть, да и серебристые деревья помогали им во всю мощь своих стволов… В общем, всё у них было по делу, и если требовался какой-то «священный танец» или чем они там занимались, то танцевали они его не в припадке божественного прозрения, а потому, что без него и вправду было никак — растения не поймут нюансов просьбы или ещё чего. Никто не знал, как они до этого додумались и у кого подсмотрели, но и у пчелок и у эльфов с растениями была полная гармония и взаимопонимание.


Дальше были отпрыски «столпов трона». Эти приходили со стопроцентной вероятностью! Многие из столпов хотели бы другие «ушатать» и поставить на их место младшие аристократические семейства, да и эти самые младшие семейства хотели бы стать столпами «с» или «без» чьей то помощи — так что проявить подобную «слабость» и не прийти на бал столпы себе позволить не могли. Точнее, могли, но делать этого явно не стоило… Младшие же семейства и вовсе приходили с двестипроцентной явкой. В качестве примера девчонка рассказала мне историю, когда одни из младших притащили на бал труп только что упокоившегося родича. Дело это активно не афишировали, но и «шила в мешке» утаить не удалось, так что относились к такому финту ушами двояко. И с пониманием, но и род тот быстренько вырезали, поскольку приносить труп на бал к королю посчитали не почтительным и вообще лишним делом.


Проболтали мы до полуночи, и я в принципе уяснил себе, зачем я там был нужен… Года три-четыре назад одна из столпов притащила с собой на бал карлика, тем самым породив моду на «удивительных» спутников и, как это принято в высшем обществе, тут же начались перегибы… Если в нашей истории это были корабли и дворцы в прическах, то тут всё было не столь печально, и на балах засветились актерские труппы, слуги из иных стран, всякие непонятные личности с дополнительными конечностями, а фурор на последнем весеннем балу вызвала некая Хлоя-жиртрестка, которая притащила с собой в качестве пажа эльфёнка. Запуганного вусмерть, но всё равно представителя вообще иной расы, так что прошлый бал она выиграла с оглушительным счетом, и моя девчонка, которая особо ничем в прошлые года выделиться не смогла, теперь планировала взять «реванш» за мой счет. Насколько я понял, основная борьба шла между столпами, и до сего момента девчонка со своими бродячими жонглерами сильно отставала. Младшие семейства в ней, кстати, тоже принимали посильное участие, но дела там шли ещё хуже, чем у девчонки. Хотя были у неё на меня и другие планы…


Именно тут разговор и зашел о том самом «крутом перце». В какой-то момент девчонка вздохнула и призналась, что принца нам всё равно не переплюнуть, и я тут же насторожился!


Сам принц в этой «модной» борьбе не участвовал, хотя явно за ней следил и вовсю наслаждался представлением, но он всё равно числился фаворитом за счет своего охранника. Шёпотом девчонка призналась, что когда она увидела меня, то с восторгом подумала, что я довольно таки-страшненький. А вот когда её привели на первый бал и отец представил её принцу, то встретившись взглядом с его «сторожем», моя бравая хозяйка слегка напрудила в труселя. Можно было бы конечно списать это на возраст, на детскую непосредственность и наивность, но что-то мне подсказывало, что и в детстве девчонка была из крепкого десятка.


Судя по описанию, ничего особенного в Грейме не было. Это был не особо эмоциональный и не особо высокий дед, служивший ещё отцу принца. Одет в лёгкие кожаные доспехи, кольчугу, носит за спиной меч с длинной ручкой и пару ножей на поясе. Ничего такого уж впечатляющего, казалось бы. Но встретившись с ним взглядом, девчонка тут же поняла, что если этот дедок захочет её порешить, то никто в этом мире, даже её батя, не сможет ей ничем помочь — что оказалось для нее тогда настоящим потрясением, поскольку толстяк был для неё на тот момент чем-то всемогущим и несокрушимым. Способным отстоять её от всего на свете. И в последующие встречи с Греймом эту её интуитивную уверенность не только не поколебали, но и укрепили донельзя.


Похоже, тот настолько задрал для Мирены планку с опасными существами, что теперь для неё даже вервульфы были «ну так себе», а не смертельно опасными хищниками… Интересно было бы увидеться с человеком, способным на такое влияние! Хотя с другой стороны уже моя интуиция подсказывала мне, что не видеться с ним было бы ещё интереснее…


— От-лич-нень-ко! Отдохнули? А теперь давай перед сном повторим ещё несколько движений. — бодро подпрыгнув, предложила девчонка.


— Что?! А я думал, что ты оставила эту затею!.. — тут же скупо, по мужски заныл я.


— «Если Тарт взялся за дело, то он сделает его хорошо.» — явно процитировала что-то девчонка и взялась за дело…


Глава 27


Сегодня у меня был день меланхолии…


Казалось бы — от чего? Девчонка наконец-то оставила меня в покое. У меня тёплое гнездо, еды вдоволь. Живи да радуйся! Но судьба наносила один удар за другим, вгоняя если не в тоску, то в какое то угнетённо-философское состояние…


Танцевать как брейкдансер я так и не выучился, но под умелым руководством освоил несколько движений из самых популярных на местных дискотеках 80-х…В основном, что-то похожее на вальс — ключевым делом тут было не увлекаться и не пытаться раскрутить партнёршу до скорости среднего вентилятора… В общем, если ваш партнер смазывался — то вы делаете что-то не так. А после того, как мой ошейник девчонка привела в норму и он стал единым ансамблем с эльфийским амулетом — раньше это напоминало нечто очень дорогое и почему-то слепленное скотчем — она занялась уже собой. И, судя по тому, что она носилась по замку как угорелая, в кои-то веки таская за собой Эльту — словно комета хвост — а не прячась от неё, то дело было сурьёзное и она оченно сильно не успевала!..


Воспользовавшись передышкой, на днях я таки добился своего и смог добраться до окон кого-то действительно важного в соседнем замке! А это было не просто…Косоглазая охрана, хоть и не видела меня в упор, но сильно мешала разведывательной деятельности. Собаки гавкали не по делу. Так что банальная казалось бы операция по проникновению растянулась на несколько недель, и только вчера закончилась успехом.


Действуя «раскачкой», я постепенно — с каждым разом всё дальше — проникал на территорию условного противника, одновременно собирая сведения и своим постоянством размывая внимание врага! Как мне подумалось, что если собаки будут лаять и ничего не будет происходить первое время, то в конце концов на них перестанут обращать внимание — чему во многом начало способствовать и применение мной отравляющих химических веществ в виде духов девчонки. В общем, так и произошло…Вчера например даже парочка собак, явно меня учуяв, решила не поднимать по этому поводу кипишь, уже вволю наловив за такое дело тумаков в прошлом, и просто выразили своё общее, но тихое негодование происходящим…


За время подготовки я нашёл самые охраняемые окна в замке соседей. Выяснил, какие из них используются ночью. Аккуратно выявил проходы среди ловушек, которые почему-то массово устанавливали под своими окнами местные параноики… И вот вчера я всё-таки долез до окна и подслушал переговоры каких-то местных шишек!


По всем законам жанра, по всем канонам фантастических книг, игр и просто здравого смысла я должен был подслушать какой-нибудь тёмный заговор или, на крайний случай, важную для моей будущей жизни информацию! Но эти дауны обсуждали совершенно житейские вопросы… Кто-то что-то неправильно подал, обедне очень вкусный, краска на дверях в кабинет кажется поблекла справа… Прослушав подобное в течении часа, пока супружеская пара бонз укладывалась в постель, я едва не свалился со стены в приступе глубокой всепоглощающей скуки… А потом они просто уснули и захрапели… Так что к себе я возвращался глубоко разочарованным.


А с утра меня ждал новый удар — откуда не ждали… Пока девчонка спешно приводила себя в порядок, я, в попытке хоть немного развеяться, спросил какие ещё есть развлечения у аристократов, кроме балов? Оказалось, что развлечения и вправду имеются, правда аристократы в них принимают не такое уж и деятельное участие, поскольку вкалывают как проклятые. Почему-то я все время забывал, что тот же толстяк бывает у себя же дома только наскоками, да и то редко, и всё ещё ориентировался на свои представления об аристократах, почерпнутые из довольно-таки оказывается лживых фильмов!..


В общем, локальными развлечениями служила война, охота и искусство — вроде вышивки, рисования и игры на музыкальных инструментах. А социальным развлечением служил в основном театр. Ещё имелись казино и кое-какие тотализаторы, но к ним старались особо не присматриваться, поскольку те аристократы, которые к ним пристрастились, очень быстро становились бедными, а там и мёртвыми, что особой популярности не способствовало…


И вот тут-то меня удар и подстерегал…


В театре девчонка бывала не часто, но он её успел покорить и даже зачаровать! Так что, перед тем как убежать, она довольно красочно описала мне некоторые популярные пьесы, что видела сама или о которых она много слышала… Например: «Ротео и Джуртонея», «Гамриот», «Король Тир» или вот «Отолиер» — о полуэльфе, который задушил собственную жену…


Какое-то время я пытался вдуплить, что именно меня беспокоит, а потом ПОНЯЛ! Но на мой осторожный вопрос, а где я мог бы найти автора этих интересных спектаклей — девчонка ответила, что тот сто лет как помер, так и не закончив свое величайшее творение «Гусиное озеро», о котором до сих пор ходило много слухов… Великий писатель взял себе странный псевдоним «Пушкин» и творил свои бессмертные произведения только под ним, поражая общество прошлого новизной мысли, своей гениальностью и нечеловеческой работоспособностью — поскольку написал за свою довольно короткую жизнь в три раза больше произведений, чем другие за длинную…


Что заставило меня впасть в ещё более глубокую тоску, полную воспоминаний о порядком забытом прошлом и грустными мыслями о всяких там наглых ворюгах и лицемерных лжецах…


Грустиночка не отпускала меня до самого вечера, когда вернулась донельзя деловая девчонка, таща за собой служанку, которая тащила за собой кучу тряпья…И передумать я успел целую кучу наигрустнейших мыслей…


Во-первых, это конечно же нахлынувшие воспоминания о доме… Никакой ностальгии — по-моему, даже в Лесу было лучше, чем дома, и если бы ко мне сейчас подошел волшебник и предложил вернуть назад совершенно бесплатно, то голову я бы ему отчекрыжил только так — без разговоров. Но при этом там осталось очень и очень много хороших и нужных штуковин…


Потом я задумался о том, что вот оно, железобетонное доказательство того, что я тут не один такой замечательный и, скорее всего, имеются и другие попаданцы. Эта мысль дала за собой настоящую ветку из мыслей поменьше о том, что первый же мой соотечественник оказался наглым ворюгой и бессовестным плагиатором…А ещё о том, что вот я — продукт культуры на десяток-другой десятилетий опередивший этого самого «Пушкина», такой же фокус провернуть похоже и не смогу, хотя репертуар у меня был явно побольше… Что-то мне подсказывало, что с моими талантами ни писателя, ни сценариста из меня не выйдет, а если и выйдет, то зрители удушат после первой же страницы изобилующей «ну эта», «типа» и конечно же бессмертного «и тут он такой»…


После некоторых сомнительных изысканий я смог восстановить несколько прикольных куплетов из песен, но озвучить их в приличном обществе тоже не стоило. В общем и целом единственным произведением, которое я мог подарить этому миру, был «Черный квадрат» Малевича…


Потом я переключился уже на размышления о попаданцах в мое… той реальности. Интересно, сколько же знаменитых произведений на самом деле придуманы под совершенно другими звездами? И сколько всякого творчества, высоко оценённого в других мирах, в нашем оказалось непризнанной фигнёй?..


В принципе, многое из инженерных изысканий попроще просто просилось в новый мир, и у меня даже хватало кое-каких знаний, чтобы внедрить простые изобретения…Вот только насколько я помню тот же Леонардо да Винчи вервульфом не был… Как ещё люди отнесутся к чудовищу-изобретателю?.. Стоило пока сидеть на жопе ровно и осматриваться, а не бросаться к девчонкиному столу и пытаться перенести из башки на бумагу чертежи того же воздушного шара или танка. Штуки безусловно нужные и люди их оценят, вот только скажут ли они за них спасибо или в бетон закатают от греха подальше — большой вопрос. Кстати, бетон!..


Ну и в последнюю очередь я крепко задумался о земляках. А ведь Пушкин был явно моим земляком. Вот встречу я тут такого «гения», и что мне делать?.. Бросаться на шею что-то не хотелось. Тогда как себя вести? И надо ли вообще что-то заранее готовить или просто плыть по течению и будь что будет? Вопросики вылазили как червячки…


Тем временем Эльта расстелила груду тряпья на постели и восхищенно заахала, а потом и заойкала, когда я подошел посмотреть. Это было здоровущее такое платье! Пышное и расписное — явно стоившее кому-то кучи времени, а возможно и зрения, поскольку вышивка была на редкость тонкой со множеством мелких подробностей…


— Ну не красота ли?.. — восхищённо спросила меня девчонка. На что я только почесал репу… Кивать при Эльте я точно не собирался, как и озвучивать свои мысли, что штука была на века! И на бал сходить, и после бала ей можно диван от пыли укрывать, да и слой вышивки на глаз — попробовать на коготь мне почему-то не дали — мог остановить нож или даже стрелу на излете! В общем, мне нравилось.


А ещё эта штука явно была тяжёлой, в ней явно было трындец как жарко, а это в свою очередь значило, что на балу девчонка будет не такой резвой как обычно, и это меня тоже очень устраивало…


— Эльта! Помоги надеть! — загорелась Мирена. Без особого интереса посмотрев местный вариант стриптиза, оказалось, что несмотря на приличные объемы в целом платье оказалось девчонке немного мало. Она в него влезала без вопросов, вот только с акробатикой или просто быстрым перемещением в нём возникали серьезные проблемы… Так что платье получило от меня ещё парочку балов.


— Какая красота! — заявила Эльта, и крутящаяся перед зеркалом девчонка уверенно с ней согласилась. Дышала она со второго раза на третий, но довольна была просто страшно — ставя меня в тупик этим своим поведением…


— Мати…ра… моло… дец… — согласилась девчонка, — Платье… идеально…


М-да… Логика нам не родственник и знакомиться с ней мы не собирались.


Глава 28


— Рессоры. — пробормотал я.


— Что? Что ты сказал? — удивлённо округлила глаза девчонка. Интересно. Похоже такого слова или его аналога в этом мире не было.


— Это просто рычание. — ответил я, — Не нравятся мне эти повозки. Ещё с тех пор как меня везли сюда в такой же. Только там ещё клетка была железная…


И резиновые шины. Резиновые шины определённо нужны… Дороги в столице были отличные и лишь немногим не дотягивали до асфальта, но всё же не дотягивали. Особенно в местах стыков со всякими там мостами или перекрестках.


Последний день для девчонки превратился в сущий кошмар, так что сейчас она лежала в полуобморочном состоянии и собеседником была никакущим… Странно! Казалось бы столько времени у неё было на подготовку, да и дел-то особых не было — платьишко понаряднее состряпать, да прихорошиться. Но девчонка каким-то мистическим образом превратила это действо в нечто сопоставимое с постройкой пирамид в Гизе, так что слегка надорвалась. В общем, в карету её скорее занесли, чем завели, и сейчас она пребывала в некоем подобии нирваны, спешно восстанавливая силы перед следующим этапом «королевского забега», и что-то неразборчиво бормотала себе под нос.


Карета остановилась, а затем в дверь постучали…


— Госпожа, с вами всё в порядке?.. — раздался глухой голос снаружи. Девчонка не просыпаясь неразборчиво выкрикнула нечто положительное и поскребла дверь уже с нашей стороны, после чего карета в некотором сомнении покатила дальше… И так происходило примерно каждые минут пять. Да и вообще, стражники начали себя с самого утра вести крайне странно. Если в замке девчонка везде ходила одна, делала все, что ей взбредет в крайне креативную голову и стражники даже в ус не дули, то стоило нам выехать за пределы замка и я даже сквозь закрытые двери кареты почувствовал их нервозность! В прямом смысле — по запаху. И это при том, что в замке к ней убийцы пробирались — я сам видел — а вот на улице все было спокойно. Ехали мы и ехали…


И давно ехали. Оказалось, что несмотря на то, что наш замок был частью стены королевского замка и явно имел свой вход внутрь, нам нужно было сделать приличного кругаля по городу, чтобы попасть в официальный въезд во дворец! Оказалось, что несмотря на весь свой лоск, семейство Тарт находилось от этого самого въезда чуть ли не на другой стороне. Когда я спросил об этом девчонку, та в ответ только всхрапнула, но и без того было понятно, что чем ближе к воротам дворца, тем круче семейство! Хотя после некоторых раздумий я в этом своем умозаключении слегка усомнился… В конце концов, а как тогда быть с текучкой фаворитов? Переселять всем замком в случае перестановок? Прорубать новые официальные ворота? Непонятно…


Первое время я пытался следить за дорогой из окон, но потом мне надоели панические крики людей и я наглухо задёрнул шторы… Ориентируясь только по внутренним ощущениям и чутью.


Накружили мы прилично, конечно… В какой-то момент мы покинули ту зону, что я изучил хорошо и тут же пожалел о том, что так и не продвинулся дальше!..Такие вкусные запахи попёрли с улицы. Правда, сразу после этого завоняло говном и, кажется, щелоком — и все сожаления куда-то испарились. Вот что, интересно, можно делать в столице — повторюсь, В СТОЛИЦЕ королевства, с такой кучей дерьма, что у меня аж слезы из глаз брызнули?..


Но в конце концов мы остановились, и произошло невероятное преображение. Ещё секунду назад растёкшаяся по сидению и булькающая девчонка внезапно собралась в «скучающую даму из высшего света» и небрежно оперлась о ручку сидения. Вот серьёзно — если бы не пролежни в паре мест, я бы ни за что не сказал, что эта дама всего секунду назад пребывала в отключке… Это зрелище слегка выбило меня из колеи, так что я пропустил момент, когда к карете, тяжело цокая, подошло нечто и довольно бесцеремонно открыло дверь. Это был рыцарь, который внимательно осмотрел нас с девчонкой, сверился со списком в руках, после чего так же молча закрыл дверь и удалился… А мы поехали дальше!.. Причём ни малейшего удивления. Запаха страха или хотя бы тревоги я от него не почуял. Как будто для него увидеть в карете вервольфа это нечто до боли обыденное… Прямо вот оскомину уже набило…


Это в свою очередь отвлекло меня уже от девчонки, которая тут же воспользовалась ситуацией:


— Ай!..


— На удачу. — невозмутимо ответила та, убирая клок моих волос себе в ладанку.


— На какую ещё удачу?! Тебе что говорили про поведение с опасными животными?! Где там было про выдирание у них шерсти?!


— Поверь мне — так будет лучше. Я знаю несколько… ммм… человек на балу, которые попытались бы проделать с тобой нечто похожее, и лучше уж это буду я.


— Что ещё за маньяки меня там ждут?.. А нельзя для них было просто собачьей шерсти надёргать и сказать, что это моя?!


— Я так и сделала. Но говорю же — это на удачу. Вдруг и правда поможет — в таких вещах заранее никогда не знаешь…


Поразительная наглость… Но этот наш «высокоинтеллектуальный» диалог прервала очередная и, похоже, окончательная остановка. По крайней мере девчонка распахнула дверь кареты и, ни слова не говоря, бодро поплыла на выход. Вот серьёзно — ее обычно шаркающе-шлёпающая походка превратилась в нечто плавное и текучее, а сама она из взъерошенного и пружинистого стихийного бедствия внезапно преобразилась в нечто высокое… По крайней мере этой Мирене можно было дарить стихи, тогда как прошлой — максимум выдержки из техник безопасности по разным отраслям науки…


В очередной раз поразившись таким чудесам, я пожал плечами и двинул за ней. Всё время поражаться, так времени на покушать совсем не останется…


Хотя выйдя, пришлось слегка поднапрячься, чтобы сохранить эту свою хладнокровную мину. На строительство дворца денег и камней не пожалели. А на украшение стащили весь бархат, факелы и свечи, которые только нашли — так что вид получился впечатляющим — светло и массивно! Массивно и богато!


А напротив входа в эту роскошь беспрестанно останавливались кареты, из которых валил местный бомонд — разодетые не хуже девчонки. Правда, некоторые из них такой же непробиваемо-любезной улыбкой, что и Мирена, похвастать не могли и, натолкнувшись на меня взглядом, с шага сбивались то и дело… Я же зырил на тех, кого уже они с собой притаскивали — а таких, кто выходил из карет в одиночестве были… единицы… Тут были и какие то чудаковатые личности, и карлики, и слуги которые тащили нечто странное… Посмотреть было на что и я, в отличии от той же Мирены — смотрел в оба глаза. Да! Что не говори, а съездили мы уже не зря.


Внутри всё оказалось ещё интереснее. Я ожидал нечто вроде того, что показывали в старых советских фильмах про балы, и заранее успел заскучать. Но нет. Во-первых, проводилось всё мероприятие не в одной огромной зале, а в нескольких огромаднейших. Причем в каждой была своя музыка, что для бала было вроде как ожидаемо, но танцевало под неё не особо много народа. Гораздо больше людей интересовали заставленные едой столы и другие гости, которые споро организовывались в кружки по интересам. Причём не только по заинтересованности в каких-то конкретных вещах, но и по сословным различиям. Так мы с Миреной важно прошествовали в центральный зал, а вот кое-кто одетый не так пышно, проводил нас тоскливым взглядом и понуро поперся в соседние пещеры. Что же касается кружков по интересам, то из парочки таких тянуло кровякой и судя по агрессивным выкрикам, там во всю проводились гладиаторские бои или же их подобия…


— О! А вот и она. — обрадовалась Мирена и поплыла гораздо энергичнее, — Хлоя! А ну-ка постой! Корова…


Последнее она пробормотала сквозь зубы. Точнее сквозь появившийся на лице «оскал любезности». После чего мы ринулись к небольшой группке степенно общающейся молодежи.


— А!.. Миренаа, ААааа!.. — стоявшая спиной к нам модная девица в теле, начала поворачиваться с оттенком лёгкого утомления на лице, которое однако быстро сменилось оттенком лёгкой паники, которая в свою очередь быстренько поменялось на «покер фейс» в каковом положении и застыло, а в движениях девицы на некоторое время появилось нечто кукольное и дёрганое…


— Приветствую тебя, Мирена. Отец рассказал мне о том, что ты подготовила какой-то сюрприз. Так вот он. — голосом робота закончила она свою мысль…


Компашка была небольшой, но какой-то… странной, что ли. Я пригляделся повнимательнее. Потом ещё внимательнее. Ещё… Почесал в недоумении репу… И видимо, последнее было ключевым событием, поскольку до меня наконец дошло! Кружок мелких личностей, пытающихся сохранить достоинство и невозмутимость, передо мной напоминал цветок, где несколько богато одетых юношей и девушек образовывали «соцветие», а от них расходились небольшие, но цветастые лепестки…Быстренько сосчитав «центральную» часть, я получил число восемь — вместе с Миреной, конечно же. Итак… Восемь молодых людей со свитой, к которым никто особо не приближается, хотя у них есть целый вервольф… Восемь башен вокруг королевского дворца… Интересно, это совпадение или тут у нас… Я огляделся вокруг и внезапно осознал, что выглядящее достаточно хаотичным движение в залах на самом деле жёстко структурировано. Люди осторожно передвигались от компашки к компашке, стараясь обходить другие компании по широкой дуге! Хотя в некоторых случаях всё происходило с точностью до наоборот. Вот какой-то парень с другой стороны зала двинулся в путь и уже с его пути начали убираться мелкие компашки, словно рыбки с пути щуки…


А пока я отвлёкся, передо мной начала разгораться свара… Весь испуг от моего появления куда-то испарился, и вот уже несколько персон высшего света вовсю собачатся, доказывая друг другу, что их «игрушки» круче, в то время как сами «игрушки» не знают куда себя деть… Я оглядел остальных фаворитов вечеринки и ещё раз почесал репу. Передо мной дрожал мелкий эльфёныш, старающийся не смотреть мне в глаза и незаметненько убраться подальше — однако все его поползновения тут же пресекала бдительная Хлоя. Об этом я знал.


Ещё имелся натуральный гном, седой и бородатый как йети, который кое-как справился с удивлением от моего появления и теперь охреневал от обсуждения наших персон «хозяевами», и какой-то мелкий чудик, напоминающий ребенка с собачьей головой, который сейчас свернулся и мелко дрожал у ног крепенького паренька спорящего с Миреной, Хлоей и еще одним крепышом. Причем за вервольфа этого чудика не принял бы даже слепой, не смотря ни на какие собачьи головы! Если у меня была морда длинная и заостренная, то у предков этого малыша явно были в роду бульдоги. А ещё у него было абсолютно человеческое тело… Практически лишённое шерсти, с «нормальными» ногами, и даже имелась набедренная повязка — почему то грязная и замусоленная, несмотря на всё богатство и статус притащившего его паренька… Разве что когти на пальцах не подвели — нормальные полноценные когти!.. В общем со спины этого чудика наверняка можно было спутать с человеком, а вот меня — нет.


Остальные молодые четверо «цветов жизни» из высших явно отошли на второй план и теперь с кислыми лицами прислушивались к спору и изредка вставляли в него едкие замечания, изредка бросая на меня косые взгляды.


Забавно, но вся эта восьмёрка очень сильно походили друг на друга… Я бы сказал «как горошины из одного стручка», если бы они были похожи внешне, но они не были. Так, что вся похожесть заключалась видимо в поведении и ощущениях исходящих от них?..


Глава 29


Довольно забавно, когда кто-то пытается сравнить несравниваемое и выяснить, что из этого самого несравниваемого лучше… Идя сюда, Мирена явно не сомневалась, что её выбор «гостя» будет самым шокирующим и потрясающим. И в чём-то она, конечно же, была права. Взять хотя бы того же ребенка псоглавца — бедолага уже обмочился от переизбытка чувств… Но вот насчет выводов о том, что победа в их странном соревновании единогласно останется сегодня за Тартами, девчонка очень поспешила.


Хлоя настаивала на том, что эльфы это имба — поскольку они являются врагами человечества с незапамятных времен и их до сих пор никто не победил.


Эльф от этих рассуждений слегка вжал голову в плечи и постарался стать ещё незаметнее. Похоже, о том, что он людям враг, эльфеныш помнил и без напоминаний и его этот факт очень и очень волновал, так что внимание заострять на нём он совершенно не хотел.


Парень с гномом заверял, что именно его «гость» лучший, поскольку является мастером в кузнечном деле, гномы чертовски редко показываются среди людей — ещё реже, чем эльфы. И, в отличие от последних, являются дружелюбно настроенными к людям существами. А эльфа своего Хлоя уже второй раз приводит и он всем уже успел надоесть….


Гном эти рассуждения выслушивал с какой-то заинтересованной полуухмылкой, время от времени косясь на меня как лошадь на пожар… Не возьмусь утверждать категорично, но кажется он считал всех здесь присутствующих опасными сумасшедшими и планировал много чего порассказать своим дружкам когда или точнее если выберется отсюда живым. И, скорее всего, после этого гномы станут выходить к людям ещё реже…


Аргументы владельца псоглавца были совсем уж жалкими, поскольку тот стоял в луже мочи и это совершенно обесценивало любые его слова…


Что же касается самого псоглавца, то тот пребывал явно где-то ещё и старался сделать всё возможное, чтобы иметь с ЭТОЙ реальностью как можно меньше дел…


Что же касается Мирены… То она была вне себя от бешенства. Никто ей не восторгался. Никто не спешил с ее восхвалениями, а даже наоборот — стремились ее находку максимально принизить, так что и она решила не проявлять благородства души и не показывать как офигенски я могу сидеть, лежать и все такое, а пошла сразу с козырей!


— Тогда давайте устроим бой! — рявкнула она.


Это заставило остальных претендентов на звание «самого крутого на балу» замолчать и слегка опасливо посмотреть на меня, а потом на своих «питомцев». Гном и эльфеныш ответили своим хозяевам совсем уж безумными взглядами, а псоглавец так и вовсе не открывал глазок… Если он и понимал о том, что говорят вокруг, то никак этого не показывал — по крайней мере, амулета эльфов у него точно не было! На шее у него красовался кожаный, украшенный драгоценностями и каким-то зеленым вензелем ошейник без каких либо намёков на переговорный амулет…


— Но это же будет нечестно… — пробормотала Хлоя, однако похоже аргумент с дракой и в этом мире работал на ура, так что в воздухе запахло победой семейства Тарт…


А между тем тот странный парень-щука таки доплыл до нас! Правда за спорами за его передвижениями следил только я… Ну, то есть только я из «нашей» компашки…Так-то за ним следили только я и все остальные в зале! Точнее даже в залах…


И парень был странноватым.


Во-первых, перед обычными парнями отпрыски аристократических семейств так споро не разбегаются. И это был звоночек!..


Во-вторых, шёл он как-то странно.


Большинство из тех, кто пришёл сюда по своей воле, старались как бы «плыть» — двигаться мерно, значительно, плавно и неторопливо. А «щука» передвигался как боров сквозь тростник — видел цель и не видел препятствий, как говорится.


Ну и в третьих, его сопровождал странный мужик.


Он единственный в зале таскал здоровущий меч за спиной, с ручкой длиннющей, словно изначально этот меч задумывался как копье, но потом кузнец увидел, что у него осталась ещё куча металла и решил — гулять так гулять! В общем, странный у него был мечара. В отличие от самого мужика — тот выглядел простенько и невзрачно. Обычный работяга в кожаном облачении и с полуулыбкой честного труженика на лице. Правда, когда они с парнем-щукой приблизились, выяснилась ещё одна нестыковка… Моё зрение говорило о том, что этот мужик тут, а мой нос и уши о том, что кроме паренька рядом с нами никого нет… Я его абсолютно не слышал и не мог унюхать! А ведь я гордился своими слухом и нюхом…


— Прекрасная идея! — воскликнул щука-бой, обращая на себя внимание и тут произошло довольно неожиданное явление. Все спорщики и сочувствующие застыли, округлили глаза, а потом поклонились. Довольно низко и с каким то интересным подвывертом правой руки… Правда, красиво и изящно получилось только у аристократической части нашей тусовки — остальные больше напоминали дёрганных кукол… А гном, я и псоглавец так и вовсе кланяться не стали. Лично я от переизбытка информации и некоторой растерянности, а вот гномом двигали совершенно иные чувства. Похоже он сюда пришел вовсе не как «экспонат» и кланяться никому особо не планировал изначально…


— Ваше высочество!.. — довольно синхронно поприветствовала щуку золотая молодежь и тот склонил голову в ответ… Нет, я-то уже начал догадываться, но лишнее подтверждение стало не лишним…


— Тарт, Себас, Тейр, Гаспар, Вирона, Ортос, Вирм и конечно же Сапето. Опора и надежда трона… — умилился принц такому единодушию, а потом повернулся ко мне и обращаясь к девчонке, радостно продолжил, — Ваш отец оказался прав. Я весьма впечатлен этим приобретением Тартов и негодую нерасторопностью моих егерей! Великолепный экземпляр! Оно может встать?


Мирена сделала «жест» и пробормотала «Встань!». Я встал. Все кроме принца, девчонки и седого мужика с мечом — а это похоже был тот самый Грейм — сделали шаг назад и от них повеяло страхом. От бесстрашной троицы ничем особо не повеяло, разве что принц обрадовался пуще прежнего:


— Великолепно. Это из-за них мы ещё не расправились с остроухими? — обратился он к своему телохранителю.


— В том числе, мальчик. Это одна из причин. — голос у Грейма оказался тихим и неожиданно приятным…


— Итак, бой! — радостно заключил принц, хлопнув в ладоши, а Мирена и остальные несколько спали с лица. Угрожать девчонка угрожала, но так далеко явно заходить не собиралась — во всю блефуя… Однако принц не закончил, — Ваш зверь, госпожа Тарт, против моего дорогого Грейма. Хочу посмотреть так ли они опасны, как говорит отец. Бой естественно насмерть.


Теперь бледной осталась только Мирена, а вот остальных такое развитие ситуации несколько заинтересовало. Самым неожиданным для меня стало то, что эльфёныш приободрился и посмотрел на меня… с надеждой? Просто цирк какой-то — всё происходящее становилось для меня всё менее и менее реальным… Какой ещё к черту бой?..


Тем не менее, не в курсе был только я, а вот остальные живо образовали широкий круг — по типу тех, что тут и там виднелись по всему залу… Правда, как я заметил неуверенно оглянувшись, сейчас обстановка в зале сильно изменилась, и рисунок упорядоченного хаоса стремительно преобразовывался в арену — со мной и не теряющим хорошего настроения Греймом в центре… Похоже, ЭТОТ бой заинтересовал абсолютно всех…


Грейм невозмутимо достал свой здоровущий меч с длинной ручкой, который оказался вдобавок с волнистым лезвием и какой то нереально толстой гардой и добродушно кивнул недоумевающему мне:


— Мальчик, может не стоит? Зверюшка-то тебе чем виновата?.. — спросил он не глядя на принца.


— Мне надо знать точно. — как то невпопад ответил тот и повернулся к стоящей рядом с ним и чрезвычайно бледной Мирене, — Оно понимает, что тут сейчас произойдет? Может, его можно как-то разозлить? Науськать?..


— Чужой. — каким-то не своим голосом пробормотала та и указала на Грейма, — Фас…


— Начали. — продублировал её принц и махнул рукой.


Грейм пошел ко мне, а я всё никак не мог развеять ту полусонную патоку в которой неожиданно оказался… Может, это просто сон?.. В Лесу я жил в опасности и давно привык убивать, чтобы есть и убегать чтобы жить. Но вот в такой ситуации я оказался впервые и как то… растерялся… Сделал несколько неуверенных шагов вперед, отмахнулся от Грейма, после чего тот быстренько привел меня в норму хорошенько, но не особо болезненно ткнув мечом в лапу. Боль мгновенно смахнула сонную пелену, а в висках у меня застучало «Вашу ж машу! Меня сейчас будут убивать!!!».


— Ну, наконец то расшевелился. — удовлетворенно пробормотал Грейм и пошёл на меня…


Следующие несколько секунд были буквально переполнены событиями…


Для начала я ускорился, вот только оказалось, что за чёртовым мечником я всё равно не успеваю… Буквально за пару взмахов тот оставил на моих лапах несколько крайне хреново выглядевших порезов, лениво уклонившись от всех моих атак. А потом, сделал очень красивый пируэт и воткнул свой мечару мне в пузяку… Боль была жуткой, но всё, что я мог сделать, это тупо смотреть, как меч входит в пузяку до самой гарды, а потом мечник делает небольшой шажок вправо и тянет его на себя, превращая мою драгоценную пузяку в фарш и доставая на свет божий мой замечательный ливер… Очень приятного янтарно-красного цвета…


«Ну, всё. Мне конец.» — лениво подумал я и мир в моей голове взорвался. Все вокруг посерело, заиграв всеми оттенками этого цвета, а время остановилось.


Мое сознание разделилось на два, позволив погрузиться в волшебный мир шизофреников. Одна часть сознания вспыхнула пламенем — она выла, царапала череп изнутри и требовала немедленно ринуться к убийце и рвать его, кусать и пожирать, пока он не сдохнет десять раз, перед тем как мы отправимся в ад. А другая часть сознания наоборот — заледенела. И в ней-то я сейчас и пребывал, лениво рассматривая волнистое лезвие. Эта часть моего я тщательно, как-то неторопливо обдумала создавшееся положение — благо особых сложностей в нём и не было — и заявила, что нет. Рваться вперед не имеет смысла. Толстая гарда наш натиск определенно выдержит, а мерзкий человечишка предусмотрительно находится на другой стороне длиннющей ручки оружия, поставив меч так, что когда мы рванём к нему, то скорее всего сами себя разрежем пополам, завершив его поганую работу самым поганым образом. После чего конфликтующие части вцепились друг в друга, вместо того чтобы выступить единым фронтом против общего врага…


К счастью, время всё ещё стояло на месте, и когда мое тело окутал холод, возвещая победу «ледяного» начала — ничего фатального не произошло… Вот реально — даже кишки начали «парить» в застывшем мире…


А потом мои лапы взялись за лезвие и аккуратно потянули меня назад. Оно вылезло из пуза с неприятным «чпоком», после чего мы — я почему то всё ещё называл себя «мы» — пошли к мерзкому, посмевшему нас убить человечишке. А дойдя — благо расстояние было всего в шаг — уже «я» принялся его кромсать. Когти мелькали как лопасти вентилятора, во все стороны летели ошметки его кожаной одёжки, под которой обнаружились кольчуга и белая фуфайка — вот только с плотью вышли некоторые проблемки. Это было похоже на то, как если бы я разрезал тесто! Когти проходили сквозь плоть — вся одежка уже разлетелась в стороны застыв в пространстве самым глупым образом — выходя наружу с кусками мяса и даже кости, когда проходили сквозь грудину, но сразу за нанесенной раной плоть восстанавливалась, как будто ничего и не случилось…


А между тем на его левой руке начали выступать крупные синие камни — один за другим, начиная от надетого на мизинец. К счастью, победила именно логическая часть сознания, и я это вовремя заприметил! Правая рука тут же была оторвана, а все находящиеся на ней перстни я надел на когти, протолкнув их насколько смог — на сами пальцы эти колечки конечно же мне не налезли. После чего я зашарил на груди у подлого обманщика — на предмет других магических цацок. Под обрывками доспеха и кольчуги обнаружились ещё два амулета — переговорное ожерелье эльфов и ещё одна подвеска с тремя крупными сапфирами, один из которых тут же лопнул… Я спешно сорвал оба и надел на себя сапфировую цацку, выкинув в сторону эльфийскую и знаете — мне как то полегчало!..


К этому моменту в перстнях, уже на моей руке, не осталось ни одного целого камня, да и ожерелка тут же приказала долго жить — зато мне стало прямо очень хорошо! Ран на лапах уже и не было, а бросив взгляд на пузяку я увидел, как кишочки вползают обратно, пока не скрылись за стремительно стянувшейся кожей! Утверждать такое с уверенностью трудно, из-за густого волосяного покрова, но я мог поклясться, что на животе у меня даже шрама не осталось! А в самом животе разливалось приятное тепло, вместо боли и холода.


С Греймом дело тоже пошло на лад. Оказалось, что у него еще и серьги были — это я по хлопкам в его ушах узнал, но большой роли это уже не играло, поскольку его тело наконец-то начало вести себя как нормальная плоть, а не странное тесто — и воспользовавшись оказией я тут же превратил его в фарш, напоследок раскидав изувеченную голову и конечности в стороны.


Правда радость от осознания того, что я выжил и похоже проживу ещё немало, сыграла со временем дурную шутку и то потихоньку, с каким то скрипом пошло-поехало. В мир нехотя вернулись краски, звуки, и я тяжело дыша застыл над парой оставшихся от мечника ног — в окружении буквально гробовой тишины…


— Великолепно. Это многое объясняет. — раздался в звенящей тишине голос принца и я перевел взгляд на этого радостного идиота…


Всё вокруг было заляпано кровью. На людях лежали куски Грейма. И почти все зрители пребывали в состоянии глубочайшего шока. Однако о принце этого сказать было нельзя. Тот стоял абсолютно чистый — без единого пятнышка на одежде — и удовлетворённо кивал, подкидывая правой рукой голову своего телохранителя…


Честно говоря я подумывал над тем, чтобы и принцу голову отчекрыжить, но весь этот сюрреалистический вид заставил меня остаться там же где я и стоял, продолжая наблюдать.


— Теперь я понимаю, о чём говорил отец. — покивал принц, деловито разглядывая ошметки. Под его взглядом ноги Грейма наконец подкосились и упали на пол…


— Да. Это определенно нужно было увидеть своими глазами!.. Великолепно!


Похоже этот парень даже не думал, ему даже в голову не приходило, что что-то может ему навредить и он находится в какой то опасности. От него пахло только некоторым разочарованием и… радостью! Ни малейшего следа страха… Это выбивало из колеи.


Вокруг него падали в обморок обладатели кусочков Грейма, барышни кричали, а принцу было хоть бы хны!.. Интересно как он умудрился не запачкаться-то, в то время как все вокруг него были красными и совсем не от смущения!


— Что же. Вынужден откланяться. Мне нужно многое обдумать. — вежливо кивнул принц окружающим и пошёл прочь, тихонько насвистывая и подкидывая голову Грейма правой рукой, пока вокруг него истерили сходящие с ума стражники, пытающиеся обеспечить немножко безопасности в этом безумном мире для сына своего повелителя…Они начали действовать сразу, сбежавшись из самых невероятных мест, но явно не успевали в «нужный» момент и понимали это, так что стремились своим старанием исправить хоть что то… Да… Оказаться рядом с принцем в ту же секунду, в которую погиб Грейм, было явно не в их силах…


Глава 30


— Интересно, а что он будет делать с головой?.. — пробормотал я, глядя в окошко на визжащую девушку…


— И как же так всё получилось-то?.. — пробормотала девчонка, глядя в свое окно… С её стороны почему-то никто не визжал…


Для нас вечеринка закончилась довольно рано, поскольку — ну, будем до конца откровенными — настроения не было никакого…


Причем только у нас и ещё парочки людей, которым особо не повезло с Греймом. Остальные наоборот, считали, что вот в этом году осенний бал удался! Прямо вот не чета многим прежним — всегда бы так!


Ну… Зато не пришлось толкаться на выходе… Да и карета сразу подошла…


— А?..


— А?..


Какое-то время мы непонимающе смотрели друг на друга, а потом я показал ей оставшиеся цацки. И в кольцах и в ожерелке все сапфиры полопались и теперь эти золотые побрякушки выглядели как-то… нелепо.


— А можно в них камешки поменять? Такие полезные штуки — я прямо не знаю как раньше без них обходился. — спросил я.


— Не уверена. — кисло призналась Мирена, перебирая драгоценный лом в ладошках, — Каждый такой камешек стоит как одно наше поместье. А те, что в ожерелье — как четыре наших рудника в Ирамийских горах. А у нас там всего два рудника.


Признаться, я ожидал чего-то подобного… Ну, вот вряд ли же можно было взять обычные сапфиры, запихать их на место взорванных и всё бы заработало — такое только в фантастических книжках бывает! И то не во всех… Но надежда умирает последней…


Мы опять загрустили — разве что теперь наша грусть сопровождалась не только цоканьем и периодическими визгами чересчур уж впечатлительных жителей города, но и приятным перезвоном драгоценностей, которые продолжила крутить в пальцах девчонка…


Но всё-таки!.. Нафига ему голова?..


Во время драки я не особо интересовался происходящим по сторонам. Да и после боя, признаться тоже… Измененное состояние сознания как-то не способствовало. Настроение после неожиданной и, будем честны, офигенно впечатляющей победы у меня было мягко говоря «приподнятое»! Хотелось петь, плясать и с кем-нибудь спариться!.. И это при том, что «ледяная часть» моего неожиданно прорезавшегося шизофренического я ещё никуда не ушла, позволяя сохранять какое-никакое вменяемое состояние. Но теперь, в тишине и покое, я мог кое-что припомнить и как следует обдумать…


Например — откуда взялась эта самая ледышка?.. Насколько я помнил, в случае смертельной ситуёвины ни в каких логических действиях моих сородичей обвинить было нельзя — по сравнению с ними, в этом состоянии, даже таран можно было бы назвать дипломатичным и сдержанным. Фактически я мог по пальцам одной лапы пересчитать все случаи, когда такое видел, а выжило при этом и вовсе… я один. Но всё же… Вот огненная часть тут вписывалась идеально, и судя по моему настроению после схватки — ничего страшного ледяная половина с ней не сделала…


Потом эльфёныш и гном. Наверное, это заметил только я, но гном спи… украл переговорную ожерелку! Спер её в наглую и под шумок, но мой нос было не обмануть — запах ожерелки, пополам с кровякой шел от одного из карманов мелкого, шустрого засранца! Вот какой я Шерлок Ватсон!..


Что же касается эльфёныша, то тот неожиданно проникся ко мне весьма дружественными чувствами. От него стало гораздо меньше «фонить» страхом, хотя казалось бы он должен был видеть то же самое, что и остальные — там же одни ноги от человека остались, в конце-то концов! Но нет — даже умудрился поймать мой взгляд и благодарно мне кивнуть, как будто я для него пипец какую услугу оказал…


Мда… Пипец… Одни ноги! А потом кааак грохнулись. Прямо на оставшуюся половину задницы. Даже я в шоке был! Одни ноги и голова — которую зачем-то утащил с собой этот… Не знаю даже как его лучше назвать…


Потом немного побегали и по-паниковали стражники, которые совершенно не знали как себя вести… С одной стороны нужно было вроде как защищать от меня народ, а с другой стороны этот самый народ за такое дело вполне мог этих самых стражников… того самого. Особенно заинтересованные лица — вроде Тартов и самого принца, ясно выразившего свое «удовлетворение». Причем всё было санкционировано, да и я никакой агрессии больше не предпринимал… В общем, хрен его знает, что в такой ситуёвине делать! Так что немного побегав между мной и народом как курица с отрубленной головой, стражники частично рассосались, а частично притащили откуда-то ведра, лопаты и швабры и довольно технично прибрались… После чего потащили всё добытое примерно в ту же сторону, куда ушёл и принц!..Интересно, а вот они знали на кой ему эта голова?.. И почему он не испачкался?..


Поняв, что кажется зациклился, я несколько раз тряхнул головой и попытался выбросить ту голову из этой… Но получилось не очень…


— А трудно их вообще делать? — спросил я, переключаясь на другую немаловажную тему. Если подумать, то наверное трудно. Магия-то в них содержалась отнюдь не бесполезная! Наверняка могущественные маги, с высшим образованием, собирались раз в десять лет на одинокой горе. Выпивали для сугреву…


— А? — с трудом выбралась из своих тяжких мыслей и девчонка.


— Я говорю — камни какие классные. Мало их наверное!


— Ааа… Да нет. Их по две-три штуки в год находят и особо не тратят, так что накопилось их уже много!.. Но стоят они очень дорого — и продают их, как правило, уже огранёнными и со своей оправой. Так что эти колечки можно смело выбрасывать.


— Как находят? Их разве не делают? — уставился я на девчонку.


— Это какой бы силой должен обладать маг, чтобы он смог сделать что-то подобное? — девчонка уставилась в обратку.


Мне потребовалось немножко времени, чтобы это всё переварить… Мда. Кому-то дают мир со всякой там нефтью, а кому-то…


— Погоди-погоди. Что находят просто в земле? Уже огранёнными? — насколько я мог припомнить, камушки на пальцах Грейма выглядели вполне себе презентабельно…Нет. Во всяких там ммо рпг драгоценности выкапывали примерно в таком же состоянии, но тут то… Или?..


— С чего бы? — поспешила развеять мои сомнения девчонка, — Гранят и делают для них оправу уже как раз маги. Причем такую силу, насколько я знаю, сохраняет самый крупный кусок камня, так что разрезать камень на части и наделать из них кучу, допустим, колец не получится… Так что из одного необработанного камня жизни получают один огранённый и кучку сапфировой крошки… А добывают их в горах в основном. Ну и ещё в сокровищницах.


Пошутила напоследок девчонка, а затем продемонстрировала одно из своих колечек с малюсеньким сапфиром…


— Вот. Папа подарил. — почему-то грустно, похвасталась она, — А у него есть такой перстень. А у его величества в короне три таких камня, несколько перстней и наверняка есть ожерелье. И у принца тоже есть такие… А еще говорят, что далеко на западе есть королевство в котором у правителя из камня жизни целый трон выточен… Представляешь, какая там каменюка и сколько она стоит?.. Толку от неё, правда, не много, но тот кто сидит на таком троне — по сути бессмертный…Силы в нём должно быть целое море…


После чего мне прочитали небольшую лекцию по интересующей теме. В камнях жизни была сосредоточена жизненная сила — чтобы это не значило… Наверное как с углеродом — кристаллизовалась под большим давлением… В общем, чем больше был камень, тем больше в нем была сила и тем крупнее рану он мог залечить — всё просто. А как только сила заканчивалась, то камень просто взрывался. Так что на троне из такового вот минерала, человек и вправду мог себя чувствовать максимально комфортно!


Добывали эти камни в основном в горах, причем в самых неожиданных местах. Не было никаких признаков, например, что они встречаются только рядом с золотой жилой или что-то такое. Нет. Просто однажды рандомный горняк ковырял какой-то рандомный камень и оказывался невероятно богатым. Или мёртвым — в зависимости от обстоятельств… Например, богатство семьи Тарт складывалось в том числе и из добычи этого необычного минерала. Правда тут была та же история, что у сапожников — либо ты сапожник с классными сапогами и бедный, либо ты сапожник с посредственными сапогами и богатый. Семья Тарт выбрала второй вариант и камней жизни у них было не много…


Ну и подавляющую часть таких штук находили гномы, поскольку жили они у «корней гор» и имели прямой доступ к ресурсу… Хотя как у них там обстояли дела было не совсем ясно, поскольку к людям они выходили редко, а к себе вороватых людей пускали ещё реже. Но лезть к ним с ревизией дураков не было уже много сотен лет, поскольку как выяснили люди во время последней войны — камни у них точно были и использовать гномы их не боялись! А когда твоих людей вырезают почем зря, а у противников потери самые незначительные… В общем, в этом мире людские правители решили, что нервы и место под жопой дороже невероятных сокрытых сокровищ гномов и больше к ним не лезли. Наоборот, решили забыть все прочие ссоры, всячески гномам улыбались и лезли дружить.


А вот гномы, похоже, ничего не забыли.


— Так что?.. Ты мне такой перстенек достать не сможешь? — уточнил я.


— Нууу… Со временем. Это слишком дорого и отца на такой жест придется ооочень долго уламывать. Он знаешь ли уже на годы вперед знает куда и на что пойдут следующие камни. — призналась девчонка и слегка загрустила, — К тому же, после убийства Грейма… Нас в этом обвинить трудно, но уж поверь мне — желающие найдутся! Интересно, кто займет его место? Он ведь был невероятным вином — таких в королевстве, наверное больше и нет…


— А его оживить никак нельзя? — уточнил я, припомнив некую голову.


— Это как же? — поинтересовалась девчонка некоторое время молча и пристально меня разглядывая, — Ты видел что то такое у себя в лесу? Эльфы умеют оживлять мертвых?..


— Не знаю. — признался я, — Думал вы умеете.


— Ааа… Нет не умеем. — загрустила девчонка, — Иначе отец бы никаких камней не пожалел и мама была бы жива…


Это, конечно, был аргумент… Так что оба мы замолчали и опять уставились в окна на проплывающих мимо истерящих горожан…


Глава 31


Оставшийся путь мы провели в молчании. Я даже шторы задернул, чтобы совсем в молчании было…


Пережитый бал выявил гигантскую пропасть в моем образовании, которую я раньше как-то не замечал. Оказывается, я много чего не знаю об этом мире! Кто бы мог подумать?..


Возвратившись в замок мы сначала молча поднялись в свою комнату, где я улёгся в гнездо, а девчонка принялась копаться в бумагах, попутно переодеваясь в «домашнее» и нехотя отмахиваясь от расспросов любопытствующей Эльты. А потом, девчонка забрала какие-то писульки и ушла, а меня потихоньку начало колотить — начав с небольшой дрожи и потихоньку перейдя на полноценный расколбас… Почему-то именно сейчас меня догнало «осознание» того, что меня собирались убить. Видимо, не успевало за каретой…


Так что я лежал, трясся и раздумывал над своим житьём-бытьём…


Не знаю уж почему, но до этого момента моя жизнь больше походила на игру, чем на нечто реальное. Ну, попал в другой мир. Ну, пришлось знатно побегать и поголодать. Ну, эльфы — ну, магия. С кем не бывает?.. Однако стоило как следует поковырять мечом в пузяке, и вот меня уже потряхивает, как будто ко мне ток подвели. Я внезапно осознал, что фиг его знает, что произошло ТАМ — вспомнить ничего путного я не мог как ни старался — но ТУТ у меня была всего одна жизнь и умирать будет очень и очень больно. А значит, что-то нужно делать.


Оставалось только поражаться, почему такие простые истины дошли до меня только сейчас. Сам для себя я это тут же объяснил неким природным механизмом вервульфов, а вовсе не своей тупостью и безалаберностью. Возможно, после рождения в нас проявляются повышенные авантюризм и легкомыслие, чтобы легче было «выгрызть» себе «место под солнцем». А вот потом вервульфы взрослеют и становятся более осторожными и спокойными. Прямо как я сейчас… По крайней мере мыслил в правильном направлении.


Для начала неплохо бы выяснить, что в этом мире странного, кроме магии! Которую я пока что воспринимал через призму неких странных, но вполне себе физических процессов. А вот окаменевшая «жизненная сила» ни в какую физику вообще не вписывалась…


Хотя с этим было довольно непросто, поскольку вот для меня нормальными штуками были электрический ток и самолет, а странными — те же каменюки. А вот для девчонки всё было с точностью до наоборот и расспрашивать её о «том не знаю что»… В общем, пока что для этого у меня даже воображения не хватало, так что придётся поломать голову… Мда, голову… Голоф…


— Эй! Что это с тобой?! — я проснулся от того, что девчонка начала трясти меня как грушу…


Я еле-еле разлепил глаза и посмотрел на странно повёрнутую девчонку сощуренными и забитыми какой-то ерундой глазами… После некоторых размышлений выяснилось, что с девчонкой всё в порядке и это на самом деле я лежу странно перекособочившись. А ещё у меня все болит…


Покряхтывая словно старый дед я поднялся и побрёл к зеркалу в комнате девчонки… Ну как зеркалу?.. Это был лист серебра офигенно начищенный, но до зеркала ему было ой как далеко — хотя он и отражал реальность с некоторым правдоподобием…


Кое-как доковыляв, и не обращая внимания на порядком разволновавшуюся девчонку, я всмотрелся в свое отражение… Мдааа… У меня появилась седина на морде, седая манишка на груди… А ещё я выглядел так, будто меня морили голодом несколько лет.


— Ты… Постарел что ли? Это из-за вчерашнего?! А сколько тебе вообще лет? Было? — продолжала волноваться девчонка, пока мои мозги скрипели в попытках мыслить логически.


Я хотел жрать. А еще да — похоже, состарился… Интересно, а сколько живут оборотни? Почему-то раньше я особо не интересовался этим вопросом, хотя учитывая то, что я за далеко не полный год продвинулся от слепошарого щенка до двухметрового монстра — говорило о том, что метаболизм у нас просто пипец какой!..


А ведь вопрос-то немаловажный… Вдруг мы живем всего-то год и то, что я видел вервульфов ооочень разного возраста, ничего ведь особо то и не доказывало…Печально, если так. И есть хочется.


Но тут до меня дошли слова девчонки и в мозгу начала разгораться лампочка понимания! А ведь верно. Это наверняка из-за вчерашних событий. Вот прямо как-то сомнительно, что вервульфы могли останавливать время… А это в свою очередь означало, что это на самом деле я ускорился, и очень очень сильно ускорился. В принципе — это вписывалось и в природу вервольфов, и вообще много чего объясняло… Например то, почему такая штука проявляется лишь при смертельной опасности — поскольку если вот такой вид принял молодой, полный сил и, чего уж там, жирненький я, то более-менее престарелый оборотень, применивший подобную имбу в любой другой ситуации, помрёт на месте без всяких там ран. Я ведь даже девчонку услышал только когда она меня трясти начала, а раньше просыпалсяпри малейшем шорохе за стеной. В Лесу такая невнимательность бы не прокатила.


Развернувшись, я зашаркал к сундуку-леднику с мясом, который поставили в комнате у девчонки после моего появления, трясущимися руками поднял крышку, а потом начал жрать…


— Эээй… Ответь что-нибудь. — продолжала волноваться девчонка.


— Ага иж-жа вчерашнего. Неши еще мяша — этого не хватит. И вообше жратфы. — ни на секунду не прекращая жевать, попросил я. Силы возвращались с каждым куском, но в очень и очень малом количестве… И Голод не только не ослабевал, но и вовсю набирал обороты, заставив вспомнить о не таком уж и далеком детстве, когда я готов был кору жрать, лишь бы хоть как-то его утихомирить…


К счастью, девчонка у меня была умная, так что лишь пару секунд смотрела на меня тревожным взглядом, а потом убежала. И вернулась очень вовремя, поскольку ящик как раз показал дно — я даже лед с кровью сожрал — и если бы она не принесла еды… Могло получиться очень и очень плохо…


Следующие минут тридцать я только и делал что жрал, а все мои ментальные силы уходили на то, чтобы заставлять себя жрать то, что приносили, а не тех кто приносил… В эти минуты я ооочень хорошо понял, что значат слова про пробудившегося внутри зверя… Прямо на всю жизнь запомнил.


Но потом всё же отпустило, и я, кое-как переваливая по полу свое пузико, добрался до гнезда, сыто рыгнул и опять отрубился.


Беспокоить меня не стали. Или же не смогли… Но проснулся я уже в совершенно другом состоянии и недоуменно осмотрелся. В комнате было темно. Вокруг гнезда была разложена жратва — в виде всевозможных копченостей… Прямо с горкой. А у сундука-ледника аж приподняло крышку от того, насколько он был забит.


Девчонки в комнате не было, а когда я потратил ещё полчасика на перекус после сна, оказалось, что все выходы из комнаты закрыты, а выход на балкон заделан насмерть. Нет я, конечно, мог проломиться сквозь эти баррикады, но те кто их делал — делал все на совесть…


Свой любимый нюх использовать не получалось, из-за забившего комнату словно густой дым запаха копченостей, однако слух мне подсказывал, что за входной дверью кто-то есть… В комнате служанки было тихо как в покойницкой, а вот в коридоре кто-то тихонечко дышал и иногда чем-то звенел явно переступая с ноги на ногу и прислушиваясь к происходящему в комнате. Это он конечно зря, поскольку я уже давно приучил себя издавать минимум лишних звуков… Так что, когда я поскребся в дверь, для невидимого слушателя это стало неприятной неожиданностью и, чертыхнувшись, он куда-то умотал… А еще кто-то вскочил со стула и достал меч — или другую железяку, которую могут доставать из ножен — так что одного меня не оставили…


А спустя минут десять к двери прибежала целая делегация и напряженно-встревоженный голос девчонки спросил:


— Песик ты как там? Все хорошо? Подай какой-нибудь знак.


Я слегка поломал голову, а потом оттарабанил по двери «спартак чемпион»…


— Кушать хочешь? — осторожно поинтересовалась Мирена. Как показать «нет» я не придумал, так что сказал:


— Нет. — будем надеяться, что амулет за дверью есть только у девчонки…


После чего за дверью облегченно вздохнули, сама дверь после незначительного шуршания приоткрылась и внутрь впихнули… того синяка из зоопарка… Он выглядел слегка испуганно, слегка бравурно и определенно был под шофе, причем наливали ему, судя по запахам ударившим прямо в нос, еще вчера — просто не выветрилось еще… М-да. Некоторых жизнь ничему не учит.


В руках у синяка был окорок…


Я осторожно взял у этой «канарейки» тяжёлую штуку и побрёл к гнезду, где и уселся, а следом за синяком вошли напряжённые стражники и уже расслабившаяся девчонка, которая, слегка полюбовавшись спокойным мной в полумраке комнаты, из-за спин бравых вояк, приказала:


— Все нормально! Разбирайте баррикады.


И вояки приступили к делу, подозрительно на меня зыркая… Ну, а я…


— Что, папа приехал?.. — кисло уточнил я, показывая лапой на баррикады и «всегда готовых» стражников, деловито засновавших туда-сюда, пока девчонка шарила в своих вещах, раскладывая обратно вещички, которые ей подавала появившаяся с немалым тюком беспокойная Эльта.


— Ммм? Нет. Он только завтра приедет. А что?


Ничего особенного не было, так что я просто покачал головой. Просто я подумал, что все эти меры предосторожности придумал толстяк, но похоже это была инициатива Мирены. Забавно.


Глава 32


Всю следующую неделю я отжирался и офигевал. Отжирался, поскольку вернулся лесной аппетит, и пока я не вошёл в свою прошлую, слегка жирноватую, форму, основным видом моей умственной деятельности были размышления о том, чего бы сожрать и где бы поспать? И если с первым особых проблем не возникало, спасибо богатству семьи Тарт, то вот последнее… Пару раз я вырубался по пути в туалет, а это, на минуточку, на отвесной стене оранжереи, на приличной такой высоте. Слава когтям, просыпался я там же где и засыпал, а не в аду, под интересные рассказы чертей о переломанной в десяти местах шее…


Дополнительным источником забот были размышления о том, что происходит вокруг… После того, как я прикончил телохранителя местного принца, было бы логично, что толстяк, как политическая фигура, примчится разбираться в тонкостях случившегося! Но он не примчался. Или вот когда я озверел и едва не сожрал парочку слуг — как любящий отец, толстяк просто обязан был наведаться в замок и узнать как дела у любимого чада! Но нет… Похоже все мои предположения о том, как должны вести себя сильные мира сего, зиждились лишь на сериалах и книгах моего мира и то ли к реальности вообще, то ли к реальности только этого мира — никакого отношения не имели. Толстяк остался разгребать во дворце, а со всем остальным доверил справляться дочери — как я понял из её путаных объяснений, когда уточнил беспокоящие меня моменты. Причем не только со мной разбираться, но он ещё и свой запланированный визит домой отменил и со всеми просителями пришлось иметь дело девчонке и его помощникам, что Мирену нехило так вымотало… Правда, чем она там таким трудозатратным занималась, я так и не понял — сиди себе читай да подписывай бумажки! Не уголь же грузить её послали.


М-да… А вот толстяк жег вдали от дома. Похоже, на этом мероприятии некие темные силы собирались поднять шумиху и обвинить Тартов чуть ли не в попытке покушения на особу королевских кровей, но развивший бурную деятельность толстяк смог задушить все поползновения недоброжелателей в зародыше и даже организовал визит его высочества в замок — в качестве некоего жеста доверия или какой-то подобной лабуды… В общем, похоже Тарты в поднятой во дворце волне говна не только не нахлебались, но даже сумели приподняться немножко повыше. О чём мне девчонка и поведала к концу «странной недели обжорства и открытий». Причем встречать гостя доверили опять же Мирене, поскольку политические страсти всё ещё бурлили, а значит толстяку стоило находиться в центре событий.


Хотя, судя по некоторым обрывкам ворчания девчонки, был там и некий тайный подтекст. Ну, знаете… Принц мальчик, она девочка, а родителей нет дома и если что, то никого с собаками по деревьям гонять не станут… Самое же удивительное для меня было то, что ни падать в обморок, ни как то саботировать мероприятие Мирена не собиралась, просто ей эта ситуация не особо нравилась, и всё. Никаких тебе истерик или проклюнувшегося чувства собственной важности… Так что она ворчливо забросила все свои дела и принялась приводить замок в готовность к приходу дорогого гостя! В том числе и на себя красоту навела…


Я же чувствовал себя как то неуютно, и серьёзно обдумывал идею рвануть отсюда так, что только меня тут и видели. Поскольку может я и ошибался пока во многих аспектах взаимоотношений и вообще реалий, но в одном был твёрдо уверен — если бы кто-то прикончил моего телохранителя, человека который меня фактически воспитал с младых лет, то вот я бы… Я бы наверное расстроился!.. Прямо вот сильно…


Так что когда девчонка силой заставила меня выйти и встать с ней в первых рядах встречающих, то чувствовал себя прям совсем неуютно. Даже скукожился максимально, чтобы не привлекать лишнего внимания, но у меня не получилось… И ростом не вышел, и окружающие меня как-то сторонились, выделяя в толпе как хороводы новогоднюю ёлочку…


Ждать пришлось долго… Минут десять-пятнадцать, но никто не роптал на систему раннего оповещения — кем бы она не была. В целом, процесс выглядел так — на редкость чистый замок кое-где украсили флагами, вымпелами и какими-то то ли гербами, то ли просто красивыми предметами зодчества. А поскольку визит был неофициальным, то во двор вынесли парочку ковров, по периметру установили не всех стражников и во встречающей делегации были только девчонка, я и основные люди замка вроде зевающего мага и парочки каких то мужиков. Старичка охотника нигде не было видно, так что видимо он к основным персонам все же не относился. А может просто забил на всю эту канитель…


А потом приехал принц. Причем по простому — в простой золочёной карете, на дверцах которой были пришпандорены те самые предметы зодчества — со всего то десятком всадников в качестве охраны и… один. После того как наши слуги торопливо открыли дверцы кареты, из неё вылез один-одинёшенек принц нашего королевства без всяких там телохранителей, магов или фавориток! После чего с выражением невыразимой скуки на лице потёк к встречающим…


— Это неофициальный визит. Прошу без церемоний. — заявил он, дождавшись того, что присутствующие склонились перед ним в глубоком поклоне/реверансе. Кроме меня, поскольку я и так лежал — дальше некуда.


— Итак… Какие у вас тут… Достопримечательности…


— Пожалуйста сюда. — буквально на секунду запаниковав, указала рукой девчонка. По плану мы должны были идти кушать, что я категорически одобрял, но паренёк порушил весь регламент! Но тут такое дело, что если королевская особа хочет достопримечательностей, то противиться и всё же тащить его жрамкать пожалуй не стоит…


— Я хотела бы поблагодарить вас за этот визит!.. За то, что вы приняли приглашение отца. — начала было светскую беседу девчонка… Но принц тут же отмахнулся.


— Никуда он меня не приглашал. Это полностью моя идея. Я прекрасно понимаю, что спровоцировал лорда Гаспара на этот скандал, так что приложил усилия, дабы сгладить свою вину перед Тартами. Чего-чего, а пустяковые обиды от одного из моих будущих столпов, мне совершенно ни к чему. Тем более, что ликвидация всего этого недоразумения мне практически ничего не стоила… Лорд Тарт говорил, что у вас имеется интересный зверинец?..


— Совершенно верно. — заметила девчонка, слегка меняя направление движения. Внимание принца ей всё никак не удавалось захватить… А ведь я говорил ей надеть платье с вырезом побольше! Показать-то было что!


— Бро пожаловать… — из дверей зоопарка нам на встречу вышел синяк-самоубивец, опять под шофе, но мгновенно сориентировался и, изобразив глубокий поклон, распахнул двери перед гостями, проявив буквально чудеса эквилибристики… Чувак был одновременно и фантастически невезучим и фантастически везучим, поскольку явно был жив до сих пор, несмотря на все свои залеты и фентили… По крайней мере Мирену от его появления слегка перекосило, а это могло многое значить для будущего этого любителя прибухнуть на работе…


Ну, а мы зашли в зверинец, где я ещё раз спросил себя — на кой черт было меня-то сюда тянуть? Большинство зверушек при моём приближении буквально впадали в истерику, а так как я бродил вместе с девчонкой и принцем…


— Шумно тут у вас. — заметил принц и пристально посмотрел на нечто вроде пантеры, только зелёного цвета. Пантера, поймав этот взгляд, подавилась рыком и смущённо замолкла…


— Да-да. Животные. — покивала девчонка, которая похоже и сама начала жалеть о моём присутствии.


— Тогда давайте посмотрим на второе принадлежащее вам существо из леса Смерти и покинем это место. — заметил принц, так ни разу и не посмотрев в мою сторону за все время… — Я слышал, что оно настоящее воплощение неуязвимости — в отличии от вашего вервольфа?


— Да — это так.


— А его тоже можно вывести в свет?..


— К сожалению, нет. — призналась девчонка, подходя к нужной клетке. Черепашкин впервые на моей памяти не изображал из себя труп. Он кушал… — Слишком уж он старый и неповоротливый… Был старым ещё когда я начала ходить.


А, я слегка офигев, посмотрел на девчонку. Нет, я знал, что она слегка бесстрашная или не в себе, но похоже она реально когда-то пыталась как-то взаимодействовать с панголином!.. Ох и повезло ей, что они были жутко тупыми и ленивыми.


— А вот здесь мы держали Песика. — девчонка указала рукой на клетку напротив. Принц наконец то проявил некую заинтересованность, так что она решила ковать железо пока горячо.


— Хм… — пристально изучив Черепашкина, который на наших глазах покушал и опять впал в спячку, принц подошёл к моему бывшему дому. Внимательно его осмотрел, а потом зыркнул прямо в тот угол где у меня готовился в свое время подкоп для одного интересного дела. А потом зыркнул на меня, но быстро отвел взгляд…Вот ведь жук… Даже местные работники его ещё не нашли, а он…


— Я вижу, вы ещё не выбрали себе нового телохранителя… — осторожно подошла к скользкой теме девчонка. Двое из сопровождавших принца гвардейцев пялились на Черепашкина, а ещё двое бдили около нас, но ни один из них на телохранителя как-то не тянул.


— Ни отцу, ни мне телохранители ни к чему. — вынырнув из секундной задумчивости заявил нахмурившийся принц, — Не беспокойтесь об этом, дорогая Мирена. Я всё равно планировал от него избавляться в скором времени. Разве что сделал бы это более продуктивно, если бы знал как всё обернётся…


Семь. Я насчитал у принца семь побрякушек с сапфирами. Две серьги, четыре перстня и к гадалке не ходи — под кольчугой и одеждой у него наверняка было ожерелье! Да, кольчуга тоже была, несмотря на только что прозвучавшее заявление, что он якобы никого не боится…


— Честно говоря, Грейм научил меня уже всему, что знал, и дальнейшее его присутствие было скорее оскорбительным, чем необходимым… Ни отцу, ни мне ненужны охранники. — зачем то повторил он, а сопровождавшие и хорошо слышавшие его гвардейцы, похоже почувствовали себя крайне неловко… — Могу я попросить у вас разрешения кое-что попробовать с… Черепашкиным?


Заявил принц, слегка выбив девчонку из колеи. Но она опять мгновенно с собой справилась:


— Конечно. Сейчас я прикажу открыть…


— Нет необходимости. — скупо заметил принц и что то метнул в клетку. В голове Черепашкина вырос новый рог, а сам панголин вздрогнул и прямо вот совсем обмяк…


— Хм… Кажется я его убил. Приношу свои извинения. Я был наслышан о крепости панциря этих зверей и не думал, что так получится. Пускай лорд Тарт пришлет мне счёт, я оплачу стоимость зверя. — покачал головой принц в несколько картинном смущении, пока мы подбирали челюсти… И больше всех был удивлен я, поскольку точно знал, что с годами у панголинов их броня становится только больше, нарастая откуда-то изнутри, а значит крепче. И лобешник у них одна из самых прочных частей…


— У вас есть еще что то интересное? — вопросил он, повернувшись к девчонке. У нас было… Ещё примерно полчаса мы мотались по замку, разглядывая всякие коллекции, собранные предками девчонки, но до конца всё посмотреть не удалось, поскольку принцу это всё быстро наскучило и он попросил проводить его на выход, вежливо отказавшись от обеда…


Глава 33


Как только я отошел от визита этого психопата, то сразу же — буквально через день — приступил к осуществлению своей задумки. После бала я неплохо восстановился, других дел у меня не было, так что оправдания для дальнейшего лентяйничества вроде как закончились… В общем, я конкретно присел девчонке на уши, чтобы она меня подучила — и для начала истории нашего королевства, а именно его восьми главных семей и самого короля. Который, если судить по яблочку — наверняка та ещё яблонька…


В замке провели небольшие похороны по невинно убиенному Черепашкину. В результате чего во дворе замка появилась интересная статуя-чучелка. Я же занялся делом.


И тут пришлось столкнуться с неожиданным препятствием. Оказывается, девчонка не очень-то любила повторять то, что уже знала, предпочитая налегать на новые знания, причём чем более у них прикладной характер, тем лучше. Что в общем-то и было главной причиной, почему она с таким упорством бегала от учителей…Несмотря на всю средневековость, оказывается у местных учителей тоже был своего рода учебный план и даже в каком то смысле общий для всего королевства, вот только любопытная девчонка его давным-давно освоила самостоятельно, и теперь её мало чем там можно было удивить. Но после некоторых препирательств мне удалось выжать из нее кое-какую информацию, а там оказалось, что преподавать знания это немного веселее, чем повторять или учиться… Так что получать крупицы информации становилось всё легче и легче…


Для начала мы забрались в древнюю как говно мамонта книгу восьми столпов. Вот серьёзно — оказывается, не смотря на всю борьбу между аристократией, которую уже видел даже я, сидя за стенами замка, — восемь главных семейств были главными уже восемь столетий. Правда, не с момента зарождения королевства, а с того момента, когда тогдашний Король утвердил свою власть над остальными с помощью меча и как раз этих самых восьми семейств, его поддержавших. До этого тут было нечто вроде Речи Посполитой в самом поганом её проявлении, а ещё до этого тут существовала единая империя на всё человечество — с которой тоже было не всё так гладко, поскольку те её флаги и гербы, что продемонстрировала мне девчонка, подозрительно смахивали на свастику…


Так вот, восемь семейств. Судя по книженции — задумка была и правда офигенская. Изначально каждому из семейств король отдал какую то отрасль в стране, сделав их «как бы» монополистами. При этом они должны были одновременно и снабжать короля и служить этаким буфером между королем и остальными аристократами и следить за этими самыми аристократами. А «как бы» потому, что со временем этот монополизм сильно размылся, но королевская власть от этого только укрепилась, как бы странно это не звучало…


То есть допустим Тарты. Тарты были одним из богатейших семейств восьмерки, поскольку занимались добычей и поставками ресурсов — таких как металлы, дерево и каменный уголь. Но ещё они немножко выращивали зерно и имели армию. А Тейры — заклятые друзья Тартов, из-за чего девчонка и дышала так неровно к Хлое


— занимались как раз поставками зерна и вообще хавчика. Но при этом немножко добывали ресурсы, такие как металлы, дерево и уголь. И конечно же у них тоже имелась собственная дружина. А эти «немножко» на практике означали, что в пахотных землях и добывающих рудниках эти семейства к настоящему времени друг другу ничем не уступали и являлись противовесами друг другу, а одновременно и деловыми партнерами.


Примерно та же ситуёвина вышла и с остальными поддерживающими короля столпами, за небольшим исключением. У семейства Сапето был самый сильный в королевстве военный флот и конкурентов на этом поприще у них не только не было, но и не предвиделось — поскольку оказалось, что иметь военный флот это не очень прибыльно, и если бы заботу об этом самом флоте не взял на себя частично король, то и сами Сапето бы от этой привилегии давным-давно отказались. А так у них были самые сильные и многочисленные боевые корабли и самые умелые матросы. И никаких тебе конкурентов.


А потом я столкнулся с ещё одним приветом с родины… Когда мы изучали семейство Ортос, я почувствовал что-то неладное, как только увидел их герб. И только недавней травмой можно было объяснить то, что мне пришлось вглядываться в этот самый герб и девиз под ним минут пять, прежде чем я ПОНЯЛ!


— Это, что? — указал я на заинтересовавшую меня фразу.


— Неизвестный язык. Этот девиз придумал основатель дома Ортос — великий и несравненный воин, Васия Ортос. Говорят, что он не был изначально благородных кровей, но на поле боя заработал себе имя и репутацию, доказав королю свою полезность. Согласно семейной легенде Ортос, здесь на языке драконов написана некая фраза характеризующая ум и военную силу этого рода.


В общем, эти самые Ортос занимались поставками солдат для армии короля… Причем система обучения у них там была конкретная — даже крестьян обучали специальному виду единоборств, отличительной черте этого семейства, а также ещё в детстве проходили специальное обучение, делающее из них если не полноценных воинов, то как минимум подготовленных бойцов самообороны. Если у Тартов было всего несколько замков с усиленной подготовкой солдат, то у Ортос этим занимались все замки. И по сути все люди Ортос, в случае надобности, и были сами по себе армией — суровой и сильной.


Так вот на гербе Ортос была нарисована медуза, из-за щупалец которой вылетали два дракона, а под ними на слегка стилизованной кириллице было написано «Никто кроме меня!»… И если медуза и драконы произошли от парашюта и пары самолетов, то я-таки знал, откуда предок Ортосов был таким хорошим воином.


Так что хоть каждое из семейств и было «как бы» монополистом в своей сфере, но по факту, если бы какое то из семейств исчезло, то остальных это не только не напрягло бы, но даже порадовало. Вишенкой же на торте был строгий запрет на браки между главными семействами. С остальными семействами — милости просим. Даже породниться с королём было милым делом. Собственно, королевский род уже был роднёй большей части столпов, но между собой они были связаны лишь опосредованно. Почему так — фиг знает, но вот такой странный факт…


Что же касается самого королевства… То оно отпочковалось от некой Империи в стародавние времена — когда у тогдашнего императора, носившего звучное прозвище Добрый, получилось настрогать дофига детей и он, вместо того чтобы придушить лишних, разделил империю между ними «по-честному». Отчего новоявленные королевства довольно долго колбасило, пока они несколько тысячелетий дрались друг с другом и с остальным миром…


А до той мифической Империи, человечество вообще ничего из себя не представляло и его шпыняли кто только хотел. Отчего оно жило в степях, влачило крайне печальное существование и особо ни на что не претендовало…


Но потом среди людей ниоткуда появился тот самый первый Император. Пинками и лозунгами объединил всех людей, после чего как следует подготовился и уже всему остальному миру стало тошно. Люди стали доминирующим видом, гномы ещё долго не высовывались из своих пещер, а эльфы теперь из могучих владык мира и магии стали бомжами на обочине истории…


Правда, и они несколько раз дали просраться человечеству — собственно из-за чего теперь на границе с ними и установился некий паритет. В какие-то моменты истории, когда легионы ещё той Империи загоняли их в совсем уж задницу мира — эльфы огрызались, производя локальные выбросы существ Леса. После чего на парочку десятилетий устанавливалось затишье, в течении которого Империя как-то справлялась с «выхлопами» из моих сородичей и остальной тусовки. Правда, эльфам от этого тоже особой радости не было, поскольку большая часть зверья всё равно оседала рядом с их границами… Ну, не у многих в Лесу было желание бежать особо далеко, если и рядом можно было обжиться как следует и жить себе не тужить… Так что такими финтами эльфы не только избавлялись от надоедливого человечества, но и запирали себя уже с двух сторон. Поскольку продвигаться через зверушек без деревьев не могли, а с деревьями это было ооочень долгое и муторное дело. Так что в какой то момент, без всяких мирных договоров, человечество перестало особо щемить эльфов — поскольку Империи и её ресурсов уже не существовало. А эльфы перестали выпускать зверье. То ли потому, что и самим было тошно от такого «оружия» — то ли ещё почему… В общем, теперь они использовали Лес лишь в качестве «оружия сдерживания».


Но если вспомнить, что «врастать» в Лес эльфы не перестали, и на границах с ними изрядная такая толкучка и вообще духота… Думаю, что ещё как минимум один «выброс» они готовили. Правда, говорить об этом девчонке я не стал.


Принца мы, конечно же, тоже коснулись. Я, например, хотел узнать всегда ли он такой странный, или это началось недавно?


Оказалось, что вел он себя ничуть не странно и… давно уже. Просто его высочество, как и любого начинающего правителя, заботило то, что на его границе расположились какие-то ущербы, которых давно пора бы прижать к ногтю и стереть с лица земли, но всё почему-то не получается. Вот он и искал методы в своей манере. Собственно, примерно также он интересовался всеми соседями… И наоборот, если бы он не был «таким» — девчонка достаточно долго пыталась подобрать достойную замену слову «отморозок» — то это было бы хуже. Поскольку повторения того хаоса, что царил в королевстве восемьсот лет назад, никто почему тоне хотел, а слабый правитель был прямой дорогой к этой ситуёвине.


Да и по большому счету — тут девчонка видимо применила знания, дарованные ей батей — принц был копией своего отца в молодости. А тот потом вырос, принял власть, загрузился государственными делами и как-то поутих на эту тему. Так что войны с соседями были, но не прямо на уничтожение. И эльфов держали там где они сейчас, но тоже без должного фанатичного огонька — поскольку земли там конечно плодородные и лес стоял на загляденье. Но ещё там было Болото, от которого даже у самого прожженного вояки начинались ночные кошмары, а плодородной земли и леса в королевстве пока и так хватало, так что проливать из-за такого дела кровь не очень-то и хотелось…


Как говорится — вырастет, перебесится! Вот на что надеялась аристократическая верхушка королевства…


Всё это мы разобрали по полочкам где-то за неделю… Только, разумеется, более подробно и с гравюрами. После чего я с волнением приступил к расспросам по поводу второй волнующей меня темы. Но тут всё оказалось очень и очень печально…


Почему-то в мире, где есть магия — эта самая магия не особо-то людей интересовала! По сути, с магами тут складывалась та же ситуёвина, что и с физиками-ядерщиками в моём мире. Да, чуваки имеют дело с лазерами и атомной энергией, да, расщепляют молекулы… Но при появлении физика в обществе почему-то никто кипятком не писал, а те кто мог себе позволить изучать магию — ограничивались школьным курсом и даже его старались забыть как страшный сон. А те кто не мог — вообще не парились по этому поводу. Например, девчонка владела некой теоретической информацией, могла запалить небольшой светляк, и по сути всё…


Получалось, что если бы маги помимо магии не владели другими обширными знаниями — по экономике, механике, химии — то их бы никто особо и не привечал…


Даже в военной сфере получалась такая ситуация — маги конечно могли наносить урон по области не хуже артиллерии, но выводить только их в поле было тем же самым, что отправлять на убой. В поединке мага и лучника девчонка всегда бы ставила на лучника. Даже на мечника, если у того имелись кое-какие амулеты и мозги.


Ну а менее грамотная общественность и вообще была против магии, примерно так же, как у нас народ возмущался строительством коллайдера. Разве, что тут в разговорах больше фигурировала не чёрная дыра, а нашествие демонов — в остальном же аргументы были примерно те же…


Получалось, что потренироваться с арбалетом недельку-другую было выгоднее, чем посвятить несколько лет своей жизни изучению заклинания молнии, чем девчонка и занялась. Теперь ситх из неё был никакой, но всадить болт кому-то в башку, прямо сквозь металлический шлем, она могла запросто.


Глава 34


— Во зин ди партизанен? Где партизанен? Говорить!


Первые недели три всё шло хорошо, но потихоньку моя идея с ускоренным самообразованием начала пробуксовывать, а потом и вовсе встала… Идея-то хорошая, что уж тут говорить, но к сожалению я оказался тупым и память у меня была как у золотой рыбки. Вот например, прошло всего-то три седмицы, а все факты о столпах у меня в голове перемешались в жуткую мешанину, так что я даже под пытками смог бы более-менее вменяемо рассказать только о Тартах и потомках вдвшника. Причём в последнем случае — даже название рода не помнил…


К тому же, мой и без того недалёкий мозг меня предал, и как только закончились уроки истории — он тут же отключился, напрочь отказавшись впитывать в себя остальное… И я его понимал.


Собственно, история во всех мирах была самым интересным, хотя и самым куцым предметом. Всегда интересно посмотреть на то, что творят людишки, а особенно из какого-нибудь безопасного места — например, из будущего! Тут же кроме людей были и другие разумные расы, так что треш творился ещё тот. Например, оказалось, что у эльфов было несколько возможностей если не помириться с людьми, то перейти хотя бы в фазу невооруженного нейтралитета. С границами побольше и ситуацией получше. Пару раз ещё при империи, когда всем до зубовного скрежета надоедало драться, и разок уже при королевстве — когда всем с одной стороны стало не до них, а с другой их начали рассматривать как нехилых таких союзников, по принципу «враг моего врага — мой друг». Но те не оценили и каждый раз отмачивали очередную дичь. То собирались и шли вырезать на корню ближайшие поселения, причем с такой жестокостью, что у людей появлялись новые силы в борьбе за видовую нетерпимость. То гордо слали всех на хутор бабочек ловить, а чтобы было понятнее — крошили послов в фарш и украсив сверху листиком, отсылали обратно. Результат был предсказуем…


Да и кроме эльфов интересных моментов была просто масса, не смотря даже на явную потёртость исторической хроники. Я это сразу уловил, поскольку успел застать и советскую историю и уже российскую — тут было тоже самое, только не сто, а восемьсот лет. Да, раньше и территория была побольше и империя посильнее, но вы лучше посмотрите какие офигительные пленумы проводят сейчас! А там уже современная история набрасывала сверху гору всего, под чем терялось всё, что новые правители очень хотели потерять… Так и тут — от Империи королевству досталось много чего хорошего, верой и правдой служившее до сих пор, спустя восемьсот лет, но смотрелась она в исторических хрониках почему то слегка бледновато…


— Во зи ди партизанен, я вас спрашиваю! Шпрехен зи дойч?!


С магией же — единственной наукой, которую я ХОТЕЛ изучать — как я уже говорил, не сложилось… Девчонка мне кое-какие крупицы разжевала, но только светляк я так и не научился зажигать, хоть и затвердил это заклинание намертво — в порыве творческого энтузиазма. Так что теперь я мог продекламировать не только пару строк стихотворений Пушкина — настоящего естественно — но и это заклинание… Видимо была тут ещё какая-то хитрость, но девчонка уже в тонкостях не шарила, а искать мне настоящего учителя, почему-то наотрез отказалась…


Остальное же… Как-то не пошло. Ну, вот ни в коня мне надо учить, что и как там добывают и выращивают на просторах владений Тартов… А на земли их соседей так и вообще плевать. Что, кстати, довольно подозрительно, если посмотреть невооруженным взглядом! Вот накой спрашивается толстяк проплатил уроки о том, что где и как лежит у всех, у кого хоть что-то да лежало?.. А вот девчонка свободно могла перечислить все серебряные шахты королевства и с мечтательной такой минкой пояснить, что там-то и там-то, в принципе, эти самые шахты можно было бы и к ручкам прибрать… А то плохо они лежат — добыча идет никакая, семейки ими владеют слабые… Непорядок.


А кроме того, на сегодняшний день девчонка оказывается неплохо пела, рисовала, танцевала, могла и сама чего пришить и приказать кому надо. Разбиралась во всевозможных материалах, могла довольно сносно ориентироваться в море и на местности. И очень хорошо разбиралась в экономике и мелком рэкете. Правда всё это пока в теории и на картинках, так что хоть она и прошла некие уроки биолого-алхимии-медицины — лечиться собранными ею травками я бы не стал, поскольку фиг его знает кто их ещё рисовал…


Так что в какой то момент мне стало немножко скуч…


— Ээээ! Ты… Ты что творишь?! Что вы творите? — в шоке заорал я.


Этой ночью мне повезло и на обходе я словил очередную партию убивцев. Естественно в этот раз убивать я никого не стал, а после небольшой борьбы, скрутил их и доставил в одну из клеток склада зоопарка, где принялся играть в гестаповца до того момента как проснётся девчонка и их можно будет допросить по настоящему. К сожалению, долго мне поиграть не дали, поскольку двое из троих наконец-то вышли из вызванного моим появлением шока и довольно дружно пооткусывали себе языки — вогнав в шок уже меня… И теперь вовсю умирали на полу клетки. С третьим же, точнее третьей, всё было совсем неоднозначно, поскольку в себя она приходила рывками, а потом опять отрубалась. Ей уже при первом моем появлении поплохело, а уж когда она в очередной раз очнулась в залитой кровью клетке с агонизирующими у нее на коленях дружками…


В общем, когда я наконец то пришел в себя, то все игры конечно же свернул, а убивице воткнул в рот кляп побольше и перетащил в другую клетку, где и привязал к решёткам так, что не пошевелиться. После чего нервно умылся и пошёл немножко полежать… Про такие штуки с языком я конечно же слышал, но что это настолько жутко выглядит и кто-то реально может такое провернуть… Как-то я о подобных вещах не задумывался. Всю игру мне испортили своими выкрутасами…


И проснулся я естественно от криков… Правда в этот раз не панических, а слегка приглушенных. Можно даже сказать — от организованной паники. И первое время слегка не вдуплял, что же такое у них могло приключиться с утра пораньше?.. Потом вспомнил «что», и у меня прошел легкий морозец по спине от слегка запоздалой мысли о том, что вот связал-то я убивцев наверное зря… Не делают так лесные звери… Палюся… Так что я поднялся и принялся осторожно расталкивать дающую храпака девчонку, чтобы подготовить ее к жестокой реальности.


Причём вот ведь странно!.. Девчонка член древнего и уважаемого семейства, образована не по годам, умна, опрятна и все такое. И ложится главное тоже нормально — головой на подушку, одеялком накрывается. Но за ночь с ней происходит нечто, в результате чего например сейчас у неё одна нога была на стене, вторая на подушке, правая рука была замотана всем одеялом, а волосы превратили голову в какой то чудовищный кокон, выбраться из которого своими силами мне представлялось невозможным! И так или примерно так каждый день. Тем не менее девчонка как-то из этого всего выбиралась, — причём абсолютно без матюков — и за пару-другую минут опять превращалась в цивилизованную барышню…


В общем, пока девчонка, сладко зевая и потягиваясь, начала превращать свой жуткий кокон обратно в прическу, пока из него не вылупилось нечто зловещее, я и рассказывал ей о своих ночных похождениях. Никакой бурной реакции не последовало… Но к этому-то я уже потихоньку начал привыкать. Просто девчонка из полностью расслабленной, стала расслабленной по деловому, и задав парочку наводящих вопросов, спросила:


— Ну, что? Не придумал больше ничего? — на что я только покачал репой. На человека тут покушение готовилось, а она…


Это началось пару дней назад, когда девчонке задали написать какое-нибудь музыкальное произведение. Естественно, как и в случае с «а придумай какую-нибудь шутку» — все музыкальные мысли из головы девчонки вымело напрочь! Как ни поразительно, но это было проблемой. От уроков девчонка отлынивала как могла, но при этом была перфекционисткой и «отлыниваемые» уроки знала лучше преподавателей — так что у неё потихоньку начиналась тихая истерика зубрилки и, видимо от безысходности, она спросила какую-нибудь мелодию у меня. Естественно, после того как обратилась с тем же вопросом к Эльте, парочке стражников и начавших от неё шугаться остальных обитателей замка… А у меня тогда в головушке было пустенько-пустенько, так что я не нашёл ничего лучше, чем намур… нарычать ей парочку вальсов. Что по своему было странно. Я днями напролет слушал одни и те же песни, но вспомнить в тот момент смог только калинку-малинку, катюшу, ой мороз и несколько вальсов, которые слышал в далеком детстве и то всего пару раз… Сначала я не обратил внимание на тишину в комнате, а когда взглянул на девчонку, та молча смотрела на меня, распахнув свои громадные сапфиры и слегка отвалив челюсть. Я, конечно, тут же заткнулся, а девчонка спохватилась и принялась писать в своем импровизированном блокнотике какие-то закорючки. Потом пару дней ходила задумчивая, мурлыкая эти самые вальсы то так то эдаки внося в блокнотик какие-то коррективы… А потом сдала этот свой непонятный экзамен. Вроде на пятерку… Не знаю, не припомню чтобы нам в школе что-то такое на музыке задавали…


В общем, с тех пор у неё появилась привычка спрашивать у меня, что ещё я придумал… А я ничего не придумывал вообще, я тупой… Потом я честно пытался вспомнить слова или хотя бы музыку из тех двухсот песен, что слушал каждый день, но вышло фигово. Особенно с музыкой из аниме — припоминалось только то, что нарычать вообще никак не получалось. Зато я каким то чудом вспомнил еще несколько вальсов, но, хоть убей, не смог вспомнить, а откуда я их вообще знаю…Так что иногда я ей что нибудь такое все же сдавал, чтобы отстала, но сегодня ничего хорошего у меня не было… Почему-то попса ей не особо нравилась, а классику не помнил уже я — поскольку не интересовался.


— Жаль! — заявила девчонка и принялась переодеваться. А я принялся любоваться стриптизом. Теперь мне такое нафиг было не нужно, вообще никаких эротических чувств не будило, но всё равно красиво. И тревожно… Что-то мне подсказывало, что когда я встречу девочку-вервольфа, то произойдет что-то очень нехорошее и пугающее — но я старался заталкивать такие мысли поглубже в пучины подсознания…


Глава 35


Когда мы вышли — снаружи уже кое-как разобрались в произошедшем и стражник доложил девчонке, что «подозреваемую» отправили в допросный подвал. Вот это я понимаю! Никаких записок на теле я не оставлял, а народ вместо того чтобы «спасти невинную жертву» и напоить ее чайком с малиной, связали непонятную барышню ещё крепче и схоронили ещё дальше. Я бы вот наверное не догадался и таки развязал на их месте…


Хотя в целом её все-таки развязали. Когда мы спустились в пыточную… Ну. Всё как всегда оказалось неправильным.


Нет — пыточная как раз соответствовала — подвал, наполненный кучей жутких инструментов с какими-то приспособлениями на которых можно растягивать и фиксировать людей в интересных позах, вот только… Подвал был совсем не мрачный! Стены оштукатурены, пол чистый, с потолка не капает, а само помещение было неплохо освещено. «Жертва» сидела за чистым столом и кушала, постоянно шмыгая носом, а рядом с ней сидел бугай, хоть и выглядевший довольно таки брутально, но смотрел он удивительно добрым взглядом…


— Добрый день, Тенра. Почему она не связана? — деловито осведомилась девчонка, когда мы вошли. Убивица слегка побледнела и подавилась когда я зашел, так что палачу, а Тенра видимо все-таки и был местным палачом, пришлось ударить её пару раз по спине. Не сильно.


— А нет необходимости, ваша милость. Она не из убийц — я проверил. Воровка это. Замочница. Зовут Ильта.


«О! Как Эльта почти. Может родственники?» — тут же подумал я и присмотрелся. Но что-то не похоже было…


— А остальные?..


— А вот остальные как раз убийцы. — признался здоровяк и махнул рукой в дальнюю часть комнаты, на дверь, за которой видимо находилась прозекторская.


— И что же ты делала с ними? — сурово спросила Мирена, а оказывается воровка перевела наконец то взгляд с меня на девчонку.


— Меня наняли открыть вашу дверь, госпожа. Я очень хороший специалист, не только по обычным замкам, но и по магическим. — не без гордости призналась Ильта…


— А тебе не приходило в голову, что после моего убийства они бы и тебя не пощадили?..


— Приходило, госпожа. Но так уж получается, что сейчас мне деньги дороже жизни. А они заплатили очень щедро и авансом…


После чего последовал небольшой диалог, в ходе которого я узнал, что оказывается наша дверь защищена не только мощной задвижкой. Правда, разговор быстро зашёл в тупик и пришлось вызывать специалиста — каковой и явился буквально минут через тридцать, заспанный и зевающий так, что аж челюсть сворачивалась…


Мирена быстренько ввела Лерона в курс дела, после чего сонливость с того слетела и он принялся быстро и деловито опрашивать воровку, а та, под умильным взглядом палача, принялась отвечать невероятно деловито и радостно — явно наслаждаясь профессионализмом оппонента…


Получалось, что эти убивцы с прошлыми были никак не связаны и явно лучше подготовлены. Они знали про дверь и про казарму и решили заходить именно со стороны двери. Причем не с основной, а с Эльтиной, что говорило о том, что с внутренней логистикой помещений они тоже знакомы и надеялись, что эта дверь защищена похуже. Но судя по ухмылочке мага — зря надеялись. Но в общем и целом у них бы получилось…


Насколько я понял, помимо очевидных защитных механизмов — крепости двери, хитрости замка и мощной щеколды — у нашей дверки были ещё задокументированные бонусы. Если в замке шарить не ключом от этой двери, то на «пульт» охраны поступал сигнал. Если магически шарить по двери, чтобы с помощью мистических сил отодвинуть щеколду, то опять же дверь «жаловалась» охране, а ещё её «клинило» намертво до тех пор пока не придёт маг и не разблокирует всё обратно. Ключом была и некая магическая защищенность двери, добавлявшая ей крепости от «мистического» урона…


Однако в разговоре выяснилось и то, что за время, прошедшее с наложения чар, наука чар для взлома сделала некоторые шаги вперёд и, в общем и целом, похоже Илта и вправду могла дверь в девчонкины покои вскрыть… Что Лерон сквозь зубы и признал, после чего прояснил ситуёвину, и распрощавшись пошёл думать, как переколдовать чары под текущие реалии… А мы остались наедине со слегка виновато выглядевшей, но явно довольной тем, что её таланты оценили, воровкой.


Про меня они, кстати, тоже знали и даже обмазались какой то ерундой, отбивающей человеческий запах. По ней-то я их и нашёл, собственно говоря — очень уж вонючая была штука… Раньше таким у нас не пахло.


— Эээ… Простите, госпожа. Но у меня выбора не было. — решила наконец повиниться воровка, после слегка затянувшегося молчания. Маг ушёл, девчонка пребывала в задумчивости, палач улыбался и тихонько прихлёбывал чай, а я просто лёг на пол и лежал. И похоже это безмолвие действовало на ёрзавшую воровайку похуже всяких там пыток.


— Ммм?.. А. Да ничего. Бывает. — призналась девчонка нейтральной фразой всех миров и народов, — Посадите ее пока в «магическую» камеру под… Заблокируйте дверь в её камеру насмерть, попросите Лерона проверить двери всех «магических» камер и попросите охрану проявить к её камере особое внимание. Папа решит как с ней поступить.


Вышла из задумчивости девчонка и поманив меня вышла из пыточной…


— Хитрые какие мерзавцы. — поделилась она со мной наболевшим. И тут я не мог не согласиться. И правда заморочились, гады.


Потом мы потихоньку потопали обратно в комнату. Мирене предстояло взять кое-какие книженции, поскольку из-за такой малости никто занятия отменять не станет. Задержаться — это да, это можно, всё же покушение, а все мы люди. Но вот отменять занятие — за такое учитель и батюшке мог нажаловаться! А девчонка походу поведала мне, какие гадости подготовила для неё жизнь. Ну, то есть перечислила более-менее удачные покушения — как сегодняшнее. Её пытались застрелить на охоте, затевали несколько покушений при выезде в город, а один раз даже пытались отравить. Но отравления и проклятия считались в аристократической среде верхом неприличия, так что тогда её батюшке помогли отыскать виновника всем миром и поступили с ним очень жестоко. Это оказался какой то зажравшийся и не очень умный барон, у которого отобрали всё имущество, а потом и вовсе сварили в чане с ядом. Чтоб остальным неповадно было! Потому что война войной, но вот газы и вирусы применять нельзя…


— Мда… Не любят тебя местные… — слегка по-офигевал я.


— Почему это? — искренне удивилась девчонка. Мы пришли, и она открыла двери ключом, на который я теперь смотрел совсем по другому. С уважением.


— Убить вот пытаются. — намекнул я и припомнив события буквально месячной давности… — И довольно регулярно.


— Ой, нет, конечно. Наоборот, я многим нравлюсь! Это просто… Положено так. Вот смотри. Я единственная наследница имени, и отец меня очень любит. Если меня убить — чтобы насолить или ещё по какой нибудь важной причине — то и род прервется, и отца моего из политической борьбы можно вывести! Две цели одним выстрелом. А если ещё подготовить нужные улики, то с его помощью можно и от своих врагов избавиться — он же захочет отомстить! А ещё можно убрать претендент куна роль будущей королевы. Видишь? Четыре цели.


— А ты претендентка? — удивился я. Если вспомнить принца… Да и не похоже, чтобы девчонка ему понравилась особо…


— Ну, да. Семейство столпов. Отец важный для королевства человек. И для семьи одна польза. Да половина политических ходов отца направлены на то, чтобы продвинуть меня и устранить остальных кандидаток!


— Но ведь он тебя не любит.


— Любит? А при чём тут любовь? — искренне заинтересовалась девчонка. Даже отложила книженции и села. Похоже эта тема её знатно заинтересовала… А вот я не понимал, как она не понимает. Я же видел, как девчонка пару раз любовные романы читала! Там же всё объясняется…


Я как можно подробнее пояснил свою позицию. После ряда уточняющих вопросов, кажется девчонка уловила общую концепцию и это заставило её изрядно задуматься. Насколько я понял, она даже не рассматривала саму возможность в кого-то там влюбиться, до этого момента действуя в более-менее семейных интересах. Даже тот чувак, которого в свое время загнали на дерево, был наследником очень интересных земель и производств… Похоже, девчонка хоть и читала любовные романы — я её спрашивал, о чём книжки, и уверен, что это чтиво было любовнейшим из романов — но воспринимала их как фантастические рассказы про попаданцев…


— Интересно… — заявила девчонка и начала подниматься. А я же сделал глупость!..


— А вот если ты станешь принцессой или королевой, не знаю, то что будет?


— Что будет? — несколько рассеянно, вся в своих мыслях, переспросила девчонка.


— Ну, вот ты единственная наследница. Если ты выйдешь за принца, род же прервётся?


Девчонка перестала собираться и посмотрела на меня пустым-пустым взглядом.


— Ммм… На что это ты намекаешь?..


— Вот смотри. Ты. Выходишь за принца. А поскольку ты же и единственная наследница, то что будет с вашей фамилией? Вольётся в королевскую семью?


Девчонка села обратно и принялась за некие сложнейшие вычисления. В фильмах обычно за таким героем появляется доска с кучей формул, а сам он водит в воздухе пальцем… Девчонка, кстати, водила.


— Нет, не вольётся. Если я стану королевой. — очень медленно произнесла Мирена, — То отцу придётся взять себе новую жену и родить с ней наследника…


Похоже это стало для девчонки настоящим шокирующим открытием, что странно, поскольку она вроде как знала к чему всё идёт с самого детства. Или нет?..


— Знаешь… — медленно произнесла она, всё-таки поднимаясь и подбирая книжки, — Наверное, я не хочу выходить замуж за принца… Да. Не хочу.


И медленно, явно всё ещё переваривая поступившую информацию, поковыляла на завтрак…


Глава 36


Какое-то время я лежал в гнезде, положив голову на лапы и размышлял о том, не натворил ли какой то фигни и не стоит ли попытаться переубедить девчонку. Но потом решил, что наверняка сделаю только хуже, так что не стоит усугублять. Как-нибудь само рассосётся…


Кстати, это оказалось невероятно удобным — вот так лежать. Раньше я даже и не понимал, насколько так удобнее лежать!


А потом в комнату зашёл Лерон и придирчиво оглядел незакрытую дверь. После чего сделал то, что обычно делают все профессионалы — попинал дверь ногой и матюкнулся. Потом оглядел комнату с недовольным видом, заметил меня и матюкнулся ещё раз. Кажется он считал, что раз девчонка поперла на занятия, то и меня в комнате каким-то магическим образом тоже не окажется. Но я тут был и уходить уже стало как-то неудобно… Ещё засмеют…


В общем маг матюкнулся ещё раз, собрал волю в кулак, заявил мне «Я тебя не боюсь псина!» и принялся чего-то там химичить с дверью. Зрелище было довольно интересным, поскольку маг рисовал на двери какие-то узоры явно водой и как это может помочь — было совершенно непонятно. Вода не то химическое вещество, которое обычно применяют в подобных историях. Я вот всё больше про кровь девственниц читал в своё время. Мел и обычная краска тоже были в ходу… Про воду ни разу. Тем не менее, Лерон макал кисточку в самую обыкновенную воду — судя по запахам, из ближайшего колодца — и тихонько бормотал себе под нос заклинания, умудряясь добиваться эффекта не мистического ритуала, а матерщинного матюгания. Видимо, это моё присутствие так на него влияло…


А я задумался о магическом оружии и магических доспехах!.. Интересно, есть такие? С одной стороны — если есть двери, то наверняка должны быть и мечи и стрелы там. Но с другой стороны — вот фиг его знает! У эльфов были вроде самые обычные, а им сам бог велел иметь заговорённые шмотки. Но что-то я никаких спецэффектов не видел, когда они с мутантами дрались у Припяти. У заклинаний-то эффекты были! Спросить, что ли?..


Будто почувствовав моё внимание, маг опасливо на меня оглянулся, опять матюгнулся и ушёл к дверям Эльты. И судя по тому времени, что он угрохал на дверь служанки и девчонки — воровка всё-таки была права и там защита была если не слабее, то сильно усечённее.


А ведь я так и не расспросил девчонку о всяких там зачарованных шмотках! О магии расспросил, выяснил, что с ней всё хреново и так расстроился, что фактически всё, что я теперь знал о зачаровании — это немного о камнях жизни и что есть зачарованные двери…


Что-то тут не сходилось. Играя в древние свитки, я точно знал, что зачарованное оружие это имба! Может, им просто фантазии не хватало? Так я, как человек в этом деле опытный, мог и подсказать. Не одну сотню предметов зачаровал так-то… Хотя вот уж на что-что, а на фантазию тут люди не очень то жаловались


— Черепашкин не даст соврать.


Я принялся вспоминать, чего именно назачаровывал в прошлой жизни, мысленно уже собирая кое-какой комплект брони и бижутерии на все случаи жизни. Возможно тут даже есть магическо-китайский аналог тех же колец жизни! Может, тут ситуевина как с брюликами — настоящие дорогие, а синтетическая подделка дешевая. Так вот я не гордый — возьму и синтетику!..


Так что когда девчонка наконец-то вернулась, у меня уже созрели вопросики. Выглядела она, кстати, почему-то замученной и выжатой как лимон, хотя обычно держалась бодрячком… Так что вместо того, чтобы аккуратно разложить вещички, она их просто кинула на стол и бухнулась на кровать… После чего шикнула на сунувшуюся было Эльту, что ей ничего не надо, и затихла лицом в подушку…


Ну, да у меня не было времени чтобы прохлаждаться, поэтому я запер дверь и перевернул девчонку лицом вверх — а то её ответы сквозь подушку звучали как-то глухо…


В общем, вырисовывалась следующая ситуация. Фигово выглядела она потому, что устала, а зачарований существовало аж целых два вида — это она знала, поскольку это были основы.


Первым и основным видом была артефакторика. Именно с помощью неё и создавались кольца с камнями жизни и, фактически, благодаря им она и появилась. Её отличительными чертами были надёжность и наличие какого-нибудь камня-якоря, предпочтительно из драгоценных. Причем именно камня, а не железяки, деревяшки или вообще воды — поскольку минералы на заклинания как-то иначе реагировали, чем все остальное, и результат был получше. В каком-то смысле. Так что если что-то магическое и у него есть камень — это скорее всего артефакт. Причем заклинания на камень налагались довольно долго, буквально пропечатываясь у него внутри, но зато очень надежно и, в отличие от тех же камней жизни, его можно было использовать бесконечное число раз — в чём природные изделия сильно проигрывали, поскольку мгновенно и безвозвратно разрушались. Зато маги так и не смогли разработать нечто столь же мощное — все подобные камни у них получались хиленькими и скорее способствовали общему выздоровлению, чем активировали какую-никакую регенерацию… Тут уже очко было в пользу природы. Дело создания артефактов было прибыльным, так что развивали именно его и наш маг этим делом неплохо владел. В свое время преподавал основы и девчонке — естественно только теорию и общие положения. Создавать артефакты она не должна была, но разбираться в тонкостях — обязана.


Вторым видом, из которого в свое время отпочковался первый — было зачарование. И я это дело видел совершенно недавно…


Лерон знал и артефакторику и был отличным заклинателем, причем одним из немногих заклинателей вообще, поэтому получал много денюшек от толстяка.


Для того, чтобы наложить на предмет заклинание, тоже нужен был какой то фундамент, и Лерон в качестве такового пользовался водой — как бы «приклеивая» магические слова к наносимой поверхности. Оказывается, кровь и тут активно использовали, но Лерон называл тех, кто ей пользовался упырями, предпочитая обычную акву-пурификадо. Почему он решил использовать именно её, а не кровушку, было неизвестно, но результаты были те же, если даже не лучше.


Артефактная броня существовала, но была редкой, поскольку гораздо проще напихать защитные заклинания в кольца и амулеты, чем присобачивать дорогие в общем-то камни на броню, где они могут разбиться, потеряться или их могут банально украсть. Броня же с наложенным заклинанием и вовсе была нонсенсом. Так как заклинание нужно было наносить на всю площадь доспеха, а стоило какой-то части отколоться, погнуться или вообще отлететь и вы могли… взорваться.


Не существовало ни артефактных, ни заклинательных мечей и кинжалов. Точнее, их не использовали — поскольку стоило зачаровать оружие на удар молнией и, скорее всего, коротить будет именно владельца. Проблема решалась тем, что рукоять и гарду можно было намертво замотать каким нибудь диэлектриком, или как говорила девчонка — кожей со смолой, но тогда оружие получалось некрасивое и носить его не очень-то хотели. Так что между выбором сражаться некрасивым оружием или красивым, но всё время следить за тем, чтобы тебя самого своим же оружием не шибануло — люди обычно выбирали не выпендриваться и резать других людей обычными острыми железяками.


С остальными зачарованиями получалось тоже не очень — зачарование на лед намертво «застревало» лезвие в телах врагов, огонь слишком сильно нагревал клинок, в результате чего тот жёг руку, прожигал обмотку и крошил само железо — и так далее по списку.


С копьями дело обстояло получше, но тут были свои проблемы. Такое оружие растеряло значительную часть популярности, после случая с громовым копьем одного из местных графов. Так вот, копье у него было зачаровано на молнию, и в него постоянно лупили другие молнии — уже с неба. Причем даже в солнечную погоду. В грозу же его держать было невозможно. Полагаю, что дело тут было в том, что по сути это копье было идеальным громоотводом, но популярности этот широко известный случай зачарованному оружию не прибавил.


А вот со стрелами — было совсем хорошо. Особенно для баллист. С переноской были проблемы, так что если нужно было куда то срочно бежать, то лучше всё же взять обычные, чем носиться со специальным и довольно тяжелым артефактным ящиком безопасности для таких стрел. Но если обстоятельства позволяли, то самое милое дело было запулить такую вот дуру во врага и наблюдать, что у них там в связи с этим происходит. Обычно врагам не нравилось!


Вот так и выходило, что хоть с наступательной магией всё было неоднозначно, но защитные кольца носили все, кто мог себе это позволить… И писком моды, статуса, да и защиты были кольца жизни с псевдо сапфирами, которые хоть и ни от чего не защищали, но да какая разница, если ты с ними все равно выживешь? Морозят тебя, сжигают или шинкуют в фарш — артефакт спасёт своего владельца! На какое-то время. И если владелец резко не переменится…


Для дверей Лерон использовал зачарования, поскольку оно было дешевле, чем артефактное усиление. А ещё его можно было «исправить на коленке» — с артефактами такого было нельзя провернуть. То, что вырезано в камне… не вырубишь и топором, как говорится! В общем, получилось выгоднее, чем если бы в дверь врезали алмазы с рубинами — быстро и дёшево.


К этому моменту девчонка окончательно выдохлась и тихонько засопела, так что кое-какие выводы пришлось делать самому. Во-первых, не скрести дверь. Похоже, зачарование к ней применяли в первую очередь потому, что она была невероятно прочной и отколоться у неё ничего не могло — это было и дёшево и безопасно. По тем же причинам зачарование наносилось изнутри. Вот только кое-кто не учёл меня, а ведь я пару раз уже примеривался хорошенько эту дверь поскрести своими когтями! По-разным причинам… Но факт остается фактом — могло произойти то же самое, что и с тем идиотом, который проткнул ножом колесо автопоезда — кисть бы оторвало и унесло в окошко…


Я слегонца испугался и посмотрел на свои когтистые рученки. Интересно, а у вервольфов отрастают потерянные конечности, как у ящерок?.. Что-то я сомневался, но надежды пока не терял…


И во вторых, несмотря на то, что амулеты и артефакты тут в ходу и тогда в лесу можно было не ссыковать и обзавестись неплохим набором — девчонка не упоминала о каких-то опасных защитных артефактах — мне почему-то ничего не дали такого… А ведь я очень ценный! Так нет же — какой-то вонючий ошейник из драгметаллов с гербом… Надо было это дело решать.


Глава 37


Всю ночь я бродил по замку в поисках злодеев, на которых можно было бы сорвать раздражение, но никого не нашёл… Пришлось переть в соседний замок и там дразнить собак, пока они не охрипли! Интересно, кому он всё-таки принадлежит?..


А с утра я поставил вопрос ребром, растолкав засоню.


Позёвывающая девчонка обещала подумать, но всё как-то без огонька, да ещё и глаз себе терла… Так что я заявил, что пока мне не найдут достойных артефактов, я собираюсь носить что нибудь из её цацок — поскольку жизнь одна и никогда не знаешь, когда на меня в очередной раз организуют покушение, а драгоценностей у неё много! И носит она, всего один и тот же комплект из них. На что девчонка, не переставая зевать, согласилась и указала какие из её драгоценностей — драгоценности, а какие — артефакты. Последних оказалось немного… После чего с какой-то мерзкой ухмылочкой принялась наблюдать как я в них роюсь…


Большей частью это оказались какие-то серьги, но прокалывать я пока себе ничего не планировал, а кольца мне даже на коготь с трудом налазили… На мой же вопрос от чего что защищает, девчонка всё ещё не переставая ухмыляться пояснила, что большей частью от незапланированной беременности — поскольку у высшей аристократии на сей счет свои тараканы в голове и её батя не уставал, в своей заботе о доченьке и её чести, делать ей вот такие вот довольно дорогие подарки… И собственно всё мало-мальски практичное уже было на ней, а остальным она с удовольствием со мной поделится — поскольку с друзьями надо делиться…


Хм… Почему-то до этой минуты я рассматривал только военное применение зачарованию… Так что аккуратно, без лишней спешки, сложил все добро обратно и поставил коробочку с этой фигней на место. А почему-то сегодня постоянно фыркающая девчонка собрала свои манатки и куда-то свалила…


Правда, не надолго. Уже к обеду она заявилась обратно, совершенно беспардонно меня разбудив… Оказывается, с утра прикатил толстяк и теперь выбрал время, чтобы повидаться с любимой дочей. А ещё почему-то хотел видеть и меня… Естественно, девчонка просто светилась, поскольку занятия на ближайшее время отменялись. Это было хорошо, поскольку вчерашняя несмеяна мне совершенно не понравилась.


Так что мы поднялись в этот его кабинетище уже знакомой дорогой. И народу там было сейчас больше чем в прошлый раз. Толпень настоящая. Видимо, всё-таки толстяк был важной частью механизма этой семейки, и без его постоянных визитов тут всё начинало буксовать.


В этот раз толстяк отложил дела и внимательно меня осмотрел. Прямо вот сверху-донизу — аж мурашки по телу побежали, после чего переключился на девчонку:


— Рад тебя видеть, милая. Ну, как ты без меня? Как прошёл визит его высочества?


Девчонка принялась за доклад, а толстяк вернулся к подписывание-просматриванию документов… Доклад был долгий, обстоятельный и в общем и целом сводился к тому, что всё хорошо, она со всем справилась, но его высочество в общем-то был тут не из-за нее… Такая вот жаль… И не желает ли батюшка посмотреть на новые фокусы, которые выучил её песик?.. Я никаких фокусов не учил, поэтому тоже был заинтригован…


— Нет, милая. Я вызвал его сюда, чтобы осмотреть… ммм… повреждения. Но, похоже, на нем всё заживает как на… собаке… Хотя у меня есть парочка вопросов. Во-первых, сделай что-нибудь, чтобы эта тварь прекратила срать у меня в садике. Там уже настоящие горы его дерьма.


Это было правдой. В какой-то момент мои визиты перестали быть тайной и, кстати говоря, я уже нашел себе новое местечко, пока старое не почистят.


— И во вторых, мне тут подкинули одну идею… Лорд Гаспар обвинил меня перед его величеством в том, что этот зверь рыщет по окрестностям, проникает в дома жителей, где пугает и убивает людей. Я конечно же отверг эти беспочвенные обвинения, но у меня созрел вопрос — а нельзя ли его натравить на пару мест, где оно бы убивало и пугало людей, как ты считаешь?..


Девчонка над вопросом хорошенько задумалась, но сразу дать ответ была не готова, так что попросила время на более детальное изучение ситуации. Прямо таки сказала «детальное изучение ситуации»! Это я её научил — правда я говорил «ситуёвины». Но, как мы с девчонкой уже давно выяснили, амулет перевода отображал лишь общую информацию, без нюансов, так что большую часть красоты фраза, похоже, всё же утратила… Бате, кстати, тоже похоже понравилось, поскольку он фразу повторил одними губами, явно запоминая… Интересно, а как она на самом деле на местном звучала?.. После чего велел девчонке отвести меня на место и вернуться, поскольку ситуацию можно обдумывать и рядом с папой. Тут даже лучше, поскольку обстановка рабочая! А вот я всю эту обстановку порчу, так что мне тут не место.


Уходил я в неком смущении… Как молодой, здоровый и политически грамотный вервольф, за прошедшие с моего появления месяцы, я, конечно же, уработал толстяковый садик в хламиду-монаду… Причём вот в лесу с этим делом обстояло как-то… получше, что ли!.. И зверей там было побольше и, соответственно, отходов жизнедеятельности…И растения вроде не двигались с места. Ну, кроме гоблинов, которые неизвестно точно вообще растения ли? Может грибы… О чём я?.. В общем, в лесу, стоило из тебя чему-то выпасть, и уже через пару дней от происшествия не оставалось никаких следов! Только растения в этом месте были зеленее, да деревья выглядели повеселее. Тут же всё копилось, копилось и копилось…


И главное я ведь уже давно морально готовился, что меня застукают и… пожурят. А всё равно как-то неуютно и совестно… Ну, то есть я, конечно, не прекращу, потому что туда и ходить ближе и вообще там очень удобно, но когда там всё уберут — мне будет немного стыдно. Пока же приходилось как-то изворачиваться…


За такими вот философскими мыслями, я и улегся досыпать… Поскольку мы, совы, существа ночные.


А под вечер вернулась девчонка с новостями:


— Я уговорила папу отправить нас в Шедоран — это наша южный удел. Заготовка рыбы, леса, выращивание зерна. Ещё есть небольшая шахта, добывающая железную руду.


— Зачем это? — огорчился я. Всё-таки уже как-то привык к лоску метрополии. А теперь бросать всё и ехать в какую то глушь… Без театру!.. — А там театр есть?..


— Эээ… Разве что балаганный, на ярмарках. — удивилась девчонка, — А зачем — тут всё просто. Меня так поразило последнее покушение, что я хотела бы отдохнуть где-нибудь в безопасном месте. Прийти в себя.


— А там убийцы не водятся? — звучало всё одновременно и довольно логично и довольно фальшиво, поскольку даже я уже понял, что всякой фигней девчонку не очень-то и проймёшь…


— Местные — вряд ли. А любых приезжих сразу же будет видно. С людьми мы всегда хорошо обращались, так что местные нам преданы. Тарты славятся тем, что у нас никогда не было бунтов и восстаний. К тому же мне понравилось руководить замком, пока отца не было, и я хотела бы попрактиковаться на чём-то побольше.


Вот в это верилось уже легче. На месте толстяка к такому аргументу я бы прислушался — и доча покажет на что способна, и местные управленцы не дадут ей слишком сильно всё разбомбить, если что, и самому можно будет посмотреть, что может начудить будущее семьи.


— А ещё я обещала папе придумать какие-то команды, чтобы тебя можно было натравить на наших врагов. Тайно.


Я аж поперхнулся… Вот это она зря, конечно… Да за кого они меня вообще держат?..


Хотя и так ясно за кого.


Честно говоря я и сам, после слов толстяка, покумекал над этой фигнёй, но ни к каким выводам так и не пришёл. Диверсионная работа это такая штука, при которой наносится максимальный урон виновным через невиновных. То есть придётся убивать совершенно посторонних людей у них же дома, то есть в крепости…А смогу ли?.. Это не зайчика сожрать, а кого-то разумного…


С другой стороны и отказываться уже как-то… Не поймут. Не дадут кушать и артефактов. Возможно захотят убить. И в итоге выбор стоит уже не между убивать и не убивать, а между убивать своих, с которыми прожил какое то время и кто тебя кормил и вроде как оберегал, и убивать чужих на которых тебе плевать с Эйфелевой башни…


Ну, в любом случае — это дело далеко не завтрашних дней.


— А ещё придется пока перейти на самообразование, поскольку мы с отцом решили, что учителей со мной отправлять не стоит и мне вполне можно доверить своё же обучение, — заявила сверкающая словно новый золотой хитрая девчонка…


Последний, ожидаемый мною, аргумент так и не прозвучал, но явно повис в воздухе… Мда. Вот как тут не вспомнить японскую пословицу, что если женщина что-то решила, то сквозь стену пройдёт?..


Глава 38


Вот казалось бы — в мире, где существует множество разумных рас, должно быть и своё, особое отношение к этому самому разуму… Но по факту никаких отличий от старого мира я что-то не заметил.


Уже большая часть замка, наверняка и включая толстяка, не подозревала, а была уверена, что я дочерта разумный! Но тем не менее все продолжали общаться со мной как со зверюгой…


Вот о чём я думал в последнее время, колеся в кортеже девчонки в своей старой, знакомой повозке… Даже клетку заперли, гады. А так как окон никто в ней проделать не догадался, то было скучно, и о том, что происходит снаружи, можно было догадаться только по запахам и звукам…


Хотя выяснилось, что у меня просто замечательные визуальные способности. Все те места, что мы проезжали, я мог буквально до последней подробности восстановить перед глазами. И всё это благодаря тем самым запахам и звукам, неповторимым для каждого отдельного места столицы, а я оказывается изучил её на приличное такое расстояние. Правда, сейчас был день, а в памяти у меня восстанавливались лишь ночные образы — так как днем я тут не гулял… А ещё с высоты вервольфьего полёта, так сказать… В общем, за передвижениями нашей кавалькады я наблюдал как бы сверху, вознесясь над тяготами этого бренного мира…


Взять тех же обезьян. У них и противопоставленный большой палец есть, и выяснили уже, что их вполне можно научить разговаривать, причём общаться они будут гораздо более связно и с большим словарным запасом, чем некоторые люди. И что? Где-то появилась конституция прав людей и обезьян? А в Японии так и вообще, знания о том, что дельфины вкусные, положили на лопатки и насмерть задушили знания о том, что они разумные…


Хотя людей тоже можно понять, если некоторых животных юридически приравнять к разумным людям, то и часть людей можно будет приравнять к неразумным животным. А там и до таких прецедентов недалеко, что лучше в эти дебри изначально не лезть.


Так что я откинулся на прутья и расслабился, вспоминая последние дни…


Собрались мы, кстати, довольно быстро и без лишних рассусоливаний! Я вот думал, что отъезд если и свершится, то через полгодика так, но нет. Девчонка собралась дня за три, но потом ещё пару дней пришлось дожидаться остальных участников экспедиции. Поскольку, ну куда ей без охраны? Причем такой, что средних размеров город ей конечно не взять, но отбиться от превосходящих сил разбойников, можно было железно. А у нас такого количества в гарнизоне не было! Точнее было, но они ещё только учились и ни один толстяк им свою дочь бы не доверил… А значит пришлось вызывать с мест.


Ещё с нами поехала Эльта — ревевшая белугой всё то время, что узнала об отъезде. В последнее время она как-то затихла, и мы с девчонкой думали, что ей надоели игры в шпиёнов. И в общем-то оказались правы, так как у неё полным ходом шла любовь с каким-то новым солдатиком, и отъезд её мягко говоря не обрадовал.


В карету девчонки также загрузился какой-то дед с парнем — поскольку отец дочери доверял, конечно, но в нагрузку к местным управляющим, присовокупил и своё доверенное лицо, чтобы девчонка незнакомых с ней местных авторитетом не задавила. А ведь она могла — она такая!


А в карете с расстроенной в лучших чувствах Эльтой поехал повар — поскольку питаться тем же, чем и солдаты, девчонке было вроде как по статусу не положено, а сама она готовить не умела. Теорию знала на отлично! Вот разбуди её среди ночи, и она тебе отбарабанит как и чего приготовить повкуснее, но с практикой…как-то не сложилось. Там ещё и люди потравились, говорят… Так что с нами поехал и один из замковых поваров…


В моей… карете ехал только я. А вот НА моей карете, пристроились несколько охотников, досконально напутствованных Корнаджем, и готовых обо мне заботиться…буквально как о себе! То есть — давать пожрать и выносить горшок… Хотя я всё же надеялся, что на стоянках то меня будут выпускать…


Уже за мной тянулся небольшой обоз из припасов и шмоток… Ну и охрана на лошадках — они же ящерки — а также на каретах и ещё в паре отдельных телег по типу пазиков…


Таким вот нехитрым табором мы и поехали… Волкам на съедение, если верить Эльте, которая не упускала ни одного случая, чтобы со всем уважением, но отговорить хозяйку от этого безумного предприятия! Поскольку убийцы, конечно, дело страшное, но дома и стены помогают, да и «зверюга» научилась их отлично отлавливать…Прямо даже зарделся, помнится… Так-то Эльта на похвалы в мой адрес была скуповата до этого момента. Но ничё у неё не вышло.


Какое-то время всё было нормально, а потом мы выехали за пределы столицы и начались колдобины… А ведь моя попа уже отвыкла от колдобин! Да что уж там говорить, я настолько вписался в мажорный быт, что возможно уже не выживу в дикой природе — без тёплого гнезда, кормёжки и редких расчёсываний… Вот без помывки выживу легко — девчонка устроила мне парочку под дурацким предлогом, что я якобы воняю… Оказалось, что это не так здорово, как выглядит со стороны! А уж как всё чешется после этих процедур — словами не передать…


Выехали мы днем и не останавливались до самого вечера. Причем если девчонка и остальные расположились в гостинице, то лично меня оставили в клетке… Сердце согревало лишь то, что со мной же оставили охотников и несколько стражей, которые тихонько матерились на этот счёт всю ночь. Мы с ними не без оснований считали, что если какой-то дурак полезет в мою клетку, то так ему и надо… Поэтому нечего заморачиваться с моей/от меня охраной.


На природе у нас тоже остановки случались — на размять ноги — но меня всё равно не выпускали… Более того, за всё время путешествия — просто на редкость скучного и неинтересного — девчонка подходила проверить, что там со мной, всего пару раз. И реагировала лишь лёгкой улыбочкой на все мои заверения в лояльности и просьбы открыть клетку. Вместо того, чтобы заняться делом, она только о чём-то всё время расспрашивала ставшего ужасно важным дедка и записывала его слова себе в тетрадочку… В общем, страдала фигней, пока я из-за неё мучился.


А ведь моя тонкая, цыганская душа просто не выносила всех этих ограничений… Доиграются ведь. Выломаю все замки, уведу у них лошащеров и тогда, ай-на-нэна-нэ, ждёт меня дальняя дорога и червовая королева…


Глава 39


Это были самые скучные три недели моей жизни. Всех жизней!..


Мы тащились по разбитым дорогам… Или так казалось из моей повозки?.. И не происходило ровным счётом ничего интересного. Развлечений никаких — тоска смертная…Ни в окошко не посмотреть, ни даже поспать как следует — из-за постоянных колдобин и ямок на дороге.


И чем дольше мы так вот ковыляли, тем меньше становилась моя лояльность семье Тарт…


Кормили плохо! Развлечений никаких! А все места на моём теле либо затекли от сидения, либо отбились. Хорошо хоть у меня густая и пушистая шерстка, а то наверняка превратился бы в один сплошной синяк…


Так что неудивительно, что когда мы подъезжали к финальной точке нашего путешествия — я уже вовсю планировал побег и размышлял только об одном — возвращаться ли мнё за шмотками в той пещере? С одной стороны это вроде как был ценный лут, а с другой стороны — это не игра и весь лут там наверняка уже плесенью в три слоя покрылся и теперь до него нельзя дотрагиваться даже трехметровой палкой.


Да и нафига мне спрашивается нужны эти вшивые веревочки, перышки, корешки, да средней паршивости лук?..


Однако планы несколько изменились, когда мы въехали на территорию вотчины Тартов… Во-первых, я это сразу заметил, дорога стала великолепной! Гладкой, прямо как в столице… Я даже сначала не поверил…


Во-вторых, это запахи. Воздух, за пределами города, был свежим везде, но как только мы остановились, явно приехав — мне в нос шибанули прямо таки невероятные ароматы. Смесь фруктовых запахов, каких то специй и чего-то терпкого и приятного… Не знаю, чем это пахло, но мне хотелось это съесть.


А тем временем объявился какой-то комитет по встрече и некий мужской, но очень «сладкий» голос начал восторгаться приездом «её милости». Я даже поверил в искренность этого голоса, хотя с чего бы кому-то радоваться приезду начальства, да ещё претендующего на твоё место и привилегии?..


Тем не менее нас встретили, девчонку куда-то увели, а потом занялись и остальным. Солдат явно развернули куда-то за пределы поместья, шмотки начали перетаскивать внутрь и, в последнюю очередь, распахнули мой фургончик… Снаружи стояли мои охотники и седой мужик среднего возраста, одетый невероятно скромно и одновременно модно… Не знаю как он этого эффекта добился, но одежда на нём была самого простого покрова, тем не менее настолько качественно сшитая и из такого даже на взгляд удобного материала, что сразу было видно — это какое-то начальство… А мужик тем временем обратился к охотникам тем самым сахарным голосом:


— В сообщении было написано про зверя, но я думал что он будет поменьше… Что это за страхолюдина?..


— Вервольф, господин. — хмуро заметил один из охотников.


— Мы подготовили для него охотничью яму за поместьем. Вы сможете это в неё сами выгрузить? Или вам помощь нужна? — ещё раз внимательно меня осмотрев, уточнил Сахарный и под «взглядами» уже охотников, немного в себе засомневался…


— Что? Чего это вы Так на меня смотрите?..


— Вообще то этот зверь, вроде как ручной. И живёт с госпожой. — несколько неуверенно уточнил их замешательство один из парней, а Сахарный посмотрел на них с недоверием:


— Серьёзно? Вот это? Но в сообщении было сказано, что его нужно держать в загоне, а не то, цитирую, «оно вам там все на метр загадит»? Нет? Ну, ладно.


Похоже толстяк был изрядно злопамятным человеком… А Сахарный и охотники опять уставились на меня, хотя охотники без особого интереса, поскольку уже успели насмотреться…


— Ну… Ладно. — повторил Сахарный. — Тогда оставьте здесь, пусть с ним госпожа разбирается… А вы идите вон туда. Там кухня. Как наедитесь с дороги, определю уже на постой… И вещи свои туда занесете… Вы ведь остаетесь? Ну, чтобы за этой страхолюдиной приглядывать?..


По его указке меня опять заперли в повозке и оставили в одиночестве… Ну, хоть ехать никуда не надо было и можно спокойно подремать. Чем я и занялся. Хотя получилось именно только подремать, поскольку глубокий сон постоянно нарушали сновавшие по помесью люди, их шепотки и шебуршание. Хотя вот запахи сну способствовали как нельзя лучше!..


Вспомнили обо мне только уже ближе к ночи… В какой-то момент я почувствовал знакомый запах, обеспокоенный топот ножек — а я уже мог различать нюансы топотушек девчонки — и окончательно вылез из полудремы.


— Открывайте. — приказала девчонка, а когда борт откинули — внимательно меня оглядела… Что-то все на меня смотрят сегодня — прямо зоопарк одного актера устроили.


— Как открыть клетку?.. — повернулась девчонка к охотникам.


— Вот этим ключом. Но может мы сами?..


— Нет-нет. Дальше я сама, а вы можете идти. Ключ я оставлю вон там.


— Но госпожа… — неуверенно начал охотник. Было очевидно, что гораздо проще было бы выпустить меня, всё закрыть и потом уже спокойно идти, со спокойной совестью, чем вариант предложенный девчонкой, но видимо это было очевидно всем кроме неё.


— Вы свободны! Я справлюсь. — повысила та голос, и покорные охотники затрусили прочь…


Девчонка же залезла в повозку и подошла к клетке — вид её поменялся с гордого и независимого на плаксивый, а личико прижалось к прутьям и попыталось пролезть внутрь. Однако габариты не позволили…


— Представляешь — у них тут всё просто отлично!.. Никаких проблем. Прямо как в замке Тарт — сиди да радуйся… — плаксиво, но тихо пожаловалась она насторожившемуся мне, — Абсолютно не к чему прицепиться… Что же мне делать?


И в моей голове, где-то под куполом, тут же вспыхнул мощный софит, высветивший из беспросветной тьмы скуки колесо фортуны. Я ещё успел увидеть написанные на нём фразы, прежде чем из темноты за светом софита вышла ослепительной красоты девушка в бикини и, улыбаясь, крутанула колесо!


Что же там было? «Ого у тебя проблемы! Давай ты посидишь месячишко в клетке на жопе, а я с ними разберусь.», «То есть как у тебя проблемы, то и обо мне можно вспомнить?», «Как интересно — я аж зевать начал от напряжения», ну и классическая фраза про поцелуй в волосатую задницу… Было там что-то ещё, но глаз зацепился почему-то именно за эти. Барабан вращался всё медленнее и медленнее, пока стрелка не замерла на:


— Ну, давай выпусти меня и я им тут всё разбомблю. Выглядеть будет как после торнадо! Десятерым не разобраться.


Странно, но девчонка тут же заулыбалась…


— Не надо, спасибо. — прошептала она и наконец-то открыла дверь. — Пойдём, Песик. Я покажу наши новые апартаменты.


Глава 40


Поместье носило самоназвание «Уютный уголок» — по крайней мере такое обозначение я впервые услышал именно здесь, от местных. Всё вокруг было построено из одноэтажных зданий — широких и оттого выглядевших приземистыми. Здания деревянные, с мощной копной соломы на крыше, с обмазанными глиной и любовно оштукатуренными побелкой наружными стенами. Причём побелку к нашему приезду явно обновили на публичной части зданий, однако от «пропущенных» частей она никак не отличалась — везде царила «ляпота» и совершенство.


Архитектура же расположения зданий была и вовсе интересной — одно длинное и широкое здание, к которому примыкали все остальные домики — в результате чего с воздуха поместье наверняка напоминало ёлочку. Это позволяло пройти его из конца в конец, ни разу не выходя на улицу, чем пользовались разве что в дождь. Большинство предпочитало сделать крюк, зато пройтись по солнышку и вдохнуть свежего ветерка.


Люди тут любили погулять, причем настроение у всех было приподнятое и встретить хоть кого-нибудь, кто не улыбался, было затруднительно. А всё из-за запахов, я считаю…


Оказалось, что одноэтажность верхнего слоя поместья компенсировалась аж несколькими этажами под ним. И в этом супер погребе устроили склад-склад-распределитель всего местного добра, а прежде всего вин и сыров. Причем вин каких-то особых — по местному рецепту. Правда, делали их не из винограда, а из каких то других ягод и мёда — в результате чего оно было радужно-янтарным и даже сквозь пробку так мощно ароматизировало цветами и пряностями, что запах от хранилища буквально оккупировал всю округу! Именно с ним-то я и столкнулся в первый же день. Но никто не жаловался…


Наоборот, жители научились использовать это дело, приманив к поместью местный аналог светлячков. Только тут они были здоровенные — ростом с жука-оленя и выглядевшие как пчелы-переростки. Где то заполночь эти акселераты вставали на крыло и принимались облетать поместье безумной новогодней гирляндой… Выглядело это дело фантастически и завораживающе, но когда я столкнулся с ними в первый раз, то чуть кирпичей не наложил от неожиданности. Подумал на секунду про призраков и индейское кладбище…


Даже девчонка теперь не только храпела всю ночь, а полюбила иногда выйти на улицу и полюбоваться перед сном необычным зрелищем.


В качестве «резиденции» нам выделили одну из самых дальних пристроек, что считалось по местным меркам крутым! Не знаю почему, но чем дальше ты живешь от официального въезда в поместье, тем круче. Никаких предпосылок для подобного мнения я так и не нашел…


Это был домик как домик. Не длиннее и не шире остальных. Со входом в основной дом и с отдельным выходом наружу… Разве что прямо напротив нашего выхода расположились казармы охраны, причём построенные совершенно недавно — на четыре человека и две собаки.


Причем если в остальных домиках жили человек по восемь, то в нашем жили только мы с девчонкой. Хотя изначально планировалось, что будут жить девчонка и Эльта, но та почему-то от такой привилегии отказалась… И теперь жила вместе с остальными незамужними служанками, где сразу стала авторитетом, до глубокой ночи, до хрипоты перемывая косточки всем столичным жителям и рассказывая о красотах великого города. И, насколько я мог слышать, её потерянная любовь в рассказах как-то не мелькала… Да и вообще она похоже сразу же забыла обо всех тех горестях, о которых ныла перед отъездом.


А вот девчонка страдала… Похоже, она рассчитывала, что батя отправит её учиться на фронт, и готовилась «вливаться в работу, засучив рукава»! Вот только работы никакой тут не было… У сахарного, который и оказался управителем поместья, всё работало как часы. Даже дед, который всю дорогу науськивал девчонку и активно делился с ней всей своей мудростью, её предал. Сразу после приезда он, со скучающим видом, обошел уютный уголок по кругу, после чего взял кипу каких-то книженций у Сахарного и с утра укатил обратно, собрав караван, битком набитый вином и сыром. Я как раз возвращался после ночного обхода и видел, как он подгонял тащившего тяжёлые книженции помощника. Причем время выбрал так, что девчонка ещё дрыхла! А вот Сахарный не только вышел его проводить, но и собственно подготовил всю отправку каравана…


Не сказать, чтобы девчонка скучала — нет. Сахарный с успехом заменял ей всех учителей разом, забирая сразу после обеда и возвращая только под вечер…Я даже первое время ходил за ними повсюду, ненавязчиво и в основном кустами, надеясь и самому набраться какой-то мудрости. Но всё, чему я тут научился — это если люди работают, то нефиг им мешать!.. Ну и ещё — не знаешь, не лезь…


Собственно, всё, что делал Сахарный, это брал свою здоровенную книженцию и, сверяясь с ней, ходил или ездил по округе, проверяя все ли люди на месте и ничего ли не скомуниздено. Если кого-то не было, то он выяснял, всё ли в порядке? Не заболел ли человек? Выдавал люлей если нет, и участливо сожалел, если да. А к тем, у кого всё в порядке и кто находится там где и должен — он даже и не приближался. Примерно прикидывал объемы имеющейся у них продукции, отмечал в книге и шёл себе дальше.


Причем его даже нельзя было назвать специалистом или мастером своего дела. Девчонке он объяснял как все работало довольно поверхностно и, в некоторых обстоятельствах, она знала предмет даже лучше него. А стоило девчонке задать какой-то уточняющий вопрос, как Сахарный предпочитал улыбнуться, похвалить девчонку, после чего находил специалиста и переадресовывал вопрос тому… Я шлялся за ними дня три и за всё время он ответил на прикладной вопрос всего раз — когда девчонка спросила как лучше поступить, чтобы завести книженцию наподобие той, с которой он таскался. Вот тут последовал довольно подробный отчет про качество бумаги, обложки и каким столбцам следует уделить особое внимание. А во всём остальном — девчонка посылалась к спецу! Со всем уважением и восторгами её не по годам развитой личности…


Так что за те три дня, что я за ними следил, девчонка училась только не лезть не в свое дело и советоваться со специалистами. А дальше мне стало скучно и я свалил по своим делам…


Мне же было норм! Как ни странно, но бывшему городскому жителю в здешних лесах оказалось вольготнее, чем в здешнем городе… Хотя, какие это «леса»? Если настоящий Лес напоминал… ну, по-большому счету вервольфа — не меня, а настоящего — то местные леса больше походили на какого-то лабродуделя… Настоящие деревья, в шесть обхватов, из них давным-давно исчезли, став домами или даже кораблями, и теперь здешние леса состояли из чего-то вроде разросшихся ввысь кустов, ни одна из ветвей которых меня не выдерживала.


Люди этот лес полностью одомашнили, взяв из него всё, что им требовалось, и поубивав всё представляющее угрозу, в результате оставив какой-то жалкий огрызок…Даже местные пчелы!.. В Лесу пчёлы предпочитали мясо и строили ульи на основе черепов зверей, которых преимущественно сами же и порешили — тут же я разорил дикий улей и местные пчёлки лишь гулко повозмущались моим неинтеллигентным поведением, после чего свалили.


Последней же каплей на весы моего презрения стала ситуёвина, когда местный жирнючий заяц УШЁЛ от местной жирнючей лисы… Та «пробежала» за своей «жертвой» метров пятьдесят, устала и легла отдохнуть на солнышке… Не знаю на чем она свой жирок нагуляла, но точно не на зайцах. Конечно же, я сожрал обоих.


Не удивительно, что люди ходили сюда как к себе домой, с лукошками и корзинками, громко разговаривая и не замечая никого вокруг, даже если он стоял чуть ли не на расстоянии вытянутой руки от них. Не столкнись я в свое время с Греймом, и мог бы охарактеризовать подобных «следопытов» лишь одним словом — «мясо».


Это заставило меня начать сравнивать Лес с его дальними потомками — начиная от слегка одичалого эльфийского леса и заканчивая вот этим недоразумением…А затем, я плавно перешёл и на себя… Получалось… Интересно.


За всё то время, что я прожил здесь, я так и не выяснил, ни как я ушёл оттуда, ни как попал сюда. Никаких тёмных подозрительных переулков или ночных кладбищ я припомнить не смог, а значит что бы не случилось — это произошло настолько скучно и буднично, что я даже и не заметил. Да и тут ни магических развалин, ни круга призывателя или даже самого призывателя мне не встретилось. Да и будем честны — ни один даже самый волшебный волшебник, с отрядом самых рыцарских рыцарей до тех мест где я родился, даже и не дошёл бы…


Теперь я свободно кушал всех, кто мог мне попасться. И если в начале я не мог добыть огонь в силу своей криворукости, то теперь с огнём никаких проблем не было — просто я не видел никакого смысла в приготовлении пищи. По вкусу та же лисичка была вполне себе готова — даже соли не надо.


Изменился и сильно мой «взгляд» на мир. Теперь я полагался не только на зрение, как раньше, но и на слух и на запах, что давало довольно интересный эффект. Например, Уютный Уголок выглядел для меня всегда слегка подернутым туманом, поскольку сильно ароматизировал в пространство запахами цветов, специй и всего остального содержимого погребов.


А ещё эти новые способности.


Оглядываясь назад, я уже понимал, что даже то же замедление времени уже использовал, и возможно не раз. Просто в более слабой, щадящей версии — иначе мне было просто не спастись в некоторых ситуациях. Но тогда я не обращал на это внимания, поскольку всё вокруг сливалось для улепётывающего меня в один зелёно-туманный коридор с редкими видами оскаленной пасти с миллиардами зубов в те секунды когда приходилось оглядываться.


А в Уголке я заприметил и ещё одну, которую я про себя назвал «доминирование»! Поскольку звучало круто, да и в общем-то соответствовало. Оказалось, что стоило мне сосредоточить всё своё внимание, свою волю на какой-то зверюшке, поймать её взгляд — и у той буквально отнимались ноги и пропадало всякое желание бороться. Подходи и бери — если без резких движений. Правда работало это только на одиночек — например, те же собачки, если их оказывалось больше двух, как-то «поддерживали» друг друга, продолжая гавкать и не давая товаркам впасть в оцепенение. А вот один на один сразу же сдавались и только и могли что глухо и отчаянно поскуливать… Ни с чем подобным я в Лесу не встречался никогда. Хотя там даже последний ущерб стремился подороже продать свою жизнь, делая всё от себя зависящее, чтобы охотник как минимум устал, гоняясь за ним — а как максимум и вовсе остался без обеда.


Это было… Захватывающее, по-своему, открытие.


Глава 41


А закончив ревизию, я глубоко задумался. Точнее, состояние было как после удара подушкой по голове — вроде и не больно, а вроде сидишь и смотришь в стену…После пяти минут медитации я ещё раз провёл ревизию всех тех фактов, о которых прежде как то не задумывался, но выводы оставались примерно теми же. Мое внутреннее содержимое, уже какое-то время полностью соответствовало форме и теперь похоже на то, что я был не человеком-попаданцем в форме вервульфа, а слегка странноватым вервульфом, имевшим некий опыт попадания в тело человека и поднабравшимся из этого опыта кое-чего…


Казалось бы, ничего особо-то и не изменилось, но с другой стороны это стало для меня странным и даже несколько пугающим открытием.


До этого момента моей целью было найти некое место, где меня не будут пытаться сожрать каждую минуту, где я буду сытно кушать и сладко спать. И получалось, что, в общем-то, я такое место нашел. Да, не без некоторых недостатков, но могло ли быть что-то идеальное в этом… этих неидеальных мирах?.. Но теперь, когда цель была достигнута и можно было оглянуться назад и выбрать себе новую цель… Я как-то даже загрустил.


Получалось, что двигаться к цели было гораздо интереснее, чем её достигнуть. А ещё я понял, что моё теперешнее положение не особо-то мне и нравится!..Всё прямо как в том мире, когда ты стремишься к дорогой машине, огромной квартире и даче у моря, а когда они у тебя появляются, то как-то так получается, что и нафиг оно тебе всё сдалось?.. И ехать в автобусе, втыкая в окошко и слушая мп3-плеер как-то кайфовее. И из всей квартиры тебе нужны в общем-то три не особо-то и большие комнаты, а лучше если соединить их вообще в две. И до моря ты уже лет пять если и доходил, то только раз скупнуться…


Причём с наибольшей теплотой мне вспоминалась жизнь в эльфийском лесу, когда я был предоставлен сам себе! У меня было маленькое, но очень уютное гнездо, а на обед я ходил в родные пенаты, которые теперь выглядели не опаснее яслей, зато разгоняли и заставляли бурлить кровь! Вот где была житуха. Вот где я мог поставить себе действительно великую цель! Например… Поубивать всех горных коз!.. Или стать родоначальником расы вервульфов — гордой и свободолюбивой!..Привести к цивилизации взрослых, конечно же, не получится, но вот попробовать найти гнездо с только что родившимися акулятами и не дать тем сожрать друг дружку — вполне. А там найти особей поспокойнее и заниматься ими, а остальных выкинуть нафиг, пока они меня не сожрали… И так поколение за поколением — спокойных и умных оставлять у себя, обучая их всяким штукам и обращению с ловушками и оружием, а буйных возвращать в естественную среду обитания — к родственникам. Учитывая нашу скорость взросления — я вполне мог увидеть результаты своих трудов ещё даже при жизни!.. Причем наверняка сохранив все конечности…Правда, спасибо за умных, владеющих орудиями вервульфов мне в этом мире никто не скажет, а вовсе даже и наоборот — скорее всего произойдет примерно тоже, что в моем мире люди сделали с остальными возможно разумными видами… Но ведь цель? Цель. Великая? А то!


Сейчас же мое будущее было плотно связано с девчонкой, которая и сама не особо-то знала, чего хотела. Задача минимум — не развалить семью Тарт, задача максимум — привести семью Тарт к величию. Вот только королевой ей уже не особо-то хотелось становиться, а насчёт того, как именно великие семейства становятся великими у неё, похоже, ещё были довольно расплывчатые впечатления. Никаких иллюзий она не имела, но и от основных политических баталий толстяк её пока удерживал — потихоньку и ненавязчиво уча плавать во всём том говне, в котором он сейчас бултыхался с головой. И в которое явно собирался макнуть меня…


Нет, раз уж я оказался вменяемым и даже полезным, то вполне логично с его стороны потребовать от полуразумной твари отработать всё съеденное и… обгаженное. Вот только я бы предпочёл вернуть долг и дальнейшей охраной кровиночки, а не корчить из себя недоассасина…


— Эй! О чем задумался? — произнесла девчонка, заставив меня вздрогнуть… За тяжкими думами я каким-то образом успел вернуться в гнездо и даже пропустил возвращение девчонки, что было совсем уж тревожным звоночком. Девчонка не просто не умела прятаться, она обладала умением «антискрытности» — это когда скрывающийся человек шаркает, бурчит себе под нос или вообще напевает песенки, а ещё спрашивает у всех по пути про дела и о чем они думают!.. То есть если вы не заметили человека с антискрытностью, значит не заметите даже если по вам танк проедет.


— А тебе тут вообще нравится? — поинтересовался я, слегка смущённый таким вот скорым подтверждением своей профнепригодности в качестве «всегда находящегося начеку убивца».


— Ммм… Лучше, чем в столице. Новая обстановка, новые впечатления… От дубильных кварталов вонизмы ветром не приносит. — перечислила плюсы девчонка, бухаясь на свою кровать словно пингвин в бурные, незаправленные воды океана. Эльта, конечно, расслабилась совершенно…


— Хотя отец опять меня обманул… — призналась девчонка кисло.


— А что он делал раньше? — заинтересовался я. Вообще-то, толстяк напоминал скорее кабана, чем человека. Жирный, мускулистый, с налитыми злобой глазками…Даже удивительно, что Мирена выросла такой красавицей, хоть и слегка склонной к полноте… Тем не менее, мозги у него явно были. Общались мы с ним мало, но мне почему-то казалось, что он был тем ещё троллем — так что хотелось бы узнать, что он придумал в деле воспитания любимой дочери.


— Нууу… Когда я была маленькая, то выклянчила у него себе питомца. Просто у Хлои была собачка — такой маленький и миленький щеночек и я тоже хотела себе…Так вот — он подарил мне… тигроволка!..


На названии зверя амулет слегка засбоило, но он быстро исправился.


— Это такие злобные твари. Ты не поверишь, но у них довольно крупные пометы, вот только выживает из них всего один и притом самый злобный — он просто съедает остальных своих братиков и сестричек.


— Вот это да. — без выражения прокомментировал я такие новости.


— Да-да. Вот такого щенка отец мне и подарил. Выложил за его поимку и транспортировку сумасшедшие деньги! Он был маленький, глазки только только открылись, а вот зубки, хоть и маленькие, прорезались уже очень давно… — девчонка слегка прикрыла глаза ударившись в воспоминания, — Кааааак же он меняяяя искусал!..Просто места живого не было. Причем силенок ему ещё не хватало, поэтому он вцеплялся мне в одежду и жевал… А отец приставил ко мне Корнаджа и тот учил меня за ним правильно ухаживать, выгуливать его, а ещё отцеплял его от меня, когда он особо сильно вцепится…


Я пригляделся к девчонке. Не похоже было, чтобы она не любила животных… Хотя с другой стороны — я никогда не видел и чтобы она с кем то сюсюкала. Правда, основная часть живности в замке была чем-то вроде меня, но встречались и щеночки!..


— И что с ним случилось? — полюбопытствовал я.


— Нууу… Когда он вырос и стал совсем злобным, то папа построил зоопарк и поселил его там. Собственно с Кусаки и начался наш знаменитый зоопарк! Он уже умер — от старости.


— То есть там твои любимцы сидят?! — удивился я, припомнив Черепашкина и кое-какие оскаленные, слюнявые рожи.


— Нууу… Есть парочка. Потом отец дарил мне северного волчонка…тигропарда и акулочерепаху. Правда, последняя перекусила ножку стула, сразу как её принесли, и отец быстренько её от меня убрал… Но в основном он их туда без меня подбирал. Я думаю, по злобности…


Теперь я немного понимал, почему девчонка прежде чем кого-то погладить, ждёт когда это существо сначала погладит кто-то ещё… Причем выходило это у неё настолько естественно и небрежно, что я только сейчас заметил эту её особенность. Тут во дворе крутились местные одомашненные любимцы, когда меня рядом не было. Так вот, один на один с ними, девчонка обычно просто проходила мимо, приветливо что-то пробурчав. Но если рядом играли дети, которые их ласкали, то и сама могла погладить… В принципе, не бесполезный навык, если задуматься.


Потом ещё была история про ящеров… Ещё недавно среди молодежи гуляло увлечение ездовой охотой — когда юноши и девушки как полоумные мотались по лесам, пытаясь укокошить несчастных жертв копьями. Девчонка, конечно же, тут же пошла к папане и тот тут же согласился! Приставил к ней того же Корнаджа и тот сначала на детеныше, а потом и на взрослой особи научил её в совершенстве ездить верхом и ухаживать за ящерами. После чего, в специально оборудованном загоне, батя устроил дочери — в виде стресс-теста — родео. Необъезженный ящер скакал с ней по арене, а слуги лупили её в это время ветками по лицу — продержишься так полчаса и можешь ехать охотиться! Девчонка продержалась, но ехать уже никуда не захотела… А вот её батя поехал — так и появилась история о парне, который в свое время подговорил её поохотиться, загнанном на дерево!


Глава 42


Как ни странно, но все эти прозрения ни к чему не привели… Я ещё парочку дней походил с задумчивой мордой… А потом пожал плечами — а собственно какой у меня теперь выбор-то? Бросить всё и ломануться на лоно природы? Я ж не дебил. Так что пока вкусно кормят, поплыву по течению, а там глядишь и протока какая интересная найдётся. Ну, или погребу уже против течения, если другого выхода не будет.


Успокоив себя такими мыслями, я занялся своим самым… Своим вторым любимым делом! Поскольку интернет тут так за год и не провели никуда, я принялся исследовать округу…


По большому счёту ничего особо интересного здесь не было. Всех опасных тварей в округе давно повывели, новые ещё не завелись, а сами люди вели настолько скучный образ жизни, что я просто диву давался… Вот на северо-западе отсюда, всего в паре-другой недель пути, народ и разбойничьи ватаги мог запилить, и за медведем по лесу побегать. А тут прямо болото какое-то — ходят лыбу давят… Из развлечений у них тут были вечерние посиделки с песнями и травлением баек, да бани в конце недели. Тоска смертная.


Девчонка тоже проблем не подкидывала… Никаких убийц по её душу сюда и вправду не приходило… То ли ещё не узнали её новую прописку, то ли батя пока никого задеть не успел, то ли по каким ещё причинам, но никто подозрительный в округе замечен не был. Так что от безысходности я полез исследовать местные пещеры.


Вообще, пещер в этом мире было необычайно много. И в Лесу, и у эльфов, и по дороге они мне частенько встречались… По прошлой жизни я такого не припомню, хотя на природу выбирался довольно часто. То ли смотрел невнимательно, то ли ещё по какой причине, но единственные пещеры, которые я видел в том мире, это пещеры в Сочи — не особо-то и глубокие. В них было жутко жарко, и добирались мы до них час на экскурсионном автобусе, чтобы зайти на пятнадцать минут внутрь и посмотреть на сталагмиты и сталактиты… Не впечатлили, честно говоря. Вокруг моего родного города я даже ям глубоких не встречал.


Здесь же — стоило пошариться по округе, и буквально в трёх километрах от поместья я нашёл искомое!


Естественно, что сначала, как и с остальными, я пошарился немного в «предбаннике», а потом гордо прошел мимо, поскольку отлично помнил по сочинским пещерам какая это фигня. Внутри наверняка сыро, жарко и неинтересно. В сочинских хотя бы кости мамонта на входе лежали — в местных же, только пыль…


Но потом я всё же решился. Решил пройти подальше, пока зрения хватит — благо звание «ночного хищника» давало мне некие преимущества… Нет, можно конечно было и факелов набрать или даже стащить лампу. Но нести всю эту муть мне не особо хотелось, поджечь факелы я бы и вовсе не смог — местные разводили огонь без спичек и я подобной фигне так и не научился. Да и лезть особо глубоко я и не собирался, честно говоря — просто проверить для себя, что «действительно фигня» и уйти уже со спокойной душой…


Вот только я всё полз и полз… А мне всё было видно и видно… Смотреть-то особо не на что, какой-то мох, да каменюки грязные, но сам факт!.. Я ведь уполз так, что солнышка от входа не видно было уже давненько, но всё ещё прекрасно ориентировался. И это при том, что несмотря на звание «ночного хищника» никакого такого зрения, позволяющего видеть в Абсолютной темноте, у меня не было и в помине — проверено не раз. Хоть самая малюсенькая, самая незначительная подсветка мне требовалась. Ни тепло зрения, ни инфракрасного видения — ничего такого… В какой-то момент шерсть на загривке у меня встала дыбом и я, сев на жопу, принялся искать ответы. Но их не было — ни ответов, ни огоньков… Пока я не сделал то же, что делает всякий ищущий и не находящий ответы — посмотрел на ладони! Они светились… Присмотрелся повнимательнее, потом подошел к стене, подозрительно и очень тщательно осмотрел мох… И да — это был он. Чертова штука подсвечивала округу самым тусклым светом в мире!


Я аж выдохнул от облегчения!.. Магию я конечно люблю, магия мне нравится, а вот такие необъяснимые штуки — нет. Если ты магия, то будь любезна представиться, а не витать вокруг мистической чертовщиной. Здесь же и вовсе была матушка природа с её забавными выкидонами. Ничего страшного…


Несколько успокоенный, я прокрался дальше. Стало как-то поинтереснее, и я с каким то нетерпением стал ждать, что же меня ждет впереди, настороженно принюхиваясь.


Запах… он чем-то похож на волны. Иногда ты погружаешься в него, иногда он бьёт тебе в нос, словно принесённая ветром волна. Запах одновременно и скрывал окружающий мир за невесомой пеленой, и делал его чётче!.. Если поместье окружал постоянный полутуман из сладковато-пряного запаха, то приедавшийся и становившийся практически незаметным, то вновь заполняющий всё вокруг, то в пещере я погружался в запах непонятных специй, «мокрости» и плесени. Воздух тут почему-почему-то практически не шевелился, хотя я ожидал, что будет дуть как в аэродинамической трубе… Может, из-за того, что проход в пещере был практически вертикальным — сама пещера вышла наружу зевом в земле и я спускался вниз не идя по некой шахте, а спускаясь по обрывистому колодцу — может из-за каких то ещё причин, но воздух тут был практически неподвижным и немного затхлым.


А потом я протиснулся в очередную трещину, обогнул здоровенную каменюку и… оказался на настоящем лугу, только под землёй… Огромная пещера, края которой я не видел, была заполнена светящимися тусклым белым светом цветами, а в небе горели настоящие звезды — перемигивающиеся зеленым и синим… Вокруг царил едва заметный, но непрекращающийся звон и запаха, того самого маркера, делающего мир цельным — его тут практически не было! Самым сильным был витавший вокруг меня запах от мха, а вот цветы, похоже, вообще ничем не пахли — только светились — практически нестерпимым светом. А если хорошенько приглядеться, то от цветка к цветку летали светящиеся же насекомые.


На всякий случай я потёр глаза и ущипнул себя, но ни звон, ни цветы никуда не пропали. Так что я осторожно приблизился к краю «поляны» и понюхал ближайший. Тот пах водой и все… А вблизи оказался весь серебристым и лишённым каких-либо ещё красок…


Постепенно глаза мои окончательно привыкли и я начал различать детали. Звезды в «небесах» не просто перемигивались, но кое-где свисали настоящими гирляндами. А цветы светились на самом деле не так уж и ярко. Но сам их цвет — серебристо-белый, почему-то резал глаза… А ещё у пещеры все таки был конец. Далеко-далеко, на противоположной от меня части пещеры, что-то двигалось. Что-то тёмное и вызывающее внутри жуть, копошилось там и явно скребло стену… Дураков выяснять подробности не нашлось, так что я потихоньку сорвал пару цветков и полез обратно. Впечатлений на сегодня с меня уже достаточно — пора бы и передохнуть!..


Как ни странно, но обратный путь у меня занял вроде даже поменьше времени. Вниз я спускался не меньше пары часов, а вот обратно взлетел ракетой! И присмотрелся к цветам уже под лучами солнца.


Они чем-то напоминали изделие из стекла…


На срезе стебля застыла тягучая прозрачная жидкость, а сами цветы стремительно увядали. Причем полностью — и стебель и листья и похожая на колокольчик макушка — пока внезапно в руках у меня не оказалась какая-то склизкая масса, вместо великолепного подарка для девчонки…


Я с некоторым сомнением посмотрел на зев пещеры, но потом пожал плечами, хорошенько протер руки о землю и пошел обратно — домой. Почему-то спать хотелось просто невыносимо!.. И я боялся…


…что меня вырубит…


Я встал и недоуменно огляделся. День превратился в глубокую ночь. А судя по запахам, следам и кусочку шерсти, вокруг меня какое то время нарезала круги одна из местных жирных лис — явно прицеливаясь стать ещё немного жирнее. Но, к счастью, так и не решилась!.. Хотя, судя по невыносимому привкусу во рту, мог да и сделать парочку неприятных дел перед уходом… Ну или это из-за тех поганых цветов. Два и два я кое-как умел сосчитать, так что долго над этим происшествием размышлять-то и не выходило.


Чертыхаясь, я вернулся в гнездо, где девчонка уже давала храпака, устроившись в своей фирменной манере «попавшей в торнадо и так там и уснувшей». И следующие несколько дней вплотную посвятил нахождению и исследованию пещер. Поскольку и потенциальная сила цветков меня впечатлила, так что неплохо было бы знать где такие можно достать, и те непонятные то ли тени, то ли одна тень — меня как-то обеспокоили. Неприятно было думать, что то, что нарисовало мне моё больное воображение, могло выбраться на поверхность и, скажем, укусить меня за бочок во время сна…


Глава 43


Оказалось, что спелеология это довольно весело! А ведь раньше я не понимал, в чём прикол — лазить по всяким там ямам…


Под землёй мне открылся настоящий новый мир, живущий по своим законам и правилам. Основным из которых почему-то было — нафиг солнце. Куча странноватых белесых зверушек, преимущественно слепых и лысых как коленка. По вкусу как курица… Куча новых бесцветных растений. И рыб… Общее же у них было одно — стоило вытащить их на солнечный свет и они тут же куксились, начинали болеть/увядать и быстро дохли…


Правда, имелись тут и нормальные животные — вроде крыс, которым было пофиг на солнце. А однажды мне попалась даже грустная лиса. Уже не толстая. Вряд ли это была прямо пещерная лиса… Судя по виду она просто упала в расщелину, да так и осталась…


Я, конечно, немного погонялся за ней по тоннелям, но поймать чтобы съесть… ну… или выпустить на волю — так и не смог. Она знала все закоулки как свои пять… когтей, а ещё пролезала там, куда я никак протиснуться не смог. Так что пришлось оставить её в покое и идти причинять добро кому-нибудь ещё…


Правда, в какой-то момент девчонка заставила меня помыться — якобы от меня несло грязью и плесенью… Хотя вот некоторые назвали бы этот аромат благородными изысканным!.. В сыре вот тоже плесень бывает…


— И где это ты так извазюкался, интересно знать?.. — намыливая меня какой-то дрянью, пробормотала девчонка. Бедняжке приходилось всё делать самой, поскольку если положиться на мою честность и порядочность, то я не помоюсь вообще. А слуги ко мне подходить боялись — может, из-за каких-то детских травм, может из-за того, что я рычал и всячески их запугивал — не знаю… Но всё, чего добилась от них девчонка в свое время, это предложение запереть меня в клетке и поливать из вёдер, пока я не очищусь или не полиняю. Девчонка на подобное пойти не захотела, а её батя неожиданно встал на сторону рабочего класса, так что пришлось поработать своими ручками… Но страшного в этом ничего и не было — работы девчонка не боялась, просто не знала как лучше подступиться. Но быстро разобралась и теперь являлась признанным специалистом — единственным в королевстве, а может даже и мире — по помывке вервульфов.


— Занимался спелеологией… — пробурчал я недовольно. После ванных процедур все жутко чесалось, а ещё я чувствовал себя немножко идиотом, поскольку шерсть у меня была длинной и густой, так что на какое-то время вервольф превращался в серое облачко, что было почему-то довольно унизительным…


— Изучал… ямы?.. В грязи валялся? Неужели опять нахватался паразитов?.. Да вроде не видно… — тут же забурчала девчонка, с усилием меня мыля… Я же уворачивался как мог, поскольку и мыться не хотел и не собирался раскрывать тайну моего второго амулета. Если эта тайна ещё существовала, конечно… Покрайней мере мы об этом не говорили, но поскольку девчонка была одновременно и невероятно проницательной и не особо наблюдательной, то быть могло абсолютно всё — любая вероятность…


Кстати, срабатывал или срабатывали эти амулеты довольно интересно — вот хотя бы как в этом случае. Хотелось бы узнать их историю и как их вообще делают.


— А как делают эти переговорные амулеты? — тут же спросил я.


— Понятия не имею. — призналась девчонка и воспользовавшись возможностью передохнуть, приняла вид сахарницы- руки-в-боки, — Единственный способ их получить, это подобрать с тел эльфов — у нас такие делать так и не научились.


Выглядела она забавно — поскольку пены на ней было больше, чем на мне. Мысленно записав себе ещё одну победу над её упрямством и сумасбродством, я понимающе кивнул — здесь воровство технологий путем банального повторения иногда и не срабатывало…


Ну, а после помывки каждый занялся своим делом… Девчонку забрал до приторности вежливый Сахарный — как бы его не звали на самом деле… А я подсох и вернулся в гнездо. Выходить в свет парочку дней не получится, поскольку вся маскировка в «облачковом» состоянии шла лесом, а мозолить глаза восхищенной публике я точно не собирался — слишком уж меня смущали возгласы и комментарии некоторых девушек. А еще собаки… Может это глюки, но я буквально кожей чувствовал как они тихонько смеялись когда видели меня в таком состоянии…


Но и это время я потратил с толком, обдумав и «разложив по полочкам» информацию, полученную за последние дни. В самих подземельях на это как-то не было времени… Там была своя обстановка, свои мысли — да что там, даже это самое время там слегка отличалось. Оно было какое то растянутое и тягучее, словно жвачка на солнце. Там ты просто тыкаешь заранее пойманной крысой или зайцем в новое растение/мох и смотришь — ядовитое оно или нет, а не размышляешь о смысле жизни!.. Я даже заностальгировал по своей жизни в Лесу…


А разложив информацию, занялся планированием! В десяти километрах от поместья я обнаружил очень даже перспективную пещерку. Даже вход в неё выглядел впечатляющим — не дыра или трещина в земле, а прямо как в фильме — свой просторный проход. А ещё, в отличие от других подземелий — из этого самого прохода тянуло сквозняком со знакомыми мне уже запахами, обещая внизу нечто действительно большое и интересное, но… что немаловажно, встречавшееся мне раньше, а значит безопасное! Собственно при попытке туда пойти девчонка меня и изловила, а затем зверски, даже бесчеловечно вымыла…


Подготовка моя обычно была простой — фляга с водой, тряпка, кожаный мешочек и в нём парочка подопытных добровольцев, набранных по дороге. Но теперь, когда я ещё немного подумал, то решил взять с собой моток веревки. Раньше я как-то обходился когтями, но по зрелому размышлению решил прихватить — вдруг понадобится?..Всё же во всех фильмах про спелеологов у них был с собой моток веревки, а я теперь был знатным спелеологом. Правда, в тех же фильмах у спелеологов не было моих когтей и способности лазить по практически вертикальным поверхностям… Ну да посмотрим — в крайнем случае обратно его можно будет не нести…


Ещё я обдумал и отверг идею взять с собой что-нибудь из съестных припасов. Во-первых, брать ещё один мешок не хотелось, а в этом все припасы сожрут подопытные. А во-вторых, нафига спрашивается я несу подопытных?.. Пускай отрабатывают проезд и как вкусный, здоровый обед.


Так что выдвинулся я бодрячком — с полным осознанием готовности к трудностям, а по прибытии занялся сразу же делом. И для начала, хорошенько вывалялся в пыли, чтобы отбить собственный запах, а заодно и неприятные воспоминания. Пусть кое-кто знает, что хоть надругаться над моим храмом можно, но дух мой им не сломить!..


Первое время всё было как обычно. Сначала унылые, осыпающиеся местами каменюки, которые по мере возрастания влажности обзаводились шубками из мха и лишайников. Но уже метров через пятьсот началось то, ради чего мы — спелеологи — и лазили в эту задницу. Ну, по-крайней мере я считаю, что именно так дело и обстоит…А именно — я вышел к подземному озеру со сверх-холодной и сверх-прозрачной водой! По берегам которой росли маленькие, тускло светящиеся цветы, а потолок облепили мигающие синими и зелёными огоньками светлячки… В воде же, словно по воздуху плавали силуэты прозрачных рыб-призраков, которых вообще бы было не видно, если бы вода была бы хоть чуточку мутнее… В общем, зрелище завораживающее и сюрреалистическое — какое любим и видим только мы — спелеологи.


Глава 44


Самое интересное в жизни настоящего спелеолога это конечно же открытие новых видов и мест. Все новое всегда можно назвать так как тебе захочется — даже с матюками. Ну, а многие новые виды оказываются ещё и довольно вкусными. Главное тут соблюдать осторожность, как я уже выяснил впервые столкнувшись с «уродскими цветами» — да, мое название не вполне отражало внешний вид этих растений, зато полностью соответствовало содержанию… Цветочки оказались не только чертовски ядовитыми, но и ещё хищными — хоть и совершенно лишены какого либо запаха. Ну да запахи, как я заметил, в среде частенько лишённой какого-либо воздушного движения не очень то котировались — в отличии от светимости. Свет в темноте был хорошо виден, а вот со всем остальным как-то не задавалось, видимо…


В общем, я осторожно продвигался вперед, любуясь окрестностями. Тыкая кроликом в незнакомые виды и проходя мимо знакомых… Пока наконец не вышел в Действительно большую Пещеру! И вот из неё-то воздух тянуло так тянуло. Похоже, где-то там впереди имелся ещё один выход на поверхность, который и создавал требуемый для любого нормального ветра перепад давления. Ну или какая-то ещё ерунда, которую определенно стоило рассмотреть поближе.


Соблюдая предельную осторожность, я начал красться вперед. Не то, чтобы под землей было действительно опасно… Опасно, конечно, но не так чтобы слишком. Если не жрать всё подряд и избегать мест с кучками костей, то жить можно. Но осторожность это такая штука, которая никогда не бывает лишней. Есть люди, которые бы пошли через гигантскую пещеру с гармонью, распевая частушки и залихватски присвистывая, но я точно был не из таких.


И вот шёл я, шёл… И в какой-то момент поймал себя на мысли, что камень под моими лапами удивительно теплый и удобный… Какой-то… Кожаный что ли?..Я остановился в некоем недоумении и осторожно поковырял под лапами. А в следующий момент земля содрогнулась от глубокого вздоха и часть пола впереди поднялась и повернула ко мне… голову. Огромную такую голову, спросонья моргающую тусклыми фонарями глаз и поражённо на меня уставившуюся.


Пол вокруг задвигался, и я покрепче в него вцепился, судорожно оглядываясь по сторонам и прикидывая свои шансы… Пока что получалось, несколько сумбурно, что я нашел… динозавра!.. Настоящего, не вымершего.


Как и всегда, когда происходило нечто шокирующее, сознание мгновенно перестроилось — максимально отдаляясь от тела, которому сейчас явно выдадут звиздюлей и с которым оно не хотело иметь ничего общего, что могло бы получить звездюли вместе с ним. Сбежать оно не могло, так что просто делало вид, что мы не вместе и вещало от третьего лица!.. Время немного замедлилось. Мозг же вообще занялся посторонними вещами… В голове стремительно появлялись и возникали какие-то совершенно безумные идеи…


А разве они не вымерли? А это точно динозавр? Пламенем не дышит, крыльев не видно, гор золота вокруг нет… Наверное, динозавр. Что мы знаем о динозаврах?..Они обожают помогать американцам — все, кроме тиранозавров, которые американцев ненавидят и всегда преследуют. Жалко, что я не американец… Ещё динозавры ненавидят коммунистов! На генетическом уровне… Значит ли это, что тиранозавр состоит в компартии и наоборот станет помогать коммунисту?.. Какой тут потолок высокий! Как сработает умение вервольфов во рту, во время пережёвывания?..


Последняя мысль мгновенно отрезвила мой организм и позволила сознанию, мозгу и телу заключить временное перемирие, после чего я перестал стоять на месте, намертво вцепившись в шкуру динозавра, и отцепил когти. Решение оказалось спорным, поскольку я тут же улетел далеко в сторону и больно проехался по полупещеры.


— Шшшшшшшш… — сказал динозавр и рванул ко мне. А я рванул от него…


В принципе, что может быть проще, чем сбежать под землёй от кого-то крупнее себя?.. Безымянная лиса совсем недавно показала мне все необходимые для этого навыки! Надо всего лишь хорошо знать территорию и вовремя нырнуть в дыру, в которую ты пролезешь, а твой преследователь — нет! И всё! Что ты сделаешь? Рыть-то без спецтехники не получится. А я как раз пришёл через вполне подходящий для этих целей проход. Проблема заключалась в том, что после нашего небольшого родео я понятия не имел, откуда пришёл и куда бегу сейчас. Всё, что я мог, это орать:


— Отцепись от меня, чертова уродина!! — что тоже было не самой лучшей идеей… Эхо от моих воплей стремительно множилось, в отличии от шипения дракона — и грозило ещё сильнее меня дезориентировать в перспективе… Но ничего поделать с собой я не мог…


К счастью, хоть и гибкое, похожее на диплодока, только с хищной башкой, тело динозавра оказалось не совсем приспособлено для тех зигзагов, что я выписывал. Так что шансы у меня всё ещё оставались… Вспотев и тяжело дыша, я носился вдоль стен пытаясь найти то место, через которое я сюда попал, но оно словно испарилось… Так что пришлось смириться с очевидным — нифига я тут не найду… Надо проскользнуть мимо динозавра и бежать на другой конец пещеры. Да, там наверняка был выход в который может пройти и эта зверюга, но там был хоть какой-то шанс — здесь же только крепкие, гранитные стены.


— Отстань от меня! Слышишь?! Да, что ж ты человеческих слов-то не понимаешь! — провизжал я и, проскользнув в последнюю секунду между клацнувшими челюстями, побежал как Усейн Болт никогда не бегал…


Позади разворачивалась эта туша, а я ужё пронесся сквозь пещеру и время и нашел наконец-то выход! К сожалению, я оказался прав и выход вполне себе подходили для меня и для динозавра и даже для проезда электрички…


Не сбавляя скорости, я махнул внутрь и припустил. Правда, скорость пришлось существенно сбавить, поскольку зрение не справлялось с такими перегрузками, а влепиться в стену или напороться на что-то острое было ну никак нельзя… Чем тут же воспользовалась громадина позади, явно знавшая дорогу, и принялась меня стремительно догонять…


Долго ли мы гонялись так или нет, но наконец-то мы выскочили на участок пещеры, шикарно освещённый солнечным светом из пробитого потолка… Мягко журчали струи водопада, мир вокруг радовал зеленью растений, купающихся в неожиданном здесь свете… И только мои заполошные крики и приближающееся раздражённое шипение нарушало царившую тут идиллию. Я бы вот прям остановился и полюбовался, но были более срочные дела…


Минусом открывшейся картины было то, что это был конец. Никакого прохода дальше просто не существовало! Единственным выходом была та самая гигантская дыра вверху, из которой и струился водопад…


Я оглянулся. Подслеповато щурясь, из темноты позади вынырнула здоровенная драконья башка и неуверенно зашипела.


Кажись, ночное зрение у него было получше моего, а вот с дневным у него возникали некоторые проблемки…


Я скинул с плеча моток веревки, который каким то чудом до сих пор не потерял, и швырнув прямо в морду динозавру. Никакого урона это ему явно не причинило, но тот тут же раздражённо зашипел и отпрянул в темноту.


А я полез! Прыгнул с места метра на полтора вверх и полез как два скалолаза…


Пока что это было не точно, но кажется, что с карьерой спелеолога я сегодня закончу. Так или иначе!..


А внизу на свет осторожно выползал динозавр… Не знаю почему, но во-первых, он был угольно черным — в отличии от большинства того, что встретилось мне под землей. А во- вторых, эта громадина явно боялась и чувствовала себя неуверенно. Представить себе не могу, чего бы я боялся, если бы был таким здоровыми с такими зубищами… Хотя теперь — в более спокойной обстановке и с освещением получше — он убавил от тех размеров что мерещились мне в пещере раз этак в пять!.. Тем не менее дура всё равно оставалась здоровенной!


Я остановился и швырнул в динозавра сумкой с подбадривающими меня весь забег зайцами! Финт удался. Зверюга опять зашипела и стремительно — жопой вперед — заползла обратно во тьму. Дав мне ещё немного форы.


До спасительной, как мне казалось, кромки оставалось всего метра три, когда динозавр внезапно собрался с духом и как-то по особенному зашипев-засвистев, выпрыгнул из темноты и поскакал по стене за мной! Вот реально — поскакал… На морде у него была написана смесь из целеустремлённости и какой-то обречённости, а мне… нечего уже было кидать!.. Камни как назло не откалывались, и единственное чего я добился — это пожалел, что потратил время на попытку их отколупать…


В общем, я сорвал с шеи одну из ожерелок и швырнул ее в рожу преследователю. Попал точно между глаз!..


— Отвали! От! Меня! — заорал я и… прыгнул.


То ли закон подлости сработал, то ли закон мерфи, но камни и под ногами и под лапами тут же отколупнулись и прыжок получился «на месте» — инерции хватило, чтобы зависнуть, но было недостаточно, чтобы взлететь… Тем не менее челюсти вокруг меня не сомкнулись — сколько бы эту картину не рисовало мое воображение.


Я бросил взгляд вниз и рванул уже по нормальному, без прыжков…


И осознал я то, что увидел, уже только километра через два от необычного входа в пещеру с динозавром! Зверюге оставалось просто куснуть, но… она меня больше не преследовала. Динозавр, слегка присыпанный камнями, с амулетом посередине морды, смотрел на меня с таким невероятным удивлением как будто встретился с чем-то невероятным!..


Не знаю что уж его так поразило, но я только поблагодарил все следящие за моей тушкой высшие силы, выдохнул и рысью припустил куда подальше. Фиг знает где там было это дурацкое поместье с этой дурацкой девчонкой — главное сейчас было убежать отсюда как можно дальше!


Глава 45


Итак… У меня остался всего один амулет-переводчик. Запасы исчерпались, и если сломается этот, то брать новый придется, скорее всего, с боем… Расспросить девчонку о запасах такой ценной штуки мне было как-то недосуг, но что-то я сомневался, что их в королевстве особо много. Эльфам они были нужны для общения с гоблинами, а людям они нафиг не сдались — друг дружку они и без амулетов понимали, а с другими особо не общались. Точнее, с людьми особо никто общаться не хотел.


М-дааа… Не зря мои родичи жили именно на поверхности! Вервульфы были существами с тонкой душевной организацией и ни в пещерах, ни в болотах жить явно не приспособлены… С этакими страхолюдинами…


Интересно, чем этот динозавр питался там? Рыбкой из водопада? Думаю, что если такая дура начала бы охотиться на людей, то об этом уже побеспокоились бы. Тут такие шутки просто так не оставляли и путь для страхолюдин попавшихся людям на глаза был один — либо на тот свет, либо в зоопарк какого-нибудь вельможи.


Я опять вспомнил жуткую здоровенную пасть, до верху наполненную острейшими зубами, и меня передёрнуло. Если в подобной жопе активируется способность вервульфов…Выскочить уже не выскочишь, а пережевывать тебя будут уже не пять секунд, а минут двадцать по внутреннему времени… А если ещё и кольца с регенерацией сюда добросить… Я аж чуть не сблеванул от избытка накативших эмоций.


Нет. Давать себя сожрать нельзя ни в коем случае!..


А потом задумался — можно ли назвать эту штуку драконом?.. С одной стороны хотелось. Тогда мир получался чуть более фэнтезийным! Нечто эльфийское имелось — даже в лесу живут. Гоблины, конечно, неправильные, но тоже сойдут. Мощные карлики, заросшие бородой и живущие под землей? Пожалуйста, распишитесь в получении! С другой стороны, врать самому себе я не мог и некоторое родство с ящерами ещё не является основанием для признания какой-либо рептилии драконом. Были у той страхолюдины крылья? Ни одного. Дышала ли она огнем? Нет. Даже пара не шло…


Собственно, не обязательно даже, что она была агрессивной… Думаю, что если бы ко мне кто-то смог подкрасться и поковырять во мне когтем, то я бы тоже психанул. Дыру я в ней не проковырял, но кожу явно попортил, особенно когда она пыталась меня скинуть в самом начале — вцепился я тогда ей в спину на славу.


Слегка подмывшись в первом встречном водоеме, чтобы девчонка не начала докапываться, я с осторожностью побежал в сторону гнезда. Фиг знает как я ориентировался, вообще, поскольку в прошлой жизни у меня подобных дарований точно не было, но я тупо ЗНАЛ где и что примерно находится… Правда, только примерно. Может у меня как у голубей, появилась какая то фигня, чувствующая магнитное поле? По крайней мере с солнцем эта ерунда точно связана не была, поскольку единственное, что я мог понять, глядя на местное светило — это то, что оно находится вверху, а я, соответственно, внизу. Как люди могли определить, откуда оно всходит и куда заходит, если солнце не висело над горизонтом, оставалось для меня тайной за семью печатями… А так, посмотри! Прошел черти сколько под землей. А ведь проходы и трещины там даже по прямой не шли — ветвились как безумные. Потом ещё от ящерицы-переростка сколько кувыркался… И все равно — стоило мне спросить себя, а где я, черт побери, оказался?.. И нечто в моем сознании тут же отозвалось — гнездо твоё примерно вон там, столица дебильного королевства примерно вон там, а нафиг тебе уже не сдавшиеся пожитки в приснопамятной пещерке — примерно вон там. Да, не точно! Но на месте ты уж как нибудь сам…А теперь, лапками-лапками, пока не настала ночь и всякое дерьмо не повылазило из недр земных!..


Последняя мысль дурацкой мне не показалась и повлекла за собой ещё одну — так что я, в меру способностей, попытался ещё и запутать свои следы. Так, на всякий пожарный…


В общем, до гнезда я добрался заполночь и, подходя к дверям, слегка прифигел… У нас были гости.


Около дверей сноровисто ковырялась в замке парочка серьезных на вид парней, довольно грамотно пристроившихся в тенях. А ведь охрана вешала над дверью девчонки фонарь, чтобы лучше видеть из сторожки, и даже парочку раз за ночь его меняла. А гляди ж ка! Парни как-то так по особому устроились, что даже я заметил их только когда мне в нос ударила струйка тяжелого запаха пота, исходившего от давненько немытых тел в кожаной одежде. Что в свою очередь наталкивало на вопрос… Да. Подойдя к клетке, я обнаружил, что все собачки лежат без сознания, закатив глаза и странно вывалив языки. Ближе я подходить не стал, а вместо того принялся красться к двери…


Это было странно. Насколько я понял, такие акции происходили на довольно регулярной основе, но без огонька, скажем так. И то, что в последнее время они настолько участились было, мягко говоря, ненормальным.


Да и весь план состоял в том, чтобы какое-то время посидеть ниже воды, тише травы — или как там надо сидеть?.. Толстяк не должен был никого дразнить у себя там, на Олимпе, а местные жители должны были служить мощным и бдительным буфером от всяких там мерзких покушений. В общем, убийц мы здесь в ближайшее время не ждали.


Хотя со временем тут были проблемы, конечно. Например, нормальные календари — прямоугольные, в которых дни за днями складывались в недели и стройными рядами входили в месяцы — здесь не существовали. Вместо них использовали круглые, сделанные из спилов деревьев — в которых дни шли от центра к краям по спирали…Как ими пользоваться я даже смутно не понял, хотя девчонка и пыталась мне это объяснить… Вводить же свою, правильную систему, мне было лень и вот печальный итог. Я не помнил, сколько мы уже тут находимся…


Парни же наконец щёлкнули замком и столкнулись со следующей проблемой — дверной задвижкой. Вообще, люди тут дверей не закрывали, но девчонка эту традицию не приняла, приказав установить себе, помимо обязательного замка и запора, ещё и парочку щеколд. Я-то знал как с этой проблемой разобраться, поскольку и о запасном ключе был осведомлён, и о расположении запоров и щеколд… Хотя даже я предпочитал всё же переночевать на улице, если возвращался особо поздно. А вот парням предстояло попотеть. Точнее, предстояло бы…


Каким-то образом эти гады меня заметили. Вроде и крался я отлично, и старался прямо на них не смотреть! Но в тот момент, когда я рванулся к ним, они синхронно начали уходить в стороны, доставая что-то из полога своих курток. Это им не особо помогло, поскольку руки у меня были длиннющие и чтобы выйти из зоны где я бы не мог их сцапать им пришлось бы двигаться гораздо резвее и начинать это делать раньше, но всё равно неприятно… В общем, я ухватил их за затылки и вернул на место, пребольно стукнув лбами. Тела обмякли, а на землю выпали кинжальчики… Наверняка отравленные…


Выдохнув пару раз, поскольку оказалось, что пока я крался, то дышать-то и перестал, я проверил тела. Силушки мне было не занимать, а вот с её расчетом пока то и дело возникали проблемы. Если нужно было взять языка — вот как сейчас — и при этом хотелось бы, чтобы он мог отвечать и не остался навсегда дурачком или даже трупом… В таких ситуациях я гарантий не мог дать никаких. Камни и ветки то и дело под моими лапами оказывались либо исцарапанными до крови, либо вообще сломаны — хотя я и старался обращаться с окружающим миром бережно!.. Но повезло. Тела, как минимум, дышали.


Всё желание играть в гестаповца у меня отбили ещё в прошлый раз, так что я быстренько мотанулся по окрестностям, чутко принюхиваясь — выяснил, что больше таких нету, а ещё узнал, откуда убивцы пришли — после чего взял груз двухсотых, да и покидал их в сторожку охраны. Благо те не спали, вовсю гоняя чаи. После чего, не обращая внимание на крики пробудившейся сознательности и бдительности, пошёл спать… Доделать работу убивцев было делом пары мгновений — тут поддеть когтем крючок, а там отодвинуть запор — и всё… Я дома…


— Гже ты шлялся?.. Што там происходиш?.. — встретили меня вопросы позёвывающей девчонки. Охранники начали вовсю шуметь, растекаясь по окрестностям и что-что-то у кого-то требуя… Как бы соседи милицию не вызвали!..


— Да вот… Поймал ещё двух убивцев. — признался я. — Пришёл, а они уже в двери ковыряются…


Девчонка информацию восприняла абсолютно спокойно. Вся реакция — это прошлепав к двери она воздвигла последнюю линию обороны, которую не применяла когда я отсутствовал — подперла дверь шваброй. После чего, безбожно зевая, вернулась в постель и бухнулась лицом в матрас, тут же начав посапывать. Однако не заснула:


— А шобаки? — внезапно подняв голову, сонно спросила она. Если прислушаться, то собаки уже вовсю лаяли — правда только с другой стороны поместья. Видимо именно этот факт её и обеспокоил.


— Усыпили. Лежат — дрыхнут. — проинформировал я ее и удовлетворённая ответом девчонка тут же отключилась.


А я свернулся в клубок в гнезде два ноль и какое-то время прислушивался к шуму за стенами, тренируясь в определении на слух кто чем занимается. Но это было не очень-то интересно, поскольку всё, чем они занимались — это бегали с фонарями и паниковали, а для такого никакие способности следопыта и не нужны…Так что я ещё немного поерзал и попытался уснуть…


Глава 46


В принципе поспать удалось, хоть и будили нас за ночь ещё раза два. Набегавшись, охранники подошли узнать всё ли у нас хорошо, и девчонке пришлось вставать и убеждать паникёров, что всё просто замечательно. А спустя минут пять ещё и Сахарный прибежал с тем же вопросом… Судя по панике и неорганизованности — убийц тут ловили не часто…


Ну, да это дело наживное!..


А утром, кое-как выспавшись, мы начали разбираться. Позёвывающая, но деловая девчонка расспросила меня о подробностях вчерашнего происшествия, а я её о мыслях на счет него. И того и другого оказалось немного… Я ничего особенного не мог сказать о нападающих, а девчонка была не в курсе кто бы их мог прислать, поскольку вроде как некому было… Если толстяк кому-то «наступал на ногу», то как минимум предупреждал охрану чтобы усилили бдительность, а то и девчонке давал пару наставлений. Толку от этого было немного, поскольку спустя рукава тут не работали, но в этот раз ничего такого точно не было. А значит, либо толстяк не знал что кому-то что-то отдавил, либо это вообще превентивный удар. В общем, девчонка ушла разбираться и докладывать бате.


Я же наконец-то припомнил свои вчерашние похождения и слегка похолодел. Убийцы-убийцами, но есть проблемы и покрупнее…


Однако обход моих новых владений ничего особенного не дал. Следы убийц мне были не нужны, толку от них никакого, а больше ничего подозрительного я не обнаружил. Ни динозавр, ни таинственные подземные жители рядом не околачивались… Что в общем то было довольно разумно с их стороны… А поместье, после того как я осмотрел его новым взглядом, неожиданно оказалось довольно-таки динозавроустойчивым. Толстые стены, неширокие проходы, куча входов и выходов… Разрыть его и добраться до вкусных обитателей было затруднительно, а вот обитатели легко могли шнырять туда-сюда и тыкать любого напавшего динозавра всякими штуками…Я был доволен увиденным.


А после обеда мы опять встретились с девчонкой и обменялись информацией. Я заверил её, что покушал, а она рассказала, что Сахарный уже отправил и птичку и гонца с вестями «куда надо», но и она черкнула строчку-другую — правда послания ничего ценного из себя не представляли. Убийцы провернули с местными тот же трюк что и со мной — самоубившись по-тихому, пока все вокруг бегали. А посланные по их следам охотники выяснили, что следы уходят черти куда и все лесом. Так что местные о них знать не знали и подельников у них нет — ни своих, ни привезённых… Не густо.


Следующая неделя прошла довольно нервно. По-крайней, мере для меня.


На жизни девчонки происшествие сказалось лишь в том, что теперь за ней ходило несколько стражников — причем с её же подачи. Не знаю почему, но я был внутренне убеждён, что если, например, Сахарный предложит ей охрану, то она устроит истерику в стиле «свободу Анжеле Дэвис»! Но нифига — сама настояла и теперь стоило ей выйти наружу, как вслед за ней пристраивалась парочка сторожей из бытовки охраны. А так как Сахарный и себе взял парочку — фиг знает зачем — то её охрана даже удваивалась…


С охраной тоже вышла какая-то ерунда. В замке я просто не обращал внимания, что происходит со стражей, бывшей на посту во время тех происшествий. Даже мысли не возникало проверить. Но тут всё было на виду и лица как-то примелькались… Так вот — ничего с ними не было. Не высекли, не уволили — никаких видимых происшествий. Всё, что поменялось — это если раньше они выполняли свои обязанности просто добросовестно, то теперь буквально «рыли землю»! Если раньше ночью они просто регулярно смотрели, что вокруг происходит, подсвечивая особенно интересные места фонарями, то теперь то и дело подходили к дверям, дёргали ручку — что порядком мешало спать бдительному мне…


Ну, а у меня начался новый приступ паранойи!.. Если прогулки по пещерам меня порядком успокоили на предмет того, что если там что ужасное под землей и встречается, то редко, и на свет оно точно не выйдет… То вот знакомство с Годзиллой все эти розовые краски мгновенно потерло! И теперь я точно знал — ещё как выйдет, даже днём! Просто у него глазоньки будут бо-бо, но оно может и потерпеть ради доброго дела…


Так что когда через неделю от толстяка прибыла небольшая такая армия с предложением перебазироваться — я даже обрадовался!.. Наверняка в новом месте будут новые пещеры с новыми ужасами, но о них я хотя бы ничего не знал. А вот динозавр мне уже парочку раз снился.


Насколько я понял, это были солдаты не из столицы, а из какого-то гарнизона поблизости, и в этот раз нам предстояло пиликать к тому самому Китарийскому хребту. Обстановка там была не такой идиллической, как в Уютном Уголке, зато имелся свой гарнизон, следопыты и разъезды серьёзных, вооружённых до зубов мужиков.


И девчонка в принципе не возражала, поскольку всё, что ей было нужно, по сути уже тут получила, и оставалось разве что отработать детали на практике…За то время, что мы тут пробыли, она прошла стадии скуки, принятия, смирения, а потом… Кажется, поняла что именно ей хотел тут показать батя, и последние дни буквально выжала Сахарного досуха своими вопросами, явно торопясь получить от него всё, что он знал… Лично я ничего не понял, да и понимать не хотел…Но с другой стороны — мне это было и не нужно. А вот девчонка, похоже, втянулась.


В любом случае, буквально на следующий день мы уже выехали на новое место базирования, и в этот раз меня посадили в карету к девчонке и её сопровождающему! То ли её совесть заела, то ли сказались мои угрозы сбежать ко всем чертям если меня еще раз засунут в ту колымагу, но теперь она за нами тащились только с охотниками.


— А он не бросится на меня? — с опаской уточнил командир сопровождающих нас солдат. Изначально планировалось, что в карете поедет девчонка, он и несколько солдат. Но теперь ехали только мы втроём…


— Ну, что вы! Его даже зовут Хороший Песик. Разве хороший Пёсик может на кого-нибудь броситься? — попробовала бить логикой девчонка.


— Я слышал, краем уха, что он самого Грейма выпотрошил, а в замке Тартов в столице его вообще людьми кормили. Чтобы злее был.


— Ну, что вы. Это все враки. Не кормили мы его людьми. — отмахнулась девчонка, но похоже мужик всё же отметил, что насчет Грейма она ничего не сказала…Невысокий, средних лет, крепкий и какой-то высушенный… От командира не особо несло страхом, скорее присутствовало опасение. Крепкий мужик.


Хотя сейчас меня волновало несколько иное… Оказалось, что изначально меня не брали в карету не из-за видовой нетерпимости к вервольфам, а потому, что для двухметрового зверя тут не было места… Сказать, что ехать в карете было неудобно — это вообще ничего не сказать. Мне пришлось свернуться фигурой «мертвый рогалик», чтобы просто уместиться… Я-то думал, что мягкие сидения много что меняли, но если на них невозможно сидеть — этот момент и учитывать-тоне стоило! В плане поездки, как оказалось, клетка выгодно отличалась от кареты. Там и места море. И не дышит никто в лицо. Да и в туалет можно не проситься…А рессор не было ни там, ни тут. Так что я терпел и размышлял — в какой момент можно без ущерба для гордости попроситься обратно?.. Судя по хитрому взгляду девчонки и её приподнятому настроению, она всё вышеперечисленное давным-давно учла, и после моего утреннего ультиматума не могла дождаться, когда же я наконец сдамся — чтобы вволю поглумиться над бедной зверушкой. А я не мог доставить такого удовольствия противнику!..


— Вы в курсе последних событий в столице? — начала светскую беседу девчонка, пока я пытался не двигаясь найти позу поудобнее. К сожалению, в этом мире такой не существовало… Постоянно какие-то углы упирались мне в разные интересные места, а организм в целом потихоньку деревенел от неподвижности.


— К сожалению, только слухи. — кисло заметил Сухофрукт, — Вроде бы за последнюю неделю были совершены покушения почти на все аристократические семейства Королевства. Ну, то есть почти на все значимые.


Девчонка хмуро кивнула. Своего мага в поместье не было, так что новости прибывали с курьерами, стихийными слухами или же их птичка на хвосте приносила. В прямом смысле — голубиная почта тут была развита. Правда, голубей не было… Или же были, просто я не обращал внимания?.. В общем, вместо голубей тут использовали нечто напоминающее сокола — маленькое и явно хищное.


И вчера девчонка получила от толстяка письмо, в котором тот справлялся о здоровье дочери и сообщал, что король якобы собирается отречься в пользу сына по состоянию здоровья. Ни про какие покушения там ничего не было, но девчонка предположила, что сейчас начнётся что-то такое. О грызне, сопровождающей переход любой власти, пока речи идти не могло, а учитывая стальной характер принца и вообще могло не зайти — однако некоторые торопыги могли решиться проверить на зуб некоторых своих давних соперников. Так, из чисто спортивного интереса. И вот она получила подтверждения своим предположениям.


Но мне было уже не до разговоров. У меня слишком всё затекло…


Глава 47


— Не хочешь ли пересесть? — вкрадчиво спросила меня девчонка, когда мы остановились передохнуть часа через два. Раньше мы ехали круглыми сутками и такие неожиданные остановки были делом непривычным, но я не жаловался. Я был занят тем, что разминал одеревеневшее тело, размышляя, выпрямится ли моя правая лапа когда нибудь ещё или так и останется навсегда согнутой?..


— Нууу… Если вы уже так устали от моего общества…


— Да нет, что ты — ты мягкий и пушистый — так приятно облокотиться! Почти и не трясет. Воняешь правда опять…


Так вот почему у меня эта точка на заднице особенно болит! — понял я. В карете это уже не чувствовалось, поскольку задеревенело абсолютно всё, но вот если представить, что в это место упирался чей-то очень острый локоток…


— Ладно-ладно. Так уж и быть, пересяду. — поспешил соскочить с опасной темы помывки, — Только дверь клетки прикажи не закрывать… А вообще, знаешь что? Давай-ка я своим ходом доберусь.


— Это как? Ты же дороги не знаешь. — поразилась девчонка.


— А ты мне расскажешь!


— Но я тоже не знаю… По карте покажу, а вот в какую сторону идти отсюда и сколько нужно именно идти, а не ехать… — девчонка развела руками.


Девчонка была абсолютно бесполезна в полевых условиях. Теперь я уже не так доверял ей как шкиперу…


— Так что продолжай ехать с нами, уж пожалуйста. И, пожалуй, я проедусь с тобой…


— Что? — я неуверенно посмотрел на девчонку, опасаясь, что ослышался.


— Простая предосторожность. Дело в том, что из всех наших спутников я знаю только тебя и подчинённых дядюшки Корнаджа. Лейтенант Рейтар передал приказ отца устно, но не привёз с собой никаких бумаг за его подписью… Только довольно пространное распоряжение от капитана Луара. Может, все так как он и сказал, и письмо отца осталось у его командира. А может, нападение убийц было лишь отвлекающим маневром, и меня вывезли из поместья переодетые враги, чтобы убить, — не переставая улыбаться и не меняя веселого тона заявила девчонка, пока моя челюсть отвисала.


Зыркнув по сторонам, я убедился, что все занимаются своими делами. Солдаты готовили хавчик и разминались. Капитан Сухоф… то есть лейтенант Сухофрукт негромко отдавал какие-то приказы своим людям. Охотники уже успели подстрелить где-то зайца и теперь выковыривали из него ненужные детали. А Эльта ударилась в чернейшую меланхолию и теперь с убитым видом разглядывала вселенную внутри себя… Если подумать, то солдат было человек 30–35…


— Эээ… А почему мы тогда вообще с ними поехали?.. — осторожно спросил я.


— Потому, что в поместье было 15 бойцов и 48 гражданских, а за мной приехало 46 до зубов вооружённых солдат. — как глупенькому ответила Мирена и даже погладила по головке. — Если бы я заупрямилась и мои опасения оказались бы правдой, то всё, что мы получили, это 63 трупа, плюс, возможно, ты и довольно скудные шансы скрыться. А если мои опасения беспочвенны, то и тем более не было смысла упираться. В любом случае, сбежать по дороге в сопровождении тебя, Локера и Хоукена, кажется мне гораздо более здравой идеей, чем сделать тоже самое плюс подвергнуть опасности обитателей поместья…


Локер и Хоукен это видимо наши охотники… И если подумать, то вот я на её месте все же ломанул бы из поместья!..


— А у поместья разве нет какого-то гарнизона для охраны рядом? — уточнил я немаловажный вопрос. Теперь, когда я об этом задумался, 16 человек мне казались и вправду довольно малочисленной группой для охраны такого важного торгового пункта…


— Есть. — кивнула Мирена, — Часть его нас, как раз, и сопровождает. Вот только лично я никого из них не знаю…


Как ни странно, но после нашего разговора тело просто мгновенно пришло в норму, так что я выпрямился и хорошенько потянулся, вызвав опасливые взгляды со всех сторон. Если приглядеться… То ни солдаты, ни лейтенант Сухофрукт, лично у меня подозрений не вызывали. Тут все людишки, включая девчонку, были странные. Да и Сухофрукт не похоже чтобы собирался на кого-то напасть или особо меня боялся… С другой стороны — я бы вот тоже не стал ни на кого, перевозящего с собой скажем тигра, вот так в лоб нападать, а сначала немного проехался бы рядом. Посмотрел, что да как… Ну, вот… Девчонка заразила меня своей паранойей…


До меня медленно начало доходить предположение, что убивцы-то могли прийти не столько убивать, сколько вспугнуть «куропатку». Ну и убить, конечно, если получится. А основной удар…


— И что ты планируешь делать? — спросил я, собравшись обратно в пушистый комочек.


— Присмотрюсь, теперь, как ведут себя солдаты. Лейтенант Рейтар, в принципе, подозрений у меня не вызвал… А если всё же я права, то ночью убежим.


— Хороший план. — одобрил я.


— По крайней мере шансов у нас столько же, сколько и в поместье, только людей меньше пострадает. — слегка нервно и как бы спрашивая уточнила Мирена и я утвердительно кивнул. Кажется, ей это было нужно… Интересно только, что мы с Эльтой делать будем? Почему-то при побеге она не особо упоминалась, да и шансы с ней на то чтобы скрыться резко упадут… Если подумать… Только думать о таком не особо-то хочется…


— Ну, ладно, — со мной так со мной, потеснюсь… Клетка, конечно… — начал было я, но теперь уже девчонка посмотрела на меня так будто ослышалась:


— Я не собираюсь ехать с тобой «в клетке»! Просто проедусь в повозке. Рядом с Локером и Хоуком, а не в клетке с тобой! Как тебе вообще, такое в голову пришло… — почему то аж задохнулась она от возмущения. А спрашивается, с чего бы? Я вон к ней в карету забрался, не побрезговал, а тут такой взрыв эмоций…Ну и говорила бы тогда, что с охотниками, а то со мной-со мной…


— Эээ, госпожа. Вы что — говорите со зверем? — недоверчиво спросил лейтенант Сухофрукт.


— А вы нет? — переключилась на новую цель девчонка. Смутить её было не так-то просто. — Неужели ни разу не разговаривали со своим конем или другим питомцем?


— Ааа!.. Конечно. Разговаривал. Разве что не так… экспрессивно? — понимающе кивнул лейт, пока я недоверчиво смотрел на наших ездовых ящеров. Сколько уже времени прошло. Я вроде как привык к этому миру — более-менее — а переводчик все ещё их лошадьми зовет…


— Просто Песик очень умненький. Иногда мне даже кажется, что он всё-всё понимает! — искренне наивным тоном, которым умеют разговаривать только женщины, заверила лейта Мирена. — Правда, в карете ему стало плохо. Наверное, я переведу его обратно в клетку и какое то время поеду вместе с ним. Чтобы он привык и не так бесился…


Кажется лейтенант хотел сразу же возразить, но после слов про «бесился» несколько задумался…


— Но госпожа. Повозка совершенно открыта. Что если кто-то выстрелит в вас? Или же пойдёт дождь?.. — несколько неуверенно всё же настоял он.


— Пока меня охраняете вы, я ничего не опасаюсь. А если и пойдет… — Мирена развела руки и посмотрела на безоблачное небо, — То я сразу же пересяду. Зато Песик точно не будет буянить. Ну, вы знаете!.. Бросаться на прутья клетки… Выть…


Судя по кислому виду Сухофрукта, он не знал и знать не хотел. Ещё пару секунд помявшись, он сдался и кивнул:


— Я распоряжусь сменить боковое охранение. А этих… как их… охотников заменю своими людьми.


— Нет-нет. Они профессионалы и знают как обращаться с Песиком! Они должны быть при нем. Бокового охранения вполне хватит.


— Но можно тогда убрать одного и…


— Ни к чему, уверяю вас. Мы в поездках всегда так делали, и ни разу ещё ничего не случилось. — несла чушь девчонка. Что-то не припомню чтобы мы «всегда» куда то ездили. Да и люди толстяка своё дело знают и служат на совесть, так что как минимум один охотник без вариантов отправится…


— Ну, хорошо. — несколько устало согласился Сухофрукт и развернувшись пошёл к своим бойцам…


— Эээ… — только и произнес я.


— Хм… — всё ещё мило улыбаясь, негромко хмыкнула девчонка.


Глава 48


Как определить кто «свой», а кто «чужой»? Над чем-то таким я размышлял, пока ехал в «своей» клетке.


То, что Сухофрукт согласился с девчонкой, вроде бы ещё ни о чем не говорило. Ну, не хочет он спорить с взбалмошной и явно двинутой девчонкой… К тому же он явно профессиональный военный — сопровождающие нас всадники теперь ехали так, чтобы закрывать девчонку от любых опасностей — хоть стрел, хоть тарзаньих прыжков. В конце концов, он наверняка мог подумать, что ему слишком мало платят для «всего этого дерьма».


А ещё я думал, что такое могла углядеть девчонка, чтобы кого-то в чем то заподозрить? Мне вот ничего такого в голову не приходило. Выглядели они как солдаты. Пахли так как и должны пахнуть. Особо не рефлексировали, хотя некоторое напряжение и ощущалось — ну, да ко мне долго нужно привыкать, чтобы булки не напрягались при одном только моём приближении. Слухи о моих родичах тут в ходу были, и не самые приятные…


Пока что всё, что делала девчонка, это ехала на облучке, болтая с охотниками и явно во всю наслаждаясь новой для себя ситуёвиной… Мне даже пришла в голову мысль, что она всю эту фигню выдумала только чтобы покататься.


Причем если охотники по-началу «морозились» — то теперь во всю делились своими побасенками и жизненным опытом. Не знаю… Я бы на их месте держался от девчонки подальше. Во-первых, будущая начальница, а во-вторых, наверняка они её бате помогали бывшего хахаля на дерево загонять. Не одних же солдат он тогда на охоту взял — наверняка и всю свою охотничью бригаду прихватил, чтобы никто не ушёл кустами…


Солдаты участия в беседе не принимали, хотя наверняка внимательно к ней прислушивались. По крайней мере держались они достаточно близко, а это было единственным интересным делом в округе… Лично мне вот было скучно. Но хоть клетку оставили открытой и теперь я мог выйти и протиснувшись к стене полюбоваться через какую нибудь щель на окрестности. Вид был фиговым во всех отношениях…


К вечеру мы остановились на постой на какой-то поляне, разбившись на две неравные кучки. В одной была телега охотников, палатка девчонки, повар, охотники, девчонка и я. А во второй были все остальные. Эльта, пока ехала и ставила палатку, уже скорешилась с солдатами, и теперь во всю с ними заигрывала, впрочем не забыв и о своих прямых обязанностях. И тут были свои плюсы, поскольку фактически и воды за неё натаскали и палатку поставили именно новые друзья. Вообще слуги девчонке не очень-то и требовались, но повар и служанка полагались по штату, так что без них было никак. Сама же девчонка сейчас сидела у костра и разглядывала пляшущие языки пламени.


— Не знаю. — ответила она на мой вопросительный взгляд.


— Что, госпожа? — тут же откликнулся один из охотников. Не смотря на то, что костер развели они, стоило к нему подойти девчонке, как они собрали пожитки и ушли к соседнему костерку, на котором кашеварил повар и принялись готовить себе какой-то мини-шашлык.


— Просто мысли вслух. — ответила девчонка и охотники с поваром понимающе кивнули. Девчонку они в общем-то любили, но слухи о том, что у неё с головой не всё нормально в их среде были не новостью…


Меня выпустили из фургона и сейчас я устроился на его крыше, осматриваясь вокруг и гадая — затевается какая-то движуха или нет… Пока ничего особенного не происходило, разве что солдаты, узнав что есть такая замечательная клетка, пару раз спросили лейтенанта, а нафига меня из неё выпустили?.. Но тут я не обижался.


По идее, если нападение и произойдёт, то глубокой ночью — поскольку в глушь мы уже забрались. Возможных спасителей на горизонте не видать. Так чего бы ещё ждать? Перебить уснувших, и можно разойтись по своим делам.


— Госпожа. У вас всё хорошо? Есть ли какие-то пожелания? Я могу удвоить стражу у вашей палатки. — расставив своих людей на посты к нам подошел Сухофрукт с парой солдат, махнув им на палатку девчонки около которой те и встали. В прошлом путешествии в таких вот случаях в палатке ночевали девчонка и Эльта, но увидев, что меня выпустили, служанка постелила только девчонке, а свою постель куда-то сныкала. Видимо полагая, не без оснований, что я попрусь с девчонкой и не желая спать в моём обществе… Мда… Задачу она нам облегчать не собиралась.


— Всё в порядке. — заверила его девчонка.


— Просто я слышал о недавнем нападении на вас и подумал…


— Нет-нет. Не беспокойтесь — я к такому уже привыкла… — на что Сухофрукт помялся, а потом отдал честь и ушёл, явно немного смущённый… Странно, но в пляшущих отсветах костра эмоции на его лице стало попроще читать. Хотя возможно мне это просто казалось.


— Госпожа, ужин готов. — возвестил повар, раскладывая по тарелкам нечто вроде каши с гуляшом. Запах от неё тянулся довольно приятный, но я уже давным-давно понял, что лучше сырого мяса — не свежего, а слегка отлежавшегося — в этом мире нет. Так что не соблазнился. Охотники взяли свои порции, несколько удивленные и явно не рассчитывавшие на дармовой хавчик. А девчонка сложила руки рупором и…


— Эльта! — как-то по особенному выкрикнула девчонка. И звук появился где-то в стороне, а не вылетел из ее импровизированного мегафона… А между тем из-за повозки слуг тут же показалась раскрасневшаяся и чем то жутко довольная служанка. Молнией метнулась к повару и взяла у того пару тарелок. После чего одну отдала девчонке, а из второй начала хомячить сама, время от времени что-то шепча на ухо разулыбавшейся девчонке и глупо хихикая. Я навострил уши:


— Кажется они именно те, за кого себя выдают, госпожа. В ответах не путаются. Все называют именно гарнизон Сокола. Я расспросила их о последних интересных событиях в гарнизоне, госпожа, и все рассказали об одном и том же — как под неким «толстяком Торри» доски в туалете обломились…


От неожиданности я сел и пару раз ударил лапой по уху, чтобы привести акустику в норму. После чего опять прислушался, но ничего не изменилось — Эльта продолжала шептать Мирене на ухо доклад, словно какой-то капитан разведки из фильма, а не тупая служанка, за которую я её держал всё это время… Какого чёрта тут происходит?.. На всякий случай я ущипнул себя — было больно и ничего не изменилось. А Эльта закончила доклад, ещё немного похихикала в кулачок и уже вплотную занялась хавчиком…


Поев, все начали готовиться ко сну… Несколько повеселевшая Мирена убрела к себе в палатку. Охотники забрались под нашу повозку и теперь резались там с поваром во что-то азартное, а Эльта пошла дальше партизанить… Я же слегка остановившимся взглядом смотрел в сгущающуюся тьму, пытаясь в очередной раз подогнать свою картину мира к реальности. И главное — я же вот знал, что Эльта скорее всего стучит толстяку, но мне как-то и в голову не приходило, что стучать тоже надо уметь… И понимал, что когда тебя заставляют обращать внимание на определенные факты и абстрагироваться от каких-то других фактов, то рано или поздно, но из тебя вырастет пусть даже хреновый, но вполне себе Штирлиц.


Только не вязался у меня образ Штирлица и боязливой кокетки Эльты — хоть ты тресни!


Глава 49


— Чертовы девки… Как умело притворяются… — я всё никак не мог отойти от культурного шока. Вот так вот подкатываешь к симпатичной девчонке, рассказываешь ей забавную историю о провалившемся в сортир другане, а она оказывается умелая шпионка и тебя потом графине сдаёт с потрохами… Все прямо как и в том мире — один в один…


И ведь с переменой мира становится только хуже! Теперь у симпатичных девчонок появились действительно огроменные зубы, когти и характер гранаты с выдернутой чекой… Я вспомнил свою сестру и меня передёрнуло…


Странно, но кроме мурашек от девчонок-вервольфов у меня ещё появилась тоска по Лесу… Почему-то чем дальше, тем больше хороших воспоминаний о нём у меня появлялось, хотя и не должно бы! Поскольку фактически это был филиал ада в этом мире.


Уснуть не получалось… Солдаты со своими патрулями всё время шуршали и двигались, не давая заснуть, так что я даже не пытался влезть в палатку. Вместо этого я отошёл от лагеря шагов на тридцать и с удобством устроился в раскидистых ветвях какого-то дерева. Солдат отсюда было всё равно прекрасно видно и слышно, но по крайней мере теперь мне стало как-то поспокойнее… Да и сон всё равно никак не шёл. Мысли носились туда-сюда, перескакивая с динозавра на глупую Эльту и «пролетевшую» паранойю девчонки… А потом меня что-то обеспокоило. Я насторожился и только спустя минут пять наблюдений за окружающим до меня дошло, что именно.


Солдаты не спали.


Девчонка во всю сопела в палатке. Эльта устроилась снаружи и тоже видела десятый сон. Охотники и повар тоже негромко похрапывали. А вот солдаты бдели. Нет, они не делали зарядку или что то вроде того — часовые стояли на посту и по лагерю шарилось всего несколько что то потерявших солдат… Но никто из них не спал — просто сидели или лежали на своих местах, расслабленно ожидая… чего-то.


Хм… Но ведь мы же выяснили что они «свои»?.. Или нет? И что они могли потерять?


«Пушки… Они готовят пушки… А зачем?..» — голосом капитана Смолета произнес кто-то в моей голове, а потом я догадался зачем… Вольно или не вольно, но я привык скрывать все свои действия. И в лес я свалил никого не предупреждая, на инстинктах выбрав такой момент, когда на меня никто не смотрел. Так что…


Когда я подполз к палатке, солдатам надоело искать и лейтенант Сухофрукт поднялся, подняв за собой и своих людей. Действуя четко, быстро, слаженно и молча, группы людей тихо подобрались к палатке и моему фургончику, после чего в пару ударов копьем закололи охотников, повара и получили прямо в рожи палаткой, и лишь затем раздались первые звуки в звенящей от напряжения тишине. Визг Эльты, возмущённое бормотание не до конца проснувшейся девчонки и быстрый перестук отчетов солдат и приказов от Сухофрукта… Я же, с брыкающимся комком в лапах, махнул метров на пять прямо сквозь ближайшие кусты в лес. Своими быстрыми действиями я получил неплохую фору и планировал эту фору только увеличить. Так что понёсся через лес так, как бегал только во времена далёкой юности! Целых полгода назад…


— Не для вас наш цветочек расцвёл… — пробормотал я, поудобнее перебросив девчонок, которых всё это время нёс кульком в руках. Ухватил я их как получилось, так что у Эльты в волосах сейчас было свежайшее гнездо из трав и веточек кустов, а наконец то окончательно проснувшаяся девчонка тихонько подвывала отболи в ключице:


— Что происходит?.. — холодным и свистящим шепотом осведомилась Мирена.


— Зверюга спятила!.. Схватила нас в охапку и в лес потащила. — ответила Эльта явно адресуя вопрос девчонки к себе. Верещать она перестала почти сразу как только «вкурила обстановку» и теперь только слегка постукивала зубами.


— Солдаты перебили… Ну… Всех кого тут нет. — дополнил я рассказ дурынды, инстинктивно приготовившись к истерике. Но той не последовало. С самого старта девчонка сохраняла редкостное хладнокровие, только негромко шипя от боли.


— Ясно… — глухо отозвалась девчонка, — Мы сможем убежать?..


— Думаю, да, госпожа. — с неожиданным героизмом в голосе отозвалась дурында. — Если мы вместе завизжим и начнем брыкаться — чудовище обязательно нас выронит. Тогда вы сразу замолкайте и бегите назад к солдатам. А я его отвлеку!


— А Эльта храпит во сне. — мстительно отозвался я, злобно на нее покосившись. В принципе, если сделать вид что споткнулся и случайно ее выронить…


— Эльта, уймись и лежи спокойно! — прикрикнула девчонка на было раздухарившуюся дурынду. — Так что?..


— Я бегу по ночному лесу с той же скоростью, с которой ящеры бегут днём по дороге. Так что очень сильно удивлюсь, если нас догонят. — признался я раздражённо.


— Хорошо. — несколько более расслабленно отозвалась девчонка, — Значит, Локер и Хоукен… И Заблис…


— Эээ… Госпожа?.. — удивлённым голосом отозвалась Эльта. — Они остались там, в лагере, госпожа… С ними всё в порядке. В отличии от нас…


— Нет. Они мертвы.


— Почему вы так думаете?


— Их убили солдаты. Мне Песик рассказал.


— Вы… разговариваете с… этим существом?


— Да.


— Ясно. — отозвалась Эльта и похоже собралась уйти глубоко в себя, но девчонка ей не дала:


— И Эльта…


— Да, госпожа? — благожелательно-успокаивающим тоном отозвалась служанка.


— Если ты об этом кому то расскажешь, то я тебя убью. — таким же тоном оповестила её девчонка.


— Эээ… Ни в коем случае. — заверила девчонку Эльта и явно надулась. Ну, да… Когда тебя обещают убить это как-то… обидно.


— И куда мы бежим?.. — осведомилась девчонка. Эльта было дёрнулась, но похоже быстро сложила два и два и отвечать не стала…


— В замок! Я вообще-то только два места тут знаю — это замок и Уютный Уголок. Так что выбор небогатый. Точнее три, но в третьем тебе точно не понравится…


— Хорошо бы предупредить гарнизон Сокола… — невнятно, будто покусывая губы отозвалась девчонка.


— А ты туда дорогу знаешь?


— Нет.


— Значит, мы бежим в замок!


— Эээ… Так куда она нас тащит, госпожа? — тусклым голосом и каким то безжизненным голосом спросила Эльта.


— Домой. В замок Тарт.


— Хорошо, госпожа. — уныло «порадовалась» Эльта и окончательно обмякла. По-моему, она не поверила девчонке или очень сильно сомневалась в её словах. Но особого выбора у неё просто не было.


Забавно, но довольно скоро Эльта уже захрапела, а вот девчонка лежала тихо-тихо и о чем то усиленно думала…


— Наверное у Рейтара было что-то, чтобы доложить об успехе или неудаче своего предприятия. — наконец негромко зашептала девчонка спустя пару часов молчания. Вообще шептать не было никаких причин. Бояться в лесу было некого, так что наверное она не хотела разбудить Эльту. — И кто бы не стоял за всем этим, наверняка он разместил своих людей в городах по пути к столице… Это Танол, Элизия и Марен Луг… Так что наверное заходить в один из них чтобы отправить весточку отцу нам не стоит.


— А я бы и не пошёл. — признался я, — Меня Корнадж изловил только потому, что я у крестьян живность воровал, так что я теперь не только в города, но ив деревеньки заходить не собираюсь. Иначе фиг бы они меня догнали, даже если бы следы нашли.


Я шептать не собирался, но мои рыки Эльту нифига не разбудили. Разве что она завозилась, будто от кого-то убегая, и протестующе что-то забормотала. Вроде просила кого-то не отдавать её на съедение… Какое-то время девчонка обдумывала мои слова, а потом уточнила:


— А что мы будем кушать?..


— Не знаю. — признался я. — Ты любишь сырое мясо?


— Эээ… Не пробовала.


— Тогда не стоит упускать возможность! — бодро откликнулся я. Хотелось ещё пошутить, что мол Эльта по вкусу будет как курица, но я не стал… А вообще, в следующий раз, надо рядом с девчонкой охотника класть спать. Или на крайняк повара…


Глава 50


Забавно, но ни Эльта, ни девчонка не умели готовить… Точнее девчонка умела, но как бы в теории! И когда я притащил ей волка, она подробно мне рассказала как лучше подготовить его мясо к обжарке — в каких пряностях и вине его стоит выдержать и сколько… Какие напитки лучше подавать к диче и какие блюда лучше сочетаются с приготовленным по ее рецепту мясом. А да! Про сервиз и сервировку стола я тоже узнал много нового… Вот только из ингредиентов у меня был только дохлый волк, на что я ей и указал…


Эльта же знала только один способ получить пищу — пойти на кухню и взять.


Хорошо хоть с костром проблем не возникло — сухих веток в лесу было полным полно, а недодар девчонки позволял их поджигать. Я же научил их своему особому рецепту — нанизываешь пласты мяса на палку и суешь в огонь. Получилось фигово, но с сырым у них пошло еще хуже, так что выбора особо не было.


И всё, собственно говоря. Кроме проблем со жратвой и диареей никаких приключений до самой столицы у нас не было. Выходить к деревням за нормальной едой я отказался наотрез — не смотря на все уговоры. Так что уже к концу седьмого дня мы смотрели на стены столицы — что выгодно отличало меня от местного транспорта! Вервульф тревел — вы просто обгадитесь, какие мы быстрые…


— Хм… Два замка дымят. — заметил я. И вопросительно посмотрел на девчонку, — Это же не нормально?


— Конечно не нормально. — огрызнулась та. За время путешествия она почему то стала очень раздражительной. — Но главное, что наш цел. У тебя есть план как нам до него добраться?


— Угу. Дожидаемся ночи и очень быстро к нему бежим. По-крышам. — озвучил я офигенский план, — Я так тыщу раз делал.


— Хорошо. — несколько раздражённо ответила девчонка. И довольно сноровисто принялась собирать костерок.


— Что он сказал? — несколько устало отозвалась Эльта. За прошедшее время она поверила в мою разумность, но кажется теперь ей было на это наплевать. Даже бояться меня перестала, относясь ко всему происходящему с какой то унылой обречённостью.


— Ночью мы будем дома. — хмуро отозвалась Мирена. Теперь она была спецом по кострам и сварганила маленький и бездымный, который уже весело потрескивал языками пламени. А девчонка сноровисто соорудила шашлычок и принялась крутить над огнем, изредка посыпая пеплом от сгоревших травинок.


— Ну, наконец то. — с неподдельной радостью отозвалась Эльта и растянулась на земле, — Скорей бы нормально поесть и помыться…


— Не напоминай, пожалуйста. — буркнула девчонка и почему-то довольно зло посмотрела на меня. А что я? Мало речек и озер что ли по дороге было? Мойся не хочу! Вот я например — не хотел.


Как ни странно, но самым трудным оказалось проникнуть в сам замок. Точнее доказать, что девчонка это именно Мирена в начавшейся тревоге. В нас немножко постреляли из арбалетов, я ушатал парочку стражников, но в конце концов к нам выслали переговорщика, который и убедился, что заросшая грязью, царапинами и страшно злая девица — действительно всеми любимая девчонка! И очень вовремя, поскольку к месту конфликта подтянулся маг, являвшийся местной тяжелой артиллерией…


После чего девчонку уволокли куда-то слуги. Эльта куда-то уволоклась сама. А я пошёл позырить — чего это так хорошо горело у соседей? Потушить они всё потушили уже к полудню, но всё равно было интересно.


Исследования показали, что в первом замке разрушены в основном внешние оборонительные укрепления — кое-где стены, ворота и по мелочи сооружения за воротами. А вот во втором всё было поинтереснее! Там все оборонительные сооружения были целёхоньки, а вот внутренняя часть оказалась сильно разграбленной, кроме небольшой башни, которую обложили кучей хвороста и подожгли. Фиг знает зачем — я соваться туда не стал — но сама башня помаленьку догорала даже сейчас, а её внутренние помещения явно обрушились. Хорошее капитальное строение было, в ансамбль вписывалось…


Ну, а потом я пошёл гулять по ночному городу…


Забавно, но в остальном городе особых повреждений-то и не было. Фактически основным отличием от той картины, что я помнил, стало то, что люди ночью сидели дома, а не слонялись по улицам как раньше. Причем даже криминальный элемент. Никто никого не убивал, никто ничего не разрушал, просто люди затаились и чего-то ждали, пока по ночным улицам маршировали туда-сюда сильно усиленные караулы ночной стражи… Чрезвычайно нервные.


Возвращался обратно я несолоно хлебавши. Никакой существенной информации добыть не удалось, кроме явной, что происходит какая-то фигня! Причем возвращаться пришлось два раза. В первый, я попытался залезть в нашу старую спальню — но там всё оказалось закрыто намертво… Вдобавок стражники тут же спалили, что кто-то ковыряется у них над головами и начали стрелять. Так что пришлось спешно убегать за стены… Во второй раз я рискнул вернуться только спустя пару часов и в этот раз устроился в саду толстяка — там было тихо и спокойно… Так что в нём-то я и оставался.


Кипешь от моего первого проникновения продолжался до самого утра… Стражники рыскали с собаками по замку и даже пару раз заглядывали в сад, правда туту них вышел облом. Новых собак ещё не завезли, а старые ещё не забыли меня и мой запах, так что весь этот кипешь им очень нравился, но мой след они не брали, во всю разыскивая кого-нибудь чужого… И не находили. Так что я спокойно себе провалялся до самого обеда и только тогда пошёл искать девчонку. Ну, как пошёл?.. Забрался в зоопарк и там закрылся в своей старой клетке…


Нашли меня довольно быстро, а там и зверь прибежал на ловца…


— Идём, Пёсик. — поприветствовала меня девчонка за плечами которой тусовалась парочка крепких ребят. — А вы свободны.


— Но, госпожа…


— Я сказала… Что вы — свободны. — сурово отозвалась явно невыспавшаяся и ставшая за время нашего небольшого путешествия чрезвычайно раздражённой Мирена.


Спорить с ней никто не захотел, так что я выбрался из клетки — хотя изначально планировал слегка повредничать — а парни четко развернулись и утопали… Метров на десять — где остановились и стали делать вид, что сюда-то им и было нужно. Но эта маленькая хитрость не сработала:


— Возвращайтесь немедленно в казарму! — слегка психанула девчонка и парней немедленно унесло её гневом — на этот раз с концами, — Идём…


Про то, что я мол кушать хочу, решил пока что не заикаться, а девчонка принялась вводить меня в курс дел, пока мы шли к… похоже к нашей старой спальне…


Оказалось, что примерно неделю назад нынешнего Короля хватил удар. Магическая медицина оказалась на высшем уровне, так что ничего страшного не произошло, вот только имелось два больших «но». Первое — это то, что удар произошел на официальном приеме и узнали о нём все. И второе, оказалось, что Королю на самом деле шла уже третья сотня лет и возраст этот был критическим.


Маги могли жить и больше трехсот лет, и продлевать чью-то ещё жизнь и здоровье тоже могли. Так что если какой-то человек жил себе и не тужил, в этом не было ничего особенного. Но вот если кто-то жил больше трех сотен лет и заболевал чем-то серьезным — это означало, что ресурс его здоровья подходил к концу и пора было задуматься о том, чтобы написать завещание-другое. В принципе, его величество мог бы править и дальше, но слабость его была замечена и это означало только одно — аристократия почуяла кровь и начнёт потихоньку давить.


Король до такого решил не доводить и заявил, что коронация принца состоится через месяц, а все остальные могут идти в жопу. Только немного другими словами…Так что пока суть да дело, в стране начался небольшой армагеддон. Побольше, чем мог бы быть, поскольку акция была «единичной», а не началом долговременной и крайне кровавой игры, как если бы Король все же решил остаться на троне…


В общем, все подконтрольные Королю силы были поставлены «в ружьё» и теперь активно выискивали возможного врага, поигрывая мускулами и тихо рыча. В результате в стране резко упала преступность, поскольку взведённые до состояния берсерков стражники без лишних слов рубили в капусту всё, что хотя бы отдалённо могло напоминать бунтовщиков.


А вот аристократические семейства пошли в отрыв. Кое-кто заперся в своих имениях, выставив наружу всякие острые штуки, а другие только сделали вид.


Например, наших соседей вчерашней ночью атаковали… Они же сами. К обоим крепостям подошли вызванные из провинции силы поддержки и разница между ними была только в том, что в одну крепость своих впустили, а из второй ответили залпом из арбалетов со стен. Причем кто это был — дознаться было невозможно. Пленных взять не получилось, а сами нападающие к утру куда-то делись… Забавным фактом в этой истории было то, что королевские силы прибыли на поддержку осаждённым только утром, а «соседи» и вовсе прислали только слуг — узнать, что вообще случилось? На время до воцарения нового монарха каждый был сам за себя… Ну и естественно — все вместе были за нового Короля! Принца поддержали все дома без исключения и заявили, что явятся на его зов по первому приказу!


Но тот пока не звал, готовясь к торжествам и на время подготовки закрыв дворец для посещений и усилив гарнизон на стенах…


Глава 51


— Отец с тебя, кстати, шкуру хотел содрать. — устало бухаясь на кровать, «обрадовала» меня Мирена.


— За что это?! — всполошился я. Комната была вымыта и вычищена, а глухие ставни на балконе успели уже убрать. Даже новое гнездо было для меня приготовлено!


— Оказалось, что за нами был выслан настоящий гарнизон, и они догнали этого самого Рейтара буквально через час, после того как мы сбежали… Живым взять никого не удалось, но по следам солдаты установили, что ты меня утащил в лес… Так что отец собирался тебя… наказать.


— И сейчас собирается? — нервно уточнил я.


— Нет. Я ему всё объяснила… Он конечно, всё ещё недоволен, но больше благодарен, так что всё… нормально. — титанически зевая, заметила девчонка, явно отрубаясь.


Платье на ней было новое, а вот помыться она явно не успела, так что, судя по всему, она всю ночь проболтала с папашей…


— Зато вот Тейрам… не позавидуешь…


— А это не их второй замок, случаем? Ну, который вырезали-то весь? — уточнил я, но вместо ответа девчонка только всхрапнула…


Интересно, тот это замок или нет. Забавно, но о наших соседях я знал меньше, чем об их собаках… В основном потому, что мне было на них на всех плевать. Ну, вот толку мне от того, что я буду знать, что это семья Ортос? Хотя это точно не они, поскольку на таких не нападают в открытую — они и лицо сломать могут. Но предположим! Вот их предок, да — с ним у нас могли бы быть общие интересы. А тут… Так что и в этот раз я быстро забыл об этом вопросе, вместо этого принявшись гадать, как дедок Король заделал принца?.. У него там всё реально так хорошо работает? Принц выглядел крайне молодым, так что значит и произошло это «дело» недавно. Но триста лет… Прямо уважуха…


А ещё я знал, что принц был единственным ребёнком в семье, но был ли он таким всегда? Как это вообще работает при такой длительности жизни? Оставляешь наследника и смотришь, что будет? Вот например, принцу Чарльзу в том мире уже до оскомины надоело ждать престола, а его маман и ста лет не исполнилось. Что же творилось в этом?..


— Эээй. Есть хочешь? Принести тебе покушать? — прервав эту животрепещущую тему, из комнаты выглянула Эльта. В отличии от девчонки она выглядела отдохнувшей и посвежевшей — явно успела помыться. За время нашего совместного путешествия отношения у нас резко переменились. После того как служанка окончательно поверила в то, что я офигеть какой разумный и именно спас их, а не утащил в лес чтобы сожрать — её страх переродился в нечто вроде уважения…


Кстати, о птичках… Я поднялся и подошёл к сундуку с мясом, в котором обычно что-нибудь да лежало. Но запах не обманул — не было там ни мяса, ни даже льда…


— Тащи, родимая. — закивал я головой повернувшись к зашуршавшей по комнате служанке. Та поправила одеяло на девчонке — зряшное дело — и понятливо кивнув, исчезла у себя в комнате… Ну, а я вернулся к гнезду и принцам…


С местным психопатом я знаком был не особо-то сильно, но имевшегося мне вполне хватало, чтобы понять — правление его начнётся очень интересно для окружающих. Собственно, уже началось! И на месте тех же эльфов я уже потихоньку готовился бы к тому, чтобы выхватить люлей и распахнуть настежь двери в Лес… Интересно, есть у них среди людей какие-нибудь шпионы? Особенно дурными они мне не показались, так что будем исходить из предположения, что есть…


— Кушай, Пёсик. — нежно прошептала Эльта и дала мне здоровенную кость с куском варёного мяса на конце… Я, конечно, взял, но поморщился — вот зачем уродовать нормальную пищу?.. Нет, я помнил, что жареное и варёное мясо тоже вкусное, но сырое-то гораздо богаче по вкусовым ощущениям!..


Служанка попыталась меня погладить, но я не дался. Нечего её баловать. Женщинам только дай волю, и глазом моргнуть не успеешь, как у сурового боевого оборотня заплетены косички с бантиками и отдельный бант красуется на хвосте…


Вплотную занявшись костью, я принялся следить за тем, как Эльта снуёт по комнате, домывая то, что не домыла раньше и раскладывая вещи девчонки по своим местам. Раньше всё это происходило только когда меня не было, а оказалось, что Эльта-то довольно ловкая и двигаться умеет невероятно плавно и бесшумно…


Так о чём я?.. Ах, да. Интересно, кому первому решит насувать его новое величество? Соседям или эльфам? И станет ли это делать при ещё живом бате?..


Эльта доделала свои дела и свинтила. Девчонка уже выбралась из-под подоткнутого Эльтой одеяла и теперь пыталась закинуть ноги на подушку. А я проверил, закрыта ли дверь, и пошёл бродить по замку… Выходить за его пределы днём было чревато, а вот гулять по нему — самое то.


Замок изменился. Гарнизон усилили раза в полтора минимум. Стражники были начеку, хотя если ползать проверенными маршрутами, то всё ещё вполне можно сохранять инкогнито. А вот толстяк был на своем месте, активно подписывая какие-то бумажки и отправляя письма — разве что теперь он действовал неторопливо.


Ну и правильно. Теперь ему ни в какой дворец возвращаться не надо, и вся политическая движуха велась, похоже, по переписке. А корреспонденция тут двигалась, конечно, шустрее, чем при содействии Почты России, но всё равно неторопливо…


Какое-то время я дразнил зверей в зоопарке, а потом всё же решил забраться на самую высокую точку замка и как следует осмотреть окрестности! Точнее подточку, поскольку на самой точке дежурили солдаты… Интересно называли ли они её «вороньим гнездом» и играли в пиратов, когда рядом никого не было? Я бы вот играл, но ни за чем таким мне этих парней застать не удалось… В общем, я привычно вскарабкался на башню и огляделся.


Нифига не изменилось! Если бы я своими глазами не видел у соседей дым, то решил бы, что всё и везде осталось по старому — хотя теперь это была только видимость…После разговора с девчонкой я стал гораздо лучше…


— Что за чёрт?! Тревога! — донеслось сверху, и подняв лицо, я увидел какого-то донельзя офигевшего вояку, глядящего на меня. Я отпустил камень и упал вниз. Зацепился за стропила парой этажей ниже и, перебирая лапами, стремительно понёсся домой. Наверняка чуть позже тревога утихнет и народ разберётся в чем дело, но пока лучше свалить. Поскольку немного поорав стражники обычно начинали стрелять из луков! Иногда из арбалетов… Пока что с меткостью у них были проблемы, но с другой стороны раньше-то они ночью стреляли, а сейчас светло как днём…


Под балконом девчонки стражники уже были в полной боевой, но эти меня уже знали, так что обошлось и я спокойно залез на балкон под подозрительными, ноне злыми взглядами служивых, где и остался, лёжа на перилах… Тревога потихоньку улеглась. Я улёгся уже давно, так что можно было и подремать, что ли?…


Глава 52


А ночью начался штурм…


Причем произошло это совершенно неожиданно и буднично! Даже тихо. Вот ещё недавно позевывающая и уже чистенькая девчонка вернулась от толстяка и готовилась отойти ко сну, а я не мог нарадоваться наконец-то наполнившемуся леднику, а в следующий момент мои уши задвигались как сумасшедшие, а шерсть на загривке встала дыбом.


Тут же в дверь заколотили и серьёзные мужики повели куда-то ставшую не менее серьезной девчонку с Эльтой, объяснив, что нас атаковали…


Меня никуда вести не собирались, но я всё равно пошел с ними, прислушиваясь к звукам разгорающегося боя.


Насколько я понял, соседей взяли в наглую. Штурмующие подошли с факелами и поднятыми штандартами атакованных, после чего представились своими и вежливо попросили их впустить. Во второй замок впустили, после чего там мало кто выжил, а вот в первом подняли первую решетку, впустили в «предбанник» главных ворот и выпустили по ним стрелы из-за прикрытия второй решетки! Подло и беспринципно. После чего нападающие немного повозмущались и скрылись в неизвестном направлении.


У нас же нападающие прибежали со своими лестницами и не говоря худого слова пошли на приступ! Причем действовали абсолютно молча и настолько слаженно, что даже факелов на штурм не взяли, действуя в ночной темноте. И, полагаю, если бы наши дежурили так же как приснопамятные эльфы, то на этом история замка и закончилась бы… Но дежурные не спали, плюс собаки подняли лай и в итоге нападавшие забрались на стену только в паре мест, где теперь молча и самозабвенно рубились с нашими — рубившимися не менее самозабвенно, но уже матерящимися во всю глотку и подбадривающими себя выкриками.


А я смотрел на нашу оборону под несколько иным углом… Для начала, девчонку притащили в удивительно знакомую башенку! Только если раньше я видел такую уже сгоревшей и «не разложенной» так сказать, то тут я увидел её во всей красе.


В замке было всего два широких участка внутреннего двора. Первый сразу за главными воротами, а второй собственно тут — перед башенкой. Все остальные проходы и переходы были на редкость узкими и навевающими клаустрофобию… Собственно внутри строений коридоры были шире и пространства было больше, чем во дворе! Взять хотя бы тот же зоопарк. Причем если первый использовался для торжеств, то вот тут происходила вся погрузка/выгрузка, а также была парковка для телеги карет. Сама же башня, насколько я понял, использовалась в мирное время под склад… Сейчас все телеги были частично придавлены к стене, а частично образовывали баррикады на пути к башенке. Сама же башенка отворила многочисленные бойницы, из которых теперь на хорошо простреливаемую местность, имевшую по сути всего пару выходов на территорию, выглядывали злые, вооружённые луками люди…


Внутрь башни меня не пустили, умело преградив вход копьями, но я всё равно заглянул внутрь через проёмы! Там были толстяк со свитой, куча слуг, солдат и даже колодец в полу. Теперь многое становилось понятнее… И страшнее.


Ну, а раз меня не пускали, то я решил погулять.


Штурм походил на нечто сюрреалистическое… Везде позажигали факелы, а перед башенкой и на главных башнях и вовсе зажглись магические светляки — и в их свете тыкающие друг в друга железяки люди выглядели крайне странно. Особенно то, как они друг друга различали… Доспехи на всех были одинаковые, пончо с вензелем Тартов были только на командирах, а что там нарисовано на доспехах обычных солдат и вовсе было не видать. Фактически единственным отличием было то, что одни лезли снизу и вели себя тихо, а другие стояли на стенах и орали…


К чести наших защитников скажу, что на стену противникам удалось забраться только в паре мест и пока на этом их успехи закончились. Чтобы спуститься вниз нужно было пройти через охранные башенки или же спрыгнуть, но первому препятствовали лучники, а второму здравый смысл… Дрались пришельцы, кстати, лучше наших — не забывая пинаться и бросать всякие штуки там, где защитники пользовались только оружием и если бы не прилетавшие из-за спин стрелы, то всё закончилось бы очень плохо и очень быстро…


Попрыгав туда-сюда в тенях, я наконец решился. Не знаю уж почему, но запах крови, шум и витающее в воздухе «настроение» взвинтили меня просто до небес


— хотя обычно я предпочитал убегать… Но не в этот раз! И как следует прицелившись я прыгнул прямо на одну из двух удачно закрепленных лестниц. Высунувшаяся из-за стен голова увидела меня и сказала:


— Ээээаааа! — первый звук от нападающих за всё время… А я схватил крикуна за шиворот, мгновенно поднял над головой и со всей дури шарахнул прямо по закреплённой чуть ниже стен лесенке, на которой уже застыли следующие рейдеры. Латник не подвел и под его весом все под нами отправилось сначала на землю, а потом ив ад… После чего я пнул ближайшего захватчика в спину и сиганул обратно во тьму, предоставив порядком воспрянувшим союзникам добить офигевающих от всего происходившего нападающих. Правда, оглянувшись, я с некоторой досадой увидел, что некоторые из сражающихся, похоже, моего появления и не заметили… Ну, что ж… Когда долгожданное подкрепление не придёт — будет им сюрприз… И пожав плечами, поскакал к следующему месту прорыва.


Тут дела шли гораздо хуже и нападающие ужё продавили наших до самой башни. Прыгать к лесенке здесь было опасно, так как вокруг неё собралось порядком народа, в отличие от прошлой. Так что я пробежался по стене башни и пинком выбросил стоящих у башни атакующих за стены, после чего вытащил ещё двоих из башни и отправил туда же. К сожалению, атакующие быстро оправились, и повернувшись я оказался не перед перепуганными людьми, а перед выдвинутым вперёд щитом, поверх которого змеями покачивались несколько копий… На таких условиях я драться не хотел, поэтому убежал тем же путем, что и ворвался сюда — упрыгал по стенам…За моей спиной раздался мощный рык, возвестивший о нашей контратаке, а я придумал себе новую забаву. Быстро передвигаясь по внутренней части стены, я принялся дёргать нападающих за ноги вниз, взяв себе в помощники самого мощного союзника — гравитацию! В принципе, идея оказалась удачной и за десяток секунд я очистил таким образом приличный кусок стены, но меня быстро заметили и в ход опять пошли копья… На таких условиях я играть опять отказывался и пришлось ретироваться под покров ночной темноты.


Так мы и развлекались ещё несколько часов… К утру нападающие всё-таки взяли одну из башенок, но развивать успех уже не стали — вместо этого чётко собрались и слаженно ретировались, добивая по пути своих раненных… Преследовать их не стали. Солдаты начали рыскать по замку, выискивая лазутчиков, перенося раненых или восстанавливая укрепления. Тем более, что на дворе всё ещё было темно. А вот я засобирался за рейдерами! Интересно же — кто это был и чего они хотели…


Так что я спрыгнул следом за бравыми ребятами и побежал, уткнувшись носом в землю. Приближаться слишком уж близко мне не хотелось, да это было и не нужно! Правда, только до поры до времени, поскольку вскоре они принялись высыпать нечто забивавшее нос какой то дикой и жгучей смесью… К счастью, я вовремя это унюхал и повреждения были только поверхностными. Нос пришлось зажать и слегка напрячься, чтобы продолжить преследование.


Глава 53


Вокруг замков и стен королевского дворца была приличная территория, расчищенная от всего. Фактически на ней росли только кусты, хотя и их периодически вырубали — но тут уж владетели были бессильны перед матушкой природой…


Столица королевства была огромной! Но домикам обывателей всё равно не хватало места, так что громоздясь друг на друга они так и норовили зайти хоть на шажок в запретную зону, однако — судя по обгорелым остовам — им за такое дело жестоко давали по рукам.


В общем, какое-то время преследовать убегающих было делом простым. Они явно хреново видели в темноте, я же отлично! И то, что пришлось зажимать нос из-за рассыпанной ими гадости, ничего особо-то и не меняло… А вот потом они забежали в городскую часть и… пропали.


Птицей пролетев по крышам и натолкнувшись на патрули стражников практически через каждую улицу — настороженные, но спокойные — я понял, что остатки войск укрылись в каком-то здании на границе с пустырём. И после вдумчивого осмотра мой взгляд упал на здоровенный пакгауз с массивными воротами… Здание было то ли заброшенным складом, то ли мастерскими… В любом случае проникнуть внутрь было делом техники и желания, поскольку несмотря на запертые двери, само здание не охранялось никак. И было вообще странно, почему его до сих пор никто не обжил — поскольку с жильем в столице была знатная такая напряжёнка, а тут столько места пропадало…


Первое, что мне бросилось в глаза внутри, это куча лестниц. Довольно грубо, но добротно сколоченные, они были везде! А если присмотреться, то у каждой имелись на концах набойки, благодаря которым их можно было соединить между собой хоть вообще все — с помощью обычной бечевки создав супер лестницу. Хреновую, но длинную…


Вторым интересным обстоятельством была чистота. Ни пыли, ни грязи внутри не было. Мусор, конечно, имелся, но это был «нужный» мусор — без которого в хозяйстве никуда. Вполне ещё годные тряпочки, досточки и трехногие стулья… Хотя пошуршав, я обнаружил в полу ещё одни «ворота» из которых несло канализацией. Эти тоже были заперты изнутри, но я их быстренько открыл, тем более, что привыкшие глаза отметили кучу ведущих к ним следов.


Да. Похоже солдаты ушли туда, и это и вправду был вход в канализацию… На этом преследование и закончилось, поскольку лезть туда я точно не собирался. Канализации под городом были огромными, но и население было немаленьким, так что лезть туда значило по брови измазаться в говне, а я ничего такого делать точно не планировал. Так что, ещё немного покружив по округе, я повернул домой… И подошел к башенке как раз когда из неё выходили толстяк со свитой и девчонкой — сердитые и ни разу не напуганные.


— Милорд, мы обнаружили несколько тяжело раненных, но живых среди нападавших. — тут же доложился ему один из командиров.


— Добейте. — отмахнулся толстяк не дав тому договорить.


— Но, мы можем узнать кто это был, милорд… — попробовал обратиться к нему один из советников, на что толстяк только тяжело вздохнул:


— Я и так знаю кто это был. — устало проговорил он. — Мне интересно только почему они напали и чего это кому-то стоило, а такой информацией рядовые солдаты не владеют…


После чего раздраженно затопал к себе, словно комета таща за собой хвост из людей… Включая и девчонку.


Похоже, намечался какой-то военный совет, на который меня не тоже не собирались приглашать… Тенденция на лицо. Спасать меня не собирались. Благодарить за спасение тоже, а ведь без моей своевременной помощи нападающие явно взяли бы стены и вплотную занялись башенкой! Да и мои офигенские разведданные совершенно явно никому были не нужны… А ведь я знал, где лежат тонны лестниц — ценнейший продукт феодальных времен.


Что же… Подглядывать или подслушивать мне не хотелось, так что я устроился поудобнее на манер гаргульи и принялся смотреть, как человеческие муравьи подо мной восстанавливали свой человеческий муравейник и стаскивали в кучи трупы. Свои в отдельную кучу, а чужие в отдельную — причём и те и другие подвергались разграблению, с единственной разницей, что чужие грабили не таясь и без какого-либо уважения…


А как только солдаты закончили свою часть работы, за дело принялись слуги и рабочие, отмывая территорию и заделывая всё сломанное уже по настоящему, а не с помощью верёвок и палок, как это делали стражники…


Тот чудила из зоопарка, кстати, всё ещё был жив и пьян!.. А ещё оказался неплохим плотником. Так что запах крови и гари вскоре сменился на привычные ароматы крепости, а я почувствовал некое смущение. Гражданские специалисты оказались чуть ли не более важной составляющей обороны, чем военные… Поскольку, что ни говори, а после сражения некоторая часть защитных сооружений при дневном свете выглядела крайне плачевно — будто там тараном били, а не мечами и копьями сражались. Почему такое произошло — у меня в голове не укладывалось, но было ясно что на второй-третий штурм там всё бы к чертям обвалилось, сильно подставив защитников. Теперь же оборона выглядела как новенькая, а в паре мест даже лучше прежней! Например в одном месте, где как выяснили нападающие, просто невероятно удобно ставить лестницы — теперь красовался отличный набор из кольев, готовый принять на себя любое число атакующих идиотов…


В какой-то момент я даже спустился к кучке нападающих и тщательно их обнюхал, но ничего интересного узнать не удалось. Пришли они точно не по канализации, но в том пакгаузе так же явно бывали… Логично предположить, что в него стащили все что нужно, а потом по одному-по два человека пришли туда, вооружились, взяли в лапы лестницы и пошли уже к нам. Может так, может нет… А потом меня криками и взмахами копий от тел прогнали, похоже заподозрив в какой-то ерунде. И это те же самые люди, которые совсем недавно стаскивали с мертвецов сапоги и отрезали им пальцы с кольцами…


Интересно, что же такое понял толстяк и что теперь предпримут Тарты? Хотя вру… Адреналиновый раж ночи давным давно схлынул, и всё, что мне теперь было интересно, это содержимое ледника с мясом и здоровый крепкий сон…


— Спишь-дрыхнешь? — когда я оставался в комнате один, то двери не закрывал — в отличие от девчонки, чем она и воспользовалась, ворвавшись в комнату. Но застать меня врасплох было сложновато. Стоило ушам уловить шорох, носу учуять посторонний запах или таинственному шестому чувству потревожить задницу, как я мгновенно просыпался — без всяких там зевков и готовый драпать. Потому что умный…


— Наговорились? — убедившись, что опасности нет, я всё же позволил себе сладко зевнуть. Эльта куда-то ушла — наверное, к покинутому жениху. Солдаты под балконом не особо шумели, отсыпаясь после ночных приключений, так что беспокоить меня было некому, и я хорошенько отоспался!


— Угу. Отец остался доволен нашей обороной и даже похвалил тебя. Ему расписали, что ты творил на стенах, и теперь он точно не сдерет с тебя шкуру! — «порадовала» меня девчонка. Что-то эти упоминания о шкуре начинали меня раздражать.


— Ну, да. Без меня штурм был бы успешным. — проворчал я, следя за тем, как девчонка шуршит по комнате босыми пятками.


— Это не штурм — это просто вылазка… — отмахнулась та, копаясь в своих бумажках.


— А по-моему ещё какой штурм. — скептически отозвался я.


— А ты видел боевых магов? — поинтересовалась девчонка. Я не видел. Честно говоря, вообще забыл что такие есть, хотя своими глазами видел и нашего мага и его осветительные шарики этой ночью. — Вот видишь? Вылазка.


— Просто кое-кому не понравилось, что сделал папа, и он «щёлкнул» нас по носу. — девчонка наконец-то нашла нужную бумажку и нахмурив бровки вчиталась вне, — Хотя и его можно понять… Он очень за меня волновался… Ладно! Я побежала.


— А что он сделал? Сделал-то он чего? — покричал я ей вслед, но уже зря. Девчонка сказала — девчонка сделала. Убежала, только в туфли прыгнуть успела.


Глава 54


Следующие две недели прошли на редкость тихо и спокойно… Разве что с другой стороны королевского дворца сгорел масляный склад, так что вместе с ним ещё и пол округи полыхало и столб дыма до неба стоял, но по сути дело это было довольно-таки обычным и с дележом власти никак не связанным. Тут основным строительным материалом оставалось сухое как трут дерево, а основное освещение давал открытый огонь, так что полыхало только в путь. Разве что на этот раз действительно не повезло и на складе было именно масло, а не бочки с солеными огурцами, например. Тем не менее с огнем справились гораздо быстрее, чем я полагал — видимо, и в этом случае без магии-шмагии не обошлось… Не знаю. Когда я прискакал туда ночью за подробностями — ничего магического не обнаружил…


В остальном же в столице всё было тихо и спокойно, даже не поверишь, что в стране происходит какой-то кипешь. А он был.


С девчонкой мы почти не виделись. Она проводила всё время вместе с толстяком, возвращаясь только под вечер донельзя довольная и уставшая. Причём чем они там занимаются, говорить отказалась, сославшись на то, что дала толстяку слово. Не в смысле, что она мне ничего не скажет, а что она вообще никому ничего не скажет… Ну, да я и так узнал! Трудно было не узнать…


Они там писали письма. Причем толстяк сидел за главным столом, рядом с ним поставили столик для девчонки, за которым она тоже строчила так что только перья меняла. А ещё в кабинете толстяка по бокам поставили ещё шесть столов, за которыми теперь сидели разного возраста люди и… тоже писали. Прерывались они только на поесть или посоветоваться с толстяком. Причем переговаривались шёпотом, как будто страшная тайна… Все это я выяснил, повиснув за окнами. Причем меня оттуда быстренько срисовали и погнали — поскольку охрану вокруг кабинета увеличили раза в три.


Почтовые курьеры мотались из замка и возвращались в замок табунами. Почтовые птицы загадили всё что только можно. И даже маг теперь выглядел не гордыми претенциозным, а усталым и раздражённым, поскольку ему то и дело тоже приходилось отправлять какие-то писульки. В общем, на войну аристократических семей это вообще никаким боком не походило… Скука да и только. Но вот девчонка была от происходящего просто в лютом восторге.


Мне делать особо было нечего, так что я просто шлялся по окрестностям и подслушивал, что происходит в мире… И вот в мире-то события происходили гораздо более интересные!


Пока мы тут обменивались записками, в провинции исчезли три средних семейства и десяток мелких. Зато два средних семейства поднялись до статуса крупных и даже могли теперь претендовать на место одного из столпов, благо как раз одно место могло стать вакантным. Тот замок, в который всё-таки вломились и сожгли в нём башенку, оказалось, принадлежал семейству Себас — а в башне спалили как раз главу этой семьи вместе с домочадцами и слугами. Родственники, конечно же, замок заняли в тот же день, привели в божеский вид и выбрали нового главу — это были не бедные на родню Тарты — но по репутации семьи уже был нанесен невосполнимый урон и этот столп сильно «зашатался». В результате чего теперь на принадлежащие им поместья и ресурсы не столько нападали, сколько ходили безостановочной толпой. По слухам…


Опять же из источника ОБС мне удалось выяснить, что соседи наши не дремлют и уже сожгли под шумок парочку приграничных городов. На этом, правда, всё и заглохло, поскольку войска были подняты по тревоге и теперь «бдили», чуть ли не в первые часы после знакового события, но факт оставался фактом — стоило случиться беде, и в двери королевства тут же постучали неравнодушные люди!


Хотя и Тартов беда стороной всё же не обошла. Несмотря на то, что другие семейства на нас больше не нападали, на землях одного из поместий на юге объявилась странная тварь. Судя по описанию это было нечто огромное, черное и трёхглавое с десятком «горящих пламенем глаз»! Эта кракозябра по ночам похищала людей из местных деревень, после чего утаскивала в чащу и… шипела на них. Вот просто шипела, рычала и вообще доводила людей до истерики, а потом бросала и уходила… Люди были напуганы и озадачены, а для борьбы с террористом на место отправился Корнадж со свитой, чтобы отловить непонятную зверюгу… Не знаю чего уж она добивалась, но на её месте я бы тикал оттуда немедленно — хитрый дед обычно добивался того, чего хотел…


Главная же новость и вовсе пришла откуда не ждали. Просто однажды, в конце второй недели нашего пребывания в замке, девчонка вернулась особенно довольная и заявила бухнувшись на кровать:


— Я выхожу замуж!


— Поздравляю… — откликнулся я, обгрызая особенно интересное место у добытой неправедными методами косточки. В той жизни я частенько жалел, что зубы не растут сами по себе, но оказалось, что это не так уж и плохо… У вервольфов вот росли и стоило запустить этот процесс, как во рту начинался настоящий бардак и приходилось вот так вот обгрызать кости или даже стволы деревьев, чтобы… И только тогда до меня дошло… — Что?!


— Ага. Отец договорился с одной из младших ветвей Ортос. Это уже самостоятельное семейство, но отношения с главным кланом они поддерживают самые тесные, кроме того посвящены во все их традиции. А самое главное — род этот достаточно бедный, так что они согласились, чтобы жених перешел в нашу семью и стал наследником Тарт, вместо того чтобы принимать меня к себе. Я останусь Мирена Тарт! — вывалила на меня ворох крайне странной информации девчонка.


— Что?! — откликнулся я, а девчонка довольно подленько захихикала:


— Я знала, что ты оценишь!..


В голове у меня всё перемешалось. Вот так живёшь себе спокойно, живёшь, а потом впускаешь к себе в жизнь девушку и жизнь превращается в какой то бедлам…Интересно, а где они будут жить? Мне вот совершенно не хочется, чтобы в моей комнате всякими непотребствами занимались… Я только-только привык к тому, что девчонка полночи ворочается… Да и чтобы чужой человек по моей комнате шлялся — а ведь я тут очень ценные ништяки храню! Коллекционные экземпляры!


— И когда сие событие состоится? — скупо осведомился я.


— После коронации и принятия присяги, конечно. — зевая, ответила глупая девчонка. — Думаю… Через пару месяцев после… неё…


Последнее, кстати, было чуть ли не более важной штукой, чем первое. Ну, пропустил ты коронацию и фиг с ним. Зрелище наверняка будет красивое, накормят от пуза, но по большому счёту просто толкотня. А вот если не выразишь верность своему монарху после коронации… Вчера я подслушал довольно интересные рассуждения одного из стражников. Тот уверял, что сейчас ни одного наёмника днем с огнем нельзя было сыскать, поскольку половина из них охраняла потянувшихся в столицу аристократов, а вторая половина готовилась кое-кого из аристократии «принять» на дороге по просьбе их конкурентов.


Даже убивать было не обязательно, главное чтобы представитель семьи не явился к королю и не заверил того в своей верности, поскольку в таком случае семья плавно переходила в разряд бунтовщиков и, пока суд да дело, святой обязанностью любого преданного королю человека являлось её уничтожение и присвоение себе неправедно ею нажитых богатств. Очень удобно, если в предыдущие три недели ты не успел чего-нибудь доделать со своими недругами…


Так что сейчас столица потихоньку наполнялась вооружёнными до зубов людьми, просто сгорающими от фанатичной преданности новому королю… Причём не только аристократией. К столице плавно подошли и расположились частично за стенами, а частично во дворце, несколько легионов. Складывалось такое ощущение, что его новое величество не очень-то своим вассалам доверял и готовился в случае какой-то подлянки вырезать всех нафиг. Хотя официальной версией, конечно же, была общественная безопасность и спокойствие населения. Вот только населению было нифига не спокойно и большая часть граждан теперь и днем предпочитала дома отсиживаться.


Хотя имелись и кое-какие положительные моменты у такого вот осадно-дружеского положения. Преступность в столице не только упала до нуля, но и похоже ушла в отрицательные значения, поскольку скучающие и слегка взвинченные вельможи, в попытке успокоить нервы, вырезали все, хоть немного напоминающее криминал.


Глава 55


И вот наконец-то настал долгожданный день Х! С самого утра толстяк и девчонка прихорашивались, а к обеду взяли половину нашей армии и двинули в сторону дворца.


Четвертую неделю люди еле-еле пережили! Обстановка в столице к её концу настолько накалилась, что в воздухе чуть ли не искры прыгали… Думаю, что если бы коронацию отложили ещё на пару дней, то тупо начался бы мятеж. Просто чтобы выпустить пар.


Однако стоило наступить дню коронации, и всё куда-то делось. Напряжение спало, люди выдохнули свободно и даже повеселели!


Кстати, Тарты выдвинулись не просто так, а соблюдая некую очерёдность. Не знаю как уж там вельможи смогли договориться, но у очерёдности прибытия аристократов во дворец был свой регламент, так что по пустынным улицам двигалась только одна кавалькада за раз, провожая своего сеньора до дворцовых ворот, после чего вельможу и несколько сопровождающих пускали во дворец, а вся остальная армия дворами отправлялась назад, чтобы не дай бог не встретиться со следующим в очереди.


Меня никто с собой не брал, но я не отчаялся и, ускользнув из замка, проследил сначала за нашими, а потом просто скакал по крышам и смотрел, что происходит…


Армии, двигавшиеся по улицам города, становились всё меньше и меньше… Пока не превратились в отряды. А последние из аристократических семейств и вовсе ехали в сопровождении двух-трёх человек, выглядящих как правило так, будто они все удары судьбы принимали строго на лицо… А уже под вечер во дворце началась какая-то веселуха с салютами и магическими эффектами. Пролезть внутрь мне не удалось, поскольку охрана на стенах стояла в два ряда, а в канализации оказались такие решетки, что с ними и упряжкой слонов было бы не справиться, не то что одному маленькому вервольфу… Монстрам тут совершенно не доверяли и не шли им на уступки… Так что пришлось уйти не солоно хлебавши и наслаждаться праздником жизни издалека…


Фейерверки этого мира были круче, чем того… Да, бахало слабовато, зато вместо ярких, но по-большому счету однотипных шаров здесь показывали нечто вроде киношки. В небе расцветали морские и лесные пейзажи и даже пытались сталкиваться в битве призрачные армии. До голливудских спецэффектов было ооочень далеко, зато банальные салюты точно остались далеко позади.


Не понимаю, почему такие штуки не устраивать каждую неделю, но видимо тут были какие то свои трудности.


Девчонка же вернулась только вечером следующего дня. Причем без толстяка. Зато притащила с собой подкаченного молодца с каменным выражением лица. Явно находившаяся под шофе девчонка о чём-то трещала и хихикала, а парень выполнял роль поддерживающей стенки и в беседе не участвовал, вот только девчонку это вообще не тревожило!


— О! А это мой Песик. Смотри, вон на стене висит. — использовав какие-то просто мистические силы девчонка в два счёта выцепила меня из теней, в которых я прятался, наблюдая за спектаклем. Парень поднял глаза, похоже не особо ожидая что-то увидеть там, куда указывал палец нашей выпивохи, однако столкнулся со мной взглядом и слегка изменил цвет лица на более бледный.


Причем явно не испугался… Вообще кадровые военные этого мира, к которым судя по виду и выправке принадлежал и этот красавец, не уставали меня удивлять. Уже в который раз я убеждался, что у них просто стальные яйца… Тот же приснопамятный лейтенант Сухофрукт — ехал вместе с такой кракозяброй, явно опасной и в ус не дул. И, если припомнить, до него тоже были случаи когда гражданские люди просто источали запах страха, а находящиеся рядом служивые испытывали максимум дискомфорт — не обрадованные таким соседством, но готовые ткнуть в соседушку чем-нибудь острым при любом резком движении. Тут была та же история — несмотря на резкую смену цвета, парень не испугался, а весь подобрался и «напружинился», готовясь принять неравный бой, но совершенно не паникуя.


— Пёсик! Иди сюда. Кс-кс-кс… — позвала меня девчонка и я осторожно спустился и приблизился, вглядываясь той в глаза. От девчонки и правда пахло бухлишком, но кажется она притворялась… Не было у неё в глазах той пелены, что появляется у набухавшихся людей, зато вовсю плясали чёртики, обещая веселье хозяйке и проблемы всем остальным. — Это мой жених Антуан! Антуан, это мой песик — Хороший Песик. Песик, дай лапку.


Ну… Мне не жалко. Я встал и дал лапку. А парень ещё немного побелел, но взял. Девчонка немного полюбовалась на эту сюрреалистическую картинку, после чего несколько расстроенная потащила своего жениха мимо меня показывать остальную часть своей игров… эээ… дома. Похоже, она ожидала несколько более бурной реакции. Я же присел и поглядел им вслед, несколько обескураженный…


Что не говори, а парню с именем повезло! Антуан. Под такое имя ни одной похабной рифмы не подберешь, не то что под почти что его тезку Антона… С именем повезло, а вот с невестой…


Философски пожав плечами, я выдохнул и полез обратно на стены и далее на крышу, под слегка безразличными взглядами слуг и стражников… Эльта, кстати, проговорилась про мою разумность. Не знаю, что там были за обстоятельства, но слухи о том, что я гораздо умнее, чем кажусь, прошлись пожаром по жителям замка сразу после моего героического сражения на стенах. Видимо, желание показать свою осведомлённость и значимость пересилили в молодой девушке желание жить, и она всем растрепала! Правда, девчонка всё равно её не убила, как обещала — то ли сочла наказание слишком жестоким, то ли из-за того, что Эльте не поверили… Информация, конечно, была ценнейшая, но люди отнеслись к ней как к забавной выдумке — не знаю уж почему. А вот Эльта после раскрытия ещё долго ходила пунцовая в нашем с девчонкой присутствии, а ещё мистическим образом оказалась в помощницах на самых говенных работах замка. Причем в прямейшем смысле слова «говенная»…


Ну, да я ничего другого и не ждал… Кое-какие стороны Эльты для меня действительно стали откровением, но за суровую хранительницу тайн я её никогда не держал…


Похмыкав на сей счёт, я продолжил слежку, правда ничего интересного гости не делали. Охранники парня сразу же скорешились с нашими и теперь тихонько обсуждали выгоды работы там и тут. А девчонка с парнем обходили владения толстяка, любовались зоопарком, видами из замка и видами самого замка. Правда, парня интересовали только последние. На зоопарк он болт клал, явно примериваясь к зверушкам только в качестве охотничьих трофеев, зато обстановка замка его привлекла. Тут он даже задал девчонке парочку наводящих вопросов по фортификации замка и его оборонительным сооружениям. Самое забавное, что девчонка в эти моменты прекращала кривляться и довольно подробно на эти вопросы отвечала, а один раз даже потащила гостя к одному из офицеров, переложив бремя ответов на него. В чем я смутно углядел поведение Сахарного… Но может и показалось.


Как ни странно, но гость остался у нас с ночёвкой и девчонка развлекала его разговорами до самого вечера — каковое издевательство тот перенёс стойко и безропотно. Ни разу не только не зевнув, но даже не издав ни одного тяжкого вздоха, хотя разговоры его явно тяготили…


Ну, а потом гость отправился в гостевую, а страшно довольная девчонка в свою спальню:


— Ну? Как тебе мой суженый? — вопросила меня сияющая девчонка, когда мы с ней встретились. Она возвращалась по коридорам, а вот я лез по стенам.


— Сойдёт. — пожал я плечами. Мое мнение склонялось к тому, что в этой ячейке общества обязанности будут очень строго разделены… Похоже, хозяйство достанется девчонке, а всё военное дело останется в ведении супруга. Доли явно неравные, но похоже, что чего-то такого девчонка и добивалась…


— Мне тоже нравится. Видел, как он отвечал, когда я начала его «прессовать»? Даже в тему попадал. Молодец! — заявила девчонка под моим удивлённым взглядом. То, что она срисовала следящего меня, было не таким уж и удивительным делом — я скрывался не по настоящему, а чисто из деликатности. Но вот то, что оказывается девушки устраивают такие бесчеловечные пытки специально… Это стало небольшой, но всё же неожиданностью.


— Надо будет ещё завтра к нему подослать служанку посмазливее… — позёвывая, уведомила меня девчонка, укладываясь спать, — Если не соблазнится, то будет совсем хорошо…


— А если соблазнится? — уточнил я интересный момент.


— Приехав в гости к невесте? В чужом замке?.. — скептически вопросила девчонка. — Нууу… Не такой уж он и дурачок. А если такой, то мне же лучше…


Непонятно закончила она и принялась возиться укладываясь. Мда… Интересный подход к делу…


Глава 56


Парень все девчонкины проверки прошел достойно и они начали встречаться… Чему во многом способствовала обстановка.


Сразу после принятия вассальной присяги в стране всё устаканилось так же стремительно, как и дестабилизировалось, так что передвигаться стало относительно безопасно. К тому же толстяк окончательно прописался во дворце, видимо навёрстывая дни вынужденного домашнего заключения. Так что никто молодым не мешал крутить шашни и никто никого не загонял на деревья.


Одни активно крутились вокруг нового монарха, другие делили и осваивали то, что успели прихватить во время смутного месяца, и в стране воцарилось нечто вроде благостного, но деятельного мира, когда люди заняты своими делами и пока готовы позволять другим людям делать тоже самое…


Н-да… Шашни никто крутить не мешал, но шашни никто не крутил. Не знаю, что уж там происходило во дворце, а в замке без толстяка творилась сущая фигня…


— Песик, взять его!


Вместо того, чтобы обжиматься по углам… Водить друг друга в театры и кафешки, сочинять стихи и промышлять прочей романтической чепухой, девчонка и пацан развлекались по-своему…


— Ррра! — я нашинковал воздух перед собой, а потом прыгнул вверх и перекувыркнувшись оказался за спиной пацана, попытавшись его вырубить. Но подлец обманчиво медленным и каким-то тягучим движением ушел в сторону и попытался коротко рубануть меня деревянной дубиной, имитирующей меч. Почему-то эту дубину называли тренировочным мечом и от кого-то я слышал, что её используют в безопасных поединках, но тогда почему её навершие было оковано сталью? Чтобы не поистрепалось?!


— Песик снизу!


Возглас прозвучал как нельзя более вовремя, поскольку парень со своим всегдашним покерфейсом попытался пнуть меня в колено, и я обратным кульбитом ушёл из под удара, одновременно попытавшись хорошенько пнуть парня в живот, но не тут-то было… Забавно… Я и не знал, что так могу, пока чертов пацан не заявил девчонке, что никогда не дрался с вульфенитами и хотел бы провести со мной парочку поединков. Произошло это уже на следующее утро, и вместо того, чтобы послать его куда подальше девчонка зачем-то согласилась!..


Ну, она согласилась — пусть она и дерётся, решил я и сбежал, вот только когда я вернулся под вечер, кушать мне не дали, а девчонка пол ночи обрабатывала меня на предмет того как же обо мне тут заботились и кормили и неплохо бы отдать долг родине… Причем так хитро, что вроде как и не напирала, но одновременно и зудела не останавливаясь! Причем факт того, что я отбил её от Сухофрукта тут тоже присутствовал, причем на её же стороне в том плане, что такому герою стыдно бегать от битвы… А вот если я соглашусь, то у парня есть для меня офигенское мясо каких-то экзотических и очень вкусных зверей, которых выращивал его род в промежутках, когда не потрошил кого нибудь на войне во славу Микадо и Короля-солнце… Но я бегал ещё три дня! Питался тем, что мог поймать. Спал по крышам, но в конце концов уступил и напинал упрямому пареньку всласть! Мясо, кстати, оказалось по вкусу как курица…


Вот только не стоило этого делать… Оказалось, что покерфейс у парня, так сказать, только на лице, а на самом деле он весьма азартная и увлекающаяся личность. Просто всё, что его в мире интересовало — это война и связанные с ней игрушки, в которых он считал себя профессионалом. Да собственно говоря, он и был профессионалом, несмотря на то что был старше девчонки всего-то лет на пять. И с тех пор как он закончил обучение ему мало кто мог напинать, и это были объективно более сильные и опытные личности, уровня которых он со временем достиг бы. А тут я его буквально в клочья порвал благодаря своей силе, росту и скорости…


В общем, он то ли сам, то ли с подлой подачи девчонки, но допёр до безумной мысли, что если уж он сможет легко разделаться со мной, то станет таким же крутым как Грейм, а то и сам Чак Норрис! А уж после того как девчонка растолковала ему, что я и есть именно та зверюга, что выпотрошила Грейма, а потом в красках расписала то, чему была очевидцем… Причем даже у меня челюсть отвалилась от её рассказов.


Теперь парень дневал и ночевал у нас. Вся его холодность и скованность куда-то делись и он целыми днями либо пытаться забить меня своей дурацкой клюшкой, либо азартно разбирал с девчонкой наши бои и искал с ней тактики моей победы, либо качался и тренировался, когда я убегал, а девчонка училась… Причем несмотря на то, что он постоянно махал тяжелыми мечами и тягал гири — он вовсе не был похож на бодибилдера. Скорее его тело напоминало нечто плотно обтянутое жилами и шрамированное… Причем из компетентных источников мне стало известно, что именно такие шрамы получаются не от мечей, а если человека знатно с любовью к делу пороть кнутом.


Первые несколько недель ещё были сносными. Я пинал парня, возил его мордой по уже известной аренке, под одобрительные вопли новобранцев и солдат. Потом получал честно выигранное мясо и удалялся по своим делам, пока девчонка с вояками приободряли паренька и мучали советами. Тогда мир казался мне неплохим местом и я готовился к тому, что парень вот-вот сдастся и оставит меня в покое…


А потом, этот отморозок едва не раздробил мне коленную чашечку…


Следующие недели две я всё ещё возил его мордой по арене, но уже соблюдая осторожность.


А к концу следующей недели уже мне приходилось выдумывать новые трюки и приемы!.. Тут правда уже мне пришла на помощь девчонка и начала отпаивать меня на ночь какими то горькими травами и показывать всякие интересные примеры и рисунки из книг по фехтованию. Помощь я принял, но мне казалось, что действуе тона не из добрых побуждений, а чтобы ещё больше усилить паренька.


Теперь же наши бои и вовсе проходили чуть ли не на равных. Мне приходилось вертеться ужом, и я всё равно выхватывал удары чертовым дрыном. А парень давным-давно забросил все свои фехтовальные выкрутасы и вовсю применял подленькие приёмы, подсказанные ему инструкторами и девчонкой, вроде того удара в колено, после которого я бы ноги лишился…


Но мясо всё равно пока что оставалось моим… Правда, иногда объявлялась ничья и мне оставляли только половину… Да и фиг с ним! Дело уже было не в мясе!


— Рррр… — сказал я и попытался ухватиться за палку. Но не вышло. А ведь раньше это был мой любимый прием! Выхватить дубину и отходить ей паренька — что может быть лучше?..


Замечтавшись, я едва не пропустил удар в морду и тут же тряхнул головой, прогоняя грёзы…


— Может быть, ничья? — пропела подленьким голоском девчонка, явно поджуживая, но сработало. Теперь зарычали уже мы оба! Парень прыгнул вперёд, лупцуя мечом словно самураи в фильмах, а я зачерпнул пыли и швырнул ему в глаза. Подлец тут же отскочил и ушел в глухую оборону…


— Развлекаетесь? — прервал бой мягкий и довольный голос толстяка, впервые вернувшегося домой. Девчонка тут же кинулась довольному папаше на шею, а я попытался как следует пнуть отвлекшегося парня. Но этот гад ждал чего-то такого и я едва не отхватил по лапе.


— Ну, хватит! Хватит! — укорил нас толстяк, вот только я-то дикий зверь и не понимаю по человечески, поэтому…


— Фу, Песик! Нельзя. Смотри что у меня есть!


Я покосился на то, что у неё там было… Девчонка предлагала мне забрать сегодняшний выигрыш, аккуратно уложенный в корзинку с почти растаявшим льдом…Паренек опустил свой дрын, демонстрируя готовность отступить, перед лицом толстяка, но знакомый с моими повадками далеко палку не убирал… Что ж… На таких условиях…


Сделав вид, что повилял хвостом, я забрал мясо и удалился с гордо поднятой головой, а толстяк приобнял паренька и девчонку повел их с собой, бормоча что-то про радость их видеть…


Глава 57


То, что толстяк не отпустит девчонку до вечера, мне было понятно. Так что остаток дня я занимался своими важными делами… Грелся на солнышке и пытался представить, как лучше подловить чёртова жениха и прописать ему в жбан? И главное ведь, выезжал он не из-за каких то суперсил или волшебства — что я ещё как то мог бы понять и пережить. Нифига! Просто с каждым боем он совершал всё меньше ошибок и делал меньше ненужных движений. Если не мог атаковать — отступал. Если не мог уклониться — блокировал мечом. Казалось бы фигня, но это работало. Простые скупые движения работали лишь немногим хуже, чем то мастерство и скорость, которые продемонстрировал в свое время Грейм.


Ну а вечером вернулась девчонка и поделилась последними новостями! Оказалось, что я воспринял коронацию немного неправильно. Да, она началась когда началась, и присягу дворяне принесли на следующий день, вот только на этом всё не закончилось и веселуха продолжалась потом ещё неделю — как и положено хорошему празднику.


Следующим общекоролевским праздником было Отречение от имени, которое должно состояться через три дня. Это событие как бы «узаконивало» коронацию — видимо в виду отсутствия богов и божественного мандата на правление. Король терял свое имя и становился важной частью страны и народа, причём судя по серьезным щам девчонки — церемония была важной и, возможно, магической, но не суть. А дело было в том, что его новое величество о своей идее фикс не забыл и всё последнее время активно её педалировал, пока дворянство не согласилось, что да — дело хорошее…


Но тут была небольшая такая проблемка — на кого именно нападать? Новый король хотел бы начать с эльфов. Союзников у них никаких не было. Жили они на отшибе королевства, ограниченные с одной стороны адским болотом, с другой стороны морем и с третьей Лесом и казалось бы — воюй не хочу! Однако за прошедшие века мира оборонительные сооружения на границе с ними порядком износились. Это были те самые рвы и заставы, которые я в свое время пролетел, как пуля. Так что если полезть к ним и те применят свою вундервафлю, то королевство, да и весь мир, хорошенько умоются кровью, несмотря на то, что его новое величество придумал как можно убивать неуязвимых панголинов.


Почему именно панголинов он считал главными врагами я не очень понимал, честно говоря. Зверьки были мирными, незлобивыми и даже полезными — санитары леса, как-никак…


Так что прежде чем воевать с эльфами нужно было восстанавливать защитные сооружения, а лучше настроить ещё несколько рядов дополнительных… Так что покамест только назначили ответственных за строительство, выделили деньги из бюджета и ввели новые налоги, а взор молодого завоевателя повернулся к другим возможным жертвам. Гномы сразу отпадали. С южными соседями у Мерентии был какой-то союзнический договор, так что методом исключения козлом отпущения стала Китария! Тем более, что та слегка пошуровала на границах в разгар смены власти и к ней имелись кое-какие земельные притязания… А это в свою очередь означало одно — толстяку надо было готовить войско к войне, а также готовиться самому как представителю Тартов.


И вот тут на сцену выходил Антуан.


Если справить свадьбу вот прямо сейчас, то представителем рода становился и он и на войну можно было отправить его! Не знаю, планировал ли такое толстяки значально, но мне кажется, что да…


Пока он был во дворце, то обговорил этот скользкий момент с главой рода этого самого Антуана и предложил тому устроить всё за счет Тартов. Тот был не против, тем более, что у них денег на подобающую свадьбу не было, но оба обошли эту скользкую тему стороной… В свою очередь, глава семьи Антуана предложил посодействовать союзному договору между Тартами и Ортосами на время войны. И это было действительно круто и полностью окупало финансовую часть Тартов.


Дело в том, что бойцы Тартов были хорошими вояками, но Ортос на этом специализировались, так что помимо отличных солдат у них была своя военная разведка, более квалифицированный штаб и даже корпус боевых магов. То есть, если отряды Тартов и отряды Ортос будут воевать рядом, то скорее всего наши военные потери сильно сократятся. А в послевоенной обстановке это будет значить очень многое на политической карте.


Дело оставалось за малым — добиться согласия молодых и поженить их к чертям! Тогда можно будет отфутболить Антуана с войсками на войну, а самому продолжать политические игры — успевая и там и там, что было довольно важным для семьи, желающей оставаться наверху, делом…


Честно говоря, у меня к концу всего этого уже голова кипела… Особенно от желания узнать — заранее толстяк всё это продумал или просто так совпало? Но ведь получилось!.. Все стороны были довольны, а Антуан так и вообще воспринял желание толстяка послать его вытаскивать каштаны из огня как дополнительный весомый бонус женитьбы, а не как подлую подставу!


Правда, и он выставил условие. И вот тут-то разговор вплотную подходил ко мне и касался напрямую. Антуан очень хотел, чтобы в будущую военную экспедицию с ним отправился я. Не наш родовой маг. Не душегуб Левон. А маленький бедный вервульф…


И тут у нас появлялось несколько препон. Во-первых, по легенде я слушался только девчонку. Хотя и по-факту я слушался только её, поскольку пока что ничего идиотского она не предлагала, да и уважение к ней появилось как к личности. Во-вторых, парень собирался продолжить со мной «фехтовать» в дороге — и опять же без девчонки безопасно такое осуществить было трудновыполнимо, поскольку я мог его банально «задрать». Я же зверь — мне не объяснишь… Объединяло же эти пункты то, что толстяк девчонку ни на какую войну отправлять не планировал, да и сама будущая счастливая супруга воевать не собиралась — а ведь если поедет, то скорее всего придётся. Так что толстяк попросил девчонку этот момент как-то обдумать, а сам остался рассказывать «молодому» о своей боевой юности в надежде отговорить того от подобной фигни на собственном примере — вот мол какой бравый воин и без всяких зверюг рядом! Хотя, глядя на Левона, закрадывались кое-какие сомнения в подобные лицемерные излияния… Ну да паренек человек у нас новый, и мог повестись.


— Такие дела. — закончила и девчонка и, немного повозившись, решила уточнить, — Так ты…


— Нет! — твердо заявил я. Почему то мне сразу же припомнился Грейм и живот заболел. Какая-то резь появилась…


— А вот если отец достанет тебе кольцо с…


— Кольцо давайте, воевать не поеду. — согласился я.


— Хм… — девчонка задумчиво потеребила подбородок и зашагала туда-сюда по комнате.


— А ты сама-то как к этой авантюре относишься? — уточнил я осторожно, — Всё-таки молодой муж и сразу на войну…


— Зачать времени достаточно. — заявила девчонка всё ещё задумчиво, заставив меня сильно засмущаться. Я как бы не об этом спрашивал!.. Тем более она все ещё девчонка… — Ехать нужно. А Антуан всё же лучше, чем отец. Папа, конечно, опытнее, но от него семье будет больше пользы во дворце, чем на поле боя. А союз с Ортос — это союз с Ортос. Выдающиеся навыки командования будут демонстрировать именно они. Отец решил всё совершенно правильно и грамотно — я с ним согласна.


Мирена рассуждала размеренным и тихим голосом.


— К тому же, несмотря на относительную безопасность, мне самой было бы спокойнее, если бы с Антуаном отправился ты. Что не говори, а как боевая единица ты уже себя показал, да и в случае опасности сможешь его вырубить и утащить домой лесами. — слегка поморщившись, дополнила она свои размышления. Не знаю почему, но это заставило меня гордо приосаниться… — Методы у тебя самые вопиющие, но не могу не признать их действенность.


— Такого утащишь. — пробормотал я, польщённо.


— Это правда — он человек гордый… — покусывая губку, подтвердила девчонка, а потом щелкнула пальцами — Вырубить и связать. Кляп в рот. Честь честью, а живым ты принесешь семье больше пользы, чем геройским трупом.


Чисто женский подход к войне… Но мне понравилась идея вырубить сопляка! Было в ней что-то притягательное.


Глава 58


На следующий день Антуан укатил. Причём в последний момент покрутил головой, отыскал меня, спрятавшегося в тени под крышей и наблюдающего за подвластной территорией, и помахал мне ручкой…


По словам девчонки, он отправился домой, готовиться к предстоящей войне! Да-да, не к свадьбе, а именно к войне — получить наставления, карты, захватить военных специалистов и чем там ещё занимаются средневековые пацаны, которым предстоит возглавить небольшую, но всё-таки армию.


А толстяк засел у себя в кабинете, пытаясь просчитать сколько и какие гарнизоны отправить в пекло так, чтобы и короля не обидеть и без поместий не остаться, пока армия созданная по большей части для охраны — где-то шляется…


Причем надо ведь было не только собрать, но и обеспечить для армии снабжение, а ещё как-то скооперироваться с союзниками… Да и соперникам поднасрать в порядке превентивного удара тоже наверняка надо. Так что толстяк вовсю пыхтел над новыми письмами.


А девчонка внезапно оказалась в раю!.. Толстяк выделил ей бюджет, дал в помощь квалифицированных и не очень специалистов, и теперь она ударными темпами воплощала мечту отдельно взятой девушки о достойной свадьбе. Причем рачительная хозяйка жестоко, до крови, билась в ней с юной девушкой, желающей пустить пыль в глаза подругам-соперницам, и кто из них победит нельзя было даже представить! Одно лишь было кристально ясно — бюджета не хватит в любом случае и толстяку скоро придётся раскошеливаться.


Меня же временно оставили наедине с собственными мыслями и они заняли меня полностью… С одной стороны участвовать в войне не хотелось совершенно. Фиг его знает, что тут вообще под этим словом подразумевается! Например, что могут сделать маги? Из объяснений девчонки картина вырисовывалась довольно фиговая.


С другой стороны — а почему бы и нет? Окажу любезность, фактически за нифига! Кто-то предлагает мне идти в первых рядах? Да солдаты взбунтуются, если я рядом с ними буду стоять. Посижу рядом с командным составом, посмотрю на средневековый аналог футбола… Ещё и амулет с камнем жизни за участие мне обещали — дорогая между прочим штучка.


Вот так я себя и мучил, всё больше и больше склоняясь к тому, чтобы всё-таки пойти, под хитрым взглядом внезапно молчаливой девчонки…


Через день толстяк уехал во дворец, а вокруг замка начал расти палаточный городок. Я было подумал, что это для войск, которые прибудут, но нет — девчонка сказала, что для гостей. А спустя ещё пару дней, когда толстяк осторожно вернулся в замок после церемонии, стараясь не привлекать лишнего внимания, и начали прибывать гости — оказалось, что я всё-таки был прав! Это была именно армия — или я чего-то не понимаю в куче вооруженных до зубов мужиков. Дамы там конечно тоже были, но на фоне всей этой кучи оружия их наряды как-то блекли.


Забавно, кстати, было наблюдать, как в первый раз в жизни толстяк скрывался от девчонки, а не тут же бежал к ней на встречу… Правда, у него ничего не вышло. Он воспитал себе достойную замену, так что папаня только из дворца выехал, а доча уже знала об этом и ожидала!.. Толстяк попался, стоило ему только войти в замок, и он мгновенно стал гораздо беднее, чем был… А девчонка продолжила подготовку.


Ну, а дальше события пошли вскачь. Девчонка передала, что объявление о сборе войск для одного интересного дела будет объявлено новым Королём через две недели. Именно столько требовалось на подготовку его величеству, и именно столько было у нас чтобы отгулять свадьбу, а у меня чтобы принять решение…


Причём, судя по всему, о том, что происходит, точно знали только столпы и их приближенные, а вот для остальных объявление короля станет сюрпризом и им придётся напрячь булки. Вот только станет ли и придётся ли? Это у толстяка и ему подобных войска были разбросаны по всей стране и им приходилось непросто с их сбором. А если все твои ратники находятся на той же территории, что и ты? Взял братву, хавчик, и поскакали — делов то…


Вскоре вернулся жених с родней, и кажется, слегка прифигел от того, что увидел. Изначально-то он выходил за богатый дом, вот только девчонка успела его изрядно обанкротить, и всего за пару дней. На сто процентов я не уверен, но похоже после всех трат на свадьбу и обеспечение армии Тарты едва-едва держались на плаву… И всё это при том, что в девчонке одержала победу именно рачительная хозяйка! По крайней мере толстяк теперь ходил с перекошенным от счастья лицом и явно присматривал, что из подготовленного для свадьбы барахла можно будет перепродать… А имелось изрядно всего. Украшения из ткани и цветов. Те же палатки и столы для гостей и масса всего остального очень нужного и дорогого…


Боевые действия на время подготовки и проведения свадьбы были под запретом, так что паренёк меня не трогал. Да ему и некогда было, поскольку девчонка тут же припахала его к встрече гостей. Правда, тот сумел перефразировать просьбу на свой манер и теперь он, толстяк со свитой и кое-кто из гостей, активно избегая хозяйку торжества, обсуждали будущую военную кампанию, прошлую военную кампанию и гипотетические военные кампании.


Я же — прятался… При этом чувствовал себя так же как в детстве, когда дом наводняли незнакомые люди и нужно было проявлять чудеса скрытности, которые не снились ни одному клану шиноби, чтобы незнакомые тетушки тебя не поцеловали, а незнакомые дяди не поделились с тобой жизненной мудростью… Так что за последнее время мои навыки скрытности выросли в десятки раз и я уже был на пороге овладения невидимостью.


Правда, от кое-каких изменений стало немножко грустно. Однажды вечером я вернулся в комнату и обнаружил, что кровати девчонки и большей части её вещей нет. Теперь она заняла одну из больших комнат главного дома, сразу под комнатой, принадлежащей родителям. Хотя как поведала девчонка, когда я пришел разбираться — толстяк и не пользовался своей практически со времени гибели её матери… Сыграла на чувстве экзистенциальной вины, в общем, и скандал с переселением без предупреждения пришлось замять…


Ну, а сама свадьба была обычной для таких торжеств штукой. Думаю, все свадьбы во всех мирах в этом смысле похожи. Разве что тут деньги не собирали в синие и розовые колготки, а наоборот раздавали пришедшим в небольших кошельках. Ну и конные бои. Не на всех свадьбах устраивают драки на конях — вот у нас, например, была именно такая. А я в свое время побывал и на куче других, где лошадей было поменьше и в драках они участие не принимали… Разве что подбадривали.


Мирена выглядела настоящей красавицей. Парень делал всё, что мог… Подружек Мирены перекосило от зависти. Гости остались довольны. Толстяк рыдал ночами от безысходности. Так что можно сказать, что свадьба удалась. А окончание свадебных гуляний удивительным образом совпало с объявлением его величества о подготовке к проведению неких военных учений и сборе всех военнообязанных под это дело… Так что все начали расходиться по своим делам.


— Итак! Что скажешь? — как обычно девчонка ворвалась в мою комнату без всякой деликатности — ураганом. Я знал, что толстяк предлагал отселить меня обратно в зоопарк, но Мирене удалось отвоевать эту комнатку, тем более, что фактически эта часть построек пустовала — в своё время полностью заточенная под охрану одной конкретной личности.


— Я не подсматривал. — открестился я, — Это всё стражники наговаривают. Из зависти.


— Что?


— Что?


— Я говорю — ты согласен сопровождать Антуана? — слегка нахмурившись и подозрительно прищурившись, уточнила девчонка.


— Ааа. Хорошо. — согласился я, — А ты решила посвятить его в тайну моей разумности?


— Эээ… Пока не стоит. — призналась девчонка. В комнате у меня осталось всего одно кресло, так что на него она и бухнулась. — Мне кажется, что новости о том, что вервульфы разумны, лучше оставить к моменту начала конфликта с эльфами. Если до него дойдет дело — а я надеюсь, что отец все же уговорит его величество отказаться от этой затеи. Ещё не хватало, чтобы Антуан во время кампании думал ещё и об этом…


Почему то девчонка считала, что разумны все вервольфы. Я же не считал нужным объяснять этот момент, набивая себе цену. Да и вообще — накой мне нужны проблемы с объяснениями про всяких там попаданцев? У меня и так жизнь не сахар.


— А как тогда?..


— Я просто научу его «командам», — пожала плечами девчонка и кое-что достала, — Вот, это тебе. Вы отправляетесь завтра утром, так что можешь одеть хоть прямо сейчас.


В руках у нее было новенькое ожерелье-ошейник со знакомым камешком в центре. Просто поразительно махоньким — буквально едва-едва проглядывающимся…


— Да-да. Камень маленький, но своё дело он сделает, если что. Другого нет — извини. — буркнула она протягивая мне обновку. Видимо, заметила выражение моей морды.


Мы немного помолчали, а потом девчонка подошла ко мне и обняла:


— Береги его, и сам берегись… Обязательно возвращайтесь. — после чего захлюпала носом и убежала…


Послесловие.


— Антуан! Идем посмотрим — там маги проводят учения! — в палатку к пацану зашёл один из его родичей и сдёрнул того из-за обеденного стола.


— Песик. За мной. — пацан заторопился к двери и я с готовностью последовал за ним, поскольку тоже хотел посмотреть.


Отбыли из замка мы три дня назад, правда, уехали не так уж и далеко. Сбор войск проводили в паре дней пути от столице на огромном поле. Причем насколько я понял, тут собирались мы, Ортос, а также ещё парочка наших и их дальних родичей, которых мы собственно говоря и ждали. Поскольку единое командование в лице Короля осталось в столице, то сложилась довольно щекотливая ситуёвина — поставить во главе общих войск кого-то из семей не представлялось возможным, поэтому сделали по другому. И теперь в сторону границ с Китарией должны были отправиться четыре сухопутных армии и одна морская — у которых были свои командиры и которые в общем-то делали вид, что остальных армий в природе не существует…


Не знаю почему, но я ожидал чего-то другого.


Паренёк тоже возглавил силы Тарт довольно своеобразно, поскольку не возглавил! По приезду он передал всю власть своим старшим родичам, а сам принялся хвастаться. Мной. Пока ни о каких спаррингах речи не шло, поскольку эту «фишку» он явно приберегал напоследок — зато каждый день мы ходили к знакомым паренька и совершенно незнакомым людям в разные концы лагеря и прохаживались туда-сюда под восхищенными взглядами общественности. Довольно скоро такую же зверюгу захотели все и теперь время от времени осторожно расспрашивали паренька насчет подробностей и возможной покупки щенка. Каковые разговоры меня слегка раздражали. Паренёк обещал подумать, чем только усугублял раздражение.


А пока прибывали последние из отстающих, войска проводили учения, причём без дураков. Наших солдат тоже взяли в оборот, хотя судя по тому, что я видел — в выучке наши действительно слегка отставали и их даже на учениях использовали не иначе как для затыкания дыр в обороне…


Высшее командование, кстати, тоже пылили наравне со всеми, правда, тут уже была градация — если нижние чины бегали вместе с солдатами и притворялись убитыми лежа в пыли, то «высшее» командование стояло на каком-нибудь пригорке и через всевозможные флажки и звуки труб передавало приказы. Почему-то никто из штаба не рвался вести солдат в бой за собой — хоть на коне, хоть без. Причём шум от этих игрищ стоял просто невероятный, особенно когда солдаты начинали лупить друг друга по щитам.


Вечерело, и мы вышли на командный холм, уже порядком заполненный зеваками — верхнюю часть заняли сливки общества, а внизу расположился рядовой состав. Похоже, зрелище было редкое и занимательное…


А на вытоптанной, до состояния бетона, тренировочной площадки в кружок стояли… солдаты. Никаких мантий на них не было, зато имелся неплохой набор доспехов и заградотряд мечников, прикрывавших некое действо.


Какое-то время маги шебуршились, менялись местами и о чём-то переговаривались. Выглядело это не очень впечатляюще… И сказать по чести — вспоминая выучку солдат — думаю, что за время подготовки, в настоящем бою их раз десять уже истыкали бы стрелами и столько же раз нашинковали мечами добежавшие воины…


А потом, каааааак грохнуло! И ближайшей рощи не стало. Вместо неё в воздухе кружились сполохи огня, часть земли заморозило, а куски щепок от вековых деревьев тут и там падали на поле, сущих метров не долетая до отряда магической артиллерии. Солдаты закричали, захлопали и заулюлюкали, а я снял защитную ожерелку и грустно посмотрел на одиноко сверкающий в ней синий камешек…


После чего развернулся и тихонько затрусил в сторону леса, пока все вокруг восторгались, радовались и требовали выхода на бис…


— Спасибо этому дому, а я пойду к другому, — пробормотал я, ускоряя бег.


Пора искать своё место в этом мире. По возможности, без битв с использованием магии поблизости…





КОНЕЦ.




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Березюк Виталий «Осторожно, опасный кролик», Мирдал, Хеллфайр «Антифурри (Антифуррь-2)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален