AleksStory
«"Штурмуем ад" - руководство для "чайников"»
#NO YIFF #койот #кот #медведь #пес #тигр #шакал #война #милитари #мистика #насилие #приключения #смерть #фантастика
Своя цветовая тема

- Ты то, как сюда попал? – подал голос шакал. Медведь поморщился.

- Чего ты тупые вопросы задаешь? Как и ты, едрен-батон. –

- Нууу, почему же тупые. Как шлепнули то тебя? -

Медведь сморщился так, что стал похож на урюк.

- Вот домахался… Не знаю я! Рвануло что-то, растяжка наверное… -

После короткого молчания, шакал визгливо усмехнулся.

- Буду звать тебя «Лего». –

Медведь хмуро уставился на собеседника.

- Это еще почему? –

- Потому что по запчастям тебя раскидало, он имеет в виду, – включился в разговор здоровенный, рыжий пес, с порванным ухом, копавшийся в потертом рюкзаке. Компания невесело засмеялась. Медведь недовольно рыкнул.

- Сам как сюда отправился, юморист хренов? –

Шакал показушно оскалился, демонстрируя желтые, но острые зубы.

- Жена прибила, с любовницей застукала. –

Медведь снова недовольно скривился, нарочито показывая, что шутку он не оценил.

- Знаешь, я не удивлюсь, если это так, – продолжая рыться в сумке, иронично заметил пес.

- Ага. А ты чего натворил? -

Пес, наконец, застегнув сумку, посмотрел на Юмориста тяжелым взглядом. Шакаленок не дрогнул.

- Не важно. Главное, что я теперь здесь. И меня больше волнует, что будет дальше. –

- Понятно. Секрет, значит секрет. Ну а ты что скажешь умного, крендель? А то молчишь, молчишь. Может, немой? – спросил Юморист. Компания, как по команде, посмотрела на черного кота, который все это время, молча, сидел на земле и ковырялся в винтовке с оптикой. Тот поправил запыленный, черный берет на голове.

- Что вы хотите от меня услышать? – тихо ответил он.

- Как ты сюда загремел. Колись. –

Кот немного помолчал, будто продумывая ответ.

- С вышки навернулся. –

Шакаленок, взвизгнув, противно засмеялся.

- Эт… Ты же кот! А как же закон о «падают всегда на лапы?» – натужно выдавил он. Кот вздохнул.

- Меня подстрелили. Я упал. Так понятнее? –

Хохотнув для порядка еще пару раз, Юморист замолчал, но улыбку с морды не убрал.

- Ладно, акробат, без обид. Все мы тут не по геройски оказались. Смерть красивой не бывает, – вздохнул пес. Воцарилась тишина, прерываемая лишь шумом иногда накатывающего, горячего ветра. Вокруг, насколько хватало обзора, простиралось песчаное, густо-красное поле, изредка усеянное огромными, почерневшими булыжниками. Возле одного такого булыжника и находилась компания. Нормальной видимости мешала пелена серого пепла, который бесконечно падал откуда то сверху, из багрового зарева. Небо медленно пульсировало огненными вспышками, словно на нем пылал пожар. Казалось, будто все окружающее пространство это огромная, доменная печь.

Они не знали друг друга. Одеты были разномастно, и объединяло их только то, что они явно частенько пользовались оружием. Медведь – огромная, коричневошерстная махина, с крепкими черными когтями – был в лесном, немного выцветшем камуфляже, с пулеметом непонятной марки за спиной. Пес - в белой рубашке с коротким рукавом, и очень выделяющемся, толстом, черном бронежилете. Кот – в комбинезоне городской расцветки, с капюшоном и пыльном берете на голове, который закрывал одно ухо. Только шакал был одет «по погоде» - обычная, серая жилетка на «голое» тело и яркие, цветастые шорты. На его плече, на замусоленном ремне, висел короткий пистолет-пулемет.

- Мы вообще где? – задал животрепещущий вопрос Лего. Компания невольно осмотрелась по сторонам.

- Жарковато тут… - заметил пес. Юморист небрежно усмехнулся.

- Фигня… Вот у нас жара так жара. Эль Чапо даже выбор давал смертникам, или пулю в лоб, или на цепь посреди пустыни. И они, по невежеству, всегда выбирали последнее, идиоты! – мерзко хохотнул шакал.

Пес внимательно на него посмотрел.

- Знаешь Чапо? –

- Допустим, – настороженно улыбнулся Юморист, - А что?

- УПБСН, – мрачно ответил пес. Шакал присвистнул и проворчал:

- Так и думал, что ты из этих… Чуйка у меня на вас, что ли... -

- Вы вообще о чем? – спросил медведь, переводя взгляд с одного на другого. Кот подал голос.

- Юморист работал на наркоборона, а этот… - он кивнул на пса, - на наркополицию. –

- Аа.. – протянул Лего, и посмотрел на полицейского, - Ну бывает, бывает. Думаю, теперь смысла враждовать вам нет, ага? -

Пес закинул вещмешок за спину и осмотрел компанию.

- Хорошо, с этим мудаком понятно, – кивнул он на лыбящегося Юмориста, и посмотрел на кота, - А ты откуда? -

- Ирландская Республиканская Армия, – на автомате отчеканил Акробат, смотря куда то перед собой. Взгляд его был пустым и блеклым.

- Угум. Ты? – коп вопросительно перевел взгляд на медведя.

- Хватит тупые вопросы задавать. Надо решать, что дальше делать, – раздраженно отмахнулся тот.

Неожиданно что-то мощно грохнуло, прокатившись эхом. В покрытых пламенем облаках что-то резко вспыхнуло, на секунду озарив всё вокруг безжизненным, белым светом.

«ПРИВЕТСТВУЮ ВАС, МОИ ГОСТИ!» - раздался громогласный, женский голос, раскатываясь волнами по всему багрово-пепельному пространству.

- Мать твою, это еще что за мать твою? – шакал вскинул пистолет-пулемет, и начал махать им по сторонам. Вся компания вертела головами как пропеллерами, пытаясь высмотреть источник звука в пепельном тумане. Защелкали предохранители. Воздух вдруг снова завибрировал.

«Меня зовут Эрешкигаль, госпожа подземного пространства. Не бойтесь меня…»

Голос немного помолчал, и добавил с нескрываемой язвительностью:

«Хотя нет. Лучше бойтесь, мне так больше нравится»

- Приятно познакомится! – крикнул в пустоту полицейский, и посмотрел куда то наверх, - Что тебе от нас нужно? –

«Зачем ты кричишь? Я тебя прекрасно слышу, глупенький. Я же перед тобой» - эхо заметалось вокруг, будто потревоженный призрак. Пес покрутил башней и отступил на шаг назад.

- Все-таки, что тебе нужно? -

«Вы были выбраны для испытания. Здесь ужасно скучно, а я не развлекалась целую вечность. Вы можете выбраться отсюда»

Голос замолчал, явно ожидая какой-то реакции от пленников. Но те словно вросли в землю, лишь водя оружием по сторонам и не издавали ни звука. Где-то рядом раздался тяжелый вздох, и компанию обдало волной обжигающего песка.

«Ну, хорошо. Если пройдете три испытания, от начала и до конца, и при этом останетесь в живых – вы свободны. Но скажу сразу – в полном сборе отсюда вы вряд ли выйдете» - промурлыкал голос, больше подходящий взбалмошной уличной девке.

- Что значит «останетесь в живых»? Мы вроде уже… того! Этого! – подал голос медведь.

«Ах, это так сложно… » - прошелестело в ответ. Затем раздался совсем не соответствующий голосу смех. Смех, который был чернее ночи. В нем чувствовалась печальная, безумная тьма, которая варилась в закупоренном чане века и тысячелетия. Воздух раздражающе задрожал, будто наэлектризовавшись.

- Что делать будем? – не оборачиваясь к спутникам, спросил коп. Шутник и Лего переглянулись, но промолчали.

- Хорошо, мы согласны! – крикнул пес, не дождавшись ответа товарищей.

«Будто у вас есть выбор» - раздался наглый возглас, и вдруг все смолкло. Теперь тишину нарушали лишь завывания ветра. Через несколько мгновений перед компанией вдруг возникли огромные, массивные, деревянные ворота, прошитые толстенными, металлическими полосами. По всей их поверхности были видны трещины и борозды, словно дерево рвали могучие когти. В некоторых местах металл был оторван, и кое-где были видны углубления, как от пулевых попаданий. Ворота тяжело и величественно заскрежетали, распахивая створки.

Внутри была тьма.

- Что-то у меня идти туда желания ноль, – пробормотал Юморист.

- Что, уже не так весело, да? – обернувшись, спросил коп. Шакал нервно ухмыльнулся в ответ. Кот, до этого не подававший голоса, вдруг протянул многозначительное: «Мда…». Он стоял позади выросших из ниоткуда ворот, и растеряно тер рукой макушку через берет.

- Чего там? – заинтересованно спросил медведь, подходя к нему, и вдруг замер.

- Знаешь… А я почему то уже не удивляюсь, – нарочито безразличным тоном сказал он, немного помолчав.

- Ну что там у вас? – подошел к ним коп, и тоже остановился. С другой стороны ворот не было. Вообще. Пес вернулся обратно. На месте.

- А что вы ожидали там увидеть? – подал голос Юморист, - Радугу? Шоколадных пони? – и вдруг первый вошел внутрь, растворившись в темноте.

Компания замерла. Пауза затягивалась.

- Ты чего там, живой? Или уже нет? – не выдержав, спросил Лего.

- Дуйте сюда, – раздался искаженно - приглушенный голос из мрака. Медведь, посмотрев на напарников, шагнул следом, за ним последовали остальные.

Группа оказалась посреди длинной, каменной коробки. Стены, пол и потолок были сложены из крупных, но ровных и плотно прилегающих друг к другу, серых валунов. Потолок нависал метрах в десяти над головой серыми сводами. В стенах зияли огромные витражи, необычных оттенков, форм и переплетений, но света от них было, почему то, не слишком много. За стеклом все было словно в красном тумане, и разглядеть что либо не представлялось возможным. Помещение было погружено в полумрак. Посреди него стоял… рыцарь. Вернее, непонятно было, рыцарь ли это или просто латы, как в музее средневековья. Стальной, явно потрепанный в боях, панцирь глухо закрывал все возможные участки тела. Забрало, на остроконечном шлеме с небольшим козырьком, было закрыто. В полосатых, вертикальных отверстиях для обзора была видна только тьма. Руки вытянуты и сложены замком на рукоятке непропорционально большого меча, который упирался острием в каменный пол.

- Путники, я вас приветствую! – вдруг заскрежетал внушительный бас, буквально пропитанный официозом и торжественностью.

- Ух ты, а тут консервные банки разговаривают, - усмехнулся Шутник. Коп шикнул на него.

- Привет, привет, – ответил пес, пытаясь вглядеться в содержимое шлема через его прорези, - С кем имеем честь? –

- Я Ульрих фон Краус, четыреста тысяч, сто сорок седьмой Хранитель Первого Периметра. Я ваше начальное испытание в Подземном Пространстве. Что бы пройти дальше… - вдруг раздался лязг, и он не оборачиваясь, через плечо, ткнул большим пальцев в кованную, деревянную дверь позади себя, - Вам придется побороть меня. –

- А куда остальные четыреста тысяч хранителей делось? – с интересом спросил Шутник.

- Они были убиты путниками, – невозмутимо пробасила «банка».

- То есть? Тут такие «испытания» в порядке вещей? –

Рыцарь немного помедлил с ответом.

- Госпожа иногда любит развлечься. Я не вправе рассуждать об этом. -

- Есть какие-то правила? – спросил пес, посмотрев на свой автомат, - Или ограничения? –

- Какие могут быть правила там, где царит само безумие? – ответил рыцарь и, подняв меч, эффектно перехватил его двумя руками, выставив лезвие в сторону команды, - Я прошу прощения, но медлить мне больше нельзя. Защищайтесь! – выпалил он, и шагнул вперед. Пес переглянулся с товарищами и коротко бросил:

- Огонь! –

Раздался оглушительный треск, усиливаемый эхом большого, каменного мешка. Пули с неожиданной легкостью отскакивали от «консервной банки», разбивая вдребезги стекла витражей, и с визжанием рикошетили от поверхностей. Рыцарь лишь замедлил ход, подергиваясь от попаданий.

- Отставить! – крикнул коп, подняв руку вверх. Выстрелы смолкли. С секунду еще звенели по полу смятые от ударов пули.

- Мы так только друг друга перебьем, – невозмутимо заметил кот, не спуская прицел с головы рыцаря.

- Это какая-то хрень! Почему от него все отскакивает? Он что, бронированный? – отозвался Шутник, перезаряжаясь. Рыцарь, тем временем, угрожающе покачал мечом, и с неожиданной скоростью, ринулся на противника. Помещение наполнилось сухим скрежетом. Четверка бросилась врассыпную, стараясь обогнуть рыцаря по дуге, с двух сторон. От лат стоял страшный лязг, буквально закладывая уши. Медведь, не успев проскочить, перехватил бесполезный пулемет за ствол и со всего размаху двинул им рыцарю по голове. Тот лишь неловко качнулся и тяжело занес меч для контратаки. Пулемет быстро описал широкую дугу еще раз и, встретившись со шлемом, разлетелся на куски.

- Твою мать! – гаркнул Лего, уворачиваясь от ответного удара. Меч, свирепо свистнув, ударил в стену, около которой секунду назад стоял медведь, высекая сноп искр. Лего со звоном бросил пулеметный ствол, и быстрым движением подобрал с пола полупустую пулеметную ленту, выпавшую из короба. Вдруг громыхнул выстрел, закладывая уши. Голова рыцаря дернулась, повинуясь силе удара. «Банка» медленно развернулась, перехватывая меч.

Бах!

Пуля ударилась о нагрудную пластину рыцаря, и прожужжала совсем рядом с медведем.

- Чего копаетесь?! – крикнул Лего своим сотоварищам, на бегу потроша ленту, и рассовывая патроны по карманам. Шутник и коп яро лупили в деревянную дверь ногами, пока Акробат методично опустошал обойму одиночными хлопками.

- Дверь не откроется до тех пор, пока вы меня не победите. Хватит бегать, не будьте жалкими трусами! Примите бой, как подобает воинам! – беззлобным, но твердым голосом протрубила «банка», быстро приближаясь к соперникам. Вдруг Лего выронил пустую ленту на пол и, сунув руки в оба кармана, достал по горсти патронов. Коротко размахнувшись, он метнул их одновременно, прямо под ноги рыцарю.

Отойти медведь не успел.

«Банка», уже поскользнувшись, коротко размахнулась и скорее случайно, чем целенаправленно рубанула медведю по голове. Однако удар был более чем сильным. Лего сдавлено крякнул, и странно дернувшись, стал сползать по стене.

- Ли… Лимон… - бешено вращая глазами, сдавленно прорычал он. Из пробитого черепа сильно текла кровь, буквально заливая шерсть. Бросив неподдающуюся дверь, к нему подбежал пес.

- Мать твою… - скрипнув зубами, процедил он. Медведь подергивался и куда-то косил глазами.

- Лимон… - выдавил он из себя и вдруг замер. Взгляд его быстро потух.

- Э! Эй! Какой, нахер, лимон? – истерично завопил Шутник. Заметив, что рыцарь начал быстро подниматься, он подбежал к нему и вскользь вмазал ногой по шлему. Рыцарь в ответ коротко взмахнул мечом, отгоняя противника. Вдруг пса осенило. Он с трудом отстранил медведя от стены, и быстро раскрыв его наспинный рюкзак, начал там шарить.

- Чем ты там занимаешься?! Помоги лучше! –

Шутник с Акробатом бегали вокруг рыцаря, пытающегося встать, как вокруг новогодней елки, и пихали его ногами с разных сторон, попутно уворачиваясь от острого лезвия. Рыцарь яро порыкивал, и махал клинком из стороны в сторону, насколько ему позволяло положение. Быстро найдя в сумке спасительную лимонку и вырвав кольцо, коп кинулся к рыцарю. Резко дернув забрало вверх, пес бросил туда гранату. Она, поскакав по железным внутренностям, затихла где-то в глубине.

- Ложись! – заорал коп, едва отпрянув от клинка, кончик которого прошел в сантиметре от его носа. Отбежав, пес шлепнулся в паре метров от уже встающей «банки».

Рвануло так, что показалось, будто пол ожил и захотел стряхнуть с себя назойливых гостей. Куски стали с металлическим лязгом разлетелись по всему помещению. Спустя несколько секунд, коп поднялся. Голова болела и разрывалась от нестерпимого звона.

- Все живы? – прижимая уши к голове, спросил он. Поднялись все остальные. Кроме Лего, и рыцаря.

- Теперь уже не все, – глядя на мертвого медведя, сказал Шутник, и похлопал себе по лбу, будто пытаясь выбить из головы посторонние звуки. Кот, молча, подошел к телу и, закрыв тому глаза, перекрестился.

- Начало многообещающее… - невесело хмыкнул шакал, и осмотрел помещение. Вдруг он удивленно поднял бровь, и пристально посмотрел на пса, - Слушай, а как ты понял, что он пустой внутри? –

Тот пожал плечами.

- Я этого и не знал. -

Дверь вдруг громко лязгнула металлическим звуком, и нехотя, медленно открылась, разинув сумеречную пасть.

- Пошли уж. Раньше закончим, раньше свалим отсюда, – сказал Шутник как-то обыденно, и быстро шагнул в темноту. За ним, все так же молча, последовал кот. Пес, помедлив, посмотрел на лежащего Лего.

- Спасибо. –

И шагнул перед.

Перед компанией раскинулась точно такая же картина, как при прибытии, только вдобавок все вокруг было изрыто старыми, полуобвалившимися траншеями и окопами. Небо клокотало бурым заревом, вращаясь по спирали, словно в огромном, кровавом водовороте. Вездесущий пепельный снегопад бесшумно сыпал на красную землю. Где то вдалеке раздался хлопок, разнесшийся эхом по окрестностям.

- Ну что тут? – Коп подошел к шакалу, который стоял перед огромным, треугольным, серым булыжником. На булыжнике грубыми, черными мазками был изображен череп, с крестами вместо глаз.

- Что это за хрень? – спросил шакал, тыча пальцем в рисунок, - «Пугалка», типа? Флибустьеры наступают? –

Пес молча пожал плечами.

- Слепой снайпер, – задумчиво сказал кот, всматриваясь вертикальными зрачками куда-то вдаль, в пепельную пелену. Все, как по команде, посмотрели на него.

- Это еще кто? – осторожно спросил Коп. Акробат перевел мутный взгляд на него.

- Слепой снайпер, – повторил он, будто это должно было что-то объяснить, - Один бедолага. Никогда не промахивается. –

Будто в подтверждение его слов раздался очередной хлопок. Через несколько секунд еще один.

- Откуда информация? – настороженно спросил Юморист.

Кот прислонил ко лбу указательный и средний палец, закрыл глаза и начал что-то шептать.

Остальные переглянулись.

- Поняяятно… - протянул шакал, - Святоша, тут Бог другой. Он твоим молитвам вряд ли внемлет. -

Снайпер, не обращая внимания, закончил шептать и, взяв винтовку в обе руки, неожиданно твердо рявкнул:

- За мной! –

_

Все поле было перерыто фортификационными сооружениями, траншеями и окопами. Над всем этим грандиозным сооружением нависла небольшая, скалистая гора, едва видная в мутной пелене пепла. С нее все просматривалось как на ладони, и с нее постоянно велся огонь. Звуки выстрелов, раздававшиеся с разной периодичностью, разносились, подхваченные душным ветром, и заставляли невольно втягивать голову в плечи.

Компания осторожно продвигалась по одной из длинных траншей, старательно не высовываясь.

- А по ком он гасит-то, я не пойму? – кряхтя, поинтересовался Юморист.

- По ним, - Акробат ткнул пальцем в засохший труп, который лежал на дне окопа. Трупы различной свежести, и в разнообразных одеяниях, периодически попадались на всем пути следования. Тут были и офицеры различных армий, и солдаты допотопных эпох, какие-то матросы, летчики, саперы, штурмовики…

Вдалеке снова раздался выстрел, затем чей-то резкий вскрик.

- Что делать будем? – поинтересовался шакал.

- Нужно подобраться поближе, – ответил кот, и замер, – Тихо! –

Послышался топот и вдруг рядом с окопом пробежал то ли волк, то ли пес, в грязном, порванном, зеленом комбинезоне. Раздался далекий выстрел, и тот, нелепо вскинув руки, плашмя рухнул с поверхности на дно траншеи.

Твою мать… - поморщился коп и, посмотрев на Шутника, кивнул, - Проверь его. –

Тот, нехотя, на четвереньках вернулся назад, и провел какие-то манипуляции с телом.

- Да наглухо, у него дыра между лопаток. Будто в упор фигачили, – мрачно сообщил шакал, вернувшись.

Выстрел.

- Мы к нему хрен подберемся, я вам точно говорю, - после непродолжительного молчания, сказал Шутник.

- Идем дальше, – заключил Акробат. Группа, пригибаясь, двинулась вперед.

Через несколько десятков метров кот опять остановился.

- Шум, - шепотом сообщил он.

Полицейский с трудом обогнул его в узком проходе и, вскинув автомат, выглянул в боковое ответвление окопа. Перед ним сидел худющий лис с впалыми глазами и в пустынной, расшитой квадратиками, форме. На голове его нелепым, широким наконечником сидела желтая панама. Он отрешенно крутил ручку, раздолбанной в хлам, военной рации, при этом держа телефон возле уха.

- Семьдесят седьмой, семьдесят седьмой, прекратите огонь, прием, ответьте! – говорил он несуществующему собеседнику, продолжая настырно крутить ручку генератора, не обращая внимания на то, что рация физически уже не существует.

Выстрел. Сразу за ним раздалась далекая автоматная очередь.

За спиной у пса уже собралась компания, разглядывая упорного радиста.

- Эй, чувак! – позвал Юморист. Ноль внимания. Лис, настырно крутил треклятую ручку, сипло дыша.

- Семьдесят седьмой, прекратите огонь! – вдруг заорал он так, что все дернулись.

- Может его… Того? – прошептал Юморист, дернув стволом.

- Не, не надо. Пошли, не будем отвлекать, - снисходительно сказал коп, и группа двинулась дальше, пока через несколько сотен метров не наткнулась на разветвление. Путь расходился в две стороны буквой «Т» на сто метров каждый и заканчивался тупиками.

- Приехали, – вздохнув, подытожил полицейский.

Выстрел. Недалеко кто-то протяжно закричал.

- Во херачит, а? – старательно прижимаясь к стене окопа, заметил Юморист, - Может со всех стволов по нему жахнуть? Вдруг попадем. –

- Можно попробовать, но у меня полторы обоймы, на все про все, - досадливо протянул коп, похлопав себя по поясу, проверяя амуницию.

- Мы его так не убьем. Нужен точный выстрел, – откупоривая оптику, задумчиво сказал Акробат. Он осмотрелся по сторонам, и увидел в паре метров от себя валяющуюся, продырявленную каску. Подобрав, он кинул ее полицейскому.

- Иди в дальний конец, - он ткнул когтистым пальцем в соседнее ответвление, - По команде, поднимешь каску на стволе над траншеей. –

- Ты думаешь, он поведется на эту хрень? - с сомнением спросил Юморист, - Какой-то тупой способ, если честно. -

Выстрел. Через пару секунд еще один.

- У нас вариантов не так много, – ответил Акробат, - Нужно попробовать. -

Пес кивнул и осторожно пошел на точку. Дойдя до нужного места, он прислонился спиной к стене траншеи и, накинув ржавую каску на дуло автомата, посмотрел на Акробата. Тот немного подождал и дал отмашку. Каска медленно выглянула над окопом.

Тишина.

Коп опустил автомат, и посмотрел на кота. Тот, немного помедлив, махнул еще раз. Каска снова поползла вверх.

Ничего.

Пес поводил ею по сторонам, изображая жизнедеятельность, и покачал вверх-вниз. Так и не дождавшись выстрела, он плюнул и скинул бесполезный кусок ржавого металла с оружия.

- Я же говорил, он на это не поведется! – разгорячено засопел шакал. Коп, вернувшись к товарищам, виновато пожал плечами.

- Ты… Ты тварь! – вдруг взвыл кто-то неподалеку. Раздался жуткий стрекот, и вверх взмыли яркие, пулеметные трассеры, исчезая в горе - цитадели снайпера.

- Это еще кто? – инстинктивно втягивая голову, как заправская черепаха, задал риторический вопрос Шутник. Пулемет продолжал стрелять, закладывая всем уши, и усеивая гору свинцом.

- Что-то не отвечает, – кивнув на гору, заметил коп.

- Мне нужен командир батальона, - вдруг раздалось сзади. Все обернулись, запоздало вскинув оружие. В проходе стоял, видимо, когда то бывший белоснежным, тигр. Сейчас же его шерсть свалялась и была вся в черных пятнах. Он стоял в грязном, темно-зеленом мундире с длинными аксельбантами по всей груди. На голове у него сидела офицерская фуражка с внушительной кокардой, изображавшей сложную геометрическую фигуру, а в поблекших и измазанных землей знаках отличия угадывалась его бывшая принадлежность к какой-то имперской армии.

- Да ты еще откуда… - оторопело вглядываясь в мундир имперца, протянул Шутник. Тигр, нелепо вытянулся по стойке смирно. Куда он смотрел, понять было невозможно – всю поверхность глаз затягивала непонятная, серая субстанция.

- Оборона столицы прорвана. Императрица убита, – дрожащим, отрешенным голосом отчеканил он, и чуть пошатнувшись, добавил, - Метрополия захвачена. –

- Эй… Какая метрополия? Ты откуда? – осторожно спросил коп, не опуская автомат. Тигр повернул голову в его сторону, и резким, каким-то механическим движением, достал из ножен длинный, тонкий клинок.

- За императрицу… - просипел он, и с неожиданной энергией, в один прыжок выбрался из траншеи. Тут же раздался хлопок. Звякнув, сабля упала обратно. Скользнув по краю, за ней последовал его хозяин. Имперец, как кукла, рухнул на дно. В виске у него зияла черно-бурая дыра.

- Жесть, – тихо и коротко констатировал коп.

Пулемет продолжал долбить по горе, с достойным упорством, иногда делая перерывы на несколько секунд.

- Почему он пулеметчика не уберет? – спросил Шутник, оглядывая соратников.

- Пулеметчик не знает, куда стреляет, – все таким же неменяющимся, задумчивым тоном, заговорил Акробат, - Он не высовывается из окопа. Снайпер, предположительно, стреляет только по живым мишеням. –

С этими словами он достал из вещмешка небольшой кусок зеркала. Подойдя к стене траншеи, он аккуратно поднял его вверх.

Выстрел. Пулемет, все это время строчивший неподалеку, вдруг замолк.

- Ага, есть, – сказал кот, опуская зеркало, - Вспышку видел. Он почти на самой вершине, с правой стороны. Там еще расщелина такая… -

- Уверен? – коп с сомнением посмотрел на кота. Тот кивнул и щелкнул чем-то на оружии. В пол траншеи ударил яркий, зеленый луч. Шутник свистнул.

- ЛЦУ. И как тебе это поможет? – спросил шакал. Акробат молча закинул винтовку на край траншеи, продолжая держать ее за рукоять. Зеленый луч взмыл в багровый водоворот неба, рассекая пепельное покрывало. Стараясь не светить конечностями, кот медленно поднял зеркало вверх, и начал корректировать положение оружие. Зеленый луч резко скакнул и медленно поплыл по скалистой поверхности.

- Ты хоть что-нибудь видишь? – спросил Юморист. Акробат замер и нажал на курок. Винтовка, громко пальнув, плюнула свинцом в гору. С нее донесся хлопок, и песок в районе головы кота вздыбился. Акробат, скользнув по стене траншеи, рухнул на дно.

- Всё, доигрался… - мрачно сказал Шутник, опустившись на одно колено. Он напрягся и перевернул кота на спину. Щека снайпера была разорвана, на песок струйкой сбегала кровь.

- Проверь пульс, – сказал коп, доставая аптечку из рюкзака. Неожиданно кот открыл глаза.

- Живой, – с явным облегчением вздохнул пес. Снайпер провел рукой по щеке и посмотрел на нее рассеянным взглядом.

- Я живой… - пробормотал он как-то отрешенно.

- Глупо говорить это в твоем положении, – усмехнулся Шутник, - Мы ж в аду, забыл? -

- Я живой! – заорал вдруг кот, - Вы не понимаете? –

Он вдруг подскочил на ноги, зажимая рану ладонью.

- Ну да, повезло, – отстраненно ответил коп, продолжая расчехлять аптечку. Акробат отмахнулся и неожиданно полез из траншеи наверх.

- Ты куда это собрался? Совсем сбрендил? – Шутник ухватил его за рюкзак, но кот рванулся вперед и высвободился.

- Ты забыл повторить мантру, идиот! – заорал Акробат в сторону горы, выпрямившись во весь рост. Его длинный, серый хвост гордо стоял торчком.

- Сейчас жахнет… - зажмурившись и сжав зубы, выдавил Шутник.

Хлопок.

В пяти метрах от кота вздыбился песок и быстро опал. Акробат самодовольно улыбнулся и бережно поправил берет на голове.

- Ты больше никогда ни в кого не попадешь, мудило! – заорал он опять, и посмотрел вниз, - Неужели вы об этом не слышали? – обратился он к стоящей парочке, словно вещая с трибуны.

- Нет, мы такое не курим, – невольно съязвил шакал.

Соратники выбрались на поверхность. Всё вокруг, насколько было видно, было усеяно трупами. Почти через каждые три-пять метров лежало тело.

- На этом основан контракт. Если он не скажет одну фразу, то промажет, – уже гораздо тише, сообщил кот.

Хлопок. Пуля, противно свистнув, прошла совсем далеко. Все, кроме кота, резко присели.

- Не бойтесь, - улыбнувшись, сказал он, - Теперь он уже не опасен. –

- Да все равно как-то стремно… - прошипел Юморист, - Пуля – дура все-таки. -

- Нет, все. Это старая легенда. Ее мне еще Дреннан рассказывал. Был один солдат… -

- Ты че, нам ее поведать собираешься? Не, не, я эту хренотень слушать не собираюсь, – возмущенно протянул Шутник, разводя руками в стороны. Пес ткнул его локтем в бок.

- Давай, вещай. –

Акробат усмехнулся.

- Скорее всего, я в чем-то ошибусь, потому что помню ее плохо. В общем, был один солдат. Плохой солдат - стрелять не умел, научиться никак не мог, боевыми искусствами владел плохо. И однажды в одном из боев, батальон, в котором он был, разбили. Немногие остались в живых. Он был среди счастливчиков, но его тяжело ранили. До того он был в отчаянии, и так был зол, что почувствовав его ненависть, ему явилась одна богиня. И сказала: «Я дам тебе такую меткость, что ты никогда не промахнешься. Обойма твоя никогда не будет пуста. Но ты должен будешь перед каждым выстрелом говорить: «Именем Эре». Если ты забудешь это один раз, я заберу у тебя глаза. Если забудешь второй раз, то я заберу тебя охранять мое царство. А если ты забудешь сказать это и в третий раз…» Она провела пальцем по горлу солдата. Но тот был настроен крайне решительно и согласился на ее условия. –

Кот замолчал, словно копаясь в памяти.

- Он стал лучшим снайпером, получил всевозможные награды. Ни разу он не промахнулся и, ни разу у него не кончались патроны. Но однажды, в один из боев, когда он с товарищами сидел в засаде, его сморил сон. Началась атака, и он, видимо спросонья, нажал на курок. В тот же момент из глаз его потекла кровь, и он закричал. Так он лишился зрения. –

- Фигасе, – коротко протянул Шутник. Пес, не отрываясь, хмуро смотрел на Акробата. Тот продолжил.

- Потеря глаз никак не сказалась на его точности, но его списали и отправили на пенсию. Он был в постоянной тоске, стал беспробудно пить, и однажды решил покончить с собой. Только он успел нажать на курок, как оказался у своей госпожи. С тех пор он служит. Служил… - дорассказал кот и, почесав когтями череп, задумчиво добавил, - Только я что-то забыл. Какой-то нюанс... –

- И какой же? – безразличным тоном, спросил шакал, вглядываясь куда-то вдаль. Кот растерянно поморщился.

- Если бы знал – сказал бы. -

- Так мы прошли или нет? – нетерпеливо сказал коп. Шутник свистнул.

- Кто это там? – полушепотом спросил он, указывая когтистым пальцем вперед. Горы, с которой недавно велся обстрел, уже не было. Она словно растаяла, как мороженое в знойный день. Там, куда он указывал, на земле сидела неподвижная фигура.

- Видимо, наш клиент. Пошли, – сказал кот и двинулся вперед.

Койот, непонятного серо-черно-коричневого цвета, стоял на коленях. Он был в грязной, изорванной, серой форме, не выпуская из рук оружие – затертую, испещренную царапинами, старую, допотопную винтовку. На уровне глаз его голову опоясывала грязная, окровавленная повязка, скрывая раны. Лицо, измазанное кровью и землей, было немного перекошено, и выражало смертельную усталость. Он молчал.

- И что с ним делать будем? – махнув дулом в его сторону, спросил Шутник. Вдруг, подняв винтовку от бедра, Акробат выстрелил. Пуля со шлепком вошла поверженному в грудь, отчего тот неловко завалился навзничь.

- А ты не колеблешься, да? – уважительно произнес шакал, и посмотрел на кота. Вдруг лежащий закашлялся и прошептал:

- Тот, кто убьет тебя… -

Неожиданно Акробат побледнел настолько, насколько можно побледнеть сквозь шерсть. Винтовка, с глухим звуком, выпала из его рук. Шутник растерянно попятился от него назад.

- Что? Что случилось? – тревожно спросил пес. Кот посмотрел на него безумным взглядом.

- Я вспомнил… - прошептал он обреченно. На его лице, доселе выражавшее только безразличие, теперь застыл животный ужас. Что-то капнуло на землю. Коп, округлив глаза, попятился вслед за шакалом. Акробат протер ладонью лицо, и посмотрел на раскрытую пятерню. Она была испачкана в красном.

- «Тот, кто тебя убьет, займет твое место» -

Вдруг все завертелось, как в урагане. Песок, как по чьей-то указке, поднялся столбом, буквально застелив все вокруг стеной. Буря свирепо гудела, нещадно сеча песчинками по неприкрытым лицам. Не спасала даже густая шерсть. Вокруг метался красный ковер, не давая увидеть что либо дальше своего носа. Не прошло и нескольких секунд, как буря стихла. Поднявшийся песок, на секунду застыв в воздухе, с шипением упал на землю. Коп и Шутник стояли вдвоем, посреди выжженного, красного поля. Вокруг не было ни души, ни траншей. Ни Акробата.

- Как то все совсем невесело выходит… - сказал Шутник, и плюхнулся на землю, - Отсюда только один выберется, я так понял. –

- С чего ты так решил? – вопросительно посмотрел на него коп.

- Можно подумать, ты считаешь по-другому, – отмахнулся шакал и вдруг извлек из нагрудного кармана жилетки помятую пачку сигарет, - Будешь? –

- Не откажусь, – ответил пес, и сел рядом.

Они закурили. В воздух, помимо надоевшего запаха раскаленного песка, добавился резкий оттенок табака.

- Слушай, а тебя как зовут то? – спросил Шутник, удивленно глядя на пса. Тот скривил губу.

- Бенс. А тебя? –

- Карлос. Будем знакомы. Не долго, но будем, – Шутник миролюбиво выставил руку. Пес, взяв сигарету в зубы, пожал протянутую ладонь. Шакал пожевал фильтр и выпустил из уголка губ синеватую струю.

- Странно как-то… - задумчиво сказал он, - Я конечно много смертей повидал, и во многих был причиной. Но тут… Жалко пацанов, отчего-то. –

Бенс поскреб пальцем по автоматному магазину, будто стирая грязь.

- Как думаешь, медведь где служил? – вдруг спросил пес. Шутник стрельнул в него взглядом.

- А я почем знаю. Скорее всего, наемник какой-нибудь. Я с их братом частенько встречался. –

Они немного помолчали, наслаждаясь горьким дымом. Коп хмыкнул.

- Ты же мексиканец? –

- А что, похож? – довольным тоном ответил Карлос. Пес пожал плечами.

- Просто у нас вроде национальности разные. А говорим на одном языке. Мне это почему-то только сейчас в голову пришло. –

Шутник поднял вверх одну бровь.

- Ну да, точно… - отрешенно сказал он, - Интересно, почему? –

- А как бы мы договаривались между собой, дубина? – Бенс взял в руку горсть красного, горячего песка, и медленно ссыпал его обратно. Они опять замолчали.

- Если выберешься, что делать будешь? – не смотря на собеседника, спросил Карлос. Коп стряхнул пепел и задумался.

- В каком смысле? –

- Ну, займешься чем первым делом? –

- Аа… – протянул пес. Он помолчал и как-то глупо улыбнулся своим мыслям, - Пойду в магазин. –

- Зачем это? – шакал заинтересованно обернулся.

- Куплю самую огромную плюшевую игрушку, – вдруг сигарета в руках полицейского неловко дернулась, словно желая сама себя стряхнуть.

- В детство впал, что ли? – нарочито непонимающим тоном, протянул Шутник. Бенс помолчал.

- Нет, дочке подарю. –

Карлос отвернулся, и запоздало кивнув, уставился в одну точку.

- А еще уволюсь нахрен. Надоело мне за вами, ушлепками, бегать, – Бенс посмотрел на бычок в руках, и ткнул его в песок, - Понимаешь, я только сейчас понял, как мало времени проводил с дочкой. С женой. Работа, работа, мать ее. Ну кто знал, что меня подстрелят? Козлы драные. Я даже среагировать не успел, – он досадливо сжал кулак и потряс им, стиснув зубы.

Карлос молча докуривал.

-Шатал я этот притон. Знал бы заранее – на километр бы не подошел. И пусть бы разжаловали. Вернуть бы все назад, эхх… - полицейский с силой потер лоб, скрыв лицо ладонью, и спросил дрогнувшим голосом, - Ну а ты что делать будешь? –

Шакал тряхнул головой, сбрасывая оцепенение.

- А я найду чику с самой толстой задницей, и буду развлекаться с ней, пока не сотрусь до основания, – натужно веселым тоном произнес Юморист. Пес горько усмехнулся.

Ветер вдруг резким порывом обдал обоих и затих.

- Как думаешь, выберемся? –

- Выберешься, не ссы, – шакал вдруг вскочил, и быстро скомандовал, - Поднимай задницу, у нас впереди дело еще. Расселся тут. –

Бенс нехотя поднялся и отряхнулся.

«Мне конечно ооочень не хотелось прерывать вашу трогательную беседу…» - вдруг загрохотало вокруг, нехорошо давя на голову, - «Но вам осталось последнее испытание, мои сладкие»

Воздух знакомо задрожал.

- И в чем оно заключается? – тихо спросил коп, поглядывая по сторонам. Неожиданно из земли, прыснув песком, начала расти свеча, в палец толщиной. Он быстро и бесшумно поднималась и, достигнув длины примерно в метр, застыла. Сам собой на ее фитиле вспыхнул яркий, нестабильный огонек.

«Все очень просто до безобразия. Мне даже грустно от этого, но вы шатаетесь по моим владениям уже слишком долго, и меня начинает это раздражать!»

Последнее слово она сказала, уже перейдя на крик. Мощное, раскатное эхо послушно подхватило его, и разнесло вокруг повторяющейся волной.

«Тот счастливчик, кто первым убьет в течение одной минуты – тот и выйдет из моих владений целым и невредимым, и отправится в свой ничтожный, жалкий мир, доживать остаток отведенного срока. По окончании времени, и при отсутствии результата, вы оба останетесь здесь. Дерзайте. Отсчет!»

Огонь вдруг с невероятной для свечи стремительностью начал пожирать воск. Фитиль быстро укорачивался. Они посмотрели друг на друга. Вдруг пес выпятил автоматное дуло в сторону Шутника.

- П… Прости, но я должен! – быстро выпалил он, - Я должен вернуться. Понимаешь? -

Шутник как-то безразлично усмехнулся.

- Как тут не понять, понимаю, – спокойным голосом ответил он. Автомат в руках пса дрогнул.

- Что ты понимаешь?! - заорал вдруг Бенс, - Я обязан! Я не могу тут остаться! –

Шутник сбросил с плеча пистолет-пулемет и призывно раскинул руки в стороны.

- Ну, так стреляй. –

Свеча стремительно укорачивалась. Воск, падая с нее, с шипением стекал на песок. Автомат в руках копа ходил ходуном. Нижняя челюсть сильно дрожала, словно тот делал невероятное усилие.

- Стреляй, твою мать! Времени мало! – крикнул Шутник, посмотрев на свечу. Коп зажмурился и дал очередь.

Неожиданно автомат вывалился из его рук.

-Я не могу… -

Шутник опустил руки и посмотрел в багровое, крутящееся по спирали небо, куда улетел заряд свинца.

- Я не могу! –

Вдруг коп медленно опустился на колени, и с силой ударил кулаком в песок.

- Почему я не могу?! Ты же кусок говна! Какого хрена?! – с горькой обидой крикнул пес. Шакал снова покосился на тающую свечу. Времени оставалось совсем ничего. Он присел и поднял ПП. Пес со страхом посмотрел на Шутника. Тот снял оружие с предохранителя.

- Трусливый мудак! - он с презрением посмотрел на стоящего на коленях Бенса, - Вечно все приходится делать самому. Как ты вообще в полиции работал? –

Посмотрев в небо, Шутник вздохнул и поднес дуло к голове.

- Эй, говнюк. Не забудь подарок для дочери, – сказал он.

-Подожди! -

Но Шутник уже не услышал. Треск выстрелов как-то медленно растворился в пространстве. Он медленно падал, будто попал во временную аномалию. Гильзы, пуская солнечные зайчики, кувыркались перед лицом в воздухе, словно в невесомости.

- Странно… - подумал Шутник. Все вокруг искажалось, ПП медленно падал из ослабшей руки. Шакал закрыл глаза, ожидая удара о землю, но красный песок мягкой периной принял его в свои объятия. Карлос почувствовал, будто куда-то погружается, и вдруг тело словно вошло в воду. Песок исчез, сменив все вокруг синевой. Тряхнув головой, шакал оттолкнулся ногами от чего-то внизу и…

Он очнулся.

Шутник лежал на каком-то пустыре. Где-то недалеко раздавались автоматные очереди.

- Ничего не понимаю… - прошептал он и закашлялся, но тут же зашипел. Жутко ныл живот. Карлос дотронулся до него и скорчился от боли. Рука была в крови.

- Матео, сюда! Тут живой! – крикнул кто-то поблизости.

- Ничего не понимаю… - опять повторил Шутник и вдруг услышал до жути знакомый голос:

«Чего ты не понимаешь, идиот? Ты выполнил условие. Ты убил первым. А кого – это неважно»

- Нет, нет, все должно быть не так! – Шутник попытался встать, но резь пронзила его насквозь.

«Ты что, уже скучаешь по мне? Не бойся, мы все равно встретимся!»

Раздалась беззлобная усмешка и голос исчез.

Шутник лежал на спине и смотрел в небо. Голубое небо без всяких завихрений и черно-серого, пепельного марева.

- Плюшевая игрушка, говоришь… -

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: Владислав "Dark" Семецкий «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава восьмая. Вторжение начинается», Brodiaga «Легенда Грешника», Alex Wolf «Потерянный Рай - Революция Угнетённых.»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: "Штурмуем ад" - руководство для "чайников"
Сообщение: