Furtails
Хеллфайр
«S.T.A.L.K.E.R. - Химера»
#NO YIFF #кот #насилие #постапокалипсис

Всякое действие рождает противодействие.




В отношении Зоны этот закон тоже действует. Люди изобрели детектор аномалий — Зона создала аномалии, которые ни один детектор не улавливает. Люди научились бороться с известными мутантами — Зона начала плодить новых или совершенствовать старых тварей. Люди поставили блокпосты, артиллерийские установки и бетонные стены — Зона их поглощала, завоёвывая себе новую территорию при помощи Выбросов, захватывала чистую землю метр за метром. Это противостояние начинало казаться бесконечным, но люди вдруг сменили тактику.




Они больше не пытались покорить Зону, не пытались прорваться к центру Чернобыльской атомной электростанции, не тащили из неё артефакты, живых представителей мутантов или куски мёртвых тварей. Более того, Зону окружили непреодолимым Барьером, долбили по окраинам из тяжёлой артиллерии и не допускали случаев сталкерства. Тех, кто пытался нажиться на прогулках в Зону, наказывали — показательно и сурово. Со временем даже сотрудничавшие с военными группировки сталкеров были вынуждены выйти за пределы Зоны, перевоплотившись в охранников её границ. Несколько лет всё было в относительном порядке.




А затем наступил момент отрезвления.




Пресечение деятельности сталкеров в первую очередь привело к быстрому размножению мутантов. В результате стали появляться удивительные особи, вроде пси-собак, способных своим воздействием выводить из строя автоматические турели Барьера… Или контролёров, которые могли подчинить своему влиянию вертолётчика на высоте в пару тысяч метров. Ещё интересней обстояли дела с артефактами — при Выбросах часть из них каким-то образом попадала за стены Барьера, а оттуда в руки учёным, которые просто захлёбывались слюной, изучая по-настоящему волшебные штуковины. Наконец, у высших военных чинов появилось стойкое ощущение, что если Зона соберётся с силами и решит однажды расширить свою территорию, то войска международной коалиции не сдержат её натиск. Люди могли столкнуться с новыми противниками, чьи сильные и слабые стороны ещё не были им известны.




Всё это в совокупности с множеством иных причин привело к тому, что туго закрученные гайки было решено ослабить. В Барьере намеренно создавали проходы для «незаконного проникновения», вновь появились блокпосты с коррумпированными капитанами и майорами, снова потянулся тонкий ручеёк товаров с Большой Земли. А потому сталкеры в ещё больших масштабах хлынули в Зону…


* * *


Потянувшись до хруста костей и зевнув во всю мощь обеих челюстей, молодая химера подняла к солнцу свои головы и довольно сощурилась. Настроение в этот утренний час у неё было превосходным. Во время ночного обхода она обнаружила молодого кабанчика, таким образом добыв себе вкусный завтрак, после которого оба её желудка испытывали приятную тяжесть. Значит, сейчас об охоте можно не беспокоиться, и у неё появлялось свободное время, которое она могла потратить как угодно. Правда, сначала нужно сделать одно небольшое дельце…




Легко спрыгнув с крыши полуразвалившегося ангара на землю, это странное существо, напоминавшее своим видом нечто среднее между хищной кошкой и танком, неторопливо зашагало к выходу с территории завода «Росток», более известного среди сталкеров как Бар. Много лет назад местность на юге Бара облюбовали слепые псы, которые доставляли много хлопот местным сталкерам. То и дело люди предпринимали настоящие операции по уничтожению псов, безжалостно вырезая их целыми стаями. Но нога человека уже давно не ступала на землю Бара, а потому почти полсотни особей разного возраста теперь жили здесь бок о бок с выводком псевдособак. Пищи им здесь вполне хватало: с западной части завода переселились мутировавшие крысы и тушканчики, нередко псы охотились и на плотей, которые в большом количестве бегали по местным холмам.




По правде говоря, такое огромное количество собак могло стать проблемой для любого другого мутанта. Но как раз большое число «слепышей» и обеспечило добрососедские отношения между ними и самой опасной хищницей Зоны. Дело в том, что любой слепой пёс обладает слабыми пси-способностями. В стае сила каждой особи объединяется в своеобразный конгломерат, представляющий собой коллективный разум — по сути, стая становится единым существом, колонией взаимосвязанных организмов. Учитывая наличие псевдособак, внёсших свой вклад в общее пси-поле, само существо получилось весьма высокоразвитым и склонным к диалогу. Химере удалось установить с ним контакт.




Условия совместного проживания были просты. Собаки не мешали химере и предупреждали её о любой опасности, которая могла грозить ей с южного направления. В свою очередь химера не охотилась на собак и одновременно обязалась защищать их от контролёра — главного страха Стаи. Каким бы сильным не было общее пси-поле, контролёр мог разрушить его, по-одному превращая слепышей и псевдособак в своих покорных рабов, в способные перемещаться вместе с ним долговременные запасы пищи. А вот на химеру контролёр воздействовать неспособен, так что она могла с лёгкостью одолеть этого мутанта.




Сама химера без торга приняла предложенные условия. Ей вполне хватало и двух мозгов для того, чтобы понять всю выгоду от проживания рядом с такой крупной стаей собак: никто не смог бы подобраться к Бару незаметно с южного направления. Более того, заплутавшему монстру пришлось бы худо, поскольку десяток слепых псов вполне способен справиться с псевдогигантом, а такое количество псов могло уничтожить абсолютно любого мутанта Зоны. Ввиду подобной выгоды химера всячески старалась поддерживать сотрудничество со своей стороны, потому не считала лишним напомнить псам, что она рядом.




Когда химера приблизилась к стае, несколько молодых слепых псов подняли головы и коротко взвыли, но старшие рычанием пояснили им, что тревогу поднимать не следует. Высоко подпрыгнув, химера перемахнула на крышу проржавевшего грузовика и окинула взглядом массу псов. Картина была умиротворяющей: кто-то отдыхал под деревьями или лазал по выкопанному в незапамятные времена рву, кто-то рыскал по траве на западе, охотясь на тушканов. Псевдособака, лазающая по гребню ближайшего холма, обратила своё внимание на химеру и та ощутила ментальное спокойствие Стаи. Что же, раз всё в порядке, можно заняться своими делами…




Опасность пришла неожиданно — впрочем, как и положено настоящей опасности. Химера уловила слабый отзвук работающих винтов ещё до того, как одна из псевдособак подняла голову и взвыла, предупреждая всех остальных об опасности. Коллективное сознание Стаи вышло из состояния полудрёмы и в голове химеры родился осознанный вопрос: что означает странный звук и как на него отреагировать Стае? Но химера не отвечала.




Застыв на крыше грузовика, словно памятник на постаменте, она внимательно прислушивалась к шуму вертолёта. О, ей были известны эти машины, она часто встречала их ещё до того, как люди покинули Зону. Но что представлял из себя вертолёт, держащий курс на Бар? Транспорт, в чреве которого сидят люди, которые захотели отвоевать некогда принадлежавшую им территорию? Разведчик, рыскающий в поисках чего-то? Какой-нибудь экскурсионный транспорт, с которого богатый чиновник намеревается безнаказанно пострелять в мутантов? Любой из этих вариантов мог привести к самым печальным последствиям. Подумав немного, химера приказала псам прятаться.




Получив ответ, Стая не стала медлить. Псевдособаки мигом сбились в единый отряд и пробежали на территорию завода, намереваясь укрыться среди баррикад, за которыми когда-то прятались стрелки, отражавшие нападения их предков. Слепые псы напротив, разбились на множество небольших групп, а то и вовсе спрятались поодиночке: кто-то просто за деревьями и под кустами, кто-то предпочёл выбежать в чистое поле, а затем свернуть к строениям завода и затаиться у их высоких стен. Часть псов постарше побежали на холмы, петляя между аномалий — сознание Стаи использовало этих слепышей как своеобразную отвлекающую мишень.




Химера тоже не стала ждать, пока летающий хищник подберётся поближе. Совершив грациозный прыжок, она приземлилась возле входа в странное бетонное сооружение, примыкавшее к одному из зданий завода. Сложно сказать, для чего оно служило раньше — было будкой сторожа или удобным пулемётным гнездом? Так или иначе, сооружение представляло собой бетонную коробку, находившуюся ниже уровня земли на добрый метр. Ещё в нём имелась амбразура, через которую удобно было наблюдать за местностью возле входа в Бар, а в случае чего и стрелять по тем, кто в него идёт.




Нырнув внутрь, химера кое-как развернулась, поскольку помещение было слишком узким, и одной парой глаз приникла к амбразуре — правая голова смотрела в щель, левая на всякий случай была повёрнута ко входу. Небо было чистым, однако шум винтов постепенно усиливался, говоря о том, что вертолёта нужно подождать ещё несколько минут. Наконец, тарахтение лопастей его винтов достигло апогея, а затем вертолёт появился в поле зрения химеры.




Вертолёт держался на небольшой высоте, с одной стороны, избегая таким образом встреч с воздушными аномалиями, а с другой — позволяя его пилотам лучше осматривать местность под машиной. Химера невольно залюбовалась им, ощущая слабое родство между собой и этим воздушным охотником. Что привело его сюда? Скорее всего он выполнял особую разведывательную или поисковую миссию, во всяком случае, химере казалось, что на его борту нельзя разместить много людей. А это для неё хорошо, значит, десант машина высаживать не будет. Но всё же, что ему понадобилось так далеко от Периметра?




Поскольку люди не обращали на мутантов внимания, химера ощутила жгучее желание вылезти наружу и проследить, чем займётся вертолёт, куда полетит дальше. Только она понимала, что если вертолётчики не будут тратить патроны на какую-нибудь мелюзгу, вроде плотей и слепых псов, то химера наверняка вызовет у них желание немного пострелять. Военные знают, на что способны представители её вида, и испытывают к ней не меньшую ненависть, чем обычные сталкеры. Кроме того, если она ошиблась и люди всё-таки совершат высадку, то она выдаст своё присутствие и лишится важного преимущества. Нет, придётся сидеть и ждать…




Но пока вертолёт улетать не собирался. Он кружил над заводом, точнее над Баром, лишь слегка задевая при облёте местность, известную как Дикая Территория. Затем машина зависла в воздухе и химера уже решила, что сейчас вертолёт пойдёт на посадку, но в этот момент стрекотание винтов усилилось, машина пролетела над её убежищем и взяла курс в сторону далёкой Свалки, явно намереваясь покинуть Зону. На всякий случай химера подождала, пока холмы окончательно не скроют вертолёт, и только после этого выбралась наружу.




От безмятежности Стаи не осталось и следа. Слепые кобели стояли, вдыхая воздух и пытаясь понять, не принесло ли опасности летающее чудовище, щенки скулили в траве, чувствуя волнение взрослых. Рассеявшиеся по краю рва псевдособаки нервно оглядывались по сторонам, тихо порыкивая друг на друга. Возглавлявшая их группу крупная сука замерла посередине старого моста, сложенного из листов железа — она не обращала внимания ни на своих сородичей, ни на слепых псов, зло смотря вслед вертолёту. Химере пришлось рыкнуть на неё, чтобы сука уступила дорогу.




«Куда ты идёшь?»




Вопрос Стая задала мысленно, но на человеческом языке. Такой способ общения разумные животные Зоны предпочитали всем прочим, поскольку он позволял им передавать максимум сообщений при минимальных затратах мыслительной энергии. Именно поэтому химера тоже ответила по-человечески, причём не только мысленно, но и вслух:




- Я иду на окраину. Хочу узнать, что задумали люди.




Голос хищницы, вырывавшийся из её правой пасти, был вполне человеческим, даже с вполне различимыми женскими нотками, разве что заметно огрубевшим. Практически все слова, что химера услышала и запомнила за свою жизнь, были произнесены мужчинами, потому она невольно подражала мужской интонации. А вот телепатический голос Стаи звучал совсем иначе, слова он произносил резко и визгливо, а звучал неприятно, словно скрипучая железка.




«Ты думаешь, они представляют угрозу?»




- Я в этом почти уверена, - честно сказала химера.




Ментальное поле всколыхнулось и заколебалось. Если бы химера прислушалась к нему, она бы различила ожесточённый спор, ведущийся между членами Стаи, однако отвлекаться на подобное химера уже не могла и не хотела. Она пыталась сосредоточиться на задаче: сытая и спокойная жизнь в Баре слишком расслабила её, так что теперь химера с каждой секундой всё больше вспоминала, какого это, передвигаться по Зоне.




По счастью, инстинкты её никуда не делись, пришёл на помощь и опыт. Она заблаговременно обнаружила небольшую аномалию, известную среди сталкеров как «трамплин», и обогнула её по краю дороги, а затем продолжила свой путь на юг, к самым границам Зоны.


* * *


Свалка возвышалась перед химерой настоящими горами мусора. Откуда он берётся, каким образом укладывается в эти возвышенности — ответа нет до сих пор. Однажды учёные ради интереса полчаса лазали по этим кучам, окружённые со всех сторон военными и броневиками. В мусоре обнаружились упаковки из-под сосисок недельной давности, старые кровати, полиэтиленовые пакеты, баночки из-под йогуртов, детские подгузники, детали от автомобилей — в общем, всё то, что можно найти на любой мусорной свалке за пределами Зоны. Только каким образом всё это попало именно сюда? Трудно предположить, что кто-то сделал дыру в Периметре и подвозит мусоровозы, постепенно превращая Зону в одну большую помойку.




Единственный стоящий вывод, который удалось сделать учёным, сводился к тому, что мусор сортируют живущие на Свалке бюреры. Кланы этих тварей и одиночки-отшельники выбивали из груды рухляди необходимые им вещи, а затем растаскивали всё это по Зоне, иногда умудряясь оттащить какую-нибудь баночку или цветастый платочек на много километров от Свалки. После того, как люди ушли из Зоны, Свалка окончательно превратилась в город бюреров, которые по-прежнему растаскивали мусорные кучи и сооружали тут и там свои капища. Ночью на всю Свалку раздавался невообразимый гвалт молящихся тварей.




...Чтобы не беспокоить карликов, питающих лютую ненависть и огромный страх по отношению к химере, та решила всё-таки рискнуть и некоторое время пройти по холмам, огибая самые «густонаселённые» районы Свалки. Конечно, радиация не может быть полезной даже для химеры, но хищница знала, каким образом от неё можно избавиться. Во-первых, на Свалке наверняка найдутся артефакты, а всем химерам известно, на что годятся те или иные предметы. Во-вторых, Свалка от края до края заросла гривомхом, аномальным растением, прекрасно выводящим радиацию. Хотя химеру сложно назвать вегетарианкой, она не питала никаких предубеждений насчёт этой зелени.




Впрочем, и на холмах химера побывала недолго: обогнула старый проржавевший вагончик, спугнув двух карликов, которые и носа из него высунуть не посмели, и вбежала на возвышенность. Почти сразу же на пути ей встретилась трое плотей, которые секунду смотрели на химеру, соображая, почему она на них не охотится, а затем развернулись и с паническими взвизгами разбежались в разные стороны.




- Капитан! Нна пмоощь! Менья етят! Нна помммощь! - провопила псевдоплоть, которая предусмотрительно затаилась на склоне холма, в глубине души надеясь, что химера сожрёт обычных плотей, а на неё внимания не обратит. Желание псевдоплоти сбылось наполовину, потому что химера и вправду на неё даже не посмотрела, но и охотиться ни на кого не стала, её сейчас влекла иная задача.




Среди нагромождений мусора она увидела здание Депо, слегка затянутое дымкой набежавшего с востока тумана. Это место получило славу среди сталкеров как отличная стоянка, оно было бы обязательно занято, если бы люди решили вернуться в Зону. Сейчас там вроде бы никого нет... Возможно, соседство с бюрерами отпугнуло людей, а может, они просто затаились. Так или иначе, Депо заслуживало проверки, пусть это и могло привести к схватке: кто знает, что за тварь в отсутствии человека решила облюбовать это место?




Тем не менее, химера не торопилась. Путь к Депо лежал через поле, заполненное аномалиями, а совсем рядом возвышалась крупная мусорная гряда, из которой вполне могло прилететь что-нибудь тяжёлое, поднятое телекинезом карликов. Химере следовало проявить немалую осторожность и внимательность, чтобы без проблем подобраться к Депо… Да ещё и плоти подняли вопли на всю округу, словно она уже начала их есть живьём, перебудив всю округу. Нет, соваться к аномалиям не следовало, если она окажется в тупике, то ничто не помешает бюрерам просто закидать её мусором, перебрасывая его через ловушки.




- Придётся идти в обход, - самой себе сказала под нос правая голова химеры. Левая согласно кивнула, не придумав лучшей идеи.




Словно желая показать, что она приняла верное решение, в куче мусора что-то зашевелилось. Видимо, один бюрер решил полюбопытствовать, с чего так разорались плоти, и полез наружу. Химера подождала, пока над старым мотором покажется закрытая капюшоном голова, и издала злобный утробный рёв сразу из двух пастей. Перепуганный бюрер что-то залопотал на своём языке, торопливо соскользнул по куче вниз и стал зарываться в мусор, видимо, откапывал запасной ход. В мгновение ока он скрылся из виду, будто его и не было, даже ничем кидаться не стал.




Химеру вполне устроило подобное положение вещей. Если бюреры не хотят с нею воевать, то и ей злить этих тварей не стоит, хотя бы временно. Но к аномалиям она всё равно не пошла, предпочитая идти по склону холма чуть дальше, к железнодорожному тоннелю, возле которого стоял старый локомотив и несколько вагонов. Аномалий вблизи них не наблюдалось, а стая псевдособак, устроившая себе лежбище возле поезда, при приближении химеры никак себя не повела. Ментальные поля их коллективного сознания уловили миролюбивый настрой хищницы, тогда как она сама была даже довольна встречей: значит, вблизи от стаи нет ни одного опасного мутанта.




- Или он хорошо прячется, - вставила левая голова, врываясь тихим голосом в мысли правой.




Обойдя стаю по дуге, упиравшейся концом в створку ворот, химера оказалась возле Депо. Не торопясь, она для начала всунула голову между створок, вглядываясь в мрачное здание, ржавое и начинавшее зарастать бледновато-зелёным мхом. Снаружи Депо не показалось химере безопасным местом. Наоборот, оно выглядело скорее ловушкой — два широких прохода, слишком много окон, пролом в крыше, на которую когда-то давно упал строительный кран… Нет, может, с точки зрения людей Депо и представлялось своеобразным убежищем, но химере оно не нравилось. Наверное, такие же чувства испытывали и другие мутанты, потому после ухода людей у Депо не объявилось нового владельца.




Не теряя бдительности, химера в два шага отошла от створок к стоящему на полпути к Депо грузовому вагону. Укрывшись за ним и прижавшись к земле, хищница наметила пути отхода, если вдруг выяснится, что Депо занято кем-то опасным или вооружённым — несмотря на способность к регенерации, ловить пули химере совсем не хотелось. После того, как она определила, куда бежать, если в Депо всё-таки появились люди, химера в один длинный прыжок перемахнула ко входу в здание и, встав между рельс, огляделась по сторонам.




Людей внутри не было. Воздух был пропитан запахом крысиного помёта и кисловатым ароматом гнили. Гниль обнаружилась почти сразу: у одного из вагонов лежал полуразложившийся труп, который оказался не таким уж и мёртвым. При виде химеры зомби приоткрыл пасть, захрипел и сделал попытку поползти к ней навстречу, однако на такой подвиг его гниющее тело явно не было способно. Химера без особого интереса последила за тем, как мертвец шевелит своими руками, сдвигаясь примерно на сантиметр в секунду, и обошла этот вагон с другой стороны. Даже если бы зомби вдруг проявил снорковскую прыть, достать химеру он всё равно бы не смог.




Поскольку мертвец теперь не представлял опасности, химера смогла всё своё внимание перенести на осмотр Депо. Сейчас она вышла как раз к месту стоянки сталкеров, и, судя по количеству отметин от пуль, место это много раз занимали то одни, то другие группировки. На полу оставались пятна засохшей крови, обрывки одежды и груды консервных банок. Из-под старого матраса высунулась крысиная морда, недовольный пробуждением зверёк омерзительно пискнул и устремился в атаку, скоротечную и бессмысленную.




Химера отряхнула лапу, к которой пристали крысиные остатки, и недовольно посмотрела на ещё двух тварей, которые оседлали проржавевшие бочки и с их высоты наблюдали за бесславной смертью соратницы. Решив, что они недостойны её внимания, химера повернулась и вышла с главного входа Депо, оставив мутировавших грызунов лакомиться остатками своего сородича.




Снаружи химеру ждал неприятный сюрприз в виде сразу пяти аномалий, протянувшихся от разрушенных ворот до автобусной остановки. Судя по всему, они появились в разное время: старее всех выглядел крупный «трамплин» у ворот, за ним протянулись два «трамплина» помладше, на стыке дорог расположилась «жарка», позади которой расположилась «карусель». Появление такой линии аномалий было явлением редким, но в Зоне странного не бывает. Химера только обрадовалась, что успела заметить ловушки, поскольку теперь обойти аномалии не составило труда. Со стороны мусорной кучи за её прыжком следили злобные глаза бюрера, но и этот мутант проявил благоразумие, решив не привлекать к себе внимание химеры.




Та осталась довольна сложившимся положением. Правда, желудки её уже начинали ощущать неприятную пустоту, поскольку высокий метаболизм химеры способствовал быстрому возвращению голода, но бюрер был слишком труднодоступным обедом, лезть к нему химере не хотелось. Куда легче она могла достать одного из панцирных псов, что бегали чуть впереди по пересыхающему болоту, встревоженные появлением химеры. Это уже не могло их спасти, потому что химера рванулась вперёд и на огромной скорости помчалась в сторону собак.




Уклонившись от попавшейся на пути аномалии под названием «воронка», она совершила прыжок влево, спружинила на задних лапах и вторым прыжком настигла визжащего пса. Панцирь его не спас. Одного удара хватило на то, чтобы переломить ему позвоночник, а затем правая голова химеры вонзила зубы в скулящее мясо, пока левая оглядывалась по сторонам. Горячая кровь и ещё трепещущее мясо оказались лакомым блюдом — кабанчик тоже был не плох, но он не дёргался в муках перед смертью, да и остывшее мясо не шло ни в какое сравнение с её теперешней добычей!




Запустив в мясо зубы, химера задумалась о том, стоит ли ей продолжать свой путь. Судя по всему, продвижения людей пока не наблюдалось, так что, вполне вероятно, ей следовало повернуть назад и вернуться на свою территорию, пока пустеющее место не занял кто-нибудь ещё. Вполне возможно, Стая какое-то время будет приглядывать за её владениями, но коллективное сознание слепых псов хорошим охранником назвать трудно. Но… Оставалось у хищницы стойкое ощущение, что люди вернуться в Зону, не могли они не вернуться, тянула она их, словно сталкер кровососа. Может быть, они просто не успели ещё продвинуться так далеко?




Химера помнила — из обрывков разговоров сталкеров, по собственному опыту — что Свалка была этаким перекрёстком всех дорог, ещё больше, чем любой Бар. Потому что «на Свалке бы хабар». Когда-то Свалке с юга предшествовал Кордон, этакое место для тренировки молодых сталкеров. Химеры туда забредали редко, потому что один раз какой-то человек смог в одиночку убить трёх детёнышей их собрата*, что доказывало — новичков обучали сталкеры умелые, связываться с такими не стоило. Да и военные были под боком. Потом Зона во время очередного Выброса поглотила ту территорию, с тех пор называлась она как-то… «Старый Кордон», что ли… И сталкеров там стало в разы меньше.




А это значит, что Старый Кордон был опасным местом. И если люди его оставили надолго, там могли завестись такие мутанты, с которыми сталкеры не сразу справились. И потому они просто не успели ещё добраться до Свалки. Да, выходит так, что химере требуется добраться хотя бы до этого самого Старого Кордона, тогда и станет ясно, вернулись ли люди в Зону или нет. И если вернулись — как быстро они двигаются к её центру.


* * *


Через старый блокпост на севере Старого же Кордона химера прошла без особых проблем. Потому что засевший в здании блокпоста кровосос был задран ею быстрее, чем успел стать невидимым. Впрочем, невидимость его всё равно бы не спасла, поскольку химера прекрасно чувствовала мутанта, и не только носами. Потом левая голова химеры усмотрела кладку мутанта и её желудки ждала добавка в виде пары детёнышей кровососа. Химера прикончила столь лёгкую добычу даже не столько из-за чувства голода, сколько ради развлечения, и никаких угрызений совести по этому поводу не испытывала.




В целом, Старый Кордон ей очень понравился. Здесь было много живности, от слепых псов до кабанов, от контролёров и кровососов до снорков. По кустам, разросшимся, несмотря на аномалии и радиацию, прорывались кабаны и плоти. Ментальное поле псевдособак и пси-собак, хорошо узнаваемое по своей силе, пронизывало всё вокруг. Зомби на Кордоне было всего несколько, оно и понятно — звери пожирали даже трупы, мертвецы спаслись только по той причине, что прислуживали контролёру. Ему же подчинялось и небольшое стадо плотей, но остальные существа были в относительной безопасности: контролёр не обладал достаточной силой, чтобы набрать себе больше «свиты».




Поскольку признаков людей пока не обнаружилось, именно с контролёром и решила свидеться химера — опять же, из чистого веселья. Ну не охотится же ей на напуганных плотей или псов, многие из которых тоже обладали коллективным сознанием и уже успели «поговорить» с ней, узнав кое-что о своих собратьях в Баре. А вот контролёр с ней общаться не мог, даже ментальное поле слепышей из его «свиты», которых было аж целых три штуки, никак не могло установить контакт с химерой. Химера же и не пыталась его устанавливать, свернув с дороги, по которой шла всё время, и направившись к старой свиноферме, где находился её враг.




Из подчинённых контролёра опасности для химеры никто не представлял, ни псы, ни плоти, ни зомби. Потому она могла выбрать их хозяина своей целью и быстро покончить со всяким сопротивлением. Но химера поддалась охватившему её чувству веселья и потому занялась для начала зомби, уж очень соскучилась она по людям, пусть даже и бывшим. Прыгая с одного гнилого тела на другое и раздавливая головы мертвецов, химера легко уворачивалась от зубов псевдособак, а когда одна из плотей всё-таки смогла царапнуть её ногой, то наподдала зверюшке так, что тварь с визгом улетела далеко-далеко прочь.




Затем химера расплющила об стену свинофермы одну из собак и наконец-то уделила внимание контролёру, который отчаянно пытался удрать подальше к насыпи, петляя между аномалий. В три прыжка — обогнув по дороге аномалию — химера настигла мутанта, завалила его на спину и при помощи челюстей большой головы откусила голову самому контролёру. Пока позади неё, воя и хрюкая, разбегалась уцелевшая «свита», химера покатила голову из лапы в лапу, затем развернулась и закинула её прямиком в аномалию. Раздался громкий «Бам!» и голова улетела высоко-высоко в небо. Проследив за её полётом, химера отметила про себя, что ей стоит быть поосторожней. Аномалия представлялась ей простым трамплином, однако сила у него оказалась просто неимоверная.




- Если так обстоят дела и дальше, то понятно, почему мы ещё не встретили людей, - обратилась левая голова к правой.




Та промычала что-то вроде «Угу!», рассматривая насыпь, от которой химеру теперь отделяла лишь узкая полоска травы и кустов. Больше всего её насторожил поезд, находящей на разрушенном мосту — один из вагонов завис над разломом так, что казалось, он вот-вот сорвётся вниз. Однако, судя по ржавчине и вездесущему мху, облепившему и рельсы, и колёса, вагон находился тут уже давно и падать не собирался.




Позади химеры раздался лай, а затем злобное хрюканье и пронзительный скулёж раненного пса — едва выйдя из-под контроля, мутанты занялись разборками друг с другом. А может, они просто оголодали на службе своего господина, потому даже присутствие химеры не помешало обычно трусливым плотям и слепым псам сцепиться друг с другом. Можно было, конечно, внести разнообразие в их игру, однако хищница решила, что для начала ей следует выполнить свою задачу. Потом она пойдёт обратно и тогда не будет так милостива ко всякому зверью, путающемуся под лапами…




Придя к такому решению, химера неторопливо зашагала к насыпи, но не под мост — это место ей слишком не нравилось. Взяв чуть правее, она запетляла между аномалиями, подбираясь к насыпи по замысловатой траектории, чтобы избегнуть большую часть ловушек. По пути ей встретились остатки тех, кто был чуть более самоуверен или тороплив — аномалии успешно регулировали численность мутантов и без помощи людей. В какой-то момент химера почувствовала, что и сама сейчас угодит в ловушку, но она вовремя совершила шаг в сторону и это чувство пропало.




Теперь перед ней поднималась насыпь. Химера замерла на месте и внимательно, очень медленно, осмотрела путь наверх. После того пяточка, усеянного ловушками, отсутствие аномалий на насыпи казалось ей подозрительным, а всё подозрительное в Зоне грозит гибелью даже такой крупной хищнице. Даже убедившись, что ловушек ей не встретится, химера поднималась наверх медленно, прижимаясь к земле, готовая в любой момент сделать шаг назад. Ощущение опасности настойчиво гудело в сердце зверя, и не пропало даже тогда, когда химера достигла рельс.




По счастью, вид Старого Кордона не подтверждал её опасений. С насыпи можно было разглядеть и его, и далёкие Болота, но нигде химера не видела столбов дыма от костров, которые так любят разжигать сталкеры. В небесах летали только вороны, никаких вертолётов не видно — и химера ощутила даже лёгкое разочарование. Неужели весь её путь был проделан зря? Пожалуй, ей стоило бы испытать облегчение, однако химера уже настроилась на новую встречу с людьми. Что бы в Зоне не проходило, но сталкеры своим присутствием всегда добавляли остроты в существование мутантов… И что делать ей без людей? Гонять слепых псов или заняться охотой на контролёров?




Находясь в самом мрачном настроении, химера спустилась с насыпи, своим появлением приведя в ужас группу из десятка молодых слепых псов — наверное, это была стая, которая недавно откололась от группы взрослых, решив захватить для себя новую территорию. Общее пси-поле слепышей ощутило немирный настрой химеры и дало команду членам стаи разбегаться, благодаря чему один пёс сдуру забежал в туннель под насыпью. Раздался треск разрядившейся «электры» и обугленное тело вышвырнуло из туннеля.




Химера не обратила никакого внимания на мельтешение тварей. Хотя надобность проверять Старый Кордон отпала, хищница решила довести своё исследование до конца. Кроме того, местность эта представляла собой замечательные охотничьи угодья, и потому химера решила, что ей стоит немного задержаться на данной территории. Почему бы не поразвлечься, поискав тут притаившихся кровососов или тех же бюреров, которые в отсутствии химеры наверняка заняли различные строения, оставленные человеком?




Облизнувшись при этой мысли, химера обогнула какие-то строения, старательно принюхиваясь, но не обнаружив в воздухе ничего, кроме запаха тех же псов и крыс. Выйдя на дорогу, хищница немного замялась, выбирая дальнейший путь, а затем решительно зашагала вперёд прямо по центру, благо аномалий на её пути пока не встречалось, их по непонятным причинам отжимало к обочине. Краем правого глаза правой же головы химера видела, как по холмам неподалёку перемещается огромное стадо кабанов, гоняясь за потревожившими их сон собаками-крысодавами, оглашая местность своим злобным хрюканьем. Нет, ей определённо нравится это место… Может, ей стоит задержаться здесь, даже рискуя лишиться территории на Баре?




Внезапно расслабившееся тело получило сигнал от мозга — опасность! Химера вздрогнула всем телом, быстро сориентировалась и прыгнула влево, скрываясь ниже уровня дороги, в полёте перемахнув через небольшую аномалию. Ловко приземлившись на все четыре лапы, она новым прыжком перепрыгнула в недлинный тоннель, проложенный прямо под дорогой. Из-под стоявшего там джипа во все стороны принялись разбегаться крысы, но вовсе не по вине химеры — семью зверьков встревожил рокот двигателя, которое издавало приближающееся транспортное средство. Химера ощутила приступ ликования: значит, она всё-таки была права! Люди возвращаются в Зону!




Она прислушивалась к шуму, который издавала машина. Судя по всему, транспорт был достаточно тяжёлым, и двигался он медленно, будто никуда не торопился. Конечно же, люди просто проверяли дорогу на предмет аномалий… А затем к шуму одной машины добавился рёв моторов других, и ещё, и ещё! Оба сердца химеры учащённо забились, она вспомнила вкус человеческой крови, ощутила запах пороха… И поняла, что не зря проделала свой путь.




* * *




После военных сталкеров на территорию Зоны «Долг» обязан был вступить первым. Хотя путь до завода «Росток» не был разведан в должной мере, члены группировки решили как можно быстрее реализовать выданное своими покровителями-военными разрешение, начав своё триумфальное шествие по Зоне сразу с трёх концов. Кроме вотчины «Долга» командование группировки намеревалось захватить ещё несколько стратегически-важных мест, для которой цели были использованы вертолёты и механизированные колонны.




Вышедшая со стороны нового Кордона колонна техники была едва ли не самой меньшей из всех — всего-навсего два БТР, идущих впереди и сзади, разведывательный бронированный вездеход, который и услышала химера, три грузовика и одна легковушка. Едущие внутри долговцы намеревались вернуть контроль над барьером на севере Свалки, захватить Депо и потом воссоединиться с частями, прорывающимися к «Ростку» с других направлений. Кордон долговцев не интересовал, потому здесь они не задерживались.




Усиленные против аномалий машины спокойно проехали через старый блокпост, разнеся на кровавые ошмётки осевших там тварей, и теперь спокойно катили дальше, не тратя боеприпасы на перепуганных кабанов и слепых псов. Какая-то псевдособака внезапно выскочила на дорогу перед одним из грузовиков, но была сбита и раздавлена. Самоубийственная атака твари не сказалась на скорости машин, и вскоре они уже подъезжали к железнодорожному мосту, оставив слева от себя угрюмые строения…




Долговцы напряглись. Место хорошо подходило для засады — слева здания, впереди мост, с высоты которого удобно бить по любому, кто внизу, справа — холмы, где легко можно укрыться. Хотя вертолёты проверили местность, сталкеры всё равно напряглись. И — ничего. Даже когда машины стали возиться, с трудом протискиваясь под мостом, огибая различный мусор, ничего необычного не произошло. БТР, заехавший на аномалию, лишь слегка тряхнуло, после чего колонна продолжила свой путь.




Химеру они не встретили — потому что химера притаилась на северном блокпосте, там, где убила кровососов. Она знала, что техника не проедет через закрытые створки. Машины остановятся, люди выйдут, чтобы освободить проход, поднять шлагбаум и открыть ворота. И тогда она сможет их атаковать. Скорее всего, она сможет убить всего двоих, троих, пятерых... Но химеру это мало волновало. Люди вторглись на её территорию. Люди вернулись в Зону.




Значит, охота началась.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Другие рассказы в серии
Похожие рассказы: Андрэ Нортон «Знак Кота-1», Михаил Рыбка «Пус Мидун», Rainbow_Demon «Сол. Свет во тьме.»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: