Jack
«Рейд»
Скачать
#NO YIFF #милитари #морф #смерть

- Итак, крайний инструктаж. Повторяю последний раз. Вас не существует, вы должны тихо прийти и так же тихо уйти, – голос мужчины разносился в узком помещении каюты, обращаясь шестерым, стоявшим тут. – Эвакуация будет через двадцать часов. Путь тот же, подводный. После вашего радиосигнала о готовности лодка всплывет точке высадки. Крайний срок – двадцать четыре часа. Пропустите – сами понимаете, что будет.

- Пафос убавьте, командир. Если мы не успеем, я сдаюсь разведчикам, и поддерживаю оговоренную легенду, - оборвал инструктора один из шестерки. В отличие от остальных, людей, это существо было человеком очень давно. Сейчас же это существо больше всего походило на разжиревшего антропоморфного волка-переростка. Ростом больше двух метров, он просто невероятно раздавался вширь, напоминая телосложением гориллу. Толстые, мускулистые ноги, обутые в тяжелые, окованные металлическим сплавом сапоги, Широкая, бочкообразная грудь, длинные руки, уродливо искажающие человеческие пропорции. Слои подкожного жира сглаживали рельеф мускулатуры, и смягчались короткой, желтоватой, пятнистой шерстью. Длинный хвост, лежавший частично на полу, подрагивал кончиком. Контрастом с внешностью тупого громилы было лицо. Длинная, вытянутая морда, дававшее существу сходство то ли с волком, то ли с гиеной, украшенная длинными вибриссами, изгибалась в легкой полуулыбке. Желтые глаза смотрели внимательно, и даже с доброжелательностью, способной обмануть не слишком опытного человека. Но инструктор хорошо знал, с кем имеет дело, и, поморщившись, сказал:

- Субординацию соблюдайте, слова вам еще не давали.

- Конечно, конечно командир. Но я еще раз напоминаю, что я наемник, а не офицер, и буду действовать в рамках контракта за исключением одного момента. Если группа предпримет попытку ликвидации меня, я сдам все что знаю. Не говоря о том, что окажу силовое сопротивление этой попытке.

- Никто не собирается вас ликвидировать, Шакал.

Шакал улыбнулся еще сильнее, но все же не обнажая зубы:

- Сергей Петрович, я же абсолютно честен с вами. Окажите мне услугу, будьте честным и со мной.

Человек нахмурился, и спросил:

- Откуда ты знаешь мое имя?

- Оттуда откуда знаю, что номер этой подлодки 24-2453. Оттуда, откуда знаю, что руководит операцией генерал Шаболов. Я не первый раз варюсь в этой кухне, человек. Так что мой рот вполне заткнут те обещания, что мне даны. Я знаю, вы человек подневольный, приказ есть приказ, Но кое-что решать можете и вы, и я надеюсь, что мы придем к взаимовыгодному сотрудничеству. Я не предам родину, если она не предаст меня, потому что в мире и так слишком мало мест где я мог бы чувствовать себя в безопасности. И поймите меня, я очень понимающий. Я пойму если во имя исполнения приказа в меня немного постреляют из легкого оружия, чтобы отчитаться о том вы пытались, как могли, но не получилось.

- Хватит, договор остается в силе, никто не попытается вас ликвидировать. А теперь слушайте дальше.

По окончанию очередного инструктажа, повтора ранее прослушанных, был отдан приказ о часовой готовности. Получив разрешение разойтись, Шакал вышел первым, и на удивление для его габаритов тихо пошел прочь. Остальные же люди задержались.

- Инструкция остается в силе? – Спросил Первый, светловолосый мужчина среднего роста, с невыразительным лицом славянской внешности. На этой операции им было запрещено обращаться друг к другу иначе как по номеру. Настоящего имени Шакала тоже никто не знал, просто один из сотен тысяч человек прошедших генетическую модификацию, относительно новое явление, которому едва ли больше пары десятков лет. Сергей тяжело вздохнул.

- Ребят, если быть до конца честным, он предложил оптимальный вариант. Завалить этого ублюдка не так-то просто.

- Все же я еще раз выражаю сомнение в необходимости брать его. – Не сдержался Третий, невысокий, смуглый парень, отличавшийся в равной степени импульсивностью, и способностью контролировать себя при необходимости.

- Он был там, и лучшего проводника нам не найти. Главное пускайте его впереди себя. Если там действительно есть что-то опасное, возможно проблема решится сама собой. Вольно, разойтись.

За десять минут до высадки группа уже была в торпедном отсеке, помещая в грузовые торпеды сумки со снаряжением, и одеваясь в гидрокостюмы. Шакал, впечатлял. Защитным снаряжением группы были противоосколочные бронекомбинезоны, а так же бронежилеты и каски, в настоящий момент упакованные в сумки вместе с оружием. Модификант же упаковался в броню с ног до головы, похожей по своей сплошности на полный латный доспех эпохи ренессанса. Или на футуристическую силовую броню, в разработке которой пока стояли нерешенные преграды. Вот только модификант похоже собирался все это время тащить почти полтора центнера только брони на себе.

«Неудивительно, что его сложно убить. Сколько в этой кирасе? Сантиметр? Полтора? И это явно не просто сталь». – Думал Первый, поглядывая на то, как Шакал приделывает трубку от баллонов с дыхательной смесью к герметичному противогазу на своей морде. «Он в этом-то бегать сможет? Проклятье, и слабых мест не видать, если только руки задирать не начнет. Хотя гранаты помогут, подстволки есть».

Самого же Шакала заботили иные мысли, более относящиеся к заданию. Их цель – остров, на котором была организована крупная лаборатория по, тогда еще исследованию, генетических модификаций. Отдаленное от людей место, к которому есть удобный морской маршрут, но на которое сложно попасть случайным людям. Тогда подобная тема была слишком спорной, почти на грани запрета. Он был тут более десяти лет назад, проходил одну из очередных корректировок. Что тут творится теперь – неизвестно. Но ясно одно, что-то случилось. Диверсия? Саботаж? Весьма вероятно, все сходится на этом. Они тут незваные гости, должны похитить максимум собранного материала до того как вернутся хозяева. При этом кто-то устроил так, что у них есть сутки форы, кто-то подделал сигналы, докладывающие о том, что на острове все в порядке. А инструкций о том чтобы эвакуировать предателя – не было. Слишком много недоговорок, слишком много молчания. И слишком хорошая награда.

Но вот и время десантирования. Люди полезли в торпедный аппарат, по очереди покидая лодку. Для Шакала же дорогой послужил шлюз, ширина наплечников, защищающих боковую проекцию шеи, и за счет массивности снижающих тяжесть заброневой травмы относительно хрупкого плечевого сустава, не позволяла пройти через торпедный аппарат. Может быть, их бы и выпустили через шлюз, если бы только процесс подготовительных процедур не был заметно дольше чем работа торпедного аппарата.

Вес доспеха сразу утянул на дно, глубина небольшая, метров восемь всего. Шакал активировал газогенератор жилета, придававшего достаточно плавучести, чтобы не вязнуть в иле, и, держась за выданную ему транспортную торпеду, поплыл следом за тремя остальными. По три человека на каждой. Пять членов разведывательной группы, и четыре оператора, которые обеспечат возвращение десантного снаряжения.

Это был простой путь по плавно поднимающемуся склону острова. Эвакуация должна пройти тут же, вот только уже без снаряжения. Их встретит призовая группа, которая выдаст оборудование прямо под водой. Это если будет жарко, если же все будет спокойно, то предусмотрен более безопасный путь отхода, прямо в бухте с другой стороны острова. Нагло конечно, зато опасность ниже. Но это будет уточнено по радиосвязи.

Поверхность встретила разведчиков ветром, и проливным дождем. Было достаточно холодно, но под термобельем людей, шерстью и бронекомбинезоном шакала этого не чувствовалось. Они вышли не сразу. Некоторое время стояли, подняв из воды лишь головы, и изучая местность. Миллионы лет назад это был активный вулкан, но сейчас довольно высокая гора поросла деревьями, образовавшими настоящий лес. Гора с этой стороны была более полога, считалась опасной в случае внезапного извержения, и потому не застраивалась. Двадцать километров с севера на юг, двадцать два с востока на запад. Насколько знал Шакал, тут была обустроена геотермальная электростанция, снабжавшая энергией ютившиеся на склоне комплексы исследовательского центра. Мрачный силуэт горы терялся за пеленой дождя, в равной мере мешая увидеть что-нибудь как разведчикам, так и тем, кто мог там быть. Конечно, прошло много лет, но вряд ли планировка основного комплекса изменилась. Он был выдолблен в скале. Такая трудоемкость была связана с опасениями, что экспериментальные вирусы обеспечивающие изменение генома человека смогут вырваться на свободу, и потребуется полное захоронение комплекса. Как оказалось вирус слишком слаб, чтобы справляться с иммунитетом, и большой опасности не представлял, приводя к гибели только если вводился в больших количествах без индивидуальной настройки под геном носителя.

Первый осматривал группу. Каждый был профессионал, каждый знал свое дело, но долг командира перепроверить любую мелочь. Индивидуальная броня, страховочное снаряжение, один из путей предполагал дорогу по крутому склону, запас сухпайков, амуниции необходимой для проникновения в случае закрытых дверей, и конечно оружие. Очередные модификации автомата Калашникова, под новый, шестимиллиметровый патрон, принятый на вооружение в связи с развитием бронематериалов средств индивидуальной защиты. От старых он отличался не столько калибром, сколько дульной скоростью пули, использующей продвинутые пороха. Патрон был унифицирован почти для всей группы, даже Пятый, крепкий парень вооруженный пулеметом, был способен вставлять в свое оружие автоматные магазины, если его барабанные израсходуются, или начнут клинить. Исключением были только Второй, тихий и незаметный человек, способный из древней винтовки Дегтярева положить пулю в спичечный коробок с пятисот метров, и Шакал, тащивший себе самый настоящий дрын, малопонятного происхождения, в основе которого когда-то лежала винтовка уничтожения материальной части. Но теперь оружие было переделано неизвестно кем под габариты модификата, и производило в его руках впечатление древней самозарядной винтовки, времен второй войны двадцатого века. Впечатление еще более усиливалось наличием на поясном креплении модификанта узкого, трехгранного стилета, способного выполнять функцию штыка на этом оружии. Впервые увиденная, эта вещь заставила Третьего рассмеяться, и отпустить скарбезную шутку по поводу предназначения такого оружия. Шакал же с неизменной полуулыбкой на лице ответил, что огнестрельным оружием слишком сложно допрашивать, а острая сталь дает более интимный контакт с жертвой. Почему то эта ответная шутка показалась Первому не такой и шуткой.

Но вот, наконец, все готово, операторы скрылись под водой, унося следы появления людей, и разведгруппа отправилась вперед рассеянным строем, внимательно смотря по сторонам. Давящая тишина, нарушаемая лишь шумом дождя, нервировала. Еще более нервировали полтора километра открытого всем ветрам пляжа. Песок размок, увязал на ботинках. Тяжелее всего приходилось Шакалу, для него это было самое настоящее болото, в котором окованные металлом ноги утопали почти по колено, и надрывным хлюпаньем вырывались при каждом шаге. Сейчас ограниченная видимость была плюсом, могла защитить от снайпера, если конечно тут есть хоть кто-нибудь. Борьба с грунтом утомляла. Люди вокруг профессионалы, которым можно доверить свою шкуру, пока что, и Шакал вновь задумался о том, что же тут творится. Новые модификации вируса? Не зря скафандры людей были герметичны, и каждый из них нес противогаз. У самого Шакала тоже было это снаряжение, но во многом он полагался и на свою стойкость к токсинам, не раз проверенную в деле. А так же к острому нюху, использовать который он учился очень долго. Даже чистый природный газ был вполне различим для него.

Больше никто не отвлекался на посторонние мысли, или тем более на разговоры. Вся работа мозга направлена только на поиск угрозы, каждый контролирует свой сектор. В настоящий момент именно Шакал ограничивал скорость движения, вновь вызывая сомнения в полезности этого наемника, но приказ есть приказ. Перелесок стал облегчением для всех. Низкая поросль пропитывала почву своими корнями, давая твердую опору даже для Шакала, который ощутимо набрал скорость, поравнявшись с остальными в темпе. Редкие деревья так же давали и укрытие, увеличивая скрытность движения.

- Маршрут восемь. – Сказал Первый, и группа по очереди повторила очевидный приказ. Ливень сразу обрезал горные дороги, а побережье нежелательно бы задержало своей заболоченностью. Оставался путь по лесу покрывавшему пологий склон горы. Странная, непонятная растительность. Люди не сразу осознали это, но когда поняли, тихий, тревожный звон промелькнул в голове каждого. С виду обычные деревья, травы, кустарники. Вот только было в них нечто неимоверно чуждое, нечто такое, чего не должно быть на Земле. Были ли тому виной странные листья, покрытые мраморными узорами, острые, жилистые, незнакомые. А может почти круглые стебельки зеленой травы, которую не найти ни в одном ботаническом саду. Или упругие ветки кустарника, упругие настолько, что возвращали свою форму даже под тяжелыми сапогами Шакала. Он настороженно принюхивался, от щелей на маске закрывающей морду шел тяжелый пар, но вместе с тем нервничал он меньше остальных. Неожиданно он наклонился, и срезал когтем частично прикрытой бронеперчаткой руки толстый стебелек странной травы, и, поднеся ее к дыхательным щелям – понюхал. А затем закинул винтовку на плечо, и, открыв нижнюю часть маски, обнажил челюсти. Стебелек хрустнул на огромных зубах.

- Ты с ума сошел, есть эту непонятную дрянь? – Тихо сказал Первый.

- Во-первых, мякоть не ядовита, во вторых она вкусная, в третьих мне нужен запас энергии с учетом неожиданных затрат по дороге. – Ответил Шакал, продолжая на ходу нарывать целые грозди подозрительной травы.

- Траванешься – мы тебя не утащим.

- Я способен определить группу крови человека по ее вкусу. Так что смотри лучше по сторонам, командир. Кстати сухпаек и так наполнен ГМО, так что не тебе боятся.

Ответа не последовало. Люди шли, обделив вниманием излишне наглого спутника. Были цели приоритетнее. Дождь постепенно кончался, сменяясь холодной моросью. Дальняя дорога близилась к завершению, но по мере того как дождь затихал, появлялась новая причина для тревоги. Тишина.

- Птицы не поют. – Тихо сказал Третий, выражая всеобщее подозрение.

- У них нет кормовой базы. Кожура травы токсична для насекомых, великолепный продукт. Ни пестицидов, ни гербицицидов не надо. Все дохнет и так. А для человека практически безвредно. Знать бы еще скорость роста, - ответил Шакал.

Опять никто не соизволил прокомментировать короткую лекцию, а спустя еще десять минут, за деревьями показались, наконец, искусственные сооружения. Совершенно мирно выглядящие жилые здания, двухэтажные, легкие домики. Настоящий поселок, сооруженный на скорую руку из привезенных блочных материалов. Открытый, отлично простреливаемый с горы. Люди заняли скрытые позиции в растительности, осматривая местность, лежавшую перед ними.

В растительности покрывавшей склон сложно было разглядеть хоть что-либо. А вот поселок, он был безлюдным. Уже выглянуло солнце, люди могли бы выйти на улицу, но не было никого, кто встретил бы это утро. Беспокойство вызывали и дома, в некоторых горел свет. Ветер подул со стороны поселка, и принюхавшись, Шакал сказал:

- Падалью пахнет. Мертвы, не более суток.

- Сколько тут человек работает? – спросил Первый.

- Не могу знать. Когда я тут был, персонал был не более четырехсот. Но тогда этих домов не было, все жили во внутренних помещениях. Если так и осталось, то персонал расширился до тысячи человек. Но возможно жилые помещения вынесли на улицу, чтобы освободить место. Ну что, я первый?

- Давай, мы прикроем.

От кромки леса до домов было почти полкилометра открытого пространства. Взяв винтовку наизготовку, Шакал пошел вперед, настороженно смотря по сторонам. Первый жестами распределял порядок перебежки остальным, снайпер же настороженно водил прицелом по кромке леса. Когда Шакал прошел половину пути, сперва показалось, что это просто вновь начался дождь, редкими каплями поднимающий фонтаны земли вокруг него.

- Тысяча шестьсот! Одиннадцать! Пулемет! – Крикнул снайпер, и винтовка рявкнула в его руках, посылая пулю в неизвестность.

- Вперед! – Взревел Первый, бросаясь по дороге. Слишком большая дистанция для автоматов, но и слишком большая для эффективного огня пулемета. Есть большие шансы успеть преодолеть опасный участок, тем более что ждать нельзя. Если они обнаружены – значит сюда будет прислано подкрепление, и следовательно теперь нужно полагаться на скорость, иначе цель отрежут от них.

Шакал навел свою винтовку, точно на параде. Крупный калибр оглушительно грохнул фонтаном огня из пламегасителя. Ослабленные дистанцией пули падали вокруг, врезались в броню, разбивали землю и визжали рикошетами. Одна огневая точка. Неизвестный продолжал обстрел Шакала, тот отвечал огнем, но когда людям до домов осталось не более пары сотен метров, огонь пересек их, линией земляных всплесков. Пятого ударило в плечо словно кувалдой, но бронежилет выдержал, и он лишь на секунду отшатнулся, вновь продолжив бег. Третьему повезло меньше, пуля прошила ногу, и он с криком упал на землю.

- Не стоять! – рявкнул Шакал, набирая неожиданно для своих габаритов высокую скорость. Где то за спиной бросился бежать и Второй, когда Пятый разложил свой пулемет на небольшом электромобиле у ближайшего дома, и стал поливать короткими очередями ту область, куда ложились трассеры Шакала. Огневая точка пока молчала, неизвестный или решил сменить вскрытую позицию, или перезаряжался. Модификант же притормозил, скользя по инерции по земле, и закрывая собой раненого.

- За рюкзак берись, быстрее! – Крикнул он, вновь стреляя, припав на одно колено. Подвывая от боли, Третий прополз метр до Шакала, и вцепился в лямки рюкзака на его спине.

- Держусь! Сука! – Выкрикнул он, вновь застонав, когда Шакал поднялся, и пошел вперед, едва переставляя плотно сведенные ноги. Неизвестный перезарядился, и пулемет вновь заговорил по Шакалу. Большая часть пуль ложились по земле, те же что попадали, лишь беспомощно разбивались о броню модификанта. Он шел, прижав голову, чтобы массивный шлем прикрывал уязвимую щель на горле. Броня ног с шумом задевала друг друга, чтобы не дать щель, через которую пуля сможет зацепить ноги Третьего. Едва дома скрыли их, далекий рокот пулемета утих, хотя эхо блуждало еще с полминуты. Люди бросились к Третьему, затаскивая его в открытую дверь дома. Четвертый достал аптечку, и взрезав штанину приступил к осмотру раны.

- Подтверди попадание. – Сказал Шакал, перезаряжая массивный магазин своего оружия.

- Подтверждаю, - ответил снайпер, тоже меняя магазин, - один из трассеров точно по вспышке лег, я видел вспышку. Объект бронирован, размеры определить не удалось, но не намного больше человека.

- Что там было? – Переспросил Первый, отвлекшись от суеты вокруг раненого, который тяжело дышал в попытке сдержать крик, пока его ногу перевязывали.

- Не могу сказать, дистанция слишком высока. Но это точно не транспорт.

- По нам тридцатым калибром били, сотня патронов до перезарядки, плюс минус двадцать. С закаленным сердечником, - добавил Шакал, осматривая сколы на краске своей брони.

- Не ранило? Заброневая есть? – спросил Первый.

- Не дождутся заброневой, - усмехнулся Шакал, выходя на улицу, и оглядываясь.

- А ты как? – Обратился Первый к пулеметчику.

- Нормально, синяк будет, а так в порядке, - ответил Пятый, уже снявший бронежилет, и осмотревший свое плечо. Помассировав его, он вновь стал одевать снаряжение.

- Товарищ командир, повезло. Пуля только мягкие ткани прошила, кости и кровеносные сосуды целы, - доложился Четвертый.

- Хорошо, поможешь ему идти. Ты как, в порядке? – вторая часть фразы направлялась раненому.

- В полном, - ответил тот, - прихрамывать просто буду, - в глазах человека уже виднелся лихорадочный блеск от стимулятора.

- Дома нас прикроют от огня с горы, но как скоро появятся гости, - понятия не имею, - доложился Шакал, вернувшийся с осмотра.

- Понятно, тогда пошли, - приказал Первый, и группа вновь устремилась вперед.

Небольшой городок навевал потустороннюю жуть контрастом между внешней чистотой, и отсутствием людей. Шакал водил укрытой шлемом головой из стороны в сторону, нюхал воздух, и похоже делал свои выводы из учуянного.

- Люди не пропали бесследно, я чувствую мертвых в домах.

- Второй, глянь, Пятый, прикрой. – Приказал Первый, и по его команде пулеметчик и снайпер зашли в дом, на который Шакал указал рукой. Они осторожно покрутили ручки дверей на первом этаже, везде было заперто. Тихо поднялись на второй, и их взгляду предстало распростертое тело молодого мужчины в светлой, легкой куртке, на рукаве которой была странная повязка с каким то пластиковым устройством. Жуть места, нехорошие ассоциации и знание о том, что могло тут творится, заставило пулеметчика, навести ствол своего оружия на труп, пока снайпер осторожно перевернул его, тут же шагнув назад. На них уставилось бледное лицо, с впавшими, распахнутыми глазами. Рот чуть приоткрыт в безмолвном крике, и гримаса боли искажала его. Зрачки же, зрачки едва ли были больше булавочной головки. И никаких видимых ран.

- Похоже, отравление, - сказал Второй.

- Угу, газы? – Спросил Пятый.

- Вероятно. Черт, а если медленно действующие?

- Уходим.

Люди спешно вышли, и нагнав группу доложились:

- Нашли одного, мертв. Похоже яд. Четвертый, слушай, нас не могло отравить чем-нибудь медленно действующим пока мы в доме были?

- На улице токсина нет, - ответил Шакал, - дождь смыл его, если он был, а дома, скорее всего, хорошо вентилируются.

- Тут разрабатывалось химическое оружие? – спросил Первый.

- Понятия не имею, - ответил Шакал, заглядывая в один из домов, и принюхиваясь, - самое ядовитое, что тут есть, растворитель от краски, - прокомментировал он учуянное.

Люди торопливо шли, и в конце улицы уже виднелись здания наружной части станции, когда настороженный слух людей уловил тихие всплески воды. Кто-то шел скрытый домами, шел к ним.

Бесшумно, словно призраки, люди скрылись в дверях домов. Шакал же прильнул к стене, понимая, что попытка входа в предназначенную для человека дверь выйдет слишком шумной. Он вынул узкий, граненый стилет, и прицепил его к стволу своего оружия в качестве штыка. Люди замерли, в напряженном ожидании.

Тихие всплески. Шаги по мокрой земле. Равномерные, механические. Но вот они остановились, и люди услышали тихий щелчок, прежде чем пулеметная очередь разорвала тишину, прошивая навылет стену одного из зданий в котором прятались люди. Первому показалось, что целый автомобиль врезался в его спину, буквально сбивая с ног. Но пулемет едва сделал полдесятка выстрелов, прежде чем грохот винтовки Шакала оборвал его.

Люди выскочили из укрытий с оружием наперевес, и увиденное заставило их замереть в шоке. Это был настоящий гигант, метра два от земли до макушки вытянутой, бронированной головы. И почти шесть метров от кончика морды до кончика хвоста. Тварь походила на давно вымершего динозавра, две ноги, две передние лапы, вернее вполне развитые руки, сжимавшие пулемет с разорванным выстрелом механизмом. И все тело, без малейшего проблеска, было укрыто толстой, выкрашенной в зеленый броней. Даже на шлеме не было намека на глазницы, только гладкий материал. Существо навело сломанное оружие на Шакала, видимо не сразу сообразив что оно бесполезно, и пользуясь задержкой модификант выстрелил прямо в морду твари.

Тяжелая, бронебойно-трассировочная пуля врезалась в тупую часть за шлема, за которой должны были быть зубы существа, если оно имело таковые вообще. Пиросостав брызнул яркой вспышкой, но сердечник замер, вплавившись в каверну на броне. Голову твари откинуло словно от удара боксера, и пользуясь ее озадаченностью, Шакал вступил в рукопашную.

Видевшие это люди, кроме Четвертого, занявшегося Первым, могли по достоинству оценить искусство фехтования на штыках. Шакал выкинул вперед оружие, отводя ствол ящера, и вонзая трехгранное лезвие прямо под основания шлема, в поисках уязвимой щели на глотке. Сталь скрежетнула о сталь, не находя участок, а ящер, на удивление быстро оправившись от сокрушительного удара в голову, попытался неуклюже оттолкнуть противника. Приклад с гулом ударил в бок шлема, Шакал отступил, пропуская мимо руки противника, изящно повернулся, подлавливая кончиком штыка уязвимое место, которое должно быть в области подмышки. Но его не было, только металл.

Второй и Пятый как по команде бросились в здание, понимая, что их оружие бесполезно, и им нужны подствольные гранатометы командира и медика. Третий же продолжал зачарованно смотреть на битву бронированных гигантов. Они скорее толкались, чем дрались, медленно, пугающие плавно и неожиданно мощно ударяя друг друга. Было совершенно очевидно, что, несмотря на подавляющее преимущество в размере, ящер сильно уступает в рукопашном бое разъяренному Шакалу. Он с легкостью уходил от попыток ударов, бил в ответ, толкал наплечником, отводил руки твари винтовкой, скользил штыком по знакомым местам, где должны были быть щели. Но их не было.

Складывалось чувство, что ящер вообще не особенно представляет, что ему делать, лишившись оружия. Шакал же действовал уверенно, тесня врага к ложбине за домом, наполненной водой, и пробуя все новые и новые способы причинить урон врагу. Щелкнул предохранитель винтовки, ствол прошел под подбородком ящера, и поток пламени опять отбросил его многострадальную голову, вновь без внешней видимости урона, хотя отверстие в броне уже появилось. Действуя прикладом точно рычагом, Шакал пытался подцепить ноги ящера, опрокинуть его, сбить на землю. Тот упорно сопротивлялся, переставляя тяжелые, трехпалые лапы, с широко расставленными пальцами, укрытыми толстой броней похожей на рачий хвост. Ящер толкал в ответ, бил лапами, удары которых Шакал отводил, или принимал на наплечники, крушил длинным хвостом стену дома.

Второй и Пятый уже выбрались, наблюдая за боем в готовности дать гранатный залп как только Шакал отойдет от врага. Но тот или надеялся на свои силы, или опасался, что ящер может сокрушительно ударить хвостом, если не быть постоянно рядом с его мордой. Еще несколько раз грохотала винтовка, в упор ударяя по броне твари. Один из выстрелов, наконец помог. Направленной в фехтовальном пируете снизу вверх, прямо по пальцу ноги твари, он заставил ее отшатнуться, и воспользовавшись потерей опоры, Шакал подцепил ногу ящера, и опрокинул его на землю, тут же бросаясь в сторону. Люди не подвели, и три взрыва разом расцвели на свалившемся, на землю колоссе.

Шакал остановился, чувствуя, как осколки свистнули по нему из-за слишком близких разрывов. В его ушах возник надрывный звон, но он знал, что это ненадолго. Его модификация делала его сверхъестественно крепким, однако ящер был еще крепче, и только полное непонимание твари, что же делать в рукопашной, давало Шакалу возможность так уверенно сражаться. Он дышал с громкостью и силой кузнечных мехов, оглядываясь на врага, и видя, что несмотря на контузию, ящер встает с земли. На новый залп взрывов он почти не обратил внимания, только его рука подломилась, заставляя вновь подниматься. Шакал положил винтовку на землю. Его взгляд сосредоточился на узких дыхательных щелях ящера. Это живое существо, ему нужен воздух. До затопленной ложбины от ящера было не более десяти метров.

- Не стрелять! – Скомандовал Шакал, и бросился в атаку. Он вцепился во врага, заставил его развернуться боком, и потащил, заставляя перебирать ногами в попытке удержать равновесие. Тварь весила никак не меньше тонны, но пользуясь этой уловкой, выбивая его ноги и заставляя переставлять их, Шакал уверенно толкал существо к воде, и наконец, опрокинул вниз. Сжав между ног руку твари, Шакал заломал в захват его голову, и ткнул тупую морду под воду, оказавшуюся не настолько глубокой, едва ли пара десятков сантиметров. Тварь задергалась, перерывая землю лапами, но ее враг хорошо знал как поставить оппонента в положение, из которого не вырваться, как не дать желанную точку опоры. И все же она была сильна, рвалась к воздуху с огромной мощью, неумолимо получая необходимое преимущество для того чтобы вырваться.

- Навалитесь на меня! – Взревел модификант, чувствуя, как еще пара сотен килограмм веса людей помогают ему, бросаясь сверху и давая те проценты силы, которых так не хватало ему. Тварь затихала. Кислород в ее крови сгорал в борьбе, а воде его было слишком мало, чтобы легкие могли отфильтровать его. Спустя показавшиеся бесконечностью минуты, ящер затих. Шакал пролежал еще немного, чувствуя, как тяжесть разливается по мышцам, а потом стал нащупывать крепления шлема твари. Она жива, он был уверен в этом. Нахлебалась воды, потеряла силы для движения, но это пока. Шакал знал что такое болтаться в петле, знал что такое удушье, и знал что уже его организм может ожить после казалось бы неминуемой смерти.

- Притащите винтовку, - Выдохнул он, наконец сумев содрать шлем. Голова твари, она действительно походила на голову динозавра. Длинные, мощные челюсти, тупорылая морда с окровавленными ноздрями, кровь из которых мигом расплылась струйками в воде. И глаза, куча желтых, щелевидных глаз. Не только там где и должны быть, над мордой. Но и глаз на лбу, слепо смотрящий вверх, два глаза на затылке, чуть выше шеи, два глаза на макушке, скошенные к затылку. Закрытые прочной пленкой, они шевелились, сводились на Шакале. Конечно, она жива, было бы наивно надеяться на такую легкую победу.

Пятый и Второй наконец притащили двадцатикилограммовую винтовку, и увидев это, навели автоматы на голову твари. Длинные очереди с трудом вгрызались в ажурный череп, глаза лопались, разлетаясь отвратительными брызгами, кровь наполняла всю лужу, и все же кости не разлетелись обломками, они проламывались упрямо, словно сталь. Шакал подтащил к себе винтовку, отцепил штык, и когда люди прекратили стрелять, с силой распахнул челюсть ящера, и стал с трудом вбивать ствол в глотку. Ухнули три выстрела, последние патроны в магазине, и тварь наконец затихла, когда ее внутренности перемешались крупным калибром, а глотка и легкие лопнули от чудовищного давления пороховых газов.

- Бл…дь, - тихо выругался Третий, каким то неведомым образом сумевший доковылять, чтобы принять участие бою. Командир тоже подходил, живой, но мучимый болью от тяжелых ударов по спине.

- Последний раз я так выматывался когда уничтожил танк при помощи кувалды и бутылки бензина, - выдохнул Шакал. Оглядевшись по сторонам, и убедившись, что их текущая позиция закрывалась скалой от других стрелков, он стащил шлем, и погрузил голову в грязную от крови воду. Вытащив ее, он помотал ею словно собака, разбрызгивая воду и давая себе остыть. Люди с удивлением увидели, что толстенная от жира и мышц шея Шакала всего за несколько часов стала тоньше, пусть и оставалась еще гораздо толще, чем у человека.

- Идем дальше, - скомандовал Первый.

- Это тот, кто по нам стрелял? – спросил Пятый.

- Исключено, - ответил второй, - у него просто не было времени добраться оттуда, тем более с учетом того насколько все скользкое. Но именно такая тварь нас обстреливала, я уверен.

- Угу, и с какой точностью. Полтора километра, длинными очередями. Хах, великолепные стрелки. Хотел бы я такое тело, вот только это не люди. – Сказал Шакал.

- Ты тоже не человек, - ответил Пятый.

- Я был им, а эти ящерки слишком тупы, чтобы предположить, что они модифицированные люди. Да если бы у него хоть капля мозгов была, он бы давно меня размазал. Но стреляют они неплохо, неплохо. Вопрос в том, как скоро придут остальные, - сказал Шакал, надевая шлем. Группа пошла дальше, замедленная ранеными. Но путь уже был близкий, и вскоре они стояли перед массивными грузовыми воротами. Рядом была и обычная дверь персонала, но закрытая. По команде Первого, Пятый подорвал петли, и выбив преграду, они зашли внутрь.

В помещении было совершенно темно, и ужасающе душно. Под ногами хлюпала вода, а побелка потолка потекла. Люди включили фонари, пока Шакал крутил головой, и с шумом принюхивался.

- Можем возвращаться, - сказал он.

- Почему? – спросил Первый.

- Активирована система самоуничтожения. База питается от геотермальной электростанции, и на случай заражения предусмотрена зачистка паром. Океанская вода заливается в батареи на полный расход, и пар пускается в вентиляцию до тех пор, пока не прокипятит все вокруг. Там почти нет воздуха, очень жарко, а вся электроника сгорела.

- Мы обязаны проверить, - ответил Первый, проверяя регенирирующий патрон для противогаза.

- Проверяйте. Я туда не пойду. Там слишком жарко для меня, да и вы оттуда, скорее всего, минут через десять выскочите, если дорогой не свалитесь с инсультом. Слушай, командир. Скоро сюда придут приятели той бронезверушки, и наведут все свои пулеметы на дверь. Моя броня уже потрепана, длинные очереди в упор пробьют и ее. Насколько они живучи ты и сам видел, так что или я уничтожу их по одной, или мы будем сидеть в тихом месте в ожидании хозяев станции. Можешь кстати раненого оставить со мной. Когда ваши костюмы прогреются, у вас будет минут десять на то чтобы сбежать, или сварится заживо. Планы вы знаете и без меня.

- Прекрасно, - ответил Первый, - Третий, ты остаешься. И еще, ручные гранаты оставляем тут, нам подствольных хватит.

- Спасибо, - сказал Шакал, глядя как люди без возражений оставляют взрывчатку, - и мой вам совет, не задерживайтесь. Там настоящая баня, а вам еще как-то до выхода добраться надо.

Первый угрюмо кивнул. Люди молчали, они профессионалы, и полностью полагались на компетентность своего командира. Так же молча они пошли и в темное нутро мертвой базы, в сердце неведомого ужаса сотворенного человеческим разумом.

- Пошли в дома, - сказал Шакал, подхватывая Третьего словно игрушку.

- Эй, я и сам могу идти, - попытался возразить тот, но Шакал оборвал его:

- Можешь, опираясь на меня и медленно.

Он затащил человека в ближайший дом, разодрав дорогой дверные косяки броней, и выбил ударом кулака дверь. Довольно уютная двухкомнатная квартирка была занята, ее хозяин, седой старик, лежал в небольшом коридорчике, прислонившись к стене. Шакал замер, глядя на странное устройство на его рукаве, пластиковая пластинка на повязке.

- Третий, видишь ту штуку на руке? Она мерцает? – Спросил он человека.

- Нет, - ответил тот, придерживаясь за стену.

- А если ПНВшкой глянуть, ну-ка… - Шакал присел рядом с трупом, и стал снимать повязку. Ее можно было и расстегнуть, но Шакал снимал ее не разнимая, сдавив вместо этого руку старика с такой силой, что если бы он был жив, то завопил от боли. Третий поморщился, и достал компактный прибор ночного видения, наводя его на повязку. В нем она действительно светилась, сверкала точно проблесковый маячок.

- Да, сверкает, - сказал раненый, - ты что, в инфракрасном спектре видишь?

- Очень плохо и нечетко, я все-таки теплокровный. Но люди для меня чуть заметно светятся, в темноте особенно хорошо заметно, - ответил Шакал, осматривая повязку. Ожидание не оправдалось, на ней не было никаких охранных устройств, которые могли бы отключить ее при размыкании, и поэтому Шакал надел ее на свою руку на манер часов.

- И что это такое? – спросил Третий.

- А ты подумай, человек. На улице трупов нет, их унесли. Вероятно эти существа.

- Сожрали?

- Вряд ли, скорее у них есть инструкции, своего рода программы. – Видишь человека на улице в бессознательном состоянии, запроси помощь. Если отклика нет, - осторожно отнеси в медблок.

- А этот маяк, система распознавания свой-чужой?

- Умный человечек, крови видимо много ты не потерял, - сказал Шакал, поднимаясь, и идя к выходу.

- Ты куда?

- Попробую нагнать остальных, это важная информация. Держи гранаты, найди что-нибудь связать их, - последовал ответ, вместе с поставленным на пол рюкзаком. Третий выругался, и опираясь на стену пошел вглубь помещения.

Скорым шагом Шакал добрался до выбитой двери, и активировав рацию вызвал в пустоту коридоров:

- Первый, первый, это Шакал, ответь. Первый, ответь Шакалу.

В ответ тишина, только треск помех. Убедившись, что связи нет, Шакал пошел обратно.

Группа же продвигалась темными коридорами, порой по колено в воде. Было жарко, но все же не так как опасался Шакал. Люди нашлись довольно быстро, вернее их останки. Обваренные, со сползшей кожей, расплывшиеся в воде.

- Первый, слушай, а эта хрень паровая, она может снова сработать? – поежившись, спросил Пятый.

- Не знаю, честно ответил тот, - но я думаю что она будет работать достаточно медленно чтобы мы успели сбежать.

- Она начнет работу с выходного тамбура, - мрачно ответил Второй, - иначе бы люди выбрались из этого ада.

Люди ускорили шаг. Каждый знал примерный маршрут, где должен располагаться главный пульт управления. Вероятно, электроника там тоже сварена, но проверить необходимо. Темные коридоры были буквально завалены телами, а вода, это скорее был бульон. Бульон из сваренных заживо людей. Сложно было представить цинизм тех, кто создал именно такое средство уничтожения вырвавшейся заразы. И сложно было представить, что же именно вырвалось, что его пришлось применить.

Лучи фонарей метались по картинам ужасающей расправы, и неожиданно отразились в зеленом блеске двух глаз, странного существа похожего на помесь человека и кота. Невысокий, не больше полутора метров, он закрыл кошачье лицо руками, припадая к воде на странных, пальцеходящих ногах, и заголосил на английском тоненьким голосом:

- Дяденька, не стреляйте!

Наведенные на котенка оружие опустилось, но было готово взметнуться при первом признаке опасности.

- Дяденька, не стреляйте пожалуйста, - Вновь плаксиво повторил котенок, в страхе закрываясь руками. На нем почти не было одежды, если не считать коротких штанов. Серая шерстка вымокла, и облепляла худощавую фигурку, большие глаза слепо моргали, а на лице, высотой лба скорее похожего на человеческое чем на кошачье, в остальном же походившем именно на кота, застыла маска испуга.

- Спокойно малыш, спокойно, - ответил первый на английском, осторожно подходя к ребенку. Он рефлекторно потянулся к маске противогаза, но мысль о том какой тут запах заставила человека передумать нарушать герметичность костюма. Вместо этого он спросил:

- Что тут случилось?

- Мой папа умер, что мне теперь делать? – спросил котенок, выжидательно посмотрев на человека.

- Не волнуйся, мы вытащим тебя отсюда, скажи, как тебя зовут? – Успокаивающе сказал Первый. Взгляд котенка озадаченно метнулся по людям, словно вопрос поставил его в тупик, но оправившись, он сказал:

- Френц, меня зовут Френц. Тут когда жарко стало, я спрятался.

- Хорошо Френц, а почему тут стало жарко?

- Я, я не знаю, честно. Я дома спал, а проснулся и жарко. Я и спрятался. А потом папу нашел, он, он умер. – Котенок всхлипнул, провел рукой по глазам, сгоняя слезы с шерсти вокруг глаз.

- Мы обязательно вытащим тебя, но сначала нам надо найти серверную. Скажи, ты знаешь где она?

- Серверную? Это где компьютеров много? Да, там папа мне иногда позволял поиграть, я, я отведу если надо. А потом вы уведете меня отсюда? Тут страшно, - пожаловался котенок, прижимаясь к человеку.

- Конечно, уведем, показывай, - сказал Первый. За его спиной, Второй тихо произнес на русском:

- Мы что, пойдем за ним?

- Много мы не потеряем, а время это ускорит. В конце концов, это просто ребенок, - ответил Первый.

- Мне он не нравится, - сказал Второй, - ты видел как он на нас зыркнул? Словно ждал кого-то другого.

- А о чем вы говорите? – Спросил котенок, прислушиваясь к непонятной речи.

- Это особый жаргон, - отмахнулся Первый.

- Жаргон? А вы спецназ, да? Потому вы в масках? Спецназ всегда в масках, я по телевизору видел. Это спецназовский жаргон? А вы научите меня ему? – Оживленно спросил Френц.

- Как-нибудь потом, сперва нужно найти серверную, и уйти отсюда, - ответил Первый.

- Да, идите за мной, - котенок пошел вперед, время от времени оглядываясь на людей. Они последовали за неожиданным проводником. Он держался чуть впереди, похоже что свет фонарей слепил его. Вскоре люди с удивлением заметили, что шерсть Френца светится в темноте, слабым, серебристым светом.

- Неудивительно что он тут выжил. – сказал Пятый.

- Угу, и от пара, где-то спрятался, как же. – проворчал Второй, внимательно следя за полузверьком.

- Слушай, ты действительно что-то подозреваешь? – спросил Пятый.

- Да, например то, что мы значительно отклоняемся от маршрута, – сказал Второй.

- Тихо, - оборвал их Первый, - смотрите.

Его фонарь осветил массивную дверь. Судя по тому, что они двигались мимо пищевого блока, это был холодильник. И на его двери маркером была грубо и размашисто написано на английском:

«Я внутри. Спасите».

- Что случилось? – Обернулся на неожиданную задержку Френц. Его взгляд нервно метнулся по надписи.

- Ничего малыш, погоди немного. – Ответил Первый. Он подошел к двери, и потянув, открыл ее.

Это действительно был холодильник, наполненный говяжьими тушами, и водой. Вентиляция накрепко была заварена металлическим листом, под стеной валялась придвижная лестница и сварочный аппарат, а на полу, в воде от размороженного мяса лежал человек. Четвертый протиснулся внутрь, быстро подошел к нему и стал осматривать.

- Он жив, без сознания, - вскоре доложил он, осторожно поднимая шприц, лежавший рядом с человеком. Тщательно упакованный в пакет, обмотанный скотчем, он имел приклеенный кусок бумаги с надписью:

«снотворного, введите мне». – Гласил различимый обрывок.

- Что это? – спросил Пятый, стоявший у двери.

- Он вколол себе что-то, видимо боялся задохнуться тут, - ответил Четвертый, вводя препарат. Френц хотел подойти к двери, но Второй жестом остановил его, продолжая подозрительно поглядывать на не нравящегося ему подростка.

Спустя буквально минуту человек согнулся в мучительно кашле. Четвертый схватил его, придерживая.

- О боже, слава богу, я жив, господи, ребята, - Выдохнул человек на английском, вновь захлебнувшись в кашле. Его била крупная дрожь, и он сжался, в попытке согреться. Видимо погружаясь в сон, он забыл что даже когда отключенный холодильник прогреется, он насквозь вымокнет в холодной воде.

- Что тут произошло? – Спросил Первый, подойдя к мужчине, и взяв его за плечо.

- Там это, проклятый ко… - мужчина замер, в ужасе смотря на дверь. Его зрачки расширились, а затем резко сузились, точно кончик булавки. Время словно застыло, когда Первый, мучительно медленно оглянулся. Он увидел, как медленно разворачивался Второй, позволивший себе отвлечься от котенка на речь мужчины. Он увидел, как Пятый растерянно смотрит на них, еще не до конца понимая правду. Он увидел, как Четвертый пытается подхватить голову мужчины, уже мертвого, уже отравленного. Он увидел Френца, и за ту долю секунды, что время еще тянулось, словно расплавленная резина, увидел в его глазах холодный проблеск расчетливого интеллекта.

А затем время метнулось в привычное русло, и вскинув автомат, Первый ударил очередью по тому месту где только что был Френц, а Пятый и Второй медленно оседали, после того как юркие пальцы котенка скользнули между материалом перчатки и комбинезона, оставив маленькие царапинки когтей на уязвимой коже людей.

- Стой сука! – Закричал Первый, бросаясь следом, но Френца уже не было в коридоре. На то чтобы понять куда он делся, ушли драгоценные секунды, и когда Первый рассек остатком магазина тонкую жесть вентиляционной трубы, маленький монстр уже скрылся в отводе уходящим вглубь стены.

- Они мертвы, командир. – Как сквозь туман раздался голос Четвертого.

- Максим, проклятье. Ты же никогда не подводил меня, почему я сразу тебя не послушал? – Командир рухнул на колени рядом с телом Второго.

- Командир, может успокоительно? – Спросил Четвертый.

- Не надо. Дай секунду, и я буду в порядке, - Ответил Первый, замирая, и делая глубокий вдох. Почти механически он перезарядил оружие, возвращая себе привычное самообладание, потерянное за секундной слабостью. Четвертый снял маски противогазов с лиц людей, открыв расширенные глаза, с булавочными отверстиями зрачков, и достал индивидуальные колбы гнилостного штамма. Смесь быстродействующего яда и агрессивных спор бактерий с ограниченным циклом размножения, гарантировала мгновенную смерть при выпивании, и изгнивание тела до неузнаваемости менее чем за сутки. Снаряжение группы тоже было тщательно собрано из того, что широко распространено на рынках, и даже относительно новое оружие не раз проявляло себя в войнах стран третьего мира. У них не было ничего такого по чему можно было доказать их принадлежность к Российской разведке, только смутные подозрения. Первый мучительно смотрел, как Четвертый делает грязную работу, а затем поднялся и сказал:

- Пошли, нужно закончить дело. Я пришел в себя.

В это время Шакал уже вернулся к Третьему. Не дозвавшись людей, он решил не рисковать лезть в парилку, не зная что системы вентиляции работали, снизив температуру до приемлемой. Вернувшись в дом, он по запаху обнаружил еще одного мертвеца, и, выбив дверь, разжился маячком и для Третьего. Твари слишком тупы, нужно было грубое средство безопасности для персонала, потому яркий, инфракрасный маячок казался вполне неплохим решением. Шакал обнаружил Третьего за любопытным занятием, найдя где-то банку краски, растворитель, пакеты и строительную пену, он готовил липкую смесь, наполняя ей пакеты, в которые помещал по четыре гранаты, оставляя одну снаружи, с приготовленным запалом.

- Опасная хрень, – прокомментировал увиденное Шакал, оценивая импровизацию.

- Опасная, - согласился Третий, - но не мне ее кидать.

Шакал рассмеялся, кидая ему второй маячок.

- Ну-ка достань ПНВшку, и посмотри, эти штуки мерцают одинаково, или по-разному?

Третий подчинился, и положив маячки рядом, стал разглядывать их сквозь прибор.

- Вроде по-разному, - сказал он.

- Хреново, это осложняет задачу, - ответил Шакал, садясь рядом, и помогая готовить бомбы. Спустя час, за время которого они успели разграбить холодильники из соображения экономии сухпайков, они уже были в засаде. Третий вколол себе новый стимулятор, но понимал, что толку от него будет мало. На этот раз Шакалу придется драться одному. Модификант же казалось не испытывал никакого страха, он следил за лесом из окна дома, держа бомбу наготове. Четыре остальных располагались в зданиях, больше одной за раз на себе он держать не хотел, штука и правда была слишком опасная. Туго смотанные изолентой гранаты, погруженные в липкий раствор в готовом лопнуться от удара пакете.

Но вот, наконец, появились ящеры. Сразу трое, они шли клином, целеустремленно двигаясь к месту гибели товарища. И очень зоркие. Их оружие сразу направилось на окно, за занавеской которого стоял Шакал, и тот шагнул в сторону, открывая им блеск маячка, и следя за реакцией. Расчет оказался верен, монстры опустили оружие, и направились к нему с деловитой сосредоточенностью.

Шакал отошел от окна, вышел из дома, вновь задев косяки наплечниками, и приготовился ждать, держа за спиной бомбу, и готовясь кинутся в здание, где ждет прислоненная к стене винтовка. Конечно, тонкие полимерные стены пулемет прошивал легко, но пуля ослаблялась, деформировалась и сильно теряла убойную мощь. Достаточно было вспомнить, как относительно быстро оклемался Первый. Шаги приближались, и вот бронированный динозавр вышел из-за дома, и направился прямо к Шакалу. Тем не менее оружие он держал расслабленно, и это успокаивало. Двое других контролировали свои сектора, и Шакал отметил, что один из них смотрел на окно за которым прятался Третий. Хотя памятуя о количестве глаз, смотреть они могли куда угодно. А мозг у них видимо располагался в глубине тела, именно поэтому даже такой жестокий удар как удар пули пятидесятого калибра в шлем не оглушал их.

- Доктор Петровски, вы должны проследовать за мной, - сказал на английском ящер, голос механический, синтезированный.

- Согласно моим инструкциям я должен ожидать эвакуационную команду, - начал Шакал свою игру, с туповатым, искусственным интеллектом.

- Прибытие эвакуационной команды ожидается через двенадцать часов. В секторе обнаружен неизвестный противник. Прошу вас следовать за мной для вашей безопасности, - сообщил ящер.

- Моя безопасность вне вашей компетенции. Доложите статус базы.

- Активирована система зачистки в связи с биологической угрозой, - ящер неожиданно задумался, и сказал:

- Доктор Петровски, обнаружено несоответствие вашего голоса. Откройте глаза, мне следует снять ваши биологические параметры для подтверждения.

- Это невозможно, - ответил Шакал, - в связи с биологической угрозой я нахожусь в защитном скафандре, который вносит помехи в мой голос. Я не имею права вступать в контакт с внешней средой.

- Доктор Петровски, в настоящий момент мои анализаторы показывают безопасность атмосферы.

- Я не имею права нарушать инструкции. Доложите о противнике, с которым вы столкнулись.

- Шестеро неизвестных без опознавательных знаков. Согласно активированной программе красной тревоги они подлежат уничтожению.

- Я видел неизвестных мне человек, которые двигались в сторону пляжа по ту сторону гор. Возможно это именно они. Их же шестеро?

- Подтверждаю. Доктор Петровски, последуйте за мной для обеспечения вашей безопасности.

Два остальных ящера двинулись в сторону пляжа, все с той же деловитой целеустремленностью. «Радиосвязь», подумал Шакал, «Но не слишком инфоемкая, описание целей она не пропустила».

- У меня приказ оставаться тут, и ожидать.

- В таком случае я останусь для вашей охраны. Я вижу сигнал доктора Зойлита.

- Он ранен неизвестными, и не может спуститься.

- Его необходимо доставить в медблок. Вы сможете, помочь ему спустится? Я отнесу его.

Шакала нервировала необходимость иметь рядом существо которое могло выдавать его позицию, или получить приказ который наконец направит тупые мозги твари на понимание грубого обмана, и потому он сказал:

- Его необходимо эвакуировать к порту, и там ожидать эвакуационной группы.

- Прошу прошения, но…

- Я знаю про медблок, но у меня строгий запрет удалятся от точки прибытия эвакуационной группы, я могу только приближаться к ней. Состояние доктора Зойлита не критическое, ранение лишь ограничивает его подвижность, но не угрожает жизни. Следуй за мной.

Шакал заглянул в дом, и, прихватив винтовку, деловито пошел к укрытию Третьего. Киборг столь же деловито последовал за ним.

- Ожидай здесь, пока я спускаю доктора Зойлита, - бросил Шакал обманутому ящеру, и пошел наверх.

- Что это за х…ня? – Встретил его вопрос Третьего, когда Шакал заглянул в квартиру.

- Это, - ухмыльнулся под шлемом модификант, - твоя новая ездовая зверушка, которая оттащит тебя к порту. А теперь надевай противогаз, затыкай рот и откликайся на имя доктора Зойлита. На всякие вопросы о сканировании личности отвечай, что не имеешь права снимать защитный костюм по причине угрозы заражения, стонать можешь по настроению.

- Мы должны ждать остальных, черт возьми, - ответил самозванный Зойлит.

- Слушай, у нас выбор, или мы ждем остальных в компании этой тварюшки, или начинаем хитрить с риском того, что его мозги наконец догадаются как смачно его на…бывают. Спорим их в хвост засунули?

- Кого?

- Мозги, или ты думаешь, для них есть место среди этой кучи глаз? Противогаз одевай, я знаю что делаю, - сказал Шакал, и Третий подчинился.

Когда они вышли, ящер все так же покорно ожидал их, сжимая в руках оружие.

- Доктор Зойлит, мне следует доставить вас в медблок.

Прежде чем Третий ответил, Шакал чуть сжал раненую ногу несчастного, заставив его застонать и с ненавистью посмотреть сквозь стекла противогаза, и сказал:

- Уже обсуждалось, следует доставить доктора Зойлита в порт для эвакуации. У меня строгий приказ в связи с риском заражения. Помогите доставить его туда, - Шакал протянул человека твари, озадачив ее тем, что в ее руках было оружие.

- Если вы не имеете возможности освободить руки, можете передать оружие мне.

- В таком случае я не смогу оказать огневое воздействие на противника.

- Я буду рядом, и немедленно передам тебе оружие, после чего укроюсь сам, и укрою доктора Зойлита, - сказал Шакал.

- Двигайтесь не далее чем в двух метрах, - ответил ящер, кладя оружие на землю, и принимая на руки крайне недовольного таким поворотом дел Третьего. Но возражать он не решился, понимая, что обман построен, на самой что ни на есть наглейшей лжи, способной рухнуть от любого неосторожного слова.

Шакал закинул на плечо вторую тяжеленую винтовку, и направился в сторону порта с таким видом, словно он тут самым что ни на есть настоящий хозяин.

Оставшиеся вдвоем Первый и Четвертый угрюмо шли по коридорам, с особой осторожностью следя за вентиляцией, и прикрывая друг другу спины. Оружие товарищей они оставили там, выведя из строя, чтобы Френц не воспользовался им. Неужели эта тварь в одиночку убила всех? Страшно представить, но если вспомнить о ее ядовитости, это кажется реалистичным. Первый изо всех сил сдерживался от самоупреков, ведь столь очевидным теперь казалось, что фраза Френца об отце была не более чем паролем, на который не последовал отзыв. И вместе с тем это порождало новые вопросы, если Френц ждет тех, кто придет после них, то почему возникла эта временная пауза? Почему он сразу не доложил о зачистке, с тем, чтобы не давать целые сутки, а может и более? Возможно именно он обманул охранную систему, сымитировав успокаивающие доклады, но тогда почему он не вызвал сразу своих хозяев? Слишком много вопросов, и все же одно успокаивало, если доклады спокойствия шли, серверная работает, несмотря на паровую зачистку. Скорее всего, она специально изолировалась, чтобы сохранить данные при этом варианте событий.

Слишком много недоговоренностей. Дорогой люди сменили потраченный регенпатрон, благо конструкция позволяла сделать это без контакта с атмосферой. Котенка казалось, и след простыл, и новые подозрения стали терзать Первого. Ведь тварь могла уже украсть данные, оставив им только пустые комнаты, более того, она наверняка уже так и поступила. Ему достаточно просто унести их в вентиляции, слишком узкие для человека. Они прошли мимо ружейной, с тревогой отметив что дверь открыта, и хотя оружие вроде цело, тела охранников так и лежали у входа, видимо отравленные газом наполнявшим помещение, пистолеты легко могли попасть в руки Френца. Да, бронежилет легко защитит от легкого стрелкового оружия, что виднелось там, но ноги и руки уязвимы, как и лицо. Даже если пуля не пробьет прочный материал, удар выведет из строя, а то и сломает конечность. А светится ли котенок постоянно, или умеет регулировать свою люминесценцию? Неизвестно. Возможно, стоило бы выключить фонари, перейдя на приборы ночного видения, но шум воды и так выдает их, а свет все же надежнее и точнее. Кроме того, он мог ослепить котенка, давая необходимые секунды.

К удивлению людей ЦПУ оказался там, где и говорил Шакал, несмотря на прошедшие годы. С другой стороны, инфраструктура строилась именно под такое расположение, а переделывать все шахты с проводкой это адская работа. Помещение было темно, но некоторые из компьютеров работали, те, что были укрыты толстыми слоями пластика, и к которым тянулись армированные кабеля. Первый остался в дверях, присматривая за коридором, а Четвертый вошел внутрь. Тел тут не было, люди наверняка первыми узнали, что началась зачистка, и попытались спастись.

Хотя они и имели некую специализацию, каждый был обучен заменить любого другого, и потому, несмотря на отсутствие Третьего, Четвертый вполне мог справиться с компьютерами. Он подошел к рабочему монитору, и положив автомат рядом, стал просматривать данные. Много времени это не заняло, и вскоре он разочарованно сказал:

- Командир, у нас проблемы. Диски отформатированы.

- Проклятье, их надо извлечь. Может наши спецы сумеют восстановить данные. Только следи чтобы мины не оказалось.

- Угу, - ответил Четвертый, осматривая залитый корпус в поиске возможности вскрыть его. Это заняло уже гораздо больше времени, но защита корпусов однозначно говорила о том, что именно там хранятся целевые данные, которые должны быть сохранены в любом случае, и именно их надо добыть, чтобы гибель товарищей не оказалась напрасной.

- Ну, скоро там? – Спросил Первый, заглядывая в помещение, и делая шаг внутрь. Тихий плеск воды от шага, тихий плеск воды позади, из коридора. Ощущение чудовищной ошибки, расставленной ловушки, стальным гвоздем вонзилось в голову офицера.

- Беги! – Закричал он, выпрыгивая из серверной. Серебряный, призрачный свет котенка-убийцы встретил его. Вновь сознание замедлилось, чудовищным, непостижимым образом отмечая каждую долю секунды. Огромный пистолет в руке карлика, он высунул только ее, слепо направив ствол в сторону Первого. Удар плечом об стену. Отчетливо видно как пушистый палец нажимает спусковой крючок. Невероятно большой калибр. Шаг, в всплеске воды. Щелчок курка, вспышка выстрела, и ослепительно яркая звездочка сигнальной ракеты. Прыжок прямо на нее, в попытке принять на грудь, погасить, утопить. Оглушительный взрыв за спиной, и последней ноткой сознания – выстрел подствольного гранатомета, в надежде хотя бы зацепить осколками наверняка уже убегающую тварь.

Шакал размеренной походкой подошел к краю пирса, и посмотрел вниз, в воду. Водомерная шкала показывала, что глубина более пятнадцати метров. Положив свою винтовку на бетон, он оперся о пулемет ящера, глядя как тот подходит к нему.

- Положи его вон на ту скамейку, только осторожнее, - распорядился Шакал, указывая жестом на скамейку неподалеку. Ящер подчинился, аккуратно располагая там человека. Третьего рвали смешанные чувства, ощущение того что ты взрослый мужчина, а тебя несут на руках словно ребенка, нервировало. Еще более нервировало, что это враг, который по совершенно непонятной причине до сих пор не распознал грубый обман. Неужели их рассудок действительно настолько запрограммирован на эти маячки, что они просто не могут задуматься о том, что их может надеть враг?

- Слушай, ты не видишь корабли эвакуации? – спросил Шакал ящера, наигранно вглядываясь вдаль.

- Никак нет. Доктор Петровски, прошу вас отойти от края, вы опасно близко.

- А там что? – проигнорировал просьбу Шакал, с любопытством глядя вниз, - у тебя глаза совершеннее, посмотри. Мне кажется, я вижу силуэт затопленного корабля, враг утопил его? – С наигранной тревогой сказал Шакал. Ящер подчинился, подходя ближе, и тоже глядя вниз. Когда он оказался рядом, и наклонил голову, Шакал неожиданно качнулся, коснувшись его плечом и воскликнув:

- Осторожнее! – после чего уронил пулемет ящера в воду. Тот наклонился еще сильнее, в попытке поймать оружие, и Шакал просто немного подтолкнул его, поддев лапу, и отправляя тяжелую тварь вперед. В неуклюжем падении ящер махнул хвостом, в последней попытке удержать равновесие. Ему это не удалось, так же как Шакалу не удалось вовремя отпрыгнуть. Неожиданно гибкий кончик хвоста умудрился зацепиться за него, и оба бронированных гиганта полетели в воду.

Шакал не тратил времени на бесполезные попытки устоять, или тем более панику. Секунда падения ушла на глубокий вдох, а долгое падение в глубину океана на извлечение противогаза, и вставление в него регенпатрона.

- Шакал! – В ужасе воскликнул Третий, вскакивая, и ковыляя, опираясь на автомат, к месту неожиданной развязки обмана. Вода ответила тишиной, лишь волны бились об бетон. Человек смотрел в темноту воды, понимая, что теперь он один, и если другие твари вернуться, то ему придется молиться, чтобы они оказались столь же наивными, потому что шансов против них, у него нет никаких. Он тяжело побрел назад, и хоть страх ледяными когтями начинал царапать дисциплинированный рассудок, необходимость найти еще маячки для остальных, когда они вернуться, гнала его вперед.

Проблема регенпатрона заключалась в том, что он мог взорваться при попадании внутрь большого количества воды. А это не слишком входило в планы Шакала. Открыв маску, и обнажив лицо, он обнаружил, что ящер смотрит на него с почти что видимым, даже под шлемом, удивлением. Оставался вопрос того, дойдет ли его сигнал сквозь толщу воды, чтобы предупредить остальных. Модификант натянул маску, убедился что она плотно прижимает мех, и выдыхая воздух мелкими порциями, стал пить соленую воду, затекшую внутрь. Он с силой сжимал одной рукой маску, а вторую слепо выставил вперед, в ожидании удара. Весь остаток пути Шакал изо всех сил пытался выпить как можно больше воды, и лишь когда легкие стало немилосердно жечь, пальцем открыл клапан. Глубокий выдох взметнул пузырьки воздуха, вытравливая остатки воды, и заполняя камеры с химикатом. Вдох же одарил легкие кислородом, а затем мощный удар пришелся на ноги Шакала, и он упал, глубоко погружаясь в ил. Наверное ящер свалился где-то рядом, но модификанта уже не заботили такие мелочи. Свой запас кислорода тот наверняка растратил еще по дороге, и теперь вряд ли способен на двигательную активность. Вот только умрет он тоже вряд ли, и так и будет стоять в анабиозном оцепенении, пока его не найдут, или пока запас резервов организма не будет истрачен. Насколько знал Шакал, в его распоряжении есть трое суток ферментативных процессов в нервной ткани, после чего начинается гибель нейронов. Правда, более двенадцати часов бескислородного обморока ему испытывать не доводилось.

Подождав пока тревога воды вокруг успокоится, Шакал снял шлем, и стал надевать противогаз уже полностью. Покончив с этой работой, он натянул шлем обратно, и смог вдохнуть уже спокойно. Теперь оставалось найти техническую лестницу. Идти было очень тяжело. Он даже скорее полз, по пояс увязая в иле, расплывавшегося под его весом. На крайний случай можно было снять броню, и попытаться всплыть, но это был именно крайний случай. И теперь для него вариант скрытного возвращения исключен, запас регенпатронов скорее всего уйдет на дорогу по дну океана. Чувство направления не подвело, он добрался до бетонной стены дока, и пошел вдоль нее, пока не уперся в железную лестницу. Но едва Шакал поднялся на пару ступеней, как проржавевшее железо обломилось, и он вновь оказался в облаке поднятого его падением ила. Похоже, дорога будет дольше чем он рассчитывал, достаточно пологий для подъема берег был только в двух километрах отсюда. Хорошо, что в рюкзаке достаточно патронов, а их конструкция позволяет проводить замену под водой без риска взрыва. Решив всплывать, если их останется два, и выиграть тем самым немного глубины чтобы ослабить кессонную болезнь, Шакал отправился в долгий путь.

В голове звенело. Мучительная боль охватывала ее словно стальным обручем. Первый медленно поднял голову из воды, встал на четвереньки, борясь с тошнотой. Вот только еще блевануть в противогаз не хватало. Почему Френц не убил его? Посечен осколками? Нащупав в воде автомат, Первый кое-как поднялся с его помощью, и поковылял к изгибу коридора, за которым прятался котенок. Хитрый, мелкий ублюдок. Четвертый же наверняка все проверял. Осторожно выставив ствол, Первый заглянул за угол. Пустота, только плавающий труп человека из расчета станции. Диски наверняка взорваны, но нужно хотя бы отплатить твари. Взять живым, прострелить ноги и руки, и выпытать где копии. Первый не сомневался что они есть. Привалившись к стене, он достал шприц стимулятора, и вколол наркотик себе, сквозь специальный клапан на шее. Боль отошла в сторону, давая возможность мыслить. Но его все равно шатало, когда он шел к серверной.

Тот блок, тот залитый пластиком блок, был относительно цел. Обгорел, но не разлетелся на куски. А рядом лежал Денис. Первый подошел к нему, заранее зная что надежда напрасна. Четвертый обгорел, бывшие при нем гранаты взорвались, раскурочив грудь. От взрыва же вызвавшего детонацию даже стены треснули. Объемный взрыв. Котенок достал где-то газовый баллон, и спрятал в серверной. А потом просто поджег скопившийся газ. И именно поэтому не добил, продукты горения наполнили коридор, не давая ему подойти достаточно близко для выстрела. Маленький ублюдок. Отдав последнюю, грязную честь телу товарища, Первый подошел к блоку, и принялся курочить его ножом. Внешне блоки винчестеров выглядели на удивление целыми, но сохранился ли в них хоть мегабайт информации, Первый не знал. Все что ему оставалось – вынести их в надежде, что специалисты сумеют вынуть из них хоть что-нибудь полезное.

Он пошел обратно, но теперь он был один, и никто не прикроет ему спину. А Шакал и Третий? Шакал не полезет внутрь, он тут за деньги, и зря собой не рискнет. Нет, надеяться на то, что они вытащат его – глупо. Нужно действовать одному. Плеск воды под ногами, свет фонаря не остались незамеченными.

- Ты еще жив? – Раздался из-за угла мяукающий голос котенка. Раздался на русском. Хитрая мразь. Ответом рявкнул подствольник.

- Значит, жив, - констатировал Френц. Ну конечно, тварь слишком умна, чтобы так подставится. Последняя граната. Плеск воды все равно выдает позицию.

- Не дождешься сученыш. Я с тебя живьем шкуру спущу, - ответил Первый.

- Что же ты такой жестокий? Я твоим друзьям хотя бы быструю смерть дарил, - ответил котенок.

- Вот за это и поплатишься, - Первый устало шел вперед, подходя к повороту из за которого доносился голос.

- Так мне тебя мучительно надо убивать? Я не хочу, мне жалко тебя.

- Жалко, ублюдок? А людей, которых ты заживо сварил, не жалко было?

- Я постарался отравить как можно больше до активации системы зачистки.

Первый резко выскочил за поворот, проводя автоматом. Вверху в свете фонаря блеснул нож, и человек ударил очередью по вентиляции. Но тварь уже скрылась в ней, наблюдала за ним по отражению. Старый прием. Граната подождет. Человек пошел дальше, держа под прицелом вентиляцию. Все же у него есть преимущество, чтобы не выдавать себя шумом в гулких шахтах, котенок был почти раздет. Любая броня преследовала бы его оглушительным грохотом.

- Знаешь такую поговорку? Жизнь человечества оплачивается кровью мучеников, - вновь раздалось откуда-то спереди.

- Да? И что же ты оплатил этой кровью? – Спросил Первый.

- То же что оплачивали люди, которые когда-то украли для тогда еще Советского Союза чертежи атомной бомбы. Мир.

- И что же ему угрожало, малыш? – сменил тон мужчина, пытаясь воспользоваться разговорчивостью убийцы.

- А ты подумай, человек. Воевать и умирать должны люди, а не кто-то кого вы создаете вместо себя.

- И почему это?

- Чтобы вы боялись воевать. Чтобы война присылала в ваши дома гробы, с вашими отцами, детьми, братьями. Вы должны оплачивать счета войны кровью, иначе вы станете воевать слишком легко. Разве ты не знаешь, как это делается уже сейчас? Летишь на самолете, жмешь кнопочку. А там, внизу, умирают дети, старики и женщины. Умирают под потоками напалма, под осколками бомб. Правда пока еще приходится посылать кого-то добивать выживших. Посылать людей, которые рано или поздно задаются вопросами, а зачем это надо? Это назовут болезнью, Афганским синдромом, Чеченским синдромом, Вьетнамским синдромом. Но на самом деле это просто понимание того, что война это не самая лучшая вещь. Ты меня слушаешь?

- Очень внимательно, - заверил Первый, выглядывая за угол.

- Тогда подожди, пока я позицию сменю, не хочу искушать тебя, - ответил котенок. Первый пошел дальше, лишь едва заметив тихий шорох пропавший где-то вверху.

- Так вот, - раздался вскоре голос Френца, вновь откуда-то спереди, - все, что сейчас вас сдерживает, это военная необходимость видеть кровь. Потому так усиленно и ведутся работы над кем-то, кто может заменить, кем-то кто не задумается, не усомнится.

- А что, ты не подходишь?

- Даже висельник думает.

- Висельник?

- Ваш большой приятель. Что вы пообещали ему? Амнистию?

- Шакал? Почему ты называешь его висельником?

- А его вешали однажды. Забавная история, он был у одного правителя какой-то там страны в Африке, а там как раз поднялась народная буча. Ну знаешь, очередное испытание этих там революций. Он там был тогда еще просто демонстратором преимуществ генетических модификаций, но революционеры сочли его самым, что ни на есть сторонником их бывшего диктатора, и повесили на глазах всего города. Шея у него прочная, петлю выдержала. А когда он оклемался, то вырезал к х…уям почти все население. Вы, русские, вообще умеете в радикальные решения.

- Действительно, забавная история. Сам свидетель?

- Нет конечно, мамаша моя. Так к чему я это говорю, вот ты прикинь, даже этот отморозок, в конце концов, захотел тихой и спокойной жизни, стал задавать вопросы. А те ребята их задавать не научены. Их можно гнать на убой, и они даже не дрогнут, ни от страха, ни от жалости.

- А знаешь, где мне ты врешь? В том моменте, где тебя вытаскивают отсюда. Не по доброте душевной ведь, Френци, ох не по доброте. Копии ты им отдашь, копии подробных инструкций, как вырастить суперсолдата без страха и упрека.

- Все мы ошибаемся, человек. Я ошибся, когда так неосмотрительно подошел к вам. Ты их не достанешь, у вас и так достаточно разработок, кроме этой. Мир нужно немного отбалансить.

- Хочешь сказать, что это Российская станция?

- Конечно, нет, вы просто мимо пробегали, и совсем чуток денег вкинули. Так, на удачу. А оно возьми и окупись. Вот только инвесторов много, а каждый хочет быть монополистом. Вот карта и разыгралась, так как разыгралась. Жалко что я не успел устранить Соколова до того как он все понял, надо же, в холодильнике спрятался.

- Соколов?

- Да, именно он дал вам время. Активировал автоматику отзывов, и активировал систему зачистки. Может именно он и предупреждение вам отослал. Но теперь все кончено, это оружие к вам не попадет.

- А на кого ты работаешь? Китай? США? Исламский Союз?

- Все-то тебе расскажи, а ты потом разведке своей. Нет, приятель, тут уж ты извини, не скажу. – Френц умолк, исчезая где-то в глубинах вентиляций. Но где именно, Первый понять не мог. Понимание было только одно – выход один, и ловушка будет именно там. Мужчина перешел на бег, в надежде обогнать хитроумную тварь.

Трупы были почти в каждом доме, только выбить дверь. Третий легко набрал нужное количество маячков, даже с запасом на всякий случай. Твари не показывались, и жуткое, иррациональное чувство того что они где-то рядом, следят, выжидают, давило на нервы. Хотя Третий и понимал, что они если и нападут, то нападут сразу. Он напряженно следил за дверью, чувствуя, как утекает время. Уже темнело, вновь накрапывал дождь, а группы все не было. И рации молчали.

За два часа до первого времени эвакуации, наконец, рация ожила:

- Третий, Шакал? Какова ситуация?

- Командир, слава Богу, Шакал погиб, вокруг чисто, я наблюдаю за выходом. Как вы?

- Я один, остальные погибли.

Третий прикусил губу. Вопросы потом, когда вернутся домой. Получив подтверждение чистого выхода, Первый выскочил на улицу, и побежал к домам. Ему на встречу выглянул Третий, и подозвал жестом к себе:

- Командир, надевайте, - он протянул ему странное устройство, видимое Первым на трупах.

- Что это? – Спросил он.

- Маяк опознания свой-чужой. Твари не стреляют по тому на ком он, черт возьми, да они вообще приняли меня за какого-то Зойлита пока он на мне был.

- Дерьмо, - сказал Первый, спешно натягивая маяк. Третий посмотрел на сумку:

- Это оно, то, что мы ищем?

- Надеюсь, быстро, уходим. Меня могут преследовать.

- Они что, в те коридоры протиснулись?

- Нет, там другой был, модификант. Вопросы потом.

Люди стремительно бросились к порту, хотя в их положении стремительными было трудно быть. Встреченные ими электромобили были разряжены, а искать исправные времени не было, поэтому раненные шли пешком. Укрывшись в одном из ангаров, люди расчехлили рации, и отправили вызов:

- Тишина, тишина, это шестой. Громкий вариант для двойки.

- Вас понял шестой. Ожидайте сутки сорок.

Люди замерли.

- Двадцать минут, и все кончится, - прошептал Первый.

- Ребят жалко, - сказал Третий. Они помолчали минуту, отдавая дань памяти, а затем заняли наблюдательные позиции. Спустя двадцать минут подводная лодка всплыла в порту, и люди поспешили к пирсу, глядя как к нему подплывает спущенная на воду шлюпка. Они вышли на открытое пространство, поставили сумку рядом, и зажгли фальшфейера, обозначая удобное для спуска место.

Проблесковые, инфракрасные маяки прекрасная цель для наводки. Френц стоял на выступе скалы, в окружении восьми ящеров, и наблюдал холодным взглядом за дальним блеском.

- Семь двадцать, альфа восемь, пятнадцать сорок пять. Четыре гамма. Лямбда сигма восемь. Сорок два. – Бросил он тварям тщательно заученный пароль.

- Ограничение снято альфа-командор.

- Цели на пирсе. Ориентир по проблесковым маякам. Огонь.

Взревели пулеметы в дружном залпе. Едва покачиваясь в крепких руках тварей, они посылали пули с необыкновенной точностью. На дистанции в семьсот метров промахи были практически невозможными.

Первый смотрел на катер, до которого оставалась всего сотня метров, когда рядом брызнул бетонный фонтанчик. Уже не было страха, не было боли. Одна бесконечная усталость. Подкосилась нога, от тяжелого удара, руку рвануло в сторону. Капитан Серов удивленно смотрел на брызги своей крови, на брызги крови лейтенанта Свиристелова, на то, как разлетается сумка с драгоценным содержимым. Где-то далеко кричали люди, где-то далеко ухнуло орудие. Где-то далеко вспомнился родной дом, вспомнился сын, который теперь вырастет сиротой. По крайней мере, он будет обеспечен посмертной пенсией. Прямое попадание раскололо шлем, оборвав последнюю мысль.

Френц мягко ступал босыми ногами по мокрой траве, жуя одну из вкусных травинок. Позади, взорвался пристрелочный снаряд, но он уже слишком далеко от выдавших себя огнем объектов двадцать шесть. Может, они и выживут, с учетом их бронированности убить их могло только прямое попадание. Вот и все, он продержался. Ребят конечно жалко, но что поделать? Большая геополитика вообще довольно кровавое занятие, а его нанимателям нужен ответ на новую разработку русских. Никогда нельзя позволять кому-нибудь вырваться вперед в гонке вооружений, иначе у него возникнут нехорошие мысли. А эта разработка могла нарушить баланс.

Когда Шакал наконец вышел из воды, подлодка давно уже скрылась, и крайнее время было просрочено. В предрассветной темноте, впереди что-то светилось, и протерев от воды шлем, модификант увидел смутно знакомую фигуру.

- Сара? – Удивленно спросил он.

- Что, глазки ослабли? Корректировать надо, - донесся отвеет.

- Френц, ты что ли, шлюхи сын? Ты-то тут откуда?

- Догадайся с трех раз.

- Воняешь, или уже утих?

- Тебе то какая разница? Как будто на тебя эта дрянь подействует. Выходи, не бойся, дракончики сейчас на базе тупят.

- Мои уплыли?

- Ну, трупы их увезли.

- А диски они достали? – Спросил Шакал выходя на песок, и идя к Френцу.

- Достали, упрямые ребята. Даже жалко.

- И что на дисках было?

- Семьсот террабайт отборного йифа. Правда копий много, я на перезапись поставил. Циклов тридцать прокрутилось пока вы ехали.

- Понятно, удивил ты меня, вот тебя я тут видеть не ожидал.

- Расту помаленьку, а ты как?

- Не успел как видишь, - пожал плечами Шакал, садясь рядом с Френцем, - теперь у чинуш награду заколебусь выбивать.

- А то ты аванс не брал.

- Брал, конечно, но раз диски доставлены, хотелось бы полную, - Шакал снял шлем, и Френц поразился тому, насколько он истощен.

- Если деньги понадобятся, подкину.

- Пфф, деньги только инструмент. Вот сейчас они мне, например, нужны гораздо меньше этой травки, - Ответил Шакал, надирая кучу толстой травы, и набивая стебельками пасть.

- Да. Скоро мои придут, - задумчиво произнес Френц.

- В курсе, легенда все та же?

- Да, ты сотрудник охраны, держи документы. – Френц протянул Шакалу пластиковую карточку, тот покрутил ее в руках, и убрал в карман на поясе.

- Красивый рассвет, - сказал Шакал, глядя на поднимающееся солнце, и плавным жестом поглаживая пропитанную токсинами шерсть на загривке котенка.

- Угу, - ответил тот, размышляя над тем, действительно ли отречение от генома человека делает их выше глупых межправительственных распрей, убивающих громадные ресурсы на гонку вооружений, победитель в которой недопустим. И имеют ли они право делать то что делают, в стремлении предотвратить последнюю войну?

- Тебе они все еще снятся? – Нарушил тишину Френц. Шакал прикрыл глаза.

- Да. Мир на грани. Мне не удалось сделать модификацию настолько распространенной, чтобы человечество потеряло ориентиры рас, наций, и религий. Мне все еще снятся ледяные окопы.

- Без пяти минут полночь.

- Без шести, теперь уже без шести. Спасибо. Я не люблю бить в спину.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Phil Geusz «Цитадель Метамор. История 39. Ветер судьбы»
Дмитрий Янковский «Фактор агрессии (Homo Militaris - 1)»
Дмитрий Силлов «Кровь охотника»
Сергей Вайтов
16:33 12.01.2016
Про оба "Льда" не уверен (не похоже) - но этот и "Иллюзия жертвы" реально напоминают определённые моменты из transform'a
Jack Awo
12:17 19.01.2015
Хм... А не вы ли случаем тот самый автор transform?
Шакал - Матвей из того самого рассказа.
asdf23
13:37 03.11.2014
Последняя фраза прекрасная отсылка.
Ошибка в тексте
Рассказ: Рейд
Сообщение: