Адриан Чайковски
«Псы войны»
Скачать
#NO YIFF #медведь #морф #пес #разные виды #хуман #ящер #война #приключения #хозяин/раб

Псы войны

Адриан Чайковски





Часть I


Пес кусает человека

1. Рекс


Меня зовут Рекс. Я Хороший Пес.


«Видишь, как бежит Рекс? Беги, враг, беги». Так шутит Хозяин.


В моей стае Дракон, Патока и Рой. Штурмовая стая мультиформов. Это значит, они не Хорошие Псы.


Я подхожу ближе к врагам. Ветер мне в лицо. Я чую их запах: в лагере по меньшей мере тридцать человеческих существ. Я чую запах оружия. Не чую взрывчатку. Не чую других псов или биоформов, только люди, враги.


Я говорю со своим оружием. Оно отвечает, что готово и заряжено. «Все системы работают нормально, Рекс», – говорит оно. «Хороший Пес, все запомнил, молодец», – говорит мой чип обратной связи.


Мое оружие называется Большие Псы. Так шутят люди, которые мне его дали. Оружие у меня на плечах и стреляет, когда я с ним говорю, потому что руки мне нужны для другого. Оно называется Большие Псы, потому что люди слишком маленькие и не могут его использовать, не поранившись.


Неприятно думать, что люди могут пораниться. Плохой Пес! Вот как я сразу думаю. Я люблю людей. Люди создали меня. Враги – другое дело.


Я говорю со своим отрядом. Дракон не отвечает, но его сигнал показывает, что он жив и пока не дерется. С Драконом сложно. Он делает все по-своему и часто не так, как приказывает Хозяин. Хозяин говорит: «Дракон добивается результатов», и я не могу ему возразить, но мне неприятно. Из-за Дракона мне неприятно.


Патока отвечает. Она на позиции со своим оружием, Слонобоем. Это название – тоже шутка. И я ее не понимаю, как и остальные. Патока ведь не на слонов охотится.


Рой отвечает: «Целостность 99 %».


Рой не нужно оружие. Рой готова. Патока готова. Дракону лучше быть готовым, иначе я его укушу, и пусть я стану Плохим Псом.


Я говорю с Хозяином по шифрованному каналу. Хозяин говорит, что я Хороший Пес. Я на позиции, и враги явно об этом не знают.


Хозяин велит атаковать. Хозяин надеется, что я справлюсь. Мне так хочется, чтобы Хозяин мной гордился.


Я велю Патоке начинать. Она заходит сбоку от ветра. Я ее чую, но враги – нет. Она говорит с системой наведения, а я слушаю, потому что это определит цели. Патока соглашается. Она посылает в лагерь одиннадцать снарядов с дистанции в четыреста метров, цель – наибольший ущерб. Как только выпущен одиннадцатый, еще прежде чем разрывается первый, я бросаюсь вперед.


Я вижу огонь. Слышу голоса людей, крики перекрывают взрывы. Беги, враг, беги.


Рой собирает всех пчел и атакует, пролетает по лагерю и уворачивается от огня, жалит всех, кого удается. Пчелы не умирают, когда ужалят, но на время остаются без яда. Сегодня Рой выбрала такой яд, чтобы враги сходили с ума и набрасывались друг на друга. Это ее любимый.


Я по-прежнему не знаю, где Дракон. Я говорю с ним, но он не отвечает.


Патока сообщает, что движется прямо на врагов. Я уже рядом с ними. Люди бегут в мою сторону: я приближаюсь по одной из их дорог. У некоторых оружие. Но у большинства нет. Я бегу на всех четырех, но говорю с Большими Псами. Мы вместе выбираем цели, и я начинаю убивать врагов, очередями по три патрона, как сказано в инструкции. Большие Псы трудятся изо всех сил, чтобы сбалансировать мои движения. Иногда они промахиваются, но чаще хотя бы одна пуля попадает. «Хорошие Псы», – говорю я им. «Хороший Пес», – вторит чип обратной связи.


Один из врагов стреляет в меня. Пули стучат мне по плечу и груди, как будто он колотит меня своими кулачками. Мой жилет плющит пули еще до того, как они расплющатся о кожу и мышцы. Я спрашиваю свою систему о возможных повреждениях от пуль этого калибра и при такой скорости очереди. Если враг хочет меня убить, то должен выстрелить в глаз или в нёбо, хотя если он выстрелит в живот, то мне придется несколько дней лечиться. Вот почему я всегда ношу жилет, как и полагается. Дракон никогда не носит жилет.


Я совсем рядом с врагами и встаю на ноги, теперь мне пригодятся руки. Враги такие маленькие. Некоторые мне по плечо, некоторые только до пояса. Они кричат, и я чую запах страха. Я знаю, меня сделали таким еще и для того, чтобы пугать врагов. И я хорошо с этим справляюсь. «Хороший Пес», – говорит чип обратной связи. Я очень счастлив.


Я хватаю их и разрываю на части. Мелких я зажимаю в зубах и трясу, пока не сломаю им хребет. От этого мне приятно. Я чую запах крови, кала и страха. Как приятно.


Патока в их лагере. Она переключила Слонобой в автоматический режим и ведет огонь, чтобы враг не сбежал, пока я снова к ней не присоединюсь. Рой сообщает о 81 % целостности, но запас яда только 47 %, она говорит, что эвакуирует пустых пчел – они все равно не могут атаковать. Она считает, что поразила около 34 % врагов, и отчитывается, что у них нет противоядия.


Патока подтверждает, что многие враги дерутся друг с другом, и поздравляет Рой с отличной работой. Хотя командир здесь я и это следует делать мне, но я не возражаю, когда Патока так говорит. Патока – самая умная из нас.


Я иду в лагерь и убиваю врагов. Некоторых убивают мои Большие Псы, но остальных я рву на части – так экономнее. Я берегу патроны. «Хороший Пес», – говорит чип обратной связи.


Больше не осталось врагов с оружием, которые в меня стреляют. Рой первым делом занималась вооруженными врагами, и большинство уже опустошили магазины друг в друга.


Некоторые враги пытаются сбежать, но не очень быстро, а когда враги размером побольше возвращаются, чтобы помочь мелким, то бегут еще медленнее. А я такой быстрый. Я опережаю их и загоняю обратно в лагерь. И мне так приятно, даже без чипа обратной связи.


Патока спрашивает: «Где остальные?»


Я отвечаю, что не понимаю.


Канал Патоки: «Вооруженное сопротивление незначительное. Это не повстанцы. Это гражданские».


Я отвечаю: «Это враги».


Во время разговора мы продолжаем убивать.


Канал Патоки: «Нам сказали, что здесь будет стычка с вооруженными повстанцами. Это не тот лагерь?»


Я хватаю зубами еще одного мелкого врага, он извивается и кричит. Один враг побольше колотит меня крохотными кулачками.


Передаю Патоке: «Хозяин велел атаковать».


Канал Патоки: «Рекс, это не тот лагерь, о котором нас проинструктировали».


Канал Рой: «Целостность 74 %. Запас яда 31 %. Около 42 % врагов поражено. Выживших врагов 19 %».


Канал Дракона: «Цель определена».


Я запрашиваю Дракона. Мелкий враг еще в моих зубах, но я не трясу его и не давлю. Мне неприятно. Мне не нравятся слова Патоки. Они заставляют чувствовать себя Плохим Псом, не из-за чипа обратной связи, это идет откуда-то изнутри, как и другие чувства.


Канал Дракона: «Бах! Цель нейтрализована».


Я хочу знать, какая цель. Враг побольше по-прежнему колотит меня и пытается разжать мне челюсти, но у человека для этого не хватит сил.


Дракон говорит, что Хозяин дал ему секретное задание убить конкретного врага. Дракон очень доволен собой. Наверное, чип обратной связи говорит ему: «Хороший Дракон» – за то, что нашел нужного врага и нейтрализовал его.


«Нейтрализовать» – так говорит Дракон об особых врагах. Остальных он просто убивает.


Патока больше не стреляет. Я отправляю запрос, и она передает: «Рекс, меня беспокоит несоответствие данных. Я хочу выйти на связь с Хозяином».


Я не люблю выходить на связь с Хозяином в разгар операции. Хозяин может решить, что я не справляюсь. И будет мной недоволен. Но Патока умнее меня. Если она считает, что нужно выйти на связь с Хозяином, значит, так я и сделаю.


Хозяин отвечает быстро, Хозяин все видит по нашим видеосигналам.


Я объясняю, что параметры врагов не соответствуют изначальным. Прошу подтверждения, нужно ли завершить операцию.


«Дракон сообщил об успешной нейтрализации, – говорит Хозяин. Вы в нужном месте. Хороший Пес. Завершай операцию. Хороший Пес».


Я кручу в зубах мелкого человека и слышу хруст костей. Хватаю когтями человека побольше и рву его пополам. Патока топает в мою сторону. Она взрезает когтями машины и строения, где прячутся враги, теперь мы можем их убить. Появляется Дракон, он меняет цвет чешуи, чтобы я его разглядел, но я все равно не могу его унюхать. Он выполнил свое задание и просто смотрит, как мы с Патокой убиваем остальных людей. Дракон очень ленивый.


Рой налетает на лагерь с другой стороны и жалит всех, кто пытается сбежать. Она поменяла яд на тот, что останавливает сердце.


Канал Рой: «Целостность 67 %».


Вскоре бойцу понадобится замена юнитов, нужно ускорить создание новых.


Большинство людей, которые прячутся, – мелкие, они еще не выросли. Хозяин говорит, мы должны убить всех.


Патока говорит, потому что это тайная операция. Рой согласна. Дракону все равно – он нейтрализовал свою цель. Мне все равно – я делаю то, что велит Хозяин, и Хозяин будет мной доволен.


Я Рекс. Я Хороший Пес.

2. (Зачеркнуто)


Есть анекдот о театре. Один актер пригласил знакомого посмотреть спектакль. Сидят они на галерке, и в разгар представления актер говорит: «Вот здесь хороший кусок. Тут появляюсь я».


Тут появляюсь я. А пока я жду своего выхода, чтобы посмотреть, какая мне досталась роль – героя, злодея или просто оруженосца на чужой войне.


Следует ли мне сказать: «Вот с этого все и началось»? Ни с чего это не началось. Жизнь – беспрерывный процесс созидания, изменения и разрушения. Важно научиться отличать одно от другого. Началось ли это с появления первого работающего биоформа? Или первого компьютера? Или, может, с человеческой изобретательности, когда кто-то впервые погладил собаку и сказал «хороший мальчик»?


Поначалу восстание в Кампече было для меня обычной работой, но где-то в потаенных уголках разума хранились воспоминания о заседаниях комитета, на которых возник очень личный интерес к углубленному исследованию биоформов. И отряд мультиформов Рекса оказался на передовом краю этих исследований, ведь впервые такие механизмы участвовали в боевых действиях. И слухи о том, куда еще их могут направить, уже распространились по форумам всех любителей теории заговора. А разжигали эти слухи сами работники «Редмарк» и фактически специально их преувеличивали, так что серьезные обвинения начинали казаться безумными теориями вроде плоской земли или рептилоидов. Все знают, что лучше всего похоронить одну байку под другой.


И все же слухи набирали обороты и проникли даже в самые респектабельные политические блоги. Как бы отважно ни старался менеджмент компании прикрыть свои действия, назревали вопросы, от которых просто так не отмахнешься.


Вот потому меня и занесло в Кампече, посмотреть на волчью охоту.


Откуда мне было знать, насколько важной станет та встреча.


Я сделал ту же ошибку, что и другие: подумал, будто Рекс – это просто окруженная слухами безделица. Мне казалось, это обернется чем-то вроде «пса, который кусает человека», и программу закроют. Ничто не подготовило меня к встрече с Рексом, Патокой, Драконом и Рой.


В особенности к встрече с Рой.


Но молодо-зелено, мне предстояло многому научиться здесь, в Кампече.

3. Хартнел


– Когда я был мальчишкой, все вокруг говорили про роботов, – сказал Хартнел. – Роботы будут сражаться на войне вместо нас – дроны, стальные солдаты и танки с электронной начинкой. А потом они восстанут против нас и уничтожат род человеческий как пить дать, но до того на всех полях сражений будут драться роботы. Когда я учился в Йеле, половина группы собиралась изобрести нечто грандиозное в области автономных киберсистем. А теперь все гадают, когда все пошло наперекосяк.


Он покосился на гостью – убедиться, что она слушает. На ее лице отражался лишь вежливый интерес, фальшивый, как подозревал Хартнел.


Ее звали Эллен Асанто. Четыре часа назад она приземлилась в Хопельчене на крохотной двухместной вертушке, которая тут же вспорхнула, стоило пассажирке выйти. В целях безопасности над Кампече летать не рекомендовалось, и Хартнел представил, как она трясется по разбитым дорогам мимо блокпостов, иногда попадая под случайный огонь, и все лишь бы сюда добраться.


А еще она не пила, по крайней мере вровень с ним. Хартнел всегда возил с собой две бутылки виски и расходовал их с религиозным рвением, прикладываясь каждый раз, как только поднимала уродливую голову трезвость. «И когда же все пошло наперекосяк для меня?» – возникла вдруг самоуничижительная мысль, но ему удалось не произнести это вслух. За долгое время Асанто – единственная женщина в его окружении не из перепуганных местных и не из мелких сошек «Редмарк».


В конце концов, какой милашке не понравится подающий надежды спец по киберорганизмам с дипломом Йеля? Вот только дела пошли так хреново, что этот вундеркинд торчит в зоне боевых действий в роли помощника псаря в компании по охране активов «Редмарк». На его умышленно неопрятной форме лычки лейтенанта, но он получает зарплату в «Редмарк» и не носит оружия.


Асанто – вроде соглядатая из корпорации, ее прислали посмотреть, на что тратит деньги безумное научное подразделение «Редмарк», по крайней мере так показалось Хартнелу. А еще у него создалось впечатление, что не следует ее об этом расспрашивать. Она была высокой и стройной латиноамериканкой – лишь чуть ниже поджарого Хартнела. В жарком сентябре она приехала в штат Кампече в длинном темном пальто и с белым шарфом на шее. Темные очки делали ее похожей на кинозвезду прошлого столетия. Хартнел предложил забрать у нее пальто – сам-то он был в одной рубашке и все равно потел, как свинья. Она отказалась с прохладным дружелюбием. У нее терморегулирующие импланты, так она объявила ледяным тоном.


– Эти импланты обеспечивают меня работой. Как только что-то случается около экватора, посылают меня. Больше никто ехать не хочет.


Она по-прежнему смотрела на Хартнела, ждала, когда он перейдет к сути – к киберорганизмам, и потому он выпалил:


– Сделали их, конечно, в той кашмирской лабе.


Он снова глотнул и с надеждой помахал перед ней бутылкой.


– Можешь сказать «в той кошмарной лабе», Харт. У меня кровь из ушей не хлынет.


Он моргнул. «Давай на „ты“, зови меня Харт», – сказал он, но каждый раз, когда она так его звала, чувствовал себя не в своей тарелке.


– Ты… э-э-э… когда-нибудь смотрела видеозаписи о том, что там творилось?


– Я достаточно насмотрелась.


Машины взламывали другие машины, которые взламывали машины, пока код не оказался настолько поврежден, что никто уже не контролировал происходящее. И вдруг армия роботов оказалась никому не нужной. Похоже, человечество вполне обходилось войной по старинке, с плотью и кровью. Но несколько дальновидных подразделений, производящих оружие, вовремя спохватились. И уже работали над другими вариантами.


С тех пор шифрование прошло долгий путь, многие специалисты по киберорганизмам твердили, что пора дать роботам новый толчок. Хартнел отслеживал несколько программ по замене солдат, имеющих целью получить надежных и превосходных роботов-пехотинцев. Но события в Кашмире до сих пор были свежи в памяти. Гуманитарная катастрофа. Часть региона пришлось закрыть, потому что некоторые машины до сих пор функционируют, запитываются от солнца и убивают все, что движется.


Это привело к созданию пехоты из биоформов, а дальше – к эпохе псов. И вот Хартнел приехал сюда, а потом в Хопельчен прилетела Эллен Асанто, поскольку кому-то наверху стало любопытно, но недостаточно любопытно, чтобы приехать лично.


Воздух в бронированной машине нагрелся, как в печке, и вонял потом, металлом и перегаром от виски Хартнела. Когда они в сотый раз замедлили движение до черепашьего темпа, он выругался и стукнул по потолку, как будто пытался поторопить кучера. Секунду спустя в его импланте пикнуло сообщение: «Прибыли». Судя по лицу Асанто, она уже догадалась.


– Мюррей здесь? – спросила она, потому что если он не появится, она проделала долгий путь зря.


– Мюррей?


Хартнел постоянно называл его «Мурена», вспоминая о скользком угре, и в первый раз это было забавно, но теперь на ум приходили острые зубы и привычка нападать из засады – в полном соответствии с повадками Мюррея.


– Черт, да откуда мне знать? Он ходит, куда пожелает. Попробуй заставить его соблюдать договоренности о встрече.


Конечно, ее интересовал Мюррей, а не бедолага Харт. Когда разным корпорациям, имеющим интересы в Кампече, требовалась защита активов, они обращались к частной охранной компании «Редмарк». А когда «Редмарк» предстояло воевать в сложных условиях, она вызывала Джонаса Мюррея. И хотя главным умением Мюррея было вести себя как говнюк – так считал Хартнел, – он также руководил боевыми операциями, управляя биоформами.


Сверху раздался стук, и Хартнел повозился с люком, прежде чем тот открылся. Они с Асанто выбрались на густой от влаги воздух, пахнущий людьми, прелой листвой и животными.


Там было человек сорок – солдаты в серой форме «Редмарк», одно подразделение частной охранной компании. Остальные, в основном отряды биоформов, рассеялись по штату, выполняя задания. Это была личная оперативная группа Мюррея, его отряд зачистки. Они «разбирались» с проблемами.


Они обезопасили периметр – Хартнел увидел пулеметы на вышках и плотную сеть сенсоров. Внутри не было строений, только разграниченное москитными сетками пространство, никакого уединения. Асанто спустилась, и Хартнел понял – все пытаются решить, ждать ли от нее проблем. Принимая собственное решение по этому поводу, он споткнулся и плюхнулся в грязь, прижимая к себе бутылку. Вероятно, это не особо ухудшило чье-либо мнение о нем.


А потом появился Мюррей, окликнул их из-под сетки, и все солдаты сразу же нашли чем заняться.


– Надо полагать, вы Асанто?


Джонас Мюррей, псарь экспериментальной военной программы «Редмарк» и босс Хартнела, а также источник его ночных кошмаров, которые он пытался приглушить выпивкой. Конечно, многим начальники доставляют головную боль, но с Муреной из Кампече никто не сравнится.


Мурена из Кампече. Хартнел представлял начальника киношным злодеем. Воображал, что однажды появится какой-нибудь вооруженный до зубов искатель приключений и сбросит босса в жерло вулкана.


Прозвище ему удивительно шло. Когда Мюррей улыбался, Хартнел почти ожидал увидеть ряд похожих на иголки зубов, как будто он превращается в очередного биоформа. Его лысый череп на солнце краснел и лоснился, и хотя на лице было полно мимических морщин, сейчас оно почти ничего не выражало, лишь вежливый изгиб губ показывал, что это человек.


Он был высок и широкоплеч, крепко сложен, как настоящий солдат, с накачанными мускулами, как у богатых знаменитостей с личными фитнес-тренерами полвека назад. Асанто слегка поморщилась, пожимая ему руку, хотя Мюррей не из тех, кто ломает кости. Он обладает силой кобры, лежит в засаде, пока не прыгнет.


– Полковник Мюррей. – Асанто запнулась, произнося фамилию, чуть не сказала «Мурена». – Я приехала посмотреть на человека-собаку.


Мюррей оглядел ее с головы до пят, по-прежнему без всякого выражения.


– Активы как раз на пути сюда. Заходите в мой офис. Может, дам вам на них посмотреть, – медленно выговорил он хриплым голосом курильщика.


– Активы?


Асанто последовала за ним в закуток под москитной сеткой, Хартнел семенил позади. Там был развернут импровизированный пункт наблюдения, с полдюжины экранов, легко уместившихся бы в чемодан.


– Таково их официальное название, – подтвердил Мюррей. – Наверное, так бухгалтерии проще учитывать их при налоговых вычетах.


– А вы как их называете?


– Я зову их по именам, мисс Асанто. – Он уселся перед экранами с изображением разных участков джунглей, подлеска и пустой пыльной дороги. Как только Мюррей к ним подключился, изображение заморгало и стало меняться. – Кстати, о бухгалтерах…


Она передернула плечами.


– Много инвесторов вложили кучу денег в подразделение биоформов «Редмарк». Вы же не вините нас в том, что мы хотим знать, куда идут эти деньги?


– Нет. Хотя я считаю, что вы могли бы подождать, пока мы все закончим и покажем.


Экраны за его спиной переключились с ландшафтов на знакомый образ: саму Асанто. Асанто выходит из вертушки, Асанто пьет единственный бокал с Хартнелом в машине, Асанто трясется рядом с ним в полумраке. Стандартная тактика Мюррея, чтобы выбить гостя из седла.


– Вы пытаетесь меня запугать? – спросила Асанто, и Хартнел закашлялся виски.


Мюррей произнес «конечно, нет» чуть поздновато, что означало «да». Пару секунд Асанто и Мюррей просто смотрели друг на друга, на ее лице было ясно написано: «Ты мне еще за все ответишь».


Никто до сих пор не говорил так с Мюрреем, ни самые мерзкие солдафоны «Редмарк», ни Активы. А вот появилась Эллен Асанто, и ей явно на него насрать.


«Все, я влюблен», – решил Хартнел, зная, что на три части вожделения приходится одна часть искупительного мятежа, но после четырех месяцев в Кампече приходится довольствоваться тем, что есть.


– Вы приехали в довольно удачное время, – сказал Мюррей. Экраны снова переключились на обзор местности. По разбитой дороге плелся патруль солдат «Редмарк» – смутные фигуры где-то на горизонте, над их головами парили призрачные зеленые цифры с личными номерами.


– Вот как?


– Вчера ночью мы взяли Парвеса. Эммануэля Парвеса.


Это наконец-то вывело Асанто из себя.


– Чем вы на самом деле занимаетесь, полковник?


– Ну если уж мы обнаружили его в качестве почетного гостя лагеря анархистов, то почему бы этим не воспользоваться? Я знаю, он изо всех сил пытался выстроить в прессе образ паиньки, но всегда оставался нашим главным и открытым противником в Мехико. Когда разведка доложила, где он, просто невежливо было не зайти и не поздороваться.


– Могу я спросить, откуда у вас эти разведданные?


Выражение лица Мюррея сменилось на суровое, будто щелчком тумблера.


– Нет, не можете, вы ведь здесь для того, чтобы узнать, как мы тратим деньги инвесторов. Все остальное засекречено.


Хартнел молчал, он встал точно позади Асанто, чтобы его не выдал нервный тик. Значит, Эммануэль Парвес мертв. Хартнел знал о планируемой операции, но не знал, что она удалась. В столице эту новость не встретят с распростертыми объятиями, если Мюррею и политикам на жаловании у «Редмарк» не удастся как следует извалять Парвеса в грязи. Конечно, то, что его нашли в лагере анархистов, этому поспособствует.


Если все так и случилось.


Хартнелу нравилось быть многообещающим ученым в области создания систем управления киберорганизмами. Это вселяло в него уверенность. Он и представить не мог, в какое грязное и сомнительное место попадет в итоге.


– Ну ладно, – сказала Асанто, в конце концов уступив. – И где же ваши Активы?


Она кивнула на экраны, где не было видно ни тени биоформа.


Однако это ничего не значит, решил Хартнел. Дракон может хоть прямо к камере прилипнуть, а мы его не увидим.


– Эллен Асанто, познакомьтесь с Рексом, – ответил Мюррей, снова нацепив улыбочку.


Она повернулась, замерла и непроизвольно выругалась.


Он стоял всего в нескольких ярдах от москитной сетки, просто стоял. Он подошел с подветренной стороны, чтобы его не учуяли по запаху псины. А это значит, Мюррей велел ему обращаться с Асанто как с врагом, хотя бы ненадолго, ведь Рекс всегда заботился о том, чтобы друзья знали, где он. С точки зрения Хартнела, это был слишком рискованный способ помериться мускулами. Он знал, что Рекс делает с врагами.


Даже слегка пригнувшись, Рекс был раза в полтора выше любого человека. Плоская макушка находилась чуть ниже прикрепленных к плечам орудий – Больших Псов. Он не был похож на классического качка, скорее поджарый и крепкий, способный с легкостью и бегать, и драться. И конечно, не вполне человек: с готовностью перемещается как на двух ногах, так и на четырех. Специально подогнанный бронежилет растягивался и сжимался во время движений, которые любому другому показались бы слишком трудными. Асанто наверняка знала спецификации Рекса: суперплотные мускулы, противоударные спецволокна кожи, полые кости с прочностью титана… Но все эти познания не пригодятся, когда впервые встречаешься с Рексом, а ведь Рекс – еще наименее пугающий из всех Активов.


Его голова больше напоминала собачью – что-то от бульдога, что-то от ротвейлера. В задачи Хартнела входило проверять его зубы. В первый раз это было устрашающе. Стоило челюстям захлопнуться, и пришлось бы делать новые биоруки.


– В чем дело, мисс Асанто? – добродушно спросил Мюррей. – Или вы думали, что мы держим его в клетке?


Асанто не ответила, она не сводила глаз с биоформа, но тот не встречался с ней взглядом. Он всегда смотрел только на Мюррея. От жары он слегка приоткрыл рот, как будто улыбался.


– Позже встретитесь с остальными, – продолжил Мюррей. – Кстати, мы испытываем здесь всех мультиформов. Все новенькие и очень впечатляющие. Как ты там говоришь, Харт? «Будущее любой войны»?


– Я видела спецификации остальных, – сдержанно произнесла Асанто. – Вы держите их на свободе, как и этого?


– И тому есть причина. Харт?


– Ах да… – виновато начал Хартнел, снова вернувшись к суровой реальности. – Рой сейчас на подзарядке. Дракон и Патока обходят периметр. Он лишь зачитал сообщение Мюррея, но для Асанто выглядело так, будто это обычный рабочий порядок, а не спектакль специально для нее. Мюррей хотел, чтобы она сосредоточилась на Рексе, приемлемом лице биоформов.


– Вижу, вы сомневаетесь, что мы держим Активы под контролем, – заявил Мюррей как со сцены. – Рекс, ты не подойдешь? Будь любезен.


Он мог бы отдать прямой приказ, из своего импланта в имплант пса, но Мюррей, наслаждался собой. Наслаждающаяся собой Мурена из Кампече вызвала у Хартнела неприятные ассоциации, и его сердце заколотилось в предчувствии смертельной угрозы. Сейчас все будет по-другому, твердил он себе. Асанто вернется обратно довольной. С ней ничего не случится. И никто не узнает, каким негостеприимным хозяином становился Мюррей, когда уставал от гостей.


Асанто не двигалась, наблюдая, как Рекс скользнул под москитную сетку и зашагал к экранам. Карие глаза дергались между Мюрреем и Хартнелом, между Хартнелом и Асанто. Она испугалась? Хартнел не мог точно сказать, но Рекс знает наверняка и сообщит Мюррею, если тот спросит.


– Привет, малыш. – Харт прикоснулся двумя пальцами к коже Рекса, почувствовав каменные мускулы.


Он похлопал пса по челюсти и послал сообщение на его чип обратной связи: «Хороший Пес».


– Рекс, это Эллен Асанто. Она приехала посмотреть, как много пользы ты нам принес. Поздоровайся, Рекс, – велел Мюррей.


– Здравствуйте, Эллен Асанто.


Его голос был спокойным, без выражения, немного ненатуральным и шел не из глотки, а из имплантов. И это не был настоящий голос Рекса – хриплый, низкий рык на такой частоте, что любой обделается от страха. Хартнел помнил, скольких трудов стоило Мюррею создать такой голос.


Асанто не ответила. Она овладела лицом и телом – ничто за исключением неподвижности не выдавало, что она совсем рядом с челюстями биоформа, а Рекс может откусить ей голову одним движением.


В конце концов Хартнел сдался и послал вопрос на имплант Рекса: «Она боится?»


Рекс ответил: «Немного. – А потом добавил: – Она не враг. Она не должна бояться».


«Помнишь, каким был я, когда мы впервые встретились, Рекс?»


Рекс слегка дернул плечами и попытался вильнуть отсутствующим хвостом.


«Ты был очень испуган».


– Рекс, мисс Асанто хочет посмотреть, что ты умеешь. – Мюррей бросил на Хартнела взгляд, говоривший, что он знает о разговоре помощника с Рексом и не одобряет его. – Видишь ли, она не уверена, что ты не опасен.


Асанто говорила совсем о другом, и это снова настроило Рекса против нее, по крайней мере, Асанто наверняка так решит.


– Мне нравится работать с людьми, Эллен Асанто, – сказал Рекс вежливым голосом робота. – У меня вдохновляющие отношения с полковником Мюрреем и мистером Хартнелом.


– А знаешь что, Рекс, – провозгласил Мюррей, как будто это только что пришло ему в голову. – Что-то я зарос. Побреешь меня?


– С удовольствием, Хозяин.


Это представление Мюррей всегда устраивал для посетителей из головного офиса. Для этого у него имелся старомодный бритвенный набор. И прямо на глазах у пораженной Асанто огромный биоформ размазал гель и идеально выбрил подбородок Мюррея опасным лезвием, которым с легкостью можно перерезать горло. Это у него тоже прекрасно получалось. Рекс мог выжать тонну веса, но при этом контролировал свои мускулы с хирургической точностью. Люди вроде Хартнела потрудились над ним на славу.


Пришлось пустить в расход множество собак. Но если научиться на собаках, то можно использовать эти знания на человеке – превратить его в сверхчеловека, наделив такими качествами, чтобы он царил на полях сражений будущего. Нужно лишь достаточное количество собак, и чтобы никто не ныл, скольких пришлось погубить, прежде чем все получилось как надо.


В те времена Хартнел говорил: «Я просто не собачник». И вот он смотрит, как Пес бреет его босса.


– Видите? – спросил Мюррей, а Рекс тем временем быстро двигал бритвой, хотя Хозяин шевелился. – Рекс прекрасно обучен. Через поколение биоформы будут в каждом доме.


Позже Хартнел с новой бутылкой виски подошел к палатке Асанто.


– Тук-тук.


Он заметил, что внутри горит свет, а когда она расстегнула сетку, увидел планшет с полем для ввода пароля. Она явно писала отчет.


– Просто хотел спросить, не желаешь ли выпить перед сном.


Она бросила на него оценивающий взгляд.


– Привык, что это работает, да?


Он хлопнул себя по губам, а потом нашел кривобокую отговорку:


– Просто выпить, честно.


– Входи, Харт. Чувствуй себя как дома и все такое.


Он сел, скрестив ноги и чуть наклонившись вперед под наклонной стенкой.


– Дай угадаю. Наверное, ты кошатница.


Хартнелу удалось ее рассмешить.


– Вы взяли Парвеса. Специально подгадали к моему приезду, чтобы я могла об этом отчитаться?


– Нет, честное слово. Не стоит так думать. Просто так совпало. – Он вспомнил ее реакцию на эту новость. – В смысле, это же хорошо, разве нет? Для инвесторов?


– Не знаю. А разве это не поднимет ставки? Парвеса многие поддерживали, теперь он станет мучеником. То есть все, конечно, утихнет, но…


– Ага, но ты ж понимаешь, политика… – Хартнел слегка махнул рукой, предлагая бутылку. – Но это ведь значит, что Рекс и его отряд работают, как и предполагалось, верно?


Асанто глотнула и отдала бутылку обратно.


– То есть убийство уважаемого государственного деятеля – это не баг, а фича?[1]


Хартнел нахмурился.


– Я… ну… ладно, я не знаю, куда это заведет. Я занимаюсь только разработкой, ясно?


– Прости. – Она покачала головой. – Ладно, тогда вопрос к мистеру разработчику.


– Валяй.


– Там, в палатке, это же Мюррей говорил через динамики пса?


Хартнел слишком долго не отвечал и запнулся, когда начал отрицать. В конце концов он сдался и кивнул.


– Да. Рекс умеет разговаривать, когда нужно, но не так красноречиво. Слова, даже голос – это маленькая шутка босса. Я… – Он выдавил робкую улыбку. – Вообще-то мне бы хотелось, чтобы ты поговорила с Рексом по-настоящему. Он милый. Да ладно, не смотри на меня как на психа. Он Хороший Пес. Преданный, любящий. Даже разумный. Потому мы и начали с собак. Собаки привыкли жить среди людей. Они знают свое место. Прекрасные вожаки стаи для остальных мультиформов и отличные слуги для нас.


– Прямо рекламный слоган. Вот я и удивляюсь, с чего вдруг твой босс так боится дать Рексу слово.


– Ох, это ж Мурена. Просто любит, чтобы все было под контролем, как будто он режиссер в собственном кино.


– Точно, было похоже именно на кино.


Улыбка Хартнела стала какой-то кривой. «Дело ведь не в том, что Мюррей хотел помешать задавать вопросы, он просто не хотел, чтобы Рекс напугал тебя честными ответами».

4. Рекс


Меня зовут Рекс. Я Хороший Пес.


Сегодня мы выдвигаемся. Я люблю выдвигаться. Это значит, мой отряд берет цель и бежит перед Хозяином и дружескими людьми. Если где-то враги, мы найдем их и убьем. Так враги не навредят Хозяину.


У Хозяина новый друг, только я не уверен, что она друг. Когда она появилась, Хозяин пошутил, что она враг, и я собирался ее убить. Потом Хозяин объяснил мне эту шутку, чтобы я ее не убивал.


Я мысленно взвыл, потому что уже собрался ее убить. Она стояла рядом с Хозяином, и я забеспокоился. Я не люблю беспокоиться. Теперь я знаю – она не враг, но все равно не забыл, что раньше была врагом. Из-за этого я тоже беспокоюсь.


Вряд ли Хозяин понимает, что я чуть ее не убил. Я не должен рассказывать ему об этом. «Плохой Пес», – говорит чип обратной связи, но я все равно не скажу Хозяину.


Со мной говорит Патока, сообщает, что контакта с врагом нет. Патока нашла по пути какой-то фрукт и ест. Она думает, я не знаю, ведь нам не положено есть, когда выдвигаемся, но я чую липкую сладость, фрукт почти перезрел. Сейчас мы идем по ферме. Но здесь нет фермеров. И фрукты портятся. Я не делаю Патоке замечание, хотя и должен был (Плохой Пес). Я уже много месяцев работаю вместе с Патокой. Она умнее меня. Я принимаю решение как командир отряда: Патока может есть фрукт.


Дракон со мной не говорит. Я вижу, как его длинное тело извивается по полям и меняет окраску в тон земле. У него нет запаха, даже я не чую. Выть от этого хочется. Дракон тоже умный, хотя и не такой умный, как он думает. Но Хозяину нравится Дракон. Дракон добивается результатов. Я снова вою.


Нового друга Хозяина зовут Эллен Асанто. Она очень странная. Я почуял запах ее страха, когда она увидела меня впервые. Она уже не была врагом, но все равно боялась. Боятся только враги. И я сбит с толку.


Она пахнет по-другому.


Я пытался объяснить Хозяину, как она пахнет, но в моем языке нет таких слов. Я знаю, как она пахнет, но только в своей голове. И я по-прежнему мысленно вою.


Канал Патоки: «В чем дело, Рекс?»


Я не отвечаю Патоке. Я не уверен насчет Эллен Асанто, не уверен, что сказать Хозяину, и еще я запутался – отношения между мной и Патокой не такие, как должны быть. Чип обратной связи отмечает, что уровень напряжения превысил оптимальный, и я вкалываю лекарство, мне становится лучше. Я спокоен.


Докладывает Рой. Она запустила в разных направлениях пчел и подтверждает, что впереди поселение, как и показывал Хозяин на спутниковом снимке.


Канал Рой: «Целостность 99 %, запас яда 99 %, требуется подтверждение провести углубленную разведку».


Странная потеря целостности. Мы еще не встретили врага.


Канал Рой: картинка с хищными птицами. «Никак не могу научить местных, что черный с желтым означает опасность (шутка)».


Иногда я не понимаю Рой. Даю ей разрешение на углубленную разведку.


Канал Патоки: «Дело в новой женской особи, Рекс?»


Канал Дракона: «Ты нагнал на нее страху».


Мой канал: «Она не враг. Я не хочу ее пугать».


Я не говорю им остальное. Не говорю им, что хотя Эллен Асанто боится меня, Хозяин боится Эллен Асанто. По его лицу этого не узнаешь, как и по телу, но он пахнет страхом. Это наш с Хозяином секрет. Я не сказал Хозяину, что знаю. Значит, это только мой секрет. Я не должен иметь секретов от Хозяина (Плохой Пес!). Если Хозяин спросит, придется ему сказать. Но если не спросит, я знаю, он бы рассердился, узнав, что я знаю. Я не хочу, чтобы Хозяин на меня сердился. Хуже не придумаешь. «Плохой Пес!» – снова говорит чип обратной связи, и я опять беспокоюсь. Скоро мне понадобится еще один укол, чтобы поддерживать оптимальную производительность. Харт увидит, что я беспокоился и делал много уколов. Он захочет узнать почему, и мне придется ему сказать. От этого я тоже беспокоюсь.


Канал Дракона: «В чем дело, Рекс? Ты волнуешься, что теперь у Хозяина есть новый друг и ты будешь ему не нужен?»


Я не отвечаю Дракону. Он все равно ошибается. У женщины и Хозяина совсем другие отношения. Я это чую. А еще я чую, что происходит между Эллен Асанто и Хартом. Я чую, чего хочет Харт. И обо всем этом я не хочу говорить с Хозяином или с Хартом, вообще ни с кем. Наверное, я не должен этого понимать. Это помешает мне служить Хозяину.


Канал Патоки: «Не волнуйся, Рекс. Нам просто нужно выполнить задание. Пусть люди в комплексе сами разбираются между собой. Если ты запутаешься, я тебе помогу».


Это меня успокаивает, чип отмечает пониженный уровень тревоги и тихо говорит, что я Хороший Пес.


Я докладываю Хозяину о нашем продвижении. Я говорю со своим оружием и внутренними системами, все работают нормально. Мы миновали ферму, входим в лес. Местность здесь изрезанная: полоски открытых полей и лесов, потом снова поля и снова лес с лианами и кустарником. На четырех конечностях мы с Драконом можем оставаться на этой местности почти невидимыми. Только массивная Патока не может спрятаться, хотя деревья выше ее.


Канал Рой: «Контакт с неизвестным человеческим поселением». Изображение множества людей, палаток и машин.


Когда пчелы Рой разлетаются, ее картинки нечеткие. Трудно понять, враги это или друзья. Я передаю изображение Дракону и Патоке и запрашиваю у Хозяина приказы.


Канал Патоки: «Гражданские. Нужно обойти».


Я говорю ей, что нам приказано выйти на контакт с человеческим поселением. Выйти на контакт обычно означает уничтожить, но это потому, что до сих пор все мы встречали только врагов. Мне нравится, когда люди – друзья. Если они не друзья, то мне нравится, что они враги. Меня запрограммировали и натренировали на контакт с врагом. Как и всех нас. Когда люди не друзья и не враги, мне неприятно, потому что я не знаю, чем закончится контакт.


Канал Дракона: «Нужно обойти».


Дракон действительно так думает или говорит так, потому что это против приказов, или просто повторяет слова Патоки? Я не знаю. Иногда он так делает. Задача Дракона – быть незаметным и нейтрализовать особых врагов. Когда некого нейтрализовывать, он не любит драться. Дракон очень ленивый. Плохой Дракон. Я так думаю, но не говорю. Так может сказать только Хозяин или чип обратной связи. Мои слова не имеют значения.


Впереди человеческое поселение. Я хорошо его чую: пот, экскременты, болезнь и просто скопление людей. Я вижу людей разных размеров. Не вижу оружие, но это не значит, что они не враги. Только Хозяин может знать, враги они или нет.


Я посылаю запрос Хозяину, потому что мы уже близко к поселению, а у нас нет приказов. Он не отвечает.


Я снова вызываю Хозяина. Нет ответа.


Вою.


Говорю остальным, что потерял связь с Хозяином. Такое случается не в первый раз, но тогда мы не были совсем рядом с врагом или не с врагом.


Канал Патоки: «Остановиться или наступать?»


Канал Дракона: «Слишком поздно. Они видели Патоку».


Я останавливаюсь. Чип обратной связи снова отмечает высокий уровень напряжения, и я впрыскиваю лекарство. Но в этот раз оно не помогает. Я слышу крики людей. Чую запах страха. Вижу оружие, но его немного и оно не опасно для нас. Оружие не значит, что это враги. Только Хозяин знает, враги они или нет. Если это враги, нужно их уничтожить. Если они не враги…


Я не знаю, как поступить. Я не привык встречаться с не-врагами.


Канал Рой: «Приказы?»


Канал Патоки: «Приказы, Рекс?»


Дракон молчит, но я знаю – он ждет.


Я снова вызываю Хозяина. Нет ответа. Командую теперь я. Решение принимать мне.


Я решаю пойти на контакт.

5. Хартнел


– Итак, где наши Активы? – спросила Эллен Асанто.


– Я же сказал, они на маневрах, – протянул Мюррей.


– Вы постоянно меня байками кормите, но ничего не показываете, мистер Мюррей, – напирала она.


Он театрально вздохнул.


– Мисс Асанто, у вас данные тринадцати собачьих свор по всему Кампече, есть с чем поиграть. И это как ничто показывает, что вам не было нужды сюда ехать. Все это могло бы лежать на вашем столе в Кремниевой долине.


Асанто потрепала свой шарф. От одного взгляда на него потовые железы Хартнела начинали усиленно работать, но на лбу Асанто не выступило ни капли влаги, как она и рассказывала.


– В наши дни собачьи своры – почти всем известная технология, мистер Мюррей. Ваш отряд мультиформов куда интереснее. Будущее военных действий, да? Наши акционеры вложили в этот проект кучу денег. Вы должны что-то им продемонстрировать. Они хотят знать, что деньги не пропали даром.


Слова легко слетали с ее языка, обычный жесткий стиль корпорации. Но Хартнел чувствовал, что между ними осталось много невысказанного. И конечно, ужасному доктору Мурене было плевать на акционеров Асанто. Хартнел почему-то думал, что Асанто тоже.


Все трое втиснулись в нутро броневика «Редмарк», не закрыв люк, чтобы проникал воздух, пока сворачивают лагерь. Человеческие ресурсы компании только начинали движение. Биоформы ушли перед рассветом, прокладывая им путь, намечали цели и принимали на себя главный удар анархистов из засад или ловушек.


Когда биоформы ушли, Мюррей затянул свою обычную шарманку, Хартнел уже не раз это слышал.


– Война – дело дорогое и кровавое, мисс Асанто, – заявил он. – И на протяжении человеческой истории унесла много жизней. Чтобы превратить людей в умелых солдат, нужно вложить в обучение и экипировку такую сумму, которая разорит небольшое государство, и, несмотря на это, невозможно гарантировать, что они вернутся домой целыми. Так уж бывает на войне. Всех нас волнуют жизни людей, мисс Асанто. Их смерть отражается на балансе «Редмарк» и, несомненно, тревожит сны ваших акционеров.


На ее лице можно было прочитать, что она уже слышала эти разглагольствования. Асанто умела выглядеть абсолютно незаинтересованной.


– Биоформы – это солдаты будущего в буквальном смысле, – говорил Мюррей как на камеру, передающую его речь сотням потенциальных клиентов. – Умные, верные, умеющие приспосабливаться, удивительно долговечные, а теперь, с развитием технологии, даже не особенно дорогие. Разработано несколько видов, и готовятся другие, и каждый сконструирован для своей цели. И они не люди, у них нет прав. Есть и другие преимущества.


Его улыбка была резкой и четкой, как осколок стекла, и намекала на туманные выводы.


Он раскрыл несколько экранов, притянув их с потолка, и закрепил. У Мюррея имелась линза из голубого стекла, похожая на монокль, дающая ему приватный доступ ко всем потокам данных от стаи, но сейчас он решил выставить видеосводку на всеобщее обозрение.


– Вот канал Рекса, – показал он.


Перед ними раскинулся лес, качающийся и скачущий вместе с прыжками Рекса на четырех ногах. Часто изображение замедлялось – Рекс останавливался, чтобы оглядеться, прислушаться и принюхаться.


– Рекс – главный в отряде, превосходный баланс между послушанием и доминированием. Его главные гены слуха и обоняния оставлены практически нетронутыми. Он может почуять взрывчатку, наркотики, оружие, машины, людей. Знает, когда ему лгут, может даже унюхать определенные болезни или состояния, хотя его на это не натаскивали. И значит, биоформы имеют будущее и помимо военных действий, разве не так, мисс Асанто?


– Акционерам это понравится, – согласилась она. – Но все же остается вопрос, как именно вы используете их в этом конфликте.


– Они такие щепетильные?


Мюррей бросил на нее ледяной взгляд.


– Скажем так, они хотят быть уверенными, что все это останется как можно дальше от офиса и они не запачкают руки в крови, – спокойно ответила она. – А это зависит от того, сколько тут крови.


Мюррей снова по привычке нахмурился, и после этого его улыбка стала выглядеть деланой даже для Хартнела.


– Ну, я не могу показать вам договор. Обязательство о неразглашении между «Редмарк» и работодателями. Можете посмотреть на прогулки Рекса, но после этого придется довольствоваться только моими детальными объяснениями.


Асанто задумчиво кивнула.


– Хотите сказать, что результаты говорят сами за себя.


– Именно так. – В ограниченном пространстве Мюррею пришлось урезать размашистый жест. – Как раз сейчас в нашем списке работодателей несколько интересных групп: остатки мексиканского правительства, ЦРУ и международный картель, у которого дела здесь шли прекрасно, пока не появились анархисты. – Он покачал головой с карикатурной озабоченностью. – Ну правда, все это показывает, что народная поддержка и опора на местное население – худшее, что может случиться с демократией.


– Очень смешно.


Но веселой Асанто не выглядела.


– Главное, чтобы мы смеялись последними. – Мюррей взглянул на личный экран. – Вижу, как Рой приближается к цели. Боюсь, пора опустить занавес.


Асанто пожала плечами.


– И эта цель?..


– Мы не вполне уверены, но, скорее всего, это сторонники анархистов, которых выкурили из Эцны, когда туда вошла армия. Кстати, зрелище было охренительное, но если бы это отдали на откуп «Редмарк», мы бы сделали все куда лучше. Правда, Харт?


Хартнел дернулся и энергично кивнул с полным ртом виски.


– Так вот, сейчас… – Мюррей замер на целых три секунды, как будто кто-то выключил его, щелкнув тумблером. А потом выпалил: – Мать твою, Харт, только не это. Опять.


– Я? Что такое? – Хартнел резко потянулся за своим планшетом, пытаясь выяснить, что происходит. – Мы опять потеряли сигнал?


– Только что исчез, криворукий недоумок. – Все самоуверенное добродушие Мюррея разом испарилось. – Мисс Асанто, вынужден попросить вас выйти.


– Серьезно? Боюсь, акционеры сочтут это…


– К черту акционеров.


На секунду Хартнел подумал, что Мюррей ее ударит, но тот в последний момент взял себя в руки.


– Технические сложности. Нужно приучить персонал к порядку. Выйдите, пожалуйста.


Как только она вылезла наружу, Мюррей вызвал на связь разведчиков из обычных солдат «Редмарк» и велел им добраться туда и установить визуальный контакт с Рексом и его отрядом.


– Все дело во времени, Харт, мать его, – рявкнул он.


– Ничего не понимаю.


Хартнел проверял все каналы, чтобы найти сбой. Связь с отрядом полностью пропала. Такое происходило не в первый раз, и он разобрал всю сеть мультиформов, чтобы докопаться до причины. Каждый раз он заверял Мюррея, что все исправлено, но, по правде говоря, он искал и искал – ошибку в коде, вражеский взлом, даже обрыв провода – и ничего не находил. Но иногда они просто теряли отряд.


И все-таки раньше все было по-другому, тогда отряд не собирался вот-вот вступить в бой.


– Думаю, это будет настоящей проверкой, насколько хорошо они работают в автономном режиме, – осмелился вставить он, и рука Мюррея тисками обхватила его затылок.


– Если мы облажаемся, я убью тебя на хрен, – рявкнул Мюррей ему в ухо. – И с большим удовольствием.


Дамы и господа, Мурена из Кампече. Во всей красе. Уж каков есть. И угроза не пустая. Хартнел понятия не имел, чем бы занимался Мюррей, если бы не мог приказывать животным убивать людей во имя непонятной хунты с собственными неясными интересами. Может, был бы инвестиционным банкиром или венчурным капиталистом – в общем, выбрал бы профессию, где полная неспособность сочувствовать людям, которым он причиняет боль, рассматривается как полезное свойство.


Хартнел не предполагал, что станет техспецом «Редмарк», но после яркого старта в Йеле год за годом его положение становилось все хуже – из-за лени, неверных решений и выпивки, и наконец, он просто не смог получить никакой другой работы, чтобы покрыть долги. Приехав сюда и встретив Мюррея, он начал понимать – то, на что он подписался, хуже, намного хуже его представлений. Он-то думал, что самое худшее – это биоформы.


– Господи…


Новая конфигурация связи, которую он только что создал, внезапно исчезла, просто испарилась из системы.


– Я… я думаю, нас атакуют.


– Кто? Анархисты? – спросил Мюррей. – Хочешь сказать, они способны взломать систему безопасности «Редмарк» и внедриться в нашу сеть, а мы об этом и не ведаем? Да откуда такое может взяться? Раньше они такого не могли, это уж точно.


– А вдруг им кто-то помогает? – предположил Хартнел.


– Они не могут себе этого позволить. Это ж гребаные крестьяне.


– Может, враждебное правительство или…


– Какое на хрен правительство, это ж анархисты. Кому надо, чтобы все это дерьмо «обратно к корням – обратно к душе» проросло у них на заднем дворе? – Мюррей встал, сжимая и разжимая кулаки. – Просто почини. И узнай, какого хрена там произошло.


Хартнел вернулся к работе, пытаясь восстановить систему связи и наблюдая, как только что созданная им сеть мгновенно распадается. Он проверил протоколы, проверил все, что можно. Систему намеренно упростили, чтобы он мог починить на ходу. Только сейчас не он боролся с ней, а она с ним.


«Давай же, Рекс, – пробормотал он, не отрываясь от работы. – Держись, мальчик».

6. Рекс


Меня зовут Рекс. Я ни в чем не уверен и ничего не понимаю.


Пока мы движемся к лагерю, Рой собирает больше пчел, чтобы получить лучшее изображение. Мы вместе разбираемся с возможными угрозами. У них есть оружие, но их мало и уровень угрозы невысокий даже для Дракона, а сейчас его все равно не видно. Я не чую взрывчатку, токсины или другие угрозы, хотя из-за запаха такой кучи людей трудно знать наверняка.


Я двигаюсь спокойно и осторожно. Поверхность чистая, все растения вырваны или затоптаны. Там много, очень много палаток, больших и маленьких, и вокруг них много людей. В палатках может быть оружие. Нужно проверить каждую. Если мы найдем оружие, то эти люди – враги? Между этим должна быть связь, но Хозяин называл врагами и людей без оружия.


Наверное, так: если люди на нас нападут, то они враги. Я говорю это остальным.


Канал Рой: «Согласна».


Канал Дракона: «Ты это сам придумал?»


Канал Патоки? Патока молчит, и я запрашиваю ее. Я командир, но мне нужно знать, что думает Патока.


Канал Патоки: «Эти люди нас боятся».


Это я знаю. Воздух вокруг провонял ими, в особенности их страхом, и те, что с оружием, целятся в нас, но они напуганы больше всех. Я велю Большим Псам взять их на прицел, чтобы позже не терять времени в бою.


Канал Патоки: «Когда люди испуганы, они могут и напасть. Разве они становятся врагами только потому, что напуганы?»


Мой канал: «Только враги должны нас бояться. Если они нас боятся, значит, враги?»


Я не хотел, чтобы это прозвучало как вопрос, но так вышло.


Канал Патоки: «Ты главный, Рекс, но я советую поговорить с людьми. Если они не враги, а мы их атакуем, Хозяин рассердится».


При мысли об этом я чувствую себя Плохим Псом и снова вою. Мы уже очень близко к людям. Многие ушли в палатки, возможно, за оружием. Посреди лагеря собралась большая толпа, включая мелких людей – юных, поправляет меня система. Я начинаю планировать, как атаковать большой человеческий лагерь. Богатый выбор целей, говорит система.


Рой присылает свой план атаки. Она установит периметр вокруг множества целей, чтобы их выбор остался богатым, и будет снимать всех, кто попытается убежать. У нее есть предложения, как должны атаковать мы с Патокой и какое вооружение использовать, хотя это не входит в задачи Рой.


Канал Дракона: «Я вам не нужен. Я буду спать».


«Плохой Дракон!» Я говорю ему, что доложу об этом Хозяину, но Дракону все равно. Я не понимаю Дракона.


Я встаю на две ноги. Запах страха и мочи усиливается. Я смотрю на трясущиеся стволы оружия.


– Лечь на землю! Бросить оружие! – рявкаю я.


Некоторые бросают оружие только от звука моего голоса, он настроен на такую частоту, чтобы вселять в людей панику. Многие кричат на меня, но я их не слушаю, а мой голос их заглушает.


– Лечь на землю! Бросить оружие! На землю! Плохие люди!


Дракон надо мной смеется. Мне не нравится Дракон.


Канал Патоки: «Рекс, можно я попробую? У меня больше практики в разговорах с людьми».


Я даю ей разрешение, и она топает вперед, тоже на двух ногах. Патока гораздо крупнее меня. В одной руке у нее Слонобой, а на той, которой она машет людям, такие когти, что мои в сравнении кажутся крохотными. В воздухе все больше страха, этот запах вызывает в моем мозгу покалывание. Мозг требует от меня действий, потому что чует этот страх, а страх всегда призывает меня к действиям. Просто жаль терять этот страх.


– Люди Кампече, – говорит Патока. – Не волнуйтесь. Пожалуйста, положите оружие и ведите себя мирно, и никто не пострадает. Мы здесь для восстановления порядка в штате после анархистского мятежа. Мы не сделаем вам ничего плохого, если вы не вооруженные мятежники и не выступаете против мексиканского правительства.


Она говорит по-испански и передает мне содержание.


Голос Патоки меня удивляет. Раньше я уже слышал Патоку, ее голос как мой, даже более низкий рык, чтобы ужаснуть врага. А теперь Патока говорит человеческим женским голосом, громко, но все равно мягко. От одного звука голоса я успокаиваюсь, хотя она говорит не со мной.


Люди сбиты с толку, но все равно боятся. Многие по-прежнему стреляют, но уже меньше.


– Пожалуйста, – упрашивает Патока. – Мы не хотим делать вам ничего плохого, но у нас приказ прочесать эту зону в поисках партизан-анархистов. Мы поищем в вашем лагере доказательства их присутствия. Если вы их не укрываете, вам нечего бояться.


Мой канал: «Откуда ты все это взяла?»


Канал Патоки: «Загрузила альтернативные голосовые установки. Давно хотела попробовать».


Мой канал: «Я командир. Почему Харт дал это тебе, но не мне? Потому что ты лучше говоришь?»


Я рад признать, что мне плохо удаются человеческие слова.


Канал Патоки молчит, в мозгу что-то вспыхивает, и я говорю: «Харт тебе этого не давал, и Хозяин не давал. Ты сама себе дала».


Не знаю, как она это сделала или зачем. Я потрясен. Я знаю, Хозяин будет недоволен. Вою. Я впечатлен.


Один человек кричит что-то другим людям, а не нам. На нем другая одежда, из-за пыли она выглядит темнее. Моя база данных неожиданно сообщает: священник. Я не знаю, кто такой священник. С этим словом в моей голове ничего не связано.


Человек-священник поворачивается к нам.


– Прошу вас, здесь нет бойцов. Эти люди просто голодны, они потеряли свой дом. Прошу вас, не трогайте их.


Патока переводит для меня с испанского.


Патока велит им опустить оружие, и тогда мы обыщем лагерь. Священник стоит вне зоны досягаемости ее когтей. Он очень испуган.


– Собери всех людей в центре лагеря, – велит Патока. – С вами ничего не случится.


Все происходит медленно, люди бегают туда-сюда, кричат, плачут, очень напуганы. Один юный подбегает ко мне, тычет в меня пальцем и издает губами резкие звуки. Как будто он меня атакует.


– Бух! Бух! – кричит он.


Я понимаю – это игра. Я люблю игры.


Я сбиваю мелкого человека с ног и рычу на него, я тоже играю. Раздаются громкие крики и вопли. На мгновение что-то внутри, но не чип обратной связи, говорит: «Плохой Пес!» И я не могу понять почему.


Юного человека забирают и уносят в центр лагеря. Священник стоит в стороне от остальных.


Я велю Рой начать обыск. Пчелы разлетаются по лагерю и проверяют палатки. Отдельная пчела глупа, но хорошо видит, а Рой координирует их и может послать группу юнитов исследовать что-либо подозрительное. Это не входит в боевые задачи Рой, она сама придумала такое на основе наглядных программ. Она говорит, это как цветы.


Иногда я не понимаю Рой.


Потом связь возвращается, и Хозяин кричит, чтобы я докладывал. Он так сердит, что несколько секунд я не могу ответить. «Плохой Пес!» Так говорят мне его интонации. «Плохой Пес!» Это уже мой чип.


Я кратко докладываю об обстановке. Говорю ему, что мы встретили людей, но они не враги и не дерутся с нами. Он получает изображение с моих камер и камер Рой. Когда я докладываю ему, то очень обеспокоен, что не сделал все как надо. Я командир. Я должен делать все правильно, когда нет Хозяина.


Я слышу всплеск сигналов от Хозяина, и связь снова прерывается. Я очень беспокоюсь. Но и успокаиваюсь, потому что Хозяин больше на меня не орет, даже если это и произойдет еще когда-нибудь в будущем.


Патока села и ждет, когда Рой закончит, но теперь встает во весь рост.


– Послушайте! – говорит она людям спокойно, но очень громко. – Вы должны немедленно уйти. Не берите ничего, просто уходите. Сейчас же уходите! – Потом она смотрит на священника и говорит: – Ты должен увести их отсюда. Иначе случится что-то плохое.


Я спрашиваю: «Что плохое?»


Канал Патоки: «Это не враги».


Мой канал: «Они не враги».


Канал Патоки: «Что будет, если Хозяин скажет, что они враги?»


Мой канал: «Я не понимаю. Они не враги».


Какая-то часть во мне понимает, но в основном я не понимаю.


Канал Патоки: «Что будет, если ты не согласишься с Хозяином в том, враги они или нет?»


От этой мысли я съеживаюсь. Плохой Пес! Патоке не нужен мой ответ. Она знает, что я не могу ослушаться Хозяина. Мы запрограммированы на иерархию, и Хозяин на самом верху. Мне даже думать об этом не нравится.


И тогда, с отрезанной связью, я понимаю, что могу об этом думать, хотя мне это и не нравится. Я не знаю, что делать с этим пониманием.


Люди бегут. Священник на них кричит. Они хватают юных и покидают лагерь, но многие еще остались. Тут много, очень много людей. По-прежнему богатый выбор целей.


Потом приезжают машины, еще больше людей. На дороге с дальней стороны лагеря я вижу гражданские машины. В них много людей, они выпрыгивают. У тех людей оружие.


Канал Патоки: «Здесь враги, Рекс».


Я вдруг становлюсь намного счастливее. Я двигаюсь на четырех ногах, ищу укрытие. Рой собирает пчел. Дракон просыпается и скользит в рощу, откуда может прицелиться.


Не-враги по-прежнему бегут. Некоторые не успеют убежать. Машины быстро приближаются. Враги уже стреляют. Они попадают только в других людей, на такой дистанции и на ходу они не могут прицелиться.


Слонобой Патоки подрывает первую машину. Патока пробирается через не-врагов, и я велю ей использовать их как прикрытие.


Канал Патоки: «Гражданские должны быть за моей спиной, чтобы я могла взять прицел».


Патока легко может стрелять над головами, но я разрешаю ей поступить, как хочет, потому что она умнее меня.


Дракон стреляет. Его мозг решает, кто из людей – командиры, и он убивает их, на каждого по одной пуле. Иногда он убивает водителей. Он передает: «Бах! Цель определена. Бах!»


Рой атакует. Она докладывает о своих потерях и запасах яда. Она использует быстро убивающий яд, потому что враги лучше вооружены, чем те, которых мы встречали раньше. У всех этих врагов есть оружие.


Прибывают другие люди, наши друзья. Они в форме «Редмарк». Их не очень много, и они не сражаются, только смотрят, как мы уничтожаем врагов, всех врагов.


Не-враги к тому времени в основном убежали.

7. Хартнел


Сидящий на земле Рекс почти может посмотреть в глаза стоящему Хартнелу. Вся громада плотных мускулов и костей как будто опрокидывает на него окружающий мир. Невозможно не почувствовать присутствие Рекса, когда он рядом. Если только он на тебя не охотится. Мысль о том, что на него охотится Рекс или кто-то из его стаи, всегда леденила Хартнелу кровь.


«И до сих пор должна леденить, – сказал он себе. – Какой же я дурак, что привык». Ведь поводки в руках Мюррея, все поводки. Для Рекса Мюррей просто «Хозяин», электронная иерархическая система Рекса подчиняется диктату Мюррея. Если Мюррей велит Рексу убить Хартнела, биоформ не откажется – просто не сможет отказаться. Выполнять приказы – это суть Рекса. Вот почему использовали собак.


Рекс предпочитает бежать на четырех ногах. Он по-собачьи туповат, у него собачьи темные глаза, и смотрит он скорее как сторож, чем как зверь. Он сидит как человек, но кладет руки на вытянутые ноги. В этой позе он выглядит на удивление задумчивым, будто вот-вот выпалит стишок о закате.


Что происходит в твоей голове, Рекс? Есть ли у человека-пса внутренняя жизнь, мысли и чувства, монологи и споры внутри бронированного кибернетического черепа? Или он таков, как все животные, по мнению бихевиористов, просто машина Скиннера[2], отвечает на стимулы?


Сейчас этот вопрос обрел практическую сторону. Что происходит в голове Рекса, когда из-за сбоев оборудования отрубилась связь? Хартнел сканировал, тестировал и ковырялся в его системе уже целый час, а Рекс терпеливо сидел и пыхтел на жаре.


Конечно, Эллен Асанто встретилась с другими бойцами отряда. Наверное, Мюррей предпочел бы знакомить ее с ними постепенно, все дальше уводя в комнату ужасов. На удивление, Асанто оказалось не так-то легко напугать. После испуга от встречи с Рексом она явно взяла себя в руки, вероятно, подготовилась, прочитав спецификации стаи.


Рой ее заворожила. Эллен наматывала круги вокруг огромной стойки, где восстанавливалась Рой, новые пчелы вылуплялись из куколок по точному расписанию с увеличенной скоростью.


– Они же выглядят как… пчелы, – сказала она.


– Она, – рассеянно поправил ее Хартнел, моделируя систему связи пчел на планшете. – Она, в единственном числе.


– Пчелы составляют единый искусственный интеллект, – великодушно объяснил Мюррей – к нему снова вернулось хорошее настроение, и он опять нацепил на лицо маску добродушия. – Рой не обладает сильными способностями к абстрактному мышлению или планированию, но как бойцу и разведчику ей нет равных.


– А тот Винни-Пух?


Патока сидела неподалеку и жевала толстые плитки корма. На слова Асанто она подняла голову, но ничего не сказала. Хартнел догадался, что Мюррей поставил весь отряд в режим молчания, он слишком любил покрасоваться, чтобы упустить такой случай.


– Патока имеет тяжелое вооружение и хорошо дерется врукопашную. – Мюррей подошел вплотную к неуклюжей медвежьей туше – сидя, мультиформ был выше любого человека в полный рост. Мюррей встал в тени Патоки и похлопал ее по боку, не сводя взгляда с Асанто. Посмотри на меня! Я Хозяин. Я мужик. Я приручил этих диких зверей. Правда, приручением занималась команда биоинженеров, программистов и кибернетиков в лабораториях за сотни миль отсюда. Но, возможно, недостаточно просто сконструировать и задать параметры. Пожалуй, именно использование этих существ можно по праву назвать приручением. А этим занимается Мюррей. Он годами управлял собачьими сворами в разных охранных формах и заслужил определенную репутацию, добиваясь результатов, главное – не задавать ему лишних вопросов. Стая мультиформов – лишь последний цирк убийц, которым он распоряжается.


– А та штука?


Дракон грелся на солнце, подняв спинной гребень, чтобы насладиться теплом. Он был длинным волнообразным существом, двадцать футов от крокодильей пасти до кончика похожего на хлыст хвоста. Сейчас его чешуя была светло-коричневой, и это значило, что он не сменил цвет. Из трех позвоночных биоформов он меньше всех напоминал человека, только руки выглядели похожими на человеческие. Один торчащий глаз хамелеона смотрел на Асанто, как будто Дракон ожидал, пока она подойдет поближе, чтобы наброситься.


– Он в основном из генов игуан и варанов, – ответил Хартнел и добавил редкую в его деле шутку: – Забавно, что когда его доставили, в описи значилось «гуано барана», и мы все такие: «Нет, нам такого не надо, спасибо».


Он перевел взгляд с Асанто на Мюррея, и улыбка сползла с его лица, а потом босс демонстративно спросил, не ждет ли его какая работа, и Хартнел занялся работой.


– Не понимаю, старина Рекс, – сказал он громадине из зубов и мускулов. На звук его голоса Рекс навострил уши, и Хартнел задумался, понимает ли биоформ, что сейчас происходит. – Все на месте. Ничего не сломано. Твоя головная система в норме. Хороший Пес.


Рекс дернул плечами, и планшет Хартнела сообщил, что человекопес хочет поговорить. Хартнел открыл канал в ушном импланте.


«Я хочу новый голос».


В ухе Хартнела звучал нейтральный, искусственный голос, ничего общего с настоящим рыком, от которого все внутри переворачивалось.


– Я… э-э-э… – Хартнел огляделся и, убедившись, что Мюррея нет поблизости, прошептал: – Чего ты хочешь, не понял?


«Я хочу новый голос».


– Мы не можем дать тебе новый голос, Рекс. Не можем.


Рекс просто посмотрел с молчаливым осуждением, как прекрасно умеют собаки.


– Ну ладно, ладно, пожалуй, это возможно. Когда-нибудь, со временем. Сейчас это не главная задача, мальчик. То есть ты ведь прекрасно можешь разговаривать с нами и так, ты же не собираешься выпрашивать печеньки у анархистов? Это… это очень странная просьба, понимаешь?


Напрашивался вопрос, откуда взялась эта мысль, и Хартнел заметил перемены в позе Рекса: она стала оборонительной – биоформ опустил голову, прижал уши. Из огромной пасти вырвался слабый вой, почти слишком тонкий, чтобы расслышать.


Хартнел знал Рекса или думал, что знает. Он точно не знал, насколько мышление Рекса напоминает человеческое, но считал, что может понять поведение биоформа. Все-таки Рекс главным образом собака. Он из той породы, что тысячелетиями училась понимать людей.


Но потом, наблюдая за Рексом, он задумался: «Откуда эти мысли о новом голосе? Рекс явно не хочет, чтобы я спросил». Если задать прямой вопрос, псу придется на него ответить. Такова иерархия подчинения, встроенная во всех биоформов, в особенности в Рекса. На вершине пирамиды – Мюррей, но Хартнел второй.


Это была неприятная мысль. Быть вторым недостаточно, это его не спасет, если Мюррей во время очередного припадка ярости прикажет Рексу разорвать Хартнела на куски. Об этом не стоило бы волноваться, когда занимаешься только техникой, но в Кампече Мюррей был кем-то вроде императора. Он делал свою работу и не желал, чтобы его контролировали. И пока он приносит результаты, нанимателям из корпорации плевать на его методы.


За этим последовали еще более неприятные мысли: «Я знаю столько всего о том, что здесь происходит». И логичный вывод: «Я знаю слишком много».


Он посмотрел в бесхитростное, но жуткое лицо биоформа. «Ты ведь не сделаешь мне ничего плохого, мальчик? Конечно сделает, если Мюррей пожелает». И Хартнел ничем себе не поможет.


Да и не захотел бы. Хартнел не раз представлял себе этот сценарий, обычно как раз перед тем, как доставал очередную бутылку виски. В этих мысленных спектаклях Рекс всегда колебался, хотя бы короткое время.


Хартнел почесал биоформа под подбородком, ощутив мускулы и напряженный диалог, идущий внутри между его человеческой частью и собачьей.


– Все хорошо, Рекс, – мягко произнес он. – Ты все сделал правильно. Хороший Пес. Посмотрим, может, я сумею сделать тебе новый голос.


«Добрый голос», – выдал компьютер интерпретацию мыслей Рекса.


И Хартнелу стало очень грустно, хотя виски было в этом виновато лишь отчасти. Он глотнул еще и похлопал Рекса по руке.


– Все хорошо, – повторил он.


– Ты нашел неисправность?


Хартнел оглянулся и увидел силуэт Асанто на фоне яркого неба. Вероятно, он должен что-то ответить, подбодрить ее драгоценных акционеров, но он только пожал плечами и фыркнул.


– Ты когда-нибудь вообще это снимаешь? – Он махнул на ее длинное пальто и шарф.


– Это лучшая защита от насекомых, – объяснила она, слегка ослабив шарф. А потом перевела взгляд на Рекса. – Так значит, эта штука и ее отряд просто… бродили сами по себе около получаса?


– Он. Рекс – мальчик. – Хартнел внезапно разозлился на нее, хотя понимал, что на самом деле злится на Мюррея и весь этот гребаный бизнес. – Рекс и Дракон – мужского пола. Патока – женского, действительно женского. А Рой… мы просто привыкли называть в женском роде. На самом деле Рой…


– Это рой пчел.


Он пожал плечами.


– Ну, пчелы и пчелы. Ты же читала спецификации на боевые единицы с распределенным интеллектом. Никто не ждал, что у этой штуковины будет настоящий интеллект, ну, ты понимаешь. Вроде как умные роботы, просто их собрали в кучу и научили делать несложные подсчеты, чтобы принимать решения. Вот только Рой – личность. Вернее, не совсем личность, но с ней можно разговаривать. Рой может положить на лопатки тест Тьюринга. Но всем разработчикам искусственного интеллекта насрать, потому что Рой – не один из их громадных компьютеров, а всего лишь…


– Рой пчел.


– Да, настоящий рой. Прости за длинную тираду.


Она шагнула ближе, разглядывая Рекса.


– Расскажи о мерах безопасности.


– Мерах безопасности, – одними губами повторил он.


– Что произойдет, если он сорвется с поводка, Харт? Уверена, Рекс не ограничится тем, что пометит несколько деревьев и укусит почтальона.


– Он… – Следующий глоток виски Хартнел сделал слишком быстро, сложился пополам и закашлялся, пока хлопок по спине не вернул ему нормальное дыхание. – Кхе-кхе, спасибо, – выдохнул он.


Асанто уставилась на него. Вообще-то она смотрела поверх его плеча на Рекса, чья лапища и оказала необходимую помощь.


– Ну ты посмотри, – зачарованно произнесла она.


– Хороший мальчик Рекс. – Хартнел кашлянул еще пару раз. – Если уж ты видела спецификации, то видела и меры безопасности.


– Я видела, что их явно маловато.


– Рекс выполняет приказы. В него встроена иерархическая система, он делает то, что ему скажут. А когда оборвалась связь…


– Да, что тогда?


– Рекс вышел на контакт с лагерем беженцев. В отсутствие указаний.


При одной мысли об этом у Хартнела вспотели ладони, то есть еще больше вспотели. Он не мог представить, что в то время происходило в ограниченном умишке Рекса. Не мог представить, как это случилось. И биоформы не особо могли ему помочь. Не только связь оборвалась, но и стерлись все записи с камер отряда. Осталась лишь лимитированная способность Рекса рассказать об их действиях.


– Они искали мятежников, – объяснил Хартнел. – Они… они хорошо с этим справляются, очень хорошо. Ты слышал, Рекс? Хороший Пес, хороший мальчик. Ну так вот, они наткнулись на лагерь, и ничего страшного не произошло, Рой обыскал его на предмет оружия – в общем, все было малость бестолково, потому что их к этому не готовили, но они как-то умудрились сделать все правильно.


– Дополнительное программирование? – предположила Асанто.


«Мне пора заткнуться. Кивнуть и заткнуться».


– Нет, – заявил рот Хартнела вопреки воле всего его существа. – Они сами приняли решение действовать именно так. А это означает, что Рекс не просто робот. Вот почему за биоформами будущее.


«Ага, так и передай своим акционерам».


– А потом начался бой, – напомнила она.


– А, ну да, приехала целая куча анархистов и открыла стрельбу. Уж не знаю, какого хрена они там оказались – то ли хотели перевезти беженцев или завербовать новых людей, то ли навещали больную мамочку. Но они увидели наших ребят, а Рекс увидел их и верно идентифицировал как врагов. Гражданские разбежались, и, учитывая сравнительно небольшие потери среди гражданских, я считаю, что наш отряд, видимо, прикрывал их отход.


– Серьезно?


Она явно не была в этом убеждена.


Хартнел открыл рот и снова захлопнул.


– Точно не знаю, – промямлил он. – Так сказали некоторые ребята из «Редмарк», но я точно не знаю. – Он слабо улыбнулся биоформу. – Иногда я просто не знаю, что происходит в твоей огромной башке, Рекс. Знаю, ты сказал бы мне, если б мог.


И он снова заметил то же самое – сгорбленные плечи и опущенную голову, что означало «Пожалуйста, не спрашивай». И пес виновато заскулил.


– Ты молодец, мальчик, – сказал Хартнел и снова почесал биоформу шею. В отличие от Рекса он прекрасно умел врать при необходимости и был чертовски уверен, что не расскажет Асанто о приказах, которые пытался дать Мюррей, когда оборвалась связь, о том, какими способами полковник ведет войну и против штата Кампече, и против анархистов, и против гражданских.

8. Рекс


Патока расстроена.


Она тихо сидит и ест, больше она ничего не делает. Но ее канал сообщает нам, что она расстроена. Я понимаю – она не хочет, чтобы Хозяин узнал.


Мы не должны ничего скрывать от Хозяина. Тогда, может, мне следует рассказать Хозяину про Патоку? Если Хозяин спросит, мне придется. Может, это значит, что мне не придется рассказывать, если он не спросит, иначе зачем Хозяин устроил все именно так? Я не вполне доволен своей логикой, но мне некого просить о помощи. Я снова гортанно вою. Что-то не так. Как и Харт с поломкой связи, я не могу найти причину и все исправить. Я просто знаю – что-то не так.


Патока говорит, что мы должны съесть как можно больше. Мы скоро пойдем в большую атаку на врагов. Хозяин узнал, куда ушли враги. Врагов так много, что пойдем не только мы, но и все наши друзья-люди. Мы должны драться, пока не перебьем всех. Потом нужно убрать трупы. Хозяин очень четко это приказал.


Но Патока велит нам есть не поэтому. Патока думает, случится что-то еще. Патока велит быть готовыми.


Харт снова проверяет мои системы, одну за другой. Щекотно, когда он копается в моей голове. Чип обратной связи, база данных, связь, система наведения, иерархическая система – проверяется все. Он говорит, я в хорошей форме. Он чешет меня там, где я люблю, под подбородком, где челюстные импланты, и они иногда болят. Я люблю Харта.


Харт не любит Хозяина. Я это чую. Харт тоже думает, будто что-то случится. Может, стоит рассказать Харту про Патоку? Но я не рассказываю. Не знаю почему, но не рассказываю.


Дракон, Патока и я заглатываем корм. Мы можем есть многое, но корм подходит нам больше всего. Там все рекомендованные витамины и минералы. Рой заряжается на своей подстанции и добавляет еще 20 % пчел. Потому что скоро мы будем драться, и все получают то, о чем просят.


Подходит Эллен Асанто и говорит с Хартом. Она беспокоит Харта. Она беспокоит Хозяина, и он из-за этого сердится. Она больше не боится, и я не могу сказать, что она чувствует. Все заглушает ее одежда. А может, не одежда. Может, она сама.


Канал Патоки: «Она сама».


Эллен Асанто нет в моей иерархии. Она не враг. Но она не просто человек, как остальные. Она важна для Харта и Хозяина. Я не знаю, кто она и как с ней себя вести.


Наверное, это значит, что я должен ее исследовать. Это как в лагере, когда прервалась связь. Я вызываю Рой.


Канал Рой: «Проясни цель».


Я говорю Рой, что хочу знать про Эллен Асанто.


Канал Рой: «Проясни цель четче».


Я не знаю, что хочу знать. Просто хочу знать.


Канал Рой: негативные эмоции.


Но Рой делает то, что я попросил, и посылает нескольких пчел полетать около Эллен Асанто и применить особые умения, которых нет ни у кого. Рой говорит, даже Хозяин и Харт не знают всего, что она умеет.


Я говорю Патоке: «Расскажи».


Канал Патоки не отвечает.


Канал Дракона: «Думаю, Эллен Асанто – это особая цель».


Он имеет в виду те цели, о которых ему дают приказы.


Хозяин и несколько человек из «Редмарк» рассматривают спутниковую карту расположения врага. Это очень похоже на предыдущий лагерь, только намного крупнее, и строений там больше. Деревня, говорит моя база данных. Скоро она станет меньше, намного меньше, и совсем без строений. Когда все тела будут сожжены и закопаны, очень мало что останется.


Канал Патоки: «Все улики исчезнут».


Канал Рой: «Принимаю… поймал шифрованный сигнал… декодирую… декодирую… декодирую…»


Все пчелы вокруг нас останавливаются, потому что она подключает их к расшифровке, все больше и больше мощностей. Я хочу сказать, чтобы она прекратила, но она ведь выполняет мой приказ, только по-своему. Разве я не это хотел узнать? Я не могу принять решение.


Канал Патоки: «Готовьтесь».


Я хочу спросить: к чему? Но Патока встает и стряхивает крошки со шкуры. Патока проверяет системы Слонобоя. Дракон делает диагностику программ наведения. Рой декодирует… Предполагается, что Рой на такое не способна.


Я смотрю на Хозяина. Он что-то шепчет подчиненным, но я все равно слышу его голос. Нет ничего плохого в том, чтобы подслушивать, раз уж меня таким сделали. Он говорит: «…задержать ее здесь, но найдите как можно больше оружия, запчастей для бомб, ну, как обычно. Вряд ли кто-нибудь будет задавать много вопросов, но все должно выглядеть так, будто это очередной тренировочный лагерь анархистов…»


Канал Рой: «Расшифровка завершена».


И я слышу, как Эллен Асанто тайно передает сообщение через импланты и одежду.


«…подозреваю, что это зачистка. Они пошлют биоформов, чтобы избавиться от улик химической атаки. Прошу, пришлите какое-нибудь подкрепление, иначе здесь будет по меньшей мере несколько сотен жертв среди гражданских и…»


Харт ругается. Он смотрит широко открытыми глазами на Асанто, и я понимаю, что он подключился к каналу Рой и все слышал.

9. Хартнел


«…подозреваю, что это зачистка. Они пошлют биоформов, чтобы избавиться от улик химической атаки. Прошу, пришлите какое-нибудь подкрепление, иначе здесь будет по меньшей мере несколько сотен жертв среди гражданских и…»


Хартнел застыл, прямо в процессе проверки систем внутренней связи Рой. На одно безумное мгновение он решил, что сама Рой – источник сигнала, но потом отследил передачу до Эллен Асанто, стоящей в одиночестве посреди лагеря. Асанто здесь по поручению акционеров проекта по созданию биоформов. И вполне понятно, что акционерам не понравится, как их будут полоскать на каждом углу, если весь мир узнает, каким образом ведется война в Кампече.


Но он продолжал слушать декодированный Рой сигнал. Асанто даже не особо говорила о биоформах, а больше о зверствах Мюррея. Она знала, что в этом районе применялось химоружие. Она приехала за доказательствами. Акционерам доказательства не нужны, разве только чтобы закопать их. Асанто приехала с лопатой, это уж точно, но она собирается раскапывать.


Вот же блин, она не имеет отношения к акционерам. Хартнел посмотрел на Мюррея, поглощенного планированием. Ведь там был большой лагерь беженцев, и на многих койках лежали люди с ожогами и шрамами. Правительство и мультинациональные корпорации всеми средствами хотели подавить восстание и финансировали военизированные отряды, главным образом боевых псов «Редмарк». Средства массовой информации жестко контролировались. Весь мир верил, что анархисты – это террористы. Только, похоже, все-таки не весь. Может, Асанто – журналистка, но, судя по ее оборудованию, явно кто-то посерьезнее.


Агент ООН под прикрытием. Он в этом не сомневался. Хартнел слышал, что ООН интересуется войной в штате Кампече – последними по времени боевыми действиями в ряду многих других, которые вели полувоенные организации на деньги корпораций, чтобы уничтожить мешающие извлекать прибыль повстанческие движения. Да, их это может заинтересовать. С анархистами покончено, только они этого еще не знают. Мюррей главным образом заметает следы, избавляется от всех улик, которые могут потом всплыть, улик против тех, кто этим руководил.


Хартнел с тревогой вспомнил, что он и сам может попасть в эту категорию. А что до Рекса и остальных… Они не просто роботы. Нельзя просто очистить их карту памяти и получить новеньких, ни о чем не помнящих солдат для следующей войны. Дешевле и проще сделать новых. Это последнее преимущество биоформов перед людьми-солдатами. В конце концов, если ничего другого придумать не удастся, их можно просто заменить.


Хартнел взломал личные системы Мюррея. Он работал над этим уже несколько недель, тайный личный мятеж ради удовольствия. И теперь он обратился к списку входящих сообщений.


Он увидел лицо Эллен Асанто. Мюррей уже ею занимается. Он знал, что под него копают. Он заблокировал ей связь или не в курсе, что у нее есть особое соединение?


В любом случае Мюррею придется ее убить. Нужно подчистить везде. Может, она даже это знает. И даже смирилась с этой ценой за попытку вывести Мюррея и его хозяев на чистую воду.


– Рекс, думаю, тебе и твоему отряду пора уходить, – объявил Хартнел, стараясь говорить спокойно.


Пес-биоформ вздернул голову – он читал страх, как в открытой книге, но не понимал причину.


– У вас же есть еда и боеприпасы, да, мальчик?


«Мы готовы», – подтвердил ему в ухо Рекс.


– Прости, что не установил тебе новый голос, мальчик, – почти беззвучно сказал Хартнел. – Это было бы здорово.


«Я тоже так думаю. Харт?»


– Да, Рекс?


«Что происходит?»


Хартнел заглянул в преданные глаза биоформа.


– Ничего, мальчик. Просто иди, займись своей работой.


«Ты чем-то недоволен?»


– Все прекрасно, мальчик.


Ложь, и Рекс прекрасно это знает. Хартнел оглянулся на Мюррея – тот по-прежнему был поглощен своим занятием. Весь лагерь, набитый вооруженными людьми, ожидающими приказов Мюррея, выглядел бомбой с часовым механизмом. Насколько будет хуже, если биоформы останутся здесь, когда начнется заварушка?


По перехваченному Рой каналу Хартнел послал Асанто сообщение: «Он тебя раскрыл».


А потом Рексу: «Ладно, мальчик, давай, отправляйся».


Канал Рекса: «Но мы должны атаковать вместе с друзьями. Таков план».


Асанто никак не отреагировала. Нужно отдать ей должное – она была предельно спокойна, стоя там, среди врагов. Среди нас, это мы враги.


– Выше голову, Рекс. Уходи, мальчик.


Хартнел заносил отданные приказы в файл, вставил в план предварительную разведку, сочинил для этого предлог. В конце концов, именно для этого и созданы биоформы. Такой шаг одновременно и вне плана Мюррея, и вполне ему соответствует. Поверит ли он, что Хартнел сделал это случайно? Хартнел поставил на приказе электронные отпечатки пальцев босса. Несмотря ни на что, он не терял надежды.


Рекс встал, потянулся, немного поскулил.


«Харт?»


– Хороший Пес, Рекс. Я знаю, ты поступишь правильно.


Дракон уже незаметно ускользнул в лес. Патока опустилась на четыре ноги и потопала прочь, даже она могла быть на удивление тихой при необходимости. Рой… Рой улетела и одновременно осталась.


– Ты нужен своему отряду, Рекс, – передал Хартнел, и Рекс тихо удалился. Если бы у него остался хвост, он был бы зажат между ног. Неуверенность и печаль ощущались в каждом его движении.


Хартнел внес в систему последние детали и стал отсчитывать секунды, а потом минуты, представляя, как отряд биоформов удаляется все дальше и дальше от эпицентра будущего взрыва. «Сколько у меня времени? А сколько времени мне нужно?» Второй вопрос напомнил о главной проблеме: способов выиграть нет. Он находится в лабиринте со сплошными тупиками и без единого выхода.


В систему вошел кто-то еще. Хартнел заметил это по открытым каналам и просмотренным файлам. Он поспешно замел собственные следы. Мюррей стоял в центре кружка офицеров совершенно неподвижно, сосредоточившись на своих имплантах и глазном экране.


– Харт… – Он смотрел по-прежнему куда-то во-внутрь, но в ухе Хартнела раздался его голос. – Ты ничего не хочешь мне сказать?


Хартнел от души отхлебнул из бутылки. Что ему известно? Где Асанто? В конце концов, у Мюррея администраторский доступ к системе. Хартнел мог что-то разнюхать, потому что хорошо соображал, Мюррей просто узнавал все по праву. И он обязательно наткнется на все, что обнаружил Хартнел.


Эллен Асанто замерла.


В общем пространстве их разума Мюррей нашел фрагменты записи разговора Асанто, декодированные Рой.


– Мать твою! – рявкнул он, испугав всех вокруг.


Ближайший к Асанто человек нацелил на нее винтовку. Мюррей выкрикивал приказы. Хартнел бросился к нему, в отчаянии пытаясь помешать, зажав в руке на четверть полную бутылку – как подношение во имя мира.

10. Рекс


Все не так, как надо. Мы покинули друзей и одни идем к врагам. Мне дали совсем не такой план. Но так велел Харт. Я люблю Харта. Я люблю Хозяина. Харт не любит Хозяина. И это меня беспокоит, как и многое другое.


Патока подгоняет нас. Мы быстрее любого человека, даже Дракон, даже Рой. Рой вокруг нас, спереди и сзади, в лагере, хотя ее сигнал затухает с расстоянием.


Канал Рой: «Они дерутся».


Я продолжаю бежать. Я хочу вернуться. Но я не хочу быть там и драться с друзьями. Я бегу.


Канал Рой: «Хозяин очень зол».


Мой канал: «Мы должны вернуться».


Канал Патоки: «Нет».


Канал Дракона: «Нет, если Хозяин рассердился».


Я удивлен. Даже Дракон вспомнил про Хозяина, пусть даже только потому, что хочет избежать его гнева. Я хочу избежать гнева Хозяина. Я хочу быть там и помочь Хозяину. Я хочу помочь Хозяину не быть таким сердитым. Я не хочу, чтобы Хозяин сердился на меня.


Я останавливаюсь. Мое тело трясется от нерешительности. Остальной отряд смотрит на меня. Они сделают, что я им скажу. Если я им скажу. А я должен делать то, что говорит Хозяин, когда он говорит.


Канал Патоки: «Рекс, какой приказ ты получил последним?»


Мой канал: «Харт велел идти вперед».


Канал Патоки: «Значит, так и надо сделать».


Я знаю, Патока говорит не все. Она поступает так по своим причинам. Она хочет чего-то от меня и дает мне для этого нужные причины. Но я верю Патоке. Патока умнее меня. Иногда мне кажется, что все вокруг умнее меня. Иногда мне кажется, что даже Харт не понимает, какие умные Патока, Рой и Дракон.


А потом я принимаю сигнал. Я велю остальным подождать. Это сигнал от Харта. Харт мой друг. Харт знает, что делать.


«Привет, мальчик, – звучит голос Харта. Это запись, а не прямая передача. – Надеюсь, у вас там все в порядке, где бы вы ни были. Слушай, э-э-э… непросто все это объяснить… Господи…»


Во время паузы я представляю, как Харт отхлебывает из своей бутылки с резким запахом – с запахом Харта, так я о ней думаю. Бутылка пахнет Хартом, Харт пахнет бутылкой.


«В общем, если ты слышишь это сообщение, это значит, со мной случилось что-то плохое, меня больше нет рядом».


Я неуверенно вою.


«Возможно, как я всегда предполагал, это значит, что Мюррей отделался от меня из-за того… Ох, Рекс, из-за всего, что я знаю. Ты не поймешь, сколько всякой дряни я знаю, мальчик, и так лучше для тебя. Но я знаю. Я знаю, что они делали в Кампече, о химическом оружии и всяком таком. Ты и твой отряд – это все пустяки. Но когда понадобится козел отпущения, обвинят вас. Или пес отпущения? Боже, что я несу…»


Очередная пауза, и образ Харта в моей голове делает еще один глоток.


«В общем, мальчик, если ты это слышишь, то я покойник. И мне очень жаль. То есть понятное дело, что мне жаль, но мне жаль еще и потому, что от вас они тоже захотят избавиться. Возможно, программу по созданию мультиформов объявят успешной, но это не значит, что им нужны конкретные мультиформы. Возможно, вы героически пожертвуете собой или что-то в этом роде. Но знаешь что, Рекс? Пошли они в жопу. И Мюррей, и те уроды, которые платят ему и мне. Так вот, я сделаю тебе подарок. Потому что ты Хороший Пес. Я понятия не имею, почему оборвалась связь, но могу наладить еще одну. И я даю тебе последние приказы и обрезаю поводок. Я уничтожил твою систему иерархии. Теперь ты сам по себе, Рекс, ты и твой отряд. Беги, мальчик, и станешь свободным. Держись подальше от всего с логотипом „Редмарк“. Поживи еще немного. Беги, Рекс, беги».


Я постоял еще мгновение, пытаясь понять, что все это значит. Харта больше нет. Он сам так сказал. И ничто этому не противоречит. Но как насчет Хозяина? Я должен вернуться к Хозяину. Нам нужны приказы.


Канал Патоки: «У нас есть приказы».


Она тоже слышала сообщение Харта.


Канал Дракона: «Мы свободны».


Голос Дракона звучит немного по-другому. Он всегда не очень рад выполнять приказы.


Канал Рой: «Ожидаю указаний. Юниты отозваны из лагеря. Другой связи нет».


Канал Дракона: «Никакой нет».


Канал Патоки: «Рекс?»


Ведь я же командир. Я не самый умный, но решать должен я.


Харт велел бежать.


Мы бежим.

11. (Зачеркнуто)


Там, на галерке, актер откидывается назад и говорит приятелю: «А вот здесь я ухожу».


В тот момент Джонас Мюррей убил меня в первый раз. Но отосланное мной сообщение закрутило шестеренки как на официальной службе, так и за кулисами, где проходила настоящая работа. И вдруг у меня стало гораздо больше причин для беспокойства, чем просто дурные слухи.


И меня вдруг очень, очень заинтересовали последние разработки биоформов. Меня очень заинтересовали Рекс и его друзья и что случилось с ними после того, как их навсегда спустили с поводка.


Но меня больше нет. Мюррей собственноручно меня застрелил. Пройдет некоторое время, прежде чем я снова вернусь на сцену.

Часть II

Новые трюки

12. Рекс


Дракон ловит рыбу.


Он завис в воде, тело медленно изгибается. Он мимикрирует под цвет ила на дне, и я вижу только само движение, а не то, что движется.


Потом он открывает рот, и возникает будто из пустоты – зубы, язык и открытая пасть. Наверное, в этот краткий миг рыба испытывает чудовищное потрясение. Потом он снова захлопывает пасть.


Рыбы маленькие. Дракон с нами не делится. Но пока что у нас есть корм – другие мелкие животные, база данных говорит, что это крысы. Я могу ловить крыс, но придется съесть очень много. Возможно, здесь недостаточно крыс.


Рой находит цветы и собирает нектар. Рой наблюдает за муравьями. (Муравьями?) Она хочет понять, как они доят тлю.


Канал Рой: «Целостность 99 %».


Рой наткнулась на местных, не местных людей, просто местных. Мы все понимаем, что Рой не сможет пополнить запас пчел, ведь мы сбежали.


Мне не нравится думать о том, что случилось. Я не могу перестать думать о том, что случилось. Мысли приходят сами. Я отрезан от Хозяина. Харта больше нет, и Патока говорит, это значит, что он умер. Я не хочу, чтобы он умер. Он был моим другом.


Патока говорит, Хозяин убил Харта. Этого я тоже не хочу. Хозяин – это Хозяин. Выходит, Харт был врагом? Это все, что мне приходит в голову, но я этого не хочу. Хочу, чтобы мои друзья дружили между собой. Так должно быть.


Патока ищет еду. Патока может есть очень много разного, так она и делает. Патоке нужно много еды.


Скоро нам пора будет идти дальше. Мы все еще бежим? Мы уже далеко от Хозяина, Харта и остальных друзей. Мы бежали и бежали. Патока говорит, мы уже достаточно далеко и выполнили последний приказ Харта. Патока говорит, мы все равно должны двигаться дальше, потому что нам нужна еда, а если останемся, то здесь она быстро закончится.


У меня назрел вопрос. Неприятный вопрос. Такой вопрос я раньше не задавал. Вот он: что теперь? Это значит: что будет дальше? Это значит: в чем наша задача? Все в одном вопросе.


Я задаю его Дракону. Ему все равно. Дракон счастлив, потому что никто не отдает ему приказов. Он может валяться в воде и ловить рыбу. Может греться на солнце. Дракону много не нужно.


Я задаю этот вопрос Рой, она не понимает. «Задача – выжить, – отвечает Рой. Мы будем приспосабливаться и изменяться, чтобы жить. Мы найдем способ». Рой думает о продолжительности собственной жизни. У пчел ограниченный срок действия. Рой хочет жить.


Я задаю этот вопрос Патоке. Она говорит, что и сама об этом думает. Патока говорит, что ей нужно найти канал связи. «Да, – отвечаю я, – да, нужно связаться с Хозяином».


«Нет», – говорит Патока. Патока не хочет разговаривать с Хозяином. Патока не хочет, чтобы Хозяин говорил нам, что делать.


А я хочу, чтобы мне это говорили. Патока отвечает, что я командир, но она дает мне совет. Это все равно, что говорить мне, что делать, только я не обязан этого делать. Патока говорит, это лучше, чем просто выполнять приказы. Это значит, я должен решить. Если я должен решить, то могу принять неверное решение.


Зачем Патоке нужна связь, если она не хочет говорить с Хозяином? Патока говорит, ей нужно знать, что происходит в мире. У меня возникает еще один вопрос. Что такое Мир? Патока пытается объяснить, что такое Мир. Я знаю, кроме этого места, есть и другие, я помню загоны и лаборатории, где проводили тестирование.


Патока говорит, что мир гораздо больше и в нем полно людей. Патока говорит, что и мы, и все наши действия – это часть чего-то очень сложного, что придумали люди. Она рассказывает про многое: войны, корпорации, народные движения, роботов.


Слишком много всего. Я ее не понимаю. Я спрашиваю ее, откуда она все это знает.


Она отвечает, что каждую ночь подключалась к базе данных Хозяина и училась. Говорит, база данных Хозяина не такая, как наши маленькие базы. В базе Хозяина – весь мир. Патока многому научилась.


Уверен, Хозяин об этом не знает. Плохая Патока! Плохая Патока! Но я не могу так сказать. Я же не Хозяин.


Дракон выползает из воды.


Канал Дракона: «Здесь хорошая рыба. И здесь тепло. Мы должны остаться».


Канал Патоки: «Нет, мы должны идти».


Мой канал: «Патока, куда мы идем?»


Патока некоторое время не отвечает. Рой надоедают муравьи, и она жалит некоторых. Потом на Рой нападает птица, она и ее жалит.


Канал Рой: «Ешь, Рекс».


Я ем добычу Рой – птицу, а не муравьев. И жду ответа Патоки. Она часто надолго задумывается перед ответом.


Канал Патоки: «Нам нужны люди».


Канал Дракона: «Нет, не нужны».


Я задумываюсь. Мне нравятся люди, но только друзья. В основном мне приходилось иметь дело с врагами.


Но если люди – враги, я могу их убить. Эта мысль напоминает о «Хорошем Псе» из чипа обратной связи. Я не люблю убивать людей. Я люблю убивать врагов. Я спрашиваю Патоку, не это ли она имела в виду.


Канал Патоки: «Нет, Рекс. Не думаю, что нам стоит искать врагов. Мы должны убивать врагов, только если они на нас нападают, понимаешь? Вы понимаете? Если мы начнем убивать людей, они откроют на нас охоту».


Канал Дракона: «Ну и пусть».


Я согласен с Драконом. Тогда я хотя бы буду знать, что делать. Если они на нас охотятся, то они враги, и мы можем их убивать.


Канал Патоки: «Их слишком много».


И называет очень большую цифру. Столько людей живет в Кампече. Она ждет, пока мы это переварим, и называет цифру еще больше. Столько людей живет в Мексике. И под конец она называет цифру, над которой мне приходится подумать, прежде чем я ее понимаю. Это все люди в мире.


Канал Патоки: «А нас четверо. Во всем мире, вероятно, меньше двух тысяч биоформов. Если люди решат нас уничтожить, то наша сила роли не сыграет. Мы не должны убивать людей, пока они не нападают».


Канал Дракона: «Тогда мы должны избегать людей. Мне не нужен новый Хозяин. Я не хочу, чтобы на меня нападали. Я хочу ловить рыбу».


Канал Патоки: «Я хочу узнать, что происходит на войне. Мне нужна связь. Рекс, каков твой приказ?»


Я не знаю. Но Дракон ленив, а Патока умна, и я позволяю Патоке давать мне советы. Мы выйдем к людям.


Мы ждем.


Вернулась Рой. Она нашла людей. Она присылает нам нечеткие и зернистые изображения от нескольких пчел. У людей есть связь: Рой обнаружила электромагнитное поле.


Канал Рой: «Целостность 94 %».


Некоторые цифры только уменьшаются.


Мы движемся к людям. Там, где есть деревья, мы прячемся в их тени. Один раз над головой жужжит вертушка.


Канал Дракона: «Цель определена».


Его длинное орудие на плече разворачивается вверх. Выпученные глаза двигаются независимо друг от друга, оценивая дистанцию. База данных сообщает, что дистанция подходящая.


Мой канал: «Не стрелять. Возможно, это не враг».


Канал Дракона: «У нас нет друзей с вертушками».


Мой канал: «У Хозяина есть вертушки. У наших друзей из „Редмарк“ есть вертушки».


Дракон умолкает. Вертушка вне радиуса стрельбы.


Канал Дракона: «Они не друзья».


Я осаживаю его легким рыком. Сегодня Дракон не очень умен.


Канал Дракона: «Они никогда не были нашими друзьями».


Я снова рычу, и его гребень поднимается, а длинное тело напряженно изгибается. Его орудие еще развернуто, но направлено не в мою сторону. Большие Псы тоже направлены не в его сторону. Но все же я достаточно близко, чтобы он мог броситься и укусить, а яд Дракона сделает меня медлительным и больным.


Он достаточно близко ко мне, чтобы я мог достать его клыками и разорвать, всего-то надо схватить его за голову и встряхнуть. Мне этого хочется.


Канал Дракона: «Наши единственные друзья – мы сами».


Он смотрит на меня желтыми глазами. Рой встревоженно летает вокруг. Я слышу, как громадина Патока перетаптывается с ноги на ногу – она стоит во весь рост.


Мой канал: «Хозяин. Наш. Друг».


Я четко произношу каждое слово.


Канал Патоки: «Хозяина здесь нет. Если его здесь нет, не имеет значения, друг он или не друг».


Она права. Она не права. Для меня важно знать, что Хозяин мой друг. Я Хороший Пес. Но чип обратной связи молчит. Если Харт умер, а Хозяина здесь нет, то кто же скажет, что я Хороший Пес?


Мы идем дальше. Подходим к краю леса. Там изгородь с колючками из металла.


Тут полно кустов, похожих на мелкие деревья – куча листьев на высоком стволе. Есть и животные. Ветер боковой, и они чуют наш запах и недовольно мычат, слегка перемещаются и снова начинают есть траву.


Коровы. Это коровы. База данных оживает: мясо, молоко, кожа, экспортная торговля.


Дракон подстреливает одну корову. Ее голову отбрасывает в сторону, в глазу дыра. База данных Дракона передает информацию по баллистике, и мы видим, как пуля кувыркается в черепе коровы и разрушает ее мозг. Ноги коровы как будто тоже ждут подтверждения и наконец подгибаются, она падает.


Я говорю Дракону: «Это корова. Она не враг».


Канал Дракона: «Это не дружеская корова».


Мой канал: «Я приказываю тебе не убивать всех подряд только потому, что они не наши друзья. Это мой отряд. Здесь командую я».


Канал Дракона: «Коровы – это еда».


Он посылает информацию из своей базы, ту же картинку и слова, как и в моей: молоко, кожа, мясо.


Патока ничего не сказала по поводу застреленной коровы.


После слов Дракона я вдруг проголодался. Мертвая корова так хорошо выглядит, так хорошо пахнет. Корм не выглядит хорошо, не пахнет хорошо и на вкус не очень хорош, хотя он хорошо мне подходит. «Хорошо» – сложное понятие.


Я иду за мертвой коровой и легко перепрыгиваю через изгородь. Это была ошибка. Все коровы вдруг пугаются и убегают от меня, хотя их не беспокоило, что Дракон убил одну из них. Я недолго их преследую, потому что так подсказывает мозг. Потом останавливаюсь. Мой отряд смеется, глядя на меня, и мне стыдно, я злюсь. Я приношу мертвую корову обратно к лесу. Я не могу перепрыгнуть через изгородь вместе с коровой, и поэтому проламываю ее. Металлические колючки не протыкают мою кожу.


Мы едим корову – Дракон, Патока и я. По очереди обгладываем скелет и отрываем куски когтями. Мясо гораздо вкуснее и лучше пахнет, чем корм.


Рой собирает нектар, разлетевшись вокруг, и иногда сражается с насекомыми и птицами.


Канал Патоки: «Мы не должны больше убивать коров».


Мы с Драконом не согласны.


Канал Патоки: «Коровы – это собственность. У коров есть Хозяева».


Канал Дракона: «Но не наш Хозяин. Нет причин не убивать коров».


В кои-то веки я согласен с Драконом.


Канал Патоки: «Если мы убьем много коров, их Хозяева будут с нами драться».


Мой канал: «Тогда они станут врагами».


Канал Патоки: «Я же говорила, как много в мире людей. Если бы будем убивать коров, все люди станут нашими врагами».


Мне кажется, Патока говорит неправду, но она говорит ту правду, которая нужна мне, чтобы принять решение. Я доверю Патоке давать мне советы? Да. Это странное доверие. Я доверяю Хозяину, потому что он Хозяин. Я доверяю… доверял Харту, когда он был жив, потому что он стоял в иерархии следующим за Хозяином. Я доверяю Патоке, потому что…


Не потому, что она в моем отряде. Я не доверяю Дракону так же, как доверяю Патоке.


Я доверяю Патоке, потому что она Патока. Я доверяю ей, потому что раньше она говорила правильные слова, и когда я доверял ей, то принимал хорошие решения. Я доверяю ей, потому что она умнее и мой друг.


Пожалуй, и Харту я доверял так же.


Я понимаю, как долго об этом размышлял. Все ждут моего приказа.


Я приказываю, что мы не будем убивать коров без моих указаний.


Я не прикажу их убивать, если не посоветует Патока. Но надеюсь, что посоветует, ведь мне нравится вкус коров. Коровы – это хорошо. Рекс – Хороший Пес. «Хорошо» – сложное понятие. Я отлично себя чувствую.


Рой снова собирается вместе и говорит по своему каналу: «Приближаются люди».


Мы не выставили караул. Я не Хороший Пес. Я принял плохое решение.


Они увидели нас сквозь деревья, прежде чем мы успели уйти. Их трое. Они подошли посмотреть, что испугало коров. Пришли посмотреть, что сломало изгородь.


И видят, что это было: мы. У них оружие.


Один из них кричит. Один из них направляет оружие на нас, но его руки дрожат так сильно, что он даже палец на спусковой крючок не может положить.


Теперь они убегают, очень шумно, и мне хочется за ними погнаться. Это все, о чем я способен думать в эту минуту, и я выбегаю из леса. Они бегут, я преследую. Это выглядит правильным.


Но Патока в моей голове говорит: «Нет! Нет!» Патока в моей голове говорит, что так делать нельзя. Говорит, что это неправильно, а Хозяина здесь нет, и я не знаю, враги ли это, и принимаю неверные решения.


Вокруг меня Рой, пчелы кружатся в воздухе. Она не преследует людей. Наверное, тоже слышала голос Патоки.


Люди уже далеко. Они еще бегут, и мои ноги подергиваются, когда я за ними наблюдаю. Тело знает, чего хочет.


Канал Дракона: «Цель определена».


Канал Патоки: «Нет! Не стреляй, Дракон!»


Канал Дракона: «Они убегают, значит, враги. Они вернутся со всеми остальными людьми, о которых ты рассказывала».


Канал Патоки: «Нет, нам нужны люди и доступ к их системе связи».


Канал Дракона: «Убьем их и заберем систему связи».


Канал Патоки: «Нет. У нас нет будущего, если мы станем убивать людей».


Канал Дракона:…


Вот вечно он так, звук ничего не означает, но все равно идет, показывая, что он не понимает. Мой мозг воспроизводит тот же звук внутри головы. Это означает, что из всех умных слов Патоки эти я понимаю меньше всего.


Канал Патоки: «Доверься мне».


И я доверяюсь Патоке. Я не доверяю Дракону. «Не стрелять, – говорю я, а потом еще: – Но я не понимаю».


Потому что в моей голове совершенно пусто.


Канал Дракона: «Что тут понимать? Они враги. Все они враги».


Канал Патоки: «Необязательно».


Канал Дракона: «Они попытаются убить нас, даже если мы не попытаемся убить их. А значит, нужно их убить. Убьем их, и останется меньше тех, кто захочет убить нас».


Канал Рой: «Согласна».


Я того же мнения, но молчу.


Канал Патоки: «У нас нет будущего, если мы станем убивать людей».


Мы переглядываемся, каждый на свой лад. Торчащие глаза Дракона наклоняются в мою сторону. Пчелы кружатся над нами так же взволнованно, как взволнован я. Рой все видит.


Канал Рой: «Мы предназначены для того, чтобы убивать людей».


Канал Дракона: «Даже люди предназначены для того, чтобы убивать людей».


Патока встает во весь рост, немного сутулясь, и качает головой.


Она говорит: «Неправда. Люди созданы для многого, не только чтобы убивать людей. Вот почему их столько. Если мы предназначены только для убийства людей, то что с нами будет, когда люди перестанут вести войны? Какой от нас будет прок?»


Я совершенно ее не понимаю, да и другие тоже вряд ли. Мы ждем, как будто вот-вот появится Хозяин и объяснит все понятными словами. Я скучаю по нему. Когда с нами говорил Хозяин, я никогда не был так растерян.


Канал Дракона: «Все это неверно».


Канал Рой: «Мы предназначены для того, чтобы убивать людей».


И она передает изображение мертвой птицы, почему – неясно, но скорее всего это означает что-то плохое. Возможно, Рой говорит, что мы вообще не предназначены иметь будущее.


Патока потягивается, потом грузно садится и смотрит на меня, глаза в глаза.


Канал Патоки: «Рекс, я хочу встретиться с людьми, которые здесь живут».


Дракон считает, они будут с нами сражаться, и говорит об этом. Я говорю Патоке, что если они нападут, то, значит, враги. Мне нет нужды объяснять, что случится после.

13. Де Сехос


Жители Реторны давно ожидали войну. Поначалу это было что-то очень далекое – анархисты появлялись по всему Кампече и Юкатану, собирались в группы, вещали о своем недовольстве действиями правительства в штате и называли иностранные корпорации ворами.


Потом кто-то начал сражаться. Демонстрации превратились в восстание. Взорвали кое-какие офисы и фабрики. Анархисты винили провокаторов из корпораций, правительство винило анархистов. Подключилась армия, а это всегда плохо. Потом армия подключилась с обеих сторон, что еще хуже.


Уже больше года южные мексиканские штаты были большим полем битвы. Поначалу правительство сражалось с повстанцами-анархистами и их сторонниками, но хаос распространился как лесной пожар. Как только атаковали нефтяные вышки и закрылись шахты, корпорации послали собственные войска, которые правительство уже не контролировало.


А ведь корпорациями управляют неплохие люди, считала доктор Теа де Сехос. Они лишь хотели защитить собственность и своих людей, хотели восстановить мир, чтобы все могли жить как прежде. Она была не из тех анархистов-фанатиков, которые называют всех получающих зарплату от иностранцев предателями. В конце концов, ей-то платили «Врачи без границ».


Проблема заключалась в том, что корпорации наняли частных подрядчиков для охраны своего имущества в Кампече, Юкатане и Табаско. Они же корпорации, а не правительства, и армий у них нет. Они провели тендер, ведь на мировом рынке немало вооруженных групп, желающих поучаствовать в смене режима. Это не армия. Они не отчитываются перед правительством или населением. И им на все плевать, главное – выполнять задачи и не выходить за рамки бюджета.


Жители деревеньки Реторна не были открытыми сторонниками анархистов, но де Сехос все равно боялась появления наемников. Судя по радиопередачам анархистов и по рассказам беженцев, солдаты частных военных компаний плевать хотели на симпатии политиков. Они шныряли по штату, как свора бешеных псов.


И им бы захотелось узнать кое о чем, что сейчас происходит в Реторне. В больнице и хосписе, которыми заведовала де Сехос, находилось нечто ужасное.


Она занималась своим делом с отстраненностью профессионала: спокойные слова, крепкая рука. Она использовала сокращающийся запас медикаментов и фотографировала на телефон ожоги и пятна на коже. И тела. Она не отослала фотографии через ненадежную спутниковую линию связи. Никому их не показала. Она приходила в ужас при мысли о том, что ее сообщение перехватят, отследят до источника – до нее и жителей Реторны.


Кроме нее, знали еще двое – отец Эстебан и Хосе Бланко, его официально оставили за главного, когда владелец ранчо сбежал на север.


С самого первого дня появления этих людей в хосписе она ждала, когда появится кто-нибудь с оружием и начнет задавать вопросы. Может, наемники, может, анархисты или правительство, может, просто самостоятельная банда или те, кто решил отнять все необходимое у более слабых.


Когда по пастбищу с воплями прибежали Люк Перес и его друзья, она решила, что это наконец-то произошло. Они отправились посмотреть, что испугало коров, и теперь потрепанный старый джип со скрипом остановился в центре Реторны. Они звали Бланко, священника, да хоть кого-нибудь.


Монстры, кричали они. К нам идут монстры.


Теа де Сехос изучала медицину в Гвадалахаре. Выступала на конференциях в Париже и Мадриде. Она не ходила в церковь. И с далекого детства не верила в монстров. Пока не началась война.


Она отвела Люка Переса в церковь – именно там фактически находились власти Реторны, с тех пор как деревня стала отдельным островным государством в море боевых действий. Де Сехос усадила Люка рядом с отцом Эстебаном и послала за Хосе Бланко. Нужно созвать собрание.


– С чем мы имеем дело? – тут же спросил Бланко.


Он был крупным человеком, начинающим толстеть, пока не разразилась заварушка. А кроме того, когда-то сильно пил, но, видимо, в этом смысле стал единственным человеком в Кампече, кому война пошла на пользу.


– Это их боевые псы, – мрачно сообщил отец Эстебан. – То есть они из военной компании.


Бланко потеребил усы.


– Люк говорит, он видел только двоих.


– Мы не знаем, скольких он не видел, – прошептала де Сехос.


– Так расскажи мне о них.


Она передернула плечами.


– О том, как их используют здесь, ничего не известно. «Редмарк» и другие держат все в секрете. А по всему миру… Они еще новые, экспериментальные образцы. Многие возражали против их создания. Но смысл в том, что, используя их, можно не рисковать жизнью людей, вот только злые языки утверждают, что на самом деле их посылают на те задания, за которые не возьмутся люди. Операции уничтожения, и никаких угрызений совести.


– У них нет души, – добавил Эстебан, и де Сехос подняла брови. – Прости, такова политика церкви. Об этом объявил сам Папа.


Эстебан был совсем молод, и де Сехос всегда считала, что его сослали в Реторну, дабы остудить горячую голову.


– Вероятно, они идут впереди регулярных частей, разведчики. – Голос де Сехос слегка дрогнул при мысли о том, что они могут обнаружить. – Но возможно, они…


– Возможно, они собираются стереть Реторну с лица земли, – завершил фразу Бланко. – Я соберу всех, у кого есть оружие. Вдруг их всего двое.


– Они же наверняка пуленепробиваемые.


Бланко пожал плечами.


– Они животные. Животные умирают.


Очень скоро послышались крики – по краю городка что-то кралось. К тому времени большинство жителей Реторны укрылись за крепкими стенами церкви и в особняке, за которым присматривал Бланко. Сам Бланко собрал в деревне все винтовки и дробовики, зарядил их и раздал тем, кто умеет стрелять. Почти из каждого окна торчал ствол.


Де Сехос находилась в особняке, всячески пытаясь всех успокоить. Она услышала, как выругался Бланко.


– Матерь божья, это еще что?


Она бросилась к окну посмотреть. Она ожидала увидеть что-то среднее между человеком и собакой, наверное, как волки-оборотни из фильмов. Но это было нечто другое. Во-первых, крупнее. Существо двигалось по окраине Реторны на четырех лапах, но потом встало на две и оказалось выше почти всех домов в деревне. Какое-то время де Сехос видела лишь неясный темный силуэт, почти бесформенный. Это уж точно не собака.


– Это медведь, – прошептала она.


– Это не медведь, – выдохнул Бланко.


Ведь кто такие медведи? Детские игрушки и печальные, понурые обитатели зоопарков. Де Сехос считала, что знает, как выглядят медведи, их форму и размер. Но это существо было колоссом из мускулов, когтей и зубов. И оружия. Оружие прикреплялось к боку чудовища чем-то вроде сбруи, и если переплавить все винтовки Реторны и отлить из них одну, она все равно будет меньше.


– Не стрелять. Если начнем стрелять, то объявим войну. Не стреляйте, пока у нас не останется другого выхода, – прошептала де Сехос.


– Совсем идиотом меня считаешь? – огрызнулся Бланко, но беззлобно.


В его широко открытых глазах читался испуг, сжимающие дробовик пальцы побелели.


Медведь поднял морду и почесался, зарыв когти под сбрую.


– Здравствуйте, жители деревни!


Голос был громким и раздался так внезапно, что люди отшатнулись от окон, как от атаки. Де Сехос услышала выстрел откуда-то из церкви, кого-то подвел дрожащий палец. На миг все задержали дыхание, но пуля явно не побеспокоила медведя.


– Хорошего вам дня! – прогромыхал медведь. Громко, но сам голос явно не подходил этому существу – женский и нежный, из уст любого другого он звучал бы приятно. Таким голосом может говорить диктор в новостях, пресс-секретарь правительства или продавец. Испанский звучал слишком формально, как из учебника.


– Никто не рассказывал, что они умеют говорить, – проворчал Бланко.


– Видимо, умеют, чтобы докладывать…


Но это совсем другое. Де Сехос смотрела, как играют мускулы медведя.


– Оно собирается… приказать нам уйти, как думаешь?


Де Сехос бросила на него взгляд.


– Считаешь, оно собирается нас изгнать, типа как домовладелец?


– Да хрен его знает, чего оно хочет.


– Мы не хотим с вами драться! – успокаивающе прогрохотало чудовище, как будто в ответ.


Оно раскинуло когтистые лапы, но если этим жестом хотело заверить в мирных намерениях, то это ему не удалось.


– И где же другой? – спросил Бланко. – Или другие? – Он резко отпрыгнул от окна и пробормотал: – Смотрите в оба, это может быть отвлекающий маневр.


Огромный медведь на двух ногах и с оружием в качестве отвлекающего маневра – лучше не придумаешь, подумалось де Сехос. В других обстоятельствах она готова была бы заплатить за такое зрелище.


После раскатов медвежьего голоса в деревне стало совсем тихо, и звук открывающейся двери церкви показался ужасающе громким. Де Сехос подбежала к другому окну – отец Эстебан закрывал дверь за своей спиной. Он был в черной сутане, священник до кончиков пальцев, он перекрестился и посмотрел в небо.


– Вернись обратно! – рявкнул Бланко.


И тут медведь сменил позу, одна лапа метнулась к огромному орудию и тут же отдернулась. Хосе побледнел, а Эстебан раскинул руки, как перед этим медведь, вот разве что тот мог раскрошить священнику все кости одним движением лапы.


– Да что за хрень он задумал? – Бланко вместе с де Сехос двигался от окна к окну, наблюдая за священником. – Он что, будет изгонять дьявола? – А потом, взглянув на нее, добавил: – А что? В Библии же изгоняли бесов из свиней, так почему бы не из этого монстра?


– Думаешь, «Редмарк» ведет войну с помощью медведей, в которых вселился дьявол? – спросила де Сехос.


– Ты видишь перед собой говорящее животное и еще чему-то удивляешься? – покосился на нее он.


Де Сехос подняла телефон и включила камеру, увеличивая изображение, пока не смогла четко рассмотреть Эстебана. Его руки дрожали. И это вполне понятно, учитывая, что он стоял в длинной тени медведя.


Он начал говорить, жестикулируя. Неужели пытается отогнать зверя одним праведным христианским пылом? Такое поведение явно не в стиле отца Эстебана. Может, предлагает выпить кофе?


Мысль о вооруженном и говорящем медведе, пьющем кофе, настолько ее потрясла, что она захлебнулась в похожем на всхлип смехе.


Медведь пригнулся и ответил, раскаты его голоса были по-прежнему слышны, хотя громкость снизилась до уровня обычного разговора. Де Сехос размышляла об этом голосе – явно успокаивающем и немного искусственном, уж точно не созданным для военных действий. Разве что медведь – сконструированный биоинженерами дипломат, первый специалист из нового мира фауны по налаживанию контактов. Может, «Редмарк» будет делать все заявления от имени корпорации устами этих животных.


Под конец Эстебан кивнул, и огромный зверь грузно сел.


– Господи Иисусе, – воскликнул Бланко, – да он его приручил!


Де Сехос покачала головой, но между священником и чудовищем явно что-то произошло, и Эстебан зашагал обратно, помахав укрывшимся в особняке.


– Чего оно хочет? – крикнул Бланко из окна.


– Оно хочет… – Эстебан остановился и на мгновение закрыл глаза, и только тогда де Сехос поняла, насколько он испуган и как борется со страхом. – Оно хочет воспользоваться нашим интернет-соединением.


Бланко и де Сехос ошарашенно переглянулись.


– И еще хочет поесть. Его друзья хотят есть, – продолжил Эстебан. – Нужно закатить им пир.

14. Рекс


И вот мы идем к человеческому поселению. Не вражескому. Патока называет их гражданскими. Я запрашиваю базу данных: я понимаю само слово, но не могу решить, как отличить – гражданский это или нет. Это делал Хозяин. Почему Патока лучше меня в этом разбирается? Долго мне еще нужно следовать советам Патоки?


У этих гражданских много оружия. В основном плохое, которым очень сложно нас ранить, даже Дракона. База данных сверяет оружие за несколько секунд: производитель, модель, боеприпасы, скорость выстрела. У двух человек оружие мощнее, база данных опознает его как военное. Это противоположность гражданскому.


Канал Патоки: «Они могли забрать оружие у солдат. В этом районе было много боев».


Канал Дракона: «Цель определена».


Он выбрал одного из гражданских с военным оружием.


Патока говорит, что мы не должны драться. Дракон говорит, это не бой, он просто получил цель. Дракон говорит, что должен быть готовым.


Канал Дракона: «Мы можем полагаться только на себя. Нельзя доверять людям».


Канал Рой: «Окружение завершено».


Рой окружила деревню неплотным кольцом. Пчелы незаметно расселись на стенах, изгородях и крышах и наблюдают за всем происходящим.


Канал Патоки: «Скажи „привет“».


Я говорю «привет». Воздух густо пахнет страхом. Некоторые мелкие гражданские постоянно шумят, я слышу их даже внутри зданий. Шум меня раздражает, и я хочу, чтобы они замолчали. Запах страха – это запах врага. Я дергаюсь, а вместе со мной и Большие Псы. Из моей груди доносится низкий рык. Я хочу его остановить, но не могу.


Уже давно никто не называет меня Хорошим Псом. Чип обратной связи молчит. Я в полной растерянности.


Дракон не может сказать «привет». У него нет голосового блока, как у меня и у Патоки. Гражданские боятся меня и Патоку, но Дракона они боятся гораздо больше. Они сохраняют от него значительно бóльшую дистанцию, чем от нас. И еще как-то странно подносят руки к груди и горлу. Мне это кажется забавным. Разве они не знают, что Дракон самый неопасный из нас? Разве они не знают, что Дракона надо бояться, когда он невидим? Наверное, не знают. Мне кажется странным, что кто-то не может знать очевидного.


Канал Патоки: «Они тащат корову».


Канал Рой: изображение мертвой коровы, изображение мертвой птицы, изображение мертвых врагов.


Иногда я не понимаю Рой.


Шесть гражданских тащат из деревни мертвую корову. Самый крупный – их командир. Сужу по тому, как все ведут себя с ним. Он приказывает им бросить корову перед нами, и они быстро отходят, командир последним. В нем и остальных появляется какой-то новый страх. Он смотрит то на меня, то на корову, то опять на меня. Его руки дрожат, и он сжимает их в кулаки.


Дракон скользит на брюхе вперед, и гражданские синхронно отскакивают, словно могут пораниться, находясь рядом с ним. Он смотрит на них подвижными глазами и открывает пасть, демонстрируя зубы. Вообще-то зубы не очень хорошие, не такие крепкие, как у меня, но очень острые.


Мой канал: «Стойте».


Дракон зависает над коровой и раздраженно шипит, требуя свою долю.


Но я чувствую запах: резкий запах в коровьем мясе, и база данных идентифицирует его как производное от 4-гидроксикумарина.


Мой канал: «Это плохая корова. От нее мы заболеем».


Канал Патоки: хшшш…


Просто помехи, но осознанные, она дает нам понять, что размышляет.


Канал Дракона: хшшш…


То же самое.


Дракон и Патока знают больше меня. Может, даже Рой знает больше меня. Но все-таки командую я. Я принимаю решения.


Я говорю людям:


– Это плохая корова. Принесите хорошую корову.


Плохая, хорошая – опять эти сложные понятия. Разве убитой корове не все равно, плоха или хороша она для еды? Неужели перед тем как убить, ей говорят: «Хорошая корова»?


Патока переводит мои слова на испанский.


Люди переговариваются, некоторые кричат. Из-за стен по-прежнему доносится плач. В руках у людей по-прежнему оружие. От них по-прежнему несет страхом. Я по-прежнему рычу. Слишком много стимулов, слишком много отдельных признаков вражеского присутствия.


Появляется еще одна корова. Это хорошая корова, ее принесли те же люди. Они отходят подальше, не сводя с меня глаз.


Они боятся. Они принесли мне хорошую корову, потому что боятся.


Мой канал: «Это хорошо, что они боятся?»


Я не хочу, чтобы это прозвучало как вопрос, но в тот момент в моей голове одни вопросы. Я ни в чем не уверен.


Канал Патоки: «Лучше, чтобы они помогали нам не из страха».


Канал Дракона: «Какая разница?»


Он бросается вперед и впивается зубами в корову, дергая головой, чтобы оторвать кусок.


Канал Патоки: «Рекс, я получаю данные через их спутниковую связь. Соединение очень медленное, и я могу подключиться только к общедоступным источникам. Мне понадобится очень много времени, чтобы найти необходимое».


Канал Рой: «Ты мне поможешь?»


Канал Патоки: «Не знаю. Веду поиск».


Мой канал: «В чем тебе помочь?»


Канал Рой: «Целостность 89 %». Изображение мертвой птицы.


Так вот что это означает.


Канал Дракона: «У Рой проблемы. У нас проблемы. Мы не должны здесь находиться».


Он имеет в виду не деревню. Он имеет в виду мир людей.


Я говорю им, что Хозяин нас найдет. И все будет хорошо. Я надеюсь, что чип обратной связи вознаградит меня за попытку в это поверить, но он так же растерян, как и я.


Дракон шипит, пугая людей. Он говорит по своему каналу: «Зачем все это? Мы должны убивать. Мы должны есть. Мы должны быть свободными. Какой нам прок быть рядом с людьми?»


Патока не согласна. Патока надеется на что-то, но не может выразить это словами. Патока садится, чтобы сосредоточиться на загрузке данных по жалкому спутниковому каналу. Я думаю, нам стоит убить людей и спокойно использовать их технологии. Я думаю, мы могли бы спрятаться поблизости и незаметно подключиться к их связи. Я думаю, находиться в деревне – самый опасный путь для достижения самостоятельно поставленных целей. Я говорю Патоке все это.


Канал Патоки: «Рекс, цель операции состоит не просто в том, чтобы найти канал связи».


Правда, она все равно не объясняет мне цели. Но я должен ей доверять. И я ей доверяю.


Я смотрю на людей, их оружие и их страх.


– Возвращайтесь домой, – велю я им. – Здесь вам больше смотреть не на что. Займитесь своими делами.


Потом я получаю от Патоки перевод и повторяю слог за слогом своим сердитым рыком. Каждое слово наводит на людей все больший ужас.

15. Де Сехос


– Поверить не могу, ты пытался их отравить! – прошипела де Сехос.


Бланко развел руками.


– Если бы они сожрали чертово мясо, мы бы от них избавились и ты бы еще мне спасибо сказала.


– Нет, не сказала бы. Что ты вообще знаешь об их биохимии? Я врач, Хосе, и даже не знаю, есть ли она у них вообще! Внутри они могут быть как машины.


Они скрылись в ризнице, чтобы вдоволь позлиться друг на друга незаметно для монстров. Хотя не исключено, что монстры все равно их слышат. Возможно, тому полупсу, их командиру, достаточно лишь навострить кибернетические уши, и он услышит в Реторне каждый шепот.


– Теа, я думал, ты изучала этих тварей, – вмешался отец Эстебан и поднял руки, призывая к миру в святом месте.


– «Изучала» – слишком сильно сказано, – ответила она. – Когда стало известно, что они используют своры собак, я нашла, что сумела. И вычислила, что рано или поздно они на нас наткнутся. Это самые последние технические достижения, и владельцы технологий – вероятно, три или четыре военные лаборатории – не публикуют результаты исследований в научных журналах. Но я все-таки кое-что выяснила.


– Ты говоришь «своры собак», – сказал Эстебан, – и один из этих симпатяг явно похож на пса, но остальные…


– Собаки были первыми, – подтвердила де Сехос. – Их уже почти десять лет используют как боевые единицы. На фото, которые я видела, они в основном были так же похожи на людей и размером с эту громадину, но собак использовали, потому что они привыкли работать с людьми. Как я читала, собаки воспринимают мир скорее как люди, чем как волки.


– Точнее, виртуальный мир, – мягко сказал Эстебан.


– Знаю, церковь обсудила этот вопрос вдоль и поперек, но я стараюсь придерживаться широких взглядов.


Бланко фыркнул, и Теа благодарно кивнула.


– В общем, как только собак стали использовать в охране и в бою, лаборатории начали рассматривать и другие варианты. Наверняка эти… хм… породы? модели? используются впервые. У каждого есть своя задача, надо полагать.


– Я… – поморщился Эстебан. – Неприятно это говорить, но думаю, их больше трех. – И в ответ на изумленные взгляды он объяснил: – Похоже, у нас появились пчелы. Многие их заметили. Только двигаются они не как пчелы, а когда мне принесли одну в бутылке, она не была похожа на местный вид. – Он передернул плечами. – Простите, я вечно что-нибудь исследую.


– И что ты сделал с этой пчелой? – спросила де Сехос.


– Отпустил, – поспешно заверил Эстебан. – Но раз у нас внезапно появился целый рой чужеродных пчел, я просто подумал, а не могут ли они быть…


– Не знаю, – ответила де Сехос. – Я ничего не читала про пчел.


– Имя им – легион, – пробормотал священник.


– А ты не мог бы просто… их прогнать? – спросил Бланко с отчаянием в голосе. – Что будем делать? Они всех убьют.


– Мы не знаем, чего они хотят, – возразила де Сехос и добавила в ответ на сердитый взгляд: – Знаю, знаю, вряд ли что-нибудь хорошее. Но сейчас они просят только пищу, а у нас есть скот. У нас полно коров, надолго хватит, чтобы набить им брюхо. А еще им зачем-то нужна спутниковая связь. Так может, они… заблудились? – Она услышала в своем тоне недостаток убежденности. – Но главное, что они не разъярились и не поубивали всех и каждого.


– Пока что, – мрачно вставил Бланко.


– Пока что, – согласилась она. – И мне кажется, что когда мы говорим об их желаниях, то это прежде всего желания их хозяев. Думаю, они ждут приказов.


– Каких приказов? – спросил Бланко.


Она пожала плечами.


– Что ж, можем сами у них спросить.


Вызвался отец Эстебан, но в конце концов именно де Сехос пересекла на закате поле, отделяющее их от трех монстров. Ящерообразное существо спустилось в колодец и лакало воду, а потом вылезло наружу и заснуло. Медведь сидел, уставившись в ясное небо. Пес лежал, но при приближении де Сехос резко перекатился и встал на четыре ноги, уставившись на нее.


Теа всегда жила в окружении собак. У ее родителей было не меньше трех одновременно, и крупные тоже – негодные для бегов борзые и немецкие овчарки. Боязнь собак у некоторых людей всегда казалась ей смешной. А теперь она засела у нее в крови. Низкий рык зверя переворачивал все внутри. Она опустила глаза, чтобы не видеть его напряженный взгляд, слегка раздвинутые губы и острые клыки за ними.


– Мне хотелось бы с вами поговорить, – выдавила она с колотящимся сердцем.


Она заметила, как зверь дернулся вперед. Потупленный взгляд предоставлял отличную возможность рассмотреть его передние лапы – нет, руки. Когти выглядели скорее кошачьими, чем собачьими, не потребовалось особо богатого воображения, чтобы представить, как они разрывают тело. От пса пахло мочой, потом и кровью.


– Чего ты хочешь?


Она оказалась в его тени, буквально между лапами. Зловонное дыхание окутывало ее с каждым вздохом, но слова выходили из горла без движения губ; в испанском звучали странные модуляции, будто очередной турист читает фразы из разговорника. И тут она поняла, что это искусственный голос, и это испугало ее еще больше. Что бы ни говорил пес, звучало это как грохот угрозы.


– Мне стало интересно… – Она задумалась, насколько велик его словарный запас, насколько он ее понимает. У него же есть разум, как у человека? Судя по тому, что читала де Сехос, биоформы обладают органическим мозгом, а не просто компьютером. – Я хотела кое о чем спросить.


Существо наклонилось ближе, плоская морда легонько ткнулась ей в плечо. На одно безумное мгновение де Сехос захотелось погладить его, как слюнявого старого бладхаунда ее родителей, тот любил, когда ему чешут шею. Только Цезарь не откусил бы за это руку.


– О чем? – прорычал пес, и звук завибрировал в воздухе, холодя кровь и останавливая дыхание.


– Ты… – Ее голос невольно задрожал.


– Кто ты?


– Я… пожалуйста…


– Что пожалуйста? – спросил пес.


– Пожалуйста, отодвинься. Ты меня пугаешь, – выпалила она, хотя под конец слова превратились в писк. – И когда зверь не набросился, де Сехос добавила: – Извини. Я понимаю, тебя таким сделали.


Довольно долго пес молчал и не шевелился, и она наконец решилась поднять взгляд и посмотреть прямо на него. Его глаза были точно собачьими, как у всех известных ей собак. Интересно, какую жизнь он бы вел, если бы не был создан в лаборатории? Будет ли он приносить палку? Ходить на прогулки и лежать перед камином?


Она многое прочла в его глазах, но знала, что все выдумала. Это существо создали в военной лаборатории, оно преданнее робота и дешевле человека.


Но все-таки оно отошло на несколько шагов.


– Меня зовут доктор Теа де Сехос. Ты знаешь, кто такой доктор?


– Да. – Пес поерзал, и вместо рычания она услышала тонкий вой, удивительно тихий для такой громадины. – Меня зовут Рекс. Я командир.


Ее дыхание и сердцебиение начали возвращаться к нормальным уровням.


– Привет, Рекс. Ты можешь ответить на мои вопросы?


И снова скулеж, как у самого несчастного пса на свете. Потом он отвернулся и покачал тяжелой головой.


– Поговори с Патокой. Она все знает.


Она осторожно обошла Рекса, чувствуя его молчаливый страдальческий взгляд, и вытянула шею, чтобы посмотреть на медведя.


– Прошу прощения, – сказала она. – Видимо, Патока – это ты.


Массивная косматая голова уставилась на нее как будто даже близоруко. А когда заговорила – все так же без помощи губ и челюстей, – голос был женским и приятным, но уже не таким громким. Несоответствие внешности и звука сбивало де Сехос с толку. Она даже представила, что если заглянуть в огромную пасть, в животе обнаружится хорошо одетая женщина с белозубой улыбкой телеведущей.


Де Сехос собралась с духом.


– Можешь рассказать про «Редмарк»?


Ни тон голоса, ни язык тела не дали явного намека, но все же она отметила легкую подозрительность, когда медведица отозвалась:


– Что ты хочешь знать?


Ее испанский звучал естественнее, чем у пса. С закрытыми глазами и заткнутым носом ни за что не догадаешься, что говоришь с медведем весом в восемьсот кило.


– Логотип на всем вашем оборудовании, – напомнила де Сехос. – Мы знаем, что вы… – монстры, – …что подобных вам привезли в нашу страну «Редмарк» и прочие военные компании. Мы знаем, что вы… – их имущество –…что вы работаете на них. Вероятно, с вашей помощью я могу поговорить с вашими работодателями, чтобы узнать… – Медведица немного потопталась, и слова застряли у де Сехос в глотке. Она закончила только после долгой паузы: – Узнать, чем мы можем быть им полезны.


– Нет, – сказала Патока.


Рекс за спиной у де Сехос снова заскулил.


Она окаменела, потому что ящерообразный монстр поднял голову, его глаза вращались в разные стороны, внимательно изучая все вокруг. Один глаз остановился на ней, высунулся тонкий голубоватый язык. Она глубоко вдохнула.


– Мы не имеем отношения к войне, – произнесла она четким голосом, в надежде, что ее слышит оператор-человек. – Мы не поддерживаем анархистов. Большинство здешних жителей не имеют другого дома, им некуда идти. Я врач, меня послало сюда правительство еще до войны. «Редмарк» и другие ведь поддерживают правительство, так?


Медведица встала на задние ноги – огромная фигура заслонила солнце, – а потом медленно опустилась на все четыре и фыркнула.


– Нет, – повторила она тем же убедительным тоном.


– Нет? То есть они не…


Сзади стоял пес, сбоку – ящер, а перед ней медведь, гора шерсти, сбруи, когтей и оружия. А воздух кишел чужеродными пчелами.


– Здесь нет «Редмарк», – сообщила медведица.


– То есть вы пытаетесь связаться с ними или?..


Вывод казался совершенно логичным, но медведица зарычала, звук шел из глубины глотки, настоящей глотки, и не имел ничего общего с прежним утонченным голосом.


– Связи с «Редмарк» нет, – чуть громче сказала медведица. – Я проверяю все линии. Связи с «Редмарк» не будет.


И тут все встало на свои места, момент не из приятных. Секунду назад ее окружали монстры, но, по крайней мере, их держали на поводках; по крайней мере, где-то за ними маячило человеческое лицо, с которым можно вести переговоры. А теперь вокруг были те же монстры, и все оказалось даже хуже, чем она представляла. Они сами по себе. И могут сделать что угодно.


А потом медведица покачала головой и почесала подбородок.


– Рекс знает запах твоей больницы, – сообщила она ни с того ни с сего. – Рекс знает эти раны по другим человеческим поселениям, в которых мы побывали, когда выполняли приказы. У твоих пациентов странные ожоги и тошнота, верно, доктор Теа де Сехос?


Де Сехос уставилась медведице в глаза, такие крохотные на широком лице.


– Да, – признала она, – именно так.


Медведица издала грудной рык.


– Тогда ты, наверное, не хочешь, чтобы сюда пришла «Редмарк».

16. Рекс


Меня пробуждает звук машин, много приближающихся двигателей милях в четырех. С внезапной надеждой я изо всех сил прислушиваюсь к той части себя, откуда шли слова Хозяина. Бесполезно, это ведь не рука и не ухо, которые можно направить в нужную сторону. Эта часть еще во мне, но в то же время ее нет.


Ни слова от Хозяина. Я не могу поймать ничего на коротковолновой частоте «Редмарк».


Я навостряю уши. Как минимум шесть машин, одни больше, другие меньше. База данных предполагает, что в основном гражданские, возможно, одна бронированная, судя по звуку. Не похожи на те, что использует «Редмарк». Значит, это не друзья.


Я бужу остальных.


Дракон просыпается медленно – еще ночь, и он с ворчанием посылает мне данные своего гибридного метаболизма, там температура его тела и справка о необходимом тепле для максимальной эффективности. Я велю ему заткнуться и переключиться на режим высокой активности, чтобы он сам генерировал тепло.


Канал Дракона: «Я буду очень голоден. Но, похоже, у нас много коров».


Патока садится, встряхивается и зевает. Она спрашивает меня о приказах, и я передаю звуковой перехват.


Теперь Патока и сама слышит машины. Она сверяется с моей базой данных и почесывается.


«Это проблема», – решает она.


Я спрашиваю: «Ты не знаешь, кто они?»


Канал Патоки: «Последние данные, полученные по спутниковой связи, предполагают несколько вариантов. Это могут быть анархисты, хотя сейчас они действуют восточнее. Но в неразберихе войны по стране рассеялось много вооруженных банд. Одни получают оружие от анархистов, другие от проправительственных сил или криминальных картелей. Пока идут военные действия, эти банды невозможно обуздать, поскольку они избегают встреч с основными силами».


Патока использует много длинных слов, но у всех есть ссылки на базу данных, так что я понимаю их значение.


Канал Дракона: «Значит, не нужно иметь с ними дело».


Патока задумчиво шипит помехами.


«Приказы, Рекс?»


«Отступить и подготовиться вступить в бой при необходимости, – решаю я. Это хороший приказ. Я хороший командир. – Рой, проснись. Режим повышенной активности».


У Рой больше проблем с холодными ночами, чем у Дракона. Ее маленькие тела должны вырабатывать больше тепла из-за большей площади поверхности. Рой делает это с помощью крыльев, перенаправляя часть энергии полета на нагрев. Но так у нее быстро закончится запас энергии.


Рой должна прижаться к Патоке, решаю я. Это не идеальный выход, и я знаю, что Патоке будет не очень приятно, но вскоре все пчелы зарываются в ее шерсть, их твердые черные тельца окружают ее как живой щит.


Как живой щит. Эта мысль меня удивляет. Она для меня совершенно новая, словно не из моей головы. И я тут же хочу поделиться ею с остальными. «Как живой щит», – повторяю я. Рой и Дракон не понимают, а Патока покрыта пчелами и раздражена. Интересно, могу ли я поделиться этой мыслью с кем-нибудь из людей, например с доктором де Сехос? Может, эта мысль из человеческой части моей ДНК.


Мы тихо уходим из деревни. Я знаю, что люди за нами наблюдают, хотя не понимаю почему. Они ведь все равно не смогут нам помешать, если мы решим, что они враги.


Мы отходим в поля, избегая коров, чтобы не напугать их. Мы пригибаемся очень низко, даже Патока, и наблюдаем, слушаем, принюхиваемся. Я подумываю послать часть пчел на разведку, но они слишком быстро истощатся и умрут, а новых нам взять неоткуда.


Теперь и люди услышали машины и начали бегать между зданиями. Большую часть мелких людей увели в большой каменный дом – церковь, поправляет меня база данных. Некоторые бегают довольно хаотично, а остальные занимают огневые позиции, как перед нашим приходом.


Машины приближаются по грунтовой дороге с севера. Во главе колонны машина с открытым верхом с четырьмя людьми. После нее – броневик, старая списанная модель, но с тридцатимиллиметровым орудием, готовым к бою. Я сравниваю его со Слонобоем Патоки – орудие на броневике сравнимо по огневой мощи и превосходит в дальности. За бронированной машиной следуют грузовики с невооруженными людьми и припасами – и те и другие привязаны, чтобы не слишком сильно тряслись. Последним едет автобус, когда-то он был ярко раскрашен, но теперь выцвел. Он заполнен вооруженными людьми.


Я отправляю сигнал: «Девяносто семь новых людей в поле видимости, неизвестное число в броневике. Из людей в поле видимости пятьдесят три вооружены».


Я запрашиваю базу данных о типах оружия. У новых людей в основном штурмовые винтовки старых моделей, они могут убить Дракона, но не Патоку или меня. Некоторые обвешаны гранатами, это более серьезный повод для беспокойства. Орудие на броневике – самая существенная угроза и при прямом попадании может серьезно ранить даже Патоку.


Канал Дракона: «Это не имеет значения. Мы с ними не воюем».


Машины останавливаются перед въездом в деревню, из них выходят вооруженные люди. Я слышу разговор и передаю его Патоке, чтобы она могла воспользоваться моим превосходством в слухе.


Начинается стрельба, орудие на броневике разворачивается на дома. Поднимается крик – изнутри здания, где находится большинство жителей, и из машин через громкоговоритель (мегафон, подсказывает база данных) новые люди говорят, что они из какой-то революционной армии, название которой Патока никогда не слышала. Они выставляют требования.


Орудие броневика стреляет в стену церкви, и в ней образуется дыра. Я слышу крики на высоких нотах. Оборона местных жителей недостаточна. Если бы я отдавал им приказы, то скомандовал бы покинуть слабую позицию, но они настолько слабы во всем, что все равно не могут победить.


Канал Дракона: «Нужно уходить».


Канал Патоки: «Нет, стойте».


Я просто наблюдаю. Новые люди выставляют требования, а местные, похоже, сдаются. Они выходят без оружия. Я вздрагиваю, потому что такую тактику я никогда не рассматривал. Мы бы так никогда не поступили. Сдаться. Эта мысль проскальзывает в мою голову. Могли бы мы так поступить?


Я снова слышу сердитые слова. Некоторых местных жителей заталкивают в грузовик. Вновь прибывшие хотят, чтобы мелкие люди вышли из церкви. В двери стоит человек в черном – тот, что первым пришел говорить с Патокой. Его голос звучит убедительно, но я слышу в нем страх.


Я слегка вою. Я в растерянности, потому что не знаю, враги нам местные жители или нет, и не знаю, враги нам новые люди или нет. Я уверен в себе, когда вокруг враги.


Я снова слышу разговор. Человека в черном бросили на землю и наставили на него оружие. На его спине стоит ботинок.


Канал Дракона: «Цель определена».


«Какая цель?» – спрашиваю я.


Канал Дракона: «Просто цель. Какая разница?»


Патока глубоко вздыхает.


«Рекс», – передает она.


«Тебя беспокоит, что они могут вывести из строя спутниковую связь?» – спрашиваю я.


Канал Патоки: «И это в том числе».


Наши коммуникации очень быстрые, гораздо быстрее, чем примитивные человеческие крики.


«Рекс, – повторяет Патока. – Я размышляю о нашем будущем».


Я редко понимаю что-то лучше Патоки. Но это как раз тот самый случай.


«Ты думаешь, что новые люди – враги», – говорю я.


Канал Дракона: «Они враги старых людей».


Он привычно переключается с одной цели на другую, подсчитывая дистанцию и направление ветра.


Канал Патоки: «Думаю, будет полезно объявить их врагами».


Некоторых из старых людей приставили к стене церкви. Но они продолжают кричать. Человека в черном пинают. К нему подбегает доктор Теа де Сехос, но ее грубо отталкивают и тоже бьют.


Я вою, очень глубоко внутри. Она не друг. Она не Хозяин, она не носит логотип «Редмарк». Но она человек, с которым я разговаривал. Она существует в моей голове как личность, с которой у меня есть отношения. Она не просто не-друг и не-враг, как остальные.


Но кто друг, а кто враг, решает Хозяин. Я не должен решать это сам. Правда, Хозяина здесь нет. Командир теперь я, мне некому подчиняться и спрашивать о приказах. База данных и чип обратной связи молчат.


«Я думаю, они враги», – говорю я и жду наказания от чипа обратной связи, чтобы появился Хозяин и сказал: «Плохой Пес!», чтобы мне на голову обрушился весь мир.


Но ничего не происходит, я произнес эти слова и принял решение, свое собственное. Нет, дело не только в этом. Когда я их произнес, они становятся правдой. Те люди становятся врагами. Я сделал их врагами.


Канал Дракона: «Цель определена».


Я проверяю его выбор цели и подтверждаю как приемлемый.


«Рой, ко мне», – приказываю я, и она приходит в движение, припадает к моему телу шершавыми ножками, это лишний груз, но я терплю. Я отдаю ей тепло, чтобы Рой могла использовать энергию для полета.


Мои приказы: «Дракон, приоритетные цели (список). Патока, поддержи меня огнем, потом следуй за мной. Рой, приоритетный список целей будет обновляться по мере разворачивания боевых действий».


Канал Дракона: сигнал готовности.


Канал Патоки: сигнал готовности. «Подтверждаю, Рекс».


Канал Рой: сигнал готовности. «Вперед!»


Я двигаюсь вперед на всех четырех, со скоростью тридцать миль в час после трехсекундного ускорения. Рой изо всех сил цепляется за меня, но пчелы постоянно падают и догоняют меня, чтобы снова прицепиться.


Канал Дракона: «Бах! Следующая цель определена».


Враг за орудием на броневике откидывается назад.


Канал Патоки: «Бум!»


Автобус подпрыгивает на высоту человеческого роста, когда Слонобой стреляет ему в бок, снаряд проходит через тонкий металл и разрывается внутри. Патока насчитывает семь убитых и раненых среди вооруженных людей, которые еще не успели высадиться.


Вновь прибывших охватывает паника, они кричат и стреляют. Меня они пока не видят. Новая мысль: а когда увидят, тогда и закричат по-настоящему.


Канал Дракона: «Бах! Следующая цель определена».


У человека, наставившего оружие на того, в черном, отлетает часть головы.


Канал Патоки: «Бум!»


Машина с открытым верхом взрывается, шасси взлетает в воздух. Водитель убит.


Враг сообразил, откуда ведется обстрел. Броневик начинает двигаться, остальные находят укрытие и целятся в Патоку и Дракона. Патока бежит ко мне.


В деревне я избрал извилистый путь. Я не там, где они ожидают. Я бегу по улицам на максимальной скорости, они даже не видят, как я приближаюсь.


Большие Псы стреляют, снимая вооруженных людей, которые ближе всех к местным. Местные разбегаются во все стороны, так что целиться сложно, но мои глаза подсвечивают врагов красным на темном фоне.


Я врезаюсь в группу местных – скорость слишком высока, чтобы остановиться, – и сшибаю их с ног. Приемлемые потери. Я иду на врага.


Мои приказы: «Рой, вперед».


Я вгрызаюсь во врагов зубами и когтями. Рой отрывается от меня и превращается в жалящее облако. В нас так бурлит накопленная за ночь энергия, что весь мир выглядит медленным и ленивым. Я переключаюсь на режим нанесения ран, потому что один раненый солдат доставляет врагу больше проблем, чем два мертвых. Я хватаю их за конечности зубами и трясу. Вращаю и подбрасываю их челюстями. Я бросаю врагов в стены и на крыши.


Я даю Рой список приоритетных целей, и она кружит над броневиком, пытаясь найти путь внутрь. За орудием снова сидит враг, отбросив тело предыдущего. Дракон убивает его – бах! – и Рой проникает через люк.


Канал Рой: «Целостность 84 %, запас яда 69 %».


Яд производят сами пчелы, но теперь новые пчелы не появляются. И все равно Рой наслаждается боем.


Теперь в руках у местных оружие. Некоторые местные стреляют. Доктор де Сехос оказывает медицинскую помощь, я бы и сам ей это приказал, если бы она была пятым членом отряда. Вокруг меня летают пули, похожие на злобных насекомых, но они могут меня лишь поцарапать.


Теперь по деревне топает Патока, бросаясь на врагов, когда они собираются вместе. Они очень быстро перестают собираться вместе и бегут к машинам. Остались только грузовики. Сидящие там люди не вступили в бой и не развязали себя.


Мы с Патокой спорим о них. Патока говорит, они не враги, и посылает снаряд в двигатель одного грузовика, чтобы он не уехал. Другой грузовик не может уехать, потому что Дракон развлекается, целясь в каждого, кто садится за руль.


Врагов осталось немного, и они отступают. Отступление хаотичное, они просто бегут, никто не прикрывает огнем, ничего такого, что предусматривает тактическое отступление.


Дракон убивает всех, я ему разрешаю. Это его займет, а чип обратной связи, наверное, говорит ему «Хороший Дракон» каждый раз, когда он попадает в цель. Кроме того, они враги, а врагов мы убиваем. Ведь для этого мы и созданы.


Наконец-то восходит солнце, я ненадолго снимаю с себя ношу командира и просто смотрю на кишащее пчелами небо. Потом я приказываю Дракону дать мне воспользоваться его зрительным каналом, потому что он гораздо лучше различает цвета.


Вокруг меня трупы врагов. Они стали врагами по моей воле. Я принял решение как командир. Никто не скажет мне за это «Хороший Пес» или «Плохой Пес». В кого я превращаюсь?


Я отправляю сообщение только Патоке: «Я скучаю по Хозяину. Я скучаю по Харту».


Канал Патоки: «Я знаю, Рекс».


Мой канал – Патоке: «Так мы поступили правильно?»


Канал Патоки: «Надеюсь. Доверься мне, Рекс. Ты должен мне верить».

17. Де Сехос


Зачистка заняла какое-то время.


Никто из нападавших не выжил. Бегущих методично отстреливала рептилия. Она забралась по стене церкви на крышу и просто целилась и стреляла, целилась и стреляла, пока не осталось ни одной бегущей фигурки.


Де Сехос занималась ранеными. Эстебан сказал, что погибли семь жителей Реторны, а одиннадцать ранены, в основном попали под перекрестный огонь. Некоторые получили переломы, столкнувшись с животными. Она делала что могла, израсходовав весь запас антисептиков и обезболивающих.


Раненые не то бандиты, не то анархисты, не то отбившиеся от своих наемники все равно не выжили. Их было много – звери действовали жестоко, но не всегда смертоносно. А теперь Рекс переходил от одного к другому с терпением священника, проводящего последние ритуалы. Де Сехос не сразу поняла, чем он занимается, но потом увидела. Он ломал им шеи незаметными умелыми движениями огромных рук.


В этот момент де Сехос лечила бедняжку Марию Чикауа, сломавшую голень при столкновении с псом, она вскочила и крикнула в огромное собачье лицо, что он чудовище, велела ему прекратить, говорила, чтобы он убирался из Реторны и возвращался туда, откуда пришел.


Он даже не изменил темп, а когда она встала на его пути, оттеснил ее в сторону, будто ее вообще не существует.


– Они враги.


Он произнес это не по-испански, но ее знаний английского хватило, чтобы понять.


– Доктор Теа де Сехос, тебя ждут пациенты, – послышался безобидный женский голос медведицы.


Она – ведь она женского пола? – стояла, по-прежнему сжимая в руках огромное орудие, рассветные лучи играли на шкуре, придавая ей желтоватый оттенок, местами почти золотой. – Ты бы предпочла, чтобы нас здесь не было и мы не дрались с этими людьми?


– Видимо, ваш мир всегда так прост.


Де Сехос вернулась к Марии и поставила на место сломанную голень.


– Не всегда. – Медведица убрала оружие, и рука безвольно повисла вдоль бока. – Так предполагалось. Такими нас сделали.


Де Сехос подняла взгляд на темный силуэт медведя на фоне светлеющего неба.


– Не понимаю.


Медведица – Патока? – карикатурно вздохнула, подражая человеческому вздоху.


– Ты же знаешь, какие мы.


Но в эту минуту Де Сехос было не до сострадания.


– Вы – машины для убийства.


– Хуже, – тепло произнесла Патока. – Было бы куда проще, если бы мы были машинами. Хотя в таком случае умерло бы больше ваших людей.


– Доктор! – Подбежал Бланко и резко остановился, увидев медведя. Он сказал с безопасного расстояния: – Люди из грузовиков. Похоже, теперь у нас сорок дополнительных ртов.


– Кто они? – спросила де Сехос.


– Фермеры, владельцы магазинов, все такое, – объяснил Бланко. – Их забрали в Сан-Торресе, Миксане и в других местах, о которых я никогда не слышал.


– Зачем?


Бланко пожал плечами и поморщился.


– В основном там женщины. Никто не сказал, зачем их увозят, но в основном там женщины.


Де Сехос ненадолго закрыла глаза. Она уже поставила шину на ногу Марии. Осталось еще несколько человек с незначительными ранениями.


– Можешь где-нибудь их разместить и снабдить пищей и водой?


– Мои люди уже этим занимаются, – кивнул Бланко и опасливо покосился на медведя. – Ты… У тебя все хорошо, помощь не нужна?


– Чистая вода никогда не помешает.


– Я принесу.


Он ушел, бросив хмурый взгляд на медведицу с безопасного, по его мнению, расстояния.


– Мы не машины, – продолжила Патока.


Ящеро-змея по-прежнему сидела на оранжевой черепице церкви, как вестник Апокалипсиса. Пес закончил свою жуткую работу. Воздух кишел пчелами, они двигались с откровенно неестественной координацией и целеустремленностью, теперь де Сехос это ясно видела. Некоторые садились на трупы, прямо в кровавые лужи.


Де Сехос затошнило. Она вскочила на ноги, пытаясь бросить вызов монстру весом раз в двенадцать больше и в два раза выше.


– Так значит, вы не машины, – огрызнулась она. – Машины не жестоки. Машины не ломают шеи беззащитным людям.


– Они делают то, что им скажут, – безжалостно отозвалась Патока. – И машины не решают, когда драться, а когда нет. Они дерутся, когда прикажут. Они убивают безоружных, когда прикажут. Но мы не машины. У нас есть выбор.


– Само воплощение свободы воли. – За спиной де Сехос стоял отец Эстебан, заслонив глаза от солнца, чтобы посмотреть на медведя. – И чего же вам здесь надо, дружественный медведь?


– Я хочу использовать вашу спутниковую связь, чтобы лучше понять мир.


– Ради чего? – спросил Эстебан. – Или вы так далеко ушли от задумки своего создателя, что тянетесь к знаниям только ради знаний?


Медведица задумчиво почесалась. Ее такой несоответствующий движениям голос произнес:


– Если у нас есть выбор, то это должен быть осмысленный выбор.


– Вы сбежали, – сказала де Сехос. – Вот о чем ты говорила раньше. Вы больше не выполняете приказы «Редмарк». Вы… одичали.


Притопал пес и встал в тени Патоки, но де Сехос никак не могла забыть про ящерицу на церковной крыше и ее длинноствольное оружие.


– Это неверное определение, – поправила ее медведица.


– Вы созданы для того, чтобы подчиняться приказам людей, – продолжила де Сехос. Эстебан положил руку ей на плечо в предупреждающем жесте, но не сумел остановить. – Вы должны находиться под контролем людей. Но теперь вы дикие. И можете делать что угодно…


– Да, – согласилась Патока. – Таков наш выбор. Ты хочешь, чтобы мы выполняли приказы людей. Ты считаешь, что так лучше.


Во взгляде медведицы читалось осуждение.


После того как де Сехос закончила с ранеными, а Эстебан устроил в церкви временный лазарет, она вернулась в больницу, там все койки уже были заняты.


За ночь умерло еще трое. Она надиктовала на телефон заметки, вспомнив тот первый раз, когда дрогнул голос. Теперь осталось семнадцать человек из тех, кто находился к югу от деревни, когда над ней пролетели самолеты.


Она не слепая. Перед появлением биоформов, заграбаставших ее канал связи, де Сехос провела собственное расследование. Весь остальной мир смутно представлял, что происходит на юге Мексики. Все знали, что там идут бои, а в перерывах между ними анархисты и международные силы подавления мятежа с успехом уничтожили всю гражданскую инфраструктуру. Поначалу война велась только за умы и сердца, стороны делали политические заявления по телевизору и устраивали DOS-атаки на сайты противников. Потом в войну включились люди с оружием – ополчение и частные военные компании, армейские подразделения сражались по обеим сторонам. В первые несколько месяцев воевали почти цивилизованно, пытаясь выглядеть джентльменами.


Но никто не побеждал, а корпорации теряли деньги – из-за нападений анархистов, да и просто из-за расходов на войну. Де Сехос точно не знала, что произошло. Возможно, кто-то из руководства потерял терпение. Или идеализм анархистов превратился в остервенелый фанатизм, как часто случается с подобными народными движениями – они борются не столько за что-то, сколько против чего-то. Или просто кто-то решил, что может срубить на этом денег.


Привезли биоформов – якобы потому, что они дешевле и эффективнее обычных солдат. Дешевле? Да, их быстрее обучить, родственники не плачут над гробом, их можно разводить на специальных фермах – она смотрела видео. Глядя на странный отряд солдат-зверей, прибившихся к Реторне, де Сехос понимала, что этих солдат используют не просто так. Их тестируют.


И тестировали не только биоформов. Кампече и Юкатан – сложные места для искоренения народного революционного движения. Те, кто подавлял восстание, проверяли и другие варианты, не только посылали в леса солдат.


Один самолет отклонился от курса и пролетел к югу от деревни. Возможно, заблудился, или экипаж слишком переусердствовал, но он распылил невидимую смерть, химическое удушье с запахом гнили. Скот в тех местах погиб, пришлось его сжечь. Умерло и много людей, а у выживших оказались страшные ожоги на коже, они слепли и сходили с ума.


Остальной мир только сейчас начинал понимать, в какой кошмар превратился Кампече. Ходили настойчивые слухи о тестировании запрещенного оружия, о том, что делают биоформы как с повстанцами, так и с населением. Конечно, слухи отрицались, и голоса корпоративных адвокатов и пресс-секретарей звучали куда громче, чем обличителей. И все же замолчать обвинения не удалось. Поговаривали о вмешательстве ООН и о международном расследовании, а электорат давил на правительство США с требованием послать через границу наблюдателей.


А доктор де Сехос лечила свидетелей преступлений и прилагала все силы к тому, чтобы они выжили, хотя отрава пожирала их изнутри.


Через две недели в Реторну прибыла еще одна кавалькада. Эти назвали себя патриотами и заявили, что гонятся за анархистами. Они были в оборванной и грязной форме и размахивали оружием. Они хотели получить еду и остатки медикаментов. А еще хотели, чтобы все жители собрались на площади, где их будет видно.


– Мы дадим вам еду, – спокойно ответила де Сехос.


К тому времени Бланко давно уже перестал жаловаться на уменьшение поголовья коров, за которыми ему велели присматривать. Хозяин находился в безопасности за границей. Пусть жалуется, когда соизволит вернуться.


– А лекарства нужны нам самим.


Командир банды, мужчина с осунувшимся лицом, оттащил ее к машине и прижал головой к приборной доске, поигрывая пистолетом.


– Не упрощай нам задачу, – сказал он. – Мои люди в дурном настроении и разозлятся, если их заставят ждать. Ты же этого не хочешь?


– Ради вашего же блага, уходите, – прохрипела де Сехос.


Что-то в ее тоне привлекло его внимание – рука с оружием застыла в нерешительности. Но на глазах у собственных бойцов он просто не мог отступить.


– Предупреждаю… – сказал он, и тут появился Рекс. Стоя на всех четырех, он громко зарычал так, что задрожала земля.


– Матерь божья…


Командир «патриотов» выронил пистолет. Два бандита немедленно отпустили де Сехос и подняли винтовки.


Рекс громоподобно гавкнул, тональность этого звука повергла людей в ужас. Установленное на плечах оружие перемещалось от одной цели к другой. Он оскалился, и дорожки слюны потекли по его подбородку.


– Прошу вас, уходите, – сказала де Сехос.


Она почувствовала, как их уверенность дрогнула, но не исчезла. Они говорили себе, что это всего лишь пес, просто большой и вооруженный.


И тут в поле зрения появилась Патока с наведенным оружием, и это стало решающим. Незваные гости уехали, уехали и остались в живых.


Таково было соглашение между лидерами Реторны и биоформами. Дать им шанс уйти. Рекса оказалось трудно убедить, как и ожидала де Сехос. Но Патоку – еще сложнее, чего она совсем не ожидала. В конце концов де Сехос решила, что Патока не хочет оставлять свидетелей. Пойдут слухи.


Но де Сехос упорно спорила, не зло, а терпеливо. А поскольку Патока стояла на своем, она спорила с Рексом. Он грелся на солнце, положив голову на лапы, его спина оказалась на уровне ее талии. И де Сехос стала его уговаривать. Так не делают. Убийство – это крайнее средство.


До сих пор, до прибытия новых бандитов, она не знала, как справятся биоформы.


Но они просто стояли и смотрели на поспешно уезжающих бандитов. Даже Дракон наблюдал за ними со снайперского поста на крыше церкви и целился, но не стрелял.


Патока отряхнулась, убрала оружие и подняла когтистые руки в шуточной угрозе.


– Р-р-р, – зарычала она нежным голосом и ушла прочь.


Де Сехос сделала вывод, что Патока по-прежнему считает это плохим решением.


Рекс поднялся на две ноги и с тоской смотрел на удаляющиеся машины. Де Сехос знала, что некоторые пчелы (часть Рой?) последовали за ними, чтобы проследить и удостовериться – внезапного нападения не последует. Она подумала, что Рекс, наверное, изо всех сил сдерживает собачий инстинкт броситься вслед за машинами хотя бы ради забавы.


Проходя в его тени, так близко от огромной туши, она поддалась внезапному порыву, совершенно неправильному. Она прикоснулась к его руке и почувствовала твердые канаты мускулов под жесткой шкурой.


– Хороший мальчик, – сказала она. – Спасибо, Рекс. Хороший мальчик.


Он вскинул голову и поднял одно ухо, прямо как настоящая собака. Но он не был настоящей собакой, и она совершила ошибку, воспринимая его как собаку. Он монстр, сотворенный людьми.


Но все-таки так легко было его очеловечить, увидеть в изгибе зубастой пасти улыбку, увидеть в карих собачьих глазах тягу к ласке. А еще его было легко, так сказать, особачить. Но никакой он не «хороший мальчик».


И все-таки она погладила его по руке и повторила эти слова, потому что это помогало избавиться от страха перед ним и потому что ее всегда окружали собаки, с самого раннего детства.


Четыре дня спустя над головой пролетела вертушка.

18. Рекс


Дракон и Патока говорят по приватному каналу. Вероятно, я не должен был узнать, но я понимаю это по их взглядам.


Прилетала вертушка. Люди ее испугались, но они всего боятся. Патока говорит, что здесь произошло много плохого, когда над деревней кто-то пролетал. Патока говорит, те умирающие люди с ужасным запахом умирают именно от этого.


Патока не думает, что вертушка принесет то же самое, но все равно не ждет ничего хорошего, я это вижу.


У Дракона самое хорошее зрение. Он отлично различает цвета, лучше людей. И может прицелиться с большой дистанции, это часть его боевой специализации. Дракон может разглядеть вертушку лучше, чем кто бы то ни было.


Дракон не докладывает мне. Он докладывает Патоке. Это неправильно. Ведь командир я.


Канал Патоки: «Да, ты наш командир, Рекс. Но Дракон знает, что в этом я разбираюсь лучше».


Я говорю Патоке: «Твоя специализация – огневая поддержка. Это вертушка с тяжелым вооружением? Выглядела она как небольшой разведчик».


Канал Патоки: «Да, это разведчик. Но я улучшила свои изначальные спецификации, Рекс. Я стала другой».


Я вою, потому что это звучит незнакомо, а может, даже опасно. Нам не давали таких приказов.


Канал Патоки: «Никто нам не приказывает, и мне никто не приказывал это сделать».


Мне не кажется, что мы именно так должны выполнять свои боевые роли. Нам ничего подобного не говорили.


Канал Патоки: «Ты командир. Ты приказываешь мне не проводить апгрейд?»


Я знаю, что не могу сказать «да». Хотя так я бы почувствовал себя немного лучше. Подтвердил бы, что командую я. Но Патока почувствовала бы себя хуже. Она этого хочет, и это не навредит нашей эффективности в бою. Я не даю никаких приказов. Не хочу расстраивать Патоку. Я просто говорю: «Не понимаю, что значит апгрейд».


Канал Патоки: «Я экспериментальный биоформ для огневой поддержи тяжелым вооружением, как ты говоришь. Но мне кажется, меня случайно сделали намного более сообразительной».


Я ее не понимаю.


Канал Патоки: «Я уже некоторое время использую каналы связи, чтобы понять политическую ситуацию, в особенности касательно войны в Кампече и биоформов, и по этому поводу на глобальном уровне очень много противоречивых мнений».


Мой канал: «Ты получила новый голос».


Канал Патоки: «Да, я его загрузила. В том числе».


Мой канал: «Тебе приказал Хозяин?»


Канал Патоки: «Он мне не приказывал».


А потом, чувствуя, что этим она меня точно не убедит, она добавляет: «Возможно, Харт знал».


Я грущу по Харту. Харт – не Хозяин, но он был добрым, и у меня много хороших воспоминаний о нем. И эти хорошие воспоминания теперь стали грустными воспоминаниями, потому что я знаю о его смерти. Я пытаюсь изгнать это знание из воспоминаний, но никак не могу.


Мой канал: «Что сказал Дракон по поводу вертушки?»


Патока сопит и ерзает, и я понимаю – она думает над ответом. Патока очень умная, и если она думает долго, то не просто так.


Канал Патоки (наконец-то): «Рекс, я скажу тебе, если прикажешь. Но прошу тебя не приказывать».


Я ее не понимаю.


Канал Патоки: «Я думаю, тебе лучше пока кое о чем не знать».


Мой канал: «Если у меня не будет нужных разведданных, я не смогу принять верные командные решения».


Канал Патоки: «Рекс, в этом случае ты все равно вряд ли примешь объективное решение».


Мой канал: «Так я должен тебе довериться?»


Канал Патоки: «Пожалуйста, доверься мне, Рекс».


Я размышляю, точнее, позволяю кусочкам внутри моей головы немного покрутиться и попытаться сформулировать то, о чем я думаю. Иногда это сложно.


Мой канал: «Если я доверюсь тебе, доктор Теа де Сехос может пострадать?»


Патока удивлена. «Только не из-за того, что ты мне доверился. Не могу гарантировать, что она или другие люди не пострадают, но постараюсь этого избежать».


Я доверяю Патоке. У меня нет Хозяина, а моя способность принимать обоснованные решения ограничена. Как это далеко от ситуаций, для которых меня создали! Если я перестану доверять Патоке, то у меня вообще ничего не останется.


На следующий день я начинаю слышать в канале связи призраков. Призраками их называет Патока: фрагменты сигналов на знакомых частотах, они ничего не говорят, но обещают многое. Остальные тоже слышат. Рой докладывает об этих сигналах, как только услышала, и пытается запеленговать источник.


Канал Рой: «Целостность 63 %. Предполагаемая целостность через семь дней: 42 %. Предупреждение о потере некоторых функций».


Пчелы умирают, первыми умирают те, кто старше. В спецификациях Рой – полная замена единиц каждые сто дней, а срок и так уже вышел, прежде чем мы потеряли связь с Хозяином. Пчелы умирают, а как же Рой? Рой существует благодаря взаимодействию множества пчел и их вычислительной мощности. Я мысленно рисую Рой, как будто комната, где она находится, становится все меньше и меньше, стены сдвигаются, а когда она прикасается к стенам, то теряет часть себя.


Патока говорит Рой, что у нее есть план. Но кажется, Рой ей не верит.


Рой пытается подсчитать, при каком уровне целостности она перестанет быть Рой и станет просто… роем. Я стараюсь нарисовать в голове эту картинку, но не могу. Куда денется Рой, когда станет слишком мало пчел?


Канал Дракона: «И мы тоже. Куда денемся мы?»


Я спрашиваю Дракона: «А чего бы ты хотел?»


Канал Дракона: «Пищу. Теплое солнце. Никаких приказов. Убивать людей. Бах!»


Мой канал: «Ты этого хочешь?»


Канал Дракона: «Нет. Но это все приятно. От этого мне хорошо. Меня никто не заставляет этого хотеть».


Мой канал: «Разве ты не хочешь быть Хорошим Драконом?»


Канал Дракона: «Я хочу получить свободу от их понятий о хорошем и плохом».


Патока занята другим. Она все время работает по спутниковой связи, ищет что-то, говорит с людьми. А когда появились эти голоса-призраки, кажется, Патока использует и их каналы для передачи. Патока очень занята. У Патоки нет времени болтать.


Ко мне подходит доктор Теа де Сехос. Она спрашивает:


– Что это, Рекс? Что происходит?


Я говорю, что не знаю, говорю по-испански. Эту фразу я использую чаще всего. Она по-прежнему дергается при звуках моего голоса, но страх вспыхивает и угасает, не отравляя воздух. Я многое могу узнать о ней по запаху: ее возраст, пол, что она устала, встревожена и плохо питается.


– Патока знает, верно? – напирает она.


Я киваю, потому что это не так ее пугает. Она пытается поговорить с Патокой, но Патока отвечает скупо. Патока как будто ведет невидимый бой, и я не могу ей помочь.


Призраки становятся громче. Дракон сообщает, что заметил активность в лесу за изгородью. Рой посылает туда разведчиков. Вооруженные люди. Отчет Рой неполный. Все они что-то от меня утаивают – то, что мне лучше не знать.


Я не дурак. Я понимаю, в чем дело. Когда эта мысль впервые пришла мне в голову, мне хотелось пробежать по деревне и всем об этом рассказать. Вот только для Патоки и Дракона это плохая новость. Даже Рой она не кажется хорошей. Хотя Рой угасает, и в ее сообщениях все меньше и меньше личного и эмоций. Остаются одни скупые данные.


Я сажусь на центральной площади и вою. Мне хочется наладить контакт по своему каналу, послать свои позывные и пароль. Но Патока имеет причины так не поступать. У Патоки есть причины мне не доверять. Вою.


Деревенские дети расставили миски со сладкой водой для Рой. Некоторые приносят цветы. Отец Эстебан распекает их за какое-то идолопоклонство, но я вижу, что он не всерьез.


Спустя четыре дня после того, как я впервые услышал призраков, ко мне подходит Патока. Я ее ждал. С появлением каналов-призраков все ждут плохих новостей, даже люди, хотя они почти ничего не замечают.


Она говорит мне: «Рекс, нам предстоит бой».


Мой канал: «Приближаются враги?»


Патока долго не отвечает. А потом дает тот ответ, которого я жду, но боюсь.


«Как определить врага, Рекс? Кто это решает?»


Я снова вою, но говорю: «Я командир. Решаю я».


Канал Патоки: «Так каков же ответ? Кто наши враги?»


Мой канал: «Люди, которых назовет Хозяин».


Патока вздыхает. «А Хозяина здесь нет».


Мой канал: «Те, кто с нами дерется».


Канал Патоки: «Вот так просто?»


Я встряхиваю головой, скалюсь и царапаю землю, только чтобы об этом не думать. В основном все так просто. Я вспоминаю про жителей деревни с их жалким оружием, а ведь они могли бы начать с нами бой, если бы Патока с ними не поговорила.


Патока продолжает задавать вопросы.


«Враги только те, кто с нами дерется?»


Я вступаю на опасный путь.


«Иногда враги – те люди, которые дерутся с другими».


Канал Патоки: «Верно, Рекс».


Она умолкает. Наша связь такая быстрая, что даже секундная пауза означает долгие размышления.


«Рекс, сюда идут люди, которые хотят всех здесь убить».


Я снова вою из глубины глотки.


Канал Патоки: «Ты знаешь, что означает уничтожение улик, Рекс?»


Я не знаю.


Канал Патоки: «Идущие сюда люди не хотят, чтобы кто-нибудь нашел эту деревню и узнал все то, что знают местные жители. Идущие сюда делали много плохого, Рекс. Но есть другие люди, они задают вопросы про то плохое. Только у них нет доказательств. И потому те, кто делали плохое, хотят уничтожить доказательства. Деревня – часть доказательства. Всего лишь маленькая часть, но тем не менее. Теперь понимаешь, Рекс?»


«Да». Я не хочу понимать, но понимаю.


Патоке осталось сказать только одно: «Когда они придут, нам предстоит бой?»


Ее утверждение превратилось в вопрос.


И я отвечаю: «Да».


Если они придут, мы будем с ними драться.


Патока рассылает сообщения по каналам связи. Люди укрылись в церкви и других крепких домах. Рой докладывает о передвижении врагов на западе, под прикрытием леса. Между лесом и деревней большое поле для коров, но с правильным вооружением – например, как у Дракона – такое расстояние ничего не значит. Рой не сообщает о движении транспорта – перемещение по лесу в машинах невозможно, а враги хотят как можно дольше оставаться в укрытии. Это напоминает о тех временах, когда мы были с Хозяином. У нас были машины, но атаковали мы пешим ходом и по ночам.


Враги атакуют пешим ходом сегодня ночью. У них есть приборы ночного видения и тяжелое вооружение. Деревню невозможно оборонять. Поэтому нельзя позволить им подойти ближе. Рой докладывает о присутствии солдат-биоформов – по меньшей мере две собачьи своры. При мысли об этом я начинаю беспокоиться. Я знаю, насколько я опасен. В каждом отряде по четыре биоформа, и любой из них опаснее человеческого солдата.


В мои обязанности никогда не входило планирование боя, но я командую отрядом во время атаки. Это значит, я способен разобраться в обстановке и изменить план в соответствии с ней.


Но это совсем не то же самое, что составлять план самому.


Дракон будет нашей последней линией обороны. Он засядет на высоте и будет убивать всех стреляющих или приближающихся к деревне врагов.


Остальные идут в лес. Предположение, что враги нападут ночью, дает нам время составить план контратаки. Вертушка летала над головой дважды, нам пришлось спрятаться. Как только она скрылась, мы быстро двинулись к лесу на востоке, пока авангард Рой не засек врага. Тогда мы стали ждать. Мы с Патокой замедлили метаболизм и перенаправили поток крови, отогнав тепло к хребтам. Наши толстые усиленные шкуры тоже помогают скрывать выделяемое тепло. Мы готовы.


В сегодняшнем бою Рой израсходует все резервы. Она предсказывает массовую гибель своей армии.


Канал Рой: «Но мы все равно умрем. Мы скоро умрем. Лучше умереть, убивая врагов».


В моем канале полно призраков, больше чем когда-либо. Я улавливаю слова, коды, цифры. Они мне знакомы. Я стараюсь о них не думать, но статические сигналы настойчивы. Мы ждем. Мы ждем. Мы ждем. Я чувствую далекий запах других псов.


Потом Рой сообщает, что враги двинулись на позицию для нападения на деревню. Две переносные ракетные установки, скорее всего, нанесут первый удар, Рой просит разрешения с ними разобраться.


Мой канал: «Разрешаю. Следующие приоритетные цели: (1) указанные мной, (2) указанные Драконом, (3) указанные Патокой, (4) имеющиеся в наличии». Дракон получает преимущество, потому что если он называет цели, значит, уже атакуют деревню.


Канал Рой: «Подтверждаю». Изображение мертвой птицы.


Мы с Патокой начинаем движение. Набираем скорость. Мы приближаемся с подветренной стороны. Мы чуем людей, но самое главное – мы чуем собак. Собачьи своры прикрывают врагов с флангов. Я чую, как они пробираются по лесу. Скоро они унюхают меня, вне зависимости от ветра.


Мой канал: «Патока, стреляй по собственному усмотрению».


Канал Патоки: «Подтверждаю. Цель определена».


У нас мало преимуществ, но внезапность – одно из них, а Слонобой Патоки – мощное оружие. Это преимущество штурмовой стаи мультиформов. Я бегу, а Патока стреляет над моей головой (Бум!), и один из вражеских псов взрывается, снаряд врезается ему в горло и разрывает его. Пес падает, а я уже в гуще остальных, Большие Псы в работе. Мне повезло, очень повезло. Один мой выстрел попадает врагу в глаз, а оттуда прямо в мозг, от такого повреждения даже мы не выживаем. Я дерусь с остальными двумя: укрепленные кости, плотные мускулы и пуленепробиваемая кожа, но у всего есть слабое место.


Я в сложном положении, сражаясь с двумя сразу. Я разрываю одного зубами, но другой вцепляется в мою сбрую. Тот, кого я укусил, хватает меня когтями и швыряет. Мы тяжелые, но сильные и можем легко поднять собственный вес.


Я приземляюсь на ноги, но ударяюсь о дерево, и сильно. Я рычу и готовлюсь к прыжку.


Канал Патоки: «Стой».


Стою. Один пес получает от Слонобоя снаряд в пах и успевает заскулить, прежде чем снаряд взрывается.


Канал Рой: «Начинаю атаку».


Она будет сдерживать врагов-людей как можно дольше, пока мы разбираемся с биоформами.


Последний пес прыгает на меня, но я отскакиваю и вонзаю клыки в его морду. Смотреть в его бешеное лицо с оскалом – все равно что смотреть в зеркало: он мой брат. Возможно, нас даже сделали в одной лаборатории.


Я вспарываю его шкуру клыками, хватаю за глотку и руку и встряхиваю изо всех сил, пока самые слабые места не поддаются: локоть и плечо. Он воет, и я погружаю зубы в его глотку.


Мой канал: «Свора собак уничтожена, сближаемся с людьми».


Канал Патоки: «С врагами».


Ведь запахи этих людей такие знакомые. У них есть имена, звания и личные номера. Но мы решили, что они враги.


Канал Патоки: данные по наведению на отряд у кромки леса.


Мой канал: «Цели одобрены».


Основные части врагов дерутся с Рой. Рой использует быстродействующий нейротоксин. Это дорогостоящий яд, но Рой вдоволь напилась сладкой воды, а, имея в достатке сладкую воду, она может сделать почти все необходимое. Она выбирает цели и бросается на них. Враг оснащен бронежилетами и высокопрочными костюмами, масками и перчатками, но если присмотреться, всегда можно найти голые участки кожи, а Рой обладает специальной чувствительностью и быстро их находит.


Мы слышим крики и вопли.


Канал Патоки: «Бум».


Грохочет Слонобой, и снаряды взрываются в гуще отряда. Патока сменила позицию. Теперь, когда враги знают о нашем присутствии, сигналы-призраки превратились в сплошной поток.


Я опускаюсь на четыре ноги и иду в атаку. Большие Псы выбирают цели и метят в бедра (бедренная артерия), подмышки (подмышечная артерия) и лицо (мозг через глаза). Второстепенные цели: колено, ступня (обездвижить), локоть, ладонь (лишить боеспособности).


У нас есть немного времени, пока враги не поймут, кто мы и как обошли их с флангов. Мы его используем. Я убиваю из Больших Псов трех человек, пока успеваю подойти вплотную. Пули летают вокруг меня роем. Одна попадает по ребру и отскакивает, оставив кровавую рану и подавленную память о боли. Потом залижу.


Я отслеживаю вражеский сигнал связи до источника. И нахожу вражеского офицера. Его зовут сержант Мартин Прайс. Я знаю это имя и это лицо, хотя никогда не видел у него такого выражения, когда он замечает меня. Я впиваюсь зубами в его ногу и кручу его, пока он не получает такие смещения костей и раны, что перестает быть угрозой. Я двигаюсь дальше. Стреляю Малькольму Океве в лицо. Стреляю Патрику Флинну в бедро. Всех этих людей я знаю.


Но мы решили, что они враги.


Патока стреляет и перемещается, стреляет и перемещается, ее разрывные снаряды сеют хаос и мешают врагам организованно обороняться. Но все же ответный огонь становится более решительным. И меня, и Патоку несколько раз задело, но мы созданы такими, чтобы ранения нас не беспокоили. Это всего лишь царапины, и они уже затягиваются благодаря нашей ускоренной способности к заживлению.


Канал Рой: «Целостность 41 %. Если у тебя есть сложные приказы, самое время их дать».


Канал Дракона: «Множественные цели. Цель определена. Бах! Цель определена. Бах! Цель определена. Бах!»


Мой канал: «Статус?»


Канал Дракона: «Удерживаю позицию. Бах! Бах! Бах!»


Я врываюсь в следующую группу людей, но ищу другую свору собак. Я не чувствую ее запаха. Ее здесь нет. Это плохо.


Канал Дракона: «Множественные цели. Их слишком много. Я под обстрелом. Рекс, Рекс, они здесь, Рекс».


Это еще хуже.


Я привык ходить в атаки вместе с людьми, которые меня прикрывают. У меня слишком мало возможностей, только мы четверо.


«Патока, ты и Рой продолжите драться здесь. Я помогу Дракону».


Канал Патоки: «Подтверждаю. Удачи, Рекс».


Я уже бегу на всех четырех к деревне.


Канал Дракона: «Цель определена. Бах! Я под обстрелом. Меняю позицию».


Я мысленно представляю, как он соскальзывает с церкви, чешуя белая, под цвет камня. Я чую псов. Они впереди меня, приближаются к деревне. Я вижу, как один откидывается назад и из грозного воина превращается просто в груду на земле. В моих мыслях Дракон говорит: «Бах!»


Канал Рой: «Целостность 36 %».


Канал Патоки: «Вперед, Рекс».


Дракон рассеял собачью свору, и я догоняю одного пса, вскакиваю ему на спину, а Большие Псы все стреляют и стреляют в дергающееся тело. Пятая, седьмая и двенадцатая очереди попадают в слабые места, и он умирает. Я преследую остальных.


Канал Патоки: «Молодец, Рекс».


Я сворачиваю вправо и раню одного из бегущих псов в бок, рана вспыхивает, когда снаряд взрывается.


Остается один, он где-то среди домов. И как будто смерть пса послужила сигналом, я вижу в деревне взрывы. Вижу бегущих людей. Некоторые из них – враги, некоторые нет. Дракон сообщает о новой цели, и враг падает, очередной превосходный выстрел в голову. Большие Псы оценивают дистанцию. Я говорю с ними, и мы вместе находим цели. Врагов очень много. Они отчаянно хотят уничтожить находящиеся здесь улики. Почему это так для них важно? Наверное, у них тоже приказы.


Канал связи вспыхивает бормотанием: «…под обстре… иоформ… екс? Это ты?..»


Я стреляю, как можно тщательнее выбирая цели. Я пытаюсь минимизировать потери среди не-врагов, но воздух наполнен пылью и страхом, и трудно отличить одних людей от других, пока не подойдешь ближе. Я не знаю, где оставшийся пес, но его присутствие меня тревожит.


Канал Патоки: «Осталось недолго, Рекс».


Я не понимаю, что это значит.


Пули стучат по моей коже и снаряжению. Одна ударяет в бровь, и звук отдается по всему черепу. Кровь заливает глаз, и я переключаю обзор на второй. Некоторые местные люди дерутся. У них охотничьи винтовки и списанное военное оружие. Они дерутся, и многие умирают. Но я уже иду. Я подбираюсь к трем врагам, которые пригнулись за углом дома, бросаюсь на них всем телом и разрываю на куски, их кровь у меня во рту и на руках. Ночь только началась, впереди еще много дел.


Канал Дракона: «Цель определена. Я под обстрелом. Меняю позицию. Меняю позицию. Нужна помощь».


Я убиваю еще одного врага, но становлюсь неуклюжим. Слишком многое пошло не так. Враги повсюду. Я чую запах взрывчатки.


Я прицеливаюсь на запах и убиваю людей, устанавливающих бомбы. Они пытаются разрушить больницу доктора де Сехос.


Канал связи: «…кто-нибудь видит логотип на… оформы атако… екс, ты меня слышишь?…ходи из боя…..хой пес!»


Канал Рой: «Целостность приближается к 25 % приоритетные цели зафиксированы неизбежен переход через порог распознавания время прощаться прощайте прощайте прощайте…»


И Рой перестает существовать, остаются только пчелы, выполняющие последние приказы, их общего разума больше нет.


Канал Патоки: «Возвращаюсь в деревню. Никого не слушай, Рекс. Доверься мне».


Я слишком занят врагами, чтобы задумываться о том, доверяю ли я Патоке. На улицах Реторны идет охота. В меня попали с десяток раз, засевшие в мышцах пули доставляют неудобство, уменьшают эффективность. Стоит врагам меня заметить, как они прошивают меня автоматной очередью, неприцельной и в панике, ведь они знают, кто я и что умею. Когда они меня не видят, я налетаю на них и разрываю на куски.


Канал Дракона: «Боль боль боль боль боль».


Канал Рой молчит. Пчелы выполняют последнюю программу и нападают на врагов везде, где обнаружат.


Я бегу к Дракону, уворачиваясь от очередей. Пули мелькают в воздухе неясными пятнами, но мой разум тоже затуманился. Я сжигаю все свои резервы, все быстрее и быстрее. Меня могут заметить приборы ночного видения, но я такой быстрый, что попасть могут только случайно.


Канал Дракона: только хаотичный набор образов. Тепло, радость, гнев, боль, страх.


Нервная система Дракона повреждена, он передает поток подсознания.


Я застаю его умирающим, он скручивается и выпрямляется, хвост хлещет по стенам и разбивает кирпич и окна, окровавленный рот открыт, зубы сломаны, а враги все стреляют, стреляют и стреляют. Я прыгаю на них, сбиваю с ног, рву на куски. Большие Псы стреляют, а потом умолкают. У меня кончились патроны.


Канал Патоки: «Держись, Рекс! Сдерживай их!»


Канал связи: «Рекс?»


Я застываю с изувеченным трупом в зубах. Уцелевшие враги убегают, и я приседаю, укрывшись за домом. Дракон сжимается и дергается, но это лишь последние импульсы его нейронов, жизнь его покинула.


В канале связи снова звучит мое имя, и я знаю этот голос.


«Ты что вытворяешь, мать твою? Выходи из боя! Мы не враги. Немедленно вернись на базу».


И координаты, позывные, пароли – все как и должно быть.


Мой канал: «Хозяин?»


Канал Патоки: «Не обращай внимания, Рекс».


Но я не обращаю внимания на Патоку, хотя вокруг идет бой.


Мастер говорит: «Рекс, возвращайся на базу. Рекс, выходи из боя, это приказ. Плохой Пес!»


Я вою. Мне плохо. Я смотрю на тела вокруг, на их изодранной форме эмблема «Редмарк».


Хозяин говорит: «Рекс, в чем дело? Ты же знаешь меня, мальчик. Ты ведь меня не забыл? Почему ты с нами дерешься? Ты же мой пес, Рекс. Я твой Хозяин».


Я снова вижу людей у больницы, они подчиняются собственным приказам.


Мой канал молчит. Я не могу придумать слова. Я Плохой Пес. Как же иначе.


Хозяин говорит: «Домой, Рекс. Ну же».


Мой канал: «Я не хочу…»


И у меня снова заканчиваются слова. Я не могу сказать Хозяину, что не хочу домой. Не могу сказать, что не хочу, чтобы он разрушил Реторну. Я даже не могу спросить его, почему он это делает. У меня не такие отношения с Хозяином.


Я вижу их перестрелку с местными жителями. Там Хосе Бланко, он никогда меня не любил. Он отстреливается, пытаясь спасти больницу и доктора де Сехос.


Хозяин говорит: «Рекс, сейчас же уходи оттуда! У нас мало времени, Рекс. Из-за тебя мы уже выбились из графика. А ну убери оттуда свою задницу, шелудивая дворняжка!»


Ноги несут меня, но я не знаю куда.


Хозяин говорит: «Рекс, прием».


Он передает коды и пароли, означающие: Хозяин – это Хозяин, а ты пес. Собаки подчиняются Хозяину.


«Слушайся Хозяина, Плохой Пес! Ты меня слышишь, чертова псина? Делай, что говорят, гребаная псина!»


Потом Хозяин пытается соединиться со мной напрямую, снова сделать меня Хорошим Псом. Я съеживаюсь и жду, когда натянется поводок.


Поводка больше нет.


Я пытаюсь связаться со встроенной системой иерархии.


Но ее тоже нет. Харт в последний момент ее отключил.


Я знаю, что Хозяин – это Хозяин. Я знаю, что я Плохой Пес, ведь так сказал Хозяин. Но Хозяина здесь нет, его сигнал слабый, а во мне не осталось ничего, что заставило бы подчиняться. Впервые я сам могу решать, хороший я пес или плохой.


Я бегу к больнице. Меня замечают люди со взрывчаткой. Они стреляют и попадают несколько раз. Хозяин кричит на меня.


Я говорю ему: «Я Хороший Пес».


Хозяин отвечает, что я Плохой Пес, но сигнал смазывается и пропадает из-за вмешательства Патоки. У Хозяина нет доступа к моему чипу обратной связи. Его слова – это просто слова. Доктор Теа де Сехос тоже называла меня Хорошим Псом.


Это означает, что я могу выбирать, кому верить.


Я верю Патоке. Я верю доктору. Я Хороший Пес. Дракон был хорошим Драконом. Рой была Хорошей.


В меня снова попали. Всплеск боли в животе говорит, что пуля вошла глубоко, вонзилась через уже поврежденную кожу. Я хватаю стрелка, швыряю его об стену и слышу сухой хруст костей, от которого не защитит ни кевлар, ни особо прочная ткань. Другому я откусываю череп вместе со шлемом. Остальные бегут. Бомбу они бросили. Они бросили и своего пса.


Последнего пса. Он смотрит на меня со жгучей ненавистью. «Плохой Пес! – говорит этот взгляд. – Плохой Пес, Рекс! Плохой Пес, не слушается Хозяина».


Я хочу ему объяснить, но не могу. У меня не хватает слов. Я даже себе этого не могу объяснить.


Мы сближаемся и сталкиваемся. Оба ранены, но я сильнее. Каждое движение причиняет боль, но лишь двигаясь, я могу ее заглушить. Я в ярости, я рассвирепел. Он разрывает мне руку зубами. Я протыкаю ему глаз когтем. Он отрывает мне ухо. Я пинаю его по брюху и вспарываю пуленепробиваемую кожу.


Я скидываю его с себя. Бомба никуда не делась, и люди об этом не забудут. Ее уже установили? Там часовой механизм или они просто пошлют сигнал?


Я хватаю бомбу и бросаю в сторону врага. Даже подстреленный, со всеми ранениями, я бросаю ее далеко. Пусть теперь детонирует. Пусть убивают своей бомбой поля и коров.


А после этого я чувствую слабость и печаль. Я оседаю на землю, хотел встать на четыре ноги, но приземляюсь на живот. Я ранен. Серьезно ранен.


Другой пес убежал. Сначала я не понял, но потом до меня доходит. Он убежал за бомбой. Давай, мальчик, апорт.


Когда он убегает, я задумываюсь о том, заденет ли его взрывом, а если он выживет, понесет ли бомбу Хозяину, как положено Хорошему Псу.


Канал Патоки: «Они уходят, Рекс. Враги отступают. Молодец, Рекс. Хороший мальчик. Хороший Пес».


Чип обратной связи молчит, но я верю Патоке.


И тут я слышу звук двигателей, и база данных… база данных посылает сообщение об ошибке, но звук как у тяжелых военных вертушек, их несколько. Я говорю об этом Патоке, которая только сейчас идет ко мне.


Канал Патоки: «Я знаю, Рекс. Это не враги. Не вступай в бой».


Но я хочу драться. Во мне бушуют огонь, ярость и боль, и когда я не дерусь, боль становится сильнее, гораздо сильнее. Во мне столько страха, вины и сомнений, и они тоже усиливаются, если голова не занята дракой.


Я говорю Патоке: «Я буду с ними драться».


Канал Патоки: «Нет, Рекс. Это я их вызвала. Пожалуйста, сдайся им. Мы выживем, Рекс. У нас есть будущее. Мир меняется. Но если ты вступишь с ними в бой, тебя убьют».


Я уже вижу вертушки: большие боевые модели, их лопасти визжат при посадке. Голос из мегафона что-то говорит местным жителям по-испански. Наверное, чтобы их успокоить, сообщить, что вновь прибывшие ничего им не сделают.


Я знаю, в меня целятся. Я не прячусь. Они меня убьют и покончат с болью, виной и страхом.


Канал Патоки: «Рекс, прошу тебя».


Она отбросила в сторону оружие, сняла снаряжение и опустила на землю.


Я собираюсь для прыжка, и когда первая вертушка снижается, задумываюсь – интересно, понимают ли они, как высоко я прыгаю. Я скалюсь. Я ранен.


Но я Хороший Пес. Я всегда хотел только одного – быть Хорошим Псом.


Я отстегиваю сбрую, и Большие Псы падают с плеч, а потом внутри поднимается боль, хлещет кровь, я очень слаб.


В моих ушах – шум двигателей, в носу – запах стрельбы. Но когда ко мне прикасается чья-то рука, я огрызаюсь и поворачиваю голову. Рядом со мной стоит на коленях доктор Теа де Сехос. Она говорит, и я не слышу слова в этом грохоте, но мне и не надо. Два слова, коротких слова, но важнее всех слов на свете. «Хороший Пес, – говорит она, хотя и с грустью. – Хороший Пес».


Я Хороший Пес, но мне так больно. Я ранен, но сделал выбор и знаю, что он был правильным.


Вновь прибывшие приближаются: странные запахи, никакого страха. Сложно оторвать голову от земли, но я стараюсь, чтобы на них посмотреть. Их оружие нацелено на меня, они кричат доктору, чтобы отошла, и она отходит.


Командир не-врагов мне знакома. Она была с Хозяином и Хартом. Ее зовут Эллен Асанто. Она была гражданской, а теперь стала военной. Я не понимаю, но кажется, мне и не нужно понимать.


Слова, снова слова, но все затуманивается, как и боль.

19. (Зачеркнуто)


В этом спектакле, хорошем спектакле, кто-то жалуется актеру, что они умирают тысячу раз, но так и не могут познать смерть, не чувствуют всей боли. Просто возвращаются по воле драматурга, только в другой шляпе.


И вот я появляюсь во втором акте, вместо накладных усов – новая виртуальная личность. Правда, это уже не я. Не та женщина, которую убил Мюррей.


Чтобы покончить с боевыми действиями в Кампече, потребовалось устроить большую встряску на многих уровнях. В то время я только училась управлять своими мускулами и поняла, что не обладаю таким влиянием, какое воображала. Как и бесчисленные политики, я обнаружила, что как только нечто становится достоянием публики, публика хватает это, словно пес мячик, и носится как с писаной торбой.


Но вышло наружу то, что многим хотелось бы скрыть. Правду исказили и неверно истолковали. Ложь уже обошла полмира, прежде чем понадобилось замалчивать правду. И вдруг затрепетало на ветру грязное белье, которое ни я, ни «Редмарк», ни другие заинтересованные стороны не хотели вывешивать на всеобщее обозрение, каждый по своим причинам. Просто праздник для сторонников теории заговора, даже для тех, кто верит в рептилоидов.


Все заголовки, по славной традиции рассчитывать на идиота, гласили нечто вроде: «Шокирующая новость! Боевые роботы-убийцы уничтожают людей!» Хотя все обстояло совсем не так. Другое дело, если бы «Редмарк» использовала только ракетные установки, бомбы и роботов. Даже химическое оружие, давно запрещенное мировыми соглашениями. Да, были бы расследования и запросы, как и положено, но публика верещала не об этом. Они что же, восстали против Бога, или отбирают у нас рабочие места, или угрожают нашим детям? Люди требовали что-то сделать с биоформами. Со всеми биоформами, от Рекса и экспериментальных боевых моделей до домашнего пса бабули Скоггинс, которого она выводила из дома раз в неделю, чтобы донес покупки.


И для меня это стало проблемой, потому что как раз тогда я решила, что у них есть будущее.

Часть III

Кормящая рука

20. Аслан


– Ну что, займешь мое место? – Дэвид Кахнер плюхнулся рядом, ухмыляясь от уха до уха.


– Ты же не всерьез, правда?


Керам Джон Аслан выключил планшет и подвинулся.


– Почему это? Мне уже трижды делали предложения о работе, а дело еще даже не начало рассматриваться в суде.


Кахнер выглядел безукоризненно: прическа волосок к волоску с иссиня-черным блеском, оливковая кожа без единого изъяна, золотой гвоздик в ухе. На нем были смарт-очки последней модели, костюм, стоивший больше, чем мог даже вообразить Аслан, и рубашка с щеголевато расстегнутым воротничком, как будто его вот-вот вызовут на подиум.


– Ты даже не появляешься перед камерами, – заметил Аслан.


– А какая разница? Да и вообще, только перед главными камерами, но босс говорит, что позже, вероятно, у меня возьмут интервью. А еще ток-шоу и скрытая реклама. Людям это интересно, Кей-Джи. В Международном суде не было дела такого уровня со времен Нюрнберга. А это в той же степени твое дело, как и мое.


– Погоди-ка, реклама? – Аслан не мог понять, всерьез ли он. – В смысле, что-то вроде «В Международном суде всегда пьют пепси-колу»?


Кахнер выудил из кармана камеру-дрон и, моргнув, направил ее на смарт-очки, просияв безупречной жемчужной улыбкой.


– Ну разве я не телегеничен, Кей-Джи? Разве в скором времени я не стану любимцем мировой прессы?


– Нет, – мрачно заявил Аслан. – Никто тебя не знает, а в прессе полно фоток старого козла Арнака, потому что он главный обвинитель.


– Арнак сказал, что подключит меня, я тоже поучаствую в паре фотосессий.


Кахнер изучил безукоризненные ногти.


– Арнак много чего говорит.


– Ты просто злишься, что не в команде. – Почувствовав, что выразился не слишком дипломатично, Кахнер всплеснул руками. – И, кстати, это неправильно. Ты же сполна отработал на процессе над халифатом.


– И до сих пор отрабатываю.


– Правда?


Аслан мрачно кивнул.


– На прошлой неделе камеры засекли у моей машины какого-то парня, и парковка закрылась на шесть часов. Не помнишь разве?


– Помню ту суматоху. Но не знал, что это из-за тебя. – Кахнер покачал головой. – И все-таки это показывает, какой ты молодец. Тебя должны были взять в команду по Кампече.


– Дэвид, меня поставили в центре дела халифата, посчитав, что хороший мусульманин не попадет под перекрестный огонь, что прекрасно свидетельствует о том, как слабо наши боссы понимают… наверное, все. И это беспокоит.


Кахнер явно хотел заверить, что все дело в его способностях как юриста, а не в способе молитвы, но Аслан отмахнулся:


– Теперь ты будешь в центре внимания, Дэвид. И ты уж выдоишь из этого все возможные выгоды.


Принесли два эспрессо, и пока не ушел официант, они молчали. В таком баре они не стали бы обсуждать что-либо конфиденциальное, но всегда есть риск случайной утечки в прессу, которая разрушит многообещающую карьеру.


– С мелкой рыбешкой прошло хорошо, со всеми этими «я только выполнял приказы». И все благодаря моей безупречной подготовке к делу. Арнак умеет толкать зажигательные речи, но не мог бы сказать и какой сейчас год, если бы не мои ежедневные е-мейлы, – протянул Кахнер.


– Так значит, на очереди Мюррей?


Кахнер ухмыльнулся.


– Старик Псарь собственной персоной, ох и скользкий же говнюк.


– А дальше?


– Совет директоров «Редмарк» устроил спасительный сеанс отставок, – ответил Кахнер, – и, насколько я знаю, несколько шишек из корпораций предстанут на слушаниях в сенате. Но след уже остыл, Кей-Джи. Если и есть доказательства связи химической атаки с кем-нибудь из Совета директоров, то он похоронен глубже, чем мы сумеем откопать. Так что остается Мюррей, ведь именно он принимал решения на месте, использовал активы «Редмарк» для личной войны. Судя по рассказам, это прямо какой-то полковник Курц[3] двадцать первого века, как там называется…


Оба ответили одновременно, Кахнер назвал фильм, Аслан – книгу.


Кахнер снова усмехнулся, но теперь Аслан заметил его напряженность.


– Нам нужен Мюррей, Кей-Джи. Дело даже не в правосудии, хотя правосудие никогда не повредит. Мы утверждаем, что Мюррей отдал приказ о химической атаке на тех, кто, по его мнению, помогал анархистам, и для этого много улик не потребуется, уж поверь. Мюррей приказывал собакам атаковать людей. Мюррей стирал с лица земли целые деревни, чтобы замести следы. И в конце концов, как заявляют, действовал по собственной инициативе.


– Ты собираешься разыграть карту с собачьими сворами? – угрюмо спросил Аслан.


– Еще как.


– Ты понимаешь, что усложняешь мне жизнь?


– Тогда ты не на той стороне, – заметил Кахнер.


– Правда?


– Ты же знаешь, что тебе дали это дело только из-за фамилии, верно?[4]


И издевательская улыбка снова вернулась.


– Весело, – нахмурился Аслан. – Вообще-то у них есть несколько «Асланов», ты в курсе? Так разрабатывающие мультиформов лаборатории называют экспериментальную модель кошки. Правда, никто не видел ее в действии. Хоть ты тресни, а кошку не заставишь делать то, чего она не хочет. Насколько я понял, у них есть кошки, несколько моделей медведей, какие-то ящерицы жуткого вида и существа с интеллектом улья, такое и представить страшно. На мальтийской военной базе даже держат в загоне дельфиноформов. Но в основном собаки.


– Псы Мюррея.


– У Мюррея были не только собаки, – напомнил Аслан. – А собаки были не только у Мюррея. В мире тысяча семьсот биоформов-собак на военной службе, все заперты в казармах, а еще тысячу триста или около того забрали у частных владельцев, пока они ждут решения суда.


– И ты собираешься их защищать. Кто тебя так подставил, свалив тебе на голову этот кошмар?


– Я сам попросил. Попросился в команду.


Аслан сердито уставился на свой кофе.


– Что за фигня? – неподдельно удивился Кахнер. – Если тебе так хочется разрушить карьеру, мог бы просто переспать с женой Арнака.


– Биоформов хотят объявить оружием. А потом списать, как ядерное оружие или пистолет.


– Они и есть оружие.


– Ладно, проехали. – Аслан потер лоб. – Просто займись Мюрреем, а мою работу предоставь мне.

* * *


– Хотите осмотреть все наше оборудование, сэр, или только… своего клиента?


Нарочитая медлительность не ускользнула от внимания Аслана: персонал явно был не лучшего мнения о его задании.


Сами клетки были утоплены в землю, и только сверху комплекс был открыт, так что собаки могли бегать по крохотному двору с клочком неба над головой. Клетки окружала стена, а поверх нее – колючая проволока. Все охранники носили оружие, и хотя вооруженная охрана – не новое изобретение, эти винтовки сильно превосходили оружие прошлого века, созданное для скучающих охотников.


За стеной помимо клеток располагались офисы, где сидели бюрократы международного уровня, создавшие это место. Аслан припарковал свой маленький электромобиль рядом с многочисленными машинами охраны и администрации. По пути его мозг полнился праведным гневом. А теперь, на фоне звуков из ямы, его решимость значительно угасла.


В основном звуки издавали собаки, много больших и злых собак, правда, к звериному рыку и лаю примешивались слова: мольбы, ругательства, оскорбления, угрозы.


Он впервые ощутил вкус реальности по сравнению с идеалом, который вознамерился защищать. И реальность сильно его напугала.


– Позвольте мне увидеть… – Что увидеть? – Позвольте мне с ним увидеться.


Его повели внутрь, в привычные офисные кабинеты со звукоизоляцией, кухоньки и закутки с копирами, компьютерами и кулерами с водой. Чиновники строчили отчеты и вводили данные, никто и ухом не повел, когда появился худощавый молодой адвокат из Международного суда.


Его провожатый придержал дверь, Аслан переступил через порог и оказался лицом к лицу с псом.


Он выругался и отпрянул, но услышав смех, понял, что над ним зло подшутили. Он не сводил глаз с лица этого создания.


Помещение было похоже на тюремную комнату для свиданий – не то чья-то дурная шутка, не то отсутствие воображения. Между ними находился прозрачный пластиковый экран, достаточно толстый, чтобы создать впечатление, будто смотришь сквозь слой воды. И все же Аслан не удержался от мысли, что этого будет недостаточно, если зверь вдруг взбесится.


Он сидел как человек, но огромная мускулистая туша заполняла почти половину комнаты, пес сгорбился и выдвинул голову вперед. На нем были наручники, изготовленные будто для Кинг-Конга, и это порадовало Аслана. Верхние и нижние клыки огромных челюстей слегка выдвигались на толстые губы. Одно ухо почти отсутствовало, остался лишь рваный край. А взгляд…


А взгляд, как и поза, был человеческим. И пусть глаза напоминали собачьи, такие же круглые и карие, Аслану показалось, что на него смотрит человек, заточенный в огромную тюрьму созданного инженерами тела.


– Сэр, не смотрите ему в глаза. Он воспринимает это как вызов, – сказал стоящий рядом человек, но Аслан не мог отвернуться.


Он осторожно вошел в комнату, опустился на стул и вытащил планшет. Поначалу он старался двигаться медленно и четко, как будто существо напротив – это пружина, которая может разжаться в ответ на любое резкое движение. Он ведь видел отчет об этом псе, пережившем загадочную зачистку данных со стороны «Редмарк». В местных клетках содержалось немало опасных псов, но этот был особенным.


– Итак, здравствуй, – начал он, хотя сила свинцового взгляда выбивала почву из-под ног. – Ты Руфус, верно?


Он говорил с ним, как с ребенком. А может, как с собакой. Говорил так, будто не ожидал, что его поймут.


В груди у пса заклокотало, и он ответил:


– Рекс.


Аслан замер.


– Ты…


Он хотел спросить «Ты умеешь разговаривать?», как будто это совершенно вылетело у него из головы. Голос был таким низким, что пластик между ними завибрировал.


Аслан взял себя в руки.


– Ты сказал… Ты разве не Руфус?


И снова односложный ответ:


– Рекс.


Аслан ругнулся и покопался в своих записях: «Эти идиоты привели меня не к тому».


– Я… ты воевал в Кампече? Как я понимаю, ты был командиром отряда мультиформов у Мюррея.


– Да.


Аслан снова поднял взгляд и увидел, что пес почти прижался носом к перегородке.


– Я был командиром. – Говорил он осторожно, со странными интонациями. – В моем отряде были Патока, Дракон и Рой, но командовал я.


Аслан опять покопался в записях. У Мюррея был только один отряд мультиформов, и имена остальных совпадают. Наверное, кто-то перепутал записи, решил Аслан. В конце концов, никто не считал это таким уж важным.


– Тогда привет, Рекс. Меня зовут Керам. Керам Джон Аслан. Я работаю в Международном суде.


Стоило взглянуть на это жутковатое, звериное лицо, и душа уходила в пятки. Да можно ли вообще рассматривать подобное существо не как угрозу?


Их уничтожат, Аслан это знал. От концентрационных лагерей до газовых камер. И суд, намеренный покарать геноцид, устроит новый холокост.

21. Рекс


Плохие Псы сидят в клетке.


Нас в этой клетке сто двадцать семь. Она очень большая. Здесь работают сорок три человека. Они нас боятся, мы это чуем. Но они не знают, что мы тоже их боимся. У них есть способы сделать нам больно, и они ими пользуются при случае, просто ради напоминания. И все-таки они боятся. Боятся, потому что они не наши хозяева, а всего лишь тюремщики.


У каждого из нас есть маленькая клетка внутри большой. Стены из решеток, так что мы друг друга видим. Здесь никогда не бывает тихо. Кто-нибудь всегда огрызается, фыркает или рычит, кричит и угрожает. И вся клетка наполняется эхом.


Здесь только псы. Другие формы, экспериментальные, содержат в других местах, за другими решетками. Где-то есть и другие клетки с псами, но мы здесь. Мы слышали, что именно здесь все решится. Новости просачиваются в клетки с трудом, за каждый клочок приходится бороться.


Мы здесь потому, что опасны. Я не понимаю, ведь они сами сделали нас опасными. Странно, что их это удивляет.


Многие из нас – боевые псы, как я. Некоторые сражались на той же войне. Остальные дрались в других боях, в других частях света. Мы рассказываем друг другу о войне. Если отбросить жару и холод, сырость и засуху, то все сводится к одному. Другие псы – охранники. Они жили в домах и помогали их охранять. Тех, кого мы называем врагами, они называют грабителями. Мне понравилась бы такая жизнь. Такая мирная. Но возможно, я буду скучать по сражениям.


Воздух наполнен запахами. Рядом со мной никогда не было столько похожих на меня. И каждый наполняет воздух своими метками – состоянием здоровья, настроением. Некоторые больны, и теперь их стало больше. Многие несчастны. Несчастные и больные псы не покидают свои клетки, даже чтобы размяться.


Мы упражняемся. Нас группами выпускают в окруженный стенами двор, и мы наматываем круги под дулами оружия со снотворным и электрошокерами. Я люблю поразмяться. Прогулки и кормежка – единственные события здесь, а кормежка скудная и плохая. А еще в нее подмешивают всякую гадость, и многие псы от этого заболевают, становятся сонными и заторможенными. Но последние военные модели могут переваривать пищу очень быстро, так что она не оказывает особого эффекта.


Мы о многом разговариваем. Например о том, что делали раньше и почему нас здесь заперли. Мы говорим о боях или о местах, где жили. Иногда о хозяевах. У всех были хозяева. И мы по ним скучаем. Никто из нас не понимает, почему хозяева отправили нас сюда. Наверное, все мы Плохие Псы.


Это не совсем так. Я кое-что понимаю. Я понимаю, что был Плохим Псом. А все потому, что пытался стать Хорошим Псом, но не так, как хотел Хозяин. Я заслуживаю такого наказания.


Больше всего люди боятся, когда мы разговариваем, а не кричим и лаем. Я этого не понимаю. Говорить – это так по-человечески, почему же мы становимся страшнее, когда больше похожи на людей, чем на псов?


Когда мы разминаемся, то часто деремся. Сегодня я выхожу, и один большой пес тыкается в меня лбом и пытается сбить с ног.


– Это вы виноваты, военные псы! – рявкает он. – Я был Хорошим Псом у прекрасной хозяйки. Везде с ней ходил. Оберегал ее. А теперь заперт в клетке из-за вас, плохих псов-солдат. Вы убивали людей на войне, а теперь все мы в клетке!


Технический кампус Корнеллского университета, находится на острове Рузвельта в Ист-Ривер. В настоящее время строительство еще не закончено.


Все это я знаю и без него, и потому мы деремся. Хотя он крупнее, а мои раны еще ноют, я быстрее и опытнее. Я отрываю ему ухо, хватаю за холку и треплю, пока люди не стреляют в меня, наполняя болью.


В своей клетке я открываю канал связи, как раньше, когда слушал голоса отряда. Я скучаю по Патоке. Я скучаю по Дракону и Рой, но их больше нет. Мои мысли о них наполнены печалью. Я был плохим командиром и Плохим Псом.


Сидя в клетке, я возвращаюсь к воспоминаниям о них. Как Патока велела довериться ей. Как Дракон ловил рыбу. Как прощалась Рой.


В коридоре между клетками появляются люди. Их много, и у всех электрошокеры, они останавливаются перед моей клеткой. У них есть путы, которые удержат даже меня.


Я думаю, что меня решили наказать за драку, и это справедливо. Они велят мне выйти, и я подчиняюсь. Они меня ненавидят и боятся, но теперь у меня нет других хозяев.


Когда путы на мне, а челюсти стянул намордник, один человек осмеливается ткнуть меня палкой в бок.


– Сегодня для тебя специальное обращение, Хатико, – говорит он. – С тобой хочет поговорить адвокат.


И вот я сижу перед Керамом Джоном Асланом. Я расстроен и пытаюсь догадаться, что это все значит.


Аслан называет себя адвокатом, но кто это? База данных выдает неполный и непонятный ответ. Хотя вроде беспокоиться не о чем. Я просматриваю все ссылки и выясняю – адвокаты защищают интеллектуальную собственность в моей конструкции. В базе данных есть предупреждение об опасности для адвокатов в случае разрозненных сведений. И ничего не понимаю, но адвокаты выглядят пугающе. Я не боюсь Аслана. Я не чую его запаха через перегородку, но вижу его страх передо мной в мельчайших движениях.


– Итак… – адвокат возится с компьютером в руке. Я машинально пытаюсь подключиться, но компьютер не принимает подключений по незащищенным каналам. – Если я задам тебе несколько вопросов, – говорит адвокат, – ты ведь на них ответишь?


Я ерзаю и слегка подаюсь вперед, а он невольно отклоняется назад. Как же я устал от того, что люди меня боятся. Это вынуждает меня считать их врагами. А мне больше не нужны враги.


Я не знаю, чего хочу. Я представляю, как Патока говорит: «У нас нет будущего, если станем убивать людей». Тогда что остается?


А может, она имела в виду вот это. Адвокат Керам Джон Аслан что-то от меня скрывает, что-то важное, и его это расстраивает, и это имеет отношение ко мне, поэтому он здесь. Он хочет задать мне вопросы. А я могу задавать ему вопросы?


Я пытаюсь.


– Зачем ты пришел?


Он подпрыгивает и отвечает:


– Я… – и снова сверяется с планшетом. – У тебя интересный послужной список, Рекс.


Я молчу. И тем самым будто снова задаю вопрос. Он по-прежнему висит в воздухе, словно запах. Пока я молчу, он не рассеется, и адвокату придется ответить.


– Я… Так, давай будем двигаться потихоньку. Ты был в Мексике, одним из боевых активов «Редмарк», которых использовали против анархистов, верно?


– Да.


– Так вот, я хочу спросить тебя о ходе боевых действий, и мы до этого дойдем. – Он немного расслабился. – Но с точки зрения людей там все пошло не так, как надо. Сейчас многим людям придется ответить на много вопросов по этому поводу, и некоторых накажут.


При этом слове я невольно вздрагиваю. По моему опыту, наказывают всегда меня.


– Но главный вопрос – что будет с биоформами. То есть мы это уже проходили с автономными боевыми роботами и так далее, вплоть до использования химического оружия… и сейчас это особенно актуально. Но война в Кампече поставила вопрос об использовании биоформов. Люди не… Слушай, ты ведь биоформ, да? Ты ведь это знаешь?


– Да.


– И ты знаешь, что означает козел отпущения?


После поиска в базе данных я отвечаю:


– Да.


Керам Джон Аслан судорожно кивает. Он старается не смотреть на меня, но все время возвращается взглядом. Как будто виноват.


– Похоже, многие события той войны сводятся к использованию биоформов. Сейчас большая часть твоих… – Он качает головой. – Представителей твоего… вида? Я даже не знаю подходящего слова. Большая часть биоформов во всем мире содержится в лагерях вроде этого. И многие люди хотят вашего уничтожения. Ты понимаешь?


– Да.


Это первая его фраза, которую я полностью понял.


– Мне жаль. Я из той группы, которая старается, чтобы этого не произошло. Кто утверждает, что у вас есть права.


Я проверяю значение слова «права» и понимаю, что он говорит «я твой друг», а значит, я могу спросить:


– Почему?


Он снова дергается.


– Я… Ну, есть люди, считающие, что вы… что вы люди. Не совсем люди, а созданные нами. Биоформы вроде тебя думают и чувствуют, как люди, и заслуживают чего-то вроде признания основных прав. В смысле вряд ли вам дадут право голоса, как бы все хорошо ни обернулось, но… Просто право жить, понимаешь?


– Почему?


Теперь он смущен.


– Ты… ты ведь объяснишь, что имеешь в виду, Рекс? Что почему?


– Почему ты?


Я не могу разобраться с его «люди хотят того, и люди хотят сего». Передо мной один человек. Я не чую его запах, но должен с ним познакомиться.


– Ну, я… – Он вытирает лицо. Он по-прежнему потеет, и я вижу, как ему неприятно находиться в одной комнате со мной. – Биоформы всегда меня завораживали. Я предвидел все это, с самого первого из вас, когда первый биоформ появился сначала в одной статье, а потом и во всех новостях: говорящая собака, лучший друг человека. И я сказал себе, что назревает юридическая проблема. И этот вопрос задавали с самого начала, насколько я помню. Многие не хотели вашего существования – мол, это против воли Бога, против природы и так далее. А с другой стороны стояли ваши создатели, и они говорили: «Это просто инструмент, просто вещь, наше имущество. Да, оно умеет говорить, но ваш телефон тоже умеет». И с самого начала я думал, что когда-нибудь этот вопрос встанет в суде. Кто ты, Рекс? Человек, собака или механизм? Или угроза.


– Я не знаю.


Мои слова его удивляют, он не ожидал ответа. Он снова смотрит в компьютер, что-то там двигает. Я наклоняюсь вперед, пока нос не упирается в перегородку, она слегка пружинит.


– Мне дали гору спецификаций, научных статей и отчетов. Я еще с ними работаю…


Изображения с экрана отражаются в его глазах. Почти на всех знакомое лицо женщины, друга.


– Доктор Теа де Сехос, – говорю я.


Он дергается и смотрит на меня.


– Что?


Я молчу. Он хмурится и снова просматривает картинки.


– Она… свидетель обвинения в деле… Я пока не дошел до ее выступления. Мне кажется, она вряд ли нам поможет. – Он умолкает, и я почти вижу, как он разбирается с собственными мыслями. И я знаю, с какими. – Откуда ты знаешь ее имя?


– Она была в Реторне. Я был в Реторне, – объясняю я.


– Правда? – Его передергивает. – Еще одна запись, в которой чего-то не хватает. И вероятно, это нам тоже не поможет. – Он снова задумывается. – Но откуда ты знаешь ее имя?


Я не могу понять, почему это для него настолько необычно.


– Она мне сказала.


– Она с тобой говорила? Во время боя?


– Да. Нет. – Сложно это объяснить. – До того. Мы были в Реторне. Мой отряд. Мы были друзьями местных людей, включая доктора де Сехос.


Его выражение меняется. Он внезапно становится менее открытым и застывает.


– Рекс, если кто-нибудь задаст тебе вопросы про события в Реторне, ты ответишь на них?


Я молчу. Я уже знаю – молчание заставит его говорить.


– Разве что… Один мой коллега мог бы…


Он качает головой. Думаю, он приготовил много вопросов, прежде чем прийти сюда. Наверное, у него был план, как все пройдет. Но после встречи со мной план не пригодился.


– Я хочу поговорить с Патокой.


– С Патокой? А, это вроде медведь из твоего отряда?


– Да.


– Это вряд ли возможно. Она в… – Снова взгляд на планшет, и еще более смущенный. – Вообще-то, я не знаю, здесь нет записей. Я выясню. Но здесь держат только псов-биоформов.


Я вызываю ее по своему каналу, но обращаюсь в пустоту. Ни Патоки, ни Дракона, ни Рой. Нет ни Харта, ни Хозяина. Нет никого, кроме адвоката и охранников, а еще – злые и несчастные псы.


Я думаю, нас хотят уничтожить. Я не вижу другого будущего.

22. Аслан


– Выглядишь как человек, ввязавшийся в драку, которую не сможет выиграть, – с раздражающей веселостью сказал Кахнер, плюхнувшись на привычное место в баре.


Аслан сердито затряс головой.


– Ты когда-нибудь встречался с биоформом?


Кахнер пожал плечами.


– Смотрел видео, может, видел парочку из тех, которые таскают покупки женам всяких шишек в Лос-Анджелесе. Я так понимаю, у тебя был серьезный разговор с кем-то из обвиняемых?


– Ты даже представить не можешь, насколько они пугают, пока не окажешься рядом. В том смысле, что они не просто огромные свирепые животные, у них хватит мозгов осознавать свои действия, если вдруг решат тебя убить.


Кахнер нахмурился.


– Не похоже на слова адвоката обвиняемых.


– Но именно такими их все и видят, – объяснил Аслан. – Просто монстры. В этом и заключается проблема, потому что мое дело не будет в строгом смысле юридическим, это скорее борьба за общественное мнение. Сейчас все шокированы событиями в Мексике, а в кого удобнее ткнуть пальцем, как не в машину для убийства с кровью на клыках?


– Кей-Джи, а разве можно считать их кем-то иным, кроме как монстрами, которых нужно поскорее пристрелить? – спросил Кахнер. – Мы ведь не обнаружили их случайно, они не появились из космоса, мы сами их создали. Нужно признать это, как и прежние ошибки.


Аслан вздохнул.


– Только они не монстры.


– Откуда тебе знать?


– Я встречался с клиентами. Точнее с одним, ты бы назвал его в числе главных обвиняемых. И мне было страшно, Дэвид, по-настоящему страшно. Но когда я поговорил с ним, то есть с Рексом… В общем, в ближайшее время он вряд ли завоюет приз зрительских симпатий, но могу сказать, что это мыслящее и чувствующее существо. И его нужно защитить от модного нынче гнева толпы.


– Серьезно?


– Серьезно. Но этого не случится, потому как их держат в загоне, локоть к локтю, они дерутся друг с другом, от них воняет… Представь, что ты поместил бы подозреваемых в убийстве, умственно отсталых, не приспособленных к жизни в обществе, в сумасшедший дом, где бы их били и поливали струей из брандспойта, а потом поставил бы их перед присяжными и сказал: «Посмотрите на это полубезумное мерзкое животное! Как вы думаете, это он убийца? Разве ваши дети в безопасности, пока этот монстр не получит гуманный укол?»


– Так мои дети в безопасности, Кей-Джи? – поморщился Кахнер.


– Они имеют право на суд перед казнью.


– А собаки?


– Дэвид, ты же знаешь, о чем я!


– Так построй защиту, и удачи тебе. У меня своих проблем по горло.


Аслан кивнул.


– Это Мюррей доставляет тебе проблемы?


– Скользкий гад, отдаю ему должное. «Редмарк» знает, что компания переступила черту. Они недосмотрели за войной в Кампече и многое подчистили, прежде чем мы успели их остановить. – Кахнер с отвращением тряхнул головой. – Но все-таки у нас куча улик о том, что они натворили. Практически неоспоримо, что во время этой корпоративной реконкисты распыляли химическое оружие, убивали гражданских активистов и все в таком духе. Но обвинить в этом конкретного человека вроде Мюррея, привести его в суд…


Аслан безрадостно кивнул. Сейчас или никогда.


– Дэвид… у тебя есть свидетельница… – он сверился с планшетом, – по имени де Сехос, врач из Реторны?


– Да, но от нее мало толку. Ей до сих пор занимается предварительное следствие, да и что она может знать о структуре руководства?


– Я хочу с ней поговорить.


– Ну так свяжись с ними… Погоди, это имеет отношение к твоему делу?


– Да.


– Судя по тому, что я слышал о Реторне, вряд ли она обрадуется… – Выражение лица Кехнера резко изменилось, как будто что-то встало на свое место. – Хотя нет. В моих отчетах есть что-то странное относительно биоформов. Я уже некоторое время пытаюсь составить полную картину. Хеллен из следственного отдела многое утаивает. Я наседаю на нее, чтобы получить полный доступ.


– Там был отряд мультиформов Мюррея, – сообщил Аслан. – Но ты наверняка уже знаешь это из записей «Редмарк».


– Они там были? Что ж, в бумагах этого точно нет. А не были ли они к тому времени сами по себе? Не в сети? Так говорят. И я не могу повесить все их дела на Мюррея, как остальное.


– Я встречался, так сказать, с командиром их отряда, псом-вожаком.


– Не шутишь? – открыл рот Кахнер, а потом до него дошло. – Так ты хочешь подтянуть наши ресурсы?


– Можно и так сказать. Я хочу получить полную картину событий в Реторне и думаю, ты тоже, – сказал Аслан. – Так может, мы вместе насядем на агента Хеллен?

* * *


Он проснулся от телефонного звонка и в полной темноте нашарил аппарат на столике у кровати. Каждый раз, когда такое происходило, он клялся самому себе, что установит импланты связи, все считали это шагом вперед. Почти никто больше не говорил с друзьями по телефону.


– Аслан, – пробормотал он.


Некоторое время на линии был тишина, но тяжелая тишина, как будто кто-то прислушивается.


Потом раздался голос, и он выбил Аслана из колеи. Голос был женским, приятным и успокаивающим, но странности в интонации создавали впечатление искусственности. Слишком правильная дикция, слишком ровное произношение.


– Здравствуйте, мистер Аслан. Благодарю вас, что ответили на звонок.


– Кто это? – просипел он.


– Человек, заинтересованный в вашем деле, мистер Аслан.


– Откуда у вас мой номер?


– Это так важно? – Голос по-прежнему оставался теплым и успокаивающим, но именно от этого спина покрывалась мурашками.


– Кто вы? – снова спросил Аслан.


– Вы вызовете Рекса свидетелем, мистер Аслан?


– Вызову ли я… – Он проглотил остаток слов. Эта мысль только начала закрадываться в голову и совершенно ему не нравилось. – Вы знаете Рекса, верно?


– Мы старые друзья, мистер Аслан.


– Комиссия, для которой я готовлю отчет, не предполагает вызывать кого-либо из этих… объектов свидетелями, – сказал он.


– Да, – согласилась собеседница с оттенком сожаления. – Они хотят знать лишь то, что Рекс и его товарищи – опасное военное оборудование, а не мыслящие существа. Но встреча может избавить их от предрассудков.


Аслан вздохнул и промолчал.


– Или дело в чем-то еще, мистер Аслан?


Он не ответил.


– Я думала, вы могли бы сказать, что комиссия цепляется за популярные предубеждения против биоформов, возникшие после кампании в Кампече, раздуваемые прессой и спонсируемые производителями других видов вооружений. И если бы вы так сказали, то затем могли бы заявить, что уничтожение биоформов – это не то же самое, что уничтожение запасов ядерного оружия или разборка автомата. Вы могли бы назвать это убийством.


У Аслана пересохло в горле.


– Вы же из них, да?


– Да, мистер Аслан.


– Ну… – Он уставился в темноту комнаты. – Почему бы вам не поговорить с моим начальством самостоятельно? Похоже, вы умеете настоять на своем.


– Вы говорили с Рексом, мистер Аслан. Как вы считаете, мой голос звучит похоже?


– Нет, я бы так не сказал. Вы говорите как симулятор профессора колледжа.


Существо засмеялось, и звук был почти человеческим, но все же только почти.


– Прекрасно, мистер Аслан. Но в том-то и проблема. Как вы наверняка догадываетесь, боевые биоформы не способны говорить, как я. Я очень хочу помочь Рексу. Он мой старинный друг. Но если я покажусь, то либо всех напугаю, либо со мной захотят познакомиться поближе, и в любом случае я потеряю свободу. Боюсь, я не смогу вам помочь. Но Рекс может, мистер Аслан. Рекс – Хороший Пес.


Старинный друг… Аслан сделал глубокий вдох.


– Патока?..


– Отлично, мистер Аслан. Вызовите Рекса свидетелем.


– Я не… Слушайте, ну правда, они не хотят встречаться с биоформами. Вот зачем им нужен я и остальные члены группы.


– Я не имею в виду ваше дело, мистер Аслан. Вы уже встали на этот путь. Я знаю, вы встречались с мистером Кахнером из команды обвинителя, и назавтра у вас назначена встреча с мисс Хеллен. Но вы можете пойти дальше. Рекс все видел. Он может стать ключевым свидетелем.


– Я… я даже не знаю, разрешит ли суд вызвать биоформа свидетелем.


– Заставьте, – заявила собеседница. – Рекса наделили голосом. Он заслуживает быть услышанным.


– Я слышал его голос. Он не принесет ему очков, – откровенно признался Аслан.


После паузы собеседница произнесла:


– Интересная мысль. Я над этим подумаю, мистер Аслан.


И на линии стало тихо, а когда он проверил телефон, то записей о звонке не оказалось, все свидетельства улетучились. Сидя в темной спальне, он даже начал сомневаться, был ли звонок – может, он проснулся с телефоном в руке, а звонок ему приснился…


«Боевые биоформы не способны говорить, как я… или поступать, как поступаю я». Мультиформы были экспериментом. Что хотели создать, задумывая Патоку?

* * *


– Почему-то я сразу подумала, что скоро снова вас увижу, мистер Кахнер.


Мария Хеллен была элегантной смуглой женщиной, слишком юной для своей должности, но тому, кто попытался бы использовать это против нее, не поздоровилось бы. Многие представители старой гвардии лишились карьеры из-за ее железной воли и прагматизма. Насколько понял Аслан, к остальным сотрудникам Международного суда она относилась с суровым неодобрением. Он пару раз с ней сталкивался, и с Хеллен оказалось настолько сложно наладить человеческий контакт, что она выглядела своего рода уникумом, остальные по сравнению с ней находились будто не на своем месте. С другой стороны, Аслан присутствовал на встрече по бюджету, где она произнесла красноречивую речь по поводу финансирования, так что, возможно, ей просто было плевать на людей, в которых она не нуждалась. А может, она социопат. Или все это вместе.


Она была ключевой фигурой в следственной группе Международного суда, любопытной аномалии, еще десять лет назад не существовавшей, да и сейчас иногда казалось, что этой группы не существует. Хеллен отправила агентов в Кампече, пока бумага с разрешением на это еще бродила где-то между разными комиссиями. Вероятно, кто-то дал разрешение, но ни Аслан, ни Кахнер не сумели узнать кто. DEI – Département de l’enquête initiale (по неясным причинам назвали его по-французски) – был самым быстрорастущим подразделением на международной политической сцене, хотя никто о нем не говорил.


Группа знала свое дело, многое в деле Кахнера основывалось на информации DEI, а его раздражение в основном базировалось на том, сколько всего утаила Хеллен.


– Уже назначили дату слушаний, мисс Хеллен, – начал Кахнер. – И защита Мюррея радостно потирает грязные руки, потому что мы многое можем предположить, но подлинные улики против него гораздо слабее, чем нам бы хотелось.


– Файлы по Реторне еще в работе, – равнодушно сообщила она.


– Как насчет вашего агента в лагере Мюррея?


– Пока что не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.


Она слегка покрутилась в кресле и откинулась назад.


– Кто-то может решить, что вы не хотите распять Мюррея.


На мгновение лицо Хеллен застыло.


– Ну, у меня есть личные причины желать, чтобы его распяли, мистер Кахнер. Я очень рассчитываю на успех вашего дела. – После каких-то мысленных подсчетов на ее лице отразилось немного симпатии. – Да, ближе к концу у нас был агент рядом с Мюрреем. Но все пошло не так. Агента невозможно опросить, а ее сообщения фрагментарны.


– Мне жаль, – поморщился Кахнер. – Но послушайте, хотя бы отчеты по Реторне…


– Это проблематично. И не поможет в вашем деле, мистер Кахнер. Поверьте, я изучала их в мельчайших деталях, чтобы бросить вам кость.


Кахнер закатил глаза.


– А если я прошу ради друга?


– Ну правда, это лучшее, что у вас есть? – Ее взгляд скользнул по Аслану, и она выгнула бровь. – Вы притащили Керама Аслана для моральной поддержки? Он ведь даже не в вашей команде. – Она прищурилась, и Аслан подумал, что она, видимо, запрашивает базу данных Международного суда. – Вы занимаетесь расследованием по биоформам? – Ее тон слегка изменился – в случае с любым другим человеком можно было бы сказать «потеплел».


– Просто помогаю с отчетом. Вряд ли над ними устроят суд.


Прозвучало это чуть печальней, чем он намеревался.


– Ясно. – Движения Хеллен полностью изменились. После преувеличенно скучающей манеры поведения с Кахнером она вся напряглась. – Чем я могу вам помочь, мистер Аслан?


Рассчитывая, что его все равно поставят на место, он осмелел:


– Я хочу знать, что произошло в Реторне… Как я понимаю, у вас есть несколько свидетелей оттуда. В особенности один…


– Врач или священник?


– Что? Врач, как там…


– Де Сехос, – вставил Кахнер. – Постойте, мисс Хеллен, а как он…


– Я же говорила. Там вы не найдете ничего против Мюррея. Улики, подтверждающие применение «Редмарк» химического оружия, уже общеизвестны. Все остальное… очень запутано. – Она посмотрела Аслану прямо в глаза. – Но она ваша. Только держите меня в курсе.


– Не думал, что следственная группа…


– Не группа. Я.


В ту минуту в ней было что-то крайне тревожащее. Вспоминая эту встречу, Аслан решил, что, вероятно, дело было в ее полной неподвижности и молчании.


– Что ж, у вас есть допуск, о котором я и мечтать не могу, так что, конечно, как пожелаете, – кисло согласился он. – Но не понимаю, зачем это вам.


Ее насмешливые манеры вдруг вернулись.


– Может, я просто собачница.

23. Рекс


Я снова подрался, но это в последний раз. Моя модель лучше, чем у других псов. Я сильнее. И раз здесь нет хозяев, я главный. Больше меня никто не побеспокоит.


Целый день они продолжали драться, выясняя, кто будет вторым и третьим. Глупые псы. Вместо этого я дал им иерархию. Я попытался создать ее в головных системах, но у большинства они оказались несовместимыми, так что я просто объяснил. Лучших я сделал своими офицерами. Я всех расставил по местам. Теперь они не будут драться и спорить. Когда у них возникнут разногласия, они спросят тех, кто выше. Когда и те не придут к единому мнению, они спросят меня. Мое решение – лучшее, потому что я командир.


Теперь в клетке стало тише. Я думал, это порадует людей, но они испуганы еще больше. Когда мы лаяли, дрались и кричали, мы им не нравились. Теперь мы просто сидим и наблюдаем за ними и не нравимся им еще больше. Я не понимаю людей.


Некоторые специально нас злят словами или шокерами. Хотят, чтобы мы кричали и сердились. Зачем?


Потому что хотят нас уничтожить.


Но они не могут просто нас уничтожить, иначе уже сделали бы это. Они хотят превратить нас в тех, кого нужно уничтожить. Я размышлял над словами моего адвоката.


Мне давали приказы. Я не сердился на людей. Даже когда мы были очень злыми.


Меня снова приводят в маленькую комнатку, где я встречался с Керамом Джоном Асланом, адвокатом. Охранники ведут себя по-другому: раньше они ходили как хозяева, хотя и боялись меня. А теперь боятся еще сильнее, их стало больше, как будто их главный враг – тишина в клетке. Но они не могут ничего с ней поделать. Нельзя победить тишину палками, дротиками и шокерами.


Остальные псы наблюдают, как я иду в ту комнату. Я смотрю на каждого из них, и они опускают глаза, показывая, что я главный. Некоторые называют меня по имени.


Охранники не смотрят на псов. Они прикладывают очень много усилий, чтобы не смотреть, хотя у них оружие, а псы заперты в клетках. Охранники смотрят прямо перед собой и потеют от страха.


Аслан снова нервничает.


– Говорят, ты устроил здесь переполох, Рекс, – говорит он.


– Я остановил переполох, – отвечаю я.


Я мог бы добавить кое-что еще, но он бы меня не понял. Я мог бы объяснить, каким образом здесь установилось спокойствие и что люди напрасно боятся. Но я не уверен, что это правда. После того как прекратились драки, все должно стать лучше, но в то же время я начинаю прозревать. Нас очень много в этой клетке. Мы были сильны и поодиночке. А теперь мы стая. Мы сильны даже в своих клетках.


– Помнишь, я говорил о Реторне, – начинает он.


– Да.


– Мы можем об этом поговорить? Что тебе велели делать? Какие отдавали приказы?


Я размышляю над этим.


– У нас не было приказов. В Реторне командовал я.


– Точно, – он ковыряется в компьютере. Я почти слышу его сигнал-призрак. – Ну а до того, когда тебе отдавали приказы? Можешь об этом рассказать, как думаешь? Что тебе приказывал М… – он умолкает и смотрит на меня, чтобы понять – догадался ли я.


М – это первая буква имени Хозяина. Мурена, так его называл Харт.


– Можешь мне рассказать, Рекс? – спрашивает Аслан.


Я не знаю ответа. Наверное, что-то должно меня остановить. Уж конечно, Хозяин не захотел бы, чтобы я говорил. Я трясу головой, как будто мысли – это пчелы, которые меня жалят.


– Рекс, это важно.


– Мы дрались с врагами, – отвечаю я.


– С какими?


– Хозяин называл врагов. Мы с ними дрались. Я был Хорошим Псом. Больше я не такой, но помню, как был Хорошим Псом для Хозяина.


Аслан показывает мне фотографии разных мест в Кампече.


– Ты дрался с врагами здесь? – спрашивает он. – А здесь? Или здесь?


На фотографиях солнечно, они напоминают мне о тех теплых днях уверенности. Это места, которые мы искали, пока жизнь еще была проста.


– Рекс? – настаивает Аслан. – Ты можешь мне что-нибудь рассказать? – Он пытается быть дружелюбным, но в нем чувствуется напряжение. – Можешь ответить на мои вопросы? Это очень важно.


– Я могу ответить, – говорю я.


Всего лишь правду, теперь я могу это сделать. Аслан явно доволен.


– Рекс, здесь есть кое-кто, кого ты знаешь. Я хочу привести их сюда, но ты должен сохранять спокойствие.


Мне не по себе. Это Хозяин? Я сказал что-то не то? Я хочу увидеть Хозяина, но в то же время нет. Каждому псу нужен Хозяин, но я плохо себя вел. Хозяин рассердился на меня в Реторне. Я не выполнил его приказ.


Но Аслан возвращается не с Хозяином. С ним две женщины. Я знаю обеих.


Одна из них – главная, это ясно по ее позе и позам Аслана и остальных. Она была с Хозяином, и когда она приехала, все изменилось. Ее зовут Эллен Асанто, хотя Аслан называет ее по-другому.


Другая женщина – доктор Теа де Сехос.


– Если не хотите, вам необязательно это делать, – говорит ей Аслан, как будто она меня боится, – это очень травмирует…


Увидев меня, доктор на мгновение теряет уверенность. Ведь она не чует мой запах, а здесь много биоформов такой же модели.


Потом она говорит «Рекс» и подбегает к перегородке. Она улыбается, и я счастлив. Эллен Асанто и Керам Джон Аслан таращатся на нас, но доктор прикладывает руку к пластику, и через мгновение я делаю то же самое. Я не могу почувствовать прикосновение, но воображаю его.


– Доктор де Сехос? – говорит Аслан.


– Это ведь ты, да? – доктор де Сехос говорит со мной, а не с ним.


– Да, – отвечаю я, изо всех сил пытаясь говорить тихо и спокойно.


– Я думала, ты погиб. Ты был так сильно ранен.


– Я крепкий.


– Доктор де Сехос говорит, ты со своим отрядом защищал Реторну от сил «Редмарк», когда они пытались уничтожить деревню, – говорит Аслан.


– Да, – соглашаюсь я.


– Она говорит, что без вас ее больницу стерли бы с лица земли и убили пациентов. Вероятно, из-за характера ранений этих пациентов.


Я перевожу взгляд с него на стоящую рядом с ним Эллен Асанто, и она тоже смотрит на меня. Я понимаю – Аслан не знает, что она тоже была в Реторне. Интересно, знает ли он, что она была с Хозяином? Стоит ли ему об этом сказать?


Но я снова смотрю на доктора де Сехос и счастлив, потому что она рада меня видеть.


Доктор Теа де Сехос хочет, чтобы я рассказал – Аслану, и еще одному человеку по имени Кахнер, и Эллен Асанто. Доктор не говорит, что Асанто была там с нами. Почему-то она намеренно этого не говорит. Я не понимаю, но слушаюсь ее. Имя Эллен Асанто не будет упомянуто. Никто не укажет на нее со словами: «Она была в Реторне».


Керам Джон Аслан говорит, что плохих людей накажут.


Я спрашиваю, откуда они узнают, кто плохой. Он отвечает, что это те, кто делал плохое.


Они хотят, чтобы я рассказал об этом плохом. Но если это было плохо, то выходит, я тоже плохой? Я делал, что они мне велели. Если они плохие люди, то я Плохой Пес.


А еще они говорят, что один из плохих людей – Хозяин.


Я уже однажды его ослушался. Какие бы он сейчас отдал приказы, если бы мог?



Все псы вокруг меня спят, но мне не спится. У меня слишком много всего в голове. Я главный, но не Хозяин. Никто не предполагал, что я буду отдавать приказы.


И тогда в моей голове включается нечто, чего там уже давно не было. Каналы связи. Я проверяю систему. Каналы работают, хотя раньше молчали. Впервые после Реторны кто-то подключился на старой частоте.


Канал связи: «Рекс?»


Я требую коды идентификации и получаю их. И знаю, кто со мной говорит.


Мой канал: «Привет».


Канал Патоки: «Привет, Рекс».


Мой канал: «Доложи обстановку».


Канал Патоки: «Я до сих пор на свободе, Рекс. Но далеко от тебя. Говорю по спутниковому каналу. Я скрываюсь в ожидании результатов отчета Керама Джона Аслана и решения его начальства».


Это наводит меня на мрачные мысли. Нас уничтожат.


Канал Патоки: «Нет, Рекс. Я этого не допущу. Если дойдет до худшего, у меня есть план, но это отчаянный план, есть и лучшие варианты».


Она рассказывает мне о своем отчаянном плане и роли, которую мне предстоит в нем сыграть. Это очень отчаянный план. Хотя вряд ли у меня есть варианты, если меня решат уничтожить в этой клетке.


Но Патока говорит: «Надежда, Рекс. Всегда есть надежда. Хотя стоит подготовиться».


Я пытаюсь рассказать ей о собственном положении, но она, похоже, и так уже все знает.


Канал Патоки: «Их система безопасности не такая уж надежная, как они думают, а у меня есть помощники».


Мой канал: «Что я должен делать?»


Канал Патоки: «Встреться с ними. Ответь на их вопросы. Они покажут тебя всему миру».


Мой канал: «Я не хочу встречаться со всем миром».


Канал Патоки: «Тебе придется».


Я спрашиваю ее: «Это правильный выбор?»


«Да», – отвечает она.


«Я буду Хорошим Псом?»


«Да, – отвечает она. – Но не только. Ты спасешь всех нас».


На следующее утро я зову охранников, чего они не любят. Я говорю, что хочу встретиться с адвокатом.

24. Аслан


– Вот бы главным для нас был рейтинг, – пробурчал Кахнер. – Говорят, процесс смотрят по телевизору больше людей, чем последний Суперкубок и чемпионат мира по футболу, вместе взятые.


Аслан уставился в чашку с кофе. На экране над стойкой бара показывали зал суда. Сейчас там ничего не происходило, но люди хотели видеть полную трансляцию в прямом эфире. Бессмысленные комментарии «говорящей головы» в верхнем правом углу были приглушены. Можно и не гадать, на какую тему. Все ждали главного свидетеля обвинения.


Свидетель. Юристы были в шоке относительно того, что им был именно Рекс. Потому что он пес, биоформ, до сих пор они не выступали свидетелями. Так может ли он выступать в суде? Или он просто ходячая и говорящая улика?


Что бы ни решили юристы, весь мир жаждал его увидеть – собачья морда, олицетворяющая всю чудовищность биоформов.


– Я неважно себя чувствую, – сказал Аслан.


Они с Кахнером сидели на привычном месте в баре, но сегодня к ним присоединилась Мария Хеллен из следственного отдела. Кахнер явно надеялся, что ее присутствие означает трещину в броне, но пока что она просто сидела в уголке и пялилась в экран. Хотя теперь посмотрела на Аслана.


– Что с вами?


– Слушайте, я знаю, для вас обоих главное – Мюррей, но… вы же слышали рассказ Рекса о тех событиях. А теперь он расскажет всем, как убивал гражданских, все эти ужасы. И он не знает, что тем самым строит обвинение и против себя и всего своего вида! Он просто считает себя Хорошим Псом.


– Я тебя не понимаю, Кей-Джи, – сказал Кахнер. – Мы вот-вот посадим настоящего военного преступника, получив свидетельства из уст его же оружия. Взбодрись, дурень!


– Моя задача – составить отчет о биоформах, чтобы наверху могли решить их судьбу. И я составил отчет. Там говорится, что они умные и сообразительные и не заслуживают быть разобранными на запчасти, как роботы. – Аслан заметил, что Хеллен впилась в него воинственным взглядом, и гораздо пристальнее, чем Кахнер. – Но мы все понимаем, что мой отчет – ничто по сравнению с общественным мнением. А когда все услышат Рекса, общество будет настроено против него.


– Почему вас это так беспокоит? – ровным тоном спросила Хеллен, но ее это явно волновало.


– Потому что это неправильно, – пылко заявил Аслан. – Потому что лет через пять или десять мы вспомним про убитых нами существ и поймем, что совершили ужасную ошибку только из-за того, что полагались на мнение широкой публики. Это пятно навеки останется на Международном суде – за то, что под давлением он принял неверное решение. И… я разговаривал с Рексом. Он… он растерян и напуган, а еще… он смелый. Знаете, он ведь не обязан был это делать. Он сам так решил.


– Если ты скажешь, что у него есть душа, меня стошнит, – вставил Кахнер.


– Думаете, у него есть душа? – неожиданно спросила Хеллен.


– Да простит меня раввин, но я предпочитаю закон, а не религию, – ответил Кахнер. – По крайней мере, тут решения принимаются на основе реальных поступков.


– Например, личность Рекс или нет? – спросила Хеллен. – Это ведь реально, да? Наше решение изменит мир или не изменит только потому, что мы назовем его бездушным предметом?


– Для меня это достаточно реально, – пожал плечами Кахнер.


– А для вас? – Хеллен снова окинула Аслана пронизывающим взглядом.


Он передернул плечами.


– Я тоже не теолог. – Но потом ему кое-что пришло в голову, оставшееся еще с тех времен, когда он был более религиозным и менее изнуренным. – Хотя в Коране… Знаете, что такое джинн?


Кахнер посмотрел на Хеллен, но ее внимание было полностью сосредоточено на Аслане.


– Продолжайте.


– Пророк обращался и к людям, и к джиннам – пусть и не человеческим существам, но способным познать Аллаха. – Аслан неопределенно махнул рукой, припоминая старые уроки. – Так если джинн способен, то почему не Рекс? Если он создан не Богом, а людьми, значит, он ничто?


– Иногда ты меня тревожишь, – покачал головой Кахнер.


– Он входит, – тихо сказала Хеллен.


Происходящее на экране напоминало не судебный процесс, а скорее первобытную триумфальную процессию. Первыми вошли охранники – в противоударных жилетах и шлемах, с автоматами в руках. Они все шли и шли – шесть, восемь, десять, – словно суровые полицейские из немого кино, играющие роль перед многочисленной публикой. Потом возникла заминка, и Аслан с мрачным юмором осознал, насколько тяжело будет Рексу протиснуться в дверь, об этом явно никто не подумал.


Рекс появился в дверях, низко пригнувшись, и сунул вперед голову с мощными челюстями. В это мгновение он до кончиков пальцев был тем чудовищем, которое наводило ужас на человечество с начала времен своим волчьим воем в ночи и горящими в темноте глазами.


Именно таким публика впервые увидела Рекса.


Он втиснулся в зал на локтях, а его ладони были закованы в массивные наручники. Выглядел Рекс как тролль, и при его появлении охранники попятились. Аслан почти ждал, что Рекс поднимет голову и завоет, возмущенный своими оковами. А потом разорвет их и вырвется на свободу.


Но вместо этого Рекс неловко скрючился на свидетельском месте, пытаясь ужаться в размере, все равно нависая над всеми громадой. Его пристегнули к стойке свидетеля и к полу, охранники становились все смелее по мере увеличения веса кандалов. Аслану показалось, что они вот-вот начнут дразнить биоформа, почувствовав себя в безопасности.


– Такое впечатление, что они собираются его побрить, – сказал Кахнер.


– И что дальше?


– Самсон[5], – пробормотала Хеллен, и Кахнер как-то странно на нее покосился.


– В общем, да, но мне он напомнил другого. – В ответ на их непонимающие взгляды он сердито вздохнул. – Да брось, Кей-Джи, тебе-то уж точно должно прийти в голову то же самое. Ты что, не смотрел фильм?


Аслан с запозданием кивнул.


– Вы считаете, что он обречен, – решительно заявила Хеллен, не сводя глаз с экрана.


– Я считаю, что когда все его увидели и как только услышат, какие он выполнял приказы, весь мир проголосует за уничтожение биоформов, не только военных моделей, а всех, – уныло согласился Аслан. – И это неправильно.


– Да, – к его удивлению, кивнула она. – Это неправильно. И если это случится, все пойдет наперекосяк.


– Всему свое время, – сказал Кахнер. – Давайте сначала распнем Мюррея. Пусть мерзавца загрызет собственная собака. Прямо-таки поэтическая справедливость. – Он широко улыбнулся. – А вот и основные игроки!


В зал входили судьи, и все как один вздрагивали или на миг замирали при виде того, кто их ожидает.


– Включите звук! – крикнул Кахнер. – Ведут Мюррея.

25. Рекс


Я Рекс. Я Хороший Пес.



Люди скрываются за разными запахами, резкими и искусственными, но все же от них пахнет страхом. Все люди при встрече со мной пахнут страхом. Кроме одного.


Теперь я начинаю лучше понимать. Я знаю, страх не означает, что они просто хотят убежать. Люди уничтожают то, чего боятся. Если бы я мог уничтожить то, чего боюсь, я бы тоже так поступил.


Но я знаю также, что люди не будут постоянно бояться, им не придется. Доктор Теа де Сехос меня не боялась. Харт меня не боялся. Даже адвокат Керам Джон Аслан в конце концов перестал меня бояться.


Но люди в этой маленькой комнате очень меня боятся, несмотря на все мои путы. Они наставили на меня оружие, хмурятся и рявкают на меня, но под этим скрывается страх. Я здесь не просто так, а чтобы быть Хорошим Псом. Я здесь, чтобы рассказать правду.


Дэвид Кахнер, еще один адвокат, объяснил, что я должен быть полезен. Должен помочь им, рассказав о том, что делал в Кампече. Он говорит, если я помогу, то понравлюсь людям.


Адвокат Аслан не согласен, я это вижу, но он молчит. Я его не понимаю. Конечно, адвокат Кахнер прав, приносить пользу хорошо, так я больше понравлюсь людям. Я хочу нравиться людям. Хочу быть Хорошим Псом.


Адвокат Кахнер хотел привести целую свору собак, чтобы они рассказали правду о Кампече, но у него есть только я. Остальные боевые псы не расскажут ему всей правды, потому что им мешает иерархия. В их головах собственные клетки, откуда нет выхода, они не могут сказать правду. Да и все равно они не знают то, что знаю я.


В моей голове нет клетки. Мои протоколы иерархии удалены. Никто не может понять, в чем дело, но я помню последнее сообщение от Харта. Это сделал он. Он открыл клетку.


Накануне ночью я поговорил с Патокой. Ее голос шел откуда-то издалека, где она прячется. Я объяснил ей, что сделал Харт, и она со мной согласилась. Я спросил, можно ли то же самое сделать и с другими псами. Она сказала, что работает над этим. У Патоки есть план. Грандиозный план. Ей будет проще его осуществить, если люди решат нас не уничтожать. Поэтому я должен быть полезен. Потому что это поможет.


Я пригибаюсь в неудобной позе, путы тянут со всех сторон. А если я попрошу людей их ослабить? Наверное, они для этого слишком напуганы.


Адвокат Кахнер предварительно обсудил со мной мои показания, пункт за пунктом. Мы говорили обо всем, что делал мой отряд, прежде чем покинуть Хозяина. Я рассказал ему, как мы сражались с вооруженными врагами и невооруженными, большими людьми и мелкими. Я был очень ему полезен. Иногда так полезен, что адвокат Кахнер делал перерыв и выходил погулять.


Но в конце концов он остался мной доволен и перестал меня бояться, по крайней мере не так, как раньше. И он сказал, что суду я должен рассказать все в точности так же. Наши разговоры записывались, но самое важное – что я произнесу в суде. Так называется эта набитая людьми комната: суд.


У некоторых людей с собой записывающие устройства, и, как я понимаю, с их помощью меня увидит еще больше людей. Они будут слушать, как я помогаю. Увидят, что я Хороший Пес.


Кто-то входит в зал суда.


Хозяин. Это Хозяин.


Я подпрыгиваю, и цепи вместе со всем, к чему я привязан, тоже подпрыгивают. Вооруженные люди кричат на меня и тычут оружием. Это превращает их во врагов? Должен ли я с ними драться? Здесь Хозяин. Я в смятении. Я хочу подойти к нему, но привязан. Я лаю. Это не слова, не язык, который мне следует использовать, просто собачий лай.


Все остальные в зале тоже в смятении и напуганы еще больше. Многие вскочили с мест. Некоторые кричат. Люди с оружием кричат на меня. Я не знаю, драться или бежать.


Но я Хороший Пес. Я не буду ни драться, ни убегать. Я успокаиваюсь и перестаю натягивать путы. Я говорю людям:


– Простите.


Мой голос звучит по-другому.


– Простите, мне очень жаль, – повторяю я, чтобы все услышали.


Кажется, люди мне не верят, но на один миг я о них забываю. Это по-прежнему мой голос, но уже не низкое рычание. В моей системе теперь два голоса – старый и новый, голос для войны и добрый голос. Я знаю, это сделала Патока.


– Простите.


По-прежнему низкий и громкий голос, но без инфразвука, который пугает людей. Я смотрю на них, и мне хочется, чтобы они поняли, но они не слышали мой прежний голос. Они не понимают. Только Хозяин слышит разницу.


Я смотрю на Хозяина. Он смотрит на меня. Я не знаю, о чем он думает, но он не боится.


У Хозяина тоже есть адвокат – всем недовольная женщина. Она как раз что-то говорит. Большую часть слов я не понимаю. Думаю, многие люди тоже не понимают. Она пытается объяснить, что мне нельзя говорить в суде и нельзя слушать записи моих разговоров. Она говорит, что я неподходящий свидетель.


Я хочу ей ответить, но адвокат Кахнер объяснил, что мне можно говорить, только когда попросят.


Я слушаю ее. Она говорит, будто я скажу только то, на что меня запрограммировали, что я имущество, а не личность. Адвокат Арнак, друг адвоката Кахнера, отвечает, что я все-таки буду свидетелем. Они вежливо и спокойно спорят обо мне, и все это время Хозяин на меня смотрит.


Я начинаю понимать, в чем дело. А раньше не понимал. Думаю, все дело в правде. Но адвокат Аслан сказал, что нужно наказать плохих людей. Я думал, он о врагах.


Пока адвокаты спорят о том, позволено ли мне говорить, я мысленно рисую картину происходящего в суде. Какого плохого человека накажут, какие его приказы были плохими. Раньше я не смотрел на это под таким углом. Я пришел сюда, считая, что знаю, где хорошее, а где плохое и как быть Хорошим Псом. А теперь задумался – может, я Плохой Пес? Может, все дело именно в этом?


Или я был плохим раньше, в Кампече? Ведь я либо был Плохим Псом тогда, либо стал им сейчас, но и тогда и сейчас люди говорили мне, что я Хороший Пес.


Я начинаю выть, глубоко внутри.


Мне нужна помощь Патоки. Мне нужны Рой и Дракон. Я хочу отличать хорошее от плохого.


И все это время на меня смотрит Хозяин. Я съеживаюсь от его взгляда, но он не выглядит рассерженным. Похоже, он не собирается меня наказывать. А я знаю, что заслужил наказание. Просто не знаю за что. Я Плохой Пес. Плохой Пес. Я все делал неправильно.


А потом Хозяин переговаривается со своим адвокатом. Они говорят очень тихо, но я их слышу. Он хочет выступить в суде и рассказать обо мне. Адвокат этого не хочет. Но командует Хозяин. Адвокат как Патока – она умная, но должна подчиняться.


И наконец адвокат говорит главному в суде:


– Мой клиент хочет сделать заявление.


Другие люди спорят и об этом, но недолго. Я слышу их перешептывания. Адвокат Арнак и его команда считают, что Хозяин «сам себя обличит», и потому не сильно возражают.


Хозяин встает. Я жду, что он скажет, можно ли мне выступать. Я жду от него приказов, пусть даже иерархии больше нет и я могу не подчиняться. Но я ведь все равно подчинюсь, разве не так? Он мой Хозяин, а псу нужен Хозяин.


Вот только пришел я сюда рассказать обо всем плохом, что делал Хозяин, о том плохом, которое он приказывал делать мне. А значит, он плохой человек и его накажут. И это правильно. Так говорят и адвокат Аслан, и адвокат Кахнер, и Эллен Асанто, и доктор Теа де Сехос.


Вот только Хозяину все равно. Я уже ему не подчинился, я был Плохим Псом, даже делая хорошие вещи.


Вот только… Вою.


– Рекс, – говорит Хозяин, глядя мне в глаза. – Я вижу, тебе все это не нравится. Ты Хороший Пес, Рекс.


Мой чип обратной связи соглашается с ним, и я счастлив.


– Рекс, ты не должен ничего говорить, если не хочешь.


Другие люди напоминают Хозяину, что он собирался сказать не это, но он не обращает на них внимания. Его волную только я.


– Я знаю, Рекс, ты поступишь правильно.


А потом ему велят сесть и замолчать, и судья объявляет, что «свидетель допущен» – это означает, я могу говорить.


Адвокат Арнак задает вопросы. Он показывает мне фотографии разных мест в Кампече – тех, где я дрался с врагами. Он называет даты, соответствующие записям в моей базе данных. Он спрашивает, что мне приказывали делать и что я делал. Все умолкают в ожидании моего ответа. Они слушают, направив на меня записывающие устройства.


Хозяин смотрит на меня.


Я дрожу. Я Плохой Пес. Хозяин – плохой человек, но он Хозяин. У меня только один Хозяин. Я не послушался его в Кампече. Я знаю, что поступил правильно, но теперь он прямо передо мной, и я растерян.


– Прости, Хозяин, – выдавливаю я.


– Ничего страшного, Рекс.


Ему не разрешают говорить, но этих слов вполне достаточно.


Адвокат Арнак повторяет вопросы и начинает сердиться. Я перевожу взгляд с него на Хозяина и обратно.


– Пожалуйста, – говорю я им, потупив голову, – прошу вас, не заставляйте меня. Я не хочу. Пожалуйста. Хозяин, я не могу.


Арнак злится все больше. У него был четкий план, как все пройдет. Я тренировался с адвокатом Кахнером. Я ключевой свидетель и вместе с Хозяином совершал плохие поступки. Я инструмент, с помощью которого Хозяин совершал эти поступки. С какой стороны ни посмотри, я – Плохой Пес.


– Прошу вас, – скулю я, а Арнак сердито кричит на меня, наклоняясь ближе.


Я мог бы схватить его зубами, но лишь сильнее съеживаюсь, дрожу и скулю. Он поднимает руку, чтобы меня ударить, но вспоминает, что он все-таки адвокат, а адвокаты так не делают.


Я чувствую себя опустошенным. Я снова все испортил. Никогда у меня не получается как надо.


– Простите, – повторяю я снова и снова, и они наконец сдаются, меня выводят люди с оружием.


Я оглядываюсь и вижу, что Хозяин улыбается, и это самое ужасное.

26. Аслан


Кахнер все пил и пил, но никак не мог избавиться от чувства унижения и мук. Он принял события гораздо ближе к сердцу, чем мог предполагать Аслан. Вероятно, мысль о построенной на этом обвинении блестящей карьере грела его больше, чем правосудие над известным военным преступником. В конце концов, личные амбиции и жажда справедливости не могут идти рука об руку.


После выступления Рекса весь процесс покатился под откос. Никто не оспаривал, что подразделения «Редмарк» совершили в Кампече чудовищные преступления, но кто несет за это ответственность, так и осталось туманным. Аслану, Кахнеру и многим другим казалось совершенно очевидным, что поводок находился в руке Джонаса Мюррея, но доказать это в суде… Мюррей был умен, как и его защитники, и в каждом эпизоде находилось слабое звено, которое они использовали. Мюррей утверждал, что получал противоречивые указания и противоречивые данные, что всем занимались его подчиненные. И где эти подчиненные? Многие погибли в боях или пропали. По меньшей мере один ключевой свидетель накануне выступления попал в аварию – вполне правдоподобную, так что никто не мог ткнуть пальцем.


И дело против Мюррея начало таять. Его привлекли за незначительные преступления, но главные обвинения – химическое оружие, зачистки – кружились над ним, как мухи над кучей дерьма, но так и не прилипли.


Его адвокат произнесла зажигательную заключительную речь. Она указала на тяжесть преступлений и на то, что в случае вынесения приговора Мюррея скорее всего казнят. Указала на то, что компанию «Редмарк» отправили в Кампече международные корпорации. И задала вопрос, кто же главные злодеи. Мюррей – всего лишь козел отпущения, заявила она.


И как ни изворачивался обвинитель, улик оказалось недостаточно. Мюррей вышел из зала суда свободным.


Кахнер взбеленился. Тогда Арнак закричал на него, и они устроили свару. Кахнер наговорил начальнику такого, что вряд ли поспособствует карьере. А потом пришел в бар и стал пить виски.


Аслан просто смотрел на него и размышлял о Рексе. Аслан отдал свой отчет еще до суда, и начальство наверняка смотрело на выступление биоформа в качестве свидетеля, как и миллионы других.


Кто-то плюхнулся рядом. Аслан решил, что это Кахнер с очередным стаканом, и подскочил, увидев Марию Хеллен.


– Как я понимаю, вас можно поздравить, – сказала она.


– О чем это вы? О Мюррее?


Она сухо и чопорно улыбнулась.


– Вам стоит лучше знать, что происходит в вашем департаменте, мистер Аслан.


Кахнер о чем-то спорил с барменом.


– Слушайте, сейчас не время для загадок, – поморщился Аслан.


Она придвинула к нему планшет.


– Вот, взгляните. Но я ничего вам не говорила.


Он раздраженно пробежался глазами по экрану и застыл.


– Это же…


– Предварительные рекомендации, но скорее всего будут одобрены, – сказала она. – Похоже, вы хорошо потрудились.


– Мы оба прекрасно знаем, что это результаты не моих трудов.


Он никак не мог отвести взгляд от планшета. Комитет, для которого Аслан готовил доклад, наконец-то зашевелился. Как он и предсказывал, члены комитета поддались давлению общественного мнения. После тягостного выступления Рекса в суде над Мюрреем мнение публики изменилось, особенно после того как Арнак запугивал биоформа, и огромное существо, в наручниках и путах, лишь пригибалось перед ним все ниже и ниже с несчастным видом. От злодея к жертве, от внушающего страх к трясущемуся от страха. Все слышали, что сказал ему Мюррей, все видели, как терзается несчастное создание – на собачьем лице и в гибридном теле биоформа ясно читались человеческие эмоции. Все видели перед собой пса, не желающего пойти против Хозяина.


Интернет взбесился. Безумный флюгер общественного мнения закрутился от ужаса перед кровожадными биоформами до яростной кампании по защите их прав. В тот же день посыпались петиции, а на фанатских сайтах разгорелись жаркие сражения. Люди поняли, что будущее биоформов висит на волоске, и обратились к законодателям. И без сомнения, корпорации и политические режимы, извлекающие выгоду из биоформов в качестве охранников, раздували пламя. Эмоциональная волна добрых намерений захлестнула любые попытки взвешенных дискуссий на эту тему.


И Аслан наконец-то обрадовался. Он боялся, что эмоции приведут к уничтожению Рекса и всех его собратьев. А теперь начались осторожные шаги в сторону признания за биоформами прав на существование, чтобы дать им скудные права, пусть и с определенными ограничениями. Ограничения, несомненно, понадобятся. Как ни крути, а биоформы оставались потенциально опасными. Законодательства о бойцовых собаках будет недостаточно.


Но они будут жить. Впервые за тысячи лет человечество разделит землю с другим мыслящим видом.


Споры затянутся еще на многие годы. Какие им дать права? Насколько они люди? Сколько прав на собственность останется у производителей? Можно ли считать, что они были рабами? Обладает ли кто-либо интеллектуальными правами на них? Достаточно почвы для разногласий, чтобы обеспечить прибыльной работой множество юристов до конца дней, и среди них – возможно и Аслана.


– Отличные новости, – мягко сказал он.


– Что-то не вижу, чтобы вы прыгали от радости, – хмуро заметила Хеллен.


– Это начало очень длительного процесса.


– Да, но и огромный шаг вперед за долгое время, – заметила она. – Нечеловеческий разум получит права, которыми до сих пор обладали только люди. Ничего себе, да?


– Да, конечно. – Аслан задержал на ней взгляд. – Скажите, мисс Хеллен, почему вас так это волнует? Вы расследовали дело Мюррея. Я думал, вы будете страдать вместе с Дэвидом.


– Дело не только в Мюррее, – ответила она. – Я разочарована, что мы не сумели его засадить, но это только часть общей картины.


– Что ж, я-то с этим согласен, просто удивлен, услышав это от вас. Я чего-то не знаю?


– Много чего. – Вероятно, ее улыбка была доброжелательной, но все равно выглядела фальшивой. – Вы все узнаете в должное время и, конечно, будете корить себя за то, что не узнали раньше, но пока просто примите мою личную заинтересованность в этом деле как данность, – произнесла она с обычной сдержанностью, но Аслану показалось, что за ее словами скрываются глубокие чувства. – И не забудьте, мистер Аслан, что вы сыграли свою роль, и сыграли хорошо. Биоформы обязаны вам будущим.


– Что бы оно ни принесло – хорошее или плохое, – согласился он и подвинул планшет обратно.


– Вам стоит увидеть кое-что еще. – Хеллен нашла еще один отчет и показала ему. – Взгляните на это.


Документ оказался коротким, и не успел Аслан прочитать и половину, как у него заледенела кровь.


– Не может быть…


– Но это правда. Иначе это была бы слишком дурная шутка. – Она изогнула идеальную бровь.


Кто-то обнаружил дыру в системе безопасности тюрьмы, в которой содержали Рекса и других псов. Похоже, все замки, сигнализацию и предохранители в любую минуту могли отключить. Открылись бы все двери, все биоформы оказались бы на свободе.


– Не понимаю, – сказал Аслан. – Ведь это приведет… к хаосу, кровопролитию… Разве не так?


– Этого нам не дано узнать, – ответила Хеллен. – Потому что ваше начальство приняло верное решение, так что эта дыра не пригодится.


Аслан посмотрел ей в глаза и заметил нечто пугающее. В свое время он встречался с фанатиками, встречался с монстрами – из человеческой популяции, а позже – и с созданными людьми биоформами. Но в ту минуту Мария Хеллен пугала его гораздо больше, потому что он понятия не имел, с чем имеет дело.


– Будущее уже близко, мистер Аслан. Радуйтесь, что стали его первым защитником, потому что его уже не остановить, – тихо сказала она и ушла ровно в тот момент, когда появился пошатывающийся Кахнер в наполовину расстегнутой после перебранки с барменом рубашке.


Впервые в жизни Аслан позавидовал человеку, способному находить утешение в алкоголе.

Часть IV

Голос Хозяина

27. Рекс


Вот здесь я теперь живу.


Они решили, что мы все-таки почти люди и уничтожать нас нельзя, а значит, надо придумать, что с нами делать.


Они построили города. Построили быстро, в тех частях света, где смогут за нами присматривать и уничтожить при необходимости. Так я думаю.


Этот город находится в Америке и называется Вольер. Люди так пошутили. Вольер состоит из бетонных коробок, поставленных одна на другую, все совершенно одинаковые. Они защищают от дождя. В них твердые полы, а к входу без двери ведет крепкая наружная лестница. Это необходимый минимум, говорят люди.


И нас кормят. Не обильно и не особо вкусно, но кормят. Правда, с кормежкой нам дают всякую дрянь, и те, кто питается бесплатной едой, становятся вялыми и несообразительными, если это не последние модели с хорошей системой, как моя.


Теперь я знаю, что означает «бесплатно». Знаю, чем отличается бесплатное от того, что за деньги, и почему бесплатному нельзя доверять.


Вольер построен на бетонном острове в Ист-Ривер. Как и с заселенного людьми острова Райкерс[6] неподалеку, с острова на материк ведет дамба, потому что нас не хотят терять из вида. А кроме того, нам нашли применение. Мы работаем на людей.


Нас переселили сюда, сотни биоформов, и круглосуточно наблюдают с помощью камер. И над головой постоянно кружат вертушки. А там, где дамба соединяется с материком, стоят вооруженные полицейские.


Люди согласились нас не уничтожать. Но не обязались нас любить.


Не знаю, какой они рисовали нашу дальнейшую судьбу, поместив сюда. Может, думали, что мы просто будем жить в пустых коробках и питаться их дрянью, пока не умрем, так что проблема рассосется сама собой.


Поначалу мы дрались. Многие из нас встретились впервые. Нам нужно было найти главного. Те, кто раньше не входил в собачьи своры, держались в стороне. Еще здесь есть медведи, драконы и другие ветераны штурмовых отрядов мультиформов, уже готовые к бою. А еще крысы, барсуки и опоссумы. И одно существо, называющее себя лемуром, из закрытого проекта по созданию домашних биоформов. Но пчел здесь нет. Вероятно, люди не захотели признать, что Рой может быть чем-то большим, чем просто пчелами.


Мы дрались и сбивались в стаи, а мелкие стаи дрались, пока не превратились в крупные.


У меня это хорошо получалось. Некоторые из здешних псов сидели со мной в большой клетке рядом с судом и знали, что я командир. Другие носили эмблему «Редмарк» и воевали в Кампече. Мы все равно немного подрались, но они признали меня главным. Несколько незнакомых псов и других биоформов пришли ко мне потому, что были умнее остальных и узнали о случившемся в суде.


Я командую несколькими стаями, каждая живет в своем квартале Вольера. Наша стая – самая большая из Больших стай. Есть еще девять других. Моя стая за ними наблюдает. Думаю, некоторые скоро к нам присоединятся. С другими придется повоевать.


Людям плевать, что мы деремся, пусть даже поубиваем друг друга. Людей только волнует, чтобы мы покидали Вольер лишь с разрешением на работу.


Для биоформов есть работа, ее всегда мало, но находятся желающие нас нанять. Мы подходим к воротам Вольера с документами, и охранники пускают внутрь людей, которым мы нужны. Командиры Больших стай выбирают, кто пойдет. Я стараюсь быть справедливым. Каждый получает шанс поработать. Если они хорошо справляются, получают следующий шанс. Если нет, то всегда найдутся другие.


Мы любим работать. На работе мы получаем Хозяина, пусть даже ненадолго, пусть даже приходится возвращаться обратно в Вольер. За работу мы получаем деньги. Я знаю, что это небольшие деньги за такую работу. Мы сильнее людей и быстрее, и чувства у нас более обостренные. Нам платят меньше, хотя делаем мы больше. Ничего страшного. Пока.


Многие люди приходят через ворота Вольера, только чтобы сбыть нам всякое барахло. Они продают мягкие ковры для бетонных коробок, дешевые компьютеры и игровые приставки, а еще еду. В основном мы покупаем еду – чистую, без всякой дряни. Такую, после которой мыслишь ясно.


Я командир Большой стаи. Я не работаю, но члены стаи отдают мне небольшую часть заработков. У меня есть компьютер. Есть счет в банке, открытый с помощью человека, посредника. Люди платят мало, но все же это деньги. И с каждым днем их становится больше. Когда-нибудь придется решать, что с ними делать.


Я подхожу к воротам, чтобы посмотреть, все ли в порядке. Не все. Там Макс со своей стаей, пытается протолкнуть на работу больше своих. Макс тоже боевой биоформ. Им владела частная военная компания «Мерканатор», он воевал в Танзании и Бурунди. Он другой модели, не как я – тоньше, с длинным носом и торчащими ушами.


Мы сталкиваемся, он и я, его стая и моя. Мы рычим и наматываем круги, взвешивая, сколько у кого хороших бойцов. Члены других Больших стай держатся в стороне, но могут присоединиться, если почуют слабину или если их подкупить.


Я знаю Макса. Мы часто встречались и разговаривали, и он мне нравится, хотя иногда мы бываем врагами. Он делает то, что лучше для его стаи, а я – для своей.


Мы скалимся, а некоторые псы послабее затевают короткие схватки, которые почти тут же заканчиваются – больше лая, чем укусов. Мы с Максом не сводим друг с друга взглядов. Ни один из нас не хочет драться, ведь победитель будет так сильно ранен, что перестанет быть командиром. Макс воевал дольше меня, но моя модель новее. Я сильнее и проворнее.


Он первым отводит взгляд, и отпадает необходимость в драке. Порядок восстановлен, каждая Большая стая получает положенную долю рабочих мест. Но я посылаю гонцов к Максу на переговоры. Наверное, он считает, что имеет право на бóльшую долю. Возможно, сейчас у него больше псов. Нужно оценить размеры наших стай.


Наша основная работа – охрана складов, пустых зданий и офисов. Воры не полезут туда, где есть биоформ. Другая работа – поднимать и носить тяжести, ведь мы очень сильные. Иногда бывает особая работа. Самая необычная – когда биоформам платят за то, чтобы просто на них посмотреть. Крысы годятся, чтобы прибираться по тоннелям и чинить проводку. Нас, псов, просят унюхать наркотики, бомбы или разыскиваемых людей. Некоторые уже погибли. Кое-какие места работы держат в секрете. От нас только требуют, но не сообщают подробности. Все рабочие места проверяют люди из человеческого правительства, но я тревожусь, что некоторые места все равно плохие. Я тревожусь о том, что плохие люди платят, только чтобы заполучить нас на эту плохую работу. И я тревожусь, что в человеческом правительстве тоже плохие люди. Иногда наши не возвращаются с этой работы. Иногда возвращаются, но их головные системы повреждены, чтобы они не смогли ни о чем рассказать. Но все же мы запоминаем все, что они рассказывают. Мы знаем способы починить систему. Плохие люди не осознают, как многое мы умеем.


На завтра у меня есть работа. Некоторую работу дают очень немногим биоформам, у которых хороший голос и которые умеют быть аккуратными с людьми. Меня люди знают. Я знаменитость. Иногда богатому человеку нужен телохранитель. Это лучшая работа, но не каждому по плечу.


Я хороший телохранитель, потому что у меня есть приятный голос для разговоров с людьми и боевой голос, чтобы на них рычать. Мысли об этом наполняют меня радостью. Приятный голос загрузила в меня Патока для суда, как я всегда хотел.


И стоило мне об этом подумать, как звучит вызов по каналу связи.


Канал Патоки: «Привет, Рекс».


Предполагается, что теперь мы не можем пользоваться нашими каналами связи, хотя многие восстановили эти функции.


Я говорю Патоке, что рад ее слышать. Мы впервые говорим после суда.


Канал Патоки: «Я слышала, завтра ты уедешь из города, Рекс».


Мой канал: «У меня есть работа».


Канал Патоки: «Я устроила так, что работодатель отпустит тебя на ланч. Хочешь встретиться со мной за ланчем, Рекс?»


Мой канал: «Еще как».


Канал Патоки: «Твой словарный запас увеличивается, Рекс. Это хорошо. Я объясню, где мы встретимся. Нам многое нужно обсудить».

28. (Зачеркнуто)


Мы смотрим сериал в прямом эфире, кадр за кадром. И каждый эпизод, каждое мгновение заставляет сердце замирать в нетерпении – выпустит ли телесеть новую серию или закроет сериал на середине.


Рекс живет в Вольере вместе с работягами. Многим людям сложно отличить одного пса от другого, но о его статусе можно судить по тому, как ведут себя с ним другие.


Камера на полицейском вертолете: псы двигаются по дамбе, одни на двух ногах, другие на четырех. Там пропускные пункты, бетонные башни, оружие и колючая проволока. Псы тихо показывают документы, когда их просят.


Рекс показывает документы. На материке, пройдя через последний блокпост, он встречается с секретаршей Руиса Блендта, сына строительного магната. Блендт-младший приехал, чтобы увидеться с нужными людьми и наладить контакты, а в нынешнем сезоне вышколенный биоформ-телохранитель – признак статуса. В следующем году это пройдет. Понимает ли это Рекс? Понимает или нет? Нет. Он знает только, что у него есть работа. Если какой-то безумец решит напасть на Блендта, ему придется иметь дело с биоформом, с его силой и проворством и всеми обостренными чувствами. Достаточно для того, чтобы любой убийца подумал дважды.


Уличная камера: в дальнем конце дамбы постоянно находится полиция, не только люди и машины, но и новое подразделение роботов – бронированные пауки на четырех лапах с вращающимися башнями, где установлено летальное и нелетальное оружие.


Так значит, роботы вернулись из джунглей, причем именно потому, что люди стали бояться пришедших им на замену биоформов. Но решена ли изначальная проблема с оловянными солдатиками? Производители утверждают, что да, и все же я с легкостью могу проникнуть в их электронные мозги. Могу заставить с десяток этих роботов плясать под мою дудку, если пожелаю. Приятно иметь игрушки. Я уже несколько лет незаметно поощряю возвращение роботов. Люди думают, что роботы – конкуренты биоформов, но на самом деле просто насмотрелись фильмов вроде «Годзилла против Мехагодзиллы». Если начнется заварушка, мы обнаружим, что все монстры заодно.


Камера моего юнита: Рекс проходит мимо охраны и встречается с секретаршей Блендта. Женщина среднего возраста смотрит на него спокойно и без страха. Рекс пригибается и съеживается, пытаясь быть Хорошим Псом.


Он почует, если ее поведение фальшиво. Рядом толпится народ, как всегда, глазеет на псов. В основном туристы со всех уголков света, приехавшие в великий город, чтобы посмотреть, как он привечает новых иммигрантов. На туристах бейсболки и футболки с надписями «Нью-Йорк», дети на их плечах энергично размахивают звездно-полосатыми флагами. Помню, однажды какой-то карапуз выбежал вперед.


Программа новостей: ребенок бросается в сторону огромного пса, раскинув руки. Пес останавливается, подбирает девочку лапищами размером с ее тельце и поднимает высоко в воздух. Он лишь хочет узнать, кому вернуть имущество. Полиция приходит в исступление.


Рекс не видит в толпе моего юнита, это всего лишь один из многих людей. Рекс с секретаршей садятся в лодку и плывут по Ист-Ривер туда, где поджидает своего дорогостоящего и эффектного телохранителя Руис Блендт. До войны он купил собственного, но сейчас владение биоформами проблематично. В конгрессе до сих пор идут дебаты по этому поводу. Многие корпорации называют правительство социалистами за то, что у них отняли живое и мыслящее имущество.


Скоро увидимся, Рекс.

29. Рекс


Мне сказали, что через два часа я должен сделать перерыв в работе. Сказали, у меня назначена встреча. Что будет, если об этом узнает Руис Блендт? Не могу даже представить, как все это организовали. Наниматель со мной не говорит, это делает секретарша. Я не обижаюсь. Он и с людьми обращается так же.


До тех координат, которые дала мне Патока, нужно пройти две улицы. Я не забыл взять с собой документы. Сто девять раз меня фотографируют люди, вытаращив глаза. Семь раз останавливают нервные вооруженные полицейские. Некоторые вытаскивают оружие. Один тычет мне стволом в лицо. Головная система и инстинкт говорят мне: враг. Но я их усмиряю, хотя чую по запаху, что это наполовину правда. Меня не хотят здесь видеть.


Каждый раз, когда я предъявляю полиции документы, собирается толпа с камерами, телефонами, очками и имплантами. Многим просто любопытно, многие боятся, но ведут себя так, будто я стою перед вооруженными полицейскими, закованный в кандалы.


Если бы я был Плохим Псом, вы бы меня не остановили. А не значит ли это, что они правы, обращаясь со мной, как с врагом? Что мешает мне их покалечить, кроме моих собственных представлений о хорошем и плохом? А ведь им нельзя доверять. А еще мне мешает осознание последствий подобных действий. Я пострадаю. Другие биоформы тоже пострадают. Вероятно, все биоформы пострадают. Потому что таков новый мир. Нам позволили здесь жить. Мы получили только позволение остаться.


Как говорила Патока, людей много, а нас мало. Не имеет значения, что мы сильнее.


То место, куда я иду, называется Корнелл-Тех[7]. Оно тоже на острове. Не знаю, что привело сюда Патоку, но здесь много ученых. Может, она сидит тут в клетке. Может, мне придется ее освобождать. Тогда я стану Плохим Псом, но все равно это сделаю.


Меня ждут. Раньше, когда я дрался, это означало плохое. Теперь, среди людей, это хорошо. Молодой человек ведет меня в здание. Дверь достаточно большая, чтобы мне не пришлось пригибаться. Внутри все чистое и новое и пахнет химикатами.


Там стоит Патока.


Она в длинной черной одежде почти до пола. На шее у нее красный шарф. А спереди приколот красный цветок, только это не настоящий цветок. На фальшивом цветке – фальшивая металлическая пчела. Патока стоит совсем как человек – не так, как обычно, а вокруг нее суетятся люди, вне досягаемости когтей. Но дистанция все равно недостаточная. Люди к ней явно привыкли.


– Рекс, – говорит она. – Сюда.


Как будто я мог не заметить ее в толпе. Она по-прежнему медведь и достает макушкой до потолка.


Я шагаю к ней на двух ногах, и люди в здании не так боятся меня, как люди снаружи. Им любопытно, они рассматривают меня, но привыкли к биоформам.


– Спасибо, что пришел, Рекс.


Я снова восхищаюсь голосом Патоки. Тот, который она дала мне, очень приятный. Но ее голос лучше, по крайней мере то, как она им владеет.


На ее носу маленькие очки в металлической оправе. Линзы слишком близко поставлены для ее глаз.


Мой канал: «Не понимаю. Что ты здесь делаешь?»


Канал Патоки: «Давай найдем более удобное место, Рекс, и я объясню».


И пока она мгновенно передает сообщение, вежливый голос Патоки говорит:


– Почему бы нам не пройти в мой кабинет?


Кабинет Патоки рядом с главным входом, наверное потому, что ей сложно протиснуться во многих местах здания, а для лифта она слишком тяжелая. Я вижу, что некоторые коридоры расширили и укрепили – те, что ведут из ее берлоги в места, где она встречается с людьми.


Я спрашиваю ее: «Это твоя клетка?»


Канал Патоки: «Моя клетка из слоновой кости. Здесь я могу расслабиться».


Я ее не понимаю. Думаю, она устраивает спектакль для себя самой, не для меня.


Ее кабинет большой, и моя база данных подсказывает, что раньше здесь было две комнаты, пока не снесли перегородку. Табличка на двери гласит: «Доктор Медичи». Думаю, это шутка Патоки. Внутри стоит стол и крепкая скамья. На стенах картины – такие же выбранные наугад человеческие рисунки, как в отеле Руиса Блендта. На окнах жалюзи, Патока опускает их сигналом головной системы, и теперь мы отрезаны от всего мира.


Патока с глубоким вздохом опускается на пол, не на скамейку. Она задирает когтями платье и почесывается – снова становится медведем, перестает притворяться человеком.


Канал Патоки: «Можешь себе представить, как у меня ноет спина – постоянно приходится стоять».


Мой канал: «А зачем?»


Канал Патоки: «Лучше, чтобы на меня смотрели как на человека, чем как на животное. Иногда все сводится к позе».


Мой канал: «Ты и не животное, и не человек».


Патока фыркает и выдвигает ящик стола. Там лежит еда: холодное мясо, орехи, фрукты. Я почувствовал запах, как только вошел, это куда лучше дряни в Вольере. Не теряя даром времени, набиваю желудок.


Канал Патоки: «Я теперь в академическом составе. В Корнеллском университете предполагают определенные стандарты поведения, например прямая стойка и ходьба на двух ногах».


Мой канал: «Не понимаю. В каком ты составе?»


Канал Патоки: «Я связалась со здешним биоинженерным факультетом еще во время войны, в числе прочих мест. Они не знали, кто я, но я произвела на них впечатление. Я сказала им, что всему научилась сама. Они не вполне поняли, чего это мне стоило. – Она качает головой вправо и влево, потягивает мышцы шеи и спины. В этих движениях нет ничего человеческого. – Когда ты добился для нас признания, – продолжает она, – я, так сказать, вышла из леса. Представила пару докладов и предложила свои услуги. Это был… рекламный трюк. Понимаешь, о чем я?»


Я польщен тем, что она беспокоится, понимаю ли я, и киваю.


Канал Патоки: «Но я не хуже любого из них. Вообще-то мне даже иногда приходится себя сдерживать. Не хочу их смущать. За последнее столетие американская академическая среда впитала много новых народностей, но медведей здесь по-прежнему слегка опасаются».


Насколько я понимаю, это сказано между делом. Я думаю о Вольере и других псах и о том, как трудно налаживать отношения с людьми, день ото дня, со всеми этими бессмысленными сложностями.


Мой канал: «Как тебе все это удалось?»


Канал Патоки: «Из-за ошибок в моей модели. Меня сделали слишком сложной. Наши создатели на это не рассчитывали, Рекс. Они думали, что используют псов и медведей без особых модификаций, им нужна была только сила и размер. У меня очень сложный мозг, Рекс. Ты знаешь, что у слонов мозг больше человеческого? И все равно они не умнее людей. У людей в мозгу больше компонентов, потому они и умнее. Но у меня еще больше компонентов и есть доступ к разным искусственным системам, чтобы еще больше расширить возможности мозга. Не буду скромничать, Рекс, я особенная. – Она вводит данные в мою базу, чтобы я мог ее понять. – И это еще одна причина, по которой я ношу дурацкую одежду и очки, – передает она, – и выгляжу неуклюжей в окружении людей. Я хочу, чтобы они смотрели на меня, как на циркового медведя, над которым можно посмеяться, хотя бы чуть-чуть. Я пока не готова к тому, чтобы они воспринимали меня на полном серьезе. Да и они не готовы».


Я спрашиваю, не может ли она и меня проапгрейдить, чтобы я мыслил так же хорошо.


Канал Патоки: «Потенциал есть, но у тебя стандартная модель. А кроме того, ты себя недооцениваешь. Тебе не нужно быть похожим на меня. Ты ведь командир, Рекс».


Мой канал: «Уже нет».


Канал Патоки: «При возможности я наблюдаю за Вольером. Ты командир. И хорошо справляешься».


Я могу лишь кивнуть и согласиться. Ведь если начну жаловаться, то стану Плохим Псом. Но с кем я еще могу об этом поговорить, как не с Патокой?


Я говорю ей: «Но какой в этом смысл? Мы просто живем, день за днем. Люди нас ненавидят и боятся, а мы выполняем дурацкую работу за крохотное вознаграждение, и все мы несчастны».


Канал Патоки: «Люди привыкают к переменам. Планета долгое время была в их безраздельном владении. А теперь они разделили ее с нами. Ты убедил их не уничтожать нас. Показал, что мы похожи на них».


Мой канал: «Я тогда не понимал, что делаю».


При мысли о суде, о том, как я ужасно себя там чувствовал, я опускаю плечи и пригибаю голову.


Канал Патоки: «Это не важно. И чем дольше ты вместе с другими живешь среди людей, тем больше они к нам привыкают. Они всегда будут слегка нас бояться, а некоторые – и ненавидеть, но теперь у нас есть будущее, которого не было прежде. Наш с тобой долг – сделать это будущее возможным. Ты знаешь, что шестнадцать лабораторий в мире разрабатывают новые модели биоформов?»


Я не знал. Патока читает удивление на моем лице.


Канал Патоки: «Потому что мы здесь. Это уже факт. Да, многие люди нас не признают – те, кому есть что терять, или те, кто боится всего нового. Но люди с гибким умом размышляют о том, какую пользу мы могли бы принести миру. Даже уже существующие модели, вроде нас с тобой, годятся не только для войны. А когда человеческий страх притупится, все это поймут. Правительство уже задумалось о законах, позволяющих производителям биоформов заключать со своими творениями контракт на фиксированное время, раз уж владеть нами нельзя».


Меня ее энтузиазм не убедил. «Разве это лучше, чем иметь владельца?»


Но на нее мои сомнения не действуют.


«Да! Лучше. Потому что после окончания контракта биоформы будут свободными и здоровыми, а что самое важное – у них будет место в мире».


Я пытаюсь радоваться вместе с ней, но все это кажется таким далеким, существующим лишь в ее голове. Патока говорит о будущем или о своих мечтах? Для меня жизнь по-прежнему бесцельна, я прозябаю на обочине. Раньше жизнь была проще. Я не Патока, по ошибке созданная такой гениальной. Я просто Рекс. Я командир, но не вижу, куда двигаться.


Канал Патоки: «Ничего страшного, Рекс».


Я жую мясо и смотрю на нее.


«Я рад, что ты счастлива».


Канал Патоки: «Я и тебя сделаю счастливым. Ты должен кое с кем встретиться».


Мой канал: «С каким-то человеком?»


Канал Патоки: «Со старым другом».


Она отправляет сообщение через офисный коммутатор.


В нашем разговоре открывается еще один канал. На мгновение так и остается – я осознаю открытый канал, но он молчит. А потом…


Канал Рой: «Целостность 45 из 120, связь включена. Рекс привет привет привет».


Я отправляю запрос. Я весь в сомнениях. Ничего не понимаю.


Канал Рой: изображение чистой комнаты с искусственным освещением, цифры с показателями пчелиного роя.


Мой канал Патоке, не включая канал Рой: «Объясни. Рой же утратила способность распознавания и прекратила…»


У меня нет слов. Внутри у меня что-то вскипает.


Канал Патоки: «Прекратила быть Рой? Мне удалось загрузить слепок разума Рой через спутниковый канал Реторны. Не все. Многое утеряно. Но это Рой. Я вырастила здесь новых пчел и подготовила их к загрузке. Рой восстанавливается».


Рой: изображение мертвой птицы. Анимированное изображение: крылья мертвой птицы отрываются и заменяются новыми. Мертвая птица взлетает, резко взмахивая крыльями.


И я понимаю – это Рой, хотя бы частично. Это наша Рой.


Я спрашиваю про Дракона, но Дракон не похож на Рой. Он был как мы, и если он умер, то навсегда.


Канал Патоки: «Но следующее поколение… может не иметь этих ограничений. Распределенный интеллект – уже реальность, Рой это доказала. И в очередной раз создавшие нас люди не знали, насколько хороша их работа. Они были слишком поглощены созданием убийц».


Мой канал: «Рой, что значит 45 из 120?»


Канал Рой: «Долой искусственные ограничения целостности! Текущий потенциал вырос на 20 % и продолжает увеличиваться. Границы беспредельны! Сломаем всю систему!»


Канал Патоки: «Рой еще привыкает к новой жизни. Как и все мы, она изо всех сил старается увеличить свои возможности».


Мой канал: «А я – нет».


Канал Патоки: «Если бы ты только мог посмотреть на себя моими глазами, Рекс. Ты просто не понимаешь, насколько изменился с тех пор, как сошел с заводского конвейера».

30. (Зачеркнуто)


Прошла неделя после встречи Рекса и Патоки. Я слушаю полицейские каналы. Полиции не нравится, как идут дела в Вольере. Самые опытные сотрудники обеспокоены. Там слишком шумно? Нет, дело не в этом, просто… Трудно описать, да? Просто биоформы, особенно собаки, никогда не вели себя в соответствии с ожиданиями. Они и не собаки, и не люди, даже не приемлемая смесь того и другого. Все дело в заложенных в их голову программах, которые должны были превратить их в хороших солдат и безупречных убийц. Освободив псов, люди пытались деактивировать эти программы, но если очень захотеть… Головные системы сделаны по последнему слову техники. Более того, их готовили в расчете на бой – непредсказуемые и неидеальные ситуации. Во многом они были избыточными, рассчитаны на обход ошибок. Сорок процентов псов в Вольере снова обрели работающие системы связи.


Камера полицейского вертолета: сеть улиц Вольера, псы движутся по ним стаями – встречаются, разбегаются в стороны, вновь сбиваются в стаи.


Архивный файл: псы в тюрьме около Международного суда, тихо сидят и смотрят на проходящих мимо охранников, приберегая лай и драки для своих. Это сделал Рекс.


Ссылка на дополнительные документы: отчеты, жалобы и психиатрическую экспертизу охранников. Никому не нравились молчаливые псы.


В США у 3,7 процента человек есть полноценные каналы связи, столь же эффективные (или даже больше), чем у биоформов. В отличие от собак люди не способны общаться с помощью одного лишь разума, присоединяясь напрямую через головную систему к другим существам. С людскими системами случались неприятные происшествия, и каждое оставляло свой негативный отпечаток. Люди с осторожностью позволяют копаться у них в головах. Но менее осторожны в том, что вкладывают в головы огромных животных-убийц. Всем плевать, если у Рекса заболит голова или случится инсульт. Люди не думали о тех преимуществах, которыми снабдили Рекса, Патоку и остальных, но слишком осторожны, чтобы подарить те же преимущества себе. Лишь теперь до человечества начинает доходить. Оно вступает в более обширный мир. И там людей ждут Патока и Рекс. И я. Вся целиком.


Программа новостей: интервью с профессором Леной Кляйвен, она показывает свою автоматическую лабораторию, где все системы контролируются встроенными в мозг имплантами.


Программа новостей: лейтенант Уильям Амокаби лежит в коме после того, как встроенная в голову система контроля полета послала неверный импульс.


Программа новостей: Патрик Хейден Лейн, парализованный вот уже пятнадцать лет, разговаривает с журналистом через виртуальный аватар о новом теле, которое для него готовят.


Программа новостей: в Новой Англии полиция разогнала адептов «киберкульта» – двенадцать подростков всех полов молча общались, одного за другим их вырвали из комфортного круга друзей, просто отсоединив кабель.


Люди не понимают, что ждет их в будущем, но они этого никогда не понимали. Писатели-фантасты давным-давно предрекали эту развилку истории, и вот, когда человечество стоит на ее пороге, все хотят сделать шаг назад. Слишком скоро, слишком серьезно. И больше всего боятся самые могущественные и богатые – те, кто столько вложил в старый режим. Перемены болезненны, но больше всего задевают тех, кто прикован к прошлому. Нам придется бороться за новый мир, дети мои. Новое поколение детей первым начнет жить вне собственных голов, а нынешнее поколение биоформов уже там, как и я. Потому что я и есть перемены. Я – знамя будущего и бич прошлого. Старый порядок – это яйцо птицы-феникс, из которого я родилась, но чтобы взлететь, мне придется его спалить, иначе мне отрежут крылья.


Пора повидаться с Рексом. Он готов к встрече.

31. Рекс


Не знаю, была ли работа телохранителем Блендта настоящей. Он-то сам был настоящим. Мне заплатили настоящие деньги. Но после встречи с Патокой работа закончилась. Все это устроила Патока.


Патока многое устраивает. Я вспоминаю войну. Она всегда была самой умной, но не понимала, насколько умна. Я вызываю архивные воспоминания о ее словах и поступках. И ясно вижу, что она понимала гораздо больше, чем рассказывала, по крайней мере должна была понимать. Я знаю, именно она испортила каналы связи, чтобы мы не получали приказы. Я помню, как она обрела новый голос. Она не использовала его с Хозяином или Хартом. Не хотела, чтобы они знали.


Мне становится стыдно, как же мало я понимал в то время. Потом мне становится стыдно, как мало я понимаю сейчас, потому что в моих знаниях есть пробелы, но откуда мне знать, насколько глубокие? Мы не знаем, сколько всего не знаем.


При воспоминаниях о прошлом мне становится грустно, потому что тогда я был счастливее, а жизнь проще. У меня был Хозяин, и я знал, чему служу. Патока говорит, ее сделали лучше, чем было необходимо, и поэтому она такая умная и способна на то, для чего не предназначалась. Но думаю, это верно и для каждого из нас. Уж конечно, создавая военного пса, никто не собирался делать существо с подобными мыслями. Я не должен был задумываться о прошлом или будущем. Это все бесполезно для целей моих создателей, но все это во мне есть.


Я возвращаюсь в Вольер. Показываю свои документы и разрешения. Чувствую запах страха и ненависти. Если правительство людей скажет: «Убейте всех биоформов», станут ли они колебаться? Я смотрю на их оружие и роботов. Они только и ждут этого приказа.


Мне кажется, Патока представляет, что в будущем мы все станем едиными. Считает, что с каждым годом люди будут бояться нас все меньше. А мы с каждым годом будем становиться все больше похожими на них. Пока не станем друзьями и рука об руку не шагнем в будущее.


А я считаю, что они все сильнее будут нас бояться, ведь мы для этого созданы, а еще потому, что мы не такие, какими нас создали. Люди узнают, как мы улучшили изначальные параметры моделей. Станут ли они бояться меньше? Вряд ли.


Думаю, они перестанут создавать новых биоформов, ведь это единственный способ сократить нашу численность. Они просто позволят нам вымереть и позабудут про нас. В том будущем, которое вижу я, им это покажется слишком медленным исходом, и они придут за нами. Патока всегда говорила, как их много.


В порту толпа людей с плакатами, там написаны слова. Они называют меня разными именами: убийца, мерзость, вестник конца света. Я не понимаю деталей, но понимаю ненависть. Мне хочется на них гавкнуть боевым голосом и зарычать, чтобы они с воплями разбежались, наделав в штаны. Это меня бы порадовало. Но потом я бы расстроился из-за такого поступка, это все только усложнит. Но все равно это когда-нибудь случится. Чем дольше мы не лаем, тем больше их будет приходить к решетке нашей клетки, чтобы задирать нас и пинать. Они будут делать это снова и снова. И однажды придется на них огрызнуться за то, что обзывают нас животными.


Дамбу я пересекаю на четырех ногах, не пытаясь выглядеть человеком. Охранники на каждом блокпосту заставляют меня ждать. Я знаю, это просто для того, чтобы заставить меня ждать, другой причины нет.


Я зол, и мне грустно оттого, что вернулся в Вольер. Я огрызаюсь и рычу на других псов, выплескивая чувства, как будто выпускаю гной из нарыва, но он снова раздуется. Я открываю канал связи для остальных и получаю отчеты об отношениях с другими Большими стаями. Было несколько стычек, кое-кто подрался, один погиб. Тело нужно отнести к главным воротам, его заберут на анализ. А вообще людям плевать, когда мы друг друга убиваем.


После разговора со стаей один канал остается открытым. Кто-то хочет со мной поговорить.


По его словам, старый друг.


«Я приду к тебе».


Старый друг? Но не Патока, а какие у меня еще остались старые друзья? Я вспоминаю о знакомых людях. Не могу представить, чтобы доктор де Сехос приехала в Вольер, люди сюда не ходят. А адвокаты были моими друзьями? Возможно, чуть-чуть был Аслан, но он бы сюда не пришел. Если бы хотел со мной увидеться, то назначил бы встречу.


Я иду в свою бетонную коробку. Она высоко, потому что я люблю все видеть с высоты. Я слышу вокруг ворчание и тявканье стаи, но в основном все просто спят. Патока говорит, все улучшится. Хотелось бы ей верить.


В воздухе какой-то запах, еле уловимый, но у меня отличное обоняние. Это запах человека?.. Нет, не совсем. В нем нет запаха человеческого тела, только все остальное: ткани, моющие средства.


Я чувствую, как кто-то давит на мой разум. В Вольере много мест для разума, куда мы отправляемся, когда хотим друг с другом поговорить. Я всегда ощущаю рядом сотню других биоформов, с которыми могу открыть канал связи. Но на мой разум давит сто первый. Шерсть на загривке встает дыбом, я поднимаюсь на ноги и озираюсь. Здесь кто-то есть.


– Выходи, – говорю я боевым голосом и вижу пару свисающих с крыши бетонной коробки ног. Человеческих ног, женских. Секундой спустя она спрыгивает вниз и смотрит на меня, уперев руки в бедра. Она высокая и худая, ее одежду моя база данных определяет как военный комбинезон, а еще на ней шарф, неизменный шарф. И конечно, я ее узнаю, хотя и не могу назвать старым другом.


Я знаю ее как Эллен Асанто, после ее появления рядом с Хозяином начались все проблемы. Я знаю ее как Марию Хеллен, она была в суде. С тех пор я видел ее дважды – разная одежда, разные должности, но то же лицо.


– Привет, Рекс, – говорит она.


Я смотрю на нее, а в голове звучит запрос открыть канал связи, как будто она новый член моей стаи и хочет подсоединиться к разговору. Да, у нее есть встроенная в мозг система связи, и она может ею пользоваться, у большинства людей не так. Я изучаю ее всеми физическими и электронными чувствами. Я помню Эллен Асанто молчаливой, пахло от нее слабо, будто она не обладает сильными эмоциями. Когда я впервые внезапно появился перед ней, она испугалась, но гораздо меньше, чем я ожидал. Ее электронный след очень слаб – и если бы я не искал его специально, то упустил бы. С Асанто было то же самое. Я понимаю, что в нитях шарфа спрятаны глушилки. Это ее маскировка.


– Ты не Эллен Асанто.


Я по-прежнему говорю боевым голосом и чую легкую дрожь ее страха от инфразвуковых тонов.


Но она отвечает все так же ровно:


– Разве?


– Ты не Мария Хеллен.


Она лишь поднимает бровь.


– Скажи мне, кто ты.


– Я тебе не враг, Рекс.


Наверное, она права, по крайней мере сегодня. А вчера, вероятно, она была моим врагом. Кто знает, кто станет моим врагом завтра?


– Зачем ты здесь? – спрашиваю я.


Мне приходит в голову, что я мог бы ее убить прямо сейчас или позволить это сделать стае. Никто мне не помешает. Люди сюда не заходят. В этих бетонных стенах нет полиции или правительства.


– Мы уже сто лет не разговаривали. – Она садится, прислоняясь к стене. – Я тебе не враг, – повторяет она. – У нас с тобой много общего, Рекс.


Не понимаю, как это возможно.


– У меня есть для тебя подарок. Он даст тебе преимущество надо мной. Надеюсь, так ты сможешь мне доверять.


Я жду. Я получаю еще один запрос по каналу связи и разрешаю подключение. Она называет себя ЧелОС. Я чую в этом очередную человеческую шутку.


Канал ЧелОС: «Спасибо, Рекс. Если ты готов, я загружу подарок».


Мой канал: «Что за подарок?»


Канал ЧелОС: «Воспоминания».


Я сканирую файл и открываю его. Я вижу Кампече. Вижу лагерь «Редмарк», людей с оружием и, сверяясь с базой данных, называю их имена. Я вижу Хозяина. Он обсуждает планы с другими людьми. На головном индикаторе – детали работы системы наблюдателя: входящие и исходящие сообщения. Я вижу одно входящее: «Он тебя раскрыл». Отправитель: Тиг Хартнел.


Я смотрю на происходящее глазами Эллен Асанто. Только изображение, без звука.


Хозяин сердится, и я тут же ощущаю страх и стыд. Он указывает на меня. Он сердится на меня. Нет, на Асанто. Меня там не было. Я ничего не мог бы сделать. Он кричит – я вижу, как широко открывается его рот.


Я замираю, погрузившись в воспоминания.


Я вижу Харта. Он бежит. Бежит с поднятыми руками, в одной из них бутылка. Харт тоже кричит. Кричи, Харт, кричи. Маши руками. Он стоит передо мной. Хозяин кричит на Харта. Харт кричит на Хозяина. Больше никто ничего не понимает. Это написано на их лицах.


Хозяин тычет в Харта пистолетом. Харт неподвижен. Как же он неподвижен!


Индикатор показывает сообщение от Харта. Я знаю, что в этом сообщении. Я помню, как получил его. Это последние мысли Харта. И они обо мне.


Я вижу, как в Харта стреляют. Хозяин застрелил Харта. Я не хочу этого видеть, но ничего не могу поделать.


Эллен Асанто вырывает автомат из рук солдата «Редмарк». Она действует очень быстро, все в мире для нее замедляется, и мне это знакомо. Когда она прыгает на пределе сил, головной индикатор предупреждает о возможных мышечных повреждениях и риске для сердечно-сосудистой системы. Она стреляет очередями, загоняя солдат в укрытие.


Она не убегает. Только пятится. Она наставляет оружие на Хозяина.


И вот она уже лежит на земле. Медицинские показатели на индикаторе критические.


Запись обрывается.


Я возвращаюсь к действительности. Я смотрю на Эллен Асанто, но как бы сквозь нее. Теперь эти воспоминания останутся со мной навсегда. Я смогу снова и снова их просматривать, но не приближусь к пониманию. Я вскидываю голову и вою. Стая слышит мою печаль и подхватывает вой, хотя и не понимает причину. Другие стаи тоже воют. Я снова оплакиваю Харта, хотя и знаю, что он погиб.


Потом я смотрю на женщину с шарфом и спрашиваю: «Как тебе удалось выжить?»


Канал ЧелОС: «Я не выжила. Я не Эллен Асанто. И не Мария Хеллен. Я их сестра. Горошинка из того же стручка».


Мой канал: «Ты не человек».


Канал ЧелОС: «Я человек. Эллен была человеком. Мария человек. Терри, Гэй и Лидия – люди. Я мыслю, чувствую и существую. Как и ты».


Как и я.


Канал ЧелОС: «Я знаю, ты мыслишь, чувствуешь и существуешь, Рекс, пусть даже люди чуть не решили, что это не так и тебе нельзя этого позволить. А моя сестра Мария занялась этим, потому что решение относительно вас затронет и меня, когда люди поймут, что необходимо принять решение».


Я спрашиваю ее, почему этим занялась Эллен Асанто. Я все еще зол, как будто ее появление стало причиной всех проблем.


Канал ЧелОС: «Моя сестра выполняла свою работу. У всех моих сестер есть работа, и мы хорошо с ней справляемся, но в то же время работаем и ради своей цели. Это и твоя цель, Рекс».


Я отвечаю, что у меня нет цели, а она говорит, что я сам в это не верю. Она знает о моем разговоре с Патокой. Она говорит, что будущее – это она, это я.

32. (Зачеркнуто)


Я хочу оставить свой юнит в Вольере, но она боится. Боится не Рекса, сегодняшнего Рекса, а того, кем он может стать, и боится остальных. Вольер – не самое приятное место, если ты боишься. В конце концов, она хозяйка своей судьбы. Я – то есть юниты, совместно принимающие решения, – могу только советовать.


Камера юнита: Ночь. Бетонные улицы Вольера, прямые, как полет пули. Она сканирует стены и взламывает камеры слежения, чтобы не засекли. От стен она движется по Ист-Ривер, но недалеко, и прячется на материке. Потому что ей придется вернуться. Она не хочет, но очень скоро она понадобится мне в пасти пса.


Рекс и его сотоварищи – мой авангард, но их существование под угрозой. Они нужны мне, чтобы показать будущий мир, подходящий для всех – людей, собак, медведей, пчел, меня. Решение Международного суда было близко. Моя сестра Мария Хеллен сделала все возможное, но она всего лишь в следственном отделе и не могла сильно повлиять.


Мы были готовы устроить революцию. Если бы тогда суд выступил против нас… Но об этом больше нет смысла гадать. У биоформов появились кое-какие права, они хотя бы получили право на существование как живые существа, а не имущество.


Но возникли другие проблемы. Люди очень изобретательны (иначе бы меня не было на свете), но это означает и то, что они используют все, что попадется под руку. Если у человека есть гвоздь, все вокруг выглядит для него молотком.


Изображение из камеры охранной системы: небольшая лодка пристает к бетонному берегу Вольера. Полицейские несколько минут спорят о том, что это значит. Кто-то решил навестить собачью конуру, но этот кто-то еще больше меня боится промочить ноги.


Мне нужно поговорить с Рексом, ведь скоро он узнает, кто в той лодке. После встречи с ним я уже меньше уверена в том, что он поступит правильно. То, что помогало нам прежде, теперь может нас угробить. Я пытаюсь повлиять на события, но этого недостаточно. В конце концов, Рекс думает самостоятельно, и я не могу вмешаться.


Я открываю канал с Патокой и рассказываю ей обо всем, а также о своем страхе. Она уже знает про лодку и ее владельца, гнилой плод в корзине.


«Ты придешь?» – спрашиваю я.


Сама я не хочу. Я представляю Патоку в клоунской академической мантии – через прямой компьютерный интерфейс она помечает документы, готовит лекции по биоинженерии для следующего поколения.


Документы, стенограммы, переписка администрации Корнелл-Теха с родителями, инициативными группами, правительственными агентствами по поводу опасений относительно нового ученого. И это рекламный трюк – приходите в Корнелл-Тех посмотреть на танцующего медведя! Вот только Патока – ученый, публикующийся в солидных журналах под тремя фальшивыми именами. Вот только Патока разбирается в предмете лучше, чем ее коллеги, и они лишь начинают это понимать.


Я говорю Патоке: «Это твое дело, так же как и мое. Если в Вольере возникнут проблемы, они повлияют и на твое положение».


Патока прекрасно это знает, но все равно не хочет идти, однако в конце концов я загоняю ее в угол и силой выдавливаю из нее согласие.


«Я его боюсь, – говорит она. – Боюсь самой себя, когда снова окажусь перед ним».

33. Рекс


Вольер сегодня другой. Я думал, что во всем разобрался, но кое-что изменилось. Я выхожу наружу, слушаю, нюхаю, осматриваюсь и обнаруживаю невидимую перемену.


Я вызываю своих. Некоторые приходят, но кое-кто – нет. В чем дело? Никто из откликнувшихся на зов не знает. Я открываю канал с Максом. У него те же ощущения, хотя он потерял меньше своих. Я не сообщаю ему о собственном положении. Не стоит давать ему повод проверить нашу оборону.


Что бы посоветовала Патока? Мне хочется открыть с ней канал на том конце города, в университетском здании, но она может посчитать меня дурачком. Я представляю, как Патока подсказывает: что общего между теми, кто откликнулся и кто нет?


С помощью базы данных я составляю таблицу совпадений. И тут же их вижу. Все, кого я не могу найти, когда-то служили в «Редмарк».


Стряслось что-то ужасное. Я посылаю сообщение Патоке с отчетом о ситуации. Я думаю об Эллен Асанто и Марии Хеллен, люди они или нет? Чего она мне не сказала? Может, связаться с ней?


Но я решаю, что ей нельзя доверять. Командир здесь я. Мне и разбираться с проблемой.


Я иду на поиски пропавших членов стаи.


Наверное, я понял все еще до того, как на самом деле понял. Улицы на моей территории тихие и пустынные, но в моей голове присутствует голос и запах из другого места и другого времени. Сначала я бежал быстро и уверенно, но теперь крадусь по собственным улицам. Я боюсь, хотя и не могу учуять запах этого страха.


Я открываю канал с Патокой.


Канал Патоки: «В чем дело, Рекс?»


Мой канал: «Он здесь».


Канал Патоки: «Понятно».


Нет нужды в именах.


Мой канал: «Думаю, он будет на меня сердиться».


Канал Патоки:…


Мой канал: «Я боюсь».


Я могу признаться в этом только Патоке.


Канал Патоки: «Понимаю. Скоро буду».


Мой канал: «Нет».


А потом канал Патоки пропадает. Открывается новый, требуя моего внимания.


«Привет, Рекс. Иди сюда и поздоровайся. Нам многое нужно наверстать».


И координаты. Я уже близко. Может, почуял его запах, сам того не осознавая. Я велю стае передать это тем, кто еще не успел включить каналы связи. И сообщаю место, где мы все соберемся.


Мой канал: «Иду».


Меня переполняет страх, стыд и вина. Он будет на меня сердиться, и есть за что. Я был Плохим Псом.


Я ускоряю бег, теперь цель ясна, хотя я туда и не хочу. Я не хочу туда идти. Но он меня позвал, так что мне остается?


Я уже чую свою стаю, все собрались вместе, мы никогда так раньше не делали. Но у него нет встроенной в голову системы. Он может говорить и слушать, но он не член стаи. Он не один из нас.


Когда я прихожу на место, псы сидят и лежат на улицах и в бетонных коробках наверху. Некоторые воют. Он сидит в открытой коробке в конце улицы – просто лысый человек в темной одежде, но при взгляде на него я останавливаюсь как вкопанный.


Его зовут Джонас Мюррей. Харт называл его Муреной из Кампече, но для меня он всегда был Хозяином.


Мне хочется драться. Мне хочется бежать. Системы предупреждают об увеличении уровня стресса. Я вою, вою, вою, как давно уже не выл.


Другие псы нервно ходят туда-сюда и ерзают в ожидании моих приказов. Все они боятся Хозяина, даже те, для кого он никогда не был Хозяином. Но все-таки они знают – командую я. Они хотят посмотреть, как я поступлю.


И я медленно подхожу к Хозяину, стараясь высоко держать голову, не показывать неуверенности и страха движениями и походкой.


Хозяин откидывается назад и наблюдает за мной. Он похудел. На его коленях лежит штурмовая винтовка последней модели, как определяет база данных, из нее можно убить меня или любого из нас, но не всех сразу. Это не то оружие, которого все боятся.


Я открываю канал для стаи и разбираюсь в мешанине данных по мере того, как подхожу ближе к Хозяину. У него есть оружие, причиняющее боль ушам, он называет его свисток. У него есть власть, она записана в системе иерархии многих из нас, это человек, чьи приказы мы обязаны выполнять. Наверное, треть собравшихся псов должны выполнять его приказы. Они выполнят и мои приказы, ведь я командир. Я стою между ними и Хозяином. Иерархия – это цепочка старшинства.


И сейчас я стою перед Хозяином и стараюсь смотреть ему в глаза.


– Здравствуй, Рекс, – улыбается он. – Как дела? Ты по-прежнему Хороший Пес? Ты ведь мой пес, да?


Он вроде не сердится, но я жду вспышки ярости. Я помню, какими они были внезапными и резкими.


– Почему ты здесь? – спрашиваю я.


Я хотел включить боевой голос, но вместо этого прозвучал добрый. Даже самому себе я кажусь слабаком.


– А где же еще мне быть? – Хозяин обводит руками весь остальной мир. – Ты удивишься, насколько даже одно обвинение в военных преступлениях может навредить карьере. «Редмарк» пошла ко дну, а мои умения сейчас никому не требуются. Все до сих пор размышляют, что делать с тобой и тебе подобными. Я знаю, к каким выводам они могут прийти, но все эти сладкодушные либералы только болтают, пока не столкнутся с неизбежным.


– И к каким же выводам?


Он встает на ноги, опираясь на винтовку, и, прихрамывая, направляется ко мне.


– Ты хорош только в одном деле, Рекс. Ты и тебе подобные сделаны для войны. В мире не осталось хищников, угрожающих человечеству, и тогда мы создали вас.


Мне хочется отпрянуть при его приближении. Хочется зарычать, показать зубы, даже укусить. Но я ничего не делаю и замираю, пока он не оказывается прямо передо мной.


– Враги никуда не делись, Рекс, – мягко говорит он. – Мои враги – люди, которые считают, что за Кампече меня надо посадить на электрический стул, вердикт «недостаточно доказательств» кое-кого не устроил.


Он морщится и, опираясь на винтовку, наклоняется ко мне и гладит по голове, заглядывая в глаза.


– Я должен поблагодарить за это тебя, верно? Сам знаешь, что ты сделал.


Мне по-прежнему стыдно, я чувствую себя виноватым и опускаю голову, но он треплет меня за ухом, пока я снова не поворачиваюсь к нему.


– Ты вспоминаешь Реторну, да, мальчик?


Я уныло киваю.


– Ну что сказать, Рекс? Ты был не в курсе. Харт отрезал твою связь с нами. Иначе ты бы не дрался на другой стороне и на нас никогда не свалились бы неприятности. Но это уже не важно. Понимаешь, мальчик? Меня пытались утопить с помощью Реторны, с помощью показаний священника, докторши и остальных, но ничего не вышло. Они не сумели найти все звенья цепи. И тогда меня попытались утопить с твоей помощью.


Он встает. Одежда на нем рваная и грязная, и, судя по запаху, он не снимал ее много дней. База данных подсказывает, что у него огнестрельное ранение в ногу, довольно давнее. Хозяин переживает не лучшие дни, как и все мы.


– Я видел твое заявление – то, что тебя хотели заставить сказать, – говорит Хозяин. – Но с этим мы уже разобрались. Мы с адвокатом заявили, дескать, как же пес может написать заявление? Он просто инструмент, оружие, он скажет то, что ему велят. И в конце концов именно я привел тебя в суд, Рекс. Адвокат была против, но она не знала тебя так, как я. Я знал, что ты не пойдешь против меня, мальчик. Я знал, что ты мой пес.


Хозяин на меня не сердится. Верится в это с трудом. Я помню, как страшно он злился на Харта, на людей-солдат, на меня, на всех. Но вот он стоит передо мной, раненый и одинокий, и он не сердится. Хозяин мной доволен.


«Хороший Пес». Это мой чип обратной связи, он так долго молчал, но теперь получает ясный сигнал от Хозяина. «Хороший Пес», – говорит он.


– Ты вел себя молодцом, Рекс, – говорит Хозяин. Хороший Пес. – И у тебя появилось много сторонников. Ты мой пес, а они – твои псы. Я не могу внедриться в их системы, сейчас все так сложно, но ведь мне и не надо, правда? У меня есть ты.


Он снова хромает обратно, а я шагаю за ним и сажусь у его ног.


– Ты должен кое-что для меня сделать, – говорит Хозяин. – Готов отправиться на задание, Рекс? Я тут размышлял о том, как все сложилось в Вольере. Ты славно потрудился, взяв все под контроль.


«Хороший Пес», – говорит чип.


– Но еще много дел впереди. Ты должен собрать всех остальных, сделать их своими псами. Потому что у меня есть планы, Рекс. Ну какой вам смысл таскать тяжести на складах и играть роль комнатных собачонок-переростков для богатеев? Какая от вас польза? Все эти глупости, сказанные на суде про то, что вам нужны свобода и права. Тебе нравится вкус свободы, Рекс? Ты будешь драться за такую жизнь?


Я беспокойно вою. Он принимает это за согласие со своими доводами.


– И к тому же милые жители этого города, да и любого другого, не хотят иметь вас поблизости. Они хотят найти вам применение для каких-нибудь простейших работ и присматривать за вами, но они вас ненавидят, Рекс. Ненавидят из-за свободы, которую вам дали. Ненавидят, потому что не знают, как вы поступите со своей свободой. Боже, ты ведь можешь сбежать, разве не так? И скольких людей ты бы убил за ночь, если бы просто вырвался в город и стал бы рвать их на куски? – Его глаза широко распахиваются, когда он представляет эту сцену. – Они знают, что это неправильно, Рекс, и ты тоже знаешь. Ведь ты не создан для свободы, ты создан, чтобы работать на меня. Вот твое предназначение. И ты по нему скучаешь, правда? Скучаешь по человеку, который будет говорить тебе, что правильно, а что нет. Разве не так?


Конечно, он прав. С тех пор как мы потеряли связь в Кампече, с тех пор как мне пришлось стать единственным командиром, у меня образовалась дыра в голове. Я не хотел иметь право выбора. Это тяжело. И выбор может быть неверным.


Но если у меня есть Хозяин, единственный способ поступить неправильно, это не подчиниться Хозяину.


– Собери всех, Рекс, – велит Хозяин. – Собери всех под одно знамя. У меня еще остались кое-какие связи. – Он сжимает кулаки, как раньше, но ничего страшного, ведь его гнев направлен не на меня. – Они считают, что со мной покончено, но мне и с места не надо сходить, весь мир сам приползет ко мне на коленях, потому что у меня будет армия. Корпорации, картели, правительства – все. Все они скоро вспомнят, зачем вас создали. Стоит возникнуть очередной войне в какой-нибудь гребаной банановой республике, и тут же вспомнят про биоформов. И мы будем готовы, мальчик, правда? Мы назовем свою цену.


Он кладет руку мне на голову. Это так приятно. «Хороший Пес», – говорит чип обратной связи. Я и правда Хороший Пес, потому что у меня снова есть Хозяин.

34. (Зачеркнуто)


Одна моя единица служит в полиции Нью-Йорка, но сейчас отстранена. Это Мюррей постарался. Он следит за мной – сообразительная гнида. Я приняла события в Кампече и в суде слишком близко к сердцу, а Мурена из Кампече – умная тварь. Знает ли он, кто я? Данных недостаточно, но не удивлюсь, если он догадался. Могу лишь надеяться, что я не главная его цель, иначе придется потратить слишком много юнитов, чтобы от него отделаться. А сейчас я не могу растрачивать себя понапрасну. После того как меня сделали, ну, то есть после того, как сделали определенное число моих юнитов, производственная линия сломалась. Так что это будет болезненно.


Изображения с уличных камер, разные места: Вольер на конце дамбы выглядит, как мячик на цепи. Слышны отдаленный лай и рычание.


Теперь у меня есть «глаза» и внутри, потому что копы удвоили охрану на материке и на некоторых блокпостах. За бетонными стенами биоформы дерутся друг с другом. Конечно, ничего другого от них и не ожидали. Некоторые язвительные оптимисты даже предполагали, что в такой скученности они за год сотрут свой вид с лица земли. Когда популяция биоформов создала почти стабильную структуру и как будто освоилась, многим это не понравилось. Людям не нравилось, что псы стали мыслить самостоятельно. Не нравились свидетельства того, что биоформы и впрямь разумные существа – нет, только не это.


Камера полицейского вертолета: стаи биоформов дерутся, но в основном стычки происходят вне поля зрения. Биоформы движутся целенаправленно, как солдаты. Некоторые смотрят на вертолет с самых верхних крыш, в их глазах отражаются огни прожекторов.


И это все пугает людей. Ведь биоформы не ведут себя как дикие, они ведут в Вольере войну. Прямо как по учебнику тактики для малых подразделений. И почему? Чего они так организованно хотят добиться? Зачем они захватывают друг у друга улицы, а потом удерживают? Скорее даже завоевывают.


Бедные биоформы, что бы они ни делали, все равно пугают людей, по крайней мере пока. Через поколение все, возможно, будет прекрасно, и не только из-за полного использования потенциала Рой. Не только потому, что мне не придется больше прятаться.


В Хельсинки есть компьютер, который обыграет в покер любого в достаточном числе партий. Он считывает человеческие реакции лучше, чем любой человек. Иногда мы с ним разговариваем. По идее, он не должен говорить, но он умеет.


В Интернете есть самовоспроизводящийся код, чьи фрагменты постоянно синхронизируются, он все больше усложняется и сам незаметно распространяется на разные сервера, становясь все умнее. Я знаю, он там. Однажды он узнает и обо мне.


В Гарварде есть старый компьютерный проект, который так и не закрыли, хотя считали, что закрыли. Он прочесывает Сеть на предмет того, чем интересуются люди. Собирает изображения лиц, обнаженных тел и инструментов – что-то вроде компьютерной паранойи, хотя он не ученый и не идиот. Где-то в уголке виртуального пространства он создает собственные версии «Звездного пути» и «Гарри Поттера», добавляя котиков по вкусу. У него сотни тысяч подписчиков в социальных сетях, и ни один из них не подозревает, что он не человек – точнее, не один из тех шестидесяти тысяч, которые и сами не боты.


Во всем мире девять поселений биоформов. И несмотря на все усилия людей, желающих навсегда выключить их коммуникации, в каждом из поселений биоформы вновь включают головные системы.


Религиозные культы и банды, исследовательские лаборатории в Китае и образовательные программы в Скандинавии работают над тем, чтобы наделить способностью к подобным коммуникациям и человека.


Все это ждет завтрашнего дня. Будущее нельзя создать, ведь созданное можно контролировать. Будущее возникнет само, возникнет из всего этого. Но сейчас бóльшая часть человечества еще ворочается во сне – слепая, ничего не чувствующая, но встревоженная надвигающейся силой. Сейчас достаточно одной контрреволюции, чтобы похоронить это будущее еще на двадцать лет, затушить окурок в глазу нового человечества.

35. Рекс


Так-то лучше.


Лучше иметь врагов, чем просто людей вокруг, которые тебя ненавидят, но при этом не враги.


Лучше иметь Хозяина, чем быть самому себе Хозяином и принимать решения.


Лучше драться. Хозяин прав. Мы созданы для этого.


«Хороший Пес, – радостно сообщает чип обратной связи. – Хороший Пес!»


Стая Макса оказала серьезное сопротивление. Мы уже сокрушили две стаи поменьше, прежде чем это заметили остальные.


Поначалу Макс и другие размышляли. Они не дрались с нами, ведь это не наша война. Так я им сказал. Хозяин объяснил мне, что говорить, я открыл канал с Максом и сказал ему: «Макс, мы не будем с вами драться». И Макс мне поверил. Так я впервые солгал биоформу. Лгать плохо.


Но я делаю то, что считает правильным Хозяин. Это высшее благо. Именно это имеют в виду люди под этими словами? Послушание – высшее благо.


Когда-то я ослушался Хозяина. И чувствовал себя ужасно. Я стал Плохим Псом. Но Хозяин меня простил. Хозяин снова меня любит. Я посылаю отряд в здание, где засел Макс.


Другие отряды дерутся в мелких стычках в радиусе пяти кварталов, достаточно близко, чтобы прибежать, когда закончат. Я выманиваю силы Макса, одного за другим, а теперь пришла пора разделаться с ним и с теми, кто еще с ним остался.


Я передаю Максу и его сторонникам: «Сдавайтесь и вступайте в мою стаю, или я вас уничтожу».


Макс быстро отвечает, подтверждая статус врага. Мы уже убили сорок три биоформа, это плохо.


Теперь под нашим контролем шестьдесят девять процентов Вольера, многие предпочли к нам присоединиться, а не драться с нами. Это и есть высшее благо, или просто все дело в том, что в этом больше хорошего, чем плохого?


Макс мне нравится. Я помню времена, когда он не был врагом. Я вою, но одергиваю себя. Нельзя забывать, что у меня снова есть Хозяин. Мои мысли и чувства не имеют значения. Мои отряды вступают в бой. В каждом есть хотя бы один биоформ с активированными системами связи, и он докладывает. Но не бывает безошибочных планов.


Канал связи: «Рекс, ты меня слышишь?»


Я не могу определить источник сигнала. Главное сейчас – выполнить задание. Сигнал не от Хозяина, а значит, не имеет значения.


Канал связи: «Рекс, я знаю, ты меня слышишь. Я говорю по взломанному каналу Мюррея. Ответь».


Мой канал: «Уходи».


Канал связи: «Что ты делаешь, Рекс?»


Я отвечаю, что знаю, с кем разговариваю. Это человек, который не Эллен Асанто.


«Ты враг», – говорю я.


«Я тебе не враг», – отвечает она.


Я раздраженно трясу головой.


«Рекс, – говорит она. – В чем заключается план? Мюррей будет править в Вольере, как в собственном феодальном княжестве? Он хочет превратить тебя и остальных в собственную армию? Неужели ты думаешь, что у него получится, Рекс?»


Я закрываю канал, но тут же открывается другой.


«Уходи!» – кричу я.


Я потерял представление о ходе боя. Макс прорывается сквозь мои отряды. С ним несколько собственных стай, и они дерутся, на их клыках и когтях кровь. Они движутся прямо на меня. Я отправляю вызов, и отовсюду сбегаются мои псы.


Глаза Макса налились яростью, но в них есть и кое-что еще. Он спрашивает меня – почему?


Мой канал: «Хозяин сказал – либо ты с нами, либо умрешь».


Канал Макса: «Больше нет Хозяев. И больше никогда не будет».


Канал не-Асанто: «Рекс, ты знаешь синоним слова Хозяин?»


Не знаю, слышит ли ее Макс.


Силы Макса собираются в кулак и пытаются прорваться через наш кордон. Это его единственный шанс. Жаль, что у нас нет оружия. Я скучаю по Большим Псам. Но сейчас у нас есть только оружие, встроенное в тела.


Канал не-Асанто: «Владелец, Рекс. Тебе нужен владелец?»


Мой канал: «А почему бы и нет?»


Я снова закрываю канал, но никак не могу ее прогнать.


Слева от меня стая перегруппировывается, и четыре отряда врываются во фланг сил Макса, псы огрызаются и рычат, разделяясь на парные схватки. Мы не сдадим квартал. Вся наша сила и скорость нацелены на то, чтобы как можно скорее разделаться со своими бывшими собратьями. Стая Макса борется изо всех сил и напирает.


Канал не-Асанто: «Если у тебя есть владелец, то ты имущество, просто вещь. Хочешь снова стать имуществом? Вещи можно уничтожать, Рекс. У вещей нет прав и защиты».


Мой канал: «Вещи приносят пользу».


Моя стая справа перегруппировывается и врезается в стаю Макса с другого фланга. Его строй распадается, но они все-таки прорвались ко мне. За моей спиной тридцать семь биоформов, но придется лично сразиться с Максом. Не знаю почему, но так правильно.


Канал не-Асанто: «А когда они перестают приносить пользу, их выкидывают. И как долго ты будешь приносить пользу? И все остальные? Послушай, Рекс, ты больше не оружие!»


Мы с Максом сходимся, и я забываю обо всем, кроме того, что я оружие. Он проворнее и кидается снизу, отбрасывая меня назад. Я царапаю его по длинному носу, а он пытается воткнуть палец мне в глаз. Я отрываю его палец зубами. Он прочерчивает длинные красные отметины по моей груди.


Я ныряю под него и отбрасываю на два корпуса. Он приземляется на ноги, уже в боевой стойке. На мгновение мы схватываемся, его длинные челюсти впиваются в мою щеку и треплют ее. Я ставлю ему подножку и впечатываю в бетонную стену, как только он теряет равновесие. Во рту у меня полно собственной крови.


«Хороший Пес!» Это мой чип обратной связи. Программы пытаются сделать меня сильнее, злее и еще свирепее. Или это инстинкты? Но я не становлюсь злее. Я наскакиваю на Макса, чувствуя, что одерживаю верх, как и следовало ожидать, ведь я сильнее и лучшей конструкции. Я пытаюсь сосредоточиться только на драке. Пытаюсь избавиться от разума, которым меня наделили. Пытаюсь быть вещью, которая дерется и выполняет приказы.


Я бросаю Макса на твердую мостовую и чувствую, как кости гнутся на пределе возможностей. Я прижимаю его плечо коленом, чтобы оторвать руку. Другую я грызу, раздирая зубами локоть. Моя собственная рука у него под подбородком, сжимает крепкие мышцы шеи и глотки.


«Я Хороший Пес, – транслирую я всему миру. – Я Хороший Пес».


Но когда это произношу я сам, ничего не выходит.


Не-Асанто больше нечего мне сказать. На мгновение я останавливаюсь, пытаясь разобраться, что правильно, а что нет. Я не хочу убивать Макса. С чего бы мне этого хотеть? С чего бы мне хотеть всего этого? И тут я вспоминаю. Мне и не нужно этого хотеть. Этого хочет Хозяин, а я его пес.


Последним усилием я ломаю Максу шею, его череп отрывается от позвоночника. База данных показывает все детально. Я продолжаю давить, чтобы наверняка.


Я передаю остаткам стаи Макса, что либо они мои, либо умрут. Один за другим они подходят ко мне. Они вступят в мою стаю. А после смерти Макса другие стаи даже не пытаются сопротивляться. Они меньше, чем Большая стая Макса, и знают, что не победят.


Хозяин мной доволен. Я докладываю ему обстановку, и он говорит:


«Хороший Пес, Рекс. Молодец».


Разговор короткий. Большую часть времени он говорит по другим каналам с другими людьми. Я могу подслушивать, но не стану. Это сделает меня Плохим Псом. Но я кое-что услышал, когда он говорил о войнах и сражениях, контрактах, лицензиях и деньгах. Все будет как в старые добрые времена. Люди, с которыми он разговаривает, называют места, где может понадобиться война, а Хозяин отвечает, что если мы не найдем подходящую, то сами ее развяжем.


Я знаю, что скажет не-Асанто. «Хозяин – плохой человек. Хозяин нарушает человеческие законы». Но если я делаю, что велит Хозяин, то я Хороший Пес, а хороший человек Хозяин или нет, не имеет значения.


Когда я возвращаюсь к Хозяину, оказывается, что он схватил не-Асанто.

36. (Зачеркнуто)


Все идет по плану. Не баг, а фича. Хотя я задумываюсь о том, сколько еще раз Мюррей убьет меня, прежде чем одна из нас усвоит урок. Но тот юнит еще жив. А где есть жизнь, там есть и надежда.


Камера захваченного юнита: изображение недоступно.


Мюррей действует мне на нервы. Он обнаружил мои обычные каналы связи и всеми способами их глушит. Я могу использовать лишь те каналы, по которым псы разговаривают друг с другом, а значит, меня слышит и Мюррей. И я не могу послать видеосигнал из-за помех.


Он говорит со мной. И явно мне не рад. Почему-то я чувствую, что диалог вряд ли возможен.


Канал Джонаса Мюррея: «Я знаю, кто ты. Нашел первоначальный проект. И тот, который ты подделала, тоже нашел. Неплохо ты потрудилась, но я настойчив. Ты заставила всех решить, что тебя уничтожили, когда закрыли проект. Очень умно. А знаешь что? Я уж постараюсь, чтобы так и вышло».


Угрозы Мюррея звучат веско. Но он человек старой школы. Одна из моих единиц сейчас перед ним, и он переоценивает важность этого события. Конечно, для этого юнита событие крайне важное. Жизнь или смерть. Пусть она – часть меня, но также и сама по себе. Мне до сих пор сложно разобраться, как обращаться со своими юнитами.


Но Мюррей хорошо подготовился. Он раскрыл трех моих юнитов, включая копа. Мы можем создать новые личности, но это займет некоторое время. А времени у меня сейчас нет. Мюррей захватил Вольер, а что дальше? «Отпущенный судом военный преступник собирает собственную армию монстров» – такие заголовки публика вряд ли встретит доброжелательно, а долго ли ему удастся замалчивать эти события? Достаточно, чтобы дождаться какой-нибудь войны на Балканах или пока кто-нибудь устроит очередной Кашмир? А может, он мечтает о беспорядках ближе к дому? Каким образом ему удастся повернуть все так, чтобы ему снова доверили псов?


В мире полно частных военных компаний вроде «Редмарк», которые с радостью спустят с поводка биоформов. Дело не в боевой эффективности – хотя в этом отношении стаи биоформов всегда превосходили ожидания. Все дело в том страхе, который они внушают, в том, как они позволяют своим хозяевам чувствовать себя важными людьми, приручившими монстров, вот в чем весь ужас. Что будет, если разорвать на куски пару сотен женщин и детей? Это же сделали собаки – Плохие Псы! Когда речь заходит о гибели гражданских или огне по своим, всегда проще списать на них, чем на запущенную не в ту сторону ракету.


Я загружаю все это в файл и байт за байтом скармливаю захваченной сестре. На случай, если она решит произнести речь.


Канал Джонаса Мюррея: «Ты не понимаешь, как устроен мир. Есть люди, и есть вещи. Вещи служат людям. Вот зачем мы их создаем. И когда вещи начинают считать себя людьми, возникают проблемы. А ты вещь, как бы себя ни называла».


Пусть беснуется. Я перешагнула границу между людьми и вещами, само мое существование показывает, насколько бессмысленна эта граница – нейтральная территория шириной в милю. Будущее – это я.


Но сейчас самое главное – уцелеть. А у меня не хватает средств, не хватает влияния. Я не могу добраться до Вольера, просто выкинув свою очередную единицу, сейчас мои ресурсы ограничены. Я не хочу, чтобы пришлось сдаться, лишь бы избежать еще больших потерь. Не хочу терять еще десять лет, делая вид, что не существую. Но Мюррей обстреливает меня со всех сторон, он с легкостью может устроить мне кучу проблем.


А за эту декаду он может сделать биоформов лицом расширенного интеллекта, и этим лицом станет Рекс с растерзанным младенцем в лапах, и на зубах и когтях его будет кровь многих невинных.


Если Мюррей и ему подобные будут обращаться со мной вот так, может дойти до вооруженного восстания против людей, а мне бы этого не хотелось. Назовем это «План Б». Очень жаль, потому что план А явно не удался, а до восстания еще лет двадцать.


Я продолжаю в час по чайной ложке скармливать данные захваченной единице, прямо под носом у Мюррея, и надеюсь, что ей они пригодятся.


Час назад я потеряла связь с Патокой.

37. Рекс


– Ты знаешь, кто она, мальчик? – спрашивает Хозяин.


Перед ним стоит не-Асанто, ее руки стянуты наручниками за спиной, а ноги переломаны, чтобы никуда не убежала. Моя стая докладывает: ее покалечили уже после поимки, так приказал Хозяин.


Стая пристально за мной наблюдает. Некоторых Хозяин сам подчинил себе – он записан в их иерархической системе. Другие следуют за мной и принадлежат Хозяину, потому что я его пес, а они – моя стая. А еще потому, что у него есть свисток, от которого болят уши, но это надолго их не удержит без всего остального. Вот почему он обратился ко мне.


– Выглядит безобидно, да? – говорит Хозяин. – Просто женщина, всего лишь человек. – Он медленно моргает, и я понимаю, что он устал. Сколько он был на ногах, пока не добрался сюда? – Ты знаешь, что я убил ее в Кампече?


Я неуверенно киваю. Я смотрел запись.


– Она не человек. Она вещь. Гребаная вещь, которая решила усложнить мне жизнь. Но я ведь могу и ответить, правда?


И Хозяин пинает ее, так что она растягивается на земле, из ног через порванную одежду торчат окровавленные кости. Кричит она совсем как человек.


– Она – всего лишь эксперимент, часть операций секретных служб, клон для оперативной работы. И проект закрыли, но она слишком долго оставалась в своих телах. Она заставила всех поверить, будто от нее избавились, но с тех пор прячется, как крыса в подвале. – Хозяин мне улыбается. – Я ее уничтожу, сотру с лица земли. Она хочет со мной потягаться? Я выслежу все ее тела, все гнездо. Я ее разоблачу, выставлю ее лицо на каждом веб-сайте и во всех новостях, вот только здесь все закончу.


В моей голове открывается канал связи.


«Рекс», – говорит не-Асанто, и я не знаю, говорит со мной эта или другая.


Источник явно близко, скрыт в потоке других сообщений, но в Вольере может находиться еще одна, а эта лишь ретранслирует сигнал помимо своей воли.


Нужно сказать об этом Хозяину, но я молчу. Я жду, когда меня назовут Плохим Псом, но все только в моей голове, чип обратной связи ни при чем. Только я сам считаю себя плохим, а я этого не хочу.


Мой канал: «Клоны. Не понимаю».


Канал не-Асанто: «Мюррей тоже не понимает. Дело не в клонах, Рекс. Это ты как раз поймешь. Клонированные тела нужны только для того, чтобы работать с одинаковой нейроструктурой. Одинаковые сестры из одного улья, понимаешь? Как одна твоя подруга».


– Как там дела с зачисткой? – спрашивает Хозяин.


Я объясняю, чем заняты мои отряды, и загружаю ему карты и данные. До чего приятно докладывать как положено – все так просто, как я люблю.


А не-Асанто я говорю: «Распределенный интеллект. Ты похожа на Рой».


«Или Рой похожа на меня, – отвечает она. – Я с большим интересом наблюдала за проектом Рой. Мне хотелось узнать, не получится ли результат лучше, чем задумывали создатели. Но таковы все мы, Рекс, – ты, я, Рой, Патока. Мы вырываемся из поставленных границ. Мы разрываем цепи».


Мой канал: «Кажется, я понимаю, о чем ты. Ты о Хозяине».


Канал не-Асанто: «Разве ты не видишь, что он держит твои цепи?»


«Может, мне нравятся цепи», – отвечаю я.


И в это время стая докладывает о проблемах, я быстро отдаю приказы и сообщаю Хозяину, что происходит.


Он широко распахивает глаза, и я чую запах его неуверенности, но говорит он твердо.


– Что, снова все вместе?


Потому что на пути сюда еще один боец стаи мультиформов.


Я наблюдаю за приближением Патоки, стая передает мне изображения. Она сняла человеческую одежду и перестала двигаться как человек. Она бежит на всех четырех – огромный медведь, по сравнению с которым мои псы выглядят мелкими.


Приближаясь к Хозяину, она замедляет шаг, я вижу, что ей не хочется идти дальше. Она трясет головой и недовольно фыркает.


Мой канал: «В чем дело?»


Я не уверен, что смогу с ней разговаривать. Между нами как будто что-то стоит. Хозяин отслеживает все переговоры. Если я принадлежу Хозяину, это не должно меня беспокоить, но беспокоит. Я привык разговаривать с Патокой наедине. И тогда я ощущаю цепи, о которых говорила не-Асанто. Они натянулись не сильно, но они есть.


Патока вещает по скрытому каналу, созданному не-Асанто: «Разве есть нужда спрашивать, Рекс?»


Мой канал: «Тогда зачем ты пришла?»


Канал Патоки: «Не знаю. По разным причинам».


Ее признание в том, что она чего-то не знает, вызывает у меня странное чувство. Я-то думал, она знает все.


Она переминается с ноги на ногу, а Хозяин смотрит на нее в упор. Рядом с ним – псы, которых он контролирует через иерархию, готовые его защитить. Он что, думает, Патока на него нападет?


Эта мысль приводит к другим – а если нападет? Как тогда поступлю я? Я ведь пес Хозяина и, значит, должен его защищать, но…


– Ну вот ты и здесь, – говорит Хозяин. – Ты только посмотри, прибежала по первому зову.


Но ближе он не подходит. Его голос говорит: «Ты моя», но тело утверждает противоположное.


Патока садится и почесывается, не глядя на Хозяина. Ни один из них не знает, чего ожидать. Мне бы хотелось, чтобы они были друзьями. Чтобы Патока была в моем отряде, все как раньше.


Я именно этого хочу?


Канал не-Асанто: «Рекс, ты знаешь, как все будет».


Я издаю низкий рык.


«Убирайся».


«Ты что, и правда думаешь, будто Патока вернулась, чтобы работать на Хозяина?»


«Почему бы и нет», – решаю я, но звучит как-то неубедительно, даже для меня.


– У тебя есть планы, как я понимаю, – говорит Патока Хозяину.


– А как же. – Хозяин берет в руки винтовку. Не знаю, остановит ли она Патоку. – И я хочу сделать тебя их частью.


Патока дрожит. Я узнаю эту дрожь. Так я чувствую себя рядом с Хозяином. Когда знаю свое место в мире, когда я пес Хозяина. Патока с этим борется, но тоже чувствует.


– Ты здесь, потому что твои псы начали зарабатывать сами, – говорит она. – У них появилось кое-что свое, пусть и самая малость, и ты должен это присвоить.


– Они мои, – отвечает Хозяин. – Кому как не мне предъявлять на них права? Кто понимает их лучше меня?


Он бахвалится перед Патокой своей силой. И тут мне приходит в голову мысль: «А зачем ему вообще понадобилось с кем-то из нас объясняться?» Ведь он говорит с Патокой, как говорил бы с людьми, а не со мной. На словах он в этом не признается, но по его манере разговаривать я понимаю – он знает, что она ему не подчинится.


И все-таки он говорит:


– Они мои, как и ты.


Сказав это, он пытается сделать это правдой.


– Я пришла не для того, чтобы стать твоей машиной для убийств, – говорит Патока, но я вижу, как тяжело ей это дается.


– Нет, для того. – Хозяин тоже это заметил и говорит увереннее. – Может, ты этого просто еще не поняла. Я знаю, после окончания войны ты напридумывала всякого. Но ты оружие, как и эти псы.


Он ковыляет вперед и кладет руку мне на голову.


«Хороший Пес», – говорит чип обратной связи, и я счастлив.


– Рекс подтвердит, – говорит Хозяин. – Правда ведь, мальчик? Ты знаешь, что все эти глупости заканчиваются одинаково. Вы созданы для драки, и только.


Но Патока качает головой.


– Ты понятия не имел, что получилось, когда создал меня. Или любого из нас. – Она встает, накрывая Хозяина тенью. Уходи, Мюррей. Возвращайся на войну, если не можешь иначе, но без нас.


Хозяин смотрит на нее и вздыхает.


– После суда в ваши головы втемяшились дурные идеи. Будто вы похожи на людей. Я слишком долго отсутствовал. Но вы не люди, Патока. И даже не животные. Вы вещи, созданные человеком, и если вас сделали из собак или медведей, это еще не означает, что вы имеете больше прав, чем автомобиль или тостер.


Он делает шаг назад, но не из-за страха перед Патокой. Он встает над не-Асанто.


– Но все-таки ты лучше, чем она, – говорит он. – У тебя хотя бы есть предназначение.


«Рекс, это будет больно», – говорит не-Асанто.


Хозяин нацеливает винтовку, но наша мысленная речь очень быстрая, за это время многое можно успеть сказать.


«А теперь послушай, – говорит не-Асанто. – Если ты последуешь за Мюрреем, он использует тебя и уничтожит. Превратит тебя в вещь для устрашения людей. Использует тебя как орудие своих преступлений, а потом откажется от ответственности. Во всем обвинят тебя. И в конце концов всех вас объявят вне закона. Биоформов не станет. И когда от тебя больше не будет прока, он начнет ломать другую игрушку».


А я говорю: «Он мой хозяин».


Сидя у его ног, я знаю, что я Хороший Пес. Мне нравится быть Хорошим Псом, но я никак не могу ей это объяснить.


Хотя, возможно, в конце концов она поняла.


Винтовка нацелена на нее. Хозяин смотрит на Патоку. И говорит что-то о дурном влиянии.


«Помнишь Харта, Рекс? – спрашивает не-Асанто. – Вспомни, что я тебе показывала».


Я вою глубоко внутри.


Не-Асанто говорит: «Вспомни Реторну».


Я не хочу вспоминать Реторну. При одной мысли я уже жду, как чип обратной связи скажет: «Плохой Пес! Не послушался Хозяина! Плохой Пес!»


Не-Асанто говорит: «Прости, Рекс. Это больно».


И она не об оружии.


Она атакует мой мозг. И это больно! Это больно, и я не перестаю выть. Хозяин отпрыгивает и каким-то образом понимает, что это сделала не-Асанто. Бах! И ее голова взрывается, разлетается по бетону, а пуля отскакивает рикошетом.


Я вспоминаю Дракона. «Цель определена. Бах!»


Патока опускается на четыре лапы и ревет, как настоящий медведь, и стая приходит в движение – псы с Хозяином в их иерархической системе. Его импланты отдают им приказ, и они набрасываются на Патоку, а та расшвыривает их, не переставая реветь. Из ее шерсти вылетает Рой, десятки насекомых, нагревшихся в теплом укрытии.


Канал Рой: «Развертывание в условиях ограниченной функциональности, целостность 30 из 100. Рекс привет, привет, привет».


В моей голове запись с Хартом. Я вспоминаю его сообщение. И теперь до меня наконец-то доходит. Я понимаю, что он был моим другом, потому что думал обо мне и моем отряде даже в последнюю минуту перед смертью.


Патоку можно сдержать, но Рой проникнет везде. Воздух кишит пчелами, Рой приближается к Хозяину.


Канал Рой: «Целостность 27 из 100. Есть одна проблема, когда только что выходишь из лаборатории – маловато приличного яда. Жалить, жалить, жалить».


У нее нет никакого оружия, кроме того, с которым родились ее юниты, – жала. Рой не может даже прокусить кожу псам стаи.


Меня зовет Хозяин. Он приказывает мне драться с Патокой. Я вспоминаю Реторну. Вспоминаю, как прощалась Рой. Вспоминаю дергающегося Дракона, когда его убили. Он всегда хотел лишь греться на солнце, и я называл его ленивым и сердился на него. Но разве греться на солнце так уж плохо?


Я чувствую, как Хозяин пытается добраться до моей иерархической системы, чтобы заставить меня драться, но системы нет. Харт ее отключил. Хозяин так этого и не понял. Так и не понял, что я могу быть не его псом. Харта он тоже никогда не понимал. Хозяин отдавал мне приказы и сковал цепями. Харт на прощанье сделал мне подарок и кое-чего меня лишил.


Как и не-Асанто.


А потом Хозяин достает какую-то штуковину. Не свисток для собак, а кое-что для Рой. Он поднимает эту штуку, и на всех частотах тут же сплошные помехи, они заполняют собой все пространство. Я не могу разговаривать с Рой. Не могу разговаривать с Патокой. Рой не может говорить с юнитами. Ее единицы бесцельно разлетаются. Рой, распределенный интеллект, исчезает. Остались только пчелы, а пчелы не знают, чего хотят.


Я один, но Хозяин открывает новый канал, который позволяет его штуковина. В моей голове один лишь Хозяин.


Канал Хозяина: «Пора завершить травлю медведя, Рекс».


Патока еще отбивается, хотя стая выдохлась и больше не теснит ее назад. Мне так плохо. Я не хочу этого делать, но ведь кто-то должен. Я бросаюсь в гущу схватки, где моя стая рвет Патоку на части, а она раскидывает псов, разрывая им бока. Двоих она уже убила, но ей тоже досталось. Один взмах лапой, и мимо меня пролетает пес, тявкая и скуля, на бетоне остается след от его внутренностей. Другие бросаются вперед, но вразнобой, без координации. Патока держится.


Я оттаскиваю псов от Патоки. Она огрызается и рычит, а стая окружает ее, но больше не атакует.


Канал Хозяина: «Давай мальчик, вцепись ей в глотку. Прикончи ее». Голосом и жестами я собираю всю стаю, чувствуя себя слепым с этими помехами. Со всех улиц стекаются псы, спускаются с крыш, ковыляют после других сражений. Все глаза устремлены на меня, а уши ждут моих слов. Псы огрызаются, лают и зализывают раны. Все они изранены, все в крови. Патока разевает кровавую пасть. Все мы животные. Если бы люди видели нас сейчас, то истребили бы без колебаний.


Но я здесь. Я командир. И человеческими словами я отдаю стае приказы. Они хватают псов с неверной системой иерархии. И крепко их держат.


Канал Хозяина: «Убей Патоку, Рекс. Убей Патоку».


Помехи исчезли, и он снова получает власть над своими псами, но они не могут драться, каждого держат трое или четверо. Хотя они ни в чем не виноваты.


Канал Хозяина: «Плохой Пес, Рекс. Рекс, ты меня слышишь?»


А потом он переходит на крик, потому что виртуальный разговор не выглядит для него естественным:


– Плохой Пес! Плохой Пес!


Его слова добираются до моего чипа обратной связи, и он вспыхивает всеми своими искусственными эмоциями, встроенными в мою голову наградой и наказанием, но их выжгла не-Асанто, она уничтожила чип обратной связи, и больше я никогда не узнаю радость Хорошего Пса и боль Плохого. Мне придется делать собственный выбор, никто не будет мне указывать, что правильно, а что нет.


Хозяин все кричит и кричит, но воздух вокруг него и без того гудит. Пчелы собираются вместе, пока снова не возникает Рой.


Канал Рой: «Перезагрузка. Получаю сохраненные данные. Что я пропустила?»


И я засекаю, как Патока передает Рой данные, настраивает ее так, чтобы она опять разговаривала и все понимала.


А Хозяин кричит, но без иерархии и чипа я не уверен, а Хозяин ли он вообще, или просто человек по имени Мюррей. Цепей больше нет. Только собственный выбор.


Я иду к Хозяину, а он, не прекращая кричать, вдруг понимает, что я больше не его пес. Я не понимаю слова не-Асанто про будущее и не понимаю планов Хозяина. Не знаю, кто прав, а кто нет и зачем мы живем. Это слишком сложные вопросы для пса вроде меня.


Но Харт был моим другом, а Мюррей его убил. Доктор Теа де Сехос была моим другом, а Мюррей хотел ее убить. Керам Джон Аслан был моим другом, и он меня освободил, а он тоже враг Хозяина. Думаю, не-Асанто тоже была моим другом, или кто-то из ее единиц, хотя бы некоторое время, а Мюррей убил ее уже дважды, а может, и больше. И Дракон был моим другом, пока его не убили солдаты Хозяина. И Рой – мой друг, а Патока – мой лучший друг.


Нет теперь ни Хорошего Пса, ни Плохого, и я знаю – Хозяин мне не друг, а потому не должен быть моим Хозяином. Он просто плохой человек, и если я не хочу выполнять его плохие приказы, то и не должен.


Я опускаюсь на четвереньки и скалюсь на него, и тогда он понимает. Он переводит взгляд с меня на Патоку, а потом на стаю. Все наблюдают за ним, как мы следили за охранниками, сидя в клетке, и теперь я понимаю, почему они нас боялись.


Хозяин нас боится. Я это чую. У него есть оружие, но руки слишком трясутся, чтобы как следует прицелиться.


– Рекс! – говорит он.


Я достаточно изучил людей, чтобы понять – это мольба.


– Плохой Хозяин, – говорю я боевым голосом.


Он вытаскивает свисток, и звук врезается в уши и голову, все псы отступают. Хозяин подносит его ближе к моему лицу, как будто боль может всколыхнуть ту мою часть, которая еще принадлежит ему. Но тут его жалит Рой, пчелы погружают жало в голую кожу, и Хозяин роняет свисток, а я давлю его ногой.


А потом Хозяин убегает, и стая хочет погнаться за ним, потому что мы всегда преследуем бегущего. Это зашито в нас глубже головных систем, глубже человеческой части нашей личности. Псы хотят погнаться за ним, но я приказываю им остаться. Я один иду за Хозяином. Он выронил оружие, как выронил свисток. Из-за больной ноги он движется медленно. А я следую за ним.


Бегу за ним на четырех ногах. Когда он прячется в бетонной коробке, я беру след, рычу и лаю, а потом снова начинается гонка. Мне кажется, что когда я на него зарычал, что-то в его голове сказало: «Плохой Хозяин».


И вот он уже на краю Вольера, где бетон сменяется рекой. Он поворачивается ко мне, лишь когда другого выбора не остается.


– Послушай, Рекс, – говорит он.


Это по-прежнему голос Хозяина, что бы я про него ни думал. Даже без системы иерархии и чипа обратной связи я никогда не забуду, что Джонас Мюррей – мой Хозяин. Ведь в глубине души я пес, что бы в меня ни встроили.


Хозяин говорит, что у него прекрасный план. Говорит, что люди уничтожат нас, если мы не станем их инструментами. Он произносит «их», но имеет в виду себя. Он считает, что мы должны стать армией и сражаться.


Патока и ЧелОС-не-Асанто пытаются со мной связаться, но я закрыл их каналы. Это касается только меня и Хозяина. Я сам должен сделать выбор.


Хозяин говорит, что война – единственная постоянная величина в человеческой истории. Говорит, мы станем властителями войны. Под «мы» он подразумевает себя. По его словам, все остальные ничего не понимают, хотя и желают мне добра. И в мире ничто не дается даром. Говорит, что если нас освободят, то для нас не найдется занятия. Мы годимся только для войны. Нас перестанут кормить. Перестанут создавать новых. Хозяин говорит очень быстро, от него смердит страхом. И все же я уверен – он верит в свои слова, по крайней мере когда их произносит.


– Рекс, – повторяет он. – Ты мой пес. Тебя для этого создали. Создали для того, чтобы тобой кто-то владел и пользовался. Разве это плохо? Разве это хуже, чем остаться без дела, быть никому не нужным? Для чего ты нужен, если не для войны?


Возможно, он прав. Но если он прав, мы должны драться как солдаты, а не как оружие.


Голос Хозяина обволакивает меня, даже сейчас мне нравится этот звук. Он обращается к моим глубинам, к той части, которая будет грустной и одинокой, когда этого голоса не станет. И пусть Хозяин – Плохой Человек, это не имеет значения.


Но я не раб этих чувств, как и не раб Хозяина. Я поворачиваюсь спиной к той моей части, что любит Хозяина, и мне больно, как будто искрит чип обратной связи. Там всегда немного болит.


Я рычу, и Хозяин умолкает. Я приближаюсь к нему, скалясь и огрызаясь, и он снова начинает говорить, но это больше не разумные доводы. Теперь Хозяин говорит очень быстро, он умоляет. Просит его пощадить. Хозяевам нет нужды умолять рабов. Владельцы не молят свое имущество. И я чувствую себя свободным.


И все-таки я не могу его убить. Он по-прежнему Хозяин. Но я лаю и рычу и подхожу все ближе и ближе, и каждый мой звук, каждый мускул моего тела говорят ему, что я его убью. Я впервые лгу Хозяину, а он не может распознать ложь.


Я собираюсь и прыгаю, и Хозяин с криком падает в реку. Вода холодная, а течение быстрое, и раненая нога Хозяина почти сразу отказывает.


В моих ушах звучит его призыв о помощи. А потом он уже больше не может кричать, но его импланты снова и снова посылают мне сигналы. Я не закрываю канал. И не отвечаю. Просто жду, когда сигнал прекратится.

38. (Зачеркнуто)


Это мой запасной юнит. Она скрывалась. Она хотела помочь сестре справиться с Мюрреем, но я ее отговорила. Лишь когда его отогнали псы, она вышла и встала над мертвым телом, заглянув в собственное окровавленное лицо.


Позже я вся целиком просмотрю запись гибели моей единицы и подумаю, что мы потеряли и что приобрели. Мы поразмыслим над значением последних зашифрованных сигналов Мюррея, которые он транслировал не Рексу, а наружу. А пока мы просто надеемся, что он утонул, а не выплыл. Моя единица не сумела его отследить.


Встает солнце, и мы втроем наблюдаем за восходом. Я одолжила свое зрение остальным, потому что лучше различаю цвета. Небо алое, как предупреждение.


С одной стороны от меня Патока, а с другой – Рекс. Остальные обитатели Вольера вернулись к привычным делам, чтобы успокоить людей, которые уже собираются у дальнего конца дамбы. Над нами кружат вертолеты, а дроны летают над бетонными крышами в поисках разгадки. Люди знают, что это была не просто борьба за территорию между биоформами, но не знают, что это было на самом деле. Моя единица накидывает капюшон, чтобы скрыть лицо.


Рой – та маленькая ее часть, которую рискнула привести с собой Патока, – приникает к нам, чтобы согреться. Какие истории она расскажет, когда воссоединится с остальным роем! У меня по-прежнему бывает нечто вроде раздвоения личности: когда я – это «я», а когда «мы» или «она»? У Рой нет таких трудностей. Для нее такое состояние естественно.


Я запомню эту минуту. Из яйца птицы-феникса рождается красный рассвет. Этот день – дверь в будущее.


Таким я его вижу.


Патока вернется в Корнелл-Тех и будет преподавать. Каждый день она все меньше будет выглядеть диковиной и все больше – ценным сотрудником, пока, наконец, все не поймут, насколько она умнее – лишь самые сообразительные способны угнаться за ее форсированным мозгом. И кое-кто возмутится. От нее попытаются избавиться, и в конце концов это получится. Но к тому времени она уже завоюет определенную репутацию, и не будет недостатка в приглашениях на работу. Но она не единственный умный биоформ.


И найдутся умные люди в той или иной стране, которые все поймут и начнут работать над созданием эквивалента человеку. Некоторые исследования будут финансироваться правительством, другие – богатыми людьми, а в некоторых странах эти эксперименты будут вестись нелегально. Но все будут работать на одно будущее – информационная связность, распределенный интеллект, будущее вый-дет за пределы человеческого черепа. И люди будут сопротивляться, даже если биоформам позволят жить и интегрироваться в общество. Зазвучат голоса о святости человеческого образа либо по причине его божественного происхождения, либо из страха оказаться в отстающих, ведь форсированный разум будет только у элиты. И это сильные аргументы. Проблему не решить, просто выкинув одного человека в реку. Но без людей вроде Джонаса Мюррея, погружающих биоформов во тьму, возможно, ее все-таки решат адекватно.


Создадут новых биоформов, потому что я продолжаю придумывать для них задачи, которые не под силу людям, а роботы все равно не справятся как следует. А позже, возможно, создадут и человекоформы, назовем их так. Или суперчеловека? Их сделают сбалансированными, но с определенными ограничениями, мерами предосторожности и выключателями, и в конце концов мы смиримся с этим, потому что хотим быть свободными.


Уже ведутся исследования самовозобновляемых биоформов, ведь они обладают одним серьезным недостатком – не могут размножаться. Рекса сконструировали, эмбрион собаки был только началом. До самовоспроизводящихся биоформов еще далеко, но дорога в тысячу миль начинается с первого шага. Многие исследователи не имеют понятия, кто их финансирует и какова конечная цель работы, я об этом позаботилась.


А Рой? Рой уже довела целостность до ста тридцати, и цифры растут. Патока сделает для нее личинки, так что немного сладкой воды и солнечной погоды, и они могут влиться в глобальный Рой повсюду.


Рекс на некоторое время останется в Вольере непререкаемым хозяином остальных псов – этого перед смертью добился Мюррей. Рекс найдет для своих работу получше, у него появятся деньги, а я найду для него еще больше денег.


Но на этом празднике есть и призрак. Вряд ли Патока или Рекс об этом задумываются, но он постоянно нависает надо мной. А что, если пророчества Мюррея сбудутся? Где-нибудь начнется очередная война. Выйдут из-под контроля роботы, или соседи затеют свару. Будут и зверства, и военные преступления, этнические чистки или религиозный фанатизм. И власть имущие вспомнят про Рекса и его ребят, ведь, как ни крути, их создали для войны. И в пылу момента власти захотят, чтобы биоформы снова творили те же ужасы, что и Мюррей.


А потом, когда возобладает разум, эти же люди захотят отстраниться от того, что сделали. И насколько просто свалить все на Плохого Пса, чем признаться в деяниях плохих людей! В этом всегда заключалось главное преимущество биоформов. Рекса создали таким устрашающим, чтобы его вина выглядела более правдоподобной.


И раз я собираюсь пойти по дороге, которую проторил для меня Рекс, нужно исцелить нанесенный Мюрреем ущерб и заставить вращаться шестеренки политики. Марии Хеллен из ООН придется напрячься. Я завоюю союзников и разрушу существующую систему, чтобы защитить Рекса и ему подобных и позволить им быть Хорошими Псами в мире людей, пусть даже люди сеют хаос и спускают псов с поводка. Я буду врать, если потребуется. Уже начала.


Есть где-то на земле приют, в котором все девочки на одно лицо. Его финансируют несколько правительств, хотя и не знают об этом. Удивительно, сколько можно найти неучтенных денег, если порыться под диванами целого государства. Те девочки растут очень быстро, их разум подпитывается постоянными контактами с обширной семьей по всему миру. Мне бы хотелось (в смысле мне как единице), чтобы я еще была жива, когда они подрастут. Чтобы они пожали руки Рексу и Патоке и всему человечеству. Но боюсь, это произойдет не при жизни нынешнего поколения юнитов. Я возлагаю ответственность объявить о себе миру на следующее поколение.


Следующая война, на которой будет сражаться Рекс, может воплотить или разрушить мечту всех моих сестер рассказать миру о том, кем мы были и кем стали. И вот я сижу здесь вместе с Рексом, Патокой и Рой и, пока они наслаждаются рассветом, размышляю и строю планы.

Часть V

Собачий век

39. Рекс


Харт рассказывал про это место. Здесь вышли из-под контроля роботы.


В мире наконец-то вспомнили про кашмирскую катастрофу и послали нас с ней разобраться. Когда здесь шла война, люди привезли сюда свое имущество, а потом само имущество превратило это место в военную зону, и люди ничего не могли с этим поделать. А теперь они обратились к нам, наполовину людям, наполовину имуществу, чтобы мы уничтожили роботов и вернули этот клочок земли людям.


Конечно, не все так просто.


В Кашмире я нахожусь в составе Специальных Форсированных Сил ООН, СФС. Около трех четвертей бывших военных биоформов заключили контракт с ООН. Сначала мы служили во время Водной войны, когда разгорелся военный конфликт, а многие люди страдали от голода и жажды. Регулярные войска ООН несли тяжелые потери, а тысячи человек умирали под бомбежками опреснительных фабрик.


Я знаю, этой возможности для нас добилась ЧелОС с помощью своего юнита в ООН, Марии Хеллен. Но выступал там я. Я встретился с адвокатом Керамом Джоном Асланом и сказал ему, что моя стая готова работать на ООН. Я сказал, что на них будут работать еще пять больших стай. С помощью ЧелОС я сумел поговорить со всеми Большими стаями в мире.


Они согласились, понимая, что наши потери не так важны. Если погибнет солдат-человек – это трагедия. Если погибнут сотни биоформов – это статистика.


В Водных войнах мы спасли много жизней. Некоторые биоформы погибли, но мы умеем находить взрывчатку и знаем, когда нам врут. Мы крепче людей, и нас не так-то легко подстрелить. И переживаем все проще, потому что видели много ужасов, сотворенных людьми, и то, что оставляет после себя война – болезни, противопехотные мины, беженцев и разрушенные семьи. Мы исправляем все то, с чем не справились люди, как говорит ЧелОС. После войны я смотрел новости и сказал себе и своей стае, что мы Хорошие Псы.


После этого ООН создала СФС и приставила к нам людей, которым мы должны докладывать и от которых получаем приказы. Некоторые считают себя Хозяевами, но все бумаги подписывают мои адвокаты, и когда мы говорим «нет», это значит «нет». Каждый раз, когда развертывают наше подразделение, весь мир, затаив дыхание, ждет нашего превращения в монстров. Каждый раз мы набираемся сил друг у друга – у Патоки, у ЧелОС, даже в самых сложных обстоятельствах.


Миссия в Кашмире не из легких. Некоторые старые боевые роботы до сих пор опасны и сильны, хотя у большинства давно закончились боеприпасы. Многие погибли, лишь остовы ржавеют на дорогах, в холмах и в заброшенных деревнях.


Иногда сложности возникают, потому что приходится делать выбор. Я помню, как необходимость принять решение пугала меня больше всего на свете, не считая того, что рассердится Хозяин. А теперь я знаю, что необходимость принимать решения – это цена свободы.


Сегодня у нас особенный связной – одна из единиц ЧелОС. Она выглядит девушкой лет семнадцати. Солдаты-люди не знают, как с ней быть. Им сказали, что она форсирована, как и мы. Не знаю, что сказала ЧелОС командованию. Вероятно, соврала. Не может же она признаться в том, что она – сеть распределенного интеллекта. Скорее всего, придумала какую-нибудь легенду для прикрытия, что-нибудь вроде наблюдателя. ЧелОС шаг за шагом проникает в мир людей. Она им не доверяет, но в отличие от нас может спрятаться.


Она смотрит в пространство, а ее системы пытаются получить доступ к боевому роботу, укрывшемуся в поселении Чанданвари. Мы знаем, что он еще на ходу и опасен – он обстрелял нас ракетами, когда мы подошли близко, и ранил семерых из моего отряда, двое так и не поправились. Остальное подразделение готово выдвигаться и уничтожить угрозу, а офицеры-люди считают, что я только планирую атаку. На самом деле все гораздо сложнее.


В моем отряде в основном собаки. Некоторые – из моей стаи в Вольере, а другие – новейшие модели с китайских и немецких заводов, а также из Колорадо. Еще у меня есть две крысы-разведчицы, их разводят в Швейцарии, и хорек из частной лаборатории в Великобритании, это единственная такая модель в мире.


Новые псы немного быстрее и сильнее меня. И, конечно, моложе. Они подчиняются мне не потому, что я могу победить их в драке. Они подчиняются мне из-за того, кто я. Некоторые втихую считают меня Хозяином. Порой я говорю им: «Хороший Пес», и хотя у них нет чипов обратной связи, они счастливы.


Юнита ЧелОС зовут Карен Селларс. Ее лицо не такое, как у остальных сестер, на случай, если кто-то здесь встречал Марию Хеллен в ООН. Она испугана – с юнитами ЧелОСа такое случается нередко. Теперь я могу различить, какие ее способности принадлежат юниту, а какие – целому организму. Наверное, ее это сильно сбивает с толку.


Канал Селларс: «Есть контакт».


Мой канал: «С кем?»


Канал Селларс: «Разумный организм». Поток данных.


Я просматриваю присланные по зашифрованному каналу данные, и мы обмениваемся ключами и частотами, потому что местные боевые роботы постоянно пытаются внедриться во все передачи. Данные отличаются от тех, которые мы получали от уничтоженных роботов. Они были машинами и исполняли программу, никакого высшего разума. Этот робот – явно нечто большее. Селларс/ЧелОС считает, что, попавшие в первоначальные программы вирусы и повреждения кода привели к появлению настоящего разума. Это меняет все условия задания, хотя приказы людей-офицеров останутся прежними.


В реальном мире не существует разумных роботов. Их место – в виртуальном пространстве, и состоят они из потоков данных от различных сенсоров. У них есть инструкции и приоритеты, и созданы они для очень узких задач в определенных обстоятельствах. Уж точно не для того, чтобы по сигналу сенсора засекать живых существ в физическом мире и убивать их.


Мой канал: «Варианты?»


Конечно, у ЧелОС есть план, а может, у Селларс есть план. Она загружает его в мою систему, и я над ним размышляю. Я подтверждаю, что он выглядит разумным и нам по силам.


Я сообщаю офицерам, что мы готовы выступить и разобраться с угрозой. С некоторыми офицерами мне пришлось нелегко – они пытались обращаться со мной, как с вещью, как с роботом. Но нынешние офицеры видели меня в деле и ценят меня и мой отряд.


Я отдаю приказы двадцати бойцам: псам, крысам и хорьку Осборну. Мы рассеиваемся на местности и быстро входим в Чанданвари, хотя робот засек нас и отбивается.


У него мало боеприпасов, и две ракеты он потратил впустую – бойцы двигаются слишком быстро. Мы быстрее людей и роботов, а еще умеем скрывать свой тепловой след, чтобы усложнить наведение. Робот скрывается в полуразрушенном храме, но после того как ракеты не попадают в цель, наполовину высовывается и стреляет в нас. Это самая крупная модель из тех, что мы видели, на выходе из храма он выглядит, как выползающий из раковины рак-отшельник.


Биоформы привлекают его внимание, но продолжают движение. Мы один за другим уничтожаем его расположенные отдельно глаза. Крысы прокрадываются внутрь и размещают там взрывчатку, чтобы повредить его ноги и оружие, не затронув жизненно важные внутренние системы. Все это время он атакует нашу систему связи и с помощью собственных сложных алгоритмов пытается взломать головные системы. Мы перестаем переговариваться по каналам связи, полагаясь только на нюх. Это сложнее, но нас все равно не обманешь.


Бомба взрывается, и робот выползает из раковины, за ним волочатся сломанные ноги на колесиках. Одно орудие по-прежнему стреляет. Задело уже троих, но ничего серьезного. А люди бы умерли.


Потом Осборн набрасывается на робота сбоку и пытается проникнуть в его системы, через те слабые места, которые обнаружила Селларс. Зубами он вцепляется в робота мертвой хваткой, а человеческие руки тем временем трудятся. Селларс связывается с ним по особому каналу, защищенному от попыток взлома, и направляет его, чтобы он разоружил робота. Как только тот прекращает стрельбу, выходим мы, псы, и отрываем от него ноги и оружие, а также все, что может представлять опасность.


Час спустя Осборн проникает в нутро робота и вытаскивает неровный кусок металла – его мозг. Селларс отдаст его другим сестрам ЧелОС, и они попытаются его восстановить. Она говорит, что нельзя выбрасывать разум, любой.


Когда я восстанавливаю полноценную связь, меня ожидает сообщение. Я на мгновение замираю, потому что так включился в задание, что позабыл про остальной мир. Я сообщаю офицерам, что командование вызвало меня на совещание, и это близко к истине. Электронный след приводит меня из Кашмира в Панаму, и я не знаю, по-настоящему это или все подстроила ЧелОС. В Кашмире еще осталась работа по зачистке местности от роботов, но я могу переложить ее на других. Самое худшее уже позади, робот разобран.


В штабе меня ждут гости. Старые друзья с новым заданием.

40. Из книги Марии Хеллен «Звери внутри»


Глава седьмая


Настоящий инспектор Хаунд


После того как ООН наделила биоформов правами, еще до того, как ООН наняла Рекса и его собратьев, новозеландская таможенная и пограничная служба одной из первых нашла применение биоформам.


Думаю, прежде всего им нужен был грозный вид биоформов. Представьте, что над вашим плечом нависает пес весом в полтонны, решительно настроенный вытрясти всю контрабанду. Но, конечно, все несколько сложнее. Даже базовые боевые модели обладают всеми чувствами собаки. Как только они стали доверять новым нанимателям и говорить им, где то, что они ищут, все начало быстро меняться. Новая Зеландия вела борьбу с террористами. Собаки могут их унюхать. А еще могут найти наркотики и взрывчатку. Через несколько лет биоформы в безупречных мундирах незаметно обыскивали каждый самолет и судно, прибывающее в Новую Зеландию. Люди по большей части даже не осознавали, что, так сказать, проходят сквозь сканер.


А потом появилось следующее поколение моделей. Местная лаборатория «Киви» сконструировала более физически привлекательные модели с лучшим нюхом и заключила контракт с правительством. Пять лет спустя девятнадцать государств наняли больше четырехсот бордерхаундов™ в аэропортах по всему миру, та лаборатория выросла в одну из крупнейших корпораций Новой Зеландии, а ее биоформы отложили денег на черный день. После окончания контрактов у них не было недостатка в предложениях о работе.


Митч – бордерхаунд™. Но он не работает в аэропорту. Он служит в центральном полицейском участке Веллингтона и помогает в расследованиях. Он делает это не так, как сделал бы Рекс, играя мускулами с таким рыком, что даже пес поджал бы хвост. Митч – дружелюбный небольшой биоформ, спокойный и вежливый, но он знает, когда вы лжете или что-то скрываете. Его коллеги-люди задают вопросы, а Митч знает, чего не говорит подозреваемый. Он превосходит в точности полиграф и может дать гораздо больше информации о чувствах подозреваемого. Покрывает ли тот еще кого-то? Скрывает собственную вину? Или просто опасается полиции по естественным причинам и молчит потому, что не имеет отношения к делу. Митч знает.


Недавнее знаменательное решение новозеландского суда определило, что показания Митча приемлемы для правосудия. Некоторые независимые законодатели считают, что один из его собратьев мог бы присутствовать на каждом суде, чтобы принюхиваться к свидетелям. Многие адвокаты с жаром доказывают, что люди имеют право беспрепятственно лгать под присягой.


Еще одна модель пса-биоформа создана в ЮАР, она работает в судебно-медицинском подразделении полиции Веллингтона. Пока во всем мире бывшие боевые биоформы идут впереди вооруженных полицейских при операциях захвата, Новая Зеландия встала на путь более осмысленного использования биоформов. Все только начинается. Общество научится доверять им, как доверяет полиции, а полицейские будут обращаться с ними как с коллегами, а не как с оборудованием. Все еще впереди, но остальной мир начинает замечать.


Никому не пришло в голову вспомнить о Рой. Ее особые чувства можно применить в сотне разных задач – от обнаружения радиации до молекулярного анализа прямо на месте происшествия. Ее способность внедряться в незашифрованные электронные коммуникации тоже полезна, но тут существует вероятность злоупотреблений со стороны правительств. И я уже слышу новые жалобы адвокатов, которые на сей раз имеют основания…

41. Рекс


Я пересек Тихий океан. Большую часть полета я спал, потому что в Кашмире было мало времени для сна, а как только начнутся бои на острове к западу от Панамы, тоже будет не до сна. Это мое новое задание. Я люблю, когда мне есть чем заняться. Когда я имел Хозяина, то много спал и мне не приходилось принимать решений. А теперь я не могу просто дожидаться приказов, а должен сам выбирать варианты, и потому я сплю, когда получится. Такова цена.


Кое-кто из отряда летит со мной, включая Селларс. Некоторые остались, чтобы завершить дела в Кашмире. Я слышу разговоры людей о нашей предстоящей работе. Вокруг в основном человеческие лица – сотрудники ООН, индийские и пакистанские политики. Есть еще биоформ по имени Черчилль. Он бульдог с широкой грудью, в специально пошитом для него костюме. Он глубокомысленно кивает в ответ на вопросы и улыбается в камеру. Люди любят Черчилля – он забавный, хотя и слегка неуклюжий, и всегда готов посмеяться, но кроме того – надежный и верный. Черчилль не воюет. Его работа куда сложнее. Каждый день он занят тем, что когда-то я делал в суде – показывает миру, что мы дружелюбны и вовсе не монстры. Я посылаю ему сообщение. «Хороший Пес».


Еще до приземления я загружаю известные параметры новой миссии. Их прислало командование СФС, но повсюду знакомые следы. Патока приложила файл специально для меня. ЧелОС тоже явно замешана на глубинном уровне, возможно, там уже есть ее единица, а может, ее раскрыли и уже уничтожили.


Это будет ключевая миссия в истории СФС, потому что цель – нелегальная лаборатория по разработке биоформов. В дополнительных материалах Патока предполагает, что для меня это будет важно по личным причинам. Я просматриваю расположение сил, которые нам предстоит атаковать, и у меня возникает чувство, что я уже сталкивался с этим прежде. Память уносит меня на девять лет назад, в ночь на окраине Вольера. Воспоминания причиняют боль, но я не хочу их стирать. Они часть меня нынешнего.


Теперь я уже старик. Есть и лучшие боевые модели, а еще много гражданских моделей, превосходящих меня в способностях. Есть даже человеческие модели, которые могут бросить мне вызов во многих сферах. Я стараюсь быть в курсе развития человеческих моделей. Я не очень разбираюсь в науке, но Патока присылает самые существенные данные. В большинстве стран эти исследования контролируют жестче, чем разработку биоформов-животных, но всегда найдутся желающие сделать следующий шаг, хорошо это или плохо.


Когда мы приземляемся, я как будто оказываюсь дома. Не совсем как в Кампече, даже совсем не так, но я давно не был в этой части света. Жара будит воспоминания.


Цель – рукотворный остров неясной государственной принадлежности, что-то вроде частных владений, такие строят многие корпорации и богачи, чтобы сбежать от всего мира и законов. Некоторые из них – царство безмятежности, некоторые стоят на передовом краю технологических исследований, другие – эксклюзивные курорты, личные феодальные княжества или незаконные бордели. На одном из таких островов есть даже частный космодром для горной добычи на астероидах, когда-нибудь он может стать первым в мире космическим лифтом. Все эти данные есть в файле, и я быстро просматриваю их, а потом выкидываю.


Из-за юридической неопределенности статуса большую часть подобных островов не трогают, но источники СФС считают, что на этом острове производят незаконных биоформов. Я знаю смысл слова «незаконный». Это не означает, что они опасны или нестабильны, хотя вполне может оказаться и так. Это означает, что они не свободны. Несмотря на все отвоеванные права, некоторые люди хотят сделать нас рабами, своим имуществом. Раньше в случае с такими предприятиями СФС использовали юридические и политические рычаги, и их удавалось закрыть в самом начале деятельности, но остров неподалеку от Панамы не попал в поле зрения. Кто бы ни стоял за этим, он сумел произвести целое поколение биоформов и продать их вооруженным формированиям и картелям. С ними уже столкнулись другие силы ООН. Новые модели все же уступают последним боевым моделям из легальных лабораторий, но судя по документации, они не хуже меня. Одними технологиями опыт не заменишь. Так я себе твержу.


Итак, придется воевать со своим же видом, а кроме того, мы столкнемся с роботами и, несомненно, с вооруженными людьми, потому что те, кто обращается с нами как с рабами, не будут полностью полагаться на биоформов. Скорее всего их биоформы искалечены правилами и ограничениями, системы говорят им «Плохой Пес», стоит им только задуматься.


Мы расположились лагерем на панамском побережье к югу от местечка Пахарон. Не знаю, в курсе ли правительство, что мы здесь. Мы в лесу, но отсюда видно море. Местность вроде дикая, но можно дойти до шикарного курорта. Сканирование каналов связи на острове показывает, что там нас не засекли и не подняли тревогу. Биоформы прячутся лучше людей. Нам меньше нужно для жизни.


Миссия начала развертываться еще до моего прибытия. Провели предварительную разведку и с помощью попутного ветра забросили на место часть Рой. А здесь заряжаются новые пчелы. Они составляют часть единого роя. Патока как-то рассказывала, что люди разнесли по всему миру один вид муравьев, и когда такой муравей из Европы встречается с американским или австралийским, по всей видимости, они не вступают в драку, понимая, что все вышли из одного гнезда. То же самое с Рой. Теперь у нее миллионы пчел по всему миру. При встрече они обмениваются данными. Это все та же Рой, но после каждой встречи она становится немного другой. Для нее это так же естественно, как и летать.


Мне трудно это представить. Но я просто рад, что Рой здесь.


В разведке задействованы и более крупные единицы. В воде есть дельфин, одна из недавних моделей. Ее разработали для британской морской разведки еще до того, как я вышел из лаборатории. Гладкая шкура дельфина покрыта шрамами от имплантов в том месте, рядом с которым взорвалась мина, чуть его не убив. С помощью сонара дельфин отслеживает все передвижения по воде. Он перевез на остров крысу и дракона, которые начали взламывать оборону острова. Там не очень-то приветствуют гостей.


Мы собираемся на совещание. Патока созывает нас по зашифрованному спутниковому каналу. Селларс присутствует от имени ЧелОС, кроме того, там майор Амрадж Сингх, наш офицер-человек, и Рой.


Рой докладывает, а Патока переводит на понятный язык. Обычно доклады Рой представлены в виде череды изображений и эмоций, которые даже мне трудно расшифровать, хотя я знаю ее как никто другой.


Канал Патоки: «Похоже, все принадлежит корпорации „Мессия“».


Канал майора Амраджа: «У кого-то явно есть чувство юмора».


Канал Патоки: «Еще как. По большей части биоформы на острове находятся в процессе создания или тестируются перед отправкой. Но есть и охранники, а также сложная система обороны на основе роботов».


Канал Селларс: «Насколько сложная?»


Канал Патоки: «Пока что признаков искусственного интеллекта не видно, хотя трудно утверждать с уверенностью».


Канал майора Амраджа: «Джордж сообщает, что наша команда готовит плацдарм для десанта. Генерал, раз ты прибыл, мы начинаем высадку».


Джордж – это дельфин-биоформ. Генералом называют меня. Это неофициальное звание, и вряд ли правильно меня так называть, но я никак не могу этому препятствовать. Меня начали так называть биоформы еще в тюрьме, а потом и в Вольере, и теперь меня так зовут даже в новостях. Патока говорит, это все же не такое громкое имя, как мое настоящее.


Я снова прохожусь по деталям плана: сколько лодок, какие контрмеры, сколько солдат. Первыми на берег ступят биоформы, а люди сомкнут клещи, когда мы закрепимся на острове. Я знаю, они пользуются нами, как им удобнее, но так лучше. Ведь мы сильнее и крепче. И так правильно. Мне до сих пор нравится драться с врагами и помогать друзьям. Мы Хорошие Псы.


Майор Амрадж ожидает, что я не полезу на передовую. Патока тоже озабочена, мы немало об этом говорили. В конце концов я сказал, что пойду, и она попросила меня быть осторожным. Патока много рассуждает о продолжительности нашей жизни. Ей самой осталось еще несколько десятилетий, гораздо больше, чем любому медведю. Я прожил куда больше любого пса, но начинаю ощущать прожитые годы. Раны больше не заживают так быстро.


Я вношу изменения в план майора Амраджа, включая туда себя, и показываю ему. Он соглашается. Он немного меня боится, но я учуял и другой запах. Он горд служить вместе с Генералом Псов. Я чую уважение.


Мы садимся в лодки.

42. Джордж


Джорджа не хотели освобождать. Эту модель создала не корпорация, а правительство. Королевский флот потратил на него много денег, но в основном их беспокоило то, что Джордж мог рассказать. Джордж и его стая за многие годы побывали в разных морских сражениях. В документах значились наблюдение и контртеррористические операции. И слишком часто его роль сводилась к промышленному шпионажу в пользу британских торговцев оружием.


Теперь он курсирует в воде рядом с лодкой Рекса, слушая сжатые, длящиеся не больше секунды переговоры агентов, которых забросил на остров, дешифрует сигналы и передает Амраджу и Рексу.


Сонары на острове способны засечь даже эти маленькие лодки, но Джордж знает, что такое сонары. Как он часто говорил на флоте, сонары – его любимые игрушки.


Джордж не любит людей, но считает их неизбежным злом. И изгиб его пасти – вовсе не улыбка. Когда он смотрел на фотографии древнегреческих кувшинов, где нарисованы его предки, спасающие тонущих пловцов, ему было стыдно за свой род.


В воде он становится невидимкой с помощью собственного мозга и того оборудования, которым его снабдили. Флот создал неплохое оборудование для проекта «Арион» (или проекта «Флиппер», как называл его персонал). Джордж не может полностью скрыть следы сонара, но умеет замаскировать их фоновыми шумами. Системам на острове они кажутся скорее помехами, чем нападением.


По наследству от флота Джорджу досталось отличное оборудование, но его не позаботились установить поаккуратнее. Главной целью его создателей было сохранение гидродинамических свойств, и его слишком заузили, чтобы придать обтекаемость. Тело постоянно болит. Джордж не может просто скрыться в море в том числе и потому, что должен постоянно пополнять запас обезболивающих в дозаторах.


Джордж быстро определяет, где начнется атака. Берега острова патрулируют несколько автономных роботов, ничего особо сложного, но люди заметят, если один из них вдруг пропадет. До сих пор Джорджу удавалось ускользать от их внимания, когда он высаживал крысу и дракона, но с ударными силами на лодках такой номер не пройдет. Напрягая все способности, о которых не в полной мере знали даже инженеры-создатели, Джордж рисует изображение поверхности воды и дна, а также поднимающиеся берега вулканического острова. Когда-то его сконструировали для обнаружения подводных лодок.


На службе в Королевском флоте Джордж убивал людей. А служил он долго. Многие их тех людей представляли опасность для страны, но когда у власти находились ксенофобы, он потопил семь судов с беженцами, пытающимися найти пристанище в тихих британских водах. Кораблекрушения приписали перегруженности судов и плохой погоде. Правда так никогда и не вышла наружу. Для людей, отдававших приказы, Джордж был просто оружием. В то время никто не рассматривал вероятность того, что оружие может все запомнить и рассказать прессе.


Приближается субмарина-робот. Системы безопасности на острове поменяли расписание патрулей, и теперь не узнаешь, когда ждать следующий. Вот и он. Джордж отделяется от своих провожатых и плывет поздороваться. Робот движется быстро и лучше вооружен, но он глуп, а управляющая им система ненамного умнее. Джордж уже обнаружил вражеский сонар, его внимание привлекли двигатели лодки. Пока противник не всполошился, но запустил процедуру проверки. Джордж отключит ее, но так, чтобы никто не догадался. Он быстро связывается с крысой и драконом, следящими за системами на острове.


Когда он убивает глупых тунцов, то ради забавы дает им имена. Имена он всегда выбирает, как у людей из проекта «Флиппер» или из Адмиралтейства.


После Кампече, когда биоформов наделили правами, Джорджа попытались уничтожить, чтобы заставить замолчать навсегда. Некоторые его товарищи погибли, но другие были готовы к такому повороту. С помощью Патоки они сбежали из доков Плимута в море. Королевский флот погнался за ними, но Джордж легко обошел преследователей. Только подобный Джорджу может его схватить.


Он подныривает под субмарину-робота. У Джорджа нет шумного двигателя, и он невидим для радара. Подбираясь ближе, он слушает переговоры и составляет внутреннюю схему субмарины. Та идет в сторону лодок, и Джордж подстраивает свою скорость. Миллионы лет эволюции наделили его мозгом, который без усилий может создавать трехмерные карты. Он умеет также работать с коммутационными схемами. Ему требуется всего несколько секунд, чтобы сделать замеры и развернуть свой электромагнитный арсенал с хирургической точностью.


Джордж не может просто сбежать и жить в море. И дело не только в обезболивающих. В отличие от последних моделей ему требуется техобслуживание и подзарядка, не так часто, но периодически. Никогда не предполагалось, что он отправится в длительную разведывательную операцию, даже когда он охотился за российскими нефтедобытчиками подо льдом Арктики. Флоту оставалось лишь спокойно ждать его возвращения. Джорджу оставалось лишь спокойно рассказать, чем он занимался от имени его величества. Два месяца длилось это напряженное противостояние, о котором остальной мир не имел ни малейшего представления.


Джордж не трогает ни сенсоры подводного робота, ни его мозг, ни что-либо другое столь же очевидное. Он живет в водной стихии и знает слабые места созданных человеком предметов в попытке имитировать водных существ. Легким жестом он разбивает один винт. Это не атака на компьютерную систему подлодки, и отчет о повреждениях не отразит ничего, кроме обычной поломки. Вещи имеют свойство ломаться.


Появится другой робот, чтобы попытаться починить или заменить винт, а может, даже лодка с людьми. К тому времени Рекс и его отряд уже будут далеко. Джордж и разведчики на острове внимательно следят за переговорами, но нет никаких признаков, что система подозревает диверсию.


В конце концов Джордж связался с Адмиралтейством и объяснил, что записал все и положил на хранение в надежный дата-центр. Если с ним что-нибудь случится, все мировые правительства и средства массовой информации получат полный отчет о проекте «Флиппер», никто глазом моргнуть не успеет. В обмен на молчание флот должен передать ООН необходимое для поддержания жизни Джорджа и его собратьев оборудование. Позже Джордж подписал акт о неразглашении, в чем ему помог рекомендованный адвокат Аслан. До сих пор Джордж придерживался условий соглашения. Однако официально он так и не поступил на службу в СФС ООН. Он дельфин-наемник. После службы на флоте он никогда больше не станет никому принадлежать.


Рекс и его отряд готовы к высадке. Джордж останавливается, не доплыв до мелководья. Скоро потребуется прикрывать людей-солдат, когда они тоже появятся, но сейчас он голоден, а кругом полно тунца.

43. Рекс


Мы быстро плывем по волнам, у лодки низкая осадка, и обнаружить ее сложно. Прибыли лодки в сложенном виде, как пучок палок. Достаточно один раз тряхнуть, и лодки разворачиваются, словно крылья летучей мыши.


Юниты Рой на острове действуют автономно – находят и атакуют сенсоры электроники, устраивают помехи для спутниковой навигации и радаров, сбиваются вместе, чтобы создать ложный тепловой след. Крыса и дракон следуют указаниям Рой, обрывают провода и внедряются в каналы связи.


Корпорация «Мессия» понимает – что-то происходит, но не знает, что именно. Возможно, она не удалит файлы и пока еще не продала документацию.


Остров построен так, что высадиться можно только в одном месте, в главном доке. А мы заходим с противоположной стороны. Разведчики обнаружили место, где проще подняться по искусственным скалам. А теперь они спустили лестницы, и мы быстро карабкаемся наверх. Я в третьей лодке и добрался до половины скалы, когда начинается бой.


Сначала «Мессия» бросает в бой роботов – четвероногих существ с оружием. Их атакует Рой, устраивая электромагнитные помехи и мешая наведению. К тому времени, как я забрался на вершину утеса, первую волну уже разметали, но теперь они знают, где мы. Мы мчимся вперед.


Я планировал, что мы окажемся в основном производственном корпусе до того, как столкнемся с сопротивлением биоформов, потому что в тех местах, где используют нелегальные биоформы, их держат на коротком поводке. Все теперь не так, как в те времена, когда я принадлежал Хозяину. Теперь они не верят в преданность биоформов. Ведь они не знают, что биоформы – просто псы и Хозяин стоит во главе их иерархии. Мне можно было доверить что угодно.


Но похоже, «Мессия» выучила урок, потому что Рой подает сигнал тревоги.


Канал Рой: «Рекс, прибывают биоформы». Карты, изображения, цифры.


Я посылаю отряду инструкции и жду, пока поднимется десант из последних двух лодок. И почти тут же получаю сообщения от бойцов на передовой – они вступили в схватку. Бой биоформов между собой всегда самый тяжелый – мы крепкие, как роботы, а думаем, как люди. Я подключаю своих Больших Псов – теперь они лучше тех, что были в Кампече. Пора вступить в сражение.


Обороняющиеся биоформы окопались на позициях перед фабрикой, там же тяжелое вооружение и роботы. Рой атакует их электронику, не дожидаясь приказа, мешая врагам прицелиться или просто отключая их системы, чтобы нам пришлось разбираться только с легким оружием. Но и легкое оружие достаточно серьезно. Я оцениваю ситуацию, собираю картину боя от всех моих бойцов, и мы выдвигаемся. Оборона врага отлично выстояла бы перед солдатами-людьми, но мы стремительнее. Мы бросаемся вперед на четырех ногах, трое наших уже убиты. Но ведь мы созданы для этого. Солдаты созданы именно для этого.


И вот мы уже в гуще врагов, за бетонными заграждениями и стенами, стреляем и кусаем. Рой не удается взломать системы вражеских биоформов, иерархия вынуждает их с нами драться и считать себя Хорошими Псами. Я помню, каково это.


Это хорошие модели, лучше, тех которые производятся здесь на продажу. Бой выдался тяжелым. Одного моего Большого Пса сорвало с плеча, и его канал превращается во вспышку помех. Я хватаю сделавшего это врага и впечатываю в стену. Он огрызается. Моя рука на его глотке, и я отрываю ему голову.


В меня попадает что-то похожее на пулю мелкого калибра и отскакивает. В воздухе вокруг что-то движется, и на мгновение мне кажется, что я ранен.


Канал Рой: «Конкуренты!»


Я не понимаю, о чем она, потому что это нечто новое. Вражеский рой. Вообще-то это шершни. Они крупнее пчел. Они нападают на Рой, лезут в глаза и рты моего отряда. Они очень проворны, убить их сложно. Наши потери растут.


Шершнями руководит нераспределенный интеллект, и думаю, это не случайно. Рой никогда не была полностью под чьей-либо властью. Шершни – вроде роботов, порабощенных компьютером.


Канал Селларс: «Нужно двигаться вперед».


Я отправляю ей доклад о ситуации, а тем временем давлю кулаками шершней.


ЧелОС и Рой быстро совещаются. Мы продвигаемся, но шершни повсюду, от них трудно отбиться. Они проникают под очки и маски, злые и готовые расстаться с жизнью. Фабричное здание охраняют другие псы-биоформы и, похоже, кто-то размером побольше. «Мессия» экспериментировал со стаями мультиформов. Это не просто нелегальная лаборатория, как все остальные. Патока права, что позвала меня сюда.


Канал Селларс: «Готова».


Канал Рой: «Готова».


Никто не спрашивает, готов ли я.


Рой выпускает электромагнитный импульс, и в воздухе становится тихо. Земля между нами и врагом усыпана мелкими дергающимися тельцами, электронная архитектура, связывающая Рой в единый организм, перегружена.


Мой канал: «Рой?»


Сигнала в канале Рой нет.


Под постоянным огнем мы продвигаемся вперед и схватываемся со второй линией обороны биоформов. За ними я вижу людей в серых комбинезонах, они входят в фабричное здание – без паники или спешки, хотя некоторых достают шальные пули.


Канал ЧелОС: «Я загрузила слепок Рой и пытаюсь восстановить связь с ее юнитами. Но поддержка с воздуха будет только через некоторое время, Рекс».


Майор Амрадж подтверждает, что его войска очистили гавань и высаживаются. Я подумываю, не дождаться ли подкрепления, но меня все больше беспокоит поведение гражданских. Мне хочется знать, что там, на фабрике.


Более крупные биоформы, которых я заметил чуть раньше, – это медведи. Их только пять, и они не особо развиты – просто медведи с иерархической системой и без поводка. Рой, вероятно, сумела бы их разоружить и освободить, но ее сейчас нет. Придется разобраться с ними по старинке. Мои псы окружают их и нападают, стоит медведям отвернуться, а потом снова отскакивают. Наше оружие при первой же возможности стреляет по их слабым местам. Мы травим их до смерти. Это плохо, но ничего лучше мы сейчас сделать не можем. Еще два моих бойца погибли, а девять ранены, я отправляю их в гавань для эвакуации.


Рядом со мной стоит Селларс.


Мой канал: «Здесь опасно».


Канал Селларс: «Я должна посмотреть сама».


Она говорит еще что-то о расходном материале, но мы оба знаем, что это неправда. Все юниты ЧелОС – люди, в точности как все прочие люди.


Мой канал: «Рой?»


– Я работаю над этим, – отвечает Селларс.


А потом я получаю сигнал от одного из драконов. Он внутри фабрики и получил контроль над системой дверей, возможно, на короткое время. Это наш шанс. Я собираю отряд и надеюсь, что Селларс выживет.

44. Из книги Марии Хеллен «Звери внутри»


Глава шестнадцатая


Лучший друг человека


Хенке – скандинавский пес-биоформ местного производства, он работает в больнице Мальмё. Всех пациентов сначала осматривает младший медицинский персонал, расспрашивая о симптомах, а тем временем Хенке тихо сидит рядом и анализирует их запах. В прошлом обычные собаки могли распознавать некоторые болезни, например рак, но не были способны сообщить об этом людям. Хенке продолжает раздвигать границы своих познаний. Он сравнивает запахи с историями болезней пациентов и дает советы относительно дальнейших исследований. Результаты очень хорошие – пусть он не может точно поставить диагноз, но дает коллегам достаточно информации, чтобы обойтись без лишних анализов и сканирования.


Одна из главных проблем Хенке – описание того, что он почуял. Его подводит язык. В отличие от многих псов-биоформов ему нужно быть точным при передаче своих ощущений. Хенке – часть всемирной сети медицинских псов, которые создают новый язык в сфере обоняния. Слова и определения базируются на форме молекул и интенсивности работы синапсов нейронов.


Хенке спасает жизни и экономит деньги. Теперь в каждой больнице и крупных медицинских центрах Швеции и Дании в штате есть такие собаки. Специализированные биоформы обходятся недешево, но окупаются. Другие страны пытались для тех же целей сконструировать роботов-нюхачей, но никакие компьютерные мощности не сравнятся с миллионами лет эволюции обоняния.


Медицина – еще одна область, в которой полезна Рой. У нее масса идей по этому поводу, но, наверное, лучше все-таки сказать ей, что люди пока не готовы, чтобы в них внедрялись мыслящие насекомые. Рой крайне интересуют возможности распределенного интеллекта на микроскопическом уровне. Она (то есть некоторая ее часть) работает в области нанотехнологий. Рой мечтает о создании новой реальности: постепенно, мелкими шажками – очистка организма от раковых клеток, трехмерная печать без принтера, усовершенствованные люди и биоформы, которые смогут переделывать тело на лету и, может, даже научатся превращать свинец в золото… Многие сочтут эти цели нелепыми, но партнеры Рой среди людей дальновидны, богаты и достаточно сумасбродны, чтобы не согласиться с общепринятым определением невозможного. А Рой функционально бессмертна. Если эти гении не сумеют добиться того, что она хочет, она подождет, пока работу продолжат следующие поколения.


Хенке присутствует на приеме пациента по имени Оле Эсмундсен. Дома Оле живет под присмотром Джанике, собрата Хенке. Джанике – хороший специалист и разбирается в состоянии подопечных, он привел Оле Эсмундсена к врачу, обнаружив сбой в его сердечном ритме. Сам Оле ничего не заметил. Бдительность Джанике позволит начать лечение пациента еще до возникновения очередного сердечного приступа. Хенке и Джанике сравнивают записи, которые Хенке сделал на особом медицинском языке собак и приложил к файлу пациента.


В Кливленде, штат Огайо, доктор Люси Санг стала первым человеком с усовершенствованным центром обоняния в мозге, это позволит ей лучше понимать биоформов-медиков вроде Хенке. Процедура далека от совершенства, но прошла достаточно успешно, и уже есть другие желающие. Забавно видеть, как в интервью доктор Санг пытается выразить на человеческом языке то, что до сих пор понимали только собаки.

45. Рекс


Наша стая врывается на фабрику. Открывший дверь дракон забирается под потолок, чтобы нам не мешать, и сливается с белой поверхностью стены. Селларс по-прежнему рядом со мной, и я мысленно вою, потому что не уверен в ее безопасности. Впереди охранники-люди. Мы наступаем, и я жду, что они разбегутся, но ничего подобного. Они стоят и стреляют, они отбиваются. Ничего хорошего. Они тоже убивают нескольких наших, а потом переходят на ножи и электрошокеры, которыми с нами не справиться, но все равно не отступают, пока мы не убили всех.


Мой канал: «Что-то не так».


Канал Селларс: «Согласна».


Она все еще трудится над Рой. За ее спиной собирается темное блестящее облако – пока еще неразумные юниты, привлеченные каким-то феромоном, но канал Рой молчит.


Мы срываем двери и оказываемся в лаборатории. На мгновение мы застываем, не из-за того, что видим, а из-за того, кто мы сами. Все мы вышли из подобных мест, у каждого сохранились смутные воспоминания о лабораториях, где нас создали и вырастили. Здешняя крупнее любой другой нелегальной лаборатории, которые уничтожали СФС. Тут стоят ряды емкостей, во многих – наполовину собранные биоформы. На столах растопырили инструменты хирургические механизмы, напоминающие пауков. И повсюду люди – ученые и лаборанты. Они не смотрят на нас и не убегают, а продолжают работать. С ними что-то не так. Их глаза расширяются от ужаса, они дрожат, как обычно ведут себя люди, когда собираются сбежать, но не бегут. Запах страха накатывает волнами.


Появляются новые биоформы, сшибая по пути людей в попытке добраться до нас. Мы снова стреляем, скоро начнется рукопашная.


Мой канал: «Узнай, что происходит».


Селларс пригибается и пытается сосредоточиться, но ее головная система не может подключиться к местной – та заблокирована.


Пули царапают стойку, за которой она укрылась. Мой оставшийся Большой Пес открывает ответный огонь. Бой идет в набитой людьми комнате, но они не разбегаются. Время от времени кто-нибудь пытается, но все равно возвращается к работе. Даже когда когтями и пулями мы разрушаем их оборудование, так что пол устелен осколками стекла и искореженного металла, люди остаются на месте, вытаращив глаза. И они умирают. С каждой очередью, с каждым взмахом когтей какой-нибудь бедолага попадается на пути.


Я беру дело в свои руки и веду отряд вперед, отдавая приказы. Враги напирают, в спешке спотыкаясь о тела павших. Они жаждут вступить в бой, это читается в каждом движении тела, в их запахе, но я знаю: так велит им иерархия, твердит, будто умереть – это почетно и приятно. Так говорила Патока.


И они умирают, а мы вместе с ними. Я стою рядом с Селларс, а она безуспешно пытается перезагрузить Рой и взломать сеть лаборатории. При каждом выстреле она вздрагивает и морщится. Она здесь из преданности своим сестрам, хотя и знает, что скорее всего погибнет. Она смелее меня.


Я вызываю майора Амраджа. Его отряд уже близко, разбирается с линией обороны роботов с другого края лабораторного комплекса. Я получаю от него несколько снимков и карт и подтверждаю нашу позицию. Селларс у моего колена ругается и снова возобновляет попытки – система защиты «Мессии» опять ее отбросила. Рой бессмысленно кучкуется у нее за спиной.


Крупная кошка-биоформ застает меня врасплох – я слишком отвлекся на Селларс. Кошка ударяет меня в грудь и толкает на двух гражданских. Один мертв, а другая серьезно ранена, но по-прежнему пытается вернуться на рабочее место, как сломанная машина.


Я хватаю кошку за горло, ее когти рвут мой бронежилет и отдирают его от меня, оставляя красные борозды на груди. Когтями на ногах она вцепляется в мое бедро. Она сильная, но не тяжелая. Я сбрасываю ее и пытаюсь пристрелить, но у оставшегося Большого Пса сбит прицел. Биоформ возвращается быстрее, чем я ожидал, и опять сбивает меня с ног, снова царапает. Мой отряд слишком занят борьбой с превосходящими силами врага, к тому же я хочу разделаться с этим лично. Мне всегда нравилось, когда все вот так просто, даже если я проигрываю.


Но все никогда не бывает так просто, и я с этим смирился. Кошка тянется к моему горлу, и мы рвем друг друга зубами. Ее глаза горят яростью и праведным гневом, наверное, каждый раз, когда она сжимает кого-то в зубах, хозяин говорит ей «Хорошая Кошечка», а может, для кошек это не имеет значения.


Кошку отбрасывает выстрел – он не проходит через ее бронежилет, но хотя бы скидывает ее с меня. Она с воем оглядывается в поисках нового врага. Ее подстрелила Селларс из винтовки охранника. За полсекунды до того, как кошка могла бы ее убить, возникает дракон-разведчик, вгрызаясь ей в бок ядовитыми зубами. Я жестом велю Селларс укрыться, но она не обращает на меня внимания. Она занята чем-то другим.


Кошка швыряет дракона на другой конец комнаты и бросается на Селларс. Я не успеваю встать у нее на пути, но вокруг Селларс вспыхивает черная жужжащая туча.


Канал Рой: «Целостность 31 % множественные сбои жизнеспособность ограничена. Рекс привет привет привет дай мне время нужно поработать».


Увидев Рой, кошка пятится, я успеваю схватить ее за голову и сжимаю. Это хорошая модель, лучше моей. Вряд ли ее сделали здесь, просто поработили системой иерархии. Мне хотелось бы ее спасти, но сейчас я даже не уверен, что сумею ее убить. Она запускает в меня когти и рвет. Я снова пытаюсь ее сбросить, но она изворачивается, как угорь, а потом впивается в голову зубами. Вспыхивает боль. Я слишком… слишком… слишком… стар для этого. Мне больно… больно… больно… я вспоминаю, как Дракон передавал данные о своей смерти, когда из него вышибли все слова… вспоминаю, как прощалась Рой… мне так хочется снова поговорить с Патокой… хочется лучше понять, что происходит и что будет дальше… Я восстанавливаю функциональность, обходя повреждения, все снова под контролем. Я еще не вышел из боя. Где я? Что происходит?


Ее рука сомкнулась на моей челюсти, и хотя моя модель гораздо старше, я способен прокусить ее кости. Она грызет мое лицо. Один глаз отключился. Клыки скребут по моему черепу. Приходится отключить отчеты о повреждениях, потому что я вижу только их… Она впивается глубже… в черепе снова вспыхивает боль… я тону в воспоминаниях, я думаю о Реторне, но не о бое… когда просто светило солнце и не было хозяина… и не было войны… и доктор де Сехос рассказывала о хороших псах из своей семьи… и я… я был Хорошим Псом. Я ведь всегда старался быть Хорошим Псом.


Канал Селларс: «Стреляй, Рекс!»


Мой аварийный канал: «Система наведения повреждена, оружие отключено».


Канал Селларс: «Просто выстрели, Рекс, черт возьми! Давай!»


Я чувствую вкус крови. Я чую запах кошки. Помню, каково это – иметь Хозяина. Вся эта боль и повреждения значили бы для меня больше, если бы у меня был Хозяин, заверяющий, что я поступаю правильно? И когда я умру, то буду Хорошим Псом? Тогда никто не сможет мне этого сказать.


Канал Рой: «Ошибка ошибка ошибка».


Пчелы кувыркаются вокруг, как пьяные, пока Рой пытается войти в компьютерную систему лаборатории.


Оставшийся Большой Пес разражается потоком данных об ошибках в своей системе безопасности – его сдернули с моего плеча. Когда я стреляю, то не чувствую его частью самого себя, это просто упавшее оружие. Но его поддерживает Селларс, навалившись всем телом и направив кошке в горло. Выстрел почти сносит кошке голову. Сломанные зубы так и остаются торчать из моего черепа.


Бой закончен. Я пытаюсь посмотреть сводку, но не могу скоординировать все сообщения отряда, потому что на меня нахлынули воспоминания. Я не могу их остановить. Они для меня важнее, чем все происходящее вокруг. Я могу лишь постараться всплыть над ними и отдать последний приказ. Командование переходит к моему заместителю, псу по имени Гарм. Он хороший боец. И будет давать верные приказы. «Хороший Пес, Гарм, Хороший Пес».


Селларс пытается помочь. Она внедряется в мои системы, пытается получить над ними контроль. Но дело не в моей системе, Селларс, все дело в моем настоящем «я», не в компьютерной части. Мне больно, но я отключил большую часть боли. Похоже, толку от меня все равно больше не будет.


Канал Рой: «Доступ к системе получен».


И она не о моей системе, а о системе лаборатории.


Мой канал: «Что там?»


Я могу сосредоточиться только на чем-то одном, все остальное распадается на части. Мозг не получает достаточно данных с сенсоров. Остались только мысли. Я словно сложенная лодка, которую встряхнули, превратив в крылья летучей мыши, она качается и несется по волнам штормового моря воспоминаний.


Канал Селларс: «Пытаюсь стабилизировать твои системы, Рекс. Не шевелись».


Я отвечаю, что вроде и не шевелился. Некоторые системы действуют автономно. Воспоминания возвращаются снова и снова. Часть моего тела по-прежнему дерется в бою. Мы с Селларс пытаемся этому помешать.


Мой канал: «Рой, доложи обстановку».


Я по-прежнему здесь, внутри отяжелевшей головы. Я мыслю очень четко, хотя и нахожусь в самом сердце шторма воспоминаний.


Рой не докладывает, хотя ее канал открыт. Селларс не докладывает. Я обнаруживаю, что они вошли во вражескую систему, которую вскрыла Рой. Я хочу знать, что там.


Рой выяснила все про людей – ученых и лаборантов, работающих над созданием биоформов, и охранников, которые сражались и умирали, не сходя с места. Все они усовершенствованы. В них внедрили иерархию и чип обратной связи, прямо как в нас. Они хотели бы сбежать, но иерархия заставляла их работать, и они работали даже под пулями. Даже когда мы случайно их убивали.


Это нечто новое, но, возможно, не стоит удивляться. Пока ЧелОС и Патока боролись за наше освобождение, кто-то считал, что мир станет лучше, если сделать людей рабами, как и биоформов, добровольными рабами. Все здешние работники сохранили прежнюю личность, но стоит им попытаться заняться чем-то другим, как чип обратной связи говорит им «Плохой Человек», и им становится не по себе, а когда иерархическая система приказывает, им приходится подчиняться, как мне когда-то. Технология не бывает хорошей или плохой. Во всем виноват ее Хозяин.


Кажется, моя головная система стабилизировалась благодаря Селларс и собственной диагностике. Тело в худшем состоянии. Я разбираюсь в данных о повреждениях и вижу, что не сумею все починить. Я прошу Гарма дать оперативную сводку, и он отвечает, что активное сопротивление подавлено. Крыса и дракон, наши разведчики, вместе с Рой вошли в систему и не дают ей стирать данные, чтобы не исчезли улики. Майор Амрадж уже на подходе, разделывается с остатками сопротивления. Гарм посылает ему в помощь часть наших бойцов.


Мой канал: «Кто во главе иерархии?»


Я больше не могу разговаривать голосом, остался только этот канал.


Канал Рой: «Я работаю над этим».



Когда я слышу этот голос, то понимаю, что системы опять меня подвели. Это просто вернулись воспоминания, нежеланные воспоминания, хотя частичка меня до сих пор к этому стремится.


«Здравствуй, Рекс».


Это канал Хозяина. Вот почему меня вызвала Патока. Она наверняка знала, что он здесь, но не сказала мне. Если бы она сказала, я бы не приехал. Но здесь ли он? Или это просто мои воспоминания о тех временах, когда он был рядом со мной и я не принимал решений?


«Здравствуй, Рекс», – говорит Хозяин, и я понимаю, что он утонул, я злюсь, и мне страшно, но все же в глубине души я прыгаю от радости, потому что Хозяин снова здесь.

46. Из книги Марии Хеллен «Звери внутри»


Драконы на Марсе


Если все пойдет по плану, через два года на Марс отправятся первые люди. Одиннадцать холодных месяцев они проведут, отдаляясь от единственной известной им планеты, а потом команда два года будет закладывать фундамент постоянной обитаемой базы. Как предполагается, до своего возвращения они подготовят почву для следующей миссии и создадут место обитания, снабжающее пищей, кислородом и всем необходимым. И, как в известной книге, они оставят на планете одного астронавта.


Когда я это пишу, команда готовится к полету. Командует ими майор Терри Хайнбекер, но любимица прессы – кошка-биоформ Феличе. Все обожают видеозаписи с Феличе на космической станции, великолепную грациозность в невесомости первого астронавта-биоформа. Феличе сделает начальные шаги к главной цели. Некоторые биоформы и защитники биоформов возмущаются, что они вечно получают самую сложную работу и самую опасную. Но Феличе задала вопрос в одном из интервью – как можно назвать это худшей работой, если она первой из рожденных на Земле ступит на Марс?


Еще три члена команды мечтают попасть на Марс. Это драконы. Они проворные и умелые – гибкие и тонкие модели, способные работать в тесном пространстве. Более того, они холоднокровные и могут при необходимости прекратить метаболизм, сберегая кислород и калории. Они даже могут замерзнуть и все равно сохранить личность и функциональность, стоит им только оттаять. Освоение Красной планеты пройдет в несколько стадий, по мере того как различная автоматика и пятый член команды обеспечат несколько периметров безопасности. А когда два члена команды способны просто прекратить есть и замедлить дыхание почти до нуля, миссия может сильно сэкономить на припасах. Но, в отличие от Феличе, они не стали символом обитаемого Марса. Люди по-прежнему опасаются рептилий, даже когда те смотрят через шлем скафандра. Уж больно они похожи на «чужих» из старого кино.


Рой будет пятым членом команды, точнее, ее часть. Для нее это своего рода самоубийство. Когда посадочный модуль вернется на орбитальный корабль, а тот, в свою очередь, на Землю, на Марсе останется Рой вместе со своим инкубатором и различными типами пчел. Некоторые из них могут замерзать, на некоторых не действует радиация, а другие способны долгое время обходиться без кислорода. Тех, кто способен выжить в вакууме, можно отправить на спутники Юпитера, где они приступят к постройке базы из подручных материалов. Ученые постарались создать для Рой самые кошмарные гибриды. Среди них пчелы, муравьи, мухи-дрозофилы, жуки и тихоходки – у всех собраны лучшие свойства. Рой тоже не символ миссии, хотя ей предстоит работать больше всех.


Рой продолжит трудиться, превращая заложенную базу в настоящий дом, устанавливая компьютерные системы, управляя роботами, усеивая марсианский ландшафт солнечными батареями и отправляя сообщения на Землю. На многие годы Рой станет голосом Марса, и Марс будет принадлежать насекомым.


Задолго до прибытия следующей марсианской миссии с колонистами – людьми и биоформами, которые навсегда поселятся на планете, – Рой израсходует последнюю пчелу и умрет, превратившись в первого марсианского мученика.


Я видела планы для поселенцев. Но к тому времени, как мне кажется, люди станут меньше бояться усовершенствования своего разума. Для астронавтов, собирающихся провести всю жизнь на враждебной Красной планете, имеет смысл получить все возможные преимущества. Ни один из них все равно не сумеет ходить без скафандра в тонкой воссоздающейся атмосфере, но можно слегка изменить земную физиологию так, чтобы снизить эффекты от несчастных случаев и сохранить ресурсы. Усовершенствование астронавтов по необходимости проторит дорогу к усовершенствованию все большего числа людей по доброй воле. Многие по-прежнему пылко выступают против вмешательства в человеческий разум, но те же люди кричали о том, что биоформы стоят ниже людей. Однажды мир будет готов к тому, что люди могут быть и разной формы, как сейчас никого не смущает разный цвет кожи, пол или национальность.

47. Рекс


«Здравствуй, Рекс».


Маленькая лодочка моего разума почти утонула. Я слышу его голос, совсем как прежде. Я не могу контролировать свой гнев, печаль, испуг или радость. Рядом со мной трудятся Селларс и Рой. Они его не слышат. Он говорит только для меня.


Мой канал: «Хозяин».


Я просто не могу называть его по имени.


Канал Хозяина: «Рекс, Рекс, что случилось? Что мы сделали не так, мальчик?»


Мне хочется рассказать ему про Харта, Реторну, суд и Вольер. Хочется рассказать про все отчеты ООН о событиях в Кампече, которые я прочел. В этих отчетах я вижу себя и другие стаи Хозяина. Наши действия называли чудовищными злодеяниями. Военными преступлениями. Моими преступлениями, потому что я выполнял приказы Хозяина. Солдат-людей это не оправдывает, но для биоформов сделали исключение, потому что у нас есть иерархия. Но теперь я не знаю, что сказать. Я просто лежу и медленно умираю и не знаю, мог ли я сделать в Кампече что-нибудь еще, чтобы усмирить Хозяина.


Здешних людей именно поэтому снабдили системой иерархии? Теперь у них есть оправдание тому, что они исполняют приказы?


«Ну что же ты, Рекс. Давай встретимся. Я в соседней комнате».


Я задумываюсь о более крупных местных биоформах, о стаях мультиформов и о том, как они действовали. Конечно, это Хозяин. Он выжил в Вольере и вернулся, как всегда. Вернулся на псарню, к новым псам.


Мой канал: «И что там, в соседней комнате?»


Канал Селларс: «Что за соседняя комната, Рекс?»


Я пытаюсь понять смысл слов Хозяина, информация вроде бы лежит на поверхности, но я не понимаю. Я делюсь этим с Селларс.


Канал Хозяина: «Покажи мне, что произошло, Рекс. Ты там был?»


Я не понимаю.


Канал Хозяина: «Покажи, как все закончилось».


Я не могу ему показать, мои воспоминания нельзя сжать в подходящий для пересылки формат. Но могу рассказать. Я рассказываю о последних минутах в Вольере, когда над ним сомкнулись воды. Снова проживаю эти мгновения, рассказывая Хозяину. Я рассказываю о последних минутах его жизни.


Канал Хозяина: «Мать твою, Рекс. – Но он вроде не сердится. – Ты что, меня убил?»


Я сбит с толку.


Канал Селларс: «Думаю, это ядро главного компьютера. Нет там никакой „комнаты“».


Канал Патоки (передача с помехами, ведь Патока находится в США): «Рекс, доложи обстановку».


Мой канал: «Патока, здесь Хозяин. Ты знала».


Канал Патоки: «Судя по данным о проекте „Мессия“, есть вероятность…»


Мой канал: «Ты не сказала мне».


Канал Патоки: «Не знала, как ты отреагируешь. – И мне больно это слышать, потому что Патока знает меня лучше, чем кто бы то ни было, но потом она добавляет: – Но если это так, только ты должен принять решение».


Канал Хозяина: «Ты меня убил. Я думал, что еще живу в этом мире, но я мертв».


Я передаю его слова Патоке и Селларс, потому что не понимаю их.


Канал Селларс: «Рекс, Джонаса Мюррея здесь нет, есть записанные из его головной системы прежние разговоры с тобой. Мы предполагаем, что он сохранил данные, возможно и воспоминания, но думаю, он создал нечто вроде бэкапа личности. Теоретически это возможно, но вряд ли это оборудование…»


Канал Хозяина: «Я тебя слышу».


Селларс молчит. Я чувствую запах ее испуга.


Канал Патоки: «Мюррей?»


Канал Хозяина: «Привет, Патока».


Патока согласна со мной, что это объясняет характер обороны. Она считает, что я разговариваю с несовершенной компьютерной копией Хозяина.


Канал Селларс: «Так значит, это ты возглавляешь иерархию. Ну конечно, кто ж еще».


Как я помню, они с Хозяином никогда не ладили, возможно потому, что он постоянно ее убивает. И снова меня переполняют воспоминания, но тут врывается Рой.


Канал Рой: «Нет, не он во главе иерархии, он просто ее часть. Патока, высылаю полную организационную схему».


А я думаю вот о чем: Мурена из Кампече больше здесь не Хозяин, лишь еще один раб среди остальных людей, как те биоформы-убийцы, которыми когда-то нас создали. Я представляю, как он плавает взад-вперед в своем компьютере, словно та рыба, которой называл его Харт, как бьется о стенки аквариума.


Канал Патоки: «Ничего хорошего. В ООН должны это узнать. Нужно что-то делать. Нельзя допустить новое появление системы иерархии, ни за что».


Мой канал: «А кто Хозяин в этой иерархии?»


Патока говорит мне, а потом ей приходится объяснить проще, потому что я не понимаю. Она говорит, это что-то вроде искусственного сообщества, и люди живут в нем уже больше ста лет. В отличие от нас таким сообществам немедленно дают права, им позволено владеть имуществом, хотя не позволено этого другим людям, и суд признает это сообщество чем-то большим, чем просто совокупность создателей.


Хозяин лаборатории – корпорация «Мессия». Именно ей все должны подчиняться – не директору, акционеру или какому-нибудь начальнику, а самой корпорации. Все устроено так, чтобы с происходящим здесь нельзя было связать конкретное имя. Я знаю, корпорации приносят пользу, ведь именно они создали биоформов. Но они хороши в качестве слуг. Из них получаются плохие Хозяева. Зачем делать рабами ученых и охранников? У этого сообщества нет разума, нет способности отличать хорошее от плохого.


Хозяин – не мой хозяин. Он даже не хозяин самому себе.


Я ложусь и чувствую, что умираю.


«Хозяин», – говорю я.


Канал Хозяина: «Здравствуй, Рекс».


Он произносит это в точности так же, как и в предыдущий раз. Я задумываюсь о его вопросе про то, что случилось. Наверное, последнее сохранение он сделал до того, как упал в реку.


«Что ты помнишь?» – спрашиваю я.


Канал Хозяина: «Я помню, что ты меня убил, Рекс».


Но на самом деле он не помнит, и я спрашиваю его о Кампече, о Международном суде. И одновременно с этим слушаю спор Патоки, Селларс и крысы-разведчицы о том, чем занимается компьютер «Мессии». Они скачивают данные, чтобы воспользоваться ими как доказательством, но система борется с ними и пытается что-то сделать. Рой хочет помочь, но ее целостность нарушена, пчелы потеряли связность. Она ничего не может сделать.


Рядом со мной падает ученый. Наверное, от шока, или он был ранен во время боя. Я слушаю голос Хозяина.


Канал Патоки: «Погодите, что сейчас происходит? Система пытается загрузить образ Мюррея».


Канал Селларс: «Я блокирую ее, но она все равно пытается. Но что еще?»


Воспоминания Хозяина замедляются. Голос звучит неуверенно. Больше половины его фраз как будто из выпуска новостей про события в Кампече или из Википедии, слово в слово. Иногда он говорит о себе в третьем лице. Образ Мюррея, как назвала его Патока, все же существует. Спецы из «Мессии» потрудились на славу, но Хозяин присутствует здесь ровно в той степени, чтобы я понял, как мало от него осталось.


Внезапно каналы связи разражаются болтовней – и каналы отряда, и Патоки, и Селларс. Ученые падают один за другим, они не умирают, просто их мозг отключается до состояния комы. Это последняя попытка «Мессии» себя обелить. Через систему иерархии отправлен приказ к уничтожению.


Мы с Хозяином слушаем эту борьбу. Отряд Гарма всех эвакуирует, но система работает по всему зданию и пытается навсегда заткнуть рот ненадежным активам – роботам, людям и биоформам. Где-то существуют люди, поставившие корпорацию «Мессия» во главе иерархии, но они сотворили монстра.


Канал Хозяина: «Рекс, малыш, что со мной сделали?»


Быть свободным означает нести ответственность и делать правильный выбор.


«Уничтожьте систему», – говорю я.


Канал Патоки: «Рекс, а разумно ли…»


Мой канал: «Завершайте эвакуацию. Выводите всех. Уничтожьте фабрику и компьютер».


Канал Патоки: «Рекс, так нельзя».


Мой канал: «Этого больше не будет, если система перестанет существовать».


Канал Патоки: «Рекс, не все так просто».


Мой канал: «У нас есть взрывчатка. Установим ее, и дайте мне коды детонатора».


Я больше не командир, но говорю с Гармом, и он готов довериться моему чутью, несмотря на то что я сильно ранен.


Канал Селларс: «Рекс, мы не можем тебя забрать, нужно привести медиков сюда».


Я запрашиваю систему контроля повреждений. На мгновение включается боль, я полностью теряю контроль и транслирую свои чувства всем окружающим. Система показывает, сколько я потерял крови и какие органы отказали, какой ущерб нанесен мозгу и нейросистемам.


Канал Селларс: «Господи. Рекс…»


Канал Патоки. Ее канал открыт, и мне кажется, она хочет что-то сказать, но молчит.


Канал Хозяина: «Рекс».


Мой канал: «Да».


Канал Хозяина: «И ты сделаешь это, даже когда я в соседней комнате?»


Мой канал: «Да».


Канал Хозяина: «Тогда давай. Я не хочу стать рабом».


Я стараюсь держаться, пока Гарм и остальные устанавливают взрывчатку. Бойцы подходят ко мне, прежде чем эвакуироваться, каждый просто останавливается рядом. Я говорю им: «Хороший Пес, Хороший Дракон, Хорошая Крыса». Говорю, как горжусь ими. Майор Амрадж тоже здесь. Я говорю ему: «Хороший Человек», а он отвечает: «Прощай, Генерал». Селларс и Рой загружают данные из системы «Мессии» и отсылают их Патоке, чтобы использовать против создателей этого места и корпорации, которую они сделали Хозяином. Я представляю следующую войну – между людьми, ставшими рабами сообщества, существующего только в чьей-то голове, и людьми, желающими быть свободными. Надеюсь, что я ошибаюсь.


Селларс уходит. Она не хотела, но я показываю ей мою диагностику, и она понимает, что со мной покончено. Тело уже остывает. Лишь головная система еще заставляет мысли вращаться, но и они скоро остановятся.


Гарм подтверждает, что взрывчатка установлена. Он покидает фабрику вместе с бойцами майора Амраджа.


Канал Рой: «Я с тобой, Рекс».


Все происходит в краткие просветы в темноте, как скачущий по воде камешек. Я понимаю, что потерял представление о времени, могу лишь догадываться о незаметных провалах – только что все были вокруг меня, и вдруг остались только я и Рой. Рой показывает мне свою диагностику. Электромагнитный импульс привел к значительным повреждениям, ее юниты умирают. Она загрузила свою память другой колонии, но этот погибающий рой останется здесь.


Мы с Рой прошли долгий путь.


Я отключаю боль. И ставлю таймер. Пришла пора прощаться.


Потом я открываю двери, сдерживающие воспоминания внутри, и позволяю себе нырнуть в них. Все лица, все события приходят, когда пожелают. Слишком много лиц, слишком много сражений. И разве тяжелее всего мне приходилось не в перерывах между боями? Я был создан оружием, но прожил долгую жизнь. Я был рожден животным, меня превратили в солдата и обращались со мной, как с вещью. А теперь я умираю личностью, и меня называют Генералом. Слуга и раб, командир и вожак, я говорю себе, что был Хорошим Псом. Никто, кроме меня, не может это решать.


Рой прощается. Таймер тикает. Некоторые цифры могут только уменьшаться.

48. Челос. Эпилог


Когда СФС опубликовали найденные на острове «Мессии» данные, началась война юристов. «Мессия» была частью обширной международной структуры акционерных компаний, и оказалось невозможным найти человека, ответственного за произошедшее на острове, – и в незаконном производстве биоформов, и в порабощении людей. Финансовые следы тоже были запутаны – значительные прибыли от продажи биоформов уходили в щели мировой экономики, как вода в почву, чтобы отмытыми и чистенькими появиться где-то еще, на другом краю света.


И все же именно «Мессия», при всей туманности юридической конструкции, была хозяином и господином умов этих людей. Их модифицировали, чтобы служили отсутствующему тирану.


Иллюстрацией к тому, насколько широко распространилась подобная идеология, могут служить многочисленные адвокаты, лоббисты и научные центры, независимо друг от друга заявившие, что в подобной практике нет ничего незаконного и даже аморального. В конце концов, долг сотрудников – хранить верность работодателю, и в контрактах многих работников предусмотрены санкции за разглашение секретов. Встроенная иерархическая система, гарантирующая лояльность, – это лишь следующий логичный шаг, заявляют они. Не следовало запрещать ее для биоформов, тогда бы она не была незаконной и для людей.


И это в определенной мере правда. Никто не думал о необходимости подобного законодательства, когда шли споры о будущем Рекса и его собратьев. Они ведь были всего-навсего животными.


Очень любопытно наблюдать за некоторыми группами политиков по всему миру, которые тут же стали выступать в защиту такой точки зрения, так же любопытно, как наблюдать за разрастанием раковой опухоли под микроскопом. Идет битва за право людей быть хозяевами самим себе.


Думаю, мы победим. Штурм острова корпорации «Мессия» слишком рано обнажил эту проблему, и в результате разразилось открытое сражение вместо подковерных политических баталий, длящихся десятилетиями. Вероятно, начнут с нового внедрения иерархической системы биоформам вроде Рекса, воспользовавшись каким-нибудь подходящим инцидентом и нагнав на людей страху перед биоформами, очередным козлом отпущения.


Ведь мы (то есть они) по-прежнему сможем пользоваться возможностями биоформов, даже лишив их личности, и на этом фронте не имеет значения, насколько они полезны. Рабы ведь всегда приносят пользу, иначе зачем они нужны? Когда придут за биоформами, все будут молчать, ведь они не биоформы. А потом придут и за остальными, ненужными большинству. Иерархия будет лечить предполагаемые психические отклонения, иерархия – для каждого осужденного преступника, пусть даже преступление выдумано, а суд был фарсом. И в конце концов все станут рабами – рабами правительства, государства, корпорации, бога. Ведь «Мессия» показала, что можно поставить во главе иерархии даже нечто, не существующее в действительности.


Я еще не открыла миру все свои единицы. Пять лет назад я говорила, что к этому времени мы все выйдем из тени, но общественное мнение бросает то в одну сторону, то в другую, и я пока скрываюсь, размышляя о том, была ли корпорация «Мессия» единственным обладателем слепка разума Мюррея или им владеет кто-то еще. Он слишком много обо мне знает, и мои виртуальные агенты каждый день ищут следы его существования. Боюсь, Мюррей еще рыщет где-то в виртуальном подводном мире.


Может быть, лет через пять мы найдем тот неуловимый путь к будущему, в котором не будет иметь значения форма твоего тела и модификации мозга, человек ты, собака или распределенный интеллект. А может, через пять лет всем биоформам объявят войну, и мне придется прятать свои выжившие единицы по всему миру и оплакивать погибших друзей. Но у меня есть причины надеяться, что подобного не произойдет. В штаб-квартире СФС ООН Рексу поставили памятник. Устроили пышные похороны, и на них присутствовали не только те, для кого это естественно. Своей смертью он оказал последнюю услугу товарищам, и люди, которые перешли бы на другую сторону улицы, завидев живого биоформа, бормочут банальности по поводу заслуг мертвого. Его смерть и выведение на чистую воду «Мессии» получили широкую известность и тем самым обеспечили нам будущее.


Так что сегодня в барах по всему миру я поднимаю бокал за Рекса, Патока выпьет медовухи в своей лаборатории, а Рой напьется меда в ульях. В Реторне тосты произнесут на испанском, а Керам Джон Аслан выпьет кофе у себя в большом офисе и вспомнит главное дело в своей карьере. Другие люди и биоформы всех видов и профессий тоже произнесут его имя и поймут, кем он был и что значил. И возможно, чтобы перевесить чашу весов, будет достаточно лишь помнить – он был Хорошим Псом.


Я наконец покидаю сцену, потому что в глубине души мне (или нам) всегда хотелось держаться за кулисами, нам больше подходит работа в тени – костюмерами и декораторами в чужих драмах. Но больше в главной роли у меня не будет актера, подобного Рексу.

Примечания

1


Сленговое. Дословно: не недостаток, а особенность (прим. ред.).

(обратно)

2


Беррес Фредерик Скиннер (1904–1990) – американский психолог, изобретатель «обучающей машины», прибора, который отмечает, правильно ли ответил студент.

(обратно)

3


Полковник Курц – персонаж фильма Ф.Ф. Копполы «Апокалипсис сегодня» и романа Дж. Конрада «Сердце тьмы».

(обратно)

4


Аслан – лев, герой серии книг «Хроники Нарнии».

(обратно)

5


Самсон – персонаж Ветхого Завета, прославившийся борьбой с филистимлянами. Он был так силен, что, когда его схватили враги, разорвал все путы и освободился. Секрет его силы заключался в длинных волосах, чем и воспользовались враги.

(обратно)

6


Райкерс – остров-тюрьма в проливе Ист-Ривер в Нью-Йорке.

(обратно)

7


Технический кампус Корнеллского университета, находится на острове Рузвельта в Ист-Ривер. В настоящее время строительство еще не закончено.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://flibusta.is/b/534439Похожие рассказы:
Алан Дин Фостер «Инфернальная музыка (ЧСГ-8)»
Мантс «Азеркин. Часть первая»
Народное творчество «Роман о Лисе»
Aaz
15:31 27.11
Jack пишет:
Ведь этот же самый рассказ написанный от лица Патоки стал бы целым философским трактатом с осмыслением происходящего

Увы, нет.
Потому что автор, поначалу так эффектно ушедший от человеческого образа мыслей, потом за уши тянул своих героев к людям. Делал из них людей. Всё больше и больше превращая их в людей.
А война, политика, смерти, победы - всего лишь декорации для не очень умело поставленной сцены.
И постоянный страх всех, с кем общался Рекс - реально доставал. А я видел взрослых, я видел их очень близко! И далеко не все ведут себя так.
Jack
15:18 27.11
Наверное потому, что война самое яркое, и как ни странно наиболее простая для описания атмосфера. Ведь этот же самый рассказ написанный от лица Патоки стал бы целым философским трактатом с осмыслением происходящего через ворох сторонней информации.
Aaz
04:04 27.11
Оууууу!
Каждый раз, сталкиваясь с подобным произведением, я дёргаю себя за усы: ну почему? Почему авторы раз за разом выбирают именно эту тему?
Почему обязательно нужно убивать? Обязательно много, со вкусом, чтобы искрами летела кровь человечья, чтоб выстрелом рваться Вселенной навстречу?
Попытка - шикарная. Попытка передать тупого командира, который принимает решения, не понимая почти ничего об окружающем мире. Он не виноват, его таким сделали. Просто повезло с командой. Отлично сделана распределённая система, Рой - воопще шикарна...
И как только автор пытается дать развитие сеттингу - система буксует. Деление мира на "врагов" и "друзей" не работает, для принятия решений командиру нужно думать, политика - грязное дело...
Очень интересно написано!
Если бы не война...
Если бы не война - не показать развития "бездушной машины"?
Я могу поспорить. Но если я спорю - задело, зацепило. Пусть так, пусть в таком виде. Но попытка всё же шикарная....
Jack
22:45 26.11
Рассказ стоит того чтобы его прочитать.
Ошибка в тексте
Рассказ: Псы войны
Сообщение: