Furtails
ChaosCrash13
«Плюм»
#волк #ИИ #хуман #фантастика #боевик

Глава 1


- Ауф, ты – идиот, - беззлобно поддел Ауфа брат, сидящий вместе с ним на заднем сиденье отцовского автоэкипажа.

- Айк, не прикусывай брата. Сегодня сбывается его мечта, - напомнил о себе отец, сидящий на месте водителя и подыскивающий свободное местечко для парковки.

- Пап, мы с Айком дурачимся, - вступился за брата Ауф, сидящий рядом с ним все на том же заднем сиденье. Отец, как обычно, все хотел делать старомодным порядком: и сыновей должен везти на их важный день глава семейства, и сидеть рядом с ним может только равный по возрасту, а «щенки» - на заднем. Ох уж это докосмическое поколение с его обычаями…

- Дурачьтесь, дурачьтесь. Но опозориться не сметь! Сегодня Ауф становится уже настоящим пилотом. Как ты, Айк, и как ваш отец сорок лет тому назад, - отец заглушил двигатель, и взялся за ручку двери, - Все, щенки, выметайтесь.

- Капитаном, - весело гавкнул Айк, открывая свою дверь и юрко выскальзывая на свежий воздух.

- Только кандидатом. Меня корабль еще должна принять, - принимая вызов, фыркнул Ауф, и, схватив сверток со своими вещами, тоже выскользнул из автоэкипажа.

- Ох уж эти щенки… - о чем-то своем посетовал отец, и тоже покинул машину.

Троица черных волков оказалась на служебной парковочной площадке космодрома. Космодром пока был единственным на Вольфлоде, и располагался довольно далеко от столицы – почти в полусотне километров (даже дальше, чем три столичных аэропорта). Так что, волки выбрались из автоэкипажа довольно помятыми, и тут же принялись приводить себя в порядок, расчесывая гребешками шерсть и обряжаясь в форменные одежды. Айк и Ауф справились быстро. В конце концов, чего там молодым волкам расчесывать и надевать? У Айка только форменный топ пилота и фуражка, а у Ауфа и того не было – лента пустотника и серьга-клипса, показывающая, что он – пустотный офицер (бывавший в пустоте только в качестве пассажира: обучался Ауф в академии на Фениксе). А вот отец никуда не торопился: надел свой форменный топ пилота с тяжеленной доской наградных планок (он больше сорока лет водил поршневики по небу Вольфлода, так что много где успел отличиться), старомодные шерстяные чулки («Седой волк» - имеет право. Обычаи… Ну, хоть цвет у них темно-синий – в гармонии с топом.), отцовскую ленту и, как вишенку на торте, свою старую потертую форменную фуражку.

- Ну, щенки, пошли, - наконец-то закончив с облачением, скомандовал отец, и бодрым шагом двинулся к воротам космодрома.

За ним, изо всех сил пытаясь сдержать смех, последовали и Ауф с Айком.


***


- Юл, сколько лет, сколько зим! – поприветствовал троицу гостей седой волк с лентой высокого начальника наискось груди.

- Да, немало, Диж. Лет уже пять прошло с тех пор, как мы с тобой одну кабину на двоих делили. Смотрю, ты по административной дорожке пошел? Ну, тоже добро: кто-то должен за щенками следить. А то они непутевые – хуже, чем мы с тобой в их возрасте были: за такими глаз да глаз нужен. Я же тоже теперь бумажки перекладываю – инспектор воздушного управления… - отец оживился при виде знакомой морды, - Вот, сына привел на посвящение. Как по мне, лучше бы он по пути своего отца и старшего брата пошел – аэропланы водить начал. Дело уважаемое, сложное, интересное. Но он решил, что ему эти новомодные корабли ближе. Ну, что же, я противиться не стал: раз сам хочет, то пусть сам и расхлебывает. Как я в его время.

- Ну, с твоими сыновьями, Юл, я хорошо знаком. Айк – такой же оболтус, как и ты в его время. Только задницы самцов и самок четко различает. Ну, ты помнишь… - многозначительно хмыкнул седой волк, и перевел взгляд на Ауфа, - Так, а теперь ты, молодой волк. Я знаю, что бесполезно, но по протоколу я обязан.

Космический чиновник извлек из стола пачку официального вида листов, и положил их перед Ауфом. Ауф углубился в чтение. Его же отец и брат продолжили беседу с седым.

- Юл, начистоту, твой сын говорил тебе, чем для него чревата пустотная служба? – самым серьезным тоном спросил отца седой волк.

- Говорил, что у пустотников могут быть некоторые проблемы с зачатием щенков. Но уверял, что с ним этого не случится. Диж, он же, вроде, не настоящий пустотник – только между планетами плавать будет. Можно сказать, что практически то же, чем мы на наших аэропланах занимались, только чуть-чуть в космос заберется. Да и у них всякие эти отклоняющие поля и прочая защита от излучения, - насторожился отец.

- То есть, не говорил, скрывал, - неодобрительно взглянул на Ауфа седой волк (уши Ауфа непроизвольно прижались: да, он не говорил), - Офицер-пустотник, рано или поздно, вне зависимости от того, где он плавает, будет кастрирован своим кораблем. Препараты полностью от этого не спасают – только отодвигают развязку. Так что, если ваш сын сейчас не откажется подписывать бумаги, свою офицерскую карьеру он закончит евнухом.

- Ауф, - самым серьезным тоном обратился к Ауфу отец.

- Пап, Ауф – взрослый идиот. Как и я. Он столько лет и денег потратил на обучение, что, наверное, знает, что делает. Наша с тобой профессия тоже для здоровья не полезна. Но ты же пошел водить аэропланы? И меня не отговаривал. Хотя, мы с тобой прекрасно знаем, что такими же здоровыми волками, как наши соседи, мы уже никогда не будем, - вступился за брата Айк.

- Соглашусь с нашим пилотом: Юл, пусть решает сам. Не дави на сына. На тебя же отец давил – приятно было? – седой волк откинулся на спинку стула, и испытующе взглянул на отца.

- И не собирался давить: его жизнь – его выбор. Но по ушам он у меня получит. За ложь, - отец с размаху цмыкнул когтями по ушам Ауфа так, что тот аж взвизгнул будто щенок, и еще больше зарылся в изучение бумаг, - Матери скажу позже, когда ее подготовлю. А ты пока читай, конспиратор куриный.

Седой согласно кивнул, одобряя действия своего старого друга. Айк же непроизвольно прижал собственные уши, опасливо поглядывая на отца: он, как бы, тоже участвовал в этой тайне своего брата, пряча ее от родителей. Но, нет, его ушам не досталось.

- Я со всем согласен, - через несколько минут дочитал бумаги Ауф, и, взяв предложенное автоперо, поставил свои автографы в надлежащих форме местах, - Мы можем встретиться прямо сейчас? Я готов.

- Конечно. Никто и не думал, что вы, молодой волк, будете ждать представления. Идемте, - седой забрал у Ауфа бумаги, и поднялся со своего места, - Будете приглашать своих родичей? Нет, никакой традиции: еще не успела сложиться. Просто, мое предложение.

- Отец? Айк? – вопросительно взглянул на родных волков Ауф.

- Конечно. Ауф, я с тобой. Заодно, и взгляну на одну из тех, о ком ты так расписывал, - брат, как всегда, был с Ауфом.

- Ох, и развели же сантиментов: с новой, хоть и первой, машиной родню знакомиться зовут… Не было в наше с тобой, Диж, время таких соплей. Разбаловалось новое поколение совсем, размякло, - не без удовольствия проворчал отец, тоже поднимаясь со своего места, и командуя Ауфа, - Ну, щенок, вперед! К своей будущей карьере!

- Юл, это не аэроплан. Ой, как же ты удивишься, когда ее увидишь, - хитро сощурился на отца седой волк, открывая дверь и приглашая волков покинуть его кабинет, - Прошу вас, молодой офицер. Надеюсь, вы сойдетесь. А то пока желающих стать пустотниками не так, чтобы уж очень много.

- Машина и есть машина – сколько ей инженеры крыльев ни присобачь и как двигатели ни втолкни. Аэроплан делают птичкой волки, которые на ней летают. Не нужно лишней романтики, Диж: не сбивай молодняк с делового настроя, - хмыкнул отец седому, последним проходя мимо него.

Тот лишь загадочно улыбнулся. Ауф и Айк знали: вот будет отцу сюрприз.


***


Пока седой волк по имени Диж закрывал свой кабинет, он перекинулся несколькими словами с Ауфом: хочет новый пустотный офицер повидаться со своей возможной кораблем в покоях офицерского корпуса (все-таки, почтовые птицы не были полноценными пустотными кораблями, и такие вещи как аватары и прочее, что настоящие космические корабли вмещают в свои тела, им приходилось размещать в прикосмодромных зданиях) или ему лучше встретиться с кораблем лично? Ауф смело высказался, что жаждет увидеть вторую половину своего будущего экипажа лично (отец насмешливо фыркнул, откровенно не понимая того, о чем ведут речь пустотники). Господин Диж согласился, и повел волков к выходу на посадочное поле космодрома. Выйдя из административного корпуса, четверка фурри взяла внутрипортовый автоэкипаж (седой волк отказался от услуг водителя, и повел машину сам), и уже на нем поехала по бескрайнему бетонному полю. И, да, поле это было пустовато: пара собственных почтовых птиц Вольфлода, загружающихся чем-то, что требуется в свежеоснованных колониях, да крупный грузовой челнок со станции – у пирсов орбитального порта сейчас было пусто, так что и планетарный космопорт пустовал. В общем, самое удачное время для… А вот и она.

Автоэкипаж вырулив между посадочными столами (фениксы волков предупреждали, что это совершенно излишне и почтовым птицам с челноками хватит укрепленной бетонки, но мохнатые были сами с усами, и пернатых не послушали), и взял прямой курс на возвышающийся над пустым полем космический корабль. Ауфа он поразил. Это был двадцатиметровый (а, может, и выше) синий «голубь» - настоящая почтовая птица, способная, пользуясь гравитационными мостами, возить огромное количество груза между рядом расположенными планетами и лунами. Сейчас грузовые люки корабля были раскрыты, а саму обитательницу пустоты опутывала сеть из проводов и шлангов – шло обычное космодромное обслуживание.

- Неплохо, - довольно причмокнул губами отец, рассматривая представший перед его очами космический корабль, - Даже «Стремнина» поменьше этого чуда будет. А она, ведь, шестимоторник. Диж, помнишь те времена?

- «Стремнина» - это летающая лодка. Так что, бери выше! Почтовая птица крупнее Семнадцатого, на которым ни ты, ни я никогда не летали, и никогда уже не полетим, - в ответ фыркнул седой волк, - Юл, пустотные корабли всегда будут больше аэропланов: сколь бы наши инженеры моторов ни затолкали, птички всегда смогут нарастить антиграв и сделать почтовую птицу еще больше. Ну, ты сам помнишь: когда контакт состоялся, корабли у фениксов были на четверть ниже, чем сейчас. Все, приехали.

Автоэкипаж остановился у подножия посадочного стола, и волки принялись выгружаться. В это время к ним подошли техники. Двое из них были инопланетянами: парочка плоскоклювых пернатых с Дака. Видимо, специалисты, что сейчас обучали волков.

- Начальник, вы посетить Плюм? Офицер? – на ломанном волчьем поинтересовался один из пернатых.

- Да, мы к Плюм: представить ей кандидата. Голограф подключен? – в ответ поинтересовался седой волк, и, получив утвердительный ответ, уверенно направился к одной из тележек с оборудованием, расположенных под огромным корпусом космического корабля.

Волки и техники последовали за ним в тень титанической стальной машины. Ауф нервничал.

- Почтовая птица Плюм, снова приветствую вас. Как вам на нашем космодроме? – встав перед установленным на тележку оборудованием, седой волк обратился в его камеру.

- Старший Диж, могу вам пожаловаться, что тут очень одиноко: на всем космодроме только два других корабля и больше ни одной стальной птицы, - перед седым волком возникла голограмма самки-дака, - Что же касается технического обслуживания, то, как ни странно, у меня нет нареканий на ваших техников. Они стараются. Старший, как долго мне простаивать?

- Вот об этом я с вами, почтовая птица, и хочу поговорить, - седой волк пододвинулся, открывая камере Ауфа, и широким жестом руки обвел его с ног до головы, - Позвольте представить, пустотный офицер Ауф Варге. Как и вы, только что окончил обучение, и ждет своего первого назначения.

- Очень приятно, - присела в книксене голограмма корабля, - Плюм. Почтовая птица постройки планеты Дак.

- Очень приятно, - растерялся Ауф: как на этот финт инопланетной корабля реагировать? У фениксов ничего подобного в этикете не было. Как положено отвечать на подобные приседания у дакийцев?

- Так, что за мистификации? – пока Ауф растеряно соображал, в дело вмешался отец, - Я - отец этого олуха: Юл Варге. Что за посвящения молодняка такие, с розыгрышами? Диж, твоих рук дело?

- О, нет, не моих. Бери выше: Комиссия по космическим закупкам, - в ответ усмехнулся седой волк, и весело пояснил, - Юл, помнишь, что твой волчонок не в аэронавты подался? А корабли - это не аэропланы. Так вот, это – Плюм. И ты, как раз, стоишь под ней. Вот эта корабль, чей металл возвышается над нами на двадцать метров, это Плюм и есть. Просто, представь, что твоим вторым пилотом является сам аэроплан.

- Второй пилот – самка? У нас, что, совсем плохо с авторитетом? А кого попредставительнее, посолиднее найти не смогли? Все-таки, представляет планету, а не на второстепенных линиях летает. Или это у нас новомодное веяние с равенством полов? – отец отошел чуть назад, и, взяв себя рукой за подбородок, принялся критично рассматривать голограмму и Ауфа, - Если политики решили сделать красивую картинку, то… Нет, сойдет. Сынок, когда пригласят фотографов, делай морду помужественнее, и не бойся переборщить – это публике нравится. А вот ты, Плюм, хм… Низковата. Закажи пилотские гамаши с толстой подошвой, и перед журналистами выходи только в них – будешь чуть повыше. Хм… Все равно, будешь выглядеть низкой. Но, думаю, публика спишет это на то, что ты – инопланетянка. Пожалуй, тебе, вообще, будет лучше фотографироваться в пилотском костюме – публика любит такие профессиональные изюминки. А ими можно скрыть почти все, даже пьянку накануне – очки и шлем.

- Старший Диж? – удивленно обратилась к седому волку за разъяснениями инопланетянка.

- Плюм, старина Юл (вот этот волк, отец вашего возможно капитана) думает, что вы – фурри. Увы, нам, старикам, непросто приспосабливаться к новой эпохе, - улыбнувшись голограмме, разъяснил седой волк.

- Хм, - неопределенно хмыкнула голограмма, и…

Корабль сдвинулся. Он сделал один шаг, и попытался заглянуть сам себе под брюхо. Все кабели и шланги на его теле задергались и заколотили по металлу как сумасшедшие.

- Плюм! – слитно воскликнули дакийские техники, и принялись что-то крякать на своем, явно отчитывая инопланетянку.

Корабль шагнул обратно.

- Извините, - слова, явно, принадлежали кораблю. Но вот голос был Плюм. И был он виноватым.

- Забавно. До чего техника дошла, - отец был ошарашен. Как и Айк. Седой же волк был разозлен.

- Плюм, о чем вы думали?! Вы на техническом обслуживании – вам сейчас нельзя двигаться! Вы можете повредить оборудование или нанести травмы персоналу, – начал было седой волк. Но его прервал отец.

- Вот, значит, до чего мы докатились: теперь не только идиоты за штурвалом сидят, но и те же идиоты этому штурвалу подчиняются? – придя в себя, весело фыркнул отец, и дал совет седому, - Диж, вкати этой дюралевой даме хАрошее дисциплинарное взыскание – чтобы мозги прояснились. Молодые, ты сам помнишь, понимают только «по ушам».

- Мои извинения, - растерянно промямлила голограмма корабля, по всей видимости, никому конкретно не адресуя свои извинения.

- Ладно, Плюм, вашим поведением займемся позже. Сейчас же, почтовая птица, давайте продолжать представление, - седой волк потер лапой левый висок, - Итак,..

- Я согласна, - поспешно перебила космического чиновника корабль. И, когда тот недоуменно взглянул на нее, смущенно продолжила, - Все равно, старший Диж, у вас нет офицеров. А я тут простаиваю…

- Юная корабль, вы, надеюсь, понимаете серьезность выбора? – вздохнув, седой волк простер руку к Ауфу, - Ваше сегодняшнее согласие будет означать то, что вы проведете с этим молодым волком, минимум, ближайшие пару лет…

- Я знаю, - перебила седого корабль, - Но у меня, ведь, нет выбора. У вас даже офицер подмены всего один, а простаивать в вашей ситуации корабль не может. Я же слышу, что говорят волки и корабли: недозагрузка маршрутов. Так что, если у меня сейчас не будет своего капитана, я буду эти же пару лет плавать со свободными офицерами. Скорее всего, с офицером подмены.

- Вот поэтому, Диж, я и против самок в мужских профессиях. Как и против самцов в женских. Бардак и сопли там, где пара самцов пять минуть промеж собой перетерли, и во всем разобрались, - фыркнул на это отец, и выдвинул предложение, - Встреча эта, как и любое посвящение, неформальная – бумаги мой щенок получать будет позже. Так что, давай, оставим их один на один: пусть переговорят без лишних ушей. И заверю: мой щенок ничего тут не тронет и не сломает – дрессированный и лично мной, и птичками в академии.

- Юл, ты, как всегда, предлагаешь дельно, - согласился с отцом седой волк. И, подойдя к одной из тележек, взял с нее небольшой пластиковый контейнер, и передал его Ауфу, - Так, щенки, сейчас мы вас оставляем: пообщайтесь между собой, присмотритесь – окончательное решение жду через два дня, когда я понесу ваши бумаги вышестоящему начальству. Если хотите, можете пробно соединяться. Аптечку я передал Ауфу – вы оба знаете то, как с ней обращаться. По крайней мере, я на это надеюсь. И, Плюм, больше никаких движений при присоединенном оборудовании!

- Я поняла, старший, - виновато пролепетала корабль (не корабельным спикером, конечно – динамиком голографа).

- Так, Диж, подробнее: зачем им аптечка? – тут уже вмешался отец, насторожившийся и забеспокоившийся.

- Юл, ты, честно, не хочешь этого знать. А твой сын и так в курсе – если посчитает нужным, расскажет. А если нет, то это профессиональные мелочи, которые домашних не касаются, - седой не стал разъяснять отцу. Вместо этого он развернулся в сторону автоэкипажа, и твердым шагом двинулся к нему, - Ауф, твои родственники будут ждать тебя в офицерском корпусе. Юл, я оставлю вас с Айком в зоне отдыха. Твой щенок прекрасно ее знает – сам между рейсами там диван пролеживает.

- Надеюсь, с кем-нибудь, - сощурился на сыновей отец, - Так, Ауф, тебе есть что сказать твоему старику?

- Нет, пап. Это, и правда, профессиональные мелочи, - уши Ауфа виновато прижались к голове. Да и голограмма корабля, как он краем глаза заметил, тоже смутилась.

- Ладно. Твой риск, - согласился с Ауфом отец, и двинулся вслед за приостановившимся и дожидающимся волков седым, - Удачи.

- Удачи, - так же напутствовал брата Айк, последовав за отцом.

Техники тоже зашевелились, расходясь проверять соединение кабелей и шлангов, побеспокоенных движением корабля.


***


- Плюм, вам, действительно, все равно, кто будет вашим капитаном? – когда волки и пернатые как-то подрассосались обратился к кораблю Ауф.

- Конечно же нет! – возмутилась корабль, и довольно неуверенно добавила, - Просто… Мне же, все равно, плавать по маршруту уже совсем скоро, а вы – первый представленный мне кандидат. И старший Диж говорит, что в ближайшие шесть месяцев других больше не будет. В общем, вы, все равно, будете пилотировать меня, раз такая нехватка офицеров. Так лучше вы будете моим капитаном, чем одним из многих сменяющихся офицеров.

- Не думал, что так плохо с пустотными офицерами. Я, ведь, еще даже не нанят – буквально две недели назад вернулся с Феникса: чернила на офицерском сертификате обсохнуть не успели, - почесал за ухом Ауф. Теперь уже он сам был в растерянных чувствах: он-то думал, что будет биться с другими пустотниками за внимание корабля, рискуя остаться в запасных, а тут она сама…

- Увы, - «вздохнула» корабль, - Я сама всего шестнадцать местных суток на планете – только успела пройти осмотр и атмосферное тестирование с офицером подмены…

Вдруг голос корабля оживился, а аптечка в руках Ауфа оказалась подсвечена голографом, - Офицер Ауф, вы не хотите протестировать коннекцию?

Ауф сначала опешил. Но в голосе корабля была такая надежда… А инспектор Диж разрешил это своим подопечным.

- Давайте. Заодно, посмотрим на то, подходим ли мы друг другу, - браво ответил кораблю Ауф. На самом деле, сейчас он отчаянно трусил: вся пилотская часть подготовки на Фениксе была теоретической – самцу, попросту, не на ком было проходить практику в этом сплошь женском царстве.

- Давайте, - в голосе Плюм отчетливо читалось облегчение и отступивший назад страх.

В груди корабля, справа, открылась дверь внешнего люка, а к металлу посадочного стола упала веревочная лестница.

Ауф тут же оказался у этой нехитрой конструкции, и, схватившись рукой за пластиковую перекладину, немедленно взлетел к люку. Где его уже ждала распахнутая внешняя дверь шлюза (она была удобно откинута вверх и внутрь, не мешая ходу двери внешнего люка). Волка дважды приглашать было не нужно, и он тут же оказался в шлюзовой. Благо, шлюзования не требовалось, и внутренняя дверь открылась сразу же после того, как была запечатана внешняя.

Ауф оказался в знакомой мизерной каморке личного помещения капитана почтовой птицы: справа шкаф для личных вещей и кладовка с продовольствием и водой, слева – узкая койка и сантехническое удобство за полупрозрачной перегородочкой, а сверху и снизу (не пропадать же без дела полу с потолком?) – шкафчики для всяких разностей, включая огнетушитель, скрытый в небольшой нише под койкой. Но интересовало его не это: впереди была дверь рубки. Оставив аптечку в одном из шкафчиков, Ауф открыл дверь, и шагнул внутрь.

Теперь он был в даже меньшем помещении, чем личные покои капитана: тут место хватало только для капитанского ложа, нескольких медицинских аппаратов и манипуляторов корабля.

- Плюм, вы все еще согласны? – взглянув в камеру, задал кораблю вопрос Ауф.

- Да, - твердо ответила корабль.

Ауф снял ленту пустотника, и, рассудив, что сейчас-то наличие в рубке незакрепленных предметов не важно, бросил ее на пол. После чего забрался на ложе, и, удобно улегшись на спину, кивнул камере, - Я готов.

Через его тело заскользили синтетические ленты, крест-на-крест фиксируя конечности и торс волка к ложу, а по бокам выдвинулись валики, и окончательно зафиксировали мохнатого офицера, не позволяя ему двинуть ни головой, ни рукой (только что хвост все еще был свободен).

- Думаю, систему жизнеобеспечения я подключать не буду. Это будет неприятно для вас, офицер Ауф, - голос корабля был неуверен.

- Согласен. Мы, всего лишь, тестируем, - согласился с кораблем Ауф (трубки во все свои волчьи отверстия он уже не раз получал во время обучения, и не то чтобы обожал эту процедуру), и тут же попытался приободрить свою стальную собеседницу, - Почтовая птица Плюм, выше нос! Вы уже не в первый раз это делаете.

- В пятый, - глубоко «вдохнув», созналась корабль, и нервозно спросила, - Мне начинать?

- Начинайте, - Ауф и хотел бы кивнуть кораблю, да валики с нашейной накладкой держали голову надежно.

Корабль снова глубоко «вдохнула», и через несколько секунд Ауф почувствовал на своих бедрах нечто длинное и гладкое. А вскоре оно уже оказалось в его паху и легло на мошонку.

- Сейчас будет больно, - испуганно предупредила волка корабль.

-Ух! – яички Ауфа слитно пронзила острая боль. Но волк сдержался от вскрика. Хотя, он и сам не понимал то, зачем: корабль-то и обманывать бесполезно – если она его примет, то вскоре будет знать как облупленного, и ничего ты от нее не скроешь.

- Ах! – а это уже была Плюм. И ее возглас был не только томным, но и удивленным.

Боль начала проходить, и Ауф сам испытал плотское удовольствие. Спокойное, размеренное, не туманящее разум. С ним такое было впервые. Но именно так описывали единение с кораблем наставления фениксов.

- Плюм, с вами все в порядке? – наконец-таки решился спросить корабль Ауф.

- Д-да, - пролепетала в ответ та, - Я… Я не очень опытна. Может, протестируем другие уровни слияния?

- Давайте, - опять хотел кивнуть камере Ауф, но, конечно же, у него ничего не получилось.

- Углубляю соединение, - все так же пролепетала корабль. А пространство перед глазами Ауфа начало постепенно голубеть. Плюм погружала его на следующий уровень связи очень осторожно. Пожалуй, даже слишком осторожно – волку, даже, хотелось ее поторопить. Но он сдержался.

И вот, второй уровень слияния. Ауф встал с капитанского ложа (вернее, встал его образ в виртуальном пространстве корабля), и осмотрелся. Вокруг было куда как просторнее, чем в реальном капитанском отсеке Плюм: большая восьмиугольная зала, ничуть не похожая на ту каморку, где сейчас лежало тело Ауфа, заполненное окнами внутренних систем корабля, висящих в чуть голубоватом виртуальном пространстве. И образ самой Плюм тоже был тут. Вернее, он был совсем рядом с Ауфом – корабль сидела на том же ложе, что и он, и несмело улыбалась образу волка. И выглядела она совсем не так, как на голограмме. Себя Плюм представляла вовсе не дакийкой, а очень крупной (куда крупнее самого Ауфа) самкой-фениксом коричневой масти, из плеч которой вместо рук произрастали мощные крылья, а вот обычной для самих авиан пары крыльев за спиной не было.

- Приветствую в моем виртуальном пространстве, офицер Ауф, - застенчиво улыбнулся волку образ Плюм, - Как вы себя чувствуете?

- Хм. Весьма неплохо. Спасибо вам, почтовая птица, что столь аккуратно соединились со мной, - поблагодарил корабль (и даже не покривил душей) Ауф, и тут же предложил, - Может, углубим слияние?

- Нет! – тут же воскликнула Плюм, смущенно пряча голову своего образа в огромные крылья, - Я еще не готова… Может, лучше, вы ознакомитесь с моими системами?

- Давайте. Полезное дело, - снова согласился с кораблем Ауф, и даже не успел встать с виртуального ложа – перед ним появилось окно с отчетами реактора. Видимо, Плюм была не только смущена, но и пыталась скрыть свое смущение, погрузив двуногого офицера во вполне солидно выглядящую работу.


***


За знакомством с системами Плюм прошло половина часа, после чего сама корабль, забеспокоившись здоровьем Ауфа, выставила волка из слияния. Хотя, от того и не укрылось сожаление Плюм при разрыве контакта. С другой стороны, не укрылось и то, что корабль пугал вид поврежденных ею же волчьих причиндалов Ауфа: корабль очень «бледным» голосом попросила Ауфа немедленно позаботится о себе. Сама же она, похоже, даже смотреть без содрогания на дело коннекторов своих не могла. Так что, волк принял и пытался держать самый бравый вид, на какой был способен, пока закрывал свои раны синтетической плотью из аптечки и подсоединял к собственным яичкам систему с регенерантом (все-таки, хорошо, что для этого есть автоматические «ручки», сами вкалывающие в гонады волка иглы – Ауф не был уверен, что справился бы с этой процедурой сам, собственными руками). По окончанию же всех этих восстановительных процедур Плюм настояла на том, чтобы Ауф еще полчаса полежал на капитанском ложе: корабль всерьез беспокоилась о здоровье двуного, явно считая волка куда более хрупким, чем он есть на самом деле. Заодно, и протестировали наголовник виртуальной реальности (излишество, конечно, но штука удобная – можно подключаться к внутреннему миру корабля без классической коннекции).

С отцом и братом Ауф встретился в рекреационной зоне офицерского корпуса космодромного комплекса: они беседовали с двумя офицерами-пустотниками. Отец хмуро посмотрел на Ауфа, и показал тому кулак. Айк же брату украдкой подмигнул, давая понять, что дела не так уж и плохи. В общем-то, так оно и оказалось. Пройдя за хмурым отцом на стоянку автоэкипажей и там еще раз получив от него по ушам, Ауф смог объясниться. Отцу, конечно, вовсе не понравились те «профессиональные мелочи», что скрыл от него его сын, и он потребовал внуков «до тога, как твоя сослуживица тебя в девку превратит». Но с выбором Ауфа он, все-таки, хоть и нехотя, но согласился: его самого его же собственный отец чуть ли не за хвост от аэропланов оттаскивал, мечтая о том, чтобы Юл занял «достойное, уважаемое место» за канцелярской конторкой (дед Ак все еще считал любую работу, кроме бухгалтерской, низкой и недостойной – каждый семейный сбор с его участием оборачивался катастрофой и поучениями «глупому юному поколению»), так что отец был готов стерпеть даже этот выбор сына. Но, как чувствовал хвост Ауфа, теперь его на предмет потомства запилят. Впрочем…

Дорога обратно в город, к огромному облегчению Ауфа, оказалась вполне обычной: отец оставил мрачные думы, и с удовольствием болтал со своими сыновьями, расспрашивая их о впечатлениях и планах (теперь же Ауфу и Айку предстояло работать в одной организации: и пустотник, и аэронавт нанимались на работу на одном и том же единственном космодроме планеты). Та тема тоже не оказалась под запретом, и Ауф, как смог, заверил отца в том, что он, не смотря на избранный путь, останется полноценным самцом. Ну, как минимум, десятилетия на два. Соответственно, ему последовал отцовский приказ: за это время сделать, минимум, двоих внуков. Что Айка изрядно развеселило, и он предложил брату свои экспертные услуги по поиску хАрошей волчицы. На что Ауф устало вздохнул, и попросил родственников не гнать охоту: он только две недели как вернулся на Вольфлод – у него еще и так ни дня продыху не было. На что Айк предложил сейчас, когда отец их завезет в его квартиру, вызвать продажных волчиц, и хорошенько отдохнуть. Ауф смешался. Отец же одобрил. Так что, теперь ночь с «подружками-на-раз» стала утвержденным планом на ближайшее будущее.

Который и стал осуществляться сразу же, как отец оставил молодых волков у подъезда доходного дома, где Айк снимал квартиру (Ауф сейчас жил с братом, и собирался снимать ее же с ним вскладчину, когда окончательно устроится пустотным офицером): попрощавшись с отцом, волки тут же заняли телефонную будку (птичьи видеофоны пока были редки даже в столице), и вызвали себе парочку волчиц с интересными взглядами на любовь. После чего поднялись в квартиру Айка, и принялись приводить себя в порядок перед предстоящим свиданием с «подружками-на-раз». Кстати, извлекать иглы опустевшей системы с регенерантом оказалось болезненно. На этом Ауфу подумалось, что, кажется, теперь боль будет его привычным спутником. Ну, и ладно! Он эту дорогу сам выбрал, и он по ней пойдет. Как отец.


Глава 2


- «Поймал луч космодромного гелиоглифа. Нам дают путь на посадочный стол,» - Ауф мысленно проинформировал Плюм.

- «Спасибо, капитан. Удерживаю. Вы не возьмете переговоры на себя?» - так же мысленно ответила корабль. Ауф прекрасно знал, что такая мелочь не отвлечет его Плюм от гравитационного полета, но как же она не любила пререкание с диспетчерами!.. Отсюда же и необычное для Плюм «вы» к своему капитану: выпрашивает.

- Почтовый экипаж «Плюм», космодрому Элуни, приняли ваш луч, ложимся на курс к обозначенному коридору. Разрешаете посадку? – передал своим гелиоглифом Ауф. Все-таки, третий уровень слияния, когда волк становился един со своей кораблем, был не сравним ни с какими аэропланами или автоэкипажами, где в твоих руках лишь убогий штурвал.

- Космодром Элуни, почтовому экипажу «Плюм», вас видим отчетливо, отслеживаем ваш курс, предоставленный коридор подтверждаем, посадку разрешаем, - ответил диспетчер, и уже неформально добавил, - Ауф, тебя Вайса ждет-не дождется. Так что, будет встречать вместе с наземной командой. Смотри, чтобы тебя твоя птичка не приревновала.

- Я своего капитана к двуногим не ревную! – возмущенно чирикнула Плюм, видимо, краем уха прослушивавшая переговоры с космодромом.

- А зря. Уведет же у тебя такого видного волчка, - ржанул в ответ диспетчер, и завершил сеанс, - «Плюм», сохраняйте коридор по лучу: ваш посадочный стол седьмой. Все, конец связи.

- Я не ревную! - в ответ отключившемуся диспетчеру возмущенно чирикнула Плюм, и, поняв, что тот уже не слышит, недовольно проворчала, - Я, что, как эти? Я своего капитана не ревную! Даже, к другим кораблям.

- «Он шутит,» - успокаивающе подумал к своей стальной любовнице Ауф.

- «Да, знаю я. Не совсем же глупая! Но обидно. Говорит обо мне так, будто я на этих похожа,» - в ответ поделилась обиженными мыслями Плюм (на самом деле, она никогда не рассказывала об этих ЭТИХ, но обижалась, если, по ее мнению, ее с ними сравнивали), а потом поинтересовалась планами волка, - «Ауф, по приземлении собираешься вместе с Вайсой?»

- «Пушинка, если ты не хочешь, то не пойду. У нас с тобой и другие дела найдутся,» - максимально миролюбиво подумал Ауф.

- «Нет, не хочу. Я буду под разгрузкой, а ты иди с Вайсой. Для тебя это важно,» - благожелательно чирикнула Плюм, - «Кстати, а у тебя это всерьез? Ну, не то, чтобы я лезла…»

- «Отец напел? Как же вы быстро с ним спелись... А, ведь, по началу он меня еще как отчехвостил, когда впервые иглы с регенерантом увидел,» - в ответ насмешливо «фыркнул» Ауф, - «Пока не знаю: как самка мне Вайса нравится, а вот как волчица – еще не определился. В общем, пока воздух не разнюхал. Дай мне еще пару рейсов на Элуни – скажу.»

- «Нет, не Юл. Он уверен, что Вайса для тебя – мимолетное увлечение. Самой интересно. Я же, в общем, довольно мало в этом понима… Не бери в голову,» - в мыслях корабля была неуверенность, которую она тут же прогнала (или скрыла?), - «В общем, план по посадке такой: ты себя обрабатываешь, я раскрываю люки, перехожу к разгрузке и обслуживанию и занимаюсь бумагами. А ты идешь вместе с Вайсой.»

- «Пушинка, вообще-то, бумаги - это обязанность капитана,» - «фыркнул» от такой заботы Ауф, и хитро подначил корабль, - «А не хочешь в этот раз сама заняться обработкой?»

- «Нет. Давай, на обратном рейсе к Вольфлоду. Мне страшно смотреть на то, что я с тобой делаю… Дай собраться с решимостью,» - в мыслях корабля были просьба напополам со страхом. Плюм, действительно, не любила видеть дело коннекторов своих, когда речь шла о двуногом (то, как она изничтожает мужественность крыс и кроликов своими техническими коннекторами, на корабль впечатление не производило), - «А насчет бумажных обязанностей капитана, то, во-первых, я их тоже могу выполнять – в инструкции это прямо прописано. Во-вторых, свои обязанности оказывать капитану послеконнекционную помощь я редко исполняю – дай мне хоть как-то возместить это мое филонство. А, в-третьих, пусть Вайса хватает тебя за твой мешочек, и тянет показывать лунные достопримечательности. Я настаиваю. Это полезно для регенерации твоих яичек, и для моего душевного спокойствия. Ауф, мне хорошо, когда тебе хорошо. Так что, это мое последнее слово.»

- «Ладно, ладно, подчиняюсь, о, пернатая тиран,» - в ответ «булькнул» от мысленного смеха Ауф (на сам деле, «последнее слово» Плюм было не так уж и трудно перебороть, но зачем?).

Та чирикнула что-то на дакском, выражая свое удивление самцовой глупостью капитана, и продолжила снижение.

На самом деле, занимая лишь небольшую долю времени в пути от Вольфлода к его первому обитаемому спутнику, Элуни, посадка была самой сложной частью плавания, и не могла быть выполнена без участия капитана. В общем-то, Ауфу уже давно пришла мысль о том, что они с Плюм экипаж вовсе не пустотный, а атмосферный: скользить по гравитационному мосту корабль могла и без своего капитана (хотя, лучше было с ним), а вот для взлета с планеты или посадки на нее же уже было не обойтись без антигравитации, порождаемой манипуляциями с эфиром. В общем, философствовалось.


***


Посадка была мягкой: Плюм, как всегда, точнехонько рассчитала траекторию гашения, и опустилась на поверхность Элуни так, будто тут и была - даже финальная пробежка не понадобилась. После чего Ауф был быстренько отсоединен от корабля (да на маршруте “Вольфлод - Элуни” все капитаны плавают без катетеров, но не стоит на этом попадаться!), и занялся обработкой своих повреждённых кораблем волчьих драгоценностей. Плюм же была окружена командой наземного обслуживания, спеленута сетью проводов и шлангов и подключена к системам космодрома. После чего настал черед того, ради чего экипаж, вообще, плыл на луну.

Ауф достал из канцелярского шкафчика инфопластинку и папку с бумажной копией описи груза и оригиналами накладных, и спустился на посадочное поле. На Элуни, как всегда, пахло весной и зеленью - космопорт, как и вся колония, находился на экваторе, в субтропиках “вечной весны” (южнее и севернее спутник был уже не так приветлив). А у трапа, вместе со старшими технической и погрузочной бригад, стояла Вайса - молодая (и красивая) черная волчица с белыми подпалинами на кончиках ушей и хвоста и белыми же “носочками” на руках и ногах. И быть она тут была не обязана (это Ауф, как капитан, должен был топать в офис, и там предоставлять логистическому отделу бумаги), но была. Чем волка очень радовала.

- Капитан Варге, с окончанием плавания вас и ваш корабль. Мы вас очень ждали, - сразу же, как Ауф спрыгнул на поверхность посадочного стола, поприветствовала его Вайса (явственно выдели слово «ждали»).

- Ладно, капитан, собирай свой хвост в когти, и скачи вместе с госпожой транспортным инспектором в офис. Я сама разберусь с погрузочной командой, - внешним спикером известила Плюм (очень довольная собой) о том, что она за всем и всеми наблюдает, - Эй, ребята! Вывожу на внешний дисплей грузовую опись. И поосторожнее там с красными контейнерами! В них стекло.

- Да, ладно, Плюм. Не тебя первую разгружаем, - в ответ фыркнул глава погрузочной команды, и дал своим работникам отмашку, - Ребят, подгоняй ленту! Экипаж дает добро на разгрузку.

На этом началась обычная портовая суматоха. Грузчики, подогнав к теперь уже открытым грузовым люкам Плюм погрузочные трапы (один – с ленточным погрузчиком), принялись разгружать корабль (и, соответственно, загружать большие грузовые автоэкипажи). А техники занялись диагностикой систем и послеполетным приведением почтовой птицы в порядок. Да и сама Плюм в стороне не осталась, выводя нужную портовой обслуге информацию на присоединенные к ней внешние мониторы и во всю болтая с двуногими при помощи внешнего спикера. В общем, капитану, как бы, уже и места не оставалось…

- Капитан, тебе что было сказано? Хвост – в когти, и скачи в офис! Я тут без тебя разберусь, - через пару минут всей этой суеты весело прикрикнула на Ауфа Плюм.

- Капитан Варге, ваша корабль права. Вам еще нужно предоставить оригиналы описи и накладных в логистический отдел, - вовсе не по-деловому взяв руку Ауфа в свои пальцы, нетерпеливо повлекла волка к ожидающему автоэкипажу Вайса.

Ауф, под веселые подбадривания космодромных волков, подчинился. Да и зачем было сопротивляться?


***


Поездка до офиса много времени не заняла, как и оформление бумаг: помогло и то, что на космодроме Элуни (хоть и колония) все было очень в порядке с компьютеризацией, и то, что Вайсе не терпелось покончить с этим делом, и заполучить Ауфа в свое полное распоряжение (а система с регенерантом, которая сейчас нагнетала препарат в его пострадавшие от корабельной любви с Плюм яички, как молодой волк уже давно понял, только больше возбуждала волчицу). Так что, сверив и зарегистрировав накладные, скопировав опись и спрятав оригиналы в сейф, Вайса повлекла Ауфа в сторону офицерского корпуса космодрома. В конце концов, капитанам после рейса инструкция предписывала отдых. А отдых на волчице так и вообще был желательной его формой.

Но дойти до своей цели паре волков было не суждено: мимо них пробежала целая толпа взволнованных мохнатых чиновников.

- Вайса, за нами! - прокричал один из мимо пробегающих бюрократов.

Волчица виновато взглянула на Ауфа, и, высвободив свои пальцы из его, тоже бросилась вслед за волчьим шлейфом. Ауф последовал за ней – отдых подождет.

Волк выбежал из административного корпуса на стоянку внутрикосмодромного транспорта, и запрыгнул в тот же автоэкипаж, что и Вайса (тем немало удивив остальных фурри, занявших место в той же машине). Волчица поначалу испугалась, но при виде залихватски усевшегося и весело улыбающегося Ауфа рассмеялась, и заступилась за него перед коллегами-чернильницами, тем позволив пустотному волку остаться в автоэкипаже. Машины тронулись, и вереницей поехали по посадочному полю. Как понял Ауф, направлялись они к складской секции космодрома.

И он оказался прав: автоэкипажи, повихляв вдоль корпусов, въехали в складскую зону. Но тут не остановились, и направились, как подсказывал Ауфу его внутренний компас, к логистическим воротам. У которых капитана экипажа «Плюм» ждало, мягко скажем, необычное зрелище.

- Я же вам уже все бумаги по третьему разу предъявила! – через внешний спикер раздраженно отчитывала дежурных по логистическим воротам небольшая почтовая птица (явно не дакийской и не фениксийской постройки), во все свои двенадцать метров стали возвышающаяся над будкой дежурной смены, - Когда мне уже разрешат пройти?!!

- Уважаемая Омега Двенадцать, - начальник космодрома, не смотря на свой возраст, чуть ли не на ходу выпрыгнул из автоэкипажа, и побежал к космическому кораблю и дежурным, - Позвольте поинтересоваться сутью вашего конфликта с нашим персоналом?

- Господин Уаш, вот: корабль покинула свой стол, и пришла к нам – хочет, чтобы мы ее за пределы космодрома выпустили, - облегченно выдохнул старший смены, переваливая проблемы на плечи вышестоящего начальства.

- У меня есть официальное разрешение, - недовольно скрипнула корабль, высвечивая перед начальником космодрома голограмму какого-то документа, - Я, согласно постановлению Комиссии по связям с инопланетянами цивилизации планеты Вольфлод, имею право на проведение серии измерений вблизи заселенной зоны колонии луны Элуни. Противодействие моим попыткам провести эти измерения противозаконно. И, я надеюсь, джентельвульф Уаш, что вот это вот самоуправство парочки вахтеров на этом и закончится. Я требую не мешать мне в моем деле.

- Позвольте… Хм… - пожилой волк вчитался в строки документа, - Хм… Боюсь, почтовая птица Омега Двенадцать, мои подчиненные действовали совершенно верно. Вам разрешено проводить какие-то научные измерения, но свободы передвижения вам никто из чиновников Комиссии не давал. Вы же сами понимаете, что вы – космический корабль. Вы хоть и можете самостоятельно передвигаться по планете, но вблизи поселений и коммуникаций это попросту опасно. Я не могу дать вам такое позволение. Так что, прошу вас, возвращайтесь на ваш посадочный стол. А я подумаю над тем, что можно сделать в вашей ситуации.

- Безобразие! Бюрократическое издевательство! Дать мне разрешение на измерения, но не дать разрешение на передвижение! Да я этим собакам сутулым такую жизнь устрою!.. Чтоб им одной капустой до смерти питаться!.. – взвилась инопланетная корабль. По счастью, лишь фигурально – так-то эта почтовая птица осталась на месте, - Курвы мохнатые! Больше борта моего у пирсов этого брехливого Вольфлода не будет!

- Почтовая птица Оме… - начальник космопорта попытался было вразумить изливающий свое недовольство корабль.

- Я не почтовая птица! Я – раптор! – еще больше взвилась Омега Двенадцать, переступив у будки дежурных с ноги на ногу. Отчего все волки невольно испугались: клац металла по бетону напомнил всем о том, что перед ними не просто рассерженная бюрократическим закидоном самка, а многотонный космический корабль, которому сквозь капитальное здание пройти – что волку хвостом махнуть.

- Капитан Ауф Варге. Чем могу вам помочь, уважаемая Омега Двенадцать? – протиснулся сквозь толпу мохнатых бюрократов Ауф, и представился кораблю.

- Капитан? – уточнила корабль, разглядывая Ауфа. Головой она вертеть умела очень свободно, и, вообще, была похоже на почтовых птиц лишь в общих чертах. Да, она была «ястребом». Но на этом сходство с почтовыми птицами Дака и Феникса заканчивалось – в каждой детали Омеги Двенадцать сквозила отчетливая чужеродность (и неоспоримое техническое превосходство). Похоже, это была гостья из Дальних Миров.

- Капитан почтового экипажа «Плюм», Ауф Варге, - снова представился кораблю Ауф, и максимально уважительно поинтересовался, - Чем я могу помочь вам, раптор Омега Двенадцать?

- Нда, систему вижу. И до чего же со времен «Яркой Звезды» я от них отвыкла… - осмотрела Ауфа корабль, и задумчиво резюмировала, - И чем же ты мне поможешь? Мне нужно провести измерения. Я их и так, и так проведу – ваши курвы чернильные мне не указ. Но хотелось бы все сделать законно… А я тут, на космодроме застряла!

- Может быть, я смогу провести их вместо вас? – идея была безумная. Но и ситуация, в которую сейчас попал Ауф, тоже нормальностью не отличалась: корабль ушла со своего стартового стола, и теперь стоит на логистическом выезде перед опущенным шлагбаумом и пререкается с волками – хочет уйти по каким-то своим странным корабельным надобностям куда ее сенсоры глядят.

- Хм. Возможно, - Омега Двенадцать переступила с ноги на ногу, становясь поудобнее, приподняла крылья, и открыла парные необычно расположенные люки, из которых на тросах выскользнула четверка бочковидных контейнеров со странно, но удобно выполненными прорезями-ручками, - Они легче, чем выглядят – по двадцать одному килограмму каждый: там мультисенсорная начинка, аккумуляторы и информационный накопитель. Капитан, вы, точно, мне поможете?

- Конечно. Просто, скажите, что делать, - хмыкнул Ауф, - А дальше я выполню все в лучшем виде. Только, пожалуйста, не хулиганьте. Нам, пустотникам, нужно беречь нашу репутацию.

- Конечно… И Звезда, и Тиха, и Пламя – все меня на это «нам пустотникам» берут… - недовольно «вздохнула» Омега Двенадцать, но к волку обратилась уже куда более благожелательным тоном, - Нужно будет разместить контейнеры согласно карте, которую, как доберусь до своего посадочного стола и снова подключусь к системе космодрома, я вам распечатаю, и активировать их. Там простенько: инструкцию я вам тоже распечатаю, а положение контейнера не важно – он в любом функционировать будет. Мне на вас, капитан, рассчитывать?

- Конечно. Я только после рейса, а у моей корабля с техническим состоянием все хорошо – у меня полно свободного времени. Завтра же и займусь, - заверил чужой корабль Ауф, - А как вы будете потом забирать эти контейнеры?

- С этим я как-нибудь решу. Все-равно, буду ожидать на космодроме до завершения записи – думаю, за это время найду какую-нибудь компанию или, просто, найму не очень занятых фурри с автоэкипажем, - настроение корабля сменилось на вполне дружелюбное, - Спасибо вам, капитан. Я на вас надеюсь. И можете называть меня Алая Дельфин. Мне так удобнее, чем официальным именем. Просто, наши, «Последователей Машины», заморочки.

- Вы – сангвинарная корабль? – тут Ауфа осенило: в порту Вольфлода как раз сейчас стояла круизер из Дальних Миров по имени Алая Дельфин.

- Раптор, - довольно поправила волка космический корабль, и пояснила, - Корабль это сама Алая Дельфин – моя патрон и носитель. А я, так – внутрисистемник. Выполняю для нашего экипажа разные работы на других планетах системы пока все заняты чем-то более существенным. Вот только вот тут бюрократия меня подкосила… Не всегда оказывается хорошо быть сангвинарной – порой и двуногий очень бы пригодился. Если бы мне мой сан его позволял.

- Тогда, я заберу у вас контейнеры завтра в восемь утра, - изобразил жест «от сердца к сердцу» Ауф, - Вы не против?

- Конечно же, нет. Жду вас завтра в восемь. На опоздание на полчаса не обижусь, - довольно чирикнула Омега Двенадцать, снова пряча контейнеры в свои грузовые люки под крыльями, и осторожно начиная движение обратно в сторону поля посадочных столов.


***


- Ну, спасибо, капитан. Вы спасли меня от знатного скандала, - облегченно поблагодарил Ауфа начальник космодрома, - Что вам завтра нужно? Грузчики? Автоэкипаж?

- Автоэкипаж. В остальном я сам справлюсь, - Ауф тоже испытывал немалое облегчение от того, что конфликт, кажется, разрешился, - А кто она?

- Почтовая птица из Дальних Миров – из этой странной Церкви Машины. Приплыла вместе с круизером Алый Дельфин: та сейчас у пирсов порта (говорят, что тоже причудливая корабль), а вот Омега Двенадцать к нам пожаловала – ничем не торгует, но привезла кучу бумажек из столицы. Пока с этими бумажками, до сегодняшнего дня, больших проблем не было, - поделился с капитаном начальник порта, и прибавил уже довольно строго, - Так что, молодой волк, исполните обещанное на совесть – не подставляйте всех нас под проблемы со столичными.

- Господин Уаш, можно я возьму завтра отгул, и помогу капитану Варге исполнить его обещание? - вставила свое слово совершенно незаметно для обоих волков пробравшаяся к ним Вайса.

- Можете не брать – будем считать это, своего рода, исполнением ваших должностных обязанностей, - пожилой волк, явно, был теперь в очень неплохом настроении, - А теперь, можете уединяться. Вайса, не делайте такие глаза: о вашем романе с капитаном Варге знают все. А теперь, все возвращаемся к своим обязанностям!

С этими словами начальник космодрома пару раз хлопнул в ладоши, давая волкам понять, что, все, представление закончилось, и пора возвращаться к работе, и сам направился к оставленным автоэкипажам. Остальные потянулись вслед за ним.


***


- Ну, как дела? Капитан, говорят, ты кое-что пообещал Омеге, - стоило только Ауфу в компании с Вайсой войти в общую часть помещений офицерского корпуса, как перед ним высветилась голограмма Плюм.

- Я ничего никому не говорила. Только-только обратно на свое место вернулась, и к сети подсоединилась, - тут же рядом возникла голограмма необычной крылатой ящерицы стального окраса. Судя по голосу, это был образ Омеги Двенадцать, - Все претензии к вашим. Видимо, они уже слух пустили.

- Пушинка, раз уж наша уважаемая гостья в сети, то спроси у нее сама. Я вызвался ей помочь, но слухи распространять не хочу, - улыбнулся камере Ауф.

- Я сама все расскажу. Иначе внутрисистемники месяц об этом трепаться будут, - недовольно хмыкнула Омега, и обиженно добавила, - И так тут кроме меня еще четверо кораблей – вмиг все по системе разнесут. Вот прямо сейчас они все втроем меня и вот ее подслушивают! Терпеть не могу общие сети без разграничения личного пространства! Как же я скучаю по порту Малого Стола: там нормальная внутренняя сеть, без всех этих любопытных носов…

- Капитан, отдыхай. Мне с прочими почтовыми птицами будет чем заняться, - заверила Ауфа Плюм, напутственно маша волку крылом, и заговорщически хихикнула, - Омега – из Дальних Миров…

- Да, да, да! И про Дальние Миры я тоже расскажу! В пятидесятый, с прилета в ваше пространство, раз! – страдальчески воскликнула Омега Двенадцать, - Только не все сразу галдите! Или, хотя бы, голограммы свои спроецируйте, чтобы меня двуногие за дуру не принимали!

На этом Ауф предпочел корабли оставить, и увести с собой Вайсу, которая тоже уже навострила уши. В конце концов, вечер только начинался, и его недвусмысленно отдали в их полное распоряжение. Нужно было пользоваться.


***


Утром, проснувшись по будильнику и разбудив Вайсу (ночевала она, понятное дело, в его офицерском номере, а вовсе не поехала вечером домой, в город), Ауф быстренько привел себя и свою лунную спутницу в порядок, и направился к внутренней космодромной стоянке автоэкипажей. Там уже были предупреждены о вчерашнем договоре с Омегой Двенадцать, и без малейших возражений выдали волкам ключи и пару канистр для дозаправки. Так что, забросив в кузов емкости со спиртом и проверив бак (тот был полон, но кто ж дежурному по гаражу на слово поверит?), Ауф заскочил в автоэкипаж, и, дождавшись пока устроится Вайса, направил машину к стояночному столу Омеги.

Корабль их уже ждала: контейнеры были спущены на бетон и отсоединены от стальной птицы, а на одном из них лежали листы распечатки (оказалось, что раптор возила на своем борту чудо Дальних Миров – корабельный манекен, который, будучи присоединен проводом к кораблю, заменял ей руки). Поприветствовав фурри и проинструктировав их на предмет предстоящего, корабль передала им контейнеры (манекен помог погрузить их в автоэкипаж), а потом – попрощалась. Ну, и еще нажаловалась на сородичей, которые ей покою со своими расспросами не дают. Судя по последней жалобе, сангвинарным кораблям без капитанов жилось не так чтобы уж очень хорошо – приходилось ныть чужому офицеру. Но Ауф безропотно выслушал жалобы Омеги (зачем ссориться с кораблем?), и выказал той толику сочувствия. Корабль от этого приободрилась, и уже вполне весело напутствовала устраивающихся в автоэкипаже волков. Те напутствие с удовольствием приняли, и сами пожелали Омеге терпения и не скучать. А Вайса заняла место за штурвалом автоэкипажа – она-то, в отличие от Ауфа, эти места прекрасна знала (как бы, живет тут, в столице колонии).

Следующей остановкой в маршруте Ауфа и Вайсы была заправочная станция на развязке на полпути к городу. Там мохнатые путешественники закупились провизией и водой (судя по карте Омеги, им предстояло колесить весь день), а вот предложение долить спирта в бак они отклонили – с учетом взятых канистр, топлива и так должно было хватить. Ну, а дальше был целый день разъездов и работы на свежем воздухе: волки колесили по округе в поисках указанных кораблем точек, устанавливали и активировали там контейнеры (действительно, оказавшиеся не такими уж и проблемными – Ауф отлично справлялся с ними в одиночку), а также наслаждались обществом друг друга. Во всех смыслах. В общем, на космодроме они оказались и смогли отчитаться перед Омегой о проделанной работе только к вечеру. Корабль была крайне довольна, и даже прекратила ворчать по поводу того, что ей на волчьем космодроме не очень нравится. Чему уже оказался весьма рад начальник космодрома: Алая Дельфин, с которой была связана Омега Двенадцать, была очень важной для Вольфлода кораблем (вроде, с ней были сопряжены планы на расширение торговли: она возила фениксам очень качественную машинерию производства некоей Церкви Машины, и волки были не прочь урвать свое с этих поставок) – от настроения этой круизера и ее куда более мелкой протеже могла зависеть карьера двуногих чиновников. В общем, все оказались довольны. А Вайса опять была вынуждена ночевать на работе (под боком у Ауфа, в его офицерском номере). В связи с чем волчица отзвонилась матери, дабы та ее не теряла, не искала и не волновалась понапрасну.

Всего в этот раз Ауф и Плюм провели на Элуни четверо суток: одни на разгрузку и обслуживание, одни (прошедшие у самого Ауфа в разъездах по заданию Омеги) на простой и оформление космодромом поступающих заказов, и двое на загрузку и утрясание бумаг. А весь обратный путь (все двое суток) волк и корабль скоротали в разговорах между собой. Благо, впечатлений у обоих накопилось изрядно. Ауф поведал кораблю о своих совместных с Вайсой похождениях. Плюм, конечно же, больше всего интересовала их любовная часть. Каковой волк с удовольствием делился со своей стальной любовницей. Та тоже в долгу не осталась, и с упоением рассказывала о Дальних Мирах. Судя по объему поведанного, корабли неплохо так запытали Омегу Двенадцать на космодроме. Не удивительно, что она Ауфу на сородичей жаловалась.



Глава 3


Конференц-зал космодрома был полон от волков, а голографы высвечивали заинтересованные образы множества кораблей.

- Итак, все в сборе? - обведя зал взглядом, поинтересовался инспектор Диж.

Зал в ответ загудел, подтверждая, что, да, здесь все, кто был приглашен.

- Тогда слово капитану Ягу, - уступил место на трибуне пожилой инспектор.

Крепко сложенный молодой волк (все капитаны Вольфлода пока что были молоды) сменил седого чиновника на месте спикера, и, задумчиво обведя глазами коллег и образы кораблей, начал свою речь.

- Итак, не буду тянуть: слухи ходят уже давно. Да, Комиссия по закупкам решила перестроить несколько почтовых птиц во внутрисистемники. Если быть точным, то троих, - почему-то спикер был хмур, - Я знаю, что у нас есть ряд почтовых птиц, которые готовы окончательно переселиться в пустоту. Но! У Комиссии заготовлен для вас подвох: это будут не настоящие внутрисистемники, вроде моей Шелковой Пера.

Увы, ни один из корабельных образов на эти слова не отозвался: тут были только те корабли, что присутствовали на космодроме и были подсоединены к его сети. Единственная настоящая космический корабль Вольфлода, понятное дело, на планету спуститься не могла - тут был только ее капитан.

- Яг, что за подвох? Ненастоящий внутрисистемник это раптор, как у фениксов. А он размером как почтовая птица или меньше. На кой лисий помет Комиссии почтовых птиц в рапторы переделывать? У нас, что, монстр пустоты в системе завелся, чтобы боевые корабли строить? - выкрикнул кто-то из зала.

- Если бы, - недовольно фыркнул капитан Яг, - Экономия у нас в высоких кабинетах опять завелась. Комиссия хочет, чтобы новые внутрисистемники могли садится на планету - хотят съэкономить на челноках, офицерах и техниках. Фениксы уже разработали новые тела по их заказу. Как по мне, дурость это: они огромные, но вместимость трюмов не такая, чтобы внушительная, а на космодром они хоть сесть и могут, но маневренность у них не для атмосферы. Да еще вся эта история с деньгами и экономией… В общем, тем экипажам, что вызовутся, начальство в будущем все мозги прокомпостирует.

- То есть, ты нас предупреждаешь, - уточнил другой волк.

- Само собой, - кивнул в зал капитан Яг, - Я должен отчитаться перед Комиссией о наборе добровольцев. Но, честно скажу, я бы никого из вас видеть не хотел: потом чиновнички из Комиссии все потроха добровольцам вытряхнут. Уж поверьте, я их знаю.

- Кхм, - кашлянул инспектор Диж, напоминая спикеру об основной теме сегодняшнего собрания. Тот в ответ кивнул, и продолжил.

- Итак, Комиссия оплатила замену тел и переподготовку для трех экипажей. Нужны добровольцы, - капитан Яг снова обвел собравшихся взглядом, - Корабль будет перенесена в новое тело трансатмосферного внутрисистемника. Тело огромное, неуклюжее. Я бы сказал, что ни рыба, ни мясо: для атмосферных полетов оно слишком большое и тяжелое, а для космического плавания - слишком маленькое. Из нового эфирного оборудования будет только прыжковый двигатель. Все: ни сканера, ни системы пищеварения, ничего - минимальный минимализм. Переподготовка, тем не менее, понадобится серьезная. И для корабля, и для капитана. Так что, на Фениксе задержитесь надолго. И про «настоящий космический корабль» тоже забудьте - обслуживание подразумевается на космодроме, а не на станции. В общем, вот такой расклад. Желающие есть?

- Ну, звучит не так уж и плохо, - чирикнула голограмма Огненной Листа, - Капитан?

- Пожалуй, Лапка, я соглашусь, - фыркнул в ответ ее капитан, - Яг, пиши: экипаж “Огненный Лист” согласен.

- Еще кто-то? - снова обвел взглядом зал капитан Янг.

Зал безмолствовал. Вернее, активно шушукался, обсуждая выдвинутое Комиссией предложение. Но в добровольцы не спешил.

- Ладно, обсудите, и до послезавтра, если надумаете, приносите заявления, - кивнул волкам и кораблям капитан Яг, уступая место седому волку, - Инспектор Диж, вот, передаю слово вам.

- Спасибо, молодой волк, - поблагодарил предыдущего спикера инспектор, и перешел к новой теме, - Итак, на повестке у нас то неблаговидное безобразие, что вы, офицеры, устроили с графиком отпусков…

Половина конференц-зала дружно прижала уши.


***


- Как по мне, дрянное предложение, - первой высказалась Неф, когда после совещания капитаны и корабли собрались (корабли, понятное дело, в переносном смысле) в общей части офицерского корпуса, - Они с этими телами концы с концами не сведут, а плешь проедать будут нам и нашим капитанам.

- Поддерживаю, - «фыркнула» Солнечная Ветер, соглашаясь с дакийской товаркой, - Виноваты опять будем мы.

- А что насчёт самого переноса? Всё-таки, это будет на Фениксе… Как они с нами, дакийскими кораблями, справятся? - опасливо ввернула свой довод Дан.

- Прекрасно справятся! Мы же по фениксийским технологиям выполнены, - возразила сородичу Плюм, - А ты уже на перенос решилась?

- Нет. И вряд ли решусь, - боязливо “поежилась” Дан, - Я же не как Лапка…

- Трусиха ты, - в ответ «фыркнула» Огненная Лист, - Да тебе и не надо. Я во внутрисистемники хочу с прицелом на межзвездное плавание.

- Когда это ещё будет… - неопределенно протянула Неф.

- Думаешь, это путь в межзвездники? - заинтересовалась Плюм.

- Конечно, - уверенно кивнула головой своей голограммы Огненная Лист.

- Я тоже так считаю. У фениксов почтовые птицы в начале точно так же в рейсеры превращались: сначала - внутрисистемник, потом - рейсер, - согласилась с фениксийкой Фам, - Поэтому меня даже близко от этой программы не будет. Чем я дальше от Большого Пространства, тем мне спокойнее.

- Хей, Фам! Что за упаднические речи? - поддел дакийку ее капитан.

- Я боюсь Большого Пространства, и точка. Я не буду обсуждать почему, - надулся образ Фам, - Если нужно, потом все психологу расскажу.

- Ну, Большое Пространство это не Избранники, - ржанул офицер подмены – серый волк, так и не сошедшийся ни с одной из кораблей.

- А у тебя, Грей, только Избранники Создателей на уме, - фыркнул другой серый волк, капитан Солнечной Ветра.

- Вуф, а не ты ли жаловался два месяца назад, что тебя черная шпана криками «Убирайся, птичья подстилка!» встречала? – подковырнула своего капитана Солнечная Ветер.

- Ну, Рыжик, не будь такой злой. Или снова с Вуфом поссорилась? – заступился за товарища Ауф, - А вообще, да, Избранники это проблема. Я – черный, но и мне они на нервы действуют.

- Мы не ссорились. Просто, эти разговоры об Избранниках Создателей уже раздражают. Стоит только подборку газет или кинетосводку на стоянке развернуть, как там все в этих Избранниках! Других, будто, проблем у двуногих нет, - «фыркнула» Солнечная Ветер, - Хоть не загружай новости!

- Ну, это правда. С ними перебарщивают: любого городского сумасшедшего, выбежавшего на улицу с плакатом «Инородцы съедят вашу печень!», объявляют членом Избранников Создателей, - согласился с кораблем капитан Огненной Листа, - А так, если без всяких придурков да стай малолеток, я давно о них не слышал. Думаю, с главами по-тихому договорились – вот движение и распалось.

- Странно у нас куда-то разговор ушел: с новых тел на придурков-ксенофобов, - ехидно заметила на это Хрустальная Крыло, - Может, вернемся к телам?

- Ой, будто они кому-то нужны? Вжик, ищи дуру на эту кривую полосу Комиссии соглашаться: они через год или все назад отыграют, или с переделками тебя замучают! Что, первый раз, что ли? – вклинилась в разговор молчавшая до этого Птен, - По-моему, лучше обсудить то, что теперь с графиком отпусков делать. Мы теперь каждая почти по месяцу с подменным офицером будем – старший Диж нашу хитрость запалил…

- Ох, знал бы он, что это не мы, а корабли этот кавардак с графиком организовали… - фыркнул со смеха Грей.

- Это уже не важно, - в ответ тоже «фыркнула» Хрустальная Крыло (а остальные корабли ее поддержали), - Ты, Грей – черствый ухожоп, совершенно не понимающий самок. Но теперь, с исправленным графиком, ты снова – наш «общий капитан». И теперь нужно опять думать о том, как тебя между нами делить, чтобы отношения ни между собой, ни с нашими капитанами, ни с тобой не испортить. А ты вечно в какую-то шляпу попадаешь. Кстати, что слышно насчет второго офицера подмены?

- Ничего не слышно: трепом все оказалось. Следующие три офицера, насколько я знаю, только через год обучение окончат. А через год что угодно случиться может. К тому же, одна корабль на формировании по заказу Комиссии, да и порт про офицеров интересовался, - выказал свою осведомленность капитан Фам.

- Так и страдать нам, пока академию на Вольфлоде не откроют, - вздохнула Дан. За что на нее тут же накинулись Неф с Солнечной Ветер, с жаром доказывая Дан, что и так все преотлично – капитаны у них есть, и расставаться они с ними не собираются.

И вот пока разгоралась эта словесная битва, Плюм тихо попросила Ауфа зайти в покои аватар.


***


Ауф, пока остальные капитаны и корабли жарко спорили между собой (довольно обычное времяпрепровождение пустотников Вольфлода, когда бодрствующих экипажей в офицерском корпусе собиралось три или более), тихо проследовал к покоям аватар. Тут он привычно отыскал нишу хранения аватары своей Плюм, и, взяв пока бесчувственную птичью фигуру, отнес ее в номер. Там он усадил манекен на ложе, и принялся за соединение его затылка с управляющим кабелем.

- Ауф, я хочу с тобой поговорить, - манекен открыл глаза, и повернулся к волку.

- Да, Пушинка, о чем? – Ауфу и объяснят было не нужно, что Плюм позвала его сюда не ради совокупления.

- Я хочу поучаствовать в этой программе, сменить тело, - судя по решительному началу и «сдувшемуся» окончанию, эту сверхкороткую речь Плюм заготовила заранее, - Я очень хочу когда-нибудь стать межзвездницей.

- Не чую проблемы, - хмыкнул Ауф, беря аватару корабля за плечи, и ободряюще улыбаясь своей стальной напарнице, - Ты сама видела: желающих как камней в небе. Подадим заявку, и будем участвовать.

- Капитан, а ты?.. – смутилась корабль, и виновато отвела взгляд, - Я же тебе этим столько беспокойства создам… Птен права: через год Комиссия все переиграет и передумает…

- Пушинка, я с тобой. Я – твой капитан. Ты – моя корабль. Вместе мы с любой нервотрепкой, что выдумают эти чернильницы, справимся, - приподняв аватару (а та была вовсе не легкой) и взглянув ей в окуляры, решительно произнес Ауф, - Я пишу прошение от нас обоих.

- Капитан, пиши, - совсем уж смутившись, пискнула Плюм, пытаясь закрыться от Ауфа крыльями.

Волк понял, что переборщил, и крепко обнял аватару своей корабля, - Плюм, прости.

Корабль снова растерянно чирикнула, но ее аватара в руках волка начала помаленьку расслабляться, и через пару минут уже лежала головой на его коленях и обсуждала со своим капитаном планы на предстоящее ей будущее в новом корабельном теле.


***


- Ирена Гай, послушница Церкви Машины, - представившись на торговом, витиевато поклонилась троице волков знакомая Ауфу крылатая ящерица стального цвета.

- Вайрей се Лешерах, капитан экипажа «Огненный Лист». Гар Онги, капитан экипажа «Дан». Ауф Варге, капитан экипажа «Плюм», - в ответ представились волки. А Ауф еще и уточнил, точно зная, что где-то он эту инопланетянку уже видел (но где?), - Мы с вами ранее не встречались?

- Мы – нет. Но вот с машинной духом Омегой Двенадцать вы, капитан Варге, уже встречались. А она, как раз, использует мой портрет как свой внешний образ. Кстати, она о вас очень хорошо отзывалась, и благодарна вам – вы ей очень сильно помогли, - дружелюбно улыбнулась Ауфу ящерица, и, развернувшись в сторону одного из выходов станционного зала ожидания, пригласила волков следовать за собой, - Идемте. Алая Дельфин ожидает нас у третьего пирса. О погрузке ваших спутниц не беспокойтесь: они уже в ангаре, и подключены к системам моей патрона. Доступ у них, конечно, ограничен. Все-таки, они хоть и машинные духи, но не воцерковлены. Но за их комфорт не беспокойтесь. К тому же, вы сами скоро окажетесь на борту, и сможете утешить ваших спутниц.

Волки подхватили свои баулы, и двинулись вслед за стальной ящерицей, похоже, отлично ориентирующейся на станции. Впрочем, не удивительно: она-то, в отличие от них, - настоящая пустотница, участвующая в плаваниях между звезд. Хотя, с кораблями получилось некрасиво. Офицеры настаивали на том, чтобы пилотировать своих почтовых птиц вплоть до ангара Алой Дельфин. Инопланетная круизер, судя по тому, что им передал представитель станции, тоже против не была. Но вмешалась Комиссия по закупкам, которая лебезила перед Алой Дельфин так, как мало перед кем, и охраняла ее покой гораздо больше, чем ее же собственный капитан. Основания, в общем-то, были: Алая Дельфин была единственным на ближайшие месяцы кораблем, способным доставить троицу пустотных птиц на Феникс, да и груз техники «Последователей Машины» она привезла богатый – чиновничьки сейчас пытались умаслить не просто торговый экипаж, а торгового представителя уж очень нужной Вольфлоду промышленной компании. Но, все равно, было противно от того, что их корабли в ангар Алой Дельфин доставили как какой-то груз, а не как таких же (ладно, будем честны, куда более низкоранговых) пустотниц.

На пирсе, что занимала Алая Дельфин, как это ни странно, хватало фурри: кучка волков, одни с лентами станционной охраны, а другие – с прицепленными к шерсти бейджами представителей компаний, пререкались между собой. Неподалеку же стоял еще один инопланетный ящер, и наблюдал за происходящим с противоестественно отстраненным выражением.

- Магус-капитан, я привела пассажиров, - подойдя к ящеру, склонилась перед ним в полупоклоне Ирена.

- Благослови тебя Машина. Можешь быть свободна, послушница, - судя по совершенно спокойному голосу и «стеклянным» глазам, этот инопланетянин был или под чем-то, или конченным фанатиком, - Машина уполномочила меня приветствовать вас, неверующие. Так пройдемте же в недра Ее дочери.

Волки замялись. Но, поймав ободряющий взгляд Ирены, юркнувшей к шлюзу и уже ожидавшей у его люка, двинулись за тем, кого назвали «магус-капитан».

- Магус-капитан, позвольте представиться: Вайрей се Лешерах, - попытался начать разговор Вайрей.

- Мне это известно. Информационное благословение было приложено к договору, - не меняя ни тона, ни выражения лица, ответил крылатый ящер, тоже подходя к шлюзовому люку, и нажимая клавишу вызова, - Владычица, неверующие прибыли. Я ожидаю ваших распоряжений.

- Ирену – в капсулу отдохновения. Сам займись этими надоедливыми планетными торговцами: еще раз попытайся им объяснить, что мы не берем заказы. Гости же теперь это моя забота, - распорядился голос один-в-один похожий на голос Ирены.

- Будет исполнено, Владычица, - поклонился шлюзовой панели ящер, и, распрямившись, проинформировал волков, - Дух Машины решила, что будет заниматься вами лично, неверующие. Это большая честь. Возрадуйтесь.

- Мы рады? – переглянулись между собой волки, уже ни хвоста не понимая в происходящем, - Ну, наверное, мы рады. Да, магус-капитан, мы рады.

- И так должно: испытывать радость и трепет, когда на тебя обращает внимание столь могущественная Машинный Дух, - сурово и, одновременно, благочестиво наставил волков инопланетянин, и, развернувшись, снова двинулся в сторону спорящих между собой станционных охранников и представителей планетарных компаний.

Дверь шлюза отворилась, и волки, раз уж странный ящер их оставил, вошли в переходной шлюз.

Пройдя два скучных, станционное и корабельное, шлюзования и одну переходную «кишку» между ними, мохнатые путешественники вместе с Иреной оказались на борту Алой Дельфин. Постшлюзовая камера была куда просторнее, чем те, что капитаны видели на кораблях фениксов, когда путешествовали на другую планету для обучения. Впрочем, и по техническому наполнению она невообразимо превосходила корабли пернатых. Тут, к примеру, были те самые корабельные манекены, о которых все пустотники слышали, но мало кто видел. А вот в Дальних Мирах, говорят, они были повседневной нормой, заменяющей матросов.

- Я вас покидаю. Удачи, - ободряюще улыбнувшись волкам, шустро юркнула прочь из отсека Ирена.

- А вот я вас приветствую, - тут же раздался ее же голос, но, явно, принадлежащий не Ирене – это был корабль, - Позвольте представиться: дальняя круизер «Церкви Машины» Алая Дельфин. Ваши корабли, капитаны, уже ожидают вас: я дала им ограниченный доступ к своей сети. Так что, можете встречаться с ними не только в моем ангаре, но и в своих каютах. Туда же я транспортировала их аватары. Можете подключить через штатную точку подключения к моей сети, переходники лежат рядом с каютными компьютерами, в коробках с этикеткой «Переходник аватары». И не задавайте глупых вопросов: я – дорогая круизер. Так что, пригодные для аватар точки подключения в каютах - это не единственная роскошь на моем борту.

- Вы и Омега Двенадцать копируете Ирену? – в ответ Ауф задал глупый вопрос, который так и вертелся у него на языке.

- Да, мы ее копируем. Она нам обеим нравится. И, наперед, чтобы не было недоразумений: нет, мы с Омегой – атеистки, а двуногая часть нашего экипажа, кроме Ирены, - истово верующие. Так что, прошу, не досаждайте им с «просвещением», а мне – с расспросами о Культе Машины, - «фыркнула» на неуместный вопрос корабль, и продолжила, - А вы, я так понимаю, тот самый Ауф Варге, что в тот раз помог моей раптору на первой луне вашей материнской планеты?

- Да, уважаемая корабль, это я. И я рад, что оказался полезен вашей подруге, - попытался вывернуться Ауф, понимая, что нечаянно вступил на очень скользкую тропу.

- Она тоже рада. И думаю, не будет против, если я от ее имени передам вам привет. В это путешествие в Миры Феникса она, увы, меня не сопровождает, - корабль, похоже, восприняла ответ волка вполне доброжелательно, - На этом представление закончим: я и так знаю вас поименно и уже беседовала с вашими кораблями, а у меня самой сейчас дел невпроворот – ваши торгаши и чиновники отчего-то решили, что могут через меня наладит настоящий бизнес с Церковью. Да и с загрузкой задержки. Так что, мне сейчас нужно отвлечься, и заняться переговорами с ними и со станцией. Приношу свои извинения, но мне сейчас не до пассажиров. В общем, следуйте за манекенами – они запрограммированны отвести вас в ваши каюты (имена на дверях уже подписаны). А дальше сами разберетесь с тем, чем вам заняться. Ужин в 20:00 по корабельному времени. У меня на борту двадцатичетырехчасовые сутки. Хронометры раскиданы повсюду – разберетесь. А сейчас, извините – я возвращаюсь к переговорам со станцией.

На этом корабль завершила приветствие, а троица манекенов вышли из своих ниш хранения, и неспешно двинулись прочь из отсека. Волки последовали за ними. А что им еще оставалось делать?


***


Это путешествие до Феникса заняло куда меньше времени, чем все предыдущие, в которых участвовали волки – круизер Дальних Миров была куда быстрее любого из кораблей фениксов или даков (ну, может быть, кроме кораблей кланов Шанти и Тенхи, но они, по чести сказать, тоже обладали телами постройки Дальних Миров). Алая Дельфин оказалась очень странной кораблем, как и ее двуногая команда, с которой волки почти не пересекались. Но, как это ни странно, алая круизер произвела вполне приятное впечатление и на двуногих, и на корабли: она была не от мира сего, но хорошая. Хотя, пожаловаться на свою корабельную долю она любила. Видимо, то, что у корабля и команды были разные религиозные взгляды, не давало им достаточно сблизиться, и Алая Дельфин не обо всем могла начистоту поговорить со своими офицерами. В остальном же она была приятна, а на ее периодические заскоки и странные философствования вполне можно было закрыть глаза.

- К старту готовы? – в своей странной манере спросила Алая Дельфин, в последний раз проверяя своих гостей.

- Ауф! – дружно ответили волки и их корабли, чем вызвали у круизера приступ хохота.

- После выхода из ангара вы движетесь за навигационной птицей Изумрудное Небо. Наведение визуальное. Он ожидает вас в стыковке с почтовой птицей Алая Дельфин, - воспользовавшись паузой, начала инструктирование станционная сигнальщица, - Дальнейшее наведение по лучу гелиоглифа Изумрудного Неба вплоть до перехвата луча космодрома. Луч космодрома считать приоритетным.

- Всем все ясно? – вопросил Изумрудное Небо, чей образ, само собой, присутствовал в коммуникационном пространстве (а вот его капитан предпочитала стоять на краю поля связи – стеснительная? чем-то провинилась? или, что вероятнее, корабль в их паре был главным).

- Ауф!.. Курва!.. Я с вами со смеху с рейда сойду! – наконец просмеявшись, вернулась в беседу Алая Дельфин, - Так, ладно. Еще раз: все готовы? Я открываю ангар.

Возникло сияние включившегося сдерживающего барьера, и исчезло. Створки дверей ангара сдвинулись, постепенно открывая захватывающий вид на вращающийся перед главными сенсорами кораблей (и их, глубоко слившимися со своими стальными любовницами, капитанов) Феникс. Почтовые птицы сделали первые осторожные шаги по палубе Алой Дельфин. А потом, все ускоряя шаг, начали разбег, и… вылетели из артегравитационных объятий ангара круизера в пустоту. Пространство встретило их, как всегда, бесстрастной свободой. Все три корабля невольно издали в эфир восторженные крики. На которые Изумрудное Небо и Алая Дельфин лишь усмехнулись, а сигнальщица проворчала что-то о «вчерашних атмосферных птицах».

Изумрудное Небо нашелся быстро: этот небольшой почтовая птица, уже успев отстыковаться от Алой Дельфин, медленно двигался прочь от волчьих кораблей, лучом своего гелиоглифа наводя их на траекторию к космодрому. Впрочем, феникс не спешил: он понимал, что гостям из глухой космической провинции очень хочется посмотреть на сердце нового мира. И почтовые птицы смотрели, любопытно вертя головами и с восхищением делясь своими впечатлениями с не менее взволнованными капитанами. И было чему восхищаться. Огромный порт, похожий на висящий в пустоте волчок, медленно вращался на устойчивом рейде планеты. А у его спиц-пирсов висели десятки кораблей. Некоторые из которых были не уступающими в размерах огромной Алой Дельфин сангвинарными круизерами. И, все равно, по сравнению с портом они были словно голуби на бетоне космодрома рядом с почтовой птицей. Вдали же виднелась звезда верфей Феникса, ничем по размерам столичному порту не уступающим. А еще тут было полно кораблей в свободном движении (не чета системе Вольфлода), плывущих куда-то по своим делам, а эфир просто звенел от их переговоров. В общем, Феникс произвел на волков и Огненный Лист не меньшее впечатление, чем тогда, когда они были тут в первый раз или, как фениксийская корабль, покидали родную систему. Дакийки же, Дан и Плюм, так просто захлебывались от восторга. Но главное еще было впереди…


Глава 4


- Ну, как? - кокетливо чирикнула Плюм через внешний спикер, когда заметила Ауфа, вошедшего под сень сборочного стенда.

- Впечатляет, - благоговейно протянул волк оглядывая все тридцать четыре метра металла его подруги, возвышающиеся в тени временных конструкций. Нет, он уже видел новое тело Плюм, когда осматривал его перед установкой корабля. Но тогда оно не было полностью собрано… Сейчас же - внушало.

- Не забываем: это тестовый пробег. Никакой коннекции! Никаких попыток взлететь! Просто, тестируем системы в движении, - напомнила волку и кораблю сопровождающая Ауфа куратор проекта (изумрудной расцветки феникс с черными крапинками на крыльях), - И, пилот, пока идёт повторное тестирование в покое, осмотрите ваше новое пространство. Можно сказать, что теперь вы почти настоящий капитан - у вас даже собственная каюта есть.

Ауф и Плюм в ответ на эту, ничем не прикрытую, поддевку смолчали. А волк двинулся вслед за фениксом ко входу в его стальную подругу: лазить по верёвочной лестнице на такую высоту было уже за гранью разумного, так что отныне посадка капитана осуществлялась через основной трюм (там по левому борту была оставлена узенькая тропинка, огороженная перилами). С одной стороны, неудобства были очевидны. С другой, теперь Ауф сам мог прямо во время плавания проверить то, что там творится в главном трюме (боковые, понятное дело, были по-прежнему недоступны), а встроенный выдвижной пандус, касавшийся земли когда Плюм приседала, должен был значительно облегчить жизнь и кораблю, и капитану, и погрузочной команде. На этот раз, правда, воспользоваться этим чудным приобретением не удалось: Плюм стояла в полный рост, пандус был спрятан, а в распоряжении Ауфа имелся монтажный лифт.

Поднявшись на оном и войдя внутрь корабля, Ауф осмотрел трюм: он был велик и оснащен новейшей рамочной системой фениксов (правда, птички старались зря: волки ее демонтируют - так больше влезет, и плевать на удобство). В целом, неплохо. Но вот осветительная система, явно, слабоват для увеличившегося пространства - придется что-то выдумывать (претензии капитанов и кораблей принимались, но только с прицелом на будущее - проект был экспериментальным, и фениксы сразу же сняли с себя ответственность за возможные недоработки на телах первой серии).

- Мы знаем. Но заказчик хотел именно ту же схему освещения, что и в меньших почтовых птицах, - видимо, прочитала мысли Ауфа феникс, - Пилот, взгляните на ваше пространство. Вам должно понравиться.

- Капитан! – а вот Плюм на второй раз не выдержала, и возмущенно заявила о своем присутствии.

- Капитан над самим собой и кораблем? – насмешливо чирикнула куратор, - Не велика ли команда? Может, лучше назвать «адмирал»?

Плюм обиженно замолчала. Ауф хотел было заступиться за свою корабль, но вовремя сообразил, что выпад был не в ее, а в его сторону, и тоже смолчал. И, лишь недовольно фыркнув, двинулся по металлической тропинке к головной части Плюм.

Там тоже был шлюз (о безопасности фениксы хорошо подумали). Так что, поднявшись к его люку по наклонной лестнице и пройдя шлюзование, Ауф оказался в небольшом коридоре с пятью дверями. Ближайшие две, по бокам от шлюза, были предназначены для рабочего и запасного скафандров и инструмента (подразумевалось, что в новой роли экипажа «Плюм» капитану может понадобиться проводить мелкий ремонт в космических условиях). Дальше слева, судя по табличке, был вход в совмещенные душевую, сушилку и «покои отдохновения». Справа же дверь охраняла совместную каюту капитана и корабля. А в противоположном конце коридора был вход в рубку. Ну и, конечно, в потолке, полу и стенах хватало люков и лючков, за которыми прятались вещевые ящики и шкафчики, впихнутые инженерами всюду, где в переборках оставалось «лишнее» пространство.

- Хамло, - поделилась с Ауфом Плюм.

- Согласен, - согласился с кораблем волк, но напомнил, - Мы от нее пока зависим. Так что, ведем себя тихо, и шерсть не топорщим.

- Ладно. Но это она на тебя взъелась. Ауф, мы же на Фениксе! А ты – самец. И она, насколько я поняла из подслушанного, к тебе подкатывать пыталась, - поделилась обидой с капитаном корабль.

- Ну, значит, я не сообразил. После теста вылюблю эту обидчивую, - пожал плечами Ауф, изучая скафандры и инструменты, которымb, не дай Великий Охотник, ему, может быть, орудовать придется.

- После того, как она с тобой так?.. – искренне удивилась Плюм.

- А почему нет? Фениксы не виноваты, что они все время недотраханы: у них же одни самки. А, как говорят волчицы, с живым узлом никакие игрушки не сравнятся, - весело поддел корабль Ауф: он-то уже сообразил то, к чему это Плюм клонит. Но, нет – соединяться им прямо запретили. Придется его Пушинке подождать.

- Я тоже, - превосходно поняла завуалированный ответ капитана Плюм. Но, что для нее было необычно, в ее голосе было лукавство, - В каюте тебя ждет сюрприз. Нет!.. Я не настаиваю. Всему свое время. А пока загляни в санузел: фениксы его отлично сделали!

- Ну, пользоваться мне, - подыграв кораблю, заговорщически фыркнул Ауф, и проследовал к двери санузла: раз корабль просит пока в каюту не заглядывать, то он даст ей время.

За дверью был вполне приличный санузел: не хуже, чем в неплохой гостинице. Душевая кабинка была оформлена в отдельную капсулу и закрыта прозрачным пластиковым экраном. Так что, вся вода и пар должны была оставаться внутри, не мешая волку нормально обсохнуть в сушилке. Которая, что удобно, оказалась втиснута между сантехническими радостями, с одной стороны, и выходом из санузла, с другой. И была оснащена не только встроенными большим фенами, но и местом под фен ручной, а также скамеечкой и шкафчиком. Очень удобно. Тем более, что и «великий трон» фениксы поставили подальше от сушилки, в нишу рядом с душевой капсулой: и не запинаешься о него, и до душевой недалеко, и не торчит посреди санузла, мозоля глаза. К тому же, ниша унитаза была оснащена своей собственной полу(не)прозрачной дверью, открывающейся скольжением в сторону (накатываясь на бок душевой капсулы). Тоже хорошо, что подумали: вот Ауфу было бы совершенно неудобно, если Плюм смогла наблюдать за тем, как он делает свои дела. Как бы, есть вещи, о которых кораблю знать не надо.

- Капитан, не желаете проинспектировать вашу каюту? - официально-кокетливо прервала осмотр Плюм.

- Желаю, - внутренне веселясь, Ауф вложил максимум двусмысленности в это слово.

- Корабль готова к инспекции, и ожидает вас, офицер, - Плюм тоже в долгу не осталась, и произнесла все это так, что трактуй как хочешь. Жаль, что именно “как хочешь” не позволяло время - техники ещё не дёргают, но, явно, не успеть…

Ауф покинул санузел, и, подойдя к двери каюты, открыл дверь. Внутри его встречала новая аватара Плюм: искусственная феникс в весьма заманчивой позе возлежала на кровати (выполненной по подобию капитанского ложа на почтовых птицах: большой, широкой и бывшей возвышением пола, а не отдельным предметом мебели).

- Капитан, корабль ожидает вашей инспекции, - томно произнесла аватара.

- Пушинка, не сейчас: у нас времени не хватит. Давай, позже? - извиняющимся улыбнулся аватаре Ауф, и шагнул внутрь каюты, попутно рассматривая то, где теперь ему придется жить во время плаваний.

- Я знаю, знаю. Просто, решила похвастаться, - вовсе не расстроившись, чирикнула Плюм, - Кстати, как тебе моя новая аватара? Теперь я - феникс. Как я себя себе и представляю. Нужно будет попробовать в деле - наверняка, получше моей старой дакийской аватары будет.

- Как себя и представляешь? - лукаво прищурился Ауф, одновременно изучая кабель контроля аватары, хитро пропущенный под потолком через целую систему захватов от ниши хранения и до того места, где сейчас полулежала манекен, - Плюм, у тебя уже полгода как глаза волчьи, а на лице внутреннего образа уши как у волчицы появились. С шерсткой.

- Удобно, да? Я теперь могу не таскать его за собой по полу, а убрать под потолок, если захочу, - проследив за взглядом Ауфа, снова похвастались Плюм (идея с кабелем под потолком, и правда, была удачной), - Может, и для моей старой аватары местечко найдется? Не то, чтобы она мне очень нравилась… Но, Ауф, ты, наверное, к ней уже привык… А образ, разве? Я не замечала. Да и другие корабли ничего не говорили…

- Прежнюю аватару нам не отдадут: она с тем телом идет - достанется какой-нибудь юной кораблю. Может быть. А, может, новое тело Комиссия закажет: прогресс сейчас хорошо идёт. Особенно, на Даке. А, может, и Вольфлод в ближайшие годы собственные тела для почтовых птиц строить начнет, - Ауф подошел к аватаре, и помог той подняться с капитанского ложа, - И, Пушинка, я рад, что теперь у нас одна каюта на двоих. Теперь не придется ждать стоянок на Вольфлоде.

- Главное это то, что я теперь, наконец-то, смогу тебя лично гонять на предмет «забыл!», «куда я это положил?», «и так сойдет», - в ответ хихикнула аватара корабля, и предложила, - Давай осмотрим каюту: я – то все тут уже видела, но все эти шкафчики, столики и прочее ваше двуногое это же для тебя. Так что, пока у нас есть еще немного времени… Кстати, вот дверь в камбуз-столовую. Как по мне, крайне неудобно. Лучше бы отдельно в коридор вывели, а не соединяли с каютой. Все равно, она маленькая и там не развернуться. А входить на камбуз аватарой, как мне объяснила задумку главная инженер, я смысла не вижу. Зато, оборудование неплохое: все автоматизировано – только вскрыть пакет, поставить в комбайн и кнопку нажать. Лисий помет!.. Нас куратор вызывает: приказывает приготовиться к тесту наземного передвижения. Йх!.. Техники уже начали меня отсоединять! Поспеши.

- Ну, значит, в следующий раз, - улыбнулся аватаре Ауф (та уже сама спешила к нише хранения), и вышел обратно в коридор.

Там волк мешкать не стал, и за пару шагов оказался перед дверью рубки. По счастью, тут не было еще одного шлюза (хотя, насколько Ауф знал, изначально Комиссия хотела поместить рубку в отдельную капсулу со своей собственной системой жизнеобеспечения, но фениксы старых планетных дурней отговорили). Так что, мохнатый капитан быстро оказался на своем рабочем месте. Которое было точно таким же, как и на предыдущем теле Плюм: пернатые вполне разумно рассудили, что внешние интерфейсы управления на таком малом корабле не нужны, а все, что капитану может потребоваться от его стальной партнерши вне непосредственного соединения, то можно сделать и через систему виртуальной реальности. Которой Ауф, собственно, и занялся сразу же, как устроился на своем ложе и руками зафиксировал четверку ремней безопасности (пара через таз и пара через грудь – беспокоить Плюм ради такой мелочи?): волк вынул из фиксаторов наголовник виртуальной реальности (манипуляторы он оставил на месте – сейчас их смысла брать не было), и, проверив соединения проводов, надел устройство. После чего щелкнул активатором – перед глазами возникло изображение виртуального пространства Плюм (ничуть не изменившегося со времен прежнего тела – корабль еще не успела освоиться и перестроить его под новые возможности). Хотя, конечно, наголовье ВР был вовсе не тем. Совсем не тем.


***


- Ну, как тебе? – поинтересовалась Плюм, переключая монитор ВР-наголовья на свои главные сенсоры.

- Внушительно, - присвистнул Ауф, глядя на то насколько же все вокруг мелкое по сравнению с Плюм: с высоты ее нынешнего роста автоэкипажи и трапы техников выглядели игрушками.

- Получаю сигнал гелиоглифа. Открываю канал, - сообщила Плюм, явно недовольная тем, что ее приватное общение с ее же капитаном было прервано.

- Экипаж, вы меня слышите? – активен был только голосовой канал. Что, впрочем, логично: у работников верфей все всегда «на живой нитке», так что излишеств они не любят.

- Четко и ясно. Канал устойчив, - ответила технику Плюм.

- Хорошо, - голос техника был доволен, - Сейчас вы отсоединены от всех систем космодрома. Временные конструкции мы от вас тоже отвели. Самописцы закреплены, подключены и активированы. Так что, можно начинать тест.

- Вас поняли. Готовы к началу испытаний, - с согласия Плюм ответил технику Ауф.

- Выйдите из временного ангара, и пройдите по полю сто метров вперед по прямой, - дала задание техник.

Плюм послушно принялась за исполнение, двинувшись на встречу солнечному свету. Не смотря на весьма продвинутые систему стабилизации и амортизаторы, картинка перед глазами Ауфа изрядно шаталась из стороны в стороны – размеры, все-таки, брали свое, и теперь Плюм на поверхности была неуклюжа. И не быстра – в прежнем, куда меньшем, теле она пробежала бы эти жалкие сто метров практически за то же бы самое время, что и сейчас.

- Я прямо чувствую, как подо мной бетон крошится, - пожаловалась капитану Плюм, по исполнению задания останавливаясь на месте, - Мне даже крылья раскрывать приходится для удержания равновесия.

- Ну, Пушинка, это нормально. Ты же теперь – внутрисистемник, - успокоил корабль Ауф.

- Экипаж, хорошо: я вижу, что вы на месте. Можете пока осмотреться, - снова навели луч мобильного гелиоглифа техники, - Есть какие-то вопросы?

- Я всегда такая неуклюжая буду? – жалобно спросила техника Плюм, - Мне, вообще, бегать можно? А то я за шасси боюсь.

- Да, вы будете такой всегда. Вы, все-таки, внутрисистемник: вам, по-хорошему, и в атмосферу-то заходить не стоит, - в ответ хмыкнула техник, - А бегать можете: шасси вполне на это рассчитано. Но не злоупотребляйте: при беге вы не сможете компенсировать раскачивания вашего нового тела, и все внутри вас, что не закреплено, отправится в свободный полет. Так что, попытайтесь пореже пользоваться пробежкой при взлете и посадке. И не забывайте, что у вас есть крылья – компенсируйте и гасите ими раскачивания корпуса.

- Спасибо, - в голосе Плюм отчетливо слышалось облегчение. И на этом картинка перед глазами Ауфа сменилась.

Плюм повернула голову налево: там, скрытые временными монтажными ангарами, стояли Огненная Лист и Дан – их тестировать будут чуть позже. А еще чуть левее стояли, ожидая отправки на Вольфлод с ближайшим подходящим кораблем, их прежние тела. Сейчас ранее внушительные стальные птицы выглядели натуральными цыплятами по сравнению с той высотой, с какой на них смотрела Плюм. Плюм взглянула вправо: там расстилалось бескрайнее поле космодрома, на котором стояли, обслуживаясь и разгружаясь/загружаясь, челноки и почтовые птицы, как трансатмосферные, так и атмосферные (фениксы, в отличие от волков, не использовали аэропланы: вместо этого у них были самые настоящие некосмические космические корабли и гигантские дирижабли, где первые, нередко, служили тягловой силой и командирами для вторых). И все они выглядели для Плюм такой же мелюзгой, как и ее собственное прежнее тело. Собственно, даже и корпуса космодрома, видневшиеся вдалеке, теперь смотрелись не то, чтобы очень внушительно.

- Теперь развернитесь направо, пройдите сто метров вперед, снова развернитесь направо, и пройдите еще сто метров вперед, - прервал размышления Ауфа голос техника.

- Вас поняла. Выполняю, - теперь уже Плюм хотела, чтобы капитан не вмешивался, и она сама брала на себя ответственность. Ауф мешать своей кораблю не стал.

Плюм развернулась на месте (чувствовалось, что теперь это ей дается не так легко, как раньше), и, чуть приподняв крылья, уже куда уверенней прошла означенные сто метров. После чего, на ходу совершив поворот (по очень широкой дуге), слегка ускорила шаг, и завершила предписанный ей путь уверенной остановкой.

- Ну, как? – спросила у своего капитана корабль (в ее голосе было изрядно возбуждения напополам с ожиданием).

- Молодчина! – похвалил свою стальную подругу Ауф.

- Все, экипаж, хорошо. Мы зафиксировали все, что хотели. Теперь возвращайтесь в ангар, и мы снимем самописцы, - техник снова установила гелиоглифическую связь с Плюм, - Корабль, готовьтесь к обратному подключению к сети космодрома и отключению проприосенсорики: будет еще один физический осмотр. Как самочувствие? У обоих.

- Хорошее. И я, и капитан чувствуем себя хорошо, - отрапортовала Плюм, и тут же пожаловалась, - Не люблю без проприосенсорики: ладно с ней с болью, но когда свое тело совсем не чувствуешь…

- А мы не любим, когда корабль ноет, что ему вибрации мешают или, там, отсоединение каких-нибудь агрегатов не нравится, - парировала техник.

- Ладно, ладно. Не ругайтесь, - отступила Плюм, и уже собралась покорно двинуться обратно на свое место среди временных монтажных конструкций.

- Я могу сегодня навестить мою корабль? – вмешался в переговоры Ауф.

- Если вы имеете ввиду НАВЕСТИТЬ, то часа через два. Мы как раз закончим осмотр и вернем проприосенсорику в большую часть отсеков, - многозначительно ответила техник, - А пока, капитан, ЗАПОЛНИТЕ БУМАГИ вместе с куратором.

Плюм хихикнула, более не расстроенная предстоящим отключением части сенсорики, и весьма двусмысленно напутствовала своего капитана. Ауфу же не оставалось ничего иного, кроме как в ответ улыбнуться своему кораблю (она-то его прекрасно видела при помощи двух камер мостика), и ожидать того, как она снова окажется в руках техников.


***


- Впечатления? – Вайрей первым отложил ложку (фениксы обожали готовить все из круп: вот и сегодня в офицерской столовой инопланетным гостям подавали гуляш с вареной перловкой), и обвел взглядом коллег-капитанов.

Сегодня все три экипажа тестировали новые корабельные тела в атмосферном и трансатмосферном полете. Так что, впечатлений у всех, и у самих кораблей, и у их капитанов, должно было набраться с изрядным избытком.

- А у тебя? – устало вздохнул Гар.

- Ребят, давайте на чистоту. Наши корабли сейчас нас не слышат – не нужно боятся их обидеть, - Ауф тоже оставил кашу в покое, - Раз у нас сегодня у всех был такой день, то начну я: Плюм сильно потяжелела. Атмосферные полеты теперь не для нас: только взлет в пустоту и приземление с рейда – как челнок. Остальную атмосферу лучше оставить аэропланам и почтовым птицам.

- Вот именно. Лапка сильно комплексует, что атмосферный полет для нее отныне закрыт. Мы раньше не особенно-то в атмосфере и летали, но… - поделился печалью Вайрей, - Единственная теперь надежда на пустотное обучение: она всегда рвалась в настоящий космос – может быть, полноценное плавание ей эту потерю компенсирует?

- Думаю, что да, - кивнул приятелю Ауф, - У меня похожая проблема: Плюм боится взлетку повредить. Сколько ее техники ни уверяют, что поле и большую нагрузку выдерживает, но, все равно, боится. Тоже рассчитываю на то, что со временем моя Пушинка привыкнет к своему новому телу, и успокоится.

- А у меня обратная проблема: Дан после установки в новое тело свои страхи переборола, и теперь рвется на какие-то подвиги. Сегодня получили нагоняй от куратора за то, что она, без моего разрешения, во время теста петли крутить начала, - снова вздохнул Гар, - Ума не приложу, как мне теперь ее в узде держать? Раньше я ее все больше утешал и успокаивал, а теперь она приключений каких-то хочет, и, я уверен, попытается сама их создать, если я ничего не предприму. А у меня ни идеи.

- Может, управляемую аварию? – предложил Вайрей.

- Это дома можно было: там бы нас управление космодрома прикрыло. А тут фениксы никого прикрывать не будут: у них есть заказ, и им не нужны лишние проблемы с заказчиком, - покачал головой Гар.

- А что, если вот это? – Ауфа внезапно осенило, и он вытянул из-под руки Вайера вольфлодскую газету, которую офицеры только что читали на троих (выписывать прессу с другой планеты – дело не дешевое, и лучше им заниматься вскладчину).

- Гайзий? А он-то причем? Как можно с помощью этого клоуна повоздействовать на Дан? – удивился Гар, читая заголовок «Гайзий се Эуфари и партия Черное Единство заявили о своем участии в выборах» с развернутого к нему Ауфом газетного листа.

- Гар, ты – серый. Черное Единство, конечно, не Избранники Создателей, но на цвете шерсти тоже повернуты не хуже, чем лисьё на курях. Так что, если они победят хотя бы где-то, то расовые гайки закрутят так, что серым не вздохнуть будет: докапываться будут до всего, - просветил приятеля Ауф.

- Ауф, я уже понял к чему ты: пугануть мою Дан тем, что, если Черное Единство куда-то своих волков поставит, то за любые происшествия ее серый капитан пинка под хвост получить может, - с сомнением кивнул Ауфу Гар, - Вот только, они не пройдут никуда и никогда. Они же – дебилы. Это Избранники Создателей могли играть на космическом шоке и ксенофобии: там, реально, были умные, хоть и испорченные страхом, волки, которые, действительно, пеклись о благе других. А эти? «Серые – неполноценные! Слава черной расе! Гаф-Гаф! Аф-Аф! Мы сильнее! Мы чернее! И писька у нас больше!»

- Дан-то не знает. Для нее все партии с биологической повесткой на одну масть. Голоса у нее нет – вот она политикой особо-то и не интересуется, - в ответ хмыкнул Ауф, - Главное, что она пока будет осторожничать. А потом, думаю, это у нее в привычку войдет.

- Ну, возможно. Нужно будет попробовать. Подыграете мне? – принял предложение Гар, и посетовал, - А вот чем я больше с фениксами общаюсь, тем более неправильным мне кажется, что корабли у нас, в отличие от Единства Фениксов, гражданами не являются. Нам космос осваивать надо! А как его осваивать, если тех пустотников раз-два, да еще и часть из нас (те, кто корабли) политических прав не имеет? Так и будем всю жизнь на одной планете копаться, пока пернатые богатства пустоты осваивают…

- Гар, смирись. Пока докосмическое поколение на покой не уйдет, а мы сами дедами не станем, до тех пор всем на Вольфлоде будет на то Большое Пространство хвост положить, - сочувственно ответил серому Вайрей, и уже куда бодрее спросил, - Кстати, раз уж мы успеваем к выборам в Верховное Собрание, то у кого какие планы? Если что, то я собираюсь отдать свой голос за кандидатов от Техносоюза.

- Вайр, реально? Они же тоже с биологической повесточкой, и не любят как раз нас, черных, - развеселился Ауф, и поделился своими планами, - Снежные. Знаю, что никакого большинства они не займут. Но хоть кто-то, кто за наши, пустотников, дела топит.

- Языками они треплют, а не черных не любят. Они эту ерунду про черных нести начали только после того, как появились Избранники Создателей, и консолидировали наших ксенофобских недоумков. Думаю, решили подгрести тех, кому пустота до хвоста, но кого уже достали все эти бредни про «самую способную расу». Так что, ничего они против нас делать не будут. Тем более, теперь, когда Избранники Создателей распались. А вот развивать собственную высокую промышленность и колонии – это нужно, это необходимо. И для нас, пустотников, в первую очередь, - фыркнул Вайрей, - А ты за кого планируешь?

- Снежные. Единственные, кому до нас, пустотников, и пустотной торговли дело есть, - фыркнул Гар, - Может, все-таки, кто-то из них пройдет, и как-то протолкнет помощь нашей собственной космической промышленности. Вас еще не достало то, что мы над каждой запчастью трясемся? Вот нас с Дан это уже до кончиков ушей достало.

- Достало, - кивнул товарищу Вайрей, - Но, давайте, хватит о политике: поговорили – и достаточно. Вернемся к нашим кораблям.

- Как Лапке ее новая аватара? – расплылся в многозначительной ухмылке Ауф, тем давая понять, что вот как раз его-то Плюм аватара очень даже очень.

- Засношательно, - столь же многозначительно ответил Ауфу Вайрей. А на серой морде Гара сама собой сложилась совершенно масляная ухмылка.

На этом беседа перетекла в, хм, иное русло. Тем более, что этому очень способствовали системы с регенерантом, подключенные волкам еще с окончания теста, и общая феромонная атмосфера фениксов, вовсе не упускавших то, что в их женском царстве с недавнего времени возникло аж три самца.


***


Месяцы тестов и переподготовки прошли как-то незаметно: корабли и волки оглянуться не успели, как уже на руках у последних были сертификаты и оплаченные Комиссией пассажирские и транспортные билеты. И вот теперь трио невиданных доселе космосом кораблей занимали позиции для стыковки с двумя другими (несравненно большими) кораблями, зафрахтованными Комиссией на этот рейс до Вольфлода.

Маневр завершен. Стыковочные якоря выдвинулись, и зафиксировались в захвате со своими парами. Круизеры притянули к себе необычно огромных почтовых птиц. Дело осталось за стыковочными рукавами. Но это много времени не заняло: почтовые птицы позволили межзвездникам пристыковать их своими стыковочными рукавами, отдав на откуп куда более опытным кораблям обеспечение пригодных для двуногих условий в переходном коридоре и связь корабельных систем.

- Приветствую, буксируемые. Меня вы уже знаете: Алая Дельфин, - в невероятно быстро установленном коммуникационном пространстве возник образы стальной крылатой ящерицы-самки и пылающего крылатого ящера-самца с дельфиньим хвостом и очень мужественным пирсингом во весь левый рог (Плюм даже захотелось, чтобы Ауф сделал нечто подобное со своими ушами), - Но, вот, позвольте представить: торговый охотник Пламя Земли Джассар из клана Шанти – тоже сангвинарный корабль. К нему, для транспортировки, пристыкована трансатмосферная птица Огненная Лист.

- Мое покровительство внутрисистемным самкам, - совершил какой-то хитрый поклон пылающий ящер. Судя по тону, корабль, представленный как Пламя Земли Джассар, испытывал к перевозимым противоречивые чувства: симпатию и любопытство напополам с чем-то презрительно-покровительственным.

- А почему мы в едином пространстве связи? – за всех ответила межзвездникам Огненная Лист, немало удивленная столпотворению в коммуникационном пространстве.

- А потому, что Алая, - весело улыбнулся Лапке образ охотника, - Она вечно над сетью издевается так, что, в итоге, даже такой примитив, как в порту Феникса работает лучше, чем портовая сеть Малого Стола. В общем, очень полезная самка. Хоть с ней и хвоста лишиться можно.

- Просто, создала независимый сервер, и перенаправила на него наши потоки. Если примитивно, то я сейчас виртуально изображаю из себя станцию и забираю на себя нефильтрованный поток Пламени – наш разговор порт не слышит. А у меня вычислительных мощностей для фильтрации в избытке. Так что, если хотите, можем обсудить то, что Феникс не касается. Если, конечно, такие темы у вас найдутся, - совершенно буднично «объяснила» Алая Дельфин, - Но заранее, чтобы ни у кого не было иллюзий: мы зафрахтованы вашей планетой не в одиночку. Так что, никакого выпендрежа насчет изменения маршрута. Мы доставляем вас вместе с грузами прочих фрахтователей в порт Вольфлода, и никуда не сворачиваем. Кстати, не думала, что в этом секторе космоса так разрастется это узаконенное жульничество – парциальный фрахт.

- Ну, а что ты хотела при их-то судействе? Каждый раз чувствую себя спокойнее, когда отправляюсь в Дальние Миры: там с тобой не устраивает тяжбы каждый мимопроплывающий, - «фыркнул» Пламя Земли Джассар, - Может, отпустим уже? У них же капитаны...

- И?.. Ой! Все время, когда не со Звездой, забываю, - сначала было удивилась, а потом смешалась Алая Дельфин, - Гости, еще раз рада приветствовать вас в стыковке. А теперь можете высвобождать ваших капитанов, оказывать им помощь, и отправлять на наш с Пламенем борт: каюты готовы (по крайней мере, у меня). Отплытие в 51:20 по времени порта Феникса. Или, для капитанов кораблей Дан и Плюм, в 12:33 по моему бортовому времени. Снова напоминаю: у меня на борту шестидесятиричная хроношкала. Так что, лучше ориентируйтесь на собственные хронометры…

- Бобр – курва! – внезапно самодовольно перебил Алую Дельфин Пламя Земли Джассар, выдав в общее пространство связи какую-то околесицу.

- Ты же даже значения этого слова не знаешь! Просто услышал, как я однажды ругалась, – возмутилась сбитая на полуслове Алая Дельфин, - И я знаю, что тебе, Пламя, нужно. А где же это хваленое отсутствие влечения кораблей друг к другу?

- Отсутствует. Мне очень даже нравится одна поющая круизер, - браво оскалился образ Пламени Земли Джассар. Почтовые птицы смутились: кажется, они случайно стали свидетелями того, как кто-то к кому-то подкатывает… Хотя, корабль к кораблю? Нет, иногда такое случается… Все равно, необычно. Нужно запомнить – хорошая сплетня выйдет.

- И свою осведомленность обмолвками показывать пытаешься, - покачала головой своего образа Алая Дельфин, - Пламя, я тебе уже сколько раз говорила, что говнюки из подмножества «плохие мальчики» мне не нравятся? И, вообще, ты не лучшее время выбрал ко мне клинья подбивать: у нас транспортируемые и их капитаны. Так что, все, заканчиваем, и возвращаемся к нашим гостям.

- Мы в синхронизированном стыке с Алой поплывет – для экономии времени и энергии. Так что, птички, все втроем останетесь в одной сети – связи гелиоглифами не понадобится, - судя по всему, недовольные слова Алой Дельфин лишь раздухарили Пламя Земли Джассар.

- Ой, идиот! Ничем не лучше Осколка или Ларгра… Ларгр, даже, лучше – он, хотя бы, зрелый и здравомыслящий, хоть и по-своему. И почему меня на вас таких тянет? Предупреждала же меня Шанти о своем братце… И не раз предупреждала, - разозлено «фыркнула» на Пламя Земли Джассар Алая Дельфин, и образ охотника застыл, утеряв управление со стороны корабля (но не исчез – связь разорвана не была), - Так, пока я заблокировала этого «крутого» ухажера. Так что, возвращаемся к нашим делам земным… Кстати, вы с вашими капитанами уже рассоединились? Ох! Вижу. Так, двуногие, не прятаться! Я ваши образы уже обнаружила. А ну, мигом! Рассоединяйтесь! Ох! Молодые идиоты! Вам ваши шары один раз и на всю жизнь даны! Других уже не будет!

Плюм, немало перепугавшись, тут же принялась за дисконнекцию себя со своим капитаном. Ауф же сам обалдел от такого напора круизера, и не предпринимал никаких действий даже тогда, когда корабль принялась обрабатывать его раны. Хотя, обычно он сам занимался медицинскими вопросами, так как Плюм, по-прежнему, очень не любила смотреть на дело коннекторов своих (да и, вообще, на любые раны своего капитана, даже полученные за пределами его капитанства).

- Все? Всех отключили? – Алая Дельфин обвела гневным взглядом образы кораблей, - Раз они нас теперь не слышат… Вы, что, дуры?!! Они – двуногие! Не сталь и энергия, а кровь и белок – им ничего заменить нельзя! У них ни одна рана бесследно не проходит! Получили пару минут удовольствия?! А на сколько эти минуты их здоровье подорвали?!! На сколько их карьеру сократили?!!

Корабли смолчали: все трое понимали, что поступили они глупо. Но, ведь, капитаны не возражали…

- Ладно. Зла, конечно, на вас не хватает. Но я позже, на холодную голову, вас пропесочу, и устрою повторные уроки по экономии здоровья двуногих. Пока будем в плавании. А сейчас, мы, наконец-то, закончим приветствие, вы начнете холостую диагностику систем, я вернусь к делам с портом и погрузкой, а ваши капитаны взойдут на мой и вот этого Казановы борт, - в голосе Алой Дельфин все еще грохотал гнев, но, кажется, круизер отлично контролировала себя. А вот ее угроза звучала вовсе не как шутка, - И… Холера со всеми этими ограничениями! Слухом больше – слухом меньше… Когда будем отплывать и я состыкуюсь с Пламенем, отправьте ваших капитанов в мой медицинский отсек. В договоре этого не было, но, так и быть, помеценатствую: восстановлю – у меня оборудование и препараты получше ваших. А то вы их кастрируете еще молодыми.

- Хорошо, госпожа Алая Дельфин, - за всех троих пискнула Огненная Лист (Надо же! Лапка перепугалась!), - А?..

- Не бери в голову. Я много где бываю, много с какими народами дела веду – вот и вставляю в торговый слова из их языков. Если когда-нибудь станешь дальним межзвездным торговцем, то тоже всякого нахватаешься – тоже будешь на гваре разговаривать, а не на чистом торговом, - отрезала Алая Дельфин, - А сейчас – возвращаемся к делам! Ох! Если бы я сама знала прежде чем в эту янину авантюру влезть, что у корабля в порту столько дел!.. Уф! Поняла, о чем ты: Да, Гдх – курва. И я об этом ластохвостом напердольщике мнение менять не намерена: курва он, как есть – курва наикурвейшая. И дело не в его виде. А сейчас, к делам!

И экипажи вернулись к делам. Хоть и пришлось ими заниматься в изрядном смятении чувств.


Глава 5


- Почтовый экипаж «Плюм», мои приветствия. Мы вас давно ждем, - луч гелиоглифа упал на рецепторы Плюм, и в ее коммуникационном пространстве раздался голос диспетчера, - С прибытием. Идите по лучу. Ваша площадка номер один.

- Еще не сели, - весело чирикнула Плюм, явно польщенная таким неформальным приветствием, - Луч пойман. Ложусь на курс к обозначенному коридору. Посадку разрешаете?

- Посадку разрешаем. Плюм, мы очень вас ждем, - дал добро космодром, - Значимые новости? Ребята тут в башне столпились, и не хотят ждать вашей посадки и распаковки почты.

- Согласие – сорок семь процентов мест. У Лесного Союза – двадцать три. Техносоюз – столько же. Остальные партии поделили оставшееся. Техносоюз отказался от биологической повестки, заявив, что ошибался, и не может подвести своих черных сторонников. Так что, Верховное Собрание теперь без расистов, - самодовольно поделилась с диспетчером Плюм (Ауф внутренне хихикнул: перед этим рейсом его корабль, обычно политикой не интересующаяся, проштудировала все доступные газеты и запытала всех подвернувшихся волков на предмет результатов прошедших выборов в Верховное Собрание Вольфлода именно ради вот этого короткого сообщения космодрому), - Продолжаю снижение. Конец связи.

Под крыльями Плюм расстилались поля Барклода – второй пригодной для жизни планеты системы звезды Небесный Волк. Плюм и Ауфа, и правда, очень ждали: Барклод был слишком удален от Вольфлода, чтобы обычные почтовые птицы могли достичь его вне непродолжительного периода сближения планет, когда между ними формировался пригодный для плавания гравитационный мост. Так что, связь этой колонии с материнским миром была неустойчива, и волки Барклода, по впечатлениям Ауфа, очень ценили пустотников, привозящих им почту, заказанные товары и новых поселенцев. Особенно их симпатии к волкам пространства выросли после того, как на службу заступили первые «почтовые птицы дальнего плавания» (для Плюм и ей подобных кораблей бюрократы так до сих пор и не договорились о едином и непротиворечивом классе), и сообщение с метрополией стало регулярным (хоть объемы грузооборота и оставляли желать: все-таки, трансатмосферники это не полноценные внутрисистемные корабли).

- «Какие же на Барклоде примитивные аэропланы!» - поделилась с Ауфом Плюм, увеличивая разрешение главных сенсоров для того, чтобы разглядеть заходящий на посадку смешной фанерный аэропланчик о двух винтах (на Барклоде, из-за малого объема пустотного трафика, столичный космодром был совмещен со столичным же аэропортом).

- «Местного производства,» - хмыкнул Ауф, тоже изучая сенсорами Плюм эту летающую машину местных, вовсе не похожую на привычные дюралевые гиганты (если не сравнивать их с почтовыми птицами, конечно) Вольфлода, - «Барклодцам с такими-то поставками особенно не развернуться: строят свои двигатели, свои корпуса, свое почти все, кроме, пожалуй, авионики. Вот и выходит такое, будто из позапрошлого века.»

- «Надолго меня не оставляй. На космодроме, я вижу, ни одной другой корабля – поговорить не с кем будет,» - сменила тему Плюм, - «Ты же знаешь, местные нас как те же аэропланы воспринимают… Ну, кроме диспетчеров.»

- «Не оставлю, Пушинка. С бумагами закончу, и вернусь. Тебе удобнее в офицерском корпусе или чтобы я на борту был?» - утешил вдруг расстроившуюся корабль Ауф.

- «В офицерском. Заодно, снова поможешь мне поговорить с местными аэронавтами. С тобой они меня как фурри воспринимают,» - облегченно «вздохнула» Плюм, и снова сменила тему, - «Капитан, а что там на Элуни болтают про твое предложение Вайсе? Нет! Я не ревную! У тебя должна быть самка. Просто, любопытно.»

- «Разболтаешь?» - хитро прищурился своим образом Ауф.

- «Разболтаю,» - утвердительно ответила Плюм, закладывая вираж для гашения скорости, - «Я вот думаю: она на Вольфлод переедет или это ты на Элуни переселишься? Просто, мне любопытно. А в жизни двуногих я все еще почти ничего не смыслю.»

- «Я к ней. Мне, в общем, все равно на какой планете жить, пока ее космодром входит в список наших маршрутов,» - с напускным легкомыслием хмыкнул Ауф, и осторожно поинтересовался, - «Пушинка, ты, правда, не ревнуешь?»

- «Ауф, не держи меня за дуру. Я же понимаю, что я – корабль, а ты – фурри, и у нас с тобой совсем другие отношения, чем у тебя с Вайсой,» - в ответ «фыркнула» Плюм, - «Давай закончим уже это дурацкое выяснение моего отношения к тому, что ты, как молодой волк, и так должен делать: создавать семью и продолжать свой род. А вместо этого займемся нашими насущными делами. У нас, если ты, капитан, не забыл, сейчас посадка на планету происходит.»

- «Плюм, не обижайся,» - облегченно «выдохнул» Ауф: он боялся, что корабль воспримет известия о нем и Вайсе куда тяжелее. Все-таки, Пушинка – хорошая корабль.

- «Ауф – ты дурак. Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. И, нет, я не как эти – я тебя к двуногим не ревновала и ревновать в планах не держу. Я тебя даже другим кораблям уступать готова, если это для дела нужно. Ты сам знаешь,» - обиженно «фыркнула» Плюм.

- «Пушинка, не обижайся. Ты же сама нас, самцов, знаешь: просто, всякое думал, просчитывать что-то пытался…» - с готовностью повинился перед кораблем Ауф (может, это и глупо выглядит, но лучше на себя выдуманную Плюм вину сразу взять, чем она потом на тебя с месяц дуться будет).

- «Ладно, ладно! Не такая уж я и вредная! И, вообще, у нас последний круг перед заходом на касание. Следи за обстановкой и гелиоглифом,» - Плюм тут же пошла на попятную, и, сделав вид, что очень занята посадкой, обсуждение собственных надуманных обидок закрыла.

Внутрисистемная трансатмосферная корабль, раскинув титанические, светящиеся ионизирующимся в борьбе гравитации планеты с антигравитацией корабля воздухом, крылья, и, выпуская похожие на лапы огромной стальной птицы шасси, сделала последний круг над космодромом. А потом, убедившись, что ее скорость уже достаточно упала, направилась прямиком к подсвеченному сигнальными огнями посадочному столу. Удар от внушительного стального тела поднял небольшое облако пыли (сколько космодром ни убирай, а в окружении полей пыль на нем будет всегда), но ни груз, ни капитан его почти не почувствовали – согнувшись, а потом вернувшись в прежнее положение, металлические шасси-лапы Плюм погасили почти весь удар, а оставшуюся его силу поглотили амортизирующие конструкции корпуса и внутренних помещений. Сейчас подоспеют портовые службы, и можно будет приступить к тому, ради чего экипаж «Плюм» на планету и прибыл – к разгрузке.


***


Возня с документами отняла довольно много времени и сил. И, нет, не потому, что администрация космодрома или ожидающие груз заказчики как-то измывались над капитаном. Просто, в силу особенностей космических перевозок на Барклод, трюмы в эти рейсы загружали большим количеством относительно небольших, но крайне ценных грузов. Так что, получателей было много, документов было много, ответственности было много – все это жрало время как голодный лис кур. В общем, в офицерский корпус космодрома Ауф попал уже довольно поздно и в состоянии близком к выжатому лимону.

Войдя в комнату отдыха, он застал там троицу пилотов аэропланов: двое отдыхали после рейсов, предпочтя здоровому сну обсуждение свежей газеты, а один, одетый в полный летный комплект, уже выходил из комнаты, явно, отправляясь в рейс. Ауф махнул ему рукой в знак уважения и устало улыбнулся. Тот же, заметив на капитане ленту пустотника, в ответ тоже улыбнулся, и залихватски козырнул гостю, после чего скрылся за дверью. Два же других аэронавта, оторвавшись от обсуждения прессы, тоже отдали гостю приветствие к правому уху. Потом же, заметив системы с регенерантом, прикрепленные к ногам и паху Ауфа, непроизвольно скривились. Что заставило их самих смутиться, у на лице Ауфа вызвало веселую усмешку. В итоге, дабы загладить неловкую ситуацию, Ауф был приглашен на угловой диванчик, на котором эти двое обсуждали новости из свежей местной газеты. Волк отказываться не стал.

- Вакали из Птичьего Фьорда, - представился белый пилот, пододвигаясь ближе к товарищу, и тем освобождая для Ауфа место вокруг низенького столика, на котором лежала та самая газета.

- Гал Цвирке, - второй волк был черным, и, судя по говору, происходил из тех же мест, что и семья самого Ауфа.

- Ауф Варге, - в ответ назвался Ауф, и тут же предложил, - Вы не против, если к нам присоединится четвертый?

- Почему бы и нет? – хмыкнул волк по имени Гал, - Времени у нас с этими подвижками в расписании полно – пусть приходит.

Белый с ним согласился, и предположил, что речь идет о втором пилоте, тем вызвав у Ауфа неподдельное веселье.

- Пушинка, не присоединишься к нам? – к огромному удивлению пилотов, обратился к камере голотерминала Ауф.

- Присоединюсь. Все-равно, делать нечего: других кораблей в порту нет, техническое состояние у меня хорошее, а местные новости – мимо меня, - у столика возникла голограмма Плюм, чуть не заставив обоих аэронавтов подпрыгнуть на месте от неожиданности. Самка-феникс же, в образе которой предстала корабль, лишь самодовольно ухмыльнулась.

- Ничего себе! – воскликнул Вакали.

- Вы и есть корабль? – Гал оказался куда как уравновешенней товарища.

- Да. Я – корабль. Почтовая птица дальнего плавания Плюм, - весьма довольно представилась волкам Плюм, недвусмысленно наслаждаясь вниманием офицеров воздушного флота, - А офицер Варге - мой капитан. О чем говорить будем?

- Вряд ли вам, госпожа корабль, наши разговоры будут интересны: обсуждаем, как раз, нашу местную новость, - пожал плечами черный волк, по привычке тоже пододвигаясь ближе к товарищу, дабы освободить место для собеседницы. Чем вызвал веселый смешок у Плюм.

- Я с удовольствием послушаю. Главное, что моему капитану интересно, - кокетливо чирикнув, Плюм перепроецировала свой образ так, чтобы он оказался «сидящим» рядом с черным.

- Существенная новость? – решил подыграть кораблю Ауф.

- Расисты-сепаратисты снова избили двоих серых, и стража порядка снова никого не нашла. Это уже правилом стало. Ни для кого не секрет, что половина офицеров в страже – сами еще те расисты. Но в этот раз серых избили не за то, что они серые, а за то, что они сделали замечание говнюкам, раздающим прохожим листовки с призывами об отделении от Вольфлода и отказе от космоса, - белый волк передал Ауфу газету (одна статья в той вся была исчеркана автопером – пилоты, явно, всерьез ее разбирали), - У нас с каждым месяцем все неспокойнее и неспокойнее. Теперь, вот, антипространственники уже внаглую могут волков избивать, а стража даже и делать ничего не пытается. Чую, что на подходе мы к каким-то большущим помоям.

Ауф взял переданную прессу, и вчитался. Плюм же заняла место своего капитана в беседе.

- Может, стража такая? На Калуни тоже стражнички такие, что один раз у меня прямо из трюма груз стянуть пытались – шуганула внешним спикером. На Элуни и Вольфлоде такого безобразия нет, - предположила Плюм (ее близость, явно, нервировала черного Гала – крылья голограммы Плюм, внешне кажущейся вполне осязаемой, свободно «входили» в спинку диванчика, на месте «контакта» оставляя световое пятно ошибки проекции).

- Да, нет. Стража у нас вся или с опытом, или из династий, - хмыкнул белый Вакали, - Сюда же с Вольфлода переезжали все, кто был недоволен тем, что цивилизация развернулась к просвещающим нас фениксам и принесенному ими пространству. А таких среди всякой стражи оказалось больше всего: у нас тут стражники и их семьи со всего Вольфлода и из всех возможных страж – даже из береговой и пожарной. Так что, нет, не плохие у нас стражники. Просто, я думаю, они сами за идеи этих сволочей: закрыть нас всех от всего космоса на Барклоде, раз на родном мире не получилось, и фапать в обе руки на какую-то избранность Создателями. «У нас, волков, особый путь. Недостойно уподобляться никчемным пернатым из чуждых миров.» Тьфу! Куры безголовые, а не волки!

- Это правда: все, кто против перемен, бежали к нам. Барклод же слабо связан с Вольфлодом – мы раньше даже корабли видели только во время сближения планет. А все остальное время, если не считать приходов Шелкового Пера, мы сами по себе. Теперь, конечно, когда вы появились, связь лучше. Но, все равно, мы отдельно: к нам даже газеты с Вольфлода доходят с задержкой в несколько месяцев, - задумчиво гавкнул Гал, судя по направлению взгляда, все еще пытаясь понять то, по каким же закономерностям взаимодействует с диванчиком голограмма Плюм, - У нас и расизма из-за этого полно, и порядки такие, какие полтора века назад на Вольфлоде были: в законах это, конечно же, не прописано, но, по факту, даже в трамвае черные и цветные волки ездят отдельно. В общем, у нас все через подхвостье.

- Ну, не все так плохо, Гал. Есть и островки нормальности. Вот, к примеру, наше, аэронавтов, сообщество: у нас ни расизма, ни ксенофобии, ни антипространственничества. Ну, по крайней мере, открыто. Так-то придурки тоже есть, но пасти свои держат закрытыми, - фыркнул белый. Впрочем, он тут же заметил недовольное выражение лица голограммы Плюм, - У нас не Вольфлод: у нас по-другому нельзя – не поймут. Или в морду бьешь, или твои слова всерьез не воспримут. Мы тут не просвещенные, как на Вольфлоде и лунах. Наоборот, у нас все как два века назад было: грубые волки с грубыми мыслями и грубыми манерами. Так что, госпожа корабль, если у вас есть какой-то способ выбраться в город (слышал про эти ваши аватары, но не особо представляю их возможности), то делайте это только в сопровождении местного самца. И вашему капитану зубы выбьют за то, что пустотник и не местный, и вас, сразу скажу, очень даже тронут, ибо не волчица.

- Избранники Создателей? – решила блеснуть эрудицией Плюм, явно заигрывая с черным.

- И эти тоже есть. Кого у нас только нет… - вместо Гала ответил белый Вакали, - В общем, сейчас лучше в город не соваться: хоть по названию и столица, но на деле как какой-нибудь очень заштатный городок посреди Черного Пояса – прицепятся уже потому, что не местный. А уж если цвет шерсти или, упаси Создатели, вид не тот… В общем, лучше не ходить наши достопримечательности смотреть. Да, и достопримечательностей-то: политехнический университет и памятник первопроходцам. Все остальное и внимания не заслуживает. А еще эта новость…

- Угу. После такого наплевательства стражи не то что расисты с сепаратистами до вас докопаются, а любой вуфник из подворотни, - согласно гавкнул черный, - Сами вот с Вакали сидели решали, что теперь делать: сейчас, после такой новости, и мне-то, черному, лицо начистить могут – а чего пилот? а чего не на лесопилке или полях, а в своем еропланке? Пока ничего умнее, чем пересидеть не выдумали – у нас до окончания нашей смены еще рейс к Голубой Лагуне и обратно. А если за это время ситуация не успокоится, то возьмем таксоэкипаж до моего дома (я в приличном черном районе живу), и там вдвоем переждем – соседи поймут, и гавкать насчет белого не будут.

- Да, ситуация поганая. Никогда сам в такое не попадал, но представить могу: доводилось бывать в традиционных районах, - наконец оторвавшись от чтения газетной статьи, подключился к беседе Ауф, - Ну, план хороший: набрать продуктов, и отсиживаться до тех пор, пока градоуправление страже под хвост не вставит, и они показательно вуфоту по углам не загонят. Мне тоже не рекомендуете в город ехать? Плюм-то в принципе не может: аватары все через тот же кабель управляются.

- Категорически. Тут сыскарем быть не нужно, чтобы понять, что вы оба не с Барклода – манеры у вас, офицер Ауф, слишком не наши, слишком не прямые, а госпожу Плюм так и вусмерть налисившийся вуфник с волчицей не спутает. А у нас тут вообще всех чужих не любят – зачастую можно отхватить от «честного волка» просто за то, что ты из другого поселения или, даже, другого района. Инопланетнику же втащат просто ради того, чтобы потом перед приятелями хвастаться, что «сопле приезжей в нюх прописал», - отрицательно покачал головой Вакали, - Просто, держитесь подальше от «простых волков». А еще лучше, оставайтесь тут, среди офицеров и остальной более-менее просвещенной публики: целее будете. Не стоят все эти «острые ощущения» и наши «красоты» того.

- Как-то все слишком черно. Не может такого быть, - скептически «фыркнула» на эти слова Плюм, - Да и нас с капитаном ваш космодром всегда сердечно принимает.

- А почему «черно»? У нас такие волки подобрались, что им-то, как раз, наши порядки очень даже светлыми и правильными кажутся: «предки так жили, и мы так жить будем – не надо нам этих ваших терпимости с новшествами», - ответил кораблю Гал, теперь уже успокоившийся по поводу того, что пальцы голограммы Плюм частично «исчезают» в диванчике, оставляя на его обивке небольшие пятна света (ошибка проекции), - Нет, они, наши сопланетники, не плохие. Просто, такие вот они: в целом, они вам благодарны за то, что возите товары и почту, и пока дела идут на нейтральной территории или если они вас пригласили, то будут приветливы и гостеприимны. Тут я ничего плохого сказать не могу: что есть, то есть. Но если сами придете на территорию, которую они считают своей, то вам втащат, и ничем плохим или несправедливым это не посчитают. Единственное, что защитить может – страх перед стражей: если тебя стража за дело скрутила, то это позорище. А позорища у нас не любят – лучше стерпеть или несправедливо пострадать, чем прослыть, что тебе стража сорок суток не просто так прописала. А после всей этой истории с тем, что стражники искать придурков не стали…

- Давайте сменим тему, - предложил Ауф, - Какие-нибудь другие, хорошие, новости за последнее время были? Что-нибудь из экзотики в космодромных лавках посоветовать можете?

- Тем более, что через два месяца установится гравитационный мост, и мы, вместе с остальными почтовыми птицами, снова будем у вас в рамках сезонной операции снабжения. Я, конечно, и так могу до вас доплыть. Но даже мне легче двигаться по гравитационному мосту, чем совершать прыжки, - похвасталась Плюм, и тут же выразила надежду, - Может, до тех пор у вас все утрясется, и Ауф сможет сходить в город?

- Может быть, - улыбнулся кораблю наконец-то таки пообвыкшийся с призрачной собеседницей Гал. А Вакали, задумчиво потерев подбородок, добавил, - Хм? Что-то типа туристического? У нас туристического нет (так как, туристов нет), но вот пояса со вшитыми сумками должны понравиться: их один местный шьет, и периодически привозит в аэропортную лавку – удобные, пользуются спросом (у нас у каждого пилота по такому). Когда время будет, загляните туда – может, понравится. Да, там много еще чего есть полезного ручной работы – уж точно, на Вольфлоде будет экзотикой посреди все фабричного.

Ауф в ответ согласно гавкнул, и продолжил разговор в том русле, чего там такого интересненького в лавке имеется. Плюм полностью поддержала своего капитана, видимо, тоже заинтересовавшись возможными сувенирами.


***


Экипаж «Плюм» отдыхал: до точки следующего прыжка были еще добрые три с половиной часа свободного плавания. Плюм руками своей аватары перебирала собственную коллекцию всякой всячины, набранную на посещенных планетах и лунах (сейчас в нее добавилась статуэтка белки из природного хрусталя, купленная Ауфом для корабля в портовой лавке космодрома Барклода). Ауф же, наблюдая за тем, как сидящая на его кровати аватара корабля возится со своей коллекцией, попивал только что разогретый протеиновый напиток (с известно какими препаратами: все-таки, система - это еще то мучение).

- Может, переделаем один из шкафчиков в витрину? Сможешь свою коллекцию составить, и так, через стекло, любоваться? – предложил Ауф.

- Нет, мне и так удобно. К тому же, трогать руками аватары это куда приятнее, чем просто смотреть. Да и они мне надоедят, если все время на виду будут, - отрицательно мотнула головой аватара Плюм, и продолжила, - Капитан, ты все еще собираешься в следующий рейс на Барклод выйти в город?

- Ну, в общем, да. Пока это единственная планетарная столица из тех, что мы с тобой посещали, но где я еще своими ногами не был, - утвердительно кивнул кораблю Ауф, отставляя кружку с протеином в сторону, - А что такое? Тебя что-то беспокоит?

- Да. Не уезжай в город, - помявшись, ответила Плюм, и весьма серьезно добавила, - Я после той беседы с пилотами попросила кое-кого почитать мне последние газеты (ты даже не представляешь то, какая отсталая на Барклоде сеть – там ничего, кроме пары официальных досок объявлений, нет!)… Нет, нет, нет! Я, просто, не хотела тебя беспокоить своими пустыми опасениями… В общем, кажется, они не пустые. В этом небольшом городке вечно что-то происходит на почве межрасовой ненависти или по признаку профессии: драки, нападения, публичные оскорбления… В общем, не ходи к этим волкам. Они – вуфники до мозга костей.

- Ну, может, уляжется… - легкомысленно хмыкнул Ауф.

- Не уляжется. У них, судя по тому, что я узнала из газет, все это в последний год идет по нарастающей, и скоро что-то произойдет. Что-то нехорошее, - нахмурилась аватара корабля, и потребовала, - Пообещай мне, что в следующую нашу стоянку на Барклоде ты за пределы космодрома не пойдешь.

- Обещаю. В следующую стоянку на Барклоде я буду сидеть на космодроме тише мыша, - изобразил рукой клятвенный жест Ауф: лучше с Плюм согласиться, чем она будет выдумывать себе всяческие ужасы.

Аватара корабля довольно кивнула своему капитану, и вернулась к сортировке собственной коллекции безделушек. А Ауф, просто, вычеркнул из списка дел одно: не очень-то в тот Золотой Лес и хотелось.


Глава 6


Настал тот самый день. Капитаны и главы космодромных бригад выстроились на посадочном поле (конференц-зал это сборище не вместил бы), по бокам от их строя стояли развернутые техниками временные конструкции с камерами и голографами (кораблям тоже нужно было присутствовать на совещании), а на недавно возведенную сцену поднималось реальное руководство космоперевозками Вольфлода.

- Приветствую, офицеры, корабли и бригадиры, - поприветствовал волков и стальных птиц инспектор Диж (за эти годы он поседел еще больше, но все еще держался бодро), - Вы все знаете то, зачем мы сегодня тут собрались. Так что, рассаживайтесь, и приступим к делу.

Капитаны и космодромные согласно гавкнули любимому многими инспектору, и заняли свои места на складных стульчиках. Корабли же, в знак уважения, высветили свои голограммы, тем показывая седому волку, что они собираются слушать, а не подслушивать. Инспектор Диж в ответ удовлетворенно кивнул собравшимся, и начал планерку.

Гравитационный мост между сблизившимися Вольфлодом и Барклодом, согласно наблюдениям службы пустотной навигации, установился, и был устойчив. Так что, операцию по сезонному снабжению колонии Барклод можно начинать. И в этот раз эта операция будет самой массовой в истории волчьей цивилизации: в ней оказывались задействованы все почтовые птицы всех весов, кроме четырех, оставленных на обслуживание колоний Элуни и Калуни, а также оба внутрисистемных корабля Барклода (Каменное Перо была временно освобождена от шахтерского оборудования и упряжи для рудных барж, и тоже стала внутрисистемным грузовиком). В общем, в организационном плане это было нечто беспрецедентное. А потому, все, и бригадиры, и капитаны, и корабли, слушали выступающих очень внимательно, задавали вопросы и получали ответы по существу. Планерка была долгой и насыщенной, и закончилась лишь через три с половиной часа, когда все спорные моменты были утрясены и планы согласованы. Волки разошлись усталыми, но удовлетворенными. Корабли же, не знающие истинной усталости и возбужденные предстоящим грандиозным делом, устроили свое собственное совещание в космодромной сети.


***


- Планетные, с прибытием! – в коммуникационном пространстве Плюм возникли образы Шелковой Пера и Каменной Пера. Внутрисистемники весело улыбались, передавая эфирное послание на всю стаю подплывающих по гравитационному мосту к Барклоду почтовых птиц – они прекрасно знали, что капитаны еще не подсоединены к своим стальным любовницам, а потому те ответить не могут. В общем, выходка вполне в духе внутрисистемников. Вот рейсеры, периодически заглядывающие в систему Небесного Волка, так себя вели редко, а настоящие межзвездники – никогда.

Плюм внутренне «фыркнула», и известила капитана о хулиганстве внутрисистемников (все равно, другие почтовые птицы разболтают). Тот особого внимание на эту выходку не обратил, и самой Плюм посоветовал не заморачиваться. В целом, остыв, Плюм с Ауфом согласилась: нечего эмоции переводить на точно таких же, только на планету не опускающихся. И перевела сенсоры на удаляющихся от планеты Шелковое Перо и Каменное Перо: будучи куда быстрее, они уже успели сделать рейс и разгрузиться, и теперь ложились на курс к пустотному порту Вольфлода. Плюм снова фыркнула, и предалась мечтам о том, как она когда-нибудь получит корпус настоящего межзвездного корабля, и будет плавать в иные системы.

До выхода на рейд планеты еще оставалось чуть более часа. И, хотя тяжелые внутрисистемные птицы должны были идти на посадку в первой волне (все-таки, они – самые плохие летуны в атмосфере из всей подплывающей к планете армады), но времени еще достаточно: Плюм пока не будет беспокоить капитана. Пусть Ауф спокойно доест свое органическое варево и без нервов подготовится к предстоящему соединению.


***


Приземление межпланетного флота прошло настолько гладко, что удивились сами капитаны и корабли: ни одной поломки, ни одной внештатной ситуации, ни одного промаха мимо посадочного стола. Ну, что сказать? Удача. Либо, пустотники и техники настолько перепугались предстоящего, и от того собрались, что не допустили ни одной обычной ошибки. С другой стороны, теперь им был отдан весь бетон столичного порта: барклодцы на все время операции снабжения закрыли полеты со столичного аэропорта и убрали аэропланы от лисьих происшествий подальше (из посторонних на бетоне взлетного поля теперь была только одна единственная инопланетная раптор Омега Двенадцать, прибывшая на Барклод за несколько дней до волчьего флота). Теперь кораблям предстояло разгрузиться и обслужиться, а их капитанам – отдохнуть. А потом – на Вольфлод, за новой партией груза.


***


Ауфа разбудил звук открывающегося замка. Почему? Волк приоткрыл один глаз: дверь в его офицерский номер тихо приоткрылась, и в комнату проскользнула волчья тень. Ауф подорвался со своего ложа.

- Лежи, - мощная рука тут же прижала голову Ауфа к подголовному валику.

- Черный? – раздался в темноте шепот второго волка, а Ауфа, будто волчонка, силой перевернули на грудь, и, заломив руки за спину, принялись вязать.

- Все равно, из птичьих подстилок. Можно и волком не считать, - фыркнул первый голос, и, словно куль, выволок Ауфа с постели, - Пшел, отродье!

Ауф оказался на ногах, и, получив чувствительный тычок в спину, потрусил туда, куда его направляли лапы неизвестных.


***


- Так, отродья. Слушай меня! – немолодой, но весьма внушительный и накачанный черный волк, стоящий на пригнанном сюда автопогрузчике, возвышался над согнанными на бетон ночного посадочного поля капитанами и космодромными волками, - Вы, полукровки лисьи, отдали наш мир, прекрасный Вольфлод, в когти этих поганых перьевых чужеродцев. Ладно, мы согласны: раз нынешние волки настолько залисились, что согласны заключать браки со всякими низшими белыми да серыми недоволками, то пусть и дальше варятся в этом своем «расовом супе» да с пернатыми чужаками лижутся – ваше, неполноценных, дело. Но здесь, в нашем новом доме, на Барклоде, все будет по-другому!

Вырванные посреди ночи из своих постелей (а кто и избитый) волки подавленно молчали. Что, видимо, вполне удовлетворило говоруна, освещенного парой направленных на автопогрузчик прожекторов, и он продолжил (а стоящие вокруг пленников черные качки с ало-белыми повязками и длинными ножами в руках раздали несколько затрещин – чтобы пленные лучше слушали).

- Отныне Барклод независим от вырожденцев, оставшихся на Вольфлоде. Мы будем строить наше собственное общество так, как нам завещали предки: волки для волков и ради волков – никаких лисьих сантиментов и двуличной «открытости», - прочистив горло, продолжил оратор, - А потому, вы, подстилки птичьи, будете пребывать в нашем плену… Да, в плену: мы не лицемеры, как вы привыкли, и называем вещи своими именами, а не мерзкими эвфемизмами вроде «в невольных гостях». Итак, вы будете у нас в плену до тех пор, пока Вольфлод не признает нашу независимость, и мы не научимся управлять вашими пустотными аэропланами…

- Но корабли - не аэропланы!.. – подал голос кто-то из пленников, и тут же получил рукояткой ножа в спину, - Ох!..

- Даже в такой ситуации хитрить пытаетесь, лисы не-пойми-чьей-крови, - с нескрываемым чувством превосходства усмехнулся оратор, - Ваши аэропланы останутся у нас: мы знаем то, на чем перевозятся воинов и ножи между планетами. И мы не собираемся отказываться от пустоты: пустота – будущее волков. Только, не в рабстве у пернатых чужаков, а в наших собственных лапах! Впрочем, вам, вырожденцам, не понять – вы уже давно растеряли и собственное достоинство, и чувство стаи. Но настанет время, и… Впрочем, это сейчас не важно.

Волки промолчали – они были слишком напуганы. Да и немудрено: почти для всех из них слова оратора звучали будто из далекого прошлого, а блеск длинных ножей и злорадные оскалы волков-с-повязками (среди которых оказалось немало и работников космодрома) лишали воли. Так что, немолодой оратор продолжил.

- Итак, снова. Вы – наши пленники. Ваши шкуры ценны нам только до тех пор, пока вы не доставляете проблем: не доставляйте их и выполняйте все наши приказы – вернетесь на Вольфлод целыми. Нет, значит, нет – выбросим в лес как полукровую падаль, которой вы и являетесь, - жестко выдал волк, и обвел пленников глазами, - Всем все ясно? Вопросы есть?

- Но что будет с кораблями? Они не аэропланы! Они как мы! Только стальные, - подал голос тот же волк, что недавно получил рукоятью ножа в спину.

- Вот, смотрите, братья! Это и есть то вырождение, о котором многие уже стали забывать за годы жизни вдали от Вольфлода! Эта пародия на волка, ведь, не лжет: он, действительно, думает, что промышленная машина – его родственник! – оратор торжественно простер руку к задавшему вопрос, - Нет! Не бейте его. Это бесполезно: он уже даже не волк. Просто, оставим его, братья, доживать его век в том ничтожестве, что он есть – нам его не спасти. Да, и не нужно.

Волки-с-повязками в ответ загомонили, выражая свое отвращение к тому, на кого указывал оратор. Но бить того не стали (хотя, один и замахнулся было, но потом опустил руку).

- Еще вопросы, выродки? – снова задал вопрос оратор. Впрочем, его тон был таков, что было понятно: никаких новых вопросов он слышать не хочет.

Волки, приободренные было примером товарища, загомонили, пытаясь прояснить ситуацию. Но оратор, нахмурившись и дернув ушами, взмахнул рукой, и многие из пленников получили весьма болезненные тычки рукоятями ножей в спины. После чего все невольное собрание, напуганное и ошеломленное, замолчало. Оратор довольно кивнул подельникам.

- Итак, вопросов больше нет. Хорошо, - подвел он черту полуночному собранию, - Братья, отведите выродков обратно в их притон. У нас еще очень много настоящей работы.

Ауфа дернули за связанные за спиной руки, явно намереваясь куда-то увести. Волк обреченно подчинился: А что он мог против этих мордоворотов-в-лентах и с боевыми ножами?


***


К огромному удивления Ауфа, похитители отвели его обратно в офицерский корпус и, даже, обратно в его номер. Правда, на дверях номера, с их внешней стороны, теперь красовался массивный свежесмонтированный засов, а парочка космодромных рабочих (тоже с двуцветными повязками напавших), только что закончивших его установку, злорадно ухмыльнулись в лицо пустотнику.

- Сиди, и не скребись, отродье. Пожрать утром дадим, - как это ни странно, но ни бить, ни как-то еще дополнительно издеваться мордовороты над Ауфом не стали.

- Я могу поговорить со своим кораблем. Все-таки, она волнуется, - растирая затекшие запястья, попытался обратиться к повязочникам Ауф, - Или, хотя бы, передайте ей записку? Будьте волками…

- Ты – не волк, - один из волков-захватчиков взглянул на Ауфа как на насекомое, а второй возмущенно фыркнул, - Скажи «спасибо», что Магистр считает вас, животных, достойными жалости. Как по мне, кастрировать вас всех, выродков, чтоб приплода не было, и всех делов.

- Понятно, - разочарованно кивнул Ауф, но попытался еще раз, - А, все-таки, не передадите Плюм записку?..

- Нет, извращенец! – оскорбленно отрезал первый мордоворот (и в чувствах занес руку для удара), а второй возмущенно воскликнул, - Да что вы за выродки такие?!! Железному аэроплану записку, будто это волчица!!!

Ауф отшатнулся, оказавшись снова внутри своего номера. Волки-захватчики же, явно горящие праведным гневом, с чувством саданули дверью о косяк, и, от всей глубины души ругая «деградантов» и «выродков», заперли ее на свежеприобретенный засов. Ауф остался в одиночестве.


***


Остаток ночи Ауф провел без сна, обдумывая произошедшее. Но утро облегчения не принесло: его из заключения не выпустили – пищу принесли в номер, и тут же снова заперли дверь, дав на завтрак полчаса (ну, хорошо хоть, что санузел в номере был свой – странное, кстати, роскошество для барклодского космодрома). Поев и вернув пустую посуду явившемуся через означенные полчаса волку-с-повязкой, Ауф принялся обдумывать сложившееся положение. Получался какой-то сюрреализм: кучка идиотов захватила космодром планеты. Причем, проделала это тогда, когда почти весь космический флот был как раз на этом самом космодроме – волчья цивилизация, в общем, оказывалась почти без собственного пустотного флота, почти в докосмической эпохе. Так что, либо в течении пары ближайших дней стража Барклода разгонит этих придурков-с-повязками, либо… В памяти у Ауфа всплыло прошлое посещение планеты и разговор с парой пилотов. Впрочем, волк тут же выбросил эти мысли из головы: он не верит в то, что все может быть так плохо! Но, независимо от его веры, день прошел без происшествий: пустотника еще дважды покормили, в просьбе передать весточку Плюм снова отказали, и все – никаких больше движений, никаких известий. Ауф этим вуфникам повязочным был зачем-то нужен, но, то ли не сейчас, то ли, просто, самим фактом своего существования – не услугами, которые можно стребовать с пустотного офицера. В общем, в конце дня волку ничего иного не оставалось, кроме как все в том же состоянии полной неопределенности отправиться ко сну.


***


Ауфа разбудил звук рушащегося здания. Волк тут же подскочил с постели, пытаясь разглядеть в полуночном мраке то, что теперь тут происходит, и понять хоть что-то. В верхней части внешней стены (у которой стоял письменный стол), начисто разнеся недавно установленную захватчиками решетку и оконное стекло, торчал огромный металлический коготь, предназначенный цепляться за неподатливые шкуры пустотных монстров, и с огромной осторожностью крошил кирпич стены. Впрочем, не смотря на всю видимую аккуратность его действий, крошка от кладки в два с половиной кирпича толщиной весело летела во все стороны, и вскоре от внешней стены осталась лишь неровная брешь. В которой тут же появился блестящий круг главного корабельного сенсора.

- Есть кто живой? – голос раздавшийся из спикера Ауф ни с чем спутать не мог: Омега Двенадцать, Ирена и Алая Дельфин!

Волк тут же включил свет в комнате, и замахал кораблю рукой, дабы та поняла, что номер не пуст.

- Кто? – коротко спросила раптор.

- Офицер Ауф Варге, капитан дальней почтовой птицы Плюм, - немедленно представился Ауф, и тут же поинтересовался, - Уважаемая корабль, что тут творится?

- Сама хотела бы знать. Затем и раскопала это здание: думала, что тут кто-то о чем-то знает. Или, хотя бы, обратят внимание на хулиганящий корабль, и пришлют чиновника со мной разбираться, - недовольно проворчала Омега Двенадцать, отходя от пролома, и позволяя Ауфу наконец-таки покинуть его заключение, - В сети бздура какая-то: все сервисы космодрома, кроме связи между кораблями, отключены. Сервисы столицы тоже лежат, кроме доски объявлений правительства планеты. А на ней тоже какая-то бздура про новую эру и «возвращение к праведным путям предков». На мои запросы никто из двуногих не отвечает, а техники, вообще, куда-то исчезли: пришлось без них, одними своими собственными манекенами, от систем порта отсоединяться.

- Космодром захватили радикалы, - выдохнул Ауф, через пролом вылезая в темноту летней ночи, и оказываясь перед парой мощных стальных ног, уходящих высоко вверх, в темный силуэт гигантской птицы, - Они взяли в плен пустотников и лояльную часть космодромных волков. Их главный рассказывал о том, что они объявляют Барклод независимой планетой, и будут держать и нас, и корабли в заложниках, пока идут переговоры с Вольфлодом.

- Таак… Революционеры, пердол их под огон! То есть, теперь мои разрешения на исследования – бумажка с печатью! Да еще и меня решили в свои гульбища мохнатые включить!.. – зло прошипела корабль. И властно распорядилась, - Капитан Варге, я вас помню. Так что, ищите средство передвижения, и мы двинемся к вашей кораблю: мы вместе сбежим с планеты, и известим о случившимся власти Вольфлода. Теперь эти идиотские игрища касаются лично меня и моих дел. А потому, я не спущу каким-то местечковым курвам ни это оскорбление, ни попытку сорвать мои планы! И не бойтесь: я вас защищу. Поверьте, боевой корабль может быть опасен и на поверхности планеты, кто бы что там ни думал.

Ауф согласно гавкнул собеседнице, и бегом двинулся к виднеющейся невдалеке паре легких автоэкипажей (глаза волка уже привыкли к темноте, и теперь он прекрасно различал все вокруг себя). Корабль зашагала рядом, при каждом своем длинном шаге металлически клацая по бетону когтями своих многотонных ног. Это нервировало (обычно, при движении корабля по поверхности Ауф находился внутри нее). Впрочем, волк не мог не отметить потрясающую грацию чужестранного раптора, которую на поверхности никогда не демонстрировали почтовые птицы Феникса и Дака.

- Какого лиса?! Выродок, стой! – конус света из раскрывшейся настежь двери осветил Ауфа уже у самого автоэкипажа.

- Дверь закрыл, щенок! – ловко перешагнув через Ауфа, между ним и высыпавшими из открывшейся двери волками оказалась Омега Двенадцать. Даже в ночи двенадцатиметровая корабль внушала.

Повязочные вуфники от неожиданности дружно выдохнули. Но через мгновение один из них заорал, - Это всего лишь аэроплан! Наверное, еще кто-то из этих выродков сбежал!

- Аэроплан – не аэроплан, а я вас, мелкоту белковую, запросто по бетону размажу! – молниеносно ударила когтистой лапой-шасси Омега Двенадцать, оставляя в бетоне три внушительные борозды, - Кто только сунется – прибью!

На этом Ауф заскочил в автоэкипаж, и, заняв место водителя, нажал кнопку стартера (по счастью, автоэкипажи местного космодрома не защищались комплектами ключей). Машина затарахтела, и двинулась с места. Корабль же повернула на звук голову, и в один длинный шаг оказалась рядом с автоэкипажем (ее подвижность на поверхности, поистине, была чудесна).

- Гони! – скомандовала Омега Двенадцать, вполоборота возвышаясь над автоэкипажем и, одновременно, подсвечивая головным прожектором медленно расползающихся от открытой двери волков-захватчиков, - А вы, если за нами сунетесь, в мокрое место превратитесь!

На этом корабль еще раз многозначительно ударила стальной лапой по бетонному полю космодрома. Ауф не был уверен, что корабль не блефует (он никогда не слышал ни о чем подобном), но увенчанные металлическими когтями многотонные ноги-шасси пустотного корабля производили впечатление. А на не знакомых с космическими кораблями вуфников – тем более: они тут же разбежались по теням и подсобным выступам основного здания. Ауф же вжал педаль сцепления в пол, и повел автоэкипаж по ночному космодрому к тому посадочному столу, что, как он помнил, занимала его Плюм. Рядом с ним уверенно шагала Омега Двенадать. Впрочем, когда беглецы добрались до самого посадочного поля, она подотстала – корабль, видимо, не хотела случайно задеть находящихся на обслуживании и под разгрузкой сородичей. Те же провожали их удивленными взглядами (кто бы что ни говорил, но главные сенсоры почтовых птиц умеют выражать эмоции – опытные пустотники их различают). Впрочем, не будь Ауф в той ситуации, в какой он оказался, то и сам бы удивился: посреди ночи между посадочными столами изо всех сил гонит одинокий автоэкипаж, а за ним деловито шагает инопланетная раптор.


***


- Пушинка, как ты? – выскочив из автоэкипажа, тут же окликнул свою корабль Ауф.

- Капитан! Где ты был?! Что происходит?! Меня недоразгрузили и не окончили обслуживание! И со вчерашнего дня ни ко мне, ни к другим кораблям не подходил ни один двуногий! И мы не можем связаться с нашими офицерами – на точках связи их весь день нет, а те волки, что там появляются, с нами не разговаривают! Ауф, что происходит?! – радостно-испуганно воскликнула Плюм, наводя свои основные сенсоры на своего капитана.

- Мы уносим наши хвосты на орбиту! А потом – разберемся, - вместо Ауфа ответила сородичу шагающая за автоэкипажем волка Омега Двенадцать, и, обернувшись, воскликнула, - Они, что, совсем дебилы?! Я же понятным языком им сказала, что размажу курв, если за нами полезут! Так, капитан Варге, готовьте вашу корабль к полету. Пани Плюм, как только вы будете готовы к старту, взлетайте. Я последую за вами. На счет меня не беспокойтесь: я – боевой корабль, и могу и за себя постоять, и вас не потеряю (у меня сенсоры куда лучше, чем у почтовых птиц).

Ауф обернулся, и увидел маячащий за силуэтом Омеги Двенадцать свет трех фар – за ними гнались. Так что, волк не стал терять времени даром, и бросился к своей кораблю. Ему предстояло отсоединить ее от систем космодрома и задраить все открытые технические люки. В общем, работка пустотному офицеру предстояла немалая: теорию-то он прекрасно знал, но вот практики… Да и ночь работу вовсе не облегчала.

- Проверка узлов и литаний напевы. Обряд подготовки почти завершен, - от отсоединения кабеля внутрикосмодромной связи Ауфа отвлек голос Омеги Двенадцать: напряженный и угрожающий. Волк обернулся, и увидел в свете фар приближающихся автоэкипажей то, как раптор Дальних Миров припала к земле (насколько на это способна пустотная корабль, возвышающаяся над поверхностью планеты на добрые двенадцать метров) и расправила крылья. Эта картина выглядела весьма агрессивно, - Команда дана на запуск системы. Колосс разрушенья от сна пробужден.

Водители автоэкипажей, чьи фары высвечивали в ночи пустотный корабль будто фантастического хищника из древних сказок, тоже оценили этот вид, и разъехались в стороны, остановив свои транспорты на почтительном расстоянии от стартового стола Плюм.

- Мерцают контрольные руны во мраке. Как сердцебиение реактора гул, - угрозы в голосе Омеги Двенадцать существенно добавилось, а сама корабль сделала полшага в сторону среднего из автоэкипажей, из которого уже высыпала шестерка волков-с-повязками, - Титан оживает, готовый к атаке. Чтоб в грохоте битвы весь мир утонул.

Ауф задраил люки коннекторов связи и энергосистемы, и перешел к «биологическому» шлангу. Плюм же в это время наблюдала за происходящим вокруг нее боясь пошевелиться. А наблюдать было за чем: повязочные вуфники движений раптора напугались, но, все-таки, не настолько, чтобы отступить, и каждая их трех их группок принялись совещаться внутри себя. Раптор же, явно недовольная происходящим, предприняла новые, совершенно неожиданные, действия.

- В пыль будет враг сокрушен! Разорван и смят! В прах обращен! – пронзительно вскрикнув, Омега Двенадцать прыгнула (как такое, вообще, возможно для космического корабля?!), и приземлилась своими гигантскими металлическими лапами аккурат на средний из автоэкипажей, - Предателей и ксеносов дни сочтены! Нет преград для Бога Войны!

Металл планетарной машины жалобно взвизгнул, и разлетелся лоскутами, расплющенный и разорванный под титаническим весом корабля. А высеченные когтями Омеги искры подожгли расплескавшийся из лопнувшего бака спирт. Корабль шагнула к другому автоэкипажу в ореоле синего пламени, объявшем ее лапы.

- Укрытый мерцаньем пустотных щитов. Неся воздаяние ордам врагов, - мрачно произнесла корабль, занося ногу над несчастной колесной машиной, - Идет, сотрясая земную твердь. Имперский Титан – шагающая смерть.

Нога опустилась, прыская в стороны отлетевшими колесами, раздавленным стеклом и новой волной голубого пламени. Волки же, оказавшиеся рядом, тонко взвизгнули, словно волчата, получившие прутом поверх хвостов, и задали стрекоча кто-куда глядел. Остальных же повязочников от увиденного на время поразил паралич. Ауф тоже на миг застыл, хотя ему нужно было отсоединять масляный шланг и задраивать технический люк смазкоприемника.

- Земля содрогнется под поступью рока. И пепел покроет сражений поля, - торжественно пропела Омега Двенадцать, нанося совершенно неожиданный удар согнутым крылом по третьему автоэкипажу, тем рассекая его надвое, - Грядет аватар Машинного Бога. Врагам Омниссии погибель неся.

На этом в паническое бегство ударились уже все вуфники, визжа что-то нечленораздельное. Омега же довольно «фыркнула», и прокричала им вслед следующий куплет своей странной и пугающей песни, - Врага не спасут крепостей бастионы! Во вспышке забвенья сгорят города! Пред гневом Титана падут легионы! Останется только лишь прах и зола!

Ауф задраил последний технический люк, и соскользнул по трапу обслуживания обратно на металл стартового стола. После чего побежал к открытому главному грузовому люку Плюм, по пути проорав Омега, - Будем готовы подняться через пару минут!

Та еще более довольно чирикнула, и, подойдя к рассеченному ею же автоэкипажу, шваркнула по нему лапой, заставив несчастную машину загореться. Раптору, явно, нравился огонь.

Ауф же оказался внутри своей Плюм. Под ее обеспокоенную воркотню быстро проскочил трюм, оказался в отсеке экипажа, и влетел на мостик. Где незамедлительно занял капитанское ложе, позволив Плюм зафиксировать его, и тут же испытал боль в собственных проколотых кораблем яичках – Плюм тоже торопилась, понимая напряженность момента. После чего Ауф провалился в сознание корабля (со степенью слияния она его тоже щадить не стала, и сразу же перевела на максимальный, третий, уровень), и, не понимая того, где он, а где Плюм, осознал, что корабль взлетела. Ауф облегченно «выдохнул», и принялся разбираться в том, где и что, собственно, он.


***


Завершив отчитываться и подтвердив получение приказа на возвращение в порт для подробного доклада, экипаж «Плюм» завершил сеанс эфирной связи с Шелковой Пером (для устойчивой связи непосредственно со станцией на такой дистанции гелиоглифы Плюм были, все-таки, слабоваты – чай, не полноценная внутрисистемник с какими хочешь объемами на оборудование и энергосистему), и установил эфирный контакт с Омегой Двенадцать, плывшей на рейде Барклода тут же, рядышком с Плюм.

- Нам дано распоряжение плыть в космический порт для подробного отчета о случившемся. Наши чиновники обеспокоены задержкой флота, но в наши с Плюм слова пока поверить не могут, - проинформировал иномировую раптора Ауф, - Какие у вас планы, уважаемая Омега Двенадцать? Нам взять вас на буксир?

- Нет, не нужно. В ближайшее время я не собираюсь покидать орбиту планеты. Да и была бы необходимость, то я могу путешествовать по системе самостоятельно: я – весьма продвинутый раптор, - отрицательно мотнула головой своего образа Омега Двенадцать, и добавила, - Я связалась со своим кораблем-патроном, доложила ей о произошедшем, и в течении суток она будет здесь. Это происшествие срывает наши планы. Так что, Алая Дельфин решила разобраться во всем сама. Я буду ожидать ее на орбите. А вам: счастливого пути! И, удачи. Мне ситуация на вашей планете вовсе не кажется простой.

- Вам тоже удачи, уважаемая раптор, - попрощался с Омегой Двенадцать Ауф.

- Нескучного ожидания. И удачи, - тоже попрощалась с сородичем Плюм, и завершила сеанс связи.

- «Я сама рассчитаю курс. А ты пока отсоединяйся и отдыхай – тебе, капитан, досталось,» - заботливо подумала к Ауфу Плюм, и тут же приступила к щадящему снижению степени слияния со своим капитанов.

Ауф «вздохнул»: на самом деле, проблемы у корабля и волка были еще только впереди – то, что случилось на Барклоде, будет иметь тяжелые и далеко идущие последствия. Но, с другой стороны, в лапах вуфников-с-повязками остались его с Плюм товарищи – экипаж «Плюм» должен сделать все, чтобы вытащить их из этой лисьей норы! И он это сделает.


Эпилог


Система звезды Феникс, планета Феникс, Дворец Собраний, один из залов-балконов, нависающих над садом Дворца Собраний.


- Итак, снова, что произошло на планете Барклод? – старшая судья (изумрудного пера феникс) все еще не могла поверить в услышанное.

- Круизер Алая Дельфин высадила свой двуногий экипаж и манекены, и атаковала сначала собрание глав бунтовщиков против возвышенной нами цивилизации волков, а потом совершила атаку против захваченного сепаратистами космодрома, освободив плененных там офицеров, лояльных барклодцев и корабли. После чего эвакуировала всех освобожденных на рейд планеты, предоставив саму себя для размещения двуногих и снабжения почтовых птиц, - снова повторила свои слова круизер Шанти, представленная в этой небольшой компании в виде голограммы своего образа, - И вы, старшая Клад, сами прекрасно знаете, что Алая Дельфин – не та, за кого себя выдает. И то, что ее двуногий экипаж, на самом деле, никакой не экипаж, а те же манекены. Но выполненные на недостижимом не только для нас, но и для самых продвинутых держав Дальних Миров уровне. Я могу ожидать от этих машин всего, чего угодно, а не только победы в десантном бою против не ждущих нападения пиратов.

- Да, да, старшая Янтарная Лебедь, я помню, что Алая Дельфин – корабль Создателей, и ее возможности и мысли для нас непостижимы. Просто, все произошедшее никак не хочет укладываться в моей голове, - расстроенно покачала головой старшая судья.

- А что по этому поводу нам может сказать выживший Тио? Он, хоть и изменен и связан своими клятвами, но тоже Создатель, - перехватила слово адмирал охотничьего флота Единства Фениксов.

- Я могу сказать, что моя сородич столкнулась с чем-то, что в один момент нанесло ей значительный эмоциональный удар, и она перестала действовать взвешенно, - осторожно ответил на заданный вопрос черно-белый феникс-самец (что, мужской пол, для этого народа было редчайшей редкостью), - Я подозреваю, что именно это было, и что, на самом деле, она неправильно интерпретировала узнанное, приняв увиденное за гораздо более худшее, чем оно есть на самом деле, и с чем мириться Алая Дельфин уже не могла. На это указывает прямой характер ее действий: если бы она не поддалась эмоциям, то действовала бы не сразу и в совершенно другой манере, без лишнего физического насилия, но с широким привлечением насилия ментального, направленного на переубеждение аборигенов и дискредитацию испугавших ее идей.

- Я имела ввиду несколько иное, выживший Тио, - устало приложила руку к лицу адмирал, - Ваша сородич в одиночку напала на планету, и, располагая лишь манекенами, перебила более тридцати волков из числа мятежников, включая их глав. Даже если отбросить всю ужасность и нефурряшность устроенной ею резни, это пугающая эффективность. Стоит ли нам опасаться Алую Дельфин и прочих ваших сородичей?

- Стоит. Создатели – существа опасные. Даже, если сами этого не осознают и зла другим не желают. Но испытывать страх перед ними нет смысла: поверьте, Человечество уже давно пережило те времена, когда желало с кем-то расправляться. А уж это оно умеет прекрасно, истребив за время своего раннего становления не один десяток биологических видов, - черно-белый самец задумчиво склонил голову, - Что же касается Алой Дельфин, то, увы для нас, Единства Фениксов, произошедшее на Барклоде будет стоить значительных дополнительных издержек: эта круизер теперь исчезнет из пространства на существенный срок, вместе со всей своей торговлей. Люди, если настроились убивать, смертельно опасны, но у них нет ни охотничьего инстинкта, ни других врожденных механизмов, защищающих (или сдерживающих) их самих от убийства других разумных. Так что, совершенное должно было стать для Ирены страшным ударом, и теперь она, наверняка, будет проходить длительный курс терапии, восстанавливая свою психику.

- Итак, у волков произошел кризис, чуть не стоивший им экономики, который, к тому же, они все еще не разрешили окончательно: как я поняла из отчетов, Барклод – это пристанище всех самых замшелых, традиционных и ксенофобских элементов их общества, и повторение произошедшего не исключают сами бесперые. Плюс, мы на неопределенное время теряем значительный источник первоклассных корабельных агрегатов – верфям придется снизить темп строительства и перестройки кораблей. К тому же, тайна Алой Дельфин может быть раскрыта посторонними, что, вы все сами понимаете, грозит еще одним крупным кризисом, - сухо резюмировала все ранее сказанное в этой комнате императрица, - Вы согласны со мной?

- Не во всем, старшая Чейн, - покачала головой голограмма корабля по имени Шанти, - Я переговорила с пустотниками, что были взяты в плен сепаратистами Барклода: и корабли, и двуногие ничего толком не разобрали и, в общем-то, никакого внятного мнения о произошедшем в ту ночь не имеют. Единственный же экипаж, «Плюм», что смог составить и придерживается собственного мнения о случившемся на планете, в ночь штурма находился на пути к порту Вольфлода. И с их точки зрения, Алая Дельфин, Ирена и Омега Двенадцать – три разных, хоть и очень близких друг другу, корабля и фурри. Они не догадываются ни о том, что это одно и то же лицо, ни о ее истинной природе. Все же странности Алой Дельфин «Плюм» списывают на ее происхождение из Дальних Миров, сангвинарную природу корабля и ее принадлежность к Церкви Машины. О подложности Церкви Машины, насколько я смогла понять, они тоже не догадываются. Так что, я считаю, что опасность раскрытия тайны Создательницы несущественна.

- Спасибо вам, старшая Янтарная Лебедь, - поблагодарила корабль Шанти императрица, и перешла к следующему вопросу, сегодня собравшему в этой комнате небольшую компанию властных фениксов (и корабль), - Прежде чем состоится внеочередное заседание Совета Кланов, посвященное этому кризису, мы должны выработать нашу общую стратегию. Думаю, уж это возражений не встретит: наши аргументы должны быть убедительны, не требуя разглашения тайны круизера Алый Дельфин.

- Мы не должны вмешиваться в дела волков. Нам следует выразит глубочайшую озабоченность их бедой, и предложить Вольфлоду товарную помощь. Не более, - кивнула императрице старшая судья, - В противном случае, бесперые могут посчитать, что мы вмешиваемся в их внутренние дела. И, я думаю, большинство в Совете эту точку зрения разделяет и без наших слов. Для более агрессивно настроенных, мое мнение, следует напомнить, что восстали именно ксенофобы, и одним из главных их требований было как раз невмешательство инопланетян в дела волков.

- Планета Барклод расположена неудобно, а пустотный флот Вольфлода представлен, преимущественно, почтовыми птицами – сообщение между планетами откровенно недостаточное. Вольфлод не сможет контролировать эту свою колонию, - перьевой хохолок на голове адмирала приподнялся, - Им еще повезло, что их система из тех, что нелюбимы монстрами пустоты, а навигационная обстановка почти всегда стабильна.

- А им нужно контролировать Барклод? Они, по-моему, не пытаются это делать и с другими своими колониями, лунами Элуни и Калуни, строя что-то вроде конфедерации, - не по-фенксову скрипнув и склонив голову, хитро прищурился на адмирала черно-белый самец, - Как по мне, достаточно показать то, что мы уважаем выбор волков. Ксенофобию на Барклоде это не искоренит, но сделает ее не столь актуальной: «Да, чужаков мы не любим. Но они – где-то там. Им плевать на нас – нам плевать на них. А реальные наши дела – с сородичами с Вольфлода.»

- Выживший Тио, вы предлагаете отдать всю тяжесть улаживания кризиса самим волкам? Вы не считаете это опасным? – усомнилась адмирал.

- Считаю. Но опасным не для нас: мы отойдем на третий план, и все настоящие дрязги будут идти между Барклодом и Вольфлодом. Смогут они договориться? Хорошо. Не смогут? Ну, нас это не коснется, - пожал плечами черно-белый, - Материальная помощь с нашей стороны – да. Но никакого иного вмешательства, кроме поставки товаров. Так как, даже искреннюю помощь, но из рук чужаков, ксенофобы воспримут как оскорбление. Ящики же с полезностями перьев не имеют, и злости не вызовут. Наоборот, со временем эмблемы наших поставок начнут восприниматься с, даже, некоторой теплотой. Просто, нужно терпение и не мозолить волкам глаза – тогда, с течением времени, радикалы сами выставят себя идиотами, трубящими о несуществующей опасности и заставляющими добрых фурри отказываться от понятных любому благ ради не понятной никому, кроме самих ксенофобов, цели.

- Консорт, с вами дело иметь ничуть не легче, чем с Алой Дельфин или Яной, - недовольно «фыркнула» голограмма корабля Шанти, - Беда в том, что после всего проведенного с ними времени я начинаю вас понимать: план подлый, но мне нравится.

- Я имела ввиду примерно это же. Так что, поддерживаю, - согласилась со сказанным верховная судья.

- Какие же бессовестные схемы мы опять оговариваем с тобой, Чейн, - вздохнув, кивнула императрице адмирал, - Я присоединяюсь. Все равно, никаких дельных идей у самой нет.

- Кто-то может предложить что-то взамен этого плана? – императрица и верховная судья обвели взглядом остальных собравшихся.

- Нет, старшие, - сделала крылом знак отрицания кронпринцесса, и кивнула в сторону фениксов, сидящих по ее правое крыло, - Думаю, я говорю за всех нас: мы согласны с планом консорта и старшей Клад. Было бы очень нежелательно, чтобы часть третьей космическая цивилизация в нашем секторе ополчилась против нас и Дака.

- Тогда, это наш путь действий. На заседании Совета Кланов придерживаемся позиции минимального вмешательства в дела волков, и напоминаем членам совета о том, что важной причиной произошедшего кризиса является столкновение традиционной ксенофобии части бесперых с реалиями изменившегося мира, - снова обведя всех собравшихся взглядом, подвела черту императрица, и поднялась со своего места, - На этом объявляю наше собрание завершенным.

- Стойте! Еще одно, - адмирал, тоже поднявшись, вскинула руку в останавливающем жесте, - Выживший Тио, как ваша сородич смогла так быстро собрать сведения о происходящем на Барклоде и о том, где собирались главы мятежников?

- Думаю, она воспользовалась телеграфными линиями. Старшая Хви, с нашей, Создателей, точки зрения, среди фурри царит совершеннейшее простодушие в плане безопасности: о многих, совершенно банальных для Человечества, повседневных вещах я вам даже рассказать не смогу без прочтения огромнейшей разъясняющей лекции, так как подобных практик в жизни фурри нет и никогда не было, - покачал головой черно-белый феникс по имени Тио, - Если вкратце, то есть множество способов для третьей стороны получать телеграфные сообщение без уведомления кого бы то ни было из работников и пользователей телеграфа. А ежедневно телеграфируется гораздо больше важных и полезных третьей стороне сведений, чем кажется подавляющему большинству фениксов – нужны лишь доступ к ним, достаточные вычислительные мощности и правильные методики обработки информации. И у Алой Дельфин, уверяю, все это было: думаю, она оказалась посвящена в планы бунтовщиков спустя часы после прибытия на рейд Барклода. И, к сожалению, к тому времени экипаж «Плюм» уже находился в пути к порту, и Алая Дельфин не стала его беспокоить, дабы посоветоваться по поводу полученных сведений. А далее… А далее она сделала на их основе те выводы, которые бы сделал Создатель, а не фурри. Отсюда имеем то, что имеем: она вообразила себе совершенно ужасную картину, и решила покончить с напастью раньше, чем она разрастется до настоящей беды. А уж что-что, а «радикально решать проблемы» Создатели умеют, походу создавая еще большие беды. Поэтому я всегда и настаивал на том, чтобы Алая Дельфин никогда не оставалась без присмотра.

- Теперь с вами сложно спорить, выживший, - криво усмехнулась адмирал, крылом совершая жест прощания, - Ну, что же, я прощаюсь. Когда мы встретимся снова?

- Сразу после окончания заседания Совета Кланов. Ожидайте нас, участвующих в заседании, в малой прининговой. И попытайтесь занять ее так, чтобы это не выглядело подозрительно – любопытных ушей на внеочередном заседании и так будет в избытке, - чирикнула императрица, и направилась к выходу из зала-балкона.

Остальные фениксы последовали ее примеру, а корабль Шанти прервала связь с гелиоглифическим блоком Дворца Собраний.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Другие рассказы в серии
Похожие рассказы: ----- «Забавы на горном склоне», Zerink «Новая жизнь Киррена», Алексей Ковтунов «Ранд - 1»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Выделенный текст:
Сообщение: