«Нечестная игра»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

НЕЧЕСТНАЯ ИГРА

Arilin


- Давай, уже немного осталось! - пропыхтел Расти, с трудом втаскивая одного из своих компаньонов вверх по трещине. Сам Расти был невысоким и жилистым, но человек, которого он тянул за руку, был дороден, с фигурой байкера - которым, как он утверждал, и являлся. Конечно, никто из Лилиренов не ездил по городу на мотоцикле, - но те, кто сейчас собрались в пыльном углу зала, не были городскими жителями...

- Ты уверен, что это безопасно? - спросила Самка, которая была почти такая же долговязой, как и сам Расти, - даже сантиметров на двадцать выше, - но во всем остальном являлась почти полной его противоположностью. Ее уши были изящными и заостренными - его широкими и круглыми, ее мех чистым, и идеально вычесанным - его растрепанным, и довольно грязным. Ее длинный хвост выглядел почти идеальным, - хвосту же Расти не хватало добрых тридцати сантиметров от конца. К тому же Самка выглядела более опасной, - настолько опасной, насколько только может выглядеть похожая на мышь Лилирен, не имеющая никакого оружия...

- Мы здесь именно потому, что это не безопасно, подруга! - фыркнул Толстяк. - Если тебе нужна безопасность, то это не та игра, в которую тебе стоит играть!

- Мне нужен адреналин, а не верная гибель, Толстяк! - отрезала она, тыкая пальцем в его живот.

- О, это совсем не обязательно! - бодро заявил Расти. - В конце концов, я ведь живу здесь уже целый год!

- Рядом с этой психованной кошкой, да? - Толстяк взглянул вдоль коридора. Он был едва сантиметров шестьдесят шириной, с обшитыми широкими толстыми досками стенами. Потолок был слишком высоким для достаточного освещения тусклым, похожим на факел электрическим светильником, который был вбит прямо в толстый, сантиметров тридцать кабель метрах в шести над головой. - И это твое жилище, да?

Расти кивнул.

- Вы, городские жители, ужасно странные! - Толстяк хлопнул Расти по спине с такой силой, что меньший мышь содрогнулся. - Не думаю, что я согласился бы на жизнь паразита! Без обид!

Расти улыбнулся.

- Я предпочитаю думать об отношениях Лилиренов и Раа как о симбиозе...

Молчавший до сих пор худой самец, - чуть повыше Расти, с черным как смола мехом, и одетый почти так же, кашлянул:

- Они всего лишь терпят наше присутствие...

- Они не смогут избавиться от нас, даже если попытаются! - фыркнул Толстяк, оглядываясь по сторонам.

- Точно? - усмехнулся Тощий, засовывая руки в карманы. - Возможно, у них мы занимаем экологическую нишу тараканов, и выжили не потому, что убить всех нас оказалось слишком трудным делом, а просто потому, что это не стоит их стараний?

- Ты что, пришел сюда умереть?

- А разве все мы здесь не затем же? - загадочно улыбнулся он.

Толстяк протиснулся в узкий проем.

- Я называю это - "искушать судьбу"! И если мне суждено умереть, я хочу сделать это с шиком!

Остальные члены группы молча последовали за ним...


На другой стороне треснувшей стены открылось огромное пространство покрытого плиткой пола, простиравшегося во всех направлениях не меньше чем на несколько сотен метров, - а может, даже еще больше. Сама стена вздымалась словно отвесный утес не меньше тридцати метров высотой, вершина которого не уходила в небо, а смыкалась с потолком. Если не знать истинного назначения комнаты, это помещение можно было принять за величественный древний храм...

Однако оно не было ни древним, ни святым.

Это была кухня.

- Невероятно... - прошептала Самка, оглядываясь по сторонам.

- Никогда раньше не была в доме Раа? - усмехнулся Толстяк, выходя вперед.

- Была, но не в таком большом, - она осталась стоять рядом с плинтусом, из-за которого они появились. - Этот... он просто огромный!

Расти кивнул с таким выражением, словно это он был хозяином всего этого дома:

- В гостиной и спальне имеется много мебели, за которой удобно прятаться.

- А у тебя есть проходы, которые ведут в те комнаты? - Самка нервно взглянула вверх.

- У меня везде устроены выходы! - гордо заявил Расти. - Но этот особенно полезный. В конце концов, она ведь не сидит дома целый день!

- Ага... ну, и когда она может вернуться?

- В любую минуту.

Толстяк огляделся по сторонам:

- А что у нее в холодильнике?

Расти засмеялся.

- Неужели ты думаешь, что я способен открыть его?

- Ты не можешь, понятное дело, - но ведь можно дождаться когда это сделает она, заскочить туда, и схватить что попадется под руку!

- Ты что, рехнулся? - тихо спросил Тощий. Тон его голоса не изменился; если он и был потрясен, то это проявилось только в том, что его уши прижались к голове.

- Нет, - сказал Толстяк, повернувшись к нему с серьезным выражением на лице. - Я не сумасшедший. Просто мне нравится ходить по узкой дорожке между диким азартом и опасным безумием!

- Просто потрясающе! - Тощий сложил руки на груди. - И ты предлагаешь нам рискнуть своими жизнями лишь затем, чтобы украсть кусочек сыра?

- Нет, мужик, - ответил Толстяк все тем же серьезным тоном. - Затем, чтобы увидеть, моргнет ли смерть первой, если сумеешь твердо смотреть ей в глаза!

Негромкий шум донесся со стороны огромного входа на кухню, который находился в пятидесяти метрах справа от них.

- Это входная дверь! - сообщил Расти.

- Черт!! - воскликнула Самка, бросаясь в сторону буфета. Расти и Тощий последовали за ней, быстро шмыгнув в укрытие, - подальше от глаз того, кто сейчас должен был войти. Толстяк последовал за ними не столь поспешно, и едва он успел скрыться под буфетом, когда в кухню вошла Раа...

Она была симпатичной, но не красавицей. Большие светло-голубые глаза украшали скорее грубоватую, чем изящную кошачью морду. Ее тело было сложено соответствующе: стройное, но не тощее, грудастое, но не чрезмерно, и, - тем более для женщины, одетой в юбку длиной до колен, подчеркивающую стройные ноги, - ни в малейшей степени не изнеженное. Раа была похожа на снежную королеву, - однако это впечатление возникало не из-за снежно-белого цвета ее меха, а от того, как она двигалась, холода, которым от нее веяло...

Усталое, сердитое выражение на ее лице уменьшало его привлекательность, но разве что самую малость.

А еще - она внушала страх...

Это каким-то образом проявлялось во всем; в странном блеске её глаз, движении, которым она швырнула свою сумочку на стойку, - и подсознательным ощущением того, что ее холод был сродни скорее яростной метели, нежели пронизывающему морозу...

Но имелась и гораздо более явная причина для страха; Раа соответствовала размеру своей кухни...

Хотя Лилирены были скрыты от ее взгляда, в это было непросто поверить, когда она оказалась рядом с ними. Всего за пару секунд несколько целеустремленных широких шагов перенесли ее через выложенный плиткой пол размером с футбольное поле...

Даже Расти, который уже не раз видел такое, тоже не сумел удержаться от опасливого взгляда на приблизившуюся великаншу. Но все же главное, что его сейчас интересовало, - это поведение его гостей...

Самка, похоже, нервничала больше всех остальных. Это не удивило Расти; она выглядела самой осторожной и рассудительной, - а именно такие люди очень быстро осознавали неуместность насмешек над женщиной высотой в двадцать пять метров, едва лишь увидев, насколько велики в действительности эти двадцать пять метров...

Толстяк выглядел явно впечатленным этим зрелищем, но одновременно и задумчивым. Черты его лица заострились, демонстрируя сосредоточенную расчетливость, словно он пытался точно подсчитать, что сможет с этого получить, и при этом все же иметь солидный шанс выжить...

А вот Тощий - его выражение было непросто понять. Но испуганным он не выглядел, и при других обстоятельствах можно было подумать, что он смотрит на предмет своего обожания...

Расти усмехнулся про себя. Он уже встречался с этим типом людей раньше. Толстяку достаточно наслаждения от заигрывания со смертью, - а этому нужно еще и поухаживать за ней...

- Выглядит совсем как юная девушка... - негромко сказал Толстяк. - Возможно, с несколько холерическим темпераментом, но явно не похожа на садистку.

- Я тоже не похожа на ту, кто убила свою первую жертву в четырнадцать лет... - пробормотала Самка, и ее хвост нервно метнулся над ногами у Расти. - Похоже, ужасных впечатлений уже вполне достаточно для вас двоих... или троих? - она взглянула на Расти. - Но я хочу чего-то большего, чем нежных пушистых воспоминаний после того, как все это закончится!

- Нервничаешь? - ехидно поинтересовался Тощий, улыбка которого сейчас выглядела почти такой же холодной, как у Раа.

- Можешь назвать это неожиданным проявлением здравого смысла!

- Мне нечего больше предложить вам, - Расти вздохнул, даже не пытаясь скрыть своего раздражения. Все было бы не так интересно с менее чем тремя, - хотя ему обычно везло в поисках людей, которые не искали особой выгоды, и одновременно не имели лишних комплексов...

- Тогда как насчет такого варианта: ты отдашь мне сегодня ночью кое-что из того, что у тебя есть?

- А именно?

- Я потом тебе скажу...

Расти подумал, и через мгновение согласно кивнул.

Раа некоторое время что-то делала у буфета, под которой они прятались, а потом она присела, повернувшись к нему спиной.

- Твою мать... - прошептал Толстяк, когда ткань юбки Раа каскадом обрушилась на плитку пола всего в полуметре от их укрытия. Ее хвост - большой даже соответственно ее размеру - тихонько извивался позади нее; пушистая, двигающаяся стена добрых полтора метра высотой, и длиной не меньше пятнадцати метров от основания до конца...

Когда хвост двигался мимо них, он оказался так близко, что его мех почти коснулся их...

Внезапно Тощий протянул руку, а потом и шагнул вперед. Густой белый мех окружил его, и какое-то мгновение лицо Лилирена выражало истинное счастье, - а потом мех увлек его за собой. Охнув, Тощий вылетел из-под буфета, и шлепнулся на пол в нескольких шагах от безопасного убежища...

"Ну вот и первый..." - подумал Расти, глядя как мышь поднимается на ноги, и стремглав бросается назад под буфет.

- Наверно я должен был-...

Прежде чем человек успел закончить предложение, ладонь Раа обрушилась на плитку в том место, где он только что был. Эта ладонь была не меньше трех метров длиной от конца среднего пальца до его основания, и при ударе раздался оглушительный звук - словно выстрелили из пушки!

Прошла целая секунда, в течение которой ни один из Лилиренов не осмеливался даже дышать... Наконец великанша убрала руку, и продолжила заниматься своим делом.

-...быть более осторожным! - сквозь звон в ушах услышали все законченную Толстяком фразу.

Через мгновение Раа поднялась; теперь она была босиком. Они не видели, как она бросила свои туфли в гостиную, хотя и слышали стук.

- Она не заметила нас - сказал Толстяк; его голос звучал по-прежнему тихо. - Тебе повезло, костлявый - это было просто рефлекторное движение. Удар пришелся рядом с тем местом, где ты находился.

- Так значит, у нее рефлекс сперва расплющить, а что именно это было, выяснять потом? - прошипела Самка.

Расти со значением взглянул на "стену" позади них - тонкий плинтус, бегущий между полом и низом буфета.

- Знаешь, если она заглянет сюда...

- Мы можем стать гораздо более плоскими! - и

после этих "ободряющих" слов Толстяк начал двигаться вдоль стены в сторону холодильника.

- Ты что, действительно собираешься попытаться украсть еду прямо у нее на глазах?! - с явным восхищением в голосе спросил Расти.

- Главное - начать с правильной ноги...

- Или оказаться под ней! - фыркнула Самка. Она держалась позади них, сверля взглядом спину Расти. - Скажи, почему ты продолжаешь жить здесь?

- Я жил в этом доме еще до того как здесь появилась Раа.

- А еще тебе просто нравится жить рядом со смертью... - буркнул Тощий, больше глядя на великаншу, на то, как она двигается по кухне, чем на остальных Лилиренов.

- Забавно, ведь я могу сказать то же самое и о тебе!

Тихий смешок оказался единственным ответом. Когда Тощий заговорил снова, его голос звучал насмешливо.

- А может причина в том, что мы просто очарованы Раа? Разве не так? Во всяком случае, мы четверо. Хотя вполне возможно, что и весь наш народ!

- Я однажды жила в комнате Раа... - пробормотала Самка, - и хотя его трудно было назвать дружелюбным, он не был психом. Самое ужасное, что когда-либо там со мной произошло, - это охота на меня с веником. А в основном по отношению ко мне он вел себя вполне спокойно. Он знал о моем присутствии, но это его мало волновало.

- Это терпимость, а не дружелюбие...

- О, смотрите! - воскликнул Толстяк, и его голос прозвучал почти радостно. - Она идет туда!

Раа направлялась к холодильнику. Она распахнула дверь, и оперлась на неё, с рассеянным видом разглядывая полки.

- Я пошел! - вдруг сказал Толстяк, и без дальнейших объяснений бросился вперед.

Раа не видела его, и всего за пару секунд он сумел добежать до холодильника, и забраться на нижнюю полку.

- Ну нифига себе...! - выдохнула Самка. Тощий ничего не сказал, но на его лице отражалось то же чувство.

- Ты ведь не будешь против, если я возьму этот трюфель, правда?! - прокричал Толстяк, и двумя прыжками спрыгнул на пол. К огромному удивлению Расти он не сломал ноги, и даже не споткнулся, хотя тащил шоколадную конфету размером в половину него самого...

- Ах ты, маленький ублюдок! - вскрикнула Раа, вздрогнув от неожиданности. Она с грохотом захлопнула дверь холодильника, - но Толстяк, пригнувшись, успел проскользнуть под ее краем.

- Спокойнее, спокойнее! - насмешливо крикнул он, устремляясь к промежутку между холодильником и стоящим рядом буфетом. Раа топнула ногой с такой силой, что пол вздрогнул, - но Толстяк двигался на долю секунды быстрее. Огромная ступня опустилась меньше чем в метре от Самки, и та, невольно взвизгнув, отпрянула назад.

- ЧТО?! - рявкнула Раа. Она отступила назад, и начала опускаться на колени.

- Пошел!! - зарычала Самка, бросаясь следом за Толстяком сразу же, как только огромная нога отодвинулась. Расти и Тощий уже тоже мчались следом, когда Раа наконец опустилась на четвереньки.

- О, да вас четверо! - сказала она, и в ее гневном голосе прозвучали нотки сдерживаемого ликования.

Она потянулась вперед, и попыталась схватить их. Ее пальцы прошлись вдоль угла буфета, и чуть не схватили Тощего за ногу, - но он подпрыгнул, и сумел увернуться, когда Раа попыталась ухватить его двумя пальцами...

Толстяк отступил к самой стене, по-прежнему крепко сжимая свою добычу; Расти и Самка присоединились к нему гораздо раньше отставшего Тощего, который уже явно выдыхался...

Великанша сунула руку в щель, но не смогла просунуть ее достаточно далеко. Наконец рука отодвинулась, и Раа прижалась щекой к полу, заглядывая под буфет.

- Она может увидеть нас? - прошептала Самка.

- Да, могу! - ответила ей Раа, и усмехнулась, продемонстрировав похожие на мечи зубы. - Надеюсь, ты насладишься этой конфетой, потому что я обязательно заставлю тебя заплатить за нее! - Она выпрямилась, и покинула кухню - или, во всяком случае, их поле зрения.

- Черт! - сказал Толстяк. Он отломил от конфеты кусок шоколада, и покачал головой. - Я знал, что она чокнутая, но не предполагал что между ушами у этой женщины непаханое поле проблем из психологии преступности! - он на мгновение задумался. - Да, кстати! - Толстяк кивнул на трюфель. - Угощайтесь - тут всем хватит!

- И что нам делать дальше? - сверля взглядом Расти, сердито отмахнулась от него Самка.

- Все, что захотите.

- Больше всего мне не хотелось бы попасть под её ноги!

- У нее красивые ноги, - заметил Толстяк, жуя шоколад.

Самка изумленно уставилась на него.

Он пожал плечами.

- Если бы мы с ней были одного размера, я бы не отказался переспать с ней. Настоящая сексуальность, истинная агрессивность! Хотя я был бы совсем не против, если бы она слегка приглушила свою кровожадность...

- Она наверняка бы приковала тебя к кровати!

- Ага! - он усмехнулся. - А ты уверена, что сама не хочешь это попробовать?

- Не суди обо всех по себе... - фыркнула Самка. Она повернулась к Расти. - Как думаешь, что она может предпринять, чтобы добраться до нас?

Лилирен только развел руками:

- А она может засунуть сюда, скажем, ручку метлы? - предположила Самка.

- Я совершенно уверен в том, что она не станет пытаться раздавить тебя таким образом, - ответил Расти.

Она вопросительно выгнула бровь.

- Ну, вобщем, для нее это было бы слишком... просто и неинтересно, - объяснил он, слегка пожав плечами. - Но если ты действительно желаешь получить от меня "приз", тебе придется подвергнуть себя немного большей опасности, чем несколько часов отсидки в пыльном углу...

Ее глаза превратились в щелочки, но она кивнула.

- Ну ладно... что ты обычно предлагаешь сделать своим клиентам?

- Ну... самый популярный вариант - это пробежаться перед парадной дверью.

- О господи... - буркнул Толстяк, приканчивая следующий кусок шоколада. - Тогда чего мы здесь ждем?

- А вообще-то можно выйти отсюда через другой ход...

- У тебя что, здесь ходы повсюду? - Толстяк с любопытством посмотрел на Расти. - А она не пытается затыкать их?

Расти покачал головой.

- Очень странно... - Толстяк одернул куртку, и шагнул в сторону передней части холодильника.

- Откуда ты знаешь, что это безопасно? - спросила Самка, поспешив следом за ним.

- Я нигде не вижу и не слышу её.

- Это еще ничего не значит.

Он фыркнул, и остановившись у края холодильника, огляделся по сторонам.

- Ладно, леди... как насчет вот такого варианта; если я погибну, можешь считать, что тут небезопасно! Достаточно просто, правда? - и Толстяк, пригнувшись, держась под краем двери холодильника, направился в сторону передней части кухни.

- Чудесно... - пробормотала она.

Они двигались тесной группой, прячась под буфеты, то и дело оглядываясь на открытое пространство кухни, и были уже почти у самого края последнего буфета, когда в дверном проеме снова появилась Раа.

Она уже переоделась, и теперь на ней была только ночная рубашка. Великанша остановилась в дверях кухни, и, опершись одной рукой на стену, посмотрела вниз на них.

- Знаешь, а ты очень симпатичная! - бодро заявил Толстяк.

- Спасибо... - ответила она, слегка улыбнувшись.

- Если я буду продолжать льстить тебе, это сможет удержать тебя от попыток убить меня?

- Нет.

- Ну ладно, я просто проверял! - ответил он, показав ей поднятые большие пальцы.

- Что будем делать теперь? - прошипела Самка за его спиной.

- Хороший вопрос... - пробормотал Толстяк, не сводя глаз с Раа. - Самое лучшее, что я могу придумать, - это со всех ног бежать во все четыре стороны...

- Это будет смертным приговором как минимум для одного из нас! - ее голос звенел от напряжения.

- Эт точно, малышка... но если мы будем продолжать стоять толпой, то когда ей надоест нас разглядывать, и она нападет, - это будет смертным приговором для всех нас...

- Что, составляем планы спасения? - негромко произнесла Раа. Ее плюшевый хвост тихонько шевелился позади нее, пока она разглядывала группку прижавшихся друг к другу Лилиренов.

Толстяк шагнул вперед на совершено открытое пространство пола. Остальные трое затаили дыхание.

- Как ты считаешь, - у меня есть шанс пробежать мимо тебя? - спросил он, повернувшись к великанше и нахально уперев руки в бока.

- Очень небольшой, - холодно улыбнулась она. - Но я все равно поймаю тебя.

- Неужели ты действительно настолько нас ненавидишь?

Она оторвала руку от стены, и пожала плечами:

- Ненависть не имеет к этому никакого отношения...

Ее взгляд стал задумчивым.

- Тогда в чем причина, мэм? Тебе просто нравится убивать маленьких пушистых существ?

- Я...

Разговаривая с Раа, Толстяк медленно двинулся вперед, держа руки в карманах.

- Я просто спрашиваю, пойми! Все это действительно очень меня интересует. Я хочу сказать... вобщем, похоже, что тебе просто нравится изображать из себя монстра, - во всяком случае, для нас, Лилиренов?

- Да... - задумчиво сказала она.

- Но почему?

- Мой терапевт сказал, что это очень непростой вопрос.

- О! Ты даже к доктору обращалась по этому поводу?

- Только потому, что меня заставил отец... - тяжело вздохнула Раа, задумчиво глядя в пространство.

Толстяк шагнул к ней еще ближе.

- Так значит, твой папа тоже знает про эту... игру? Это ведь игра, правильно?

- Конечно! - сказала она, словно оправдываясь. - Именно так. - Она слегка пожала плечами. - Конечно же он знал - ведь я делаю это столько, сколько себя помню. И считаю, что все это не так ужасно, - ведь с тех пор как я живу здесь, Лилирены постоянно приходят в этот дом!

- В поисках острых ощущений, как я понимаю.

- Да... - она задумчиво улыбнулась. - И всегда получают гораздо больше, чем ожидают...

- Не стоит быть такой самоуверенной! - поучающим тоном заявил Толстяк.

Раа заморгала, и взглянула вниз, - но его там уже не было. Ее глаза превратились в щелочки.

- Ах ты малень-...

- Я искренне заинтересован, леди! - голос Толстяка раздался позади нее.

Она резко обернулась, и гневно зарычала. Потом Раа повернулась обратно к кухне, и присела на корточки; выражение ее лица стало сердитым, почти диким!

- Вот черт!! - охнула Самка. Она обернулась, чтобы посмотреть на Расти, - но того нигде не было видно.

- И что теперь? - прошептал Тощий, оцепенело замерев на месте.

- То, что сказал Толстяк! - прошипела она. - Бежим очень-очень быстро!! - И она рванула с места как спринтер. Тощий следовал за ней по пятам...

Раа усмехнулась, и, поднявшись на ноги, направилась в их сторону медленными широкими шагами...

- В сторону!! - провизжала Самка Тощему, отталкивая его от себя, и начиная бежать зигзагом.

Лилирен споткнулся, и тут же остановился...

Он посмотрел вслед бегущей Самке, потом оглянулся на приближающуюся великаншу, сглотнул, и начал быстро пятиться, не в состоянии отвести от нее взгляда...

- Ну... - сказала Раа. Она оскалилась вслед Самке, и продолжила идти в сторону Тощего. Еще через пару шагов ее левая нога опустилась всего в двух метрах от него...

И в этот момент очарование Лилирена наконец оказалось побеждено его инстинктом самосохранения. Он повернулся, и побежал, уже почти не обращая внимания на боль в подвернутой ноге...

Огромная ступня великанши скользнула вперед, и пнула его. Тощий взлетел в воздух, и неуклюже приземлившись, проехал по полу на спине.

Раа сделала еще шаг в его сторону, и буквально нависла над ним, невозмутимо глядя вниз на его маленькую фигурку.

Он попытался подняться, но ноги уже не слушались его, и он начал отползать на руках, задыхаясь от ужаса...

Улыбаясь невинной детской улыбкой, Раа снова подняла правую ногу, на мгновение задержала ее над ним на высоте не больше двух метров.

Тощий поднял взгляд; огромная подошва закрыла все поле его зрения, - и в это мгновение мысль о том, что теперь он находится в полной ее власти, неожиданно подарила ему ощущение невероятного покоя...

"У нее очень красивые ноги...", - подумал Лилирен.

Нога начала опускаться, и он еще успел подумать о том, что надо хотя бы повернуть голову...

Но прежде чем Тощий успел шевельнуться, огромная лапа уже обрушилась на него...


Самка успела обежать вокруг Раа, пока великанша занималась другим Лилиреном, но задержалась у края ковра. Когда нога опустилась на кухонный пол, Самка вскрикнула от ужаса...

Раа повернулась, посмотрела на нее, и рассмеялась. Не подлым хихиканьем, без малейшего намека на маниакальность или хотя бы злорадство - просто радостным, счастливым смехом!

И уже ныряя в ковер, Самка поняла, что куда охотнее предпочла бы безумное хихиканье...

- Расти?! - громким шепотом позвала она, пробираясь через густой ворс словно это было высокая, достающая до талии трава. Ответа не было. Она не знала имени Толстяка, но была уверена, что он не откликнется на ее зов. Каким бы легкомысленным не был этот "байкер", теперь он не осмелится дразнить великаншу...

Или все же рискнет? Ладно, черт с ним...

Самка слышала журчание воды на кухне; пока что Раа был занята - во всяком случае, до тех пор, пока не закончит мыть ногу...

Сдерживая тошноту, Лилирен скрипнула зубами, и продолжила двигаться вперед, отчаянно пытаясь заметить Толстяка.

- Проклятье... где же ты?!

Гостиная, как и ожидалось, была, наполнена мебелью, но у Самки не было времени разглядывать, какой именно. Мгновение подумав, она направилась в сторону длинного дивана.

Журчание воды на кухне стихло еще до того как она добралась до края свисающего почти до пола покрывала, - и резко прибавив ходу, Самка нырнула вперед головой в промежуток между низом дивана и полом. В ту безопасность, которую она искала...


У ведущей на кухню двери, прячась за ножкой стола, сидел Толстяк, и наблюдал за тем, как Раа возвращается в гостиную. Ступив на ковер, она остановилась, и оглянулась вокруг. Великанша стояла примерно в пятнадцати метрах от Толстяка - "Или в трех шагах с ее точки зрения..." - подумал он, отодвигаясь на несколько шагов глубже в тень, где и замер, когда ее взгляд скользнул по его укрытию между краем стола и стоящим рядом креслом.

"Похоже, пришло время для плана "В"..." - подумал он, торопливо выуживая что-то из внутреннего кармана своей куртки.

Ее взгляд сперва прошел мимо него, но потом вернулся. Раа вгляделась пристальнее...

И улыбнулась.

- Итак, - сказал он, как только убедился, что она увидела его. - Какое утверждение истинное? То, что все мы такие маленькие, или то, что это вы такие большие?

Говоря это, он сложил две части, которые он достал из карманов куртки, и убедился, что они надежно соединены между собой

- О, да ты философ! - сказала Раа; ее голос прозвучал слегка насмешливо. Она опустилась на колени прямо там, где стояла. - А разве это что-то меняет?

- Вообще-то нет. Ладно, я задам еще один вопрос... - Толстяк вытащил из кармана куртки третью часть, и присоединил ее к остальным.

- Это вряд ли... - сказала она, опускаясь на четвереньки. Раа наклонилась вперед, и он понял, что вот-вот окажется в пределах ее досягаемости.

- Неужели это не беспокоит тебя?

Она только хихикнула.

- В смысле, я знаю, что твой отец пытался убедить тебя, что это плохо... но тебе не кажется, что для этого у него имелась уважительная причина?

- Просто они не понимают, как это весело! - ее хвост резко дернулся у нее за спиной.

- О... ну да, я тоже люблю повеселиться! - Толстяк задумался, пряча руки за спиной, потом снова посмотрел вверх на нее. - Но ведь есть же разница между просто игрой, и тем, чтобы быть свихнувшейся сукой-психопаткой?!

Раа зарычала, и бросилась на него. Лилирен отскочил назад, и откатился в сторону, молясь о том, чтобы успеть... и сумел это сделать, - насколько это у него получилось...

Перевернувшись на бок, и почти не потеряв ориентации, он обеими руками поднял громоздкое оружие, и выстрелил навскидку...

Это оружие было таким маленьким в сравнении с великаншей, что она с трудом смогла бы его разглядеть, - но в сравнении с Лилиреном оно было просто гигантским; почти сорок сантиметров длиной, со стволом толщиной в половину диаметра кофейной чашки...

Отдача отбросила Толстяка к стене с такой силой, что он даже не успел испугаться при виде двигающейся прямо на него великанши, - но теперь скорее вопящей от боли, чем грозно рычащей...

Раа ударилась о стену рядом с ним, и край стола рухнул на неё сверху. Её рука на мгновение опустилась почти прямо на Лилирена, но она отдернула ее, так его и не схватив.

Толстяк поспешно пополз за кресло. Он не был уверен, что попал, - вполне возможно, что он промахнулся, - но в любом случае это её отвлекло.

- Черт, это же больно!! - вопила она. - Я истекаю кровью! Проклятье!! РАСТИ!! Здесь не должно было быть никакого оружия!!

Глаза Толстяка сузились, когда он наконец поднялся. Лилирен покачал головой, и через мгновение уже осторожно пробирался вдоль стены, очень надеясь на то, что отверстие, которое он там заметил, не было миражом. После того как Раа придет в себя, она наверняка будет в таком бешенстве, что может начать передвигать мебель, и если увидит его до того как немного успокоится, то раздавит его прежде, чем почувствует боль от попадания пуль...

И через пару секунд после того, как он сунул свой хвост в дыру, Толстяк услышал, как Раа с грохотом отбросила в сторону кресло.

- Проклятье!! - рыкнула она, раздраженно пиная стену. Проклятия стихли, сменившись почти жалобным хныканьем: - Это действительно очень больно...

- Можешь считать это вызовом, леди... - едва слышно пробормотал Толстяк. - Похоже, никто из нас толком не понимал, во что ввязался...

Здесь в промежутке между стенами не имелось никаких временных светильников; уже в нескольких шагах от входа его окутал мрак. Несколько секунд торопливых поисков - и отыскав в одном из карманов куртки маленький фонарик, Толстяк двинулся в сторону от входа.

- Я достану тебя и в стене! - пригрозила Раа.

Он остановился метрах в десяти от входа.

- В твоем голосе теперь больше боли, чем угрозы, леди! - громко сказал он.

- Ты чуть не оторвал мне палец! - ответила она; ее голос звучал громко и сердито. Толстяк понял, что она присела рядом с отверстием.

- Зато ты чуть не свернула мне одну из моих шей! А ведь их у меня ровно в девять раз меньше, чем у тебя пальцев! - сказал он, быстро отступая подальше от дыры в стене...

Вскоре Толстяк наткнулся на что-то, чего он совсем не ожидал: веревочную лестницу. Он нахмурился. Куда она ведет? Неужели на чердак?

Задержавшись на пару секунд, чтобы перевести дыхание, он полез вверх. Поднявшись метров на десять, он услышал какой-то шум с другой стороны стены, сопровождаемый смехом Раа...

Он поморщился, и удвоил скорость подъема.

- Я так надеялся, что она догадается остаться в укрытии... - пробормотал он.

Лестница тянулась еще метров восемнадцать, прежде чем закончилась у платформы, размещенной у выходящего в гостиную вентиляционного отверстия. На ней не было ничего, кроме подушки, - и эта подушка лежала перед небольшой дыркой, проделанной в стене прямо под вентиляционным отверстием. На подушке сидел Расти, и смотрел в эту дырку...

Внимание Лилирена настолько сосредоточилось на происходящем в гостиной, что он еще не догадывался, что у него появилась компания.

Толстяк начал осторожно приближаться к нему...

Раа снова засмеялась, и на этот раз смех сопровождал пронзительный визг ужаса.

Расти наклонился вперед, начиная тяжело дышать, - и когда Толстяк приблизился, то увидел, что штаны у Расти расстегнуты...

Он подошел ближе, и, остановившись в полутора метрах позади, глянул через его плечо...

Великанша стояла посреди гостиной, сжимая в руке Самку. В ее пальцах Лилирен выглядела такой крошечной и жалкой...

Вскидывая оружие, Толстяк попытался оценить, насколько эффективным может быть выстрел отсюда. Почти бесполезно...

- Ну давай, сделай это, Арилин!! - выдохнул Расти.

Толстяк приподнял бровь...

Словно услышав эту просьбу, Раа внезапно дернула головой вперед. Самка завизжала, еще долю секунды глядя в приближающуюся к ней огромную зубастую пасть, - а потом челюсти сомкнулись на ее торсе со звуком, который заставил Толстяка содрогнуться...

Через мгновение он рискнул снова поднять взгляд. По морде Раа стекала струйка крови, а ноги Самки еще подергивались, когда великанша снова щелкнула челюстями, целиком засунув в пасть свою жертву. Он снова поспешно отвел взгляд, и зябко передернул плечами...

Расти тоже содрогался, но при этом тяжело дышал, а его взгляд не отрывался от Раа.

- Проклятый сукин сын!! - громко сказал Толстяк; в его голосе звучала смесь удивления и отвращения.

Лилирен резко обернулся, и поспешно вскочил на ноги.

- Вы знали имена друг друга... - просто сказал Толстяк, снова поднимая оружие.

- Я могу все объяснить-... - начал было Расти.

- Не стоит, - Толстяк перевернул оружие, взяв его за ствол. - Я и так уже почти все понял... - он с силой опустил приклад оружия на голову Расти, - и меньший мышь рухнул к его ногам. Переступив через него, Толстяк посмотрел в отверстие.

Раа облизывала губы...

- Сука, ты съела ее!! - сказал он достаточно громко, чтобы быть уверенным, что она сможет его услышать. Раа удивленно заморгала, и посмотрела вверх, - туда, откуда донесся голос.

- Да, - сказала она через мгновение. - Это тоже часть игры!

Лилирен горько рассмеялся, поняв, что она действительно настолько озадачена его омерзением, как это было понятно по ее голосу.

- И чем же закончится игра, леди?

- Я получу и тебя тоже.

- Как ВСЕГДА, верно?

Она только улыбнулась.

- Но ведь если ты не можешь проиграть, игра просто теряет смысл!

Улыбка Раа тут же исчезла, а ее хвост метнулся из стороны в сторону.

- Я здесь главный и единственный игрок!!

- Никогда не жульничай в солитере, дорогая.

- И что ты хочешь этим сказать?

- Я хочу сказать, что вряд ли ты сможешь и дальше подтасовывать свои карты.

Она замолчала, потом вздохнула.

- Что ты сделал с Расти?

Он посмотрел вниз на обмякшее тело мыша.

- Твои пули не смогут убить меня! - сказала она, подходя ближе к отверстию, за которым стоял Толстяк.

- Возможно. Но они могут стать для тебя весьма болезненным испытанием, если ты пытаешься убить меня, даже если тебе это удастся.

- Я никогда не соглашусь добровольно отпустить Лилирена!

- Так я вовсе и не собираюсь портить твой список побед, - возразил он, присев возле отверстия. - Ну что - поторгуемся?


• • •


Когда Расти очнулся, он лежал на кровати.

- Что...?

Он попробовал приподняться, и обнаружил, что у него дико болит голова. Проклятый Толстяк ударил его очень сильно...

А потом Лилирен понял, что он не в своей постели. Здесь было слишком светло, а кровать была слишком широкой... Расти попытался сосредоточиться на этом, несмотря на раскалывающуюся от боли голову, и, наконец, он понял.

Это была не кровать, - это была подушка. Самая обычная, - но ОЧЕНЬ большая подушка...

- О черт... - задрожав крупной дрожью, выдохнул Расти, и попытался встать.

- Не надо убегать... - промурлыкал мягкий голос. Свет потускнел, и над Лилиреном появилось улыбающееся лицо Раа. Она легла на кровать, и та содрогнулась...

- Ох... - Расти попятился, глядя вдоль той части ее тела, которую он мог видеть. Раа по-прежнему была одета только в ночную сорочку, и он мог видеть расщелину между ее грудями, - достаточно широкую, чтобы он мог там спрятаться...

А потом он замер, и пискнув, оглянулся назад, наткнувшись на поставленную сзади ладонь. Когда Расти испуганно повернулся обратно, Раа опустила голову, пока ее морда почти прикоснулась к нему.

- Пожалуйста, Арилин... - выдавил он, вдруг осознав, как трудно убрать предательский писк из своего голоса. - Я не знал... я ничего не знал про оружие!

Она лизнула его.

Весь дрожа, Лилирен сжался у ее ладони.

- Толстяк!! - через мгновение охнул он. - Ты же-...?

- Нет, - мурлыкнула она. - Если он достаточно сообразителен, то теперь постарается оказаться подальше отсюда.

- Ты не сможешь... - он вдруг понял, как глупо это звучит, и попытался снова. - Если... я ведь не смогу помогать тебе, если-...

Раа улыбнулась, и перевернулась на бок, прижав его большим пальцем к ладони. Подняв его в воздух, она принялась раздевать Расти, разрезая его одежду кончиком когтя.

- Я это понимаю... - ее голос понизился до заговорщеского шепота. - Но я надеюсь, что смогу найти на твое место кого-нибудь... более интересного. В конце концов, он дал мне то, чего я не могла до сих пор получить... тебя, Расти! - Раа окончательно перевернулась на спину, подняв его над собой. - И в том случае если он все еще наблюдает, я думаю, мы покажем ему изумительное шоу!

Лилирен заскулил.

- Не беспокойся! - она легонько похлопала его пальцем. - Я знаю, чем ты занимался, когда следил за мной... и готова поспорить, что и на этот раз ты тоже достигнешь оргазма. Я так обязательно собираюсь!

И она опустила сжимающую Лилирена руку вниз - к нижнему краю своей ночной сорочки...


Толстяк стоял у края отверстия в потолке спальни. Он закончил разбирать оружие, и снова рассовал его части по карманам куртки. Теперь ему оставалось только вернуться на кухню, и выйти через главную входную дыру; Арилин наверняка будет еще долго занята.

Толстяк помедлил, убеждая себя, что этого делать не стоит, - но все же не удержался, и посмотрел вниз на кровать...

И не смог не согласится, что эта Раа знает, что такое НАСТОЯЩЕЕ шоу!


Перевод - Redgerra

Редакция - Camel

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
fox mccloud «История одной любви»
Jack «Происшествие у уединеного дома»
Varra «Далетравские куницы (главы 1-37)»
Ошибка в тексте
Рассказ: Нечестная игра
Сообщение: