Furtails
Эйми Картер
«Паучья корона (Анимоксы - 4)»
#насекомые #оборотень #разные виды #хуман #приключения #фантастика #школа #трансформация #NO YIFF

Паучья корона (Анимоксы - 4)

Эйми Картер



Оглавление

1 Лепёшка с крылышками

2 Бесхребетный

3 Ползучие гады

4 Принцесса Чёрная Вдова

5 Толпа котов

6 Королева Чёрная Вдова

7 «Стильный лев»

8 Улей

9 Муха в меду

10 Оса

11 Борьба с вредителями

12 Анимокс-убийца

13 «Сад светлячков»

14 Шпионское собрание

15 Подстрекатель

16 Муравейник

17 Муравьиный марш

18 Муравьиная королева

19 Муравьиная армия

20 Медвежья семья

21 Кот без мешка

22 Паутина Чёрной Вдовы

23 Паучья корона

24 Месть Альфы

25 Наследие звериного короля


Fueled by Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg




* * *


1

Лепёшка с крылышками


– По-твоему, это пике? Да ты целых пятнадцать сантиметров до земли не долетел. Ещё раз!


Саймон Торн стиснул зубы и недовольно посмотрел на свою подругу Ариану, которая сидела на бревне и без всякого сочувствия наблюдала за его мучениями.


– Если я спикирую ещё ниже, от меня останется только лепёшка с крылышками, – сказал он, закружив над её головой.


– Значит, отскребу тебя от земли и выпрямлю крылья, – съязвила она. – Ещё раз!


На приказной тон Саймон ощерился, но спорить не стал. По Ариане было видно, что она устала не меньше его самого: под глазами у неё залегли круги, а недавно покрашенные в мятно-зелёный волосы были собраны в растрёпанный хвостик. После целого дня утомительных уроков и тренировок им стоило бы пойти спать, но вместо этого после отбоя они пробрались на нижний этаж ПРИЮТа – Передового Результативного Института для Юных Талантов. Ариана весь вечер превращала лесной массив тренировочного зала в запутанный лабиринт из паутины и прочих препятствий, раскинувшийся в четырёх метрах над землёй, – испытание, которое с лёгкостью прошёл бы любой представитель Царства Насекомых; но Саймону предстояло справиться с ним, оставшись при этом целым и невредимым.


Вот только как бы он не старался, ничего не получалось. Он пытался снова и снова, бросался то в одну, то в другую сторону, совершая такие виражи, что мышцы человеческого тела болели, но лабиринт категорически отказывался поддаваться. И сейчас, когда время потихоньку подбиралось к часу ночи, он начинал сомневаться, что найдёт в себе силы на очередную попытку.


– Не понимаю, в чём проблема, – сказал он, передёргивая прозрачными крылышками.


– Ты не доверяешь инстинктам, – ответила Ариана. – Хватит анализировать, пусть за тебя всё делает тело.


– Легко тебе говорить, – пробормотал он. – Ты-то всю жизнь была пауком.


– А ты всю жизнь был… ну, собой, – возразила она. – Какая разница?


Саймон нахмурился. Ну, вообще она права. Наверное, никакой. Они оба были анимоксами – людьми, способными превращаться в определённых животных. Ариана, Чёрная Вдова, принадлежала Царству Насекомых, а вот Саймон…


Саймон ему не принадлежал. По крайней мере, не всегда. В данный момент он жужжал у неё над ухом в облике осы, так что не мог сказать, что никогда не превращался в насекомое, но именно это и отличало Саймона от остальных анимоксов. Потому что все остальные могли превращаться только в одно животное, а Саймон обладал редким даром, позволяющим ему становиться кем угодно.


Он был такой не один. У его брата-близнеца Нолана такие же способности – правда, он не знал, что Саймон разделяет с ним силу. Но, учитывая, что их они унаследовали от Звериного короля, самого ужасного тирана за всю историю анимоксов, приходилось держать рот на замке, иначе против них с братом могли ополчиться все Пять Царств.


Именно поэтому Саймон с Арианой забаррикадировались в тренировочном зале, подперев двери парой крупных брёвен. Не лучшая защита, разумеется, – но, если бы их всё же нашли, Саймон бы успел превратиться в человека – или даже в орла, которым его все считали. Но пока что приходилось довольствоваться формой тех насекомых, в которых заставляла превращаться Ариана.


Тяжело вздохнув, Саймон вновь подлетел к началу полосы препятствий. С большей её частью он справлялся, но ближе к концу нужно было спикировать вниз, в крохотный лаз среди паутины, единственный выход из которого располагался в паре сантиметров от пола. Преодолеть его пока не получалось – и Саймон сомневался, что когда-либо получится.


– Если умру, проследи, чтобы Нолан не выбросил мои книги, – проворчал он. Ариана фыркнула:


– Меньше слов, больше дела.


– Зачем мне вообще проходить полосу препятствий? Тебе ведь она тоже не по зубам, – сказал он резче, чем намеревался. Ариана была Чёрной Вдовой, ловкой и смертоносной, но крыльев у неё не было.


Ариана вскинула бровь:


– Не по зубам, говоришь?


– Просто… – начал Саймон, но договорить не успел: она уже превратилась. И так стройное тело уменьшилось до крохотных размеров, и на месте обычной девочки с зелёными волосами оказалась чёрная паучиха с восемью пружинистыми лапками и красными песочными часами на брюшке. Саймон хотел её отговорить, но она уже вскарабкалась по ближайшему дереву к началу полосы препятствий. Да, крыльев у неё не было, но она балансировала на тонких паутинках и настроена была решительно.


– Давай наперегонки, – предложила она. – Если выиграю, перестанешь ныть и разберёшься с пике.


– А если выиграю я, то пойдём спать и попробуем завтра, – сказал Саймон. – Договорились?


– Договорились.


Ждать обратного отсчёта она не стала. Просто в одно мгновение парила рядом, а в следующее – понеслась вперёд, ловко обходя препятствия, словно в них не было ничего сложного. Забурчав себе под нос, Саймон полетел следом. Он уже понял, что Ариана победит, но не планировал так просто сдаваться.


Он столько раз пролетал одним и тем же путём, поэтому первую часть выполнил на автомате: пролетел по тоннелям, огибая всякие палочки, и даже не забыл про резкий поворот, благодаря чему не врезался в едва заметную паутину, в которой запутался уже дважды. Ариана маячила впереди, с трудом пробираясь по заваленному лесным мусором тоннелю, и со вспыхнувшей в сердце надеждой Саймон с лёгкостью промчался мимо. Если получится дожить до пике, пока она не распутается…


Воздух сотряс оглушительный вопль. Вздрогнув, Саймон развернулся и увидел, как Ариана соскользнула с веточки и рухнула в прореху в паутине.


– Ариана? – окликнул он, мигом позабыв о соревновании и подлетев к отверстию. Сердце заколотилось. Разглядеть её не получалось.


– Саймон! – крикнула она в панике. – Саймон, у меня не получается… ухватиться…


Он полетел к ней, задевая крыльями паутину и стряхивая с себя тонкие ниточки, одновременно пытаясь отыскать Ариану. Наконец он заметил, как она единственной лапкой цепляется за ветку в паре метров над кучкой заострённых камней. Если бы она упала…


– Держись! – крикнул он, ныряя вниз. Он не знал, удержит ли её осиными лапками, но сомневался, что сможет превратиться в полёте. Нужно было рискнуть.


До Арианы оставалось лишь несколько сантиметров, но неожиданно на пути возникла паутина – очередное дурацкое препятствие, сплетённое Арианой между деревьев. Саймон попытался вырваться, но не вышло. Чем больше он бился, тем больше нитей налипало на крохотное тельце.


– Мне придётся превратиться, – крикнул он Ариане. – Держись, я сейчас…


Но Ариана больше не висела. Она поднималась. Сначала Саймон подумал, что его подводят глаза, но, когда она оказалась с ним на одном уровне, он увидел тоненькую паутинку, по которой она ползла. Она бы ухмылялась, если бы могла, – в этом Саймон был уверен.


– Ну, удачно выбраться, – сказала она и, подмигнув, вернулась в лабиринт. Мысленно выругавшись, Саймон забился сильнее, но в итоге практически превратился в кокон. Замечательно.


Слишком злой, чтобы в кого-нибудь превратиться, он беспомощно наблюдал, как Ариана с лёгкостью завершает полосу препятствий, с помощью паутинок спускаясь в обрыв и пролетая сквозь крохотный выход. Приземлившись на крепкий лист, она затанцевала, перебирая всеми восемью лапками и напевая бессвязную мелодию.


– Говорила же, я выиграю, – самодовольно сказала она.


– Так нечестно, – возразил он. – Ты меня обманула.


– По-твоему, остальные насекомые и пауки не попробуют обхитрить тебя при первой же возможности?


– Но…


– Я стараюсь ради твоего же блага, Саймон. Моё Царство не похоже на остальные – играть по-честному мы не будем. Даже я. – Она спрыгнула на траву и обернулась человеком. – Мы не подчиняемся обычным законам, и если ты хочешь найти Осколок, нужно научиться приспосабливаться.


А вот и причина, по которой они с Саймоном тренировались среди ночи. Причина, по которой Ариана несколько месяцев учила его притворяться всеми возможными насекомыми, причина, по которой Саймон отличался от остальных учеников, посещающих ПРИЮТ. Несмотря на то что население планеты огромно, именно двенадцатилетнему Саймону Торну предстоит найти спрятанные Осколки Хищника, оружия, с помощью которого Звериный Король присваивал способности анимоксов.


Звучит бредово, если подумать. Всего восемь месяцев назад он знать не знал о существовании анимоксов. Они с дядей Дэррилом жили в Нью-Йорке, в районе Верхнего Вест-Сайда, в самой обычной квартире на самой обычной улице, а из животных Саймон сталкивался разве что с голубями на подоконнике. Маму он практически не видел – она якобы путешествовала по работе, но сейчас он знал правду. Она искала Осколки Хищника. После того как много столетий назад Пять Царств объединились ради победы над Звериным королём, они разбили оружие на пять частей, по одной на Царство. И с того дня Осколки были под защитой правителей. А потом появилась его мама.


Она не собиралась их использовать, разумеется. Она планировала полностью уничтожить оружие, а сделать это можно было, лишь собрав Осколки вместе. Но не только Саймон знал, что затевает его мама. Орион, повелитель Царства Птиц и его родной дедушка, тоже обо всём знал. В сентябре он похитил маму, чтобы использовать её знания для поиска Осколков. По крайней мере, таков был его план.


Но благодаря открыткам, которые присылала мама, и неожиданно пробудившимся силам Звериного короля Саймон умудрился дважды помешать его планам. Но если он хотел закончить дело матери и уничтожить оружие, ему нужно было собрать все пять частей. А значит, пора было браться за следующий: Осколок, охраняемый Королевой Чёрной Вдовой, правительницей Царства Насекомых и Арахнидов.


И матерью Арианы.


– С моим Царством шанс будет только один, Саймон, – сказала Ариана, и её грубоватый тон напомнил, что не он один работает на износ ради спасения анимоксов. – Если не справишься, нового шанса не будет и все усилия пойдут насмарку. Итак, ты выпутаешься и попробуешь ещё раз или придётся бросить тебя тут до утра?


Кое-как Саймон выбрался из паутины и очистился от нитей, налипших на осиное тельце.


– Попробую ещё раз, – сказал он неохотно, но решительно. Ариана была права. Нужно подготовиться, а жалобы ничем не помогут. – Но пикировать буду медленно, пока не начнёт получаться.


– Как тебе угодно, – отозвалась она, слабо дёрнув плечом. – Просто не останавливайся, пока не справишься.


Именно так Саймон и поступил. Он пролетел полосу препятствий снова, и снова, и снова, и снова, пока не выучил её так же хорошо, как собственную спальню. Прошёл почти час, пока Ариану не удовлетворила скорость пике, и тогда, окончательно вымотавшись, Саймон помог ей распутать паутину и ветки. Когда не осталось следов ночной тренировки, они вернулись во внешнее кольцо пятиугольного здания ПРИЮТа, где располагались их комнаты.


– Спасибо за помощь, – сказал он Ариане перед тем, как они разошлись. – Знаю, со мной бывает непросто…


– Я была такой же, когда только начинала тренироваться, – пожав плечами, ответила она.


– Сколько тебе было лет? Пять? – спросил он полушутливо.


– Три. – Их взгляды пересеклись. Она тоже не шутила. – К тому же тебе нужна помощь. Всё равно я особо ничего не делаю.


– Но ты могла бы спать, – заметил Саймон, слегка улыбаясь. В ответ она ему не улыбнулась.


– Я с января не спала дольше пары часов за раз.


Саймон помедлил.


– Твоя мама ничего не говорила о новых… покушениях? – осторожно спросил он.


– Она перестала о них рассказывать. Не хочет меня волновать, – буркнула Ариана, рассматривая накрашенные тёмные ногти. – Но лорд Энтони говорил, что на прошлой неделе кто-то снова напал. Пришлось её перевозить.


Внутри всё похолодело.


– С ней всё в порядке?


Ариана кивнула:


– Да, насколько это возможно. Они до неё не добрались. В этот раз подослали сколопендру, – добавила она, хмурясь. – Но я не понимаю, почему столько разных общин желают ей… смерти. С некоторыми мы столетиями поддерживали мир. Так почему они так стараются? Ей всё равно… – она закусила губу, – ей всё равно недолго осталось.


Саймон коротко стиснул её ладонь. Неудивительно, что Ариана не спала. Её мама болела – и болела неизлечимо, а напряжение в Царстве всё нарастало и нарастало. И после смерти матери разбираться с ним предстояло Ариане.


– Скорее всего потому же, почему совет Рептилий противостоял друг другу и почему сестра Джема предала собственную семью, – мрачно сказал Саймон.


Ариана широко распахнула глаза:


– Думаешь, тут замешан Орион?


– А в чём он не замешан? – Перед входом в корпус насекомых Саймон остановился. Заходить внутрь он побаивался – коридоры перекрывала паутина, которой ему на сегодня и так хватило с головой. – Прости. За всё.


– Не извиняйся, – ответила она. – Даже если Орион и приложил руку, ты не виноват.


Но совесть всё равно грызла. В конце концов, именно он отдал собственную мать прямо Ориону в руки.


– Увидимся утром, – сказал он. – Я принесу твой завтрак на урок, так что поспи подольше.


Она кивнула, но по глазам её было видно, что на завтрак она заявится с рассветом. В последнее время Ариана была сама не своя. Она становилась прежней только на тренировках, но впавшие щёки и осунувшееся лицо понемногу начинали пугать.


Коротко попрощавшись, Саймон пробрался в свой корпус – корпус Альфы. Альфой Царства Зверей был его дядя Малкольм, а значит, их корпус находился под неусыпным наблюдением волчьей стаи. Саймон уже привык пробираться мимо них тайком; в облике насекомого его не замечали, хотя ему всегда становилось совестно.


Сегодняшняя ночь не стала исключением. У подножия винтовой лестницы, ведущей в спальни, стоял крупный серый волк. Малкольм. У него была куча куда более важных дел, однако он охранял их. По крайней мере, пытался. Саймон не сильно помогал – после того, как начался новый семестр, он сбегал практически каждую ночь.


Немо извинившись, Саймон долетел до третьего этажа, скользнул в щель под дверью спальни и превратился в человека. Тяжело вздохнув, он нащупал стену, радуясь темноте. Иногда он сомневался, что справится – что найдёт Осколки, спасёт маму и не даст кошмарам, которых он так боялся, стать реальностью, – и сегодня был именно такой день.


Он включил свет и решил дойти до ванной, которую делил с братом, чтобы переодеться в пижаму. Но не успел шевельнуться, как заметил на подушке бежевый конверт, на котором витиеватым почерком было написано его имя.


По спине побежала мелкая дрожь. Рядом с конвертом посапывал коричневый мышонок, но Саймон не стал будить его. Он и так знал, что Феликс, как и всегда, ничего не видел.


С аккуратностью восторженного ребёнка, распаковывающего подарок, Саймон разорвал конверт и прочитал вложенную записку.


Мы с тобой, дорогой внук, могли бы спасти мир.


Я жду.


С любовью, Селеста


2

Бесхребетный


На следующее утро Саймон проснулся с ощущением, будто всё вокруг движется в замедленной съёмке. Мало того что он поздно лёг, так ещё и во снах к нему постоянно приходила волчица с золотыми глазами и угрожающим оскалом – и сколько бы он ни твердил, что Селеста не нападёт на них с братом в ПРИЮТе, обмануть себя не получалось.


Раньше Альфой Царства Зверей была Селеста, а ещё она была их с Ноланом приёмной бабушкой. Жестокая и готовая пойти на всё ради собственных целей, она хотела заполучить силы Звериного короля. А под самый Новый год она каким-то образом выяснила, что Саймон пытается найти Осколки Хищника, и теперь постоянно пыталась переманить его на свою сторону.


– Нашёл очередную записку, – сказал Саймон, плюхнувшись за стол, где завтракали его друзья. Несмотря на то что столовая напоминала скорее шведский стол, чем обычный буфет, и обслуживала все Пять Царств – то есть предоставляла широкий выбор из всевозможных блюд, – Саймон взял себе один-единственный бутерброд.


– Где в этот раз? – отбросив за спину тёмные волосы, заплетённые в косу, поинтересовалась миниатюрная девочка, сидящая рядом с Саймоном. Напротив Уинтер зевала Ариана, заявившаяся, как и думал Саймон, раньше всех, а между ними стояла общая тарелка с беконом и клубничными вафлями.


– На подушке, – буркнул он. – Не представляю, как она пробирается в ПРИЮТ.


– Может, ей помогают, – предположил его лучший друг, Джем, который сидел по другую сторону от Уинтер. Он поправил съехавшие очки. – Ты не сопоставлял даты получения записок с волками, которые в те дни стояли в охране?


– Нет, – сказал Саймон. – Но вчера охранял Малкольм, и, думается мне, он бы не подпустил её к нам с Ноланом.


– Кого бы он к нам не подпустил?


Саймон замер, когда прямо напротив него уселся мальчик со светло-каштановыми волосами и голубыми глазами, со звоном столовых приборов шлёпая на стол поднос. Несмотря на внешность, одинаковую до последней веснушки, Саймон с Ноланом узнали друг о друге лишь в сентябре, и хотя за последние несколько месяцев их отношения наладились, до истинной близости им было ещё очень и очень далеко.


– Мою маму, – мгновенно соврала Ариана, отрывая стебелёк клубники. – Она снова отказалась от защиты Малкольма.


– А при чём тут мы с Саймоном? – нахмурившись, спросил Нолан. Саймона кольнула совесть. У них с Ноланом практически не осталось тайн – кроме одной. Брат знал, над чем работает Саймон, и знал, что следующая их цель – Царство Насекомых. Ещё он знал, что в спальне Саймона уже лежат два Осколка – один из Царства Рептилий, другой – из Подводного. Нолан даже помог их перепрятать после того, как в рождественские каникулы Селеста распотрошила их комнаты и едва не наткнулась на ящик, в котором они хранились раньше.


Но Нолану не было известно о записках, и рассказывать Саймон не собирался. Это Саймона дядя Дэррил растил вдали от анимоксов, Нолан же всегда жил в самой гуще. Пока их мама путешествовала по стране, он оставался с Селестой и Малкольмом, и для него они были такой же семьёй, как для Саймона дядя Дэррил. Если бы Нолан узнал, что их бабушка вернулась и предлагает сотрудничать, он мог бы принять её предложение.


– Не знаю, – сказал Саймон, надеясь, что брат не станет давить. – Зато я знаю, что Чёрная Вдова – единственная, кому известно, где спрятан Осколок, и если мы хотим его отыскать…


– Не факт, что она единственная, – возразил Нолан. – Быть не может, чтобы она никому не сказала.


Все поглядели на Ариану, и та пожала плечами.


– Кто его знает, – пробубнила она с набитым ртом, а потом проглотила и добавила: – Но сомневаюсь.


– Может, нам повезёт, и Саймон его просто… найдёт? Как у Рептилий? – предположил Джем. – Можем хотя бы попытаться, согласитесь?


– Мы даже не знаем, с чего начать, – устало сказала Уинтер. Это обсуждение всплывало так часто, что Саймон потерял счёт, но каждый раз они приходили к одному и тому же. – Осколок может оказаться где угодно. С таким же успехом можно искать под камнями в Центральном парке и надеяться на лучшее.


– Мы точно знаем, что в последний раз Ариана видела маму в Новом Орлеане, – начал Саймон, глядя сквозь бутерброд. – Добраться бы дотуда…


– Как? – поинтересовался Нолан. – После Лос-Анджелеса дядя Малкольм ни за что тебя не отпустит.


Саймон коснулся бока, на котором красовался полукруглый шрам, оставшийся от одной очень уж злобной акулы, попытавшейся оторвать от него кусочек. Точно такой же шрам был у него на ноге – и, сказать честно, Саймону не верилось, что Малкольм вообще разрешает ему передвигаться по школе одному. Нолан прав. Им удалось уговорить Малкольма отвезти их в Лос-Анджелес. На Новый Орлеан он ни за что не согласится, сколько бы они с Ноланом ни умоляли.


– Тогда… не стану спрашивать разрешения, – сказал он. – Сбегу, как только начнутся весенние каникулы. У меня есть крылья, я долечу. Да, это будет долго, – добавил он, когда брат попытался возразить, – но я не могу просто сидеть сложа руки.


– Я тебя не отговариваю, – сказал Нолан. – Наоборот, если ты улетишь, то я с тобой.


Теперь уже Саймон раскрыл было рот, чтобы возразить, но тут же захлопнул его. У него не было права отказывать брату. Нолан понимал, что дело опасное – особенно для него, потому что Орион и Селеста знали о его способностях в отличие от сил Саймона. И они хотели добраться до него, чтобы наложить на способности руки – ведь тот, кто первым заполучит могущество Звериного короля, быстро захватит Пять Царств.


Но Саймон не пытался спасти анимоксов. Это не было основной его целью. Он хотел спасти маму – а она была не только его матерью, но и Нолана. Он не мог больше ему отказывать.


– Ладно, – наконец сдался он, кроша несъеденный хлеб в пальцах. – Только обещай, что будешь меня слушаться.


– А как же мы? – поинтересовалась Уинтер. – Как нам попасть в Новый Орлеан?


Саймон промолчал. Несколько долгих секунд над столом висела тишина, а потом Ариана ответила за него.


– Никак, – сказала она с лёгким недовольством. – Мы в его план не входим.


Девочки с Джемом уставились на Саймона, и тот стиснул зубы.


– Если бы я мог взять вас с собой…


– Но не можешь, – перебила Ариана. – Ты не потащишь через всю страну паука, змею и дельфина.


Саймон беспомощно пожал плечами:


– Простите, но что остаётся делать? Ждать удачного момента? А если он не настанет?


– Никто не просит тебя ждать, – яростно возразила Уинтер. – Мы просто хотим помочь.


– Мы заполучили два… – Из-за столика неподалёку раздался громкий радостный возглас, и Саймон понизил голос: – Мы заполучили два Осколка только благодаря вашей помощи. Но мы все понимали, что рано или поздно мне придётся действовать в одиночку…


– Я буду с тобой, – сказал Нолан, и Саймон подавил вздох.


– Ты понимаешь, о чём я. Нужно найти Осколок Арианы, и если выбора нет…


– Но выбор есть, – резко сказала Уинтер. – Ты просто хочешь погеройствовать и найти его самостоятельно.


Саймон оторвал взгляд от тарелки, поражённо подняв голову.


– Ты серьёзно так думаешь? – спросил он надломившимся голосом. – Что я этого хочу?


Уинтер выпрямилась, щурясь.


– Нет, но я думаю, что ты даже не пытаешься найти другой выход из ситуации. В конце концов, если пойдёшь один…


– Не один, – снова повторил Нолан.


– …то докажешь, что лучше остальных Птиц, – продолжила она, не обратив внимания. – Или… не знаю. Просто признай. Хоть немного, но ты хочешь стать героем.


Саймон вскочил так быстро, что стул громко чиркнул по полу, привлекая внимание сидящих за соседними столами ребят. Его это не волновало. Уинтер и раньше говорила немало гадостей, но в этот раз она зашла слишком далеко.


– Знаешь, чего я хочу? Вернуть маму. Вернуть дядю. Вернуть прежнюю жизнь, – сказал он сквозь зубы, чувствуя, что ещё немного, и просто сломается. – А знаешь, чего не хочу? Чтобы ты говорила мне, что я чувствую и чего желаю, потому что, знаешь ли, ты не всегда права. И я не собираюсь сидеть здесь и слушать твой бред.


Бросив на столе поднос с раскрошенным бутербродом, Саймон выскочил из столовой в коридор, идущий через внутреннее кольцо школы. За спиной он слышал шаги, но останавливаться не собирался. Если Джем хотел отговорить его или Ариана тоже пришла доказывать, что её нужно взять с собой…


– Подожди!


Позади раздался голос брата, и Саймон замедлил шаг.


– Я не стану извиняться, – сказал он.


– И не надо. Давно пора было всё ей высказать, – отозвался Нолан, догоняя его. – Ты бы её видел.


Он и так мог представить реакцию Уинтер. Злить её было опасно, и Саймон с ужасом думал о предстоящем уроке зоологии.


– Все серьёзно так думают? – спросил он уже без отчётливо слышного раздражения. – Что… что я просто пытаюсь геройствовать?


– Если да, то они идиоты, – сказал Нолан. – Они просто не представляют, каково это – бояться потерять семью.


– Ты не прав, – заметил Саймон, проходя по коридору, ведущему к корпусу Альфы. – Орион бросил Уинтер, потому что она стала змеёй, а не птицей. На папу Джема напали акулы. А мама Арианы умирает.


– Да, но их не похищали, – фыркнув, сказал Нолан. Но когда Саймон поглядел на него, вид у него был смущённый. – Когда планируешь сбежать?


– Как можно скорее, – ответил Саймон. Каникул можно было не ждать. – Можем пройти через тоннель в твоей комнате.


– Не получится, – безрадостно сказал Нолан. – Стая нас заметит.


– Ну и что? Они не умеют летать. – Единственным плюсом подземной школы были бесчисленные потайные лазы, через которые можно было выйти в Центральный парк. Саймон с Ноланом постоянно вылезали в зоопарк через проход в комнате Нолана, и Саймон считал, что так выбраться было легче всего.


Нолан не ответил, потому что они вошли в корпус Альфы и прошли мимо некрупной волчицы, раздражённо почёсывавшей ухо. Помахав ей, Саймон поспешно двинулся к винтовой лестнице, и на середине последнего лестничного пролёта Нолан наконец-то негромко сказал:


– Ранним утром будет больше всего шансов выбраться. Они решат, что мы просто летаем по парку. А когда поймут, что возвращаться мы не собираемся, мы уже будем в Филадельфии.


Звучало разумно.


– Ты точно сможешь столько пролететь? – спросил Саймон.


– Скоро узнаем. – Судя по всему, он так не считал, раз не излучал привычной буйной самоуверенности, поэтому Саймон нахмурился.


– Ты справишься, – сказал он. Они добрались до верхнего пролёта и двинулись в сторону спален. – Я буду рядом.


– Меня не это волнует. Не сильно, по крайней мере, – буркнул Нолан. – А вдруг мама не там? Вдруг Орион на другом конце страны? Как нам искать её, если мы не знаем, куда идти?


Саймон и сам не знал. Но он не мог признаться в этом брату, потому что слова, произнесённые вслух, обрели бы вес. А сейчас нужно было поверить, что у него всё получится – что у них всё получится. Мама оставила ему открытку на могиле дяди, под статуей волка, стоящей в зоопарке. С изображением паука-кругопряда в саду, но никакого намёка на место не было, в отличие от остальных подсказок, которые она присылала. Уинтер оказалась права, сравнивая их ситуацию с поиском под камнями в парке. Новый Орлеан – просто догадка. Обоснованная догадка, построенная на словах Арианы о её каникулах, – но всё же. И они могли ошибаться, учитывая, сколько раз после этого королева Чёрная Вдова была вынуждена переезжать.


Он всё ещё пытался придумать ответ, когда открыл дверь спальни и чуть не наступил на разгневанного коричневого мышонка. Феликс стоял на задних лапках, уперев передние в бока, и даже с высоты своего роста Саймон видел его недовольный взгляд.


– Ты получил очередную записку и ничего не сказал? – возмущённо спросил мышонок, размахивая посланием, которое Саймон нашёл вчера на подушке. Толстая бумага не помялась, и хотя записка была практически вдвое больше Феликса, он держал её с лёгкостью. – Мы же договорились. Если ты не хочешь говорить Малкольму, то говори хотя бы мне…


– Феликс! – Саймон округлил глаза, многозначительно уставившись на мышонка. Спустя мгновение до Феликса дошло, и он отбросил бумажный лист, но было слишком поздно.


Нолан распахнул дверь спальни настежь, обошёл Саймона и поднял выкинутую записку.


– Что это?


– Да так… – Саймон замялся. – Она моя, отда…


Но брат уже читал. Секунды показались минутами, а потом он вскинул на Саймона глаза, полные обиды и непонимания. Но не успел тот что-нибудь сказать, как за спиной кто-то кашлянул.


– У вас всё в порядке?


Саймон резко развернулся. Вот теперь хуже стать точно не могло: в дверном проёме стоял широкоплечий мужчина с каштановыми волосами.


Альфа Царства Зверей. Его дядя Малкольм.

3

Ползучие гады


Саймон стоял в дверях, застыв между заинтересованным дядей и расстроенным братом. Как ему оправдаться? Узнай Малкольм, что его мать, бывшая Альфа, пишет Саймону записки, что она пробирается в ПРИЮТ…


– Всё нормально, – сказал Нолан чересчур уж высоким голосом. Саймон посмотрел на него с благодарностью, но так, чтобы не заметил дядя.


– Точно? – спросил Малкольм, прислоняясь к дверной раме. – Как-то непохоже. Что это у тебя?


– Д-да это… любовная записка, – сказал Нолан, запнувшись. – От… от…


– Давайте закроем тему, – перебил Саймон, выхватывая бумагу и запихивая в карман.


Малкольм приподнял брови:


– Ясно. Уверен, что не хочешь это обсудить? Может, у тебя есть какие-нибудь… вопросы?


Щёки Саймона запылали.


– Нет. – Он схватил рюкзак и пробормотал: – Пойду на урок.


Саймон выскочил из комнаты и, громко топая, сбежал по спиральной лестнице. Он немного злился на Нолана за то, что тот выбрал настолько постыдное оправдание – рано или поздно Малкольм обязательно найдёт его и попробует с ним «поговорить», – но куда больше его волновало то, что брат узнал о Селесте. И хотя он очень хотел сделать вид, будто ничего не произошло, на выходе из корпуса Альфы он остановился, дожидаясь Нолана.


Пока он ждал, стискивая лямки рюкзака, в мыслях пронёсся с десяток оправданий, но все они сводились к правде. Нужно всё рассказать. Нолан должен понимать, насколько ужасна Селеста. Секунды стали минутами, и он нетерпеливо затопал ногой. Нолан вообще собирался идти? Чем он там…


Саймон застыл. А вдруг Нолан решил рассказать Малкольму? Он коснулся записки в кармане. Может, Малкольм не поверит ему без доказательств?


Нужно было избавиться от неё.


Саймон уже прошёл половину коридора, когда услышал, как открылась дверь корпуса Альфы. Из неё вышел Нолан с каменным выражением лица. Точно так же выглядел он сам, когда не хотел выдать свои чувства. Их глаза встретились, и Саймон застыл как вкопанный.


Нолан молча подошёл ближе. Слова были не нужны. Грудь сдавило от тревоги и страха, и Саймон выдохнул, только когда Нолан остановился напротив.


– Только попробуй ещё раз скрыть что-то подобное, – предупредил он стальным голосом. – Ты не один. Понял?


Саймон оцепенело кивнул.


– Просто я волновался, ты же… ты же её внук, и…


– Я не дурак. Понимаю, что стоит на кону.


– Знаю. – Саймон смолк. – Прости.


Не проронив ни слова, они дошли до кабинета, где проходил первый урок. Зоология была далеко не самым интересным предметом Передового Результативного Института для Юных Талантов – по крайней мере, для Саймона, – но последние три недели они изучали анатомию насекомых и арахнидов, и он в жизни не занимался так прилежно, как сейчас. Конспект занимал у него половину тетради, а пять прошедших тестов он сдал на «отлично» – и жалел лишь о том, что тема не захватывает историю Царства Арианы.


Однако сегодня думать получалось только о Уинтер, отсевшей от него как можно дальше. Джем с Арианой заняли один столик, а Нолан тоже решил показать характер и присоединился к группе учеников с серебристыми зверями на повязках, закреплённых на рукавах школьной формы.


– Он нашёл вчерашнюю записку, – шепнул Саймон, как только учительница начала урок. Ариана пронзила его взглядом:


– И?


– Разозлился, но Малкольму не сказал.


– Уинтер тоже злится, – сказал Джем, хотя это и так очевидно. – Извинись перед ней.


– За что? – поинтересовался Саймон, неожиданно даже для себя повысив голос. Учительница – мисс Браунен, бодрая женщина с медведем на повязке, – обернулась к нему:


– Хотите что-то спросить, мистер Торн?


Саймон вжался в стул.


– Не… да. Как отличить сороконожку от сколопендры?


Она заморгала, явно не ожидая услышать вопрос.


– Отличий несколько, в частности – форма тела, а также длина и количество ног, – начала она и вскоре продемонстрировала им визуальные примеры, отчего половина класса побелела, а другая половина – радостно загалдела. Саймон украдкой обернулся. Уинтер упорно глядела в тетрадь, стиснув в руке ручку. Возможно, ей просто не понравились фотографии, но Саймон подозревал, что дело не в ползучих гадах, а в нём.


Она избегала его весь день, даже на обеде. История стара как мир – Уинтер постоянно на что-нибудь злилась, но сейчас её отсутствие чувствовалось особенно остро. Если завтра утром всё пойдёт по плану, они с Ноланом могут вернуться не скоро, и он не хотел, чтобы она так долго на него обижалась – потому что потом могла и не простить.


Но как бы он ни хотел извиниться, возможности не представлялось, поэтому Саймон решил обсудить с Ноланом планы. Спать на природе в облике животных брат категорически отказался и предложил оплачивать комнаты в недорогих гостиницах и нормальную еду. Саймон только рассмеялся, а потом Нолан сказал, сколько у него денег.


– И давно ты копишь? – поражённо спросил он.


Тот пожал плечами:


– Где-то с сентября. Под землёй всё равно покупать нечего.


Задумчиво кивнув, Саймон сделал себе мысленную пометку поговорить с Малкольмом насчёт карманных денег. А то выходило нечестно.


Ужинать Уинтер тоже не пришла, и Саймон начал тревожиться.


– Она же не станет морить себя голодом, лишь бы не подходить к нам, да? – спросил он, ковыряясь в лазанье. Есть до сих пор не хотелось, но он не мог полететь в Филадельфию на голодный желудок.


– Поест, когда проголодается, – сказала Ариана. – Или когда вы сбежите. Что-нибудь уже решили?


– Выдвигаемся на рассвете, – ответил Саймон. – И говори тише, а то кто-нибудь услышит.


– Могли бы дождаться каникул, – сказал Джем, сидящий рядом с Саймоном. В его тихом голосе слышалась тревога. – Идти вдвоём слишком опасно, тем более с Ноланом. Орион воспользуется первой же возможностью…


– Знаю. – Саймон воткнул вилку в лазанью. – Нельзя было брать Нолана. Мне придётся превращаться только в орла, он будет в опасности, Орион может попытаться похитить его…


– Так зачем спешить? – спросила Ариана. – Может, лучше подождать, пока не узнаем что-нибудь наверняка?


– Потому что… – Саймон сбился. – Столько времени прошло. Не могу просто сидеть сложа руки. Меня не выпустят из ПРИЮТа до июня, а мне нельзя столько ждать. Орион…


– До сих пор ничего не нашёл, – вставила Ариана, склоняясь к нему. – Мама охраняет Осколок. С ним ничего не случится.


– А что потом, когда твоя мама…


Саймон резко замолк, и его лицо запылало. Ариана стиснула вилку так, что костяшки побелели, но голос её даже не дрогнул.


– Когда мама умрёт, Осколок заберу я. Можем просто подождать.


Он закусил губу.


– А вдруг его украдут до того, как ты его получишь? Или… вдруг… – он помедлил, злясь на себя за одну только подобную мысль, – вдруг она умрёт, но не расскажет, где спрятан Осколок?


Какое-то время все молчали. Ариана отложила вилку и откинулась на спинку стула, скрестив руки и невидяще глядя перед собой, и Саймона затопило чувство вины. Он хотел извиниться – и должен был. Но он лишь перечислил возможности, на которые нельзя было закрывать глаза. За мамой Арианы охотились убийцы, поэтому риск потерять Осколок вполне реален. И хотя в таком случае Орион не соберёт Хищника, маму Саймона он не отпустит.


– Я должен попробовать, – наконец произнёс он, когда тишина стала просто невыносима. – Простите. Но выбора у нас больше нет.


Ариана коротко кивнула, глядя на свои тёмные ногти.


– Тебе нужно выспаться, так что тренировка отменяется, – буркнула она. – Надеюсь, в Новом Орлеане ты не влипнешь в паутину.


Не успел Саймон ничего сказать, как она встала и вышла из столовой, бросив ужин на столе. Он поражённо перевёл взгляд на Джема:


– Я…


– Мы пытаемся помочь не потому, что тоже хотим стать героями, – сказал тот – не так уверенно, как Ариана, но так же мрачно. – Один ты не справишься. Каждый раз на тебя то нападают, то похищают, а сейчас мы не сможем тебя выручить.


– Но…


– Я не хочу потерять лучшего друга. – Джем тоже поднялся, хмурясь так сильно, что очки съехали на нос. – Ты меня тоже прости. Надеюсь, вы с Ноланом справитесь. Надеюсь, ты найдёшь Осколок. Но больше всего я хочу, чтобы ты вернулся живым. А без нашей помощи шансов у тебя мало. Как и у всех нас. Мы поэтому злимся, Саймон, – да, мы натворили кучу глупостей, пока искали Осколки, но мы натворили их вместе.


Не поднимая взгляда, Джем поплёлся следом за Арианой, оставив Саймона в одиночестве. Практически минуту тот не шевелился, отчаянно пытаясь понять, что теперь делать. Они не могли больше ждать, но Джем был прав – без них он бы ни за что не справился и, честно сказать, не хотел даже пытаться.


После ужина он доделал домашнее задание, сидя в библиотеке, и потратил пару часов в попытках почитать любимую книгу в относительной тишине. Но в голове будто стоял туман, и наконец перед самым отбоем он сдался и вернулся в корпус Альфы. Он жил в постоянной тревоге с начала учебного года, со дня похищения матери, но в последнее время становилось всё тяжелее сосредоточиться на чём-то помимо Осколков и их поисков, которые могли вернуть ему семью. Чем больше проходило времени, тем сильнее ощущалось давление, и легче становилось, только когда он переставал понапрасну сидеть в ПРИЮТе и начинал заниматься делом.


Он открыл дверь, готовый рухнуть в постель и проспать до раннего будильника, но остановился, заметив, кто сидит за письменным столом в углу.


– Я думал, ты со мной не разговариваешь, – сказал он, закрывая дверь и прислоняясь к ней спиной.


– Не разговариваю, – ответила Уинтер, щуря светло-зелёные глаза. – Но ты возьмёшь меня с собой.


Саймон раздражённо вскинул руки:


– Как? Пойми, я не против, но… что ты сделаешь? Крылья себе отрастишь?


– Я полечу, – сказала она. – На самолёте.


– И кто за него заплатит? – поинтересовался Саймон. – Кредитки Ориона у тебя больше нет.


Уинтер фыркнула:


– Зия. Она сказала, что всем купит билеты, если мы захотим.


Саймон захлопал глазами. Он придумал столько способов добраться до Нового Орлеана, но ни разу даже не подумал попросить помощи у Зии Стоун. И дело не в том, что он её недолюбливал – скорее наоборот. Они познакомились в Колорадо несколько месяцев назад, и она помогла им выпутаться из пары серьёзных передряг, даже дважды спасла Саймону жизнь. Но во время поисков Осколка в Подводном Царстве он узнал, что Зия приходится его отцу сестрой – то есть она его тётя. А ещё он выяснил, что её отец, его дедушка по отцовской линии, всё ещё жив.


Лео Торн не вызывал у него доверия. Он тоже обладал силами Звериного короля – и да, он клялся, что хочет помочь в поисках и уничтожении Сердца Хищника, но Саймон в этом сомневался. Не то чтобы поступки Лео заставляли усомниться в его мотивах – просто Саймон по опыту знал, что обычно Хищника хотели заполучить те, кто сможет его использовать.


Дедушка и сам это признавал. Даже отказался от Осколка, когда Саймон предложил его отдать. И только поэтому Саймон согласился довериться ему – по крайней мере, на время. Но практически все взрослые рано или поздно предавали Саймона, и когда наступит очередь Лео и Зии, Саймон будет готов.


– Хорошо, – сказал он.


Уинтер широко распахнула глаза, выпрямляясь:


– Серьёзно? Ты возьмёшь меня с собой в Новый Орлеан?


– Если ты можешь до него добраться, то почему бы и нет.


Взвизгнув, она бросилась к нему и крепко обняла, чуть не сбив с ног. Поморщившись, Саймон обнял её в ответ.


– А за Джима с Арианой она заплатит? – спросил он.


– Да, – с абсолютной уверенностью ответила Уинтер. – Она даже согласилась поехать с нами, чтобы ни у кого не возникло вопросов.


Ну разумеется. Они с Лео просто хотели знать, что они делают и когда заполучат следующий Осколок. Саймон с тоской взглянул на свою постель.


– Пойдём расскажем остальным.


– Ты иди, – сказала Уинтер, открывая дверь. – А я позвоню Зие.


Она так быстро сбежала по лестнице и выскочила из корпуса Альфы, что Саймон не успел даже придумать, что сказать. Вздохнув, он вышел в коридор и постучал в дверь Нолана. Брат вышел к нему в пижаме и с зубной щёткой, торчащей изо рта.


– Новый план, – сообщил он. – Мы полетим на самолёте. Уинтер всё организует.


– Ох. – Нолан выдохнул с облегчением, как Саймон и ожидал, учитывая, что даже после нескольких месяцев тренировок полёт давался ему тяжело. – Ну, тоже вариант.


– Уверен, что не хочешь лишний раз попрактиковаться? – поддразнил Саймон с каменным лицом. – Когда доберёмся до Нового Орлеана, бицепсы будут, как…


С первого этажа донёсся пронзительный вой сирены, перебив Саймона. Он нахмурился и глянул вниз, перегнувшись через перила, где заметил непонятно откуда взявшихся волков.


– Что случилось? – крикнул он, и тут в двери ворвался Малкольм, запыхавшийся и загнанный.


– Вы оба у себя? – спросил он. Саймон кивнул. – Отлично. Тут и сидите.


Не послушав, Саймон бросился к лестнице.


– Почему? Что-то случилось?


– Вернись в комнату, Саймон. Я серьёзно, – приказал Малкольм, и на лице его мелькнул гнев. Ссутулившись, он поспешно ушёл, и сердце Саймона ухнуло в пятки. Случилось что-то плохое. Очень плохое.


На первом этаже он столкнулся с волком, и тот зарычал, когда Саймон попытался его обойти. С ловкостью, удивившей даже его самого, он проскочил мимо и выбежал в коридор, догоняя Малкольма на полпути через корпус Рептилий. Дядя шагал по песку невероятно быстро, и чтобы поспевать за ним, Саймону приходилось бежать.


– Что? – спросил он, тяжело дыша. – Что такое?


Но пока он говорил, взгляд зацепился за открытую дверь, ведущую в корпус Насекомых. Кто-то оборвал густую паутину, обычно застилающую коридор, который сейчас был полон учеников в пижамах, испуганных и бледных.


И неожиданно Саймон понял, что произошло.


На Ариану напали.

4

Принцесса Чёрная Вдова


– Ариана! – крикнул он, пытаясь протолкнуться через толпу. – Ариана!


Дядя поймал его за локоть:


– Саймон…


– Пустите! – Он вырвался из рук Малкольма и протиснулся между двумя старшеклассниками, но не успел: в этот раз дядя схватил его за плечо и дёрнул назад с такой силой, что сопротивление было бесполезно.


– Саймон, останься здесь, – твёрдо сказал он. – Ты только помешаешь, если ворвёшься туда и…


– Она моя подруга. Я здесь не останусь. – На мгновение Саймон перестал рваться и поднял взгляд на дядю. Дядя отвёл глаза. И в душе Саймона расцвёл ужас. Задать вопрос, висящий в воздухе, не получалось, но он просто не мог остаться в стороне. Если что-то случилось…


Видимо, Малкольм ощутил растущую панику, потому что вздохнул, кивнул и повёл его мимо перешёптывающихся учеников в раскрытую каменную дверь, сливающуюся со стенами, покрытыми паутиной.


Всё время, проведённое в ПРИЮТе, Саймон думал, что комнаты в корпусе Насекомых будут похожи… на дом с привидениями. С паутиной по тёмным углам, ульями и полчищами пауков, ползающих по гостиной. Но перед ним оказалась чистая комната без всякой паутины – зато с камином, в котором потрескивали дрова, и длинным столом из красного дерева. Напоминало скорее гостиную в каком-нибудь богатом поместье, чем комнату общежития.


Но внутри никого не оказалось: ни Арианы, ни других учеников. Саймон искал её взглядом, следуя за Малкольмом в узкий коридор, с каждым новым шагом тревожась всё сильнее.


Ближе к концу коридора у раскрытой двери стояли учителя, включая пожилую женщину с кудрявыми седыми волосами – Саймон узнал в ней наставницу Насекомых и Арахнидов. Заметив приближение Малкольма, учителя отошли.


– Альфа, – мрачно произнесла наставница.


– Элеонора, – пророкотал тот в ответ, заглядывая в комнату Арианы. Тут же лицо его помрачнело, и он поморщился. – Нападавшего опознали?


– Пока нет. – Ярко-синие глаза остановились на Саймоне, шагнувшем ближе, и тот поспешно отвёл взгляд. Но когда дядя, закрывающий обзор, переступил с ноги на ногу, он успел заглянуть в комнату.


Тошнота накрыла его с головой, а остатки съеденной на ужин лазаньи попросились наружу. Со своего места он видел раскуроченную кровать.


– Чт… – Он смотрел на кровать с раскрытым ртом, одновременно пытаясь обработать информацию. Выругавшись, Малкольм попытался его оттолкнуть, но Саймон вырвался и попытался заглянуть в комнату через его плечо. – Это ведь не… Ариана! Ариана!


– Саймон?


Он замер, озираясь. Сердце колотилось так, будто готово было проломить грудную клетку. Не веря своим ушам, он медленно обернулся.


Ариана сидела на стуле в комнате напротив, бледная, измождённая. У неё были разбиты костяшки, свободную футболку забрызгала кровь, под ногтями виднелась алая корочка, и спутанные мятные волосы были испачканы.


Она выжила!


Саймон подбежал к ней и осторожно обнял. Ариана дрожала. Её колотило от страха так сильно, что она едва не падала со стула, и Саймону безумно захотелось забрать её боль.


– Ты как?.. – Голос надломился, и только когда Саймон отпустил её, заметил стоявшие в глазах слёзы.


– Нормально, – шепнула она, но Саймон не поверил. Какое «нормально»? До него ей очень далеко.


– Только ссадины, – сообщила Ванесса, кудрявая волчица, которая занималась травмами учеников. – Тебе очень повезло.


Она опустилась перед Арианой на колени, положив рядом мазь и бинты, и занялась её руками. Саймон даже не подумал отодвинуться, чтобы врачу было удобнее, но ему ничего не сказали.


– С ней всё хорошо? – спросил Малкольм, заходя в комнату. Ванесса кивнула.


– Обошлась испугом, – заверила она.


Малкольм пристально посмотрел на Саймона, но не стал его выгонять. Тот бы всё равно не послушался: он стоял рядом с Арианой, нависая над ней, будто в одиночку хотел отразить очередное нападение.


Дядя присел перед Арианой и благодаря огромному росту оказался с ней на одном уровне.


– Расскажешь, что произошло? – спросил он непривычно мягким голосом.


– Я… – Ариана тяжело сглотнула, и её глаза блеснули слезами. Но она зажмурилась и глубоко судорожно вздохнула, пытаясь сдержаться. Саймон уже видел, как она плачет, – сначала на подводной лодке в Атлантиду, потом в порту, когда она рассказала про умирающую маму. Но ещё ни разу она не была настолько напуганной. Сломленной.


– Я ждала нападения. – Её голос дрожал, как и она сама, но всё же она смогла выпрямиться и посмотреть Малкольму в глаза. – Они столько раз покушались на маму, что просто обязаны были прийти за мной. И я их ждала. Подкладывала подушки под одеяло, чтобы сделать вид, будто сплю в кровати, а сама пряталась на паутине в углу. Подумала… подумала, так у меня будет преимущество, если кто-то придёт.


Малкольм поморщился:


– Мы тебя подвели. Я глубоко сожалею.


Она коротко мотнула головой:


– Охрана остановит медведей и акул, но школа под землёй. Вокруг ползают тысячи жуков, червей и… и прочих насекомых. Ни вы, ни другие Звери их не остановят.


Малкольма её слова явно не успокоили. Скорее его подташнивало при мысли о том, что могло бы произойти, и Саймон его понимал.


– Ты узнала нападавшего? – спросил дядя всё так же мягко. – Нам… сложно установить его личность.


– Простите, – шепнула Ариана, глядя в пол. – Он заметил меня и набросился, а я напала в ответ.


– Он это заслужил, – со всей уверенностью сказал Саймон, но Малкольм вскинул руку, прося помолчать.


– Я понимаю, что ты хорошо подготовлена. Но слабо верится, что ты смогла так сильно его покалечить, в каком бы обличье ты ни была.


Ариана помедлила.


– Я превратилась в человека. И пару раз хорошенько его приложила о спинку кровати. А потом он… он превратился в сколопендру, и я… я решила, что он хочет сбежать, но…


Она замолчала. Объяснения были уже не нужны – ни Саймону, ни Малкольму, судя по его взгляду.


Ариана на него наступила. И перед смертью он успел превратиться.


– Нужно позвонить твоей маме, – наконец сказал Малкольм, оправившись от шока. – Она должна знать…


– Нет. – Ариана выдернула ладонь из рук Ванессы и подскочила, пошатываясь. – Не рассказывайте маме. Она начнёт волноваться, а ей и так плохо…


– Она же твоя мама, – сказал Малкольм. – Она должна знать. А тебе нужно найти место, где тебя смогут защитить.


Саймон вскинул голову:


– Что?


Малкольм запустил пальцы в длинные волосы.


– Здесь оставаться нельзя, Ариана. Слишком опасно. Прости, что приходится наступать на го… – Он прервался, морщась. – Прости. Правда. Но дело не только в тебе. Если бы он перепутал комнаты, если бы его попытались остановить, если бы кто-то пришёл тебе на помощь…


– Знаю, – пробормотала Ариана. Кинула взгляд на Саймона. – Он мог убить кого угодно, и я этого не допущу, клянусь. Но мне некуда идти.


– Малкольм, – тихо сказала Ванесса. – Если она вернётся к матери, это только усугубит ситуацию. Им и так тяжело.


Он нахмурился:


– Я бы хотел защитить тебя, Ариана, но, как ты и сказала, моё Царство не сможет противостоять твоему. По крайней мере, в таком масштабе.


– Можем сделать вид, будто у них получилось, – неожиданно выпалил Саймон. Все тут же обернулись на него, и он продолжил: – Если все решат, что Ариана умерла, её оставят в покое.


– Но мама… – начала было та.


– Ей мы расскажем, – поспешно успокоил Саймон. – И всем, кому ты доверяешь. Но только им. Остальные пусть думают, что ты мертва.


Воцарилась тишина. Потянулись секунды, а потом Малкольм кашлянул.


– Идея хорошая, Саймон, но трудновыполнимая…


– Это ведь не навсегда, – сказал Саймон. – А пока мы… мама Арианы не узнает, кто на неё напал. – Он оговорился, но взрослые этого, кажется, не заметили – а вот Ариана бросила на него быстрый взгляд. – Пожалуйста, хотя бы обдумайте этот вариант.


Дядя почесал небритую щёку.


– Дайте мне поразмыслить, а утром я сообщу, как поступим. А пока надо попросить Элеонору перевести учеников в тренировочный зал, чтобы они могли лечь спать. Ариана, как только Ванесса тебя отпустит – возвращайся в корпус Альфы. Ночью тебя защитит стая. Возражения?


Они помотали головами.


– Отлично, – пробормотал Малкольм, выпрямляясь во весь рост. – Ночь обещает быть долгой. Предлагаю поспать, пока есть возможность, а завтра я за вами зайду.


Саймон дождался, пока Ванесса закончит обрабатывать раны Арианы. Они не проронили ни слова, когда небольшой отряд волков провёл их по опустевшим коридорам в корпус Альфы, где Саймон помог ей подняться на второй этаж, в гостевую комнату, расположенную прямо под его спальней.


– Я переночую с тобой, – сказала Ариане Ванесса. – А если мне понадобится выйти, меня подменит кто-нибудь ещё. Мы всегда будем рядом.


– А можно мне тоже остаться? – попросил Саймон. – Я посплю на диване, вы меня даже не услышите.


Ванесса хотела было ответить – скорее всего, отказом, – но её перебила Ариана.


– Пусть остаётся, – сказала она. – Всё равно уснуть не получится, а так я хоть буду не одна.


Под двойным напором Ванесса сдалась, пожимая плечами.


– Но если я прикажу уйти – ты уйдёшь, Саймон. Понял?


Он кивнул, и, закончив на этом, они приготовились встретить одну из самых долгих ночей в его жизни.


Саймон не спросил Ариану про драку с убийцей, а она не стала рассказывать. Вместо этого она надолго ушла в душ, а потом они сели играть в настольные игры, которые принесла им Ванесса. Их было целое множество, но совсем немногие были рассчитаны на компанию из двоих людей, и после энной партии в «Войну» Ариана наконец-то зевнула.


– Попробуй уснуть, – сказал Саймон, который дёргался от каждого шороха и о сне даже не думал. – Мы с Ванессой рядом.


– Я не устала, – сказала она, но сдалась после очередного зевка. – Разбудишь, когда вернётся Малкольм, ладно?


Саймон кивнул, зная, что не выполнит обещания, если она крепко заснёт. Усевшись на пол у дивана, он дождался, пока выровняется её дыхание, и принялся тихо играть в «Солитёр», жалея, что под рукой нет книги.


Лишь глубокой ночью Малкольм тихонько открыл дверь и прошёл в комнату. Тому, что Саймон здесь, он не удивился и просто негромко спросил у них с Ванессой:


– Как она?


– Уснула пару часов назад, – ответила Ванесса. – Есть идеи, кто за этим стоит?


Малкольм покачал головой; волосы упали ему на глаза.


– Мы можем опираться только на слова Арианы, а Чёрная Вдова знает не больше нашего. Но она начала распространять слухи, что нападение прошло успешно. Другого нам не остаётся, – добавил он, заметив недовольство Саймона. – Если мы подтвердим, что она мертва, всё Царство Насекомых погрузится в хаос, потому что Ариана единственная наследница. Но теперь у нас будет возможность защитить её.


– Разве? – шепнул Саймон, глядя на спящую Ариану. – Если они решат, что она жива, ничего не изменится.


– Возможно, но не факт. Как бы то ни было, вариантов у нас нет, – мягко ответил Малкольм. – Я уже принял меры. Мы уедем на каникулы. Выезжаем через час, до рассвета.


– Мы? – осторожно переспросил Саймон. – В смысле… все мы?


Малкольм кивнул.


– Решил, что ты в любом случае последуешь за нами, так что лучше я буду точно знать, где ты. Не могу сказать, куда мы едем, но добираться планируем на машине, так что оденься поудобнее.


Саймон нахмурился. На машине?


– А если нас выследят?


– Нас защитит стая. Даже если на нас нападут, мы справимся.


– Но…


– Саймон, – Малкольм устало потёр лицо, – пожалуйста, сделай одолжение, оставь вопросы на потом. Здесь нас могут услышать.


Он тут же захлопнул рот и оглядел тёмные углы спальни. Пауков в них не оказалось, но в трещинках стен могли притаиться сотни жучков, внимательно прислушивающихся к каждому слову. По коже побежали мурашки.


– Думаете, на неё может напасть кто-то из школы?


– Нельзя исключать такую возможность, – прямо сказал дядя. – Именно поэтому мы уедем до того, как пойдут разговоры.


Сглотнув, Саймон кивнул и собрал игральные карты. Но перед тем, как выйти, он остановился в дверях.


– Дядя Малкольм?


– Да?


– Ариана ведь больше не вернётся в ПРИЮТ?


Дядя посмотрел на девочку, свернувшуюся под одеялом.


– Нет, – тихо сказал он. – Думаю, не вернётся.

5

Толпа котов


– Ты снова куда-то едешь?!


Феликс восседал на любимой подушке, негодующе шевеля усами, пока Саймон бездумно запихивал одежду в чемодан. Носков и нижнего белья ему хватало на пару недель, а остальное его не заботило.


– Говорю же, – произнёс он, – я не знаю, разрешит ли Малкольм взять тебя с собой.


– Но ты не говоришь, что случилось, – заметил мышонок.


– Потому что не могу. Это…


– Тайна, да-да, конечно. – Феликс буркнул что-то себе под нос. – Я не пущу тебя одного. Даже если снова придётся прятаться в рюкзаке – так тому и быть.


Самое ужасное, что он бы так и поступил, и Саймон это понимал.


– Я не знаю, куда нас увезут. Если для тебя там будет опасно…


– А для тебя, значит, безопасно? – фыркнул Феликс. – Я еду с тобой, хочешь ты этого или нет. А если у крепыша с этим какие-то проблемы…


– Да меня это не волнует! – выпалил Саймон, захлопывая чемодан. Феликс подпрыгнул. – Ариана в опасности, понимаешь? И не просто в опасности, а в такой, что её чуть не убили! Я еду с ней. Хочешь с нами – отлично. Выкручивайся сам. Сейчас мне важнее Ариана.


Несколько секунд они с Феликсом молча смотрели друг на друга. Мышонок застыл, широко распахнув глаза, и, несмотря на то что за ночь Саймон практически не двигался, дышать получалось с трудом.


– Ариану пытались убить? – наконец переспросил Феликс.


– Прямо перед сном, – ответил Саймон, смягчаясь. В конце концов, Феликс не был в этом виноват, и как бы Саймон ни боялся, он не мог срываться на нём.


Мышонок спрыгнул с кровати и забрался в ящик комода, в котором жил.


– Почему ты сразу не сказал? Кто с ней сейчас? Ты же не оставил её одну, да?


– Она с Малкольмом и Ванессой, – ответил Саймон. При виде мечущегося Феликса, собирающего собственные вещи, на сердце полегчало. Саймон, правда, не представлял, что могло понадобиться мышонку, но мешать ему не стал.


Вместо этого он постучал в дверь Нолана, и оказалось, что брат уже собрался и готов выходить.


– Как думаешь, куда нас отправят? – спросил он. Саймон пожал плечами, и Нолан вздохнул: – Ну, хуже подводного города быть не может.


– Не каркай, – поморщился Саймон. – Может, Малкольм туда нас и пошлёт.


Нолан побледнел и, несмотря на подозрительный взгляд, брошенный на чемодан Саймона, воздержался от других комментариев.


Как только Феликс собрал свой крохотный чемоданчик, Саймон помог ему забраться в карман, и они втроём спустились на первый этаж атриума, где кто-то лежал на диване, свернувшись калачиком под покрывалом. И хотя лиц не было видно, Саймон тут же узнал знакомую копну светлых волос и чёрную косу.


– Джем? Уинтер? – удивлённо окликнул он. Джем тут же сел.


– Что? Саймон? Как… – Он завозился с очками, но в спешке надел их косо. – Как Ариана? Она в порядке? Стая нас к ней не пустила, а по всей школе ходят слухи, что она…


– С ней всё хорошо, – ответил Саймон, опуская чемодан на траву, устилавшую пол вместо ковра. – Мы уезжаем.


– И мы тоже, – сказала Уинтер, тоже садясь и потирая заспанные глаза. – Уже сказали Малкольму, что поедем с вами.


– И он одобрил?


– У него не было выбора, – неловко отозвался Джем и указал на чемоданы, сложенные у дивана. – Мы не можем сидеть сложа руки, зная, что Ариану хотят убить.


Чего-то такого Саймон и ожидал, поэтому кивнул.


– Ты уже говорил с отцом? – Он всё ещё прекрасно помнил, через какой ад прошёл Джем, сбежав из ПРИЮТа без разрешения папы.


Тот пожал плечами:


– Генерал не в восторге, но сказал, что решение за мной.


На этих словах дверь в гостевую комнату распахнулась, и Малкольм перегнулся через перила.


– Отлично, все в сборе, – сказал он. Ванесса вывела в коридор заспанную Ариану. – За нами скоро приедут, так что пойдёмте.


Когда они спустились, Уинтер подбежала к Ариане и поразительно мягко её обняла.


– Ты в порядке? – спросила она.


Ариана кивнула, но взгляд у неё был загнанный, пустой. Уинтер, видимо, тоже это заметила, потому что взяла её за руку и не отходила от неё ни на шаг. Выйдя из школы, они поднялись в Арсенал, старинное здание, стоящее на краю Центрального парка, где скрывался главный вход в ПРИЮТ. На Пятой авеню, припаркованные в утренних сумерках, их дожидались несколько одинаковых внедорожников.


Саймон поёжился на прохладном ветру, дожидаясь, пока встретившие их волки из стаи Альфы и из Волчьего братства загрузят вещи в машины. Редкие прохожие, не побоявшиеся утреннего холода, кидали на них заинтересованные взгляды, но Малкольм заставил Ариану натянуть капюшон, чтобы спрятать выделяющиеся волосы, и Саймон не заметил, чтобы кто-то к ней присматривался.


Скоро все расселись по машинам: Саймон втиснулся на заднее сиденье между Ноланом и Джемом, Ариана с Уинтер заняли средний ряд, Малкольм сел за руль, а Ванесса устроилась рядом с ним.


Пока они ехали по городу, заснуть не получалось, но, когда Нью-Йорк скрылся за горизонтом, Саймона отпустило напряжение, сковывающее тело, и на несколько часов он отрубился у Джема на плече.


Сны его полнились ядовитыми пауками, тёмными углами и насекомыми с множеством лапок, гонящимися за ним, а когда он проснулся, за окном стоял день.


– Где мы? – спросил он сонно, чувствуя себя так, будто в голову напихали ваты. Внедорожники на полной скорости мчались между двух гор, а когда повернули, впереди показалась долина. Там, приютившись среди деревьев, стояла деревушка точь-в-точь из сказок.


– Где-то в Пенсильвании, – отозвался слегка зеленоватый Джем. – Малкольм говорит, остановимся только через час.


– А мне очень надо в туалет, – жалобно сказала сидящая впереди Уинтер.


– Нельзя. Мы на территории Птиц, – сказал Малкольм.


Мотор взревел, и они набрали скорость. С места Саймона было видно, как побелели костяшки дяди, сомкнутые на руле. Ванесса, сидящая рядом, глядела в окно, но не на долину, а на синее небо.


– Ещё немного, и я лопну, – предупредила Ариана.


– Тогда не терпите. Доберёмся до Огайо – почистим салон, – произнёс Малкольм, и тон его был таким, что спорить бессмысленно. Девочки переглянулись, но, видимо, поняли, что проиграли, и промолчали.


Саймону тоже хотелось в туалет, если честно, но он ничего не сказал, а просто выглянул в окно. Несмотря на раннюю весну и нераспустившиеся почки деревьев, виды Пенсильвании захватывали дух. Правда, предупреждение Малкольма их омрачило – ведь здесь была территория Птиц.


– Когда Орион улетает из Небесной башни, он живёт здесь? – спросил Саймон. Он редко интересовался своим Царством, а сейчас пришлось к слову. Но через зеркало заднего вида он увидел, как кривится Малкольм.


– Орион живёт где захочет, плевать ему на границы, – проворчал он. – Но да, горами правят ястребы. Я бы сделал крюк южнее, но мы потеряем время, а я хочу добраться побыстрее. На дороге мы уязвимы.


– Думаете, они нападут на всю стаю? – поражённо спросил Саймон. Даже с одним волком справиться было тяжело, но нападать на десяток разом – чистое самоубийство.


– По-твоему, это вся стая? – фыркнул Нолан. – Малкольм – Альфа всего Царства Зверей, а не только волков Нью-Йорка.


Саймон давно привык к тому, что многого не знает об анимоксах, но от снисходительного тона Нолана щёки запылали.


– Ну простите, что в детстве мне ничего не рассказывали, – буркнул он и отвернулся, глядя в окно.


Спереди донеслось покашливание Малкольма.


– Птицы способны бросить вызов любому Царству, стоит им только захотеть. И они начали следить за нами, как только мы добрались до гор. Дадим им возможность – они обязательно нападут.


Все замолчали, а Саймон перегнулся через Джема, прижимаясь носом к окну. Они ехали так быстро, что точно разглядеть не получалось, но, кажется, он заметил над горным хребтом ястреба, уставившегося на них глазом-бусинкой.


Ближайшие несколько часов он посвятил подсчёту пролетавших мимо Птиц. Когда первый ястреб пропал, его место занял другой; чем дольше ряд внедорожников мчался по Пенсильвании, тем больше их сопровождало соколов и орлов, и даже воробьи сверлили их взглядами с деревьев. В горле при виде них встал ком, и Саймон боялся даже моргнуть, а в ушах звенело предупреждение Малкольма.


Птицы отстали, только когда они выехали на равнину. Саймон непонимающе проводил их взглядом обратно к горам.


– Почему нас больше не преследуют?


– Мы на территории Зверей, – сказал Малкольм. – И рано или поздно им пришлось бы отдохнуть. Да, летать мы не умеем, но карабкаться по деревьям – вполне.


При мысли о том, что Звери сделали бы с Птицами, если бы поймали, Саймон побледнел. Он не мог их винить, разумеется, ведь Птицы начали первыми, но Саймон не забывал, что и сам принадлежал к этому Царству – по крайней мере, в глазах остальных. И не в первый раз он задумался, что на самом деле думает о нём Малкольм – и не видит ли в нём будущего врага.


Следующие шесть часов уже больше походили на обычную поездку. Они останавливались, чтобы сходить в туалет и перекусить, а в Огайо Малкольм даже включил музыку. Но он так и не расслабился, напряжённо вцепившись в руль. Как бы далеко ни осталась Пенсильвания, опасность никуда не делась.


Когда они добрались до Мичигана, на улице уже стемнело. Малкольм выключил радио, и постепенно все заснули. Кроме Саймона, который то и дело бросал взгляды на Малкольма – и видел в зеркале заднего вида глаза дяди, обращённые на него. И раз за разом Саймон отводил взгляд.


Они свернули с шоссе, а потом час тряслись по просёлочной дороге. Разбуженные друзья ворчали, но Малкольм наконец-то проехал по петляющей дорожке к зловещему двухэтажному загородному дому, стоящему в лесной глуши. Несмотря на темноту, Саймон разглядел обшарпанные стены и сад, заросший пересохшими сорняками, и поёжился.


– Приехали, – коротко сказал дядя, припарковавшись. Все выбрались из машины и столпились рядом, хрустя гравием под ногами, – подойти к дому никто не решался. Феликс вцепился в плечо Саймона. Его хвостик дрожал.


– Не люблю призраков, – сообщил он как бы невзначай. – Ни человеческих, ни животных. Всех не люблю.


– Животные верят в призраков? – спросил Саймон. В ночи что-то странно заскрипело, и Феликс пискнул, нырнув к нему в карман. Саймон закатил глаза: – Это просто дом, Феликс. Нет в нём никаких призраков, поверь.


Нолан фыркнул:


– Уверен? Такое ощущение, что этому дому лет сто.


– Минимум сто пятьдесят, судя по архитектуре, – зевнув, заметил Джем. – Но неудивительно, что ты не разглядел её в темноте.


– Где мы? – пробормотала Ариана. Глаза у неё припухли, будто она плакала во мраке машины, но она всё равно осторожно огляделась, пряча в карман толстовки небольшой нож.


– Там, где Орион не решится напасть, – ответил Малкольм, разгружавший багажник, но, несмотря на уверенность, в голосе всё же скользнуло сомнение. – Хаул-Крик, примерно на сто пятьдесят километров северо-западнее Детройта. Одно из древнейших Звериных поселений в стране. Давно я тут не был, но здесь умеют дать отпор Птицам и Насекомым. – Он помолчал. – Да и остальным тоже.


– Кто здесь живёт? – спросил Саймон, косясь на ближайшее дерево. На узком стволе виднелись длинные царапины, будто его много лет скребли ножом. Или несколькими ножами сразу.


Но не успел дядя ответить, как на перилах веранды появилась чёрно-белая кошка. Её хвост как-то странно изгибался, а яркие зелёные глаза сияли в темноте.


– Это то, о чём я думаю? – прошептал Феликс из кармана.


– Просто кошка, – ответил Саймон. Феликс застонал. – Не дашь повода – никто тебя не съест.


– Тебе легко говорить, – пробормотал Феликс. Саймон не стал отвечать. Пока он разглядывал кошку, рядом с ней появилась вторая – а затем третья и четвёртая. Вскоре на веранде сидело кошек двадцать, и все молча за ними наблюдали.


– Эм, Малкольм? – окликнул он. Дядя, подняв голову, опустил очередной чемодан на землю.


– Не приближайся, – тихо сказал он. Выпрямившись во весь рост, он подошёл к кошкам, спокойно опустив руки. – Контесса. Рад встрече. Выглядишь… хорошо.


Чёрно-белая кошка спрыгнула с перил на тропинку, соединяющую дорогу с домом. Недовольно глянув на грязь под лапами, она начала увеличиваться, и вскоре на месте кошки стояла высокая женщина с длинными белыми волосами и прищуренными зелёными глазами.


– А ты до сих пор выглядишь как трясущийся пёс, забытый под дождём, – сказала она с отвращением. – Боюсь, я не смогу пустить тебя в дом, пока ты не докажешь, что ты тот, кто ты есть.


Малкольм скривился.


– А это обязательно? Мы сто лет знакомы.


– Да. – Женщина по-кошачьи повела рукой. – В последнее время у нас много непрошеных гостей. Осторожность не помешает, не так ли?


Саймон услышал, как дядя бормочет что-то себе под нос. Всё же спорить он не стал и превратился. Тело покрыл серый мех, лицо вытянулось, руки превратились в лапы, из основания позвоночника вырос длинный хвост, и на этом трансформация в крупного серого волка завершилась.


– Довольна? – прорычал он. Контесса принюхалась.


– Вижу, ты до сих пор пахнешь мокрой псиной. Мы подготовили комнаты, как ты и просил, но, боюсь, твоим громилам придётся ночевать на улице. – Она бросила высокомерный взгляд на волков, собравшихся за Малкольмом. – Постарайтесь выть потише.


С этими словами она обернулась кошкой, запрыгнула на веранду и исчезла за кошачьей дверцей. Неразборчиво выругавшись себе под нос, Малкольм превратился в человека.


– Ненавижу кошек.


– Тогда почему мы здесь? – спросил Нолан, косясь на оставшихся кошек так, будто они в любой момент могли кинуться на него и разорвать его на кусочки. Судя по взглядам некоторых из них, он волновался не зря.


– Потому что они отличные охотники, – ответил Малкольм, возвращаясь к багажнику. – Может, вместо того чтобы жаловаться, поможешь мне?


Заворчав, Нолан пнул щебёнку, которая отскочила в Уинтер и Ариану.


– Нолан! – яростно воскликнула Уинтер. А Ариана бросила в него камнем в ответ.


Саймон не стал вмешиваться в их потасовку. Было уже поздно, он устал сильнее, чем хотелось бы признавать, да и в целом не был знаком с кошачьими повадками. А если Контесса узнает, что он орёл…


Может, Малкольм разрешит ему поспать на улице с остальными волками. Саймон ничего не имел против, а если бы пообещал не улетать…


– Прошу прощения, что вынудила вас приехать, – раздался у уха Саймона глубокий женский голос. Он дёрнулся, резко развернулся, но позади никого не оказалось. – Поймите, долгие путешествия мне противопоказаны, а поселение Зверей было совсем рядом, и… я решила, что для меня это идеальное место.


И тогда Саймон увидел её: блестящую паучиху, сидящую на коре дерева всего в полуметре от него. Он обернулся, проверяя, слышали ли её остальные, но, видимо, нет.


– А кошки знают, что ты здесь? – спросил он. – Потому что дядя сказал, что они хорошие охотники, и…


– Благодарю за заботу, но, право, не нужно. – Паучиха начала превращаться, и он отступил, уступая дорогу высокой элегантной женщине невероятной красоты. В тёмных волосах виднелась седина, а блестящие чёрные глаза пронзали Саймона насквозь, будто женщина видела, кем он был и кем будет. – Кошки знают о моём присутствии – и знают, что надлежит сделать.


– В… в смысле? – Поёжившись, он попятился и врезался в Ариану, которая уже закончила кидаться камнями и сейчас разбиралась с багажом. Она резко развернулась, мгновенно скользнув рукой в карман.


– Что тако…


Но не успела она договорить, как сдавленно вскрикнула и бросилась вперёд. На мгновение Саймону показалось, будто она хочет напасть на женщину, но она заключила незнакомку в крепкие объятия.


– Мама, – глухо прорыдала она ей в плечо.


– Хорошая моя, – пробормотала та, поглаживая Ариану по волосам. – Моя хорошая девочка.


Саймон сглотнул, пытаясь не пялиться, но получалось плохо. Слухи о ней ходили по всему ПРИЮТу. Слухи о её силе, о могуществе – и, разумеется, о том, как боялись её все Пять Царств.


Её – Королеву Чёрную Вдову.

6

Королева Чёрная Вдова


Несмотря на обшарпанный и пугающий внешний вид дома, внутри Саймона встретила поразительно яркая и уютная гостиная. На самом деле даже слишком уютная – с большими мягкими креслами и разбросанными повсюду подушками, о которые Саймон то и дело спотыкался, пытаясь не отдавить кому-нибудь хвост. Малкольму было ещё тяжелее: он оказался слишком большим для тесной комнатки, но никто не жаловался. Точнее, почти никто.


– Апчхи! – Уинтер чихнула так громко, что затряслись окна, а сидящие поблизости кошки бросились врассыпную. Она шмыгнула. – Кажется, у меня а… алл… апчхи!


Ванесса протянула ей салфетку, а Малкольм поскрёб щетинистую щёку.


– Да, с этим проблема, – признал он. – Контесса, у тебя нет каких-нибудь таблеток от аллергии?


Чёрно-белая кошка фыркнула и принялась чистить усы.


– Откуда? У нас нет аллергии на самих себя. Пусть спит на улице.


Уинтер в ужасе перевела взгляд с кошки на Малкольма и обратно, уже раскрасневшаяся и вот-вот готовая заплакать.


– Я не стану спать на улице. Ни за что.


Вздохнув, Малкольм поднялся.


– Ванесса, посиди с детьми. Уинтер, пойдём поспрашиваем стаю. Мы обязательно что-нибудь найдём.


Кинув на Контессу ядовитый взгляд, Уинтер поплелась за Малкольмом, чихая на каждом шагу. Саймон проводил её сочувствующим взглядом, хотя сам бы не отказался от возможности переночевать снаружи.


Пока Контесса неохотно кормила их пустой запеканкой из какого-то непонятного мяса, Ариана не отходила от матери. Они о чём-то переговаривались, а остальные старались не беспокоить их и держаться подальше, насколько позволял переполненный дом. Даже кошки не приближались к Королеве Чёрной Вдове, а вот у Саймона на коленях каким-то образом оказались две трёхцветки. Он ел и старался не шевелиться, помня об их острых когтях.


Когда с запеканкой было покончено, а Малкольм с Уинтер так и не вернулись, Контесса отвела их в спальни на втором этаже. Жёлтые обои в узком коридоре отклеивались по углам, и Саймон подумал, что будь у него прабабушка, она бы точно жила в таком же доме.


– Мальчики будут жить здесь, с лордом Беннингтоном, – сказала она, подходя к двери у лестницы. Саймон заглянул в комнату. Стены были выкрашены в сине-белый цвет, подушек, к счастью, не наблюдалось. Однако кровати стояло только две.


Заголосив, Нолан протолкнулся мимо Саймона и бросил рюкзак на ближайшую постель.


– Чур моя! – воскликнул он.


Саймон с Джемом переглянулись. Место оставалось одно.


– Забирай, – сказал Саймон. – Может, Малкольм разрешит мне переночевать на улице. Тут немного… тесновато.


Будто в подтверждение его слов серый полосатый кот прошмыгнул мимо него в комнату, потёршись о лодыжки. Феликс пискнул из кармана, и Саймон мысленно вздохнул. Весенние каникулы обещали быть долгими.


Стараясь не наступить на кошек, расхаживающих, кажется, повсюду, Саймон спустился на первый этаж и пошёл к двери, но на середине пути кто-то коснулся его плеча:


– Саймон Торн.


Сердце заколотилось, и Саймон, вздрогнув, обернулся. Рядом с ним стоял худой лысеющий мужчина с острым носом – советник, который в декабре сопровождал Ариану в подводном городе. Лорд Энтони.


– Да? – спросил Саймон как можно вежливее.


– Её Величество Королева Чёрная Вдова желает с вами увидеться, – сказал он, склонив голову. – Сию же минуту.


– Со мной? – переспросил Саймон. – Но…


– Сюда, милый, – донёсся из гостиной мягкий голос, и Саймон, сглотнув, сунул голову в дверь. Королева Чёрная Вдова лежала на диване, укрытая одеялом, а Ариана сидела перед ней на коленях, не глядя на Саймона. А вот Королева не сводила с него глаз. Когда она улыбнулась, он вздрогнул.


– Прошу, входи. Места хватит всем.


Саймон неуверенно прошёл в комнату, а лорд Энтони последовал за ним. Выбрав самое отдалённое от Чёрной Вдовы кресло, Саймон устроился на краю подушки, сцепив ладони в замок.


– Мне нужно найти дядю.


– Я не отниму много времени. Моя дочь много о тебе рассказывала, – негромко сказала она. Ариана неуютно поёжилась, и Саймон непонимающе посмотрел на неё. Видимо, Королева это заметила, потому что тихо рассмеялась.


– Нет, нет, Ариана прекрасная подруга. Она никому не раскроет твоих тайн, даже мне.


– Тайн? – переспросил Саймон и, к собственному ужасу, услышал, что его голос надломился. – У меня нет никаких тайн.


– У всех они есть, дорогой. И я умею их узнавать. – Она медленно присела, будто движение выпивало из неё все силы, и добавила: – А теперь прошу оставить нас наедине. Хотя бы ненадолго.


– А, эм, хорошо, – с облегчением сказал Саймон. Он хотел было встать, но его остановил лорд Энтони.


– Не вы, – сипло сказал он. – Все остальные.


Саймон нахмурился:


– Остальные?


Послышалось рычание, и отовсюду повылезало множество недовольных кошек, направившихся в коридор. Более того, на глазах Саймона несколько десятков – нет, сотен – насекомых и пауков выползли из тёмных углов и поспешили убраться прочь.


Саймон распахнул рот, сдерживая внезапное желание почесаться.


– Они… они что, все…


– Шпионы? Да. И чужие, и мои, – со слабой улыбкой ответила Королева. Как только выполз последний паук, она тихо добавила: – Мне нужна помощь, Саймон Торн.


Мысленно Саймон застонал. Ничем хорошим такие просьбы не заканчивались.


– Не уверен, что смогу помочь, – сказал он, вымученно пожимая плечами. – Вы Королева, а я…


– Мы оба прекрасно знаем, кто ты. – Она подняла на него свои тёмные глаза, и Саймону пришлось закусить губу, лишь бы не сболтнуть ничего лишнего. – Ты способен на то, на что не способны остальные, и только ты можешь помочь мне узнать, кто охотится на нас с дочерью.


Он не сдержал нервного смешка.


– Вы Королева Чёрная Вдова. Вы всё знаете, даже… – Он осёкся. – Даже то, что никто не должен знать. И если вам неизвестно, кто пытается вас…


– У меня были подозрения, – сказала она, – но в итоге они не подтвердились. А затем пришли за моей дорогой Арианой… – Она скользнула длинными пальцами по волосам дочери. – И я поняла, что имею дело с людьми, опаснее простых наёмных убийц.


– А какие ещё есть убийцы? – спросил Саймон. – Я думал, смерть – она смерть и есть.


– Да. Но профессионал бы ни за что не напал на Ариану в ПРИЮТе.


– Пр… профессионал?


Она повела ладонью, будто отмахиваясь от недоверия в его голосе.


– Община ос готовит убийц, как пауки готовят шпионов, муравьи – солдат, пчёлы – рабочих, а…


– Понял, – перебил Саймон, недоверчиво качая головой. – То есть те, кто рождается в Царстве Насекомых и Арахнидов, не выбирают, кем стать?


Королева Чёрная Вдова передёрнула костлявым плечом:


– Разумеется, если у кого-то проявляется талант в другой области, особенно в шпионаже, мы этим пользуемся. Но у определённых видов есть предрасположенность к определённой работе. Такова жизнь.


Саймона всегда раздражало, когда кто-то так говорил, но ради Арианы он удержал язык за зубами.


– Даже если бы я умел… делать то, что вы думаете, у вас огромное Царство. Я ни за что не найду тех, кто пытался вас убить.


На лице её появилось слишком уж довольное выражение.


– К счастью для тебя, большую часть работы я уже выполнила. Мои источники сообщают о назревающем восстании, охватывающем несколько общин моего Царства. И слишком уж много повстанцев вышли из стен Улья.


– Улья? – спросил он. – Это ПРИЮТ, только для насекомых?


– Школа шпионов, – ответила Ариана. – До ПРИЮТа я училась там.


Саймон посмотрел на неё, а потом перевёл взгляд на Королеву.


– Вы что, хотите, чтобы я проник в школу шпионов и шпионил за шпионами?


– О бог! Нет, – с низким, но приятным смешком отозвалась Чёрная Вдова. – Ты не смог пробраться даже в ПРИЮТ, когда спасал маму. Против моих шпионов у тебя нет и шанса.


Саймон скрестил руки на груди, пытаясь сделать вид, что не обиделся на насмешливые слова. Его дурацкий план не только привёл Ориона прямиком к матери; из-за него же погиб дядя.


– И что тогда? – спросил он раздражённо. – Чего вы от меня хотите?


Притихнув, она вновь смерила его твёрдым взглядом.


– Что вам известно об истории паучьей общины, мистер Торн?


– Да ничего, – ответил он, а Ариана кашлянула.


– Мы пока не дошли до этой темы.


– Жаль, – пробормотала её мама. – Тогда, полагаю, вы не знаете, что в битве Пяти Царств наша Королева выступила на стороне Звериного короля.


Он медленно качнул головой:


– Я вообще мало знаю о…


– О предках? – В её глазах сверкнуло что-то похожее на веселье. Она будто бы постоянно смеялась над ним, и Саймону это не нравилось. – Ну что же. Помимо нашего народа, об этом мало кто помнит. Тогда Царством правила Королева Отшельница. Она славилась своей беспощадностью, жестокостью к подданным и тем, кто вставал на её пути, поэтому, когда она присоединилась к Звериному королю, за ней последовали лишь её сородичи – и никто больше. Именно мой род взял на себя правление Царством и выступил против Звериного короля, а когда Пять Царств одержали победу, мы уничтожили весь вид анимоксов, превращающихся в пауков-отшельников.


От её слов Саймону почему-то стало неуютно.


– И… и при чём тут я?


– Всё очень просто. Даже пятьсот лет спустя в моём Царстве есть люди, верные отшельникам, а мы для них – лишь узурпаторы трона. Вся информация, собранная моими шпионами, свидетельствует о том, что именно они стоят за нападениями – или знают, кто стоит. Я хочу отправить тебя в Улей под видом давно потерянного наследника Королевы.


Саймон уставился на неё так, будто она заговорила на иностранном языке. Но сильнее всего удивился из-за того, как на мать поглядела Ариана.


– Об этом ты не говорила.


– Правда? – спросила та, заправляя выбившуюся прядь волос дочери за ухо. – Я в последнее время часто что-то забываю.


Ариана ей явно не поверила, да и Саймон тоже. Впрочем, это не важно. Важно было то, что Королева Чёрная Вдова ожидала от него невозможного.


– Я не смогу притвориться пауком, – сказал он. – Особенно из вымершего вида, в месте, где все будут только и делать, что ждать осечки.


– Они знают о пауках-отшельниках не больше твоего, – сказала она. – Веди себя как угодно, только не забывай легенду.


– Легенду? – Саймон привык чувствовать себя глуповато, когда разговор касался анимоксов, но теперь ему казалось, будто он вообще ничего не знает о Пяти Царствах. И, может, так оно и было.


Королева кивнула.


– Ты рос в Южной Каролине под защитой местных пауков-волков. Они узнали про восстание и про мою болезнь, поэтому послали тебя, чтобы ты собрал вокруг себя повстанцев, – сказала она. – Но это, конечно, просто слухи. Тайный канцлер нашего Царства, куратор Улья – мой дорогой друг детства последний месяц распространял их по моей просьбе.


– Последний… месяц? – непонимающе спросил Саймон. – Вы же сказали, что всё началось с нападения на Ариану.


– Запасной план был готов давно, дорогой мой, и я знала, что рано или поздно ты придёшь ко мне. Ведь у меня есть то, что ты ищешь.


Осколок Хищника. Саймон стиснул руки в кулаки.


– Значит, это шантаж.


– Шантаж? Милый мой, ну что ты, – сказала она. – На своём веку я шантажировала немало анимоксов, а это лишь обмен. Если ты выяснишь, кто стоит за убийствами, я дам тебе то, что ты хочешь. Всегда можно отказаться от предложения, но тогда Ариана, разумеется, и дальше будет подвергаться опасности, и в итоге ты не выполнишь миссии, возложенной на тебя матерью.


Не удержавшись, Саймон бросил взгляд на Ариану. Королева безрадостно улыбнулась.


– Можешь дождаться моей смерти, – сказала она. – Тоже вариант, да и долго ждать не придётся. Но тогда на троне окажется молодая Королева, не успев набраться сил и опыта, и она умрёт задолго до того, как ты разыщешь Осколки. Выбор за тобой, Саймон, но если ты выберешь эгоизм и бездействие, то лишишься подруги. Ты готов с этим жить?


– Я… – Саймон замолчал. Он не был готов. И уж что-что, но это Королева Чёрная Вдова прекрасно понимала. И каким бы дурацким и самоубийственным ни был план, все знали, что ради Арианы он готов будет рискнуть – чтобы защитить её, как не смог защитить дядю.


– Если я соглашусь и Ариана не пострадает, вы отдадите мне Осколок, – тихим дрожащим голосом сказал он. Королева кивнула.


– И расскажу об оставшихся всё, что знаю.


Он качнул головой:


– Я и так знаю, где они. У Ориона.


– Возможно, – сказала она, склонив голову. – Или вы оба попросту заблуждаетесь.


Он не совсем понял, о чём речь, но на загадки больше не было времени.


– Где находится ваш Улей? – устало спросил он. – Если я снова сбегу, Малкольм меня убьёт, вы же понимаете?


– Улей совсем рядом – на границе с территорией Царства Зверей, всего в нескольких километрах отсюда.


– Какое совпадение, – проворчал Саймон.


– Разумеется. – Она улыбнулась, но взгляд остался серьёзен. – Не волнуйся о дяде. Я отвлеку его, так что он даже не заметит твоего исчезновения. А теперь идите-ка спать, – побормотала она, целуя Ариану в макушку. – Завтра нас ждёт тяжёлый день.

7

«Стильный лев»


Как оказалось, Джем лёг спать на полу, великодушно оставив Саймону кровать, но он всё равно не выспался. То кошки бегали по коридорам, то сны наводняли полчища зомби-пауков, и в итоге он проворочался всю ночь и проснулся под утро. В комнате было темно, слабый лунный свет отбрасывал жуткие тени на стены, и Саймон, постаравшись не вспоминать о кошмарах, пошёл в ванную. Вернувшись, он забрался под одеяло в надежде ещё немного поспать, но наткнулся на что-то пушистое и тёплое.


– Ты что творишь! – взвился кот, и Саймон подскочил, морщась, потому что по руке его полоснули острые когти.


– Саймон? – пробормотал Джем, свернувшийся на полу. На его голове спали двое котов. – Всё нормально?


– Да, да. Ложись, – ответил Саймон и обернулся к серому полосатому коту, занявшему кровать: – Это моё место.


– Ты встал, так что теперь моё, – надменно возразил тот, комкая одеяло лапами. – И вообще, я сплю в этой кровати с самого детства. У тебя нет на неё никакого права.


Поняв, что спорить бессмысленно, Саймон решил спуститься на кухню. Там никого не было, если не считать нескольких кошек, и он порылся по шкафчикам, пытаясь найти что-нибудь съедобное.


– Ты рано, – заметила Контесса, запрыгивая на столешницу и скользя хвостом по его локтю. – Что, лорд Беннингтон выгнал с кровати?


Саймон передёрнул плечами:


– Я всё равно не спал. У вас есть хлопья?


Пять минут спустя он вышел на веранду с миской хлопьев в одной руке и пледом в другой. Утро только-только наступало, и воздух был чист и свеж. Саймон присел на садовые качели, покрытые росой, – единственное место во всём доме, не занятое кошками. Голова была будто набита ватой, но заснуть всё равно не получилось.


Перед самым рассветом, когда солнце уже готово было выглянуть из-за горизонта, на поручень веранды приземлилась малиновка и с любопытством уставилась на него. Саймон напрягся. Да, ястребы остались в Пенсильвании, но ведь за ними могли проследить другие птицы, а если Орион нашёл их…


– Вижу, с кошками ты познакомился. Советую помазать чем-нибудь царапину, – насмешливо сказала малиновка, у которой оказался уж больно знакомый голос. Саймон уставился на неё огромными глазами:


– Лео?


Малиновка чирикнула.


– Не так громко. В подлеске спят волки.


Саймон склонился, уставившись на малиновку. Дедушка уставился в ответ.


– Как вы нас нашли? – спросил он. – Проследили от Нью-Йорка?


– Я приглядывал за Селестой, – хрипловато ответил Лео. – А вот она следила за вами.


Саймон напрягся, оглядываясь на густой лес, будто ожидая увидеть под кустом притаившуюся серую волчицу. Он никого не заметил, но это ничего не доказывало.


– Она… за нами наблюдает?


– Если бы наблюдала, я бы не пришёл, – пробормотал он. – Она пытается наладить связь со старыми товарищами, живущими в поселении. Помни, Саймон: не все здесь на твоей стороне.


Сердце упало. Он волновался не за себя – просто куда бы они ни пошли, Ариане грозила опасность.


– Орион тоже знает, что мы здесь?


– Можешь не сомневаться, – ответила малиновка. – Но нашими стараниями он сейчас в Джорджии, ищет Осколок Насекомых. Его уже перевезли, – добавила она поспешно, заметив взгляд Саймона, – но Орион об этом не знает. Твоя мама подозревает, но мы ей ничего не рассказывали. Ради её же безопасности.


Саймон молча кивнул, хотя на душе скребли кошки. Чем меньше мама знает, тем лучше. По крайней мере, если Орион решит, что это она его отвлекала, она сможет честно сказать, что ничего не знала.


– И скоро он обо всём догадается и придёт к нам? – тихо спросил он.


– Может, через неделю. Максимум через две, – сказала малиновка. – Не волнуйся. Мы успеем подготовиться.


– Перестану волноваться, когда мама будет в безопасности, – ответил он так тихо, что слова едва не унесло ветерком. А спустя несколько секунд добавил: – Королева Чёрная Вдова предложила отдать мне Осколок.


– Я был там, – сказал Лео. – И всё слышал.


Саймон погонял по дну миски размокшие хлопья.


– Я ведь не зря согласился поучаствовать в её операции? Если что-то пойдёт не так, если в Улье поймут, что я их обманываю…


– Перед тобой стоит невероятно тяжёлая задача, и ты поступил храбро, – сказал Лео, перелетая к нему на качели. – Обычно правильные поступки самые тяжёлые, и этот раз – не исключение. Я в тебя верю. Ты способен на многое, даже если так не считаешь.


Саймон в этом сомневался, а в голове эхом раздались слова Джема, сказанные два дня назад. Ему просто везло, и с ним были друзья, готовые прийти на помощь. А в Улье он останется один, и плохое предчувствие подсказывало, что он всё испортит.


– Мы вообще умеем превращаться в пауков-отшельников?


Малиновка кивнула:


– Всё будет хорошо, Саймон. Доверься инстинктам.


– Инстинкты подсказывают, что я полный идиот.


– Это нервы, а не инстинкты, – сказал дедушка. – Когда-нибудь ты поймёшь разницу.


К середине утра дом проснулся, и Малкольм предложил прогуляться до Звериной деревни. И хотя все – даже Уинтер, которая ночевала в машине и каким-то чудом прекратила постоянно чихать, – согласились сходить с ним, Ариана предпочла остаться с матерью. Саймон пытался поговорить с ней, но она не удостоила его даже взглядом и ушла наверх.


Он что-то не то сказал? Может, она не хотела, чтобы он соглашался на план её мамы? Саймон не знал и в спальню вернулся без настроения. Что ещё хуже, Феликс тоже постоянно ворчал, дожидаясь, пока Саймон оденется. Мышонку пришлось спать в чемодане, спрятавшись под ботинком, будто тот мог защитить от кошек, и Саймону хотелось просто оставить его дома одного, потому что он, не прекращая, брюзжал.


– Чтобы меня гоняли по всему дому, как игрушку какую-то? – поинтересовался мышонок, ныряя в карман к Саймону. – Нет уж, а то смотри, завтра проснёшься лысым. К тому же должен же кто-нибудь проследить, чтобы шпионы не съели тебя заживо.


– Ты со мной не пойдёшь, – просто сказал Саймон, завязывая шнурки. – Я серьёзно. Я тебя не возьму.


Феликс фыркнул:


– Давай попробуй. Я…


– Что ты сделаешь? Расскажешь дяде Малкольму? – Саймон остановился и вытащил мышонка из кармана, чтобы посмотреть ему в глаза. – Ты ведь понимаешь, как он отреагирует, да? Запрёт меня и глаз не спустит. Я не смогу сбежать, не найду… сам знаешь что, и Ариана умрёт. Ты этого хочешь?


Несколько секунд они сверлили друг друга глазами, а потом Феликс выдохнул.


– Ладно. Как скажешь. Умрёшь – на похороны не приду.


– Вот и отлично. Больно ты там нужен, – буркнул Саймон, и Феликс забрался обратно в его толстовку, бормоча себе под нос ругательства.


К тому времени как они вышли на улицу, настроение у обоих ничуть не улучшилось. Саймон уже готов был пойти в лес вслед за Малкольмом и лордом Энтони, как с крыльца донёсся голос Арианы:


– Саймон!


Он удивлённо обернулся, чуть не врезавшись в Джема. Она махала рукой, в которой держала книгу в мягкой обложке – кажется, одну из тех, что Саймон взял с собой в поездку. Ничего не понимая, он поспешно вернулся.


– Что такое? – спросил он, и она впихнула ему в руки книгу.


– Ты забыл, – сказала она, многозначительно приподнимая брови. Саймон перевёл взгляд на цветную обложку.


– Я её специально оставил, – сказал он. – Дядя Малкольм говорит, в деревне будет много дел.


– Всё равно лучше захвати, – таинственно сказала она.


Понимая, что спорить бесполезно, он убрал книгу в карман толстовки, откуда раздался недовольный писк Феликса.


– Мама тебе не сказала, что мне делать? Или куда идти? Или…


Ариана затрясла головой, округлив глаза, и бросила быстрый взгляд на угол под крышей веранды. Этот намёк, несмотря на свою недогадливость, Саймон понял. Их подслушивали. Их подслушивали всегда и везде.


– А, ну да. Эм. Хорошего дня, – сказал он и поспешно вернулся к остальным, скользя пальцем по пожелтевшим страницам. Что Ариана пыталась сказать?


Прогулка обещала быть короткой: Малкольм шагал по проторённой тропе так быстро, что остальным приходилось практически бежать, лишь бы за ним поспевать. На первый взгляд за ними никто не следил, но Саймон всё равно пару раз замечал волков из стаи, обходящих периметр. Никого похожего на Селесту среди них не было, но это не значило, что она не притаилась поблизости, поэтому он постоянно выискивал взглядом злобную серую волчицу.


– Как думаешь, какие Звери там живут? – жизнерадостно полюбопытствовал Нолан, пока они пытались догнать Малкольма. Саймон пожал плечами.


– Тебе лучше знать, – заметил он – сейчас его волновало не это. – Разве ты здесь впервые?


Нолан фыркнул:


– Ну конечно. Что мне делать в этом захолустье? – Подняв с земли ветку, он пошёл дальше, опираясь на неё при ходьбе. – Наверное, медведи. Было бы классно, да? Или пумы. Главное, чтобы не койоты. Считают себя крутыми, а вот в драках побеждают редко, согласись?


Саймон слушал брата вполуха, и очень скоро они добрались до небольшой, но оживлённой деревушки. Солнечное весеннее утро оказалось теплее, чем он ожидал, поэтому Саймон стянул с себя толстовку, стараясь не потревожить Феликса.


– Вот и пришли, – сказал Малкольм, выходя на тротуар. – Хаул-Крик, центральная улица. Самое безопасное место для Зверей на всём Среднем Западе.


– Тут… – Джем запнулся, поправляя очки. – Тут так…


Саймон непонимающе посмотрел на него, но Нолан тоже стоял с открытым ртом, а когда ещё и Уинтер вскинула брови, то догадался, что что-то упускает. Он огляделся. У магазинчиков, занимавших всю улицу, стояли и радостно переговаривались люди, и в этом не было ничего необычного – но потом Саймон заметил, как много кошек и собак вокруг. Они тоже общались, причём не только друг с другом, но и со множеством других животных – с хорьками, мышами, даже с парой хомяков.


– Вы же сказали, что здесь безопасно, – выпалила Уинтер, прожигая его осуждающим взглядом. – Тут что, одни домашние животные?


Саймон заморгал. И правда. Нигде не было ни медведей, ни пум – зато пара псов, стоящих поблизости, прервались на полуслове и обернулись к ним.


– Тебе что-то не нравится? – поинтересовался бульдог, с широкой челюсти которого тянулась длинная нить слюны.


– Я этого не говорила, – ответила Уинтер высокомерно, глядя на пса сверху вниз. – Не обязательно так заводиться.


– Ты когда-нибудь встречала свору злых пуделей? – с усмешкой спросил Малкольм. – Я бы предпочёл подраться с медведем. Поверь мне, все местные жители готовы защищать друг друга до последнего. Хаул-Крик – убежище для бродячих и бездомных животных, здесь все очень тесно дружат. Раньше тут жили волки. Потом начали заглядывать койоты и другие крупные звери, путешествующие по стране, а когда поблизости поселились люди – начали появляться бродяги, ищущие новый дом. Волки перебрались на север, оставив безопасную местность зверям помельче, и так появился Хаул-Крик, каким мы знаем его сейчас. Здесь принимают всех – домашних животных, диких, брошенных, – главное, чтобы они помогали защищать остальных.


Нолан фыркнул:


– Нам что, все каникулы торчать в компании чихуахуа?


Стоящая рядом с бульдогом такса зарычала, и Малкольм предостерегающе поглядел на Нолана.


– Здесь не судят Зверей за их размер. Но, к слову, – добавил он, – не хотел бы я оказаться на месте того, кто перейдёт им дорогу. Да, они меньше, но и зубы у них острее. – Он обернулся к собакам и склонил голову: – Господа.


– Альфа, – проворчал бульдог. – Держи своего щеночка в узде.


– Постараюсь, – сказал Малкольм и, взяв Нолана за плечо, увёл его подальше от собак, в сторону городской площади. Недовольная гримаса Нолана намекала, что замолчал он ненадолго, но, когда стало видно, что он вот-вот что-нибудь сболтнёт, вмешался Джем.


– Ребята, смотрите, домашние сладости! – воскликнул он, подбегая к магазину и вжимаясь носом в витрину. – Вы только понюхайте, как пахнет!


Это отвлекло Нолана, и остаток утра они обходили магазины, расположенные на центральной улице, а Малкольм с лордом Энтони стояли у фонтана посреди площади, склонившись друг к другу. Саймон проходил рядом с ними каждый раз, когда пересекал площадь, и, пару раз зацепив обрывки разговора, понял, что они обсуждают безопасность деревни.


– Уверяю, Альфа, ни одно Насекомое не пройдёт незамеченным через территорию Муравьиной королевы на западе, – сказал лорд Энтони, когда Саймон прошёл мимо в пятый раз. – Я сам муравей, я понимаю, что многие нас недооценивают, но мы сильнее, чем кажемся.


– Я не сомневаюсь в ваших способностях, – пробормотал Малкольм. – Просто хочу сказать, что если на территорию зайдёт кто-то крупнее вас…


Стальной взгляд дяди остановился на Саймоне, который изображал крайнюю заинтересованность в табличке, закреплённой на фонтане. Тот, склонив голову, поспешно отошёл к магазину, полному игрушек-пищалок и угощений для собак.


Лишь ближе к полудню у Саймона наконец-то появилась возможность заняться книгой, которую ему дала Ариана. Он не знал, чего от неё ожидать, но заметил между страницами бумажку, которой раньше там не было. Ею оказался чек за бутерброд с солониной, купленный в «Стильном льве», а фиолетовой ручкой кто-то обвёл время: 13 часов 24 минуты.


Ариана хотела, чтобы он сходил в «Стильного льва»? Саймон посмотрел на часы. Время приближалось к часу дня, а он как раз ел сэндвич, купленный в закусочной у площади. К тому же они всё утро ходили по центральной улице, а места с таким названием он не встречал.


– Что за «Стильный лев»? – спросил он погромче, чтобы перекричать смех и разговоры за двумя столиками, которые они заняли в тесной закусочной. Малкольм поднял голову.


– Английский паб-ресторан чуть южнее центральной улицы, – сказал он. – А что?


Саймон сболтнул первое, что пришло на ум:


– Ариана сказала, что там вкусные бутерброды с солониной. Я хотел сходить и купить ей пару штук.


– Не знал, что она тут бывала, – ответил Малкольм с лёгким подозрением в голосе. Но расспрашивать он не стал, просто достал кошелёк и дал Саймону двадцать долларов. – Не забудь оставить чаевые.


– Я тоже схожу, – вызвалась Уинтер, поспешно заканчивая с обедом.


– И я, – сказал Джем, заворачивая остатки бутерброда с тунцом в обёртку.


Малкольм вздохнул:


– Ладно. Нолан, сходи с ними.


– Зачем? – спросил тот с набитым ртом. – Я ещё не доел.


– Нам с лордом Энтони нужно многое обсудить, а если ты останешься – будешь каждые десять секунд ныть, что тебе скучно, – твёрдо произнёс Малкольм, протягивая ещё пару купюр. – Купи себе что-нибудь, только не натвори ничего.


Заворчав, Нолан встал, и они вчетвером вышли из закусочной на центральную улицу. Саймон, щурясь от солнца, огляделся:


– Куда нам?


– Сюда, – откликнулся Джем, который всегда знал, куда идти. – Тут недалеко вроде.


Но Нолан не пошёл с ними – наоборот, направился в противоположную сторону.


– Хочу чего-нибудь сладкого, – заявил он. Саймон с радостью проводил его взглядом. Хватало и того, что Джем с Уинтер влезли в планы Королевы. Впутывать ещё и брата он не хотел.


Как только они свернули с центральной улицы и закусочная скрылась из глаз, Уинтер внимательно на него посмотрела:


– А если серьёзно, зачем тебе «Стильный лев»?


– Я… – Может, стоило соврать? Но ложь только усугубила бы ситуацию, а друзья могли как-нибудь помочь. Остановившись в тихом уголке, он проверил, не подслушивают ли их. – Я вчера говорил с Королевой Чёрной Вдовой, – начал он и быстро обрисовал ситуацию.


Друзья уставились на него.


– Она хочет, чтобы ты притворился пауком? – поражённо переспросил Джем.


– И пошёл в школу шпионов? – добавила Уинтер.


Джем ухмыльнулся:


– Как же круто!


– Да, вот только там будет куча шпионов, которые раскусят меня за минуту, – безрадостно сказал Саймон. – Это чистое самоубийство.


– Нет, если превратишься в паука-отшельника, – сказала Уинтер. – Тогда они поверят в любое объяснение. Просто превратись при первой же возможности, желательно у всех на глазах, и тогда никто даже не усомнится в правдивости твоих слов. Да, они догадаются, что ты что-то недоговариваешь, но никто и не будет ожидать от тебя всей правды.


– Главное, не углубляйся в детали, – добавил Джем. – Скажи, что это секретная информация… ну, что-нибудь в этом духе.


Саймон глубоко судорожно вздохнул:


– Я не уверен, что справлюсь.


– Справишься, разумеется, – закатила глаза Уинтер. – Ты победил акул и гадюк. Парочка пауков ничего тебе не сделает.


К сожалению, сам Саймон не был в этом уверен. Вытащив недовольного Феликса из кармана, он передал его Джему.


– Проследи, чтобы его не съели, – сказал он. Мышонок, скрестив лапки на груди, на него даже не взглянул.


Вскоре Саймон заметил старомодную вывеску, на которой был изображён лев в фиолетовом костюме, а витиеватая надпись гласила: «Стильный лев».


– Чудно, – сказал он, ощущая, как вспотели ладони и пересохло во рту. Он вытер руки о джинсы. – Если не вернусь к ужину, скажите Малкольму, что я решил слетать посмотреть на озеро Гурон, ладно?


– Ты иди, спасай Ариану, – сказал Джем. – С остальным мы разберёмся.


Как только часы показали 13:24, Саймон толкнул тяжёлую дверь и вошёл в паб. После залитой солнцем улицы пришлось немного поморгать, и только тогда глаза привыкли к тусклому свету.


Несмотря на обеденное время, внутри паб практически пустовал. Скучающий бармен протирал блестящую барную стойку, за столиком сидела пара пожилых женщин, скрипуче о чём-то переговариваясь. У их ног перешёптывались померанцы и папийоны, виляя хвостами и радостно дёргая ушками. На Саймона никто даже не посмотрел.


Он что, не правильно понял подсказку Арианы? Может, она имела в виду другое время или другой день? Или ему вообще не стоило сюда приходить? Сбитый с толку, Саймон открыл книгу, чтобы перепроверить чек, а потом снова посмотрел на часы. Они точно показывали 13:24. Так где же…


Крепкая рука легла ему на плечо, стискивая его стальной хваткой.


– А, Саймон Торн, – раздался низкий мужской голос. – Самое время.

8

Улей


– Кто вы? – спросил Саймон, пытаясь развернуться к мужчине, чтобы посмотреть на него. Но тот подтолкнул Саймона вперёд, провёл через плохо освещённый ресторан и протолкнул через тёмную занавесь, отделяющую зал от светлой, но тихой кухни. Повар в фартуке, покрытом жирными пятнами, продолжил резать морковку, даже не глянув на них, а мужчина подтолкнул Саймона к очередным дверям, за которыми оказалась узкая лестница.


Там Саймон наконец-то смог вырваться.


– Что происходит? Вы кто такой? – резко спросил он, как можно дальше отодвигаясь от мужчины. Тот закрыл и запер за собой двери, повернулся к Саймону лицом, и оказалось, что внешность у него… самая обыкновенная. Он не выделялся ничем. Среднего роста, среднего телосложения, даже причёска была какая-то средняя. Саймон смотрел на мужчину уже несколько секунд, но чувствовал, что стоит отвернуться и он забудет, как тот выглядит. Единственной отличительной чертой, которую заметил Саймон, было тяжёлое рубиновое кольцо с чёрным ободком на мизинце левой руки.


– Прошу прощения, – сказал мужчина, склонив голову. – Королева Чёрная Вдова сказала, что всё тебе объяснила.


– Что объяснила? – непонимающе переспросил Саймон.


– Потом расскажу. Здесь нас могут услышать. Но для этого придётся пройти со мной.


Мужчина указал на лестницу, у подножия которой Саймон заметил вход в низкий тоннель. Он помедлил с ответом.


– Я тебя не трону, – сказал мужчина, будто прочитав его мысли. – Я здесь по приказу Королевы. На данный момент ты – самый ценный её агент, и любого, кто тебя тронет, ждёт смерть.


– Я и сам могу здорово вас покусать, – пробормотал Саймон.


– Ни капли не сомневаюсь, – чинно ответил мужчина и протянул Саймону ключ от двери: – Возьми. Можешь уйти, когда захочешь. Я тебя не держу, Саймон Торн.


Саймон забрал ключ и убрал в карман. Потом, подумав, неохотно спустился по лестнице и остановился у входа в тоннель. Стены были отделаны бежевым камнем, но из-за низкого потолка Саймон чувствовал себя выше, чем был на самом деле.


– Что это?


– Заброшенный проход в соседнюю колонию анимоксов-муравьёв, – ответил мужчина. Саймон уставился на него, и он усмехнулся. – Не волнуйся. Муравьи перестали пользоваться им, как только в деревне поселились Звери. Но мы укрепили его и стали использовать с другой целью. Можешь поверить, здесь весьма безопасно.


Мужчина повёл его по тоннелям, которые, казалось, раскинулись многокилометровой сетью – хотя большая часть перекрёстков была перекрыта, оставляя единственный свободный путь.


– Кто вы? – спросил Саймон, пытаясь не думать о тоннах земли и камней над головой.


– Прошу прощения, – пробормотал мужчина, вновь склонив голову. – Я Тиберий. Куратор Улья и давний друг Её Величества.


Куратор Улья, значит. Почему-то Саймон не думал, что он придёт за ним лично.


– И вы будете следить, чтобы никто в Улье не узнал, кто я на самом деле такой?


– Именно, – подтвердил он чуть более дружелюбным тоном. – У тебя есть какие-нибудь вопросы?


Саймон даже не знал, с чего начать.


– Раз вы куратор и верны Королеве, зачем вам я? Разве вы не можете сами найти заговорщиков?


– Возможно. Но не факт, – ответил он. – Я потратил несколько месяцев на слухи, которые до меня доходили, но все они оказались беспочвенными и никуда не привели. А поскольку ты умеешь превращаться в паука-отшельника…


Саймон застонал:


– Она и вам рассказала?


Куратор коротко усмехнулся:


– А откуда, по-вашему, она про тебя узнала?


От его слов Саймону поплохело.


– Кто ещё знает?


Он пожал плечами:


– Человек десять, включая твоих друзей. Меньше, чем ты думаешь, но больше, чем тебе хотелось бы. Наши шпионы крайне скрытные. Я могу продолжать? Я хотел сказать, что поскольку ты умеешь превращаться в паука-отшельника, то привлечёшь внимание тех, кому нужно сплотить мятеж вокруг подставного лица, чтобы лишить власти род Её Величества. Они сами найдут тебя, и нам нельзя упускать такой шанс.


– И что мне делать, если… когда они придут? – спросил Саймон. – Доложить вам?


– Разумеется, – ответил он. – И подыграть им. В рамках разумного, конечно, – добавил он. – Лишний раз не рискуй и ни на кого не рассчитывай. Помни, студентов Улья выбирают не просто так и большинство из них способны выйти сухими из воды, даже убив кого-нибудь. Более того, полагаю, некоторые так уже делали.


Саймон нервно сглотнул. Почему-то он в этом даже не сомневался.


– Если дядя узнает…


– Каждый вечер ты будешь возвращаться домой. Альфа ни о чём не узнает, – сказал куратор. – Мы сообщим студентам, что Королева Чёрная Вдова лично тебя разыскала и взяла под свою опеку. Так что, если тебя выследят, ты сможешь объясниться. Но и преданности Королеве от тебя не требуется, – добавил он. – В конце концов, она сидит на твоём троне.


Саймон скривился:


– Вы что, вообще всё продумали?


– Практически да, но у нас было мало времени на подготовку. Поэтому если возникнут проблемы – либо делай вид, что не понимаешь, о чём речь, либо отвечай вопросом на вопрос, либо сразу же беги ко мне. Её Величество предупредила, что даже если тебя раскроют, твоя безопасность стоит на первом месте.


Легче от этого, честно сказать, не стало, и когда тоннель резко изогнулся и пошёл вверх, Саймон нахмурился:


– Куда мы идём-то?


– В Улей, конечно же. Он всего в паре километров от города. Я бы мог отвезти тебя на машине, но решил, что идти пешком тебе будет спокойнее. А тоннель – просто удобный способ сбросить несанкционированные хвосты, если таковые были.


– Несанкционированные? – переспросил Саймон. – Значит, есть санкционированные?


Куратор вновь коротко улыбнулся, но ничего не сказал. В конце тоннеля их ждала очередная лестница, в этот раз вверх, она вела в небольшую ветхую хижину, маскирующую тайный проход. Когда они вышли в лес, Саймон заозирался, но поблизости не было видно ни деревушек, ни школ. Ничего не говоря, куратор провёл его по практически незаметной тропке, поросшей травой. Саймон то и дело спрашивал у него о расписании уроков и строении Улья, но тот практически не отвечал.


– Лучше не раскрывать деталей, тебе не кажется? – жизнерадостно спросил он. – Чем меньше ты знаешь, тем меньше вызовешь подозрений.


Саймон вздохнул. Ближайшие две недели обещали быть непростыми.


Наконец они добрались до небольшого домика, наполовину скрытого за разросшимися деревьями. Выглядел он довольно обшарпанно: доски потрескались, краска с них слезла, а над порогом висела одна-единственная лампочка. Но когда куратор включил её, она ярким сиянием осветила мрак леса.


– Если свет включён – я на месте, – сказал он. – Выключен – значит, куда-то ушёл. Это сигнал для моих офицеров, чтобы они знали, когда можно прийти с отчётами, а когда нет.


– А вы не боитесь мне об этом рассказывать? – спросил Саймон, обходя лужицу на грязной дорожке. – Я, конечно, никому не скажу, но…


– Её Величество тебе доверяет, а значит, и я тоже, – ответил куратор, открывая металлическую крышку панели рядом с дверью и прикладывая большой палец к сенсору. Раздался писк, и замок щёлкнул. – Но студенты и так об этом знают, даже новички.


– А сколько их, кстати? – спросил Саймон.


Дверь распахнулась, и за ней оказались потрёпанная гостиная и кухонька. В облезлом кресле рядом с камином сидел мужчина, греющий ноги. Бросив на них короткий взгляд, он вернулся к газете, открытой на странице с кроссвордом.


– Примерно по пятьдесят студентов на Царство, и ещё сотня, с которыми мы пока не определились, – ответил куратор. Саймон нахмурился:


– В смысле?


– Гибриды, – сказал он, направляясь к неприметной двери на противоположной стороне гостиной. Как и в предыдущий раз, он снова открыл панель, разве что эта располагалась на стене чуть повыше. Её поверхность засветилась, и луч просканировал зрачок куратора. – В других Царствах их считают отбросами общества, но шпионы очень их ценят. Втереться в доверие к представителю Подводного Царства легче, если у тебя есть плавники. – Он постучал кончиком пальца по носу и открыл дверь, за которой оказалась очередная узкая лестница.


Несмотря на оставшиеся сомнения, Саймон пропустил куратора вперёд и пошёл за ним в очередную пыльную комнатку, где заметил третью охранную панель сбоку от простой деревянной двери. Куратор вбил десятизначный код, даже не придав этому значения, будто вводил простой телефонный номер.


– Если не правильно ввести код, то двери заблокируются, и придётся сидеть здесь, пока Клайд не сподобится тебя выпустить, – сказал он, открывая дверь. Саймон мысленно отметил ни за что не ходить здесь в одиночку.


За дверью их встретили двое охранников и обыскали их на предмет жучков. Насколько Саймон понял, электронных. После они прошли через шлюз, где со всех сторон их обдало воздухом.


– Верная смерть для всех, кто меньше таракана, – бодрым голосом пояснил куратор.


Но как только они вышли, он провёл Саймона через очередную дверь, и они очутились в вестибюле самой обычной школы. Бежевые стены, и два коридора по обеим сторонам от входа, и секретарь, сидящий за стеклом, и даже дверь с табличкой «Кабинет директора». Саймон покосился на неё, и куратор усмехнулся.


– Там у нас находится внутренняя служба безопасности, – сказал он, – и там же расположена оружейная. Винтовки, бомбы, гранаты – как обычно, в общем. Поверь мне, тебе там не понравится.


Саймон поспешно отступил, а куратор только рассмеялся.


– Пойдём. Тебе нужно получить учебники и переодеться в школьную форму.


Спустя несколько минут Саймон, держа учебники в одной руке, а второй поправляя синюю форму, которая оказалась слегка маловата, шёл за куратором по коридору, по обеим сторонам которого тянулась вереница закрытых дверей. На пути в кабинет они прошли мимо малышей, которым не было ещё и шести, – они держались за руки и пели песенку про взлом замков, следуя по коридору за учителем.


Шок Саймона, видимо, отразился у него на лице, потому что куратор вновь хлопнул его по плечу.


– Чем раньше начать тренировки, тем больше будешь уметь к выпуску.


– Значит, здесь все учатся с самого детства? – спросил он.


– Да, в большинстве своём, – ответил куратор. – Но не волнуйся. Ты быстро всё наверстаешь.


Саймон не собирался задерживаться в школе надолго, поэтому это его не волновало. Правда, он понятия не имел, как в случае чего справиться с сотней учеников, которых учили убивать с пелёнок.


– Пришли, – объявил куратор, останавливаясь у стены из красного кирпича. – Оружейный бой и самозащита. Весьма полезный урок, если так подумать, – добавил он, подмигнув. А потом постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, открыл её.


И в тот же момент, не успел Саймон шевельнуться, вздохнуть и даже сообразить, что происходит, навстречу ему устремился кинжал, нацеленный прямиком в сердце.

9

Муха в меду


Стук.


Кинжал воткнулся в толстый учебник, который куратор умудрился подставить прямо под клинок, едва не воткнувшийся Саймону в грудь. Тяжело дыша, тот запоздало отступил, и на секунду ему показалось, что он сейчас потеряет сознание.


– Ой. Простите, – сказал парень с тёмными волосами, падающими ему на глаза. На нём была такая же неудобная форма, что и у Саймона, но ему она почему-то шла больше. Парень посмотрел на него с усмешкой. – Не думал, что кто-то войдёт.


– Дев, – произнёс куратор с лёгким предостережением в голосе. – Сколько раз тебе говорили не метить в движущиеся цели?


Мальчик – Дев – шаркнул ногой.


– Ты как? – спросил он у Саймона, пока куратор вытаскивал кинжал из учебника. – Не испугался?


– Да нет, – прохрипел Саймон, хотя ему казалось, что лёгкие схлопнулись от страха. – Я за сегодня всего трижды был на волоске от смерти. Так, ерунда.


Дев рассмеялся.


– А ты мне нравишься, – сообщил он.


Куратор шагнул к нему, протягивая нож.


– Думаю, Саймон ответит тебе тем же, если ты больше не будешь пытаться его убить. А теперь извините меня на минутку, – добавил он и скользнул в класс. Саймон заглянул в дверь. Кабинет оказался больше, чем он ожидал, и с широким выбором холодного оружия, начиная от ножей и топоров и заканчивая арбалетами и луками. Ученики, поглощённые отработкой ударов на тренировочных чучелах и мишенях, даже не посмотрели в сторону Саймона.


– Первый день? – спросил Дев, облокачиваясь о дверную раму.


– Так очевидно? – ответил Саймон, вытирая пот, выступивший на лбу.


– Ты прямо свеженькое мясцо, – сказал Дев. – Ну и какой из меня был бы шпион, если бы я не знал, кто учится в школе? А тебя я впервые вижу.


Ну, теперь Саймон хотя бы убедился, что незаметно влиться в коллектив не получится.


– Я только переехал, – сказал он. – С… эм, с юга.


Он решил, что в роли паука-отшельника будет вести себя скрытно. Так будет легче поддерживать историю как можно более правдивой – да и вообще, его же якобы всю жизнь держали в изоляции и скрывали от мира. Разумеется, он бы не стал раскрывать свои тайны первому встречному.


И только тогда он заметил сходство между легендой и его реальной жизнью. Про него тоже можно было сказать, что он жил в изоляции и что его скрывали от мира – по крайней мере, от анимоксов. И он действительно был не простым анимоксом и привлёк бы к себе внимание, если бы о нём узнали.


Может, куратор с Королевой нарочно выбрали такую историю, но, как бы то ни было, камень на плечах стал чуточку легче. Придётся врать о месте жительства и о других маловажных деталях, но не о том, как прошлое на него повлияло. Это облегчало задачу.


Дев покосился на него.


– А поподробнее? – спросил он. – Откуда «с юга», из Кентукки? Или из Миссисипи? Луизианы?


– Из Южной Каролины, – неохотно ответил Саймон. – Мне… мне нельзя об этом рассказывать.


На плечо легла рука, и рядом с ним встал куратор.


– Саймон – особый ученик, Дев. Он здесь по приказу самой Королевы Чёрной Вдовы, так что вы уж о нём позаботьтесь.


В тёмных глазах мальчика сверкнуло любопытство, но вместе с тем – подозрение.


– Тебя послала Её Величество?


Саймон кивнул, потому что язык внезапно начал заплетаться.


– Я… я у неё под опекой, – сказал он, пытаясь вспомнить легенду. – Я с ней живу.


Глаза Дева загорелись:


– А ты знаком с Арианой? Она в порядке? Мы слышали про нападение, но никто не говорит, что с ней…


– Я ведь уже сказал, Дев, как только появятся новости, я сразу сообщу, – с предостережением в голосе произнёс куратор. – Расспросы подождут. Так. Расписания у вас с Саймоном совпадают, так что ты уж за ним присмотри и помоги, если понадобится. Продемонстрируй ему наше гостеприимство, ладно?


– Хорошо, – отозвался Дев, не сводя с Саймона взгляда. – Вы уж поверьте.


Куратор усмехнулся.


– Думаю, уж что-что, а верить тебе точно не стоит, – сказал он, и не успел Саймон понять, шутит он или нет, как дверь закрылась за ним с негромким хлопком.


Провернув в ладони кинжал, Дев шагнул к Саймону.


– Так что, Ариана в порядке?


– Это… – Саймон покосился на оружие, – это тайна.


Дев цыкнул.


– Ну пожалуйста, – сказал он, и по голосу его было понятно, что просить он не привык. – Я никому не скажу. Просто хочу знать, как она там.


Саймон понимал, что лучше бы ему промолчать, – а ещё понимал, что стоило Деву захотеть и он бы значительно усложнил Саймону пребывание в Улье. Саймону нужно было выбирать, кем станет Дев – другом или врагом, и он знал, что не справится в одиночку.


– Напугана, но жива, – наконец тихо произнёс он. – Отделалась парой царапин.


Дев протяжно выдохнул, заметно расслабляясь.


– Про смерть принцессы нам бы, наверное, сообщили, поэтому я решил, что она в коме или… не знаю. Хоть бы кто-нибудь что-нибудь сказал.


– Они стараются это не афишировать, – сказал Саймон. – Ради её же безопасности. Ты же никому не расскажешь, да?


Дев отмахнулся:


– Не волнуйся. В этой школе все постоянно слышат то, что не следует, так что тайны хранить умеют. – Выпрямившись, он осмотрел Саймона, будто видел его впервые. – Кстати, о тайнах. Не знал, что Королева кого-то опекает. Как ты к ней попал? Что в тебе такого особенного?


Вот он. Вопрос, которого ждал Саймон; вопрос, к которому он был готов.


– Я коричневый паук-отшельник, – сказал он с напускным спокойствием. – Какие ещё тайны теб…


Кинжал, который Дев вертел в руках, упал и воткнулся в защитный мат, постеленный на полу.


– Кто ты?


Вопрос прозвучал так громко, что на них обернулись остальные студенты, а тренер, сидящая за столом, глянула на них из-за стёкол очков.


– У вас всё в порядке, мальчики?


Щёки у Саймона тут же запылали.


– Да, – соврал он дрогнувшим голосом. А как только все отвернулись, возвращаясь к своим занятиям, тихо добавил, обращаясь к Деву: – Мне нельзя об этом говорить.


Тот фыркнул, хотя до сих пор смотрел на него огромными глазами.


– Если ты действительно… тот, за кого себя выдаёшь, – докажи, – бросил он. – Превратись.


Внутренне Саймон съёжился. Именно этого он и боялся. Благодаря Лео он знал, что сможет превратиться в паука-отшельника, но понятия не имел, как они двигаются, как ведут себя. Помедлив, он оглядел тяжёлые топоры и остальное оружие, выставленное у стены.


– Превращусь, только попозже, – пообещал он. – Там, где… где меня точно ничем не придавит, хорошо?


– Я тебе не верю, – твёрдо сказал Дев. – Род пауков-отшельников оборвался несколько веков назад, нельзя просто заявиться сюда и кормить нас своими выдумками. Рано или поздно мы узнаем правду.


Саймон сглотнул.


– По-твоему, куратор бы соврал о таком? А Королева Чёрная Вдова?


Дев фыркнул:


– Зачем ей вообще держать при себе паука-отшельника? Все знают, что на неё охотятся, а пауки-отшельники – главные враги Чёрных Вдов.


– Да, но до меня их веками считали вымершими, о чём тебе прекрасно известно, – слишком уж резко заметил Саймон. Но извиняться не стал. Закрадывалось подозрение, что если даже Дев ему не поверит, то не поверит никто. А куратор не стал бы знакомить его с кем-то, у кого в школе нет никакого влияния. – Мне нравится Королева Чёрная Вдова, нравится Ариана. Они спасли меня от… – Он вновь замолчал, отчасти потому что в голову ничего не приходило, отчасти – потому что Дев явно надумал бы что-нибудь пострашнее выдумок Саймона. – Я ничего им не сделаю. Да и как, когда вокруг столько верных ей людей?


– Не такие уж они и верные, – мрачно пробормотал Дев. Но Саймон не успел уточнить, потому что он продолжил: – Если хочешь моей помощи в школе – превращайся. Я прослежу, чтобы на тебя ничего случайно не упало.


Может, Саймону просто показалось, но Дев слишком уж выделил голосом слово «случайно». Сглотнув, он огляделся. Все вокруг, как и раньше, были поглощены тренировкой, а тренер листала какие-то документы, не обращая внимания на происходящее. Убедившись, что никто на него не смотрит, Саймон глубоко вздохнул и начал превращаться.


Во время ночных тренировок с Арианой он побывал в шкуре множества пауков. Чёрные Вдовы, тарантулы, домашние пауки, кругопряды – даже сенокосцы, которые, как оказалось, на самом деле не были пауками. Но пауком-отшельником он становился впервые, и как только тело уменьшилось и из него выросли две дополнительные пары ног, Саймон с трудом подавил дрожь.


Было в этой форме что-то… злобное. Стоило трансформации завершиться, как захотелось наброситься на стоящего перед ним человека, а потом забиться в ближайший тёмный угол. Он обратил свои восемь глаз на Дева, который пялился на него с открытым ртом и пятился.


Убедившись, что Дев вдоволь насмотрелся и не решит, что паук-отшельник ему просто привиделся, Саймон превратился обратно в человека, сдерживая дрожь.


– Теперь веришь? – спросил он. Дев быстро закивал.


– Просто… быть не может, – сбивчиво сказал он. – Все постоянно твердят, что пауков-отшельников полностью уничтожили после войны со Звериным королём, а теперь ты явился, и…


– И мне нужна твоя помощь, чтобы влиться в коллектив, – тихим голосом попросил он. – Пожалуйста.


Дев вновь оглядел его, только в этот раз с недоверчивым уважением.


– Ладно, – сказал он. – Помогу. Но у меня тоже есть к тебе просьба.


– Какая? – осторожно спросил Саймон. Дев поднял кинжал и, практически не глядя, метнул его в мишень на противоположной стороне кабинета. С негромким стуком лезвие вошло точно в центр.


– Отведи меня к Ариане.

* * *


Остаток дня прошёл именно так, как ожидал Саймон, – то есть так себе. Он катастрофически не успевал за остальными студентами, большая часть которых училась в Улье с самого детства, и хотя Дев относился к нему неплохо, помощи он не предлагал.


После урока по владению оружием и самозащите шло изучение ядов, где Саймон узнал, сколькими способами пауки умеют пытать своих жертв. Ариана всегда говорила, что сама готовит яды, и раньше он считал это странным, но сейчас понял причину: Дев с его одноклассниками варили такие отравы, что по сравнению с ними паучий яд выглядел не страшнее прокисшего молока. Паралитические яды, те, что вызывают невероятную боль, яды, от которых люди забывали даже собственное имя, – а двенадцатилетние ученики в шутку делали вид, что сейчас обрызгают друг друга, будто игрались с простой подкрашенной водичкой. Как оказалось, кстати, некоторые яды действительно были подкрашены пищевыми красителями – те, которые нужно было вкалывать жертве, а не тайком подливать в напиток.


– Это чтобы их различать, – весело пояснил Дев. – И случайно не убить того, кого нужно допросить.


Как только прозвенел последний звонок, Дев проводил Саймона до выхода, где его ожидал куратор. Но перед уходом Дев схватил Саймона за рукав и шепнул ему на ухо:


– Не забудь. Я хочу увидеться с Арианой.


– Сказал же, я постараюсь, – стиснув зубы, ответил Саймон. – Но если это слишком опасно…


– Я её защищу, – сказал Дев. – Просто придумай, как меня к ней провести.


Куратор подошёл к ним, держа руки в карманах.


– Ну, как прошёл первый день? – легко спросил он, хотя Саймон чувствовал, что за простым любопытством скрывается нечто большее.


– Неплохо, – пожав плечами, ответил он тем же тоном, которым обычно разговаривал с дядей. Обернулся к Деву: – Ты тоже домой?


– В отличие от некоторых мы живём в школе, а не в роскошных хоромах, – ответил Дев, вновь косо ухмыляясь. – Но завтра увидимся, да?


К удивлению Саймона, Дев затряс его руку в каком-то замысловатом рукопожатии, которое он не успел уловить. Но когда разжал пальцы, в ладони Саймона оказалась спрятана записка. Пока куратор ничего не заметил, тот быстро спрятал руку в карман, и Дев ушёл, насвистывая. Он даже не обернулся.


Когда Саймон снял школьную форму, куратор провёл его обратным путём – сначала в лесной домик, потом по тропе, ведущей к тоннелю в деревню. Только там он нарушил молчание:


– Кто-нибудь с тобой уже говорил?


– Пока нет, – ответил Саймон, пытаясь поспевать за куратором. – Но я превратился в паука-отшельника на глазах у Дева.


– Хорошо, – коротко кивнул он. – К вечеру вся школа об этом узнает. Если повезёт, скоро к тебе приползут мятежники, ищущие исполнителя для своих делишек.


Саймон не хотел становиться исполнителем, особенно когда целью было убить Ариану с матерью, но как бы ни бегали по коже мурашки от этих мыслей, именно за этим он и пришёл в школу.


Из «Стильного льва» Саймон вышел около пяти вечера. Он думал, что на улице его будут ждать, но никого не увидел и с растущим беспокойством поспешил вернуться на центральную улицу, а оттуда – к дому.


Однако на середине пути кто-то выскочил на дорогу в паре метров от него, и столкновения Саймон избежал лишь благодаря прорехе между деревьями, куда он успел юркнуть.


– Нолан? – выдохнул он, прислоняясь к дереву, чтобы перевести дыхание.


– Ну, наконец-то, – сказал брат, нервно оглядываясь на дорогу, по которой пришёл. – Все тебя заждались.


– Все? – переспросил Саймон с заколотившимся сердцем.


– Кроме Малкольма, – ответил Нолан как-то мрачновато. – Он так занят обеспечением безопасности и стаей, что, кажется, даже не заметил, что мы вернулись без тебя. Зато Уинтер вне себя. Она думает, тебя похитили.


– Чудесно, – пробормотал Саймон. С Уинтер и так было нелегко, а если она решит, что план слишком опасен, то сделает что угодно, лишь бы он не вернулся в шпионскую школу.


Стоило им дойти до крыльца, снова появились кошки. Они тёрлись о лодыжки, словно новообретённые родственники. Саймон осторожно обошёл их и вошёл в дом, готовясь вести себя так, будто никуда и не уходил.


– Саймон! – воскликнула Уинтер, стоило ему перешагнуть порог. Бросившись на него со скоростью и ловкостью ягуара, она стиснула его в объятиях так сильно, что рёбра затрещали. – Живой!


– Ты меня… задушишь, – прохрипел он, и Уинтер слегка разжала руки, хотя из объятий не выпустила. – Всё нормально. Ты же знала, где я.


– Ничего подобного, – осуждающе ответила она, наконец-то выпуская его. – Они же ничего с тобой не сделали, да?


– Нет, конечно, – сказал он, бросая на Уинтер многозначительный, как он надеялся, взгляд. – Позже поговорим, ладно? – Без прислушивающихся к разговору котов и насекомых.


Уинтер фыркнула, но хотя бы не возразила, а просто обернулась к Нолану:


– А ты где был?


– В городе, ждал Саймона, – кисло ответил тот. – Но я замёрз и пошёл за курткой. Мы столкнулись на обратном пути.


– Не знаете, где Ариана? – спросил Саймон. Он не хотел перебивать, но не хотел и слушать препирательства Нолана с Уинтер. – Мне нужно с ней поговорить.


– Наверху. Первая комната справа, – не задумываясь, отозвалась Уинтер, нависая над Ноланом. – Нужно было ждать его здесь, а не возвращаться и… и… апчхи!


От её чиха задрожали стёкла. Саймон вздрогнул, а Нолан насмешливо бросил:


– Может, это тебе не стоило сюда возвращаться?


– Хожу куда хочу, – упрямо сказала Уинтер, хотя глаза у неё начали опухать, будто она плакала. – Ты мне не указ… апчхи!


Саймон взял её под локоть:


– Пойдём, посидишь в машине.


Шмыгнув носом, она просверлила Нолана взглядом через плечо, но всё же позволила увести себя на улицу. По пути к ближайшему внедорожнику она вытащила из кармана салфетку.


– Малкольму звонила Зия. Она уже едет. А ещё она предложила мне пожить с ней в мотеле, чтобы не пришлось ночевать в машине, – сказала она и громко высморкалась.


– Хорошо, – сказал Саймон. – Лео тоже где-то неподалёку. Они помогут, если понадобится.


Полагаться на новоявленных дедушку и тётю не хотелось, но даже он понимал, что в этот раз они пытаются прыгнуть выше головы. Может, план Королевы Чёрной Вдовы и сработает, но нужно было готовиться к худшему. И как бы ни хотел Саймон найти Осколок Хищника, в первую очередь нужно было защитить Ариану.


Оставив Уинтер в машине с одеялом и коробкой салфеток, Саймон вернулся в дом и поднялся на второй этаж. Тихонько постучав в дверь спальни, где остановилась Королева Чёрная Вдова, он прошептал:


– Ариана? Это я. Ты…


Дверь распахнулась. Стоящая за ней Ариана впилась в него взглядом, и Саймон машинально отступил. Он привык к злости Уинтер, но Ариана редко смотрела на него с таким недовольством – будто он натворил что-то такое, за что невозможно искупить вину.


– Что? – выплюнула она.


– Надо… надо поговорить, – сказал Саймон, вытаскивая из кармана записку. – Сегодня в Улье…


Не сказав больше ни слова, Ариана отвернулась и захлопнула дверь у него перед носом.

10

Оса


Саймон поражённо уставился на дверь, не веря собственным глазам.


Он постучал ещё раз, но Ариана не открыла. Складывалось впечатление, что Саймон натворил что-то ужасное, сам того не заметив, поэтому он, абсолютно сбитый с толку, спустился в гостиную и плюхнулся на единственное место на диване, не занятое дремлющими кошками.


– Всё в порядке? – спросил Джем, заходя в комнату с миской и лопаткой в руках. – Как день прошёл?


Саймон покачал головой.


– Потом расскажу, – пробормотал он. – Ариана что, на меня злится?


– Злится? – захлопал глазами Джем. – Не знаю. Она сегодня какая-то мрачная, но я её почти не видел, она всё время сидит с мамой наверху.


Ситуацию это не прояснило. Саймон кивнул в сторону миски:


– Что делаешь?


Джем просиял:


– Бисквиты. Контесса учит нас готовить.


– Нас? – переспросил Саймон. Снедаемый нехорошим предчувствием, он пошёл на кухню вместе с Джемом и увидел там Контессу в человеческом облике, нависающую над большой кастрюлей, в которой бурлило рагу. На столешнице рядом с ней стоял Феликс, уперев лапки в бока.


– Нужно больше розмарина, – подсказал он. – Поверь, это придаст блюду изысканный вкус.


– Ты же мышь, – сказала она, обнажая зубы. – Что ты вообще понимаешь в специях?


Феликс фыркнул:


– Ты хоть представляешь, сколько кулинарных шоу я посмотрел? Рано или поздно даже пёс чему-то да научится.


Измученно вздохнув, Контесса добавила немного розмарина.


– О, ты вернулся, – обратилась она к Джему. – И даже привёл помощника. Нужно почистить картошку.


– Почист… что? – переспросил Саймон. – Нет, нет. Я не помогать пришёл. Я хотел…


– А есть ты сегодня собираешься? – поинтересовалась она, поворачиваясь к нему и взмахивая поварёшкой. Он кивнул. – Значит, придётся помочь.


Порывшись в ящике, она протянула ему какой-то изогнутый металлический инструмент и выставила перед ним целое ведро картошки. Саймон уставился на овощечистку, не понимая, что делать.


– Что, впервые видишь? – спросила Контесса. Саймон снова кивнул.


– Мне готовил дядя, – признался он. Кошки, восседающие на столешнице под окном, занавешенным лёгкими жёлтыми шторами, громко фыркнули.


Хмыкнув, Контесса забрала у него овощечистку и картошку.


– Вот так, – продемонстрировала она. – Даже твой заразный мышонок бы справился. Ты, думаю, тоже разберёшься.


– Я не заразный, – раздражённо огрызнулся Феликс. Контесса пропустила его слова мимо ушей, не сводя зелёных глаз с Саймона.


– А ножом почистить нельзя? – спросил он. Она фыркнула:


– Мои ножи прорежут даже мрамор. Альфа мне хвост оторвёт, если ты отрежешь себе палец.


Осознав, что спорить бесполезно, Саймон молча забрал у неё овощечистку и картошку и занялся делом. Он не знал, что именно на него так повлияло – Дев и остальные ребята из школы или неожиданный гнев Арианы, – но он ещё никогда не чувствовал себя насколько бесполезным. Угрюмо закончив с картошкой, он взял следующую, практически не поднимая взгляда, несмотря на бесконечные споры Контессы с Феликсом по поводу того, что добавлять и не добавлять в рагу.


Наконец минут двадцать спустя Контесса заглянула в ведро.


– Да ты даже половину не почистил! – воскликнула она. – Я не успею приготовить ужин без картошки!


– Простите, – сказал Саймон. Ему казалось, что он неплохо справляется, учитывая, что он занимался этим впервые в жизни. – Я…


Она выхватила у Саймона овощечистку и так яростно набросилась на картошку, что кожура полетела во все стороны.


– Всё приходится делать самой, – пробормотала она. – Никакой помощи от вас нет, даже подальше от стола держаться не можете…


Виновато улыбнувшись Джему с Феликсом, Саймон сбежал из кухни на улицу. За день садовые качели подсохли, и теперь их занимали кошки. Приуныв только сильнее, Саймон поплёлся в сторону леса, засунув руки в карманы.


Пальцы наткнулись на бумажку, которую ему подсунул Дев. Отойдя подальше от крыльца, Саймон забрался на прочную ветку и развернул записку – но вместо слов увидел там только какие-то странные символы. Нахмурившись, он перевернул бумажный лист в надежде разобраться, но нет, с таким же успехом Саймон прочёл бы иероглифы.


Чудесно. Даже здесь от него никакой пользы.


– Эй. – Его внимание привлёк тихий голос, и он опустил взгляд. Под деревом стояла Ариана – растрёпанная, с покрасневшими припухшими глазами. Полчаса назад они такими не были. Он бы заметил.


– Привет, – осторожно сказал он, не зная, с какой именно целью пришла Ариана: поговорить или накричать на него. – Ты как, в порядке?


Она покачала головой:


– Прости. Просто я злилась, и… – Она пожала плечами. – Можно?


Саймон кивнул, и Ариана с кошачьей ловкостью вскарабкалась на ветку. Следующая минута прошла в молчании. Саймон понимал, что не стоит требовать объяснений, а Ариана и не собиралась ничего объяснять. По крайней мере, пока.


– Это что? – спросила она через какое-то время, кивая на вновь свёрнутую записку.


– А. Это тебе, – сказал он, передавая ей лист. – От мальчика из Улья. Его зовут…


– Дев. – Её глаза расширились от удивления, она вчиталась в записку, и из горла вырвался истеричный смешок. – Ты с ним познакомился, поверить не могу.


– Куратор поставил его со мной в пару, – сказал Саймон. – У нас даже расписание общее.


– Дев знает всех, – сказала Ариана, не сводя взгляда с записки. – Если у мятежников есть связи в Улье, завтра мы об этом узнаем.


– Куратор тоже так считает, – отозвался Саймон. Она всё никак не отрывалась от послания, и он кашлянул. – Про меня там что-нибудь есть?


– Что? А! – Она посмотрела на бумажный лист в последний раз и осторожно его сложила. – Он спрашивает, доверяю ли я тебе и не угрожаешь ли ты нам с мамой. Но в основном тут просто шутки. – Она помолчала. – А ещё – предостережение.


– Предостережение? О чём? – спросил Саймон.


– О мятежниках. Он говорит, что в последнее время в Улье творится что-то странное. Все общины пытаются пропихнуть собственных представителей. – Она покачала головой: – Мы на пороге гражданской войны.


Саймон не знал, что тут сказать. Война казалась страшной даже издалека, а Ариана с матерью находились в эпицентре.


– Не забывай, если понадобится помощь…


– Ты и так помогаешь, – твёрдо сказала она. – Мама тебе доверяет. И я тоже. Мы знаем, что ты сражаешься ради нас.


Саймон отстранённо кивнул, задумавшись.


– Кто он? Ну, Дев.


– Мой лучший друг. Бывший лучший друг, точнее, – сказала Ариана, глядя на свои руки. – Мы вместе учились в Улье, пока мама не решила перевести меня в ПРИЮТ. В основном по политическим причинам, – добавила она, пожимая плечами. Саймон не стал уточнять, что именно скрывалось под «в основном». – Из Улья ему нельзя было мне писать, и я думала, что мы больше никогда не встретимся.


Она скользнула пальцами по сложенной записке, и внутренности Саймона скрутило. На мгновение он возненавидел Дева, но быстро подавил яростную волну. Он не был единственным другом Арианы – и среди её друзей были мальчики. Ничего удивительного, просто Саймон не ожидал, что они станут бросаться в него кинжалами, вот и всё.


– У вас даже есть собственный язык, классно, – сказал он с лёгкой неохотой. – Долго придумывали?


– Целый год, – с затаённой гордостью ответила она. – Он фонетический, так что, если кто-то разгадает часть шифровки, подобрать буквы, как в криптограмме, не получится. – Заметив недоумённый взгляд Саймона, она добавила: – Ну, в которых одну букву заменяет другая и нужно следовать шаблону, чтобы узнать весь код.


– А, ну да, – сказал он, хотя понятия не имел, о чём речь. – Этому тоже учат в Улье?


– В семь лет. – Она ухмыльнулась. Саймон так давно не видел её улыбки, что, не сдержавшись, улыбнулся в ответ. Но вскоре Ариана вновь помрачнела и вздохнула: – Прости, что так себя вела.


– Да ничего, – сказал Саймон. – Чем я тебя так разозлил?


– Ты не виноват. Я просто… – она скривилась, – хотела вернуться в Улей. И я думала, что мама отправит меня с тобой. Я бы всё тебе показала, познакомила с нужными людьми. Встретилась бы с друзьями, – добавила она. – А потом она заявила, что это слишком опасно, и…


– Понимаю. Я бы тоже разозлился. – Он замолчал. – Ну, точнее, разозлился бы, если бы у меня в школе были друзья.


Ариана вновь рассмеялась, но в этот раз сочувствующе. Она не издевалась над ним – наоборот, на душе стало тепло.


– Как тебе Дев, кстати? – спросила она.


– Ну, он меня чуть не убил, – заметил Саймон, а когда увидел испуганное выражение лица Арианы, поспешно добавил: – Случайно. Он метал кинжалы в дверь, а куратор открыл её, и… – Он пожал плечами. – А ещё он не поверил, что я паук-отшельник.


– Видимо, понял, что ты врёшь, – сказала Ариана. – Он видит людей насквозь.


– Вот он, наверное, удивился, когда я обернулся у него на глазах, – со слабой улыбкой сказал Саймон.


– Да, хотела бы я это видеть, – призналась Ариана. – Я по нему скучаю.


Саймон побарабанил пальцами по ветке.


– Он тоже хочет с тобой встретиться. Может, если получится вывести его из Улья…


Ариана стиснула его в объятиях, отчего они оба едва не рухнули с дерева. Саймон успел ухватиться за ветку, и Ариана отпустила его, широко улыбаясь.


– Что, правда?


– Ну да, – ответил он. – Но только если это безопасно.


– Мы что-нибудь придумаем, – твёрдо сказала она. – А пока могу попробовать помочь тебе и так. Например, могу рассказать об остальных учениках, за кем стоит присматривать, могу даже позаниматься с тобой, если надо.


– Правда? Потому что мне очень нужна помощь, – сказал Саймон. – Дев только и делает, что наблюдает за тем, как я выставляю себя идиотом.


– Он не любит конкуренции, – сказала она. – И никому не помогает, если ему это невыгодно. Но он хороший парень – пока не начинает кидаться ножами, конечно.


Саймона вновь обожгло ревностью, но в этот раз он задавил её на корню. В конце концов, это он сидел с Арианой на дереве, а с Девом они не виделись уже кучу времени.


– А меня ты научить сможешь? – спросил он. – Ну, бросать ножи?


– Это несложно, нужно просто приноровиться. – Она огляделась. – Но все мои кинжалы в комнате, а мама спит.


– Ничего страшного, – сказал Саймон, глядя на дом, проглядывавший за деревьями. Внимание привлёк тёплый свет, льющийся из окна с лёгкими жёлтыми шторами. – Я знаю, где можно найти пару ножей.


На следующий день, в очередной раз отпросившись у Малкольма, Саймон с друзьями поспешили вернуться в «Стильного льва», где Саймона встретил куратор. Сегодня он пришёл к первому занятию, и, когда вошёл на урок чтения по губам, Дев поприветствовал его, как старого друга.


– Ты передал ей записку? – спросил он, закончив со сложным приветствием, включавшим в себя стуканье кулаками и локтями.


– Ага. Она написала ответ, – ответил Саймон, роясь в карманах и доставая сложенную салфетку. – Прости, ничего другого она не нашла.


Дев уже не слушал; он жадно впился в записку взглядом, изучая странные символы их с Арианой тайного языка. Ухмыльнувшись, он похлопал Саймона по плечу – пожалуй, чересчур сильно.


– Раз она тебе доверяет, то и я тоже, – сообщил он, и не успел Саймон ничего ответить, как Дев оттащил его к группке студентов, сидящих в конце класса. – Привет, ребят, – поздоровался он. – Это Саймон, я вам о нём рассказывал.


Тут же все уставились на Саймона, и он покраснел.


– Эм, привет. Рад знакомству.


– А ты правда паук-отшельник? – шёпотом спросил высокий мальчик.


– Я… ну…


– И тебя действительно воспитали пауки-волки? – спросила девочка с коротко стриженными волосами.


– А ты правда убил всех и сбежал через подземный тоннель?


– А можешь превратиться?


– Ребят, – произнёс Дев, вскидывая руку, будто хотел отмахнуться от бесконечных вопросов. – Он же новенький. Не наседайте так на него.


Последовала тишина, и все с надеждой посмотрели на Саймона. Тот пожал плечами:


– Мне нельзя об этом гово…


– Так это правда, – с улыбкой сказала другая девочка. – Я как знала! Покажешь клыки?


И так началась вереница знакомств, которым не было конца и края. Весь день стоило им с Девом выйти в коридор, как они сталкивались с очередными ребятами, жаждущими представиться. Их имена влетали в одно ухо и вылетали из другого, и очень скоро Саймон понял, что лица начали плыть в голове. Он понимал, что запомнить всех было важно, но чем сильнее старался, тем хуже у него получалось.


Даже если кто-то из них и был замешан в нападении на Ариану и её маму, с первого взгляда понять это было невозможно, да и на лице у его новых знакомых не было написано, будут ли они рады увидеть на троне паука-отшельника. Оставалось надеяться, что к нему подойдут позже, когда вокруг будет поменьше людей, стремящихся на него посмотреть.


Только на уроках удавалось спасаться от неиссякающего потока ребят, желающих с ним познакомиться. Вторым в расписании стояло искусство маскировки, и оно оказалось весьма интересным. Пока учитель проникновенно вещал о специфике региональных акцентов Англии, Саймон листал учебник и знакомился с предыдущими главами, а в итоге даже не заметил, что прозвенел звонок. Лишь когда Дев рассмеялся, он виновато поднял взгляд.


– Ты, наверное, знаком с маскировкой на практике, – сказал Дев жизнерадостно. – Тебя когда-нибудь пытались убить?


– Ну… пару раз, – пробормотал Саймон. И не соврал. – Не понимаю, почему Ариана постоянно красит волосы во все цвета радуги, если хочет быть незаметной.


– Тут дело не в незаметности, – ответил Дев, собирая учебники. – Ариана начала красить волосы и носить парики лет в девять. Оказывается, если отвлечь собеседника чем-то ярким или необычным, то он перестанет замечать всякие мелочи вроде черт лица, роста, веса, а иногда ещё и одежды, если она тоже не выделяется, конечно. Это основы шпионажа, – добавил он. – Лицо поменять сложно, но ты можешь менять другие элементы внешности, чтобы глаз цеплялся именно за них. Так можно стать невидимым в каком-то роде. Спрячь отличительные черты – и никто тебя не узнает.


Саймон не совсем понял, что Дев имеет в виду, но спросить не успел, потому что они вышли в коридор, и следующие пятнадцать минут Дев представлял его старшеклассникам. Ариана с куратором не соврали – Дев действительно знал всю школу.


В столовой за их обеденным столом собралась самая большая толпа, и все вокруг стремились рассказать Саймону, как идут дела в Улье. Слушать, с каким рвением они выдают секреты школы, было бы забавно, вот только Саймон слишком боялся скрытого подтекста. Вдруг кто-то был недоволен правлением Королевы Чёрной Вдовы? Может, заходили разговоры о том, что пора что-то менять?


Пока какой-то болтливый старшеклассник рассказывал, как он ждёт возможности внедриться в Подводное Царство сразу после выпуска, Саймон заметил темноволосую девочку, сидящую неподалёку. Она не сводила с него взгляда синих глаз, настолько ярких, что Саймон сразу же подумал о линзах. За столом рядом с ней никого не было, и она, ссутулившись, наблюдала за Саймоном сквозь промежуток между окружающими его студентами. Когда их взгляды пересеклись, она отвернулась, но в течение обеда Саймон ещё четыре раза замечал, что на него смотрят.


– Кто это? – спросил он у Дева на выходе из столовой. Её отделяло от них несколько студентов, но Дев сразу понял, о ком идёт речь.


– Это Мейке, – ответил он. – Она… со странностями.


– Люблю странности, – машинально ответил Саймон. – Странности – это интересно.


– Интересно – не значит хорошо, – сказал Дев. – Мейке… – Он помедлил. – Она оса, причём отличная представительница своего вида.


– Оса? – Саймон уставился на него. – То есть убийца?


– Именно, – мрачно ответил Дев. – Мы обходим её стороной. Она только рада, – добавил он, заметив, как нахмурился Саймон. – Друзья ей не нужны, сам понимаешь.


Неожиданно толпа перед ними расступилась, и вперёд выступила Мейке, мрачная, с руками, скрещёнными на груди. Для их возраста она казалась высокой, а ещё Саймон заметил, что корни волос у неё были светлее, чем на концах.


– Вы обо мне говорите? – поинтересовалась она.


– Радовалась бы, – сказал Дев. – Саймон считает тебя интересной, а это редкость.


Он хлопнул его по спине, и от взгляда Мейке Саймон поёжился.


– Ты… ты интересная в хорошем смысле, – сказал он. – Мне просто показалось, что ты… добрая.


– Я бы на твоём месте не доверяла тем, кто кажется добрым, – заметила она, склоняя голову и внимательно его изучая. Саймон подавил дрожь. – Где-то я тебя уже видела.


– С-серьёзно? – Его голос дрогнул, и он кашлянул. – Ты из Южной Каролины?


– Нет, – медленно ответила она. – Я родилась к северу от Нью-Йорка, прямо на границе Звериной территории.


Несколько долгих секунд до Саймона доходило сказанное – а потом он мысленно выругался. Ну разумеется, она видела Нолана.


– Н-ни разу там не был, – честно ответил он; в голове заметалось столько мыслей, что придумать оправдание никак не получалось. – Видимо, у меня есть двойник.


Пока он ругал себя за глупость, которую сболтнул, Мейке оглядела его с ног до головы, вскидывая накрашенную бровь.


– Точно, – сказала она с издёвкой. – Двойник.


– Тебе что, делать нечего? – вмешался Дев. – Например, притворяться, будто тебя не существует?


– Ах, если бы, – сухо сказала она. И, в последний раз глянув на Саймона, развернулась и ушла куда-то вперёд. «Друзья», с которыми Саймон сегодня познакомился, разразились смешками, но ему было не до веселья. Если Мейке действительно помнила Нолана, то у них проблемы.


Они вернулись в тренировочный зал, в котором вчера познакомились, и студенты зашептались, следя за Саймоном, взявшимся за кинжалы. Учительница кашлянула – и все тут же вернулись к собственным тренировкам, оставив Саймона с Девом в относительном одиночестве.


– Мейке давно здесь учится? – спросил Саймон, взвешивая кинжал в ладони.


– С самого детства, как и остальные, – отозвался Дев. – А ты точно знаешь, что делаешь?


– Встань у мишени, и узнаем, – стараясь напустить побольше уверенности, сказал Саймон. Вышло, стоит признать, не слишком убедительно, но Дев всё равно ухмыльнулся.


– Ну, показывай, что умеешь.


Глубоко вздохнув, Саймон взялся за кинжал так, как Ариана показывала на ножах, которые они стащили с кухни, пока Контесса не видела. Они были легче, но Саймон перехватил рукоять поудобнее, закрыл глаза и сосредоточился.


Бум.


Кинжал безобидно стукнулся о мишень и упал. Саймон нахмурился:


– А вчера получалось.


– Вижу, тебя учила Ариана, – сказал Дев, качая головой. – Неудивительно, что у тебя не вышло.


– В смысле?


– У неё есть плохие привычки. У меня тоже, – поспешно добавил он, заметив взгляд Саймона. – У всех они есть. Но она всегда не правильно держала ножи. Для неё это не проблема, потому что у неё маленькие ладони, а вот остальным тяжелее, особенно новичкам.


Дев передал Саймону второй кинжал и показал, как именно нужно его держать. В руке он лежал немного странно, зато со второй попытки клинок вонзился в низ мишени.


– Только посмотри. Да у тебя талант, – со смешком сказал Дев. – Похоже, стоит ещё пару раз извиниться, что я тебя вчера чуть не убил.


Саймон горделиво просиял. У него редко получалось что-то, не относящееся к превращениям в любое животное на свете.


– А почему с Мейке никто не общается? – спросил он, снова прицелившись. В этот раз они с Девом метнули кинжалы одновременно – и Саймон промахнулся мимо цели, а нож Дева засел в самом центре.


– Ты же её видел. Сам бы хотел с ней дружить? – спросил Дев. – Особенно учитывая, на кого она учится?


– На наёмного убийцу, – нервно сказал Саймон. Дев кивнул.


– Мы в большинстве своём нормальные ребята, которые стараются ради своего Царства. Патриотизм там, вот это всё. Но она… – Он содрогнулся. – Осы-шпионы – редкость, и не просто так.


– Они всех пугают? – спросил Саймон.


– Именно.


– Но ведь… если от неё отворачиваться – будет только хуже, разве нет? – спросил он.


Дев метнул ещё один кинжал, засевший рядом с предыдущим.


– Возможно. Но я лучше буду держаться от неё подальше.


Вариантов не было: Саймону пришлось рассказать куратору о Мейке, пока они возвращались в «Стильного льва». И хотя он не ожидал от главы Улья никакой реакции, даже тот покачал головой.


– Это плохо, – сказал он, хмурясь. – Она точно тебя узнала?


– Она узнала Нолана, – ответил Саймон, пиная камушек, незнамо как оказавшийся в тоннеле. – А вдруг она кому-нибудь скажет?


– Ну, тут нам повезло, – мрачно заметил куратор. – Ей некому рассказывать, помимо меня, пожалуй. В Улье она единственная представительница своей общины, а с друзьями у неё всегда были проблемы. Разумеется, мы всегда рады взять ос в ученики, они бывают полезны, но… как сказать… – Он беспомощно махнул рукой. – Они скрытные, сплочённые, не терпят посторонних. Их с самого детства учат избегать чужаков и не доверять тем, кто не такой, как они. Так им легче работать, полагаю, – добавил он. – Солдаты из них выходят отменные, а если бы они привязывались к людям… что ж, им стало бы значительно сложнее выполнять свою роль в нашем Царстве. Зато мы можем быть уверены, что она никому ничего не расскажет. По крайней мере, ей никто не поверит.


Несмотря на то что Мейке могла разрушить все их планы, Саймона всё равно кольнуло сочувствие. Он знал, каково быть изгоем. Да, Мейке оказалась вовсе не доброй, но это не значило, что она не заслуживала друзей.


– Может, мне с ней поговорить? – предложил он. – Можно придумать какое-нибудь оправдание…


Куратор вздохнул:


– Поверь мне, Саймон. Ради твоего же блага – и ради блага Арианы – держись от неё подальше.


Саймон кивнул, вновь пнув камушек. Он прекрасно помнил, как его задирали в школе, и всё в нём противилось этому решению, но он понимал, что в этот раз куратор был прав.

11

Борьба с вредителями


– Ты в курсе, что в нормальных школах не учатся по субботам? – спросил Саймон на следующий день, пока они с Девом обедали. Конечно, куратор предупредил его заранее, но всё равно было непривычно просыпаться ранним субботним утром и вставать, а не пытаться заснуть снова.


Дев фыркнул.


– По-твоему, Улей нормальный? Зато завтра выходной, – добавил он, и по губам его скользнула хитрая ухмылка. – И угадай, что у меня есть. – Он огляделся, проверяя, никто ли за ними не следит, и, достав из кармана сложенную синюю бумагу, гордо продемонстрировал её Саймону.


Тот захлопал глазами.


– Эм… классный цвет? – сказал он неуверенно.


Дев уставился на него:


– Ты что, не… а, точно, ты же не знаешь, что это. – Он быстро развернул бумагу и снова сунул её Саймону под нос: – Смотри.


Тот честно попытался, в процессе едва не окосев, а потом забрал документ у Дева, чтобы нормально его прочитать.


– Однодневный пропуск?


– Ага, в Хаул-Крик, – ответил Дев. – Их выдают всего несколько на год, чтобы мы не ходили всей толпой, но я подкупил кое-кого в администрации, чтобы повидаться с Арианой.


Он широко улыбнулся, с надеждой глядя на Саймона. Но как бы тому ни хотелось сказать, что они обязательно увидятся, в голову приходили лишь сотни причин, по которым Малкольм мог отказать.


– Я…


Улыбка Дева погасла.


– Только не говори, что не выйдет. Мы же договорились.


– О чём вы договорились?


Напротив Саймона села Мейке, опустив на стол поднос. Саймон сглотнул.


– Ни о чём, – сказал он поспешно, а Дев спрятал пропуск в карман.


Мейке вскинула бровь.


– Ну да, ни о чём, заметно, – сказала она, разрезая котлету.


– Что ты вообще здесь забыла? – резко поинтересовался Дев.


– Что-то не помню, чтобы в столовой у каждого было своё место, – не сводя взгляда с Саймона, сказала она. – Как погодка в Южной Каролине? Часто бывает жара?


Саймон постарался непринуждённо пожать плечами, хотя сердце заколотилось.


– Да, частенько, – сказал он расплывчато, надеясь, что этого хватит.


– А когда начинается сезон дождей? – спросила Мейке, помахивая вилкой. – У меня там живёт тётя, она постоянно жалуется.


– Значит, ты и так знаешь, – раздражённо сказал Дев. – Чего тебе надо? Или ты пришла допрашивать Саймона?


– Просто интересно, – отозвалась она. – Что, мне нельзя пообщаться с единственным пауком-отшельником за последние пятьсот лет, который внезапно объявился через день после нападения на принцессу?


Саймон раскрыл рот.


– Я к этому непричастен, – сказал он. – Меня даже рядом не было!


– Правда? – спросила она. И что-то в её непоколебимом взгляде наводило на мысль, что она знает больше, чем говорит.


Дев врезал кулаком по столу так, что подносы задребезжали и пролилось молоко.


– Да ты Ариану терпеть не можешь, хватит делать вид, что её судьба тебя беспокоит.


– Я и не делаю, – сказала Мейке. – Меня интересует, был ли там Саймон. Потому что это другое дело. Всем известно, как Чёрные Вдовы обошлись с пауками-отшельниками, и никто бы не осудил его, возьми он дело в свои руки.


– Я ничего не делал, – не выдержал Саймон. – Хватит, а? Мы с Арианой друзья. Я не желаю ей зла. Отстань от нас.


К их столику начали подтягиваться студенты. Пожав плечами, Мейке встала.


– Ладно. Но тебе от меня не отделаться, Саймон. Или, скорее… – Она склонилась и прошептала Саймону на ухо: – Нолан Торн?


Усмехнувшись, она забрала поднос и ушла в другую часть столовой. Саймон проводил её взглядом, стискивая кулаки так, что ногти впились в кожу. Если Мейке докажет его связь с Альфой Царства Зверей, то никакая ложь не поможет Саймону выкрутиться.


Дев буркнул что-то себе под нос.


– Не обращай на неё внимания, – сказал он. – Она любит выделываться. Делает вид, будто всё знает, хотя это не так. – Он глянул на Саймона и нахмурился: – Всё нормально?


– Да, – на автомате ответил тот, уставившись на бутерброд. Есть перехотелось. – Я придумаю, как вытащить Ариану в деревню. Королева Чёрная Вдова будет против, но…


– Я защищу её, – твёрдо сказал Дев. – Она моя лучшая подруга. До неё доберутся только через мой труп.


По пути в «Стильного льва» Саймон решил не рассказывать куратору про разговор с Мейке. Он не хотел, чтобы они с Чёрной Вдовой вывели его из игры до того, как получится найти хоть какую-нибудь зацепку, а если куратор был прав и ей всё равно бы никто не поверил, то у Саймона было время попробовать.


Задумавшись, он вышел на улицу Хаул-Крика, спрятав руки в карманах. Если Мейке последние годы жила в Улье, он может заявить, что её просто подводит память. Или…


– Саймон!


Стоявшая у паба женщина с сияющими на солнце волосами чуть не сбила его с ног, стиснув в объятиях. Сначала Саймон испугался, не узнав её, а потом она отстранилась и с ухмылкой посмотрела на него, и он тут же расслабился.


– Привет, Зия, – сказал он, стараясь казаться жизнерадостным. – Уинтер говорила, что ты приедешь.


– Просто не устояла. Такой чудесный городок, – ответила она, махнув рукой в сторону центральной улицы. – Вот ты знал, что тут целых шесть магазинов продают домашние сладости?


– Подозреваю, что о них знает Нолан, – ответил Саймон. – Лео тоже здесь?


– Он рядом. Пока затаился. – Она отступила и оглядела его с ног до головы. – Что-то не так. Что случилось?


Она читала его с такой лёгкостью, что это пугало. Саймон покачал головой.


– Да ничего, – пробормотал он. – Так… всякое.


– Это как-то связано с заданием, которое тебе дала Королева Чёрная Вдова? – поинтересовалась она, направившись в сторону центральной улицы. Саймон тут же обернулся к ней, и Зия ухмыльнулась. – Даже если бы Лео мне не сказал, Уинтер бы проболталась. Она очень о тебе беспокоится.


– У меня всё нормально, – сказал он, но даже сам себе не поверил. Вздохнув, он вывалил всё, что с ним приключилось, начиная с нападения на Ариану и предложения Королевы и заканчивая необходимостью срочно уговорить Малкольма пустить Ариану в деревню. – Мне нужен Дев, – сказал он под конец. – Он знает весь Улей.


– Но пока это тебе несильно помогло, – задумчиво заметила Зия. – Если хочешь, возьму Малкольма на себя.


– Серьёзно? – спросил Саймон. – Как?


– Думается мне, что пора Ариане выбраться из дома и немного погулять с нами с Уинтер, – с усмешкой сказала она. – Девичник никому не повредит.


– Вы же её защитите, да? – нервно спросил Саймон.


– Разумеется. Ты-то до сих пор живой, – поддразнила она. – Уж об Ариане я позабочусь.


И действительно, на следующий день Малкольм неохотно согласился на план Зии.


– Но не отходи от неё ни на шаг, ладно? – попросил он, уложив руки Ариане на плечи.


– Конечно, – сказала Зия, успокаивающе касаясь его пальцев. – Расслабься, Малкольм. Отправь стаю патрулировать периметр, а я возьму на себя деревню.


Заворчав, Малкольм всё же отпустил Ариану, и та отпрыгнула подальше, будто боясь, что он передумает. Пока Зия поскорее выгоняла её на улицу, где ждала Уинтер, Саймон сунулся в кухню.


– Джем, мы пошли в деревню, – обратился он к другу, режущему овощи. – Хочешь с нами?


– Ну… – начал Джем, но его перебил Феликс.


– Никуда он не пойдёт, – заявил мышонок, сидящий в компании лорда Беннингтона перед открытой кулинарной книгой. – Мне нужна его помощь с курицей. Я эту Контессу просто уничтожу!


– Как будто это так сложно, – пробормотал серый кот, облизываясь. – Ты даже не представляешь, как давно я не ел сочную курочку.


Феликс попятился от него.


– Съешь меня – не получишь курицы.


Лорд Беннингтон надменно глянул на Феликса:


– Стану я тебя есть. Ты слишком жилистый и жёсткий. Лучше попрошу у Контессы ещё запеканки с тунцом.


Мышонок упёр руки в бока.


– Я очень даже вкусный, попрошу, – сказал он. – Но есть меня всё равно нельзя.


– Никто не будет никого есть, – устало вмешался Джем. – Лучше скажи, сколько нужно морковки, пока я всё не порезал.


Слабо улыбнувшись, Саймон вернулся к остальным. День выдался светлым и ясным, и прогулка до деревни вышла довольно приятной – по крайней мере, могла бы выйти, не сопровождай их с десяток волков. А ещё следом за ними ползли всевозможные Насекомые, и несколько раз Саймону пришлось обходить мечущихся под ногами пауков.


– Дамы и господа, – произнесла Зия на подходе к Хаул-Крику. – Уверяю вас, Ариана в надёжных руках. Если нам что-нибудь понадобится, мы вам сообщим.


Волки неохотно отстали, а вот пара пауков последовали в деревню вместе с ними, но Саймон был рад дополнительной охране. Как бы Зия ни твердила, что всё будет хорошо, он всё равно в это не верил. А если бы с Арианой что-то случилось, вина упала бы на него.


Дев ждал их у фонтана в центре площади, и стоило ему заметить Ариану, как он подбежал к ним.


– Ты только посмотри, – сказал он, крепко её обнимая. – С каждым днём становишься всё ниже и ниже.


– А ты – всё трусливее и трусливее, – ответила она, хотя его куртка чуть заглушила слова. – Ты же знаешь, как сбежать из Улья. Почему раньше ко мне не пришёл?


Дев отстранился, но всё равно положил руку Ариане на плечо.


– Возможно, всё дело в том, что тебя охраняет половина стаи Альфы, – поддразнил он. – Даже твоё милое личико не стоит такого риска.


Ариана фыркнула:


– Как скажешь. – Обернувшись к остальным, она добавила: – Дев, знакомься, это мои друзья, Зия и Уинтер. А Саймона ты вроде как знаешь.


Дев сощурился:


– Не, первый раз вижу.


Саймон улыбнулся, хотя при виде лёгкости, с которой переговаривались Дев и Ариана, в душе – очень глубоко, в уголке, который он старался игнорировать, – всё съёжилось и почернело. Они ведь давно дружили. Он знал, что не имеет права ревновать.


Но логика слабо отвлекала от поднимающейся в нём злобы, и когда все пошли в ближайший магазин за мороженым, Саймон остался на площади, разглядывая парочку терьеров, лающих друг на друга из-за упавшего кусочка сосиски.


– Ставлю пять долларов на чёрного, – раздался позади него голос, и он обернулся так резко, что чуть не потянул мышцы. Рядом с ним стояла Мейке, одетая в чёрную кожаную куртку. На изгибе её уха сверкал целый ряд колечек.


Саймон вздохнул:


– Откуда ты взяла пропуск?


– Не только у Дева есть связи, – ответила она, хрустя костяшками. – Ну что, Нолан. Не хочешь рассказать, что ты на самом деле здесь делаешь?


– Да не Нолан я, – устало сказал он. – Ты меня с кем-то путаешь.


Она фыркнула:


– Моя мать – глава северо-восточной осиной общины, и раньше мы постоянно пересекались с семьёй Альфы. Я тебя сотню раз видела, тебе не отвертеться.


Он засунул дрожащие руки в карманы.


– Я паук-отшельник, а не волк. Если хочешь доказательств…


– Не надо мне ничего доказывать. Мне прекрасно известно, кто ты. Что я хочу узнать – так это то, что ты здесь делаешь. Сливаешь Альфе информацию об Улье? Пытаешься давить на принцессу, захватив её мать в заложники? Или у тебя другая цель и она ещё хуже?


Саймон раздражённо отвернулся и пошёл прочь. Спорить с ней было бесполезно. Он мог сказать что угодно, даже правду – она бы всё равно не поверила, если бы его история не сошлась с выдумками, которые она вбила себе в голову. Она считала его предателем и шпионом, и переубедить её было невозможно. Даже пытаться не хотелось.


Но на пути к магазину мороженого, игнорируя звуки последовавших за ним шагов, Саймон краем глаза заметил знакомое лицо и замер. По тротуару, склонив голову, шёл Нолан с пакетом из магазина сладостей в руках.


О нет. О нет. Что Нолан здесь забыл? Когда Саймон в последний раз его видел, брат требовал поспать ещё пять минуточек, и Саймон по опыту знал, что пять минут растянутся на два часа. Так как Нолан успел прийти сюда раньше всех?


Но волноваться об этом было некогда. Резко развернувшись, Саймон вновь встретился взглядом с Мейке.


– Чего тебе от меня надо?


Та остановилась, и на мгновение в глазах её сверкнуло удивление, сменившееся подозрением.


– Того же, чего и всем, – правды.


– Зачем? – надавил он, мысленно умоляя, чтобы она не заметила брата. – Какая тебе разница? Дев сказал, вы с Арианой не дружили, значит, её безопасность тебя не волнует. А раз ты не жалуешь Ариану, то и её мать тоже вряд ли любишь – то есть верность Царству тут тоже ни при чём. Тогда в чём дело? Чего ты ко мне прицепилась?


Мейке раскрыла рот и тут же его захлопнула, щурясь.


– Не твоё дело.


– Как раз моё, – возразил Саймон, выпрямляясь в полный рост – хотя даже так он не дотягивал до неё на добрых пятнадцать сантиметров. – Хотя я и сам знаю ответ. Я странный. Новенький, какой-то непонятный, потерянный, прямо как ты. Но я провёл в школе всего несколько дней, и у меня уже появились друзья. А ты уже несколько лет учишься, но всё равно одна-одинёшенька. В этом всё дело? Тебе просто завидно? Потому что я готов с тобой дружить. Я не Дев. Я понимаю, каково быть изгоем, понимаю, каково отталкивать всех, чтобы не оттолкнули тебя. Но если захочешь, мы можем помириться. Только перестань обращаться со мной так, как с тобой обращаются остальные.


Мейке шокированно уставилась на него. Может, он попал в точку, а может, она просто не привыкла, чтобы с ней разговаривали таким тоном – в любом случае, слова Саймона явно её зацепили.


– Ты… – Она стиснула зубы, напрягаясь. – Всё ты врёшь. Ничего ты обо мне не знаешь…


– Зато я знаю, – раздался неподалёку ещё один голос. В паре метров от них стояли Ариана с Девом, держащие по стаканчику мороженого.


Мейке пронзила её взглядом:


– Ты на его стороне? Ты хоть знаешь, кто он такой?


– А ты? – поинтересовалась Ариана без малейших колебаний. – Тебе в жизни не стать такой же смелой, как он. И мне плевать, что ты себе надумала, я ему доверяю. И он прав, – добавила она. – Ты ужасно себя ведёшь, бросаешься на всех, даже не познакомившись. Никто тебя не любит, потому что ты никого не любишь, а таким шпионам, как ты, никто не доверяет. Потому что вы только и делаете, что шантажируете всех их тайнами, и я обещаю – пока я сижу на престоле, работать ты на меня не будешь.


Саймон поражённо уставился на неё. Все молчали. Ариана впервые так жёстко высказывалась – даже Дев смотрел на неё с раскрытым ртом. Воцарилась оглушительная тишина; глаза Мейке наполнились слезами, и, не произнеся больше ни слова, она развернулась и бросилась бежать.


Саймон выдохнул.


– Не обязательно было так грубо, – сказал он, оглядываясь. К счастью, Нолана поблизости не оказалось, но всё равно – чтобы отвлечь Мейке, пришлось слишком дорого заплатить.


Ариана фыркнула, глядя ей вслед.


– Ты даже не представляешь, как долго я ждала этого момента, – пробормотала она. – И это правда. Не получится быть хорошим шпионом, если никто тебе не доверяет.


Саймон тоже посмотрел на удаляющуюся Мейке, терзаемый совестью.


– Может, если бы люди были к ней добрее, она была бы добрее к ним.


– Ты её просто не знаешь, – сказал Дев, кривясь и кусая мороженое. – Она всегда так себя вела. Мы пытались с ней дружить, но она не захотела.


– Осы все такие, – заметила Ариана, как раз когда к ним подошли Зия и Уинтер. – Их никто не любит, и они никого не любят. Я рада, что ты хочешь ей помочь, Саймон, но, поверь, не получится.


– Что не получится? – поинтересовалась Зия, держащая рожок с клубничным мороженым. Оглядев их, она нахмурилась: – Что-то случилось?


– Ничего такого, – ответила Ариана, а Саймон снова оглянулся – проверить, ушла ли Мейке. Может, она выслушает его, когда остынет… Все заслуживали дружбы, и какой бы хорошей ни была Ариана, зря она относилась к ней так предвзято. То, что остальные осы так себя вели, не значило, что Мейке от них не отличается.


Но она уже скрылась из виду, и Саймон краем глаза увидел силуэт человека, стоящего в проулке между магазинами по другую сторону площади. Он наблюдал за ними, и сначала Саймон подумал, что это кто-то из стаи, но человек вытянул руку, в которой блеснул небольшой, но смертоносный клинок.


Сомнений нет. Клинок предназначался Ариане.

12

Анимокс-убийца


Время словно замедлилось, и на одно ужасающее мгновение Саймон застыл на месте. Но потом, подгоняемый инстинктами, он кинулся к Ариане.


– Ложись! – заорал он.


Потенциальный убийца бросил нож в ту же секунду, когда Саймон подскочил к ней. Они с Арианой повалились на землю под вопль Уинтер, которую Зия отпихнула в сторону вместе с Девом. Кинжал с громким звоном влетел в окно, и люди с животными, заголосив, бросились бежать.


Тяжело дыша, Саймон обернулся и заметил, что человек скрылся в переулке.


– Жива? – спросил он у Арианы.


– Да, – отозвалась она, широко распахнув глаза. – Кто…


– Не вставай, – сказал он и бросился вслед за убийцей, пусть это и было бессмысленно. Оказавшись во мраке переулка, он превратился в орла, пролетел по узкому проходу и взмыл в небо на юге деревни. Убийцы и след простыл.


Но Саймон всё равно минут двадцать парил над Хаул-Криком, пытаясь разглядеть в толпе человека в капюшоне. Но даже когда он понял, что нападавший скрылся, он не расстроился – да, лица убийцы он не разглядел, зато заметил кое-что не менее важное.


Чёрное кольцо с рубином на левой руке.


Пролетев над лесом, Саймон добрался до опушки, окружающей загородный дом, и будто очутился в сердце пронизанной паникой бури. Был слышен волчий вой, по коричневатой траве расхаживали кошки, бросающиеся на всё, что движется, включая невезучих муравьёв, пересекающих каменную дорожку. Когда Саймон приземлился на крыльцо, на него зашипело несколько трёхцветок, но стоило ему превратиться в человека, как они куда-то ускользнули, явно разочарованные. Не обращая на них внимания, Саймон кинулся в дом и едва не врезался в Малкольма и Зию.


– Саймон! – воскликнула та с облегчением. – Ты в порядке? Ты так быстро сбежал…


– В порядке, – ответил он, переводя взгляд с гостиной на лестницу. – Где Ариана и Королева?


– Не так быстро, – произнёс Малкольм и положил руку Саймону на плечо. Смотрел дядя так мрачно, что Саймон бы задёргался, если бы не был поглощён собственными мыслями. – Зачем ты погнался за ним, Саймон? Ничего глупее придумать не мог? Тебя могли убить.


– Но не убили, – возразил он, пытаясь стряхнуть руку дяди. – Я его даже не увидел.


– И с чего ты решил, что это мужчина? – с подозрением поинтересовалась Зия.


– Потому что… – Он замялся. – Сначала мне нужно поговорить с Королевой Чёрной Вдовой.


– Саймон, если тебе что-то известно… – предостерёг Малкольм.


– Да просто… я кое-что заметил. Кольцо. Чёрно-красное, кажется, я такое уже видел, – устало сказал Саймон. – А теперь можно поговорить с Королевой, пожалуйста?


Зия пристально поглядела на Малкольма:


– Пусть идёт. Может, она вытащит из него что-нибудь полезное.


Дядя вздохнул.


– Не факт, что она поделится с нами, – проворчал он, но отпустил Саймона. – Мы потом ещё обсудим, чем храбрость отличается от глупости, – крикнул он вслед Саймону, который бросился бежать по лестнице, перепрыгивая несколько ступеней за раз.


Но в коридоре стоял лорд Энтони, закрывающий собой проход в спальню Арианы и её мамы. Скрестив руки на груди, он с каменным лицом взглянул на Саймона.


– Королева с принцессой просили их не беспокоить, – сообщил он.


– Да меня не волнует, – громко заявил Саймон. – Я нашёл зацепку, они должны об этом узнать.


– Они выслушают тебя позже, если пожелают, – возразил лорд Энтони. – А сейчас королевской семье нужен покой и…


Дверь приоткрылась, и из-за неё выглянула Ариана.


– Пропусти его, – попросила она, и Саймон, не дожидаясь, пока лорд Энтони отойдёт, скользнул в комнату.


Стоило Ариане закрыть зверь, как Саймон стиснул её в объятиях.


– Ты как?


– В меня не первый раз бросаются ножами, – со слабой усмешкой ответила Ариана. – Я в порядке. Правда. Ты мне жизнь спас, ты в курсе?


– Ты бы заметила нож и пригнулась, – пожал плечами Саймон. – Или тебя бы защитил Дев. – Он не прибеднялся, но было легче думать, что она осталась бы цела даже без вмешательства Саймона. – Он ещё с тобой?


– Я отправила Дева в Улей с докладом куратору, – произнесла Королева Чёрная Вдова, сидящая в постели. Со дня их разговора она держалась ото всех на расстоянии, и он с удивлением осознал, что Ариана выглядит уставшей и измождённой – хуже, чем в прошлый раз. – Я перед тобой в долгу, Саймон Торн. Если бы не ты…


– Я знаю, кто убийца, – выпалил он. Благодарности могли подождать.


– О! – выдохнула Королева Чёрная Вдова, приподняв бровь точно так же, как иногда делала Ариана. – Ты разглядел лицо?


– Ну… нет, – признал Саймон.


– Заметил какие-то отличительные черты?


Он помотал головой, и в её глазах вспыхнуло любопытство.


– Тогда откуда ты знаешь?


– На нём было кольцо, – сказал Саймон. – Рубиновое, с чёрным ободком, прямо как у куратора.


– У Тиберия? – с явным удивлением переспросила Королева. – Милый, Тиберий – мой дорогой друг. Он бы не стал покушаться на жизнь Арианы и на мою тоже.


– Он шпион, – сказал Саймон. – С чего вы так решили?


– Он шпион, – согласилась она, склонив голову, – но он попал на своё место за верность, а не за интриги. Ты видел явно не его.


– Тогда кого? – гневно спросил Саймон. – У кого ещё есть такое кольцо?


– Ну, например, у любого члена моего ближнего круга, – прохладно ответила Королева Чёрная Вдова. – Эти кольца выдаются по моему распоряжению.


– Тогда… тогда созовите свой ближний круг и выясните, кто хотел убить Ариану, – потребовал Саймон.


Она устало вздохнула, будто спор её выматывал.


– Саймон, – произнесла она медленно и чётко. – Тебе не кажется странным, что ты не разглядел лица убийцы, зато увидел его кольцо?


– И что такого? Может, он забыл его снять.


– Возможно, – допустила она. – Но мои советники не обязаны носить кольца постоянно. Нападавший мог с лёгкостью украсть его, чтобы свидетели решили, будто мою дочь убил кто-то из моих соратников. Скорее всего, преуспей он или она в своём деле, кольцо бы подбросили в качестве улики, чтобы вывести мой ближний круг из строя.


– Ну, может быть, – сказал Саймон. – Но вдруг это просто ошибка?


– Убийцы такого калибра не ошибаются.


– Может, он не профессионал, – возразил он. – Или отчаялся. Ариана так долго не выходила из дома, что…


Королева Чёрная Вдова вскинула руку, холодно глядя на него. И хотя Саймону очень хотелось продолжить, он видел, как от напряжения дрожит её рука, поэтому попридержал язык.


– По-твоему, я не хочу найти людей, стоящих за этим? Не хочу защитить свою дочь? – тихо спросила она. – По-твоему, я готова рискнуть её жизнью?


– Нет, – пробормотал Саймон.


– Именно, не готова, – согласилась она, устало опуская руку. – Спасибо, что спас ей жизнь, Саймон. Я буду вечно благодарна тебе за это. И я приму во внимание твои слова, но всё же советую держать ухо востро и не зацикливаться на мелочи, которую убийца явно выставлял напоказ. Иначе ты быстро окажешься на пути к неудаче.


– Пойдём, Саймон, – негромко сказала Ариана, поднявшись и взяв его под руку. – Дадим маме отдохнуть.


Больше Саймон ничего не сказал – по крайней мере, пока они с Арианой не вернулись в комнату, где они жили с Ноланом и Джемом. В кои-то веки котов не было видно, и Саймон выглянул из окна на суматоху, царившую на опушке.


– Как ты думаешь, ближний круг твоей мамы действительно непричастен? – шепнул он.


Ариана пожала плечами:


– Не знаю. Скорее всего, она права. Мама почти всегда права. Но иногда мне кажется, что она так привыкла к этому, что ей сложно признавать ошибки. – Ариана со вздохом зарылась пальцами в волосы. – Не знаю, что делать, Саймон. Мы не можем сидеть тут вечно, а из Улья до сих пор нет новостей.


– А вдруг это ложный след? – спросил Саймон. – Вдруг я просто теряю время?


Она тяжело опустилась на потрёпанный ковёр.


– Если так, то… не знаю. Видимо, я не доживу до лета.


– Доживёшь, – сказал он, присаживаясь рядом. – У нас есть от чего отталкиваться.


– А если мама права, то ничего у нас нет.


– Неправда, – возразил он. – Мы знаем, что убийца где-то рядом – а ещё он или советник, или имеет к ним доступ. И он хочет начать гражданскую войну.


– Таких анимоксов сотни, если не тысячи, – сказала Ариана. – Остаётся только ждать и надеяться, что в следующий раз мы его схватим.


– И какие у нас шансы? – спросил Саймон.


Ариана промолчала.


Он скользнул пальцами по полу, коснулся её ладони и крепко сжал её.


– Я всё выясню, – твёрдо сказал он. – С тобой больше ничего не случится, обещаю.


– Саймон… – начала было она, но спорить не стала. Саймон выдохнул с облегчением. Всё и так происходит в суматохе – и врать лишний раз он не хотел.


Следующим утром, встретившись с куратором в «Стильном льве», Саймон тут же обратил внимание на его руку. Рубиновое кольцо блестело так же, как и в остальные дни, а на чёрном ободке не было ни единой царапинки. Конечно, Саймон и не ожидал увидеть следы нападения, но всё равно расстроился.


– Это был не я, – с нескрываемым весельем сказал куратор, нарушив тишину. Саймон, не ожидавший этого, захлопал глазами:


– Что?


– Это не я покушался на жизнь принцессы.


– Откуда вы… – начал было он, но куратор качнул головой.


– Её Величество делится со мной всеми новостями. И твоими наблюдениями в том числе.


Саймон поник. Ну, разумеется. Пользуясь этим, куратор мог провернуть идеальное преступление.


– Знаю, – соврал он. – Я уже понял, что это не вы.


– Неужели?


– Королева Чёрная Вдова меня переубедила, – продолжил он. – Вы слишком умны, а если бы хотели, чтобы вас не узнали, не забыли бы про кольцо.


Куратор усмехнулся:


– А ты быстро учишься.


Да, Саймон учился – вот только не тому, о чём думал куратор.


Добравшись до Улья, он встретился с Девом, который явно не выспался, и Саймон его понимал. Он тоже плохо спал – мало того что на нём разлеглись Феликс с лордом Беннингтоном, так и сам он прислушивался к шорохам, доносящимся из коридора. Поэтому на первых уроках они практически не разговаривали.


Но вся школа гудела шепотками и обсуждениями, кто мог стоять за нападением на Ариану. В столовой за их столиком собралась целая толпа, жаждущая узнать, что произошло. Саймон в основном молчал, а вот Дев, уже проснувшийся, потчевал всех любопытствующих рассказом о нападении – причём, как заметил Саймон, некоторые детали он сильно преувеличивал.


– Кинжал прошёл в миллиметре от груди принцессы, – сказал он, размахивая руками над нетронутым обедом. – Если бы Саймон её не оттолкнул, она умерла бы на месте.


– Правда? – спросил Саймона мальчик, чьё имя он успел забыть. – А откуда ты узнал о нападении?


– Заметил убийцу, – ответил тот, гоняя мясной рулет по тарелке. – И я действовал на инстинктах. Ничего такого.


– Ничего такого? – фыркнул Дев. – Саймон ей жизнь спас. Он герой.


– А ты разглядел нападавшего? – спросила девочка с радужными волосами. – Ведь должен был, да?


Саймон покачал головой:


– Он прятался в тени. Но он был высоким.


– Насколько высоким? – поинтересовался другой мальчик, оглянувшись на столик, за которым одиноко сидела Мейке. – Дев сказал, что прямо перед нападением принцесса с кем-то крупно поссорилась.


Студенты зашептались; Саймон поглядел на ссутуленные плечи Мейке, и его охватил ужас.


– Нет, – выпалил он. – Мейке? Нет. Она не… она бы…


– Откуда ты знаешь? – спросил первый мальчик. – Она же оса. Все знают, что они умеют лучше всего.


– Я… – Саймон беспомощно поглядел на Дева. – Она не убийца. Она бы так не поступила.


– Да, конечно, – с жаром возразила какая-то девочка. – Как-то на уроке по стрельбе из арбалета…


– Она бы так не поступила, – повторил Саймон ещё раз, но громче. Видимо, настолько, что это услышала Мейке. Их взгляды встретились, и Саймон поспешно опустил глаза. – Слушайте, я только-только её узнал, но то, что она оса, не значит, что она пыталась убить Ариану. Это был кто-то другой.


– Кто? – спросил очередной студент, и остальные к нему присоединились.


Дев встал, возвышаясь над остальными.


– Раз Саймон говорит, что это не Мейке, я ему верю, – произнёс он. – Да, у неё ужасный характер, и она нас всех ненавидит, но он прав. Это не делает её убийцей.


Его слова явно никого не убедили, но и возражений не последовало. Всё оставшееся время Саймон отвечал на бесконечные вопросы, зачастую повторяющиеся, потому что друзья Дева пытались выжать из него всё, что могли. Про само нападение он рассказывал спокойно, но в детали преследования углубиться не мог, и из-за этого рассказ казался уж слишком обрывистым.


– Ты ведь должен был что-то заметить, – заявил один из ребят. – Незапертую дверь? Или убийца залез по стене?


– Думаю, он в кого-то превратился, – пожал плечами Саймон. – А я не разглядел в темноте.


– И больше ты ничего не видел? – с разочарованием спросила незнакомая девочка. – Вообще ничего?


– Ребят, отстаньте от него, – попросил Дев. – Он же всего пару дней у нас проучился, ещё не успел выучить все приёмы.


В следующее мгновение в столовую вошёл куратор, скрестив руки на груди и оглядев студентов. В их сторону он не посмотрел, но Саймон всё равно напрягся, ощущая, как забегали по коже мурашки.


– Больше я ничего не видел, – твёрдо сказал он. – Убийца всё ещё на свободе и, скорее всего, нападёт снова.


– Пусть только попробует, – буркнул Дев. Остальные закивали, а Саймон так и не свёл взгляда с куратора, прошедшего через столовую к двери в противоположной её части.


Во время урока по самозащите Саймон решил поработать над меткостью, хотя ритмичный стук кинжалов Дева, вонзающихся в манекен, мешал сосредоточиться. Наконец Саймон не выдержал. Пока Дев вытаскивал и раскладывал ножи, он спросил:


– Ты что-нибудь знаешь про куратора?


– Что конкретно? – спросил Дев, метая очередной кинжал с такой силой, что тот прорезал резиновую голову манекена насквозь.


– Не знаю. Что угодно, – ответил Саймон. Он пока что целился значительно хуже, поэтому радовался, когда нож вообще попадал в бумажную мишень, даже если пронзить её не получалось. – Давно он работает на королеву?


Стук.


– Целую вечность, – ответил Дев, не глядя. – Начал ещё до нашего рождения, это точно. Кажется, они с Королевой Чёрной Вдовой вместе учились в Улье, были лучшими друзьями.


Прямо как Дев и Ариана. Саймон подумал об этом, но произнести вслух не смог.


– Он всегда курировал Улей?


– Нет. Обычно этим занимаются шпионы на пенсии, которые это заслужили, – сказал Дев. – Слышал, он собственноручно раскрыл план Повелителя Птиц по захвату Пяти Царств, ещё когда ПРИЮТом управляли Птицы. Благодаря добытой им информации остальные Царства перестали доверять Птицам, и в итоге Орион попытался разрушить академию и всех убить.


Саймон поёжился. Как бы отреагировал Дев, узнай он, что Саймон – внук Повелителя Птиц?


– А ты не знаешь, что делает куратор, когда уходит из Улья?


Стук.


Дев пожал плечами:


– То же что и остальные учителя, наверное. Притворяются, что они не шпионы. Он трижды в неделю играет в покер, но, скорее всего, это просто прикрытие. Правда, я не спрашивал.


Ну, хоть что-то. Даже лучше – у него появилась зацепка.


– И когда он играет? – спросил он.


Стук.


– По понедельникам, вторникам и четвергам. Иногда ещё и по пятницам.


Сегодня понедельник. Сердце Саймона пропустило удар.


– Могу я тебе доверять? – спросил он тихо.


– Нет.


– Даже если дело касается Арианы?


Бам.


Дев промахнулся мимо мишени, и его кинжал улетел в маты, сложенные в углу. Он обернулся к Саймону:


– Ты о чём?


– Я… – Саймон поморщился. – Кажется, я знаю, кто пытался её убить. И мне нужна твоя помощь, чтобы это доказать.

13

«Сад светлячков»


– Ты с ума сошёл, – в очередной раз сказал Дев, пока они сидели на лекции по ядам. – Абсолютно сбрендил. Куратор бы никогда…


– А вдруг ты ошибаешься? Готов рискнуть жизнью Арианы, чтобы проверить?


Дев нахмурился:


– Нет.


– Тогда стоит попробовать, согласись?


План глупый. Саймон сам это признал, да и Дев был с этим согласен. Но выбора у них не было. Как и времени.


На обратном пути куратор показался ему подозрительно молчаливым. Обвинение, брошенное Саймоном, висело в воздухе, и хотя куратор явно ожидал от него извинений, Саймон никак не мог себя заставить. Сначала нужно было убедиться, что он не стоит за нападением на Ариану.


Добравшись до «Стильного льва», Саймон не пошёл домой. Вместо этого он отыскал укромную рощицу и обернулся малиновкой. Птиц в лесу было немного, но он понадеялся, что куратор не заподозрит обыкновенную птичку, поэтому быстро пролетел над тропинкой, вьющейся между деревьев, и приземлился на дерево у хижины.


Через несколько минут оттуда вышел куратор, но направился не в Улей, а в сторону дороги неподалёку, где стояла неприметная бежевая машина. Сев за руль, он как ни в чём не бывало завёл автомобиль и тронулся с места.


Изо всех сил хлопая крылышками, Саймон последовал за ним, стараясь не отставать. Но, несмотря на то что не было других машин, он не превышал положенную скорость ни на километр, и Саймону удалось не потерять его из виду, хоть и с трудом.


Куратор припарковался у края какого-то поля. Выглядело оно ничейным, но на въезде стоял небольшой выцветший знак, сообщающий, что впереди «Сад светлячков». Саймон озадаченно приземлился на дерево неподалёку, решив подождать.


Несколько минут куратор просто стоял, прислонившись к машине, будто кого-то дожидался. А потом из высокой бурой травы вышла женщина – она явно только что сменила звериный облик на человеческий. Она нервно огляделась, будто знала, что ей здесь не место, а после дружелюбного приветствия, когда куратор подал ей руку, она отказалась её пожимать.


Саймон наблюдал за ними в замешательстве. Это с ней он играл в покер? Или у них было свидание? Неужели Королева Чёрная Вдова оказалась права и Саймон зря потратил время?


Ощущая себя полным идиотом, Саймон поник. Дев долго будет ему это припоминать. Но когда он уже собирался улетать, появился мужчина.


А вот они с куратором поприветствовали друг друга, как старые друзья. Саймон во все глаза смотрел, как они жмут руки и хлопают друг друга по спине. Даже на расстоянии было видно, что мужчины широко улыбаются.


Нужно подобраться поближе и подслушать их. Это рискованно, но так был шанс разобраться, что вообще происходит. Однако стоило Саймону расправить крылья, как все трое уменьшились и скрылись в высокой траве.


Саймона накрыло волной разочарования. Как бы он ни скрывался, проследить за ними в траве он не мог – его бы заметили, в кого бы он ни решил превратиться. А поскольку куратор знал о его тайне, рисковать Саймон не мог.


Он подождал ещё десять минут, но они так и не появились. Тогда он полетел обратно в Хаул-Крик, убеждая себя, что не потратил время впустую. Может, их таинственная встреча и продолжилась за игрой в покер, но Саймон не сомневался: за этим скрывалось нечто гораздо, гораздо большее.


Когда он вернулся домой, солнце уже пятнадцать минут как скрылось за горизонтом. Он так спешил к Ариане, что чуть не пробежал мимо Малкольма.


– Куда торопишься? – поинтересовался дядя. Саймон постарался выровнять дыхание, однако после длительного полёта на головокружительной скорости сделать это было непросто.


– Никуда, просто проголодался, – сказал он и даже не соврал. – Что у нас на ужин? Феликс готовил?


– Кажется, да. Пойдём, нужно поговорить.


Тоскливо глянув в сторону лестницы, Саймон неохотно пошёл за дядей в гостиную.


– Ты же понимаешь, что ты не виноват в том, что случилось вчера? – спросил Малкольм, когда они устроились на диване, почти не занятом кошками.


Саймон замялся:


– Ну… это не я пытался её убить…


– И ты не обязан её охранять, – сказал Малкольм. – Не знаю, чем ты целый день занимался, но если патрулировал или искал зацепки…


– Я просто летал, – поспешно сказал Саймон. – Хотел размять крылья, осмотреться. В Нью-Йорке такой возможности не было.


Малкольм пристально посмотрел на него, ни капли не поверив.


– Я знаю, ты напуган, и на то есть причина. Но я клянусь, мы со стаей защитим Ариану.


Саймон чуть не спросил, где же они были вчера, но сдержался, чтобы ещё сильнее не расстраивать Малкольма.


– Ладно, – сказал он в конце концов. – Постараюсь летать поменьше.


Дядя похлопал его по спине.


– Хорошо. Спасибо, – сказал он и, повеселев, добавил: – Ну что, пойдём накрывать на стол? Зия с Уинтер собираются заглянуть на ужин и, кажется, принесут сладостей.


Лишь поздним вечером Саймону удалось отвязаться от дяди и побыть с друзьями наедине. Это было не так-то просто, учитывая, что взрослые ни на секунду не оставляли Ариану одну. И только когда Малкольм с Зией ушли поговорить в гостиную, Саймону удалось перехватить Ариану на пути из ванной.


– Нужно поговорить, – негромко произнёс он, и Ариана без лишних вопросов пошла за ним в спальню с зубной щёткой в руке. На полу по-турецки сидела Уинтер в медицинской маске, перебирающая игральные карты. Под рукой у неё стоял спрей от тараканов.


– Что-то случилось? – спросил Джем, сидящий рядом.


– Ты расстроился, что Малкольм решил, будто ты целыми днями летаешь? – спросил Нолан. – Просто это единственное, что пришло в голову, когда он спросил, где ты. Мне показалось, он не разозлился.


– Не в этом дело, – сказал Саймон, глядя на Ариану. – Ты когда-нибудь слышала о «Саде светлячков»?


– Ага. Раньше мы туда ездили летом, – настороженно ответила она. – Это поле на границе между Царствами Зверей и Насекомых, там по вечерам светлячки устраивают представления. Довольно классные.


– А весной представления есть?


– Нет. Для светлячков слишком холодно, – ответила она. – А что?


Саймон выглянул в дверь, убедился, что никто их не подслушивает, и рассказал, что видел на поле. К концу пересказа Нолан, Уинтер и Джем непонимающе переглядывались, а вот Ариана явно встревожилась.


– Ну, он куратор шпионской школы, – сказала она, нервно накручивая прядь волос на палец. – Он мог встречаться с информаторами.


– На открытом поле, где их мог заметить кто угодно? – Он проучился в Улье всего четыре дня, но даже ему было понятно, что это сомнительная идея. – Думаю, это как-то связано с нападением.


– А вдруг это действительно его друзья, с которыми он играет в покер? – неуверенно спросил Джем.


– Возможно. Но лучше перестраховаться.


– Не уверена, что это хорошая идея, – сказала Ариана, заламывая руки. – Рядом с полем проходит цепочка пещер, ведущих в центральный узел муравьиной армии.


Уинтер поражённо распахнула глаза:


– То есть у нас под боком целая армия муравьёв?


Ариана опустила глаза на пол.


– Ну… Мы точно не знаем, но мама считает, что их колония простирается на несколько километров. Возможно, они прямо под нами.


Уинтер вскочила и запрыгнула на кровать Саймона, убирая ноги с пола. Для надёжности она ещё и облила место, где сидела, спреем от насекомых, и Саймон бы рассмеялся, не будь ситуация настолько серьёзной.


– Они же не прогрызут пол, – сказала Ариана, закатывая глаза. – Да и нас они не тронут.


– Тогда почему мне не стоит к ним идти? – спросил Саймон.


– Потому что… – Ариана замялась. – Это как вломиться в соседский дом без разрешения. Даже если вы друзья, это не даёт права лезть на чужую территорию.


– А разве твоя мать не Королева? – спросил Нолан. – Разве ты не можешь делать всё, что захочешь?


Она бросила на него испепеляющий взгляд и буркнула:


– Из тебя выйдет восхитительный Альфа. Муравьями правит их Королева, которая отвечает перед моей мамой. Но это не значит, что мама может просто заявиться и начать распоряжаться её рабочими. И вообще, ты хоть представляешь, сколько в мире муравьёв?


Нолан пожал плечами:


– Много?


– Десять тысяч триллионов, – сказала Ариана. – Как минимум. На каждого человека приходится больше миллиона муравьёв. Если бы они захотели, могли бы захватить не только Пять наших Царств, но и весь мир.


Уинтер содрогнулась:


– И почему они этого не сделали?


Ариана пожала плечами:


– Многие из них не ядовиты, и их легко раздавить. Поэтому, пока их не трогают, они к нам не лезут. Анимоксов среди них, конечно, не так много, но ими являются многие Королевы колоний, не говоря уже о суперколониях. И они управляют рабочими.


– То есть хочешь сказать, если я влезу на их территорию, они могут разозлиться и напасть? – спросил Саймон, едва удержавшийся от напоминания, что сам может в любой момент обернуться муравьём. Он бросил взгляд на Нолана, и Ариана поняла, о чём речь.


– Возможно, – медленно сказала она. – Они всё равно поймут, что ты чужак, а чужаков они недолюбливают.


Саймон раздражённо застонал.


– Раз мне туда дорога заказана, то что делать?


Ариана помедлила.


– Говоришь, куратор и завтра туда пойдёт?


– Дев сказал, что он играет в покер по понедельникам, вторникам и четвергам, так что всё возможно, – ответил Саймон. – Как минимум стоит проследить.


– Тогда я с тобой.


Все четверо тут же накинулись на неё с возражениями.


– Ты забыла, что случилось вчера? – поинтересовался Нолан.


– Что, так хочется, чтобы из тебя шашлык сделали? – спросила Уинтер.


– Ариана, нет, – сказал Джем.


– Ни за что. – В этот раз высказался Саймон, пронзая Ариану взглядом и не собираясь сдавать позиции. – Вчера тебя чуть не убили, хотя за тобой присматривала вся стая. В поле никто не сможет тебя защитить.


– Там будешь ты, – просто сказала она. – А меня никто не заметит.


– Прятаться постоянно не выйдет, – возразил он. – Особенно если ты хочешь помочь. Нет, я тебя не пущу.


– Да, конечно. Тебе меня не остановить, – сказала она, и в глазах её сверкнула сталь. – Если расскажешь охране, куда я собралась, придётся объяснять, куда собрался ты сам, так что советую сразу включить меня в план, потому что я всё равно за тобой прослежу.


Саймон стиснул зубы.


– Это опасно…


– Плавать с акулами тоже опасно, но тебя это не остановило, – сказала она. – Ты постоянно ввязываешься в авантюры, где можешь погибнуть. Научись принимать нашу помощь.


На минуту воцарилась тишина, а потом Нолан, сидящий на кровати, кашлянул.


– Могу пойти с вами, – предложил он. – Я защищу Ариану, если на неё вдруг нападут.


– А как мы объясним, почему Ариана ушла из дома? – спросил Джем.


– Легко. Лорд Энтони меня прикроет, – сказала та. – Он уже миллион раз так делал.


– Но сейчас всё по-другому, – заметил Саймон. – Раньше тебя не пытались убить.


– Ещё как пытались, – отмахнулась она, будто это был сущий пустяк. – Просто никто ещё не подбирался настолько близко.


Все уставились на неё, и она вздохнула:


– Я что-нибудь придумаю. Всё равно Нолан пойдёт со мной. Этого тебе достаточно, Саймон?


Тот заворчал. Он понимал, что затея дурацкая, но Ариана не оставила выбора.


– Ладно, – буркнул он. – Но, Нолан, не отходи от неё ни на шаг, хорошо? Глаз с неё не своди. А ты… – он обернулся к Ариане, – поклянись, что останешься с Ноланом.


– Поклянусь, если перестанешь относиться ко мне как к ребёнку, – ответила Ариана довольно. – Я с трёх лет этому училась.


– А у кого ты училась? – напомнил Саймон. Она передёрнула плечами.


– Это не значит, что ему известны все мои уловки.


Мысленно Саймон вздохнул.


– Главное… не умри, ладно? Я серьёзно. Делай что угодно, только выживи.


Она закатила глаза, потянувшись к дверной ручке.


– Не волнуйся ты так, Саймон. Всё будет хорошо. Обещаю.


Она открыла дверь и вышла в коридор, но Саймон понимал, что это обещание не из тех, что она сможет сдержать.

14

Шпионское собрание


Лорд Энтони неохотно – очень, очень неохотно – согласился прикрыть Ариану, когда та намекнула на какой-то инцидент со скорпионом, отчего уши его ярко покраснели. Саймон не понял, о чём речь, и был этому даже рад – главное, что все добились чего хотели.


Поэтому на следующий день, стоило солнцу зайти, Саймон, Нолан и Ариана пробрались по высокой траве «Сада светлячков» к человеческому входу в муравейник – по крайней мере, так его назвала Ариана. Машина куратора стояла там же, где и в прошлый раз, и на их глазах несколько людей, включая вчерашних мужчину и женщину, скрылись в поле, и, скорее всего, в пещерах.


Саймону пришлось превратиться в орла, поскольку с ними был Нолан, и он немного покружил над полем, пока брат в облике волка нёс на себе Ариану, превратившуюся в Чёрную Вдову. Убедившись, что поблизости не видно анимоксов, Саймон приземлился на небольшую скальную гряду в паре метров от луга. Она выглядела необычно, но, что странно, на творение человеческих рук не походила.


– Её построили муравьи, когда Улей сюда переехал, – тихо пояснила Ариана. – Школа переезжает на другое место примерно раз в десять лет.


– Умно, – отозвался Нолан, хотя слушал вполуха. Зато он постоянно оглядывался, будто искал наблюдателей. Ну, хоть кто-то из них был настороже.


– И как нам пройти? – спросил он, осматривая камни. – Через дверь или?..


– Обычно проходы строятся только для анимоксов-насекомых, – виновато ответила Ариана. – Но можешь попытаться протиснуться, вдруг получится.


– А как же я? – спросил Нолан, тыкаясь в узкий лаз. – Мне-то туда не пролезть!


– Можешь постоять на стрёме, – предложил Саймон. Брат скривился.


– Тогда я пойду с тобой, – сказала Ариана, привставая на задних лапках, будто готовясь к прыжку. Но Саймон покачал головой:


– Нет, я буду слишком занят. Останься с Ноланом.


– Но…


– Ты обещала, – сказал Саймон. Ариана что-то буркнула – и, кажется, недовольно поглядела на своего ездового волка. Всем друзьям Саймона было известно о способностях Нолана превращаться, в кого он пожелает, вот только ему об этом до сих пор не сообщили. А раз из-за этого Ариане приходилось остаться с ним, Саймон был готов ещё немного попритворяться, будто никто ничего не знает.


– Отсюда я не смогу помочь, – наконец отчаянно сказала Ариана.


– Мёртвая ты тоже будешь бесполезна, – заметил он. – Я закричу, если что-то случится, договорились? Во всё горло.


Скованная путами их лжи, Ариана пробормотала что-то себе под нос, и Саймон, не дожидаясь ответа, кое-как протиснулся в узкий лаз. В облике орла он выглядел внушительно, особенно с расправленными крыльями.


Когда Саймон забрался в тёмный тоннель, освещённый факелами, Нолан снова засунул узкую морду в щель, тщетно пытаясь пролезть следом. Но широкие плечи не позволили этого сделать, и он вздохнул:


– Будь осторожнее.


– И ты тоже. Делай что хочешь, но никуда не отпускай Ариану одну, – с нажимом сказал Саймон. Он не знал, понял ли его брат, но он выбрался из лаза и отправился бродить по полю.


Как только волк скрылся из виду, Саймон осмотрел тоннель. Он уходил вниз и оказался суше, чем ожидалось, особенно после весенних ливней, но холодно было ужасно. Убедившись, что рядом никого нет, он вышел из-под света факела, отыскал уголок потемнее и, глубоко вздохнув, обернулся пауком-отшельником.


У него двоилось в глазах, и было непривычно от того, что у него теперь восемь лапок. Его трясло от страха, но в этом облике безопасней, ведь его могли поймать. Он побежал по тоннелю и вскоре услышал приглушённые голоса. Кто-то шёл впереди. Стоило зайти за угол – и он оказался в большой пещере, залитой светом.


– …для всех. – На помосте стояла женщина с прямыми чёрными волосами, ниспадающими на спину. Она произносила речь перед группой людей, которых было не меньше пятидесяти. – Именно поэтому мы выступили против тирании и ищем лидера, верящего в потенциал и равенство, а не полагающегося на иерархию, которая столетиями довлеет над нашим Царством.


Послышались согласные выкрики, и Саймон подполз ближе, чтобы разглядеть собравшихся получше. Где он оказался? Что это за люди?


– Пришло наше время, – воззвала женщина. – Появилась возможность изменить нашу жизнь, и если мы не воспользуемся ею сейчас, то можем упустить шанс на века.


Когда до Саймона дошло, о чём идёт речь, в него будто ударила молния. Сомнений не было – женщина говорила об убийстве Королевы Чёрной Вдовы и Арианы.


Он выполз из тени и направился к помосту. Его не волновало, насколько это опасно, – он думал только о том, чтобы разглядеть тех, кто слушает и поддерживает ораторшу. Нужно запомнить мятежницу, чтобы он смог узнать её при встрече.


– А сейчас, – произнесла она, когда аплодисменты утихли, – братья и сёстры, давайте поприветствуем нашего товарища! У него много имён, но он давно доказал верность нашему делу. Прошу, встречайте, Тиберий Сайлз, бывший тайный канцлер Королевы Чёрной Вдовы.


Саймон напрягся. Сбоку от импровизированной сцены он заметил куратора, идущего к помосту. Он тоже аплодировал женщине, но его глаза скользили по толпе. Может, он запоминал присутствующих? Саймон не был уверен.


– Ваше Величество, – произнёс куратор, склоняя голову.


«Ваше Величество»? Саймон оглядел женщину, а та улыбнулась куратору, коснувшись его плеча. Он помнил, что общинами повелевали Королевы, но понятия не имел, кем конкретно она правит. Вариантов было слишком много.


Куратор обернулся к толпе, чтобы его могли поприветствовать.


– Дамы и господа повстанцы, вновь оказаться среди вас – честь для меня. Ни разу в жизни я не видел, чтобы столько светлых умов объединила общая цель, и я рад считать себя вашим соратником.


Саймон подкрался ближе – так близко, что до ботинка ближайшего слушателя осталось всего несколько сантиметров. Один неверный шаг, и он бы превратился в паучью лепёшку. Но прямо сейчас его это не волновало. Ведь куратор сдавал себя с потрохами.


– Все мы едины в желании достичь цели, однако многие из вас задавались вопросом, как именно мы собираемся это сделать, – произнёс он низким голосом, разносящимся по всей пещере. – Ведь в любом Царстве без правителя рано или поздно начнётся хаос. Однако я пришёл к вам с решением и уверен, что оно устроит не только вас, но и всех, кого расстраивает сегодняшний режим.


Он показал рукой на толпу:


– Мы долго искали это решение, и теперь оно объединит всех нас. Наследник давно почившего царского рода, чьё законное право на трон попрали многие столетия назад. Принц из Дома Коричневых отшельников.


В пещере воцарилась полная тишина, и Саймон заморгал, пытаясь осознать происходящее. Куратор говорил о нём.


Очень медленно, чтобы не привлекать внимания, Саймон попятился – но было слишком поздно. Стоящий рядом мужчина вскрикнул и отскочил, стараясь не наступить на него.


– В-ваше Величество, – произнёс он дрожащим голосом.


– Подойди, Саймон, – негромко позвал куратор – скорее как учитель, а не как глава восстания, пытающегося убить Королеву. – Настало твоё время.


Но Саймон не шевелился, потрясённый и сбитый с толку, он не знал, что ему делать – остаться или бежать. Но попытайся он сбежать, за ним бросились бы в погоню, схватили бы или раздавили в суматохе. А вот если бы он подыграл…


Что тогда?


Откуда куратор вообще узнал, что он здесь?


Выбора не было. Даже если бы у него получилось сбежать, он вывел бы их прямиком на Нолана и Ариану. А толпа жаждала крови.


Он неохотно пошёл вперёд на трясущихся восьми лапках. Добравшись до помоста, он превратился в человека – и никогда ещё он не чувствовал себя настолько беззащитным. А вдруг кто-то узнает в нём наследника Альфы, как Мейке?


Но даже если кто-то и знал про его настоящую личность, высказываться они не стали. Куратор провёл его на помост и встал рядом, и по тому, как он стиснул его плечо, стало понятно – Саймон выберется отсюда в целости и сохранности, только если сделает всё, что от него потребуют.


– Когда Звериный король пал, а чёрные вдовы истребили весь род коричневых пауков-отшельников, втайне от всех неизвестные храбрецы спрятали своего последнего представителя, чтобы спасти истинную правящую династию. Поколение за поколением отшельники скрывались от мира, и со временем способности их начали переходить к потомкам всё реже и реже. Ныне же, спустя пятьсот лет после истребления, Саймон – последний представитель их рода.


Множество восторженных взглядов обратилось на Саймона, словно ожидая подтверждения. Куратор вновь стиснул его плечо, и Саймон машинально кивнул.


– Это правда, – сказал он истончившимся голосом. – Я… я такой один.


– Всё детство его оберегали от ужасов и тирании нашего Царства, – продолжил куратор, – а сейчас он под моей защитой. Когда придёт время новой эры, я лично прослежу, чтобы он стал лидером, в котором столь отчаянно нуждается наше бедное Царство.


Толпа разразилась оглушительными аплодисментами, а кто-то даже вышел из неё, чтобы пожать Саймону руку. За ним последовали остальные, и вскоре все собравшиеся окружили помост, пытаясь к нему прикоснуться. Куратор не подпускал их слишком уж близко, но всё же следующие десять минут ему пришлось выслушивать представляющихся насекомых. Среди них были сверчки, бабочки, моль, кузнечики, мухи, муравьи – даже несколько термитов, блох и божьих коровок.


– А это Королева Стрекоз, Её Величество Королева Одона, – почтительно склонив голову, представил куратор. И если в прошлый раз она пренебрегла вежливым ответом, Саймону она низко поклонилась.


– Ваше Величество, – пробормотала она. – Позвольте стать первой Королевой, присягнувшей вам.


Замявшись, Саймон неуверенно глянул на куратора, который внимательно за ним наблюдал.


– Спасибо, Ваше Величество. Надеюсь, мы, эм… вместе сделаем наше Царство… эм, лучше.


Широко улыбнувшись, она взяла его за руку.


– Не хотите присесть со мной, дослушать речь нашего чудесного друга?


Выбора не было, поэтому Саймон пошёл за ней к стоящим в стороне стульям – видимо, до этого там сидели они с куратором. Всю оставшуюся речь, которая оказалась простой пропагандой с призывом объединиться под знамёнами пауков-отшельников, Саймон чувствовал, что за ним наблюдают. Он в упор смотрел на куратора. Ему не терпелось рассказать обо всём брату и Ариане, но куратор всё не замолкал и не замолкал, пока не прошло время ужина. Саймон был уверен, что и Малкольм, и остальные уже начали волноваться, но не мог просто встать и уйти у всех на глазах.


Наконец собрание закончилось. Саймону вновь пришлось пожимать руки всем подряд, но потом куратор забрал его, пока они не застряли ещё на час. И стоило им выйти в поле, как Саймон стряхнул с себя его ладонь.


– Ну, что теперь? – злобно поинтересовался он, следуя за куратором к его машине. – Похитите меня? Будете шантажировать?


– Нет, конечно. Я на твоей стороне, Саймон, – легко отозвался куратор, открывая ему дверь. – А если сядешь в машину, я всё объясню.


Саймон покосился на автомобиль.


– Откуда мне знать, что вы меня не убьёте?


– Убийства не в моём стиле. К тому же мы союзники. А ответить на все вопросы, чтобы никто не подслушал, я смогу только внутри.


Соглашаться было глупо – Саймон понимал это, но знал, что за ними сейчас наблюдают повстанцы. Он надеялся, что они придут ему на помощь, если куратор вдруг попытается что-то с ним сделать.


– Ладно. Но машину не заводите.


– Даже не думал, – ответил куратор, чуть склонив голову.


Скрепя сердце Саймон забрался на водительское сиденье. Так его точно никуда не увезут.


Усмехнувшись, куратор сел на соседнее кресло и захлопнул дверь. Замки громко щёлкнули.


– Здесь мне сидеть ещё не приходилось, – пробормотал он, оглядываясь. – А тут просторно, согласись?


– Это вы пытались убить Ариану? – спросил Саймон. Он не собирался тратить время на пустые разговоры.


– Нет, – спокойно ответил куратор. – Я не тот, кем ты меня считаешь, Саймон.


– Да уж, заметил, – выплюнул тот. – Что это вообще было? Кто все эти люди?


– Небольшая группа очень влиятельных лидеров нашего Царства, которые уже шесть лет регулярно встречаются в надежде вдохновить людей на восстание. Я внедрился в их ряды с самого начала, поэтому они полностью мне доверяют. Но, поверь, верен я исключительно Её Величеству.


– Кому конкретно? – надавил Саймон, и куратор улыбнулся.


– А ты сообразительный, да? Королеве Чёрной Вдове. Мы с ней старые друзья, Саймон, я бы скорее умер, чем причинил бы зло ей или Ариане.


– И что, я должен вам поверить? – с отвращением спросил Саймон.


– В идеале – да, – ответил он. – Но, разумеется, я понимаю, что всё не так просто. Природная подозрительность – мощный инстинкт, Саймон, и я рад, что ты к нему прислушиваешься.


– Да плевать мне, что вы думаете. Я хочу знать, кто пытается убить мою подругу.


– Я тоже, – сказал куратор, хмурясь. – Боюсь, однако, что эти мятежники здесь ни при чём.


– Ещё как при чём, – возразил Саймон. – Вы же слышали, что сказала Королева стрекоз…


– Да, слышал, – согласился куратор. – Но она всегда придерживалась бескровных путей. А знаешь, чего ты сегодня не слышал, Саймон?


– Чего?


– Разговоров об убийстве.


Саймон нахмурился:


– Это ничего не значит. Может, вы о нём вчера говорили.


– Возможно, – сказал куратор. – Но, думаешь, оно бы не всплыло сегодня хотя бы вскользь? Например, как доказательство того, что совсем скоро трон станет твоим?


Закусив щёку изнутри, Саймон заставил себя рассмотреть возможность того, что куратор не лжёт. Сделать это было нелегко. И хотя он отказывался верить ему, Саймон понимал, что его не выпустят из машины, пока он не убедит куратора в обратном.


– Откуда вы вообще узнали, что я приду?


– Я старый шпион и знаю, когда за мной следят. – Он улыбнулся. – Даже способность превращаться в кого угодно не помешает заметить слежку, особенно если её ожидать. Я всё ждал, когда ты появишься, и хотя я невероятно расстроен, что кто-то в очередной раз покусился на жизнь принцессы, я рад, что ты серьёзно воспринял свои подозрения и проследил за мной. Ты появился в самый нужный момент.


Саймон нахмурился:


– Так вы это подстроили?


– Ну, разумеется. Мы с самого начала надеялись, что мятежники прознают о твоём существовании. В конце концов, у многих общин в Улье есть связи. Иначе с чего бы мы так открыто говорили о твоём происхождении?


– Мы?


– Да. Мы с Её Величеством – Королевой Чёрной Вдовой – спланировали всё вместе, – сказал он.


– Так она обо всём знает?


Куратор усмехнулся:


– Разумеется. В мире анимоксов практически ничего не может ускользнуть от её внимания.


Саймон, подавленный и злой одновременно, провёл ладонью по волосам. Если куратор врал, то вскоре его ложь бы вскрылась, а если говорил правду…


– И что теперь? – спросил он. – Что мне делать?


– Не знаю, – ответил куратор. – Я сам в замешательстве. Мои подозреваемые ни слова не сказали о нападениях, а остальных мы уже исключили.


– Ну, уже что-то, да? – спросил Саймон. – Начало положено?


– Довольно расплывчатое начало. И, боюсь, чёткости ему не придать. – Он вздохнул. – Но какое бы разочарование ни постигло сегодня, завтра можно начать сначала.


– С чего начать? – спросил Саймон. – Если вы не знаете, кто стоит за…


– Воспользуемся зацепкой, которую ты обнаружил в Хаул-Крике, – ответил он, поднимая руку и демонстрируя чёрное кольцо с рубином. – Скорее всего, с его помощью нас пытались направить по ложному следу и внести раздор в ряды приближённых к Королеве – но, возможно, кольцо действительно к чему-нибудь нас приведёт.


– Возможно, – пробормотал Саймон, и куратор похлопал его по плечу.


– Как бы то ни было, мы выясним, кто в ответе за нападения. А сейчас нужно постараться, чтобы для наших близких всё закончилось хорошо.


Несмотря на очередную расплывчатую фразу, Саймон кивнул.


– Мне пора.


– Да, пожалуй, – согласился он. – До завтра, Саймон.


– До завтра.


Он до сих пор сомневался, что куратор выпустит его из машины, но дверь открылась, и он выскользнул в ночь. Холодная высокая трава хлестала по ногам, сырая земля проваливалась, но Саймон всё равно поспешил в сторону леса.


– Нолан? – шёпотом окликнул он. Ответа не последовало. Он чуть повысил голос: – Нолан!


Тишина. Среди голых ветвей деревьев засвистел ветер, и он поёжился. Может, Ариана наконец поняла, как опасно ей было здесь находиться. Или они спрятались. Укрывшись в густых сосновых ветвях, где, как он надеялся, его бы не заметили, Саймон превратился в сову и облетел поле. Он увидел грызунов и других зверьков, бесконечные отряды муравьёв, петляющих по поляне, – но никаких следов серого волка и блестящей чёрной паучихи.


Не зная, радоваться или злиться, Саймон обернулся орлом и полетел обратно к дому. Тёплый свет, лившийся из окон, согревал холод ночи, он приземлился на крыльцо.


– Ну неужели, – послышался резкий голос, и Саймон чуть из кожи не выпрыгнул. К нему вышел массивный волк. Малкольм. – Где ты был? Где Ариана?


– Я… что? – переспросил Саймон. – Она с Ноланом.


– Нолан давно вернулся. Сказал, что она с тобой, – низко прорычал Малкольм. – Вас вся стая ищет. Где она, Саймон?


– Я… – По телу медленно растёкся ужас, и он схватился за перила, потому что земля ушла из-под ног. – Я не знаю.

15

Подстрекатель


Королева Чёрная Вдова кипела от ярости.


Несмотря на болезнь, она расхаживала в ярости по гостиной, и её хрупкие руки дрожали от нервного напряжения. Ни у кого, включая Малкольма, не получилось уговорить её присесть, и она заваливала Саймона с Ноланом вопросами о том, что случилось.


– Мы просто… гуляли, – рассказал Саймон, чтобы не углубляться в детали в присутствии дяди. – Я зашёл в пещеру, а Ариана с Ноланом остались снаружи. Когда я вернулся…


– Ариана хотела пойти с ним, – настойчиво перебил Нолан, который сидел в кресле, облепленный котами. Джем с Уинтер заняли диван и пока благоразумно помалкивали. – Я пытался её остановить, но я не мог пролезть в пещеру. И ушёл. Я решил, что она с Саймоном.


– Ты решил, – ледяным тоном произнесла Королева. – Не убедился, а решил! Из-за тебя мою дочь могли убить.


– Этого мы не знаем, – быстро и холодно вмешался Малкольм. – Может, Ариана просто заблудилась в пещере.


– Эти пещеры ведут в колонию муравьёв, – рявкнула она. – Вы хоть представляете, насколько она большая?


– Ариана – умная девочка, – твёрдо произнёс он. – Стая её найдёт.


В дверь кто-то забарабанил, и не успел никто отреагировать, как она распахнулась сама. На пороге стоял промокший насквозь куратор, заливающий водой коврик.


– Прошу прощения, Ваше Величество, я только узнал. – Он забежал в дом, не дожидаясь разрешения, и, к удивлению Саймона, следом показался Дев. – Мои шпионы уже обыскивают округу. Если найдём какие-нибудь следы Арианы или тех, кто мог её похитить…


– Под таким ливнем вы ничего не найдёте, – сказала Королева Чёрная Вдова. – Если похитители и оставили следы, их уже давно смыло.


– А пещеры обыскали? – нервно спросил Саймон. – Может, она ждёт, пока дождь кончится.


– Я проверил их до самого входа в муравьиную колонию, но никого не нашёл, – ответил куратор. – А мои источники говорят, что в человеческом обличье она поле не покидала.


– Её мог схватить только тот, кому она доверяла, – сказала Королева. – Она слишком хорошо обучена, так что от любого чужака осталось бы только тело.


– Но кто? – спросил куратор. – Кто ещё знал, что вы ушли гулять?


Саймон с Ноланом переглянулись, и неожиданно всё встало на свои места.


– Лорд Энтони, – вспомнил Саймон. – Где он?


– Ищет мою дочь, разумеется, – ответила Королева. – Как только я увидела, что её нет…


– Когда? – перебил он. – Когда вы его отправили?


– Два часа назад, когда проснулась, а её не оказалось рядом, – сказала Чёрная Вдова.


– Он должен был нас прикрывать, – сказал Нолан. – Ариана шантажом уговорила его соврать о том, куда мы ушли.


Малкольм застонал:


– Почему? Что на том поле такого важного?


– Оно просто… классное, – промямлил Саймон.


Малкольм обжёг его взглядом, и он сжался.


– Говори правду, Саймон, или я больше никогда тебе не поверю. Ты этого хочешь? Потому что сейчас я вижу не ребят, которые хотели сделать что-то «классное», а ребят, из-за которых могла умереть их подруга.


– Я… – начал было Саймон, вновь ища поддержки у Нолана, но не успели они придумать какое-нибудь оправдание, куратор кашлянул.


– Это моя вина, – сказал он. – Саймон выполнял мою просьбу, и, боюсь, ситуация вышла из-под контроля.


Малкольм резко обернулся к нему:


– Просьбу? Ему двенадцать лет. Какие к нему могут быть просьбы?


– Он шпионил, – просто ответил куратор. – У него, как у Птицы, есть преимущества, которыми не обладает моя команда.


Теперь уже Альфа затрясся от ярости, переводя взгляд с Саймона на куратора и обратно.


– Это ведь ложь, да? Вы не могли подвергнуть моего двенадцатилетнего племянника опасности, лишь бы… лишь бы…


– Лишь бы узнать, кто пытается убить нас с дочерью, – сказала Королева Чёрная Вдова. В глазах её пылала ярость, но сейчас она хотя бы была направлена на Малкольма. – Это моя идея, и я не сваливаю вину на кого-то другого. Нам нужна была хоть какая-то зацепка, а Саймон идеально подходил для работы.


– Идеально? – взревел Малкольм. – Ему двенадцать!


– Мы действовали по необходимости и защищали его, как могли, – процедила Королева. – Можете объявить нам войну, если хотите, прошу лишь подождать, пока мы вернём мою дочь домой.


Малкольм затрясся от злости.


– Ушам своим не верю… Я столько усилий приложил ради вашей защиты, а вы…


– Боюсь, прошлое не изменить, Альфа, – вежливо сказал куратор, не сводя взгляда с Саймона. – Остаётся лишь исправлять ошибки.


Изо всех сил стараясь игнорировать взрывной характер дяди, Саймон сжал губы и так сильно нахмурился, что заболел лоб. Что-то они явно упускали, и хотя он очень боялся, что Малкольм посадит его под домашний арест на всю жизнь, Ариану нужно было найти.


– А у лорда Энтони есть кольцо, как у куратора?


– Разумеется. Он мой ближайший советник, – ответила Королева Чёрная Вдова. Прошло мгновение, и глаза её расширились от удивления. – Нет. Лорд Энтони бы так не поступил. Я знаю его практически всю жизнь – он верен мне и короне.


– Он муравей, – негромко заметил куратор. – Нам давно известно, что муравьиные Королевы не питают к тебе любви.


– Но это объявление войны, – сказала она. – Они должны понимать, что мы их раздавим.


– Если поймаете, – ввинтил Саймон.


Все развернулись к нему.


– Я… – Он замялся, под суровым взглядом дяди чувствуя себя совсем крохотным. – Я, может, не всё понимаю. Но точно знаю, что лорд Энтони – единственный, помимо моих друзей, кто знал, куда мы уйдём. А друзья бы ни за что её не тронули.


– Как и лорд Энтони, – резко ответила Королева. – Он знает её с младенчества.


– Тогда где он? – поинтересовался Саймон, обводя рукой комнату. – Уже несколько часов прошло. Если он не виноват, значит, должен был догадаться, что она пропала. Почему он не помогает её искать?


Королева Чёрная Вдова яростно затрясла головой:


– Он невиновен. В чём бы ни была причина, он невиновен. Они всю жизнь были близки. Я доверяла её безопасность ему бессчётное количество раз. Он не мог так поступить. Он не…


Неожиданно её ноги подкосились, и лишь благодаря быстрым рефлексам Малкольма она не повалилась на пол. Поддерживая её за хрупкие плечи, он оглядел остальных.


– Поговорим, когда вернусь, – сказал он с чёрными от ярости глазами. – Только попробуйте шевельнуться. Особенно это касается тебя, Саймон.


Он молчал, пока дядя нёс Королеву Чёрную Вдову по лестнице, но стоило услышать щелчок открывшейся двери, Саймон быстро схватил куртку из шкафа и пошёл в направлении к выходу из комнаты.


– Если идти, то сейчас, – сказал он.


Дев тут же подошёл к нему, а Джем с Уинтер решительно встали с дивана. Нолан, однако, замешкался.


– Мне лучше остаться, наверное, – сказал он. – Я не люблю муравьёв, да и нужно же кому-нибудь остановить дядю Малкольма, когда он бросится за вами в погоню.


– Думаешь, справишься? – спросил Саймон. Брат кивнул.


– Сделаю вид, что пошёл за тобой, – сказал он. – Поведу его по ложному следу.


Куратор кашлянул.


– Мне нужно остаться с Её Величеством. Раз выяснилось, что лорд Энтони – возможный предатель, ей лучше оставаться с теми, кому можно доверять.


Саймон не был уверен, что куратор ни в чём не замешан, но все улики указывали на другого человека, и возразить было нечего.


– Вы только… передайте дяде Малкольму, что я извиняюсь, ладно?


Куратор кивнул.


– Дев, – добавил он, бросая ему связку ключей. – На машине будет быстрее.


– Так точно, – откликнулся Дев, и как только Саймон заслышал, что дверь спальни снова открылась, они выбежали на улицу, прямо под дождь.


– Если её не похитили, а она ушла по собственной дурости – я её убью, – буркнула Уинтер, безуспешно прикрывая голову от ливня. – Как же здесь холодно.


– Она бы не стала так пугать маму, – предположил Саймон, вместе с остальными залезая в машину куратора. – Что бы ни случилось, у неё явно неприятности.


Дев завёл двигатель.


– Ну и как нам ей помочь, а?


– Всё просто, – отозвался Саймон, когда машина тронулась. – Нужно проникнуть в муравьиную колонию и вытащить её оттуда.

16

Муравейник


Дев припарковался за полкилометра от «Сада светлячков». По лесу они пробрались ко входу в муравьиную колонию. Шёл дождь, и уже на середине пути все промокли до нитки.


– Ты такая маленькая, но от тебя столько шума, – прошептал Дев, когда под ногой Уинтер в очередной раз хрустнула ветка. Та пронзила его взглядом.


– Не всех же забирают у родителей, чтобы учить на шпионов, – съязвила она чуть громче, чем стоило.


– Никто меня не заби… – начал Дев, но Саймон шикнул на них.


Он услышал поступь волков, патрулирующих поле, а кто-то из стаи принюхивался к деревьям, пытаясь отыскать следы Арианы. И хотя в темноте ничего не было видно, Саймон был уверен, что десятки, если не сотни Насекомых занимаются тем же. Шансов пробраться внутрь незамеченными практически не было, и оставалось надеяться, что их схватит кто-нибудь кроме волков.


– Долго ещё? – прошептал Джем, осторожно обходя упавшую ветку. – Если подойдём ближе, стая нас учует.


– Метров тридцать, – ответил Дев, кивая в сторону входа. – А я-то думал, нам нужно вести себя тише.


Наконец в темноте замаячил силуэт горной насыпи, и Саймон указал на неё рукой:


– Вот сюда. Только придётся превратиться…


– И что вы задумали?


Из кустов вышла промокшая насквозь волчица, скалящая зубы. Ванесса, приехавшая с ними из Нью-Йорка. Она была меньше Малкольма, но в суровости ему не уступала, и Дев отступил на пару шагов.


– Да мы… мы просто… – забормотал он, но Саймон шагнул между ними, хлюпая ботинками по грязи.


– Мы тоже ищем Ариану, – сказал он. – Знаю, нам запретили, но…


– Малкольм с вас шкуру сдерёт, когда узнает, – рыкнула она. – А ну быстро домой.


– Но… – начал было Джем.


– Бегом!


Саймон неохотно развернулся и побрёл в обратную сторону.


– Мы хотим помочь, – сказал он и подошёл к друзьям. Он коснулся кончиками пальцев Джема, Уинтер и Дева и слабо дёрнул головой в сторону входа. Несмотря на темноту, он разглядел, что они кивнули в ответ. – Просто дайте нам оглядеться…


Неожиданно Саймон сорвался с места, и все четверо бросились врассыпную. Взвыв, Ванесса кинулась за ним.


– Когда Альфа узнает… Тьфу! Уинтер!


Саймон резко обернулся и разглядел тёмный силуэт Уинтер, сжимавшей что-то в руке. Ванесса рядом с ней лихорадочно тёрла мордой о землю.


– Спрей от насекомых, – пояснила Уинтер. – Всё, хватит тупить, беги!


Дважды повторять не пришлось. Он помчался сквозь лес прямо ко входу, иногда поскальзываясь на грязи и мокрой траве, но кое-как сохраняя равновесие. За спиной слышался топот друзей, бегущих следом, но стоило ему добраться до каменистой гряды, как на краю поля показалось несколько волков – видимо, их привлёк вой Ванессы.


Саймон выругался.


– Быстрее, ребят! – крикнул он, потому что скрываться не было смысла. Он добежал до узкого лаза и выдохнул. Медлить было глупо, но его могли видеть волки, а значит, он не мог обернуться пауком, ведь тогда они бы узнали о его способностях. Но если бы Дев увидел, как он превращается в Птицу…


– Поберегись! – завопил Дев, скользящий прямо туда, где стоял Саймон – тот едва успел отпрыгнуть, чтобы избежать столкновения.


– Ну же! – крикнул он Джему и Уинтер. В темноте он их не видел, зато слышал тяжёлое дыхание и возгласы, которые они издавали, поскальзываясь.


– Идите вперёд! – закричал Джем в ответ. – Мы их задержим.


– Вы не сможете задержать всю стаю, – возразил Саймон.


– Хватит спорить, просто уходите! – заорала Уинтер, и раздражение в её голосе было слышно даже сквозь рычание подступавших волков. Стиснув зубы, Саймон посмотрел на Дева.


– Прикрой меня, – сказал он и, как только Дев закрыл его от волков, превратился в паука-отшельника. Неожиданно крохотные капли дождя стали огромными шарами с водой, разрывающимися вокруг, и Саймон, вскрикнув, пролез между камнями и юркнул в пещеру.


Секунду спустя за ним последовало овальное насекомое с длинными усиками. Саймон, не сдержавшись, с отвращением поёжился.


– Ты не говорил, что превращаешься в таракана.


– А что в этом плохого? – с ухмылкой поинтересовался Дев, вновь принимая человеческий облик. – Давай быстрее. Идём.


Когда Саймон выпрямился во весь человеческий рост, какой-то волк попытался просунуть пушистую морду в узкий лаз, но едва не застрял, взвыв от боли.


– Всё нормально, – крикнул Саймон волкам. – Мы вернём Ариану. Следите за входом, чтобы никто не сбежал.


– Саймон… – прорычал какой-то волк. – Сейчас же вернись, а не то…


Но Саймон с Девом уже бежали вперёд по каменному тоннелю. Он был настолько маленьким, что Деву приходилось пригибать голову, а Саймон чувствовал, как волосы цепляются за потолок.


– Ты знаешь, куда идти? – тихо спросил он, надеясь, что волки не услышат его.


– Я был почти во всех общественных тоннелях колонии, – ответил Дев хмуро. – Но здесь куча ответвлений. Они могут оказаться где угодно.


– А вдруг они вообще не здесь? Я подумал на колонию, потому что лорд Энтони муравей, но…


– Муравьи ненавидят Её Величество. Только они могли укрыть его у себя, не побоявшись её гнева, – сказал Дев. – А ещё лорд Энтони знает, что если Её Величество пошлёт за Арианой войска, то начнётся война. Он рассчитывает, что Королева на это не пойдёт.


– Но мы не войска, – сказал Саймон, вслед за Девом проходя через пещеру, в которой несколько часов назад он видел мятежников. Дев не стал комментировать ни помост, ни несколько стульев, до сих пор стоявших там.


– Именно, – медленно отозвался он. – Зато ты паук-отшельник. Это нам на руку.


– В смысле? – спросил Саймон.


Дев не ответил – просто вложил ему в руку метательный кинжал из тренировочного зала:


– Возьми. Если понадобится, не бойся его использовать.


Саймон с лёгким беспокойством убрал кинжал в карман, ощущая прикосновение холодного металла к коже. Он не собирался никого убивать и даже ранить – но понимал, что, если придётся, он пойдёт на всё, лишь бы спасти Ариану.


Наконец они зашли в тупик. Однако Дев не развернулся, а превратился в маленького таракана, вид которого бросал в дрожь.


– Будет тесно, но, думаю, пролезем.


– Тесно? – переспросил Саймон, тоже оборачиваясь пауком.


– Эти проходы чуть больше, чем муравьиные, – сказал Дев, приближаясь к лазу, который напоминал мышиную нору в стене пещеры. – Обычно ими пользуются гости. Но, зная Ариану, она не стала бы превращаться по указке лорда Энтони, поэтому им бы пришлось идти через человеческие тоннели.


– Есть человеческие тоннели? – слабым голосом спросил Саймон. – А нам по ним пройти нельзя?


– Они только этого и ждут, поэтому охраны там будет куча, – ответил Дев. – Поверь мне. Так проще.


Дев исчез в тоннеле, и Саймон с колотящимся сердцем неохотно полез за ним. Он был прав – лаз оказался тесным, и если бы Саймон мог потеть, то промок бы насквозь. Он никогда не боялся замкнутых пространств, но сложно было не нервничать, когда стены смыкались всего в паре сантиметров от него.


– Так… почему быть тараканом неплохо? – спросил он, пытаясь отвлечься от дурных мыслей. Он не знал, насколько глубоко они забрались, но был уверен, что один неверный шаг, и их ждёт мгновенная смерть.


– Смеёшься, что ли? У нас столько крутых способностей! – ответил Дев, шевеля усами. – Во-первых, мы практически неуязвимы. Можем несколько недель обходиться без воды, несколько месяцев – без еды, да и съесть можем почти что угодно. А ещё нас очень тяжело раздавить.


– А пятьсот тонн земли с этим справятся? – нервно спросил Саймон. Дев рассмеялся.


– Не волнуйся. Если тоннель обвалится, мы откопаемся за день, максимум за два.


Саймона это не успокоило, однако это было лучше, чем ничего.


Проход постепенно сузился, и Дев наконец-то остановился.


– У нас гости, – тихо шепнул он, и Саймон выглянул из-за его спины, насколько мог.


По тоннелю маршировала колонна чёрных муравьёв. Саймон затаил дыхание. Муравьи должны были понимать, что они незваные гости, однако тревогу они не поднимали.


– Эй, – окликнул Дев, и Саймон дёрнулся, не ожидая услышать его голос. – Эй, ты! Подскажи дорогу.


Один из марширующих остановился и поглядел на него. Вблизи огромный муравей напоминал чудище из фильма ужасов, и Саймон пронзил Дева взглядом. Что он творит?


– У вас есть разрешение? – произнёс муравей странным механическим голосом.


– Эм… нет, но оно мне не нужно, – сказал Дев. – Я в общественном тоннеле, и ты хоть представляешь, кто тут со мной?


Дев отступил, насколько мог, позволяя муравью относительно беспрепятственно посмотреть на Саймона. Тот уставился в ответ. Муравей склонил голову.


– Вы пришли на аудиенцию, – произнёс он. – Королева вас ожидает.


Саймон даже не знал, хорошо это или плохо. Считать эмоции, испытываемые в этот момент муравьём, не получалось.


– Я, эм… не знал, что меня ждут.


– Нам не нужна Королева, – нетерпеливо перебил Дев. – Мы хотим знать, где лорд Энтони держит пленницу.


Муравей как-то странно содрогнулся, и на мгновение Саймону показалось, будто он не расслышал Дева. Но потом он всё тем же механическим голосом ответил:


– Королева приказала не пускать посторонних к лицу по имени Энтони.


Может, сказывалось давление подземного тоннеля, а может, безэмоциональный голос муравья действовал Саймону на нервы, но неожиданно накатила волна храбрости и нетерпения, и он выступил вперёд, скрежеща жвалами.


– Я истинный наследник Царства Насекомых и Арахнидов, и я приказываю пропустить нас.


Долгое время муравей не шевелился. Саймон хотел было сказать ещё что-нибудь – пригрозить, может, или просто напугать, – но тут муравей развернулся к узкому тоннелю.


– Вам нужен тёмный проход, – сказал он. – Королева приказала данному лицу вас сопроводить.


Муравей вышел из строя и повёл их по лабиринту тоннелей, уходящих вниз. Саймон толкнул Дева под сложенное крыло.


– Почему они так говорят? – шепнул он.


– Потому что муравьи – это такие… роботы мира анимоксов, – ответил Дев. – Они живут, чтобы служить Королеве, и я ни разу не встречал муравья, осознающего себя как личность.


– Данным лицам нужно молчать, – произнёс их проводник всё тем же монотонным голосом. Дев прыснул.


Чем глубже они спускались, тем у́же казались тоннели, и под конец Саймон понял, что ещё немного и он не сможет пролезть дальше. Начала подступать паника, но тут муравей снова заговорил.


– Лицо по имени Энтони находится здесь, – сообщил он, и они повернули и вышли в какую-то огромную пещеру, залитую ослепительным светом.


Саймон сощурился, пытаясь понять, что за громадины выше небоскрёбов нависают над ними. Но потом Дев обернулся человеком, он последовал его примеру, и мир вновь обрёл смысл.


Они оказались на пороге хорошо освещённого кабинета, какой уместно было бы встретить в любом человеческом здании – с белыми стенами и креслами, расставленными вокруг. Но они Саймона не волновали – волновала его только девочка, привязанная к стулу, со взглядом, полным ядовитой ярости.


– Ариана! – Саймон бросился к ней и крепко обнял.


– Саймон? Ты откуда… Дев? – Ариана уставилась на них с открытым ртом. – Вы как сюда попали? Что…


Кто-то кашлянул за спиной Саймона, и он обернулся к мужчине, стоявшему за столом.


Лорд Энтони.


Несмотря на слабый, измождённый вид, в его глазах читался восторг, но в то же время и опасность. От него стоило ожидать чего угодно. Единым движением он пнул крохотный проход, и его завалило землёй и пылью, отрезая единственный путь к спасению.


– Вижу, муравьи ослушались моего прямого приказа, – хриплым голосом сказал он. – Очень жаль. Они ни на что не годятся.


– Отпустите Ариану, – сказал Саймон, закрывая её собой. – А не то…


– А не то что? – поинтересовался лорд Энтони. – Я не собираюсь её трогать. Мы просто ждём.


– Чего ждёте? – спросил Дев.


– Смерти Королевы Чёрной Вдовы, разумеется, – ответил лорд Энтони. Саймон поражённо захлопал глазами.


– Он хочет, чтобы я передала престол Муравьиной Королеве, – дрожащим голосом сказала Ариана. – Они хотят захватить власть.

17

Муравьиный марш


– Муравьиная Королева хочет править всем Царством Насекомых и Арахнидов? – выпалил Саймон. – Но это же… безумие.


– Ну что вы. Вполне здравое желание, – сказал лорд Энтони так, будто они обсуждали кусок пиццы. – Муравьиная колония составляет большую часть населения нашего Царства.


– Вы рабочие, а не солдаты, – сказала Ариана, ёрзая на стуле. – Если другие Царства попытаются вас захватить…


– Нас миллиарды миллиардов, и мы сильны, – заявил лорд Энтони, вскидывая подбородок.


– Да какая разница, если вас можно передавить сотнями за раз? – поинтересовался Дев, стоящий на противоположном конце кабинета. – Сами вы не отразите атаку ни Зверей, ни Птиц, ни Подводного Царства. Вам понадобятся бойцы из других общин. А если вы пойдёте на это… если вы убьёте Ариану…


– Я же сказал: я не стану её трогать, – произнёс лорд Энтони, в сиплом голосе которого послышались резкие нотки. – Опять же, почему вы считаете, что остальные общины к нам не присоединятся? Саймон лично видел, как самые влиятельные представители нашего Царства клянутся поддержать нового лидера.


– Они хотели поддержать меня, – сказал Саймон. – А не муравья.


Лорд Энтони фыркнул:


– Они хотели поддержать того, кем ты притворяешься, мальчишка. А не того, кем ты на самом деле являешься. Если бы они узнали правду, ты не дожил бы до рассвета.


Дев поглядел на Саймона, нахмурив брови:


– Что?


Саймон стиснул кулаки.


– Не представляю, о чём вы, – прорычал он.


Лорд Энтони рассмеялся:


– Ещё как представляешь. Ты ведёшь себя так, будто готов унести свою тайну в могилу, но ты хоть представляешь, сколько людей знает твой секрет, Саймон Торн? Ты представляешь, сколько у тебя врагов?


– Торн? – медленно повторил Дев. – Это же фамилия Альфы?..


– Да просто… – В голове носились мысли, но Саймон понимал, что никакая ложь его не спасёт. Ведь лорд Энтони уже знал правду. – Я племянник Альфы. И на самом деле я не паук-отшельник.


– Нет же, ты паук, – возразил Дев удивлённо. – Я же миллион раз видел, как ты превращаешься.


– Я умею превращаться в паука-отшельника, – медленно сказал Саймон, впиваясь ногтями в ладонь, – и в кого угодно ещё.


В кабинете воцарилась звенящая тишина. Дев смотрел на Саймона так, будто он только что признался, что у него невидимая голова.


– Ты… так ты… нет. Быть не может. Это что, шутка?.. Вы с лордом Энтони?..


– Это правда, – сказала Ариана. – Звери столетиями защищали потомков Звериного короля. Чёрные Вдовы всегда об этом знали, но кроме нас никто больше не догадался.


– Я… – Дев смотрел на них огромными глазами, широко раскрыв рот. – Как же круто!


Из-за стола послышался недовольный выдох лорда Энтони.


– Как бы «круто» это ни было, факт остаётся фактом: если я раскрою остальному Царству тайну способностей Саймона, никто за ним не последует. Он просто обманщик, причём опасный. А когда весь мир узнает, что наследник Звериного короля жив…


– Да, в нём течёт кровь настоящего злодея, зато он хотя бы не муравей, – сказал Дев, расплывшись в улыбке. Лорд Энтони побагровел.


– Подобные насмешки и издёвки, откровенное неуважение – и есть причина, по которой мы хотим перемен. Мы не рабы и не прислуга паукам. Мы не просто рабочие, которые обязаны удовлетворять ваши потребности. Нас бесконечное множество, мы могущественны, и скоро мир узнает, что если кто-то бросит вызов армии муравьёв, это мы их раздавим.


Дев фыркнул:


– Ну да, конечно. Думаете, что справитесь с тысячами волков, медведей или львов? Не говоря уже про Зверей поменьше. А как же Рептилии? По-вашему, им понравится, что ими распоряжаются муравьи?


Пока Дев с Энтони переругивались, Саймон придвинулся к Ариане.


– Может, просто притворишься, что отдашь ему Царство? – шепнул он. – Пообещай ему что-нибудь, а как освободишься, можно будет начать войну. Малкольм тебя поддержит.


– Он хочет забрать Осколок, – тихо ответила она. – Он меня не отпустит, пока Муравьиная Королева его не получит.


– Но… ты же не носишь его с собой? – спросил Саймон. – Как он собирается его искать?


– Он думает, что мама пришлёт его в качестве выкупа. И тогда…


– И тогда мы подержим Ариану в комфортабельных условиях, пока Королева Чёрная Вдова не умрёт, – произнёс лорд Энтони, повышая голос. – У меня отличный слух, и я весьма терпелив. Так или иначе, Муравьиная Королева придёт к власти, а Осколком мы скрепим договор.


Ариана с усилием сглотнула. В её глазах стояли слёзы.


– Она же не просто Королева. Она моя мама, и я хочу увидеться с ней перед смертью.


– Велика цена королевской крови, – произнёс лорд Энтони. – Я искренне сочувствую, но, к сожалению, выбора нет – мы не можем довериться твоим обещаниям, даже если намерения твои чисты.


– Мы? – щурясь, переспросил Дев.


– Мы с Муравьиной Королевой, разумеется, – пояснил лорд Энтони, склоняя голову в поклоне, будто она находилась с ними в одной комнате. – Я уже много лет являюсь самым близким и самым уважаемым её советником.


– Ты много лет был самым близким и самым уважаемым маминым советником! – рявкнула Ариана. – Так ты всё время за нами шпионил?


– Разве в вашем Царстве это не повод для гордости? – поинтересовался лорд Энтони с кривой усмешкой, растянувшей губы.


В голове тут же взметнулся ворох мыслей. Раз во всём замешана Муравьиная Королева, сбежать у них не получится: в погоню бросятся сотни, если не тысячи муравьёв. Но должен же найтись способ выбраться. Саймона не волновало, кто чьим Царством будет править, но он не мог смириться с тем, что Ариана больше не увидит маму.


– А если вы разделите Царства? – выпалил он.


– Что? – переспросила Ариана, пытаясь вытереть слёзы о плечо. – Но…


– Царство Насекомых и Арахнидов, – заметил Саймон. – Может, было бы легче отдать под руководство Муравьиной Королевы всех муравьёв и насекомых, а самой править Арахнидами?


Лорд Энтони фыркнул:


– Муравьиная Королева ни за что не согласится на твоё жалкое предложение.


– Но вы сами сказали, что Царство состоит в основном из муравьёв, – напомнил Саймон. – Так что она потеряет?


– Это просто оскорбление, – надменно произнёс он. – Она примет либо всё Царство, либо не примет ничего.


– Голосую за «ничего», – сказал Дев, рассевшийся в кресле.


– Не тебе это решать, – сквозь зубы процедил лорд Энтони.


– Но и не тебе тоже, ты же просто советник, – выпалил Саймон. – Может, поговорим с Королевой и узнаем?


Лорд Энтони побагровел сильнее.


– Нет необходимости. Королева Чёрная Вдова падёт уже к утру, и у тебя, принцесса, не останется выбора, если жизнь тебе дорога.


В комнате заметно похолодало.


– О чём ты? – спросила Ариана. – У мамы есть ещё несколько недель. Врачи сказали…


– В данный момент муравьи, верные моей королеве и младшим Королевам суперколонии, направляются к территории Зверей, – самодовольно сказал лорд Энтони. – У них есть чёткий приказ. Убить Королеву Чёрную Вдову и всех, кто вступится за неё, – включая Альфу, если понадобится.


– Да они в жизни не справятся, – сказала Ариана, хотя голос её дрогнул от страха. – Вы же просто муравьи. Вы ничего не можете.


– Поодиночке – возможно, – согласился лорд Энтони. – Но когда нас не счесть, мы способны изменить мир. И мы его изменим. Уже меняем. Есть лишь одна истинная Королева – Муравьиная.


Грудь Саймона сдавило, а в глазах потемнело.


– Чёрную Вдову защищает моя семья, – сказал он. – И вы позволите вашим солдатам убить их?


– Только если они будут путаться под ногами. Но, зная Альфу… – Он развёл руками, будто показывая, что ничего не поделать. – Сомневаюсь, что он доживёт до рассвета.


Не успел никто ничего сказать, как Саймон сделал шаг и, плавным движением высвободив из рукава кинжал, метнул его в лорда Энтони. Он целился прямо в центр груди.


Саймон вложил в бросок все свои знания, все свои силы, и окажись он в тренировочном зале с неподвижными целями, он обязательно бы попал. Но лорд Энтони с нечеловеческой скоростью отскочил, и клинок вонзился в гипсокартонную стену у него за спиной.


– Неужели мы действительно до этого докатились? – с лёгким сожалением спросил он. – Я считал тебя выше этого, Саймон. Видимо, я ошибался.


– Ты хочешь убить мою семью, – прорычал Саймон. И в два длинных решительных шага пересёк кабинет и прыгнул на него. Обернувшись в воздухе пауком-отшельником, он схватился за манжету пиджака лорда Энтони и впился клыками в тонкое запястье, впрыскивая в кровь весь яд до последней капли.


Хрупкий мужчина вскрикнул, стряхнул с себя паука, но, когда Саймон аккуратно приземлился в паре метров от него и обернулся человеком, едва ли хмыкнул.


– Думаешь, на меня подействует капля яда? – спросил он, поправляя костюм. – Все мало-мальски ценные представители нашего Царства ещё в детстве вырабатывают иммунитет.


– Это правда, – подтвердил Дев, который успел встать, – а к этому у тебя есть иммунитет?


– Что… – начал лорд Энтони, но не успел он договорить, в лицо ему прилетел кулак Дева. Глаза его закатились, и он повалился на пол.


Саймон заморгал:


– Ух ты.


– Я не так крут, как ты со своими способностями, но тоже кое-что умею, – сказал Дев, встряхивая рукой. – Пойдём, надо тебя отсюда уводить, принцесса.


– Сколько раз просила не называть меня так? – проворчала Ариана, но не стала спорить, когда Дев попытался открыть дверь. Та не поддалась, так что он вытащил из носка отмычки и занялся замком.


– Нужно вернуться на территорию Зверей и всё рассказать, – мрачно произнёс Саймон, развязывая Ариану. – Если муравьи действительно решили напасть…


– Это же просто муравьи. Они не справятся с целой стаей, – сказала Ариана, но слова поддержки не особо помогли, потому что в глазах её читалось беспокойство.


Дев приоткрыл дверь.


– Всё чисто, – шепнул он. – Если побежим…


– Стой. В тоннелях должна стоять охрана, – предположил Саймон, тоже переходя на шёпот. – Если они заметят Ариану и поймут, что она сбежала…


– Через тоннель, по которому мы пришли, вернуться не получится, – сказал Дев. – Если у тебя, конечно, нет крохотной лопатки и нескольких часов на раскапывание прохода. А даже если есть, он всё равно будет слишком неустойчивым.


– Я не собирался возвращаться через него, – сказал Саймон, подавив дрожь. – Я имел в виду, что нам лучше превратиться.


Ариана кивнула:


– Да, это единственный вариант. Все будут искать детей, а не насекомых.


– Мы на муравьиной территории, – сказал Дев. – Они пройдутся по всем тёмным углам.


– Значит, нужно смешаться с толпой, – проинструктировал Саймон. Резко вдохнув, он обернулся таким же муравьём, что они видели в тоннеле.


Дев уставился на него во все глаза.


– Безумно круто, – сказал он. – Ариана, превращайся. Если нас поймают, Саймон скажет, что сопровождает тебя в другую комнату.


– Один муравей? Думаешь, они бы отправили одного муравья сопровождать меня? – скептически поинтересовалась Ариана.


Дев нахмурился:


– Не отнекивайся. Вариантов всё равно нет.


– Ещё как есть, – сказала она. – Саймон, превращайся обратно в отшельника. Тогда, если нас поймают, мы сможем выкрутиться. Муравью никто не поверит, а вот пауку-отшельнику… можешь сказать, что привёл меня в подарок Королеве.


Саймон нахмурился:


– Но…


– Это моё Царство, Саймон. Я знаю, о чём говорю.


С этим он поспорить не мог, поэтому с очевидной неохотой опять обернулся тонколапым пауком. Дев тихонько присвистнул, видимо, от восторга, и превратился в таракана.


– На всякий случай буду держаться подальше, – сказал он. – Будем считать, что я на подхвате.


– Да когда от тебя польза-то была? – поинтересовалась Ариана, и секунду спустя рядом с Саймоном появилась Чёрная Вдова.


– Я кучу раз спасал тебе жизнь, – заметил Дев. – Помнишь парковку, когда нам было восемь лет? А когда мы в семь нашли выход из Улья и чуть не потерялись в лесу?


– Это я тебя тогда спасла, а не наоборот, – сказала Ариана.


Саймон кашлянул.


– Нам вроде как надо идти, если вы не против. Если кто-то отстанет…


– Возвращаться не будем, – мрачно сказала Ариана. – Кто-то обязательно должен предупредить маму и волков о муравьях.


Они выползли из кабинета в тоннель с тусклым освещением, который через каждые несколько метров пересекался с другими, словно все кабинеты располагались ровными рядами, разделённые не стенами, а тоннелями. Как они и планировали, Дев держался в паре метров позади, и все вместе они быстро ползли в уголке на стыке стены и пола.


Несмотря на голоса, изредка доносящиеся из-за дверей, в коридорах, к счастью, никого не было. Видимо, было уже поздно, а может, все отсюда просто ушли – хотя Саймон до сих пор не понимал, где именно они находятся. Они торопливо продвигались вверх по склону, и он надеялся, что так получится выйти наружу. Все его мысли занимали муравьи, марширующие к дому Контессы с единственной целью; сколько бы стая их ни давила, он понимал, что надолго задержать армию не выйдет – особенно учитывая то, что в их рядах есть анимоксы.


Но не успел он найти выход из лабиринта, как по тоннелям раздался рёв сирены, и тусклый свет обернулся ослепляющим, не оставив ни единой тени, в которой можно было укрыться. Вскрикнув, Ариана бросилась бежать.


– Сюда! – крикнула она, и Саймон помчался следом так быстро, как только позволяли его восемь ног. Вокруг захлопали двери, и земля сотряслась от вибрации десятков, если не сотен шагов, эхо которых разнеслось по тоннелям.


– Далеко ещё? – окликнул Саймон с бешено колотящимся сердцем, пытаясь не споткнуться.


– Не знаю. Понятия не имею, где мы! – крикнула она в ответ.


– Дев? – позвал он нервно.


– Мы поднимаемся, – отозвался таракан из-за спины. – Это же хорошо, да?


Неожиданно в Саймона врезалось что-то металлическое, и он отлетел назад, ударившись спиной обо что-то твёрдое и гладкое. Сверху на него приземлилась Ариана, а мир вокруг вдруг исказился, словно они смотрели на него сквозь странное окно.


– Поймал! – произнёс какой-то мужчина с искажённым от гнева лицом, раскрасневшийся под ярким светом.


Всё вокруг затряслось, и Саймон, прижавшись к Ариане, осознал, что случилось. Они смотрели не сквозь окно.


Их поймали в стеклянную банку.

18

Муравьиная королева


Мужчина надел на банку крышку, и сердце Саймона зашлось в груди. Он попытался понять, что теперь делать: превратиться в какое-нибудь животное, желательно с клыками и когтями, было нельзя – он не знал, переживёт ли дождь из осколков, на которые разлетится банка. Более того, он мог придавить собой Ариану – а значит, рисковать было нельзя, несмотря на злость и страх.


Поэтому пока что он просто прижался к ней, переплетая ноги, и посмотрел на поймавшего их мужчину в тёмно-синем костюме. Тот оказался полностью лысым и очень хмурым, отчего напоминал бульдога.


– Вижу, вы нашли себе друга, Ваше Высочество, – сказал он, разглядывая их сквозь стекло. – Кто это с вами?


– Мой домашний паук-отшельник, – ответила Ариана подрагивающим, но сильным голосом. – Куда ты нас несёшь?


– К Королеве, – ответил он, встряхивая банку. На Саймона накатила тошнота, и он прикрыл все шесть глаз. – Удобно?


– Нет, и если ещё раз нас тряхнёшь – я тебя так отравлю, что ты собственное имя забудешь и остаток жизни проведёшь в подгузниках, – рявкнула она. Мужчина усмехнулся, но Саймон заметил, что банку стал держать ровнее.


– Как думаешь, Дев пойдёт к Зверям, как мы и договаривались? – шепнул он Ариане. – Или попытается нас спасти?


– Не знаю, – ответила Ариана. – Наверное, это зависит от того, что он найдёт быстрее: выход или нас.


Это его не успокоило. Мысленно Саймон взмолился, чтобы Дев не сглупил и предупредил хотя бы Джема с Уинтер, оставшихся у входа в пещеру. Он-то мог защитить Ариану – или скорее Ариана могла защитить его. Но под покровом ночи Звери не заметят муравьёв, пока не будет слишком поздно.


Мужчина пронёс их по нескольким коридорам, то и дело бессистемно поворачивая. Иногда Саймон приоткрывал глаза, пытаясь понять, где они, но бежевые стены везде выглядели абсолютно одинаково.


Наконец они добрались до двойных дверей. Их охраняли две женщины, но они отступили, пропуская лысого мужчину. Он прошёл в тёплое огромное помещение с чёрно-золотой отделкой. Внутри его ждали десяток женщин в золотых одеяниях, а в самом центре, на помосте, на кушетке возлегала женщина с тёмными волосами, тёмными глазами и золотистыми чешуйками на скулах и висках.


– Джерард, – поприветствовала она его негромко. – С чем ты пришёл сегодня?


– Я принёс принцессу Чёрную Вдову, – ответил мужчина. – И коричневого паука-отшельника. Её Высочество сказала, что это её питомец.


Он открыл банку, наклонил её, и Саймон с Арианой выпали на гладкий пол с золотистыми прожилками. Поднявшись, Ариана мигом обернулась человеком, но Саймон не спешил, решив пока остаться в облике паука. У Арианы был какой-то план – по крайней мере, он на это надеялся, – и Саймон не хотел случайно его испортить.


– Ну и что вы творите, по-вашему? – кисло поинтересовалась Ариана, подходя к помосту. Однако несколько женщин преградили ей путь, не давая приблизиться к Королеве. Но Ариана без всякого страха смотрела на Муравьиную Королеву, которая лежала на мягкой кушетке, разглядывая их из-под полуопущенных век.


– Провозглашаю свою независимость, Ваше Высочество, – ответила она. – Вы должны были понимать, что после известия о болезни вашей матери кто-нибудь из Королев обязательно на это решится. С вашей матерью нужно было считаться, но вы… совсем ещё девочка.


Судя по лицу Арианы, раскрасневшемуся от ярости, она бы раздавила Муравьиную Королеву, если бы могла.


– Другие общины не станут вам подчиняться.


– Я их и не прошу. Но ходят слухи, что вам они подчиняться тоже не планируют, – спокойно заметила она. – Насколько мне известно, мятежники хотят свергнуть вашу мать. Видимо, не я одна устала ей кланяться.


– Видимо, последние новости вы упустили, – выплюнула Ариана, – потому что они уже выбрали нового лидера.


Она указала на Саймона, и неожиданно он понял, чего от него хотят. Словно следуя заранее подготовленному плану, он вернул себе человеческий вид, и стражницы ахнули. Даже Муравьиная Королева широко распахнула глаза и села ровнее.


– Ты анимокс?


– Да, – ответил он, скрывая свою радость. Значит, лорд Энтони не всё рассказал своей так называемой Королеве.


– И мятежники уже поклялись ему в верности, – сказала Ариана. – Если вы убьёте его – последнего из рода пауков-отшельников, – сами понимаете, что вас ждёт.


Муравьиная Королева склонила голову, изучая Саймона. Тот поёжился под её взглядом.


– И откуда они узнают?


– Мы пришли не одни, – сказала Ариана и ткнула большим пальцем в лысого мужчину: – Ваш идиот-подручный не заметил нашего товарища, он скоро выберется. И если мы не вернёмся, он сразу поймёт, что случилось.


На губах Королевы мелькнула усмешка.


– Лжёшь.


– Нет, – спокойно ответила Ариана. – Но если хотите рискнуть полным уничтожением своей колонии – это ваше дело, не моё.


Саймон, кашлянув, выступил вперёд. Муравьиная Королева мигом перевела на него взгляд, а стражницы напряглись.


– Что вам нужно? – спросил он.


– Что мне нужно? – переспросила Королева, вскинув брови. – Власть над собственным царством. Я хочу быть настоящей правительницей, а не марионеткой женщины, заявившей, что она сильнее меня.


– По-вашему, вы добьётесь этого, похитив принцессу? – спросил он.


– Разумеется. Королева Чёрная Вдова пойдёт на всё, чтобы защитить единственную дочь.


Ариана посмотрела на него нечитаемым взглядом. Саймон снова шагнул вперёд.


– Королева Чёрная Вдова скоро умрёт.


– Да, – медленно согласилась Муравьиная Королева. – Это всем известно.


– Значит, если мы заключим сделку, держать слово придётся Ариане, когда она займёт трон. А ждать осталось недолго.


– Действительно, недолго. – Муравьиная Королева вновь прилегла на кушетку, но глаз с него не свела. – Зачем констатировать очевидное?


Саймон помотал головой:


– Мятежники пойдут за мной. Они хотят, чтобы я стал новым лидером. С этим вы ничего не поделаете, но вы можете заключить сделку с нами. Так вы спасёте себе жизнь и получите желаемое.


– О?


Ариана склонилась к нему и натянуто спросила:


– Ты что делаешь, Саймон?


– Доверься мне, – шепнул он в ответ. Ариана нахмурилась, но спорить не стала. Кашлянув, он вновь обратился к Муравьиной Королеве. – Я уже договорился с лидерами восстания, – сказал он. – Мы понимаем, что не все меня примут, а помимо врагов у Королевы Чёрной Вдовы достаточно союзников. Поэтому… чтобы получить полную власть над Царством Насекомых и Арахнидов, я согласился… заключить брак с Арианой, когда мы вырастем, и… и объединить оба наших рода.


Он с трудом выдавил из себя последние слова, а Ариана уставилась на него огромными глазами. Но даже если Муравьиная Королева заметила это, то не подала вида. Она пристально смотрела на Саймона, её тёмные глаза пронзали его насквозь, будто хотели разглядеть ложь. Однако она ничего не сказала, лишь глубоко вдохнула и медленно выдохнула.


– Это угроза?


– Нет, – поспешно ответил Саймон. – Я предлагаю вам ваше царство. Когда… когда Ариана станет Королевой, мы разделим Царство Насекомых и Арахнидов. Вы заберёте себе Насекомых. Мы с Арианой – Арахнидов. Так все получат желаемое и никто не умрёт.


Предложение явно её удивило, и она обернулась к женщине, стоящей неподалёку. Та поспешно взошла на помост, и они зашептались, не сводя глаз с них с Арианой.


– Это правда, принцесса? – спросила Муравьиная Королева. – Вы тоже готовы пойти на эту жертву?


– Да, – мрачно ответила та, сверля Саймона таким взглядом, будто ей резко захотелось уйти от него куда подальше. Но он не расстроился, ведь это был их единственный выход. – Разве у меня есть выбор?


– Он появится, если я вас отпущу, – заметила Муравьиная Королева. – Вы всё равно выполните свою часть сделки?


Она кивнула, коротко и резко, будто против собственной воли.


– При одном условии.


– О?


– Отзовите атаку на маму и волков, – твёрдо сказала Ариана.


– Атаку? – неуверенно переспросила Королева. Советница снова зашептала ей что-то на ухо, и в голову Саймону пришла тревожная мысль. Муравьиная Королева понятия не имела, что её армия на кого-то напала. Он не разбирался в устройстве муравьиной общины и не знал, обычное ли это дело, но, судя по тревоге, появившейся на её лице, она это решение не одобряла.


– Боюсь, не получится, – наконец произнесла она, выпрямляясь. – Армия уже давно на территории Зверей. Но, насколько я понимаю, они не перейдут в наступление, пока Королева Чёрная Вдова не откажется сотрудничать.


Саймон содрогнулся, и только стальной взгляд Арианы не дал ему сорваться.


– Вы же Муравьиная Королева, – холодно сказал он. – Если войска подчиняются не вам, то кому?


– Во главе армии стоят генералы, не я. Если они считают, что цель оправданна, я полностью их поддерживаю. – Муравьиная Королева фыркнула. – Но в качестве жеста доброй воли я пошлю гонца и постараюсь остановить нападение. Однако, когда войска сосредоточены на задаче, на них сложно повлиять. А учитывая мощь наших союзников, всё складывается в мою пользу.


От ужаса по коже забегали мурашки. Союзники? Неужели Орион добрался и до Муравьиной Королевы?


– А мне кажется, проблемы у вас, а не у нас, – заметила Ариана. – Если вы не отзовёте войска, против вас пойдут все анимоксы. Битву вы выиграете, зато потеряете всё остальное, включая собственное Царство. Вам решать, какая судьба вас ждёт и кем вы останетесь в истории: первой Королевой Насекомых или Королевой, из-за которой вырезали всю муравьиную колонию.


– У меня связаны руки, – сказала она, презрительно глядя на них. – И не важно, верите вы мне или нет.


– Но вы можете нас отпустить, – заметила Ариана. – И пропустить на передовые позиции.


Она фыркнула:


– Королевы не вступают в бой.


– Хорошие – вступают, – сказал Саймон. Ариана с Муравьиной Королевой зыркнули на него, и он замолчал.


Ариана вновь обернулась к помосту.


– Решать вам, но времени у вас немного. Что вы выберете: титул и Царство или войну со всеми Насекомыми на континенте, в которой погибнете и вы, и ваша колония?


Муравьиная Королева поджала губы.


– Где доказательство, что вы сдержите обещание?


– Даю слово Королевы, – сказала Ариана, расправляя плечи. – Если вы действительно правительница, достойная собственного Царства, то этого вам будет достаточно.


От колкого замечания Арианы она прищурилась, но коротко кивнула.


– Джерард, сопроводи гостей на выход. Куда они пойдут дальше – их собственная забота.


Едва ли не дрожа от облегчения, Саймон с Арианой уже собрались уйти, но не успели сделать и пары шагов, как Муравьиная Королева кашлянула. Саймон оглянулся через плечо и заметил, как советница вновь что-то ей шепчет.


– Ещё кое-что, – деликатно обратилась она к ним с Арианой. – В качестве знака доверия между нашими великими Царствами я прошу передать в моё ведомство Осколок Сердца Хищника, охраняемый Насекомыми и Арахнидами.


Саймон хотел было возразить, но Ариана коснулась его плеча, приказывая молчать.


– Забирайте, – сказала она. – Если сможете отвоевать его у Ориона.


Муравьиная Королева ахнула, но не успела ничего сказать, потому что Ариана уже утянула Саймона в коридор за двойными дверями. Джерард, лысый мужчина, до сих пор держащий в руках банку, вышел вслед за ними, и хотя Саймон внимательно поглядел на Ариану, та не произнесла ни слова.


И вновь Джерард повёл их по коридорам, хаотично сворачивая – Саймон был уверен, что он просто путает их, чтобы они не смогли отыскать тронный зал Муравьиной Королевы заново. Но это его не волновало. Саймон не планировал возвращаться.


Наконец они остановились посреди коридора, гипсокартонные стены которого переходили в низкие своды тёмной пещеры.


– Полагаю, дальше вы справитесь сами, – фыркнув, сказал Джаред. – И помните: если вы вернётесь в колонию, мы примем меры.


Саймон не стал дожидаться демонстрации. Взяв Ариану за локоть, он провёл её в пещеру, и они пошли по петляющему тоннелю. Он оказался длиннее, чем ожидалось, и несколько раз промелькнула мысль, что их завели в ловушку. Но затем в лицо подул холодный весенний ветерок, и Саймон вздохнул с облегчением.


– До сих пор не верится, что ты на это пошёл, – не выдержала Ариана, как только они выбрались из пещеры в тёмный лес. «Сад светлячков» не маячил даже вдали, а с деревьев всё ещё капало, хотя дождь прекратился. – Ты хоть представляешь, насколько это было глупо?


– Так можно сказать про все мои сегодняшние идеи, – заметил Саймон, щурясь и пытаясь понять, где они.


– Я про… про помолвку, о которой ты соврал, – сказала Ариана, и Саймону показалось, что её голос как-то странно дрогнул. – Нельзя бросаться такими обещаниями.


– Почему? – спросил Саймон, краснея. – Это же… ну, мы же не…


– Да, но… – Она смущённо застонала. – Я же не вещь, чтобы меня продавать, когда захочется.


– Я тебя не продавал, нам нужно было выкручиваться.


– Но теперь при каждой встрече с Муравьиной Королевой…


– Ты жива, – сказал Саймон, теряя терпение. – Мы выбрались. Это главное. Но… тебе ничего не показалось странным в словах Королевы?


– Спрашиваешь, похожа ли она на предательницу? – мрачно спросила Ариана. – Ещё как.


Саймон покачал головой. Он говорил не об этом, и что-то в разговоре в тронном зале тревожило его. Однако не успел он разобраться в собственных мыслях, его настиг порыв ледяного ветра, и он поёжился.


– Нужно найти Джема с Уинтер и Дева.


Обернувшись орлом, он обхватил Ариану когтями, и они взмыли над деревьями. Ветер кусался, но так Саймон хотя бы заметил «Сад светлячков». Только тогда он понял, насколько велика подземная колония – они оказались в полутора километрах от начального входа, не меньше.


Нырнув вниз, он облетел поле, ища друзей. К своему ужасу, он их не заметил – как не заметил и волков.


– Машины нет! – прокричала Ариана снизу. – Видимо, они уехали!


Надежда комом застряла в горле, и он развернулся в сторону Хаул-Крика, изо всех сил мчась по ночному небу. В темноте разглядеть ничего не получалось, но вдалеке виднелись тусклые огни деревни и дома Контессы, и их хватало, чтобы указать путь.


Он приземлился на крышу дома, прямо у окна спальни Арианы, и постучал клювом в стекло, нетерпеливо дожидаясь, пока куратор их впустит.


– Принцесса у тебя? – спросил тот полным волнения голосом.


– Я тут, – отозвалась Ариана, и Саймон выпустил её из когтей на подоконник. Она сползла на пол, обернулась человеком, и с противоположной стороны тёмной комнаты раздался возглас, заставивший Саймона вздрогнуть.


– Дорогая! – Королева Чёрная Вдова попыталась встать с постели, и Ариана бросилась к ней. – Ты в порядке? Никто тебя не тронул?


– Всё хорошо, – ответила она, зарываясь лицом в мамины волосы. – Это всё лорд Энтони. Это он меня похитил, он хотел шантажом отобрать Осколок и передать корону Муравьиной Королеве.


Но Чёрная Вдова так рыдала, что не могла ответить. Саймон отвёл взгляд, неловко глядя на куратора.


– Муравьи собираются напасть, – сказал он.


– Знаем, – мрачно ответил куратор. – Ваши друзья недавно вернулись.


– Но машины у дома нет, – заметила Ариана приглушённым голосом.


Саймон выглянул в окно. И правда – друзья вернулись, но машины почему-то не было.


– Альфа приказал им бежать, – ответил куратор. – Мы готовим войска, но если Муравьиная Королева послала все свои силы, то в обычных условиях лучше было бы покинуть дом. Но Её Величество слишком слаба, чтобы уезжать, – добавил он, не давая Саймону договорить. – Сейчас остаётся надеяться, что муравьиная армия не прорвёт защи…


В ночи раздался вой, и Саймон поёжился.


– Это дядя, – сказал он. – Он созывает стаю. Мне нужно к нему.


Не превращаясь в человека, Саймон вылетел в окно и направился к опушке леса, где заметил стаю, окружившую своего крупного вожака. Нырнув вниз, он приземлился перед дядей, испугав пару волков.


– Муравьиная армия уже близко, – сказал он, задыхаясь. – Я…


– Знаем, – хмуро ответил Малкольм. – Ты что тут делаешь, Саймон? Где ты был?


– Спасал Ариану, – ответил он. – И я не стану извиняться.


Малкольм зарычал, и волки вокруг неуверенно зашевелились.


– Беги отсюда, пока битва не пришла в дом. Зия забрала остальных в деревню, иди к ним.


– Я не брошу вас с Арианой, – сказал он. – Останусь в небе. Муравьи не умеют летать.


– Многие умеют, – поправил Малкольм. – А если мне придётся волноваться ещё и о тебе…


– Муравьиная Королева упомянула могущественных союзников. Я думаю, она говорила об Орионе, – сказал Саймон. – Если он снова нас нашёл…


– …то мы бы об этом знали. Саймон, хоть раз послушай меня. Или ты хочешь, чтобы нас обоих убили?


На мгновение перед глазами встал дядя Дэррил, лежащий в луже крови на крыше Небесной башни. Воспоминание едва не выбило из него весь дух, и он заморгал. В ушах стояло эхо слов Малкольма: «Ты хочешь, чтобы нас обоих убили?»


Но под «обоими» Малкольм не подразумевал себя с Дэррилом. Он просто не хотел, чтобы Саймон попал в гущу битвы, вот и всё. И всё равно перья Саймона задрожали, и он кое-как выдавил:


– Я…


– Уходи.


Ярость Малкольма не предполагала дальнейших споров, и Саймон, до сих пор видя перед глазами лицо дяди Дэррила, взлетел и направился в сторону деревни. Сейчас в небе от него не было толку, но что бы ни случилось, он не хотел – и не собирался – терять ещё и Малкольма.

19

Муравьиная армия


В темноте не получалось разглядеть, где один дом переходит в другой, и уж тем более Саймон не мог найти мотель, в котором остановилась Зия. Но потом он обратил внимание на неприметную машину, припаркованную у дороги. Он опустился на тротуар и превратился в человека. К счастью, муравьёв поблизости не было видно – пока что.


Вбежав в тесный вестибюль, он увидел за стойкой регистрации крупного мужчину.


– В каком номере остановилась Зия Стоун? – спросил он, задыхаясь.


– В восьмом, – нахмурившись, отозвался мужчина. – Но сначала распишитесь…


Но Саймон уже взлетел вверх по лестнице. Номера располагались полукругом, и лишь в одном горел свет. Проскочив коридор, он заколотил в дверь с серебристой восьмёркой.


– Нолан, Джем…


Дверь распахнулась.


– Явился наконец-то, – буркнула Уинтер и поспешила вернуться в номер. Её одежда до сих пор не высохла. – Ариана в порядке?


– Да. Но муравьи…


– Я уже всё рассказал, – перебил Дев, вместе с Джемом бросающий вещи в чемодан, лежащий на кровати. – Альфа сказал уходить, но…


– Мы будем сражаться, разумеется, – заявил Нолан, высовываясь из шкафа. – Тут пусто.


– Поищи в холодильнике, – откликнулась Зия из ванной у окна. – Саймон, это ты?


– Да, я, – ответил он, и пока брат выпутывался из металлической проволоки, Саймон прошёл по ветхому ковру в ванную. Зия сидела на корточках и рылась в тумбочке под раковиной. – Что вы делаете?


Она вскинула голову и широко улыбнулась:


– Готовимся к войне. Иди сюда, лишние руки не помешают.


Она сунула ему несколько баночек лака для волос, пару бутылок чистящих средств и даже уксус. Саймон кое-как донёс их до кровати и бросил на одеяло.


– Что это вообще такое?


Дев взял уксус и попытался запихнуть его в чемодан.


– Если на нас нападут, то будем отбиваться, чем можем. Нужна ещё сумка.


– Под кроватью, – крикнула Зия, и Дев полез её доставать.


– Это идея Уинтер, – гордо сказал Джем, когда она подошла к ним и стала собирать вещи в дизайнерскую сумочку. Саймон заметил, что та и так наполовину забита баллончиками репеллентов.


– Не совсем, – сказала она. – Я просто пожалела, что у нас нет огромного спрея от насекомых, чтобы опрыскать всех сразу. До остального додумался Джем.


– А… других вариантов точно нет? – с заминкой спросил Саймон. – Да, я понимаю, это война, но они же анимоксы.


– В основном там обычные муравьи, и их слишком много, стая их не удержит, – ответила Зия, возвращаясь с полными руками банок. – Анимоксы – генералы и парочка офицеров, но большая часть войска не умеет превращаться.


– От этого не легче, – сказал Саймон.


– Это они на нас нападают, – заметил Дев, – и если они не отступят, нам придётся защищать Королеву и принцессу.


Уинтер ткнула Саймона локтем в бок, принимаясь за следующую сумку.


– У нас нет времени на душевные метания, – сказала она. – Либо помогай, либо смотри, как нас атакуют миллионы муравьёв. Решать тебе.


Закусив губу, Саймон пошёл в ванную вслед за Зией.


– А где Лео? – спросил он негромко, чтобы остальные не услышали.


– Пошёл за помощью, – шепнула она. – Саймон, если не хочешь, мы тебя не заставляем.


– Придётся, – пробормотал он. – Там Малкольм.


Зия передала ему упаковку талька.


– Значит, раз выбора у нас нет, давай постараемся на славу.


Когда они загрузили чемоданы в машину, Дев куда-то пошёл.


– Скоро вернусь, – бросил он через плечо, но не сделал и пары шагов, как его нагнал Саймон.


– Мы не знаем, насколько далеко муравьиная армия, а если тебя сожрут, Ариана меня убьёт. – Он протянул ему ключ, который куратор дал ему в первый день учёбы. – В «Стильном льве» есть дверь, она ведёт в тоннель…


– Знаю. – Дев подмигнул, забрав ключ. – Спасибо. Надеюсь, я успею вернуться к началу веселья.


Несмотря на поздний час, город не спал, готовый к битве. Пока они ехали, Саймон разглядывал собак, кошек, мышей, хорьков, песчанок – всевозможных домашних животных, с мрачной решимостью следующих в лес. Но, несмотря на их большое количество, он опасался, что этого будет мало.


– Мы что, действительно сможем убить целую колонию? – спросил он, прижимая к себе большой пакет лимонов, найденных на кухне мотеля.


– Нет, зато мы их отпугнём, – ответила Зия, набирая скорость. – Что бы ни случилось, не рискуйте, ладно? Муравьи за секунду с вами расправятся, если дадите себя окружить.


– Чудесно, спасибо за напутствие, – буркнула Уинтер, стискивая две баночки спрея от насекомых и так косясь в окно, словно за ним могла объявиться муравьиная армия. – Мне так полегчало.


Когда Зия припарковалась, они выбрались из машины. Вокруг дома расхаживала толпа кошек, готовых к нападению, а в траве у дорожки Саймон заметил знакомого мышонка, восседающего на спине серого полосатого кота.


– Феликс? Лорд Беннингтон? – поражённо окликнул он. – Что вы делаете?


– Мы долго этого ждали, – сказал кот, не сводя взгляда с чего-то невидимого. – Пока они спали, мы всё спланировали, и мимо нас не пройдёт ни единый враг.


– Не волнуйся, малыш, – произнёс Феликс и вытащил из ножен, сделанных из резинки, зубочистку. – Мы их задержим.


– Эм… ладно, – неуверенно сказал Саймон. – Только осторожнее, хорошо? И если среди кошек есть ещё анимоксы, передайте, что мы привезли оружие.


Из леса раздался вой, и Саймон содрогнулся. Времени на разговоры не было.


– Помогите кошкам оборонять дом, – крикнул он друзьям, бросив мешок лимонов на землю и превратившись в орла. – А я осмотрюсь.


– Я с тобой, – сказала Уинтер и, прижимая к себе спрей, побежала за ним. Спорить он не стал. В темноте он видел просто ужасно, и нужно было придумать, что с этим сделать.


Решив рискнуть, Саймон залетел в лес, скрылся в густом переплетении ветвей и листьев и превратился в сову. Мир мгновенно посветлел, и на обратном пути получилось разглядеть лес в мельчайших деталях. И тут он с ужасом заметил колонну муравьёв, приближающихся к опушке.


– Сюда! – крикнул он Уинтер, забежавшей в лес, и та направила спрей на приближающуюся армию. Муравьи закричали, но Уинтер не останавливалась, пока они не отступили.


– Только попробуйте вернуться, всех раздавлю, – пригрозила она.


Они прошлись по лесу и за несколько минут нашли ещё шесть муравьиных колонн, направляющихся прямиком к дому – видимо, они прошмыгнули мимо стаи. Уинтер поочерёдно разделалась с ними, а потом мрачно тряхнула опустевший баллончик.


– Придётся вернуться, – сказала она. – Иди проверь, что там впереди.


– Будь осторожна, – попросил Саймон и полетел в глубь леса, следуя за отступающими муравьями.


Он не долетел до стаи: в ночи раздался вопль, и он застыл. Кричал человек. Сердце заколотилось, и он поспешил вперёд, петляя между стволами деревьев. Нельзя было попадаться на глаза волкам в обличье совы, но он был обязан предпринять хоть что-то.


Наконец он выбрался на небольшую полянку, где волки – как звери, так и люди – катались по траве как сумасшедшие и трясли косматой шкурой, словно пытались сбросить насекомых. А когда Саймон приблизился, то понял, что так оно и есть. По ближайшему к нему волку ползали сотни муравьёв, и как бы яростно он ни бился, меньше их не становилось.


Мысленно выругавшись, Саймон предпринял единственный возможный шаг.


– Бегите к ручью! – заорал он. – Вода смоет их с вас! И превращайтесь в людей, дома есть спреи от насекомых!


Он не был уверен, узнали ли волки его голос, но один за другим они бросились к ручейку, протекавшему через лес, и вскоре Саймон услышал плеск. Даже если помощи от воды было немного, она должна была задержать муравьёв.


Он полетел дальше, отчаянно высматривая дядю. Куда бы он ни сворачивал, везде натыкался на воющих волков, по которым ползали муравьи, а дважды ему попадались муравейники, по размеру подозрительно напоминающие волков. На каждом поле боя он выкрикивал всё тот же совет, но не останавливался, чтобы проверить, послушали ли его.


Чем больше видел Саймон, тем сильнее его охватывала паника. До этого он не представлял, как будет выглядеть миллион муравьёв, но они полностью покрыли землю, карабкаясь по собственным павшим солдатам, стараясь добраться до дома с такой сосредоточенной упорностью, какой Саймон ещё не встречал. Будто они понимали, что их численность настолько велика, что сколько бы бойцов ни пало, на их место встанут новые.


Идти на переговоры с ними было бессмысленно, решил Саймон, вспоминая муравья из колонии. Они не считали себя отдельными личностями – значит, не ценили собственную жизнь. Им важны были лишь цели Королевы, и он сомневался, что они остановятся, если только она лично не явится на передовую и не прикажет отступать.


– Назад! – закричала женщина неподалёку, и он узнал голос Ванессы. Саймон полетел к ней, отчаянно надеясь, что дядя вместе с группой волков спасается бегством, однако среди них Малкольма не оказалось.


Саймон вспомнил о павших волках, которых видел до этого, и из последних сил сдержался, чтобы не полететь искать среди них дядю. Вместо этого он снова обернулся орлом и вернулся на поляну.


– Как обстановка? – нервно спросил Нолан, когда Саймон приземлился рядом. – Малкольм сражается?


– Я его не видел, – ответил Саймон, прикусывая язык, чтобы не сболтнуть про мёртвых волков. – Муравьёв слишком много. Нам не хватит ни спрея, ни уксуса, ни талька, ничего.


– Что-нибудь придумаем, – сказала Зия, копающаяся в батарее баллончиков, однако привычное веселье пропало из её голоса. – Мы найдём выход.


Потихоньку на опушку начали выходить волки. Джем с Уинтер прыскали на них уксусом, убивая оставшихся на шкуре муравьёв. Вонь стояла невыносимая, и Саймон заметил, как кошки отходят подальше от мокрой зловонной стаи, но его это мало волновало – главное, что так получалось сдержать муравьёв.


Ванесса, вся грязная и растрёпанная, тоже вышла из леса и быстро осмотрела поредевшие ряды стаи.


– Где Альфа?


– Когда видели его в последний раз, он шёл на запад, – сказал какой-то потрёпанный мужчина. Его кожа, выглядывающая из-под меха, раскраснелась и опухла от бесчисленных муравьиных укусов. – Каков следующий шаг?


– Продолжаем сражаться, – сказала Ванесса. – Это приказ Альфы, следуем ему.


– У нас есть спрей от насекомых, – сказала Уинтер, шагая к Ванессе и протягивая ей баллончик. – И ещё много всякого – лимоны, лак для волос, мел.


– Если будем работать сообща, – добавил Джем, – сможем их задержать.


Одна из волчиц фыркнула, осторожно прижимая к груди раненое запястье.


– Часа на два, не больше.


– Это лучше, чем ничего. – Ванесса поглядела на Джема с Уинтер: – У вас точно хватит запасов на всех?


– Мы принесли всё, что нашли, – сказал Нолан, таща по бурой траве два набитых чемодана. – В доме должно быть ещё, а если не хватит, будем импровизировать.


– Среди муравьёв есть анимоксы, – заметил покусанный мужчина. – Они могут напасть в человеческом облике.


– Если генералы Муравьиной Королевы настолько глупы, что вступят с нами в рукопашный бой, – ну, удачи им, – яростно сказала Ванесса. – Ради этого момента мы и тренировались. Берите тальк и мел, шевелитесь!


Всего за двадцать минут они окружили дом плотным кольцом. Поляну заливал яркий свет окон, и с высоты птичьего полёта Саймон прекрасно видел густую насыпь порошка, который должен был замедлить муравьёв. Через каждые несколько метров на страже стояли волки, вооружённые баллончиками репеллентов, уксусом и горячей водой, а между ними бегали кошки. Малкольм до сих пор не вернулся, и Саймон потихоньку начал терять надежду. Его дядя был вожаком стаи, Альфой, – если он не поведёт их в бой, что-нибудь обязательно пойдёт не так.


– Где армия? – спросил Джем с порога, куда приземлился Саймон. Влажная древесина насквозь пропахла лимонным соком. – Может, они сдались?


– Муравьиная Королева обещала послать гонца, – со сдержанной надеждой отозвался Саймон. – Может, генералы получили её приказ и отступили.


– Сомневаюсь, – пробормотала Уинтер, сидящая на перилах. – Не верю, что нам так повезёт.


– Ты видел Малкольма? – нервно спросил Нолан, сидящий на качелях в окружении котов, точащих когти. Саймон покачал головой.


– Наверное, он просто… готовит засаду… или ещё чем-то занят. – Он не мог сказать брату, что стая потеряла нескольких волков, ведь среди них мог оказаться дядя. Но, несмотря на его молчание, по лицу Нолана было видно, что что-то такое он и подозревал.


В тишине ночи эхом разнёсся возглас, и на опушке появился тёмный силуэт. На мгновение Саймону привиделся Малкольм – но потом человек приблизился, и сердце его упало.


На залитую светом поляну вышел мужчина с синяком на челюсти и самодовольной ухмылкой на губах.


Лорд Энтони.

20

Медвежья семья


Пульс Саймона участился. Под ногами лорда Энтони ползало бесчисленное множество муравьёв, которые, однако, не решались залезть на него. Лорд Энтони взмахнул рукой, и они разбежались с его пути, позволяя приблизиться к дому. Саймон прекрасно понимал, для чего была нужна эта демонстрация: он полностью повелевал муравьями и хотел, чтобы стая это знала.


– Дамы, господа, – произнёс он. – Муравьиная Королева прислала меня к вам с посланием.


Саймон напрягся и без лишних раздумий сбежал с крыльца к оборонительному кольцу. Отсюда было прекрасно видно, как лорд Энтони спокойно подходит к стае, будто попросту вышел на прогулку.


– Она просила передать Царству Зверей, что не сдастся ни при каких условиях, – продолжил он командным голосом, разносящимся по поляне. – Мы много лет терпели тиранию Арахнидов, и она не остановится, пока мы не получим свободу.


– Она не этого хотела, – жарко возразил Саймон, подступая к краю кольца. – Мы с Арианой с ней разговаривали, и она хочет мира.


Лорд Энтони презрительно фыркнул:


– Она хотела мира, пока не поняла, что вы её обманули.


– Саймон, ты что творишь? – прошипела Зия. Он почувствовал, как её ладонь коснулась его руки и тёплое дыхание у уха, но вывернулся из хватки.


– Муравьиная Королева понимает, что остальные Царства вас уничтожат, даже если вы выиграете сражение, – сказал он. – Единственное, чего вы добьётесь, – смерти всей своей колонии.


Лорд Энтони усмехнулся и шагнул вперёд.


– Ты пытаешься образумить моих солдат, Саймон Торн? Они муравьи. Для них не существует понятия личности. Они пойдут на всё, чтобы выполнить приказ Королевы, и никто не сможет их остановить. – Он стиснул руки в кулаки. – В атаку!


И тут же миллионы муравьёв хлынули на них единой живой волной. Волки были готовы к атаке, и в воздухе повисло облако спрея от насекомых и других средств. Дышать стало невозможно; со слезящимися глазами Саймон попятился, пытаясь обдумать план действий. Чем можно было помочь? Что он вообще мог сделать?


– Следи за ситуацией наверху, – сказала Зия в ответ на безмолвный вопрос, орудуя бутылкой уксуса. – Если на противоположной стороне что-то случится, кричи.


Обрадовавшись чётким указаниям, он превратился в орла, взмыл в воздух и вновь облетел дом. Пока что муравьи не смогли пробить кольцо, однако оно не могло продержаться вечно. Саймон должен был что-то предпринять, чтобы стая сохранила контроль над ситуацией.


На опушке леса зашуршал куст. Из-за плохого ночного зрения разглядеть получилось только само движение, и он напрягся.


– Из леса с северной стороны кто-то приближается! – прокричал он. Ближайшие к нему волки остановились и обернулись, но не успел никто ничего сделать, как среди деревьев раздался клич сотен голосов.


Из темноты вырвался звериный отряд, тут же бросившийся на поляну. Кролики, псы, хомячки – все те животные, которых Саймон видел в деревне. Некоторые из них обернулись людьми, но большинство остались в зверином обличье, и Саймон увидел, как бульдог катается по траве, давя собой сотни муравьёв.


Но это не помогло преломить ход боя. Лорд Энтони, стоящий среди своих солдат, презрительно глянул на деревенских жителей.


– Думаете, кучка слюнявых псов и хорьков справится с нашими бесчисленными легионами? – крикнул он. – Мы принесём Королеве победу, и нас никто не остановит!


– Возможно, – раздался голос из окна второго этажа, – но ты не доживёшь до этого момента.


На глазах изумлённого Саймона куратор выпрыгнул из окна, в полёте оборачиваясь мухой. Он полетел прямо на поле боя, где стоял лорд Энтони, и закружил над его головой, пока бывший советник пытался отмахнуться.


– Думаешь… какая-то… мушка… меня убьёт? – спросил он.


Куратор возник у него за спиной, в этот раз в человеческом теле.


– Нет, – сказал он, вытаскивая из рукава острый кинжал. – А вот сталь – убьёт.


Лорд Энтони мгновенно испарился – видимо, превратился, вливаясь в толпу солдат у своих ног. Куратор тоже исчез, и только чьи-то крики заставили Саймона отвести взгляд.


На противоположной стороне двора несколько муравьёв-анимоксов обернулись людьми и бросились на стаю, но наткнулись на когти и клыки тех из них, кто превратился в волков. Но сколько анимоксов было среди муравьёв? И сколько нужно было, чтобы победить волка?


До слуха Саймона донеслось слабое жужжание, а когда он обернулся, то заметил среди деревьев странное облако. Сердце сжалось. К Насекомым пришло подкрепление. Муравьи были не одни.


Но облако не набросилось на стаю; наоборот, оно влетело в бурую траву, и откуда ни возьмись на поляне объявились студенты Улья в тяжёлых ботинках и комбинезонах, полностью закрывающих тело. К удивлению Саймона, они принялись топтать муравьёв, и из сердца битвы зазвучали тоненькие крики.


Один студент отделился от группы и, продолжая давить муравьёв, добрался до кольца обороны.


– Решил, что помощь не помешает! – крикнул Дев, прыгая без остановки и кривясь. – Побрызгайтесь спреем, так они не смогут на вас залезть и можно будет их растоптать.


Взрослые переглянулись и направили на себя баллончики, а потом один за другим вышли на поляну, изо всех сил топая по земле.


Но и этого не хватило. Кое-где муравьи начинали пробиваться сквозь оборонительное кольцо, и хотя кошки с готовностью набрасывались на них, не подпуская к дому, муравьёв было слишком много, и долго сдерживать их было невозможно. Взгляд Саймона метался от одной стычки к другой, а сердце бешено колотилось в груди. Внизу сражались его друзья и семья, а отступать было уже слишком поздно. Если не придумать, как победить…


Его внимание привлёк запах дыма, и он облетел дом. Уинтер стояла у огненной полосы, бегущей параллельно оборонительному кольцу, а позади неё на крыльце сидел Джем с огнетушителем наготове.


Слетев на перила, Саймон превратился в человека.


– Вы что творите? – заорал он. – Если огонь перекинется на дом…


– Не перекинется, – сказал Джем. – Но если до дома доберутся муравьи, всё будет кончено, Саймон.


Он был прав, и Саймон впился ногтями в ладонь, оглядываясь:


– Где Нолан?


Уинтер нахмурилась, не сводя взгляда с распаляющегося пламени.


– Минуту назад был здесь. Кажется, убежал на другую сторону двора. Сказал, у него есть какая-то идея.


Раздражённо застонав, Саймон снова превратился в орла и облетел дом. Практически все волки топтали траву, однако брата среди них не было.


– Кто-нибудь видел Нолана? – прокричал он. Несколько взрослых помотали головами.


– Нолана? – переспросила Ванесса – она в облике волчицы стояла на мужчине без сознания, одетом в форму муравьиной армии. – Он что, пропал?


– Я его найду, – пообещал Саймон и, поднявшись выше облака дыма, полетел в сторону леса. Он понятия не имел, куда мог убежать брат, но прекрасно понимал, с какой целью: он искал Малкольма.


Вновь спрятавшись в густых ветвях, он превратился в сову и принялся кружить над лесом вокруг дома, с каждым разом отлетая всё дальше и дальше. Среди деревьев он заметил нескольких Зверей на поле битвы, однако брата нигде не было.


Отчаяние накрыло с головой. Неужели его нашли муравьи? Вдруг они приняли Нолана за него? Или он потерялся, или его ранили…


– Нолан!


Из глубины леса донёсся голос дяди, и Саймон, поспешно превратившись в орла, понёсся на крик. Несмотря на ухудшившееся зрение, он моментально узнал силуэт высокого мужчины, возвышающегося над чьим-то хрупким телом, лежащим на земле.


Вся радость при виде дяди мгновенно испарилась. Малкольм дрожал – или из-за холода, или из-за множества ран и укусов, покрывавших его тело. Он опустился на колени, осторожно касаясь щеки мальчика, лежащего без сознания. Нолана.


– Что ты сделала с моим племянником? – прорычал он.


Внутри всё перевернулось; Саймон бесшумно приземлился на дерево в нескольких метрах от просеки. Из густого кустарника вышла знакомая серая волчица, скалящая зубы. В её мокрой шерсти засели колючки и веточки, будто она очень давно жила в лесу.


– Ничего я не делала. Он поскользнулся и упал, – сказала Селеста. – Думаешь, я бы напала на собственного внука?


– Думаю, ты пошла бы на что угодно, лишь бы добиться своего. – Малкольм встал и закрыл Нолана своим телом. – Убирайся, и я тебя пощажу.


Селеста фыркнула:


– Без него я никуда не уйду.


– Ты похитишь его только через мой труп.


– Похищу? – рассмеялась Селеста. – Мы же родственники, или ты об этом забыл, сынок?


Малкольм попытался шагнуть вперёд, но пошатнулся. Раны явно ослабили его – обычно Селеста не была ровней Малкольму, но сейчас Саймон не знал, сколько муравьёв ему пришлось победить и как сильно его потрепали. А Селеста, несмотря на неряшливый вид, двигалась с затаённой силой, и под шкурой её перекатывались мышцы.


– Если с его головы упадёт хоть волос, тебе конец, – прорычал Малкольм.


– Я тебя умоляю, – хмыкнула Селеста. – Ты с трудом стоишь на ногах.


Усилием воли дядя выпрямился.


– Я всё равно больше и сильнее тебя.


– Это не поможет, когда ты вымотан и еле передвигаешься, – пробормотала она. – Так что, видимо, придётся рискнуть.


Она бросилась на Малкольма без всякого предупреждения, впиваясь зубами в его руку. Они начали бороться, и Малкольм, взвыв, снова превратился в массивного волка. Так его раны были видны ещё лучше – кое-где не хватало клоков шерсти, повсюду виднелись пятна крови; он пытался прижать мать к земле, и хотя выкладывался на полную, Саймон даже не заметил, как Селеста всё равно сумела навалиться на него и обездвижить, обнажив ему горло.


– Я никогда не возлагала на тебя особой надежды, сын, – сказала она, впиваясь когтями в грудь Малкольма. – Но ты превзошёл мои даже самые худшие ожидания. Ты восстал против собственной семьи, и ты знаешь, какое наказание ждёт предателей. И да, кстати, я буду скучать. Но по твоему брату я скучаю сильнее.


Она широко раскрыла пасть и собиралась укусить его, но Саймон уже летел на подмогу дяде на небывалой скорости. Всего секунду назад он сидел на дереве, а мгновение спустя в полёте превратился в медведя гризли. Взревев, он приземлился рядом с Селестой и оторвал её от дяди, отбрасывая в сторону деревьев с невероятной силой, о наличии которой даже не подозревал. С отвратительным хрустом её тело врезалось в дуб, и она упала на землю.


Тяжело дыша, он убедился, что она больше не нападёт, а потом обернулся ко второму волку. Малкольм уже вскочил на ноги, вставая между Ноланом и медведем, которым был Саймон. Из длинных ран на груди текла кровь, и он опасно покачивался, будто вот-вот мог упасть в обморок. Но, несмотря на слабость, Малкольм зарычал и вздыбил шерсть, готовый защищать Нолана.


Саймон в панике превратился в человека.


– Стойте, это… это я, – крикнул он, вскидывая руки, будто это могло защитить его от волчьих клыков. Дядя замер.


– Нолан? Но… – он оглянулся на мальчика, лежащего без сознания, и от удивления еле выдавил из себя: – Саймон?

21

Кот без мешка


В глазах дяди мелькнуло понимание, и Саймон осознал, что наделал. Его охватила паника; на одно ужасное мгновение захотелось улететь и никогда больше не возвращаться. Но Малкольм обернулся человеком, и не успел Саймон ничего сделать, как его сжали в объятиях.


– Ты не ранен? – спросил Малкольм, хотя куртка Саймона намокла от его собственной крови. Он осмотрел его с ног до головы. – Что… что-нибудь болит?


Саймон ошеломлённо качнул головой.


– Тебе нужен врач, – сказал он. – А Нолан…


Выругавшись, Малкольм резко развернулся и опустился на колени.


– Без сознания, но дышит, – сказал он. – Нужно отнести его домой.


– Дом окружён, – сказал Саймон. – Муравьи…


– Тогда в деревню, – решил Малкольм. Он попытался поднять Нолана, но вновь пошатнулся и едва не врезался в дерево. Саймон сглотнул.


– Я его отнесу, – тихо предложил он и, не сказав больше ни слова, превратился в крупного медведя. Малкольм промолчал, просто уложив Нолана ему на спину.


Убедившись, что брат не свалится, Саймон глянул на волчицу, валяющуюся под дубом:


– Она ведь не?..


Хромая, Малкольм подошёл к ней и проверил пульс.


– Жива, – сказал он хмуро. – К сожалению.


– Что случилось?


Дядя стёр кровь, заливавшую глаза.


– Я знал, что она бродит где-то поблизости, надеется заручиться помощью в Хаул-Крике, но стая не подпускала её к деревне. А сегодня все собрались у Контессы, и… – Он покачал головой. – Я даже не думал, что она опустится до похищения Нолана. Я учуял её запах, а когда нашёл их, она попыталась вырвать его из моих рук, и он упал и ударился головой. Я пошлю за ней конвой, когда закончится битва.


Саймон замялся.


– Мне кажется, мы проиграем.


Малкольм поморщился, но промолчал.


Они поплелись в сторону деревни, увязая в грязи. Дважды дяде пришлось останавливаться, чтобы перевести дыхание, и Саймон чуть было не предложил ему тоже забраться к нему на спину. Но он понимал, что Малкольм откажется, поэтому просто внимательно за ним наблюдал, готовый поддержать, если понадобится.


Наконец они добрались до Хаул-Крика. Время близилось к рассвету, но улицы кишели людьми. Из леса тянулась цепочка раненых Зверей, а все остальные, как люди, так и животные, оказывали им первую помощь прямо на главной площади. Перед тем как выйти из леса, Саймон обернулся человеком, и они вместе с Малкольмом кое-как дотащили Нолана до дороги.


И хотя Саймон понимал, что рано или поздно дядя захочет поговорить с ним о том, что случилось в лесу, сейчас между ними установилось безмолвное понимание, и Малкольм молчал. Даже не стал возражать, когда Саймон отошёл, оставив Нолана с Малкольмом отдыхать у фонтана.


– Я скоро вернусь, – пообещал Саймон, отвернулся и, превратившись в орла, полетел обратно к дому.


Вокруг здания тлело огненное кольцо, и хотя кое-где виднелись небольшие стычки, все они проходили с внешней стороны. К удивлению Саймона, за время его отсутствия в бой вступило бесчисленное множество летающих Насекомых, а в грязной траве ползали сотни Рептилий и Амфибий, подъедающих муравьёв, валяющихся на земле.


Содрогнувшись, он приземлился на крыльцо рядом с Джемом и Уинтер, к которым присоединились несколько кошек. Среди них оказались и Феликс с лордом Беннингтоном, немного потрёпанные, но без серьёзных ран.


– Откуда взялись Рептилии? – спросил Саймон.


– Без понятия, – сказала Уинтер и чихнула. – Они просто… взяли и пришли.


Но у Саймона была одна идея. Он огляделся. Дым закрывал обзор, но через несколько секунд он заметил Зию, которая стояла на коленях и разговаривала с какой-то жабой.


– Это Лео, – выпалил он. – Их привёл Лео.


– Кто такой Лео? – поинтересовался лорд Беннингтон, который, задрав заднюю лапу, вылизывал опалённый мех. Саймон заморгал:


– Эм… знакомая жаба.


Кот, закончив вылизываться, вздохнул:


– Лучше жабы, чем Насекомые. Солдаты, возвращаемся.


Кошки вокруг недовольно замяукали, но Феликс с апломбом запрыгнул лорду Беннингтону на спину, и они побежали к огненному кольцу. Сквозь языки пламени Саймон заметил куратора, связывающего лорда Энтони, который был без сознания.


– Мы что, побеждаем? – недоверчиво спросил он.


– Не совсем, – раздался с противоположной стороны крыльца мрачный голос. Там стояла Зия, растрёпанная, но в остальном целая и невредимая. – Эта битва почти закончена, но на рассвете к ним придёт подкрепление.


Надежда угасла.


– Нужно отсюда выбираться, – сказал он. – Малкольм с Ноланом…


– Ты нашёл Малкольма? – ахнула она. – С ним всё…


– Он был в лесу, – сказал Саймон. – Защищал Нолана от Селесты. Они сейчас в деревне.


– Живые? – спросила Зия задушенно. Саймон кивнул.


Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.


– Ладно. Хорошо. Ты прав, нужно уходить. Плевать мне, что у Королевы Чёрной Вдовы нет сил. Либо она останется здесь и умрёт, либо рискнёт уйти – нас-то она заставляет ставить на кон свои жизни, так почему бы ей самой…


Неожиданно на поле битвы воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием пламени. Сквозь дым он разглядел силуэт женщины, которая шла по поляне в окружении группы людей.


– Кто это? – спросила Уинтер. Саймон забрался на перила крыльца и удивлённо распахнул глаза.


– Муравьиная Королева.


Охранявшие её стражницы сжимали в руках копья с длинными лезвиями, будто были готовы убить любого, кто приблизится к их повелительнице. Среди Насекомых, узнавших Муравьиную Королеву, поползли шепотки, и все стычки прекратились. Молчаливо продвигаясь по поляне, она оценивала потери, горестно прикрывая глаза при взгляде на павших генералов. Лишь в нескольких метрах от огня она остановилась и взглядом нашла Саймона.


– Я отозвала солдат, – сказала она, глядя на него. – В свою очередь, я прошу позволить всем выжившим вернуться в колонию.


– С чего бы нам удовлетворять вашу просьбу? – раздался за спиной Саймона знакомый голос. Входная дверь отворилась, и на крыльцо вышли Королева Чёрная Вдова с Арианой. Она держалась гордо, но Саймон заметил, что она опирается на свою дочь.


Муравьиная Королева помедлила и склонила голову в поклоне.


– Устроить бойню не было моим намерением, и я глубоко огорчена действиями… – начала было она, но Ариана её перебила:


– Вы огорчены только потерей своего войска. Вас не волнует, что нас с мамой чуть не убили.


Королева Чёрная Вдова мягко сжала плечо Арианы.


– За ваше предательство мне стоило бы лишить вас короны, – сказала она, и Муравьиная Королева ощутимо дёрнулась. Кажется, Ариана когда-то говорила Саймону, что королевы в её царстве королевами и умирают, и он понял, о чём обе правительницы умолчали. Лишить Муравьиную Королеву короны – значит, лишить её жизни.


Он не сочувствовал ей ни капли, но ему и так было дурно думать о том, сколько жизней было потеряно в битве. Он не мог допустить ещё одну смерть.


– Всё это – дело рук лорда Энтони, – сказал он. Королевы повернулись к нему, и он едва не поёжился под их тяжёлыми взглядами. – Он обманывал вас обеих. Ну… по крайней мере, не раскрывал всей правды, – добавил он, обращаясь к Муравьиной Королеве. – Вы даже не знали о нападении, пока мы вам не рассказали.


– Я… – Она замерла в нерешительности. – Да, я не знала. Мои генералы должны были защищать интересы короны, я полностью им доверяла.


– Лорд Энтони как-то с ними связан? – спросил он, и она кивнула:


– Он отвечает за безопасность нашей колонии.


Это лишь подтвердило теорию Саймона. Он оглянулся на Ариану и её маму, проверяя, слушают ли они, а затем вновь обратился к Муравьиной Королеве:


– Он сказал, что вы хотели захватить власть в Царстве.


Она отпрянула, явно не ожидая этих слов.


– Я думала, что ясно выразилась: я намеревалась править лишь собственными подданными. Ни разу я не изъявляла желания свергнуть Королеву Чёрную Вдову. Лишь хотела получить независимость.


Так вот что не давало ему покоя. Муравьиная Королева ни словом не обмолвилась, что хочет править всем Царством – только своим народом.


– Всё это время именно лорд Энтони пытался убить Ариану и её маму, прикрываясь вашим именем. Поэтому он послал муравьиную армию – чтобы убить Королеву Чёрную Вдову и отдать вам трон.


Муравьиная Королева побледнела, руки её задрожали. Она рухнула на колени прямо в грязь, низко склонив голову, и дрожащим голосом произнесла:


– Ваше Величество, я не хотела навредить ни вам, ни вашей дочери. Я просто хотела независимости для своего народа. Если бы я знала, я бы никогда, никогда не позволила лорду Энтони творить такие злодеяния от моего лица, и тем более я бы не отдала подобный приказ. Прошу… – Она задохнулась, и по отливающим золотом щекам заструились слёзы. – Прошу, поверьте.


Опираясь на дочь, Чёрная Вдова сошла на ступени крыльца и холодно взглянула на плачущую Королеву.


– Я вам верю, – произнесла она тихим голосом, в котором чувствовалась сила. – Но вы должны понимать, на чьи плечи ложится ответственность за действия наших подданных. Все их проступки бросают тень на нашу репутацию, и нельзя закрыть глаза на ущерб, причинённый нашему Царству вашим подчинённым.


Муравьиная Королева вздрогнула.


– Мои истинные подданные не стали бы…


– Он – выходец из вашей общины, следовательно, подчиняется вам, несмотря на предательство, – произнесла Королева Чёрная Вдова. – Но я не отрицаю, что он и мой подданный – как и вы. А значит, на мне тоже лежит вина за ваши преступления.


Муравьиная Королева изумлённо подняла глаза:


– Ваше Величество, вы не виноваты…


– Я не заметила, как между нашими общинами расцвела злоба и ненависть, не заметила, как эта враждебность породила предателя, – сказала она. – Это исключительно моя вина.


– Ваше Величество…


– Я проявлю милосердие, ведь и вы проявили его по отношению к воинам, защищавшим меня, не побоявшись прийти на поле боя и остановить кровавую бойню, устроенную от вашего имени, – провозгласила Королева Чёрная Вдова. – Я сохраню вам жизнь, но в ответ требую поклясться перед собравшимися здесь свидетелями, что больше мою дочь никто никогда не тронет; что ни ваша, ни любая другая община не начнёт новое восстание, а если вы вдруг услышите о мятеже, то обязуетесь быстро подавить его, объединив силы с остальными общинами нашего Царства.


Муравьиная Королева тяжело сглотнула.


– Я… да, Ваше Величество. Клянусь. В благодарность я передаю вам предателя – можете поступить с ним как захотите. Он больше не подданный моей общины.


Королева Чёрная Вдова изящно склонила голову.


– Сведения, известные ему, мне пригодятся. Тиберий, – окликнула она, – отнеси лорда Энтони в подвал. Я лично с ним разберусь.


– Ваше Величество, – пробормотал куратор в поклоне, а затем вновь исчез в клубах дыма.


Королева Чёрная Вдова погладила дочь по волосам.


– Я закончу с ним, и всё оставшееся время мы проведём вместе, – пообещала она. – Проследи, чтобы о стае хорошо позаботились, и передай храбрым солдатам, сражавшимся за нас, моё благословение.


Ариана дёргано кивнула и крепко обняла маму.


– Только не перенапрягайся, – шепнула она так тихо, что Саймон едва услышал её.


Королева Чёрная Вдова поцеловала Ариану в лоб, а затем собралась со всеми оставшимися силами и вернулась в дом, оставив Ариану одну на крыльце.


– Ваше Высочество, – произнесла Муравьиная Королева, так и не поднявшись с колен. – Примите мои глубочайшие соболезнования.


– Не нужны мне ваши соболезнования, – мрачно процедила Ариана. – Убирайтесь, пока мама не передумала. И учтите, если вы ещё хоть раз потеряете контроль над собственной армией, я лично лишу вас трона.


Муравьиная Королева кивнула и поспешно ретировалась, окружённая стражницами. Как только она исчезла из виду, Джем взял огнетушители и пошёл тушить пожар, окружавший дом, а Уинтер направилась прямиком к Зие.


Саймон неуклюже спрыгнул с перил.


– Ты в порядке? – спросил он Ариану. В её глазах стояли слёзы, и она впилась в него взглядом.


– Ты понятия не имеешь, что она сделает с лордом Энтони, да? – буркнула она. Саймон помотал головой. – Она потратит на него все оставшиеся силы. Вообще все. А значит… – Её голос дрогнул, и она замолчала.


У них и так оставалось не много времени – а теперь оно сократится ещё сильнее. Саймон потянулся к ней, но Ариана отступила.


– Пойду наверх, – пробормотала она и убежала в дом.


Саймон проводил её взглядом, не зная, что делать. Но времени на размышления ему не оставили – за спиной раздался знакомый голос:


– Классные крылья.


Он испуганно обернулся и увидел Мейке.


– Какие крылья? – спросил он тихо. Та ухмыльнулась:


– Не держи меня за дуру. Я видела, как ты превратился в птицу.


Саймон сглотнул, поспешно пытаясь придумать оправдание. Но не успел ничего сказать, как она похлопала его по щеке:


– Не волнуйся. Сомневаюсь, что кто-то ещё заметил, это же было во время битвы. И тебе повезло: я умею хранить секреты. – Она замолчала, а когда вновь заговорила, голос её стал тише: – Я слышала, что ты сказал тогда в столовой. Спасибо. Ну, что заступился.


Саймон поражённо качнул головой. Казалось, что с того дня прошёл уже миллион лет.


– Я знал, что это не ты метнула нож в Ариану, и хотя иногда ты довольно… колючая…


Она вскинула бровь.


– …я не хотел, чтобы тебя обвинили в том, чего ты не совершала. – Он помолчал. – Прости за то, что я сказал в деревне. Я не хотел.


– Не ври, – сказала Мейке, убирая с лица длинные волосы. – Хотел, и ещё как. Но ничего, – добавила она. – Ты прав, пожалуй. Я постараюсь вести себя нормально, но только если пообещаешь мне не врать, Нолан.


– Я правда не Нолан, – сказал он. – Клянусь. Он мой брат-близнец.


– Как скажешь. – Она дружелюбно ткнула его кулаком в руку, усмехнулась и спустилась с крыльца к остальным ученикам. Саймон не знал, был ли этот жест дружеским, но решил, что будет считать его таковым.

22

Паутина Чёрной Вдовы


Остаток утра Саймон помогал волкам наводить порядок в доме и на окружающей его территории. Все выжившие муравьи ушли за своей Королевой, раненые Звери отправились в деревню, а Саймон показал Ванессе, где лежат волки, павшие в лесу. Он хотел показать ей и Селесту тоже, но бывшая Альфа пропала с поляны, где лежала без сознания, и, к сожалению, волки не смогли отследить её запах в сыром лесу. Вопреки всему ей в очередной раз удалось сбежать.


Атмосфера царила мрачная, но осознание, что именно он мог потерять, настигло Саймона при виде дяди. Тот сидел у койки Нолана, которую для него соорудили в магазине сладостей. На лбу у брата красовалась огромная шишка, его глаза слегка косили, но это не мешало ему громко ныть, что он пропустил половину сражения.


– Там не было ничего интересного, – сказал Саймон, присаживаясь на край стула, чтобы не мешать остальным обрабатывать раны. – Кроме огня, пожалуй, это было круто.


Нолан застонал.


– Я пропустил атаку? – спросил он, пытаясь присесть. Не успели Саймон с Малкольмом ему помешать, как он лёг обратно, морщась. – Всегда пропускаю самое классное.


Брат продолжил ворчать, а Саймон поймал взгляд сидящего напротив дяди. Малкольм до сих пор не завёл разговор о произошедшем в лесу, но в глазах его читались вопросы. Он надеялся, что его нежелание поднимать скользкую тему при Нолане отвечало на один из них: нет, брат не знал, что Саймону тоже достались силы Звериного короля. И не узнает, если на то воля Саймона.


Ближе к полудню в магазин ворвался Дев, сменивший странный комбинезон, защищавший от муравьёв, на джинсы и куртку.


– Саймон, – выпалил он, тяжело дыша. – Королева Чёрная Вдова хочет тебя видеть.


– Меня? – переспросил он. – Но…


– Иди, – устало сказал Малкольм. – Я отведу Нолана домой, как только врач даст добро.


Саймон помедлил, но дядя настоял, поэтому они с Девом пошли обратно.


– Не знаешь, зачем она меня вызвала? – спросил он, как только они остались наедине.


Дев помотал головой.


– Но дело срочное, кажется.


Саймон ускорил шаг.


– Спасибо за помощь, – сказал он. – Сомневаюсь, что без вас мы бы справились.


– Не благодари, – отозвался Дев. – На моём месте ты бы поступил так же.


– Из Улья никто не пострадал? – спросил Саймон.


– Не, не особо. Так, разве что пару крутых шрамов получили. Ничего серьёзного.


Они продолжили идти в тишине, но кое-что беспокоило Саймона с самого окончания боя. Он понимал, что сейчас не лучшее время, но не мог замять тему и не сказать кое-что напоследок.


– Слушай… знаю, твои друзья не любят Мейке, но, может, уговоришь их дать ей второй шанс?


Дев так высоко вскинул брови, что они практически залезли ему на лоб.


– Ты в курсе, что она чуть не разболтала твой секрет всему Улью, да?


Саймон обошёл грязную лужицу.


– Просто… я знаю, каково это, когда вся школа тебя ненавидит. Она грубит, потому что ей одиноко. Мне кажется, она изменится, если подружится с кем-нибудь.


Дев вздохнул, запихивая руки в карманы.


– Постараюсь. И не только потому, что ты можешь меня сожрать, если я откажусь. Друзья Арианы – мои друзья, даже если ты мне врал.


– Прости, кстати, – сказал Саймон. – Если честно, я не ожидал, что ты мне поверишь. Ариана говорила, что ты ходячий детектор лжи.


Он отмахнулся:


– Я вижу, когда она врёт. С посторонними людьми всё сложнее.


– Но мы ведь больше не посторонние люди, согласись? – сказал Саймон. Дев ухмыльнулся:


– Это уж точно.


Добравшись до дома, они с Девом попрощались, а потом Саймон осторожно спустился в подвал, не зная, чего ожидать.


Ковёр на полу был застелен брезентом, забрызганным кровью, а с потолка свисал огромный паучий кокон, в котором виднелись очертания хрупкого тела. Лицо мужчины было закрыто густой паутиной, но Саймон и так знал, что это лорд Энтони. Он сглотнул.


– Что вы с ним сделали? – спросил он у посеревшей от усталости Королевы Чёрной Вдовы, которая лежала на диване.


– Лишила его всех тайн, – слабо сказала та. – И жизни. Подойди, Саймон.


Он медленно приблизился. На её свитере виднелась кровь, а несколько капель попали даже на щёку.


– У вас тут… – Он потёр собственное лицо.


– Ох. – Взяв чистый платок, она дрожащей рукой вытерла лицо. Несмотря на силу, которую она демонстрировала на крыльце, сейчас она будто была на волоске от смерти, и у Саймона даже мелькнула мысль разыскать Ариану. Но он не шевельнулся, и Чёрная Вдова улыбнулась ему:


– Ты прекрасно справился, молодой человек.


– Я чуть не лишился семьи, – пробормотал он.


– Возможно. Зато ты спас жизнь моей дочери и сплотил моё Царство. – Она изучала его пронизывающим взглядом, таким же тяжёлым, как и в первую их встречу. – Милый, ты хоть представляешь, насколько ты особенный?


Саймон помотал головой:


– То, что я умею превращаться, не делает меня особенным.


– Это правда, – тихо заметила она. – Ты особенный, потому что готов рискнуть жизнью ради правого дела, несмотря на цену, которую уже пришлось заплатить.


К щекам прилила краска.


– На моём месте так бы поступил кто угодно.


– Нет, отнюдь. Ты ведь сам понимаешь, Саймон. Никто раньше…


Она зашлась в кашле. Саймон беспомощно замер, не зная, как помочь, а когда приступ прошёл, она тяжело опустилась на диван, едва заметно скривив губы.


– Полагаю, пора отблагодарить тебя за помощь, – пробормотала она.


Она собиралась отдать Осколок. Саймон помедлил.


– Я не стану его использовать.


– Знаю, милый. Кажется, ты такой один на всём свете. – Приложив невероятное усилие, она присела и махнула рукой, когда Саймон подступил ближе, чтобы помочь. – Я не стану тянуть, чтобы отплатить тебе. Но сначала пообещай мне кое-что, Саймон Торн.


– Что угодно, – сказал он. – По крайней мере, из того, что мне под силу.


Королева Чёрная Вдова потянулась к нему дрожащей рукой, и он осторожно присел рядом, сжимая её холодные тонкие пальцы.


– Защити мою дочь, – попросила она.


Он невольно улыбнулся:


– Это она меня постоянно защищает.


– Не физически. – Она судорожно слабо вздохнула. – Я мало чего боюсь в этом мире, но будущее ужасно меня пугает. Не моё собственное, – добавила она, когда Саймон уже хотел как-нибудь её успокоить. – Я так долго боролась, что давно жду смерти. Думается мне, она будет похожа на сон после долгого и очень трудного дня. – Губ её коснулась печальная улыбка, а рассеянный взгляд был направлен куда-то вдаль. – Я боюсь, что Ариана останется одна. В нашем роду есть традиция: не привлекать отца к воспитанию дочерей. Королевы растят наследниц самостоятельно, чтобы посторонние люди не влияли на ценности, передаваемые из поколения в поколение. Но уже много веков Королевы не умирали до совершеннолетия их дочерей, и хотя я понимаю, что советники – верные мне советники, – добавила она, взглянув на висящий неподалёку кокон, – окажут и ей, и Царству должное почтение и внимание, я боюсь, что одиночество усилится, едва она сядет на трон, ведь она ещё так юна.


Саймон не до конца понимал, чего от него хотят, но одно он знал точно.


– Она не останется в одиночестве, – твёрдо заверил он. – Я буду рядом. И Джем тоже, и Уинтер, и Нолан, и…


– Знаю. – Она терпеливо погладила его по руке. – И я благодарна за вашу преданность, Саймон. Но у неё должна быть семья. – Она дотянулась до тонкого конверта, лежащего на столике у дивана, и положила его Саймону на колени. – Надеюсь, её утешит, что он всегда присутствовал в её жизни и присматривал за ней, а я присматривала за ними обоими.


– О ком вы? – спросил он, хотя понимал, что лезет не в своё дело.


– А ты не догадался? – спросила она, вновь слабо улыбаясь. – Я думала, ты что-то заподозрил, когда я так яростно отрицала его причастие к покушению на убийство.


Саймон поморгал. Потом поморгал ещё немного.


– Куратор? – выпалил он.


– Это так тебя удивляет? Он – любовь всей моей жизни, и я давно надеялась, что когда-нибудь мы сможем жить как одна семья.


Он не знал, что сказать. Язык отказывался шевелиться.


– Что… что мне нужно будет сделать? – спросил он, запинаясь.


– Поддержи Ариану. Помоги ей принять его, – ответила она. – Я понимаю, это деликатная тема и насильно мил не будешь, но у тебя был подобный опыт – ты встретился с новой семьёй, и они стали частью твоей жизни. И в то же время ты потерял человека, заменившего тебе родителей.


При упоминании дяди Дэррила Саймон пришёл в себя.


– Да, – пробормотал он. – Тот ещё год выдался.


Она из последних сил стиснула его ладонь.


– Я не могу даже представить, насколько тебе было тяжело, и мне больно осознавать, что моей дочери придётся пройти тот же путь. Прошу, направь её, помоги обрести счастье в темноте грядущих дней.


Он сглотнул ком, вставший в горле.


– Хорошо, – пробормотал он. – Я не оставлю её в одиночестве. Обещаю.


– Умница, – пробормотала Королева Чёрная Вдова, и Саймон с изумлением ощутил на щеке её губы. – Ты нужен нашему миру, Саймон Торн. Даже не сомневаюсь, именно ты его спасёшь.


Он опустил взгляд, разглядывая грязь под ногтями.


– Ну, не знаю.


– У тебя есть сомнения?


– Я… я не знаю, что делать дальше, – признался он. – Мама мне помогала, но… в декабре Ариана попыталась убить Ориона, чтобы защитить нас, и… и мама заставила её спасти его.


– Мне известно об этом случае, – негромко сказала Королева.


– Она остановила Ариану, потому что не знала, где Орион прячет свой Осколок и ту часть, которую он украл у Зверей. Только ему известно их местоположение, а если я их не найду…


– …то не сможешь уничтожить оружие. – К удивлению Саймона, она улыбнулась. – Когда твоя мама изготавливала копии, она знала, что делает, Саймон. У тебя есть всё, чтобы завершить начатое.


– Вы про открытки? – несчастно спросил он. – Их украла Селеста.


– Нет, я не про них. – Она вновь коснулась его щеки. – Ты всё поймёшь, милый. Это у тебя есть туз в рукаве, не у Повелителя Птиц.


– Точно? – с сомнением спросил он.


– Когда настанет время, ты поймёшь, что он всегда был с тобой, – сказала она. – А твой дедушка ни о чём даже не подозревает.


– Вам что-то известно? Если шпионы вам что-то рассказали, то…


– Без действий знания – пыль, – сказала она. – Но всему своё место и время, и час ещё не настал. Верь своему чутью, мой милый, и своим друзьям. Всё остальное у тебя и так есть. А теперь, если ты не против, позови Ариану, пока у меня остались силы.


Он готов был умолять о подсказке, не напоминающей таинственную загадку, которую он не мог разгадать, но не хотел красть у Арианы последние минуты с матерью. Поэтому он скрепя сердце обнял Королеву и встал.


– Спасибо. Не за то, что из-за вас меня чуть не убили, а за… за всё остальное.


Её тёмные глаза блеснули.


– Пожалуйста. Неси в этот мир добро, Саймон, и не бойся любить. В конце концов, мы здесь именно за этим.


– Даю вам слово, – прошептал он и, в последний раз взглянув на хрупкую Королеву, пошёл наверх, искать Ариану.

23

Паучья корона


Чёрная Вдова скончалась на рассвете следующего дня. Саймон ожидал от Арианы истерики, но она отреагировала странным оцепенением, и единственное, что ему оставалось, – быть рядом и, сдерживая обещание, данное её матери, не оставлять её в одиночестве.


Конверт он отдал на следующее утро, после того как она вышла из душа с опухшими глазами.


– Вот, это тебе, – сказал он, прикусив язык, чтобы в очередной раз не выпалить, как сильно он ей сочувствует. Он знал, что слова, пусть и искренние, тут не помогут.


– Что это? – спросила Ариана, но, видимо, заметила знакомый почерк, потому что глаза её округлились от удивления. Она осторожно вскрыла конверт, развернула письмо и забегала по нему взглядом, вчитываясь в слова, оставленные мамой. Саймон неловко стоял рядом, шаркая ногой и пытаясь не лезть в её личную жизнь, при этом не оставляя её одну.


Ариана заговорила только через минуту, и голос её надломился, как сухой хрупкий лист:


– Она… тебе сказала, что?..


– Думаю, да, – честно сказал он. – Ты про куратора?


– Да. – Она всхлипнула, в глазах встали слёзы. – А я-то думала, когда она мне расскажет.


Саймон склонил голову:


– Так ты знала?


– Догадалась, пока училась в Улье, – пробормотала она. – Он всегда относился ко мне лучше, чем к остальным, но при этом… был строже, что ли, не знаю. Всегда хотел, чтобы я была лучше всех, помогал, если у меня что-то не получалось. И они с мамой были так близки… – Стиснув зубы, она глубоко вдохнула. – А ещё у нас носы похожи. И глаза. И подбородки. В общем, догадаться было несложно.


– И ты в порядке? – спросил Саймон. Ариана кивнула:


– Да. Да, я… – Она оглянулась на лестницу. Из кухни доносился голос куратора, где они разговаривали с Контессой и с одним из множества советников, обязавшихся помочь Ариане править Царством. – Пойду…


Саймон остановился и не пошёл за ней. Но через полчаса, когда он спустился попить воды, заметил их сидящими на диване и тихо переговаривающимися. Может, ей будет легче, чем Саймону. Может, раз она давно всё поняла, она сразу сможет принять в семью практически чужого человека. А может, ей и вовсе не понадобится помощь – по крайней мере, в отношении куратора.


Вечером он решил прогуляться до мотеля, в котором остановились Зия с Уинтер. Стоило ему постучать, как тётя распахнула дверь и стиснула его в объятиях, ответить на которые он, к сожалению, не смог. По крайней мере, пока.


– Уинтер здесь нет, – сказала Зия, отпуская его. – Пошла по магазинам, пока есть возможность. Как там Ариана?


– Она… ну, сама понимаешь, – пожал плечами Саймон.


Взгляд Зии смягчился.


– Да, понимаю, – негромко сказала она. – Зайдёшь?


Он прошёл в комнату, и она закрыла за ним дверь.


– Лео с тобой? – неуверенно спросил Саймон. – Я просто подумал, может, мы… не знаю, сходим куда-нибудь? Все вместе, втроём.


– Серьёзно? – Улыбка засияла на её губах так быстро, что Саймон пожалел, что не предложил раньше. – А пообщаться со мной ты не против? Он пошёл на встречу с нашим, кхм, пернатым другом, – произнесла она многозначительно. Видимо, она имела в виду Рована, их шпиона в армии Ориона. – Орион узнал про смерть Королевы Чёрной Вдовы, и он выдвинулся сюда.


– За Осколком? – испуганно спросил Саймон. Зия кивнула.


– Не волнуйся, Малкольм отвезёт вас в Нью-Йорк сразу после похорон. Если повезёт, вы уже уедете, когда он…


Её перебил неожиданный стук в дверь. Глянув в глазок, Зия незамедлительно распахнула дверь.


– Лёгок на помине. Смотрите-ка, кто пожаловал.


– Обо мне говорили? – поинтересовался крупный мужчина, стоящий на пороге. – Здравствуй, Саймон.


Сердце тут же упало.


Дядя Малкольм.


После битвы дядя был постоянно занят, но явно не упустил из виду, что Саймон его избегает. Нужно было всё рассказать ему, но Саймон боялся, что Малкольм, в отличие от Королевы Чёрной Вдовы, решит, что ему нужна защита, что увидит в нём беззащитного ребёнка, которого нужно оберегать от жестокого мира, от ненависти и страха, которые бы обрушились на него, узнай люди о его силах. Вдруг Малкольм не поймёт, насколько серьёзная задача стоит перед Саймоном? Вдруг посадит его под замок, оправдывая это тем, что так ему будет лучше, и Саймон не успеет найти оставшиеся Осколки?


Зия перевела взгляд с Малкольма на Саймона и обратно.


– Я как раз собиралась обедать. Давайте я займу столик в пабе, а вы потом подойдёте?


– Давай, – сказал Малкольм, а Саймон лишь слабо кивнул. Зия скользнула за порог и закрыла дверь, оставляя их с дядей наедине.


Какое-то время они молчали. Малкольм спрятал руки в карманы, Саймон же просто смотрел в пол, не зная, что говорить. Но напряжение росло, и когда оно стало невыносимым, он выпалил:


– Простите.


Дядя нахмурился:


– За что?


– За то, что… что сразу не сказал про мои силы, – пробормотал он. – Я сам не сразу понял. Я думал, что я просто… ну… орёл. А потом внезапно превратился в волка и понял, что если Нолан узнает – он меня возненавидит, и… – Он пожал плечами.


Малкольм присел на одну из кроватей, и пружины скрипнули под его весом.


– Зря ты не рассказал сразу, – медленно сказал он, – но я понимаю почему. В сентябре мы были едва знакомы, а тебе было тяжело. Да и сейчас не легче. Кто ещё знает?


Саймон опустился на соседнюю кровать.


– Мои друзья. И Зия.


– Зия? – переспросил он поражённо. А потом сгорбился, проводя ладонью по волосам. – Да, разумеется. Они с твоим отцом мало общались, но неудивительно, что она догадалась. Я тоже должен был.


– Откуда вам было знать, – пробормотал Саймон. – Раньше-то двух наследников не было.


– Да, не было, – задумчиво отозвался Малкольм. – Поэтому ты гоняешься за Осколками?


Саймон вскинул на него взгляд:


– Откуда…


– Возможно, я не самый проницательный человек, но я же не дурак, – с тихим смешком ответил он. – Ты был в Райской долине, в штаб-квартире совета Рептилий. В Атлантиде, где живёт генерал Подводного Царства, а теперь и здесь, у смертного одра Королевы Чёрной Вдовы.


Саймон переплёл пальцы, стискивая их с такой силой, что они побелели.


– Орион убьёт маму, – прошептал он. – Как только получит желаемое, он избавится от неё, и у меня больше никого не останется.


Малкольм в мгновение ока обнял Саймона за плечи и прижал его к груди.


– Он её не убьёт, – сказал он тихо, но с уверенностью, которой Саймон никогда в себе не находил. – Я ему не позволю. И я помогу тебе, чем смогу, договорились? Только тебе придётся довериться мне и начать рассказывать правду.


Саймон кивнул.


– Вы ведь… не думаете, что я слишком маленький и что… что кто-то другой справился бы лучше? – запинаясь, спросил он. Ком страха и горя, свернувшийся в груди, раздражал, но он и раньше никуда не исчезал, даже когда не сидел у самого сердца, словно бессменный незваный гость, который не собирался уходить.


– Да, ты слишком маленький, и я был бы рад, если бы за Осколками бегал не ты, – медленно ответил Малкольм. – Но ты так далеко зашёл, что у меня нет никакого права тебя останавливать.


Саймон поднял на него глаза:


– Правда?


– Правда. – Малкольм разжал объятия, но не отодвинулся. – И я согласен, что Нолану лучше не говорить, по крайней мере пока. Мы что-нибудь придумаем, ладно? Как бы так ему рассказать, чтобы он не расстроился.


– Ну, удачи, – пробормотал Саймон. – Как только он узнает, что не один такой, он меня возненавидит.


– Нет, – твёрдо возразил Малкольм. – Да, он расстроится, его представление о роли в нашем мире пошатнётся, но вы останетесь братьями. А я с самого начала говорил, что это самое важное. Всё остальное – просто пустяк. – Он встал и протянул Саймону руку. – Не знаю, как ты, а я проголодался.


Саймон взял дядю за руку и с его помощью поднялся на ноги.


– Вы просто хотите подольше побыть с Зией, – сказал он, кое-как улыбнувшись. Малкольм пожал плечами – и Саймон с удивлением заметил на его щеках лёгкий румянец.


– С ней интересно. – Он подошёл к двери, но не открыл её, а обернулся: – Ты же знаешь, что я тобой горжусь, да? Прости, что тебе пришлось справляться со всем в одиночку.


– Я был не один, – заверил Саймон. – Со мной были друзья.


– Ну а теперь и я тоже.


И хотя Саймон всё равно опасался, что дядя посмотрит на стоящую перед ними задачу и передумает, сейчас он был ему благодарен.


Похороны состоялись через два дня в «Саду светлячков», и множество анимоксов хлынуло в Хаул-Крик, чтобы почтить память Королевы. Среди них были советники из Царства Рептилий, Насекомые, стянувшиеся со всех уголков страны, и даже отец Джема, генерал Подводного Царства, выбрался из Тихого океана, чтобы попрощаться.


Ариана без единой эмоции смотрела, как правитель за правителем выходят на временную сцену и высказывают свои мысли о Королеве Чёрной Вдове. Практически все говорили о том, как уважали её; кто-то вспоминал про её ум. Но лишь в конце службы, когда на сцену взошла Ариана, о ней вспомнили как о человеке.


– Моя мама, Вильгельмина Вебстер, была не просто Королевой, – произнесла она ровным голосом, несмотря на дрожащие руки. – Она всегда была готова прийти на защиту дорогих ей людей, а дороги ей были абсолютно все её подданные. Даже те, кто предал её.


Саймон заметил, как Муравьиная Королева, сидящая на несколько рядов впереди, неуютно поёжилась.


– Нам стоит поучиться у неё нести в мир то, что всегда отдавала она, – продолжила Ариана. – Храбрость перед лицом непреодолимых трудностей. Время для всех, нуждающихся в помощи. Нежное касание, когда любой другой на её месте сжал бы руку в кулак. Она была справедливой и доброй – именно в таком человеке нуждался наш мир. И я обещаю, я каждый день буду стремиться быть не просто Королевой, которую вы заслуживаете, но и человеком, которого вырастила моя мама.


С задних рядов раздались чьи-то неуверенные хлопки, почти насмешка над настоящими аплодисментами. Саймон вытянул шею, пытаясь разглядеть хлопающего, но застыл, стоило ему увидеть пожилого мужчину, который, прихрамывая, шёл между рядами.


Орион.


– Боже, боже. Какая речь, Ваше Величество, – произнёс он. Присутствующие подскочили, готовые к нападению, но тут на поле приземлились сотни Птиц, окружая церемонию плотным кольцом, и несостоявшиеся защитники замерли в нерешительности.


Волна паники пробежала по толпе; некоторые начали превращаться в животных, то ли чтобы сражаться, то ли чтобы сбежать. Но Орион махнул рукой, будто призывая всех расслабиться.


– Дамы и господа, уверяю, мои солдаты не нападут без приказа. Пока меня никто не трогает, вам нечего бояться.


Малкольм вышел в проход, преграждая Ориону путь к сцене.


– Убирайся, – прорычал он. – Пока стая не разодрала в клочья и тебя, и твою армию.


По заострённому лицу Повелителя Птиц скользнула притворная обида.


– Ну что же вы, Альфа, разве на похоронах так себя ведут? Я не собираюсь ни на кого нападать, уверяю. Я просто пришёл отдать дань уважения. – Он обратился к Ариане, глядя на неё из-за плеча Малкольма: – Осмелюсь заметить, что мы с вашей матерью когда-то дружили, и я буду по ней скучать – сильнее, чем ожидал, если так подумать.


Ариана пронзила его ледяным взглядом:


– Если хочешь отдать дань уважения – уходи. Она видеть тебя не желала.


– Возможно, – с лёгким сожалением согласился Орион. – Но я пришёл предложить вам и вашему Царству союз, Ваше Величество. И гарантировать защиту в грядущей войне.


Она фыркнула:


– Королева из рода пауков-отшельников показала, что бывает, когда заключаешь союз со злодеем, и я её ошибку не повторю, уж поверь. И, кстати, – добавила она, – какую защиту может гарантировать проигравшая сторона?


Орион не ответил на очевидный выпад, лишь скрестил руки на груди.


– Ну, ладно, Ваше Величество. Желаю удачи вам и вашим союзникам. Обещаю, если шанс представится именно мне, вы умрёте быстро и безболезненно.


Малкольм угрожающе шагнул к нему.


– Последнее предупреждение, – рыкнул он. – Убирайся.


Отвесив глубокий насмешливый поклон, Орион обернулся орлом и взлетел. Солдаты последовали за ним. Туча Птиц скрылась за деревьями, оставляя всех сидеть в оглушительной тишине.


Во время церемонии Саймон держался на краю «Сада светлячков», у железной жаровни, полной пылающих угольков. Несмотря на то что стая больше не возвращалась, а волки были в полной боевой готовности, он всё равно то и дело поглядывал на темнеющее небо, уверенный, что дед обязательно нападёт.


– Я не стану кланяться Ариане, – сказала Уинтер. – И звать её «Ваше Величество».


– Думаю, ей это и не нужно, – заметил Саймон, но тревожно добавил: – То есть она больше не будет учиться в ПРИЮТе?


– Мы уже обсудили этот вопрос, – сказал Малкольм, держащий в руках общую тарелку с закусками. Но появление Ориона прогнало аппетит, который до сих пор не вернулся. – Пока она учится, Царством будут заниматься Тиберий с советниками.


– А это не опасно? – спросил Нолан, жуя пирожное. На его лбу до сих пор красовалась огромная шишка, но в целом он чувствовал себя неплохо. – Вдруг кто-то попытается её свергнуть?


– Думаю, об этом можно не беспокоиться, – сказал Малкольм. – По крайней мере, пока на её стороне куратор.


Саймон посмотрел на макушку Арианы, маячащую в толпе подданных, которых она приветствовала и которые приносили свои соболезнования, и подумал, что непривычно будет воспринимать её как правительницу Царства Насекомых и Арахнидов. Но теперь перед ней отвечала целая шпионская сеть, и оставалось надеяться, что это поможет им в борьбе против Ориона.


Неожиданно что-то в кармане раскалилось практически добела. Саймон озадаченно вытащил серебристые часы. Они грелись, только когда…


– Саймон, – тихо поприветствовал куратор. Саймон вздрогнул и едва не выронил часы.


– Ой… здравствуйте, – сказал он, поспешно убирая их в карман. Он отошёл от друзей на пару шагов, оставаясь с куратором в относительном одиночестве. – Примите мои соболезнования.


– Спасибо, – ответил он; на его ничем не примечательном лице читалась печаль. Он вытащил из внутреннего кармана пиджака маленькую белую коробочку и протянул её Саймону: – Её Величество – бывшая Королева – просила передать вам это в знак вечной признательности.


Саймон дрожащими руками принял коробочку. Не нужно было даже открывать её, чтобы понять, что внутри. Сквозь тонкие стенки ощущался жар, исходящий от Осколка.


– Но где…


– Оберегать его – задача любого куратора, – ответил он, едва шевеля губами. – И я считаю, что для него нет места надёжнее, чем у тебя.


Саймон скользнул пальцами по крышке и вновь посмотрел на небо.


– Может, подержите его у себя, пока мы не вернёмся домой? Орион…


– Орион пришёл и ушёл, и мои шпионы передали, что он увёл за собой всех Птиц. Так что забирай. Лучшего момента не найти. – Куратор сжал его руку. – Спасибо тебе, Саймон Торн, за твою храбрость и за всё, что ты сделал. Пусть удача сопутствует тебе в будущих свершениях.


Когда куратор отошёл, Саймон сразу же приоткрыл коробочку. Внутри, практически пульсируя от жара, лежал Осколок Сердца Хищника, принадлежащий Царству Насекомых и Арахнидов.


Но Саймон заметил ещё кое-что – лист плотной бежевой бумаги. Нахмурившись, он вытащил его и убрал коробочку в карман куртки. А развернув записку и прочитав слова, написанные витиеватым почерком, улыбнулся, несмотря на страх и тревоги.


Доверие переменчиво, но никогда не сомневайся в своих инстинктах. Лично я в своих полностью уверена. А теперь иди и спаси мир, Саймон Торн.


24

Месть Альфы


Следующим утром они собрали вещи и со всеми попрощались. Пока Саймон ждал, когда Зия выпустит его из долгих объятий, он заметил на крыльце Феликса в окружении кошек.


– А вы не такие уж и плохие, – сказал мышонок, глядя куда угодно, только не на полосатого кота перед ним. – Ну, вы, конечно, кошки, а это уже большой минус, но…


Лорд Беннингтон притянул Феликса к себе и потёрся мордочкой о его пушистый бок.


– Мой мышонок, – промурчал он. – Только мой.


– Твой мышонок, – всхлипнул Феликс и, прижавшись к коту, разрыдался.


Несколько минут спустя, когда Саймон кое-как отцепил их друг от друга, он забрался в машину и попытался поудобнее устроиться на заднем сиденье, снова втиснувшись между Джемом и Ноланом. Но, к его удивлению, когда в салон запрыгнула Ариана, за ней показался Дев.


– Ты что тут делаешь? – спросил Саймон.


Тот ухмыльнулся:


– Куратор спросил, не желаю ли я пойти с Её Величеством…


– Просила же не называть меня так, – раздражённо сказала Ариана, плюхаясь на второй ряд.


– …чтобы прикрыть её королевскую спинку, – продолжил Дев, будто ничего не услышал. – Так что, видимо, я теперь новый ученик Передового Результативного Института для Отчисленных Студентов Улья.


– Прошу прощения? – произнесла Уинтер, сидящая рядом с Арианой.


– Без обид, – сказал Дев. – Но мы всегда рассматриваем ПРИЮТ как запасной вариант.


Ошарашенный его заявлением, Саймон перехватил взгляд дяди в зеркале заднего вида.


– Он что, серьёзно будет с нами учиться?


– Пока его не выгонят за нарушение правил, – ответил Малкольм, сидящий за рулём. – Пристёгивайтесь давайте.


Усмехаясь, Дев устроился рядом с Арианой, и Саймон пялился на них с открытым ртом, пока Нолан не ткнул его локтем под рёбра.


– Что такое? Он что, плохой? – прошептал он. Саймон покачал головой. Он не знал, как это объяснить. С одной стороны, он был рад, что в ПРИЮТе Ариана останется под защитой. С другой же…


Но тут Ариана обернулась и коротко, но искренне улыбнулась ему, и все тревоги испарились. Да, Дев знал её дольше, да, за их столиком в столовой появится ещё один человек, но Ариана как минимум про него не забудет.


Возвращение в Нью-Йорк невыносимо затянулось: Малкольму пришлось делать крюк, чтобы объехать территорию Птиц. А после остановки под Балтимором, уже ближе к полуночи, Саймон с Арианой оказались вместе на заднем сиденье. Уинтер сидела по другую руку от неё, а Джем, Дев и Нолан заняли средний ряд. Ведущий машину Малкольм переговаривался с Ванессой – настолько тихо, что до Саймона долетал только звук их голосов.


Заснуть не получалось, ведь в кармане пылал жаром Осколок Хищника, а под боком сидела Ариана; под мелькающим светом фар её лицо казалось измученным и печальным. Саймон хотел было отвернуться, но их взгляды встретились, и в глазах её сверкнули слёзы.


– Я постоянно о ней думаю, – прошептала она. – Мне ведь станет легче, да?


– Не особо, – пробормотал Саймон. – Но боль отойдёт на задний план.


Она уложила голову ему на плечо, и несколько минут они не шевелились. Он представлял, о чём она думает, и хотя очень старался не вспоминать о первых неделях после смерти дяди Дэррила, забыть горе не получалось – и он понимал, что лишь время облегчит страдания Арианы. Воспоминания о дяде до сих пор преследовали его, куда бы он ни шёл. Сначала он считал их своим бременем, но потом нашёл в них утешение, осознав, что они останутся с ним навсегда – так же как с Арианой останутся воспоминания о её матери. Он не мог обещать, что боль пройдёт, ведь это было бы ложью – она могла ослабнуть лишь частично. Но Саймон смог выбраться из бездонной ямы печали и знал, что однажды Ариана тоже с ней справится.


– Мы обязательно спасём твою маму, – прошептала она в темноте, когда по её заплаканному лицу вновь скользнул свет фар встречной машины. – Орион её не убьёт. Мы ему не позволим.


– Не уверен, что у нас хватит сил его остановить, – произнёс он совсем тихо, даже не зная, услышала ли она его. Но Ариана коснулась его ладони и сжала пальцы, и он вздохнул, закрывая глаза.


Вереница чёрных внедорожников остановилась у Центрального парка в начале четвёртого утра. Сонно вывалившись из машины, Саймон с друзьями побрели за Малкольмом к Арсеналу, тёмному и окружённому зловещей утренней тишиной. Перейдя подземный ров, они разошлись по своим корпусам. Ариана клялась и божилась, что не против вернуться в комнату, где неделю назад её едва не убили, а когда они с Девом ушли, Саймону показалось, что за ними тянется тонкий хвост из паучков. Арахниды защищали свою Королеву. В школе Ариана была в безопасности.


Малкольм отвёл их с Ноланом в корпус Альфы, и они поднялись по лестнице в свои комнаты. Но Нолан не ушёл к себе – сначала он заглянул в спальню Саймона.


– Осколок у тебя? – спросил он.


Саймон кивнул, сбросив рюкзак на пол.


– Вот. – Он вытащил горячий кристалл из кармана и присел у стола. В нём был тайник, куда Саймон решил спрятать Осколок. Не лучший вариант, конечно, но на ночь хватит и его, а утром Саймон планировал подыскать более безопасное место. – Я рассказал дяде Малкольму, – добавил он.


Нолан сонно потёр глаза.


– О чём?


– О… ну… об Осколках, – ответил он. – Он, кстати, не разозлился. Надеюсь, он поможет нам найти оставшиеся, если вдруг…


Бам.


Нолан с такой силой хлопнул дверью, что Саймон подскочил, а всю усталость смыло волной адреналина.


– Ты ему рассказал? – яростно воскликнул Нолан.


– Но… – Саймон уставился на брата с открытым ртом. – У меня не было выбора. Он же может помочь…


– Он поможет тебе, – рявкнул Нолан. – А меня он теперь никогда никуда не отпустит!


Саймон нахмурился:


– Он знает, что ты со мной. И что ты мне нужен.


– Да уж, конечно, нужен, – так гневно рыкнул Нолан, что Саймон машинально отступил.


– О чём ты? Ты чего так разозлился? – непонимающе спросил он. – У тебя что, голова до сих пор болит, или…


– Да при чём тут моя голова! – Нолан стукнул кулаком по двери. – Мои чувства тебя вообще не волнуют, да? Ты всё время твердил, что тебе нужна моя помощь, а потом смылся на какое-то дурацкое задание, а мне только и осталось, что ждать тебя и гадать, понадоблюсь ли я в следующий раз. Как выяснилось, не понадобился.


– Ну как же, – сказал Саймон, тоже закипая. – Я попросил тебя защитить Ариану, а что в итоге? Тебе надоело или стало скучно, не знаю, и она едва не погибла.


– Но не погибла же. Как будто она сама не может о себе позаботиться! Ты просто свалил на меня первое, что попалось, лишь бы сделать вид, что я тебе нужен. А теперь не придётся. – Нолан широкими шагами направился в сторону общей ванной. – Дяде Малкольму плевать, что мы пытаемся спасти маму. Его волнует только дурацкий род Звериного короля.


– И не просто так, – жарко заметил Саймон. – Селеста могла тебя убить.


– Она бы ничего мне не сделала, она же моя бабушка! – сказал Нолан. – Это вышло случайно.


– Она хотела тебя похитить. Какая это случайность?


– Я… – Нолан от удивления запнулся. Глаза его пылали. – Тебя там не было. Ты ничего не знаешь. Но всегда думаешь, будто знаешь всё, и постоянно ошибаешься. Насчёт бабушки, и насчёт её записок, и когда рассказал дяде Малкольму про дурацкие Осколки – ты ошибался, как и всегда.


Саймон тяжело опустился на кровать. И так несильное желание спорить испарилось.


– Я думал, ты обрадуешься, – сказал он дрогнувшим голосом, – что больше не придётся делать всё тайком и… и постоянно врать дяде Малкольму. Давай завтра с ним поговорим, ладно? Чтобы он понял, как ты нам нужен.


Нолан тяжело вздохнул, тоже остывая.


– Он не согласится. Я всю жизнь с ним прожил, я знаю, что он скажет.


– Тогда мы что-нибудь придумаем, – сказал Саймон. – Даже если снова придётся сбежать, я тебя не брошу.


Нолан стиснул дверную ручку, горбясь.


– Обещаешь?


– Обещаю, – ответил Саймон. – Я не знаю, где последние Осколки, а чтобы спасти маму… – Он втянул носом воздух и выдохнул. – Без тебя я не справлюсь.


Брат наконец поднял на него взгляд.


– И не придётся, – сказал он. – Знаю, я облажался, но я исправлюсь, хорошо?


– Хорошо, – отозвался Саймон, слабой рукой отбрасывая волосы с лица. – Давай утром после завтрака поговорим с дядей Малкольмом.


Нолан кивнул и, не сказав больше ни слова, ушёл в ванную. Как только за ним захлопнулась дверь, из кармана Саймона выбрался Феликс и свернулся на подушке.


– Как же я скучаю по этому дурацкому коту, – тяжело вздохнул он. – Долго ещё это будет продолжаться?


– Осталось два Осколка, – сказал Саймон. – И они оба у Ориона.


– Чудесно, – буркнул мышонок, закрывая глаза. – Пора начинать волноваться об орлах.


Саймон снял ботинки и повалился на кровать. Усталость потихоньку брала верх, и впервые за долгое время он позабыл обо всех тревогах, метаниях и боли и провалился в забытьё.


В половину девятого утра Саймон проснулся от оглушительного грохота.


Он подскочил, морщась от головной боли, и заозирался в поисках источника звука. Но в комнате не было никого, кроме Феликса, потиравшего глаза.


– Что такое? – пробормотал тот.


– Не знаю. Сиди здесь, – сказал Саймон, выбираясь из-под одеяла. После долгой поездки все мышцы болели, но он всё равно подкрался к двери в ванную комнату. Там никого не оказалось – и, судя по всему, Нолан вообще сегодня не умывался. Нахмурившись, Саймон постучал в дверь комнаты брата.


– Нолан? У тебя всё в порядке?


Тишина. Из коридора донеслись торопливые тяжёлые шаги – кто-то взбежал по лестнице.


– Нолан? Саймон? – раздался зычный голос Малкольма. – Что случилось?


– Не знаю, – откликнулся Саймон. Открыв дверь, он вошёл в комнату и щёлкнул выключателем.


Как только свет залил спальню, Малкольм распахнул вторую дверь, и несколько секунд они с Саймоном просто смотрели на груду досок и щепок, которые когда-то были книжным шкафом Нолана.


Малкольм выругался и бросился в комнату, голыми руками разгребая обломки и книги.


– Нолан, Нолан, ты в порядке? Нолан!


Но Саймон заметил ещё кое-что. Письменный стол брата был отодвинут, открывая вход в секретный тоннель. Они с Ноланом частенько сбегали через него в зоопарк, но сейчас металлическая дверь была открыта нараспашку, и Саймон ещё ни разу не видел, чтобы брат настолько беспечно отнёсся к их тайне.


– Дядя Малкольм, – сказал Саймон. Тот продолжил отбрасывать книги и доски, будто не услышал. – Дядя Малкольм!


– Помоги мне! – лихорадочно попросил он. – Если на Нолана свалился шкаф…


– Его там нет, – сказал Саймон.


Малкольм наконец поднял голову – и тут же уставился на открытую дверцу тоннеля.


– Нет, – прошептал он, неуклюже подошёл к лазу и мгновенно превратился в волка. Саймон даже не успел понять, что происходят, Малкольм уже протискивался в тоннель.


Но, несмотря на множество преимуществ его крупного Звериного обличья, пролезать в узкие ходы он не мог.


– Саймон, – отчаянно произнёс он, выбираясь и снова превращаясь в человека. – Беги за ними. Не дай ей уйти.


Саймон мгновенно всё понял. Селеста не смогла похитить Нолана в лесу, поэтому утащила его отсюда.


Обернувшись мышонком, Саймон во весь опор крохотных ножек понёсся по тоннелю. Спустя всего несколько минут он выбрался на ослепительный свет и с колотящимся сердцем оглядел центральную площадь зоопарка. Они не могли уйти далеко, особенно если Селесте приходилось волочить Нолана.


Не заботясь о том, что его могут заметить, он превратился в волка и поймал след брата. Цокая когтями по каменистой дороге, он последовал за ним на юг, к могиле дяди Дэррила. Там запах оказался сильнее, но не было ни Нолана, ни Селесты. И, что хуже всего, след полностью обрывался.


В отчаянии Саймон закружил по площади, надеясь вновь учуять запах брата, но безуспешно. Даже обернувшись орлом и взлетев, он никого не заметил и вернулся на землю с чувством, что ужасно подвёл свою семью. Внизу его уже ждали волки.


– Ты учуял их? – спросил Малкольм, тяжело дыша, пока Ванесса раздавала стае приказы. Саймон помотал головой.


– След оборвался на могиле дяди Дэррила, – сказал он. Сердце сжалось от обжигающего отчаянья. – Простите.


Малкольм крепко его обнял.


– Ты не виноват.


– Виноват, – кое-как выдавил из себя Саймон. – Нужно было сразу сказать… Селеста постоянно пробиралась в ПРИЮТ по тоннелям.


Дядя отстранил его от себя, взяв его за плечи.


– Что? Нет, она не могла. Она бы не пролезла.


– Это… это она украла мои открытки, – признался он. – И она подбрасывала мне записки, уговаривала присоединиться к ней. Но… но она больше ничего не крала. А я понимал, что если вы узнаете, то снова перекроете проход, и Нолан меня возненавидит, и…


Малкольм вновь обнял его – ещё крепче, чем раньше.


– Она бы всё равно нашла какую-нибудь лазейку. Что сделано, то сделано. Мы её найдём, – прорычал он. – И тогда я лично позабочусь, чтобы больше она никуда не сбежала.

25

Наследие звериного короля


Днём Малкольм собрал всех студентов и преподавателей в столовой. Саймон, несчастный и виноватый, мялся у двери, подальше от глаз друзей, которые заняли их обычный столик. Как бы дядя его ни успокаивал, он понимал, что сам виноват. Нужно было сразу всё рассказать. Или когда Селеста попыталась похитить Нолана в первый раз. А теперь благодаря ему она получила то, что хотела: наследника Звериного короля.


Все в столовой заинтересованно перешёптывались, и Саймону пришлось прикрыть глаза – его мутило при мысли о том, что она могла сотворить с братом. Вдруг она заключит союз с Орионом и передаст ему Нолана? Вдруг, если Саймон не справится и Селеста соберёт Хищника, она убьёт собственного внука, чтобы украсть силы Звериного короля?


Малкольм запрыгнул на пустой стол и кашлянул.


– Сегодня утром выяснилось, что в школе больше не безопасно, – провозгласил он. – На данный момент я не могу разглашать подробности, но у меня нет выбора: ПРИЮТ придётся закрыть на неопределённый срок.


Толпа ахнула.


– В смысле? – выкрикнул какой-то старшекурсник с медведем на повязке. – У нас же скоро выпускной! Вы не можете закрыть школу!


– Мне придётся, – ответил Малкольм. – Я уже оповестил ваших родителей. Работники школы помогут вам с оформлением билетов на ближайшие даты. Я искренне извиняюсь.


Он спустился, но его обступил рой учеников, взяв в кольцо прямо в центре столовой. Саймон медленно двинулся к выходу, не зная, стоит ли начать собираться сейчас или лучше повременить, как из толпы появились его друзья.


– Что случилось? – с тревогой спросил Джем. – С тобой всё в порядке?


– Селеста похитила Нолана, – пробормотал Саймон. – И это я во всём виноват.


Они подошли поближе, и он тихо рассказал о событиях сегодняшнего утра. А когда закончил, Уинтер застонала.


– Я же говорила, – сказала она и тут же получила тычок под рёбра от Арианы. – Что? Это правда!


– Не самое подходящее время, – сквозь зубы произнесла новоиспечённая Королева Чёрная Вдова. – Дев, расспроси охрану. Кто-то должен был что-нибудь видеть.


– Возвращайтесь домой, там вам будет безопаснее, – устало попросил Саймон. Уинтер фыркнула:


– У меня больше нет дома, – сказала она, скрестив руки. – И у Арианы тоже.


– А мне придётся торчать рядом с Её Величеством, хочу я того или нет, – заметил Дев, тыкая большим пальцем в Ариану.


– А я не брошу вас здесь одних, – твёрдо добавил Джем. – Вместе заварили кашу, вместе и будем расхлёбывать. Мы обязательно разыщем оставшиеся Осколки, уничтожим оружие, и тогда Нолана никто не тронет.


– Но… – начал было Саймон. Все четверо просверлили его взглядами.


– Мы тоже живём в этом мире, – сказала Ариана. – И если ты не против, я бы предпочла не подпустить Повелителя Птиц и бывшую Альфу к силе, с помощью которой можно всех убить. Джем правильно сказал, мы с тобой в одной лодке. Один ты не справишься. Ты сам это понимаешь.


Саймон помотал головой. Он не мог принять их помощь.


– А вдруг с вами что-то случится?


Ариана шагнула к нему и взяла за руку.


– Я не шутила, когда обещала найти твою маму. А теперь хватит отрицать неизбежное, давайте лучше подумаем, как уговорить Малкольма.


Он заглянул им в глаза, одному за другим, поражаясь и бесконечно радуясь их верности. Он знал, что недостоин её, ведь из-за него пострадал Нолан, но понимал, что никакие возражения их не остановят. Поэтому он скрепя сердце кивнул.


– Спасибо, – сказал он. – Мы его найдём.


– Ещё как, – жарко отозвалась Ариана. А когда Малкольм наконец выбрался из толпы недовольных студентов, они подошли к нему – все вместе.


Практически час нескончаемых споров ушёл на то, чтобы Малкольм разрешил друзьям Саймона остаться, хотя выбора у него не было. Только Джему было куда идти, и он поклялся приковать себя к Саймону, если Малкольм попытается отправить его в Атлантиду.


ПРИЮТ постепенно пустел. Саймон тоже собирал вещи. Он жил в школе лишь с сентября, но всё равно ощутил укол ностальгии, пока вытаскивал книги из шкафа и складывал одежду. Он не знал, вернётся ли сюда, но надеялся, что рано или поздно ПРИЮТ снова откроют. Помимо него, у него не было дома, и он не мог даже представить, что покидает его навсегда.


Закончив со сборами, Саймон опустился на колени у стола и потянулся за Осколком, который вчера спрятал. Пальцы скользнули по потайной полке, но ничего не нащупали. Нахмурившись, он обернулся мышкой и забрался в тайник.


Который был пуст.


Его охватил ужас; превратившись в человека, он бросился в угол комнаты, отбросил ковёр и приподнял шаткую половицу. Осколок Царства Рептилий тоже пропал.


Перевалившись через кровать, Саймон рывком распахнул ящик комода и вытащил двойное дно. Тетрадь матери лежала на месте – а вот Осколка из Подводного Царства нигде не было.


Их украли.


Но… как? В январе Селеста перевернула его комнату вверх тормашками, но не нашла ящик с двойным дном. Откуда она про него узнала? И кто сказал ей про остальные…


Из лёгких словно выбили весь воздух, и Саймон задохнулся. Нет. Нет!


Он бросился в комнату Нолана, на полу которой до сих пор валялись обломки шкафа. Нырнув в тоннель, он превратился в мышь и понёсся к выходу, где снова обернулся человеком. Зоопарк уже открылся, и между вольерами бродили посетители, не побоявшиеся ветреного весеннего дня. Но Саймон петлял между ними и думал только об одном.


Статуя волка гордо возвышалась над могилой дяди Дэррила, залитая дневным светом. Подбежав к ней, Саймон рухнул на колени и отодвинул камень, под которым мама прятала открытки. Он думал, что Нолан не видел, где именно он ищет послания, но, видимо, ошибался, потому что под камнем лежал неровный, вырванный откуда-то листок.


Дрожащими руками Саймон развернул записку.


Прости, Саймон. У меня не было выбора. У Селесты есть информация, которая нам нужна, и она хочет спасти маму и остановить Ориона, пока не слишком поздно. Знаю, ты ей не веришь, зато ей верю я. Я буду осторожен, обещаю.


Позаботься о дяде Малкольме. Передай ему, что у меня всё в порядке.


Саймон, сдерживая тошноту, смотрел на знакомый почерк, а перед глазами мелькали события последней недели.


То, как Нолан увидел записку Селесты.


То, как Нолан то и дело сбегал в лес в Мичигане.


То, как Нолан бросил Ариану, прекрасно понимая, что она останется без защиты.


То, как Нолан защищал Селесту и твердил, что его падение – просто случайность, а она не хотела причинить ему зла.


Саймон прислонился к статуе, тяжело дыша и не замечая заинтересованных взглядов прохожих. Лишь сейчас он понял, что утром не учуял Селесту. Только Нолана. А потерялся след, потому что у статуи брат превратился в птицу и улетел.


Нолана не похитили. Он сбежал по собственной воле, бросив Саймона и направившись прямо в лапы Селесты.


И Осколки он забрал с собой.



Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Другие рассказы в серии
Похожие рассказы: Эйми Картер «Пять Осколков (Анимоксы - 2)», Эйми Картер «Город акул (Анимоксы - 3)», Эйми Картер «Ошибка Саймона (Анимоксы - 5)»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: