Anna-Semirol
«Сказки лиски и медведика-2»
Скачать
#NO YIFF #сказка

Сказка про рыбу для особенного дня

Anna-Semirol


Лиска сидела на крышке мусорного бачка и смотрела, как холодный ветер гонит по асфальтовому морю белые волны. Сухие волны на сухом море – это тоже здорово на самом деле. Жаль, люди думают иначе. Они ездят на машинах, не зная даже, что на самом деле плавают на лодках по сухому морю. И каждый – моряк.

Волны с тихим шуршанием несли фантиковые водоросли и забегали в гроты из пустых пластиковых стаканчиков. Лиска сидела, пристально вглядываясь в сухое море, и ждала рыбу. Где-то она слышала, что завтра – особенный день и надо делать что-то особенное. Лиска хотела наловить своему медведику особенной рыбы. Обычную-то ей давали в магазине знакомые продавцы, когда лиска разрешала потрогать своё единственное крылышко или погладить уши, но на особенный день обычная рыба не годилась. Рыба, которую выслеживала наша лиска, называлась сухарики. Те же пескарики, только живут в сухом море. Они костлявые снаружи, но вкусные внутри. Наверное. Лиска так полагала, охотясь.

Сухарики обкусывали фантик из-под твикса и тихонько разговаривали. Ушей у сухариковых рыб не было, потому они сами себя не слышали и думали, что как и все рыбы, говорить не умеют. Болтают себе – ну, так и попадаются. Хотя занятые собой люди чаще всего принимают голоса сухариков за что-то ещё.

Так вот. Сухариковые рыбы говорили, что видят лисьи уши, торчащие над краем мусорного бачка. Что на ушах скопился снег. Что уши шевелятся, и наверное, это лиска. Лиска одновременно старалась не шевелить ушами и стряхивать снег, но получалось рыбам на смех. Она уже начала подумывать о том, где бы купить клей БФ и приклеить мешающие охотиться глупые уши к не намного умной голове, чтобы рыбы обманулись и вылезли из фантиковых зарослей. Тогда можно на них радостно напрыгнуть и наловить. Но клея БФ не было, уши не слушались лиску и выражали лишь голод и то, что они замёрзли.

Рыбы хихикали всё громче. Лиска обиделась, слезла с бачка. Сухое море тоже обиделось, потому что неосторожная лиска на него наступила, и принялось морозить лисьи лапы. Повизгивая, лиска понеслась домой, прижимая единственным крылом к тощенькой спинке пакет с сырными шариками и мечтая о тёплых красных носках. Сырные шарики планировались на ужин, но медведику всё равно нужно было рыбы. И особенной рыбы. А шарики хоть и сырные, но вовсе не рыба и совершенно не особенные.

На ужин лиска пожарила неособенную картошку с принесёнными медведиком из ближайшего магазина вкусными котлетами. Медведик заметил, что лискины уши грустные, и спросил о причине. Лиска решила не говорить про особенных рыб и протянула ему покусанные сухим морем лапы. Тут же из шкафа были извлечены красные вязаные носочки, лиску положили на колени и полечили лапки дыханием. Потом нарядили в носки и положили с собой спать, потому что детское время кончилось.

Дома было прохладно, сквозь щели в оконных рамах насвистывал ветер. Лиска долго крутилась, устраиваясь на медведиковом пузике, бормотала ласково «люблю» и дышала на медведика теплом. Вскоре медведик уснул – усталый, согретый и знающий, что очень-очень любимый, а наша лиска потихонечку сползла с уютного пузика, вытащила из-под кровати большой сачок, которым летом ловила бабочек, и поскакала по ступенькам на крышу дома. Прямо в носках.

Как-то в песне лиска услышала, что небо – это то же море, только вверху. А так как она была не очень умная, то конечно же поверила. Ну, раз море, значит должны быть рыбы. И коли море необычное, выходит, и рыбы в нём особенные, рассуждала лиска, прыгая по ступенькам и погромыхивая сачком по перилам. Вот и будет подарок медведику к особому дню!

В небе было темно. «Глубоко», - решила лиска и на всякий случай вцепилась в сачок. Через пару минут выяснилось, что если не очень сильно вцепляться, то прыгать в небо гораздо легче. И выше выходит. Лиска легко отпружинивала от крыши и с гиканьем летела вверх, размахивая сачком. Всё было весело и здорово, но рыба в ту ночь в небе не клевала, хоть ты тресни. Сачку тоже очень хотелось поймать хоть кого-нибудь, поэтому пару раз он ловил саму лиску.

А потом поймалась пожилая летучая мышь. Она летела из гостей, где по рассеянности и присущему её возрасту разгильдяйству оставила свой радар – и теперь добиралась домой чуть ли не на ощупь. Влетев в неадеквате в сачок, мышь испугалась, потом рассердилась – ну какая же пожилая дама признает, что управляет собой с трудом? Вобщем, сачок был покусан, лиска отругана, а её красные носки жестоко раскритикованы.

- Торчать на крыше с одним крылом неприлично! – закончила отчитывать лиску мышь. – Позорище!

Лиска хотела ответить, что мышь ошиблась и она не позорище, а невезучая лиска, но она умела говорить только четыре слова.

- Спасибо, - на всякий случай жалобно пробормотала она, и кое-как свернув сачок, медленно пошла с крыши обратно. Крылышко она тщательно прижимала к спине – чтобы его не было видно брюзгливым летучим мышам.


Дома было тихо и сонно. Тикали сами с собой часы, а медведик видел во сне, как он воспитывает волков позорных, и беспокойно ворочался. Лиска прошла на кухню, взобралась на табуретку и задумалась. Рыбы не было, а медведику хотелось сказать «люблю» не только словами. Тем более в особенный день.

С табуретки лиска дотянулась до ручки холодильника – для этого пришлось ещё и на цыпочки встать. В холодильнике жили яйца, пара слитков маргарина, свежее молоко в большой бутылке с крышечкой из серебряной фольги и розовый бекон. Лиска вежливо кивнула им в знак приветствия и снова задумалась. Особенный день наступал завтра, а до завтра оставалось всего несколько часов. Что там за особый день, лиска не помнила. Знала лишь, что очень важный. Не одну лиску накрывает сачком: мы с вами тоже иногда забываем важное. Лиска заволновалась. Да так сильно, что шлёпнулась с табуретки на пол. Но попа у неё была мягкая и пушистая, поэтому лиска почти не ушиблась.

А в кладовке лиска нашла банки. В банках сидели сахар и мука. Попробовав их на вкус, лиска обнаружила, что сладенькое - это не мука, а то, от чего нос становится белым и его щекотит чих - это не сахар.

Пока она вытаскивала банки из кладовки, её опять поймал сачок. Выпутавшись, лиска обнаружила, что к её хвосту что-то прицепилось. Лиска была неумная, но аккуратная и терпеть не могла, когда в её мехе что-то путалось. Однажды в ней запуталась семейка блох-иммигрантов. Медведик долго пшикал лиску всякими спреями, а потом ещё и обидно щёлкал блох у неё над ухом. С тех пор лиска блюла мех особенно тщательно. Она прокралась в спальню, встав на цыпочки, стянула с комода расчёску и долго вычёсывала хвост, ворча.

А потом обнаружила между зубчиками расчёски звезду.

Лиска подумала, что её хвост заболел, и теперь в нём завелись звёзды. Она как-то слышала, что звёздная болезнь – это очень плохо. И испугалась. Обильно опшикала хвост спреем, прочесала его ещё три раза, и немного успокоилась. А потом покрутила в лапках звезду и вдруг подумала, что на безрыбье и звезда – рыба. На цыпочках она прокралась в комнату посмотреть на спящего медведика, а потом вернулась на кухню и до рассвета возилась, гремела посудой, прыгала, пытаясь открыть холодильник, потом закрывала холодильник, чем-то шуршала, шелестела, звякала...

Утром медведик обнаружил в кухне жуткий погром и тарарам.

Посреди тарарама стояло большое блюдо с пирогом. На пироге красовалась настоящая звезда, исполняющая аж целых два желания.

А рядом на столе спала перепачканная мукой и маргарином маленькая его лиска.


© Copyright Семироль Анна (eloiza@mail.ru)

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Анна Кузьминская «Мыш»
Елена Шелудченко «Кофейный лис и траектория полета»
Александр Кувшинов «Сказка для Мышки»
Ошибка в тексте
Рассказ: Сказки лиски и медведика-2
Сообщение: