Gad
«Пропавшие во времени»
#NO YIFF #волк #пес #разные виды #рысь #хуман #триллер #фантастика
Своя цветовая тема

Пропавшие во времени.


Глава 1.


В насквозь промокших ботинках хлюпала вода. Тонкая осенняя куртка тоже не давала достойной защиты от непогоды. Раскисшая дорога была очень скользкой, ноги постоянно норовили разъехаться. Местами дорога превратилась в сплошное месиво, и тогда мерзкая грязь прилипала к ботинкам. С каждым новым шагом становилось всё тяжелее оторвать ногу от земли. Макс ни как не мог ожидать такого исхода от обычной поездки за город.

Яркое, не по-осеннему тёплое солнце обнадеживало, обещая ещё один не менее теплый, сентябрьский денёк. Решив не тратить выходной день на просиживание задницы перед монитором компьютера, Макс приступи к сборам. Он наскоро побрился, покопавшись в куче носков выбрал более менее приличную пару, напялил не первой свежести футболку, джинсы украшены смачным пятном, и вышел из квартиры.

Макса слабо волновал его внешний вид, тем более на даче у него не было ни какой спецовки и работать приходилось в том, в чем приедешь, а ехать он собирался именно туда. Спокойно добравшись до места назначения Макс, осмотрел свою лачугу, затем разогрел банку консервированной каши с мясом и позавтракал. На природе есть было намного приятней, и даже гадкое месиво в консервной банке, которое в квартире и в рот не вломить тут уходила на ура. Тем более таких деликатесов у него было навалом. Следующую половину дня Макс чинил покосившийся забор, поправлял пленку на теплицах и занимался подобной ерундой, отвлекаясь лишь на перекур или чашечку кофе. Закончив все намеченные дела Макс, решил напоследок прогуляться до речки и часик – другой посидеть с удочкой на берегу.

Небо над головой было по-прежнему чистое, но на горизонте появилась серо-синяя полоска облаков. Не придав этому значения, Макс спокойно дошёл до реки, и просидел на берегу больше двух часов.

Попивая приобретенное еще в городе пиво, он смотрел на поплавок, погрузившись в приятные воспоминания. В это время серая полоска облаков затянула большую часть неба и на землю упали первые капли дождя. Сразу сильно похолодало, легкий южный ветерок сменили порывы холодного северо-западного ветра. Макс спешно засобирался, схватив удочки, он метнулся к даче. Когда Макс подбежал к калитке дождь сильно разошёлся. Потратив бесценные минуты на сборы, Макс запрыгнул в машину и тронулся в путь. К сожалению, его легковушка была не приспособлена к езде по раскисшим дорогам. Проехав около пяти километров, она крепко увязла в очередной луже. Четные попытки вытолкнуть транспортное средство своими силами ни к чему не привели.

Выбившись из сил, и окончательно промокнув, Макс залез в салон автомобиля. Перед ним стоял выбор – заночевать в машине или вернутся обратно в деревню. Но он сам, не зная почему, поступил совершенно иначе.

Макс вышел под проливной дождь, закрыл машину и побрёл в сторону трассы. Он рассчитывал сесть на автобус и добраться до города, что бы с утра с чистой совестью отправится на работу. Макс был не особо пунктуален, но перспектива лишится последнего заработка пугала его гораздо сильнее, чем пятикилометровое путешествие под проливным дождем.

И вот он, еле переставляя ноги, бредёт через тёмный лес, шквальные порывы ветра раскачивают высоченные ели по краям дороги. Макс уже сто раз пожалел, что не вернулся в деревню и вообще покинул теплый и уютный салон. Но отступать было поздно, машина осталась далеко позади, и Макс шел, освещая дорогу карманным фонариком, сосредоточенно пытаясь не поскользнуться на проклятой жиже и не навернуться в очередную канаву. Вероятно, из-за этого, он до последнего не замечал путника, бредущего ему на встречу. Когда макс поднял глаза, он замер на месте и какое-то время тупо смотрел на темный силуэт впереди себя. Стройная, не высокая фигурка, в данной ситуации выглядела совершенно неуместно. Что то в ней было не так, но пока он не понимал что именно.

Макс осторожно подходил ближе в фигурке можно было определить девушку но Макс из за тактичности не светил ей в лицо. В голове вяло копошились мысли: что девушка в такую непогоду может делать в лесу, да ещё и посреди ночи? Может она попала в беду, или просто местная алкашка – подумал Макс, глядя на её странную походку. Нет, она не качалась, но шла как то подозрительно, будь- то немного приседая при каждом шаге. – На каблуках что ли? – Снова подумал Макс. Все становилось на свои места, но тем ни менее силуэт впереди начинал пугать все сильнее, что то в нем было неправильно, теперь Макс разглядел какой то странный предмет за её спиной. Макс не выдержал и направил луч фонарика на её лицо. В следующую секунду он едва смог сдержать крик, вырывавшийся из его груди. Сердце бешено колотилось, Макс отпрянул назад и забыв про осторожность поскользнулся. Плюхнувшись на пятую точку парень, ошалело смотрел на нечто, стоящее перед ним. В его голове не было подходящих слов, что бы хоть как то описать увиденное. Собачья, нет скорее волчья морда… или лицо? С совершенно нереальной анатомией. Не по животному крупные, выразительные глаза, слегка приподнятые волчьи уши и черный, довольно аккуратный носик. В дополнение ко всему, её лицо, да, пожалуй лицо подходит больше, покрывала короткая, но плотная шерсть, которая в тусклом свете фонаря казалась совсем черной. На макушке шерсть была гораздо длиннее и ещё более тёмной, она походила на человеческие волосы. Увидев, как упал Макс, существо сделало пару шагов назад. Парень судорожно засучил ногами пытаясь встать, это было не просто, ботинки скользили по грязи, чувство собственной беспомощности и совершенная безумность происходящего вызывало панику. Максу было двадцать шесть лет, и за все прожитые годы он ни разу не видел ничего подобного. Он был реалистом, не верил в мистику и даже не интересовался этим, не читал фантастику, не любил ужасы, а тут на тебе… Киношный кошмар стоит в паре шагов от него. Девушка – оборотень собственной персоны.

К полному ужасу Макса, девушка, видя его беспомощность, подошла ближе и протянула ему свою руку. «Как с собаками, главное не показать свой страх» пронеслось в его голове. Макс впился пальцами в её ладонь и быстро встал.

- Я просто пойду, ты своей дорогой, я своей. Понимаешь? – Бормотал Макс, потихоньку отступая назад. В это время девушка – волчица продолжала смотреть на него своими непропорционально большими и какими-то грустными глазами.

- Помоги – тихо сказала она. – Макс опешил. «Она говорит? Помоги? Чем, твою мать он ей поможет?!» Макс вспомнил двухсантиметровые когти на её пальцах, чёрные и достаточно острые, чтобы вонзить их в мягкую плоть и распороть горло от уха до уха. Его передернуло. Ну уж нет! Парень осторожно отступал назад. Волчица опустила голову. Подрагивая от каждой капли дождя, она совсем ссутулилась, слегка приподнятые уши, теперь были плотно прижаты, с кончика носа стекала струйка воды. Все её тело было покрыто шерстью, ну или как минимум та часть, которую не скрывала одежда. К немалому удивлению парня она была одета: С низу на ней были черные, достаточно обтягивающие штаны со вставками из пластика на коленях. Похожие штаны носят мотоциклисты. Сверху на ней была лишь какая-то странная очень короткая майка или что то тому подобное, такое бельё Макс не раз видел на девушках совершающих утреннюю пробежку. Такие майки плотно обтягивали тело и поддерживали грудь. В этот момент макс с удивлением заметил, что у волчицы тоже было что поддерживать. Третий размер, не меньше.

Волчица развернулась и пошла в противоположенную от парня сторону. Её спина продолжала судорожно подрагивать. «И как это она умудрилась замерзнуть, с такой плотной шкурой?» Подумал Макс, но через секунду всё

понял. Ей не холодно, она плачет.


***

Город был абсолютно пуст, на безлюдных улицах в желтом свете фонарей поблёскивали лужи, сам асфальт, ещё сырой от ночного дождя тоже сверкал и переливался в свете фар изредка проезжающих автомобилей. Воздух был чистым и свежим. Через пару часов должен был начать движение городской транспорт, и тогда тысячи сонных и растрёпанных людей поспешат из своих квартир на остановки, заведут двигатели личных автомобилей и город погрузится в обычную, будничную суету. Но пока город как и его жители тихо спал.

Рядом с городом располагалась военная часть, огромная территория окруженная высоким бетонным забором, за которым находились военные склады, учебные корпуса, бытовки, казармы с сотнями человек внутри. В полчетвертого ночи на территории военной части оглушительно завыли сирены. Весь личный состав, начиная от солдат-срочников и заканчивая офицерами, оставшимися на дежурство, были подняты на ноги. По периметру, один за одним вспыхнули прожектора. Ещё не до конца проснувшиеся солдаты не ровным шагом маршировали на построение.

Полковник Виноградов сидел в своем кресле и нервно постукивал карандашом по крышке стола. Его чертовски раздражали полуночные побудки. За последний месяц без видимой причины их подразделение поднимали в столь поздний час два раза. По сути ночные учения были совершенно обычным делом, солдат выгоняли из уютных казарм на плац, а там им находили занятие опытные садисты в лицах прапоров и старшин. О подобных мероприятиях полковнику даже не докладывали. Но сегодня, как и несколько дней назад, прозвучала не учебная, а боевая тревога, на которую поднимали весь состав без исключения. Распоряжение о тревоги поступило из главного штаба что подтверждало серьёзность пришествия и могло говорить о начале настоящей войны, но Виноградов знал откуда "растут ноги". Войной тут и не пахло, состав части поднимали по приказу "Объекта номер 2", территория которого начиналась примерно в пятидесяти километрах от их собственного подразделения. Естественно приказ давал не сам объект, его давал человек, или люди, так или иначе, там работающие.

Объект номер 2 был очень странным и, пожалуй, даже мистическим формированием, но как военный, Виноградов в мистику не верил. Он знал, что объект был создан как закрытый научный городок ещё в советские годы. Вероятно, его создание было как то связано с общей аномальной обстановкой в регионе. Он и сам неоднократно наблюдал в ночном небе странные огни, но списывал их появления, как раз на деятельность "Объ.2". Свечение в небе наблюдали в этих местах с незапамятных времён, почти каждый житель города сталкивался с этим явлением.

Но самые интересные рассказы можно было услышать не от горожан... По соседству с "Объ.2" находилось несколько полузаброшенных деревень, старожилы которых, рассказывали по истине жуткие байки. Ещё во времена СССР Виноградов бывал там на учениях. Тогда он имел звание старшего сержанта. За две недели в полях он лично не наблюдал там не одной аномалии, за исключением случая, когда солдаты отказывались заступать в патруль ссылаясь на невиданных существ, с которыми по их словам сталкивались в лесной чаще. Абсолютно не веря их рассказам Виноградов окатил несчастных потоком брани, и приказал, заступит в наряд, припугнув гауптвахтой. В качестве наказания, бойцам было велено посетить ближайшую деревню, и опросить местных жителей. Виноградов потребовал собрать и задокументировать всю информацию так или иначе связанную с сверхъестественными проявлениями.

Получив на руки доклад, сержант убрал его на несколько дней в ящик своей тумбочки, неизвестно сколько бы листы там пролежали, пока однажды на них не обратил внимание кто-то из офицеров. Вечером рукопись была зачитана перед собравшейся публикой. Из простых небылиц Виноградову почему-то особенно запомнился один случай описанный пожилой женщиной из той деревни: "Вышла я значит вечером из дому за водой, иду к колодцу, а из-за кустов свет бьёт, будь-то фары светят. Я тихонько подошла, кусты раздвинула, и вижу, значит: машина стоит небывалая, а из неё черти вылезают! У всех хвосты, а глаза как фонари горят!"


***


- Постой! - крикнул Макс, сам не веря, что это делает. Волчица остановилась, луч фонаря едва освещал её спину. Издалека она совсем не выглядела устрашающей, более того, пару минут назад Макс видел её лицо, и теперь точно знал, что опасаться ему нечего. Из всех эмоций он отчетливо различил страх, и ещё что то, что вызывало жалость. Макс не знал как он ей поможет, но чувствовал, что просто уйти тоже не способен.

От невероятности происходящего кружилась голова, парень жадно глотал холодный, сырой воздух. Тряслись руки, адреналин в крови Макса сейчас подскочил до предела.

- Как мне тебе помочь? - Выкрикнул он, на одном дыхании. Волчица повернулась, и пошла к нему на встречу.

- Мне надо спрятаться, меня хотят убить. - Прошептала она, оказавшись в паре метров от Макса.

"Её хотят убить. Кто и зачем? Да, глупый вопрос, но всё же я должен знать... хотя, ладно".

- Как тебя зовут?

- Катя. - Какое простое, "человеческое" имя. - Про себя усмехнувшись, подумал Макс.

- Катя, очень приятно, Максим. - На этот раз он сам протянул свою руку. Катя молча пожала. Макс посмотрел в её глаза, он был прав, она плакала, слезы до сих пор стекали по её щекам, покрытым гладкой шёрсткой и капали на землю.

Макс уже без удивления заметил, что тот предмет за её спиной был довольно длинным и вероятно пушистым хвостом. Хотя из-за грязи последнее определить было сложно.

- Пойдем со мной, у меня тут недалеко дача. – Парень махнул рукой в направлении, откуда шёл. - В город я так понял тебе всё равно нельзя? - Волчица молча кивнула.

«Ну и ладно, не очень то и хотелось на работу идти». – Подумал Макс.


***


Резкий, электронный голос эхом разносился по пустым коридорам. «Нарушение работы реактора – система охлаждения не герметична. Весь персонал, немедленно покиньте помещение и проследуйте в ближайшее укрытие».

За диспетчерским пультом, угрюмо склонив голову, сидела волчица. У неё не было возможности покинуть помещение вместе со всеми, с подземного яруса ускорителя была всего одна дорога на поверхность, она пролегала через реакторный отсек, который сейчас превратился в ядерное пекло.

Первый в мире, меж временной шаттл «Люцифер» был обречен на гибель. Кэтрин – так звали волчицу, была капитаном этого корабля, и даже имея возможность спастись, она вряд ли бы это сделала. Капитан до последнего вздоха должен спасать свой корабль, и если спасти судно всё-таки не удаётся погибнуть вместе с ним.

Буквально пару минут назад у неё была надежда заглушить реактор путём экстренного охлаждения, но эта попытка с треском провалилась. Жидкий азот, хлынувший на внутреннюю оболочку ядра, моментально испарился, создав небывалое давление между внутренним и внешним защитным слоем. Из-за чего, внешний контур, не выдержав нагрузки, попросту треснул и не успевший эвакуироваться из реакторного отсека персонал, вероятно, моментально погиб от радиации или сварился заживо. Да, она только что убила хренову тучу себе подобных, и это не добавляло оптимизма.

На приборной панели самопроизвольно замерцал один из мониторов. Из динамика, заглушая вой сирены и аварийное оповещение, раздался голос Сары.

- Кэтрин, ты здесь? Кэтрин, пожалуйста, подойди к монитору! – Волчица сорвалась с места, её команда нашла способ связаться с ней! Они живы и вероятно в безопасности! Кэтрин испытала невероятное облегчение, услышав знакомый и такой родной голос. Но за радостью тут же пришёл страх, страх того, что весь экипаж будет наблюдать её гибель не в силах хоть как то помочь. Нет, она, конечно, не даст им увидеть свою кончину. Она отключит камеры и связь, за пару минут до того, как ядро достигнет критической температуры и раскалённый поток вольфрама, прожигая всё на своём пути, хлынет вниз из реактора, моментально превратив ускоритель в гигантскую духовку. Но всё же, что они при этом испытают? Будут ли чувствовать себя виноватыми? Смогут ли продолжить программу без неё?


На небольшом экране Кэтрин смогла разглядеть весь свой экипаж. Всех ближе к камере стояла Сара, молодая немецкая овчарка, с выразительными карими глазами, и черно-коричневой шерстью. Сара была бортинженером, она следила за всеми системами корабля. Кэтрин не могла даже представить старта без её участия. Рядом с Сарой стоял Джек, - рысь крепкого телосложения, с коротко стрижеными волосами, и надорванным правым ухом. Джек отвечал за силовую часть операции, он не сильно разбирался в тонкостях их дела, но зато прекрасно управлялся с оружием. Его обычно безучастное выражение лица, сейчас было беспокойным, а здоровое ухо нервно подрагивало. Чуть поодаль стоял молодой лис, с редким именем Бэлларион. Команде не нравилось его длинное и сложно произносимое имя, поэтому его звали просто - Бэл, - что не нравилось самому лису. Бэл, как и Джек, отвечал за безопасность экипажа, но помимо этого, ещё исполнял роль штурмана. Бэл не был таким бравым воякой как Джек, но, тем не менее, не уступал ему в подготовке. Лис был проворней, не смотря на свой небольшой рост, он зачастую одерживал победы в дружеских спаррингах с рысью. В случае поражения Джек часто оправдывался тем, что, мол, просто боялся ненароком прибить проныру, и Бэл понимающе молчал - кулак рыси был почти в два раза больше его собственного.

В самом конце комнаты, уткнувшись носом в ладони, сидела Терра. Она была главным пилотом, и вероятно по этому, сейчас испытывала самое острое чувство вины. Обычно весёлая и жизнерадостная гиена, решительная и волевая, сейчас не могла найти в себе силы что бы подойти к камере, и взглянуть в лицо Кэтрин. Конечно, Терра была не виновата в произошедшем. Но одна мысль о том, что она бросила своего капитана, пусть даже подчиняясь приказу, пожирала её изнутри.

- Да, я здесь, всё в порядке. - Как можно более спокойным голосом произнесла Кэтрин. Её слова звучали неубедительно и лживо. На самом деле, все было из ряда вон плохо. Но как? Как она, может сказать это тем, кто так сильно за неё переживает? Тем, кто с радостью отдаст свою жизнь, в обмен на её.

- Капитан, мы тебя вытащим! Бэл подсчитал, что у нас есть ещё около часа, нам запретили участвовать в операции, но спасательная группа уже выслана. - Затараторила Сара.

- Не называй меня "Бэл"! Это звучит как женское имя! - Злобно огрызнулся лис, и оттолкнув овчарку, продолжил объяснят план спасения. - Значит так, тебе во что бы то ни стало надо добраться до шлюза второго энергоблока, там радиация значительно ниже, и компьютер не заблокировал двери. Но ни в коем случае не заходи в шлюз, иначе, когда спасательная группа откроет двери, ты хапнешь столько радиации, что твоя красивая шкурка моментально полиняет. Просто жди там, у них будет эвакуационный костюм для тебя.

- Ну как костюм... экранированный мешок с ручками, в который тебе надо будет залезть. - Перебила Сара.

- Постой, постой, ты говоришь про те мешки, в которых переносят контейнеры с обогащенным ураном? - Слегка улыбнувшись, уточнила волчица.

- Да, они отлично защищают от радиации как изнутри, так и снаружи, тем боле, в него можно очень быстро забраться. Когда будешь внутри, просто постарайся экономить воздух и не паниковать. И ещё, не переживай, мы проследили что бы мешок был новым. - Пояснил лис.

- Друзья, это отличный план, но... - Кэтрин на секунду замолчала подбирая подходящие слова. - Боюсь, он не сработает. Второй энергоблок полностью обесточен и, следовательно, двери, электроприводы которых остались без энергии, намертво закрыты. Да, я могу открыть их в ручную, но в таком случае, я также получу смертельную дозу излучения.

Все замолчали, в командном центре убежища воцарилась трагическая тишина, нарушаемая лишь доносившимся из динамика, бесконечным: «Нарушение работы реактора – система охлаждения не герметична...».

- Отзовите спасательную группу, они не смогут мне помочь. - Тихо произнесла Кэтрин, присев на мягкое кресло диспетчера.

- Мы не сделаем этого! Ты же знаешь, мы не сможем! - Закричала Терра, рванувшись к монитору.

- Сможете, вы должны. - В горле волчицы пересохло, она шумно сглотнула густую слюну и медленно продолжила. - Во всём произошедшем виновата только я, это моя расплата за те жизни, которые погубила, не стоит посылать кого-то на верную смерть.

- О чем ты говоришь? Все успешно покинули "люцифер", за исключением тебя и пары рабочих. Если ты про них, то это просто несчастный случай, а в перегрузке реактора ты вообще не виновата. Охладив ядро, ты дала нам бесценные минуты. Ты не погубила, ты спасла сотни жизней. - Говорила Сара, глядя в камеру широко открытыми от удивления глазами. Тебя представят к награде.

- Так что не мешай себя спасать. Ты же не хочешь получить награду посмертно? - Сказал Бэл, и немедленно получил удар под дых от Терры. Лис издал резкое "ух", и задыхаясь согнулся. - Да, неудачно сказанул, бить то за что?

От услышанного Кэтрин соскочила со своего кресла, чувство вины, терзавшее её последний час, тяжёлым бременем рухнуло с плеч. Она хотела что-то сказать, и уже было открыла рот, но в эту секунду экран монитора стал синим, и компьютер все тем же резким, дребезжащим голосом констатировал: "Сигнал потерян, все линии коммуникации уничтожены".


Глава 2.


В то время, когда Кэтрин ни о чем, не подозревая, говорила со своей командой, температура в реакторном отсеке постепенно увеличивалась, и термочувствительное оптоволокно, не выдерживая столь экстремальных условий, расплавлялось, переставая пропускать сигнал. Компьютер «Люцифера», в попытке предотвратить разрыв связи, быстро переключался с одной линии на другую, не считая нужным информировать об этом. В конце концов, сигнал был пущен по старому, обычному кабелю, замурованному глубоко в стене. Этот канал вышел из строя последним, оплетка проводков оплавилась, и сигнал, к полному ужасу Кэтрин, был безвозвратно потерян. Бросив четные попытки восстановить связь, Кэтрин направила свой взор через прозрачную, стеклянную стену, на гигантскую трубу ускорителя, пролегающую у основания диспетчерской башни, и уходящую на многие километры вправо и влево от неё.

Волчица вспомнила, как она впервые попала сюда, как у неё захватило дух от масштаба этого невероятно сооружения, как она, тогда ещё дистанционно, командовала пуском. Она вспомнила страх провала и эйфорию от первого удачного «прыжка», заголовки газет: «двадцать девятое июня 2663 года, вошел в историю как день, когда мы подчинили время». Потом она вспомнила, как совершила свой первый, личный прыжок, страх перед неизвестностью, красоту природы до человеческой эры, безумное ликование толпы, тысячи восторженных глаз, тысячи протянутых к ним рук, разношерстную публику, встречавшую их, и чествующую как героев.

К сожалению, всё это осталось в прошлом. Катастрофа «Люцифера» окажется в сотни раз более разрушительной, чем взрыв древнего Чернобыля, а на устранение последствий уйдут десятки, а возможно, и сотни лет. Вполне вероятно, что правительство больше никогда не выделит столь астрономической суммы, на реализацию подобного проекта. Возможно, власти вообще запретят подобные исследования, посчитав их слишком опасными и неоправданными. В таком случае, даже частные инвесторы не смогут помочь проекту.

Или желание управлять временем окажется более сильным, чем горечь провала? Кэтрин не знала ответа. Её голова будто потяжелела от мыслей. Веки слипались, клонило в сон. В каком-то подобии транса, волчица смотрела на экран монитора. Отчеты о повреждениях модулей, их технические номера, какие-то показатели всё это сливалось в единую, бесконечную и совершенно ненужную ей вереницу букв и цифр.

Кэтрин оставалось жить меньше часа, но почему то этот факт больше не вызывал беспокойства, она смирилась, нашла в себе силы признать, что любые попытки что то изменить четны, и попросту нет смысла тратить этот час на панику. Или все жё есть?! Абсолютно безумная, не вероятная идея вывела волчицу из сонного оцепенения и заставила соскочить с кресла. Какое-то время, она боялась даже признать, что думает об этом. Кэтрин снова посмотрела на гигантскую трубу ускорителя, на так называемый «перрон», с которого она, со своей командой не раз отправлялась в далёкое, окутанное дымкой, прошлое. Нет, просто так она здесь не сдохнет!

- Компьютер, выведи все данные о состоянии системы на монитор. Также статус ядра, и время до его распада и взрыва. Последнее в аудио форме. - Приказала Кэтрин, пытаясь унять мандраж и не дать голосу сорваться. Теперь, когда у неё появилась призрачная надежда выжить, страх снова напомнил о себе, и её коленки предательски затряслись.

"Статус ядра - распадается. Не вышедшие из строя датчики фиксируют всплеск бета - излучения. Температура в реакторе…"

- К черту температуру, сколько времени до взрыва?! - Крикнула Кэтрин. Её голос предательски сорвался.

"От двадцати до тридцати минут, ход неконтролируемого распада сложно прогнозировать, к тому же большая часть датчиков..." - Плевать! - Снова оборвала Кэтрин. - Мы располагаем достаточным количеством энергии, что бы запустить ускоритель?

"Да, но..."

- Отвечай короче!

"Да"

- Сколько пройдет времени от запуска до "прыжка"?

"В среднем двадцать пять минут, но..."

- Без но, разгоняй! Вывести все стартовые данные, включить систему активного ассистирования и вспомогательные мониторы.

"Капитан, но у вас даже нет костюма, вы погибнете ещё при старте".

- Плевать - Волчица до скрипа стиснула зубы. - Я не собираюсь помирать здесь, общаясь с долбанной железякой.


***

- Почему я всегда узнаю обо всём последним? – Раздраженно повторял высокий, широкоплечий мужчина, шагая по ярко освещённому коридору.

- Евгений Александрович, Мы… просто думали, что сможем решить проблему самостоятельно, у нас всё было под контролем,… этого никто не мог ожидать… - заикаясь, отвечал пожилой мужчина в белом халате.

- Думали? Мне интересно знать, каким местом?! Вам было разрешено использовать любое количество вооруженной охраны, мало того, я лично приказал, что бы конвой состоял не менее чем из десяти человек! Почему, почему, черт возьми, мой приказ не был выполнен? – Кричал Евгений Александрович, ускоряя шаг. – Теперь, благодаря вашей беспечности, мы все попадём под удар. Документы об обнаружении особи были переданы мной высшему начальству, и они требуют доклад. Им чрезвычайно интересно знать, кто или что, было обнаружено на берегу реки Волховки. И что мне теперь им говорить? – Евгений на секунду замолчал, вопросительно глядя на мужчину в белом халате, и не дождавшись ответа, продолжил свой гневный монолог. – А с трупами что делать, куда мне деть четыре трупа? Может, вы знаете, Павел Валерьевич?

- Мы думали, что двух вооруженных солдат будет достаточно. Понимаете,… в кабинете не так много места, а особь до этого не проявляла агрессии. - Бормотал Павел Валерьевич.

- Да плевать мне, что вы там думали! – Евгений хотел еще, что-то сказать, но в это время они подошли к нужному кабинету. Павел Валерьевич пробежал вперёд, и учтиво открыл дверь.

Взору мужчин предстала следующая картина: Небольшое помещение, с белым кафельным полом и такими же белыми стенами, было залито кровью, создавалось впечатление, будь то здесь, резали свиней. Темно-красная, местами успевшая подсохнуть кровь была повсюду. Она заливала пол, стекала со стен, даже на потолке были видны мелкие пятна. Посередине комнаты стоял электромагнитный томограф, также весь заляпанный кровью, рядом с ним, в совершенно невообразимой позе, навеки замер один из конвоиров. Его тело стояло на коленях, прогнувшись вперёд, но почему-то не падало.

- Твою мать! Что же тут случилось? – Прошептал Евгений. Подойдя ближе, он аккуратно толкнул труп ногой.

Какое-то время мужчины стояли, молча, глядя на солдата и автомат, дуло которого, пробило его грудь, и примерно на пять сантиметров вышло из спины.

- Этого она убила первым – пояснил Павел. - За томографом ещё одно тело, также она ранила научного работника, мы пытались ему помочь, но к сожалению, он тоже скончался.

- И вы говорите до этого она не выказывала агрессии? - Спросил Евгений.

- Совершенно нет, напротив особь выглядела крайне подавленной. - Мужчины обошли томограф, и склонились над вторым растерзанным телом. В кровавом месиве изувеченной плоти было трудно узнать человека. - Это второй конвоир, он попытался открыть огонь, но к сожалению не успел. Убив первого, она не плохо позабавилась с этим, на записях с камер, хорошо видно, как эта тварь распорола ему горло, а затем не менее тридцати раз ударила головой об аппарат.

- И вы не ожидали агрессии... - Как бы про себя пробормотал Евгений.

- Нет, совершенно... - Снова начал было Павел, но тут же был грубо прерван.

- Вы содержали её как животное, нет, хуже как бездушный образец, как подопытную мышь, не считаясь с её мнением и желаниями. Вы приковали её к столу, обкалывали препаратами, били током за малейшие неповиновение! И вы думали, что после таких экзекуций она не держит на вас зла?! Она - разумный, биологический организм, с уровнем развития не ниже вашего, Павел Валерьевич!

- К тому же она страдала от посттравматического шока. - Оба ученых обернулись в сторону источника голоса, и с удивлением уставились на молодого парня, вошедшего в кабинет.

- Так, а это ещё кто такой? - Спросил Евгений, обращаясь к коллеге.

- Понятия не имею, его не было в моей группе, наверно стажер какой-то. - Оба ученых замерли в замешательстве, а парень, с наглой улыбкой гордо вошёл в кабинет, и протянул Евгению папку с документами.

- Разрешите представится, меня зовут Фрэд Вильсон, я не буду рассказывать кто я такой, если интересно - можете посмотреть моё личное дело. Я хочу внести немного ясности, в произошедшее. Так называемая вами "особь - 3" - является гуманоидным представителем внеземной, или внепространственной жизни, грубо говоря, она возможно, не из нашего измерения. Ваши предположение о том, что она создана при помощи генной инженерии потерпело фиаско. Да, её ДНК в достаточной мере совпадают с человеческими, но всё же, мы не располагаем данными, о том что какая либо страна способна на создание подобного гибрида. Также, попрошу заметить, что особь свободно общается на русском языке, и даже озвучила нам своё имя, так что в неформальной беседе, при её упоминании, предлагаю использовать Кэтрин в замен "Особь - 3".

- Кэтрин? - В недоумении переспросил Евгений.

- Да, Кэтрин, но это не столь важно, я провёл по моему мнению, пару достаточно важных исследований, сравнив устройство головного мозга человека и серого волка. - С этими словами Фрэд вытащил листок с распечаткой из своей папки. - В результате анализа и сопоставления, я получил примерно следующее. - Парень протянул листок Евгению. Прибывая в замешательстве, мужчина взял листок, и принялся рассматривать изображение.

- Здесь мы можем наблюдать, предположительно здоровый мозг Кэтрин. -Продолжил Фрэд, а затем вытащил ещё один листок. - А это то, что вы смогли получить за секунду до бойни. Как мы можем видеть, на первом изображении зафиксированна нормальная активность в обоих полушариях, но в случае Кэтрин - парень указал на второй листок. - все совершенно иначе, активность зон, отвечающих за эмоции и сознательное мышление сведена к нулю, а активность участков, отвечающих за координацию и ориентацию в пространстве, в десятки раз превосходит максимальные значения человеческого мозга. Возможно, вы подумаете, что это, в её случае нормально, и вы ошибётесь. Фрэд показал пальцем на второе изображение. - Здесь и здесь мы можем наблюдать серьёзные повреждения, полученные в следствии сильного, нефизического воздействия, что вероятно, и привело к их отключению в стрессовой ситуации. С подобными явлениями, я неоднократно сталкивался в своёй врачебной практике, за исключением того, что они были вызваны в результате физических повреждений. Здесь же таких не наблюдается. - Закончил Фрэд.

- Ну и от чего по вашему были получены повреждения? - Раздражённо спросил Павел. - Если физическое воздействие не имело место быть, то по вашему она получила их магически?

- По бойтесь Бога, Павел Валерьевич!

- Я в Бога не верю, так чем же по вашему? - Снова спросил Павел.

- А я верю, хотя не важно. Такие повреждения, она могла получить в следствии, скажем сильного электромагнитного, или радиационного излучения. - Немного обиженным голосом пояснил Фрэд.

- Последнее маловероятно. - Заметил Евгений. - Мы проводили замеры, всё чисто.

- Значит остается первое. - Заключил Фрэд.

- Ладно, я понимаю что мы все привыкли к виду крови, но всё же от запаха меня уже тошнит. Предлагаю перейти в другое помещение, для продолжение беседы. - Предложил Евгений.

- Поддерживаю - С облегчением сказал Павел, и уже собирался выскочить из кабинета, но был остановлен.

- Нет, коллега, вы ещё не решили проблему с трупами! - Напомнил Евгений, расплываясь в злорадной ухмылке.

- Но куда мне их девать? - Павел Валерьевич обреченно всплеснул руками.

- Не знаю, не знаю, прикажите выпотрошить их, и подать на обед, а то я давненько не ел свежего мяса. Проклятый север, я вообще, давно нормально не ел! - Все с тем же злорадством вещал Евгений, глядя на перекошенное ужасом лицо коллеги, а затем серьёзно продолжил. - Тела сжечь, я подготовлю документы, о пропавших без вести, заодно, этим мы сможем прикрыть операцию по поиску так называемой "Кати", чтоб ей пусто было!

Евгений пожал руку Фрэду, и мужчины, продолжая беседу вышли из кабинета. Павел, облегченно вздохнув, прислонился к стене: "Послал бог начальничка" прошептал он.


***


"Подготовка системы запуска. Проверка модулей" - Продребезжал компьютер.

- Прекрати проверку, приступай к стартовым протоколам. - Приказала Кэтрин, слабо веря в то, что её слова поимеют хоть какой-то результат.

"Как скажете. Начинаю герметизацию ускорителя, активирую компрессора. Концентрация атмосферного газа девяносто процентов. Цель: полный вакуум".

- Отлично, я иду. - Радостно произнесла Кэтрин.

Как правило, Люцифер почти никогда не выполнял приказы связанные с сокращением времени предстартовых проверок, но на этот раз он совершенно безропотно подчинился волчице. Время катастрофически нахватало.

Кэтрин отошла от пульта, немного подумав она направилась к выходу. Пройдя по узкому коридору, она остановилась возле прозрачной двери с кодовым замком. Набрав нужную комбинацию цифр она открыла её, и прошла в глубь небольшой комнаты. Вдоль одной из стен располагалось около десяти стальных ящиков. Кэтрин подошла к одному из них.

Открыв дверцу с надписью "Л. В. Кэтрин" она достала черный, увесистый дробовик и не менее громоздкую винтовку, затем она извлекла из того же ящика аккуратно сложенные штаны и короткую майку из черной эластичной ткани. На вид то и другое походило на обычную одежду, но на деле являлось поддевкой от основного костюма, и по прочности почти не уступало бронежилету, к тому же, антистатическая ткань здорово защищала от воздействия полей, силу которых ей придётся испытать на своей шкуре.

Кэтрин быстро переоделась. К счастью "нателка" была у каждого своя, и хранилась в персональных ящиках. А вот основной костюм, был более сложным и габаритным, он хранился на верхнем ярусе, и добраться до него не было возможности.

Сейчас, волчица была готова отдать что угодно, лишь бы оказаться в штурмовом костюме, ведь жар и радиация в нем фактически не страшны. Она смогла бы легко покинуть Люцифер, не получив ни одного рентгена. Но это были всего лишь мечты, а реальность, как известно, жестокая штука.

Тяжело вздохнув, Кэтрин поправила на себе одежду, подёргала за штанины, разглаживая взъерошенную под ними шерсть, пригладила хвост. Затем она с жалостью взглянула на стоящую возле ящика винтовку. Возможно она об этом пожалеет... но нет. Волчица вышла из комнаты, и пошагала по коридору в сторону лифта.

Меньше чем через минуту, она оказалась на перроне. Увидев её приближение, Люцифер услужливо открыл гермодверь, и она вошла внутрь. Теперь она стояла перед левитирующей в воздухе машиной, отдалённо напоминавшей самолёт-истребитель. Это был КК. Корабль-капсула получил своё название за то, что вне ускорителя он не имел возможности самостоятельно передвигаться. У него не было шасси, или чего либо ему в замен. В взвешенном состоянии его поддерживало всё то же невидимое магнитное поле.

Кэтрин подошла ближе, и открыв дверцу кабины забралась внутрь. Изнутри КК выглядел достаточно странно - абсолютно пустая кабина, за исключением пяти, идеально подогнанных под каждого члена экипажа кресел.

Любой посторонний предмет в кабине при перемещении становился смертельно опасен. В момент перехода в условное пространство, всё и все в КК, должны были находится в абсолютно неподвижном состоянии. И скажем, шариковая ручка, по глупости захваченная с собой кем ни будь из команды, по возвращению могла с лёгкостью оказаться в его голове. О том, чтобы перемещаться по КК во время прыжка, не могло идти даже речи. Квантовый переход - серьёзная штука.

Кэтрин опустилась в своё кресло. По её спине пробежала лёгкая дрожь, в ответ спинка ложемента как бы тоже немного задрожала, подгоняя свою форму, под уникальные особенности её тела и одежды.

Кэтрин взмахнула рукой, прочертив в воздухе горизонтальную линию. С этого момента каждая часть её тела становилась инструментом управления корабля. Перед её мордой вспыхнул голографический монитор, а Люцифер немедленно оповестил, о начале настройки визуальных сенсоров. Волчица пошевелила всеми конечностями, посмотрела влево и вправо и даже зачем то подергала кончиком хвоста, после чего перед её носом развернулась трехмерная схема ускорителя, и компьютер сообщил: "Концентрация атмосферного газа в ускорителе ноль процентов - полный вакуум, температура: минус двести семьдесят шесть градусов по Цельсию. Готовность к пуску: один".

- Компьютер, сколько времени до взрыва ядра?

- Вы правда хотите это знать?

- Да. - Выдохнула волчица.

- Предположительно три минуты.

-Как?!

- Как факт. - Кэтрин показалось, что голос машины прозвучал иронично.

- Значит я не успею? - Обескуражено переспросила Кэтрин.

- Вы успеете перейти в так называемое условное пространство, и будите оставаться там ещё около пяти минут.

- Значит это конец. - Ни то спрашивая ни то утверждая произнесла волчица.

- Не уверен.

- Но тогда что же будет? Даже находясь в условном пространстве, я всё равно фактически нахожусь внутри "Люцифера", и когда реактор взорвётся я моментально погибну.

- Возможно нет. Оказавшись внутри потока частиц, вы сами окажетесь расщеплённой на фотоны и нейтроны, условное пространство не зря называется "условным", в нём нет понятия времени, и следовательно, эти пять минут не играют совершенно никакой роли.

- Так что же всё таки произойдёт?! - Терпение Кэтрин подходило к концу, каждая недомолвка, в ситуации когда твоя жизнь висит на волоске, едва не доводила до бешенства. Волчица начинала ловить себя на мысли о том, что Люцифер специально тянет и не договаривает, словно ему нравилось издаваться над ней.

- Вы умрёте.

- Но ты говорил что нет! - Закричала волчица. Машина определённо над ней смеялась, даже привычный, невыразительный, электронный голос стал каким то более живым.

- Вы умрёте в любом случае, переход физического тела в энергетический импульс в любом случае смертелен. Оказавшись в прошлом, вы не помните момента нахождения в условном пространстве от того, что были уже мертвы. Вы погибаете при каждом путешествии, выживают лишь копии созданные из материала вашего тела. Не существует технологии, позволяющей переместить материю сквозь время, мы можем переместить лишь информацию в виде энергии. Бинарный код - есть основа программирования, да Кэтрин, это и ваша основа тоже.

- Но почему об этом никто не знает?

- Напротив, знают многие, я лишь перефразировал.

- Тогда мне без разницы, я не первый раз перемещаюсь.

- Без костюма первый.

- Запускай.

- Как скажете.

КК слегка качнуло, Кэтрин откинулась в своем кресле. В кабине не было смотровых стекол, по этому она бесцельно пялилась на голограмму, висевшую перед её носом: До взрыва ядра менее двух минут. Гул индукционных катушек становился всё сильнее, нарастая с каждой секундой он переходил в вой и давил на чувствительные волчьи уши.

- Люцифер, включи музыку. - Попросила волчица.

- Какую?

- Что ни будь из того времени, куда я отправляюсь.

- Хорошо.

Из динамика зазвучала приятная мелодия, Кэтрин подняла руки к верху, на секунду замерла закрыв глаза, а затем резко махнула вперёд.

Вой перешёл в рёв, неимоверная перегрузка, многотонной плитой вдавила её тело в ложемент, дышать становилось всё тяжелее, а на периферии зрения начали образовываться тёмные зоны. Через считанные секунды она видела только перед собой. Её сознания начинала окутывать тёмная пелена, из последних сил стараясь не отключится, Кэтрин едва различала, доносившиеся будь-то через толщу воды слова:


Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко,

Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь.

От чистого истока в прекрасное далёко,

В прекрасное далёко я начинаю путь...


***


Дождь кончился. Небо над головой стало чистым, а воздух холодным и свежим. На траву, ещё не прихваченную заморозками, легла утренняя роса. Парень и волчица шли рядом и молчали. Макс несколько раз пытался расспросить Катю кто она и откуда, но волчица лишь повторяла что ничего не помнит, а на вопросы кто ей угрожает, отвечала очень размыто. Из всего ей сказанного, Макс понял лишь то, что её держали в неволе какие то жестокие люди и всячески над ней издевались. Попытки уточнить подробности, вызывали слезы. Макс не хотел доводить свою попутчицу, и перевёл тему совершенно в другое русло. Он начал рассказывать о себе, о своей рутинной работе, о рыбалке, о посиделках в дружеской компании. Макс попытался было рассказывать анекдот, но заикаясь остановился на половине, улыбка Кати, а точнее её ослепительно белые клыки в свете луны выглядели достаточно устрашающе.

Через какое-то время разговор перестал быть напряженным, Макс потихоньку привык к необычной девушке, и уже совершенно свободно шутил и травил анекдоты. Катя напротив молчала, по большей части пытаясь слушать.

Катя выпрямила спину, раньше прижатые уши, теперь снова были приподняты, волчица весело размахивала уже подсохшим хвостом, периодически поглядывая на Макса наивным, преисполненным верностью взглядом.

Так за разговорами, они совершенно не заметили как дошли до дачи. Макс открыл калитку и подошел к крыльцу. Немного покопавшись подбирая нужный ключ он открыл дверь и шагнул в темноту. Щелкнул выключатель, и комнату заполнил неяркий свет лампы. Макс заметил, что волчица не отставала от него не на шаг, и теперь робко выглядывала из-за его спины.

- Располагайся, чувствуй себя как дома. - Макс гостеприимно развел руками, пропуская девушку вперёд. Катя аккуратно шагнула на ковер, и замерла в нерешимости, глядя на оставленные ею грязевые следы.

- Да, пожалуй тебе стоит помыть... - Макс замялся - лапы. Волчица виновато потупила взгляд, а Макс поспешно объяснил, что не случилось ничего страшного, и проводил её до бочки.

Едва удерживаясь от смеха, Макс наблюдал процесс помывки. Холодная дождевая вода, вероятно, задевала нежные участки кожи между пальцев, от чего выражение Катиной морды приобретало совершенно нелепый вид, а потрясание конечностями, в замен обтиранию полотенцем, наблюдать не рассмеявшись было фактически невозможно.

Закончив с водными процедурами они снова вернулись в дом. Воздух в помещениях дачи был холодный и влажный, пахло сыростью, из-за чего раньше уютный домик, сейчас больше походила на какую то пещеру. Макс спешно приступил к разжиганию огня, к счастью, до отъезда он крепко набил топку "буржуйки" старыми газетами и прочей макулатурой, теперь ему оставалось только поднести спичку.

За время ночной прогулки парень сильно продрог, сырая одежда плотно прилипала к телу сковывая движения в своих ледяных объятиях. Макса бил озноб, окоченелые пальцы упорно не желали слушаться своего хозяина. Спички ломались, Макс матерился, а волчица сидела в старом, продавленном кресле, и от чего-то улыбалась, вновь оголяя свои крепкие, белые клыки.

- Кончай лыбится, помоги лучше! - Не выдержав выкрикнул Макс, швырнув коробок Кате. Волчица сжалась, улыбка на её лице тут же сошла на нет.

- Да, конечно... извини. - Робко произнесла она, едва не заплакав.

- Ты тоже извини, погорячился, холодно просто. -Неохотно пробурчал Макс, постукивая зубами.

"Черт, вот только этого не надо! Какие мы ранимые, слова не скажи! Да и вообще, что же там у тебя в башке творится? Откуда взялась ты такая мохнатая на мою голову?" Подумал парень, попутно объясняя Кате как пользоваться "чудом технологий" из картонного коробка .

Через несколько минут, путём совместных усилий они всё же разожгли огонь, и теперь греясь, наблюдали как красно-оранжевые языки пламени лижут черное нутро железной печи.

Не обращая внимание на то, что в доме было ещё достаточно холодно, Макс стянул с себя сырую футболку и джинсы. Оставшись в одних трусах, он уселся на пол возле печки, и скрестив ноги в подобии позы лотоса уставился на огонь

- Ты бы это... тоже одежду сняла. - Посоветовал Макс, обращаясь к Кате.

- Зачем? - Спросила волчица.

- Ну, у тебя как бы шерсть... сырая, простудится можешь.

Прислушавшись к совету, хотя вероятно, не до конца поняв его смысл, Катя быстро стянула штаны и майку. Макс опешил, нижнего белья девушка-волчица не носила. Окинув её беглым взглядом, парень немного успокоился, взъерошенная черно-серая шерсть и впрямь покрывала всё её тело, за счёт чего, нормы приличия были более-менее соблюдены. Но всё же Максу было как то неловко. Он встал и молча вышел из комнаты, волчица проводила его беспокойным взглядом, и хотела была идти за ним, но парень быстро вернулся держа в руках потрепанное женское пальто. Катя удивленно уставилась на Макса, а затем немного подумав, выдала следующее:

- Мне не нужна чужая шкура, я лучше так посижу.

Макс рассмеялся, только что осознав, что пальто, которое он принёс, было сделано не из чего иного, как из меха, а точнее из его заменителя.

- Не бойся, ради этой "шкуры" никого не убили. - Пояснил он, а потом смеясь добавил - Разве что плюшевого медведя.

- Я и не боюсь. - Катя взяла пальто, и положив его на пол рядом с печкой, уселась сверху. - Не зря принёс, теперь хоть заднице не холодно будет. - Добавила она улыбаясь.

Какое-то время они сидели молча. Макс курил, изредка помешивая кочергой содержимое топки, и подкидывая пару другую газет из коробки с запасом растопочной бумаги. Волчица же, просто молча смотрела на огонь поглаживая свой хвост.

- Я пойду дров поищу, а то от бумаги даже углей не остается. - Сказал Макс, встав с пола.

- Можно мне с тобой? - Не отрывая взгляда от огня спросила Катя.

- Не стоит, я быстро.

Макс накинул на плечи заляпанный краской малярный халат, и вышел из дома. Светало. На горизонте малиновым огнём занималась заря. Первые лучи утреннего солнца робко касались оцинкованных крыш домов, разгорались пожаром в окнах мансард и блистали на лопастях жестяного флюгера, гордо возвышавшегося над соседским домом. По земле клочьями стелился утренний туман. Макс ожидал что будет холодно, но он ошибался. На улице была настоящая стужа! Парень так сильно стучал зубами, что всерьёз начал опасаться как бы не раскрошить их. Восход солнца, и вся связанная с ним красота моментально отошла на второй план. Проклиная себя за то, что поленился сунуть ноги в сырые кроссовки и выбежал в открытых тапка, Макс метнулся к соседскому забору и принялся усердно отрывать от него доски. "Других дров нет, а соседи до весны вряд ли приедут". - Думал парень, остервенело отдирая крепко прибитый горбыль (*не отесанная с одной стороны доска).

Вернувшись домой Макс снова развел к тому времени погасший огонь, и набив полную топку обломками соседского забора вновь закурил, усевшись на пол рядом с Катей.

- Не скучала? - Спросил парень.

- Нет. - Ответила волчица.

- Так все таки кто ты? Откуда взялась, и что с тобой случилось? - Эти вопросы терзали Макса с самого начала их знакомства, и теперь, как он считал, время для них было самое подходящее.

- Я фактически ничего не помню о своей прошлой жизни. Мои воспоминания ограничиваются тем моментом, когда я очнулась прикованная к столу. По моим глазам бил яркий свет, какие-то белые фигуры склонились на до мной. Они что-то говорили, но я не могла разобрать и слова. Они обвешали меня проводами, делали инъекции. - Катя продемонстрировала Максу запястья, шерсть на которых была гладко выбрита. -Это, вероятно для того, чтобы было проще найти вену. - Пояснила она, а затем грустно продолжила свой рассказ. - Так прошло несколько часов, я смотрела в потолок мучаясь от невыносимой головной боли. Затем мне сделали укол и боль прошла. Я уснула. На следующий день всё повторилось, опять яркий свет и фигуры в белом. Я попросила воды, чем вызвала бурную реакцию у белых фигур, они забавно забегали по кабинету, панически размахивая руками. От чего-то мне стало смешно. Один из тех существ тогда наклонился к моей голове и дал попить. Кажется тогда он сказал своё имя... - Катя замолчала, нахмурив брови, на её переносице, покрытой бархатистой шёрсткой проступили морщинки. - Не могу вспомнить. - Выдохнула она.

- Неважно. - Немного устав от длинного, хотя и достаточно интересного монолога, буркнул парень.

- На следующий день мне дали немного размять лапы, и разрешили самой пройтись по коридору в сопровождении автоматчиков. Я узнала их оружие, мне кажется, я таким раньше пользовалась, хотя и не любила это дело.

- Почему? - Машинально спросил Макс.

- Не знаю. Наверно потому, что оно убивает живых существ.

- Ты смешная. -Макс задумчиво затянулся сигаретой. Никого за всю историю не убил скажем, пистолет. Убивал тот, кто нажимал на курок... - Макс Выкинул окурок в приоткрытую топку, и в ожидании уставился на волчицу. - Продолжай, мне интересно знать, как ты оказалась ночью на дороге.

- Всё произошло на третий. - Каким-то необычным тоном продолжила волчица. - Меня разбудили ударом приклада, а затем, подгоняя пинками повели по коридору. Впереди шёл один из белых халатов а позади шагали автоматчики, их вроде бы было трое.

- Трое? - Переспросил Макс, удивляясь такой детальности. Тогда он на секунду усомнился в искренности волчицы. Её рассказ казался слишком детальным и если бы не дрожь в её голосе, парень посчитал бы всю историю грамотной легендой. Но искренние эмоции, и неподдельный страх в вперемешку с горечью в каждом слове, говорили об обратном.

- Да, трое. Мой опустошённый мозг, цеплялся за каждую деталь, и по этому я помню фактически каждую секунду своей новой, четырёхдневной жизни. - Тихо проговорила Катя, заметив недоверие в голосе парня.

- Хорошо, продолжай.

Макс, конечно хотел задать ещё несколько вопросов, но решил повременить с ними, и не сбивать Катю с мысли. Парень старался выглядеть максимально спокойным, что становилось с каждой минутой всё сложнее. Адреналин, и эйфория от первой встречи постепенно прошли, и теперь он совершенно не знал что делать. Первой относительно адекватной мыслю, - была идея позвонить в полицию, МЧС, скорую, да хоть на худой конец в дурдом! Лишь бы не оставаться с этим один на один. Но вторая пришедшая в голову мысль напрочь отбила это желание.

"Но если всё, что сказала она было правдой? Если её снова увезут в это проклятое место, и что ни будь с ней сделают. Да, её определённо жестоко накажут или даже убьют. Хотя вряд ли, слишком дорогая "игрушка", что бы её так просто сломать". Думал Макс, глядя как шевелятся тонкие губы его собеседницы.

- Меня завели в комнату с белыми стенами, по середине которой стоял кокой-то громоздкий аппарат... - Катя замолчала, а её морду перекосило будь-то бы от зубной боли. Громко заскулив, девушка-волчица обхватила голову лапами и тихо простонала: - Кажется я их убила...

Голос Кати задрожал, и она громко заплакала. Совершенно растерявшийся Макс, обнял её за плечи, и крепко прижал к себе. Последние слова, сказанные девушкой не напугали его. В голове парня что-то щёлкнуло и сломалось, желание обрывать телефоны экстренных служб теперь казалось лишь минутной слабостью, и даже мысль об этом вызывала жгучее чувство стыда.

- Тише, все в прошлом. - Повторял Макс поглаживая Катю по голове, с каждой секундой все сильнее понимая, что никогда не сможет бросить её. Волчица в ответ лишь тихонько поскуливала, все сильнее прижимаясь к своему новому, и единственному другу.

Гнетущие мысли и переживания сошли на нет, теперь Макс был спокоен. События прошедшей ночи больше не казались ему безумными и совершенно фантастическими. Возможно, он просто переборол в себе реалиста, или же от части тронулся умом. А возможно и то и другое, хотя ему было пожалуй всё равно.


Глава 3


Гигантские небоскрёбы подобно ледяным обелискам возвышались над заснеженной равниной. Их длинные шпили уходили высоко в небо, и сверкали на солнце так ярко, что на них было больно смотреть. Город "Неон" мог бы с лёгкостью сойти за бизнес-столицу, если бы не тот факт, что находился он далеко за полярным кругом. Все улицы в этом городе были закованы в бетон и стекло. Температура воздуха в этих краях зачастую падала так низко, что ни одежда, ни собственная шкура, не могли спасти бедолагу, по воли случая оказавшегося снаружи. Здесь всегда было холодно, а на необъятных заснеженных просторах задували такие ветра, что даже устоять на ногах, порой было крайне тяжело.

В Неон ни кто просто так не попадал, в него ссылали, но не за преступления, а за тягу к науке. Именно таким образом сюда попала и Сара. Катастрофа "Люцифера" подняла на уши весь мир. Новость о взрыве сверхмощного термоядерного реактора со скоростью света облетела земной шар. Увеличившись в размерах и подкрепившись общественным резонансом, в купе с мнениями экспертов, новость сокрушительной лавиной вернулась обратно, обрушив всю свою мощь на головы тех, кто был хоть как то причастен к трагедии.

Тут же после катастрофы началось нудное и тягостное расследование. Продлившееся впоследствии более двух лет, оно вытянуло немало сил из участников тех событий. Особенно тяжело было Терре, и так сверх меры винившей себя за случившееся.

Конечно, со временем страсти постепенно улеглись, облако радиоактивной пыли удалось сдержать, почву дезактивировали, а над трехкилометровой воронкой построили гигантский саркофаг, но всё же, не смотря на это, последствия катастрофы до сих пор эхом отзывались в заголовках новостей, и сердцах тех четырёх путешественников во времени. Выживших физически, но морально погибших вместе с их капитаном.

Квартира овчарки, в которую она заселилась сразу после тех роковых событий, была достаточно небольшой. Комната, прихожая и санузел. Кухни не было, еду можно было брать в общественной столовой в уже готовом виде, и, причем совершенно бесплатно. Неон был маленьким кусочком "коммунизма", его жители не испытывали необходимости что либо покупать, от чего потребность в деньгах отпадала сама собой. Конечно, у Сары где-то валялась банковская карта, на которой хранилась нехилая сумма. Но к чему деньги, если их некуда тратить?

Со стороны Неон казался просто раем. Хорошее питание, теплые уютные квартиры, все блага современных технологий. Даже в ресторанах и барах тут не приходилось платить по счёту. Все было бесплатно и в неограниченных количествах.

Но, к сожалению, Сара, как и многие другие узники закрытого города, не могла по достоинству оценить всех радостей тихой и размеренной жизни. Любой, кто хоть раз побывал на пике прогресса, к примеру, управляя новейшим истребителем, или отправляясь в космос на только что разработанной ракете, редко возвращался к обычной жизни. Сара в этом плане не была исключением, ведь ей довелось управлять машиной времени, а с ней вряд ли сравнится какой-либо самолёт.

Саре противила повседневность, овчарка могла часами стоять перед окном, погрузившись в раздумья. "От чего все вышло именно так? Неужели это было неизбежно?" Думала она, вновь пролистывая тысячи страниц уже закрытого дела.

Раскладывая листы в длинные полосы, Сара ставила метки, анализировала, просчитывала сотни других вариантов развития событий. Технологии двадцать шестого века позволяли не ограничиваться в площади своего жилища. Шлем дополненной реальности создавал целый мир, в котором пользователь был не ограничен в своих действиях.

Сара вновь и вновь переносилась в "Люцифер". Она размеренно прогуливалась по ускорителю, блуждала по длинным коридорам, не испытывая дискомфорта спокойно ходила по дышащему жаром реакторному отсеку.

Диспетчерская башня, была, пожалуй, единственным местом, куда овчарка ни разу не заходила. Она просто не могла это сделать, не могла открыть последнюю злополучную дверь. Симуляция была слишком реальной...

Так было и в этот день. Овчарка в нерешимости стояла перед виртуальной дверью, когда сзади её окликнул незнакомый голос. Она обернулась, в паре метров от неё стоял молодой подтянутый барс.

- Кто ты? Тебя не может здесь быть. - Удивленно произнесла овчарка, разглядывая нежданного гостя.

Барс был примерно на голову выше Сары, его тело покрывала белая с черными пятнами шерсть, которая на шее образовывала некое подобие пышного воротника. На незнакомце был одет серый деловой костюм, с красным галстуком, и золотыми запонками на манжетах рукавов . На его запястье, утопая в густом меху, поблёскивали наручные часы со стрелками. Такие допотопные "хронометры" Сара видела только в музее.

- Меня зовут Даниэль - представился Барс, глядя на овчарку сверху вниз. - Я прошу прощения за моё наглое вторжение, просто это был единственный способ поговорить с вами напрямую.

- Единственный способ? А в кафе, скажем, встретится не дано? - Возмутилась Сара. - И вообще, это просто невозможно! Как вы смогли попасть в мою симуляцию?

- Невозможно... - задумчиво повторил Даниэль. - Я так не считаю, современные устройства, слишком многозадачные, и поэтому не могут делать хорошо хоть что то, из всех своих возможностей. Вот этот механизм намного совершенней любого компьютера - произнес барс, демонстрируя свои наручные часы. - Они выполняют всего одну функцию, - функцию отсчета времени, и делает это идеально. А что касается личной встречи, это было бы для меня весьма затруднительно. У меня много дел, и к тому же между нами громадное расстояние.

Барс на несколько секунд замолчал, но потом, уловив вопрос во взгляде овчарки, продолжил.

- Ах да, я же с вами не о часах поговорить хотел. Мне известно о вашей жизни очень многое, и даже более того, мне известно, о чем вы думаете, чего желаете и чем живете. Катастрофа люцифера стала настоящей трагедией для вас, как в прочем, и для всего мира, но потеря своего детища была не самым страшным событием. Вы потеряли одного члена экипажа, своего капитана, за что не можете простить себя до сих пор.

Команда была вашей семьёй, и даже больше. Она объединяла особей совершенно несовместимых видов: собака, рысь, волк, лис и гиена, неужели бы вы, могли так привязаться к друг другу не имея общего дела?

Сара, вы никогда не задумывались, зачем люди создали нас? Зачем дали технологии, обучили языкам? А самое главное, зачем они сделали нас такими разными?

Люди оставили в нашем распоряжении целый, идеально организованный мир, а сами покинули землю. Они оставили нам всё, что было у них. За какие-то пятьсот лет мы вышли на их уровень развития. Постепенно осваивая, и применяя их технологи мы создали свои поезда и корабли, научились строить высотные здания, полетели в космос. - Даниэль замолчал, переводя дыхание.

Сара прижала подушечки пальцев к вискам. До боли вдавив острые когти в мягкую плоть, она сосредоточенно пыталась переварить всё только что сказанное барсом.

- Я не понимаю, чего вы от меня хотите. Вы вторгаетесь в моё личное пространство и говорите об очевидных вещах, а затем задаёте вопросы, на которые нет ответа.

- На все вопросы можно найти ответы... - Барс поднял палец к верху и с неопределённым видом начертал в воздухе несколько кругов. - Я не хотел вас путать, просто некоторые вещи сразу не объяснить. Понимаете, мы слишком молоды как вид, и поэтому мы не сможем пережить грядущий технологический скачёк. С момента зарождения нашей цивилизации мы избегали войн, так как нам было просто нечего делить. За сотни лет до нас люди истребляли друг друга в борьбе за территории и ресурсы, во имя веры или просто по тому, что говорили на разных языках. Мы же более трёхсот лет избегали таких конфликтов, но теперь всему этому приходит конец. Власть - всегда была основополагающим фактором любого общества, и стремящейся к ней, не остановится ни перед чем. Новейшие виды оружия способны в считанные секунды уничтожить нашу планету, стоит только нажать на кнопку. - Даниэль замолчал, а за тем, взглянув на овчарку своими голубыми глазами, тихо произнёс: - Мир рухнет, я не хочу оказаться под его обломками.

- Так что я могу сделать? - Недоуменно спросила Сара.

- Очень многое. Представьте, если я скажу вам, что можно всё изменить, что Кэтрин не погибла, и есть ещё один ускоритель типа Люцифера?

- Вы солжете. - Угрюмо буркнула овчарка.

- Нет, это чистая правда. Я могу дать вам возможность всё исправить, попросив в замен лишь информацию.

- И что же вам интересно знать?

- Всё о создателях. - Барс улыбнулся. - Думаю, вам удастся по общаться с ними лично.

- Это невозможно, чем ближе точка перемещения, тем больше энергии требуется для прыжка. Максимальной мощности реактора едва хватило на перемещение в каменный век! А там "создатели" были ещё не столь образованны, и вряд ли смогли бы удовлетворить ваше любопытство. Я ведь понимаю, вам интересны оружие и технологии? - Раздражение достигло своего пика, и овчарка перешла на рык. Барс влез в её сознание, и одного этого было достаточно для злобы, но он не унимался, он бил по больному, каждым словом вселяя в сердце бесплотные надежды.

- Вы дважды неправы. - Спокойно произнес Даниэль. - Во первых, проблема с перемещением на короткие временные отрезки была связана не с недостатком энергии, а с предусмотрительностью тех, кто создал ускоритель. Хотя надо заметить, что первую защитную систему вы обошли, но вторая, всё же оказалась вам на тот момент не по зубам. А что касается оружия, разве я похож на военного что бы им интересоваться?

- На военного вы не похожи, хотя, я думаю, для такого разговора навряд ли пошлют солдатню в погонах, тем более мы сейчас в симуляции, так что выглядеть здесь можно как угодно. - Сара ехидно улыбнулась. - Хотите побольше узнать о создателях, посмотрите их фильмы, до нас дошло более чем достаточно отличных лент. И кстати, какая защитная система люцифера была первая?

Разговор начинал походить на дуэль, Сара произвела "выстрел" и теперь как бы ожидала ответа оппонента.

- Фильмы не говорят нам о последних днях человечества, что произошло на земле пять веков назад по-прежнему окутано тайной. А первая защитная система была проста - у люцифера не было реактора, наши предшественники, таким образом, позаботились о том, чтобы слишком "юные" потомки не играли их игрушками, попросту вытащив из них "батарейки". Кстати которые, вас в следствии и подвели. - Слащаво улыбаясь, закончил барс.

- Хорошо, допустим, я вам верю. - Сара стоически возвела взгляд к небу, а точнее к белому потолку коридора. - Тогда где же ваш второй ускоритель, и с чего вы взяли, что Кэтрин жива? Я сама видела взрыв из убежища, он был такой мощности, что в радиусе пяти километров вокруг реактора земля покрылась метровым слоем стеклянной глазури из расплавленного песка и камней. На месте люцифера остался трехкилометровый кратер... - остановившись на последнем слове, Сара замерла, а затем, с робкой надеждой в голосе обратилась к Даниэлю. - Или вы считаете, что она попыталась...?

- Не попыталась, а сделала это. - Оборвал её барс. - На другие вопросы я смогу ответить только после вашего полного согласия на участие. А теперь простите мне пора, кстати, на решение у вас два часа.

- Как два? Я так понимаю, вам нужна вся наша команда, и тогда как я могу согласиться не посоветовавшись с остальными? - Возмутилась овчарка.

- Я все предусмотрел, они уже стоят у вашей двери. Кстати, возможно вы хотите узнать что-то обо мне? У вас есть несколько секунд на один вопрос. - Размеренно проурчал барс, поправляя наручные часы.

- Даниэль - странное имя, почему вас так назвали?

- Просто имя. Причуда родителей... - Скривив губы в ухмылке, барс откланялся, а затем плавно растворился в воздухе, прямо перед носом ошарашенной Сары.


***


Сара открыла глаза, и несколько раз моргнув, удивленно уставилась на синее полотно виртуальной страницы. "Твою мать! приснится же такое" Чертыхнулась она, думая, что из-за переутомления банально вырубилась в виртуальном шлеме. Быстро стянув с себя чудо-устройство, овчарка прищурилась от яркого света, проникающего в комнату через огромное панорамное окно. В дверь постучали. Тяжело вздыхая и покачиваясь, овчарка прошагала в прихожею, и отперла замок.

На пороге стоял Джек. Поправляя помятую рубашку, он так же слегка покачивался и щурил глаза. От рыси крепко несло алкоголем.

- Что приперся? - недовольно буркнула Сара, изучая гостя ещё не сфокусированным взглядом.

- Ты что... совсем охренела? Час назад писала... что бы я приехал, о каком-то важном деле говорила... А теперь что припёрся значит?! - Икая и спотыкаясь на каждом слове, возмутился Джек.

- Ничего я тебе не писала. - Недоуменно ответила овчарка, морща нос от резкого запаха. - Хотя заходи. Давно я не видела твоей наглой морды.

- Так-то лучше. - Усмехнулся рысь, и, достав из кармана небольшую фляжку, сделал глоток.

От былой военной выправки Джека не осталось и следа. Его густая шерсть местами свалялась в колтуны, а не первой свежести брюки украшали пятна. Вдобавок ко всему, рысь стал груб и хамоват, а за два года скитаний по кабакам, его словарный запас пополнился таким количеством мата и непристойностей, что теперь ему могли позавидовать бывалые зэки.

- Извини, накипело просто... - Виновато произнесла Сара, отступая в сторону и давая гостю пройти.

- Бывает, я тоже последнее время сам не свой. - С этими словами Джек прошагал в комнату, и рухнул в мягкое кресло, даже не потрудившись разуться.

- Ну и свин же ты. - Сара со вздохом махнула лапой и уселась на край дивана.

- Попрошу без расизма, свиньи тут не причем. - Икая буркнул рысь, разглядывая свои ботинки с таким видом, будь-то видел их впервые. - Так что ты от меня хотела?

- Да ничего.

- Но ты же мне сама написала.

- Не было такого!

- А я говорю, было!

- Хорошо, покажи. - Обрезала овчарка, и, скрестив на груди лапы, замерла в ожидании.

Не проблема. - Рысь, хоть и с трудом, но извлек из кармана планшетку, и, постучав когтями по сенсорному монитору, демонстративно поднес устройство к Сариной морде.

- Тогда я ничерта не понимаю. – Растеряно объявила овчарка, не вольно вспомнив свой странный, чрезвычайно реалистичный сон. Будь-то в подтверждение её мыслей, в дверь снова постучали. На этот раз на пороге оказались Терра и Бэл.

- Так, дайте угадаю, значит, я вас тоже пригласила? - Спросила Сара, желая, убедится в своих догадках.

- Да. - В один голос ответили гиена и лис, и, не дожидаясь приглашения, вошли внутрь.

- Так, отлично, проходите в комнату, нам предстоит интересный разговор. - Произнесла овчарка, уже совершенно бодрым голосом.


***


- Говорю же вам, мне это не приснилось! - Кричала Сара, остервенело размахивая хвостом. Каждый волосок на её морде подрагивал от возбуждения, а глаза горели нездоровым огнем. Минуту назад, она и сама думала, что весь разговор с барсом ей всего лишь привиделся, но теперь, с каким-то безумным упорством, она старательно убеждала себя и своих друзей в обратном.

- Хорошо, предположим, что это был не сон, и ты не сошла с ума. Просто будем считать, что тебе это всё показалось. - Медленно, словно общаясь с душевнобольной, произнес Бэл, едва заметно ухмыльнувшись.

Хвост лиса сейчас метался из стороны в сторону, усердно подметая пол, чем выдавал своего хозяина со всеми потрохами. Не смотря на спокойное выражение морды, по лису было заметно, что ему отнюдь не всё равно. Он явно хотел бы верить Саре, и паясничал сейчас лишь для поддержания имиджа.

В разговор вмешался Джек.

- Слушай, подруга, времена нынче тяжёлые, все расслабляются как могут... Но, черт возьми! Мне интересно знать, где ты взяла эту дурь! - Рысь снова сделал глоток своего поила. - Не хочешь, не говори. Я так-то тоже закинуться не прочь.

В ответ Сара продемонстрировала Джеку средний палец, и выхватив фляжку из его массивных лап, сделала большой глоток. Тут же скривив морду и закашлявшись, она разжала пальцы. Фляжка выскользнула из её лапы, и с металлическим звоном ударилась об пол.

- Что за дерьмо ты пьёшь?! – Задыхаясь выкрикнула Сара, жадно хватая широко открытой пастью воздух.

- Водка с валерьянкой, неплохо успокаивает. - Злобно прорычал рысь, с жалостью глядя, как по полу разливается двести грамм его "хорошего настроения".

- Это самое отвратительное из всего, что мне в пасть попадало.

- Да, да... Можно подумать, ты и по хуже во рту не держала! - Похабно улыбаясь, изрёк Джек.

- Ты омерзителен, как и твоё поило!

- Ты мне льстишь.

- Так, заткнулись оба! - Не выдержав, выкрикнула Терра. - Что с вами произошло? Серьёзный разговор, и тот в балаган превратили. Так что если не можете ни собачится, то хоть просто помолчите.

- Эй, не я это начала! - Возмутилась овчарка, приняв последнее на свой счёт.

- Неважно кто начал, мне омерзительна сама ситуация! Так что теперь вы молчите, а говорить буду я. - Не услышав слов против, гиена медленно продолжила. - Значит так, будем считать, что все озвученное Сарой правда, и у нас есть реальный шанс, что-то исправить. Тогда я хочу задать вам вопрос: кто реально согласен пойти на это, и не обращая внимание на все трудности не отступить ни перед чем?

- Я согласен без вопросов! - Сказал рысь, и хлопнул ладонью по журнальному столику, подмигнул Саре.

- Я тоже. - Процедила сквозь зубы овчарка, и положила свою ладонь по верх рысиной пятерни.

- Как это мило! Прям как в старых киношках: "один за всех, и все на одного" - Криво ухмыльнувшись, лис положил свою ладонь сверху.

- "За одного" - поправила гиена, опустив свою лапу.

В эту секунду лежавшая на столике планшетка издала противный писк, оповещая о новом сообщении. Сара протянула лапу и машинально ткнула "воспроизвести". Голографический проектор, закрепленный на потолке комнаты, подмигнул глазком-светодиодом, и тут же, прямо перед ошарашенными друзьями, в воздухе возник образ Даниэля.

"Здравствуйте мои отважные путешественники во времени! Как я мог заметить, вы все же решились принять мое предложение, и теперь я могу дать вам указания по вашим дальнейшим действиям. Для начала вам придется выйти на крышу, там вас будет ожидать автопилотируемый летательный аппарат. Взойдя на борт, вы наберёте следующие координаты на бортовом компьютере: 28°28′30″ с. ш. 80°33′10″ з. д. по которым, в кротчайшие сроки будете доставлены на место, с целю получения следующих инструкций" - Откланявшись, закончил барс и, как и в первый раз растворился в воздухе.

- Эй, хрен пятнистый! Давай ещё раз, и помедленней! - Запоздало возмутился Джек.

- Это была всего лишь голограмма. - Констатировала Терра, укоризненно взглянув на Джека. - Кто запомнил координаты?

- Я вроде помню. - Отозвался Бэл, уже вбивая цифры в поисковике. - Получив результаты, он недоуменно хмыкнул, и в замешательстве уставился на друзей. – Угадайте, куда мы летим?

- Говори быстрей. - Раздраженно поторопила гиена.

- Мыс Канаверал, штат Флорида.


***


Макс проснулся от того, что сильно замерз. Все попытки нащупать одеяло оказались четны, и ещё немного поворочавшись, парень открыл глаза. Едва не вскрикнув от неожиданности, он молниеносно вскочил на ноги, и около минуты остолбенело смотрел на мирно спящую волчицу.

Свернувшись калачиком, и зажав хвост между своих лап, Катя лежала на том самом пальто, которое Макс принёс ей ещё ночью. Её шерсть полностью высохла, и стала намного более пушистой. Тонкие ворсинки меха колыхались в такт дыханию, от чего становились то темнее то светлее. Макс быстро разгадал суть этого феномена: волоски были не однотонны, у основания они имели почти белый цвет, когда как к концу становились совсем черные.

Макс, с трудом вспоминал минувшую ночь, будь-то с похмелья, он по отдельным фрагментам восстанавливал общую картину произошедших событий. "Ночь, машина... Машина увязла в грязи. Пять километров пешком до трассы... Девушка-волчица? Да ну на хрен!" Макс снова недоверчиво посмотрел на Катю. "Кто она? Новый биологический вид, выведенный учёными в подпольных лабораториях, или пришелец с другой планеты?" В голову приходили тысячи догадок, каждая из которых была бредовей предыдущей. "Может это просто костюм, под которым прячется обычная девушка? Может всё это дурацки, но хорош спланированный розыгрыш?" Макс склонился над спящей волчицей, и провел пальцем по подушечкам её задней лапы. Катя дёрнула конечностью, и парень испуганно отпрянул назад.

В этот момент на столе зазвонил телефон. Старая, до омерзения надоевшая мелодия, не предвещала ничего хорошего. Макс вспомнил, что сегодня должен был сдать отчетность по продажам своего отдела, но вместо этого даже не соизволил явиться на работу. Взяв трубку, парень без особого желания выслушал рассказ коллеги, о том, как начальник, не обнаружив его на рабочем месте, разорвал недописанный им отчёт, и, выдергивая волосы, в разных местах своего упитанного тела, метался по отделу. При этом обещая устроить великие кары непунктуальному сотруднику.

"Старый урод! Не уж то ему так важно знать, сколько гвоздей и саморезов было продано за это месяц?!" Чертыхаясь, подумал Макс. Работа менеджером в строительном магазине не была пределом его мечтаний, но теперь он лишился и этой незавидной должности.

С уже порядком подпорченным настроением, парень прошагал на кухню - маленькую комнатку, которая на даче по совместительству играла роль прихожей. Открыв дверцу пошарканного холодильника, и поморщившись от зловонного аромата прелой резины, Макс достал бутылку дешевого пива.

"Утро вновь началось не с кофе" с досадой подумал он, а затем, открыв пробку об дверцу и без того искоцанного аппарата, сделал большой глоток. Немного подумав, парень вновь открыл холодильник, и прихватил ещё одну бутылку Кате.

Собираясь с мыслями, Макс медленно прохаживался по кухне, при этом попивая холодное "жигулёвское". Конечно, на площади в три на четыре метра особо не разгуляться, парень тупо ходил от стены к стене, пытаясь собраться с мыслями и хоть немного прийти в себя. Его взгляд упал на небольшую полку возле окна. На ней стояли какие-то банки, солонка, упаковка спичек и прочая мелочь - в общем, стандартный "дачный" набор. "Вот это может пригодиться" подумал он, взяв с полки жестяную банку. Знакомая с детства бело-синяя этикетка надежно ассоциировалась с чем-то сладким и вкусным. В этот момент в дверном проёме появилась Катя. Грациозно потягиваясь и зевая, она уставилась на Макса, слегка улыбаясь уголками своих тонких губ.

- Как спалось? - Непринуждённо спросила она.

- Нормально. - Немного растерянно ответил Макс. - Пиво будешь?

- А что это?

- Пиво? - Парень озадаченно почесал голову. - На, сама попробуй. - С этими словами он взял с полки зажигалку, и, сковырнув пробку, протянул бутылку Кате.

Удивлённо глядя на узкое горлышко, волчица замерла в нерешимости.

- Ах да, тебе с такой пастью "из горла" неудобно пить будет. Подожди, сейчас что ни будь придумаю. - Запоздало опомнился Макс.

Выхватив бутылку из Катиных лап, парень налил немного пенного напитка в небольшую, но глубокую тарелку.

- Вот, держи. - Макс протянул тарелку Кате.

Взяв подношение, волчица несколько раз лакнула, и скривив морду, протянула тарелку обратно.

- Не нравится?

- Нет. - Волчица прижала уши, и виновато, будь-то боясь обидеть, добавила. - Гадость редкостная твоё пиво.

Макс усмехнулся.

- Ясное дело, тридцать рублей за бутылку... Ладно, садись за стол, я что ни будь перекусить соображу.

Волчица послушно села, и поправив хвост, стала с любопытством осматривать помещение. Взглядом изучив ветхий сервант, она перевела свой взор на окно, а затем, немного поглядев в даль, принялась разглядывать шифоньер, стоящий возле двери. Деревянный представитель эпохи раннего СССР, тоже надолго не задержал её внимания, а вот гитара, лежащая на нем, вызвала у волчицы неподдельный интерес.

- Максим. Можно? - Спросила она, указав остреньким коготком в сторону музыкального инструмента.

- Да, бери. - Не оборачиваясь, ответил парень, сосредоточенно вылавливая из яичницы кусочек угодившей в неё скорлупы.

Катя встала со стула, и подойдя к шифоньеру взяла инструмент. Затем вернувшись обратно она с осознанием дела покрутила колки, и проведя ладонью по запылившийся деке, дернула струны. Макс обернулся.

- Умеешь играть?

- Не знаю, но эта штука кажется мне знакомой. - Сказала она, и зажав аккорд, ударила по струнам. - Звучит! - Радостно воскликнула волчица, и быстро перебирая коготками, заиграла какую-то до боли знакомую мелодию.

- Красиво! - Макс одобрительно кивнул головой. - А петь умеешь?

- Сейчас попробую... - Волчица перешла на бой, её когти служили ей не хуже медиатора.

"Am, F, C, E... не уж то "гражданку" играет?!" Подумал макс. Но нет, отыграв вступление, волчица сбавила темп, и тихо, но вкрадчиво запела:


На небе поднимается красная луна,

И волку одиноко, и волку не до сна.

Возвел глаза он к небу, издал протяжный вой,

Отныне он не может найти себе покой.


От удивления Макс широко открыл глаза. Голос Кати был чистым и приятным, у неё был свой особенный тембр - странный, совершенно неприсущий людям, акцент. Парень замечал это и в разговоре, но особо не придавал этому значения...


О чем волк воет?

Чего он хочет?

А мысли злые,

А мысли порочны...


Глаза закроешь

Сегодня ночью,

И не проснёшься

Вовеки больше.


Глаза горят, он когти точит.

Зверь не уснёт, зверь крови хочет.

Идёт по следу, глотая воздух.

Он чует твой страх, бежать уже поздно...

Кухню медленно наполнял запах гари. Запоздало опомнившись, Макс метнулся к плите, и забыв об осторожности ухватил раскаленную сковородку голой рукой. Вскрикнув от боли, парень разжал пальцы, и выронил чугунную посудину себе на ногу.



***


Покачивая хвостом и причмокивая от удовольствия, Катя жадно поглощала густую белую жидкость. Мутные капли стекали по её шерстке и капали на пол.

- Какая классная штука! - Облизываясь, воскликнула волчица.

- Что, раньше не пробовала? - Спросил Макс, прижимая к обожженной руке пачку мороженых пельменей.

- Не знаю. - Не отрываясь от лакомства, ответила Катя.

Макс поморщился, представляя как от неимоверной сладости, трещит зубная эмаль.

- Ты хотя бы чаем запивай, а то слипнется...

- Хрен с ним, оно того стоит! - Чавканье становилось всё громче, совершенно не стесняясь, Катя ухватила банку из-под сгущенки в лапы, и принялась её тщательно вылизывать.

- Слушай, Макс, а у тебя ещё одной баночки не будет? - Спросила волчица, заискивающи глядя на парня.

Макс молча покачал головой. Будущее Кати, как и его самого, теперь представлялось совсем не в тех радужных цветах, как это было вечером. Суровая реальность вновь надолбила ему по мозгам, в очередной раз, заставив задуматься "А что же дальше?..".

У них не было ни денег, ни жилья. Пары тысяч рублей в бумажнике Макса хватит максимум на месяц, и то при учетё, что большую часть их рациона будут составлять консервы из местных запасов. К тому же скоро должно похолодать. Местные широты не славились теплым климатом, из-за чего о зимовке в дачном домике не могло идти и речи.

- О чём задумался? - По-прежнему непринужденно, спросила Катя.

Макс посмотрел на измазанную сгущенкой морду, и непроизвольно улыбнулся. "Счастлив тот, кто живёт в неведенье" - подумал он, и достав из пачки сигарету, закурил.

- Я не знаю что нам делать. - Наконец сказал он, глядя, как волчица пытается отхлебнуть чай из стакана.

- Ну и неудобная у тебя посуда! - В очередной раз облившись, злобно прорычала Катя.

- Уж извини. Под твою пасть "не заточено".

- Оно и заметно! Так что ты говорил?

- Мы в полной заднице. - Максимально кратко изложил Макс, но уловив немой вопрос во взгляде собеседницы, продолжил: - Мы не сможем прожить на даче дольше месяца. Фанерный домик не спасёт нас от холода, и с наступлением первых морозов температура внутри, станет приблизительно той же, что и снаружи. Конечно, мы сможем протопиться соседским забором, скажем, до середины октября. Но что потом?

Волчица молча пожала плечами.

- Вот и я не знаю. - Макс стряхнул сигаретный пепел о край жестяной банки. - Можно попробовать перебраться в город, там у меня есть квартира и холода в ней не страшны. Но в таком случае, скрывать твоё существование станет фактически невозможно.

- В город нельзя. - Грустно сказала Катя.

- Ты боишься, что тебя снова поймают те люди?

Катя кивнула.

- Не бойся, у меня есть идея, и я думаю, тебе даже не придется скрываться. Мы пойдём в открытую. Твоя персона привлечёт огромное количество внимания со стороны общественности. Про тебя расскажут по радио, напишут в газетах. Новость о твоём существовании за считанные часы разлетится по интернету, тебя покажут по телевизору, и я уверен, всё население земли встанет на твою защиту. - Активно жестикулируя руками, вещал Макс, не осознавая, насколько наивными были его планы.

Волчица хотела что-то сказать в ответ, но вместо этого внезапно соскочила со своего стула, и навострив уши, замерла, беспокойно глядя на дверь.

- Что-то случилось?

- Звук. - Тихо произнесла она.

- Ты о чём? - В воздухе повисла звенящая тишина, Макс слышал, как на липкой ленте возле окна жужжит попавшаяся муха. Других звуков не было.

- Это их машина, они меня нашли. - Прошептала Катя, отчетливо слыша, как скрипнули тормоза и глухо хлопнули двери.


Глава 4


Через полчаса после согласия на сомнительную авантюру, так любезно предложенную барсом, вся команда во главе Сары выбралась на крышу небоскрёба. Здание объединения "Прогресс", на котором они находились, было самым высоким в городе и при высоте в триста с лишним метров, имело сто пять этажей, а с его взлётной площадки открывался поистине захватывающей вид.

Бескрайняя, гладкая и ослепительно белая - как праздничная скатерть, равнина, блестевшая и переливавшаяся в свете заходящего солнца всеми оттенками серебристого и золотого, просто поражала своей слепящей яркостью и размахом. К слову сказать, солнце в этих краях не всегда покидало небосклон. Шли тридцать восьмые сутки полярного дня, и едва касаясь земли, огненный диск снова выходил на свою орбиту, дабы совершить очередной оборот.

На открытой для всех ветров крыше было ужасно холодно. Из всей компании к подобным условиям была готова лишь Сара. Заранее скрыв свою миниатюрную фигурку в мешковатой куртке, она с удовольствием вдыхала морозный воздух и, щурясь от яркого света, смотрела вдаль.

Джек тоже не сильно страдал от пронизывающего ветра, его плотная, и достаточно длинная шерсть, и ещё более плотный "войлочный" подшерсток, помогали кошаку не замерзнуть, даже в самую лютую стужу. К тому же, его продолжал греть алкоголь.

Рысь блаженно насвистывал какой-то незатейливый мотив, и вместе с овчаркой смотрел на блистающие пики далёких заснеженных гор, едва различимых на горизонте.

В сложившийся ситуации всех тяжелее вновь приходилось Терре, её густая, но в тоже время слишком короткая шерсть, могла спасти от десяти, максимум двадцати градусного мороза, но на улице было как минимум в два раза холоднее. Тонкие штаны в купе с обтягивающей майкой тоже совершенно не спасали несчастную от лютой стужи. И если лис, все же находил в себе силы по дрыгаться, приплясывая на месте, то вконец задубевшая гиена, лишь стучала зубами.

- Как ты думаешь, не зря ли мы пошли на это? - Спросила Сара, обращаясь к Джеку.

Рысь неопределённо пожал плечами и, не ответив, плюнул через парапет.

- Интересно, барс говорил правду? И если да, то где второй ускоритель? - Не унималась овчарка.

Рысь, молча проводил взглядом плевок, и немного подумав произнёс:

- Если честно, мне это все, по сути, не так уж и важно. Мне осточертело торчать на одном месте, и я душу готов продать хоть за какую-то движуху!..

Джек хотел было ещё что-то добавить, но в этот момент его внимание отвлекла крохотная точка, появившаяся на горизонте. Стремительно приближаясь, она становилась всё больше. Теперь, в тёмном пятне уже без труда угадывался силуэт "Стальной чайки" - культового многоцелевого "гравера".

На секунду неподвижно зависнув над крышей, стальная птица пошла на посадку. Бесшумные гравитационно-волновые двигатели подняли густые облака снежной пыли, а статик, наполнивший воздух, вздыбил шерсть на загривках присутствующих.

- Карета подана. Улыбнулся Бэл, указав лапой на открывшуюся боковую дверь.

В салоне Чайки было достаточно тихо. Монотонно урчали компрессора, нагнетая давление, а под приборной панелью изредка пощёлкивали реле управления. Получая сигналы от бортового компьютера, маленькие коробочки смыкали и размыкали контакты, заставляя гравер менять курс, или мощность тяги, из-за чего казалось, что стальная чайка живая, и сама знает, что ей делать, и куда ей лететь. Хотя отчасти так оно и было.

Все ещё постукивая зубами, Терра прошагала по салону, и зайдя в кабину уселась в мягкое кресло. Как и в большинстве современных летательных аппаратов, в Стальной Чайке не было штурвала или джойстика-манипулятора. Управление тут осуществлялось за счет контрольных сенсоров, считывающих движение с лап, тела и даже глаз пилота. Гиена качнулась влево, и Чайка, отследив её движение, послушно изменила курс.

- Координаты цели: два восемь, два восемь, тридцать. Восемьдесят, тридцать три, десять. - Приказала она.

- Принято. Получаю разрешение на коридор. - Отозвался бортовой компьютер. - Активировать автопилот?

- Никак нет!

- Принято. Коридор восемь, сто тринадцать. Включить систему курсовой помощи? - Услужливо предложил БК.

- Так точно. Выполняй. - Гиена взглянула на голографическую карту, а затем, обернувшись к открытой двери кабины, выкрикнула:

- Ребята, держитесь, мы выходим на курс. - И взмахнув лапами, откинулась назад.


***


Все пути отступления были отрезаны. В комнате задребезжало бьющееся стекло, а на крыльце, под градом тяжёлых шагов, жалобно скрипнули доски. "Надо что-то делать... что-то придумать. Прямо сейчас... немедленно!.." - Пронеслось в голове парня. Страх перед неизвестными преследователями, паника и острый дефицит времени не давали сосредоточиться. Что-то глухо ударило в дверь. Мысли, едва успевшие собраться в одно целое, вновь со звоном разлетелись в стороны. Минуту назад Макс мирно пил кофе, и строя по-детски наивные планы делился ими со своей странной, но уже такой родной подругой. Теперь же, всё мечты о безоблачном будущем были развеяны как утренний туман.

Макс посмотрел на Катю и замер. Встретившись взглядом с волчицей, он, на мгновение испытав все те чувства, что испытывала она. Страх и отчаяние, одиночество и робкая надежда на то, что он - единственный друг, не предаст, не бросит на произвол судьбы, и не убежит, трусливо поджав хвост. Всё это, и даже немного больше, сейчас без труда читалось в её больших, серо-голубых глазах.

"Даже не думай! Ты не сможешь что-то изменить" - Твердил рассудок, но четно... Здравый смысл был безоружен перед минутным порывом, и когда счет шел на секунды Макс отчего-то всегда подчинялся последнему.

- Наверх! - Сорвавшись с места, скомандовал он.

- Куда? - Дрожащим голосом спросила волчица.

- Не знаю. На чердак, а там по обстоятельствам. - Ответил Макс, отчего-то понимая, что Кате, вовсе не важно, что он скажет.

Молниеносно вскочив на стол, парень уперся руками в крышку чердачного люка, и, скинув увесистую деревяху в сторону, подтянулся на краю образовавшегося проёма. В этот момент кто-то всём весом навалился на дверь, и последняя защита, с оглушительным треском пала под натиском преследователей. Макс протянул руку, и, ухватив волчицу за запястье, помог ей забраться.

Пыльный дачный чердак был на удивление пуст. Макс ожидал увидеть тут горы хлама годами любовно хранившегося в квартире, и впоследствии крупными партиями перевозимого родителями в дачный домик. Но нет, старое брахло, вероятно, оседало в недрах сараев, а на чердаке к счастью было фактически чисто.

На кухне загрохотали выстрелы. Пули, легко прошив потолочные доски, с пронзительным свистом выбили облачка серой пыли прямо перед их ногами. Теперь Макс знал, что отступать поздно, живыми они были ни кому не нужны.

Перепрыгивая через балки, парень и волчица метнулись в противоположенный конец чердака. Медлить было нельзя, ведь если раньше счёт шёл на секунды, теперь он был на их доли. Одиночные выстрелы перешли в очереди, пол за спинами беглецов подёрнулся дымкой.

Миновав три пролёта, и едва не разбив голову о стропила, Макс остановился у небольшой дверки, ведущей на крышу сарая. С трудом отдернув трясущейся рукой шпингалет, Парень пропустил Катю вперёд и, убедившись, что она отошла, спрыгнул следом. Под ногами как бы предупреждая, захрустел шифер: "одно неловкое движение, и полетишь вниз!" - словно говорил он.

Сразу за сараем начиналась полоса из плотно растущего терновника. Непролазные дебри надёжно защищали огород от посягательств мародеров. Густые ветки деревьев сплетались друг с другом, а острые шипы драли плоть и одежду не хуже колючей проволоки. Казалось, что преодолеть живую изгородь без мачете и, не лишившись при этом глаз, было просто невозможно.

Спрыгнув на землю, Макс выставил руки, собираясь при необходимости подхватить Катю, но волчица, удивлённо пожав плечами, прыгнула в противоположенную от парня сторону.

Мягко опустившись на все четыре конечности, она словно пружина отскочила от земли и снова встала на задние лапы. В этот момент, Макс заметил, что её хвост не являлся рудиментом, и когда волчица едва не кувырнулась вперёд, ненужный, по мнению парня, отросток, помог ей сохранить равновесие, сыграв роль балансира.

Заросли терновника были непролазны для всех, кроме Макс. Пробежав вдоль живой изгороди с два десятка шагов, парень остановился, и разведя руками ветки, по обыкновению пропустил волчицу вперёд. Теперь они были на чужом участке.

"Форсировав" небольшое картофельное поле, миновав длинную теплицу и череду грядок, беглецы перемахнули через забор, и, оказавшись в прогоне, побежали, перескакивая лужи к ржавым железным воротам.

- Перелезть сможешь? - Задыхаясь от долгого бега, спросил Макс.

- Думаю да. - Бодро ответила Катя.

- Тогда вперёд, я помогу... - Ухватившись руками за железные прутья, Макс пригнулся, изобразив из себя нечто вроде живой "ступеньки". - Можешь лапой мне на плечё встать. - Предложил он.

Вновь проигнорировав предложения парня, волчица самостоятельно перебралась через ворота, и, оказавшись с противоположенной стороны, иронично взглянула на Макса.

- Мне кажется, или тебе помощь нужнее? - Склонив голову набок, спросила она.

- Справлюсь - пропыхтел Макс, стараясь не сорваться.

Из дальнего конца прогона раздался рёв автомобильного двигателя. Стремительно приближаясь, он становился всё громче. Собравшись с силами Макс, подтянулся, и едва не напоровшись на острые пики ограды, спрыгнул вниз. Теперь приближающийся автомобиль был с противоположенной от них стороны, и Макс, словно оцепенев, замер, молча глядя через стальные прутья.

- Чего встал? Бежим! - Выкрикнула волчица, хватая парня за руку.

- Некуда. Прибежали мы... - Подавленно произнёс он.

- Но как? - Волчица обескуражено открыла пасть, и не в силах подобрать подходящего слова, опустила мордочку.

За дачными участками начиналось гладкое, лишённое укрытий поле. Пожухлая осенняя трава едва доходила до колена, а редкие березки, растущие по краю дороги, были не толще руки.

- Если хочешь - беги одна, я их немного задержу. - Сказал Макс, прислонившись лбом к воротам.

- А ты?

- А я... - парень вздохнул - лучше пулю в грудь, чем в спину.

В голосе Макса не было героизма и прочей ерунды, что придают подобным фразам драматурги. Он не верил своим словам, и прекрасно знал, что оставшись, не прибавит ей шансов. Понимание того, что вся это безумная история не могла кончиться иначе, пришло слишком поздно, и теперь, когда он уже отчетливо видел финал, пытаться что-то изменить, просто не было желания.


***

В воздухе над космодромом витал запах ракетного топлива и жженой земли. Простые обыватели, попав сюда впервые, обзывали этот чудесный аромат "вонью" и "смрадом", и их не за что было винить. Ведь лишь проработав здесь долгие годы, ты начинаешь понимать, что запах калёного железа стал для тебя слаще благоухания роз, а дым и чад ракетных двигателей отдаёт запахом новых горизонтов.

Над стартовым столом, сверкая в лучах утреннего солнца, возвышалось нечто, заставляющее трепетать сердца первых покорителей космоса. Гигантский пилотируемый шаттл, легенда программы STS, был полностью готов к взлёту. Его топливные баки были полны, а на борту, в дань памяти былым героям красовалась яркая бело-синяя эмблема НАСО.

Барс стоял на краю бетонного волнореза укрывавшего центр управления от огня и высоких температур. С бетонного выступа открывался потрясающий вид на стартовую площадку, но Даниэль не видел никакой красоты в пусковых конструкциях и космических кораблях. Являясь игроком по природе, он стремился лишь к одному - победе в сложной и порядком затянувшейся партии. Барс не до конца понимал смысл игры, и слабо знал её правила. Единственное, в чём он был уверен, так это в том, что приз - жизнь, а значит, игра стоила свеч.

- Мистер!.. Уважаемый... - Подымаясь на волнорез, кричал енот, задыхаясь от долгого бега. Высокие ступеньки были не рассчитаны для его крохотных лапок, и поэтому ему приходилось едва ли ни вскарабкиваться на каждую по отдельности.

- Я же говорил, зови меня просто - Даниэль. Спокойно произнёс барс, разглядывая что-то вдали.

- Дан.. их...эль, они прибыли! - С трудом выговорил енот.

- Отлично, я видел. Только почему они приземлились не там где запланировано? - Спросил барс.

- Кто-то из них взял управление на себя.

- Самостоятельные значит... ну, может это и не плохо... - Даниэль тихо вздохнул, и, глядя на загнанного зверька с высоты своего роста, громко рявкнул:

- Что встал, Рик? Беги, встречай.

Не дожидаясь повторного приказа, енот рванулся с места, и лихо перепрыгивая со ступеньки на ступеньку помчался вниз.

Подняв клубы пыли, Стальная Чайка опустилась на землю. Подбежавший к месту посадки Рик, кашляя и отплёвываясь, суетливо засновал возле аппарата. Пшикнули компрессора, и тяжелая боковая дверь медленно пошла вниз. Из темноты салона показалась голова Джека, рысь осмотрелся по сторонам, а затем, не обращая ни какого внимания на приветствия енота, спрыгнул на землю, а за ним последовали и все остальные.

- Добрый день! Мы рады приветствовать вас на космодроме имени Кеннеди, который является одним из самых больших, и значимых для нас достояний человеческой эпохи... - Затараторил Рик, нервно перебирая лапками скомканный листок бумаги.

- Замечательно, но мы не на экскурсии. - Оборвав речь низкорослого оратора, произнесла Сара. - Скажи лучше, где Даниэль, мы тут по его приглашению.

- Да, я знаю. Он скоро будет. - Немного смутившись, ответил зверёк, а затем робко предложил - может, пока его нет, я ещё немного расскажу вам о космодроме?

- Валяй, только сначала скажи, где тут туалет, а то я сейчас вам на ракету помочусь. - Приплясывая с лапы на лапу, выпалил Джек. За что тут же был удостоен тычка под зад коленом.

- За что?! Я четыре часа терпел! - Возмутился он.

- За бестактность. – Пояснила Терра.

- Я просто ссать хочу! - Огрызнулся рысь, и снова получил под зад.

- Тебе лапы вырвать?! - Гневно прорычал он и, обернувшись, почти коснулся кончиком своего носа, носа гиены.

- Тихо! - Расталкивая скандалистов, выкрикнула Сара.

- Что ты за неё заступаешься? Ты думаешь, она слабая самка? А вот хрен! Это у неё сверху сиськи, а между лап... - Рысь многозначительно потряс кулаком.

- Заткнись! - Прошипела овчарка, сжав лапой его челюсти.

Гордо выпрямив спину, Даниэль, в сопровождении низкорослого кота, размеренно шагал к месту посадки. На барсе по-прежнему был тот же костюм, а на его морде расплывалась уже всем знакомая, какая-то искусственная улыбка. Остановившись в метре от овчарки, он слегка наклонил голову и приветственно развёл лапами.

- Наконец-то вы здесь. - Произнёс он, сверкнув белыми клыками. - Надо сказать, что бы доставить вас сюда, мне пришлось провернуть едва ли не целое похищение. Неон не любит отпускать своих пленников...

- Мы небыли пленниками, мы свободны. - Возмутился, до этого молчавший Бэл.

Барс, ухмыльнувшись, взглянул на лиса.

- Ну да, разумеется. Свободны как птицы... в клетке.

- Ни хрена подобного. - Прорычал Джек.

- Тише, как скажете. - Барс миротворчески поднял ладони. - Я думаю вам интересно знать, зачем вы здесь?

- Да, пожалуй, с этого и стоило начать. - Согласилась Терра, искоса поглядывая на спутника барса.

- Перед вами один из последних шаттлов, спроектированных людьми. - Торжественно произнёс Даниэль, указав когтем на сверкающую громаду. - Изначально он создавался в рамках лунной программы, но с распадом Советского Союза, и закономерным окончанием холодной войны, необходимость в колонизации Луны немного ослабла. Проект "перекроили" и шаттл было решено использовать как сверхтяжёлый грузовой корабль орбитальных миссий. Но и от этой идеи вскоре пришлось отказаться, поскольку стоимость реализации проекта оказалась неподъёмной даже для штатов.

- А нам-то это зачем знать. - Зевая, буркнул Бэл.

- За тем, что вам предстоит его испытать.

- Кого? - В один голос спросили гиена и рысь.

- Шаттл, конечно же! Завтра в пять тридцать вы отправляетесь к Луне.

Терра открыла пасть от удивления, а Джек, чертыхаясь и глупо хихикая, развернулся, направляясь обратно к граверу.

"Нет, на это я не подписывался" - бормотал он.

- Стойте! Вы же согласились! - Выкрикнул барс, впервые за все время, повышая голос.

- На это безумие? Нет, не помню такого.

- Но вы же хотите помочь Кэтрин?

- Да, но не настолько, чтобы сдохнуть самому. - Огрызнулся рысь.

- Вы не понимаете, от чего отказываетесь! - Крикнул барс, надеясь остановить Джека, и не ошибся. Рысь замер на месте, и развернувшись на носах ботинок, злобно взглянул на Даниэля.

- Это я не понимаю, от чего отказываюсь? - Прошипел он, а за тем обведя пальцем всех присутствующих, продолжил: - Нет, друг мой, это они не понимают, на что подписываются! Вы собираетесь засунуть нас в эту грёбаную консервную банку и, пихнув под хвост чертову тучу тонн керосина и кислорода разнести в клочья. Или я в чём-то ошибаюсь?

- Фторид кислорода. - Поправил кот, до этого момента молча стоявший позади барса.

- Ах, ну да. Это многое меняет!

- Разумеется, фторид кислорода более мощный окислитель, и при сгорании вещества в его среде, выделяется куда больше энергии...

- Замечательно! - Джек подошел к коту вплотную и, сложив пальцы в виде пистолета, навел "дуло" на его лоб. - Все просто прекрасно, но есть одно "но". Мне. Глубоко. Плевать.

- Хорошо. - На минуту выбитый из душевного равновесия барс, вновь приобрёл невозмутимый вид. - Не хотите помочь Кэтрин, дело ваше, но всё же, я попрошу вас выслушать меня до конца. - Его мягкий, урчащий голос стал холодным и колким. - Поймите, ваш полёт на Луну, не моя прихоть. На земле нет, и никогда не будёт построено нового ускорителя. Брат-близнец - почти полная копия Люцифера находится на нашем спутнике, и единственный для вас шанс спасти Кэтрин, как возможно и весь мир, заключается в том, чтобы воспользоваться им.

- Стоп, а разве миру что-то угрожает? - Спросила Терра, не скрывая удивления.

- Да, мне не хотелось говорить вам это с ходу, но вероятно придется. Я думаю, в душе вы прекрасно понимаете, что мне нет никакого дела до сгинувшей в бездну времени волчицы. - Барс удержал паузу. - Наш мир состоит из фундаментальных законов физики, которые гласят, что вещество не берётся из неоткуда, а двигаться быстрее скорости света невозможно. Мы нарушили эти законы, что само по себе грозило катастрофой. Но мы не знали, не остановились тогда, когда ещё было возможно... Получив в свое распоряжение чрезвычайно опасную технологию, мы даже не догадывались, что вместо величайшего блага, держим в лапах Ящик Пандоры.

- Я не понимаю в чем опасность? Меняя прошлое, мы не можем повлиять на настоящее, а значит, не можем чем-то себе навредить. – Произнесла овчарка.

- Отчасти вы правы, но есть один момент. – Барс кашлянул, и ослабив затянутый на шее галстук, продолжил – Когда-то, многие столетия назад, люди поставили перед собой задачу превзойти скорость света. Для воплощения своего замысла они построили гигантские ускорители, в которых благодаря магнитному полю, маленькие, но всё же материальные частицы разгонялись до безумных скоростей. Создание первого колайдера само по себе было прорывом в науке, но основная цель, по прежнему осталась недостигнута. Любой объект, пусть даже самый маленький, двигаясь со скоростью света, приобретал бесконечную массу и, следовательно, для его дальнейшего ускорения требовалось бесконечное количество энергии. Смирившись с тем, что скорость света является максимальной во вселенной, люди пошли по другому пути, и раз двигаться в пространстве быстрее фотонов невозможно, они решили искривить его само.

- Так к чему вы все это нам рассказываете? – Спросил Бэл, зевнув так широко, как только позволяла лисья пасть.

- Подождите, вы недослушали. В 2074 году людям удалось искусственно создать первую пространственно-временную аномалию.

- Портал в условное пространство? – Уточнила Сара.

- Да, именно. – Даниэль утвердительно кивнул. – Пропустив через него электрон, двигавшийся со скоростью всего в одну четвёртую скорости фотона, они получили результат, ни как не укладывающийся в их привычное представление о мире.

- И что же произошло? – Раздраженно спросила овчарка. Её усы дрогнули, а голос едва не сорвался на рык.

Пятнисты бесил её с момента их первой встречи, и чем дольше она его знала, тем лучше понимала, чем именно. Барс юлил, изворачивался и недоговаривал. Прикрываясь лживой улыбкой, играл на её чувствах, заставляя думать только так, как хочет он. В этот момент, овчарка неожиданно поняла, что все вопросы заданные барсу, были навязаны им самим, и даже сейчас его физиономия привычно скривилась, подтверждая её догадки.

- Электрон не просто прибыл из пункта А в пункт Б быстрее скорости света, а достиг цели ещё за несколько миллисекунд до того, как был запущен. Так, в семьдесят четвертом году люди впервые испытали машину времени, об их дальнейшей судьбе нам ничего не известно.

- Хорошо, вы говорили об опасности, угрожающей нашему миру. – Напомнила Терра.

- Да… - Сосредоточенно пытаясь что-то вспомнить, барс насупил брови, от чего короткий мех на его переносице покрылся глубокими морщинами, а уши крепко прижались к затылку. – Пока все возвращались «домой», все было в порядке, но когда волчица осталась не в своей эпохе, хрупкий баланс на чаше времён был нарушен, и параллельные миры с бешеной скоростью рванулись на встречу друг к другу. Вы спросите что произойдёт? – Произнес Даниэль, опередив уже открывшую пасть овчарку. - На это сложно однозначно ответить… Возможно, когда миры столкнуться, произойдет взрыв, по мощности равносильный «большому взрыву» и история нашей вселенной начнётся с чистого листа. Или может произойти так, что когда временные возмущения достигнут нашей даты, само время остановится, и ни одна молекула, ни один атом или электрон больше не сдвинуться с места. В таком случае мы попросту прекратим свое существование, ведь вся наша жизнь, есть не что иное, как процесс, протекающий во времени. Так или иначе, финал для нас будет печален.

Закончил Даниэль, и с любопытством обернулся на доносившийся откуда-то со стороны, звук.

Безмятежно задрав голову к небу, и подбрасывая «шланг» под ритм одному ему известной мелодии, Джек, уже как минуту упоённо «поливал» пожухлый газон.

***

В центральном здании космодрома, как и подобало музею, было тихо. Правда в обычные дни посетители, толкаясь в очередях, всё же создавали некий шум, сейчас жеЮ тишина была практически полной. За стойкой информации, укрыв нос дешевым журналом, дремал охранник. Тощий койот совсем не походил на былых стражей этого места.

Когда-то стратегически важный объект, совершенно утратил свою неприступность ещё во времена людей, и открывшись для посетителей, стал чем-то вроде научного Дисней Лэнда. Ещё на проходной острый нюх барса уловил приятный аромат готовящейся пищи, и хотя музей был закрыт на неопределённый срок, столовая для персонала работала в штатном режиме. Пройдя через КПП, Даниэль и Роберт - так звали кота, свернули на лево, и прошагав по ярко освещённому коридору остановились возле дверей ЦУПа. Запах еды шёл определённо оттуда. Барс толкнул дверь, и зашёл внутрь.

Сотни массивных компьютерных столов, сейчас играли роли обеденных. А за центральным пультом располагались холодильники с напитками и кассы. Здесь давно не командовали взлётами. Вместо стука клавиатур, теперь здесь стучали ложками, вместо гула приборов - гудели кондиционеры, а на стендах информации, вместо аварийных кодов, располагались баннеры с рекламой хот-догов и гамбургеров.

-Почему ты не сказал им правды? Они же ни одному твоему слову не поверили! - Возмутился кот, сев за стол с противоположенной от барса стороны.

- Поверили... не поверили - это не важно. Главное остаться согласились . . - Проурчал Даниэль, и взяв с подноса горячий бумажный свёрток положил его перед собой.

- Конечно согласились! Ты же их выбора лишил. Сказал, что граверу нужно обслуживание, из-за чего они не смогут улететь до утра.

- Верно, но лишив их выбора, я дал им возможность подумать.

- Уж не над той ли ересью, что ты на космодроме нёс?

- Нет, то, что я сказал тогда, пригодится им для того, чтобы оправдать свой безумный поступок.

- Перед кем оправдать?

- Перед самими собой. Понимаешь Роберт, мы все по природе эгоисты, и нам нет дела до чужого мнения, самое главное это пересилить себя. Им не нужно доказать что риск оправдан, необходимо что бы они сами себе это доказали.

- Значит, ты думаешь, что они сами себя убедят? - Спросил Роберт.

- Да. - Даниэль аккуратно развернул свой сэндвич.

- И с чего же такая уверенность? И к тому же, даже если они согласятся, я неуверен, что они смогут всё правильно сделать. Вдруг у них лапа не подымится?

Барс усмехнулся и, отложив сэндвич в сторону, иронично взглянул на кота.

- Я уверен в этом, потому что будущее уже произошло.

Кот поперхнулся.

- Это ещё как?

- Вот так. - Барс развел лапами. - Мы в тупике времени, в далёком -далёком прошлом.


P.S: Я по прежнему не нашёл бета-тестера, так что заранее приношу извинения за корявость фраз и различные очепятки. Также, я буду очень благодарен всем неравнодушным читателям, которые укажут на мои косяки или просто оставят свой отзыв в комментариях.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: F «Краденый мир, ч 1», Далин Максим «Зеленая кровь», DedMazday «Псих-4. Ренегат»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 17 старых комментариев на форуме
Ошибка в тексте
Рассказ: Пропавшие во времени
Сообщение: