Furtails
Туи Т. Сазерленд
«Драконья сага 15: Пламя надежды»
#NO YIFF #дракон #приключения #фентези #магия



Пламя надежды

Туи Т. Сазерленд



Пророчество затерянных земель

Обрати глаза и крылья

К землям за пучиной моря,

Где отрава и насилье,

Где неволя, смерть и горе.

Там в яйце секрет таится.

Тайну прячут книг страницы.

Обретёт спасенье тот,

Кто отважно вглубь нырнёт.

Сердце, крылья, ум открой

Тем, кого изгонит рой.

В одиночку не отбиться

Племенам от власти злой.

Пролог


Нелегко жить в племени, которое поклоняется зловещей бездонной пропасти, особенно если толком и не поймёшь, чего эта пропасть от людей хочет.


К счастью, Бездна и раньше проявляла себя нечасто, а с тех пор как вожди племени запретили общаться с её Хранителем, новостей из подземных глубин почти не стало. Никто его не навещал, старинные обряды больше не проводили – как мог он чего-то требовать, будь то для себя или от имени Бездны, если на то пошло?


Делать вид, что ничего такого нет: не упоминать, не обращать внимания на таинственный шёпот во тьме – и в конце концов народ забудет о зловещей пропасти, что повелевала им долгие столетия. Так задумали вожди.


В принципе, Сойку их решение устраивало. Слишком не по себе от этой пропасти, да и странно как-то поклоняться подземной дыре, пусть и бездонной, и уж совсем глупо позволять ей забирать себе по человеку каждые десять лет. Ну тысячелетняя традиция, и что с того? Тем более если древняя и замшелая.


Если и впрямь такая долгая, то получается, что Бездне уже отдали свою жизнь сотни людей! Великий и мудрый предок, который положил традиции начало, давным-давно умер, да и сам, должно быть, не представлял, на какие жертвы согласился.


Нет, не то чтобы Сойка его не уважала. Великий и мудрый не мог поступить неправильно, своих соплеменников он спас – но неужто никак нельзя было договориться с Бездной как-нибудь по-другому, хоть чуточку выгоднее? Так что да, вожди правы, довольно её ублажать! Вот есть уже Крыс, и ладно, пускай он будет последним Хранителем Бездны.


Впрочем, одно дело – больше не поклоняться ей, и совсем другое – бросить Крыса на произвол судьбы. Когда-то ведь был же он нормальным! Старший брат Крота, простой смешливый паренёк, по отвесным скалам в пещерах карабкался лучше многих. Не виноват же Крыс, что четыре года назад на церемонии Выбора Хранителя зелёное щупальце из глубины затащило к себе именно его. Разве можно предсказать, кого выберет Бездна?


Будь сама Сойка охотницей за чужим разумом, скорее выбрала бы скучноватого Кварца, что день-деньской тупо гонял мяч. Вот и сидел бы вместо этого Хранителем на краю пропасти, уставившись в никуда, – велика ли разница? Да и не так жалко, если от него все отвернутся. Хотя нет, всё равно жалко.


Крыс – совсем другое дело. Пока осталась в нём хоть капля прежнего разума, нельзя оставлять его в одиночестве. Во всяком случае, Сойке не хотелось, чтобы он думал, будто она забыла его, как другие.


Один только брат иногда навещал Крыса и приносил еду: никто не собирался морить его голодом. Остальным не разрешалось даже приближаться. Поначалу некоторые пытались уговорить Хранителя покинуть Бездну и вернуться в посёлок, но кончалось это для них всякий раз плохо. Вожди не хотели, чтобы в пропасть свалился кто-нибудь ещё, и Сойка приходила тайком.


Вот почему передать жутковатое требование Бездны было просто некому, никто и слушать бы не стал.


«Найди дракона, – сказал тогда Крыс, – и приведи сюда. Иначе все, кого ты знаешь, умрут!»


Сразу вопрос: какого дракона – любого, или надо искать какого-то особенного, именно того, которого хочет Бездна? А потом что, связать его и тащить к самой пропасти? Это какая же сила нужна! А заставить дракона прийти самого ни один человек не сможет.


Нет, скорее всего, дракон требуется не какой попало, но тогда надо говорить подробнее. Хотя бы цвета какого дракон, сколько крыльев, большой или не очень… наконец, живой или дохлый! Ха-ха, можно подумать, маленькая Сойка способна убить дракона.


Так или иначе, Бездна не пожелала уточнить, чего она, собственно, хочет. Крыс больше ни на что не отвечал, так и сидел, напряжённо уставившись в страшный провал. После несколько дней бесплодных размышлений и неудачных опытов Сойка не выдержала и решила посоветоваться с Кротом. А что ещё прикажете делать?


Отыскала его на берегу пещерного озера, сбила с ног и села верхом – на всякий случай, чтобы не убежал.


– Ты только не злись… – начала она.


– Ничего себе! – Крот возмущённо схватился за лицо. – А не лучше ли просто не делать ничего такого, что меня злит?


– Я и не делала, честное слово! – Сойка задумчиво прищурилась на высокий потолок пещеры. – Ну, то есть не совсем… но главное, о чём я хочу рассказать, отношения ко мне не имеет. Я тут ни при чём, клянусь!


– Тогда говори сразу о главном, – фыркнул он.


Она вновь задумалась, глядя на рыболовную сеть. Крот смирно лежал на каменном полу, заложив в ожидании руки за голову. Немного зануда и слишком законопослушный, но всё же неглупый и добрый – ей ни с кем не было так легко общаться.


– Вот скажи, – начала наконец она, – как ты поступишь, если захочешь доставить дракона из одного места в другое?


– Что? – Крот вытаращил глаза.


– Ну, представь, что где-то есть дракон, и тебе очень-очень надо, чтобы он оказался в каком-то особенном месте и не сожрал тебя по пути. Что ты станешь делать?


– Послушай, Сойка, – прищурился он с подозрением, – уж не Бездна ли это твоё «особенное место»?


– Разве я так сказала? – хмыкнула она. – Никто не говорил о… Постой-ка, а как же правила? Ты только что о ней сказал, не я! На этот раз – не я!


Правила требовали не упоминать о Бездне, не подходить к ней, делать вид, что её вообще нет и никаких странных жутких шёпотов из зловещей пропасти не доносится.


Крот в нерешительности потёр подбородок, затем бережно пересадил Сойку с себя на каменистый берег. Уселся рядом и задумчиво взлохматил пышную шевелюру. – Если ты имеешь в виду то, о чём я думаю, – вздохнул он, – то Крыс сказал то же самое и мне.


– Серьёзно? – Сойка пихнула его в грудь. – Что же ты молчал столько времени?


– А что бы я сказал? Нам запрещено говорить о… ну ты понимаешь. О Крысе нельзя даже говорить, не то что передавать наши с ним разговоры! – Крот снова вздохнул. – Странно даже, как ты узнала… Постой-ка! – Он в страхе выпучил глаза.


– Да, я прихожу к нему иногда, – смущённо призналась Сойка, достав из голенища нож и ковыряя трещину в полу. – Ты не думай, я к самому краю не подхожу, просто… сижу в сторонке и разговариваю. – Подняв взгляд на лицо Крота, она поразилась его выражению. Нет, он не злился – в глазах стояли слёзы! – Эй, ты что? Мне просто его жалко. Конечно, он не в себе, но всё-таки… Ну нельзя же вот так взять и бросить человека! Да, идиотка я, знаю – но всё равно…


– Ну так и я такой же идиот, – кивнул Крот. – Стало быть, нам сказано одно и то же?


– «Найди дракона и приведи сюда», – повторила она, и он кивнул. – Как же нам теперь быть, Крот?


– Думаешь, стоит что-то делать? Может, просто забудем?


– «Иначе все, кого ты знаешь, умрут!» – пожала плечами Сойка, – так сказал Крыс. Тоже не очень понятно, но я хотя бы могу себе представить, как эти зелёные щупальца выползают и убивают всех.


– Как бы то ни было, – заметил Крот, – драконов тоже не хочется злить. Скорее всего, нужен один из тех, что прилетели в пещеры месяц назад… но если нам даже и удастся похитить кого-то, остальные наверняка набросятся на нас. Не знаю, как ты, но лично мне не улыбается иметь дело с сотнями разъярённых драконов – это как бы не страшнее щупалец из Бездны.


– Надо придумать какую-нибудь хитрость. Думаю, не стоит пока гадать, какой дракон нужен, главное – можно ли затащить хоть какого-то. У меня только одна идея: дать себя увидеть, чтобы погнался, и так приманить к Бездне.


– Ой, да ну, – поморщился Крот, – хуже не придумаешь. Твой план мне совсем не по душе!


– Он ещё хуже, чем ты думаешь, – хмыкнула Сойка. – Среди тех драконов разве что двое-трое охотники, а все эти цветные и четырёхкрылые ни разу за мной не гонялись, как я ни старалась.


– А ты старалась? – глянул с ужасом Крот.


– Ну конечно! Я много чего испробовала, прежде чем тебя беспокоить. Так вот: разноцветные совершенно мною не интересуются, хоть пляши перед ними, хоть пой! Разве что понюхают. Большой зелёный – другое дело, но он и самый опасный, не хотелось бы случайно навести его на посёлок.


– Да уж, – покачал головой Крот, – со всей определённостью не хотелось бы.


– А ты уже что-нибудь пробовал делать?


– Ну… я тревожился. Пробовал тревожиться всеми возможными способами.


– Спасибо, ты настоящий друг! – Сойка шутливо пихнула его в плечо. – Взял на себя всё беспокойство, чтобы облегчить мне жизнь?


– Ха-ха, смешно. А ты что-нибудь ещё делала или только предлагала собой закусить?


Она разочарованно махнула рукой.


– Искала сокровища. Драконы же любят всё блестящее, верно? Так говорится в сказках. Вот я и подумала: а если разложить по коридорам драгоценные камни, чтобы они привели дракона прямо к Бездне?


– Это сколько же камней нужно!


– Вот именно! Так много незаметно не наберёшь. Я попробовала отковырнуть всего лишь один крошечный алмазик от стены в Туннеле спасения, и мамаша мне такое устроила, ты не представляешь!


– Как раз тогда ты целую неделю не появлялась, – понимающе кивнул Крот.


Он знал, что родители Сойки запирали её дома за малейшие проступки.


– Ну так что же нам делать? – вздохнула она. – Давай, придумывай! Я знаю, есть такой цветочный сок, которым лекари усыпляют больных при операции. Может, добыть его побольше и скормить дракону?


– Не знаю, не знаю, – скептически покачал головой Крот. – Даже если удастся как-то подобраться к нему и усыпить, то как потом волочить по коридорам такую громадную тушу?


– Вот-вот, я тоже об этом подумала! Разве что взвалить его на тачку… всем посёлком, ага. Может, их загипнотизировать, чтобы помогли? Ладно, шучу.


– А если отправить драконам послание? – вдруг оживился он. – Начертить, допустим, схему пути к Бездне, а на её месте нарисовать целую кучу сокровищ!


– Так мы приманим самого тупого дракона на свете! – расхохоталась Сойка. – «Что это лежит на полу? Да это же карта, а на ней путь к драгоценному кладу! Конечно, она настоящая, и всё это ни капельки не подозрительно! Вперёд к сокровищам, трам-пам-пам!»


– Наоборот, – хмыкнул он, – какой-то слишком умный у тебя дракон получился. Знают ли они вообще, что такое карта, не говоря уже о том, как по ней идти?


– Ты просто мало за ними наблюдал, – возразила Сойка. – Они не только легко прочитают карту, но и распознают ловушку.


– Ну ты скажешь! Тогда, может, у них и чувства, как у нас? К примеру, любовь к собратьям… – Он глянул искоса. – Даже готовность жертвовать собой ради друзей?


Пальцы Сойки замерли на рукояти ножа. Человеческие чувства у драконов? Если так, то уж скорее у разноцветных, которые вроде бабочек. Может, они и впрямь переживают друг за друга, как люди, и тогда это можно как-то использовать! Главное, найти их слабость и зацепиться за неё.


– Знаешь, Сойка, – вновь заговорил Крот, глядя, как она прячет нож за голенище. Она виновато улыбнулась, встречая его взгляд, в котором виднелась укоризна. Опять начнёт об осторожности? – Мне, конечно, стоило бы рассердиться, что ты нарушила правила насчёт Крыса… но на самом деле я очень рад. Теперь есть с кем поговорить о нём.


Жалость вдруг кольнула её сердце. Крот так долго оставался один на один со своим секретом – совсем как она сама. Мучился, переживал за судьбу племени, которая оказалась в его слабых руках, а ведь ему и без того многое пришлось пережить, опекая в одиночку безумного брата. Бедняга Крот, теперь он единственный наследник семьи.


Сойка обняла его за плечи, и он прижался головой к её щеке.


– Вместе мы что-нибудь обязательно придумаем, – пообещала она, – тебе не придётся больше переживать одному. У меня есть новая идея!


– Ага-ага, – усмехнулся он с иронией, и оба расхохотались. Он ласково взял её за руку. – Как думаешь, Сойка, почему вдруг дракон потребовался именно сейчас? Прежде такого не бывало.


– Понятия не имею, – хмыкнула она. – Пусть это волнует дракона.


– Я много об этом думал… Если Бездна разозлилась, то не жестоко ли давать ей дракона – что с ним станет?


Тем более если драконы умеют чувствовать, как люди, подумала Сойка. Страшно подумать, каково это – угодить в зловещую пропасть.


– Чем это лучше выборов Хранителя? – продолжал размышлять Крот.


– А что нам остаётся? – пожала она плечами. – Крыс ясно сказал: если не дать дракона, может погибнуть весь наш посёлок. – Крот нахмурился, и ей вдруг захотелось разгладить ему морщинку на лбу, как это делал Крыс. – Знаешь, мне кажется, это может обернуться и к лучшему. Вдруг Бездна тогда займётся драконами, а нас оставит в покое? А может… – Голос её дрогнул, к горлу подкатил комок. – Может, тогда она отдаст нам Крыса – таким, какой он был прежде!


Крот вскинул голову, в глазах его блеснула надежда.


– Ты правда так думаешь?


– Давай пока не будем слишком надеяться, – вздохнула она. – Попросим, если получится.


Он кивнул и перевёл взгляд на гладь пещерного озера.


– Да, ты права. В конце концов, речь только об одном драконе… Только бы нам не ошибиться.

Часть первая. Земли за пучиной моря

Глава 1


Луния всегда мечтала изменить мир к лучшему. Сделать его справедливым и красивым, безопасным и добрым ко всем. Чтобы драконы были счастливы, могли любить кого хотят, занимались творчеством и заботились друг о друге, а не враждовали.


Понятно, что любому хочется жить в таком мире, так почему же он до сих пор совсем другой?


Она точно знала, что собирается в мире изменить и почему, но пока не решила окончательно, как это правильнее сделать.


Всё было бы куда проще, будь мир чем-то вроде тканого гобелена, из которого можно вырезать нити, неверно переплетённые или неподходящие по цвету, а затем соткать заново, лучше и совершеннее. Луния хорошо умела чинить испорченную ткань, но с чего начать переделку целого мира, понятия не имела.


Слишком много неправильного накопилось вокруг, и всё требовало внимания, да к тому же ещё слишком много драконов ничего этого не видели. Они искренне считали, что всё в порядке!


Даже кое-кто из самых лучших и любимых друзей Лунии совершенно не беспокоился о вопиющих недостатках мира. Это мучило её всю жизнь, потому что сама она стала замечать их, ещё когда матери водили её в детстве гулять по улью Цикады, и всё чаще потом, уже в школе «Шёлковый путь». Почему никто ничего не замечает?


Разве хорошо, к примеру, что ядожалы извели на Пантале все деревья? А то, что они истребили целиком племя листокрылов, просто ужасно плохо! Ужасно и то, что ни один шелкопряд не может сам выбрать себе пару, не говоря уже о работе и жилище. Отца у Лунии отняли ещё до того, как она вылупилась из яйца! Разве это справедливо? Какое право имеет королева Оса решать судьбу шелкопрядов, а они не могут даже слова сказать?


Наверное, многие драконы возразили бы, что раз Оса королева, то ей виднее, что опасно, а что нет, и когда и с кем воевать, – так уж устроен мир. Но даже если это принять – а Луния принимать отказывалась! – то почему и все прочие ядожалы относятся к шелкопрядам как к ничтожным козявкам под их когтями? Вот что по-настоящему ужасно!


Шелкопряды тоже драконы, ничем не хуже ядожалов, и нечего ими помыкать, насмехаться над ними, презирать их и наказывать ни за что! Почему так, кто дал такое право? Разве иная форма крыла, цвет чешуи или усики делают одного дракона повелителем, а другого ничтожеством?


Другой вопрос, как это исправить. Как одному-единственному дракону, даже если он всё-всё понимает, заставить целое племя изменить свои убеждения и привычки? Разве что влезть в головы каждому зазнайке-ядожалу и встряхнуть хорошенько мозги, чтобы набрался разума и вёл себя правильно! Ткнуть его носом, заставить смотреть на картину идеального мира, пока сам не воскликнет: «Вот он! Такой мир гораздо лучше, давайте так и жить!»


Вот бы овладеть магией! Она как раз годится для подобных дел, даже магия Ясновидицы с видениями будущего. Луния была уверена, что смогла бы использовать и такую, но больше хотелось, конечно, той, что в старых сказках. Произнесёшь заклятие, и – бац! – твой собеседник уже добрый и честный, неспособный на злое дело. Увы-увы, если настоящая магия и существовала, то разве что в Древних королевствах и давно уже выдохлась.


Луния со вздохом провела когтями по морскому песку. За спиной всходило солнце, и волны впереди золотились в его лучах, будто волокна огнешёлка. За океаном лежат земли Панталы, там её дом, матери, родное племя. Там ждут Синь и Мечехвост, они попали в беду, и пока непонятно, как распутать тот гибельный клубок.


Она так ждала своего Дня превращения, мечтала, как станет рассекать облака своими новыми бледно-зелёными крыльями, сверкая в солнечном блеске. Готовилась ткать гобелены, вплетая в рисунок секретные послания единомышленникам из «Хризалиды», и шептаться с ними на тайных собраниях о том, как изменить к лучшему всё вокруг.


Могла ли она знать, что окажется не простой Лунией в ряду обычных шелкопрядов, меняющих мир потихоньку, шаг за шагом, а Огнешёлковой Лунией, у которой из запястий изливается живое пламя! Такие шелкопряды – редкость, они наперечёт, и теперь её миссия – спасать. Она, Луния, избранная!


Для королевы Осы огнешёлк – всего лишь ценный материал, требующий учёта и контроля, но для «Хризалиды» и листокрылов он – мощное оружие, необходимое в их борьбе.


Самой Лунии не слишком нравилось представлять себя ни источником материала, ни оружием. Она хотела бы менять мир постепенно, как шелкопряды, а не жечь врагов живьём. Такое легко только на словах, а на самом деле, когда перед тобой дракон, который будет мучиться в огне, это страшно и жутко. Не говоря уже о том, что в самый первый раз, когда она хотела применить в схватке своё шёлковое пламя, налетевший ураган подхватил его и унёс вместе с хозяйкой далеко-далеко, на другой континент – не слишком удачное начало карьеры для великой и славной Огнешёлковой спасительницы Лунии.


Однако использовать свой дар хоть как-то, а придётся, иначе зачем он вообще? Дракон, умеющий орудовать в битве огненной плетью, не случайно появился на свет и не имеет права сказать: «Спасибо, но пусть королеву Осу сожжёт кто-нибудь другой».


Раз уж выпало стать такой страшной, придётся чуточку пересмотреть свои планы на улучшение мира. Для начала надо хотя бы спасти его и, может быть, главное предназначение Лунии с её огнешёлком как раз в том и состоит.


Хорошо, что она теперь не одна… хотя, по правде сказать, очень одиноко себя чувствует без Синя и Мечехвоста. Сегодня начнётся долгий полёт домой вместе с девятью драконами из разных племён и одним человеком – и не просто так, а с важной миссией.


Один из этих драконов как раз только что промчался мимо, с плеском врезался в волны и погрузил голову в воду, что-то высматривая на дне. Сопровождавший его человек остался на берегу, сложил руки на груди и раздражённо вздохнул.


– Ну как, нашёл? – окликнул с воздуха ещё один дракон, радужный.


– Да куда ему, – хмыкнула Ласточка.


Тем временем бледно-оранжевый дракон вернулся на прибрежный песок, отряхнулся и наклонил голову, выливая воду из уха.


– Ложная тревога! – объявил он. – Никакой там не дельфин, а просто медуза.


Его зовут Небо, напомнила себе Луния, а радужного – Ананас. Привыкнув работать с гобеленами, она отлично различала драконов по окраске и пятнам, но имена давались плохо. Надо постараться, чтобы не путать своих товарищей по путешествию. Вот бы ещё Ананас выбрал какой-нибудь один цвет и остановился на нём, тогда можно было бы представить его себе на гобелене держащим в лапе настоящий ананас – так легче запоминается.


Нет, не то чтобы Луния жаловалась. Гораздо хуже было бы сидеть в одиночестве на берегу, таращась на бескрайний океан и тоскуя о навеки потерянном доме.


– Как, вы ещё не улетели? – раздался голос за спиной.


Луния с улыбкой обернулась.


– Пока нет, Тушкана, ждём ледяную. Скоро этот берег вновь станет пустынным, и ты будешь скучать по нам.


– Ничего, переживу, – буркнула песчаная, неловко плюхаясь рядом на песок. – Я сотни лет почти не разговаривала с драконами и теперь могу вспомнить почему.


Тушкана всегда двигалась как-то странно, и Луния поначалу думала, что двукрылые драконы тут все такие. Потом поняла, что только с этой песчаной что-то не так. Казалось, она постоянно скрывает боль, а может, кости у неё выросли как-то криво.


– Знаешь, я тут сделала кое-что… для тебя, – робко начала Луния, протягивая ей свёрток из пальмового листа. Песчаная дракониха подозрительно нахмурилась, будто неожиданный подарок мог её укусить. – Так просто, сущая ерунда… здесь нет ткацкого станка, чтобы сделать гобелен, вот я и подумала, а не попробовать ли рисовать на дереве огнешёлком. Так трудно оказалось, ты себе не представляешь! Получилось так себе, конечно, хоть и очень старалась… можешь выбросить, если не понравится. Просто захотелось сделать тебе приятное… из благодарности.


– За что?


– Ну, ты же помогла мне, а потом принимала нас всех у себя. Могла бы вообще не подходить, оставить меня лежать тут на песке.


Песчаная не любила рассказывать о своём прошлом, но явно провела в одиночестве долгие годы, и возникало ощущение, что нормальное общение с драконами её быстро утомляет, хотя поговорить с кем-то и хочется. Только ощущение или догадка, не более того: Тушкана никогда не признавалась в каких-либо чувствах, глядя неизменно со скучающим или чуть раздражённым выражением.


Впрочем, Лунии такое было не в новинку. Она сама всю жизнь делала вид, что всё прекрасно, и раздавала улыбки направо и налево, однако по сути это было то же самое.


– Да не за что, в общем, – буркнула песчаная. – Просто вдруг захотелось сделать что-нибудь полезное.


Она аккуратно развернула пальмовый лист, обнажая ровную поверхность выбеленной морем древесины, на которой были выжжены фигурки двух драконят, сидящих каждый на своей стороне океана. Они приветливо махали друг другу лапами… ну, то есть так задумывалось, но получилось неважно. Четырёхкрылый, казалось, вот-вот опрокинется на спину, а двукрылый почему-то скривил мордочку, будто вот-вот чихнёт.


– Ой, – поморщилась Луния, пытаясь отобрать подарок назад. – Жуткая мазня вышла, да и только.


– Нет уж, когти прочь! – Тушкана решительно отвела её лапу. – Теперь эта жуткая мазня принадлежит мне.


– Вот когда исправим мир, – пообещала Луния, – сделаю тебе гобелен – сама увидишь, на что я способна.


Песчаная прищурилась на тёмные тучи над горизонтом, похожие на грозных стражников.


– Исправите? – хмыкнула она. – Не очень-то надейтесь. Когда поправляешь, всегда портишь что-нибудь другое.


– Оптимистичненько! – заметил песчаный по имени Вихрь, появляясь из-за спины. – У меня идея: давайте вообще ничего не исправлять – может, тогда ничего и не испортится? – Он усмехнулся, встретив раздражённый взгляд Тушканы, и кивнул Лунии: – Сейчас меня назовут самонадеянным дурачком.


– Этого можете не возвращать, – бросила Тушкана, нацелив на Вихря кончик хвоста.


Песчаный ухмыльнулся и вновь обратился к Лунии:


– Цунами хочет показать тебе что-то важное, если есть минутка. – Он кивнул в сторону, где на берегу сидели синяя морская с ядожалихой по имени Сверчок.


– Да, конечно… спасибо.


При виде чёрно-жёлтой чешуи у Лунии всегда бежали по спине мурашки. Умом она понимала, что Сверчок не враг и немало помогла общему делу, но инстинкт всё равно командовал: «Беги!», «Прячься!», «Поджигай!». Знание не всегда легко примирить с чувством.


Синь ядожалихе определённо доверял, но Луния видела их вместе очень недолго, перед самым ураганом, который её унёс, и потом, если честно, на мнение брата о чужих драконах не всегда можно было положиться. Наверное, поверил бы, прошипи ему что-нибудь жалостливое какой-нибудь гигантский шипастый скорпион.


К инстинктивному недоверию примешивалось и кое-что ещё. Ну почему, почему Сверчок избежала власти Осы над разумом, а любимые Синь с Мечехвостом – нет? Что за счастье такое досталось ядожалихе? Несправедливо! Хотя, конечно, Луния ни за что не решилась бы высказать это вслух.


– Луния, – начала Цунами, делая ей знак подойти ближе, – я решила поделиться с тобой ещё одним нашим секретом. Думаю, он нам всем сильно поможет… тем более что принадлежит академии Яшмовой горы, где я главная, так что спрашивать разрешения у королев не должна.


– Ясно, – кивнула Луния.


Синяя дракониха протянула сложенные лапы, в которых уютно лежал крупный сапфир в форме звезды.


– Это приснилл, – объяснила Цунами, – один из магических предметов, о которых ты уже слышала.


У шелкопрядки подпрыгнуло сердце. Магия!


– А что он может? – выпалила она.


Неважно, лишь бы помог спасти родное племя! Она невольно покосилась на Сверчок, которая до сих пор не сказала ни слова. Странно, ведь обычно её было не остановить, так и сыпала вопросами. Сейчас она сидела, глядя на свои лапы, увязшие в прибрежном песке, с таким трагическим видом, будто кто-то сжёг её любимые книги.


– Сверчок уже попробовала его в действии, – продолжала морская, тоже бросив взгляд на ядожалиху.


Ну вот, опять! Почему вдруг ей первой?! Где справедливость, скажите?


Нет-нет, только не показывать вида! Улыбаться, улыбаться – всё нормально, всё хорошо.


– Приснилл, – объясняла меж тем Цунами, – позволяет проникать в сны спящего дракона, как бы далеко он ни находился, – но только если ты видела его прежде. Должно быть, на Пантале сейчас ночь… Не хочешь побеседовать с кем-нибудь из своих? – Она бережно вложила сапфир в лапы Лунии.


Ну и чудеса! Да неужели? Своими глазами, прямо сейчас! Даже поговорить?


Трудно представить, правда, как могла бы такая мелкая магия спасти целое племя, но всё же поразительно. Кого же выбрать, Мечехвоста или Синя? Впрочем…


– Ты, наверное, уже виделась с Синем? – спросила она у ядожалихи.


Сверчок кивнула.


– Пыталась, – ответила она тихо. – Только он не смог меня узнать… ему снился кошмар.


– Какой, о чём? – нахмурилась Луния.


Беспокоиться о кошмарах младшего братишки тоже положено ей, а не какой-то чужачке из враждебного племени!


– Там была комната, полная шелкопрядов, – вздохнула Сверчок, – а из стены тянулись ползучие лианы и душили их. Вряд ли это на самом деле… или нет? – Она обернулась к Цунами. – Могла я видеть то, что было с ним и наяву?


Синяя морская удручённо развела крыльями.


– Понятия не имею. Во сне мы видим всякое, реальное и воображаемое, и одно часто перемешано с другим.


Сверчок со вздохом сняла очки и протёрла глаза.


– Попробую заглянуть к Мечехвосту, – решила Луния. – Что мне делать?


– Приложи кристалл ко лбу, – сказала Цунами, – закрой глаза и сосредоточься на нужном тебе драконе. Если он не спит, ничего не получится, если видит кошмар, может не услышать тебя, но если сон нормальный, то пообщаетесь.


У Лунии от волнения дрожали когти. Лучше, конечно, было бы уничтожить магией сразу всех ядожалов, но возможность поговорить с Мечехвостом после такой долгой разлуки – и впрямь невероятное чудо. До сих пор они почти не расставались все пять лет знакомства.


– Мечехвост! – шёпотом позвала она, прикладывая сапфир ко лбу и зажмуриваясь.


Образ друга легко возник перед глазами – таким его видела одна Луния. Другие замечали только несносный характер, громкие шутки и вечные склоки с учителями в школе и стражниками. Могли ещё разве что оценить его силу и храбрость, но едва ли кто-нибудь различал под этой яркой и шумной оболочкой настоящего Мечехвоста. Подобно ярко-красному листочку, тайному знаку «Хризалиды», скрытому на гобеленах Кокона, истинная его душа могла открыться, лишь если приглядеться и знать, что ищешь.


Мечехвост лучше и быстрее всех понимал, когда Луния рассказывала, что в мире несправедливо, даже если прежде никогда не замечал и не задумывался. Понимал и тут же начинал возмущаться.


Его воображаемый взгляд, устремлённый на неё, внезапно оживился. Нет, на самом деле!


Три луны! Она и впрямь оказалась где-то там, далеко от рассветного побережья Древних королевств. Темно вокруг, лишь яркий фонарь горит над головой Мечехвоста, застывшего на колонне-постаменте, – крылья развёрнуты, лапы протянуты вперёд.


– Мечехвост! – крикнула Луния.


Вместо ответа он лишь судорожно сжал когти, будто пытаясь дотянуться до неё, но не в силах шевельнуть лапами.


Только теперь она поняла, куда попала – это же Путь нарушителей, сюда отправляют за неподчинение ядожалам, и Мечехвост отбывал здесь наказание уже не раз.


Она шагнула ближе к колонне и нащупала буквы, вырезанные в камне, но когда попыталась их прочитать, текст расплылся перед глазами, как бывает во сне.


– Мечехвост, – улыбнулась она с облегчением, – это всё не на самом деле!


Она обернулась: так и есть, никаких больше колонн с другими узниками, дорожка убегает во тьму, из которой доносится гул, похожий на жужжание пчёл. Свет над головой Мечехвоста неестественно яркий, а потолка вообще не видно, лишь белый слепящий свет. Не настоящий Путь нарушителей, а лишь условное подобие.


– Слезай, Мечехвост! Зачем ты смотришь такой гадкий сон?


– Так положено, – произнёс он вдруг уныло-рассудительно, совсем не похоже на себя. – Я всегда его вижу. Помнишь, как ты приходила и сидела со мной? Сплети себе гамак и живи здесь, потому что теперь я здесь и состарюсь.


Как не помнить! У Лунии навернулись слёзы. Все три раза, когда Мечехвоста наказывали, она сидела рядом каждый вечер, сколько могла. Парализованный ядом, он не мог двигаться и говорить, но слышал и видел. Она читала ему вслух, пела, рассказывала, как прошёл её день.


– Ты не останешься здесь, Мечехвост! Я прилечу и освобожу тебя.


– Нет-нет, наоборот, – возразил он, – это я тебя спасу! Для того я и… Погоди, ведь я уже… – Он растерянно умолк.


– Да, ты меня уже спас, а сейчас ты просто спишь и видишь сон… только я настоящая. Ты можешь сам спуститься с колонны – давай, иди сюда и обними меня!


Мечехвост помолчал, задумавшись.


– Вообще-то, хорошо бы, очень уж надоело стоять… – Он с усилием наморщил лоб. – Только трудно это, понимаешь? То ли я хозяин своему телу, то ли нет. Лапы не слушаются, они как чужие… Эй, глупые лапы, делайте как сказано! Ну погодите же, сейчас займусь вами всерьёз. Я ваш хозяин, поняли?.. Луния, а ты пока расскажи о себе. Что значит, ты настоящая?


– Я сейчас далеко, в Древних королевствах, а говорю с тобой с помощью магии! Погоди, я помогу…


Луния развернула крылья и взлетела на постамент, который оказался гораздо выше, чем настоящие. Сон есть сон, так что навредить любимому она не боялась. Поднатужилась и спихнула его.


– Ар-р-р-р! – заревел он, трепыхаясь в воздухе. – Мои крылья, они работают, ты только погляди! Должно быть, стражники с их муравьиными мозгами не сумели уколоть меня как следует…


Она дёрнула его за лапу и притянула к земле. Мечехвост озадаченно взглянул на их переплетённые когти. Из его запястья выскользнула серебристая шёлковая нить, охватывая лапу любимой.


Из глаз Лунии хлынули слёзы, и она вдруг подумала, что плачет и там, на морском берегу. Её собственный шёлк, сияющий золотом, но не жгучий, оплёл в ответ запястье Мечехвоста.


– Слушай меня внимательно! – всхлипнула она. – Я далеко пока, но скоро полечу к вам сюда… не одна, со мной Росянка, Сверчок и другие драконы. Мы спасём вас всех, обязательно! Скажи, где ты сейчас… то есть на самом деле, не во сне.


– В улье Цикады, – ответил Мечехвост, изумлённо моргая. – Стерегу шелкопрядов, пока Оса копит для них Дыхание зла. – Он криво усмехнулся. – Довольно скучная работа, знаешь ли, – вроде как охраняешь цветочную лавку, чтобы орхидеи не разбежались. Теперь понимаю, почему стражники так веселились, когда я давал им повод за мной погоняться.


– Оса послала тебя в наш улей? – удивилась Луния. – Значит, ты стережёшь…


– Да, всех наших. – Он неловко пожал крыльями. – Твои матери тоже здесь… но с ними всё в порядке.


– А Синь?


– Тоже здесь, – тихо ответил Мечехвост, – но уже не тот, что прежде, знаешь ли. Как будто бы ушёл назад в свой кокон, только внутри себя. Бывает, и мне хочется так же… потому что не могу справиться со своими предательскими лапами, они сами по себе. – Он тяжко вздохнул. – Оса… мы схватили Ио, она тоже в улье… и даже не узнаёт меня.


– Нет, не вы! – горячо возразила Луния. – Всё это творит Оса. Вы не виноваты, и мы освободим вас, обещаю!


– Как жаль, что мы разговариваем не на самом деле, – снова вздохнул он. – Мои сны всегда кончаются тем, что ветер уносит тебя в цепях из молний.


– На самом, на самом деле! – воскликнула она. – Пойми наконец, тупица. – Она обняла его крыльями и притянула к себе. Мечехвост опустил голову ей на плечо. – За океаном живёт одна дракониха, она такая же, как Ясновидица, и у неё есть пророчество о Пантале и секрете, зарытом где-то в глубине. Мы найдём этот секрет, он наверняка связан с Дыханием зла, для того и летим сюда! Откопаем секрет и уничтожим всё зло, теперь уже до конца – тогда никто больше не сможет управлять ничьим разумом, и вы освободитесь. Отличный план, правда?


– Честно говоря, не совсем, – нахмурился Мечехвост.


– Ну, вообще-то, он и впрямь довольно туманный, – согласилась Луния, – но непременно должен сработать! Сегодня мы улетаем из Древних королевств, так что жди, через несколько дней будем праздновать победу. Все станут свободны, королева Оса сгинет, и нас с тобой никто больше не разлучит!


Он рассмеялся и тряхнул головой, смахивая слёзы.


– Ты говоришь совсем как настоящая Луния. Где встретимся после победы?


– В Саду мозаик, – ответила она не задумываясь. – На том холме, где ты признался мне в любви и сказал, что не можешь жить без меня.


– М-м… если точнее, – усмехнулся он, – я спросил: «Луния, хочешь со мной встречаться?»


– К счастью, я умею переводить язык Мечехвоста на нормальный.


– А в ответ на романтическое признание ты сказала: «Опять ты сел на коробку с медовыми леденцами и все передавил!» Тогда я спросил: «Луния, ты не поняла, что это официальное предложение?» А ты такая: «Да-да, само собой… а теперь пойди купи новые да смотри на этот раз не сядь на них».


– Что поделаешь, если у тебя такая скверная привычка! Давишь всё, что попадает тебе в лапы… точнее, под зад.


– Ну я же не нарочно!


– Очень на это надеюсь, иначе было бы совсем странно. – Она ласково ткнулась в него носом. – Ладно, я всё равно тебя люблю.


– Я тебя тоже. – Мечехвост сжал её лапы. – Извини, похоже, сейчас я проснусь.


– О нет! Так скоро? Погоди…


– Ничего не могу поделать, для чего-то мы понадобились Осе… Луния, прилетай поскорее! Я справлюсь, но… лучше поторопись.


– Постараюсь! Передай Синю, что мы скоро встретимся. – Новые шёлковые нити оплели его лапу, будто стараясь удержать. – Держись, Мечехвост, мы уже вылетаем, мы…


Он исчез. Перед глазами снова расстилался морской берег, рассвет окрашивал розовым облака над головой. Из глаз лились слёзы, а в когтях вместо тёплой лапы Мечехвоста была холодная сапфировая звёздочка.

Глава 2


Хотелось нырнуть на морское дно, зарыться поглубже и уснуть, чтобы никогда больше не тревожиться ни о чём, но ещё больше тянуло плюнуть на миссию, лететь самой напрямик в улей Цикады и жечь там всё подряд, пока не найдётся Мечехвост.


На третий день путешествия Луния готова была накричать на попутчиков, чтобы летели быстрее. Даже не верилось, что её саму штормовой ветер тащил через океан так долго. Хотя, конечно, тогда она была без сознания и времени не замечала… но всё равно – неужели нельзя махать крыльями хоть чуточку усерднее?


Чтобы успокоиться, она вновь и вновь перебирала в голове план миссии: отыскать на Пантале людей, добраться с их помощью до таинственной Бездны, потом… что же потом? Ладно, скорее всего, потом за дело примется Росянка, а остальным останется только наблюдать. Главное самое последнее – ядожалы возвращают себе разум и свергают королеву Осу, любимый брат навсегда избавляется от кошмаров, а Луния наконец-то обнимает Мечехвоста не во сне, а наяву. Шелкопряды свободны, ура!


В плане имелись и сомнительные места, но о них думать не хотелось. Куда приятнее рисовать себе счастливый конец, когда всё изменится к лучшему и она сможет ткать прекрасные гобелены, о которых всегда мечтала.


Крутанувшись в воздухе, Луния бросила взгляд на своих спутников. Десять драконов из всех десяти племён Пиррии и Панталы в ярко-синем небе – просто чудеса! Ещё не так давно она считала, что во всём мире племён только два, не считая вымерших.


Вот подходящий сюжет для гобелена! Мы все летим вместе и теперь только видим, как огромен и прекрасен мир. Все мы драконы, хоть и отличаемся друг от друга, и недавние незнакомцы из-за океана готовы пересечь его, чтобы спасти остальных. Пусть каждый, глядя на картину, ощутит себя одним из этих героев, захочет пожать незнакомые лапы и воспарить бок о бок с незнакомыми крыльями, стать добрым и смелым, как они!


Она назовёт картину «Открой свои крылья», словами из пророчества. Потом, когда пророчество исполнится… если останется жива.


Заметив уголком глаза взмах чёрных крыльев, Луния вздохнула. Хорошо, конечно, что на Панталу летит наследница великой Ясновидицы, но Луна оказалась совсем не такой, как можно было ожидать. Где громкие изречения, гордые красивые жесты, таинственная отстранённость? Оборвать скучный разговор, чтобы все замолчали, закрыть глаза, а потом выдать что-нибудь грандиозное о том, что всех ждёт, – вот как надо!


Впрочем, ночная дракониха выглядела достаточно замкнутой и даже странноватой, особенно когда молчала. Совсем как Ясновидица на портретах – для начала тоже неплохо. Прилететь, скажем, вместе с ней в улей и крикнуть: «Святая Ясновидица снова явилась к нам! Она говорит, что королева Оса – жалкая козявка, а шелкопряды – великое племя и достойны своей собственной королевы, вот!» А ядожалы перепугаются и заноют все хором: «О, как мы ошибались! Помоги несчастным уродцам стать лучше, о Луния!»


Тем не менее на великую пророчицу ночная тянула слабо: слишком нервная какая-то, дёрганая. Разве перед такой склонят головы ядожалы, не говоря уже о том, чтобы падать ниц и молить о прощении грехов? Да и вообще, драконы, отобранные для героической миссии, не производили впечатления непобедимых героев. Конечно, если не считать листокрылой Росянки, грозный вид которой исправно ужасал.


Луния вновь окинула взглядом летящих драконов, перебирая их по очереди.


Ледяная по имени Рысь, серебристо-белая с синим узором, изящно разрезает воздух, сверкая алмазной чешуёй. Уж больно улыбчивая она какая-то, несерьёзная.


О песчаном Вихре и говорить нечего: записной шутник и весельчак – вот и сейчас потешает ночную, играя в пятнашки с подвернувшейся чайкой. А сама Луна слишком робкая, теряется, когда нужна решительность, даже заикаться начинает.


Сверчок умная, но совсем не боец, то и дело отвлекается… да ещё и ядожалиха – странно всё-таки, как ни крути. Поначалу всё пристраивалась лететь рядом, заводила разговоры, но Луния неизменно предпочитала общаться с Ананасом или Небом, да хоть с той же Рысью.


Гигантский земляной – вот кто серьёзный, но как-то уж слишком; слова из него не вытянешь. В самом деле, даже когда болтун Вихрь занят охотой и у остальных появляется шанс высказаться, этот молчит. Если и есть у Жаба свои заветные мысли, то запрятаны они в самой глубине его мощной туши, словно редкие ископаемые.


Из новых знакомцев приятнее всего общаться с Ананасом, но ленивый этот радужный просто на удивление – вот и сейчас засыпает на лету, опять!


– Эй, Ананас! – Луния пихнула его в крыло.


Сегодня он весь переливался золотисто-розовым с голубыми проблесками – красота невероятная, даже больно смотреть.


– Я не сплю! – вскинул он голову, покачнулся и поспешно выровнял полёт. – Правда-правда не сплю!


– Мы так хорошо выспались ночью, – с недоумением фыркнула она, – что же тебя всё клонит в сон?


Ананас невозмутимо пожал плечами.


– У нас, у радужных, принято спать на солнце, – объяснил он, – а здесь его хоть отбавляй. Мне, наоборот, странно, что вы такие бодрые. – Он зевнул, да так заразительно, что сама Луния с трудом подавила зевок.


– Прямо по курсу остров! – объявил подоспевший Вихрь. Достав карту, он повертел её, совмещая стороны света, и сверился с пометками. – Можно будет отдохнуть.


Гр-р-р! Вот уж чего не хотелось Лунии, так это отдыхать. Она и так отдыхала в хижине у Тушканы целую вечность, а потом ещё ждала, пока Луна с Вихрем составят план, двое морских сплавают на Панталу, а прилетевшая оттуда стая решит, что делать. Сколько можно терять время? Мечехвост и Синь в беде, их надо срочно вызволять!


– Только очень недолго, – заметила Цунами, подлетая к песчаному. – Я хочу засветло успеть вот сюда. – Она ткнула когтем в другой островок, третий по счёту в цепочке.


Вихрь кивнул, и Луния вздохнула с облегчением. Цунами точно будет хороша против ядожалов, подумала она. Морская даже крупнее Росянки, а может, и свирепее. Чего никак не скажешь о последнем из драконов-путешественников, небесном. Приветливый и деликатный Небо с бледнооранжевой чешуёй нёс на спине человечка, но лучше бы поменялся с ним характером. Будь у Ласточки драконье пламя и когти, она смогла бы, наверное, в одиночку захватить улей, в то время как небесный друг только вломился бы в стену и долго извинялся перед ней.


Он немного напоминал Лунии её задумчивого братца – с той лишь разницей, что Синя по большей части занимали чувства и переживания других драконов, а Небо интересовался улитками, черепахами и дельфинами.


Да нет, небесный просто замечательный дракон, как и остальные. Затевай Луния званый обед, с удовольствием пригласила бы каждого. Только спасательная миссия не дружеская вечеринка. Они летят драться не на жизнь, а на смерть с могущественной королевой и её жестоким племенем, и от исхода этой битвы зависит будущее шелкопрядов. Разве способны десять милых и добрых драконов – ну хорошо, восемь, Росянка с Цунами достаточно свирепые – одержать верх над самой страшной на свете силой? Синь с Мечехвостом ждут на помощь совсем не такое войско!


Луния сердито сжала когти. Продолжая мерно работать крыльями, оглянулась через плечо. Древние королевства остались далеко позади, на горизонте лишь небо и бескрайний океан. По-хорошему, надо бы вернуться и попросить королевских особ ещё раз хорошенько подумать. Солдаты и оружие – вот что требуется Пантале в первую очередь.


А ещё лучше – армия, вооружённая магией! В воображении возник широкий разноцветный гобелен: бесчисленная драконья стая обрушивается из туч, размахивая зачарованными мечами и пуская огненные шары, а брошенная всеми королева Оса в страхе таращит глаза, безуспешно пытаясь укрыться. Вот как надо… а не перелетать тайком с островка на островок с горсткой безобидных болтунов и говорящей обезьянкой!


– Не переживай так, – вдруг заговорила Луна, подлетая сбоку. – Некоторые из нас гораздо полезнее, чем кажутся. – Луния резко обернулась. Ночная частенько выдавала что-то подобное, как будто отвечая на чужие мысли. Вот и сейчас – с чего бы? – Нет-нет, я не о себе, – смущённо потупилась ночная. – Вот, к примеру, Вихрь… – Чуть оживившись, она нашла глазами песчаного, который спикировал к волнам, подхватил плавающий кокос и бросил небесному – как будто тот мог его поймать, ха! – У него отлично получается спасать мир.


Луния уже догадалась, что Вихрь для Луны всё равно что Мечехвост для неё самой, уж очень радовались они друг другу и спать всегда укладывались рядом.


– Почему ты мне это говоришь? – спросила Луния. – У тебя было видение о том, что случится с нами на Пантале?


Она и сама не отказалась бы от таких видений. Как здорово! Узнать заранее, как всё обернётся и что нужно делать, – развернуть перед глазами всю ткань будущих событий, словно длинный гобелен.


Луна вновь смутилась.


– Извини, – выдавила она. Кивнула через плечо назад: – Просто заметила, как ты оглянулась, вот и подумала, что жалеешь, что нас так мало… или, может, хочешь вернуться? – Она виновато вздохнула и подалась в сторону. – Ерунда, не обращай внимания.


– Да что ты, я нисколько не беспокоюсь! – горячо возразила Луния. Улыбаться, не показывать вида, напомнила она себе. – Просто… чем ближе к Пантале, тем чаще вспоминаются всякие ужасы, вот и думается невольно, что хорошо бы привести войско побольше – с сильным оружием, а может, и с боевой магией. Ядожалы сильные и очень опасные!


– Да, я знаю, – хмуро кивнула ночная, – но не забывай: мы вовсе не собираемся воевать с Осой. Наша задача – разузнать, какие секреты таятся в той Бездне, которую показало королеве Снежне волшебное кольцо. Может, тогда как раз и отыщется способ победить и спасти твоих друзей без всякой магии и… м-м… убийств.


Да, подумала Луния, все они, особенно песчаный и ночная, почему-то уверены, что какая-то тёмная зловещая яма в земле решит все их проблемы. С какой вдруг стати? Скорее уж они сгинут там, под землёй, – особенно без оружия и настоящей, сильной магии!


– А других видений, поточнее, не было? – спросила она с затаённой надеждой. – Скажем, о том, что там в глубине… ну или что нужно делать? Хоть бы один намёк на будущее – смогу я в конце концов поплясать на могиле у Осы?


– Нет, ничего полезного, – печально покачала головой Луна.


Впрочем, она почти всегда выглядела печальной, и Лунию это раздражало. Как будто всё время извинялась, что её – ах, великая магия! – на самом деле приносит пользу ей одной.


Луна чуть поморщилась, будто и впрямь читала мысли, но промолчала.


– Есть у нас боевая магия – ну, почти, – заметила Рысь, летевшая выше, кивая на серебряные браслеты Росянки. – Когда мы её применим, интересно?


Браслеты позволяли сделать дракона невидимым, и даже не одного, а хоть целое войско. Их дала Росянке королева Снежна. Вот уж кто свирепый и страшный, подумала Луния. Ядожалы потеряли бы боевой дух от одного взгляда шипастой ледяной.


– До Панталы ещё дня два лететь, – ответила Цунами, бросив взгляд на карту в лапах у Вихря. – Сверчок, как думаешь?


– Что? – рассеянно переспросила ядожалиха. – Ах да… прошу прощения, задумалась. Ну, я не очень запомнила время, когда мы улетали с Панталы… причём из джунглей, с самого севера, а сейчас направляемся к Стрекозьей бухте… и потом, тогда летели медленней, ведь с нами было много драконят и стариков… – Она осеклась, встретив хмурый взгляд Цунами. – Да-да, верно, пару дней, я думаю.


– Ласточка что-то крикнула со спины небесного дракона, но встречный ветер унёс её тоненький голосок прочь.


– Она предлагает использовать магию прямо сейчас, – услужливо повторил Небо. – Говорит, лучше быть слишком осторожным, чем слишком мёртвым, – захихикал он, но тут же виновато откашлялся и прорычал с напускной серьёзностью: – Опасность кроется за каждой тучей! Оболваненные жукокрылы могут в любой момент налететь и поубивать… – не удержавшись, он вновь сбился на хихиканье, чем испортил весь эффект.


Ананас весело ухмыльнулся. Обаятельный Небо, которому, как говаривала Цунами, от небесных драконов досталось только имя, успел покорить всех. Вот и сейчас радужный едва сдерживал смех, и Луния его нисколько не осуждала.


– Между прочим, она не так уж и неправа, – заметила Росянка.


– Я тоже думаю, что невидимыми надо стать поскорее, – поддержала её Луния. – Мы же ничего не теряем, браслеты не выдохнутся, правда?


– Верно, – кивнула Рысь. – Вот отдохнём, и тогда попробуем.


– Не знаю, что это нам даст, – нахмурился Вихрь. – Даже если все станут невидимыми, постоянная болтовня Жаба нас всё равно выдаст.


Величественный земляной медленно повернул голову и озадаченно воззрился на песчаного.


– А? – пробасил он.


– Вот-вот, я и говорю, – не унимался шутник, – ты же никогда не умолкаешь – нас услышат откуда угодно.


Небо затрясся от хохота, и Ласточке пришлось ухватиться покрепче за его гребень, чтобы не свалиться в море.


Один Жаб продолжал смотреть с недоумением.


– Не думаю, – произнёс наконец он.


– Понимаю, это непросто, – продолжал Вихрь, – но, боюсь, тебе придётся умерить свою разговорчивость.


Земляной наморщил лоб, затем обернулся к остальным.


– Не понимаю.


– Вихрь просто шутит, – объяснила Луна. – Ему скучно без Холода, спорить не с кем.


– Я слишком много говорю? – спросил Жаб, глядя на летящего бок о бок Ананаса. – Я – много говорю?


– Сейчас ты сказал больше, чем когда-либо, – заверил тот.


– Ладно, извини, Жаб, – хмыкнул песчаный, тронув его за крыло. – Шучу я, шучу. Ты самый скрытный из нас и вообще замечательный дракон!


– Да ну? – смутился земляной.


Вихрь не имел ничего общего с Синем, кроме, пожалуй, одного. Луния давно заметила, что песчаному тоже хотелось всем нравиться, и он из чешуи вон лез, чтобы сделать любую компанию тёплой и уютной. С той лишь разницей, что песчаный для этого шутил и болтал, в то время как Синь позволял кому угодно собой командовать, лишь бы сохранить добрые отношения.


Луния обожала младшего брата, но его смирение вместе с тем выводило её из себя. Она сама не отдала бы и пары медовых леденцов за любовь к себе каких-нибудь ядожалов! Все они грубые, надменные и презирают шелкопрядов, так зачем ей добиваться, чтобы её считали тихоней и милашкой? Пускай лучше боятся, что она их подожжёт – тогда, может, на самом деле поджигать и не потребуется.


Синь был приветлив и вежлив со всеми, заслуживали они того или нет. Потому Луния и не рассказывала ему никогда о «Хризалиде». Он наверняка пришёл бы в ужас от тайной организации шелкопрядов, которая собиралась бороться с королевой Осой. Слово «борьба» было ему чуждо – по крайней мере, до того как Луния ушла в кокон.


Потом, правда, брат изменился. Луния мало видела его с тех пор, однако, судя по рассказам Сверчок и Росянки, ему довелось многое испытать, пока сестра лежала в коконе.


Вихрь чем-то походил и на Мечехвоста. Тот так же точно много болтал, когда нервничал, хотя и не особо переживал из-за отношения окружающих драконов. Шелкопряду вполне хватало компании Лунии, Синя и сестры Ио, а остальные, если им что-то не нравилось, могли, как он выражался, хоть термитов себе в нос напихать.


Лунии очень хотелось ещё с ним поговорить. Рассказать о драконах, которые летят с ней на Панталу. Интересно, что бы он сказал о радужном, ледяной или небесном? Посоветовал бы больше доверять ядожалихе? Отнёсся бы к странноватой ночной с таким же подозрением или посочувствовал бы её застенчивости?


А вот песчаный болтун Мечехвосту точно бы понравился! Луния легко могла представить, как они на пару изводят своими проделками стражников в улье.


Приснилл она брала у Цунами на каждой остановке, но ни разу с тех пор не застала Мечехвоста спящим. Интересно, чем он занимается – вернее, что его заставляет делать Оса. Сидит у него в голове и управляет, и Синем тоже – какой ужас! Лучше об этом не думать, иначе захочется нырнуть на дно океана и реветь там, пока все киты не взвоют от тоски.


– Вот и остров! – указал Ананас кончиком хвоста на белую песчаную полоску впереди. – Слава лунам! Так хочется прилечь… – Покосившись на Лунию, он ухмыльнулся и усердно замахал крыльями, обгоняя остальных драконов.


Цунами глянула на солнце, которое уже миновало зенит, вздохнула и полетела следом.


– Остановка недолгая, Ананас, – крикнула она вдогонку, – попробуй только уснуть!


Жаб всё никак не мог успокоиться.


– Мне кажется, – неторопливо пробасил он, – не так уж много я говорю.


– Совсем не много! – горячо заверила Луна.


– Вихрь – вот кто у нас главный говорун, – подсказала Рысь.


Песчаный задумчиво почесал рога.


– Сдаётся мне, когда-то я подобное уже слышал… Эй, Жаб, давай наперегонки – кто первый долетит до острова! – Не дожидаясь ответа, он взмахнул крыльями и помчался вперёд, а огромный земляной остался непонимающе хлопать глазами.


– Давайте завтра! – предложила вдруг Сверчок. Похоже, размышляя о магических браслетах, она пропустила мимо ушей всю последующую перепалку. – Прямо с утра вылетим уже невидимыми. Как думаете, друзья? По-моему, это разумно.


– Я согласна, – кивнула Луна.


– Конечно, – поддержала её Рысь, – лично я буду так чувствовать себя безопаснее.


– Заодно и Ананас станет меньше засыпать на лету, – усмехнулась ночная. – Иначе никто не заметит, где он свалится в море…


Рассмеяться никто не успел: беседу прервал истошный драконий вопль.

Глава 3


Луния в панике взмахнула крыльями, зависая в воздухе и оборачиваясь к Росянке. Рысь последовала её примеру, но Луна, наоборот, устремилась к острову, обгоняя всех.


– Вихрь! – отчаянно крикнула она.


– Что это было? – растерянно выдавил небесный.


– Вроде бы голос Ананаса, – предположила Рысь.


– Луна, погоди! – окликнула ночную Росянка, но чёрные крылья мелькали уже слишком далеко.


С островка доносилось рычание, причём не одного дракона, а нескольких, а может, и десятка. В их голосах слышались ярость и боль.


– Оса здесь, – еле выговорила Луния, к горлу подкатил комок. – Она нас обнаружила!


– Все ко мне! – скомандовала листокрылая.


Поймав восходящий поток воздуха, она поднялась выше, расправила крылья в плавном парении и вытянула лапы с браслетами на запястьях.


– А если кто-нибудь потеряется, пока мы невидимые? – крикнула Сверчок, но алмазы на браслетах уже щёлкнули, ударяясь друг о друга.


Отвечать было некогда, строить планы – тоже, но в самом деле, как быть, если потеряешься? Лететь на следующий остров или возвращаться? Карта одна, а браслеты только у Росянки – если с листокрылой что-нибудь случится, придётся жить с невидимостью всегда.


На всякий случай Луния протянула лапу Рыси, и они успели сплести когти в последний момент, пока ещё видели друг друга.


Странно ощущать чужое пожатие в пустоте, но ещё непривычнее видеть пустоту, где только что были собственные лапы и хвост.


Росянка, Небо с Ласточкой, Жаб и Сверчок – все исчезли, остались лишь ветер и синева над головой. Не отпуская лапу Рыси, Луния обернулась к островку, однако ночную уже было не разглядеть.


– Надеюсь, Луна успела меня расслышать, – раздался в пустоте голос Росянки.


Кто-то глухо ойкнул, задев Лунию тяжёлым крылом – кажется, Жаб.


– А что Цунами и Вихрь с Ананасом? – послышался голос Сверчок. – Они тоже невидимые?


– Нет, только те, на кого я смотрела. – Казалось, за Росянку говорят облака.


– Тогда летим скорее! – воскликнула Луния, увлекая за собой невидимую Рысь туда, откуда всё громче доносились крики. В самом деле, сколько можно болтать, паря в воздухе. – Надо спасать наших, там же ядожалы!


Она с трудом представляла, что будет делать, но оставаться на месте не могла, хотя паника уже поднималась в душе мутной волной.


– А как же! – рыкнула листокрылая. – Будем драться!


– А услышать нас могут? – спросила Сверчок.


– Нет, – ответила Рысь, и Луния вздрогнула от её голоса над самым ухом. – Королева Снежна говорила, что слышат друг друга только невидимые.


– Как же драться без всякого плана?


– Нет времени на планы! – крикнула Луния. – Просто подлетаем и колотим ядожалов по головам.


– А потом сталкиваем в море к акулам, – добавила Росянка, – или скармливаем огненным муравьям!


– Спасём Ананаса, Вихря и Цунами! – крикнула Луния.


– Погодите, но… – не унималась Сверчок.


Мимо Лунии кто-то пронёсся, обдав порывом ветра, и голос Росянки послышался уже впереди:


– Все за мной! Не отставайте!


– Погодите, но ведь они…


– Все видят высокую пальму на левом краю острова? – перебила Рысь. – Если кто потеряется, встречаемся там!


Позади что-то неразборчиво прочирикала Ласточка, но Луния с Рысью уже мчались вперёд, работая крыльями в такт. Теперь уже было невозможно понять, где остальные, и уверенность вселяли только странные зубчатые когти ледяной. Только бы не отпустила, подумала Луния, только бы не остаться совсем одной!


Островок был шириной с улей Цикады и длиннее примерно вдвое. Формой он напоминал драконий хвост, а с узкого конца в море выдавалась цепочка высоких скал. За песчаным пляжем вздымались поросшие лесом утёсы, не давая разглядеть другую сторону.


Подлетев ближе, ледяная тихо ахнула, сжав когти Лунии. Внизу шла настоящая битва.


На белом песке толпились, блестя клыками и ядовитыми жалами, не менее двух десятков чёрно-жёлтых и чёрно-красных солдат, похожие на рой смертельно опасных шершней. Луния невольно представила, как они будут смотреться на картине, хотя понимала, что никогда в жизни не станет ткать такой жуткий гобелен.


Откуда здесь взялось столько врагов?


– Должно быть, королева Оса послала войско догонять листокрылов, – предположила она.


– А значит, наверняка управляет им сейчас, – уныло прозвучал в пустоте над головой голос Сверчок.


Тёмно-синюю чешую Цунами было легко заметить в самой гуще врагов. Морская с рёвом вертелась на месте, раскидывая ядожалов мощным хвостом и полосуя когтями. Неподалёку пятеро солдат окружили Вихря, но тот не подпускал их к себе, делая выпады грозно поднятым над головой шипом на кончике хвоста. Однако, едва песчаный дракон вытащил духовую трубку и стрелы, полученные от радужных, один из ядожалов ударом хвоста выбил оружие и схватил его за лапы. Сцепившись, противники щёлкали зубами, пытаясь достать друг друга смертоносным хвостом.


Тем не менее оружие радужных всё-таки пошло в ход. Один солдат уже лежал на песке, а другой, рядом с Цунами, вдруг схватился за шею, пошатнулся и тоже упал навзничь.


– Должно быть, Ананас стреляет! – Луния радостно сжала когти ледяной. – Где же он сам?


До сих пор шелкопрядам доводилось лишь слышать о непревзойдённой маскировке радужных драконов. Такого Луния не ожидала. Ананаса не было видно нигде, как она ни приглядывалась, но мгновение спустя пошатнулся и упал уже третий враг.


– Ну что, атакуем? – нетерпеливо спросила Рысь. – Росянка, командуй!


– Прежде всего запомните: мы должны во что бы то ни стало уберечь Небо и Ласточку! – бросила в ответ листокрылая. – Небо, Ласточка, где вы?


Молчание в ответ. С колотящимся сердцем Луния огляделась по сторонам, хотя, конечно же, увидеть никого не могла.


– Небо! – снова крикнула Росянка. – Объявись, бестолковый! Ты где?


– Эй, Небо! – присоединилась Рысь. – Если ты нас слышишь, срочно прячься куда-нибудь!


Луния навострила уши, но поблизости не раздавалось ни звука, если не считать приглушённых проклятий листокрылой. Куда мог так быстро подеваться оранжевый небесный со своей питомицей?


Если потерять маленького человечка, то развалится весь план. Как тогда отыскать таинственную Бездну? Ведь только Ласточка смогла бы найти общий язык со своими соплеменниками с Панталы, подружиться с ними.


– Росянка, – заговорила Сверчок, – а ты не можешь сделать невидимыми и Цунами с Вихрем?


– Сначала придётся вернуть видимость нам, – ответила листокрылая, – а тогда нас заметят и ядожалы. Нельзя показывать врагам небесного с Ласточкой, а если вдруг схватят нас, они останутся одни и не смогут исполнить миссию.


Внизу на пляже вдруг полыхнуло огнём, и чёрно-красный противник Вихря с воплем покатился по песку, пытаясь сбить драконье пламя, пожирающее чешую сзади.


Кто его так, неужто Луна? А может, Жаб? Луния знала, что ночные и земляные драконы могут плевать огнём. Вряд ли невидимость могла помешать их умению.


Только тут Луния вспомнила, что и сама вооружена не хуже. Она сжала когти свободной лапы, которой не держалась за Рысь, ощущая жар шёлка в набухшем запястье.


Ударить прямо сейчас? Конечно! Как можно упустить такой шанс помочь друзьям… вот только надо уметь как следует. Да и хватит ли духу?


В долгие дни ожидания на берегу Древних королевств Луния немало практиковалась в обращении с огнешёлком. Как-то раз Тушкана из любопытства потрогала светящуюся нить, не подозревая, что может обжечься. Потом она старательно делала вид, что ей не больно, а Луния до сих пор не могла отделаться от воспоминания о ярко-алом воспалённом рубце на чешуе у песчаной.


Если попытаться набросить на ядожала огненную петлю, то не заденет ли пламя кого-нибудь из невидимых драконов? Не хватало ещё убить друга вместо врага!


Пока солдаты, окружавшие Вихря, испуганно галдели и озирались в поисках источника огня, песчаный проскользнул мимо них и набросился на чёрно-оранжевого пятнистого ядожала, заходившего в спину Цунами. Драконы столкнулись с яростным рёвом и принялись рвать друг друга когтями, оскальзываясь в груде водорослей на берегу.


– Жаб, помоги Вихрю! – скомандовала Росянка. – Рысь, доставай стрелы и усыпляй кого удастся. Я помогу Цунами.


– А я? – крикнула Луния, но голос утонул в дружном хлопанье крыльев. Когти Рыси отпустили её лапу, и она покачнулась в воздухе, едва не потеряв равновесие.


– Похоже, Росянка не очень рассчитывает на какую-то пользу от шелкопрядов и ядожалов, – вздохнула Сверчок за спиной.


– Я могу помочь! – пылко возразила Луния, выставляя тлеющие запястья, но тут же вспомнила, что никто их не видит. – Мне ничего не стоит поджечь ядожала! Не веришь? – ощетинилась она.


Что, правда ничего не стоит? Так непременно спросил бы сейчас брат. Так просто взять и сжечь живьём другого дракона? Голос Синя звучал в ушах будто наяву.


– Только не убивай! – с тревогой воскликнула Сверчок. – Они же не сами, ими управляет Оса!


При виде того, как двое ядожалов рвут когтями до крови крылья Цунами, а третий вонзает копьё в хвост Вихрю, помнить об этом было трудновато. Луния спустилась ниже, выбирая цель и в то же время набираясь храбрости, чтобы метнуть огненную нить.


Только бы не задеть Цунами и Вихря, ведь они всё время в движении!


Она вспомнила последний раз, когда пробовала пустить огнешёлк против ядожал. Все вышло из-под контроля и закончилось тем, что она отправилась в Пиррию.


А что, если огнешёлковые волокна подхватит ветер и вновь унесёт за тридевять земель? Теперь уже навсегда, ведь на этот раз никто не поможет – просто потому, что никто не увидит!


Луния зависла в нерешительности, работая крыльями и прижав лапы к груди.


Атаковавший Вихря солдат вдруг пошатнулся, будто что-то тяжёлое врезалось ему в бок. С рёвом вскинул лапы и полоснул когтями воздух, в котором тут же блеснули кровавые брызги. Хвост ядожала вспыхнул, объятый пламенем, прилетевшим из пустоты, и солдат с громким плеском рухнул в полосу прибоя.


Песчаный тем временем вновь устремился в толпу вокруг Цунами, плюя направо и налево уже собственным огнём. Луния с изумлением заметила, что выброшенные на берег водоросли шевелятся будто сами по себе, оплетая лапы ядожалов. Один жёлто-чёрный даже споткнулся и упал, а двое других яростно отпихивали друг друга, стараясь порвать связавшую их вместе длинную плеть. Ещё один с криком повалился в воду, зажимая шею, куда попала стрела.


Чего доброго, ещё и победим, подумала Луния с внезапно вспыхнувшей надеждой. Она опустилась на торчащую из песка скалу и оглядела поле боя.


Может, её оружие и не понадобится? У троих огненный выдох, листокрылой подчиняются растения… да плюс ещё невидимость и стрелы радужных. Кстати, а как же провидица – почему хвалёная Луна, сожри её шёлковый червь, не смогла предугадать такое близкое будущее?!


Неужто жалкая горстка совсем не воинственных драконов способна одолеть превосходящие силы грозных ядожалов?


Что-то прошелестело в кронах деревьев над пляжем, и на песок приземлился ещё один дракон, окидывая дерущихся прищуренным взглядом.


– Здесь кто-то ещё, – злобно прошипел он. – Кто-то невидимый… а может, и не один.


При виде незнакомца сердце у Лунии сжалось в комок. Золотистые крылья с серым и лавандовым узором блестели на солнце, бледно-пурпурные спирали усиков-антенн медленно разворачивались.


Это не ядожал, а её соплеменник-шелкопряд! Такой мирный, такой безобидный вроде бы, но слова произносит не свои. Его голосом говорит королева Оса!


По чешуе побежали мурашки. Росянка и Сверчок рассказывали, что теперь Оса научилась управлять и разумом шелкопрядов, но наблюдала такое Луния впервые и до сих пор даже не очень-то верила.


Шелкопряд замер на песке, медленно поворачивая голову то вправо, то влево.


– Что он делает? – с тревогой спросила Сверчок. – Почему закрыл глаза?


– Ощупывает воздух, – объяснила Луния, – улавливает движение.


– Ищет невидимых! – ахнула ядожалиха. – А может, и замаскированного радужного. – Зубы её застучали от страха. – Надо ему помешать! Три луны, как же трудно заряжать трубку невидимой стрелой… Помоги мне! Мы должны усыпить этого дракона.


Луния хотела достать свои стрелы, но золотистый шелкопряд внезапно поднялся в воздух и перелетел на песчаную дюну недалеко от скалы. В тот же миг двое ядожалов развернулись и кинулись туда же. Крылья их махали в такт, и все движения были удивительно слаженными, что производило жутковатое впечатление. Сверчок уже рассказывала, как Оса управляет своими рабами, но наблюдать это наяву было ещё ужаснее. Солдаты казались не живыми драконами, а какими-то инструментами, будто два ножа резали воздух.


Их когти разом сомкнулись на пустом месте, и на песке, только что голом, вдруг забился ярко-зелёный дракон с белыми крыльями. Луния не сразу узнала радужного, которого в такой раскраске прежде не видела.


– Ананас! – отчаянно выкрикнула она, но он, конечно, не услышал.


Один из ядожалов схватил камень и ударил пленника в висок. Радужный обмяк, он больше не вырывался. Белые крылья безвольно обвисли, а на животе проступили кровавые полосы от вражеских когтей. Лишь вздымавшаяся грудь говорила о том, что Ананас ещё жив.


Что же делать, как его спасти?


– Остался ещё кто-то невидимый, – проговорил шелкопряд, подняв голову, – и этот кто-то владеет огнём. – Помолчав, он вдруг расплылся в злобной улыбке. – Может быть, это наша беглая огнешёлковая? Луния, моя крошка Луния, ты тоже здесь?


Сердце у Лунии провалилось в задние лапы. Мысль о том, что королева Оса знает её имя и вообще помнит о ней, обжигала ледяным холодом. Мутно-белые глаза шелкопряда, казалось, глядели прямо на неё.


– Замрите все! – донёсся откуда-то голос Росянки. – Шелкопряды могут ощущать движение, не дайте себя обнаружить!


Ей не требовалось повторять, да и без того Луния словно окаменела, судорожно вцепившись когтями в скалу, прижав крылья к спине и затаив дыхание.


Золотистый шелкопряд шагнул к скале, хищно подёргивая усиками. Вихрь уже отступал под натиском троих солдат, а синюю чешую Цунами едва можно было разглядеть в окружившей её толпе ядожалов.


Ещё шаг. Взгляд Лунии не отрывался от антенн врага, которые медленно поворачивались в её сторону, завораживая, будто пара кобр.


Найдёт, поняла она. Поймает и овладеет разумом, и тогда придётся до конца жизни плести огнешёлк, служа пустой оболочкой для жестокого злобного чудовища!


Сбоку внезапно полыхнуло огнём, и шелкопряд еле успел отшатнуться, спасая свой левый бок, но тут же развернулся и протянул передние лапы туда, где затаился невидимый противник.


– Здесь! – крикнул шелкопряд, и на помощь бросились сразу несколько ядожалов.


Луния в ужасе ахнула: из его запястий струились потоком серебристые шёлковые нити, обвивая пустой воздух, в котором безошибочно проступали контуры драконьего тела.


Невидимый снова плюнул огнём, выжигая шёлк и уже не заботясь о том, чтобы не опалить себя самого. Луния уже изготовилась метнуть в золотистого дракона, одержимого Осой, свой палящий шёлк, но схватка почти сразу закончилась.


Одна из ядожалов вытянула переднюю лапу, и из-под когтей её выдвинулись длинные чёрные иглы. Мгновение, и они вонзились туда, где находилась невидимая драконья шея.


Тело, очерченное серебристыми волокнами, осело на песок и замерло, но шелкопряд продолжал добавлять всё новые и новые, пока обездвиженный пленник не стал напоминать муху, заготовленную на обед пауком.


Теперь уже можно было догадаться, кто это.


Солдаты Осы захватили в плен ночную провидицу!

Глава 4


Ещё не всё потеряно, убеждала себя Луния, однако, окинув взглядом берег, пришла в отчаяние. Цунами лежала на песке без чувств, а над ней стоял ещё один солдат, отряхивая кровь морской драконихи с ядовитого жала. Чуть дальше бился на песке Вихрь, которого удерживали сразу пятеро, но когда парализующее жало вонзилось в шею и ему, тоже затих.


– Росянка… – начала Рысь где-то поблизости, и шелкопряд тут же вскинул голову, подозрительно шевеля антеннами.


– Тсс! – прошипела листокрылая.


Наступила мёртвая тишина. Ядожалы все как один замерли на месте, повинуясь мысленному приказу своей королевы. Один лишь золотистый шелкопряд – пустая драконья оболочка, занятая разумом королевы Осы, – медленно обходил лежащие тела и груды морской травы, всматриваясь в следы на песке.


Луния невольно гадала, кем он был прежде. В каком улье жил, состоял ли в «Хризалиде»? Осознаёт ли, что с ним происходит сейчас?


– Кто же они такие? – озадаченно прошипел золотистый дракон голосом Осы, вновь обходя пленников и пристально разглядывая хвост Вихря с ядовитым шипом. – Где-то я видел похожих… – пробормотал он уже другим голосом, но тоже явно не своим. Движения шелкопряда стали вдруг неловкими, будто драконье тело не подходило ему. – Эти меняют цвет, – хмыкнул он, глянув через плечо на Ананаса, – их помню точно. – Задумчиво потёр щёку и повернулся к Луне, обмотанной шёлком. Прищурился: – А вот таких, что остаются невидимыми даже без сознания, припомнить не могу.


– Я смогу их подчинить? – спросила вновь Оса первым голосом. – Подействует на них Дыхание зла?


– Есть только один способ узнать, – пожал крыльями всё тот же шелкопряд.


Красно-чёрная ядожалиха, лежащая на песке, пошевелилась и слабо застонала. Попыталась сесть, зашипела от боли, глянув на свой обожжённый хвост, и обхватила голову лапами.


Одна из тех, что дрались с Вихрем, вспомнила Луния.


– Где мы? – спросила ядожалиха у стоявшего рядом солдата, но тот промолчал, таращась прямо перед собой мутно-белым остановившимся взглядом.


Она оглядела пляж, усеянный неподвижными драконьими телами. Другие вытянулись по стойке смирно, карауля столь же неподвижных пленников: троих драконов причудливого вида и странный шёлковый кокон. Один лишь золотистый шелкопряд продолжал бродить по песку, что-то зловеще бормоча себе под нос.


Глаза ядожалихи изумлённо вытаращились: островок совершенно не походил на травянистые равнины в окрестностях ульев родной Панталы.


Интересно, подумала Луния, как долго разум этих солдат пробыл под властью королевы, и помнят ли они хоть что-нибудь о том, что делали в последние недели? Почему-то королева отпустила ядожалиху, но не остальных.


– Мы что, в Древних королевствах? – вновь обратилась та к солдату и вновь не получила ответа, но шелкопряд услышал и подошёл ближе.


– Здесь были ещё какие-нибудь драконы? – спросил он голосом королевы.


– Тебе какое дело? – фыркнула ядожалиха, глянув с недоумением. Простые шелкопряды до сих пор не смели разговаривать с ней так запросто.


Золотистый дракон прищурил мутно-белые глаза.


– Как тебя зовут?


– Уховёртка.


– Ах да, из улья Цеце. Я сейчас в головах у твоих братьев – хочешь, заставлю их поубивать друг друга… или открутить уши – забавно вышло бы. Короче, если надеешься ещё увидеть родных, изволь обращаться к своей королеве с должным уважением! – Он злобно зашипел, глядя на отвесившую челюсть дракониху. – Напряги свои мозги! Сюда прилетели четверо чужаков, двое из них невидимые. Ещё какие-нибудь были? Может, показалось что-то – вспоминай!


Луния затаила дыхание.


– Н-нет, ваше величество, – пролепетала ядожалиха. – То есть… я же была не совсем в себе, а тут ещё такая… м-м… свалка… – Шелкопряд нетерпеливо щёлкнул хвостом, обдав горячим песком её ожоги, и она вновь зашипела от боли. – Нет, не помню других, – добавила она поспешно.


– Огнешёлковых точно не видела? – Он поморщился, будто делая над собой усилие, и продолжил уже другим голосом: – А какие-нибудь растения себя странно не вели?


– Растения? – Уховёртка изумлённо заморгала, обернулась к пальмам на утёсе. – М-м… да вроде нет.


Она не заметила движения водорослей, подумала Луния с облегчением. А королева была слишком занята боем, чтобы приглядываться. Впрочем, если Оса сидит в голове у шелкопряда не одна, то может и не спешить делиться своими наблюдениями.


Он поднял взгляд на облака, затем снова подозрительно огляделся вокруг.


– Росянка!!! – заорал он вдруг. – Росянка, ты здесь?


На залитом солнцем пляже царила тишина, лишь птичий щебет слабо доносился из зарослей поодаль, да слышалось болезненное пыхтение Уховёртки.


У Лунии тревожно заколотилось сердце. Что, если все улетели? Она старалась отогнать панические мысли, но в этой зловещей тишине трудно было не думать, что её бросили одну на скале в окружении врагов.


– Росянка! – начал вновь шелкопряд, теперь вкрадчиво, хотя взгляд его остался столь же пустым. – Мы ведь ещё не закончили наши дела, правда? Ты это знаешь, и я тоже. Почему бы не перестать прятаться и встретиться наконец?


Всё та же тишина вокруг.


– Разве ты не хочешь увидеть свою мать? – Он ухмыльнулся, вглядываясь в пустой воздух. – Ну хорошо, не её, я тебя не осуждаю – давно пора избавиться от этой обузы, – а как насчёт того синенького шелкопряда, которого ты так старалась у меня украсть?


Синь! Он говорит о Сине. Кровь застучала в ушах у Лунии. Бедняжка Синь всё ещё томится в когтях у Осы.


Золотистый вдруг обернулся, и Луния испугалась, что невольно дёрнула крылом или шумно вздохнула при мысли о брате, но шелкопряд двинулся к шёлковому кокону, ткнул его хвостом и нахмурился.


– Нет, это не ты, Росянка. Листокрылы не умеют плевать огнём, и на огнешёлк было непохоже, так что и не Луния… но зачем бы сюда явились все эти уродцы, если с ними нет Росянки?


Уховёртка робко посмотрела на него, потом на застывших в карауле солдат.


– Вы… вы меня спрашиваете?


Он раздражённо оглянулся.


– Ты знаешь ответ?


– Нет-нет, – испуганно помотала головой ядожалиха, – ничего не знаю – ни кто такая Росянка, ни этих странных драконов. – Она попыталась встать, но тут же вновь осела на песок с болезненным шипением. – Не знаю даже, что это за место такое.


Шелкопряд нагнулся и царапнул когтем одного из упавших ядожалов, но тот не пошевелился. Он принюхался, внимательно осматривая красно-чёрную чешую, и выдернул стрелу, торчащую из шеи.


– Живой, стало быть, – произнёс голос королевы, – но пока совершенно бесполезный. – Золотистый дракон выпрямился и окинул взглядом других спящих. – Придётся вам самим доставить их назад, ко мне в улей.


– Как, всех? – простонала Уховёртка. – Прямо сейчас? Нам бы отдохнуть хоть немного, ваше величество. У меня так болят крылья, будто летела дни и ночи… Далеко мы от Панталы? Чтобы перенести даже такого, как эти мелкие, понадобятся трое, да и то быстро устанут…


– Мне не доставляет удовольствия слушать твою болтовню! – оборвала Оса, и ядожалиха уныло почесала за ухом. – Дождись, пока очнутся наши четверо, а потом вернёшься с ними в улей.


Шелкопряд щёлкнул хвостом, и уцелевшие солдаты задвигались в унисон, срывая с древесных стволов лианы и связывая пленных драконят.


– Но… как же я останусь совсем одна? – запротестовала Уховёртка. – Вдруг здесь и правда затаились ещё чужие! – Она в страхе передёрнула крыльями. – Может, ваше величество снова вселится ко мне в голову и заберёт с собой? Мне спокойнее быть как все.


Луния с трудом удержалась от изумлённого восклицания. Ядожалиха сама просила овладеть её разумом! Приглашала к себе в голову злобную королеву Осу! Как можно?


– Нет! – сердито бросил шелкопряд, даже не оборачиваясь. – Ты ранена, и твоя боль помешает мне управлять остальными.


– Я даже не знаю, как попасть домой! – взмолилась Уховёртка. – Никто из нас понятия не имеет. Мы заблудимся, выбьемся из сил и погибнем посреди океана!


– Ты меня окончательно утомила! – фыркнула Оса. – Выполняй приказ, мне всё равно, что с тобой станется.


Луния отметила про себя, что ядожалиха не очень-то удивлена такой вопиющей жестокостью.


Повинуясь жесту шелкопряда, мутноглазые солдаты подхватили пленников и уложили в переносные сетки из лиан. Голова Вихря безвольно свесилась, и кожаный мешочек, висевший на шее, с шорохом соскользнул на песок.


Из груди Лунии едва не вырвался крик, и ей пришлось напрячь всё тело, чтобы не выдать себя. Она совсем забыла, что в мешочке у песчаного хранилась заветная карта, без которой невозможно было долететь до Панталы.


Та же самая карта поможет и Осе добраться до Пиррии со своим ужасным войском! Никак нельзя, чтобы такие важные сведения попали ей в лапы.


О луны, только бы королева не обнаружила карту! Пусть мешочек так и останется лежать здесь!


Золотистый дракон навострил уши и медленно обернулся. Опустил взгляд на песок…

Глава 5


Ну пожалуйста! Пусть она не заметит! Пусть не найдёт карту!


Шелкопряд нагнулся и подцепил мешочек когтями. Совсем плоский, тот производил впечатление пустого.


– Там было вот это, – услужливо подсказала Уховёртка, поднимая с песка духовую трубку. Тряхнула её и подобрала выпавшую стрелу. – Кажется, он хотел уколоть меня.


– Ясно, – кивнул золотистый. – То же самое, что усыпило тех четверых. – Шагнул к Цунами, сорвал с её шеи похожий кожаный мешочек и заглянул внутрь. – Так и есть, оно у них у всех – не врождённая способность, а придуманное оружие. Интересно!


Он перевернул мешочек и вытряхнул на песок трубку, стрелы… и тёмно-синюю сапфировую звёздочку.


У Луны упало сердце. Само собой, карта намного важнее, чем приснилл, её потеря принесёт куда больше бед… но лишиться единственной возможности поговорить с Мечехвостом – всё равно что изорвать на куски все свои любимые гобелены.


Золотистый дракон поднял кристалл и вгляделся в мерцающий внутри магический огонёк.


– Странная штуковина, зачем носить её с собой? – начал он и продолжил уже голосом Осы: – Подарок для меня из Древних королевств? Как предусмотрительно! – Вернул сапфир в мешочек и повесил себе на шею, затем махнул хвостом солдатам: – Летим!


Развернув крылья, ядожалы все разом поднялись в небо. Парализованные пленники – песчаный, морская, радужный и невидимая ночная – покачивались у них в когтях, опутанные сетями из лиан.


Луния смотрела и не могла поверить. Буквально только что друзья спорили, шутили и смеялись с ней, и вот уже они захвачены королевой Осой.


Что же это – бесславный конец миссии? Они ведь даже ещё не добрались до Панталы!


Проводив взглядом крылья, исчезающие вдали, Луния обернулась. Раненая Уховёртка сидела на окровавленном песке, изрытом когтями в схватке, и с тоской смотрела вдаль на морской горизонт. Неподалёку лежали без сознания ещё четверо ядожалов.


Жуткий шелкопряд наконец убрался, и теперь можно было пошевелиться, но лапы и крылья так онемели от долгой неподвижности, что едва слушались. Так или иначе, надо долететь до высокой пальмы на краю островка – может, там ждут те, кто уцелел.


Не опасно ли забирать с собой кожаный мешочек Вихря – вдруг ядожалиха заметит, как он уплывает по воздуху?


Будто услышав мысли Лунии, ядожалиха тяжко вздохнула и потянулась к мешочку.


Нет, только не это!


Уховёртка открыла мешочек и заглянула внутрь. С любопытством вытащила карту, развернула… и вытаращила глаза. Попыталась вскочить, но скривилась от боли и вновь повалилась на песок.


– Оса! – крикнула она. – Ваше величество, вернитесь! Я нашла…


В воздухе тихонько просвистела стрела, глаза ядожалихи захлопнулись, и она застыла неподвижно.


– Уфф! – громко прозвучал в тишине облегчённый выдох Рыси.


– Отличный выстрел! – пробасил Жаб из-за песчаной дюны, где схватили несчастного Ананаса.


Надо же, как близко сумел затаиться! Впрочем, молчаливому земляному вряд ли пришлось так уж трудно.


– Все на месте? – окликнула Росянка с другой стороны.


– Я здесь, – подала голос Сверчок.


– Да, – сказал Жаб.


– И я, – ответила Рысь.


– Я тоже, – выдавила Луния.


– Что будем делать?


– Какой ужас! – всхлипнула ледяная, заглушая вопрос ядожалихи. – Я даже не успела ничем помочь.


– Бедный Ананас! – подхватила Луния, смахивая слёзы. – Этот шелкопряд…


– Да уж, кто бы мог подумать, – буркнула листокрылая. – Ласточка, Небо, где вы? – окликнула она.


– Интересно, подействует ли Дыхание зла на драконов из Пиррии? – вновь заговорила Сверчок. – Думаю, королева Оса первым делом вколет им свой яд.


– Не успеет! – прорычала Росянка. – Мы вызволим их раньше… Эй, Небо!!!


– Кстати, не пора ли нам стать видимыми?


– Тогда Оса увидит и Луну, – объяснила листокрылая, – и узнает, что взяла в плен новую Ясновидицу. Хотя… если Небо с Ласточкой не отыщутся, то придётся… Небо!!! Ласточка!!!


– Мы здесь! – донёсся сверху тоненький голосок, а вместе с ним и шум крыльев. В воздух взметнулся песок, рядом появились отпечатки драконьих лап. Затем песок полетел во все стороны: дракон отряхивал крылья. – Что вы так кричите? Небо, фу! Ты весь рот мне пылью забил!


– Вы где ошивались? – сердито спросила Росянка. – Мы тут волнуемся… нет, я-то сама не очень, но всё равно!


– Ждали у высокой пальмы, – хмыкнула Ласточка, – как и было велено. Не бросать же моего нежного питомца в битву с кровожадными жукокрылами… Сверчок, без обид.


– Да я что, я ничего… – пробормотала ядожалиха.


– Однако мы всё видели, – заверила Ласточка, – и зрелище нам совсем не понравилось.


– Просто жуть! – трагически воскликнул небесный. – Какие страшные и злые тут драконы! Ананас хоть жив? Куда их потащили?


– Вообще-то, я рассчитывала, – продолжала Ласточка, – что никаких стычек вообще не будет! Мы вроде бы собирались держаться подальше от любых драконов, чтобы не потерять разум или…


– Или своих друзей! – добавил Небо.


– Мы и собирались, – буркнула листокрылая. – Они первые напали! Не отступать же было.


– Это понятно, – согласилась Ласточка, – просто мой питомец не годится для кровавых битв, они его пугают.


– Вот ещё! – Песок вокруг небесного пошёл волнами от негодующего взмаха крыльев. – Я вовсе не трус! Ну, сердце колотится, ну, хочется залезть в черепаший панцирь, чтобы не видеть всех этих ужасов, – но переживаю я не за себя, а за Ананаса и остальных наших.


– Друзья наши живы, не беспокойся, – заверила Луния, – просто без сознания. Их забрали в улей Осы, где живёт королева.


– Она старается не убивать драконов, а использовать, – объяснила Сверчок. – Новые оболваненные бойцы полезнее трупов.


– По мне, так ничуть не лучше! – фыркнула Ласточка.


– Мы ведь догоним их, правда? – Луния обернулась в сторону Росянки.


– Нет и ещё раз нет! Собирались не связываться, говорите?!


– Конечно, догоним! – прорычала Росянка. – А потом подкрадёмся незаметно и первым усыпим того шелкопряда. Надо же им когда-нибудь отдыхать. Тогда и освободим наших.


Сверчок задумчиво покачала головой.


– Не думаю, что Оса позволит своим отдыхать. Скорее, загонит до полусмерти, у неё же полная власть над их разумом. Потому и сумела добраться сюда без карты. До Пиррии так не получится, конечно, но отсюда до улья – запросто.


– Тогда мы сильно рискуем, – заметила Рысь. – Выбьемся из сил над открытым морем без островов и утонем.


– А что ты предлагаешь? – Росянка хлестнула хвостом, подняв фонтан песка. – Вот так просто оставить четверых наших в когтях у Осы?


– Они бы на нашем месте даже не задумывались! – подхватила Луния. – Цунами с Вихрем сразу кинулись бы нас спасать.


– Мне кажется, перед тем как идти на риск, задуматься всё же стоит, – возразила ледяная.


– Я тоже так думаю, – согласилась с ней Сверчок. – Нельзя забывать о главной цели – отыскать Бездну и исполнить пророчество Луны. Только так можно победить иноразум и Осу, а значит, спасти наших друзей.


– Уж точно лучше, чем бросаться очертя голову на целое войско ядовитых жукокрылов! – поддержала её Ласточка.


Луния возмущённо взмахнула крыльями.


– А как без наших друзей исполнить пророчество? Сказано же, что племенам «в одиночку не отбиться», а значит, участвовать должны все десятеро! А без Луны мы просто не поймём, что делать с этой Бездной. Пророчество надо исполнять точно, а мы уже почти проиграли!


Нельзя соткать гобелен, если половина цветов потеряна, подумала она.


– Вообще-то, – неожиданно подал голос Жаб, – пророчество не точная инструкция. Так говорил сам Глин! Оно даёт не предсказание, что всё будет так-то и так-то, а указывает только верное направление, и дальше ты сам должен выбирать, что делать.


Наступило долгое молчание. Луния так удивилась необычно продолжительной речи земляного дракона, что не сразу разобралась в её смысле.


– Погоди… как же… Разве пророчества не предсказывают будущее? – растерянно спросила она.


– Кто такой Глин? – заинтересовалась Сверчок.


– Земляной, о котором было одно из последних пророчеств, – пояснила Рысь. – Он со своими друзьями спас всю Пиррию.


– Пророчества Ясновидицы у нас на Пантале точно предсказывали, что случится! – заспорила Луния. – По крайней мере, те, что записаны в Книге. Там как раз и были точные инструкции.


– Может, и так, – хмыкнула Сверчок, – но кто знает наверняка? Никто из нас не жил в те времена, что описаны в Книге Ясновидицы.


– Я только хочу сказать, – вновь заговорил Жаб, – что исполняем пророчество мы сами, оно нами не управляет! – Низкий и мощный голос земляного звучал с необычайной уверенностью.


– Тогда я ничего не понимаю, – развела крыльями Луния, – но всё-таки думаю, что для исполнения пророчества требуются драконы из всех десяти племён!


– Да ясно же всё! – фыркнула Росянка. – Он говорит, что будущее в наших когтях, то есть будет так, как мы решим, а не потому что какая-то непонятная сила заставляет нас решать и толкает туда или сюда.


– Вот мы и решим спасти наших! – радостно заключила Луния. – Всё правильно!


– Давайте проголосуем, – предложила Росянка. – Кто за то, чтобы прямо сейчас догнать ядожалов и освободить Луну и остальных?


– Я! – крикнула Луния.


– Я тоже, – присоединился небесный. – Ой! Не пинайся, Ласточка! Злая, злая девчонка!


– Ну и я, само собой, – добавила Росянка, помолчав. – А кто за то, чтобы следовать первоначальному плану и сначала искать Бездну?


– Я! – ответили разом Сверчок с Жабом.


– Гр-р-р… наверное, и я тоже, – добавила Рысь.


– Ничья, – подвела итог листокрылая.


– Хм! – пропищал человеческий голосок. – А меня вы забыли? Я тоже за первоначальный план! Лучше уж пустить Небо в загадочную тёмную яму, чем в толпу жукокрылых убийц… Эй, Небо, прекрати! Кончай истерику!


Что-то тяжело обрушилось на песок, раскидывая его в стороны. Мелкие крабы в панике разбегались, чтобы увернуться от бьющегося тела. От него протянулись мелкие человеческие следы, потом остановились. Луния легко представила себе Ласточку, стоявшую подбоченясь с укоризненной гримасой.


– Ну очень по-взрослому! – воскликнул с иронией тоненький голосок.


– Слушай, Небо, я хорошо понимаю твои чувства, – вздохнула Рысь. – Моё сердце тоже рвётся поскорее их спасти, но логика говорит, что так мы только попадёмся сами, и куда логичнее направить усилия на Бездну. Если победим иноразум, у Осы не останется послушного войска, верно же? Такой у нас план.


– А вас с Ласточкой нам никак нельзя потерять, – добавила Сверчок. – Кроме вас, некому вести переговоры с людьми, чтобы найти Бездну.


– Нет! – всхлипнул небесный. – Ласточка, ты же сама бросилась спасать меня в Песчаном королевстве, хотя это было очень-очень опасно! Друзей нельзя бросать в беде! У меня только теперь появились друзья среди драконов, и вдруг… Я не могу, не могу!


– Ладно, тогда делаем так! – произнесла Росянка с такой решительностью, что все мигом умолкли, и даже Небо перестал биться в истерике. – Мы с Рысью попробуем вызволить их. Если покажется слишком трудно, рисковать не станем, но возьмём с собой побольше стрел и сделаем всё, что сможем. А вы все пока летите по карте на Панталу и ждите нас там. Не вернёмся через два дня, тогда ищите Бездну без нас.


– Мы одни? – Луния тихо вздохнула.


Сверчок, Жаб, Небо с Ласточкой, да она сама. Как сражаться без Цунами и Росянки? Кто предскажет будущее без Луны? Ни хитрых планов Вихря, ни бодрых улыбок Рыси, ни шуток Ананаса!


– Не волнуйтесь, – заверила Росянка, – мы обязательно вернёмся.


Лунии очень хотелось в это поверить, но… Если вдруг не получится, придётся лезть в страшную Бездну всего лишь впятером. Как же тогда пророчество?


Не отбиться так, не отбиться!

Глава 6


Постоянный дождь Лунию не удивлял: влажный сезон на Пантале, когда крупные капли день и ночь барабанили по стенам улья, был ей привычен. Зато немало досаждала вечная сырость в пещере, совершенно не приспособленной для драконьей жизни, особенно если делать нечего и остаётся только смотреть на небо в ожидании улетевших друзей.


Увидеть их возвращение, конечно, не удастся, ведь они невидимые, но Луния всё равно сидела день за днём у выхода из пещеры, вглядываясь в нависшие над океаном грозовые тучи.


Можно соткать такую картину, думала она. Бесконечный дождь над пустым пляжем, тёмное пасмурное небо, и ни одного дракона, куда ни глянь. Разве что лишь слегка наметить вдали смутные силуэты, размытые штрихами серебристых летящих капель, как символ надежды.


Даже такая надежда, робкая и затаённая, сейчас бы очень помогла.


– Луния? – раздался голос Сверчок, и на мокром песке обозначились приближающиеся следы. – Ты здесь?


Притвориться, что никого нет? Если не шевелиться и задержать дыхание, ядожалиха уйдёт, и тогда не надо будет заставлять себя разговаривать, а главное, изображать доверие и симпатию, хотя на самом деле никакой радости нет сидеть в мокрой пещере в её компании вместо тех драконов, которых так не хватает.


Нет, всё равно догадается. Зачем зря обижать ту, на которую братец Синь смотрел таким любящим взглядом.


– Да, здесь, – вздохнула Луния. – Сижу вот… жду.


Сколько можно ждать! Торчать на одном месте, не имея ни малейшего понятия, что делать и как помочь друзьям.


– Может, они прячутся от дождя? – предположила Сверчок и опустилась рядом, задев её крылом. – А может, опасаются молний и ждут, пока закончится гроза.


– Может быть, – ответила Луния, больше желая показать, что она ещё здесь, чем соглашаясь.


Росянка с Рысью должны были вернуться ещё вчера. Встретиться договорились в пещере, которая сообщалась ходами с королевским огнешёлковым подземельем. Как раз недалеко отсюда Лунию когда-то унесло ураганом в Пиррию. Вот и ещё день прошёл, а листокрылой и ледяной всё нет и нет.


Неужели их тоже схватили? Росянке никак нельзя попадать в лапы Осы. Заполучи королева ещё и власть над растениями, иноразум мигом заполонит Дыханием зла всю Панталу от края до края. О таком ужасе лучше даже не думать.


Нет, листокрылая на свободе, с ней всё в порядке, и они с Рысью скоро прилетят. Главное, не терять надежды. Хорошо хоть, теперь не обязательно улыбаться, не показывая вида, – ещё один плюс невидимости.


Вернуться бы снова в кокон и проспать в нём всё время тягостного ожидания. Такое бывало и прежде – как будто дождливые и солнечные сезоны в душе. Дни, полные света и радости, уверенности в себе, сменялись другими, когда разум заволакивало тоскливым туманом и тянуло сбежать от всех, заползти в какую-нибудь щель и закутаться в шёлк, перестать быть драконом.


Лунии неплохо удавалось скрывать такие приступы тоски, улыбаться сквозь дымку уныния, чтобы лишний раз не волновать матерей. У них и без того хватало хлопот, как и у всех вокруг. Даже Синь, который так старался всех понять и многое замечал, иногда не подозревал, что у сестры начался дождливый сезон.


Зачастую для мрачного настроения и причин-то не было особых, хотя какие-то, конечно, находились всегда. Крикливые и грубые учителя в школе, вечные неприятности Мечехвоста, усталые жалобы Перламутровки по вечерам на придирки хозяйки-ядожалихи… Мир был жесток и неприветлив, вытягивал все силы, а о лучшей жизни оставалось только мечтать.


Однако теперь причина была особенная, а потому тоска росла и росла, угрожая охватить целый мир. Потеря Ананаса и Луны, Вихря и Цунами, неизвестная судьба Росянки и Рыси… Спасательная миссия терпела крах, ещё даже не начавшись.


А меж тем королева Оса забирает всё большую власть: отныне она может управлять и разумом шелкопрядов.


Бедные Синь с Мечехвостом! В последние дни Луния старалась не вспоминать о них. Им так нужна помощь, а она ничегошеньки не может предпринять. Если думать ещё и об их судьбе, туман уныния в самом деле превратится в кокон – и какая от этого будет польза?


А в придачу ещё и проклятая невидимость! Когда не взглянешь ни на себя, ни на других, начинает казаться, что вообще не существуешь, кроме как в воображении, – ни ты, ни весь остальной мир. Ещё немного, и растворишься в тучах, и никто не заметит и никогда не вспомнит о тебе.


Нет, Мечехвост бы заметил и не забыл. Его надо спасти, а значит, исчезать нельзя!


Помощи ждёт всё родное племя. Держись, Луния, не опускай крылья!


Холодно, мокро… но раз она это чувствует, значит, ещё жива! Она встряхнулась и расправила плечи. А невидимой легче добыть пищу и не попасться патрулям ядожалов, которые то и дело парят в небе.


Да, почти одни ядожалы. Луния боялась встретить на Пантале целую армию шелкопрядов, управляемых Осой, но их оказалось не так уж много. Должно быть, большинство ещё заперты в ульях, пока королева не накопит достаточно Дыхания зла. А несчастные Синь с Мечехвостом насильно приставлены их сторожить.


Полететь к ним в улей Цикады и попробовать освободить? Всё равно первоначальный план, похоже, терпит неудачу. Только как их спасти? Пользоваться огненным шёлком как оружием надо ещё научиться, и потом, прогнать Осу из их разума он не поможет.


– Тяжело так долго быть невидимой, правда? – печально заговорила Сверчок. – Когда вокруг тишина, становится так одиноко, как будто я призрак совсем без тела. У тебя такое бывает?


– Ну, может быть… иногда, – неохотно буркнула Луния, но потом любопытство всё же взяло верх. – Ты что делаешь, когда так чувствуешь?


– Тебя ищу, – хмыкнула Сверчок. – С Небом и Ласточкой поговорить тоже помогает, ну или с Жабом… но ты какая-то более настоящая, что ли. Наверное, потому что мы обе с Панталы.


– Хм… – задумалась Луния.


Отвечать не хотелось. Без ненавистной жёлто-чёрной чешуи голос ядожалихи раздражал меньше, но и не радовал.


– Иногда ещё помогает, – продолжала Сверчок, – закрыть глаза и сосредоточиться на своих ощущениях: мокрого песка под лапами, влажного морского ветра. Всё это есть, значит, и я тоже пока в своём драконьем теле, верно?


Луния тяжело вздохнула. Попробовать, что ли? Зажмурилась… Вот её чешуя, вот лапы…


– Вроде бы помогает, – кивнула она. – В конце концов, будь я призрак, нашла бы себе местечко получше, чем промозглая пещера с плесенью.


– Я бы тогда поселилась в библиотеке, – рассмеялась Сверчок, – хотя, наверное, читать только через чужое плечо было бы не слишком удобно.


– А я – в картинной галерее, – мечтательно вздохнула Луния.


Как прекрасно было бы все дни напролёт любоваться чудесными гобеленами, от которых никто не оторвёт и не заставит делать какую-нибудь нудную работу. Никому ничего не должна, ни перед кем не ощущаешь вины.


Только никакой она не призрак, а настоящая живая дракониха и не может позволить себе парить невидимым облачком.


– Как думаешь, Уховёртка добралась до Панталы? – спросила Сверчок. На сыром песке перед ней появлялись и исчезали узоры, выведенные когтем.


Ещё там, на острове, у них с Росянкой разгорелся спор по поводу спящих ядожалов.


– Надо им помочь! – убеждала Сверчок. – Они же не смогут вернуться домой. Давайте хотя бы нарисуем схему на каком-нибудь листке, как лететь от островка к островку – только отсюда до Панталы, не всю карту океана.


– Чтобы королева Оса получила в своё войско лишних пятерых солдат? – язвительно спросила Росянка. – Лучше уж пускай здесь посидят!


– Они тоже драконы, как и мы, и нападали на нас не по своей воле! Представляешь, как они испугаются, когда очнутся здесь совсем одни?


– Росянка, пора лететь! – вмешалась Рысь, обдавая их сверху ледяным холодом. – Нет времени спорить, потеряем след.


– Ладно, делай как хочешь, – торопливо бросила листокрылая. – Я считаю это ошибкой, но если тебе не лень тратить время на рисование, можешь заняться. – И улетела вслед за ледяной, доверив карту Лунии.


По логике вещей, Росянка была права, но как бы отнёсся к этому брат? Сверчок уверяла, что Синь обязательно помог бы ядожалам, и Луния не могла не согласиться, хоть и с сожалением. Он ни за что бы не бросил драконов пропадать на необитаемом клочке земли посреди океана, даже врагов.


Она сорвала с дерева широкий лист и аккуратно выжгла на нём огнешёлковым волоконцем часть маршрута от острова до побережья Панталы, а внизу добавила краткое послание от Сверчок: «Летите домой, как здесь показано. Удачи!» – и подписала: «Друзья, которые хотят видеть вас свободными».


Записку оставили под лапой у спящей Уховёртки.


Оставалось лишь надеяться, что поступили они правильно, и ядожалиха не забудет тех, кто помог, когда королева бросила её умирать.


Луния спохватилась, что молчит слишком долго.


– Думаю, что да, – ответила она на вопрос Сверчок. – Наверняка добралась. А ты правда веришь, что бывают и добрые ядожалы? Ну, такие, что помогли бы нам, если бы могли.


Она была даже рада, что не видит болезненной гримасы собеседницы, о соплеменниках которой шла речь. Вопрос занимал Лунию уже давно, но высказать его она до сих пор не решалась.


После долгого молчания Сверчок тихо вздохнула:


– Думаю, их не так уж мало. Вот Кузнечик, к примеру… и мой отец. Я его ещё не видела, но принцесса Скарабея говорит, он хороший, и нужно только освободить его от Осы. Хотя про всех такое сказать, конечно, нельзя. Уверена только, что сама всегда буду на правильной стороне, с тобой и Синем.


Каждый союзник дорог, напомнила себе Луния. До встречи с её братом Сверчок не помогала шелкопрядам, но ведь она ещё не совсем взрослая, как и он сам, и другие из их компании. Теперь у неё будет больше возможностей показать себя. Может быть, она тоже мечтала изменить мир к лучшему, только не знала как.


– А если бы пришлось выбирать между спасением Синя и всех остальных ядожалов? – прищурилась Луния. – Ну, или не всех, а твоей семьи?


– Выбрала бы Синя! – не задумываясь, воскликнула Сверчок. – Он для меня главный дракон на свете, мой любимый! Прежде я понятия не имела, что такие вообще есть. Если кажется, что я не очень тоскую сейчас, то это потому, что не хочу всё время лить слёзы. Без Синя я… я как с отрубленными крыльями – но стараюсь лететь на одних обрубках, чтобы помочь его спасти!


Луния даже смутилась немного. Она не была готова к такому бурному излиянию чувств, тем более от ядожалихи. Сверчок словно вырвала сердце у себя из груди, порвала на клочки и разбросала по песку. Хотелось собрать их, вернуть на место и хорошенько примотать шёлком, чтобы не расклеиться обеим и вести себя разумно.


К огромному облегчению Лунии, разговор прервали странные шорохи в дальнем углу пещеры. Луния обернулась: к выходу тянулась, удлиняясь, цепочка мокрых человеческих следов.


– Я кое-что нашла! – выпалила Ласточка, запыхавшись. – Похоже, тут в пещерах живут люди!


Там, где сидела ядожалиха, разлетелся в стороны песок вперемешку с брызгами дождя.


– Что, правда? – радостно затараторила она. – Ты их видела? Что они делали? А книги у них с собой были?


– Пока никого не видела, нашла только обгоревший факел… там дальше, в большой пещере. Из неё ведут разные ходы, и есть такие, куда дракону не пролезть. Я хотела их обследовать, но потом решила предупредить Небо.


– Он на пляже с Жабом, – кивнула Луния наружу, – ищет своих любимых черепашек.


– Ну и ну! – рассмеялась Ласточка. – Как это ему удалось втянуть в свои игры земляного?


Мелкие следы потянулись на берег, а Луния решительно встряхнулась, прогоняя из головы тоскливый туман. Пора что-то делать, а не только сидеть и ждать. Друзьям нужна совсем другая Луния – та, что изменит мир к лучшему. Она где-то здесь, надо лишь хорошенько поискать!


Раздался шум отряхиваемых крыльев, и в пещеру полетели брызги воды. Ласточка что-то сердито проговорила небесному, мешая слова людей с драконьими.


– Надеюсь, мы отыщем здешних людей, – оживлённо заговорила Сверчок. – Росянка где-то неподалёку видела одного, а может, и совсем рядом!


Человеческие следы подбежали к угасшему кострищу, и в воздух поднялась длинная обугленная ветка.


– Зажгите мне кто-нибудь факел.


– Давай сюда! – Луния взяла ветку и обвила сухую древесину золотистым светящимся шёлком. По спирали пробежал огонёк, и верхушка факела вспыхнула ярким оранжевым пламенем.


– Спасибо! А теперь идёмте, но если встретим людей, не вздумайте их хватать и вообще пугать! Они, конечно, не видят нас и не слышат, но уж точно заметят, если вдруг что-нибудь загорится… или им на головы случайно прольётся океан воды с ваших крыльев.


– Ну ты скажешь тоже! – возмутился небесный, и спорящие голоса, тоненький и драконий, стали удаляться в глубь пещеры вместе с факелом.


Точно как она сама с Мечехвостом, подумала Луния. Они не разлучались уже три года, Луния и Мечехвост. Теперь, без него, она ощущала себя странно и неприкаянно, словно нить из ткацкого станка, не попавшая в гобелен.


Пламя факела плыло, подрагивая, по извилистому туннелю, который спускался всё глубже в подземный лабиринт, пока не показался выход в гигантскую пещеру, куда больше той, что выходила на морской берег.


– Так, теперь все тихо, тс-с-с! – пропищал голосок Ласточки.


– Почему вдруг? – хмыкнул Небо. – Мы же невидимые и неслышимые, разве не так? Эй! – заревел он в полный драконий голос. – Охо-хо-хо! Да я могу тут песни распевать с утра до вечера и никого не побеспокою.


– Кроме нас! Ты побеспокоишь меня. А «тс-с-с» потому, что я говорю, а вы слушайте внимательно! Вот та самая пещера… а факел я оставлю у входа, вдруг тут кто-нибудь есть прямо сейчас. – Горящая ветка подплыла к стене и воткнулась в щель. – Старайтесь не сдвинуть ни камушка, чтобы они не заметили разницы, когда вернутся!


– Люди настолько сообразительны? – усомнился земляной.


– Жаб, я одна из них! Забыл? – сердито фыркнула Ласточка.


– Да-да, я знаю, – пробормотал он виновато. – Просто… ну извини.


– Просто она самая сообразительная! – гордо заявил небесный. – Почти как черепашки!


– Небо, не говори глупости!


Голоса человека и дракона стали удаляться в глубь пещеры, и Луния тоже осторожно двинулась вперёд, чуть задев хвост идущей впереди Сверчок. На этом огромном пространстве мог поместиться целиком даже рынок в улье Цикады. Из пола и потолка торчали белёсые наросты, похожие на гигантские драконьи зубы, а некоторые сливались воедино, образуя закрученные колонны. В далёком потолке виднелись трещины, сквозь которые просачивался тусклый дневной свет вместе с каплями дождя, вода стекала по неровным стенам и накапливалась в небольшом озерце на дальней стороне.


По обыкновению, Луния запоминала всё окружающее, представляя его себе в виде гобелена. Подбирала оттенки шёлка, чтобы передать серые тени и золотистые пятна света, и прикидывала, как размеры сталактитов дают ощущение глубины пространства.


Сложив лапы, она выпустила в пригоршню немного огнешёлка, но не жгучего, а лишь светящегося. За короткие полдня с отцом она успела узнать кое-что, хоть и немного, о своём даре, а потом, уже на берегу Пиррии, когда отдыхала у Тушканы, долго практиковалась и теперь умела плести целых пять разных видов огненного волокна.


Огнешёлк отбрасывал вокруг золотистое сияние, прогоняя тени, но никто из остальных этого света ощутить не мог – разве что она подожгла бы кого-нибудь.


– Ага, вот и тот самый факел, что я нашла! – донёсся с уступа над головой голосок Ласточки, и в воздухе качнулась крошечная палочка с обугленным концом, обвитая почерневшими остатками верёвки. – Рядом как раз начинается ход, в который дракону не пролезть. Сейчас сбегаю на разведку, погляжу, что там… а вы пока побродите, может, ещё что отыщете.


– Стоит ли идти одной? – опасливо вздохнул Небо. – Может, и я как-нибудь протиснусь?


– Только если ты осьминог, – усмехнулась она. – Даже не думай, и нечего волноваться…


Луния оставила их спорить и двинулась дальше вглубь пещеры, освещая тёмные углы. Было ясно, почему Ласточка так заинтересовалась этим местом: отверстия узких ходов попадались буквально на каждом шагу и как раз подходили к размерам человечка. Будь в пещере даже множество людей, они могли все мигом исчезнуть при появлении драконов.


А вдруг и к Бездне ведёт какая-нибудь вот такая щель, в которую дракону соваться бесполезно? Тогда всё пропало: спасительная тайна навеки скрыта под каменной толщей.


Добравшись до дальнего конца пещеры, Луния уже собиралась осветить последнюю дыру в стене, когда услышала над головой лёгкий, почти неслышный шорох. Она отступила на шаг, подняв лапу с огнешёлком, и вытянула шею, заглядывая за каменный уступ. Туда попадал и косой лучик дневного света, и в нём вдруг что-то шевельнулось. Невольно отшатнувшись, Луния едва не споткнулась о собственный хвост. Так пугаешься, когда ничем не примечательная царапина на стене оказывается щелью, в которой затаился паук.


На уступе лежало, привалившись к камню, крошечное существо с бледным личиком и густым чёрным мехом на голове. Вот он, первый человек с Панталы!

Глава 7


Невидимые драконы столпились под уступом так тесно, что Жаб практически стоял на когтях у Лунии.


– Вот чудеса! – повторила Сверчок уже в тысячный раз. – Даже не думает никуда убегать, любуйся сколько хочешь! Вы только гляньте, какой симпатичный человечек! Правда хорошенький? Ласточка, не сердись, ты тоже у нас красотка.


– Вот уж ничего подобного! – фыркнула та с уступа, куда попросила небесного себя подсадить, чтобы подойти поближе.


– Что он делает? – не унималась ядожалиха. – Неужели читает? Точно-точно – рассматривает что-то!


– Держись за что-нибудь, не то упадёшь, – хихикнула Ласточка. – Он сравнивает свою книжку с большой драконьей! – Сверчок приглушённо ахнула, и Луния ощутила порыв ветра от взмаха её крыльев. – А может, читает обе сразу, только я сомневаюсь. Во всяком случае, разглядывает в драконьей картинки, читать её он вряд ли умеет.


– Интересно, где он её взял? Что за книга, не видишь? А человеческая – о чём она, как называется?


– Без понятия…


Внезапно из-за стены послышался какой-то непонятный звук. Человечек вскинулся и обернулся. Услышав тот же звук, он досадливо вздохнул почти по-драконьи, быстро сложил книги в какой-то пакет и засунул между камнями, а затем нырнул в узкий проход, которого Луния поначалу и не заметила.


– О нет! – простонала Сверчок. – Ну почему, почему?


– Кто-то позвал, наверное, – предположила Ласточка. – Ну вот, теперь я уж точно сбегаю и прослежу за ним. Скоро вернусь, ждите! – Шаги её крошечных ножек затихли в тёмной дыре.


– Ласточка, погоди! – окликнул Небо с тревогой, но ответа не получил. Послышались шорох и сопение – очевидно, небесный пытался просунуть голову в туннель.


– Давайте заглянем в его книги! – предложила Сверчок.


– Не стоит, вдруг мы их как-нибудь испортим! – забеспокоилась Луния. – Ласточка велела ничего не трогать, чтобы люди не заметили, помнишь?


Ядожалиха разочарованно зарычала.


– Вообще-то, правильно, – признала она. – Подождём, может, она сама покажет, когда вернётся.


Время шло, а Ласточка всё не возвращалась. Потеряв терпение, Жаб ушёл обратно на берег поохотиться, а Луния вновь принялась бродить по огромной пещере и вскоре изучила в ней каждый уголок. Несколько раз они с небесным наталкивались друг на друга – похоже, он занялся тем же самым. Должно быть, и Сверчок тоже, просто ей удавалось их обходить.


Нет, как всё же странно, что Синь выбрал эту говорливую и любопытную ядожалиху, одержимую книгами и человечками! Луния совсем иначе представляла будущую подругу своего брата. Непонятно даже, какой свадебный гобелен ткать для молодожёнов, и цвета совершенно не сочетаются.


Впрочем, нет. В том, что касалось искусства, Луния не умела лгать самой себе. Лазоревый, лавандово-фиолетовый, оранжево-золотой и чёрный будут прекрасно смотреться вместе.


Ей вдруг пришла в голову пугающая мысль. Что, если мир всё-таки удастся спасти, но Росянка с её магическими браслетами так и не вернётся? Тогда участники миссии навсегда останутся невидимыми, и Синь с Мечехвостом так никогда и не увидят своих благоверных!


С другой стороны, тогда никто не заметит, что Синь и Сверчок из разных племён, да и саму Лунию вид ядожалихи не будет раздражать при каждой встрече. Может, он даже, наоборот, понравился бы, знай они друг друга только по голосу уже невидимыми.


Луния невольно припомнила, как познакомилась с Мечехвостом. Влюбилась бы она так сильно, не будь он шелкопрядом?


В тот день она впервые пришла в «Шёлковый путь» и с утра была в самом солнечном настроении. Её научат читать и плести шёлковые нити, разбираться в законах и понимать, почему всё вокруг так устроено, и тогда взрослые драконы наконец станут к ней прислушиваться!


Однако всё пошло не так с самого начала. На входе в улей стражник защёлкнул у неё на запястье грубый бронзовый браслет с названием школы, такой тяжёлый и неудобный, что Луния невольно захныкала, а ядожал презрительно ухмыльнулся.


– Такой сопливой гусенице не место в «Шёлковом пути», – прошипел он.


– Я не сопливая! – возмутилась Луния, не обращая внимания на тычок локтем от Синя. – Просто браслет слишком тяжёлый.


– Такой, как надо, – рыкнул ядожал. – Давай, проходи!


Тем не менее она изо всех сил старалась не унывать. Нельзя, чтобы один грубиян испортил ей весь день. К несчастью, драконы в школе оказались нисколько не добрее. Среди учителей попадались и шелкопряды, но заправляли, как и везде, надменные ядожалы. У дверей – придирчивые стражники, а толстые древокаменные стены без окон не пропускали ни лучика солнечного света.


Ученики толпились в узком коридоре, молчаливые и подавленные. Лунию и Синя разделили по разным классам. Преподаватели, чуть что, рявкали: сиди смирно, не задавай вопросов, сложи хвост, ешь молча, не разговаривай без разрешения – как будто когда-нибудь разрешали!


К большой перемене Лунию охватила глубокая тоска. Наворачивались слёзы, но не позволять же себе плакать при всех. А если выскользнуть через ворота и сбежать на родную паутину, начнутся ещё худшие неприятности. Ныло сердце, саднило запястье от тяжёлого браслета, а впереди оставалось ещё целых полдня.


На перемене ученики ходили строем по открытому балкону, который опоясывал улей Цикады. Не слишком весёлое занятие, но хотя бы на солнце и свежем воздухе, а не в духоте классов. Луния наполняла лёгкие изо всех сил, чтобы надышаться впрок.


– Эй, куда так близко к краю? – услышала она за спиной грубый голос школьной надзирательницы и оглянулась.


Та обращалась к ученику, который смотрел вдаль на равнину, стоя к перилам чуть ближе других, но не так уж чтобы совсем на краю балкона.


Зелёно-розовый дракончик с тёмно-красными зачатками крыльев недоумённо заморгал, глядя на строгую ядожалиху. Кажется, его звали Сангарис.


– Кто, я? – переспросил он.


– Это опасно, червячок! – ухмыльнулась ядожалиха, нависая над ним, и он робко отступил ещё ближе к перилам. – Ты же ещё бескрылый! Если навернёшься с такой высоты, костей не соберёшь.


– Я… я нечаянно…. я не хотел, – пролепетал он, опасливо глянув через плечо вниз. – Можно я пойду в класс?


Балконные перила едва доставали ему до будущих крыльев и выглядели довольно хлипкими, как будто поставили их только для приличия, чтобы изобразить заботу о бескрылых малышах, но сэкономить ценную древомассу. Упасть и в самом деле было нетрудно, особенно если кто-нибудь подтолкнёт.


– Мы каждый год здесь теряем по ученику, – продолжала надзирательница с фальшивой грустью. – Несчастные безмозглые червячки, во всём виновата их неосторожность! – Она шагнула ещё, и Сангарис пискнул от страха.


– Перестаньте! – не выдержала Луния, вздрогнув от собственного голоса, прорезавшего туман в душе. Яркое пламя гнева мигом выжгло её печаль. – Почему вы такая злая, зачем нарочно пугаете его?


Другие ученики таращились на неё в ужасе. Надзирательница раздражённо щёлкнула хвостом, на конце которого зловеще блеснул ядовитый шип, и медленно обернулась.


– Ого, какой разговорчивый червячок! – прошипела она. – Вижу, тебя ещё не научили знать своё место.


– А вас не научили обычной порядочности! – парировала Луния. – Вы бессердечный дракон! Здесь что, учат только обижать маленьких и слабых?


Юные шелкопряды сбились в кучу, отступив от опасной спорщицы подальше. Ядожалиха двинулась к ней, угрожающе подняв хвост, и розовый дракончик, воспользовавшись случаем, незаметно прошмыгнул в балконную дверь.


– Слишком нахальных червяков мы учим не здесь, а на Пути нарушителей! – прорычала дракониха. – А для начала я уколю тебя сама, чтобы ты подёргалась!


– Не-е-ет! – громко выкрикнул кто-то, и она резко развернулась к нему, а толпа кинулась врассыпную.


Дракончик выглядел чуть старше Лунии – тёмно-синий с оранжевыми пятнами и россыпью белых треугольных чешуек. Он стоял прямо на перилах!


– Я тоже близко! – крикнул он. – Совсем-совсем близко! Я неосторожный, безмозглый червяк – о ужас! Гулял, гулял и забрёл вот сюда. Какой трагический день! О несчастный мир, что за судьба ждёт тебя без Мечехвоста? – Ядожалиха растерянно таращилась на него, а Луния не знала, что и думать. – А главное, никто меня, дурака, вовремя не предупредил! – продолжал завывать дракончик. – Вот бы какая-нибудь толковая надзирательница объяснила вовремя, что у меня нет крыльев, а потому надо быть внимательнее на высоте! А теперь увы, увы – о горе мне, о горе!


– А ну, слезай с перил! – злобно рявкнула она. – Немедленно, слышишь?


В её глазах мелькнул явный страх, и Луния вдруг поняла, что никто не собирался сталкивать Сангариса с балкона. Дракониха собиралась лишь напугать его, чтобы утвердить свою власть, но если кто-нибудь вдруг и правда упадёт, ей не поздоровится.


– Как же мне слезть? – воскликнул тёмно-синий с озадаченным видом. – Куда я слезу? Я же такой безмозглый, никак не соображу. – Он сделал шаг и покачнулся, взмахнув лапами, как будто еле держал равновесие.


Ядожалиха рванулась вперёд и сдёрнула его с перил.


– Что за игры?! Немедленно к директору в кабинет! Ты тоже! – Она ткнула когтем в Лунию и вновь хмуро глянула на дракончика. – Дорогу ты, я думаю, знаешь.


– А как же! – весело подмигнул он и дружески пихнул Лунию в бок. – Пошли, нарушительница!


Уходя, Луния окинула взглядом балкон, но все старательно отводили глаза. Почему никто не заступился за Сангариса, ничего не сказал ядожалихе? Неужто так запуганы?


Тёмно-синий дракончик повёл её коридорами и, спустившись на пару этажей, остановился в пустом тупичке.


– Ну ты даёшь! – расплылся он в улыбке. – Просто молодец.


– Я? – удивилась Луния, невольно улыбнувшись в ответ. – Это ты чуть не разбился в лепёшку на равнине под балконом. Как она тебя только не спихнула, уж больно разозлилась.


– Ко мне здесь уже привыкли, – махнул он лапой, – а вот ты… Это ж надо, накричать на надзирательницу в первый же день! Что же будет во второй – деревья начнёшь растить в коридорах… или сразу объявишь за обедом, что поднимаешь восстание против королевы Осы? – Он глянул в перепуганные глаза Лунии. – Да шучу я, шучу… это можно приберечь на пятый день.


Она невольно хихикнула и вдруг осознала, что вся сегодняшняя тоска куда-то подевалась.


– Не думаю, – покачала она головой, – объявлять о восстании вообще не стоит. Я поступлю гораздо хитрее. Вот смотри, уже завербовала тебя, а ты и не заметил.


– Что, правда? – захлопал он глазами. – Я уже вождь восставших?


– Нет, вождём стану я… а ты нас будешь развлекать.


Дракончик расхохотался.


– Пожалуй, мне это подойдёт. Кстати, меня зовут Мечехвост.


– Помню-помню, – кивнула она. – Тот самый, без которого несчастный мир ждёт трагическая судьба. Очень театрально вышло. А я Луния.


– Рад тебе, о невероятная Луния! – Мечехвост отвесил изысканный поклон. – Наконец-то здесь появился кто-то хоть наполовину мне под стать по части нарушений.


– Раз уж о них зашла речь, – вздохнула она, – не пора ли нам отправиться в кабинет директора?


– Забудь, – отмахнулся он, – скажем потом, что ходили. Надзиратели проверять не станут, им лишь бы сплавить нас с глаз долой. Ты уже видела наш Зал искусств?


– Искусств? – переспросила Луния, чьё настроение взлетело до небес.


– Ага, он здесь лучший! Тебе должно понравиться, будет о чём помечтать.


– Да, конечно, пошли! – радостно улыбнулась она.


Завернув за угол, они оказались перед широкой аркой, за которой открылось просторное помещение, всё увешанное гобеленами. Повсюду стояли ткацкие станки с неоконченными работами, из которых торчали разноцветные пучки шёлка, похожие на щупальца невиданных морских существ. Окон, правда, не было и здесь, но одну из стен целиком занимал огромный пейзаж с ярко-синим небом и пронизанными солнцем облаками, в которых парили сотни драконов – почти одни шелкопряды.


Луния подошла ближе, и у неё захватило дыхание. Вот чем ей всегда хотелось заниматься в жизни! Как здорово с помощью своих когтей и шёлка создавать красоту, которая проникает в самое сердце, проливает в душу солнечный свет и гонит прочь тоскливые тучи, не даёт сложить крылья и прекратить полёт.


На гобелене был мир её мечты. Луния всей чешуёй ощущала свободу летящих в облаках драконов, хотя, наверное, ядожалы, глядя на картину, ничего бы не поняли.


– Это работа самой Белянки, – уважительно произнёс Мечехвост за спиной. – Она у нас шелкоткачество преподаёт, мастерица просто на удивление… и сама из шелкопрядов, ясное дело.


– Просто чудо! – с благоговением выдохнула Луния.


– Ты на мой шедевр глянь! – гордо приосанился он.


В углу на соседней стене висел небольшой гобелен в синих и оранжевых тонах, но смотрелся он… Такое мог бы сотворить разве что безумный паук, запутавшись в собственной паутине. По аляповатому фону разбегались странные белые зигзаги.


Луния замялась в смущении.


– М-м… неплохо, очень, – выдавила она.


– Только мало кто способен оценить, – хмыкнул он. – Ты не поверишь, но кое-кто даже буквы прочесть не может.


– А это буквы? – удивилась Луния.


– Конечно! – надулся дракончик. – Здесь написано «Мечехвост»! Разве не ясно?


– Ах да, ну конечно! – послушно закивала она и обернулась к стоящему рядом пустому станку. Когти так и чесались попробовать самой. – А меня когда начнут учить?


– Может, даже сегодня. Вообще, ткачество – ежедневный предмет для всех классов. Это главный талант шелкопрядов, а кое-кто считает, что единственный, так что имеет смысл учить как следует. А с Белянкой нам просто дико повезло, все её обожают! Не говори только ядожалам, не то уволят – чтобы не доставлять безмозглым и бескрылым червякам лишней радости.


– Вот уроды! – гневно выпалила Луния. – Ну почему, почему?! Зачем они нас вечно стараются унизить? Не дают ни школу выбрать, ни учебный план, ни учителей. Три луны, в классных комнатах даже окон нет!


– Понятия не имею, – пожал крыльями Мечехвост. – Наверное, всегда так было.


– Нет, не всегда! До Древесных войн всё было иначе.


– Ну и ну! – поразился он. – Первый день учишься, а историю, выходит, знаешь лучше меня?


– Иногда я притворяюсь, что сплю, а сама слушаю разговоры своих мам. Когда-то у шелкопрядов была отдельная королева и города в паутине между деревьями в лесу.


– Что, правда? Значит…


– Потом Оса решила, что всё это ни к чему, и приказала вырубить леса, а заодно уничтожить листокрылов. Нас переселили в эти ужасные тёмные ульи-термитники и превратили в рабов. Теперь ядожалы нами командуют – говорят, согласно какому-то дурацкому древнему пророчеству.


– Вот это да! – присвистнул Мечехвост. – За такие слова точно по головке не погладят.


– Ну и плевать! Пускай все знают, какие ядожалы негодяи. А мы должны придумать способ, как всё исправить!


– Идёт, – кивнул дракончик, опершись на пустой станок. Его глаза сияли яркой синевой.


– В смысле?


– Я с тобой. Будем исправлять вместе!


Когда Луния вспоминала о том разговоре, её сердце пылало, будто огнешёлк самого жаркого сорта. Мечехвост и вправду не отходил от неё с тех пор, вступался и брал на себя вину, стоило Лунии навлечь на себя гнев ядожалов, а если не получалось, то просто отвлекал их своими выходками. Потому так часто и попадал на Путь нарушителей, а она никогда.


Луния тяжело вздохнула. Теперь всё наоборот: она одна, а Мечехвост в беде, и его надо спасать. А потому нет времени на пустые переживания, и так слишком много проблем, чтобы ещё создавать новые своими страданиями!


Судя по ощущению, наверху давно уже наступила ночь, когда из тёмной дыры донёсся перестук крошечных человеческих ножек.


– Ласточка? – воскликнул Небо. – Ласточка, это ты? Отзовись! С тобой всё в порядке?


– Ну конечно! – хмыкнула она уже с уступа. – Что могло со мной случиться? Я же невидимая! Кстати, это и плохо: как мне просить людей о помощи? Зато шпионить за ними – милое дело… Помоги мне слезть!


Спустившись с помощью небесного на пол пещеры, она быстро набросала на камне мокрой лапкой схему подземных ходов, ведущих к главному поселению местных жителей.


– Людей там видимо-невидимо, – рассказывала она, – куда больше, чем в Амулете, откуда я родом… хотя трудно сказать точно, там ходов и пещер как кроличьих нор. Почти как в Доблести, – повернулась она к небесному.


– Три луны! – поморщился Небо. – Надеюсь, здешние жители добрее, чем папаша Лианы.


О чём они? Луния не стала пока расспрашивать, её интересовало главное:


– Ты видела Бездну?


– Нет, – горестно помотала Ласточка мохнатой головкой, – никто даже не упоминал. Наверное, в видении у королевы Снежны были другие люди.


– То есть ты хочешь сказать, что на Пантале живут разные племена? – оживилась Сверчок. – Таких пещерных городов много?


– Может, и так. На самом деле, если хорошенько поискать, люди попадутся где угодно. Пока буду шпионить дальше, вдруг что-нибудь новое скажут. Человека, что здесь читал, зовут Аксолотль. – Ласточка произнесла имя на языке людей, и Луния сперва не разобрала.


– Тот человек – он какого пола? – поинтересовался Небо.


– Не знаю, по виду не определишь, разве что сам скажет. Местные аборигены вообще не говорят об Аксолотле «он» или «она», а называют иначе, особым словом, их язык это позволяет. Помнишь того бродячего книжника Шалфея, что мы как-то встретили? Такой же был.


– Ага, помню… А что такое «аксолотль»? – У небесного людское слово выговорилось понятнее, но всё равно звучало странновато.


– Это такая пещерная саламандра, – объяснила Ласточка, – водится здесь, в окрестностях посёлка.


Луния никогда не видела подобных тварей, но Сверчок понимающе кивнула, а Жаб что-то утвердительно промычал.


– Откуда у человека взялась драконья книга? – спросила Сверчок.


– Тоже не знаю – похоже, это секрет от остальных людей. Завтра пойду послушаю снова, вдруг кто-нибудь всё же упомянет Бездну.


Драконы договорились лечь спать прямо здесь, но Луния поднялась в верхнюю пещеру и провела ночь у выхода, несмотря на холод и сырость. Она боялась пропустить возвращение Росянки с Рысью. Если встреча с человеком приблизила миссию к успеху, Росянка точно понадобится, да и без остальных придётся трудно.


Спалось Лунии плохо, она то и дело вскидывалась, но вместо голоса листокрылой слышала лишь шум прибоя с пляжа и унылый стук капель, падающих с каменного потолка.


Утром Ласточка снова ушла в туннель и на следующий день тоже. За это время местный человечек появлялся ещё дважды. Было странно наблюдать, как крошечное бледное существо не отрываясь пялится в слишком большую для него драконью книгу. Более того, другая книжка, маленькая, оказалась блокнотом, куда оно вносило какие-то записи.


– Должно быть, переводит с драконьего языка! – шепнула ядожалиха Лунии. – Здорово, правда? Так и знала, что наши пантальские люди нисколько не глупее пиррийских. Небось прокрался в библиотеку улья и стащил там книжку с полки – подумать только, какая храбрость! Интересно, как они относятся к драконам, мы им нравимся?


На третий день Росянка с Рысью так и не появились, а местный житель пришёл раньше обычного и устроился на своём уступе с непривычно утомлённым видом. Во всяком случае, Лунии так показалось, ведь у людей нет ни хвоста, ни крыльев, по которым можно это узнать. Впрочем, ей самой, будучи невидимой, достаточно было говорить жизнерадостным тоном, чтобы не портить настроение остальным.


Драконы как раз завтракали вместе с Ласточкой, но при виде человека поспешно всё проглотили или попрятали, чтобы он не заметил, а Небо, как всегда, подсадил свою питомицу на уступ. Драконья книга была уже раскрыта, и человеческий палец, до смешного безобидный по сравнению с драконьим когтем, медленно водил по странице.


– Кажется, там про деревья написано, – сообщила Ласточка, обернувшись, а когда человечек перевернул страницу, нахмурилась: – Ой, а тут, на картинке, деревья горят!


– Наверное, это история Древесных войн, – предположила Сверчок.


– Ни разу не видела картинок в исторических книгах, – проворчала Луния, – да и в других редко… а уж с деревьями – никогда.


Она придвинулась ближе и вытянула шею, заглядывая на уступ. Слева и справа ощущалась чужая чешуя: очевидно, Сверчок и Небо сделали то же самое.


Она вдруг ощутила странное покалывание в лапах, похожее на зуд огнешёлковых желёз. Опустила взгляд, чтобы проверить, не выпустила ли случайно наружу огонь, но лапы, которыми она опиралась на скалу, выглядели нормально, ничего не светилось.


Что?!


Она видит свои лапы!


Луния обернулась к Сверчок… и встретила её перепуганный взгляд прямо перед собой!


В тот же миг голова Аксолотля приподнялась, и глаза его – или её? – в ужасе уставились на Ласточку, внезапно возникшую рядом. А увидев над уступом сразу четыре зубастых драконьих головы, он с визгом вскочил на ноги, шарахнулся в стену, отпрянул, угодив Жабу по носу, и в панике кинулся к входу в туннель. Однако тяжёлая лапа земляного успела прижать его к камню.


– Эй! – крикнула Ласточка. – Хватит! Отпусти сейчас же! – Подбежав, она из всех сил толкнула лапу, тщетно пытаясь сдвинуть с места.


– Не бойся, – добродушно пробасил Жаб, – я осторожно, не раздавлю.


– Что же он тогда так орёт? – Небесный дракон поморщился, зажимая уши.


– Потому что перепугался! – объяснила она. – Представь себя на его месте: сразу четверо драконов вдруг появились неизвестно откуда, да ещё когтями цапают!


– Я не цапаю, – возразил Жаб, – просто не отпускаю, вот и всё.


– Бедненький! – жалостливо вздохнула Луния. – Ласточка, скажи ему, что мы добрые драконы, а двое из нас вообще не едят мяса!


– Хм… Как раз тот, что его поймал, самый прожорливый мясоед! Ладно, попробую успокоить. – Ласточка заглянула под лапу земляного и затараторила на людском наречии.


Человечек поначалу всё вопил, но потом понемногу утих и выглядывал сквозь когти наружу уже не в панике, а с некоторым любопытством. Ласточка продолжала что-то рассказывать, тыкая пальчиком в драконов.


– Всё, теперь можешь отпускать, – повернулась она к Жабу, вновь дёргая его за лапу.


– Убежит, – пожал он крыльями.


– Ну и пускай, если хочет! – Она поднажала плечом и приподняла один из когтей, но протиснуться наружу пленнику пока не удавалось. – Я же стараюсь объяснить, что драконы вовсе не хищные чудища, а ты всё портишь!


Земляной с сомнением покрутил носом – только теперь Луния поняла, как трудно было общаться без мимики и жестов! – и убрал лапу, отступив на шаг.


Поднявшись на ноги, Аксолотль ощупал себя, словно не верил, что остался цел, и что-то прочирикал, изумлённо глядя на Ласточку.


– Переведи! – потребовала Сверчок. – Ну пожалуйста!


– Не верит, что я знаю драконий язык, и просит научить… а теперь просит перевести, что сказала ты.


Небо с усмешкой заговорил по-человечески, и человечек ахнул. Показав на небесного, обернулся к Ласточке и возбуждённо затараторил, размахивая лапками.


– Ты переводи, переводи! – не отставала ядожалиха.


– Сейчас, надо сообразить. – Ласточка задумчиво потёрла лоб.


– Слушайте, а почему мы вдруг потеряли невидимость? – нахмурилась Луния.


– Наверное, срок магии закончился, – пожала крыльями Сверчок.


– Рысь вроде как уверяла, что такого не случится… – Луния внезапно оживилась. – Наверное, это Росянка! Вернулась и сделала нас снова видимыми. Я сбегаю наверх, посмотрю!


– А я останусь и расскажу всю свою жизнь ещё одному незнакомцу… – Ласточка подсела к человечку, и они принялись болтать.


Луния бросилась к выходу из пещеры, пронеслась через подземный лабиринт и выскочила на берег в привычную уже пелену дождя. Подняла взгляд на затянутое тучами небо, повертела головой, всматриваясь в пустынный пляж, но не увидела ни Росянки, ни Рыси. Ни единой живой души.

Глава 8


– Аксолотль говорит, у них слышали о племени, которое поклоняется Бездне, – доложила Сверчок, когда промокшая и разочарованная Луния вернулась в большую пещеру. Глаза у ядожалихи горели, она приплясывала от возбуждения. – Готов даже показать дорогу, если взамен переведём драконью книгу! Здорово, правда? Наконец-то нам помогут! Может, даже подружимся, как с Ласточкой, и станем общаться… ну, когда спасём мир и освободим Синя, – серьёзно добавила она.


– Человек сказал, к Бездне можно идти уже завтра, – кивнул Жаб.


Он с мрачным видом сидел у входа в пещеру, подальше от людей – по-видимому, так велела Луния, чтобы лишний раз не пугать Аксолотля, с которым весело болтали на уступе Ласточка и Небо. Казалось, они устроились на пикник где-нибудь на полянке в Саду мозаик.


– Завтра? – переспросила Луния. – Но как же… мы ведь должны ждать остальных!


Земляной дракон ещё больше нахмурился.


– Росянка велела больше двух дней не ждать, – напомнил он.


– Прошло уже намного больше, – согласилась Сверчок. – Может, для того она и убрала невидимость, чтобы подать знак: мол, отправляйтесь искать Бездну без нас!


– А что делать, когда найдём? Мы же понятия не имеем!


Луния постаралась убрать из голоса панические нотки и выглядеть спокойной, а не живым гобеленом на тему душевных переживаний. За шесть лет своей жизни она привыкла, что беспокойные шелкопряды вызывают у ядожалов подозрения и уж точно не делают их добрее. Если выказывать волнение, легко нарваться на раздражительность и грубость, а то и что-нибудь похуже.


Вот Мечехвост, тот, наоборот, всегда терпел её характер, ну а брата вообще трудно было представить грубым или раздражённым. Будь они здесь, сразу бы поняли, почему она так нервничает.


– Пожалуй, ты права, – неожиданно согласилась Сверчок, задумчиво ковыряя когтем в полу. Вид у неё был подавленный – Луния прежде не встречала такого у ядожалов, всегда надменных и самоуверенных. – Я отлично понимаю тебя, Луния. Никак не думала, что придётся самим принимать решения или драться, ведь с нами были Луна, Росянка и Цунами. Саму себя я ни за что не отправила бы спасать мир и тоже понятия не имею, что нас ждёт в этой Бездне.


Земляной дракон что-то буркнул и, встретив вопросительные взгляды, пояснил:


– Я тоже.


Надо же, подумала Луния, ядожалиха нисколько не опасается высказывать перед малознакомыми драконами свои сомнения и страхи, что тоже не характерно для её племени. Наверное, это в ней и нравится Синю – не нужно догадываться о её чувствах, она всё выскажет сама.


Сверчок между тем продолжала, легонько дотронувшись до плеча Лунии:


– Давайте для начала просто выясним, что и как. Что я умею, так это исследовать. Королевы так и хотели, и раз уж решили нас послать, значит, доверяют. Нырнём в Бездну, найдём ответы на все вопросы и вернёмся.


– А если ответы нас сожрут? – хмыкнула Луния.


– Тогда будем надеяться, что другим повезёт больше. На всякий случай можно оставить знак, где нас искать. Так или иначе нельзя просто сидеть здесь и ждать, ну сколько можно? Наши соплеменники ждут помощи! Если уже сейчас можно сделать хоть один шажок к их свободе, то почему бы и нет, даже если пока неизвестно, какие нужны следующие?


Луния сжала виски лапами. Сверчок была кругом права, хотя, честно говоря, лучше было бы услышать такие ободряющие слова от кого-нибудь другого.


В любом случае оставаться на берегу больше нельзя. Хватит таращиться на дождь в ожидании, когда появятся настоящие герои. Синь, Мечехвост и другие шелкопряды ждут от миссии решительных действий!


– Хорошо, – сказала она, – где оставим знак?


– Надо подумать. – Сверчок вскочила, подняла камень, потом другой, отбросила и почесала в затылке.


– Ты что делаешь?


– Думаю, – вздохнула ядожалиха. – Надо, чтобы Росянка с Рысью сразу догадались, но больше никто. Вдруг патрульные ядожалы полезут в пещеры!


– Да уж, прямо на стене рисовать не годится.


– Даже стрелку, в какую сторону мы ушли.


– Кто угодно догадается, – покачала головой Луния.


– Нужна записка… а что в ней будет – «ищите человека, он покажет»? Кстати, пусть Аксолотль уточнит, пойду спрошу.


Сверчок явно искала предлог пообщаться с человечком или хотя бы побыть рядом, но Луния не возражала. Выпустив в пригоршню немного горячего огнешёлка, она провела им по своей влажной чешуе, высушивая потёки дождя. Выжечь можно любые слова, а вот как спрятать саму записку?


– Бездна недалеко от огромного озера на юге, – сообщила запыхавшаяся ядожалиха, поправляя очки. – Это может быть только озеро Скорпион! Так и напишем. Ты уже знаешь, где спрятать? Я пока нет, давай подумаем!


– Думать лучше тихо, – посоветовал Жаб.


– Извините, – смутилась она. – Всё, молчу!


Молчание продолжалось долго. Как замаскировать послание, просто зашифровать? А может, выложить дорогу кусочками огнешёлка, как хлебными крошками?


– М-м… – пробормотал земляной. – Листокрылы любят… растения.


– Вот оно! – радостно вскочила Луния. – А ядожалы их едва замечают. Они нам и помогут!


– Ядожалы? – нахмурился Жаб.


– Нет, растения! – Сверчок тоже оживилась. – Росянка умеет разговаривать с растениями! Если в пещере окажется какой-нибудь цветок, которого там быть не должно, она сразу заметит. Спрячем послание в его корнях, и цветок расскажет о нём Росянке!


– Расскажет? – поднял брови земляной.


– Ну, или как-нибудь там передаст, не знаю.


Он с сомнением покачал головой, но исправно стоял на страже, пока Луния и Сверчок выкапывали на береговом утёсе чудом уцелевший в шторма кустик пурпурных фиалок. Бережно сохраняя корешки в комке земли, растение перенесли в пещеру и посадили во влажный песок у задней стены.


– Бедняжка, ему здесь темно, – вздохнула Сверчок, – да и вода солоноватая. Не думаю, что оно приживётся.


– Ничего, Росянка подыщет другое место, лишь бы заметила. – Луния погладила нежные листочки. – Не бойся, цветочек, о тебе позаботятся.


Она отступила в сторону и выпустила из запястья волоконце огненного шёлка. Ласточка с Небом уже принесли с пляжа широкую щепку выбеленной морем древесины, и Луния вывела на гладкой поверхности буквы:


«Бездна у озера Скорпион, ищите нас там».


Щепку зарыли в песок возле корней фиалки.


Луния написала бы и много чего ещё: чтобы друзья не спешили, вели себя осторожней, хорошенько прятались от ядожалов и не обижали человечков – но Росянка с Рысью сами всё знали и не нуждались в лишних советах… и вообще, не на тысячу же лет они улетели – когда справятся, вернутся, тогда и можно будет поговорить.


На следующее утро Аксолотль появился из туннеля не один. Его спутник был закутан в блестящую ткань, явно сотканную из краденого драконьего шёлка, а на бледных лапках и в длинных темных волосах красовались оранжевые и серебристые ленты. Второй человечек тоже явно не привык к свету и подслеповато заморгал, прикрывая глаза от сияния огнешёлка в лапе у Лунии.


– Это Оцелот, – представила его Ласточка, пощебетав с местными по-своему. – Она согласна подежурить здесь, пока прилетят ваши друзья. Можно написать им ещё одно послание, она передаст.


– Да ну? – восхитилась Сверчок. – Надо же, какая храбрая! А с драконами ей встречаться доводилось?


Ласточка перевела вопрос на язык людей, и Оцелот тоненько расхохоталась. Вместо ответа подняла лапки, укутанные в драконий шёлк, и крутанулась на месте.


– Она хочет сказать, – усмехнулась Ласточка, – что драконов нисколько не боится и даже крадёт у них кое-что. Молодец!


– Ты ей всё-таки скажи, – встревожилась Луния, – чтобы держалась подальше от тех, что похожи на меня или Сверчок. Показываться можно только зелёному или белому дракону! Их зовут Росянка и Рысь, они её не съедят.


– Вот-вот, – подхватила Сверчок, – доверять можно только двукрылым драконам, но не четырёхкрылым!


– А разве под властью королевы Осы нет листокрылов? – прищурилась Ласточка. – Они тоже зелёные и двукрылые.


– Ах да… – Луния печально опустила крылья.


Она совсем забыла, что когти Осы дотянулись даже до самого воинственного и свободолюбивого племени на Пантале.


Неожиданно маленькая лапка ободряюще похлопала её по чешуе. В глазах Аксолотля, как ей показалось, светилось сочувствие.


– Всё будет хорошо, – заверила Ласточка. – Оцелот очень умная, она знает, от кого прятаться и кому передать послание. – Она вновь защебетала по-своему, тыкая пальчиком в крылья небесного и земляного.


Изготовив ещё одно послание такого же содержания, Луния немного успокоилась. Хорошо, что есть запасное: если Росянка не заметит фиалки, то, возможно, Оцелот поправит дело.


А вдруг сорвётся и то, и другое?


Росянка, где ты?


– Снаружи очень сыро, – заметил Небо, разглядывая человечка. – Если лететь прямо сейчас, этот крошка соскользнёт у меня со спины и уж точно простудится. Мохнатые зверушки часто болеют, когда промокают. Может, обернуть его непромокаемыми листьями? – Он лукаво прищурился. – Или сделать ему из листьев элегантную шляпку?


– Глупости! – фыркнула Ласточка. – Мы вовсе не собираемся наружу. Аксолотль знает дорогу через пещеры, да это и безопаснее, чем рисковать наткнуться на патруль – они могут поджидать где угодно.


Небесный дракон разочарованно вздохнул.


– Значит, идём дальше под землю? – спросил он с некоторой тревогой. – Ещё глубже?


– А где ещё ты надеялся отыскать жуткие тёмные бездны? – иронически усмехнулась Ласточка.


С одной стороны, Луния была рада, что не приходится лететь под дождём. Однако в тесных и извилистых подземных ходах, по которым вёл драконов Аксолотль, и впрямь становилось жутковато.


Она обвила свои рога светящимся огнешёлком, но обступавшие со всех сторон каменные стены, хоть и освещённые, внушали неясную тревогу. Антенны на голове задевали низкий потолок, а крылья приходилось прижимать к спине. Люди, тем не менее, шагали спокойно и уверенно, болтая между собой. Привычно ощупывали путь перед собой, и даже факел Ласточки, казалось, был им не нужен, разве только чтобы свериться со схемой в блокноте.


Драконью книгу ядожалиха несла в колчане со стрелами и на привалах помогала переводить, как и обещала Аксолотлю. Одержимые книгами, они казались Лунии копиями друг друга: каждый мечтал научиться читать на языке другого.


– В книге история не только Древесных войн, – рассказывала Сверчок на третий день пути, осторожно пробираясь по мокрым скользким камням вдоль глубокого провала и протирая запотевшие очки. Жаб с Лунией приостановились, поджидая её. – Там история всего мира, – продолжала она, снова водрузив очки на нос. – Такие книги из нашей библиотеки изымали, едва мне удавалось на них наткнуться. Как будто до Древесных войн вообще ничего не было, а если хочешь узнать и задаёшь вопросы, жди неприятностей.


Тяжеловато ей приходилось, подумала Луния, с таким пытливым характером.


– Там есть что-нибудь о жизни шелкопрядов до Древесных войн? – спросила она, шагая вперёд.


– Очень много, и даже с картинками – красота необыкновенная!


– А о Пиррии написано? – заинтересовался Жаб. – О наших племенах?


– Тоже есть, только не о нынешней Пиррии, а о Древних королевствах. Целая глава о Ясновидице и ещё одна о первых драконах, которые попали сюда, и вся легенда об Улье.


Луния зябко передёрнула крыльями. Ту легенду из древних времён вспоминать было неприятно, особенно здесь, в тёмных коридорах и пещерах. Поневоле представлялись полчища летучих мышей с острыми зубами, налетающие со всех сторон, или орды ядовитых пещерных многоножек.


Небо с двумя человечками впереди уже миновали провал и отдыхали среди скал на берегу озерца. С потолка свисали какие-то клейкие, неприятного вида плети, в которых трепыхались пойманные насекомые. Луния опасливо обошла их стороной.


– Уже вечер, – заметила она, присаживаясь рядом с небесным. – Наверное, люди устали, пора и на боковую?


Небесный дракон обвёл удивлённым взглядом тёмную пещеру.


– Откуда ты знаешь, когда вечер, а когда утро? Я уже совсем счёт времени потерял.


– Шелкопряды всегда его чувствуют, – объяснила Луния.


Правда, её внутреннее ощущение времени немного нарушилось во время перелёта на Панталу, но теперь уже восстановилось.


– Ого! Здорово, – улыбнулся Небо.


– Мы можем пройти ещё немного, – вступила в беседу Ласточка. – Аксолотль говорит, что впереди есть пещера посуше, там можно развести огонь и переночевать.


– Хорошо, так и сделаем, – кивнула Луния, и Сверчок с Жабом согласились.


Отдохнув, маленький отряд двинулся дальше, углубившись в очередной тесный туннель.


– А о чём ещё написано в книге? – обернулась Луния к ядожалихе. Хотелось отвлечься от гигантского каменного массива, нависшего над головой.


– Дай вспомнить… Ну, есть ещё коротенькая глава про какой-то Пожар, но я не дочитала.


– Как же без него, – проворчал Жаб за спиной у Сверчок. – Во всех книжках… скукотища.


– Я ничего не знала, – покачала она головой, – а ты, Луния? Тоже нет? Ну и ну!


– Жаб, не расскажешь? Мы совсем не знаем вашей истории!


– Я тоже не очень-то, – буркнул земляной и умолк, но почувствовав, очевидно, разочарование ядожалихи, добавил: – Ну, в общем… это откуда взялись племена и королевства, вот.


– Правда? – оживилась Сверчок. – А разве они не всегда были?


Туннель наконец закончился, и они очутились на широком уступе, с которого начинался пологий спуск. Съезжая по каменистой осыпи, Луния оступилась и стукнулась головой о сталактит.


– Ай! – зашипела она, потирая лоб.


Сверчок с Жабом съехали следом, и все двинулись на свет Ласточкиного факела, который мерцал уже в самой глубине огромной высокой пещеры.


– Жаб, ну расскажи ещё что-нибудь! – взмолилась Сверчок.


– Ну… – начал он смущённо, – вообще-то, я мало что помню, историей не увлекаюсь.


– Неужто совсем ничего не помнишь?


– Ну… – неохотно пробасил он, – тогда больше воришек было – то есть людей. Давно… тысяч пять лет назад, кажется. Племён не было, наши предки жили каждый сам по себе, а потом один воришка разозлил дракона, и тот его съел, ну и что-то там пожёг. Позвал других, и они стали дальше есть воришек и жечь всё подряд, все вместе. – Земляной ещё подумал. – Ну и получилось драконье королевство… Вот и весь вам Пожар.


– Ох, – пожалела Луния, – бедненькие человечки, за что с ними так?


Земляной дракон хмуро почесал рога.


– Они первые начали, – буркнул он.


– Не они, а он, сам же говоришь, один какой-то. Зачем в ответ жечь всех остальных? Как-то уж слишком получается.


– Интересно, чем он так разозлил дракона? – полюбопытствовала Сверчок. – Что-то очень-очень ценное стащил, да?


– Не знаю, может, дичь спугнул, – пожал крыльями земляной. – Очень вкусную какую-нибудь… корову, например.


– А может, убил друга того дракона, – вставила Луния.


– Это вряд ли. – Жаб задумался, покачал массивной головой. – Воришка против дракона? – Хотя… королеву Оазис вроде как они и убили, воришки-то.


– Что, правда? – удивилась ядожалиха. – Саму королеву убили? Что за королева, расскажи!


– Нет-нет-нет! – Жаб негодующе взмахнул крыльями и ускорил шаг. – Я вам не учебник истории, сами читайте.


– Ты что-нибудь об этом знаешь? – обернулась Сверчок. – Ну не обидно ли? Столько всего есть интересного, а каких трудов стоит хоть что-нибудь выяснить!


– Всего на свете не узнаешь, – вздохнула Луния. – Нам бы с главным разобраться.


На дальнем конце пещеры вздымалась крутая скала, на вершину которой пришлось лететь. Небо уже перенёс туда обоих человечков.


– Да уж, нам не помешала бы книга под названием «Что таится в Бездне и как с этим бороться», – усмехнулась Сверчок, разворачивая крылья.


– Ага, – кивнула Луния, – а ещё «Как освободить своих друзей от власти чужого разума».


– «Сто один способ одолеть злую могущественную королеву без драк и убийств», – подхватила ядожалиха, и Луния невольно улыбнулась.


– Тебя тоже это волнует, да? – спросила она, посерьёзнев.


– Как бороться со злом и не стать злым самому? Да, очень.


Луния приподняла запястья, набухшие огнешёлком.


– Как применить в войне дар огня, но никого не сжечь.


– Любить всех драконов, как Синь, – кивнула Сверчок, опускаясь на уступ, – но драться, как Росянка, когда иначе нельзя.


«Ты читаешь мои мысли!» – едва не воскликнула Луния, но промолчала и просто пожала ей лапу.


Как-то раз она стояла с Мечехвостом у Стены избавления, и он произнёс в точности те слова, которые только что пришли в голову ей самой. «Моя мысль! Ты читаешь у меня в голове!» – обрадовалась она тогда и обняла его. С тех пор они всегда так говорили, если соглашались в чём-то, и смеялись, вспоминая тот день.


Вот и сейчас она вспомнила о том, что было дорого только для них двоих, и с горечью зажмурилась, остро переживая утрату любимого.


– Что с тобой? – забеспокоилась Сверчок.


– Да так, ничего. – Луния открыла глаза, отпуская её лапу. Улыбаться, улыбаться – всё в порядке. – Просто… ты очень верно сказала. Но самое главное – спасти Синя и Мечехвоста! – Она вновь подняла запястья, глядя на огненно-золотистое сияние под чешуёй. – Ради них я готова и жечь, если понадобится.


– Я тоже! – горячо воскликнула Сверчок, но тут же смутилась. – Нет, конечно, я не умею… но могу бросить во врагов книгой – очень-очень толстой! – рассмеялась она. – Мало не покажется.


Луния вдруг с улыбкой подумала, что начинает понимать, какие достоинства нашёл её брат в очкастой ядожалихе.


– С нашими способностями мы точно победим, – уверенно кивнула она, чувствуя, как рассеивается в голове туман безнадёжности и сквозь него прорываются солнечные лучи. Как же давно она не видела солнца!


Путники шагали по уступу вдоль стены, усеянной призрачными огоньками светлячков, когда Жаб вдруг замер на месте. Луния едва не наступила ему на хвост.


– Тсс! – прошипел земляной, вглядываясь в тьму за пределами огнешёлкового сияния.


Небесный дракон и двое людей впереди тоже остановились. Луния развернула антенны, ощупывая воздух. Откуда в пещере ветер? Странно.


Шорох? Свист еле слышный? Издалека, будто с высоты потолка, из чащи каменных сталактитов. Чьё-то затаённое дыхание или…


Внезапно во тьме что-то шевельнулось, отделилось от скалы вдалеке и стремительно рванулось навстречу, разрезая воздух невидимыми крыльями.

Глава 9


– Небо, прикрой людей! – крикнула Луния, отпихивая Жаба, и бросилась вперёд по скалистому уступу, где слышались крики и хлопанье крыльев.


Небесный дракон заслонил человечков своим телом, а земляной с грозным шипением поднялся на дыбы и вслепую молотил по воздуху растопыренными когтями.


Неясная тень пронеслась над головой и врезалась в ядожалиху, с силой впечатав её в каменную стену. Луния развернулась и кинулась к ней, освещая путь огнешёлком. Тень оказалась драконом. Взрослый листокрыл, огромный и свирепый, прижал Сверчок к полу и сомкнул когти у неё на горле.


– Стой!!! – завопила Луния. – Не трогай её! Она наша, мы друзья! Мы с тобой на одной стороне, клянусь шёлком!


Она из всех сил толкала и пинала зелёного дракона, но сдвинула с места только крыло, да и то чуть-чуть.


Листокрыл сурово глянул через плечо.


– Она опасна, пока в сознании, – проворчал он. – Я защищаю всех нас.


– Нет-нет! – взмахнула крыльями Луния, начиная понимать, в чём дело. – У неё в голове нет королевы Осы! Бывают ядожалы, над которыми Оса не властна. Это же наша Сверчок, разве ты о ней не слышал? Она выкрала Книгу Ясновидицы!


– Хмм… – протянул он задумчиво, не разжимая когтей. – Вроде слыхал что-то… но подстраховаться никогда не мешает.


– Отпусти её, – пророкотал Жаб, нависая над Лунией сзади, – не то придётся тебя огорчить.


– Хмм… а ты кто такой?


Зелёный дракон окинул бурого скептическим взглядом: они были почти одного роста. Чуть смутился, но продолжал удерживать ядожалиху, которая билась в его когтях всё слабее.


– Мы друзья Росянки! – крикнула в отчаянии Луния.


– Да ну? – Листокрыл тут же разжал лапы и даже отступил на шаг. Полузадушенная Сверчок сползла на пол, судорожно глотая воздух. – Что ж ты сразу не сказала? – укоризненно глянул он на ядожалиху.


– К-как? – хрипло выдавила она.


Он угрюмо потёр подбородок, размышляя.


– Ну… хоть знак какой на себя надень.


– У нас много друзей! – фыркнула Луния. – Каждого не пометишь. А сам-то ты кто? Откуда нам знать, что тоже не раб Осы?


Зелёный великан тяжело плюхнулся на камни и схватился за голову.


– Значит, это правда? – прорычал он.


Луния тут же растеряла весь свой гнев.


– Что Оса умеет подчинять и листокрылов? – вздохнула она. – Да, и шелкопрядов тоже.


– До нас не дотянется, – прохрипела Сверчок, обводя крылом остальных, – если, конечно, не надышимся дымом от Дыхания зла.


Он глянул озадаченно, и Луния добавила:


– Это растение такое… ну и яд из жала Осы тоже годится. Долго объяснять.


– Ты что здесь делаешь? – спросила Сверчок. – Почему не с другими листокрылами?


– У меня задание, – буркнул зелёный, – сижу в карауле. – Он ткнул когтем в Жаба. – А это что такое?


Тот яростно встопорщил гребень, от всегдашней невозмутимости не осталось и следа.


– Я не «такое»! – гулко проревел он. – Я земляной дракон!


– Его зовут Жаб, – вмешалась Луния. – Он прилетел из Древних королевств, чтобы нам помочь… и тот вместе с ним. – Она кивнула на небесного, который всё так же прикрывал людей, улёгшись на них всем телом, несмотря на протестующие крики. – Небо, всё в порядке, выпусти их! Никто их не съест… Ты ведь не съешь их, правда? – обернулась она к листокрылу.


– Кого? Я… – Глаза его изумлённо выпучились при виде человечков, выкарабкивающихся из-под бледно-оранжевого дракона. – Ого, у вас есть пещерные обезьянки, да целых две, я смотрю! Может, поделитесь? Не жадничайте, мы тут совсем изголода…


– Они не для еды! – возмущённо перебила Луния.


– Никакие мы не обезьянки! – добавила Ласточка, выскакивая вперёд и гордо подбочениваясь.


Зелёный дракон отвесил челюсть.


– Ещё и разговаривают! Как это вам удалось их научить… и зачем?


– О да! – с усмешкой воскликнул небесный. – Целый год учили. У них отличные способности к подражанию. Вот слушай: «Небо, это не смешно!»


– Небо, это не смешно! – крикнула Ласточка почти одновременно, затем нахмурилась. – Я вам не попугай какой-нибудь, просто говорю по-драконьи. Людей есть нельзя, мы такие же разумные, как и вы!


– Ха! – Листокрыл расплылся в улыбке. – Хмм… – задумался он. – Очень, очень странно. Надо показать вас Цикуте, он разберётся. – Он смерил взглядом Аксолотля. – Ну, или хотя бы одного… а другого можно съесть?


– Ты что, совсем тупой? – зашипела Ласточка.


– Здесь в пещерах и так почти пусто, – продолжал, не слушая, зелёный дракон, – а без обезьянок совсем крылья протянешь. Это просто жестоко – запрещать единственную дичь.


– А пожирать разумных существ, которые умеют говорить, не жестоко? – парировала она.


– Нет езда! Нет! – вдруг выкрикнул Аксолотль, выглядывая из-за лапы небесного и тут же прячась обратно. Бледно-оранжевый дракон пронзительно захихикал, заслужив оскорблённый взгляд.


– Э-э-э… что? – Зелёный озадаченно моргнул.


– Не «езда», а «еда», – поправила товарища Ласточка, сама еле сдерживая смех.


– Нет еда! – крикнул человечек, высунувшись снова.


Луния заметила, что драконье письмо давалось Аксолотлю куда легче, чем устный язык. Они со Сверчок читали книгу каждый вечер, и человечек уже знал многие буквы и мог складывать слова. Пожалуй, при регулярных занятиях какое-никакое общение уже скоро получится.


– Погоди, – заговорила Сверчок, с трудом поднимаясь на лапы, – ты сказал «Цикута»? Отец Росянки? Значит, ты с Брионией и шелкопрядами, что спаслись из улья Сколопендры?


Листокрыл снова поморгал.


– А ты откуда знаешь?


– У нашей пророчицы из Древних королевств было видение про всех вас, – объяснила ядожалиха. – Тебя, правда, она не называла… кажется.


– Я Лаконос! – немного обиженно отозвался зелёный. – У меня ответственное задание.


– Лаконос? М-м-м… не помню такого.


– Мы идём к поселению людей в окрестностях Бездны, – стала рассказывать Луния, – а он – наш проводник. – Она махнула крылом в сторону Аксолотля, который опасливо прижимался к лапе небесного и бормотал что-то, похожее на драконьи слова.


– Куда-куда? – Лаконос морщась, почесал за рогами. – В окрестностях чего?


– Бездна – это глубокая-глубокая подземная яма, – пояснила Сверчок. – Ты не видел здесь похожего?


Он обвёл крылом пещеру, пожал плечами.


– А разве мы сейчас не в такой?


– Нет, та ещё больше и темнее… и глубже, – покачала головой Луния. – Уходит туда дальше, вниз. – Она кивнула за край уступа.


– Странно, – хмыкнул листокрыл. – Не понимаю, зачем её искать? Разве только чтобы прятаться. Вы хотите укрыться там от Осы?


– Мы точно не знаем, – ответила Сверчок, – но надеемся найти там что-то важное против неё.


– Почему именно там? Ладно… – Он повернулся к краю уступа и махнул крылом. – Сами объясните всё Цикуте, мне он, чего доброго, не поверит.


Пощебетав немного на своём языке, Ласточка и Аксолотль вскарабкались на спину небесному, и все полетели следом за Лаконосом через гигантскую пещеру.


Луния с облегчением расправила крылья и вытянула хвост. То и дело уворачиваться от свисавших с потолка сталактитов было не очень-то приятно, зато получили отдых лапы, натруженные за три дня ходьбы и лазанья по камням.


Полёт продолжался неожиданно долго. Должно быть, Лаконос оказался в стороне от своих друзей в поисках еды. Вторую половину пути всё же пришлось пробираться по лабиринту туннелей и ущелий между подземными скалами, и, хотя листокрыл производил впечатление недалёкого дракона, раз он запомнил такой сложный маршрут и не побоялся одолеть его в одиночку, решила Луния, значит, он храбрее и умнее, чем кажется.


Однако он был не очень хорошим слушателем – по крайней мере для шелкопрядов, ядожалов и людей. Может быть, просто привык разговаривать только с соплеменниками.


Спустившись вслед за ним через глубокий провал в сырой извилистый туннель, Луния уловила антеннами какое-то движение и шорохи впереди, как будто шумели, трепеща от порывов ветра, деревья в лесу. Туннель вывел путников в обширную пещеру, посередине которой разливалось подземное озеро. Тусклое голубоватое мерцание светлячков, образовывавших странные созвездия на потолке, и слабо фосфоресцирующая озёрная вода делали каменные стены, усыпанные разноцветными кристаллами, похожими на причудливые гобелены.


Другого света в пещере не было, но приглушённые голоса, разносившиеся эхом в огромном пространстве, принадлежали по меньшей мере сотне драконов, а в боковых ходах и пещерах поменьше могло скрываться ещё больше. Лунии представилась картина из чёрного шёлка с отдельными островками золотистого и голубого света, вокруг которых еле проступают тёмно-серые очертания драконьих фигур, а среди крыльев и хвостов мерцают огоньками глаза.


У выхода из туннеля сидели на берегу озера четверо маленьких драконят-шелкопрядов, болтая лапами в воде. Они подняли головы, заметив Лаконоса, а когда в пещеру ступила Луния, вытаращились в изумлении.


– Мама, мама! – воскликнула, вскочив, розовая малышка. – Здесь дракон с огнём на голове! У него огненная шапочка, да?


– Я тоже хочу такую! – закричал оранжевый дракончик. – Почему мне не разрешают поджечь свою? Так нечестно!


– Никакая это не шапочка, – хмыкнул его лимонно-зелёный приятель чуть постарше, – а корона! Это огненная королева!


Последний из драконят, лавандовый с тёмно-синими и бирюзовыми пятнами, подбежал к Лунии и уселся, разглядывая её. Окраской и доверчивой мордочкой он напомнил ей маленького Синя.


– Привет! – улыбнулась она.


– Привет… – тихо откликнулся малыш. Его широко раскрытые глаза отражали сияние огнешёлка.


Со всех сторон сбегались вприпрыжку другие драконята, поражённые невиданным зрелищем, а за ними тянулись взрослые, явно измождённые, но с радостными улыбками.


– Слава лунам! – всплеснула лапами пожилая дракониха. – Последний огнешёлк, что мы захватили с собой, уже несколько дней как угас.


– Стало так темно! – пожаловалась розовая малышка. – Ненавижу, когда темно.


– Неправда! – возразил оранжевый. – Ты сама вчера говорила, что всё не так страшно, а я трусишка и слизняк. Это я боюсь темноты, а потому шапочку с огнём дадут мне. А ты злая, вот!


– Ты сам злой! – завопила розовая. – Мамочка, скажи ему!


– Темнота сама злая, она шепчет, – испуганно выдохнул лавандовый дракончик рядом с Лунией, придвигаясь ближе и почти прижимаясь к ней.


Она заметила у него на лбу рваный шрам над глазом и ещё один на плече у зачатка крыла. Бедняжка, что с ним такое случилось? Два бронзовых браслета вместо одного. Луния ласково взяла его за лапу и пригляделась к названию школы – «Путь ткача». На другом браслете значилось: «Строительная команда».


Как же так, ведь ему на вид не больше двух лет, таких ещё не берут! Мечехвост немало рассказывал про свой труд, какой он опасный и утомительный. Должно быть, дракончик как раз и получил свои шрамы, работая с древокамнем в улье.


Малютка не сводил с Лунии глаз. Тем временем подошла ещё одна дракониха, уже с крыльями, но ненамного старше её.


– Это в самом деле твой огнешёлк? – спросила она.


– Да, мой. Привет, меня зовут Луния.


– Что, та самая? – Вперёд выступила, прихрамывая, бледно-жёлтая дракониха, и остальные почтительно расступились. – Которую разыскивали Синь с Мечехвостом?


– Тау! – вскрикнула вдруг Сверчок за спиной.


Обежав Лунию, она обняла жёлтую дракониху крыльями, а стоявшие рядом с шипением отпрянули, разглядев чёрные пятнышки на чешуе ядожалихи.


– Сверчок? Не может быть! Как ты сюда попала? – Жёлтая шелкопрядка обернулась к своим, покровительственно обнимая гостью крылом. – Это та самая Сверчок, что раскрыла секрет власти Осы! А потом рассказала всем правду о Книге Ясновидицы! Помните надписи на плакатах в улье Златки? Она борется с Осой дольше, чем вы все!


Луния невольно ощутила укол вины: вот что надо было сразу рассказать Лаконосу! Приятно, что Синь не единственный из шелкопрядов, кто любит и уважает Сверчок.


– Ты правда сама читала Книгу Ясновидицы? – недоверчиво спросил кто-то.


– Своими глазами видела, как Оса отравляла яйца в Гнезде? Почему она не может проникнуть в твой разум? – посыпались следом вопросы.


– Это они ещё людей с нами не видели, – шепнула Луния ядожалихе, – а что будет, когда появятся драконы из Пиррии?


Она посмотрела на лавандового дракончика, который уже почти уселся ей на лапу, вглядываясь в сумрак туннеля, и поняла, что малыш уже заметил земляного и небесного.


– Расскажите же, что творится там, наверху! – потребовала Тау, в волнении сжимая когти Сверчок. – Кто-нибудь остался жив? Куда подевались остальные листокрылы?


– У нас есть что рассказать, – заверила ядожалиха. – Кто у вас тут главный?


– Смотря кого об этом спрашивать, – хмыкнула Тау. – Листокрылы считают, что они, Морфо хочет принимать решения сам, а у шелкопрядов из улья Сколопендры «Хризалида» намного больше нашей… да и Златка со Скарабеей тоже тут, а они всё-таки принцессы.


– Ну и что? – проворчал в толпе какой-то серо-зелёный шелкопряд. – Мы не обязаны слушаться ядожалов, пусть и королевской крови. К нам в пещеры их белоглазые убийцы не доберутся!


– Мы смогли убежать только благодаря принцессе Златке! – сурово отчеканила Тау. – Она нам не королева, но уважение заслужила.


– «Хризалида»? – оживилась Луния. – Я собиралась вступить в улье Цикады после своего Превращения. Кто-нибудь из них тут есть?


Тау грустно покачала головой.


– Мне очень жаль, милая, но из улья Цикады у нас никого.


Из глубины пещеры появился Лаконос в сопровождении двоих соплеменников и голубовато-серого шелкопряда. Луния и не заметила, когда листокрыл ушёл.


– Ого! Приветствую гостей из внешнего мира! – заговорила листокрылая помоложе. – Надеюсь, вы с добрыми вестями. Я Бриония, это Сатир, а этот угрюмый тип – Цикута.


– Не угрюмый, а суровый, – поправил он, – но только для врагов… Лаконос сказал, вы знаете Росянку, – повернулся он к Лунии. – У неё всё в порядке?


– Да… то есть было, когда мы виделись в последний раз. Она собиралась вернуться в условленное место ещё несколько дней назад, и мы не могли больше ждать. Оставили записку, чтобы догнала нас здесь.


– Мы летали в Древние королевства, – объяснила Сверчок, – и нашли там друзей, готовых помочь… а ещё говорящих подземных обезьянок и пророчицу, почти как Ясновидица! У неё было видение про Бездну, которую очень важно найти.


Тау слушала, отвесив челюсть. Бриония с Цикутой изумлённо переглянулись.


– Давайте присядем и поговорим, – сказала Бриония, махнув крылом в сторону круга из валунов. – Мы хотим узнать всё с начала до конца.


Луния повернулась было, чтобы сходить за Небом и Жабом, но крошечный дракончик вдруг обнял её за лапу и прижался всем телом, что-то умоляюще шепча.


– Эй, ты что, малыш? – забеспокоилась она. – Отпусти меня!


– Позволь мне остаться с тобой! – проговорил он чуть слышно. – Я очень послушный, не пожалуюсь ни на что, и никаких от меня не будет неприятностей. Честное слово, честное-пречестное!


Она сочувственно вздохнула и погладила его по чешуе. Как всё-таки похож на маленького Синя!


– Разве за тобой некому тут присмотреть?


– Нет, – помотал он головой, – никого не осталось у бедного Икара.


Родители погибли, наверное… или захвачены Осой? А может, просто ушли надолго в поисках пищи? Впрочем, при живых родителях такого мелкого едва ли определили бы в строители. Вот бедолажка!


– Один я, совсем один, – пробормотал он. – Возьми меня к себе, я послушный, никогда не озорничаю, ты почти не будешь замечать меня. – Помолчав, добавил ещё тише: – Не могу больше один в темноте. Если потеряюсь, никто не вспомнит о бедном Икаре… и не спасёт.


Луния представила себе, каково приходится малышу без семьи в огромной мрачной пещере. Его шёлковый дом в небе сгорел вместе с ульем, да ещё и надо скрываться от чудищ, страшнее которых не придумаешь, потому что сам можешь превратиться в такое.


Обняв дракончика крылом, она ласково сказала:


– Конечно, я возьму тебя, Икарчик. Не бойся, скоро темноты не станет, огнешёлка я наделаю много-много. Вот смотри, какой у меня есть: светит, но не обжигает – потрогай!


Луния размотала золотистую ниточку и опустила в опасливо протянутые коготки. Дракончик поднёс живой свет к глазам, радостно вздохнул и прижал к груди.


– А шептать тоже больше не будут? – спросил он.


– Кто? – не поняла она.


– В темноте… там всё время шепчут.


У Лунии пробежал по спине холодок, будто струйки ледяной воды.


– Как шепчут, о чём? – Почему-то стало страшно, и даже не очень хотелось слышать ответ. – Что они говорят?


Большие тёмные глаза малыша сверкнули в мерцании огнешёлка. Голос прозвучал так тихо, что, казалось, исходил из тьмы по ту сторону светлого круга:


– Они говорят: «Теперь ты мой, крошка дракон!»

Глава 10


В ту ночь Луния спала плохо. Может, и совсем не спала, ворочалась до самого утра, слушая шёпот из тьмы, то ли реальный, то ли призрачный. Крошка Икар свернулся в клубочек под боком и тоже беспокоил, но ей не хватало духу его отталкивать. Подаренный огнешёлк он повязал на запястье как талисман и не отставал, путаясь под лапами, даже когда она ходила к озеру пить. Почти ничего не говорил, но дёргался во сне и просыпался, не давая толком заснуть и ей.


Казалось бы, после того количества огнешёлка, что получилось выдать за день, она должна была спать как убитая. Не один час просидела на валунах с Брионией, Цикутой, Тау, Сатиром и принцессой Златкой, рассказывая в подробностях всё, что произошло в Отравленных джунглях и Древних королевствах. Человечки даже не смогли дослушать и уснули под крылом у Неба, и всё это время Луния, не покладая лап, срезала бронзовые браслеты с лап шелкопрядов и раздавала огнешёлк, а Икарчик сидел у неё на хвосте.


Она придумала названия для всех пяти разных видов огнешёлка, которые научилась делать. Самым простым был «холодный», совсем не светящийся и почти такой же, как у простых шелкопрядов, только не серебристый, а золотистый. Его можно было использовать в обычных гобеленах, когда требовался такой цвет, а больше особо ни для чего.


Другой сорт она звала «светлячковым»: он давал слабое мерцание, но не обжигал. Третий, «тлеющий», светил уже ярче, почти как огонь, но держать его в лапах могли и обычные драконы. Шелкопряды все просили как раз такой. Радостно обматывали его волокнами рога, а некоторые плели ожерелья и браслеты.


Когда Луния помогала какому-то дракончику обвязать ниточкой шёлка лодыжку, принцесса Златка с любопытством заглянула ей через плечо.


– Ни разу не видела такого сорта, – сказала она и протянула лапу, – дай-ка посмотреть.


Луния еле подавила вспышку гнева. Эта родственница королевы Осы столько лет благополучно правила своим ульем под её защитой, превратив несчастных шелкопрядов в своих слуг. Златке ни разу не пришло в голову попытаться облегчить их участь, а сюда она сбежала лишь от страха самой оказаться безвольной рабыней!


Должно быть, она уловила что-то во взгляде Лунии, потому что добавила, смущённо опустив глаза:


– Пожалуйста!


С другой стороны, по словам Тау, без помощи Златки шелкопряды из её улья едва могли бы уцелеть. Она всё же лучше других ядожалов, и притом потеряла драконят, которых забрала Оса. Тау доверяет Златке. Это не означает, что должны доверять все… но и враждовать с ней тоже нет причин.


Луния протянула небольшой завиток огнешёлка.


– Спасибо! – Златка повертела его в когтях. – Просто удивительно… Я думала, бывает только два вида, огненный и холодный, а этот гораздо больше подходит для фонарей. Его умеют делать все огнепряды?


– Не знаю, – пожала крыльями Луния. – Они все остались под замком в пещере у твоей двоюродной сестры, так что у меня не было возможности как следует познакомиться.


– Понимаю… – Златка виновато потупилась. – Мне очень жаль.


– А настоящий огненный ты тоже умеешь делать? – поинтересовался Цикута.


– Целых два вида. Один вот такой, я зову его «горящим» – наверное, он и светит почти во всех фонарях. – Луния выпустила из запястья ярко пылающее волоконце. Крошка Икар потянулся его схватить, но она не дала. – Нет-нет, малыш, обожжёшься!


Цикута принёс глиняный горшочек, и Луния осторожно опустила туда огнешёлк.


– А вот этот сорт, – продолжала она, – мне хотелось бы делать пореже. – Из запястья скользнула нить столь яркая, что все драконы вокруг невольно зажмурились. Казалось, в когтях Лунии шипит живая молния. – Я зову его «солнечным», он отнимает много сил, и получается его мало.


Цикута принёс ещё горшочек, но она покачала головой.


– Прожжёт и глину, и камень, придётся утопить. – Шелкопряды расступились, Луния отнесла волоконце к озеру и бросила в воду. – Для разжигания костра и прочих бытовых нужд вполне подходит и «горящий» шёлк, – заметила она, вернувшись в круг из валунов. – Кстати, он тоже нужен, или достаточно «тлеющего», только для света?


– Можно и горящего немного, – ответила Бриония, – будем поддерживать костёр постоянно, тогда хватит надолго.


– Надо было подумать об этом заранее, – проворчал Лаконос, – а не разжигать каждый раз заново.


– Кто ж знал, что мы застрянем здесь так надолго, – вздохнула Бриония, и драконы вокруг разом помрачнели.


Здесь собрались шелкопряды из ульев Сколопендры, Златки и Богомол. Беженцев из других мест должна была привести Киноварь, но никто больше в пещеры у озера Скорпион не явился. Что с ними стало? Одни луны знают. Может, спаслись и прячутся где-нибудь ещё, а может, угодили в королевские когти.


Кто-то видел, как целый отряд шелкопрядов летел бок о бок с ядожалами, собирая припасы по окрестностям улья Осы, а значит, кое-кого ей всё же удалось подчинить своей воле. Впрочем, ни о Дыхании зла, ни об иноразуме никто тогда ещё не знал. Многие, как поняла Луния, до сих пор не верили в другую враждебную силу помимо королевской, а рассказ Сверчок об одержимом листокрыле в самом сердце Отравленных джунглей считали сказкой.


Однако пророчество ночной драконихи из Древних королевств произвело впечатление на всех. Луния видела в глазах шелкопрядов проблески надежды. Голодные и измученные, они выпрямляли согнутые спины и тёрлись друг о друга крыльями, благоговейно притрагиваясь к золотистым нитям тлеющего огнешёлка. Книга Ясновидицы потеряла для них священный смысл, но вера в пророчества ещё осталась.


– Ни про какую Бездну мне слышать не доводилось, – сказала Тау, – но тут недалеко есть поселение… как ты их назвала, людей? Я знаю пещеру, куда они ходят за водой.


– Что, правда? – Лаконос возмущённо встопорщил гребень. – Почему же мне не сказала?


– Боялась, что сожрёшь, – хмыкнула она.


– Вот именно! – рявкнул листокрыл. – А для чего же они ещё?


– А теперь тебе станет очень стыдно, – продолжала она. – То есть я очень на это надеюсь.


Он смущённо потупился, ворча:


– Зато не был бы таким голодным.


Драконы вокруг глянули на него с отвращением. Ласточке с Аксолотлем сильно повезло, что почти вся толпа, встреченная ими здесь, принадлежала к единственному вегетарианскому племени Панталы. Шелкопряды легко приняли новость о том, что подземные «обезьянки» вполне разумны и даже способны разговаривать, а значит, охотиться на них нельзя. Впрочем, к жизни зебр, антилоп, раков и сурков они относились почти столь же бережно, о чём Небо не преминул радостно сообщить Ласточке.


Принцесса Златка, напротив, чуть не упала в обморок, когда ей представили людей, а потом таращилась на них с явным подозрением, что это просто хитрое надувательство, и Аксолотль с Ласточкой окажутся замаскированными драконятами.


– Можете показать нам это поселение? – повернулась Сверчок к Тау.


– Да, конечно. Завтра прямо с утра, как выспитесь.


– Мы сейчас в окрестностях озера Скорпион, правильно? – спросила Луния. – Нельзя ли послать наверх кого-нибудь, чтобы следил за небом, вдруг прилетят Росянка с Рысью и станут нас искать?


– Да, я сам этим займусь, – с готовностью откликнулся Цикута, – здесь недалеко.


– Возьми с собой драконов из улья Сколопендры, – подсказал Сатир. – Озеро большое, понадобятся наблюдательные посты на разных его концах.


Цикута переглянулся с Брионией, сидевшей в обнимку с Сатиром, и молча кивнул.


От огнешёлка в пещере стало уютнее и светлее. В центре круга из валунов потрескивал костёр, излучая приятное тепло. Разговоры оживились, отовсюду доносились голоса… но только ли драконьи? Лунии то и дело казалось, что она тоже слышит таинственный шёпот, о котором говорил Икарчик: «Приди ко мне, крошка дракон! Ты мой, отыщи меня».


Когда уже почти рассвело – не в пещере, конечно, а наверху, – Луния разлепила глаза и увидела перед собой буро-золотистого шелкопряда, который присел на корточки, не сводя глаз с Икара. Малыш уснул по-настоящему только под утро у неё под крылом, прижав к груди самодельный огнешёлковый браслетик.


– Извини, – шепнул незнакомец, встретив взгляд Лунии, – я не собирался тебя будить. Меня зовут Сатирид. Просто хотел взглянуть на Икара.


– Ты его родственник?


Шелкопряд покачал головой, печально свесив крылья.


– У него все умерли или пропали без вести. – Помолчав, добавил: – Мать перевели в улей Жужелицы, когда он ещё не вылупился из яйца, а отец погиб год назад при обрушении древокамня. Малютке всего годик тогда исполнился.


– Какая жалость! – вздохнула Луния. – У него два браслета, и…


– Да-да, у нас в улье Сколопендры законы суровые: кто-то из семьи обязан работать, даже если остался всего лишь один маленький сирота. На следующий день после смерти отца его уже потащили на ту же стройку, пришлось совмещать работу со школой.


– Это просто чудовищно!


– Вот почему я вступил в «Хризалиду». С отцом Икара мы дружили, так что за малышом я старался присматривать, но в одиночку было трудно, а вся моя семья осталась в улье Цеце. Усыновить сироту не разрешили, вот и… – Он виновато осёкся и тяжко вздохнул. – Извини, что всё так сразу на тебя вываливаю.


– Нет, что ты, я очень рада всё узнать! Сама гадала, что же случилось, но не хотела его расспрашивать, он и так нервный.


Сатирид поднялся на лапы.


– Сейчас принесу вам что-нибудь поесть, – кивнул он.


– Да мне не надо ничего. – Луния понимала, что беженцы голодают куда дольше, чем она. – Покорми лучше Икара. Спасибо тебе!


Позже, собираясь в путь с Тау на поиски человеческого посёлка, она настойчиво уговаривала малыша остаться, но он ухватился за неё и никак не хотел отпускать.


– Ничего страшного, – сказала Ласточка, – возьмём с собой. – Она потянулась, чтобы погладить его, но дракончик испуганно отшатнулся, ещё крепче прижимаясь к чешуе Лунии. Странные иноплеменники и ядожалиха его совершенно не пугали, но люди почему-то вызывали настоящий ужас. – Мы только осмотрим ту пещеру и попробуем встретиться с местными, а Бездну сегодня искать не будем.


– Пожалуйста, возьми меня с собой! – взмолился Икар, подняв на Лунию свои огромные печальные глаза. – Я буду очень послушным, обещаю!


– Ну хорошо, – смягчилась она и посадила его себе на спину. – Только будь осторожен и никуда от меня не отходи, договорились?


– Я буду самым-самым осторожным! – пообещал он, обнимая её за шею.


Между тем Аксолотля обступили драконята, жарко споря, кто из них возьмёт говорящую обезьянку себе в питомцы.


– Я первая её заметила! – кричала розовая. – Гляньте-ка, я ей нравлюсь больше всех!


Аксолотль протянул лапку к её носу, но розовая, вместо того чтобы обнюхать, дёрнула человечка к себе.


– Так нечестно! – завопил оранжевый дракончик. – Па-а-ап! Я хочу себе эту пещерную обезьянку! Ну почему никто не даёт мне её взять?


– М-м-м… не еда? – опасливо спросил Аксолотль, с трудом удерживая розовый хвостик, который обматывался вокруг него.


– Ого, какая умная! – восхитилась розовая, обнимая человечка за шею. – И мяконькая – просто прелесть! Так и хочется потискать.


– Ну и ну! – хмыкнула Ласточка. – Забыла научить его, как по-драконьи «не тискать».


Раздвинув спорщиков, она решительно отцепила их коготки от растрёпанного и озадаченного Аксолотля.


– Люди не питомцы, – строго заявила она, – а друзья!


– Друзья! – воскликнул тот уже знакомое драконье слово. Взял у розовой лапу, крепко пожал и повторил с улыбкой: – Друзья!


– Икарчик, смотри! – снова похвасталась она. – Эта обезьянка любит меня больше всех!


В ответ маленький сирота лишь зябко передёрнул плечами, зарывшись носом в чешую Лунии.


– А потому любит, – не унималась розовая, – что я не капризуля, как некоторые! – Она скорчила гримасу и показала язык оранжевому.


– А-а-а-а! – обиженно захныкал тот и повернулся к Ласточке. – Ну почему-у-у? Вот он сказал, что ты его питомица! – Дракончик ткнул когтем в небесного, который отвернулся с фальшиво невинным видом.


– Опять ты, Небо! – сердито топнула Ласточка.


– А ты не злись, – возразил он, – мне пришлось, иначе они полезли бы к тебе. Я просто дал понять, что ты уже занята, потому что мы всегда вместе.


– Ну сказал бы, что мы лучшие друзья… или что я спасла тебе жизнь – и не раз, кстати. А главное, что людей в питомцы брать нельзя. Нет, ну правда, три луны!


– Никаких людей в питомцах! – строго произнёс Небо, повернувшись к драконятам, и тут же захихикал: – Зато здесь можно наловить сколько угодно пещерных улиток… а нрав у них куда спокойней, чем у неё, – добавил он вполголоса и хитро подмигнул.


– Ох, как же тебе повезло, что ты мне нравишься! – фыркнула Ласточка. Сказала что-то Аксолотлю по-своему, затем перевела Лунии: – Твой Икарчик мне напоминает маленького Небо – хотя расцветка совсем другая, но мордочка такая же милая… и родных у него тоже никого не было.


– Кроме тебя, – вставил небесный, обнимая подругу хвостом.


– Да уж, повезло тебе крупно, – усмехнулась она.


Вскоре маленький отряд уже пробирался во главе с Тау по лабиринту незнакомых коридоров. В одной из пещер с высоким потолком Луния удивилась было, почему и тут надо идти пешком, но обратила внимание на искалеченное крыло жёлтой драконихи. Как же ей удалось добраться сюда из улья Златки? Однако лезть с вопросами не хотелось. По всему было видно, что Тау они не понравятся: она сама привыкла решать свои проблемы и обращаться за помощью, только если необходимо.


Затем пришлось долго идти вброд по руслу длинной извилистой реки, где под лапами шныряли бледные безглазые рыбы. Сверчок с Брионией пытались ловить их, но безуспешно, зато Жаб ловко подцепил одну когтями и тут же схрумкал с весьма довольным видом. Ледяная вода студила живот и местами доходила Лунии до самых крыльев, а иногда плескала и в нос.


Постепенно река стала уже и наконец ушла в тесную щель между скалами. Протискивались по очереди: Тау, за ней Небо с Ласточкой и Аксолотлем, потом Луния с Икаром, Бриония и Сверчок. Огромному земляному пришлось нелегко, но в конце концов и он со вздохом облегчения шлёпнулся в мелководье на той стороне.


– Всё, пришли, – объявила жёлтая дракониха, обводя кончиком хвоста открывшуюся впереди пещеру.


Вода, омывавшая лапы, дальше обрушивалась небольшим водопадом с высоты в пару драконов и растекалась обширным озером, в тёмной воде которого мелькали силуэты всё тех же безглазых рыб, но никаких людей Луния на берегу не заметила.


Шлёпая по воде, Сверчок подобралась к самой кромке каменного уступа и заглянула вниз.


– Они сюда часто заходят? – обернулась она к Тау.


– Я несколько раз видела. Неужто не чуешь?


Луния старательно принюхалась, но рядом стояли Ласточка и Аксолотль, и различить чужие нотки в общем человеческом запахе не получилось.


– Тут есть и кое-что ещё… – Жёлтая обернулась к Брионии, и та помогла ей слететь с уступа на берег, поддерживая искривлённое крыло своим.


Остальные порхнули следом и двинулись за Тау вокруг озера на дальний его конец. Она ступила в воду и вытащила на поверхность нечто вроде клетки, в которой плескались три крупные рыбины. Судя по всему, они заплыли внутрь, но выбраться уже не могли.


– Ого! – восхищённо выдохнула Сверчок, подбежав. Поправила очки и стала разглядывать необычное приспособление. – Неужто эти… люди сами такое изобрели?


– Моя Ласточка умеет и получше! – гордо заявил Небо. – Да она что угодно придумает! Постоянно ловит рыбу всякими хитрыми штуками.


– Таких тут много, – заметила Тау, опуская клетку обратно в воду. – Насколько я поняла, люди приходят оттуда. – Она показала на дыру высоко в стене пещеры, откуда спускалась на берег извилистая тропинка из вырубленных в скале ступеней.


– Давайте я и Аксолотль останемся здесь до вечера, – предложила Ласточка. – Если придут люди, познакомимся… Без зубастых драконьих морд получится легче, – фыркнула она.


Позади вдруг послышался шорох, и Луния резко развернулась. Вгляделась в тёмные углы пещеры, но поначалу ничего не могла различить. Потом среди длинных теней, которые отбрасывали сталагмиты в сиянии огнешёлка, вроде бы что-то шевельнулось… нет, показалось… нет, вон там… нет.


Внезапно что-то блеснуло выше по стене, Луния вскинула голову… и встретилась взглядом с тощим, лохматым и очень странным существом, которое скорчилось в трещине скалы.


Понимая, что замечено, оно осталось совершенно неподвижным, даже не напряглось, будто вовсе не испугалось. Сложением незнакомец вроде бы ничем не отличался от человека, но торчащие в стороны сочленения тонких, как антенны шелкопряда, лап придавали ему жутковатое сходство с пауком. Сквозь грязные космы, что свисали с головы и подбородка, просвечивала бледная, как у рыбы, болезненного оттенка кожа, а глаза, хоть и затянутые зеленоватой плёнкой, смотрели, казалось, прямо в душу.


Отшатнувшись с невольным криком, Луния оступилась и едва не плюхнулась в воду, обдав брызгами крошку Икара. Странный человечек и тут не двинулся с места, но в его заросшей физиономии открылась щель с гнилыми зубами и раздвинулась в злобном подобии улыбки.


– Что с тобой? – подскочила, шлёпая по воде, Бриония.


Луния указала когтем, и все обернулись, разглядывая странного пришельца на скале. Ласточка подняла ладони и произнесла что-то успокаивающим тоном на языке людей. Не дождавшись ответа, она добавила по-драконьи:


– А так тебе понятно? Они не причинят тебе вреда.


Волосатый человек внезапно вскочил на ноги, сердито зашипел и скрылся в трещине скалы.

Глава 11


– Жуть какая! – передёрнула крыльями Бриония и обернулась к людям. – Я и не знала, что ваши сородичи бывают такими страшными.


– А разе это был человек? – удивилась Сверчок. – Ты уверена? Может, просто какой-нибудь зверёк, которого мы раньше не встречали.


– Мне кажется, человек, – ответила Ласточка, – но я понятия не имею, почему он такой. – Она спросила что-то у Аксолотля, и тот развёл лапками, тоже явно озадаченный.


Крошка Икар весь дрожал, зарывшись мордочкой в чешую Лунии. Она сняла его со спины и прижала к груди, чтобы успокоить и успокоиться самой. Оказывается, люди не все такие симпатичные и дружелюбные, как Ласточка с Нарциссой или Аксолотль с Оцелот. Попадаются и уродливые, а может, и опасные. Надежда на благополучный исход миссии, таившаяся в душе, внезапно дрогнула, будто хрупкое стекло, готовое разбиться.


Нет, нельзя поддаваться унынию! Пускай рассеется тоскливый туман.


– Люди такие страшные, – прошептал дракончик ей на ухо, дыхнув запахом дикой моркови, которую ел на завтрак.


– Не все, – шепнула она в ответ. – Ласточка и Аксолотль добрые… и симпатичные, правда?


– Мне снятся только плохие, – признался он еле слышно.


– Погоди, вот обзаведёшься крыльями, – сказала она, погладив его по головке, – и никого больше не будешь бояться. У меня они совсем недавно, а погляди, какая я смелая!


– Да и вообще, – добавила Сверчок, как-то незаметно оказавшаяся рядом, – всем нам иногда приходится чего-то пугаться… или тревожиться, или грустить. Я вот, к примеру, тоже испугалась, и ничего. Если тебе когда-нибудь опять станет страшно, обязательно поделись с нами – поговорим, и сразу полегчает.


Она протянула дракончику лапу, и крошка Икар благодарно потёрся носом. Интересно, подумала Луния, что скажут другие, если делиться с ними каждый раз, когда грустно? Ещё ненормальной посчитают.


– Проследить за ним? – предложила Ласточка, глядя наверх.


– Ни в коем случае! – зашипел небесный дракон. – Даже не думай приближаться к этой твари – сожрёт в один присест! – Он старательно нахмурился, принимая, как ему казалось, грозный вид. – Так и знай: я тебя тут одну не оставлю! Мало ли, вдруг оно вернётся? Буду стоять на страже, и даже не возражай!


Ласточка сердито подбоченилась.


– Да кто ко мне подойдёт, если ты станешь притворяться страшным и опасным?


– Вот и пускай остерегаются, – зарычал он, – потому что я и правда страшный и опасный!


– А что, если тут одни такие волосатые и живут? – Бриония с отвращением дёрнула хвостом. – Может, Бездна как раз и делает их такими жуткими?


Небо бросился к подруге и обхватил её лапами, словно опасался, что она вот-вот полезет на скалу.


– Ласточка! – в отчаянии воскликнул он. – Если Бездна такое творит с людьми, тебе никак нельзя туда идти. Я не позволю сделать тебя волосатым страшилищем!


Она встретилась с ним взглядом и погладила по чешуе. Казалось, они долго о чём-то говорят, не произнося ни слова.


– Вот и не позволяй, – сказала она наконец, – мне жалко свою причёску.


– Давай вернёмся домой, а?


– Мы обещали помочь всем драконам, Небо… Давай лучше договоримся: ты не дашь сделать меня монстром, а я тебя – белоглазым рабом Осы.


Небесный дракон вздохнул.


– Хорошо, только пускай теперь отважным героем буду я.


Тем временем Сверчок слетала наверх, где исчез в расщелине незнакомец, и обследовала тёмный проём в скале.


– Пожалуй, кто-нибудь из нас мог бы пролезть, – доложила она, вернувшись. – Может, попробуем глянуть, что в глубине?


– А если там Бездна? – опасливо поёжился земляной. – Что будем делать?


– Вернёмся в пещеру к добрым разноцветным драконам! – оживился Небо. – Сядем у костра и станем рассказывать истории, только нестрашные! К примеру, о милой черепашке, которая встретила черепашку ещё милее, и у них вылупились очаровательные черепашата, и все они жили долго-долго, грелись на солнышке, и никто их никогда не ел, конец.


– Нет, я лучше в Бездну, – заявила Бриония, – готова хоть сейчас! Надо узнать, что там такое прячется, раз уж об этом говорит целое пророчество.


Сверчок задумчиво потёрла лоб.


– В конце концов, за этим мы сюда и летели, – сказала она. – Сказано же: «Обретёт спасенье тот, кто отважно вглубь нырнёт».


– Но… а как же Росянка? – возразила Луния. – А Цунами, Луна, Рысь, Ананас… разве можно без них? «В одиночку не отбиться» – так тоже сказано. Мы здесь меньше чем из половины племён, вдруг ничего не получится?


– Вот именно! – подхватил Небо. – Подождём ещё пару дней, вдруг они найдут нас.


– Сидеть и ждать? – недовольно буркнул Жаб. – Нет уж, спасибо.


– Давайте для начала только посмотрим, – предложила Сверчок, – а делать ничего не будем. Просто как следует разведаем. Хотя бы я одна – загляну и сразу вернусь.


– Я с тобой! – неожиданно для себя выпалила Луния.


– Нет! Нет! – зашептал Икар, и Луния ощутила его дрожь всем телом.


– Ты останешься с Тау. – Она отцепила его коготки от своих плеч. – Мы уйдём совсем ненадолго.


Он печально всхлипнул, но безропотно перешёл в лапы жёлтой драконихи.


Надо будет сплести ему гобелен, подумала Луния, что-нибудь успокаивающее. Например, каким он станет с крыльями – его летящая фигура в центре, а рядом верные друзья, всегда готовые помочь. А внизу, на земле, Ласточка и Аксолотль… нет, лучше на спинах драконов – пусть напоминают ему, что люди тоже хорошие и надёжные друзья.


Представив себе композицию и краски будущей картины, она и сама ощутила, как тревога и грусть рассеиваются, и взлетела на уступ скалы следом за Сверчок, а затем протиснулась в тёмную щель уже почти без всякого страха.


Огнешёлк разогнал тьму впереди, открывая длинный туннель, уходящий в обе стороны. Куда побежало жуткое волосатое существо?


– В какую сторону? – спросила шёпотом Сверчок.


Вдали слева что-то блеснуло, и Луния указала туда. Сверчок кивнула, и они двинулись влево. Потолок был такой низкий, что приходилось едва ли не ползти.


Блестящим предметом оказался алмаз. На самом деле, их тут было много, не считая рубинов и изумрудов. Драгоценные камни украшали расписную арку над входом в следующий туннель.


Сверчок провела когтями по мозаике.


– На лианы похоже, правда? – шепнула она.


Луния кивнула, рассматривая орнамент из изумрудных стеблей, алмазных цветов и кроваво-красных рубиновых ягод.


– Похоже, это работа местных людей, – предположила она, – а значит, их поселение где-то близко. Впереди я никого не чувствую, но вон там дальше ещё какая-то картина.


Они нырнули под арку, и в свете огнешёлка красочные стены и потолок тесного коридора будто ожили. Луния едва сдержала испуганный возглас, когда ей померещилось бегущее волосатое чудище, но спустя миг она поняла, что это всего лишь изображения.


– Да тут настоящее искусство, – благоговейно произнесла Сверчок, поправляя очки и вглядываясь в красочные картины. – Похоже на исторические сюжеты. Как много людей! – удивилась она.


Фигуры человечков и в самом деле виднелись повсюду, однако, к сожалению, никаких разъясняющих надписей там не было. Что ещё странно – ни одного дракона!


Прищурившись, Луния разглядела одного у самого потолка. Дракон свернулся клубком в пещере, из ноздрей его вырывались клубы дыма. Везде было то же самое: целые толпы людей занимались своими непонятными человеческими делами. Дальше попался ещё один дракон, на этот раз летящий над группой скорчившихся людских фигурок, а на следующей картинке он снова лежал в пещере, но теперь перед грудой обглоданных косточек.


Луния передёрнула крыльями: поедание животных вообще вызывало у неё брезгливое чувство, а уж людей и подавно. Те драконы не знали, что едят разумных существ, напомнила она себе, но, тем не менее, представлять своих сородичей жестокими и опасными хищниками очень не хотелось. Выходит, и она сама немножко такая? Брр…


Чем дальше по коридору, тем тревожнее и страшнее делались картины. Драконы попадались на стенах всё чаще, преследуя бегущих человечков, костей вырастали целые груды, а у некоторых драконов торчали из пасти крошечные людские лапки. Люди корчились в муках, умирая в своих домиках, объятых драконьим пламенем.


Ну и искусство, подумала Луния, проводя когтем по разрисованной стене. Вот уж чего она никогда не станет изображать на своих гобеленах! Пускай этим займутся другие, если хотят, а у неё драконы всегда будут весёлые и довольные, а с ними рядом – такие же люди. Может, когда все их увидят, то научатся, наконец, дружить.


– Это не наши драконы, не пантальские, – тихо проговорила Сверчок. – Ты обратила внимание? Все двукрылые и плюются огнём!


– Правда? – Луния пристально вгляделась в драконьи силуэты. Какая же всё-таки её спутница умная и наблюдательная! Даже злые мысли о ней как о ядожалихе давно уже в голову не приходят. Она теперь не представительница жестокого и надменного племени угнетателей, а просто Сверчок, сама по себе, очень даже неплохая и добрая. – Да, ты права… Что же это значит? Какой художник с Панталы мог нарисовать драконов из Пиррии?


– Мне кажется, всё это было очень давно, – сказала Сверчок, осторожно трогая растрескавшуюся краску. – Наверное, в то время на обоих континентах жило одно и то же племя.


– Хм… – задумалась Луния.


Что-то сомнительно. Куда же в таком случае подевались все эти двукрылые огненные драконы?


Она продолжала разглядывать стены. Всё больше огня, горящих деревьев и людских жилищ, всё чаще искажённые криком лица. Что бы там ни происходило в той древней истории, смотреть на это было решительно неприятно.


– Ой, я знаю! – Сверчок внезапно схватила её за лапу. – Помнишь, как Жаб рассказывал нам про… ну этот, как там его… ах да, Пожар?


Луния в изумлении глянула на испещрённую пожарами стену. Да неужто?


– Значит, тут эти события показаны глазами людей?


– Так и есть! Огонь и смерть повсюду, совсем как в той истории. Что глазами людей, что драконов, одно и то же.


– Жаб говорил, что Пожар случился много тысяч лет назад.


– Должно быть, остатки людей с тех самых пор так и прячутся под землёй, в пещерах, – кивнула Сверчок, – иначе они просто не смогли бы выжить.


– Интересно, кто это? – Луния показала на фигурку, нарисованную отдельно от людей, стоявших вокруг.


Человек был выше остальных, вокруг головы его сиял золотистый кружок, а рука указывала вдаль, в направлении, куда уходил подземный ход. Через несколько шагов та же фигура появилась снова, но уже на чём-то вроде полумесяца, плывущего по волнам, а за ней – множество других людей, набитых в такие же «полумесяцы». Того же персонажа можно было узнать даже без кружка вокруг головы, потому что на обеих картинах его руки в толстых чёрных перчатках – а может, просто такие мощные? – держали какой-то зелёный ящик.


– Так-так, ясненько, – бормотала Сверчок, двигаясь вдоль стены и вглядываясь в рисунки, – это они пересекают океан. Плывут к нам на Панталу… Смотри, а здесь уже приплыли и спускаются в пещеру! – Она с тревогой обернулась. – Ты видишь, сколько тут лиан?


В самом деле, вход в пещеру был весь увит длинными ярко-зелёными плетями с красноватой листвой и мелкими белыми цветами. Тропинка, по которой шли люди, была протоптана сквозь такие же заросли.


– Всюду одно и то же растение, – медленно кивнула Луния.


– И не просто растение, – тяжко вздохнула Сверчок, – а Дыхание зла, я точно уверена.


– Луния! – послышалось вдруг позади. – Где ты?


– Я здесь! – крикнула она, с тревогой узнав голосок Икара, и кинулась обратно, с трудом развернувшись в тесном туннеле. – Икар! Я уже бегу!


– Луния! – отчаянно крикнул он вновь.


Проскочив расписную арку, она свернула в первый коридор и разглядела впереди сияющий огнешёлковый браслет на лапке малыша. Свет удалялся, но в нём были хорошо различимы сжимавшие дракончика человеческие руки и толстая плетёная сеть, окутавшая его.


Другой человек стоял ближе, развернувшись к Лунии. Он держал факел и длинный сверкающий нож.


Он нисколько не походил на то волосатое чудище, но выглядел всё же куда опаснее, чем Аксолотль с Ласточкой. Короткие тёмные волосы, кожаная одежда, обшитая птичьими перьями, и узкое худое лицо с изумрудной серьгой в носу.


Человек обернулся и сказал что-то державшему Икара товарищу. Тот перехватил дракончика покрепче и ускорил шаг.


– Стой! – крикнула Луния, бросаясь вперёд. – Что вы затеяли? Прекратите! Ласточка, на помощь!


Человек с перьями швырнул факел на пол и тоже кинулся прочь. Один миг, и люди исчезли во тьме, унося с собой крошку Икара.

Глава 12


– Ласточка! – вновь позвала Луния, подбежав к расщелине, ведущей в пещеру с озером. – Помогите! Здесь люди, они схватили Икара!


Подавляя панику, она пнула факел, дымящийся на полу, и зашипела от боли в лапе. Снаружи доносились слабые голоса.


– Он обещал только заглянуть! – кричала Тау. – Луния, прости! Откуда только они взялись?


– Слишком узко, не пролезть, – ворчал Жаб.


– Тогда посторонись, пусти меня! – рявкнула Бриония.


– Ласточка, не смей! – завопил Небо. – Стой, там опасно!


Спустя миг Ласточка уже стояла в коридоре. Взглянув на Лунию, она повернулась в ту сторону, откуда эхо доносило крики дракончика, и бросилась вдогонку. Луния протискивалась следом, не выпуская из виду мерцание огнешёлка далеко впереди. За спиной слышался топот драконьих лап, но оборачиваться и смотреть, Сверчок это или Бриония, было некогда.


Ускориться не очень-то получалось, а врезавшись в очередной раз в сталактит, она, наоборот, замедлила шаг. Не хватало ещё разбить голову и свалиться без чувств – что за польза тогда от скорости?


– Что они говорили? – бросила Ласточка на ходу. – Зачем им понадобился дракончик?


– Понятия не имею! Тараторили какую-то белиберду, а потом убежали. Они поймали его сетью!


– Бели… бер… Как, ещё раз?


– Да нет, не буквально! Я просто не поняла, верещали по-своему… извини!


– Мне послышалось… один из них вроде… упоминал Бездну, – запыхавшись, выдавила Сверчок позади.


Не зря она на привалах всё выспрашивала у Аксолотля, Ласточки и Неба про язык людей, подумала Луния с невольной завистью. Надо было тоже что-нибудь выучить, а не тупо валиться без сил. Хотя бы слово «бездна»! А может, и другое полезное, например: «Стой!» или «Не смей трогать дракончика!», или даже «Клянусь, если причинишь ему вред, нарочно начну питаться мясом, чтобы тебя сожрать!».


– Как странно, – вновь заговорила Ласточка, – похищать малыша, когда рядом взрослые. А вдруг это его родители, они ведь ни за что не отстанут, найдут и сожрут! Если уж заметили и погнались, правильней его бросить, тогда есть шанс улизнуть. Очень, очень странно!


Узкий коридор сворачивал то влево, то вправо. Похитители то и дело исчезали в боковых ответвлениях, и путеводный шёлковый огонёк несколько раз казался потерянным навсегда, но всякий раз снова появлялся во тьме.


– Если они хорошо знают эти пещеры, то должны были давно от нас оторваться, – продолжала удивляться Ласточка. Она остановилась, схватившись за бок и тяжело переводя дух. – Идите, я догоню… ох…


Луния склонилась над ней.


– Я тебя понесу! Когда догоним, ты всё равно понадобишься, чтобы с ними говорить.


Не став спорить, Ласточка вскарабкалась на драконью спину, и погоня продолжилась.


Коридор плавно спускался, и каждый поворот уводил драконов всё глубже в недра земли. Луния уже невольно гадала, вернутся ли они когда-нибудь к своим. Что скажет Небо, если его любимый человечек навеки сгинет в этом жутком лабиринте?


Внезапно она различила впереди слабое зеленоватое мерцание и… что это, шёпот? Стук драконьих когтей по каменному полу заглушал прочие звуки, и сказать наверняка было трудно. Однако необычный свет делался всё ярче, и наконец впереди открылась зловещая гулкая пещера с чащей сталактитов на потолке.


За широкой площадкой, усеянной валунами, зияла пропасть. Изломанная рваная рана с острыми зазубренными краями уходила вниз и вниз, в самое сердце земли, и эта жуткая глубина вызывала боль в глазах.


Вот она, Бездна!


Никаких сомнений не оставалось: разве могла быть в целом свете пропасть глубже и страшнее, чтобы сказать о ней, мол, здесь бездна, а там вроде как не совсем? Пророчество ночной драконихи могло указывать только на это место, оно казалось созданным из кошмаров многих поколений драконов.


Похитители стояли на самом краю провала, с ними был и малютка Икар. Человек в кожаной одежде, украшенной перьями, присел рядом со связанным дракончиком, достал нож и принялся разрезать сеть.


– Осторожно, не порань его! – крикнула Луния, замерев на месте.


Человек с ножом обернулся к ней, затем крикнул что-то другому. Тот покачал головой.


– Она велела ему убегать, но он не хочет её бросить, – перевела Ласточка. – Знаешь, мне кажется, Икарчик был приманкой – это ловушка для нас!


Луния опасливо огляделась. Её собственный огнешёлк и зеленоватое свечение Бездны достаточно освещали каменистую площадку, но ни других людей, ни волосатого чудища видно не было, как и расставленных сетей или других признаков западни. Сверчок с Брионией либо заблудились по дороге, либо не успели ещё добежать.


– Неважно, – бросила Луния, – главное – вернуть Икара.


Ей было страшно видеть малыша так близко к краю жуткой пропасти. У него же ещё нет крыльев! Что, если он вдруг туда упадёт? Луния невольно зажмурилась.


Ласточка соскользнула с её спины и шагнула вперёд. Показав пустые ладони в знак мира, заговорила на языке людей, и похитители застыли, с опаской косясь на дракона.


– Ну вот, – вздохнула она, – теперь тебе надо выглядеть как можно свирепее. Я попробую их уговорить, но будет легче, если ты их как следует напугаешь.


Сделав ещё шаг к людям, Ласточка продолжила свою речь, и на этот раз получила ответ от незнакомки, затянутой в кожу.


Как же их напугать? Луния приподняла крылья, чтобы казаться крупнее, и грозно нахмурила лоб. Хмурые драконы всегда казались ей страшнее. Люди меж тем обменивались репликами, которые звучали довольно сердито.


Что бы ещё такого придумать? Ах да, совсем забыла про свой огонь! Она приподняла переднюю лапу и выпустила ослепительное дымящееся волоконце. Скатала в шарик и сжала в когтях. Метать огнешёлк во врагов ей ни разу ещё не доводилось, но, возможно, одного вида будет достаточно.


Незнакомка с ножом окинула взглядом пещеру и что-то крикнула. Её товарищ вновь покачал головой и что-то произнёс тихо и печально.


– В чём дело? – удивилась Луния. – Почему они не отдают Икара?


– Ждут кого-то, – мрачно ответила Ласточка, – какого-то Хранителя Бездны, который на самом деле Крыс, – сейчас она его позвала по имени. Саму её зовут Сойка. Вроде бы он и велел им привести сюда дракона – или Бездна приказала через него, как-то так. – Она вновь прислушалась к разговору людей. – Говорят, Хранитель всегда здесь сидит, а сейчас его нет, странно. Прежде такого не случалось, и они даже думали, что он не может уйти.


Луния ощутила жутковатый холодок, будто по чешуе пробежали ледяные паучки.


– Бездна с ними разговаривает, приказывает? Они говорили, что там в глубине?


– Сами не знают. Вниз может попасть только Хранитель, непонятно как. Все распоряжения Бездна передаёт через него. – Ласточка скептически хмыкнула. – Я бы сказала, что это всё выдумки, но с пророчеством не поспоришь. Значит, что-то там всё же есть.


Дыхание зла, вот что! Оттуда оно и появилось, должно быть, подумала Луния. Как же иначе?


– Икара я Бездне не отдам! – прорычала она. – Так и скажи. Если не отпустят, сожгу их прямо сейчас!


Ласточка подбоченилась и выдала длинную человеческую фразу, которая прозвучала очень грозно, хоть и пискляво.


Сойка с приятелем обменялись долгим взглядом. Затем она вздохнула, вновь присела и разрезала последние волокна сети.


– Луния! – позвал малютка, едва высвободив мордочку. Сбросил с себя путы и рванулся через площадку.


– Икар! – с облегчением воскликнула Луния. – Мы здесь! – Она отложила в сторону огнешёлковый шарик и протянула лапы, готовая подхватить дракончика.


Тот не успел добежать всего нескольких шагов. С высокого потолка пещеры с шипением обрушилось то, что до сих пор пряталось среди каменных наростов, как уродливый волосатый паук, невыносимо зловонный, словно оружие принцессы Скарабеи.


Хранитель Бездны упал прямо на крошку Икара, прижав его к полу. Обхватил цепкими костлявыми лапами, вскинул на плечо и метнулся прочь, пока Луния растерянно хлопала глазами, осознавая странное и жуткое явление с небес.


Прежде чем кто-либо успел двинуться с места или издать звук, отвратительное чудовище подскочило к пропасти и шагнуло через край вместе со своей добычей.

Часть вторая. Секрет в глубине

Глава 13


– Икар! – крикнула Луния в отчаянии.


Нет, нет! Такого просто не может быть. Только что малютка был, и вот уже исчез. Его нельзя отдавать Бездне!


Луния не раздумывала. Подбежала к скалистой зазубренной кромке и кинулась в провал, расправляя на лету крылья. Догнать, вырвать Икара из чудовищных лап! Вернуть малыша назад!


Тёмный двойной силуэт кувыркался далеко внизу на фоне жуткого зеленоватого сияния Бездны. Сверху доносились крики Ласточки, но слов Луния разобрать не могла.


Значит, я всё-таки способна броситься навстречу опасности, с удовлетворением подумала она, пикируя в пропасть. Пока не возникает необходимость, об этом трудно судить. До сих пор её неизменно защищал Мечехвост, успевая принять все угрозы на себя.


Держись, Икарчик!


Стремительному падению, казалось, не будет конца. Луния помогала себе крыльями, но догнать Хранителя или хотя бы сократить дистанцию не получалось.


Зачем он это сделал? Что нужно Бездне от Икара? Он же ещё такой маленький!


Зеленоватое свечение всё разгоралось, заполняя целиком поле зрения, и наконец совершенно поглотило очертания человека и дракончика. Причудливо мерцающие переливы ослепляли, мешая понять, сколько ещё продлится падение… и вдруг оно закончилось.


Отчаянно замахав крыльями, Луния еле успела зависнуть в воздухе, чтобы не врезаться в спутанную чащу лиан, заполнявшую дно пропасти. Они сплетались клубками, будто хищные змеи в гнезде, и толщину зарослей не получалось даже прикинуть на глаз.


Зелёное свечение исходило от листьев этих лиан и влажного мха, окутавшего стены провала. Всё было видно, и огнешёлка уже не требовалось, но Луния всё равно была рада источнику тёплого золотистого света у себя на рогах.


Она осмотрелась вокруг, но нигде не заметила ни уродливого волосатого человека, ни малютки-шелкопряда.


– Икар! – позвала она.


Густые заросли должны были смягчить удар, но где же тогда дракончик? Как мог он исчезнуть так быстро?


Ага, вот он, след падения! Сломанные побеги, мятые листья… Она подлетела ближе и вгляделась, стараясь не коснуться лиан. Казалось, зловещее растение только того и ждёт, чтобы обвиться вокруг её лап и затащить в чащу, а там перемолоть, сожрать и переварить.


Вот оно какое, Дыхание зла. До сих пор Лунии не доводилось видеть его вживую, но изображения на стенах пещерного коридора не оставляли сомнений, как и описания в рассказах Росянки и Сверчок.


– Луния! – раздался за спиной тоненький голосок.


Она взмахнула крыльями, разворачиваясь в воздухе. Прищурилась, разглядывая море листвы, и наконец заметила, где человек перепрыгивал, словно белка, с одного клубка лиан на другой. Цепочка следов вела как раз в ту сторону, откуда донёсся зов дракончика.


Огибая скалистые зигзаги расщелин, Луния устремилась в погоню. Чудовищный Хранитель падал в провал быстрее неё, но теперь человеческие лапы едва ли смогут обогнать драконьи крылья, тем более что бегу мешает тяжёлая ноша.


Как скоро выяснилось, бежать ему пришлось недалеко. Заросли ползучих лиан заканчивались у пещеры в стене провала, а вернее, из неё начинались, расползаясь по дну Бездны в обе стороны. Переплетённые стебли и листва заполняли вход почти полностью, лишь на самом верху оставалась небольшая дыра, куда небольшой дракон или человек с крошечным дракончиком могли протиснуться.


Затаив дыхание, Луния нырнула в дыру, с внутренней дрожью ощущая крыльями и лапами касание листьев и побегов. От лиан, казалось, исходил злобный трепет предвкушения, будто от многотысячной стаи ядовитых ос при виде желанной добычи.


Пещера оказалась вовсе не пещерой. Каменная, сырая, сумрачная, но по размерам и форме скорее парадный зал, чем пещера: гладкие отполированные стены и одинаковые колонны по четырём углам.


В дальнем конце зала возвышался трон, а плети лиан тянулись от того, что сидело на троне.


Луния попыталась запечатлеть зрелище в памяти, чтобы осмыслить, но не смогла. Оно попросту не умещалось в голове. Первая мысль: что за дикий, чудовищный сюжет, такое просто не может существовать, даже на фантастическом, придуманном гобелене, не то что в реальности!


Она ожидала увидеть растение, и оно тут было: мощный стебель поднимался из пола под троном, обвивая его основание. Однако на троне сидело человеческое существо, а на коленях у него лежал небольшой дракон, стиснутый руками в толстых чёрных перчатках. Вначале она с ужасом подумала, что это Икар, но, подлетев ближе, заметила отблески своего огнешёлка на зелёной и оранжевой чешуе крыльев.


Мертвецы? Ну конечно, мёртвые, как же иначе!


Мощный стебель пророс сквозь драконий череп, а затем пронизал и человеческий, выплеснувшись из него настоящим водопадом побегов, словно жуткая пародия на волосы. Побеги-щупальца тянулись дальше и дальше во все стороны, ветвясь и заполняя весь пол пещеры, карабкались по стенам и уходили в трещины потолка.


– Что за?.. – выдохнула Луния изумлённо, зависая в воздухе перед троном.


На ковре из лиан у его подножия скорчилась ещё одна человеческая фигура, волосатая и уродливая, с горящим злобным взглядом. Хранитель Бездны сжимал в лапах слабо трепыхающегося Икара.


– Икар! – Луния рванулась к дракончику.


– Даже не думай! – прошипел Хранитель по-драконьи.


Странно: голос исходил от него, но звучал точно так же, как у одержимого шелкопряда на острове, где устроили засаду ядожалы.


Кто говорит за волосатое чудище – иноразум?


– Ты кто? – Взмахнув крыльями, Луния вновь развернулась к трону с двумя окоченевшими фигурами, прошитыми насквозь жутким растением. Казалось, мёртвые остекленевшие глаза их, затянутые зеленовато-белёсой плёнкой, таращатся прямо на неё.


Да нет, не могут они быть живыми, никак!


– Я властелин мира, – прозвучал ответ из уст Хранителя.


– Какой ещё властелин? – фыркнула она. – Никто даже не знает, что ты существуешь!


Пещеру заполнило шипение, исходившее, казалось, одновременно от трона, хищно трепещущей листвы и Хранителя.


– Они ещё узнают, все узнают, и очень скоро! Я правлю всем вокруг, всё здесь моё, всё…


– Ладно, поняла, – перебила Луния, – ты злодей с манией величия. Объясни только: откуда твой голос со мной говорит и что это за мертвецы? – Она кивнула на застывшие фигуры. – Что случилось с человеком и дракончиком?


Некоторое время царило молчание, затем голос обиженно прошипел:


– Отдай себя лианам, и мы покажем тебе всю историю с самого начала.


– Ха, ещё чего! Мой разум тебе никогда не заполучить.


– А куда тебе деваться? – спокойно хмыкнул голос. – Раз уж ты угодила сюда, выхода нет. Рано или поздно крылья устанут, ты упадёшь, и лианы сами доберутся до тебя.


– Пф! – фыркнула Луния. – Я могу и не ждать…


Она развернулась к выходу… но тот оказался целиком перегорожен! Подлетев ближе, она протянула когти, желая оторвать ярко-зелёную плеть, но тут же отдёрнула, заметив грозные шипы. Их укол наверняка столь же опасен, как ядовитый сок или острая кромка зубчатых листьев, особенно здесь, у самого корня зловредной лианы.


– Как ты это сделал? – спросила Луния. – Я думала, управлять растениями способен только дракон-листомант.


– У меня такой есть.


Взгляд её невольно метнулся к непонятному двукрылому дракончику на троне. Листокрыл? Тогда откуда оранжевые чешуйки рядом с зелёными? Подобного племени Луния ещё не видела. Голос между тем продолжал:


– К сожалению, моей ящерке не хватает сил, её дар действует на лианы только здесь, на дне Бездны, но не наверху. Вот почему этому идиоту было приказано доставить сюда… РОСЯНКУ!!! – внезапно заревел он.


Хранитель испуганно сжался у подножия трона. Оскалив гнилые зубы, он пискнул что-то на языке людей и встряхнул Икара, указывая на него.


– Мне нужен СОВСЕМ ДРУГОЙ дракон!.. – Голос внезапно прервался, будто говорившего душили, и сменился незнакомым, нежным и шепчущим: – Зато этот пригодится мне!


Плети лиан потянулись к Икару, словно любопытные змеи, но Хранитель отпрянул, вновь проверещав что-то по-своему.


– Ладно, мне не жалко, – хмыкнул первый голос, – и ты мне тоже не очень-то нужна, шелкопрядка, но и не помешаешь. Вдруг тебя прилетит искать Росянка, так что будешь кстати.


Луния гордо выгнула шею.


– Я тебя не боюсь! – прорычала она, грозно выставляя запястья. – Я не просто шелкопрядка. Захочу и спалю тут всё, а потом улечу!


Может, для того она и нужна со своим «солнечным» сортом? Выжечь проклятое растение, превратить в пепел – таково её предназначение с самого начала…


– Ой, как страшно! – неожиданно захихикал голос. – О нет, только не это, пожалуйста! – Услышав радостные нотки, Луния озадаченно умолкла. Что его так веселит? – Какая ужасная угроза, – продолжал он издеваться, – просто чудовищно!


Стоп… ну конечно! Если жечь, отсюда повалит дым – тот самый, что околдовал шелкопрядов и листокрылов на берегах Рычащей реки. Поднимется наверх, выйдет из Бездны, и тогда под властью иноразума окажутся последние драконы!


Луния в ужасе сжала когти.


– Сверчок! – крикнула она, обернувшись к выходу. – Ласточка! Бриония!


– Да-да, зови их, пускай летят сюда скорее! – продолжал хихикать голос. – Мне так хочется поиграть с симпатичными драконами и храбрыми людишками… потому что этот Хранитель НИКУДА НЕ ГОДИТСЯ!!! Я требую другого, но никто меня не слушается! Все почитатели предали меня!


Волосатый человечек с криком ужаса уронил дракончика в заросли на полу и в панике схватился за голову. Крошка Икар тут же вскочил, подбежал к Лунии и с жалобным видом протянул вверх лапки.


– Помоги мне! – захныкал он жалобно.


Луния устремилась вниз, но не успела коснуться его, как ползучие лианы взвились в воздух и оплели ей лапы, а Икар с побелевшими вдруг глазами сам ухватился и дёрнул её к себе. Цепкие плети тут же охватили шею, хвост и крылья, а ещё одна обвилась вокруг пасти, не давая вымолвить ни слова.


Захваченная, словно муха паутиной, Луния с ужасом ощутила, как паучий яд овладевает разумом. Пещера с троном медленно таяла перед глазами, заволакиваясь мутной пеленой.

Глава 14


Луния открыла глаза.


Склон горы, деревья вокруг, яркий солнечный свет…


Что такое, откуда всё взялось?


Она поморгала, отгоняя наваждение, но сосны никуда не делись. Посмотрела на свои лапы: ничего необычного, лапы её собственные. Мысли ясные, ни ядовитого тумана, ни хищных лиан поблизости. Если всё-таки наваждение, то невероятно правдоподобное. Вот только зачем оно понадобилось?


Деревья не проявляли никакой враждебности, как она ни приглядывалась, лишь мирно покачивали на ветру ветками с длинными иглами и уколоть явно не старались. Ничего подозрительного, ни единого признака, что кому-то хочется овладеть её разумом.


Только теперь она заметила Икара. Крепко зажмурившись, дракончик обнимал её лапу, вдобавок ещё и обвив хвостиком. Совсем крошка, кажется, даже мельче обычного двухлетки.


– Зачем мы здесь, не знаешь? – спросила Луния.


Икар молча покачал головой. Хотелось заставить его открыть глаза и осмотреться, но малыш и без того был слишком напуган.


Так или иначе, местность ничем не напоминала привычные травяные равнины Панталы. Скорее уж, тот драконий посёлок в Пиррии под названием Приют, где гости из-за океана не так давно побывали: такие же точно сосны вокруг. Только драконов тут не видно ни одного – один сплошной лес везде, куда ни глянь.


Выше по склону виднелся открытый уступ, и Луния забралась туда, захватив с собой Икара, – это было нетрудно, дракончик, казалось, весил не больше сосновой шишки.


Как же так, нигде никаких лиан? Луния почти ожидала увидеть сверху сплошной ядовитый ковёр Дыхания зла до самого горизонта и не очень удивилась бы, узнав, что жила под управлением иноразума много лет и теперь угодила в жуткое будущее, где зло окончательно победило. Однако зрелище оказалась куда поразительнее.


Местность по ту сторону леса выглядела сверху странно упорядоченно: прямоугольные и овальные площадки разделялись ровными линиями, а кое-где виднелись строения с узорчатыми крышами и башенками.


Похоже на улей, подумала Луния, разглядев площадь, окружённую крышами, – совсем как рынок, где они с братом покупали леденцы. Только ярусы здесь располагались не один над другим, а бок о бок. На площадках поодаль, судя по всему, выращивались овощи и зелень, а в центре странного «улья» теснились здания повыше и ступенчатые храмы с мощёными двориками.


– Икарчик, что это? – Луния повернулась к дракончику и тронула его носом. – Ты уже видел когда-нибудь такое? – Малютка упрямо потряс головой, не раскрывая глаз. – В небе пусто, ни одного дракона. Как странно!


Может, в этом будущем просто ульи такие? Она перевела взгляд с неба на дома и вновь старательно пригляделась. Вдоль ровных линий мельтешили чьи-то силуэты, но издалека казались крошечными, как муравьи.


Нет, пожалуй, всё-таки не драконы. Движения суетливые, форма тела какая-то не такая, и никто не летает.


Луния развернула антенны насколько могла, пытаясь учуять хоть что-то в небе, но там не было никого, кроме птиц, из которых самым большим был ястреб, лениво зависший в вышине.


Зато совсем недалеко вдруг послышалось… что это, голоса? Писклявые, как будто щебечущие, – не драконьи, людские!


Снова подхватив Икара, Луния взлетела на высокую сосну и спряталась в самой гуще хвои. Не то чтобы она сильно боялась людей, но после встречи с мерзким Хранителем и тем, кто сидел на троне, с новыми знакомствами спешить не хотелось.


Человечков было четверо. Они беспечно шагали вверх по склону, толкаясь, весело переругиваясь и топча кустарник. Один подобрал камушек и швырнул в ближайшую сосну.


– Точно в цель!


Двое его товарищей увлечённо занялись тем же, а последний презрительно скривился, уселся на валун и вытянул ноги.


– Тоже мне достижение, – хмыкнул он, – в дерево камнем попасть. За это вас на трон не возведут.


Первый человечек шутливо напыжился и вскинул руки в величественном жесте.


– Повелитель может быть только один – я, император Койот!


Внезапный холод пронзил Лунию от рогов до хвоста. Она всё понимала! Люди говорят по-своему, а она понимает каждое слово!


Значит, всё-таки галлюцинация. Не могла же она выучить человеческий язык, оставаясь тупой марионеткой под властью Дыхания зла. Какое странное, однако, видение.


– Да какой из тебя император, – фыркнул другой, – вот я – другое дело!


Он прыгнул первому на спину, и они принялись бороться, а затем покатились по земле, мутузя друг друга кулаками и наперебой выкрикивая «император Койот» и «император Аргайл».


Таких буйных и шумных человечков Луния ещё не встречала. Люди всегда вели себя тихо и осторожно, прячась в тёмных щелях, чтобы не оказаться пойманными и съеденными. Даже бесстрашная Ласточка держалась опасливо и вечно озиралась по сторонам, готовая в любой момент кинуться в укрытие либо отразить нападение.


Эти четверо, напротив, как будто считали себя здесь полновластными хозяевами. Никогда не смотрели на небо и не оглядывались через плечо, чтобы вовремя заметить дракона, решившего пообедать. Как будто ни о никаких драконах даже не слыхивали.


Луния вздрогнула. А вдруг здесь и правда нет драконов? Куда же все подевались?


Тот, что сидел на камне, вновь скривился, глядя на потасовку.


– Ну очень императорское поведение.


Первый оттолкнул второго и вскочил на ноги.


– Ладно, – пожал он плечами и кивнул на двоих спутников, – империй целых три, на всех хватит. – О сидящем на камне, он, видимо, позабыл.


– Если наш план сработает, – проговорил тот немного обиженно, как подумала Луния, – тогда останется только одна империя и будет один император на весь континент. – Он встал, отряхивая сосновую хвою со своего длинного шёлкового плаща.


Все человечки были одеты одинаково, причём гораздо богаче и изысканней, чем их пещерные соплеменники. Кромку одежды украшало серебряное шитьё с затейливыми завитками, и она явно не предназначалась для лесных походов с лазаньем по деревьям.


– На мой взгляд, дурацкий план, Змей, – покачал головой Койот и вновь двинулся вверх по склону горы, ведя за собой остальных. – За последний год здесь никто не видал драконов и понятия не имеет, где они водятся.


Луния чуть не ахнула от удивления. Люди ищут драконов! Почему же они исчезли, куда все улетели?


Очень хотелось проследить за людьми, но было немного тревожно: а вдруг заметят? Подумав немного, она перебралась на ветку повыше, а оттуда – на следующее дерево. Крошка Икар сидел на спине, крепко уцепившись за шею. Детство в шёлковой паутине на верхушке улья Цикады не прошло даром: Луния прыгала по ветвям не хуже белки. К тому же люди так шумели в лесу, что незаметно следовать за ними было просто. Наверное, они не расслышали бы, даже свались она с дерева в кусты.


Оживлённо споря о какой-то игре в мяч, человечки карабкались по склону довольно долго, а потом устроили привал почти у самой вершины. Впрочем, гора была небольшая по сравнению с соседними, которые Луния могла разглядеть сквозь ветви. Дальше к северу вздымались настоящие скалистые пики с белыми снежными шапками.


С высоты стали видны и другие странные ульи, развёрнутые вширь. Они занимали всю равнину сплошь, не оставляя ни клочка земли неотгороженным, невозделанным или незастроенным. Крошечные фигурки копошились всюду, как муравьи, и теперь Луния была практически уверена, что это не драконы, а люди.


Люди строят города! Живут прямо вот так, в открытую, нисколько не опасаясь, что кто-нибудь заметит их с неба и сожрёт. Ни дать ни взять, обеденный стол, накрытый для драконов!


Может быть, это вовсе и не Пиррия никакая? Правда, как раз из Приюта виднелся такой же горный хребет, пересекавший континент, но лететь туда пришлось с запада на восток через пустыню, где располагалось Песчаное королевство, меж тем как здесь нет ничего похожего на пески. В лучах заходящего солнца – одна лишь буйная зелень да белый и серый камень людских городов.


– Ну что, вернёмся в лагерь? – предложил один из четвёрки путников, рассевшихся вокруг небольшой полянки. Прислонившись к стволам сосен, они с аппетитом закусывали, доставая еду из сумок на поясе. – Нет здесь никаких драконов, ясно же – как ты и предсказывал, Койот.


– Разве я когда-нибудь ошибаюсь? – Хвастливый человечек с хрустом разгрыз орех и устало потянулся. – Так или иначе, приказ выполнен: мы всё обследовали.


– Я бы не сказал, что очень тщательно, – неодобрительно проворчал Змей.


– Ну так разведывай дальше сам, если так хочется. – Койот великодушно обвёл рукой вершину. – Водись драконы в окрестностях императорской столицы, мы бы о них знали, разве нет? Думаю, все они укрылись где-то на севере, у границ Алмазной империи.


– Вот и прекрасно! – хмыкнул его приятель. – Пускай жрут войско алмазных, избавят нас от лишних хлопот.


– Пф, какие там хлопоты, – отмахнулся другой. – Алмазное войско – жалкие слабаки, мы их одной левой уделали в прошлый раз, когда они полезли через перевал.


– Зато они нас – в позапрошлый, когда полезли мы, – усмехнулся Змей. – А их затем – на речной границе с владениями императрицы Ягуар. Ни одной из империй не удаётся расшириться за счёт других, все заперты на своей территории и дерутся за жалкие клочки спорной земли. Вот почему нам позарез требуется решающее преимущество – план императора гениален!


– Императора? – насмешливо фыркнул Койот. – Всем известно, что этот план ты сам нашептал ему на ухо.


– Лови! – Приятель кинул в него апельсином. Койот ловко поймал спелый плод, вынул из-за голенища нож и принялся счищать шкурку.


– Император велик и мудр, – спокойно возразил Змей, – а потому внимательно слушает даже самых незаметных своих подданных.


– Только я не понимаю, как этот план осуществить, если мы не найдём ни одного дракона.


– Найдём, пусть это тебя не беспокоит. Я совершенно уверен в успехе! – Змей задрал голову к кронам сосен и глянул в упор прямо в глаза Лунии.

Глава 15


Пискнув от ужаса, она отшатнулась в самую гущу ветвей. Сердце пустилось вскачь, а крошка Икар так вцепился со страху ей в шею, что на миг закружилась голова.


Что же теперь будет? Зачем людям понадобился дракон?


Внизу некоторое время царила тишина, а затем кто-то передразнил напыщенный тон Змея, и остальные двое подхватили смех. С поляны послышалась шумная возня.


Луния рискнула выглянуть сквозь сосновые иглы: Змей тоже поднялся на ноги, его взгляд был вновь обращён на спутников.


Наверняка же видел её, почему не показывает другим?


– Не унывай, Змей! – бросил Койот, хлопнув его по плечу. – Думаю, император позволит тебе гоняться за придуманными драконами хоть до конца жизни. Заодно и в тылу отсидишься, – усмехнулся он.


– Я не потому… – начал тот возмущённо.


– Конечно, конечно! – Койот небрежно отмахнулся и зашагал следом за товарищами вниз по склону. – Возвращаемся в лагерь! – крикнул он, и безалаберная компания исчезла в чаще с гомоном и треском ветвей.


Раздражённо вздохнув, Змей окинул взглядом деревья вокруг поляны, но голову не поднял.


Один не так страшен, с облегчением подумала Луния, с одним справиться нетрудно. На крайний случай есть огнешёлк. Главное, получить ответы. В этом видении она понимает людей, но поймёт ли человек её драконий язык?


– Привет! – робко окликнула она.


Не ответив, Змей двинулся с поляны в заросли, бесшумно переступая через лесной мусор. Луния понадёжней пристроила Икарчика у основания толстой ветки и шепнула ему:


– Сиди здесь! – Расправила крылья и слетела на землю. – Эй! – вновь крикнула она человечку вслед. – Привет! Уж не меня ли ты разыскиваешь?


Он продолжал молча шагать, как будто ничего не слышал. Как странно! Даже если не понял по-драконьи, то уж рычание мог как-нибудь различить на фоне обычных лесных звуков.


Она догнала его и легонько ткнула когтем в спину.


Змей не обернулся, даже не вздрогнул.


– Ты что, не видишь меня и не слышишь? – удивилась Луния. – В самом деле? – Обогнав его, она загородила дорогу и распахнула крылья, чтобы казаться больше.


Человечек спокойно, не сбавляя шага, прошёл прямо сквозь неё!


– Гр-р-р! – невольно рыкнула Луния.


Нет, не от боли… но это было так странно! Она подняла лапы к глазам и повертела, внимательно рассматривая. Вроде бы всё в порядке с ними: и видно, и трогать можно что угодно, хоть деревья, хоть дракончика – почему же для людей она будто вовсе не существует? Похоже на невидимость, только ещё хуже!


Вернувшись к малышу, она уселась на ветку и обняла его крылом, чтобы успокоиться. Хоть кто-то настоящий и близкий рядом.


– Икар, как думаешь, где мы? Что с нами творится?


Дракончик вдруг задрал голову и со страхом глянул в облака: с неба на кроны сосен стремительно опускалась сумрачная тень. Через мгновение лес будто заволокло густым туманом, мир вокруг растворился и исчез, а когда туман рассеялся, оказался совершенно другим.


Тоже гора, но выше и холоднее. Предрассветный сумрак. Верхушки деревьев далеко внизу, а здесь только россыпи валунов, заметённые снегом. Равнодушный взгляд горного козла, мирно жующего клок увядшей травы.


Животное смотрело сквозь Лунию и дракончика, явно не замечая их.


Люди здесь тоже были, но не ходили, а лежали в снегу за валунами, и Луния сперва приняла их за трупы. Потом вдруг один из человечков поднял голову, но тут же вновь прижался к земле.


Они от кого-то прячутся!


Ага, понятно от кого. Из отверстия огромной пещеры неподалёку валил дым и слышалось рычание. Стало быть, всё же нашли, подумала Луния. Интересно, хотя бы драконы её увидят?


Рычание становилось всё громче: обитательница пещеры приближалась к выходу. Высунула голову, сладко зевнула, выбросив язычок пламени, и с подозрением принюхалась.


Небольшая, чуть крупнее самой Лунии. Два крыла, оранжевая с лимонно-жёлтым подбрюшьем. Какая-то нестрашная, будто бы даже и не совсем дракон.


Луния с беспокойством глянула на затаившихся людей. Жалко, если поранят! Однако надеяться на это было трудновато: человечки держали наготове острые копья, а в их глазах застыла угрюмая решимость.


– Осторожно! – крикнула и Луния. – Эй, слышишь меня? Здесь люди, они что-то затевают!


Взгляд оранжевой скользнул мимо: не слышит и не видит! Услышал один лишь крошка Икар и в ужасе сжался под крылом у Лунии.


– Люди страшные, люди плохие, – пробормотал он.


Тем временем дракониха вылезла из пещеры, расправила крылья и поднялась в небо. Люди всё так же лежали не шевелясь. Сделав пару кругов над горой, она полетела на восток навстречу восходящему солнцу.


– Пошли! – тихо скомандовал один из человечков.


Трое лежавших у самого входа в пещеру вскочили и бросились внутрь. В одном из них Луния узнала Койота, но теперь он был старше, поседевший и с морщинистым лицом.


Некоторое время царила тишина, затем командир поднялся и тоже двинулся к пещере, но осторожно, перебегая от укрытия к укрытию. Это был Змей, но тоже уже в годах, с длинными седыми волосами и шрамом на щеке. Одежда стала грубее, без серебряного шитья и весьма потёртая, как будто в ней немало бродили по лесам, зато на плечах у командира блестели золотые нашивки, а в волосах – такая же лента с ярко-зелёным птичьим пером. Он жадно впился глазами в отверстие пещеры, словно надеялся мысленно помочь тем, кто внутри.


Наконец люди появились из пещеры: двое сжимали обнажённые мечи, с опаской глядя в небо, а третий шёл между ними, держа драконье яйцо.


Расплывшись в довольной улыбке, Змей махнул рукой, и из-за валунов поднялись ещё трое. Они бегом притащили ящик, и Койот бережно уложил туда ценную добычу.


– Я знал! – проговорил Змей, склонившись над яйцом и любовно гладя его.


– Конечно, – усмехнулся Койот. – Ты всегда прав. Император будет в полном восторге.


– Сколько яиц было в гнезде?


– Три, – доложил один из солдат, слишком поздно заметив предупреждающий взгляд Койота.


Змей повернулся к нему и глянул в глаза.


– Принеси остальные, – велел он.


– Мы же хотели начать с одного!


– Мне нужны все. Живо в пещеру!


– Но… – робко подал голос человечек рядом с Койотом. – Дракониха наверняка разозлится, если мы заберём все. Учёные говорили, что пропажи одного яйца она может и не заметить, а…


Змей повернулся, выхватывая меч, и говоривший упал, обливаясь кровью. Луния не успела прикрыть дракончику глаза, но он уже зажмурился, дрожа всем телом.


– Понял, понял! – уступчиво поднял ладони Койот и зашагал к пещере.


По знаку командира трое солдат бросились следом, а остальные подтащили ещё два ящика.


Наблюдая, как в них укладывают краденые яйца, Луния с отвращением зажмурилась сама. Бедная мать, подумала она, вернётся с охоты, а гнездо опустело.


Как бы хотелось спасти ещё не вылупившихся драконят! Какой страшный конец их ждёт, что затеяли люди?


– Икар, – шепнула она, – мне кажется, всё это как-то связано с тем человеком на троне и его дракончиком. Не понимаю только, при чём тут иноразум и Дыхание зла?


Нет, надо смотреть дальше, вдруг удастся увидеть продолжение этой страшной истории! Луния глубоко вдохнула и открыла глаза.


Солнечный морской берег, лапы вязнут в горячем песке пляжа. Остров, совсем маленький, изогнулся дугой вокруг ярко-синей мерцающей бухточки, где в скалистом углублении на мелководье видны два драконьих яйца.


– О нет! – прошептала Луния, в ужасе зажимая пасть лапой.


Работа уже кипела. Люди столпились вокруг гнезда, перекладывая яйца в корзины, устланные водорослями. Змея с Койотом тут не было, и люди выглядели по-другому: синевато-зелёные волосы и одежда из тюленьей кожи, отороченная мехом каких-то животных.


– Живее! – поторапливала женщина в серебряной диадеме с фигуркой ягуара. – Морская дракониха вот-вот вернётся.


– Её встретят копьями наши воины, – проворчал один из солдат.


– Зачем убивать без необходимости? – возразила командирша. – Императрица велела добыть яйца тайно. Драконы не должны узнать, кто их взял. – Она кивнула на прибрежный песок. – Не забудьте стереть все следы.


Смешно, подумала Луния. Какой дракон не учует запаха стольких людей, даже на следующий день!


– В других странах тоже так осторожничают? – спросил кто-то.


– Кто знает? – пожала плечами женщина. – Разведчики доложили, что яйца там тоже добывают, но и всё. Что с ними делают и дрессируют ли драконят, неизвестно.


– Как бы это всем нам не обернулось боком, – снова проворчал солдат, и морской берег тут же исчез в тумане.


Когда тень рассеялась, Луния с Икаром оказались на песчаной равнине у подножия высоких красноватых скал. Выше виднелась пещера, перед которой несколько людей укладывали в ящики драконьи яйца, а затем спускали с уступа на длинных верёвках. Внизу расположился целый отряд всадников во главе со Змеем и Койотом. Один не сводил глаз с бесценных ящиков, другой опасливо смотрел в небо.


– Ничего не выходит, – буркнул он, – а ты всё упорствуешь. Столько солдат уже погибло… и учёных. Искалеченные люди, сожжённые лаборатории…


– Я уверен, что приручить драконов удастся! – процедил сквозь зубы Змей. В волосах у него, совсем седых, прибавилось два новых пера, а морщины на лбу и щеках стали глубже. – Страх подчинит их, и в моих руках будет новое, непобедимое оружие!


– Ты хочешь сказать, у императора? – робко поправил Койот.


Змей мрачно усмехнулся, провожая глазами последнее яйцо. На этот раз их оказалось шесть.


– Всё, поехали! – скомандовал он, когда погрузка закончилась.


Койот придержал его за узду.


– А как же люди, которые ещё наверху?


– Ничего, догонят, – бросил Змей и пустил коня вскачь.


Поглядев на солдат, медленно спускавшихся с утёса, Койот вздохнул и последовал за командиром и остальным войском.


Что случилось дальше, видела одна Луния. Дракониха была куда крупнее, чем в первый раз, песчаного цвета с чёрными отметинами и шипом на хвосте. Обогнув скалу, она нырнула в свою пещеру, но тут же вылетела обратно с яростным рёвом. У скалолазов на верёвках не было ни единого шанса выжить. При виде снопа пламени, вырвавшегося из драконьей пасти, Луния прикрыла глаза Икарчику и зажмурилась сама.


Теперь они стояли внутри пирамиды из каменных блоков, в песчаном дворике. Солнечный свет из окон высоко над головой освещал выведенные золотом причудливые буквы людского письма, которые непостижимым образом сами складывались в слова у Лунии в голове: «Покорность», «Выживание», «Да хранит нас император».


Вдоль стен выстроились человечки в тяжёлых кожаных доспехах, с копьями и мечами. В центре пустой площадки, прямо на песке лежало созревшее драконье яйцо, по которому уже бежали первые трещины.


Луния смутно припоминала кое-что из первых мгновений собственной жизни: плавное покачивание шёлкового гамака, в котором лежало яйцо, нежные лапы, помогавшие высвободиться от скорлупы, тепло и надёжность материнских крыльев.


В холодном каменном зале ничего этого не было, лишь угрюмые взгляды ощетинившихся копьями солдат. В паре шагов от яйца стоял ещё один, в железных доспехах. Глухой шлем полностью скрывал его лицо, и понять, Змей ли это, Луния не могла. Нагнувшись к яйцу, он держал наготове длинную железную палку с петлёй на конце. Едва крошечный дракончик выполз на дрожащих лапках из расколотой скорлупы, железная проволока затянулась вокруг его шеи. Он удивлённо вскрикнул, в голосе звучал страх. Хотел повернуться в поисках матери, но человек нажал на палку, насильно пригибая его к песку.


– Не могу на такое смотреть! – со слезами воскликнула Луния, прижимая к себе крошку Икара и закрывая ему глаза и уши. – Зачем нам это показывают, нельзя ли что-нибудь другое? Пожалуйста!


Человек ткнул дракончика другой палкой, заставляя подняться на лапы. Тот зашипел и попытался цапнуть мучителя зубами.


Какой смелый, подумала Луния, вспоминая слова Койота об искалеченных учёных и невольно желая, чтобы их стало побольше. Какой ужас, какая жестокость! Как жаль малышей, которые с первых мгновений жизни попадают в мир насилия и боли! Рано им ещё упражняться с зубами и когтями, сначала надо испытать любовь и нежность.


Наконец новая тень избавила Лунию с Икаром от жуткого зрелища, и они очутились в длинном зале со столами вдоль стен, где стояли железные клетки, в каждой из которых лежало драконье яйцо. Луния ахнула: яиц здесь было не меньше двух десятков, и ещё в десятке клеток оставались осколки скорлупы.


В глубине зала распахнулась дверь, и вошёл Змей, за которым еле поспевал солдат с ящиком под мышкой.


– Сюда! – распорядился Змей, открывая дверцу клетки. – Не верю, что в том гнезде нашлось только одно яйцо: дракониха была громадная.


– Я таких ещё не видал, – горячо подтвердил помощник, распаковывая яйцо.


– Тогда почему оно только одно, да ещё так надёжно спрятанное? Может, ты врёшь, а просто мой тупой братец побоялся забрать остальные?


– Не вру, клянусь! – Солдат оторвался от яйца и в отчаянии заломил руки. – Мы и так едва там выжили, и уж точно не стали бы рисковать, что нас пошлют обратно.


– В это могу поверить, – фыркнул Змей. – Будем надеяться, что оно оправдает все труды. – Он пригляделся к скорлупе, сквозь которую смутно виднелась оранжевая тень. – Ладно, зато самое крупное. Этот дракон, когда я его подчиню, обратит алмазных в пепел!


– До меня доходили слухи, что…


– Какие? – резко обернулся Змей.


– Алмазная империя тоже пытается приручить драконов… и ягуары тоже, – пробормотал помощник.


Змей язвительно усмехнулся.


– Да уж, попробуй тут с вами сохранить что-нибудь в тайне. Одно счастье, что драконы у них всё больше морские и не могут плеваться огнём. По крайней мере, так утверждают учёные. Наши драконы самые сильные и опасные… лишь бы только заставить их работать.


Он говорит о драконах как о ткацких станках или повозках, с горечью подумала Луния. Как будто достаточно потыкать железной палкой, и вот он, покорный и исполнительный слуга!


Вновь туманная тень и мрак, на сей раз надолго. Лунии уже казалось, что человеческая история окончена, но завеса всё же поднялась. Вдаль простиралось поле, засаженное высокими кустами, между которыми стайки людей, весело болтая, наполняли корзины спелыми томатами и бобами. Солнечный день, ясное голубое небо над головой, всюду покой и мир. Даже малютка Икар поднял голову и вздохнул с облегчением. Чешуёй Луния ощущала, как успокаивается его колотящееся сердечко, несмотря на людскую толпу вокруг.


Внезапно за спиной прогрохотал душераздирающий рык, в котором звучала неистовая ярость. Казалось, все самые жуткие моменты из жизни Лунии сплавились воедино в палящем жаре.


Из соседнего леса показались три драконихи. Наполняя воздух едким дымом из ноздрей, они летели низко над полем, так что можно было заглянуть каждой в глаза. Одна была песчаная из пещеры на красном утёсе, впереди гневно хлестала мощным хвостом гигантская оранжевая раз в пять крупнее, с медно-ржавым зеленоватым подбрюшьем, а рядом с угрюмой решимостью работала крыльями чёрная с красными пятнами.


Человечки в поле разбегались с паническими криками, бросая корзины с урожаем, но до каменных строений было слишком далеко.


Драконихи дружно разинули пасти, и над полем взвились языки дымного пламени. Луния крепче прижала к себе Икара, но сторонним наблюдателям из другого мира даже близкий огонь не причинял никакого вреда. Зато кусты вспыхивали один за другим, и вскоре уже всё поле дымилось и пылало.


– Так и знала, – с горечью прошептала Луния, глядя, как оскорблённые и ограбленные матери делают последний круг над полем и устремляются дальше, к людским домикам. – Вот что стащили воришки пять тысяч лет назад и тем разозлили драконов. Никому не позволено красть драконье потомство безнаказанно. Теперь я понимаю, с чего начался тот самый Пожар!

Глава 16


Луния понятия не имела, зачем и каким образом смотрит картины далёкого прошлого, но могла оценить, насколько исказилась история за прошедшие с Пожара тысячи лет. Драконы превратили её в миф, восполняя утерянное домыслами, как замазывают трещины древомассой: запомнили только, что люди сотворили какое-то зло, но подробности о краже яиц и цели преступления начисто стёрлись из памяти. Возможно, никто просто не мог поверить, что безобидные на вид крошечные воришки способны такое затеять, не говоря уже о том, чтобы создать столь развитое общество.


Люди тоже переиначили историю, но по-своему, если об этом можно судить по рисункам на стенах пещеры. Причина Пожара из них не ясна: нет ни жадных охотников за драконьими яйцами, ни жестоких пыток едва вылупившихся драконят. Если верить людям, драконы стали жечь их жилища просто так, без всякой причины. Луния с отвращением вспоминала картинки, где несчастных человечков жгут живьём или пожирают. Они изображались жертвами, а драконы – кровожадными чудовищами.


С другой стороны, Жаб в чём-то оказался прав, с гневом подумала она. Первыми начали всё же люди.


Ещё одна тень упала и рассеялась. Луния с Икаром стояли под тремя вечерними лунами на вершине ступенчатого храма в центре большого города, совсем не того, где жил Змей. Должно быть, по ту сторону гор и сильно севернее, судя по обжигающему морозу. Человечки на площади внизу носили меха поверх толстой шерстяной одежды и разговаривали на другом языке… но сгорали в драконьем пламени так же быстро.


На этот раз людей атаковали целых десять драконов, старательно выжигая все жилища, каждый уголок поселения.


А ещё… крошка Икар больше не прятал глаз, наоборот, отталкивал лапы Лунии, чтобы не пропустить страшного зрелища.


– Вот и пускай жгут! – прошипел он свирепо. – Хочу, чтобы никого из этих не осталось, навсегда!


– Икар… – Она даже немного растерялась. – Всё это случилось много-много лет назад, в глубокой древности. Пойми… Я знаю, ты злишься, что люди воровали яйца. Конечно, это ужасно, я согласна, но… справедливо ли убивать всех подряд?


– Да, – буркнул дракончик, – так им и надо!


Его можно было понять. Лунии самой когда-то хотелось убить всех ядожалов до последнего. Когда драконы – или люди! – творят такие ужасы, разве не заслуживают они наказания, и тоже ужасного? В своё время ядожалы пытались уничтожить целиком племя листокрылов, так разве не справедливо было бы ответить тем же? Люди похищали и мучили драконят, а потому драконы имели полное право на… на что?


Закончить мысль никак не получалось. Луния не могла смотреть на пылающий город, где метались по улицам сотни обречённых фигурок, и думать, что всё это правильно, даже после того как наблюдала отвратительные сцены людской жестокости к драконьим малышам. Не могла желать, чтобы Ласточка и Аксолотль никогда не существовали. Познакомившись с ними, она поняла, что не все люди заслуживают уничтожения. Разве можно, хоть немного пообщавшись с милой и разумной Сверчок, желать смерти всем ядожалам?


Наверное, Росянка права, подумала Луния, какие-то уж слишком мы, шелкопряды, добродушные и незлобивые. Конечно, такие преступления прощать нельзя… но и наказание должно быть справедливым! Пускай жестокая кара постигнет только тех, кто её заслужил.


Так или иначе, Луния сама ни за что не стала бы вот так летать и мстительно разбрасывать огонь направо и налево. Она вдруг с ужасом подумала, что краденые драконьи яйца, должно быть, остались в городе, и никто их не спас. Наверное, матери решили, что драконята уже и так погибли, и не понимали, что сами лишают себя последней надежды их разыскать.


Северный город, охваченный пожаром, растаял в тумане, а затем Луния оказалась на морском берегу. Тоже сумерки, но луны выглядели иначе – другая ночь, и проливной дождь.


Толпа дрожащих промокших людей у кромки воды грузилась в большие деревянные посудины, качающиеся на волнах. Луния сразу узнала странные «полумесяцы» с пещерных картинок, переправлявшие беженцев через океан. С помощью длинных палок с плоскими концами человечки отталкивали заполненные посудины от прибрежных камней, а другие настороженно осматривали небо, держа наготове мечи и копья, которые явно не смогли бы сдержать огненную ярость драконов. Завеса дождя и то защищала лучше, чем жалкие заточенные железки.


Один из людей, в длинном плаще с капюшоном, ступил на самую большую посудину и обернулся, принимая протянутый ему ящик. Заметив толстые чёрные перчатки, Луния подскочила ближе, вглядываясь под капюшон. Так и есть – Змей. Вот кто, оказывается, возглавлял переселенцев на картинах, и ящик у него похожий.


Внутри, конечно же, драконье яйцо, догадалась Луния, то самое, огромное, что принесли в зал с клетками. Выходит, даже после страшной катастрофы, сожжённых городов и погибших соплеменников Змей не отказался от своего чудовищного плана!


Что же он за существо такое, с гневом подумала она. Если умный, то почему не ищет способы сделать мир лучше, добрее, справедливее? Зачем так стараться принести людям и драконам ещё больше несчастий? Ради власти? Почему бы не отдать свои способности и силы делу примирения, чтобы племена людей и драконы жили спокойно и не воевали друг с другом?


Зачем, зачем этот человек разрушает свой собственный мир?!


Змей поднял взгляд на береговые утёсы.


– Что-нибудь слышно о моём брате? – спросил он тех, кто стоял рядом.


– Нет, господин, – покачал головой солдат. – Койот отправился предупредить людей в южных посёлках, и с тех пор от него никаких вестей.


– Что ж, – поджал губы Змей, – тогда не будем ждать.


Он прошёл на нос корабля и сел, поставив ящик себе под ноги. Остальные поспешно взошли следом на борт и оттолкнулись от берега.


Луния грустно покачала головой. Не очень-то похоже на героическую легенду с картинки, где предводитель стоял в величественной позе, указывая путь. Здесь он корчился, промокший и грязный, пока другие управляли судном и делали всю работу. Впрочем, людей было так же много, как на картине. Посудина за посудиной отправлялись в путь, качаясь на волнах и опасно кренясь.


– Наверное, они все потонут! – с надеждой пискнул малютка Икар.


Однако Луния знала, что кое-кто доплывёт. Змей со своим ящиком уж точно, если верить пещерным рисункам.


– Это всё? – устало спросила она, подняв голову к тёмному пасмурному небу.


Сколько можно, в самом деле, странствовать по наполненной злом жизни этого негодяя, наблюдая крушение целого мира!


Тень укрыла их снова и поднялась, открывая панораму залитых солнцем дремучих джунглей. Неподалёку возвышалась гора, испещрённая отверстиями пещер, в душном, пропитанном тропическими ароматами воздухе стояло неумолчное жужжание насекомых.


Луния удивлённо озиралась по сторонам. Как много деревьев! Неужели Пантала была такой когда-то, до Древесных войн королевы Осы?


Сквозь просветы в чаще лиан виднелось искрящееся солнечными бликами водное пространство, тихое и спокойное, без набегающих волн. Точно не океан – что это, озеро Скорпион?


В чаще зазвучали голоса, кто-то приближался. Повернувшись, Луния чуть было не наступила на человечка, который вдруг высунулся из зарослей кустарника под её лапами. Впрочем, персонажу из видения это нисколько бы не повредило.


– Эй, стойте! – крикнул он. – Дальше ни шагу!


Луния замерла, как и те двое, что показались из чащи. Переглянувшись, они вопросительно уставились на фигуру, одетую в причудливый наряд из листьев, в которой, тем не менее, легко было узнать всё того же Змея.


– Прошу прощения, господин, – начал один из ступивших на прогалину, – мы ходили искать пещеры, пригодные для укрытия.


– Кто-то вроде бы видел ночью дракона в небе, – пояснил другой. – Начальница охраны боится, что они прилетели за нами через океан, так что и здесь покоя не будет.


– Она говорит глупости, – бросил Змей, – нет тут никаких драконов… впрочем, это уже неважно, – добавил он, многозначительно подняв палец. Луния заметила, что руки у него дрожат. – Я нашёл ответ! Теперь я знаю, как заставить драконов слушаться нас!


Глаза его лихорадочно блестели, и он выглядел не совсем нормальным, но люди старательно делали вид, что верят.


– О, неужто в самом деле? – почтительно заговорил первый, помолчав. – Наконец-то!


– Посмотрите на это растение. – Змей снова присел в зарослях и указал на вьющийся побег. – Оно управляет насекомыми, подчиняет их разум! Муравьи разносят его семена по джунглям, а затем умирают, и новые ростки питаются их телами. С той же целью глотают семена черви и ползут умирать, куда оно им велит. Чудесно, не правда ли? Растение захватывает новые территории и размножается за счёт других живых существ. Просто великолепно!


Солдаты вновь переглянулись с обеспокоенным видом.


– Но такое растение… – начал первый с тревогой.


– Оно может быть опасно, – продолжил другой. – А вдруг…


Змей раздражённо отмахнулся.


– Не говорите ерунду! Я применю его только против драконов.


Схватив железную лопату, он стал выкапывать лиану с корнями.


Крошка Икар испуганно пискнул и прижался к Лунии. Чащу заволокло туманом, а в следующий миг они уже стояли в пещере, тускло освещённой масляными лампами. Стены блестели потёками воды, под лапами хлюпала сырость, а из коридоров доносились лязг и людской гомон, как будто там что-то копали или строили. В воздухе стоял запах гнилых листьев, на полу стояли кадки с землёй и лежали груды лиан, но пещера чем-то напоминала тот зал из видения с железными клетками. Они здесь тоже были, хоть и простые плетёные, а внутри сидели по большей части ящерицы разных видов, но также и обезьянка, и длиннохвостая сине-зелёная птица. Между клетками нервно вышагивал Змей.


Было тут и драконье яйцо. При виде его у Лунии перехватило дыхание. Вот-вот вылупится, поняла она. На полупрозрачной скорлупе, под которой угадывалось движение, уже появилась первая трещинка.


– Не успеваю, – недовольно проворчал Змей. – Почему не получается? Вроде бы всё правильно! – Он бросил взгляд на бумагу с записями и склонился над хамелеоном, лежащим на большом зелёном листе с алыми прожилками. – Хм… – Ткнул в хамелеона палочкой для письма, но тот лишь бессильно моргнул. – Эй, вставай!


Хамелеон остался неподвижен.


Змей пробормотал ругательство и вновь оглянулся на драконье яйцо. Затем направился к большому горшку, где сплелись вместе сразу несколько длинных побегов Дыхания зла.


Яйцо между тем качнулось, по скорлупе пробежала ещё одна трещина. Змей с шипением кинулся в глубь пещеры и вернулся с той самой железной палкой, какой прежде тыкал вылупившегося дракончика. Луния с отвращением смотрела, как злодей натягивает свои чёрные перчатки и осторожно приближается к яйцу с палкой в руке.


– Эта сцена мне не нравится! – произнёс внезапно тонкий ясный голосок, и пещера с клетками тут же завертелась и унеслась прочь, сменившись плотным туманом.


Луния с Икаром изумлённо переглянулись.


– Кто ты? – спросила она, вглядываясь в серую завесу. – Эй, отзовись!


– Это тот дракончик, – прошептал Икар.


– Какой, из яйца?


Туман рассеялся, и они вновь оказались в тронном зале. Луния на миг растерялась: это уже реальность или новое видение? Однако тут же поняла, что зал совсем не такой.


Никаких лиан нигде: ни на полу, ни на стенах, сияющих полировкой, как и стройные колонны. Трон на том же месте, но пустой, и из-под него ничего не растёт. Ничего дикого и чудовищного, как в тот первый раз. Пол не каменный, как можно было ожидать, а земляной, и когти Лунии глубоко вошли в жирную влажную почву.


– Вот теперь другое дело! – одобрительно проворчал Змей за спиной.


Луния не успела отскочить, и учёный стремительно прошёл прямо сквозь неё. Следом едва поспевали трое солдат, которые несли кадку с лианами, зловеще позвякивавший мешок и большой деревянный ящик с дырками в крышке. Внутри что-то подозрительно шуршало, и Луния уже догадывалась, что именно.


– Всё сделано в точности по вашему приказу, господин. – Солдат положил мешок на пол и обвёл рукой стены.


– Значит, теперь всё получится? – спросила женщина с робкой надеждой, бережно опуская ящик в центре зала.


– Конечно! – взмахнул рукой Змей. – На нём снова была парадная мантия с серебряным шитьём, а в волосах – золотые украшения и перья. – Только не вздумайте меня беспокоить! Поднимитесь наверх и сторожите у провала, чтобы никто сюда не сунулся. Если мне что-нибудь понадобится, скажу через вас.


– Слушаюсь, повелитель! – откликнулись оба в унисон.


Третий солдат промолчал, устанавливая в углу кадку с лианами. Он отличался от других, напоминая чертами лица и зеленоватыми волосами тех людей, что воровали яйца у морских драконов.


Змей недовольно прищурился на него, и человечек тут же вскочил, повернувшись к господину. Глаза его побелели, взгляд застыл, лицо окаменело бесстрастной маской.


– Так-то лучше! – произнёс он голосом Змея, неуклюже падая на колени.


Тот презрительно усмехнулся. Солдат обмяк, затем поднялся на ноги и вышел из зала, пятясь и непрерывно кланяясь. Остальные двое также поклонились и двинулись следом.


– Так-так… – Змей вновь окинул взглядом сияющий чистотой зал. – Вполне подойдёт. Идеальное место для воплощения в жизнь моих великих планов.


Он перенёс кадку к трону, вынул из мешка лопату и начал аккуратно пересаживать лианы в землю, любовно поправляя их, как увлечённый своим делом садовник. Покончив с работой, отряхнул руки и подошёл к ящику. Отпер крышку и распахнул её.


Из ящика с сердитым шипением высунулась драконья голова.


Маленькая двукрылая дракониха не походила ни на одно из племён, известных Лунии. Вернее, выглядела как помесь сразу нескольких. Оранжевая чешуя могла принадлежать ядожалихе или небесной, если бы не зелёные крылья в форме листьев, а формой глаз незнакомка напоминала королеву Ореолу.


– Не смей на меня шипеть, ящерка! – проворчал Змей, берясь за цепь, обмотанную вокруг шеи драконихи, и вытаскивая её из ящика.


– Он зовёт её просто «ящеркой», – тихо заметил Икар, – но ей это не нравится. Она хотела бы настоящее имя, как у всех драконов.


– Я могу сама говорить за себя! – произнесла оранжево-зелёная по-драконьи, обернувшись и глянув малышу прямо в глаза.

Глава 17


Луния затаила дыхание. Несколько мгновений в зале царила удивлённая тишина.


– Нет, не можешь! – сердито буркнул Змей по-человечески. – Не смей меня перебивать! Гости пожелали узнать нашу с тобой историю, а мне ещё не представлялось случая продемонстрировать свои гениальные достижения, разве что Хранителям. Так что сиди и молчи!


– Ещё чего! – фыркнула Ящерка. – Я уже пять тысяч лет варюсь в этой истории – скучища. Терпеть её не могу, и тебя тоже!


– Ну, как ты хорошо знаешь, это чувство взаимно, – пробурчал он.


– Ничего подобного, потому что ошибка – твоих рук дело, а значит, у меня больше оснований для неприязни.


Взгляд Лунии привлекло какое-то движение, и она поняла, что лианы под троном стремительно растут, обвивая его основание и карабкаясь вверх.


– Так и должно быть? – поинтересовалась она вслух. – Неужели они растут так быстро?


– В том-то и дело! – язвительно бросила Ящерка, продолжая сверлить учёного злобным взглядом. – Дрянной сорняк.


– Как, ты меня слышишь? – удивилась Луния. – Значит, теперь всё на самом деле, не в видении?


Оранжево-зелёная дракониха раздражённо закатила глаза и шагнула к Икару, таща за собой человечка.


– Вы получили наши воспоминания, теперь делитесь своими! – Она протянула лапу и постучала малыша когтем по лбу.


– Ну… – замялся дракончик, – а если я не хочу? Да и вообще не умею.


– Достаточно согласиться, – нетерпеливо бросила она. – Я прошу, ты отвечаешь «да», и мы всё увидим. Давай, открой память!


– Нет!


Она сердито нахмурилась.


– Ты делаешь ошибку.


– Почему он должен делиться воспоминаниями? – вмешалась Луния.


– Потому что я так хочу! – взвилась Ящерка. – Я самое несчастное существо на свете! Жила, умерла, а теперь должна жить вот этой вот полужизнью, навеки связанная с отвратительным человечком и мерзкой лианой. Вот почему! Мне должны давать всё, что я захочу!


Крошка Икар изумлённо вытаращил глаза. Луния снова бросила взгляд на трон, уже наполовину увитый зелёными плетями.


– Почему так вышло? – спросила она. – Чем закончилась эта ваша история?


– Тем, что из-за его глупости и беспечности гадкая трава захватила нас обоих! – прошипела Ящерка.


Она кивнула на трон, и перед Лунией, словно в тумане, возникла первоначальная жуткая картина с двумя оцепеневшими, увитыми лианой фигурами – всего лишь на миг, и зал вновь приобрёл парадный вид. Лишь смутное ощущение в запястьях и шее напоминало, что это всё-таки очередное видение, а на самом деле здесь все – пленники Дыхания зла.


– Неправда, – фыркнул Змей, – во всём виновата ты со своей возмутительной строптивостью! – Он глубоко вдохнул, выдохнул и пренебрежительно махнул рукой. – Да какая разница, ведь получилось главное! Я понял, что плотской оболочке моего разума больше и незачем передвигаться. К чему было выбираться из Бездны, если с помощью чудесного растения я мог захватить любое тело и отправиться куда только пожелаю, стать одновременно тысячами самых разных существ. Весь этот континент принадлежал мне одному, такой империи ещё не бывало.


– Пф, император пчёл и чаек! – фыркнула Ящерка. – Драконов тогда не было на всей Пантале, вообще никого, если не считать горстки твоих запуганных почитателей, которым ты сам запретил выходить из пещер наружу.


Змей в гневе сжал кулаки.


– Я просто боялся за них! А вдруг драконы прилетели бы сюда за нами следом и всех поубивали? Ненавижу драконов! – Он сплюнул. – Так и вышло в конце концов: они сожгли мои лианы, захватили континент и едва не уничтожили весь труд моей жизни!


– Старая песня, – хмыкнула Ящерка, закатывая глаза. – Всё плачешься о своих армиях жуков и летучих мышей – подумаешь, потеря.


– Лучше бы мы уничтожили всех вас до единого.


– Лучше бы вы оставили нас в покое! – возмутилась Луния. – Не крали бы яйца, никакого Пожара бы не случилось.


– Ошибаешься! – резко повернулся к ней человечек в мантии. – Драконы опасны по самой своей природе, они слишком велики и могущественны. Рано или поздно всё равно вылетели бы из своих пещер и сожгли всех людей. Нам пришлось искать способ подчинить их, пока этого не произошло!


– Ну-ну, поздравляю с успехом, – усмехнулась Луния.


Он сердито вскинул голову и дёрнул Ящерку за цепь.


– Ты забываешь, шелкопрядка, что я побеждаю в этой войне! Под моей властью уже три племени драконов, а скоро я преодолею океан и подчиню их и на моём родном континенте! Ты и твои друзья поможете мне узнать дорогу. Я поймаю Росянку и рассажу свою лиану по всему миру. Проникну в каждый разум, и тогда все драконы и все люди станут моими рабами, пальцами моих рук, игрушками для моего удовольствия!


Луния молча смотрела на него.


Росянка! Он хочет поймать Росянку… а значит, пока не поймал. Где бы она сейчас ни была, его власти над нею нет!


На сердце накатила волна облегчения. Пока Росянка на свободе, надежда не потеряна! Ещё есть кому освободить Синя и Мечехвоста.


– То, что мы видели, всё твои собственные воспоминания? – спросила Луния. – Не может быть: кое-где тебя не было.


– Моя и других людей, которых я давным-давно поглотил – тех, кто пересёк со мной океан, а затем отдал мне свой разум.


Она невольно поёжилась. Поглотил!


– А разве твоё растение захватывает разум целиком? Сверчок говорила, что Оса управляет только телами своих ядожалов, но не слышит их мыслей и не читает память.


– Так и есть, – самодовольно ухмыльнулся Змей, – этому я её не учил. Как Оса ни хитра, до сих пор не додумалась копнуть мозги своих марионеток поглубже.


– Фу, как грубо! – фыркнула Ящерка, разматывая цепь на шее и кидая на пол. – Да ещё и примитивно. Всё устроено совсем не так, никто никого не может «копнуть»! Говорю же: тут необходимо добровольное согласие – хоть дракона, хоть человека, хоть скорпиона или улитки. А добиться его не так просто: как правило, все отказываются, и тогда ничего ты не сделаешь, хоть на части разорвись!


– Да, конечно, мои люди оказались куда уступчивее драконов. – Учёный задумчиво сложил кончики пальцев. – Зато теперь под моей властью племя шелкопрядов, а они боязливы и слабохарактерны. Думаю, своё согласие они дадут почти не задумываясь.


Луния очень надеялась, что он преувеличивает. Её соплеменники и впрямь не отличались суровой воинственностью, но в случае надобности вполне могли оказать сопротивление. Взять хотя бы Синя, такого милого и вежливого со всеми. Всё равно как шёлковые нити: по отдельности они мало что значат, но свитые вместе выдержат огромный вес.


– Не совсем понимаю, как это у вас получается, – повернулась она к Ящерке. – Вы же сами захвачены хищным растением, так кто кем управляет, вы им или оно вами? А из вас главный кто, человек или дракон?


– Лиана всего-навсего хочет бесконечно размножаться, – объяснила Ящерка, наморщив нос, – у неё нет никаких мыслей, одни желания. Я их всё время чувствую внутри себя: расти, пускать всё новые корни и побеги, цепляться за каждый клочок земли. Она живее нас со Змеем, но использует наш разум, чтобы строить планы и захватывать всех, у кого мозгов хоть немного больше, чем у неё самой… то есть, по сути, всех подряд.


– Не наш, а мой разум, – самодовольно поправил Змей, – потому что твой значения не имеет.


Маленькая дракониха яростно зашипела, замахиваясь когтистой лапой, но в руке учёного тут же появилась железная палка. Получив несколько тычков, Ящерка сжалась на земляном полу, обиженно рыча.


– Неправда, я тоже кое-что могу, – проворчала она, указав хвостом на малютку Икара, – и теперь у меня новая игрушка!


– Он вообще случайно сюда попал, – хмыкнул Змей. Повесив цепь на стену, он сложил руки на груди, хмуро разглядывая дракончика. – Только мешать нам будет, лучше сразу убить.


– Нет, ни за что! – заревела дракониха. – Шелкопряд мой, мой! Только тронь его, гадкий червяк, и я отпущу её! – Она кивнула на Лунию.


– А ну, хватит! – прикрикнул Змей. – Сейчас не время для твоих истерик. До завоевания всего мира рукой подать, забыла?


Ящерка в гневе топнула лапой.


– Отдай! Хочу с ними играть, и всё тут, а ты хоть ядовитыми грибами подавись!


Змей с досадливой гримасой потёр лоб.


– Ладно, оставлю их тебе, пока… но только заткнись и не мешай. У меня дел выше головы, не до вас.


– Никто и не мешает. – Она немного успокоилась. – Иди занимайся своими скучными делами.


Раздражённо фыркнув, он вскарабкался по ступенькам, вырезанным из камня в основании трона. Уселся, положив руки на колени, и прикрыл глаза.


Наступила тишина. Сердито хлеща хвостом по бокам, ящерка не сводила глаз с неподвижной человеческой фигуры на троне.


– Что он делает? – поинтересовалась Луния, проследив за её взглядом.


– Навещает своих подданных, – хмыкнула маленькая дракониха. – Мнит себя великим и могущественным, раз может управлять тысячами одновременно… вот только чем их больше, тем задача труднее, особенно если подданные немножко умнее многоножек и мышей. Обычно помогает Оса, но справляется только с уколотыми ядом, так что новых шелкопрядов и листокрылов ему приходится проверять самому. Если не следить постоянно, сбегут, потом ищи их. Нет, совсем сбежать они не могут, конечно, но заставлять каждого возвращаться обратно – такая морока… Потому он и ворчливый такой, от усталости, – так ему и надо!


– Как ты научилась говорить по-драконьи? А мы почему понимаем по-человечески в видениях?


– За тысячи лет он успел захватить множество драконов, от них и научилась, – пожала крыльями Ящерка, словно удивляясь вопросу. – А вы сейчас в мире наших мыслей, поэтому видите, слышите и понимаете всё, что мы хотим.


– В мире мыслей? – озадаченно переспросил Икар.


– Ну, то есть там, где мы навсегда застряли. – Она хмуро обвела крылом тронный зал. – Мы можем изменить его по желанию и пообщаться друг с другом как будто наяву.


Луния окинула взглядом холодные пустые стены.


– Если как нравится, то почему всегда выбираете одно и то же место?


– Да не всё ли равно? – устало вздохнула Ящерка.


Вместо каменных стен вокруг появилась школьная игровая площадка у здания с вывеской «Путь ткача». С балкона открывался вид на бескрайнюю травянистую равнину под голубым небом. Общую картину нарушал только Змей, сидевший в той же сосредоточенной позе на вершине катальной горки.


– Это же моя школа! – изумлённо воскликнул Икар.


– Всё равно скука, – скривилась Ящерка. – Всё ненастоящее, да и играть не с кем, так какая разница, где разговаривать?


– Откуда ты знаешь это место? – Дракончик подозрительно прищурился. – Всё-таки забралась мне в память?


– Нет ещё, – фыркнула она. – Сначала ты должен разрешить мне, бестолковый! Просто я видела тебя здесь глазами ядожалов, вот и запомнила.


– Ничего себе! – вытаращил он глаза. – Прямо муравьишки по чешуе.


– Мурашки, – поправила Луния, и дракончик смущённо потупился. – Стало быть, вы можете посмотреть глазами любого, кого захватила лиана? Когда хотите, хоть прямо сейчас?


– Ну конечно, – кивнула маленькая дракониха со скучающим видом. – Выбирай, кого…


– Мечехвоста! – выпалила Луния с надеждой. – Он шелкопряд, сейчас находится в улье Цикады… с моим братом Синем.


– Хм-м… – с хитрецой протянула Ящерка, глянув искоса. – Тогда поделись своей памятью, чтобы я узнала, как они оба выглядят, – легче будет отыскать.


– Думаю, не стоит, – покачала головой Луния, – не хватало ещё Змею показывать, он ведь тоже увидит. Кроме того, ты наверняка знаешь Синя и Мечехвоста, от них у Осы было много неприятностей.


– Знаю, – вздохнула Ящерка, отбросив притворство. – Змей тогда на стенку лез от злости, думала, его удар хватит. – Она прикрыла глаза и наморщила лоб.


– А что будет с тобой, если он и правда умрёт?


– Наверное, тоже умру, с моим-то везением. Такого счастья мне, боюсь, не вынести… Так, вот они, твои двое.


Картина вокруг сменилась так быстро, что у Лунии закружилась голова. Рыночную площадь в улье Цикады она видела прежде только снизу, а теперь стояла на галерее, где дежурили стражники-ядожалы. В свете огнешёлковых фонарей, как и прежде, маячили настенные портреты королевы Осы, на стенах висели плакаты с лозунгами, но на всём обширном пространстве рынка царила зловещая тишина. Все магазины у внешней стены улья были заперты, а витрины их опустели, в том числе и в «Сладком сне», где Луния с братом покупали медовые леденцы в День превращения – наверное, последний нормальный мирный день в её жизни.


Вместо пёстрых прилавков и шумной толпы покупателей и продавцов на рыночной площади сидели рядами драконы с опущенными головами и сложенными крыльями, прижимая к себе бескрылых драконят. Лишь несколько шелкопрядов ходили между рядами, раздавая сушёные водоросли и пакетики с орехами, перевязанные шёлком.


Рядом на балконе стояла Ящерка и вглядывалась в сидевших внизу. С другой стороны от Лунии, нервно вцепившись в перила, туда же смотрел малютка Икар. Напротив виднелся ещё один балкон, где всё так же сосредоточенно, с закрытыми глазами сидел Змей.


– Мы что, сейчас внутри Мечехвоста? – спросила Луния.


– Зачем? – хмыкнула Ящерка. – Тогда бы мы его самого не видели. Нет, твой оболваненный приятель вон там. – Она показала на один из выходов в спиральный туннель, ведущий на другие ярусы улья.


У дверей, сжимая в лапе копьё, стоял с отрешённо-угрюмым видом Мечехвост, а рядом с ним, не столь угрюмый, но такой же отрешённый – Синь.


У Лунии перехватило дыхание. Знать, что разумом самых любимых драконов на свете овладела королева – или Змей с Ящеркой, – уже страшно, а наблюдать это воочию ещё ужаснее.


– Бедный Мечехвост, – тихо выдохнула она, перегнувшись через перила, чтобы лучше разглядеть.


Он исхудал и выглядел совсем вымотанным, но всё же остался самим собой. Даже лишённый собственной воли, Мечехвост, казалось, вот-вот отбросит угрюмость, улыбнётся и расскажет какую-нибудь весёлую байку. Та прежняя искорка ещё таилась где-то в самой глубине глаз – если, конечно, Лунию не обманывали расстояние и собственное воображение. Так или иначе, надежда помогала ей держаться.


– Кричать и лететь туда бесполезно, – предупредила Ящерка, – они тебя не услышат, разве что я заставлю этого нашего ядожала передать твои слова. Вот была бы потеха! Ты только представь, подлетает такой и шепчет: «О Мечехвост, ты такой классный, я так тебя люблю!» А что, давай, здорово придумано.


– Брр… – Луния передёрнула крыльями. – Спасибо, лучше как-нибудь в другой раз. А ты не можешь перенести его к нам, в этот самый ваш мысленный мир? Вот его же смогла. – Она кивнула на Икарчика.


Ящерка тяжко вздохнула.


– Да могу, конечно, – протянула она лениво, – но уж больно это тягомотно. Одно дело, когда мы рядом, и совсем другое – тащить чужой разум через всю Панталу. Да ну, брось эти глупости.


– Ну пожалуйста! Всего на два слова, совсем ненадолго. Скажу только, что со мной всё в порядке.


Оранжевая дракониха окинула её скептическим взглядом.


– Ну, не сказала бы я, что совсем в порядке, – усмехнулась она. – Лежишь, обмотанная лианами в заросшем плесенью древнем тронном зале на дне тёмной пропасти под землёй. Кровь твоя отравлена Дыханием зла, а тело после смерти послужит пищей для той же лианы. Не так уж и весело, а?


Луния растерялась, не находя, что ответить. Разве поверишь, что находишься в плену, да ещё и отравлена, если чувствуешь себя как обычно и всё вокруг представляется тебе настоящим? Конечно, она понимала, что видит лишь свой мысленный образ в странном призрачном мире, созданном общим разумом человека и драконихи, но собственное сознание решительно этому сопротивлялось.


– Кроме того, я совсем не уверена, что сумею дотянуться до твоего брата и доставить его сюда, – продолжала Ящерка лениво и равнодушно, и Лунии захотелось сбросить её с балкона. – Он слишком ушёл в себя, почти не разговаривает, Мечехвосту его даже есть приходится заставлять. Небось и прежде был скучным, а теперь просто овощ, да и всё – симпатичный, но овощ… Да и все эти новые драконы скучные. Ты только погляди: жалкие, несчастные, только сидят и куксятся. Я ждала, что с разноцветными веселее станет, а на деле всё одно и то же.


– Злая ты, – буркнул малютка Икар.


Ящерка взглянула с удивлением, как будто не ожидала, что он вообще способен иметь собственное мнение.


Луния кивнула.


– Я согласна. Неужели тебе совсем не жалко их?


– Кого жалко – их?!! – яростно вскинулась вдруг оранжевая. – С чего бы? Ты что, издеваешься?!!


От вспышки её гнева рыночная площадь растаяла, вокруг выросли колонны тронного зала, уже настоящего, заросшего лианой, а шею Лунии сдавили их хищные плети. Её отбросило в сторону и шмякнуло о камень стены, снова гладкой и новой.


– Не обижай её! – выкрикнул дракончик, бросаясь на Ящерку, но та отшвырнула его пинком и зашипела, сердито вздыбив крылья и гребень:


– С какой стати мне кого-то жалеть?! Эти драконы могут летать, у них есть с кем дружить! Они дышат настоящим воздухом, едят настоящую пищу, и никто не подслушивает их мысли! Им не пришлось сидеть в заточении целую вечность рядом с самовлюблённым человекочудищем! Это со мной жизнь обошлась несправедливо, меня надо жалеть, меня!!!


– Я… жалею, – выдавила, задыхаясь, Луния.


Чаща лиан закачалась перед глазами, зловеще шелестя. Тиски на горле ослабли, и она смогла наконец вдохнуть. Зал между тем снова принял фальшивый парадный облик.


– Значит, ты согласна, что мне хуже всех? – подозрительно спросила Ящерка.


Луния молча кивнула, справляясь с колотящимся сердцем и пытаясь отдышаться.


– Мы можем тебе помочь? – вновь подал голос крошка Икар. Маленькая дракониха хлестнула хвостом и угрюмо прищурилась. – Как тебя освободить?


С высокого трона донёсся тихий смешок человечка.


– Мы ещё живы – если это можно так назвать – только благодаря лиане, – объяснила Ящерка, с ненавистью глянув на него. – Если нас разделить, оба умрём… да и ни к чему это. Так я могу хотя бы портить ему жизнь. – Она вновь обернулась к трону и показала Змею язык.


– Мне всё равно, – холодно буркнул он, не открывая глаз.


– Это всё слова, – усмехнулась она, – все его настоящие чувства передо мной открыты. Для него мучительно само моё присутствие в голове – драконьи мысли, драконьи когти, драконья ненависть! Он слушает меня все дни напролёт и ничего не может поделать, несмотря на всю свою власть над тысячами живых существ.


– Может, перестанешь лютовать хотя бы на минутку? – Змей поднялся с трона и отряхнул мантию. – Думаю, Лунии будет приятно взглянуть ещё кое на что.


– О счастье! – воскликнула Ящерка. – Неужто мы удостоимся нового эпизода из твоей дурацкой жизни?


– Предложишь что-нибудь из своей? – спокойно парировал он. – Ах да, забыл, твоя же слишком быстро закончилась. – Ящерка мрачно захлопнула пасть и сжала когти. Довольно потирая руки, Змей спустился по ступеням трона. – Настало время для важного эксперимента, – продолжал он. – Думаю, всем крайне любопытно, сможем ли мы подчинить разум драконов из – как там вы называете мой родной континент? – ах да, из Древних королевств. Ну что, попробуем?


Он щёлкнул пальцами, и пещерный зал растворился в воздухе, сменившись другим. Судя по древокамню стен, гобеленам и коврам, это был парадный зал улья, а по виду из окон – самые верхние его ярусы. Море травы далеко внизу золотилось в лучах закатного солнца, в небе кружились стайки ласточек – точь-в-точь как на картине, что когда-то соткала Луния в школе.


На полированном обсидиановом троне вальяжно свернулась кольцом королева Оса, слева и справа стояли Ящерка и Змей, вдоль стен выстроились стражники-ядожалы. А перед троном, крепко связанные лианами Дыхания зла, сидели на полу Цунами, Ананас и Вихрь.

Глава 18


– О нет! – выдохнула Луния и рванулась вперёд, но ни один из пиррийцев её не увидел, и даже прикоснуться к ним не получилось: протянутая лапа прошла насквозь.


– На самом деле нас здесь нет, – сочувственно пояснила маленькая дракониха. – Есть только он. – Она указала кончиком хвоста на Змея, который странно, по-птичьи, подёргивал головой, чувствуя себя явно непривычно в теле королевского советника.


– Ну сделай хоть что-нибудь! – взмолилась Луния, в отчаянии взмахнув крыльями. – Разве ты не можешь вселиться в королеву и отпустить их?


– Нет, – буркнула Ящерка, – сейчас не могу… а если бы и могла, не стала бы. Зачем? Мне нет дела до этих драконов, они мне никто.


– Они мои друзья!


– Ну и что? – Ящерка зевнула, показав острые белые зубы. – У меня нет друзей, забыла? А посмотреть их память было бы интересно, если у Змея получится.


Луния вновь повернулась к пленникам, преодолевая накатившее волной отчаяние. Нет, нельзя так просто наблюдать, как это случится! Надо что-то сделать, что-то придумать!


– Наконец-то, – прошипела Оса, постукивая длинными когтями по чаше из белого фарфора, которую держала в лапе. Луния подступила ближе и разглядела на дне зелёный осадок. – Моя сила вернулась ко мне, и теперь я могу пополнить своё войско, а начну с этих залётных уродцев. – Королева поставила чашу на подлокотник трона и выдвинула из кончика хвоста зловещее жало.


– Погоди, – остановил её Змей.


Оса с гневом обернулась к советнику.


– Тебе никто не давал слова, Краснокрыл!


– Никакой я не Краснокрыл, – презрительно бросил он. – Теперь узнала? Хочу сначала поговорить с ними, а ты помолчи, не то заставлю перерезать собственное горло.


Луния поняла, что все в зале, кроме неё, Икара и Ящерки, видят не Змея, а ядожала.


Королевские крылья чуть слышно зажужжали, трепеща. Оса насупилась и долго молчала.


– Не сможешь, – выдавила она наконец.


– Смогу, – усмехнулся фальшивый советник. – Ты вообще мне больше не нужна. Хочешь проверить мои способности?


Она оскалила зубы и обречённо махнула лапой.


– Ладно, говори, если так уж приспичило.


– Пусть им развяжут пасти, – приказал Змей стражникам.


Королева дёрнулась, сжимая когти.


– Не думаю, что это разумно.


– Мне нужны их ответы на вопросы. Они понимают, что сопротивляться бессмысленно, здесь слишком много солдат.


Стражник с сомнением перевёл взгляд на королеву, но затем глаза его затянулись белой плёнкой, и он кинулся выполнять приказание.


Человечек шагнул вперёд, встречая взгляды пленников. Цунами смотрела с гордым вызовом, чешуя Ананаса приобрела тревожный зеленоватый оттенок, а Вихрь старательно изобразил насмешливое любопытство.


– Я хочу знать, где сейчас Росянка! – потребовал Змей.


– Мы не станем помогать тебе её ловить! – прорычала Цунами.


– Кто-кто? – одновременно переспросил Вихрь скучающим тоном.


Цунами слегка смутилась.


– Ну да… – поправилась она. – Что за Росянка? Ни разу о ней не слышала. Понятия не имею, о ком ты говоришь.


– Отлично, – шепнул ей песчаный.


В глазах учёного блеснул злобный азарт.


– Она сама летала за вами в Древние королевства? Сколько вас здесь всего?


– Меня, говорят, и одного многовато, – лениво протянул Вихрь.


– Гнусная ложь, ещё сотен пять таких нисколько не помешали бы.


– Три луны! – прошипела Цунами. – Представляю, как бы они всем надоели.


– А вот Ананас со мной вполне согласен, правда? – Песчаный дракон шутливо подтолкнул приятеля хвостом. – Он у нас через многое прошёл. Справлялся и не с такими, как я, и даже всех своих боевых умений до сих пор не применял. Ему сколько Вихрей ни кинь, всё мало.


– Тебя в окошко кинуть не помешало бы, – проворчала морская.


Радужный дракон озадаченно моргнул, покосившись на Вихря, затем понимающе усмехнулся. Глубоко вдохнул, и зелень страха немного потускнела, сменившись вокруг ушей ярким пурпуром.


– Их ещё много, – подсказала Оса, ёрзая на троне, – кто-то же выкрал невидимку.


Луна на свободе, с облегчением подумала Луния. Должно быть, Росянка и Рысь постарались. А вдруг все трое сейчас тоже здесь, в тронном зале Осы, невидимые? Хотя спасти всех будет трудновато: вон сколько ядожалов выстроилось вдоль стен. Зато Росянка может сунуть им под нос свои ядовитые цветы – вот было бы здорово!


– Думаешь, Росянка выкрала? – прищурился Змей, пристально глядя на пленников. – Стало быть, проникла в улей, а твой идиот-секретарь, в котором я сейчас, дал им уйти?


Вихрь с Цунами переглянулись.


– Это ты нас спрашиваешь? – усмехнулся песчаный.


– Нет, не он! – прошипела Оса. – Ты сам увёл куда-то стражника-шелкопряда, который чуял невидимку, а значит, сам и виноват! Мои ядожалы не умеют…


Тут произошло странное. Королева внезапно исчезла, вместо неё на троне оказался человечек, схвативший сам себя за горло, а на его бывшем месте возник оранжевый ядожал с тёмно-красными крыльями. Растерянно моргнул, поправил очки на носу и с ужасом воззрился на трон, где шла молчаливая борьба.


– Что, непривычно? – хихикнула Ящерка, глянув на Лунию с Икаром. – Чтобы кого-то наказать, приходится вселяться, а ему и нам в мысленной картинке кажется, что он наказывает сам себя. Но это ненадолго: едва станет по-настоящему больно, сбежит – такой вот трусишка наш Змей.


Советник-ядожал по имени Краснокрыл перевёл взгляд на пленников, потом снова на трон… и вдруг бросился к Цунами и стал резать когтями её путы.


– Как вы сюда попали? – торопливо зашептал он. – Где Кузнечик? Не знаете, сколько я был… ну, то есть, сколько времени прошло с тех пор, как…


– Змей! – окликнула Ящерка с раздражением. – Не слишком ли ты увлёкся?


Учёный обернулся на Краснокрыла, грубо выругался, и на троне снова возникла королева, выпучившая глаза от удушья, а советник-ядожал рядом с Цунами исчез, оборвав свой лихорадочный шёпот. Человек на его месте выпрямился, с отвращением глядя на пленников.


– Ишь как озлился, – вновь захихикала маленькая дракониха. – Смешно, правда?


Цунами рванулась, но советник не успел перерезать все лианы.


– Ладно, – хмыкнул Змей, – заканчивай, пока не сбежали и эти.


Королева Оса испуганно смотрела на него с трона, держась за горло. Из глубоких царапин от её собственных когтей сочилась тёмная зеленоватая кровь.


– Теперь точно можно? – буркнула она.


– Да! Начни с надоеды.


– Лучше с меня, – рыкнула Цунами, – если не боитесь.


– Так он тебя и имел в виду, нет? – усмехнулся Вихрь.


Соскользнув с трона, Оса приблизилась к нему и задрала над головой длинный хвост с нацеленным жалом.


Нет! О нет! Сердце Лунии сжалось в отчаянии. Где же Росянка?


– Ящерка, ну пожалуйста! Ну сделай что-нибудь!


– Да отстань ты от меня! – фыркнула оранжевая.


– Я открою тебе свою память, только освободи их!


Маленькая дракониха хитро прищурилась, оценивая варианты, но ответить не успела.


– Ананас, давай! – выкрикнул вдруг песчаный. – В королеву!


Сам он разинул пасть и с рёвом выпустил в лицо Змею сноп огня. Человечек испуганно пискнул и исчез, а освобождённый Краснокрыл повалился и стал кататься по полу, сбивая пламя. В тот же миг челюсти радужного распахнулись так широко, как Луния прежде не видела ни у одного дракона, и из длинных верхних клыков брызнула чёрная струя. Едкая кислота с шипением расплескалась по морде королевы, чешуя на которой задымилась и стала оплывать.


В зале начался хаос. Королева Оса пронзительно визжала от чудовищной боли, стражники-ядожалы бестолково метались, наталкиваясь друг на друга, а шёлковые ковры и гобелены пожирал драконий огонь, добираясь до древокаменных стен. Крошка Икар в панике вскочил Лунии на спину и обхватил за шею.


Сквозь клубы дыма виднелся силуэт человечка, который стремительно перескакивал от одного стражника к другому. Глаза их белели, но марионеточная слаженность движений тут же терялась, и они снова начинали спотыкаться и наталкиваться друг на друга.


– Какая прелесть! – заходилась смехом Ящерка. – Он хотел управлять ими через Осу, но попробуй-ка, если ощущаешь собственной шкурой, как плавится её чешуя. Ха-ха-ха, ну и потеха!


По-прежнему связанный, Вихрь перекатился вперёд, уклоняясь от мечущегося из стороны в сторону королевского жала, и вонзил собственный отравленный шип в грудь ближайшей стражнице, а затем зубами вырвал из её упавших лап железное копьё. Перекатился назад и, неловко изгибая шею, стал пилить острым наконечником лианы на лапах радужного, который замер в шоке, наблюдая мучения королевы.


Луния прекрасно понимала его чувства, хотелось кинуться к нему и обнять, утешить. «Ананас, – сказала бы она, – ты просто не мог поступить иначе, а она это заслужила! Не переживай, не трать время зря, спасайся!» Хотелось забрать копьё у Вихря и помочь им с Ананасом скорее освободиться. Сделать хоть что-нибудь полезное!


Цунами меж тем с грозным рёвом вертелась на месте, разбрасывая ядожалов ударами мощного хвоста. Пламя уже лизало ей лапы, но отступить ближе к Вихрю и Ананасу мешал хлеставший во все стороны ядовитый хвост обезумевшей от боли Осы.


Понемногу освобождая лапы радужного, Вихрь косился на языки огня, ползущие по ковру, и Луния с ужасом подумала, что будет, если загорятся лианы. «Не надо их пережигать!» – хотелось ей крикнуть, но песчаный сам, по-видимому, вспомнил о действии ядовитого дыма, а может, побоялся обжечь Ананаса.


Прижав лапы к морде, королева, спотыкаясь, брела к трону. На её месте то и дело возникал человечек с искажённым от боли лицом. На какое-то время он задержался, и тогда все ядожалы разом замерли, а глаза их побелели.


Луния в отчаянии сжала когти. Всё, он решил преодолеть боль, и теперь не даст никому уйти!


Ящерка заглянула ей в глаза.


– Ты серьёзно? – спросила она. – Откроешь мне память?


– Да! – решительно выпалила Луния. – Спаси моих друзей, и получишь её всю!


– Я тоже покажу! – добавил Икар.


Хищно оскалившись, маленькая дракониха исчезла и тут же появилась у самого трона, где только что лежал Краснокрыл. Схватила с пола брошенный кем-то меч, метнулась к Цунами и одним движением рассекла путы, оставив на чешуе пленницы кровавые царапины. Ещё миг, и Цунами уже ринулась в схватку, полосуя врагов когтями и сшибая хвостом. Вскоре освободился песчаный, а за ним и радужный, теперь едва видимый, так ловко он маскировался цветом чешуи.


Трое пиррийцев пробивались к открытому окну, но на пути стояли стеной белоглазые рабы-ядожалы числом втрое больше. Зал постепенно заволакивало дымом, и Луния с ужасом смотрела, как огонь подбирается к брошенным на полу обрезкам лиан, над которыми дым уже становился зловеще зеленоватым.


– Скорее, скорее! – невольно воскликнула она, глядя на друзей, хоть те и не слышали.


– Что ж, думаю, я сделала достаточно, – самодовольно заметила Ящерка, появляясь рядом.


Оставленный ею Краснокрыл шатался и тряс обожжённой головой. Окинув мутным взглядом горящий зал, он наконец опомнился и бросился к двери.


– Но… они ещё не… – начала Луния, но тут Вихрь снова плюнул огнём, а едва различимый радужный выпустил струю чёрного яда.


Стражники-ядожалы с криками расступились, отчаянно смахивая с себя жгучие капли, а глаза их сразу же вернули нормальный цвет. Цунами рванулась в образовавшийся проход, молотя хвостом и лапами, затем обернулась, схватила Вихря за шиворот и швырнула в окно. Над их головами прошелестели неясные очертания крыльев Ананаса, и все трое пиррийцев устремились в темнеющие вечерние облака.


– Догнать! – завопил Змей с трона.


Он исчез, и на его месте оказалась Оса, всё так же прижимавшая лапы к искалеченной морде. Стражники толпились у окна, вылетая один за другим, но не все: пятеро обожжённых выли, катаясь по полу, а трое лежали неподвижно.


– Раненых надо вынести, – покачала головой Луния, – иначе сгорят или задохнутся в дыму. Если никто не придёт на помощь, сгорит весь улей!


Ящерка брезгливо наморщила нос.


– Тебе-то что? Это же улей Осы, а не Цикады. Здесь даже шелкопрядов ни одного нет. – Она вдруг наклонила голову, словно прислушиваясь. – Хм, зато сюда летит целая стая листокрылов. Похоже, Змей решил привести драконов, которыми можно управлять без Осы, напрямую.


– Значит, если она умрёт, – прищурилась Луния, – все ядожалы освободятся?


– Нет, вряд ли. – Маленькая дракониха задумалась. – Просто с её драконами труднее. Те, кто вдыхал дым в Отравленных джунглях, другое дело, и таких он может понаделать сколько угодно, был бы растительный материал. Вот для чего ему нужна ваша Росянка.


Луния приблизилась к окну, проходя сквозь драконьи тела. Беглецы уже казались крошечными точками вдали, но преследователей в небе всё прибывало. Ящерка была права: Змей времени не терял.


– Что теперь? – обернулась Луния. – Как мне удостовериться, что ты их спасла?


– Не спасла, – хмыкнул голос Змея у неё в голове. – Я успел овладеть одним из них. – Он довольно усмехнулся. – Скоро все вернутся.

Часть третья. Открой свои крылья

Глава 19


– Ты врёшь! – прошипела Луния. – Они улетели, все трое! Да и не было здесь столько дыма от Дыхания зла, чтобы кого-то заразить.


– Может быть, – усмехнулся голос, – но один из них, сидя в тюрьме, принял от стражника чашечку вкусного напитка, такого зелёненького, чуть горьковатого. Не слишком разумный поступок, я бы сказал. То есть, со стороны твоего приятеля, а с моей – очень даже разумный.


Небо перед Лунией дёрнулось и растаяло. Вокруг снова был пещерный зал – настоящий, весь заросший Дыханием зла. Бездвижные окоченевшие тела Змея и Ящерки навечно застыли на троне. Хищные плети лиан, впиваясь шипами в чешую, туго стягивали крылья, лапы и хвост Лунии. Теперь она и себя ощущала деталью этого чудовищного гобелена – чем-то вроде добычи паука, висящей коконом в паутине.


Покосившись в сторону, она разглядела Икара, точно так же связанного рядом. Глаза его были зажмурены, и, казалось, мощные стебли вот-вот раздавят его, крошечного и хрупкого.


– Луния! – послышался вдруг голос за спиной. – Луния, где ты?


Она рванулась из пут и вытянула шею, узнав голос Сверчок, но сумела разглядеть лишь уголок выхода, заросшего лианой.


– Не трогай! – донёсся с той стороны голос Брионии. – Видишь шипы? Они только и ждут, чтобы тебя отравить.


– Мне кажется, она там, – предположила Сверчок. – Может, её уже отравили и захватили? Луния! Ты слышишь меня?


Луния снова дёрнулась, и лианы, стягивавшие челюсти, вдруг ослабли и соскользнули.


– Сверчок! – крикнула она. – Сверчок, осторожнее! Эти лианы…


Что-то вдруг сильно сдавило ей горло. Она попробовала глянуть вниз и поняла, что сжались её собственные мышцы. Повернуть голову уже не получалось.


– Луния! – крикнула Сверчок. – Как ты, что с тобой?


– Сверчок, приведи Росянку! – услышала с ужасом Луния свой собственный голос, которым она уже не управляла. – Сюда может проникнуть одна Росянка!


– Мы же не знаем, где она! Мы с Брионией никак не поможем? Луния, что случилось? Икарчик с тобой? Как он? Скажи, что делать, мы постараемся!


– Сверчок, пожалуйста, приведи Росянку! – настаивала Луния своим, но не своим голосом. – Найдите её, и пускай поторопится! Я не смогу долго держаться, лиана захватит меня.


– О нет! – охнула Бриония. – Держись!


– Мы постараемся! – повторила Сверчок.


Послышался шум крыльев, и наступила тишина.


Тиски на горле разжались, и Луния, хватая пастью воздух, вновь оказалась посреди воображаемого зала, ещё не заросшего лианой. Учёный у подножия трона держал на цепи Ящерку, придавив её ногой к земляному полу. Крошка Икар смотрел и горестно заламывал когти.


Луния сжалась в отчаянии, обхватив голову лапами и ощущая себя гобеленом, разорванным в клочья. Настоящая ли она хоть в чём-нибудь или уже никак собой не управляет? Способен ли её разум дотянуться до тела или так и будет вечно скитаться по призрачным мирам? Нет, ну каков мерзавец: заставил её своим голосом вызвать сюда Росянку!


Она вскочила, охваченная внезапным гневом.


– Просто отвратительно! Кем надо быть, чтобы такое устраивать?


– Всё это слова, – хмыкнул Змей, – а на самом деле тебе тоже хотелось бы обладать такой властью. Любой ухватился бы за малейший шанс!


– Неправда, и никто из моих знакомых не опустился бы до этого.


– Ха! Оса была в восторге от нашего сотрудничества, да и Боярышник с Секвойей недалеко от неё ушли. Они очень хотели воспользоваться лианой, о да! Не говоря уже об этой хитрой ящерке. – Он наступил сильнее, пригибая шею драконихи к полу. – Вот уж кто обожает управляться с марионетками. Стоит мне отвлечься, и она мигом перехватит власть.


– Не надо! – пискнул Икар. – Ей же больно.


– Ничего мне не больно, – фыркнула Ящерка. – Дешёвое представление, да и только. Я ничего не чувствую, и он ничего мне не может сделать, вот и злится. Короче, разбудите, когда начнётся что-нибудь интересное. – Она зажмурилась и издала громкий храп.


Учёный в бешенстве плюнул и убрал ногу. Швырнул цепь на пол, взбежал по ступеням трона и уселся, тоже закрыв глаза.


Оранжевая дракониха зевнула и потянулась. Покосившись на Змея, убедилась, что тот не смотрит, вскочила на лапы и отряхнула крылья.


– Похоже, на сегодня его императорское величество успокоился, – усмехнулась она. – Снова примется ловить ваших диковинных драконов. – Она протянула лапу и хищно сжала когти. – Ну давайте скорее вашу память, я жду!


– Не спеши, – покачала головой Луния, – сначала ответь на мои вопросы.


– Ну вот ещё новости! – злобно оскалилась Ящерка. – Ты обещала!


– Да, обещала, просто хочу понять кое-что.


– Тогда не тяни время, задавай! – В нетерпении приподняв крылья, Ящерка забегала кругами.


– Если мы отдадим память, то сами её потеряем? Ну, то есть… исчезнем, да? Или просто забудем всё?


– Глупый вопрос! Я только посмотрю, и всё – точно так же, как вы смотрели воспоминания этого урода. Вы даже ничего не заметите, глупые!


– А он тоже всё увидит? – Луния кивнула на неподвижно сидящего Змея. – Сможет бродить там у нас внутри и смотреть что хочет?


– Сможет – только зачем ему? Он из тех, кого интересует только собственная персона. Так, пошарит слегка, а когда убедится, что его там нет, уйдёт. Ваши друзья, родственники и возлюбленные его не интересуют.


Лунии не очень-то верилось. Кое-что в её памяти могло очень даже заинтересовать Змея.


– А как же «Хризалида»? – спросила она. – Я помню всех из улья Цикады, кто состоял в ней, – это поможет их схватить.


Ящерка взглянула на неё с презрительной жалостью.


– Никакой «Хризалиды» больше нет, да и кому теперь нужна ваша горстка бунтовщиков? Скоро все шелкопряды станут такими же, как ядожалы, и мы сможем управлять всеми сразу. Разве что Осе может быть интересно, но ей до вашей памяти не дотянуться.


– Почему?


– Ну какая же ты дура! Её нет здесь с нами, она просто марионетка, которая управляет другими марионетками. Её собственный яд удачно сочетается с соком лианы, вот и всё… Хмм, у вашего болтливого друга в хвостовом шипе похожий яд… наверное, стоит попытаться и его использовать так же. – Ящерка задумалась. Луния с отвращением передёрнула крыльями. Сделать Вихря второй Осой! О таком даже думать не хочется. – Так или иначе, без разрешения она ничего не может. Считает себя равной нам, но на деле не главнее Змеева пальца на руке.


Интересно, подумала Луния, почему не Ящеркиного когтя?


– А у тебя есть такие… м-м… когти? – поинтересовалась она. – В смысле, драконы, которыми управляешь ты одна.


– Нет-нет, они все подчиняются нам обоим и лиане, но управлением по большей части занимается Змей. Мне неохота, слишком уж он лезет с советами, а лиана слишком тупая, у неё получается только размножаться… Икар, – обернулась Ящерка к дракончику, – мне надоела её болтовня, скажи ей заткнуться, а?


– Да почти всё уже, – хмыкнула Луния, хотя на самом деле готова была спрашивать целую вечность. Должно быть, Сверчок чувствует себя так же, когда сыплет вопросами. – Вот что ещё мне важно знать: может Змей разглядеть что-нибудь в моей памяти лучше, чем я сама? Ну, например, читать книгу, которую я открыла, но сама не читала, а только заглянула, но слово в слово не помню.


Достаточно расплывчато, но ответ и правда очень важен. Ещё не хватало, чтобы он скопировал карту маршрута с Панталы в Пиррию! Луния видела её лишь пару раз мельком и сама ни за что не сумела бы вспомнить и нарисовать, но кто его знает? Вдруг Змей способен остановить время в видении и разглядеть карту во всех подробностях!


Маленькая дракониха задумалась, подёргивая хвостом. Хорошо, что не ответила сразу: значит, есть шанс получить честный ответ, а не удобную ложь.


А что делать, если ответ будет утвердительным? Обещание открыть память уже дано… и в то же время никак нельзя позволить Змею узнать дорогу в Пиррию!


– Нет, не думаю, – заговорила наконец Ящерка. – Ни разу не видела, чтобы он занимался чем-то подобным.


– А сама проверить можешь? Возьми память любого из ваших драконов, где есть открытая книга или свиток, и попробуй что-нибудь прочитать.


Ящерка нахмурилась, ковыряя когтем земляной пол.


– Нет, не могу, – призналась она, помолчав.


– Почему?


– Да просто нет у меня драконьей памяти! За всё время ни один не согласился. Не знаю, почему – просто не хотят, да и всё тут.


Луния растерянно моргнула.


– Но… ты же говорила, что…


– У нас воспоминания только людей, – буркнула оранжевая. – Они считают Змея каким-то высшим существом и отдают ему что угодно. За все тысячелетия только четверо Хранителей отказались… в том числе и этот последний идиот. Драконов у нас побывало всего ничего: первые три тысячи лет здесь их вообще не было, а те, что прилетели потом, сразу обнаружили коллективный разум и истребили почти всю лиану… едва совсем нас не уничтожили. А те, что служили нам до королевы, Змею не доверяли – и правильно! – а меня считали просто его игрушкой. Ни один не открыл нам память… а у меня своей собственной и нет совсем. Так хочется увидеть хотя бы чужую, а… – Она обиженно отвернулась. – Ты обещала!


Ну что тут скажешь? Карту светить, конечно, никак нельзя… но как же жаль несчастную Ящерку, вылупившуюся из яйца в жестокий мир людей! Она никогда не жила обычной драконьей жизнью, не была частью единого гобелена – словно одинокая ниточка шёлка, оставшаяся лежать в стороне.


– Посмотри сначала мою память, – предложил Икар. – У меня были книги, вот и увидим.


Глаза маленькой драконихи загорелись.


– Ты согласен? Точно?


Дракончик кивнул, и она торопливо схватила его за лапы, сплетаясь когтями. Наступила долгая тишина, а затем Ящерка шумно выдохнула, отпустила его и отстранилась, прижав лапы к вискам.


– Ну и ну! – вытаращила она глаза.


Не успела Луния спросить, что там было, как всё вокруг залил ослепительный солнечный свет. Ящерка сидела рядом с ней на шёлковой паутине над ульем, по которой сновало множество шелкопрядов. Другие спали в уютных гамаках, занимались делами или ткали в своих жилых ячейках.


Родное племя! У Лунии заколотилось сердце. За всеми перипетиями последнего времени она уже почти забыла, что такое нормальная жизнь. Мерцание разноцветной чешуи, мягкие волокна шёлка в когтях, негромкий гул драконьих голосов вокруг. А ещё – солнце, как его теперь не хватает!


Впрочем, не всё было так гладко, напомнила она себе. Под гнётом ядожалов её соплеменники не имели права выбрать себе ни жильё, ни семью, ни работу. Они были вынуждены урывать счастье по крохам, но оно всё же было и немного свободы – тоже.


Луния не смогла узнать улей, но память принадлежала Икарчику, а значит, скорее всего, здесь хозяйничает Сколопендра. А вот и сам дракончик, только совсем ещё крошка, как будто игрушечный. Свернулся под крылом у большого серебристо-лавандового дракона и неловко вертит в коготках перепутанный клубок шёлковой пряжи.


– Не так, – улыбается взрослый. – Вернись и начни сначала, малец.


– Я папец! – грозно хмурится малютка.


– Ну нет, папец я, а ты малец, совсем ещё малец.


– Папец! – Икарчик хлопает комком пряжи отца по носу, тот закидывает голову и разражается хохотом. Малыш сияет, прислушиваясь к раскатистым звукам. – Я папец! – гордо изгибает он тоненькую шейку.


– Папцом ты станешь нескоро, – объясняет дракон, подбирая отставшую от клубка шёлковую прядь. – Папец, он главный, вот как я. Папец решает самое важное… ну, к примеру, что у нас будет на обед.


– Ба-на-на! – кричит Икарчик и мечтательно облизывается розовым язычком.


– Нет у меня бананов, сладкоежка, – вздыхает отец. – Сегодня придётся обойтись ямсом и бамией.


Дракончик вывёртывается из его лап и скачет по паутине в угол ячейки, где лежит ворох сухих листьев для постели. Зарывается с головой и появляется вновь с торжествующей улыбкой, сжимая в когтях измятый почерневший банан.


– Три луны! – вновь хохочет дракон. – Ну ладно, один банан у нас есть, пускай хоть такой. Давно прячешь, хитрец?


– Ба-на-на! – довольно повторяет малыш, затем тычет себе в грудь: – Папец!


– Что ж, убедил, – уважительно кивает дракон, – в логике тебе не откажешь. – Он вновь подхватывает и устраивает у себя под крылом сына, который довольно разглядывает свою помятую добычу. – Я люблю тебя, малыш, – говорит он, тыкаясь носом в его макушку.


Солнечный свет исчез так же мгновенно, как вспыхнул, и Луния печально вздохнула, увидев перед собой всё тот же холодный и мрачный тронный зал.


– Фу! – скривилась Ящерка, отвернувшись. – Одни сопли и скукотища! – Бросилась на пол и закутала голову крыльями.


Крошка Икар стоял неподвижно, с застывшим взглядом, лапы его дрожали. Луния присела рядом и укрыла крылом.


– Ты тоже видел? – шепнула она. Дракончик кивнул, смахивая слезу. – Бедный малютка, твой отец был замечательным драконом! – Снова кивнув, Икарчик всхлипнул и прижался к ней.


Когда всё закончится, надо будет непременно найти его мать, подумала Луния. Сатирид говорил, что её перевели в улей Жужелицы… Она вздрогнула, осознав внезапно, что думает о будущем, которого, возможно, и нет вовсе. На самом деле они с Икарчиком сейчас лежат, опутанные чудовищной лианой. Если верить Ящерке, здесь им предстоит и умереть.


Вся надежда только на Сверчок. Она найдёт Росянку, и они вместе спасут всех… может быть.


Как странно сознавать, что полагаешься во всём на ядожалиху. Тем не менее Луния твёрдо знала, что Сверчок не из тех, кто бросает друзей в беде.


А что делать потом, даже если удастся выбраться из этого зловещего тронного зала? Иноразум всё равно останется в голове, а как его оттуда удалить, всё ещё неизвестно.


Как жаль, что нельзя посоветоваться с Мечехвостом!


Луния глянула на Ящерку, но оранжевая дракониха так и лежала неподвижно, переживая увиденное в памяти Икарчика, и сейчас был не самый удобный момент, чтобы просить её об очередной услуге. А меж тем хорошо бы узнать, как дела у друзей. Удалось ли Вихрю, Цунами и Ананасу улететь от погони? Где теперь Рысь, Луна и Росянка и разыщет ли их Сверчок?


Ящерка лежала довольно долго, затем всё-таки убрала крылья с головы и села. Вытерла лапой слёзы и повернулась к своим пленникам.


– Странно, должно быть, когда родители заботятся о тебе, – задумчиво начала она, – как-то не по-драконьи.


Луния покосилась на неё с удивлением.


– Ты правда считаешь, что драконы не растят своих драконят?


– Ну конечно! – Маленькая дракониха закатила глаза. – Мы же рептилии! Те же ящерицы вообще не охраняют свои яйца, и любви у них нет ни к кому.


– Такое ощущение, что ты повторяешь слова Змея, – заметила Луния. – Наверное, так кажется и всем людям… но ты же сама наверняка наблюдала глазами ядожалов, как устроены драконьи семьи и какая там бывает любовь.


– Ну, разве что у каких-нибудь хилых шелкопрядов, – фыркнула Ящерка, – а у остальных всё иначе – у таких, как я.


– Ну что ты такое говоришь! – воскликнула Луния, но тут же перешла на шёпот, заметив, как шевельнулся на троне Змей. – Ты вспомни: мы же все видели, как твоя мать сожгла целый город, потому что любила тебя и хотела отомстить.


Ящерка хотела ответить, но осеклась и нахмурилась.


– Мать просто злилась, что у неё украли яйцо, – возразила она наконец. – Змей говорит, драконы злы и мстительны по самой своей природе. Инстинкт такой, да и всё: украли у тебя что-то – жги! – Она негодующе взмахнула крыльями. – Нет чтобы поискать сперва! Могла ведь случайно и меня сжечь.


– Откуда нам знать, может, и искала, – пожала крыльями Луния. – Мы же видели только то, что помнит он. – Она указала кончиком хвоста на сидящего человечка.


– Скажи, твои воспоминания такие же умильные, как у него? – кивнула дракониха на Икара.


– Есть и такие, – вздохнула Луния, – всякие.


Ящерка шумно выдохнула, затем, решившись, протянула лапу.


– Давай их все сюда!


– А ты проверила… ну, что я просила?


– Да, да! – нетерпеливо закивала оранжевая. – Когда Икар был в библиотеке, я пробовала читать через плечо. Вроде как что-то читалось, но едва я вышла из его памяти, тут же всё позабыла. Не бойся, никто не прочитает твои секреты!


Кто знает, так ли это на самом деле. Но обещание есть обещание, а маленькая дракониха честно выполнила условие, помогая пиррийцам сбежать из плена. Кроме того, очень хотелось сделать, может быть, последнее доброе дело в своей жизни – помочь Ящерке ощутить себя хоть раз частью реального драконьего мира.


Луния протянула маленькой драконихе свои лапы и не успела задуматься, куда сейчас попадёт, как оказалась в Зале искусств «Шёлкового пути» вместе с Синем, Мечехвостом и Ио.


Ящерка с Икаром тоже наблюдали, устроившись на высоких шкафах, но Луния едва их замечала, не сводя глаз со своих лучших на свете друзей.


– А разве можно оставаться здесь после уроков? – опасливо спросил Синь.


– Луния поможет мне выбрать сюжет для гобелена к Дню превращения, – объяснила Ио. – Неужели нас накажут за дополнительную работу? Не думаю.


– Но правила…


– Напрямую не запрещают, – заверил Мечехвост, шутливо подталкивая приятеля. – Не робей, Синь. Им главное, чтобы мы не испортили ничего. Вечно ты переживаешь из-за мелочей, червячок.


Синь окинул взглядом груды шёлковых обрезков на полу, смятые обрывки эскизов и лужицы пролитой краски.


– Займусь-ка я пока уборкой, – вздохнул он. – Может, тогда ядожалы не так рассердятся.


Луния из памяти, сидевшая на столе, расхохоталась.


– Вот была бы потеха! Лучший ученик «Шёлкового пути» отправлен на Путь нарушителей за уборку зала без разрешения.


– Думаешь, и на уборку надо разрешение? – Синь задумчиво погрыз коготь.


– Да нет же! – Луния бросила в него шёлковой подушкой. – Ну какой ты правильный, аж тошно. Делай что хочешь, не бойся.


Обрадованный дракончик кинулся к двери за шваброй.


– Пожалуй, присмотрю за ним, – усмехнулся Мечехвост, направляясь следом, – не то, чего доброго, забредёт прямо в когти стражникам.


– Спасибо, – улыбнулась Луния и склонилась рядом с Ио над эскизом на столе.


– Как думаешь, пурпур подойдёт? – спросила подруга.


– В самый раз! Серебристый водопад, пурпурные горы – отлично.


– Тогда бабочки в водяной пыли над водопадом тоже пусть будут пурпурные. – Ио бросила взгляд через плечо, проверяя, не слышит ли кто, и зашептала: – А где спрятать знак «Хризалиды», как думаешь?


– М-м… – Луния наклонила голову, изучая рисунок.


Она ещё не так давно узнала о «Хризалиде», тайном обществе шелкопрядов, выступавших за перемены, но знала от Ио, что его члены вплетают в свои картины крошечный алый листок, похожий на слезинку. Он словно говорил зрителю: «Ты не один, мы с тобой и вместе боремся за лучшее будущее».


– Можно добавить рыбку в озеро под водопадом, – предложила наконец Луния. – Пурпурную с серебром, а среди чешуек спрятать знак «Хризалиды».


– Ага! – просияла Ио. Оглянулась на вернувшегося Синя, схватила перо и начала рисовать.


– А я бы, если могла, выткала лес! – мечтательно произнесла Луния. – Огромный, бескрайний, с домами и паутиной на верхушках деревьев, где все драконы весёлые, добрые и любят друг друга.


– Луния! – в страхе воскликнул Синь, отставляя швабру и оглядываясь на дверь. – Деревья уж точно запрещены!


– Глупое правило, не находишь? – фыркнула она.


Дракончик в отчаянии заломил когти.


– Ну зачем тебе лишние неприятности, Луния! Я так о тебе беспокоюсь…


Луния из будущего невольно вздохнула, сидя на шкафу. Бедный братец, он и не подозревает, какие неприятности ждут их всех впереди!


– Я знаю, дорогой, – успокоила брата Луния из памяти. – Сделаю лучше ночное небо или ещё что-нибудь, как все.


Вздохнув с облегчением, Синь принялся за уборку.


Ио протянула Лунии новый эскиз, но тут в дверь заглянул Мечехвост.


– Прячьтесь скорее! – громко прошептал он. – Сюда идёт директор!


Метнувшись в угол, Ио забралась в шкаф и захлопнула за собой дверцу. Луния бросилась к брату, толкнула его на ворох старых неоконченных гобеленов, которые мастерица Белянка хранила как учебный материал, и завалила с головой лоскутами и тряпьём.


– Сиди тихо и молчи!


– Может, лучше признаемся? – шепнул он. – Мы же не сделали ничего плохого…


– Тсс! Ни звука!


Луния метнулась в другой угол и схоронилась за ткацким станком. Миг спустя в дверь осторожно просунулась голова директора. Он подозрительно повёл носом, глянул на брошенную швабру и эскиз на столе, прищурился на ворох гобеленов, где затаился Синь. А затем шагнул через порог и двинулся на цыпочках как раз к тому месту, словно охотник к добыче!


– Я здесь! – окликнула Луния, выскакивая из-за станка, и одновременно с ней в дверь с криком ввалился Мечехвост:


– Это всё я! Я один виноват, не знаю в чём, но прошу прощения!


Подпрыгнув от неожиданности чуть ли не до потолка, директор школы развернулся и грозно глянул на учеников.


– Что вам тут надо?! – заревел он. – Уроки давно закончились! Воровство задумали? А ну-ка, живо в мой кабинет!


– Какое ещё воровство? – фыркнул Мечехвост. – Было бы что красть!


Директор вытолкнул его за дверь и с рычанием двинулся следом. Вздохнув, Луния поплелась за ними, стараясь не оглядываться, чтобы не выдать Синя. Она знала, что на Ио можно положиться – они уйдут после, потихоньку.


– Зачем было это делать? – полюбопытствовала Ящерка со своего шкафа, и сценка из воспоминаний застыла неподвижно.


– Что делать, кому? – Настоящая Луния отряхнула с себя пыль и повернулась к оранжевой.


– Тебе с твоим синим идиотом! Вы же нарочно дали себя поймать. Зачем искать неприятностей? Совсем одурели в тот день, или шелкопряды всегда такие?


– Не ругайся, – пискнул Икар, – они хотели помочь.


– Помочь?! – брезгливо поморщилась Ящерка, будто надкусила тушку полежавшего на солнце дохлого бегемота. – С какой это вдруг стати?


– Директор вот-вот нашёл бы Синя, – терпеливо пояснила Луния, указывая хвостом на кучу тряпья. – Мы отвлекли директора, чтобы дать Синю с Ио незаметно сбежать. Что тут странного?


– Как это что? Пусть бы поймал, зато вы сами бы ушли.


– А ты представь, как расстроился бы тогда Синь! Нам-то с Мечехвостом было, в общем-то, наплевать. – Ну не то чтобы совсем: целую неделю пришлось в наказание ворочать тюки шёлка и возиться с краской, хотя вместе с Мечехвостом работа не показалась слишком тяжёлой. – И потом, ведь это же мы уговорили его остаться с нами после уроков, а наказали бы его одного? Несправедливо!


– Всё равно странно. – Ящерка скорчила презрительную гримасу. – Просто какой-то другой дракон… кому какое дело до его расстройства и всякой там справедливости?


– Нам есть дело! Потому что мы его любим.


– Фу, прекрати! Не хочу слышать этого гадкого слова! – Маленькая дракониха вновь схватилась за голову.


Зал искусств исчез, сменившись голыми полированными стенами и колоннами. В воздухе стоял странный гул, похожий на трепет крыльев.


Ящерка прислушалась.


– Ага, ещё один! – Она довольно потёрла лапы. – Вот будет потеха.


Гул усилился, затем раздался стук, будто от упавшего тела, и наступила тишина.


Над Лунией, растерянно хлопая крыльями, завис в воздухе радужный дракон, пронзительнозелёный от ужаса.

Глава 20


– Сюрприз-сюрприз! – пропела Ящерка и хрипло расхохоталась.


– Ананас! – Луния вскочила, подхватывая дракона, но он был куда тяжелее её, и оба тяжело шлёпнулись на пол. Поднявшись, она погладила его по крылу. – Как ты сюда попал? Неужто спустился в Бездну на самом деле?


– Пока ещё нет, – ответила за него Ящерка, – сейчас он летит сюда вместе с теми двумя. За ними гонится много драконов, так что летит быстро… но не то чтобы сам, конечно. – Она кивнула на Змея, всё так же застывшего на троне.


– О нет! – воскликнула Луния с упавшим сердцем. – Ананас, ты меня слышишь?


– Что? Как… Луния? – Он поднял к глазам лапы, словно не узнавая. – Мои крылья как чужие! Почему не могу… – Он подавленно умолк. – Я что, умер?


– Нет-нет! – Она в волнении приподняла крылья. – Ты жив, Ананас. Дыхание зла завладело тобой, но не убило.


– Ах вот оно что… Выходит, на наших драконов это тоже действует. – Радужный сжал когти, разжал. – Тогда понятно: то, что я вижу, просто иллюзия, а моим телом управляет растение.


– Да, – кивнула Луния, – точнее, сейчас управляет вот он. – Она кивнула на человечка, и Ананас с удивлением воззрился на него. – Это почти одно и то же, они связаны вместе, втроём с этой оранжевой драконихой. – Ошарашенный взгляд радужного переметнулся к Ящерке. – Скажи, Ананас, что с остальными нашими? Я видела, как вы сбежали от Осы, а что было потом? Нашли Луну и остальных?


– Лучше давайте сами посмотрим, – прервала беседу Ящерка.


Земляной пол ушёл из-под лап, и Луния изумлённо вскрикнула, оказавшись вдруг среди облаков. Едва не свалившись в штопор, она с трудом выровняла полёт и расправила крылья, выбирая воздушный поток.


Далеко внизу тянулось побережье Панталы, океан слева, справа залив, а впереди – узкий длинный мыс. Оглянувшись через плечо, Луния увидела в вечернем небе целую стаю зелёных драконов, тех самых листокрылов, что надышались ядовитым дымом в битве на берегах Рычащей реки.


Над головой с мрачным упорством работала крыльями Цунами. Вихрь летел чуть сзади, то и дело бросая взгляд влево, где маячил призраком человечек в мантии. Луния догадалась, что песчаный видит не Змея, как она сама, а Ананаса.


– Ну как ты? – озабоченно спросил Вихрь. – Всё в порядке?


– Да, – ответил Змей, по-птичьи дёрнув головой, как и прежде в непривычном драконьем теле.


Вихрь озадаченно наморщил лоб.


– Переживаешь, что плюнул в Осу ядом? Не надо, она обошлась бы с нами куда хуже. Мы уцелели только благодаря тебе, Ананас.


– Да, – снова дёрнул головой радужный, и Вихрь нахмурился ещё сильнее.


– Куда летим? – оглянулась Цунами. – Как бы нам от них оторваться!


– На юге есть большое озеро, – сообщил Змей. – Там пещеры, удобно прятаться.


– А ты откуда знаешь? – поднял брови песчаный.


Змей растерянно моргнул, оглянулся на Лунию, Ящерку и Икара, летящих рядом.


– Мне Луния рассказала, – ответил он наконец.


– Ясненько, – усмехнулся Вихрь. – О чём поболтать друзьям, как не о географии чужого континента.


– Конечно, – кивнул человечек.


Цунами сердито оглянулась через плечо.


– Хватит болтать, работайте крыльями! Ползёте, как черепахи. Удивляюсь, как эти зелёные ещё нас не догнали!


Песчаный проглотил очередную реплику, но продолжал обеспокоенно коситься на радужного.


– Хмм… – недовольно протянула Ящерка. – Опять скука – летят, летят… Сколько можно на это смотреть!


– А вдруг появится Росянка? – возразила Луния. – Разе тебе не хочется посмотреть на неё?


– Пожалуй. – Маленькая дракониха бросила хмурый взгляд на человечка. – Страшно подумать, как эта подлая змеюка обрадуется.


Теперь трое пиррийцев летели в тишине, мерно взмахивая крыльями, и Луния вдруг поняла, что сама нисколько не устала, несмотря даже на Икарчика, сидящего у неё на спине. Ящерка тоже не отставала и держалась бодро. Ничего удивительного, ведь на самом деле они оставались в пещерном зале и никак не утруждали себя.


– Послушай, а ты не можешь сама вселиться в Ананаса и поговорить с ними? – спросила Луния.


– Пока в нём сидит Змей, никак.


– А в одного из листокрылов?


– Какой смысл? – Ящерка пожала плечами. – Догонять они не собираются, им приказано лететь позади, чтобы загнать этих на юг, к нам.


– Зачем?


Она закатила глаза, словно удивляясь тупости собеседницы.


– Змей хочет, чтобы Росянка искала их здесь.


– Хм, прямо помешался, – покачала головой Луния. – Неужто её дар листомантии настолько могуч?


– Да уж наверное, – фыркнула Ящерка, злобно сжимая когти, – посильнее моего уж точно. Я могу заставить лиану расти вдвое быстрее, и то с трудом, и только если сижу рядом, а чтобы она двигалась, напрягаюсь изо всех сил. Росянка – другое дело. Если Змей её подчинит, весь континент зарастёт лианой за месяц!


– Да уж! – мрачно буркнула Луния. Картина сплошных ядовитых зарослей с летающими над ними белоглазыми марионетками нисколько не радовала.


Вскоре стемнело, и на небо начали взбираться луны. Две мерцали над океаном, отбрасывая серебристые дорожки, похожие на хвосты гигантских драконов.


Луния вздохнула. Лучше бы Росянка осталась в Пиррии, подальше от безумного учёного. С другой стороны, только она и способна остановить катастрофу, спустившись в Бездну и уничтожив лиану в зародыше.


Интересно, что у Ящерки тоже имеется этот дар. Крылья у неё тёмно-зелёные… может быть, всё племя листокрылов как раз и произошло от её матери тысячи лет назад. А остальные племена…


– Ящерка, послушай! – воскликнула Луния, осенённая внезапной идеей. – Выходит, ты одна управляешь лианой, а вовсе не Змей?


– Ну конечно! – Дракониха гордо расправила крылья и выгнула шею. – Без меня она росла бы как обычный сорняк и не умела двигаться… Так-то, старый червяк! – крикнула она, обернувшись к человечку. – Нечего говорить, что я не имею значения!


Учёный даже не обернулся, и ветер унёс её слова в ночную тьму.


– Но тогда… – продолжала думать вслух Луния, – тогда, значит, это ты перекрыла мне выход и связала нас с Икаром лианами!


– А кто же ещё! – самодовольно фыркнула оранжевая. – Без меня он ничего не может… А где благодарность – где, я спрашиваю? Хоть один-единственный раз он подумал о том, как я важна? Нет! Ну хорошо же, тогда и я отвечу тем же!


– Ящерка, – не отставала Луния, – значит, ты и отпустить нас можешь сама?


Маленькая дракониха глянула на неё как на ненормальную.


– Зачем? После того как я из чешуи вон лезла, чтобы заполучить дракончика?


– Так он у тебя останется, в твоём мысленном мире! А настоящее тело можешь отпустить, разве не так?


– Мне больше нравится держать его при себе целиком, – проворчала Ящерка. – С какой стати он будет повсюду гулять, если я сама не могу?


– Он здесь умрёт, и очень скоро! Тогда ты не получишь вообще ничего. А если отпустишь, проживёт долгие годы и даст тебе много-много драконьей памяти.


– Ты мне надоела! – зарычала оранжевая. – Хватит забивать мне голову ерундой! – Она показала Лунии язык, развернулась и пристроилась к летящей Цунами.


Вот он, шанс, подумала Луния. Надо помочь Ящерке взглянуть на мир по-другому. Драконьи воспоминания явно будоражат ей душу, и не просто так.


В голове забрезжила идея, и Луния принялась обдумывать её со всех сторон. Ящерка… такая короткая жизнь и в то же время такая долгая и страшная. Одиночество и тоска.


– Цунами, глянь! – окликнул песчаный. Морская дракониха обернулась, и он показал на светлую точку вдали на берегу.


– Что там, как думаешь? – спросила Цунами.


– Похоже на костёр… а меж тем никто из свободных драконов на всём этом континенте не способен добыть огонь, кроме Лунии, Луны и Жаба.


– Если они и впрямь развели костёр, по которому их на Пантале сможет найти любой дракон, я скину их в море и закидаю тухлой селёдкой, – прорычала Цунами.


– А вдруг это сигнал для нас? – предположил Вихрь. – Я бы на их месте тоже развёл костёр и дежурил поблизости невидимым. Скажешь, глупо?


– Ну разве что. – Морская тяжело вздохнула. – Ладно, спустимся и проверим, может, зелёные не заметят и проскочат мимо в темноте. Жаль, мы не ночные – вот уж не думала, что когда-нибудь такое скажу… Ананас, маскируйся!


Человечек дёрнул головой, лицо его напряглось, уши покраснели от усилия.


– Ха-ха-ха! – залилась смехом Ящерка. – Он же понятия не имеет, как это делается. Гляди, переливается всеми цветами!


– Ананас, ты что? – вытаращился песчаный.


– Что-то мне не по себе, – буркнул Змей, поспешно ныряя к земле, остальные последовали за ним.


Там и в самом деле горел костёр – совсем небольшой, всего несколько веточек. Волны с шорохом набегали на песок и откатывались назад. По пустому пляжу были разбросаны огромные валуны, а на береговом утёсе виднелись тёмные отверстия пещер.


– Эй, Луна! Росянка! – окликнула Цунами. – Мы здесь!


– За нами гонятся, так что… – начал Вихрь, но прежде чем успел закончить, что-то невидимое повалило его и прижало к песку. – Ой! Разве так встречают гостей?


У костра возникла Росянка, поднявшая лапы с магическими браслетами. Рысь широко улыбалась, стоя рядом и глядя, как Луна обнимает песчаного. Глаза её светились счастьем ярче костра и ночных светил.


Луния зажмурилась от острого приступа зависти. Мечехвост, где ты?


– Ну и ну! – пробормотал Вихрь, прижимая Луну к груди. – Невидимая атака по всем правилам военного искусства.


– Значит, удалось-таки сбежать! – радостно воскликнула листокрылая. – Как вы? Вас не успели обработать Дыханием зла?


– Нет, – заверила Цунами, и Змей вслед за ней покачал головой, но как-то уж слишком усердно.


– Мы сами полетели вас спасать, – продолжала Росянка, – но не могли надолго бросать Сверчок с Лунией и Ласточкой.


– Очень беспокоились о них, – подхватила Рысь, – вот и подумали, что лучше будет сначала найти Бездну, одолеть королеву Осу, а потом вернуться за вами.


– Разумно, – кивнула Цунами. – Я тоже предпочитаю подумать, прежде чем рваться в бой… иногда даже получается – стараюсь, в общем.


– Я была за то, чтобы остаться там и освободить тебя, – шепнула ночная Вихрю. Они уже сидели у костра, переплетясь хвостами и обнимая друг друга крыльями.


– А потом вспомнила, что я очень умный, – усмехнулся он, – и непременно соображу, как нам выбраться самостоятельно. Ты не представляешь, как здорово всё вышло. Я героически убалтывал противника, пока Ананас готовил решительный удар. Правда, Цунами?


– Герои из книг болтают куда меньше тебя, – проворчала она. – Когда вернёмся в академию, я заведу там учебный курс «Не дразни своих похитителей», а тебе заранее ставлю кол.


– Ну и зря, – фыркнул песчаный, – похитители в восторге от моих дразнилок.


Морская с опаской глянула на небо.


– Ладно, теперь прячемся! Огонь больше не нужен. – Она встала и тщательно забросала костерок песком.


– Да, пора, – согласилась Росянка. Подняла передние лапы и окинула взглядом друзей. – Все готовы?


– Если что, встречаемся у самого высокого дерева на берегу озера Скорпион, – предупредила Рысь. – Если кто не знает, оно самое большое на юге.


Листокрылая щёлкнула браслетами друг о друга, и все шестеро вмиг исчезли, включая человечка. Луния стояла с Ящеркой и Икаром на пустынном пляже, и душный туман уныния вновь начал заволакивать её сердце. Слушая весёлую болтовню, она и забыла совсем, что на самом деле заключена в тёмной пропасти, связана лианами и поглощена иноразумом, а друзей, может быть, видела в последний раз.


– Должно быть, то самое озеро, о котором ты говорил, Ананас, – прозвучал вдруг голос из темноты. Луния встрепенулась. Она продолжает их слышать! Впрочем, ясно, каким образом: через Змея, который тоже сделался невидимым. – Какое странное совпадение! – продолжал песчаный.


– Сверчок с Лунией оставили нам послание, – объяснила невидимая Росянка. – Велели искать их там – наверное, Бездна в тех краях… во всяком случае, они так считают.


– Хмм… – задумался Вихрь.


– Всё, летим на юг! – перебила Цунами. – За ночь надо убраться отсюда подальше.


– Согласна, – вставила Росянка. – Я очень волнуюсь за Ласточку и остальных. Если полезут в Бездну без нас, всякое может случиться.


– Я готова, – заговорила Рысь совсем рядом, и Лунии захотелось взять её за лапу – как тогда над океаном, когда они впервые стали невидимыми.


– Я тоже, – отозвались Луна с Вихрем одновременно.


– И я, – сообщил Змей, чуть запоздав.


– Отлично! – воскликнула Ящерка.


Пустынный пляж и звёздное ночное небо растаяли в сером тумане, вокруг снова был фальшивый тронный зал. Ананас рядом с Лунией напряжённо уставился на Змея, будто стараясь распутать в голове тугой клубок шёлковой нити.


– Больше драконов в Бездне, – продолжала радоваться маленькая дракониха, потирая лапы, – да каких драконов! С нормальными воспоминаниями, полными приключений, а не ваших бабочковых соплей и обнимашек. У нас впервые появится интересная компания! – Она оскалилась в хищной улыбке.


– Ну погодите, Росянка тут у вас вдребезги всё разнесёт! – прорычала Луния со всей возможной свирепостью.


– Это мы ещё поглядим, кто кого.


Осталось только одно, подумала Луния в отчаянии. Нельзя же просто сидеть и ждать, пока Росянка придёт на выручку, тем более что тут её ждёт ловушка. Надо что-то предпринять, хоть самую малость.


– Ящерка, – начала она осторожно, – у меня к тебе новое предложение. – Оранжевая дракониха с любопытством приподняла бровь, и Луния кивнула на Ананаса. – Я уговариваю его поделиться с тобой воспоминаниями… а ты выпускаешь из Бездны нас с Икаром.

Глава 21


– Нет! – отрезала Ящерка и демонстративно зевнула. – Даже речи быть не может.


– Ты сначала выслушай! – взмахнула крыльями Луния. – Тебе кажется, что шелкопряды не такие, как другие драконы, так ведь? Все остальные – сильные, злобные, кровожадные и всё такое прочее.


– Не кажется, а точно! Настоящие драконы не занимаются ерундой вроде обнимашек и спасения друг друга. Они такие, как в памяти у Змея, – наводят ужас! Огромные и страшные, зубастые и прожорливые! Я хочу почувствовать, каково быть драконом, который закусывает людьми. Я могла бы сама вырасти огромной и ужасной и хочу воспоминаний о такой жизни!


– Вот потому-то я и предлагаю открыть для тебя память Ананаса!


– Э-э… – заволновался радужный, но Луния оборвала его, наступив на лапу.


– Всё равно мало, – покачала головой Ящерка. – Одна-единственная память за то, чтобы вас отпустить? Пфф, ни за что!


– Но ты же всегда можешь вернуть нас обратно! Ты выпускаешь только наши тела, а разум остаётся в твоей полной власти. Стоит тебе захотеть, и мы снова здесь. – Луния обвела лапой тронный зал. – Наоборот, это мы отдаём память задёшево!


Маленькая дракониха раздражённо хлестнула хвостом и прищурилась на радужного.


– Я не могу открыть выход, – буркнула она, помолчав. – Змей ни за что не выпустит вас, потому что вы наживка для Росянки и необходимы для его плана. Сама же понимаешь! – Луния в унынии повесила крылья. Значит, всего лишь наживка? Обидно. – Правда, я могла бы освободить вас от пут, – продолжала оранжевая неохотно. – Тем более что… – поморщилась она, – держать их на вас довольно утомительно.


Луния почувствовала, как тугие плети ослабевают. Она уже почти забыла, каково это – дышать свободно. Зажмурив глаза, она сосредоточилась на своём теле, настоящем, а не воображаемом. Ящерка или Змей вряд ли могли в нём находиться, пока оно заперто в пещере, – здесь от него толку никакого.


Вот тебе и суперспособность, с горечью подумала она. Чудесный, редкий огнешёлк, ниспосланный судьбой, в самый нужный момент оказался совершенно бесполезным.


Припомнив время, проведённое невидимой, когда они со Сверчок учились управлять своим телом на ощупь, Луния постаралась ощутить свою настоящую чешую в тех местах, где та соприкасалась с влажными, скользкими плетями лиан, и в конце концов сумела вытянуть лапы и расправить крылья. Затем, не открывая глаз, она на ощупь отыскала рядом с собой лежащего дракончика, бережно распеленала его и прижала к груди.


– Ну что, всё? – нетерпеливо проворчала маленькая дракониха.


Вернувшись разумом в воображаемый мир, Луния открыла глаза и растерянно глянула на Икара, стоящего в нескольких шагах, тогда как на самом деле ощущала его в своих лапах.


– Давай скорее память! – потребовала Ящерка. – Страшную, жуткую… О, да ты тот самый, что плюётся ядом! – потёрла она лапы, хищно прищурившись на радужного. – Хочу видеть, как драконья чешуя плавится от смертельной слюны.


– Э-э… что? – Ананас с робкой тревогой оглянулся на Лунию.


– Так надо, – кивнула она. – Соглашайся, пускай смотрит.


– Ну ладно… – добродушно пожал он крыльями.


Маленькая дракониха схватила его за лапы, и земляной пол сменился плетёной площадкой в кронах высоких деревьев. Луния невольно ахнула. Такой густой ярко-зелёной чащи ей видеть ещё не доводилось.


Ну и красота! Вокруг гигантские деревья высотой в сотню драконов, всюду цветы, от крошечных голубых до огромных оранжевых и золотистых огнешёлкового оттенка. Тысячи пёстрых птиц всевозможных окрасок состязаются в пении, над цветами вьются огромные красочные бабочки, воздух напоён тропическими ароматами. Бананы, манго… а вот и звери – мелькают внизу в подлеске, снуют по ветвям или висят на них серебристо-серыми пушистыми комочками. Жара, неумолчный гул насекомых. Солнечный свет пробивается сквозь листву, но не палит, как на вершине улья, а нежно ласкает.


– Луния! – восхищённо выдохнул Икар. – Как здесь хорошо!


– Что за место? – нахмурилась Ящерка.


– Дождевой лес в одном из Древних королевств, – догадалась Луния.


Она знала, что сородичи Ананаса обитают в таких лесах, но не могла себе представить, насколько похожи они на её мечты о счастливом будущем шелкопрядов. Вот бы суметь перенести всё это великолепие на гобелен… только пришлось бы, наверное, потратить на такую работу всю жизнь без остатка.


Окинув взглядом лесной пейзаж, маленькая дракониха сердито топнула лапой.


– Не вижу битвы! Где кровь? Почему никто ни на кого не нападает, куда подевались драконы?


– Вон они, наверху! – показал хвостом Икар.


Задрав головы, они увидели сплетённый из листьев гамак, в котором уютно свернулись на солнышке двое радужных драконов, ярко-жёлтый с розовыми пятнами и ярко-розовый земляничного оттенка с жёлтыми ушами.


– Это ещё что такое? – поморщилась Ящерка.


Жёлтый радужный зевнул и сощурился на лиственный полог с проблесками солнца.


– Не пора ли вставать? – задумчиво произнёс он, и Луния узнала голос Ананаса, только спокойного и довольного жизнью. – Хватит с нас на сегодня солнечного сна.


Земляничный радужный покачал головой, лениво жмурясь.


– Ну вот ещё, – протянул он. – Ананасового сна не бывает слишком много.


Жёлтый прыснул со смеху:


– Он у тебя тянется всю жизнь, я же всегда с тобой.


– Потому что я красивый, – улыбнулся земляничный, не открывая глаз, – и лучше всех летаю сквозь заросли… а ещё в родстве с самой королевой.


– Хм… – нахмурился Ананас. – По-твоему выходит, я мелкий сноб?


– Нет-нет, ты нисколько не сноб… и не мелкий… а очень даже крупный. Такой… такой большой… – Розовый дракон широко зевнул и захрапел.


– Ладно, так и быть, – усмехнулся Ананас, – раз и у меня имеются достоинства, потерплю ещё немного твой храп.


– Благородный храп, – сонно пробормотал земляничный дракон.


– Джамбу! – донёсся вдруг крик из глубины древесных крон. – Эй, Джамбу, где ты?


– Не здесь! – Проворчал он, вновь поднимая голову. – Не знаю, где! Здесь только мы, лягушки. Ква-ква!


Луния сразу узнала радужную дракониху, которая ловко выскользнула из зарослей и присела, сложив крылья, на край плетёной площадки. Сама королева Ореола – правительница сразу двух драконьих племён, радужного и ночного.


– Какой же ты лежебока, Джамбу! – фыркнула она и метко кинула ему в голову орехом. – Время солнечного сна давным-давно закончилось.


– А я тебе говорил! – Ананас с ухмылкой пихнул приятеля в бок.


Джамбу привстал в гамаке и болезненно поморщился.


– Я так устал! – пожаловался он. – Всё утро присматривал за крошкой Миротворцем и его друзьями. У этого дракончика шип в одном месте – только и знай, что летать за ним следом.


– Это ещё не беда, – хмыкнула Ореола. – Если не следить, может выйти куда хуже… Слушай, Джамбу, мне тут надо слетать в Приют, хочу взять тебя с собой.


Ананас огорчённо приобнял друга.


– Что, вот прямо сейчас? Зачем, что-то случилось?


– К нам в Пиррию прилетели драконы из-за океана, с другого континента. Им нужна помощь, и мы собираем большой Королевский совет. Подробностей я толком пока не знаю, но лететь одной, без советников, королеве неприлично.


– Гр-р-р-р… – Джамбу зарылся носом в лиственную подстилку. – День за днём выслушивать нудные политические речи… фу!


– Возьми меня вместо него, – предложил Ананас.


Джамбу ошарашенно заморгал.


– О! – расплылся он в улыбке. – Тогда я могу спать дальше?


Королева изящно пожала крыльями.


– Мне всё равно… если тебе не трудно, Ананас.


– Я охотно помогу, – заверил он.


– А мне охота ещё поспать, – капризно добавил земляничный дракон.


Ананас нежно ткнулся в него носом.


– Ты же и так много пользы принёс, Джамбу. Самое главное, помог её величеству взойти на трон. Теперь моя очередь помогать.


– Ладно, лети… чмоки-чмоки, – пробормотал земляничный, сворачиваясь поудобнее в гамаке. – Большой и благородный.


Жёлтый дракон рассмеялся, выбираясь из вороха листьев.


– Я тоже буду скучать. – Он пожал другу лапу и развернул крылья.


– Спасибо тебе, Ананас, – кивнула Ореола, смахивая со своего хвоста заползшую саламандру. – Это ненадолго, думаю. Скоро вернёшься досыпать на солнышке…


Красочный лес с разноцветными обитателями поблёк и растаял, словно утренний туман, оставив в воображаемом тронном зале лишь еле заметный аромат жасмина.


– Шипы и когти! – гневно зашипела Ящерка. – Его память ещё хуже вашей! – Она зажмурилась, прижав лапы к вискам.


Луния оглянулась на радужного, но тот вновь смотрел отстранённо, будто копался у себя в мозгах. Надо же, летели вместе три дня, и ни разу не пожаловался, что тоскует об оставленном дома друге. Всегда был такой спокойный, жизнерадостный. Лучше бы рассказал, поговорили бы о своих близких. Могла бы обнять его, утешить, сказать спасибо, что согласился лететь так далеко ради спасения её любимого дракона.


– Мы обязательно вернём тебя домой, Ананас! – пообещала она. – Не знаю как и когда, но ты снова увидишься с Джамбу.


Радужный дракон поморгал, словно прогоняя туман в глазах, и обернулся к Лунии. По его тускло-зелёной чешуе забегали ярко-жёлтые лучики.


– Я знаю, – улыбнулся он.


– Ещё чего! – зарычала Ящерка, подскочила к радужному и наступила ему на лапу. Ананас вежливо отступил. – Никогда, слышишь? Даже не думай! Ни с кем больше не увидишься! Где твои смертельные плевки, от которых плавится чешуя? Драконы должны убивать врагов, а вы только греетесь на солнышке, трескаете шоколад и распеваете песенки о каких-то дурацких пушистиках!


– Что, правда? – вздохнула Луния с тоской об исчезнувшей картине тропического леса. За всю свою жизнь она пробовала шоколад только пару раз, и это было незабываемо – что там какие-то медовые леденцы! – Вот это жизнь!


– У меня нет врагов, – виновато развёл крыльями радужный. – Ну, кроме вашей королевы Осы… и тот случай был очень неприятным. Не пойму, что хорошего ты находишь в смертельном яде.


– Потому что ты тупой! – зашипела оранжевая. Убежала в угол и мрачно насупилась, глядя в стену.


Луния зажмурилась и потянулась разумом к своему настоящему телу – а вдруг Ящерка, озлившись, вновь связала их с Икаром лианами? Нет, крылья свободно развернулись, а лапы ощутили вес дракончика, прижатого к груди.


Открыв глаза, она встретила озадаченный взгляд Ананаса.


– Зачем ты пообещала ей всякие ужасы из моей памяти? – спросил он шёпотом.


– Её только это и интересует… а я хочу дать ей понять, что настоящие драконы совсем не такие злые и жестокие, как она думает. Пусть узнает, что такое нормальная драконья жизнь, ведь ей самой не довелось прожить свою собственную.


Хочу вплести её в наш общий гобелен, подумала она, но говорить не стала – слишком уж странно и вычурно это прозвучало бы для радужного.


– Ах вот оно что, – кивнул он. – Бедняжка!


– Пусть убедится, что драконы чаще заботятся друг о друге, хотят любить и быть любимыми, а не драться и убивать. – Луния тяжело вздохнула. – По крайней мере, я надеюсь, что это так, хотя иногда… Вот насчёт ядожалов уверенности меньше.


Радужный кивнул.


– Хорошо тебя понимаю. Так же точно я сомневался насчёт ночных, когда они впервые появились у нас в лесу. Творили всякие нехорошие дела, да ещё мнили себя особенными, а остальных – низшими, которым вправе указывать, как жить. Поначалу я считал, что ночные слишком отличаются от нас и принесут одни неприятности. – Он опустил взгляд на свои лапы. – Думал, никогда их не поймём и не простим.


– А потом?


– Ну, понемногу дело движется, – задумчиво произнёс радужный, – всё-таки они драконы, хотят покоя и счастья для своих близких, как и мы. Главное, внушить им, что ко всем надо относиться одинаково. Теперь Ореола правит нами всеми, и у ночных есть шанс исправить прошлые ошибки. Есть даже такие… ну, я не назвал бы их своими друзьями, но вижу, что они честно стараются стать лучше.


– Хм… – Луния покачала головой, не в силах представить, как бы она могла доверять ядожалам… если, конечно, не считать Сверчок.


Радужный дракон вдруг поднял голову и навострил уши.


– Ты тоже слышишь?


– Кто-то летит сюда? – Луния вновь потянулась мыслями к своему настоящему телу. – Ах да, ты же не здесь на самом деле. Что это было?


– Кажется, кто-то звал меня по имени. – Он обернулся, окидывая взглядом фальшивый тронный зал. – Эй, кто там?


– Ананас? – услышала теперь и Луния. Как странно!


– Я здесь! – ответил он. – Ну, то есть… не знаю, в общем.


– Всё, нашла! – улыбнулась Луна, появляясь рядом прямо из воздуха. – Очень тут всё у вас запутано. – Она прищурилась, разглядывая стены, колонны, дракончиков и человечка, застывшего на троне. Перевела взгляд на Лунию. – Так где же мы всё-таки?

Глава 22


– О нет! – воскликнула Луния. – Луна, что случилось? Дыхание зла всё-таки добралось до тебя?


– Что? – нахмурилась ночная. Вид у неё был немного ошарашенный. – Я не…


– Мы её не трогали! – Ящерка вскочила и приблизилась, изумлённо вглядываясь. – Точно, не было у нас такой чёрной. Шипы и когти! Как ты здесь оказалась?


– Вихрь, тс-с-с! – шепнула ночная куда-то в сторону, затем покачала головой. – Ананас, у тебя кто-то чужой в голове, мне пришлось выбирать окольный путь к твоим настоящим мыслям. – Радужный молча кивнул, и Луна дотронулась до его крыла. – Как иноразуму удалось тебя захватить?


– Мне дали что-то выпить, когда держали в тюрьме у Осы, – виновато признался он. – Досадная беспечность с моей стороны. Вихрь и Цунами пить не стали.


– Луна, расскажи наконец, как ты здесь оказалась! – не отставала Луния.


Ночная задумчиво почесала рога.


– А это точно ты, Луния?


– Да, она, – подтвердил Ананас. – Когда иноразум управляет нашими телами, то отправляет наш собственный разум сюда, в придуманный мир, где мы можем общаться как будто на самом деле. А в самом иноразуме слиты вместе трое: лиана Дыхания зла, вот этот человек, что на троне, и юная дракониха. – Он кивнул на Ящерку.


– Ха! – фыркнула она. – Мне пять тысяч лет, чтоб ты знал, павлин раскрашенный!


– Так и Луния оказалась здесь, – продолжал радужный, – её тоже как-то захватили. Так что будь осторожна, если встретишься с ней в реальном мире!


– Не встретится, – с горечью вздохнула Луния. – Я заперта в Бездне. А вот ты, Луна, как сюда попала?


Ночная долго молчала в нерешительности.


– Только не сердитесь, – вздохнула она. – Я умею читать мысли.


Что? Что???


– Я думала, твой дар – предсказывать будущее, – растерялась Луния.


– Не только, – болезненно поморщилась ночная. – Я просто не решалась признаться… но лучше уж сделать это раньше, иначе совсем неудобно получится. Извините, но такая уж я есть, никуда не денешься.


– Ну и чудеса, – покачал головой Ананас.


– Жаб, Небо и Рысь тоже не знают, – снова поморщилась Луна, – а королева Ореола велела помалкивать, мало ли когда пригодится.


У Лунии закружилась голова.


– Значит, всё это время – и на берегу в Пиррии, и в Приюте, и когда летели на Панталу – ты слышала всё, что я думаю?


– Я старалась не слушать, очень старалась! Вообще, у меня теперь лучше получается отсекать чужие мысли, пришлось научиться. Когда в голове десятки голосов разом, с ума сойдёшь. Если не обращать мысли напрямую ко мне, слушать не стану.


У Лунии сжалось сердце. Не сосчитать, сколько раз она думала всякую всячину, глядя на ночную дракониху, и теперь не знала, сердиться на неё за то, что не предупредила, или стыдиться своих нехороших мыслей.


Радужный шагнул к Луне и сочувственно потёрся крылом о крыло.


– Значит, сейчас ты… то есть мы… – начал он.


– Остановились на ночёвку, и Вихрь попросил меня проверить твои мысли, потому что ты вёл себя как-то странно. Ох, что же делать теперь?


– Свяжите меня поскорее и оставьте, летите дальше! Я очень опасен, пока он мною…


С трона донёсся яростный возглас: вернувшийся из мысленного путешествия человечек заметил наконец незваную гостью. Вскочив на ноги, он указал на Луну.


– Как она сюда попала?! – заорал он. – Что за колдовство?


– Ясно, – кивнула она и растворилась в воздухе.


С бессильным рычанием Змей треснул кулаком по спинке трона, и по ней побежали трещины, похожие на молнии.


– Иллюзия, – презрительно хмыкнула Ящерка, обернувшись к Икару. – Вечно он со своей показухой.


Луния с тревогой взглянула на Змея, который снова сел и закрыл глаза.


– Что он задумал? Ящерка, он же сейчас нападёт первый – там, в настоящем мире! Покажи скорее, что у них происходит!


Маленькая дракониха равнодушно пожала крыльями, и стены фальшивого зала вмиг сменились тёмным пространством пляжа. С неба, затянутого тучами, лил дождь, от раскатов грома закладывало уши.


На мокром песке виднелось множество отпечатков лап. Луния вспомнила, что путники по-прежнему невидимы, и побежала на шум, доносившийся от соседней пещеры.


– Подъём! Тревога! – кричал Вихрь. – Иноразум завладел Ананасом!


– Враньё! – отвечал Змей. – Не я, а Луна! Она сама заразилась и отводит от себя подозрение!


Послышались скрежет когтей о чью-то чешую и крик боли.


– Луна, где ты? – окликнул Вихрь.


– Где Ананас? – прорычала Цунами.


– Кажется, он… – Ответ песчаного утонул в новом рёве.


– Росянка, мы должны его видеть! – закричала Рысь. – Убирай невидимость, а потом верни всем, кроме него!


В сверкании молнии Луния разглядела шестерых: Росянку с поднятыми браслетами невидимости, Рысь позади неё у входа в пещеру, Вихря чуть в стороне с длинной кровавой раной на шее и Цунами рядом с ним в боевой стойке. Луна бежала к валунам на берегу, а человечек с злобным шипением царапал воздух скрюченными пальцами, управляя невидимым для Лунии реальным телом радужного дракона.


– Не нападай, – бросил Вихрь морской драконихе, – а то он плюнет ядом.


– Росянка, скорее! – крикнула ледяная.


Змей развернулся, словно кобра, и бросился на листокрылую. В тот же миг Рысь выскочила у неё из-за спины и ударила ледяным выдохом. Человечек успел уйти перекатом, но получил часть морозного заряда в плечо и взвыл от боли. Вновь бросился в атаку, но тут все пятеро драконов исчезли из виду.


– Нет!!! – бессильно взвыл он. Прыгнул туда, где только что стояла Росянка, но ухватил лишь пустой воздух. – Я вам нужен! – Отскочил и прижался спиной к каменной стене утёса. – У меня ваша огнешёлковая! Если улетите, я убью её прямо сейчас!


– Ага, – хмыкнула Ящерка, оборачиваясь к Лунии. – Возможно, мне всё-таки придётся тебя задушить.


– Почему ты всегда его слушаешься?! – взорвалась Луния. – Ты же ненавидишь его больше всех! Разве тебе не хочется хоть раз сделать наоборот, по-своему?


Оранжевая дракониха нахмурилась.


– Заткнись! – рыкнула она. – Я всегда делаю что хочу… если знаю, чего хочу. Змей умный и многого достиг. Мне хотелось заполучить драконью память, и вот она, хоть и дурацкая. Всё благодаря ему и его хитрым планам. Зачем я стану перечить?


Тем временем на берегу вновь появилась пятёрка драконов. Они обступили Змея, но держались на безопасном расстоянии. Вихрь наставил на него горящую острую палку, а Рысь разинула челюсти, готовая снова дыхнуть льдом. Однако Змей-Ананас смотрел только на Росянку, стоявшую напротив.


– Луния правда у тебя? – прищурилась она.


– Да! Спроси свою колдунью. – Он кивнул на ночную.


– Так и есть, – подтвердила та, – я видела её в пространстве их общего разума вместе с настоящим Ананасом.


– Сверчок и Небо тоже там? – спросила Росянка.


Луна покачала головой.


– Как ты поймал Лунию? – обернулась она к Змею.


– Она сама прилетела к нам в Бездну и запуталась в моих лианах, – злобно ухмыльнулся тот. – Должно быть, в доказательство того факта, что у шелкопрядов почти нет мозгов. Пока жива, но если хотите, чтобы так и осталось, летите к ней со мной.


Луния яростно хлестнула хвостом.


– Не слушайте его! – крикнула она, хотя понимала, что друзья не услышат.


Листокрылая с песчаным переглянулись.


– Хочешь, чтобы и мы спустились в Бездну? – уточнил Вихрь.


– Тогда ты отпустишь Лунию? – спросила Росянка.


– Даже не сомневайтесь, – великодушно махнул рукой Змей. – Мне нужен только один из вас – сами догадайтесь кто.


– Не надейся, – прорычала Цунами, но Росянка остановила её жестом.


– Мы всё равно собирались туда наведаться, – сказала она, – так почему бы и нет. Ладно, веди, а там посмотрим.


– Росянка… – с тревогой обернулась Рысь.


– Вот это другой разговор! – В глазах человечка сверкнули искорки торжества.


Листокрылая указала на него когтем.


– Лети первым, мы за тобой. Будем невидимые, так что твои рабы нас не схватят. Когда подойдём к Бездне, я спущусь вместе с тобой, остальные подождут наверху.


– Но как же… – начал песчаный.


– Росянка! – повторила Рысь, а Цунами свирепо зарычала.


– Согласен, – улыбнулся Змей и посмотрел в небо. – Дождь кончается, можем лететь прямо сейчас.


Листокрылая обернулась к Луне:


– Как там настоящий Ананас, не против, потерпит?


Взгляд ночной затуманился, и Луния вспомнила, что видела такое уже много раз. Слушает мысли, поняла она. А может, отсекает лишние? Должно быть, беседует с радужным в воображаемом тронном зале.


– Он согласен, – доложила Луна. – Говорит, спасайте Лунию.


– Не надо меня спасать, – вновь не удержалась Луния, – уничтожьте лиану! – Она потянулась к листокрылой. – Росянка, осторожнее, не дай им себя захватить! Остановить их можешь ты одна!


Слова её остались никем не услышанными, а когти прошли будто сквозь бестелесное облачко.

Глава 23


– То-то и оно! – ехидно прошипела Ящерка, возвращая Лунию в фальшивый зал. – Подбиваете меня выступить против Змея, а на самом деле просто хотите извести лиану, то есть убить нас с ним обоих! Так что лучше уж я буду заодно с мерзавцем, у которого хотя бы есть причина оставить меня в живых.


Луния тяжело вздохнула. Что тут возразишь? Если Росянка уничтожит Дыхание зла своей листомантией, разум Ящерки, спаянный с лианой, погибнет тоже.


Присев на воображаемый земляной пол, пленница задумчиво выводила на нём когтем контуры деревьев. Открывая Ящерке воспоминания настоящих драконов, она рассчитывала помочь той обрести чувство общности, взглянуть на мир как они, а не с извращённой точки зрения себялюбца Змея. Пока ничего не получалось, зато сама Луния ощутила себя ближе к Икару и Ананасу, хотя смотрела их память совсем недолго. Картина дождевого леса вселяла надежду. Как приятно знать, что где-то существует подобная красота, что можно жить мирно и счастливо. Если удастся одолеть королеву Осу и иноразум, шелкопряды могли бы тоже создать для себя уютный дом.


Однако Ящерку, похоже, эти воспоминания лишь разъярили и усилили чувство одиночества, ведь ей никогда не суждено попасть туда и жить такой жизнью.


– Мне очень жаль, Ящерка, – вздохнула Луния.


– Ещё бы тебе не жалеть! – фыркнула та, подтащив к ней Икара и плюхнувшись рядом. Сердито прочертила когтем на полу кружок, и дракончик, наклонившись, пририсовал к нему солнечные лучики. – В вашем прошлом вы только и делаете, что помогаете другим драконам да обнимаетесь. Фу, сколько можно! – брезгливо передёрнулась она и пририсовала крылышки к змеистой линии, проведённой по полу Икарчиком. – Вот же невезение: только трое согласились открыть мне память и оказались самыми скучными драконами на свете!


– Я в смысле… жалею, что наши воспоминания тебя огорчили.


Ящерка возмущённо вздыбила гребень.


– Что за глупости! Совсем даже не огорчили. С чего это мне вдруг огорчаться?


– Потому что тебя саму никогда не обнимали? – внимательно глянул на неё крошка Икар.


– Да плевала я на ваши обнимашки! – Она раздражённо пихнула дракончика хвостом, опрокинув на пол. – Я ни разу никого не жгла, не дралась в битве, не ела людей, никому не перерезала горло – вот почему огорчаюсь! Где настоящая драконья жизнь? И потом, вовсе я не огорчаюсь, вот.


– Обниматься куда лучше, – покачал головой дракончик, поднимаясь с пола.


– Заткнись! Противно слушать.


– А хочешь, я тебя обниму? – предложил он. – Вдруг тебе понравится…


– Это не по-настоящему, тут всё придуманное!


– Да ладно, всё равно похоже. Ну давай хоть разок попробуем, а?


Она свирепо оскалилась, затем прижала крылья к бокам и опасливо пригнулась.


– Ладно… только обещайте потом оставить меня в покое с вашими дурацкими нежностями и огорчениями!


Икарчик в силу возраста ещё не обзавёлся крыльями, но всё же сумел обхватить лапами плечи маленькой драконихи, а затем положил подбородок ей на голову.


– Хмм… – пробормотала она неуверенно. – Глупости всё это. – Отталкивать, меж тем, не стала.


Луния наблюдала за ними и пыталась представить, каково это, когда тебя обнимают впервые за пять тысяч лет чудовищной полужизни. Может, насмотревшись картинок из их прошлого, Ящерка хоть чуточку изменит свой взгляд на мир и драконов?


Подойдя к радужному, Луния уселась рядом.


– Нам нужна ещё память, – шепнула она.


Ананас сонно заморгал.


– Для Ящерки? Мы же все открыли ей свою.


– Похоже, этого мало. Она убеждает себя, что мы просто не из тех племён, а нормальные драконы – свирепые и кровожадные, как ей внушил Змей. – Луния раздражённо вонзила когти в земляной пол. – Вот и надо показать ей воспоминания других. Понять бы только, как их добыть – не позволять же Дыханию зла ещё кого-то захватывать!


– У Змея уже есть другие, хотя бы ядожалы, – заметил Ананас. – Может, кто-то и согласится показать.


– Ядожалы… – нахмурилась она. – А если их прошлое окажется как раз таким, как мечтает Ящерка? Я же хочу наоборот! – Луния задумалась. – А ваша ночная не может помочь? Не знаю, как она читает мысли, но вдруг?


– Она иногда сюда заглядывает, – кивнул радужный. – Спрошу, когда появится.


– Спасибо, Ананас!


Он с улыбкой потёрся о её крыло. Луния прикрыла глаза, мысленно потянулась к своему настоящему телу и крепче прижала к себе Икарчика, ощущая боками скользкие переплетения лиан.


Что бы ещё предпринять?


В запястьях пульсировал жар – они наверняка ярко светятся в зеленоватом полумраке настоящего зала. Зачем пророчество закинуло её сюда, а судьба наделила огнешёлком и свела с человеком-чудовищем? Может, надо использовать свой огонь? Или она всё-таки не та, кому суждено изменить мир к лучшему? Тогда остаётся только сидеть в плену и надеяться на освобождение.


Вонзив в гибкие стебли свои настоящие когти, она ощутила выступивший ядовитый сок.


Если поджечь лианы, достанет ли дым до тех драконов, что остались наверху с Брионией? Не поработит ли всех обитателей пещер? Хотя… если заросли здесь внизу уничтожить, то, может, некому станет и управлять чужим разумом?


Стоит ли рисковать? А вдруг иноразум уцелеет и сохранит свою власть, пока где-то останется даже один-единственный корешок?


– Ящерка! – раздался вдруг голос радужного. – Мы можем дать тебе ещё воспоминаний, хочешь?


Луния открыла глаза. Ананас присел рядом с маленькой драконихой, которая уже освободилась от объятий малыша, но осталась рядом, касаясь его хвостом. Луна тоже появилась там, пристроившись за плечом радужного и опасливо поглядывая на Змея.


– Правда можете? – радостно вскинулась оранжевая. – Но как – заразили новых драконов?


– Нет, – серьёзно помотал головой Ананас. – Такого мы не допустим! Просто Луна попробует стать посредницей. Свяжется мысленно с теми, кто сейчас летит с ней, и передаст тебе то, что они сами выберут. – Он оглянулся на застывшего на троне человечка. – Только тебе, надеюсь… хотя сам не понимаю, как оно работает.


– Да-да, конечно! – Ящерка протянула лапы, но тут же с подозрением отдёрнула. – Погоди… Что вы за это просите? Лунию я не отдам!


Радужный пожал плечами.


– Да ничего. Мы всё равно сейчас летим все вместе. Луна говорит, это будет легко сделать. Она хочет доставить тебе удовольствие – так почему бы и нет?


Ящерка озадаченно помолчала, глядя в пол, на котором только что нацарапала силуэт бабочки. Малютка Икар изобразил рядом другую, крылья их соприкасались.


– Ладно, – заговорила наконец оранжевая, – ваше дело.


Она снова протянула лапы, радужный дракон взялся за одну, Икар – за другую, а Луна сжала его свободную лапу.


– Стой! – воскликнула Ящерка, когда ночная уже прикрыла глаза. – Я хочу что-нибудь страшное, никаких обнимашек!


Вокруг уже простирался дождевой лес, но теперь здесь стоял глубокий мрак, который слегка рассеивали лишь три ночных светила по разным сторонам небосклона. Контуры деревьев слегка расплывались, будто на картине, оставленной под дождём. В шорохе листвы раздавался неумолчный хор лягушек и ночных насекомых.


На лесной поляне в круге лунного света сидела совсем юная чёрная дракониха, даже меньше Ящерки, и вглядывалась в звёздное небо.


– Власть, – назвала она, показывая на самую большую луну. Протянула коготок к другой: – Оракул… А третья – Ясность. – Опустила лапу и зябко обернулась крыльями. – Ни одной не забыла! – Вновь подняла взгляд на Оракул и прошептала: – Мама скоро прилетит… То есть сказала, что постарается, – добавила она, отвернувшись. Чёрные крылышки печально обвисли. – Если не сегодня, то завтра… или послезавтра… Мама всегда возвращается!


Лунию пронзило страшное чувство одиночества, исходившее от юной Луны. Такая крошечная и совсем одна в этих бескрайних диких джунглях!


Помолчав, маленькая ночная произнесла ещё тише, словно убеждала себя:


– Всё будет хорошо!


Картинка вздрогнула от порыва холодного ветра и распалась, уступая место промёрзшим белым холмам. Среди них сверкали под зимним солнцем снежные стены игрушечной крепости, обработанные до блеска ледяным выдохом, в которой резвились пять бело-голубых шипастых драконят.


– Это наша крепость! – крикнула одна со стены, поправляя самодельную тиару из сосулек. – Идите и постройте свою!


– Нет, мы заберём её себе! – прорычал дракончик постарше. Он подтолкнул товарища, и тот схватил самую маленькую из компании. – Вот, у нас уже есть заложница!


Пленённая малышка пищала и вырывалась. Приглядевшись, Луния узнала россыпь голубых чешуек на мордочке: да это же юная Рысь!


– Сдавай крепость, Снежна, – продолжал дракончик, – не то мы бросим заложницу в море!


– Пускай её там съедят моржи! – хихикнул приятель.


– Да сколько угодно! – фыркнула Снежна. – С заложницей вы прогадали: она плавает лучше вас обоих, а моржей совсем не боится. Правда же, Рысь?


– Обожаю моржей на обед! – крикнула та, извернувшись, но противник тут же снова пихнул её головой в сугроб.


Внезапно из-за крепостной стены выскочил пятый дракончик, метнул в захватчиков пару снежков и кинулся в бой.


– Отпустите её! – крикнул он. – Мы своих не сдаём!


– Холод! – раздражённо вздохнула Снежна, наблюдая, как противник легко опрокидывает его в сугроб. – Рысь не надо выручать, ты всё перепутал. Оставь своё бестолковое геройство, или я перейду на сторону Града! Теперь вот придётся спасать тебя самого…


Порыв ветра запорошил снегом глаза Лунии, а когда растаял вместе с холмами и стенами, перед ней уже были раскалённые солнцем улицы большого драконьего города.


Ранние воспоминания всегда обрывочные и расплывчатые, подумала Луния, стараясь понять, чьи же сейчас перед ней. Но тут мимо пронеслась шумная ватага песчаных драконят, и всё стало ясно: это юные годы Вихря. Что ж, может, хоть они доставят Ящерке удовольствие.


– Ты отнял у него игрушку! – раздался чей-то сердитый голос.


– Ну и что? – ответил другой. – Я больше и сильнее, путь попробует забрать назад!


Вокруг спорящих на рыночной площади собралась толпа в ожидании драки. Здесь торговали чаем, свечами, сушёными травами, цветами и металлическими безделушками. Небольшой бурой драконихе отвечал дракон почти вдвое крупнее. Он самодовольно ухмылялся, ощерив пасть с остатками зубов.


– Я сам его сделал! – пропищал крошечный дракончик, протискиваясь вперёд мимо драконихи. Ага, вот и сам Вихрь. – Придумал, нашёл материал, так старался… а ты пришёл и забрал. Отдай!


Не удостоив его ответа, большой дракон повернулся к драконихе:


– Да наплюй ты на этого карапуза, – хмыкнул он. – Куплю тебе лимонада, и забудем обо всём.


– Отдай ему барабан, – прошипела она, – не то я тебя вздую!


Малютка Вихрь поднял на неё взгляд.


– Ты что, хочешь драться за меня? – с изумлением спросил он. – Откажешься от лимонада?


– Не за тебя, малыш, – поправила она, – а за справедливость.


– Да! – восторженно выдохнул он. – Я тоже так буду, когда вырасту… – Он гордо выпятил грудь. – Нет, прямо сейчас! – Заревев тоненько, но свирепо, дракончик кинулся на обидчика и вцепился зубами ему в лапу.


Дерущуюся толпу скрыло пыльное облако и рассеялось. Снова лесная чаща – на сей раз Отравленные джунгли, где юная Росянка гналась за лягушкой, а затем встретила зелёную дракониху по имени Ива.


Луния вздохнула. Ящерке не понравится, от Росянки она уж точно ждёт боевых сцен. Как бы не так: даже свирепая воительница предпочитает вспоминать драконов, которых любит!


Напоследок перед глазами возникла сумрачная пещера с горящими на стенах факелами. Пятеро драконят собрались в кружок на берегу подземной реки, разглядывая потрёпанную карту. Один дракончик бурый и коренастый, другая совсем крошечная и золотистая, рядом с ними вертлявый ночной. Двух остальных Луния узнала: маленькие Цунами и Ореола, которые спорили друг с другом.


– Смотри сама, – сердилась Цунами, тыкая в карту, – королевство песчаных самое большое!


– Ты же не знаешь, где его границы! – возражала радужная. – Может, это всё принадлежит небесным. – Она дёрнула пергамент к себе и обвела когтем горы на севере.


– Осторожнее! – забеспокоился ночной дракончик. – Если порвёте карту, Кречет взбесится и накажет вас обеих.


– Нет, будет ещё хуже, – вставила золотистая малышка. – Глин возьмёт вину на себя, и накажут его!


Все обернулись к бурому дракончику, который что-то задумчиво жевал.


– М-м? – вздрогнул он, поднимая голову. – Что такое?


– Да, так он и сделает, – согласилась Цунами.


– Ладно, буду осторожнее. – Ореола убрала когти с карты. – Только Небесное королевство всё равно больше всех!


– Тогда почему все воюют за Песчаное? – не сдавалась морская. – Значит, оно больше!


Глин добродушно ткнул её в нос.


– Да какая разница, – пробасил он.


– Ты серьёзно? – Она отпихнула его лапу.


– Ну да. Главное, где лучше кормят. Там мы и станем жить все вместе, когда состаримся и одряхлеем.


Золотистая малышка покатилась со смеху, а радужная презрительно фыркнула.


– Лично я стариться и дряхлеть не собираюсь, – отрезала она.


Цунами обняла её крылом.


– Ничего, состаришься… раз уж Глин не позволяет мне тебя убить.


Снова фальшивый тронный зал.


– Я вернусь, – шепнула ночная. Устало потёрла лоб, отпустила лапу Ананаса и исчезла.


Луния обвела взглядом оставшихся, которые ещё приходили в себя от быстрой череды чужих воспоминаний.


– Ну и ничего хорошего, – заговорила наконец Ящерка.


– Правда? – вздохнула Луния. – Но там же были самые разные драконы, каждый со своей жизнью – всё как ты хотела.


Оранжевая дракониха пробурчала что-то себе под нос, затем сердито фыркнула:


– Я надеялась увидеть кого-нибудь, похожего на меня! Хотела понять, какой могла бы вырасти. А они все другие, все!


– Ну, не совсем, – возразила Луния. – То есть, конечно, все мы разные, но всё равно чем-то похожи и как-то уживаемся вместе. – Сочетаемся, как пряжа разного цвета в гобелене, подумала она. В него можно вплести и Ящерку – в большой картине для каждого найдётся место. – Ты вспомни: маленькая Луна так страдала от одиночества, но всё же выжила – совсем как ты. Вихрь сумел постоять за себя перед противником куда сильнее него, и ты делаешь то же самое, когда ругаешься со Змеем. Цунами в юности тоже часто раздражалась, да и теперь иногда, как и ты, но ты научилась владеть собой, хотя никто не помогал.


Ящерка потёрла глаза.


– А остальные? – буркнула она.


Луния на миг задумалась.


– Росянка всегда делает что хочет и добивается своего несмотря ни на что – и ты тоже очень решительная. А ледяная по имени Рысь… ты же сама слышала: её даже не требовалось выручать – никаких моржей не боялась.


– Что верно, то верно, – фыркнула оранжевая. – Не знаю, кто такие моржи, но справилась бы наверняка! – Она тяжело вздохнула. – Если бы, конечно, смогла вырасти и встретиться с ними… А вообще, я скорее похожа на ту белую, что сидела на стене. Как её – Снежна? Она мне больше всех понравилась.


– Да, не повезло тебе в жизни. – Луния тоже вздохнула.


– Мне не повезло в главном! – горячо воскликнула маленькая дракониха. – Всех этих дракончиков из памяти кто-нибудь любил… а меня – никто, совсем никто! Нет, мне наплевать, конечно… да, наплевать! Но всё равно не повезло.


– Ты права… – Помолчав в нерешительности, Луния продолжила: – А может, ещё не повезло, что ты сама не смогла никого полюбить – ведь это тоже важно. Мне очень жаль, Ящерка.


Оранжевая вновь потёрла глаза, шмыгнула носом. Покосилась на крошку Икара.


– Похоже, любовь заставляет делать большие глупости, – заметила она.


– Верно, – кивнула Луния.


Она вспомнила, сколько раз Мечехвост навлекал на себя неприятности, чтобы выручить её или Синя, который и сам нарушил все чтимые им правила, спасая сестру из огнешёлковой пещеры. А Сверчок пошла против родного племени и рискнула своей главной тайной, но помогла едва знакомому шелкопряду.


Ящерка обернулась к трону, где злобный человечек, зажмурив глаза, управлял где-то далеко сотнями драконов разом. Затем взглянула на Лунию, и сияющий огнешёлк на её рогах отразился в бездонных озёрах Ящеркиных глаз.


– Ладно, – вздохнула маленькая дракониха, – слушай меня внимательно, повторять не буду. Если перерезать стебель лианы, которая проросла сквозь наши головы… – Тихий голос дрогнул. – Тогда растение станет обычным, а мы… а нас не станет..

Глава 24


Луния затаила дыхание.


– Что? – шёпотом переспросила она.


– Ты меня слышала, – буркнула Ящерка, – не заставляй повторять. Не хочу об этом думать, не хочу говорить, и не надо мне никаких твоих «спасибо»! Что ты решишь делать, тоже знать не желаю. Не стоит мне знать. Лучше помогите мне отвлечься… Икарчик, придумай что-нибудь интересное!


– Э-э… – Дракончик с тревогой выпрямился. – В смысле?


– Спой, спляши… отрасти вторую голову – не знаю!


Она вновь пихнула его, но на этот раз дракончик дал сдачи, и они покатились по земляному полу в шуточной потасовке.


– Эй, тихо там! – крикнул Змей с трона и снова впал в оцепенение, бормоча что-то себе под нос.


Луния задумалась. Перерезать лиану? Она представила себе настоящий тронный зал и мощный стебель, который поднимается из пола, обвивает трон, а затем пронизывает головы драконихи и человека.


Получится ли? Стоит ли спешить, не лучше ли подождать Росянку? Той наверняка будет проще, но… может, всё же попробовать самой? Никто другой пока секрета не знает. Вот он тронный зал, вот она лиана – взять и сделать! Даже если удастся помочь хоть чуточку, это приблизит победу над иноразумом и освобождение Панталы.


Последовать примеру тех, чьи воспоминания только что показывала ночная, тех, кто никогда не сдаётся, летит на помощь любимым и вступает в бой со сколь угодно сильным врагом. Тех, кто не ждёт спасения, а спасает сам!


Очень хорошо, только как это осуществить? Как подобраться к настоящему трону в настоящем зале, чтобы человек на троне не заметил? А что потом, пилить лиану когтями? Змей почувствует, возьмёт под контроль и остановит. Значит, перерезать надо очень быстро… как бы его отвлечь?


Луния зажмурилась и потянулась к своему настоящему телу, оцепеневшему и холодному, влажному и липкому от сока лианы. Онемевшие лапы всё ещё сжимали обмякшее тельце Икара. Как быть с малышом? Если оставить на полу среди побегов и листьев, Змей сможет использовать дракончика. Едва что-то заподозрит, пригрозит убить его, и тогда всем планам конец.


С другой стороны, такой риск остаётся, где бы Икарчик ни находился. Поэтому лучше держать его при себе.


Взвалив малютку на спину и пристроив между крыльями, Луния почувствовала, как маленькие лапки послушно уцепились за шею, а затем с трудом напрягла мышцы, приподнялась и сделала осторожный шажок вперёд. Густо переплетённые стебли дрожали и качались, лапы скользили и проваливались в рыхлую лиственную подстилку, идти было ещё труднее, чем по рыхлому песку возле хижины Тушканы. Вдобавок Луния ничего не видела и двигаться могла только на ощупь. Оставалось надеяться, что её настоящее тело всё же приближается к трону.


Ещё шажок, другой… Быстрее, требовали лапы, но разум одёргивал, напоминая об осторожности. Мысли путались, сердце колотилось от волнения.


Она не знала, долго ли уже шла – чувство времени отказывало из-за того, что разум оставался частью в воображаемом мире, – когда вдруг услышала сердитый возглас Змея и испуганно замерла в невидимом сумраке лиановой чащи. Приоткрыв глаза в фальшивом зале, посмотрела на Ящерку с Икаром, которые по-прежнему весело толкались и гонялись друг за другом, совсем как обычные драконята.


У Лунии заныло в груди. Очень хотелось спасти маленькую дракониху, подарить ей настоящую жизнь.


– Мы уже подлетаем к озеру Скорпион, – прошипел человечек на троне. Поднялся на ноги и окинул взглядом зал. – Ящерка, прекрати дурачиться, сосредоточься! – Проследи, чтобы чтица мыслей сюда не проникла, а главное, не давай ей больше общаться с этими двумя, – кивнул он на Лунию с Ананасом.


– С какой стати мне что-то делать? – капризно фыркнула оранжевая. – Ты же у нас такой гениальный, а я бесполезная и здесь вообще не нужна.


– Пока ты здесь, выполняй мои приказы! – рявкнул он. – У меня и без того много дел. В улье Цикады бунтуют шелкопряды, а королева Оса только и делает, что ноет о своих ожогах – никакой от неё помощи! Да ещё этот радужный, в теле которого я сижу, вот-вот столкнётся с беглой ядожалихой и её человеческой бандой. – Змей задумался. – Знаешь что, перескочи в улей Цикады и убей там пару самых буйных шелкопрядов, чтобы остальные заткнулись.


Он не видел выражения Лунии при этих словах, зато заметила Ящерка.


– Какая скука, – зевнула она. – Неохота мне. Лучше заставлю Хранителя подняться наверх и украсть ещё какого-нибудь дракончика.


Змей снова раздражённо зашипел.


– Мне-то с этого какой толк? Нет, запрещаю! Ты и так тут всё переполнила своими игрушками, хватит.


– Скука! – повторила Ящерка, плюхнулась на пол и подпёрла голову лапами.


– Можешь дуться, если хочешь… а можешь сразиться с драконами, – прищурился он, затем уселся на трон и закрыл глаза. – Дай знать, если сюда явится ночная – хотя бы такое простое дело тебе можно доверить?


Маленькая дракониха молча показала ему язык, но Луния не могла унять свою тревогу.


– Давай всё-таки глянем, что там в улье Цикады, – не выдержала она. – Что значит «бунтуют»? Не случилось бы чего с Мечехвостом и Синем…


– Ну давай, – вздохнула Ящерка.


Она опрокинула Икарчика на пол, села на него и махнула в воздухе лапой, словно отодвигала невидимый занавес. Фальшивый зал уплыл в сторону, вместо него возникла рыночная площадь улья. На этот раз здесь и впрямь было шумно. Шелкопряды уже не сидели покорно рядами, а толпились, выкрикивая что-то белоглазым стражникам на галереях и у выхода с площади. Те стояли молча и неподвижно, перегородив дорогу.


В толпе мелькнули тёмно-пурпурные крылья с проблесками морской зелени. Неужто Ио? Мелькнула и пропала. На дальнем конце площади Луния разглядела Мечехвоста и хотела полететь к нему, но тут Ящерка пихнула её в бок.


– Погоди, у озера Скорпион творится кое-что поинтереснее!


Выбора у пленницы не было, и спустя миг они уже парили над водным простором. Луния заморгала от ярких бликов полуденного солнца.


Неужели в реальном мире успело пройти так много времени, и Росянка уже совсем близко к ловушке, приготовленной Змеем?


А вот и он, в теле пленённого Ананаса!


Впрочем, видела Луния не радужного, а летящую человеческую фигуру самого Змея, которая направлялась к отверстию пещеры у северной оконечности озера. Пейзаж напоминал тот древний рисунок, где спускались в пещеру беженцы от Пожара.


На мелководье у галечного пляжа стоял какой-то листокрыл. Вода плескалась у его лап, а глаза были устремлены к верхушкам деревьев. Настоящих деревьев – здесь, на Пантале! На этом полуострове Луния ни разу не бывала, как и её знакомые.


Ничего похожего на дикие джунгли из воспоминаний Ананаса, как и на заросли вокруг Приюта, – просто редкий лесок, покрывающий прибрежные холмы с пещерами. Однако дракон, должно быть, удивлялся не меньше Лунии. Небось жалел, что его сородичи поселились в Отравленных джунглях. Впрочем, отыскать беглецов здесь и истребить их королеве Осе было бы несравненно легче.


Кто же этот листокрыл – Бриония, Цикута, Лаконос? Луния пригляделась. Тем временем Змей-Ананас приземлился на прибрежную гальку и двинулся к зелёному дракону. Луния чуть не вскрикнула невольно, чтобы предупредить – хотя тот всё равно не услышал бы, – но тут листокрыл обернулся, и она увидела молочно-белые глаза.


Всё ясно – это один из тех, чьим разумом завладел Змей.


Дракон молча повернулся к рощице над пляжем, и оттуда появились ещё шестеро белоглазых солдат с копьями – трое ядожалов и трое листокрылов, – которые тащили с собой ещё двух драконов.


– Сверчок! – в ужасе воскликнула Луния, узнав подругу.


Другим пленником был Жаб.


Ядожалиха растерянно взглянула на человечка сквозь очки.


– Ананас, что ты тут делаешь?


– Боюсь, ваш друг на время отлучился, – торжествующе ухмыльнулся Змей.


Крылья Сверчок уныло обвисли.


– О нет… Ананас, мне так жаль!


В пустоте раздался щелчок, и за спиной Змея возникли фигуры ещё пятерых. На этот раз Луния узнала своих друзей. Росянка свирепо скалилась, а в глазах её пылал такой яростный огонь, что человечек, казалось, должен был обратиться в пепел.


– Так вы все… – Сверчок залилась слезами.


– Нет! – поспешно возразил Вихрь. – С нами всё в порядке, захватили только Ананаса… и Лунию.


Жаб тревожно вскинул голову. Сверчок оглянулась на вход в пещеру и всплеснула лапами.


– Но… она же спустилась в Бездну… и сказала, что надо привести тебя, Росянка, – и всё будет хорошо!


– Будет, – угрюмо кивнула листокрылая, не сводя со Змея гневного взгляда.


Три луны! Луния внезапно вспомнила, что должна перерезать стебель Дыхания зла. Сцена на берегу отвлекла её, а ведь это, похоже, единственный и последний шанс. Скорее, пока не случилось самое ужасное!


Она зажмурилась и вновь потянулась к оставленному в Бездне телу. Управлять им отсюда, с солнечного берега, где тёплый ветерок шелестел листвой деревьев, было ещё труднее: пейзаж казался куда реальнее, чем сумрачный зал, пропахший сырой плесенью, мхом и соком лианы. Ощутив наконец покалывание в настоящей чешуе и когтях, Луния напрягла мышцы лап и заставила их работать. Икарчик всё так же сидел у неё на спине, держась за шею.


– Отпусти Жаба и Сверчок! – услышала она угрожающий голос Росянки, но постаралась отвлечься от происходящего на пляже и сосредоточиться на своей задаче.


Шажок, ещё шажок… Скользкие плети цеплялись и мешали идти, приходилось останавливаться и аккуратно освобождать лапы, чтобы не нашуметь. Ещё шаг…


– С чего бы вдруг мне их освобождать? – послышался ответ человека. – Лучше уж захвачу их разум, тогда у меня будет четверо ваших драконов, и вам меньше захочется прибегать к хитрым уловкам.


Внезапно Луния наткнулась носом на что-то твёрдое. Что это, стена или колонна? Протянула лапу – плоское, лианы взбираются зигзагами. В какую сторону свернуть? Пускай будет направо… Надо пробираться вдоль стены, касаясь её левым крылом.


– Хитрых уловок не потребуется, – хмыкнул Вихрь. – Росянка не собирается лезть в твои… как их, лепестки? Росянка, как называется часть растения, которая пожирает драконов?


– Пасть, – буркнула листокрылая.


– Ой! Нет уж, пускай лучше лепестки.


Теперь Луния ощутила холодный камень правым крылом. Ощупала когтями: гладкое и округлое – колонна в углу зала. Значит, поворот. Сочные плети лиан пружинили под лапами, влажно хрустя.


– У вас нет выбора, – процедил Змей. – Бойцов в моём распоряжении неизмеримо больше, и…


– Погоди, – перебил Вихрь, – так не бывает, измерению поддаётся всё.


Ещё одна колонна справа. Стало быть, уже недалеко. Путь начался вблизи входа, колонны стоят по четырём углам, а трон – у стены напротив. Так?


Соображать было трудно – как сосредоточишься, если переживаешь за друзей, оставшихся на берегу? Перед глазами Лунии возник заросший лианой зал, каким она его увидела, когда впервые сюда попала.


Неплохо бы иметь путеводную нить, подумала она, чтобы скорее выбраться в случае опасности. Ощупав колонну, выпустила из запястья длинную шёлковую прядь и обвязала вокруг. Затем двинулась дальше, продолжая вытягивать шёлк.


– Вам не удастся меня вывести из себя, не получится, – усмехнулся Змей. Он кивнул на солдата, державшего Сверчок. – Росянка, познакомься, этого ядожала зовут Красотел. Я выбрал его специально, чтобы ввести тебе Дыхание зла. Жала в когтях и хвосте у Красотела невероятно мощные, а соком лианы я накачал его до отказа, так что разум твой захвачу с первого укола… ну или со второго, времени хватит.


– Стоять! – заревела вдруг Цунами так громко, что Луния споткнулась. – Не подходите, убью!


– Если вздумаете прибегнуть к невидимости или дыхнуть на меня холодом, – прошипел Змей, – я прикажу Красотелу уколоть сначала вашу Сверчок!


Стряхивая на ходу с задней лапы цепкую плеть растения, Луния опустила переднюю, которой ощупывала путь впереди, ударилась лбом о стену и вскрикнула от боли.


– Луния, что случилось? – послышался тихий голос Ящерки.


– Ничего страшного, – шепнула Луния, потирая ушибленную голову и глубоко дыша, чтобы скорее прийти в себя, – не обращай внимания.


По идее, трон должен быть где-то справа. В крайнем случае, если заблудилась и прошла мимо, придётся начать сначала, от заросшей лианами двери. Луния повернулась и осторожно двинулась вперёд, не отнимая от стены вытянутого крыла.


В ушах внезапно раздался рёв множества драконов, и Луния в ужасе застыла на месте.


– Что там? – спросила она. – Мне открыть глаза? Но я всё равно не помогу им во внешнем мире, а только здесь, если сделаю то, что надо.


– На берегу большая драка! – восторженно пояснила Ящерка. – Росянкина мамаша привела Змею целую толпу листокрылов. Красота!


– Ты знала, что он их вызвал? Могла бы предупредить…


– Откуда мне знать? Я тут не всем распоряжаюсь.


Так и есть, с сожалением подумала Луния и вновь двинулась вперёд. Отвлекаться некогда, всё равно помочь друзьям она может только здесь.


Побеги лианы росли уже гуще, покрывая пол толстым слоем и карабкаясь наверх, так что нащупать стену становилось всё труднее. Лунии казалось, что она барахтается в гуще извивающихся змей. Меж тем в ушах продолжали реветь и шипеть десятки драконов.


– Колючие ветки так и прут из земли, – увлечённо комментировала Ящерка. – Росянка вырастила куст ежевики, и Красотел в нём запутался… Ого, Змей едва не достал Цунами радужным плевком, а Белладонна перерезала бы Луне горло, не вмешайся Вихрь! Ваша ледяная заморозила уже двоих листокрылов. Сверчок… её схватили сразу несколько драконов и бросили Красотелу… Всё, ядожалиха наша!


– Сверчок! – Луния зажала глаза лапами, чтобы случайно не открыть. – Сверчок, ты слышишь меня?


Шёлковая нить, привязанная одним концом к колонне, натянулась и зазвенела как струна.


– Я о ней позабочусь, Луния, – донёсся еле слышно, будто издалека, голос Ананаса. – Иди, не отвлекайся!


Вперёд! Шаг, другой… Отцепить от лап лианы… Ещё шажок вперёд…


Её протянутые лапы внезапно погрузились в густую массу сплетённых побегов. У Лунии упало сердце. Неужто вернулась обратно к двери?


Она принялась лихорадочно рыться в гуще стеблей и листьев, и наконец нащупала в глубине твёрдую каменную поверхность.


Основание трона! Цель почти достигнута.


– Ну даёт ваша Росянка! – продолжала восхищаться Ящерка. – Луна кричит ей, чтобы не убивала Ананаса, потому что тот не виноват, но эти острые ветви так и тычут из земли во все стороны – кого-нибудь точно сегодня убьют!


Крики слышала и сама Луния. Рысь требовала включить невидимость, Вихрь пытался давать советы всем одновременно, а Жаб и Цунами рычали и ревели так яростно, что в голове путались мысли и удержать глаза закрытыми, а тело под контролем было почти невозможно… но необходимо!


Друзья делают что могут, а её место – здесь. Только бы всё получилось, только бы Ящерка не ошиблась!


Отыскав толстенный стебель, который даже трудно было обхватить когтями, Луния осторожно проследила его путь наверх и нащупала маленькую лапу и хрупкую чешую. Настоящее тело Ящерки, поняла она с содроганием. Значит, стебель тот самый!


Перерезать его ниже Ящерки и Змея или… может, лучше между ними? Тогда от иноразума будет отделён только человек, а маленькая дракониха выживет. Она не уточнила, где резать, а Луния не спросила, опасаясь быть услышанной Змеем.


Ладно, попробуем сохранить ей жизнь, вдруг получится!


– Ну и ну! – донёсся голос Ящерки сквозь рёв дерущихся на берегу драконов. – Кому-то удалось уколоть бурого великана. Интересно, что у него в памяти?


Вот и Жаб оказался в плену, с горечью подумала Луния и тут же одёрнула себя. Не до того сейчас, надо заниматься своим делом.


Она парила в воздухе перед троном, лёгкими взмахами крыльев набирая высоту и отслеживая путь лианы, пронизавшей головы драконихи и человека. Схватившись за толстый стебель, протянула вверх другую лапу, убеждаясь, что Змей находится выше… и задумалась, как быть дальше.


Резать когтями нельзя: стебель толстый, человек успеет почувствовать, овладеет её разумом и остановит.


Она тихонько оперлась лапами на край трона. Шёлковая нить вновь дрогнула как струна, задев за крыло.


А что, если попробовать…


Луния выпустила тонкую прядь шёлка и очень осторожно, стараясь не касаться, обвила ею стебель, зацепив той же петлёй свою путеводную нить. Свободный конец накрепко привязала к лапе. Только бы шёлку хватило прочности перерезать стебель с одного раза! Набрала полную грудь воздуха и взмахнула крыльями, изо всех сил оттолкнувшись от трона.

Глава 25


Заполнивший голову отчаянный вой умирающего заглушил даже воинственные крики драконов, а затем вой, рычание и вопли резко оборвались, и Лунию вышвырнуло из мысленного мира в настоящий. Открыв глаза, она успела разглядеть перед собой заросшую стену пещерного зала и с размаху врезалась в твёрдый камень.


– А-а-а!.. – Едва не потеряв сознание от удара, она бессильно обрушилась на ковёр из стеблей и листьев.


В зале царила мёртвая тишина. Луния с трудом села, потирая ушибленную голову. С тревогой потянулась за спину и ощутила пожатие маленькой лапки. Сердце подпрыгнуло от радости.


– Икарчик! Как ты, цел?


Тяжело дыша, малыш обнял её за шею.


– Кажется, да, – подумав, ответил он. – Что случилось, где Ящерка?


Спохватившись, Луния обернулась к трону.


План с шёлковой нитью сработал: мощный рывок и тонкая прочная нить сделали своё дело. Шёлк перерезал толстый стебель Дыхания зла, оборвав его связь с человеком.


Как странно, подумала Луния: её главный дар – огнешёлк, и, казалось бы, он и должен был сыграть главную роль. Однако победу принёс шёлк самый обыкновенный, который имеется в избытке у любого шелкопряда.


Тем временем все побеги, что исходили из черепа Змея, прямо на глазах высыхали, чернели и рассыпались в труху. Увядание стремительно распространялось во все стороны по стенам и потолку зала.


Луния расправила крылья и поднялась в воздух. Дыхание зла умирало, но мало ли на какие пакости оно было способно в предсмертной агонии.


– Ящерка! – окликнула Луния. Иссохшее тельце маленькой драконихи ничуть не изменилось, в отличие от мумии Змея, которая уже начинала трескаться и крошиться. – Ящерка, ты ещё здесь? Слышишь меня?


– Ты сделала неправильно! – раздался прямо в голове знакомый голос. – Почему ты меня не послушалась?


– Разве? – удивилась Луния. – Вроде же всё сработало… Хочешь сказать, я перерезала стебель не в том месте? Мне хотелось избавиться от Змея, но оставить тебя.


– Зачем?.. – Ящерка растерянно умолкла, потом заговорила снова. – Что за глупость! Пока в распоряжении лианы хоть один мозг, она ни за что не сдастся. Для неё выжить – самое главное на свете! Сейчас она вовсю пользуется моим разумом… Гр-р-р… стой, погоди…


– Но… тебе же не обязательно быть злой, правда? Теперь, без Змея, ты могла бы всё изменить, и лиане тоже понравится быть доброй вместе с тобой. А мы… мы тогда будем спускаться к тебе в гости… поболтать, рассказать новости…


– Нет!!! – выкрикнула маленькая дракониха. – Какая же ты всё-таки дура!.. Вот, лиана уже применяет мою листомантию, чтобы снова прорасти в Змея. А если не выйдет, заменит его на Хранителя… или найдёт другого мерзкого человечка. – Волосатый человечек так и сидел у подножия трона, забытый всеми, обалдело раскачиваясь взад-вперёд. – Луния! Мне что теперь, целую вечность торчать в этой тюрьме и отбиваться от гадкого растения? Не хочу! Не хочу!


– Прости, Ящерка… – Луния залилась слезами. За спиной всхлипнул малютка Икар. – Прости меня! Я не хотела тебя терять. Это так несправедливо… ты же спасла всех нас…


– А ещё ты весёлая, с тобой так здорово играть, – вставил дракончик. – Смелая и… хотя, бывает, пугаешь или командуешь, но всё равно интересно… Не уходи, пожалуйста!


Маленькая дракониха долго молчала, потом ответила чуть сдавленно:


– Что поделаешь… я должна. Так что давайте распрощаемся, а потом придётся обрезать стебель ниже моей головы, чтобы лиана больше не пользовалась моим разумом и не разрасталась. Она скоро снова овладеет Змеем, торопись!


Луния с тревогой глянула на обрезанный стебель, который уже выпустил новый побег в сторону человеческой головы, будто к солнцу.


– Погоди, – вмешался Икар, – давай сначала дадим Ящерке новое имя! Настоящее, её собственное, чтобы она не умерла с тем, которое дал Змей.


– Какой смысл? – фыркнула маленькая дракониха, но в её голосе слышался интерес. – Мне осталось жить всего ничего.


– Нет, твоё новое имя останется навсегда, – возразила Луния. – В песнях, на картинах – его будут помнить все!


– Хмм… – протянула малышка, прожившая пять тысяч лет, – мой труп с дырой в голове, и на картину? Не стоит, пожалуй.


– Нет, не так! – Дракончик покачал головой.


– Конечно нет! – Луния невольно рассмеялась сквозь слёзы. – На моём гобелене ты будешь лететь – вместе с драконами, которые открыли тебе свою память.


– Да, с твоими друзьями! – подхватил Икар. – И со мной тоже… Я ведь буду на картине, правда? – обернулся он к Лунии.


– А как же! Все будем вместе, счастливые и свободные.


Маленькая дракониха печально вздохнула.


– Как тебя назвать? – спросил Икар.


– Я даже не знаю, какого я племени и какие у них были имена… Как вы думаете, имя Свобода очень странное?


– Почему же, вовсе нет, – ответила Луния.


– Мне нравится, – кивнул дракончик, – и тебе подходит, ведь ты подарила свободу нам всем!


– Решено: мы будем звать тебя Свободой, – согласилась Луния.


– Вот и славно, – шепнула Свобода.


Пожав лапку Икару, Луния подлетела с ним к трону, окружённому грудой иссохших, умирающих на глазах побегов и листьев. Зелёным и сочным оставался лишь толстый стебель с новым извивающимся ростком.


– Я могу помочь? – спросил Икарчик, когда Луния сняла его со спины и усадила на краешек трона.


Она нежно погладила его по голове. Дракончик успел столько испытать в своей недолгой жизни!


– Хочешь помочь? А тебя это не очень расстроит?


– Я уже расстроился. А так… будто ещё раз попрощаюсь.


– Но ведь…


– Она уже давно умерла, – вздохнул малыш. – Мы просто освобождаем её от Дыхания зла.


Что ж, он прав, подумала Луния, прикрепляя шёлк. Так и есть.


Она обвила стебель ещё одной нитью и привязала свободный конец к лапе Икара.


– Спасибо, – буркнула маленькая дракониха, – особенно за физиономию Змея, когда он почуял свой конец. – Это даже забавнее, чем плевок ядом.


– Не за что, – печально улыбнулась Луния.


– А ещё спасибо за ваши дурацкие слюнявые воспоминания, – торопливо проговорила Свобода. – Не такие уж они оказались плохие. Будь моя жизнь настоящей, вы бы в ней не помешали.


– Ну так мы в ней были, – заметил Икар, – в твоей жизни.


– Хм… Ладно, с этим соглашусь, пожалуй.


– Ты готова? – спросила Луния.


– Я готов! – доложил дракончик.


– Я тоже, – вздохнула Свобода. – Прощайте!


– Спасибо тебе! – Луния кивнула Икару, и они вместе избавили ту, что спасла их, от Дыхания зла.

Глава 26


Вскоре оба застывших на троне тела рассыпались в прах. Луния раскопала земляной пол вокруг первоначального стебля, который Змей посадил многие столетия назад, и выжгла огнешёлком все корешки, которые смогла отыскать. От них поднимался зеленоватый, чуть дурманящий дым, но быстро рассеивался, не подавляя разум и не оставляя никаких следов.


Все отростки и побеги Дыхания зла на полу и по стенам увяли и съёжились, освободился и выход из зала. Подниматься на крыльях из Бездны оказалось куда утомительнее, чем падать в неё, особенно с Икарчиком на спине и Хранителем в когтях, который до сих пор ещё был не в себе. Однако Луния так соскучилась по свободному полёту, что лететь могла, казалось, целую вечность.


Наверху её встречали Ласточка, Аксолотль и Небо с двумя людьми, что похитили Икара.


– Луния! – радостно воскликнул Небо, завидев её над краем Бездны.


– Ура! – Ласточка победно вскинула руки. – Я же говорила, что она справится. Ты должен мне черепашку!.. Зачем только я согласилась спорить на черепашек?


– Ты как, Луния? – озабоченно спросил небесный. – Расскажи, что там случилось!


– Это очень, очень долгая история, – вздохнула она, приземляясь перед ними и опуская на камни свою ношу.


Хранитель, шатаясь, поднялся на ноги. Сойка ахнула и, подбежав, схватила грязного, отощавшего человечка за руку. Вместе с приятелем они поддержали его, не дав снова упасть.


– Как он, уже нормальный? – спросила Луния, повернувшись к Ласточке.


Почирикав с людьми на своём языке, та довольно улыбнулась:


– Они говорят, скоро будет. Уже вспомнил, что зовут его Крыс, и церемонию Выбора тоже, а дальше хуже: помнит только, что всё время хотел есть. Ничего, вот отдохнёт как следует и придёт в себя.


– Ещё помыться бы ему не мешало, – поморщился Небо. – Подстричься ещё… и ещё помыться.


– Летим поищем Сверчок и остальных, – предложила Луния. – Думаю, иноразума больше нет, но хочется убедиться, что всё в порядке.


– Сверчок! – повторил Аксолотль по-драконьи почти без акцента и похлопал по мешочку на шее у Неба, в котором лежала драконья книга. – Друг-читатель, – добавил он с улыбкой.


– Ого! – уважительно покачала головой Луния. – Вот это способности!


– Луния! – Палец Аксолотля указал на неё. – Друг с огнём.


– Мы много занимались, – с гордостью доложила Ласточка. – Тебя не было столько дней…


– И я страшно проголодалась, – кивнула Луния.


– Я тоже! – выглянул Икарчик у неё из-за спины.


– Поедим, когда найдём остальных. – Она вновь повернулась к Ласточке. – Ты знаешь дорогу к озеру Скорпион?


– Сойка обещает проводить нас, – ответила та, ещё почирикав с людьми, – а Крот отведёт брата в посёлок.


Было немного странно брести по тёмным туннелям вслед за остролицым человечком в птичьих перьях, слушая их непонятный разговор с Ласточкой и Аксолотлем. Кто, как не эта Сойка, заставил Лунию нырнуть в Бездну за похищенным дракончиком!


Только вот сердиться на Сойку не хотелось. Её преступление меркло на фоне многотысячелетней кровавой вражды драконов и людей, да и продолжать бесконечную цепь обид и мести было совсем не в характере Лунии. Эти люди заслуживали прощения. Совсем другое дело Змей или королева Оса, которые несли в мир зло ради собственной выгоды, причиняя боль и страдания множеству драконов.


Что же до ядожалов, тут Луния пока не решила. Всё зависело от того, как поведут они себя теперь, без злобного чужого голоса в своих головах.


Солнце впереди светило так ярко, что глаза заслезились ещё до выхода из последней пещеры. Сколько суток пришлось провести под землёй? С тех пор, как настоящие солнечные лучи согревали чешую, как будто прошли годы. В мысленном мире шорох листвы и аромат трав тоже казались реальными, но сейчас они просто оглушали.


Ступив наружу, Луния зажмурилась и долго стояла, впитывая почти забытые ощущения всем телом. Наконец-то она была здесь и больше нигде!


Мимо проскакал Небо с радостным воплем: «Ананас! Вихрь!», затем сквозь лесную чащу донеслись возбуждённые голоса. Луния открыла глаза и встретила сияющий взгляд Сверчок.


– Иноразума больше нет, правда? – спросила та, поправляя очки. – Наверное, ты совершила нечто потрясающее!


– Не я одна, мы все вместе.


Сверчок порывисто обняла её крыльями, и Луния ответила с улыбкой. Она впервые не подумала о том, что перед ней ядожалиха. Имя подруги теперь значило куда больше, чем племя, к которому та принадлежала, и цвет чешуи.


– Кхм, – подала голос Росянка, приблизившись к ним. – Может, прежде чем переходить к объятиям, кто-нибудь пояснит мне, что, собственно, произошло? Я дралась как бешеная, превращая в смертельное оружие каждое растение, до которого могла дотянуться, и внезапно все враги растянулись на земле, словно листья ползучего папоротника…


– Я тоже помню тот момент, – кивнул Ананас. – Как будто не можешь удержать огромную гроздь бананов, когда её срезают, и выпускаешь из лап. Такое вот примерно облегчение… хотя бананы разбиваются, жалко – наверное, не самая лучшая аналогия.


– Ты видел, как умерли оба, – поинтересовалась Луния, – человек и за ним дракониха?


– Да, но сначала чувствовал себя странно: будто стал самим собой, но не совсем – вроде как на привязи. Потом, когда исчезла дракониха, а за ней растение, всё прошло.


– Что за дракониха? – спросила Росянка.


– Я всё расскажу, – пообещала Луния, – обо всём, что случилось в Бездне. – Она глянула на солнце, которое уже клонилось к западу. – Только… можно расскажу по дороге в улей Цикады? Меня там ждут в Саду мозаик.


Когда они прилетели в улей на следующее утро, Мечехвост и правда был там – ждал на солнечном холме в окружении фиалок с таким видом, будто готов ждать целую вечность. Луния влетела в открытую оконную арку, пронеслась над головами гуляющих драконов и упала любимому в объятия. Он счастливо расхохотался, и оба покатились по мягкой траве – не в воображении, а на самом деле – наконец-то!


– Ну как ты? – заговорила она, садясь рядом. Приподняла ему веки и придирчиво изучила глаза – тёмно-синие, больше не белые. – Такой как прежде, настоящий Мечехвост, на сто процентов? Всё в порядке?


– Всё было в порядке, а потом кое-кто свалился на коробку с медовыми леденцами и все передавил… и это была ты! – Испуганно пискнув, Луния вскочила и в самом деле обнаружила под собой измятую белую коробку. – Вот видишь, – наставительно продолжал он, – я не единственный, кто давит здесь сладости.


– Ты купил мне леденцы! – просияла она. Отодвинула коробку и прижалась к его боку под крылом.


– А как ещё отблагодарить дракона, который спас твой разум? На уроках поведения и хороших манер мы такого не проходили.


– Лучше медовых леденцов ничего не придумаешь. – Она погладила его по носу, а затем ущипнула, ещё раз убеждаясь в его реальности. – Я так по тебе скучала!


– А я по тебе ещё больше, – вздохнул Мечехвост.


– Где сейчас Синь?


– На паутине с Ио и вашими матерями. Синю тоже надо пообниматься.


– Ага! – Луния вскочила на лапы. – Берём Сверчок и летим туда – всего заобнимаем!


Они взмыли в воздух и вылетели через ту же арку наружу, где над ульем выписывали круги в ожидании Небо с Ласточкой на спине и Ананас с Аксолотлем. Остальные друзья во главе с Росянкой отправились в улей Осы, чтобы схватить зловредную королеву.


Поманив за собой друзей, Луния поднялась над крышей улья к залитой солнцем паутине, где сновали разноцветные четырёхкрылые драконы. Всё было как прежде, если бы не странная тишина повсюду. Шелкопряды выглядели растерянными и немного испуганными, будто недавно вышли из коконов. К радости в глазах примешивалась тревога. Вдобавок Луния только теперь осознала, что нигде не видит ядожалов.


– Они все разлетелись по домам, – ответил Мечехвост на её недоуменный вопрос, – схоронились в глубине улья. Когда их разум освободился, некоторые по привычке попытались нами командовать, но большинство сразу поспешили к своим семьям. Оса управляла их телами очень долго, с самой битвы у Рычащей реки, – дольше, чем когда-либо прежде, а теперь они наконец стали самими собой… – Он смущённо замялся. – Нет, я по-прежнему их не люблю и отправил бы всех солдат, купцов и прочих снобов на Путь нарушителей на целый год, но после того как сам побывал в их шкуре, с чужой волей в голове… в общем, теперь лучше понимаю, каково им пришлось. – Подняв взгляд на разводы перистых облаков в небе, он задумчиво добавил: – Однако… ведь могли же они сами что-то сделать, не вести себя так нагло! Понимали же наверняка, какая гадина их королева. Что им стоило хотя бы относиться к шелкопрядам как к равным?.. Короче, я пока не решил до конца, что о них думать.


– Мои мысли, – кивнула Луния.


– Читаешь у меня в голове, – продолжил он, рассмеявшись.


Она нежно потёрлась о его крыло.


– Ладно, что бы ни случилось дальше с ядожалами, у нас сегодня есть свои собственные дела. Позаботимся для начала о Сине.


Подлетая к дому Лунии, Сверчок скромно держалась позади всех. Должно быть, Синь не успел рассказать Пестрянке с Перламутровкой о своей возлюбленной ядожалихе, потому что обе матери, как и Ио, сердито ощетинились при её виде.


– Привет всем! – заговорила Луния, беря гостью за лапу и вводя в жилую ячейку с шёлковыми стенами. – Знакомьтесь, это Сверчок – теперь она часть вашей семьи.


Матери не могли не заметить влюблённого взгляда Синя, так что Луния обошлась без объяснений и уговоров. Привыкать, само собой, придётся, как пришлось ей самой, но тревоги она не испытывала. Даже когда Сверчок обняла Синя первая, не обиделась, а просто обняла их обоих разом, а Мечехвост обхватил своими огромными крыльями всех вместе – да, наконец-то они снова были все вместе и в безопасности!


Луния понимала, что пока они ещё лишь начали менять мир к лучшему: дел впереди оставалось немало. В помощи нуждались многие драконы, целому племени было негде жить, а кое-кому позарез требовался новый взгляд на мир – самая трудная из всех задач. Слава лунам, решать их не придётся в одиночку. Не нужно становиться великим и могучим огнешёлковым драконом, жечь врагов и спасать мир без помощи друзей, но и уныло ждать её, сложив крылья и лапы, тоже неправильно. Надо просто быть собой и крылом к крылу с Мечехвостом, Сверчок, Росянкой, драконами из Древних королевств, а может быть, и людьми делать что получится в меру своих сил, чтобы сделать мир хоть чуточку лучше.


Тогда он, возможно, и изменится – надежда есть.

Эпилог


Драконы заполняли всё небо.


Луния соткала уже шесть гобеленов и наполовину закончила седьмой, но так до сих пор и не сумела передать захватывающее ощущение от многоцветья и разнообразия крыльев, мелькающих в облаках. Чем больше гостей прибывало из Древних королевств, тем сложнее и красочнее становились картины.


– Может, у меня неправильный цвет неба? – задумалась Луния вслух, поднимая лапу и выделяя когтями фрагмент перистых облаков над головой. Недавно прошёл дождь, и золотистый блеск влаги на фоне серой дымки вдали никак не хотел переходить на ткань. – А может, я так и не научилась передавать движение. Всё равно что изобразить стрекозу или светлячка – неподвижные они совсем не такие, как в полёте.


– На мой взгляд, все твои работы идеальны, – заверил Мечехвост.


– Нет, ты только глянь на ту радугу! – с раздражением продолжала она. – Если перенести её на гобелен, станут издеваться, мол, ну конечно, как же без символа, если тема о дружбе и согласии драконов разных племён. Какая тонкая метафора, само совершенство!


– А ты изобрази Ассамблею шелкопрядов, которые пытаются между собой договориться, – пошутил он, – вот уж где лишнего совершенства не сыщешь.


– Да уж, – вздохнула Луния, – хоть я и люблю их всех.


– «Простите, вы хотели что-то сказать?» – Мечехвост встал в позу председателя. – «Нет-нет, не вы, а вы… Замечательные предложения, когда-нибудь мы непременно их рассмотрим… а теперь перерыв на обед!»


Луния расхохоталась.


– Просто прелесть! Ничего, разберутся со временем, научатся. У шелкопрядов столько лет не было самоуправления, потомков королевы Монарх в живых не осталось, так что Ассамблея лучше, чем ничего.


– Мне кажется только, что две сотни драконов в правительстве – это уже слишком. – Он закатил глаза. – Особенно если один из них Морфо.


– Зато там есть Ио с Тау, они наведут порядок. По крайней мере, у нас не такой разброд, как у ядожалов.


Бывшую королеву Осу заточили в той самой огнешёлковой пещере вместе с сёстрами. Королевой ядожалов провозгласили Златку, но далеко не всё племя признало её власть.


Кое-кто из ядожалов стремился покинуть ульи, где всё напоминало им о жутком правлении Осы. К примеру, Горбатка, который разыскал Тау и больше не отходил от неё, и стражник Коромысло из улья Цикады. К удивлению Лунии и радости Сверчок, к ним присоединилась и Уховёртка, которой оставили на острове карту обратного пути, – сама прилетела в лагерь шелкопрядов в поисках своих спасителей.


– Вот видишь, – торжествующе обернулась тогда Сверчок к Росянке, – мы поступили правильно!


Однако далеко не все остались довольны последними событиями. Число ядожалов, желающих возвращения королевы Осы с её властью над разумом и всем прочим, просто пугало. Луния не могла их понять, как ни старалась. К счастью, охотников справиться с этой угрозой – хотя бы листокрылов во главе с Белладонной – более чем хватало.


– Я уж думала, мы совсем победили зло, – вздохнула Луния, – вроде как ура, все счастливы. Ну почему, почему что-нибудь вечно не так?


– Это да, – скривился Мечехвост. – Неприятности случаются, иногда очень неприятные, чтоб им провалиться.


– Вот как быть с недовольными ядожалами? Как помочь им спасти себя, если они сами не хотят? Разве научишь быть добрее к другим, особенно к тем, кто отличается? Невозможно!


– Знаешь, что помогает мне? Я стараюсь думать о хороших драконах – о том, сколько есть таких, кто старается сделать мир лучше. Ведь мы не одни, нам помогают многие, правда? Все добрые драконы должны держаться вместе, и если ты устал или отчаялся, ничего страшного – тебе обязательно помогут!


– Иногда мне бывает грустно, – тихо призналась Луния.


– Я знаю… – Он обнял её крылом. – Но ты всегда можешь поделиться со мной.


Она со вздохом кивнула. На самом деле, такое случалось редко: обычно мысли о картинах и любимых друзьях отгоняли тоску. Однако стоило вспомнить о тех, кому ничего не стоило обидеть другого дракона, как грусть возвращалась.


– Я вот думаю: хорошо бы проделать с ними то же, что со Свободой: открыть им нашу память и дать почувствовать себя хоть ненадолго другими… или показать, что мир, который мы хотим построить, будет лучшим для всех, а не только для нас.


Мечехвост толкнул её локтем.


– Так для того ты и создаёшь свои картины! А Сверчок и Синь собираются писать свои истории.


Он полез в сумку на шее и достал свёрнутый гобелен, предназначенный для Росянки. На нём Луния изобразила будущее Листошёлковое королевство, как она его себе представляла. Море листвы простиралось на весь юг континента, а дома на деревьях соединялись шёлковой паутиной. Почти как дождевой лес радужных в Пиррии, но с другими драконами – листокрылами и шелкопрядами. Фруктовые сады на полянах, картинные галереи с шёлковыми гобеленами, гамаки и площадки для отдыха, библиотеки с хорошими книгами.


Развернув красочную ткань, Мечехвост с улыбкой расстелил её на траве.


– Ты же совсем недавно это разглядывал, – рассмеялась Луния.


– Я помню, но смотреть так приятно! Кто бы не хотел жить в таком дивном мире?


Она вдруг схватила его за лапу, подняв взгляд к небу.


– Летят, летят!


Пурпурно-сапфировые крылья, рядом оранжево-жёлтые с чёрным, солнечные блики на линзах очков. Луния помахала лапой, и Синь приземлился рядом. Из-за плеча ядожалихи помахал рукой Аксолотль.


– Мы успели раньше Росянки? – спросила Сверчок.


– Вот ещё! – весело фыркнула листокрылая, появляясь вместе с Ивой из-за деревьев.


Её улыбка слегка увяла при виде следующих гостей, но Кузнечик с Краснокрылом, родители Сверчок, были уже всем знакомы. Луния рассказала, как Краснокрыл старался помочь Вихрю, Цунами и Ананасу в улье Осы. Как Оса забрала его к себе от Скарабеи, тоже все знали. Он провёл под её властью долгие годы, не владея своим разумом, так же, как главная хранительница и некоторые другие – все они после освобождения решили поселиться у листокрылов и шелкопрядов.


– Здесь такой замечательный вид сверху! – обернулся с сияющими глазами Синь к Росянке. – Кажется, будто большой-пребольшой дракон раскинул зелёные крылья по всему полуострову. Трудно поверить, сколько здесь уже выросло деревьев, а ведь нас не было всего несколько дней!


– Такая сильная у неё дракомантия, – объяснила Ива, – только вот не знаю, какое нужно волшебство, чтобы заставить нашу дракомантку хоть иногда передохнуть и чего-нибудь поесть.


Она нежно обвила подругу хвостом и выпустила в траву малютку Шмель. Крошечная ядожалиха тут же подскочила к Сверчок и обняла её за лапу, довольно трепеща крылышками.


Соскользнув со спины драконихи, Аксолотль погладил Шмель по голове и угостил припасённой морковкой. Человечек упорно продолжал учиться у Сверчок драконьему языку и быстро нашёл путь к сердцу малютки.


– Да я то и дело что-нибудь жую! – запротестовала Росянка. – Только утром ела… что-то – когда мы перебирали саженцы из Пиррии. Разве нет? Вроде бы ела… Как странно, наверное, им было лететь через океан – совсем непривычное занятие для дерева.


– Та утренняя горстка кешью не в счёт, – проворчала Ива.


– Моё кашу-у!!! – сердито завопила Шмель. – Росяна фу-у!


– Ничего, после мы устроим большой пир, – напомнил Мечехвост, – праздник по случаю посадки деревьев.


– Да-да, – насмешливо покивала Ива, – представляю тот праздник: с утра до вечера работаем, а потом поздравляем друг друга и желаем деревьям спокойной ночи.


Мечехвост возмущённо фыркнул, и малютка Шмель тоже – впрочем, она почти всегда была недовольна, так что особой разницы никто не заметил.


– Ничего подобного! – возразил он. – Будет так: сажаем одно последнее дерево, едим и пляшем, потом едим снова… а ещё играем в шарады!


– Да уж, в шарадах он настоящий мастер, – заметила Луния. – Вихрь научил – а кто же ещё? – и вот, пожалуйста.


– Шарады – моё секретное оружие, – усмехнулся Мечехвост, гордо приподняв крылья. – Вот увидите… когда настанет моя очередь спасать мир.


– Спасти его шарадами сможешь только ты, – добродушно подтвердил Синь.


– Ага, – фыркнула Луния, – враги расстроятся, что не в силах разгадать твои шарады, и позабудут все свои коварные планы.


– Я думаю, – рассмеялась Ива, – что на празднике нам удастся развлечься не только посадкой деревьев и шарадами.


– Кстати, ты принесла его? – спросила Росянка, обернувшись к Сверчок. – Познакомишь нас?


Мерцая дрожащими от волнения крыльями, ядожалиха запустила лапы в корзину, которую родители несли вдвоём, и осторожно достала большой ком земли, пронизанный корнями, из которого торчал прутик с веточками.


– Дерево! – радостно произнёс Аксолотль по-драконьи. – Друг-читатель и друг деревьев! – Он показал по очереди на Сверчок и Росянку. Малютка Шмель ткнулась носом в его руку. – И громкий друг, – со смехом добавил он.


– Даже не верится, что моё школьное деревце сумело выжить! – воскликнула Сверчок. – Неужели кто-то по секрету поливал его, пока меня не было? Как мило с их стороны! Так радостно видеть его снова! Надеюсь, с ним всё в порядке… Я хотела бы объяснить ему, что на новом месте много солнца, и оно сможет вырасти большим и сильным, но…


– Не волнуйся, я всё ему расскажу! – Росянка приняла в лапы ком земли с деревцем, зарылась носом в крошечные листочки и прикрыла глаза. – Это фикус, – прошептала она. – Он говорит: «Привет!»… ну, по-своему, на языке деревьев… и ещё благодарит тебя, Сверчок, за спасение его жизни – примерно так я поняла… Ты хочешь вырасти большим, деревце? – Прислушавшись, она кивнула: – Хорошо, попробуем.


Листокрылая подошла к ямке, которую Луния с Мечехвостом выкопали заранее, и опустила туда ком земли с корнями, так бережно, будто крошечного дракончика – но спокойного и милого, как Икар, а не вопящий ураган, каким то и дело становилась Шмель.


Впрочем, малютка куда сговорчивее после дневного сна, напомнила себе Луния, а Икарчику свирепость маленькой ядожалихи даже нравится.


Мать дракончика и правда нашлась в улье Жужелицы. Симпатичная тёмно-синяя шелкопрядка выплакала все глаза, уже не надеясь увидеть сына, а когда обняла его наконец, Луния поняла, что за Икарчика можно больше не беспокоиться – разве что добавить обнимашек и поцелуев, если вдруг понадобится.


Тем временем Росянка аккуратно присыпала корешки деревца рыхлой землёй, а затем глубоко погрузила в неё когти и вновь зажмурилась. Затрепетав листочками, деревце стало вытягиваться, выпуская в сторону солнца всё новые отростки. Веточки покрывались листьями, тоненький ствол набирал толщину.


Кузнечик с Краснокрылом и Аксолотль наблюдали за чудесами листомантии, вытаращив глаза, а Сверчок в восторге аплодировала. Вскоре дерево уже возвышалось над зрителями, широко раскинув ветви с чрезвычайно гордым видом.


– Вот это да! – тихо выдохнула Сверчок.


– Это да! – громко согласилась малютка. – Шмель тоже да. Давай назовём его Шмель-младший!


– Хорошо бы выткать его на гобелене, – усмехнулась Росянка. – Будет самый красивый Шмель.


– Нет!!! – возмутилась малютка, грозя кулачком хохочущим Росянке с Ивой.


– Погодите, вы ещё не видели новую картину! – вмешался Мечехвост, вновь доставая работу Лунии. – Она моя любимая!


– Ты говоришь так про каждую, – заметил Синь.


– И никогда не вру! – Мечехвост развернул гобелен, и все собрались вокруг.


– Какая красота! – восхитилась Сверчок. – Теперь и моя любимая.


Синь шутливо толкнул её локтем.


– Ты тоже про каждую так говоришь.


– Знаешь, Сверчок, – задумчиво проговорила Луния, – мне пришло в голову выткать картины на тему… ну, Пожара, истории Ящерки-Свободы – о далёком прошлом и обо всём, что случилось с нами. Не то чтобы мне очень хотелось вспоминать, да и картины будут страшные… я такое не люблю… но мне кажется, всё-таки должна сделать. Ведь правду надо узнать всем, разве нет?


– Конечно надо, – согласилась ядожалиха, – но этим займусь я, тебе не обязательно. Я умею. Все драконы узнают правду, и мы запишем настоящую историю: о Змее, Пожаре, Книге Ясновидицы и людях – древних и современных.


– Я помогу, – подал голос Краснокрыл, поправляя очки в точности так, как его дочь. – Когда я был собой, мне нравилось писать. Ещё дракончиком решил описывать каждый свой день и показывать соседям…


– Прямо как я! – воскликнула Сверчок.


Краснокрыл робко погладил её по голове, словно ещё только привыкал быть отцом.


– К сожалению, родители быстро положили конец моей затее, – вздохнул он.


– Мои тоже, – мрачно хмыкнула Сверчок. – Ну, то есть бабка с дедом.


– Зато ты писала истории для меня, – напомнила Кузнечик, – и они мне очень нравились… К примеру, о павлине, который сбежал из клетки у вас в школе и бегал с криками целый день – потрясающе интересно!


Сверчок просияла, будто в жилах её тёк огнешёлк.


– Теперь мы сможем писать вместе, – повернулась она к отцу. Затем взглянула на Лунию. – А ты не думай о прошлом, а продолжай заниматься будущим. Создавай картины мира, каким мы хотим его видеть. – Она погладила расстеленный на траве гобелен.


– А стоит ли? – вздохнула Луния. – Предаваться безудержным мечтам, которые могут и не воплотиться в жизнь… Иногда мне кажется, что лучше ограничиться чем-нибудь поскромнее, зато реальнее.


– Нет! – решительно возразил Синь, беря её за лапу. – Мне нужен мир, в котором есть место для мечты.


– Мне тоже, – поддержала его Росянка. – Нам нужны драконы, которые видят прекрасное будущее. Тогда мы постараемся приблизить его, даже если получится очень долго.


– Даже если находятся такие дураки, что это будущее только отдаляют, – фыркнул Мечехвост.


– Да!!! – выкрикнула Шмель. – Дураки!


Сверчок поморщилась, глянув на Мечехвоста с упрёком.


– Мы же договорились не произносить грубых слов, – обернулась она к малютке. – Мы должны друг друга уважать и стараться понять…


– Дураки! – со смаком повторила Шмель, так громко, что некоторые из летавших в небе с любопытством посмотрели вниз. – Дурацкие дураки! Ха-ха-ха!


– Ну, спасибо тебе, – прошипела Сверчок Мечехвосту, наблюдая, как маленькая ядожалиха прыгает по траве, пугая кузнечиков и обзывая их новым словом. Шелкопряд смущённо пожал крыльями и принялся сворачивать гобелен под весёлый смех Синя.


Да, мы стараемся понять друг друга, подумала Луния, глядя на брата. Однако даже он, такой деликатный и понимающий, даёт отпор, когда требуют обстоятельства. Стараться понимать злодеев не означает позволять им творить что угодно. Даже сочувствуя, как Синь, надо одёргивать и наказывать, как Росянка, – и всё в одно и то же время.


– Пока дикие обезьянки нас не слышат… – заговорила Ива, проводив взглядом убегающую Шмель. – Кто хочет жареных бананов по нашему с Лунией рецепту?


– Бана-а-аны!!! – завопила малютка, разворачиваясь и кидаясь обратно. Вскарабкалась по лапе Ивы и крикнула ей прямо в ухо: – Бананы!


– Никуда не денешься, – улыбнулась листокрылая.


Аксолотль рассмеялся.


– Бананы, – повторил он неуверенно по-драконьи. – Ду-рак.


– Бананы – да, – наставительно подняла коготь Сверчок. – Дурак – нет!


Аксолотль озадаченно нахмурился, вновь залезая ей на спину.


– У кого сегодня приснилл? – спросила Росянка, и Луния подняла лапу. – Может, в Древних королевствах кто-то уже спит, пообщаемся.


– Кстати, Ананас и Джамбу собирались скоро прилететь, – сообщила Луния.


– А потом и мы нанесём визит, – кивнул Мечехвост. – Мы туда, они сюда – когда-нибудь все драконьи племена перемешаются друг с другом.


– Драконы и люди, – уточнила Сверчок, похлопав по ноге сидящего на ней Аксолотля.


– Конечно, – согласился Мечехвост, – хотя по большей части всё-таки драконы.


– Драконы и люди, – повторила Луния, глядя на листву, пронизанную солнцем, – которые мирно уживаются друг с другом впервые за долгие века. Как хотела бы я увидеть такое будущее!


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Другие рассказы в серии
Похожие рассказы: Terry Spafford «Цитадель Метамор. История 56. Сеятель ветра», Цветочная Фея «Астра 2. Шустрое счастье или охота на маленького дракона», Цветочная Фея «Астра - 3. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: