Айтбаев
«Трудовые будни дракона»
Скачать
#магия #юмор #фентези #романтика #приключения #хуман #дракон #NO YIFF

Трудовые будни дракона

Айтбаев М.А.



Глава 1.


Ну что же, начнем по порядку. Звать меня Драагирозиз, но для друзей просто Драг. И я дракон.

Тут все как обычно:

• Высота - 7 метров, если без хвоста, поскольку я прямоходящий, то рост беру от пяток до макушки, однако если прижмет, могу и на четвереньках бегать;

• две руки, две ноги, т.е. нижние и верхние лапы, и одна голова;

• кожаные перепончатые крылья - еще одна пара конечностей;

• хвост - с секировидным набалдашником;

• чешуя - очень прочная, а еще я умею менять ее цвет;

• рога;

• костяной гребень, верхом на мне не покатаешься, да и чешуя довольно скользкая;

• острые когти;

• зубы - моя неотразимая улыбка валит наповал всех, проверено временем;

• огненное дыхание, могу еще кое-чем плюнуть, но это козырь на экстренный случай;

Живу в пещере на опушке одного очень старого и небольшого, по здешним меркам, леса. Сам лес называется очень просто – Тихий. Лес очень древний, и о нем ходит огромное количество всевозможных слухов и легенд. Сам лес со всех сторон граничит с пятью небольшими королевствами.

К счастью, я тут живу уже давно и имею кое-какие договоренности с местными монархами. Они не трогают меня – я не трогаю их. То же самое касается и рыцарей, местные меня не трогают. Зато заезжие как услышат, что рядом живет дракон, у которого еще и богатая сокровищница, а это еще мягко сказано, сразу же с горящими глазами спешат сразиться с «ужасным-чудищем-терроризирующим-всю-округу!». Вот только обычно возвращаются только оруженосцы, и то до первой встречи с шайкой разбойников… Ну да ладно.

Рядом с пещерой течет ручей, за водой далеко ходить не надо. Ручей, кстати, впадает в довольно глубокое озеро, в котором водятся поистине монструозные рыбины. Сама пещера не сказать, что обширная, но и не тесная, мне хватает. Если что, ее можно и расширить.

В ее дальней стене можно заметить конструкцию из нескольких каменных дисков – кодовый замок моей сокровищницы. Замок простой и одновременно очень заковыристый. В сокровищнице я, разумеется, храню всякие ништяки: золото, драгоценные камни, магические артефакты, древние фолианты и книги, полудрагоценные и просто редкие металлы и изделия из них. И это далеко не все.

Все это добро охраняет огромное количество магических и механических ловушек. Но большая часть активируется только в случае, если туда попытаются вломиться силой.

Сам я занимаюсь всякой разной наемной деятельностью, от курьерских доставок для местных королей и лордов, до организации свадеб. То есть меня нанимают для спектакля: я похищаю определенный «объект» (с родителями все заранее обговорено и стража предупреждена), затем отношу ее (зачастую ЭТО) на ближайшую гору, высокий холм или в пещеру (как повезет), и мы спокойно (хотя часто они вопят, как ненормальные) ждем будущего жениха. Далее «жаркая» схватка со спецэффектами, после которой герой, сразивший «страшное чудовище» (а заодно и «сердце прекрасной дамы»), забирает свой приз, а я, потом, заранее припрятанный мешочек с оплатой. Была пара раз, когда я его не находил, или находил меньше оговоренного, и махинаторы горько об этом жалели.

Правда, в последнее время все больше заказов на романтические постановки. Прилетаю, забираю объект или объекты (не более двух) и лечу с ними по заранее составленному живописному маршруту, в конце которого приятная музыка, вкусная еда и сцена признания на фоне заката. Ррррромантики, чтоб их.

Еще меня частенько нанимают как телохранителя. А что? И выглядишь солидно, и за спиной ощутимая сила.

Сейчас я сам сижу, точнее лежу, у компа… Да, да у меня есть компьютер, если это можно так назвать. Хотя бы потому, что он магический. Купил я его у одного слегка двинутого мага, который в свою очередь достал его в каком-то другом мире. Сам комп представляет из себя здоровенный, синий кристалл, который проецирует иллюзии всех средств ввода-вывода информации. И еще он каким-то образом способен находить, и подключаться к любой информационной сети, а если в текущем мире оной нет, то находит ее в другом.

Вот только этот кристалл оказался немного бракованный. Он способен подключиться только к одной сети в каком-то отшибленном мире. Та еще помойка, если честно. Разобраться с их языками не составило особого труда, у компа есть отличная функция по снятию и записи языковых матриц.

Использую его, в основном, чтобы читать книги и комиксы, смотреть видосики, слушать музыку и залипать на котиков… В общем, делаю то, что делают 99% пользователей. Ну и недавно открыл для себя поваренные книги, я люблю вкусно поесть.

И вот я лежу и смотрю какой-то мультфильм. Предки, он явно создавался под кое-какими веществами. Однако он все же чем-то затягивал. На окружение я не отвлекался, ибо на пять километров окрест раскинулась мощная магическая сигнализация. А в теории магии я подкован лучше среднестатистического архимага в этом мире. Система распознавания «свой-чужой», подробная информация об объектах, все виды наблюдения и анализа… Вот только на всю эту красоту я убил целых пять лет, ибо с энергетикой дела у меня полный швах.

«Дзынь…»

Ну вот, накаркал. Итак… Кто-то незнакомый, своих система запоминает… Четверо… У двоих большое количество металла, причем не драгоценного… Защита от огня…

Итак, складываем два и два и получаем стандартных рыцарей-драконоборцев при оруженосцах, которые с вероятностью 99,9% идут сюда по мою душу. Если бы это был кто-то из местных, или по их указке, то ехал бы сюда сам, налегке и без свиты.

Эх… Итак, мульт на паузу, комп в сокровищницу. Сокровищницу запереть. Достать мешок, небольшую лопатку, веник и тряпку. Проверить свободное место в морозильнике, сегодня на ужин конина. Ну, вот и все. Дую пламенем на тыльную сторону левой лапы. Дедовский способ, однако 3-4 часа на нее можно спокойно принимать рыцарские пики. Как раз к этому моменту незваные гости подошли к краю поляны напротив входа в пещеру.

«Дууууууу». Так, кто-то дудит в рог…

- Выходи, чудище поганое, на бой смертный! Сразись с нами в поединке честном и ответь за злодеяния, тобою совершенные!

Угу, мало того, что обзываются, так еще за что-то на меня бочку катят. И я уж молчу про «честный бой», двое на одного. Ох, ща кто-то огребет…

«Дууууууу».

- Выхожу, выхожу, хватит дудеть!

Так, два «чайника», один из которых поспешно убирал рог, верхом на боевых конях, в отдалении пара пацанов на клячах с сумками и еще парой крепких коней, немного в мыле, запасные видимо. Отойдя метров на десять от входа в пещеру, я встал и скрестил руки на груди:

- Ну вот он я, и что делать будем?

«Чайники» переглянулись. Один из них, тот, что слева, начал обходить меня по широкой дуге. Спустя десять секунд игры в гляделки второй опустил пику, пришпорил коня и начал разгоняться. Видимо, все это время надеялся, что я первый брошусь на него. Краем глаза заметил, что второй также начал разгоняться. Понятно, пытаются взять меня в клещи, классика. По идее, второй должен зайти мне за спину, но из-за скалы, в которой находится моя пещера, у него это не выйдет, места для разгона мало. Так что попытается протаранить меня с фланга. Дилетанты.

Первый уже взял приличный разгон. От меня до него было где-то метров двести, так что доберется он раньше, чем второй. Несется во весь опор, пика направлена мне точно в живот. Правую ногу чуть назад, левую руку вперед, на уровень живота. Правую руку чуть поднять и напрячь, хвост отвести в сторону. Мгновения до столкновения. И раз!

Перед самым ударом отвести корпус чуть назад, тыльной стороной левой ладони отвести пику по касательной, и одновременно с этим, наотмашь хлестнуть правой рукой. Ладонь почти полностью закрыла всадника, отправляя того в полет со звуком ломающихся костей и сминаемого железа. Хорошо полетел… И два!

Левую руку назад, встретил ею пику. Пика в щепки, ух, больно! Тем временем хлестким ударом хвоста снизу-вверх отрубаю голову лошади.

А вы думали набалдашник у меня там для красоты?

Обезглавленная лошадь пронеслась мимо, и на подогнувшихся ногах кувыркнулась через голову вместе с всадником, я отчетливо услышал хруст сломанной шеи.

Ну вот и все. Хотя нет…

Найдя взглядом первую лошадь, поднял руку с вытянутым указательным пальцем и сконцентрировался. На кончике когтя появился небольшой, размером с горошину, шарик из сверхразогретой плазмы. Прицелился, свистяще-шипящий звук, и, пройдя пару шагов по инерции, лошадь пала, лишившись куска черепа.

Извини, копытное, но я тоже кушать хочу.

Почему я не сделал того же с этими двумя? В смысле не расстрелял магией издалека? Ну, во-первых, меня вызвали на «честный бой». Во-вторых, сделать это при помощи магии было бы совсем не интересно. И в-третьих, без внешней подпитки, то есть, без артефактов-накопителей, я мало что могу. Так, теперь оруженосцы… Смылись. Ну и демон с ними. Итак, пора посмотреть на трофеи!

Добравшись до первого всадника, валявшегося изломанной куклой, начал стаскивать с него доспех. Вы не подумайте чего, я некрофилией не балуюсь! Сняв доспехи, оружие и все более-менее ценное, проделал то же самое со вторым.

Хм, экипировка у них хоть и качественная, однако роскошью и изысканностью не блещет. Видимо, знатные отпрыски, которые слишком поздно родились. Таким обычно выдают меч, коня и отцовский напутствующий пинок под зад. Ну что же, зато никто не придет за них мстить.

Итак, мы имеем два довольно помятых комплекта лат, которые теперь можно смело пускать на металлолом, с кольчугами и поддоспешниками, два меча, два щита, топорик, пару ножей, стилет, пику, три нефамильных перстня, две серебряные подвески. Также содержимое двух кошельков. А это 17 серебряных и 53 медные монеты грубой чеканки. Не густо… Далее лошади. Одна уздечка, два седла, две попоны и примерно полторы тонны мяса.

Среди брони и оружия ничего достойного нет, значит, продам Густаву, кузнецу из деревни неподалеку, он с радостью скупает у меня такие вот трофеи. Седла и все остальное туда же. Ювелирные изделия оставляю себе.

Итак, с лошадей спускаем шкуру, потом загоню одному знакомому кожевнику, в той же деревне неподалеку. Сами туши потрошим, и оттаскиваем к ручью, там у меня специально выкопанная яма с проточной водой, пусть отмокают.

«Дзынь…»

О, ну кто там ещ… КВАКУИ!!! Опять?! Уже третий раз за месяц! Так, ладно, бегом назад. Трофеи в мешок, кровь подпалить, благо на поляне травы почти нет, почва слишком каменистая. Жмуриков кремировать. Прощайте ребята, я вас уже почти забыл. Пепел смести в ямку и закопать, пятно затереть. Теперь в пещеру, мешок и все остальное в угол. Схватить котелок, но сначала поджечь стопку дров под ним, теперь бегом к ручью. Плюх-бултых, теперь назад! Котелок на огонь. Далее, в котелок отправить немного травяного чая из мешочка, лежащего рядом. Фуф, успел!

Так, садимся…

5… 4… 3… 2… 1…

В пещеру с протяжным «ввввввввввааааАААААААА!!!» залетает рыжее непонятно что и липнет к моей ноге, при этом не переставая выть на одной ноте.

- Ну. И. Что. На. Этот. Раз?



Глава 2.


Итак, знакомьтесь. Вот это рыжее нечто звать Лорианна и она принцесса. Да, принцесса сама прибежала к дракону и ревет, вцепившись ему в ногу. И это уже третий раз за месяц!

Почему я это терплю? Привык. Мы с ее отцом, королем Мартином, давние друзья. И она так делает вот уже 30 лет. Хотя выглядит максимум на 18 лет. Весь прикол в том, что в их роду было много эльфов, отсюда и повышенная продолжительность жизни.

Мартин вообще мужик хороший, в людях разбирается. Страной правит уже более 80 лет, страна кстати, называется Орин. Налоги не дерет, о подданных заботится, кое-какие инновации вводит… Умудрился заключить несколько выгодных союзов, и торговые пошлины снизил до минимума, отчего всевозможным торговцам здесь очень нравится. Не подумайте, что он белый и пушистый. Если надо Мартин способен действовать быстро и жестко, и у него всегда наготове профессиональная вымуштрованная армия, о которую соседи уже не один десяток раз зубы ломали.

Когда родилась Лори, Мартин частенько нанимал меня сторожить ее, потому что тут сказался побочный эффект эльфийской крови - вместе с долголетием пришла и плохая рождаемость. Да и времена те были неспокойные, чуть ли не каждый день приходилось шугать наемных убийц, пока Мартин разбирался с очередным заговором. Сейчас уже все, слава предкам, утряслось. Но я уже успел стать «Добрым Дядей Драгом». И чуть что, это чудо сразу же со слезами бежит ко мне и ревет мне в ногу, руку, шею, хвост, в общем, что поймать успеет. Причем, пока не наревется, ее ломом не отдерешь.

До ее замка вообще-то довольно далеко, так что, следовательно, у принцессы где-то неподалеку должна быть точка привязки телепорта. Но вот хоть убейте, не могу ее найти! Я обшарил солидный участок в том направлении, однако так и не обнаружил это чертово заклинание! В итоге давно уже плюнул на это дело.

- ДадаДраааааг! (Дядя Драг)

- Ммм?

- Менамамазавужвыдааатхочеееееет! (Меня мама замуж выдать хочет)

- Ужас-то какой. Что, жених слишком некрасивый попался?

- Нееееонкрасииивыйиииумыыыый! (Нет, он красивый и умный)

- Тогда в чем проблема?

- Мееееещедугойнраааааавитсааааа! (Мне еще другой нравится)

Оооо, предки…

- Я. Я. Янизаугоговыбрааааааааать! (Я не знаю, кого выбрать)

Приехали.

- Хорошо, а я тут причем?

- ВААААААААААааааааааааа!

Предки, за что?! Она говорила почти тоже самое в прошлый и позапрошлые разы, правда женихов было сначала шестеро, затем четверо. Прогресс на лицо.

- Езеэтамисиаааааа!

А вот это что-то новенькое, хоть и не разобрал, что именно это значит. После этого пошло одно сплошное завывание.

Эх, осторожно потянувшись, снял с огня котелок с кипящим чаем и поставил рядом. Затем, кончиком крыла снял свою любимую кружку, висящую неподалеку. Зачерпнув ароматного напитка, поднес кружку к носу. Ммммм, чаёчек… Зеленый сбор в основном состоял из успокаивающих трав.

«Дзынь…»

О, а вот и наш верный телохранитель с сопровождением. Сэдрик не торопится, специально едет не спеша, чтобы гарантированно приехать уже после того, как у кое-кого закончится истерика.

Вкусный чаёчек…

Спустя пятнадцать минут вынужденного чаепития принцесса все-таки успокоилась. Вот уже сидит на полу, тихонько всхлипывая и вытирая лицо руками.

- Чай будешь?

- Угу…

Уже привычным движением подцепил кончиком когтя кружку со специальной полочки и макнул ее в котел. Слив немного лишнего чая назад, протянул кружку принцессе. Та, молча приняв посуду, начала его тихонько цедить.

- Успокоилась?

- Угу…

- И долго еще будут продолжаться эти смотрины?

- Еще неделю… Извини.

- Ммм?

- Просто эти смотрины, занятия, знать… Да и миссия эта… - Вот честное слово, иногда дитя дитём, плаксивое и избалованное. А через пять минут уже как будто другой человек, спокойный, собранный и… взрослый, что ли?

Я уж было хотел задать вопрос об этой миссии, из-за которой у нее походу нервный срыв случился, как в проходе пещеры появилась знакомая фигура Сэдрика.

- Здравствуйте, господин Драагирозиз. Принцесса, наконец-то я вас нашел. – Ага, причем чисто случайно.

- И тебе не хворать, Сэдрик. Чаю?

- Благодарю, но откажусь.

Сэдрик – чистокровный эльф, командир королевской гвардии, который уже несколько поколений верой и правдой служит королевской семье Орина. Помимо командования гвардией, он также является личным телохранителем королевских особ. Хладнокровен, хитер, безжалостен, не боится запачкать руки, исполнителен, пунктуален и верен. Да и прошлое у него, мягко говоря, мутное. Из «Зеленого моря», а это крупнейшее и самое могущественное эльфийское королевство, просто так с «меткой позора» не изгоняют. Нужно очень постараться, чтобы ее получить. Однако это не значит, что я ему не доверяю. Остроухий много раз на деле доказал, что к нему можно поворачиваться спиной. Но до тех пор, пока я не угрожаю королевской семье.

- Госпожа, ваши родители сильно беспокоятся о вашем состоянии и велели мне проследить, чтобы вы благополучно вернулись в замок. – С полупоклоном отрапортовал остроухий.

- Хорошо, Сэдрик. Спасибо за чай, Дядя Драг.

- Всегда пожалуйста.

- Да, господин Драагирозиз, его величество Мартин просит вас доставить этот пакет документов в Аттавию, лично в руки королю Бенедикту. – С этими словами Сэдрик достал из поясной сумки керамический цилиндр с печатью Орина.

– Оплата как обычно, вот аванс. – К цилиндру добавился заманчиво звякнувший мешочек.

- Хорошо, подожди немного. Ты же знаешь, мне нужно оформить заказ.

Итак, я достал из пространственного кармана огромную амбарную книгу, человека ею можно прихлопнуть как жука, и письменные принадлежности. Вместо пера и чернил я использую довольно интересную вещицу. Помимо подходящего размера, попробуйте найти перо под мою лапу, эта «авторучка» не использует чернила или графит. Она попросту выжигает буквы на бумаге, не повреждая её.

Открыв последнюю страницу на закладке «Курьерское», быстро заполнил информацию о заказе: отправитель-получатель, внешний вид объекта, сумма оплаты, свою подпись. После этого положил книгу перед Сэдриком, тот в свою очередь рядом с моей подписью поставил печать королевской семьи, и подтвердил его подлинность при помощи кольца-артефакта. Такую печать подделать невозможно. Закончив с формальностями и убрав рабочий инвентарь назад в карман, принял у Сэдрика аванс и посылку. Распрощавшись с принцессой и ее эскортом, и подождав, пока они не скроются за деревьями, я ломанулся в ближайшие кустики.

Мочевой пузырь уже на глаза давит!

Итак, заказ поступил, пора за работу. Открыв сокровищницу, с сожалением посмотрел на кристалл компьютера с мультом на паузе. Как хочется досмотреть серию… Прошел немного вглубь зала, попутно закинув в кучу всякой бижутерии добытые недавно кольца и подвески. Подошел к специальному постаменту, на котором стоит небольшой, по моим меркам, металлический сундучок. По всей его поверхности шел затейливый орнамент, состоящий из различных символов, геометрических фигур и непонятных рисунков. Откинув крышку, достаю оттуда шесть тонких серебряных пластинок, так же покрытых хаотичными узорами, и сразу заталкиваю их под чешую, в специальные подкожные кармашки на правой руке. Сами пластинки - это магические накопители, причем довольно мощные, а сундук – артефакт для их зарядки. За такой комплект любой архимаг готов продать всё свое имущество, включая душу. Как я уже говорил, без внешней подпитки мои магические возможности крайне ограничены.

Далее проверил свой пространственный карман. Помимо книги, «авторучки» и цилиндра с документами, там еще хранятся: недельный запас сухого пайка, различные медикаменты на случай ЧП и кое-какие инструменты, вроде небольшой лопаты, кирки и лома. Вообще, карман стараюсь держать максимально пустым, мало ли что может встретиться во время перелетов. Далее, в карман отправились еще десяток пластинок-накопителей, пара палочек экстренного возвращения (разломил, и я в своей пещере) и пригоршня монет на всякий пожарный. Пусть лучше будет, но не понадобится, чем отсутствует, когда нужно.

Вообще, если задуматься, то этот карман странная вещь. Чтобы положить или достать что-либо из него, если и требуется магическая энергия, то крайне мизерное количество. Вместимость кармана ограничивается лишь объемом помещенных туда предметов. Крупный мамонт, а они здесь водятся, в карман уже не поместится, но вот небольшой предмет того же веса – запросто. Из любопытства я прочел несколько книг на эту тему. Однако внятного ответа на вопрос, что же такое этот карман, так и не нашел. Ибо рассуждения писателей порой уходили в такие дебри метафизики, что мой мозг попросту отказывался воспринимать эту информацию. По крайней мере, я знаю следующее: он есть у меня с рождения, он работает. Остальное неважно.

Так, с этим закончили. После того как запер сокровищницу, взял мешок с наследством давешних рыцарей, и также отправил в карман. Глотнув на дорогу чая и закусив куском вяленого мяса, вышел из пещеры. Потянулся во весь рост, денек сегодня какой-то сумасшедший. Без лишних телодвижений свечкой ушел в небо. Набрав высоту, взял курс на северо-запад.



Аттавия находится строго на севере. Все королевство расположено на одноименном полуострове. Живет в основном морской торговлей и рыболовством. Также там производят отменное вино, ведь их винокурни считаются одними из самых лучших на континенте.

Но для начала мне нужно избавиться от лишнего груза. А для этого придется сделать крюк через Хмельник, это небольшая деревня, о которой я уже упоминал. Сама деревня находится на территории Серафского Папства. Небольшая, если сравнивать с соседями, религиозная страна, лежащая между Орином и Аттавией.

Вообще Сераф довольно интересное место. Как следует из названия, этой страной руководит не король и дворяне, а мощнейшая религиозная организация этого мира – «Церковь Десяти». Но что самое интересное – эта религия очень даже мирная. Никаких «Крестовых походов», кар язычников и обращения неверных, ибо всё это идет в разрез с их главными догматами. Но народную любовь они заслужили отнюдь не этим. Всякого, кто придет в их собор или монастырь, будь то последний нищий или благородный дворянин, сытно накормят, помоют и дадут переночевать на теплой кровати.

Также церковь тренирует паладинов. Странствующих воинов и боевых магов, основная задача которых выслеживать и уничтожать опасную нечисть, магов-отступников, опасные культы и слишком распоясавшихся разбойников. Паладинов почитают и уважают. Им может стать каждый, вот только есть небольшое НО. Претенденты проходят жесточайшую муштру, изнурительные тренировки и всевозможные виды обучения, от банальной грамоты до придворного этикета. В итоге паладином становится лишь один из сотни.

Их обучение заканчивается тайным ритуалом, подробности которого никому, кроме высших сановников церкви, неизвестны. После ритуала инициации, паладины получают одну особенность, из-за которой их становится невозможно с кем-то спутать. Глаза, как будто из жидкого серебра, без радужки.

Однажды один такой пришел к моей пещере. Но не для того чтобы подраться, а чтобы ночь переждать. Да и ливень тогда был знатный. От него-то я это все и узнал.

Также на территории папства расположена горная гряда, которая отделяет Сераф от Аттавии, богатая месторождениями серебра и железа. Настолько богатые, что, если верить слухам, нескольким гномьим кланам пришлось устроить небольшую войну, чтобы выяснить, кто будет разрабатывать эти месторождения.

Ну вот, собственно, в поле зрения показалась и сама деревня. Хмельник, небольшое поселение на полторы сотни дворов, является удобным перевалочным пунктом для тех, кто направляется из Орина в Аттавию и наоборот. В нем можно нанять проводника, который проведет через горы, или наоборот, отдохнуть после перехода. Также в нем находятся две постоянно конкурирующие пивоварни. Кстати, пиво у них неплохое…

Вопрос на засыпку - как отделить местных, в смысле коренных жителей деревни от приезжих торговцев и путешественников?

Ответ прост. Те, кто разбегаются при виде подлетающего дракона – приезжие. Местных таким уже давно не удивить.

Сделав круг над деревней, начал спускаться по спирали к кузнице на окраине, возле которой уже виднелась фигура кузнеца. Густав – огромный, под два метра, мужик с фигурой тяжелоатлета. Из одежды на нем были лишь сапоги, плотные штаны, кожаный фартук и толстые варежки. Картину органично дополняли густая черная борода до середины груди, при том, что на макушке у него не было ни волосинки, и перекинутая через плечо здоровенная кувалда.

- Добрый день, Густав.

- Здравствуйте, господин дракон, – не сказал, а скорее проскрежетал кузнец, он явно был не в духе.

- Что-то случилось?

- Да подмастерья мои, криворукие идиоты! Доспех испортили, теперь его заново перековывать! А ведь у меня уже нормальная сталь на исходе, – эк я удачно залетел…

- Хех, а у меня тут как раз есть пара помятых комплектов лат и кое-какое оружие. Качество так себе, но сталь добротная. Посмотришь?

- Это запросто! – оживился кузнец.

Кузнец поставил кувалду у стены кузницы и подошел чуть поближе. Я же, в свою очередь, достал мешок с трофеями из пространственного кармана, высыпал содержимое прямо перед ним и сел. Присев на корточки, кузнец начал осмотр, время от времени хмыкая и что-то бурча в бороду.

Невдалеке уже начала собираться небольшая толпа зевак, в основном местная детвора, однако среди них встречалась аудитория и постарше. Правда, за невысоким плетнем чуть в стороне засел какой-то уж очень нервный индивид и пытался судорожно взвести арбалет сидя. К счастью, к нему уже спешила местная милиция, дабы популярно объяснить всю степень абсурдности и опасности данной затеи.

После пятиминутного осмотра и сортировки Густав встал, выпрямился в свой немалый рост и подытожил:

- Ну что же, как вы и сказали, работа посредственная, но сталь хорошая. Найти бы этого кудесника да руки повыдергивать, такую сталь попусту переводить. Один комплект уже годится только на переплавку, а вот второй еще ничего. Поправить нагрудник и шлем, да застежки поменять. Оружие тоже неплохое, разве что пика слегка погнута и у одного меча проблема с балансировкой. В общем, я возьму все за… четыре с половиной золотых.

То есть 4 золотых и пятьдесят серебряных, очень даже неплохая цена.

За что мне нравится Густав, так это за честность. Вообще, оба комплекта лат стоят по четыре золотых каждый, не считая оружия. Однако учитывая их нынешнее состояние, за них не каждый торговец или кузнец даст хотя бы полтора.

- Шкуры я, пожалуй, тоже возьму. Нашего кожевника сейчас нет, уехал к родственникам, как вернется, закажу у него кожу для мехов. А вот насчет седел вам нужно к Моргану обратиться. У него в трактире такое не залеживается. Так, сейчас принесу деньги.

- Договорились.

Развернувшись к кузнице, Густав заревел так, что у меня едва уши не заложило:

– Лорин! Люций! Тащите сюда свои задницы, бездари! – из кузницы тут же выбежали два парня лет пятнадцати. Указав на кучу железа, кузнец проскрежетал: - перетащите все в кузницу, чтоб к моему возвращению здесь ничего не было, - парни бросились выполнять приказ, а Густав зашагал в сторону своего дома.

Конечно, приятно наблюдать, как кто-то пашет, но есть дела поинтересней. Например, послушать, о чем местные судачат. Чуть повернув голову к толпе, я напряг слух. Так, в основном обсуждалась моя персона, цены на зерно, бабы, строились различные гипотезы о происхождении моих, уже проданных, трофеев. О, а вот это интересно…

- Наставник, вам этот дракон странным не кажется? – чуть поодаль стояла пара паладинов, видимо наставник с учеником.

- Да, и что же? Будем считать это твоей проверкой на способность анализа ситуации.

- Ну, во-первых, он не нападает, а спокойно сидит перед кузницей, да еще и торгует. Во-вторых, говорит он уж очень правильно, обычно драконы даже пары слов связать не могут, в основном шипят и рычат. Ну и в-третьих, он явно передвигается на задних лапах, а не на четвереньках. Еще, кажется, он умеет цвет менять. На подлете был светло-голубого цвета, сейчас же он зеленый. Странно.

- И это значит…?

- Что… он с южного континента?

- Скорее всего, точно никто не знает. Но тамошние драконы действительно намного умнее наших, только с людьми контактируют крайне редко и с большой неохотой. Ты не знал, но этот дракон живет в лесу на западе уже более трехсот лет. Епископат велит его не трогать. Занимается курьерскими заказами и всякой наемной работой. Говорят, к нему даже короли обращаются.

- А доспехи и оружие тогда откуда?

- Скорее всего, остались от пары драконоборцев. Большинство из них ведется на рассказы о том, что у него, якобы, несметные сокровища припрятаны. Тех, кто на него нападает, он не щадит, однако и первым никогда не бросится.

- Учитель, может быть, он сможет помочь в наших по…

- Ззззздавайся, чудище! ИК! Я не пзволю тебе… ИК! разрушить этот город! ИК!


КВАКУИ! Заслушался тех двоих паладинов и не заметил, как ко мне подошел этот герой-алконавт.

- Да я тя… ИК! вот этим мечом… ИК! НА САПОГИ ПУЩУ! – мечом он называл столовый ножик, маленький такой, для резки овощей.

Толпа уже вовсю делала ставки на всевозможные виды казней, которые гипотетически ждут этого нахала. Причем о некоторых я и сам задумался. Тем временем, алконавт начал наступать. В смысле попытался, поскольку после третьего шага, к всеобщему разочарованию, упал лицом вниз и захрапел. Через несколько секунд к нему подскочила пара мужиков, одетых примерно также, и под народные смех и улюлюканье потащили своего товарища прочь.

Однако, это было еще не все. По дороге, разгоняя толпу, наперегонки неслись две повозки со здоровенными бочками, где-то на девятьсот литров каждая. Повозками управляли два пузатых пивовара. Подъехав к кузнице, они спрыгнули с повозок и, вопя в две глотки, подбежали ко мне:

- Господин дракон! Господин дракон!

- Пожалуйста, попробуйте моё Ячменное Вино!

- Не слушайте его! Эту мочу даже коза пить побрезгует! Лучше попробуйте мой Вишневый Ламбик!

- Это твоей дешёвой брагой только вредителей травить! Небось, там опять крыса плавает, как в тот раз?!

- И кто, интересно, мне ее туда подкинул?! А ну иди сюда!!!

- Да я тебя!!!

- А НУ, ЦЫЦ ОБА!!! – прогремел голос Густава, который только что вышел из своего дома.

- Ишь, устроили тут балаган рядом с моей кузней! Брысь отсюда оба, пока я ваши драгоценные бочки не разнес кувалдой!

- Густав, ну зачем же так категорично. Пожалуй, я воспользуюсь таким любезным предложением. Ведь дегустация будет абсолютно БЕСПЛАТНАЯ? – произнес я максимально доброжелательным голосом и мило улыбнулся, демонстрируя свои белоснежные зубки. От этого, пивовары икнув, дружно побледнели и синхронно закивали.

- Ну вот и славно, пожалуй, возьму обе и продегустирую их у себя в логове, в более спокойной обстановке. Ведь вы не против? – снова синхронное кивание. – Ну, раз так, это я забираю.

С этими словами я взял обе бочки с повозок и поместил в карман. Со стороны это выглядело так, как будто они выскользнули из моих рук и тут же исчезли, под дружный вздох толпы, которая до сих пор с вожделением на них смотрела. Хммм…

- Знаете, раз уж вы сегодня такие щедрые, то почему бы вам не угостить кружкой - другой пива всех присутствующих за СВОЙ СЧЕТ? Ведь вы же не какие-то там скряги, а то я их ой как не люблю… - И в доказательство похрустел костяшками пальцев, хруст получился смачный. Пивовары, побледнев еще больше, обреченно закивали.

- Вооооооо! – загудела толпа, окружая несчастных пивоваров, и подняв их на руки, понесла в сторону пивоварен.

Мда, дурдом на выезде.

- Черте что, – вторил моим мыслям кузнец.

- Зато в следующий раз дважды подумают, перед тем как попытаться на мне нажиться.

- Так, о чем это я? Ах да, вот ваши деньги, господин дракон.

Получив позвякивающий кожаный мешочек, протянул кузнецу палец, который тот с задумчивым видом пожал, явно пытаясь что-то вспомнить. После чего сразу же хлопнул себя по лбу:

- Вот ведь башка дырявая, совсем из головы вылетело! Господин дракон, тут ваш заказ пришел на неделю раньше, сейчас вынесу – с этими словами он удалился в кузницу.

Через минуту Густав вышел назад, неся на плече огромный сверток промасленной ткани:

- Вот, как заказывали.

Приняв сверток у кузнеца, развернул его. Под тканью был напильник. Очень большой напильник, который я сразу же проверил на своих когтях. Если их время от времени не стачивать, то они начнут расслаиваться, а это, поверьте, очень неприятно.

- Эх, если бы знал, то захватил бы свой старый. Хотя я его еще не до конца затупил. Ну ладно, спасибо тебе большое. Двину дальше, что-то подзадержался я здесь, а у меня заказ в Аттавии. И еще нужно седла продать.

- Не смею вас больше задерживать. Как я уже говорил, седла у вас может купить Морган.

Распрощавшись с Густавом, я направился в сторону местного трактира, пешком. Деревня не настолько большая чтобы лететь. Вот только в деревне подозрительно тихо. Звуки доносились только с тех направлений, где находятся пивоварни. Видимо, вся деревня туда сбежалась, узнав о халяве.

Добравшись до трактира, без лишних расшаркиваний продал Моргану все оставшиеся трофеи за пять серебряных, плюс взял кое-чего перекусить, а то весь день считай на голом чае. Подкрепившись парой тушек жареных поросят и бочонком эля, снова отправился в полет. Прикинув маршрут, понял, что до «Утеса буревестника», королевского замка, засветло добраться не успею.

Я, конечно, могу лететь и ночью, темнота мне не помеха, но не стану этого делать по ряду причин. Во-первых, не думаю, что королю, а в особенности его страже, понравится ночной прилет какого-то дракона, пусть и с явно важным документом. Во-вторых, о срочности Сэдрик ни словом не упомянул, да и не доплачивал. Ну и в-третьих, самое важное, у меня начало ныть правое плечо, и на горизонте уже видны грозовые тучи. А я не самоубийца, чтобы лететь в грозу.

На такой случай у меня есть несколько мест, где можно спокойно переночевать. Одно из них было чуть в стороне, но это некритично. Повторюсь, за срочность мне не доплачивали.

Местом для ночлега я выбрал придорожный трактир «Привал у гнома». Сам трактир располагается на одном из главных трактов Аттавии, и принадлежит, собственно, гному по имени Дирном. Тот еще мелкий жлоб, если честно.

Когда я добрался до трактира, небо уже основательно заволокло, поднялся ветер и были слышны раскаты грома. Приземлившись во дворе трактира, распугав при этом всех, кто там был, начал массировать ноющее плечо. Сразу же после этого входная дверь трактира распахнулась и на ее пороге появилась низкая фигура хозяина заведения. Коротышка, как всегда, был одет в кольчужную рубашку, грубые штаны и массивные кованые ботинки, на поясе висел неизменный топор, а в зубах здоровенная трубка.

Сделав глубокую затяжку и выпустив облако густого дыма, которое унесло назад в трактир, гном ухмыльнулся в свою ухоженную, рыжую бороду и нарочито вежливым каркающим голосом произнес:

- Ба! Вы только посмотрите, кто решил в кои-то веки заглянуть в мое скромное заведение. Что, погодка нелетная?

- Есть немного.

- Вам как обычно, или просто решили заглянуть и поздороваться?

- Как обычно.

- Деньги вперед! – с этими словами коротышка выставил руку ладонью кверху. На нее сразу же упал полновесный золотой.

Дорого? Это он мне еще скидку сделал, «из уважения»! Коротышка со всех дерет в три шкуры. Однако, еда тут всегда хорошая, двор и помещения – чистые, прислуга – вымуштрованная и солидная охрана.

Крякнув и убрав монету в карман, гном снял с пояса внушительную связку ключей и зашагал в сторону огромного амбара. Снял с входных дверей не менее солидный замок, открыл и с шутливым полупоклоном попросил пройти вовнутрь:

- Располагайтесь, уважаемый. Скоро будет готов ужин.

Грррр, вот иногда так и хочется взять и раздавить засранца. Вот только этого лучше не делать, иначе рискуешь нарваться на пресловутую гномью клановую месть. Коротышки кого угодно со свету сжить способны. Так что тут либо несчастный случай подстраивать, либо работать через третьи, а то и пятые руки. С последующим устранением посредников.

Амбар, как всегда, чистый, со свежей соломой, утепленными стенами и застекленными окнами. Просторный, высотой метров пять. Однако, чтобы пройти в него, мне все равно пришлось встать на четвереньки и прижать крылья. Обычно, Дирном селит здесь прислугу своих клиентов или тех, кто не в состоянии оплатить даже самый дешёвый номер в трактире.

Закрыв за собой дверь, щелчком пальцев создал небольшой магический светильник, который сразу же повис у меня над головой, и, отойдя к дальней стене, улегся на кучу соломы. Спустя пару минут по крыше забил частой дробью ливень, а через окна пробивались всполохи молний.

Через полчаса на небольшой телеге, которую толкала пара местных вышибал, привезли ужин. Запеченную целиком говяжью тушу, обложенную крупной картошкой, и бочонок темного пива. Поужинав, свернулся клубком на той же куче сена, накрыл голову крылом и потушил светильник. Гроза уже закончилась, однако дождь до сих пор, убаюкивая, мягко шуршал по крыше.

Какой-то сумасшедший денек выдался…



«Дууууууу».

Ух, демонов будильник...

- …ться будем!

Шарю лапой по полу, пытаясь найти треклятый музыкальный камень. Хм, вроде бы он должен издавать более мелодичные звуки… Не припомню, чтобы я стелил в своей пещере паркет, да и на соломе не сплю…

«Дууууууу».

Так, стоп. Начинаю потихоньку вспоминать. У меня заказ в Аттавии, нужно доставить документы. Вчера была гроза и я остановился в трактире у Дирнома…

«Дууууууу».

- Выходи на бой, ящерица!

Квакуи! Вечно им неймется, «чайники» даже тут меня в покое оставлять не хотят. А этот еще и обзывается. Так, а сколько сейчас врем… ДА ЧТОБ ЕГО *цензура* В *цензура* И *цензура* А ЗАТЕМ *цензура* ПРЯМО ПО САМЫЕ *цензура*!!! Только-только рассвело! Ну что же, круто ты попал, парень, но совсем не на ТВ.

Встав с кучи соломы, потопал к выходу, тихонько матерясь под нос и перебирая в уме всевозможные способы болезненных умерщвлений. Сжечь? Заморозить? Растворить в кислоте? Меееедленно отвинтить конечности?

Подойдя к дверям, встал на четвереньки и отодвинул задвижку, в голове только одна мысль – «Убью засранца!». Сразу после того, как я распахнул двери амбара, моему взору предстала следующая картина: посреди двора стоит рыцарь, полный латный доспех, причем очень похожий на те, что я вчера продал Густаву, в правой руке шлем, в левой боевой рог, рядом воткнут двуручный меч. А позади один из вышибал Дирнома, с помятым лицом, заспанными глазами и занесенной для удара дубиной.

Глухое *Бам*, и «чайник» валится в грязь как мешок с го… пардон, картошкой. Отсалютовав мне дубиной, вышибала взял за ноги нарушителя утреннего спокойствия и потащил за трактир, в сторону выгребных ям.

На пороге за всем этим также наблюдал и сам Дирном, куря свою трубку. Сомневаюсь, что он проснулся из-за недавнего музыкального номера. Для гномов вообще в порядке вещей спать по 3-4 часа в сутки, да и к тому же профессия обязывает.

- Эк, расшумелись тут с утра пораньше. Небось, всех постояльцев перебудил. Что, твой знакомый?

- Нет, - ответил я, массируя глаза. – Может из твоих постояльцев?

- Не припомню таких. К тому же все постояльцы должны сдавать все оружие и броню в хранилище. И еще, ты видел, во что он был облачен? Позор тому кузнецу, что пустил такой качественный металл на такое непотребство! Ну да ладно. Завтрак заказывать будешь или дальше полетишь?

Вместо ответа в сторону гнома полетела очередная золотая монета, которую тот ловко поймал и спрятал в карман. Затем выбил трубку о косяк, крякнул и произнес, разворачиваясь к входу:

- Сейчас распоряжусь о завтраке.

Вообще не выспался. Однако и сна уже ни в одном глазу. Если сейчас попытаться уснуть, то в итоге не получишь ничего, кроме головной боли. Ладно, и то плюс, удастся раньше добраться до «Утеса буревестника».

Тут ко мне подкатила телега с парой бочек ледяной, колодезной воды, которые я сразу же выплеснул себе на морду. Ух, хорошо! Затем высушил землю вокруг специальным заклинанием и принялся за свою стандартную утреннюю зарядку: 50 раз отжаться на руках, 50 на крыльях, 50 приседаний, пресс 50 раз, 10 кругов бегом вокруг территории трактира и еще 4 дополнительных круга на «полном приводе», т.е. на четвереньках. И за всем этим во все глаза наблюдала свободная прислуга и некоторые проснувшиеся постояльцы. Хотя, честно признаюсь, до того, как я перебрался сюда, три сотни лет назад, во время зарядки я делал в разы больше упражнений. Но и жизнь у меня тогда была не сахар. Так что для поддержания формы и такая сгодится.

Как раз к тому моменту, как я закончил упражнения, мне подали завтрак. Несколько казанов тушеного мяса, пара булок хлеба исполинского размера и бочонок эля. Странно, что-то гном расщедрился. Позавтракав и, на всякий случай, оставив пять серебряных «на чай», отправился дальше.

До замка короля Аттавии добрался ближе к полудню, благо ветер был попутный. Однако лететь в сам замок не стал, стража тут нервная. Вон уже кипиш на стенах, заряжают баллисты, катапульты, луки, арбалеты… Шкуру навряд ли пробьют, но вот перепонки на крыльях попортить могут. К счастью, не первый раз здесь бываю.

Сделав несколько кругов над замком, на достаточном расстоянии, чтобы по мне огонь не открыли, начал семафорить чешуей. Точнее менять ее цвет. Сначала сменил цвет на черный, затем на ярко белый, кислотно зеленый, и, чтобы наверняка, фиолетовый в оранжевое яблочко. После вернул чешуе нормальный цвет. Кипиш на стенах по большей части стих, но не прекратился. Мало ли, вдруг внезапно объявился еще один такой дракон-хамелеон?

Ну что же, теперь можно и садиться перед воротами. Здешние не любят, когда кто-то, а в особенности большие и чешуйчатые, садятся сразу за стеной.

Сразу после того, как я приземлился перед воротами, с дозорной площадки раздался юношеский скорее вопль, чем стандартный вопрос:

- Стой, кто идет?!

Без комментариев…

Тут же послышался характерный звук хорошего подзатыльника. Спустя пару минут ожидания ворота открылись, и ко мне на встречу вышел верховный распорядитель королевского двора Коннет.

- Добрый день, господин Драагирозиз, могу я узнать цель вашего визита? – спросил распорядитель.

- Добрый день, распорядитель, у меня пакет документов от короля Мартина, - с этими словами я продемонстрировал керамический цилиндр с печатью Орина. – Велено передать лично в руки королю Бенедикту.

После небольшой паузы и беглого осмотра посылки распорядитель покачал головой:

- К сожалению, король Бенедикт утром отправился со своей свитой на королевскую охоту.

- Блеск… Куда именно они направились?

- Западные охотничьи угодья.

- Ну, что же, в таком случае, прошу, поставьте печать для подтверждения доставки, ведь, полагаю, у короля нет с собой необходимых принадлежностей, кроме кольца-регалии?

- Да, это так.

После этого я протянул распорядителю книгу, отрытую на нужной странице. Быстро ознакомившись с записью, Коннет поставил печать Аттавии рядом с аналогичной печатью Орина. Осталось только подтвердить кольцом-регалией короля. С этим разобрались, осталось только найти короля, отдать посылку и забрать свои деньги.

Распрощавшись с распорядителем и немного отойдя от ворот, сразу же отправился на запад, в королевский лес. В принципе лететь всего ничего, но территория охотничьих угодий немаленькая. Так что пришлось разворачивать специальное поисковое заклинание. Я его создал, когда работал над своей сигнализацией. Фактически, это автономная версия её модуля обнаружения и распознавания, хоть и слегка упрощенная. Так… различные животные… это, похоже, пара егерей на патруле… стая оленей… что-то мелькнуло… АГА! Свора гончих гонится за оленем. За ними всадники и еще егеря, среди всадников присутствует метка Бенедикта. Попались.

Хм, странные колебания в заклинании, видимо, король взял с собой придворного мага. Ну да, вон пытается определить источник, то есть меня. Не буду ему мешать. Небольшое оживление, видимо королю сообщили о воздушном наблюдении. Бенедикт не дурак, он в курсе, что только одно существо может провернуть такое.

Как я и ожидал, небольшая группа отделилась и движется к ближайшей поляне. Я доберусь до нее раньше и подожду. Спустя десять минут после моего приземления, на поляну вышли несколько всадников. Король был среди них, его фигура возвышалась над остальными. Не удивительно, ведь в нем было под два метра ростом. Оставив сопровождение на краю поляны, Бенедикт приблизился ко мне:

- Здравствуйте, господин Драг. Чем обязан?

- Привет, Бен. – я достал запечатанный цилиндр и протянул ему. – Тебе пакет документов от Мартина.

- От Мартина? Хорошо, печать поставили?

- Да, тебе нужно только подтвердить. – я протягиваю раскрытую книгу. – Как семейство?

- Диана как раз в прошлом месяце отбыла вместе с Лираном к Мартину на смотрины.

- То-то я думаю, почему за последний месяц Лори ко мне уже трижды бегала пореветь.

Вообще, королю не пристало проявлять подобную фамильярность к кому бы то ни было, кроме семьи. Однако именно благодаря мне Бенедикт сумел жениться на Диане, и именно он первым заказал у меня не стандартный спектакль с похищением принцессы, Диану таким было не впечатлить, а первый романтический полет. Да и шансов у Бена тогда было немного, на нем с детства закрепился ярлык верзилы-качка, с мышцами вместо мозгов. Хотя котелок у него варит как надо, его отец хорошо поднатаскал парня в политике и торговле.

Поскольку это был первый подобный заказ, без отработанной схемы, пришлось попотеть. Сначала пару недель составлять маршруты полетов, затем спорить до хрипоты с родителями по поводу меню и музыки, и нужны ли они вообще. Отец Бенедикта был тот еще торгаш. Еще нужно было что-то придумать с перевозкой пассажиров. Верхом не вариант, у меня там сплошной костяной гребень с довольно длинными шипами, а спиливать некоторые под седло… нет уж, спасибо. Пришлось сделать специальные перчатки-кресла.

Почему я так старался ради влюбленного дылды-романтика? Ну, во-первых, мне самому было интересно, первый подобный заказ как-никак. Во-вторых, мне его было чуточку жаль. Ну и в-третьих, и самых главных, ПЯТЬСОТ ЗОЛОТЫХ! Я за стандартный заказ на похищение обычно брал от сотни до двухсот, а тут сразу полтысячи. Причем родители сами взяли на себя все сопутствующие расходы!

В общем, без лишней скромности, заявляю – все прошло идеально. Погода была отменная, маршрут проработан до мелочей, еда одобрена, спасибо интернету за большинство рецептов, и признание в лодке посередине небольшого горного озера состоялось. Я еще на воду наложил специальное кинетическое заклинание, которое делало поверхность гладкой как зеркало, отчего казалось, что лодка плывет среди звезд. В общем, клиент созрел, и в скором времени Бен с Дианой сыграли свадьбу. Угадайте, кого туда пригласили в качестве шеф-повара? Но я отвлекся.

После подтверждения печати и передачи посылки, мы с Беном еще несколько минут поболтали о том, о сём, и распрощались. Правда, перед отлетом, Бенедикт меня предупредил:

- В последнее время тут начало объявляться довольно большое количество драконоборцев. Расспрашивают местных, не видели ли они поблизости драконов. Для бедных дворян или искателей славы их многовато. Большинство ведет себя скорее как наемники, нежели рыцари…

- Дай угадаю, у них у всех экипировка среднего качества, но из дорогой стали?

- Да, уже встречался с ними?

- Вчера прихлопнул парочку, и еще с одним сегодня утром разобрались вышибалы из «Привала у гнома».

- Понятно. Увы, законов они не нарушают, так что поделать с ними я ничего не могу. Так что будьте осторожны.

- Хех, за меня особо переживать не нужно. Лучше постарайся выяснить, кто они и откуда. Небольшая армия неплохо экипированных наемников — это уже как минимум странно.

- Полностью согласен. Ну что же - попутного ветра.

- И тебе удачной охоты.

Попрощавшись с Бенедиктом, взлетел и направился прямиком на юг. Заказ выполнен, пора забрать оплату.



Небо – ясное, горизонт – чист. Ветер, правда, немного встречный. В общем, к ночи доберусь до своей пещеры. Нормально отдохну, поем и направлюсь прямиком в Антос, столицу Орина, за оплатой. Если по пути какая-нибудь фигня не случится.

Однако, спустя несколько часов полета, пролетая над небольшим лесом, я почувствовал ЭТО. Зависнув на месте, начал оглядываться в поисках хоть какой-нибудь поляны, мало-мальски пригодной для посадки. Такая нашлась примерно в километре восточнее. Даже не поляна, а скорее небольшое болотце. Ну ладно, главное, что деревьев нет. Думаете, мне приспичило? Отнюдь. Все это я делаю в воздухе, причем на приличной высоте. А приземлился я по другой причине, не менее важной.

Приземлившись даже не в болотце, а в грязную лужу, распугав при этом кучу жаб, двинулся назад в лес, в том направлении, откуда прилетел. Спустя примерно полчаса лавирования между деревьями и преодоления буреломов, я, наконец, добрался до ЭТОГО места. Небольшой, поросший травой и кустарником овраг. Спустившись в него и найдя примерное место, выдрал несколько мешающих кустов орешника, достал лопату из пространственного кармана и начал копать. Благо тут всего каких-то три-четыре метра земли и глины, даже лом с киркой не пригодились.

Спустя десять минут ударного труда лопата обо что-то звякнула. Отложив инструмент в сторону, расчистил дно руками и, найдя за что ухватиться, вытащил из ямы довольно увесистый, кованый сундук. Поставив его на землю, первым делом проверил на наличие магической защиты. И она была, только защищала не от воров, а от коррозии. От первых должен был защищать навесной замок, от которого осталась одна лишь дужка, остальное сгнило.

Ну что-же, поскольку магических или механических средств защиты не наблюдается, сгнивший замок и антикоррозийка не в счет, можно и во внутрь заглянуть. Аккуратно подцепив крышку когтями, заглянул вовнутрь… ДЖЕК ПОТ!

Небольшие слитки золота и серебра, на глаз килограмм пятьдесят, металл высшей пробы. Различные ювелирные украшения. Довольно большая россыпь разных драгоценных камней: алмазы, сапфиры, изумруды, рубины, хризолиты, топазы и т.д. Все очень даже неплохой огранки и более пятнадцати карат каждый! Еще два необработанных кристалла турмалина и берилла, просто колоссального размера. Также в сундуке лежали какие-то свитки, они очень хорошо сохранились, пара договоров, небольшое генеалогическое древо и долговая расписка. Записи сделаны на очень раннем местном диалекте, сундук пролежал здесь как минимум шесть сотен лет. Еще парочка богато украшенных бронзовых кинжалов и статуэтка в виде женской фигуры из драконьего рога, очень искусная резьба. В стенки сундука вделаны несколько кристаллов горного хрусталя - накопители, поддерживающие защитное заклинание, и почти пустые.

И жемчужиной сего изобилия является книга, явно магический гримуар. Характерные узоры, богато украшенная, страницы из плотного пергамента с парой зачарований для их сохранности. Вот только пробежавшись взглядом по отдельным страницам понял, что кроме красивой обложки книга ничего из себя не представляет. Практически все формулы и заклинания в данной книге либо неработающая белиберда, либо простая показуха, либо нестабильные заклинания, которые опасны скорее для самого заклинателя, нежели для цели заклинания. Не удивлюсь, если последний владелец данной книги сам же себя и подорвал. Нет, тут могут попасться и вполне нормальные, работающие плетения, вот только, скорее всего, они будут морально устаревшими, наука и прогресс не стоят на месте. Ну что же, подписать «Книга анекдотов» и можно подарить какому-нибудь магу по прямому назначению, почитать и поржать.

Закончив осмотр содержимого, закрыл сундук и убрал в карман. Мда, из-за пивных бочек он уже почти наполовину заполнен. Почистил лопату и убрал ее вслед за сундуком. Находясь в приподнятом настроении и насвистывая веселую мелодию, двинулся назад на поляну. Взлетев, снова взял курс на свой дом. Остальная часть пути, к счастью, прошла без происшествий.

До своей пещеры мне удалось добраться раньше, чем рассчитывал, даже если учесть незапланированную остановку для выкапывания клада. Мне удалось поймать хороший воздушный поток, из-за чего моя скорость выросла почти вдвое.

Первым делом забрал конские туши из ручья. Вода проточная, холодная, да и защита от падальщиков имеется, ничего с ними не случилось, в общем. Возиться с мясом сейчас вообще никакого желания нет, так что просто закинул их в морозильный ящик. Бочки с пивом поставил в кладовку. Далее положил дров в очаг и поставил греться мясную похлебку, попутно подхватил котелок с остатками чая, вышел из пещеры. Вернулся к ручью, вымыл котелок и заново наполнил свежей водой. Вернулся, поставил чай, уже из другого мешка, и направился в сокровищницу.

Деньги в одну кучу, все пластинки-накопители в зарядник, палочки экстренного возвращения тоже долой. Теперь сундук. Золото к золоту, серебро к серебру, также как и камни. Ювелирные украшательства потом рассортирую по типу и цене, кинжалы к остальным подобным ножикам, свитки стопкой в специальный шкафчик, и поставить соответствующую бирку с датой и кратким описанием, статуэтку и необработанные минералы на стеллаж к остальным пылесборникам, книгуууу… в кучу хлама. Ну, вот и все. Выходя из сокровищницы, захватил комп.

Доел похлебку, запил чаем, грязную посуду сложил в углу у входа. Сытый и довольный, я отправился в дальний угол и развалился на своей кроватке, точнее на нагромождении мягких ковров и одеял, и включил комп. Эх, лепота-то какая…

Наконец-то досмотрел мульт, потом полазил немного по интернету, посмотрел новости, хорошо, что я не живу в том мире, видосики, обновления на некоторых сайтах, послушал музыку и лег спать. Но перед этим отключил будильник, просто так, на всякий случай. После чего привычно свернулся клубком, накрыл голову крылом и полетел в далекую страну снов.

Проснулся я где-то в начале девятого, если верить моим внутренним часам. Что снилось, не помню, какая-то непонятная каша из невнятных образов, с легким налетом эротики, которая спустя пару минут после пробуждения напрочь выветрилась из головы. Встал с кровати, зевнул и потянулся всем телом. Проверил логи сигнализации, никаких ночных визитеров не было. После этого достал из кладовки несколько мешков с овсяной крупой, сухофруктами, орехами, солью, рафинированным сахаром, мешок ароматного кофе грубого помола, еще один котел и небольшую, по моим меркам, турку из кованой меди. Мешки оставил у очага, а посуду забрал с собой к ручью. Умылся, наполнил котел и турку водой и вернулся в пещеру.

Сложил дрова в очаг и поджег. После того как они разгорелись, поставил над огнем треногу, на которую подвесил котел, чтобы вода начала нагреваться. После этого вышел из пещеры и начал свою привычную утреннюю зарядку «четыре по пятьдесят». Перед пробежкой проверил котел. Закипел. Засыпал в котел овсянки, соль-сахар, сухофрукты и орехи. Затем провел когтем по рунам на ободке котла, отчего те засветились. Теперь время от времени он будет вибрировать, и внутри появится небольшое течение, перемешивающее содержимое. Это позволит каше не пригореть и равномерно прогреваться. И после того как завтрак будет готов, тренога сама отойдет от огня. Ну все, пора на пробежку.

После полутора десятков кругов по специальной лесной трассе, вернулся в пещеру. Каша уже готова, руны на котле погасли. На место отошедшей треноги поставил специальную подставку-плитку, пусть нагревается. Далее в турку отправилась пара ложек кофе и раздробленный в песок кристалл сахара. Все тщательно перемешано и поставлено на нагретую плитку. Затем сходил за буханкой хлеба и компом, принялся за завтрак. Приятного аппетита.

После завтрака убрал мешки назад в кладовку, собрал всю грязную посуду и перемыл в ручье. Также отправил в кладовку. Попутно проверил запасы, мука на исходе. Как раз загляну на мельницу неподалеку; на обратном пути прикуплю пяток мешков. Потушил очаг, надо будет потом почистить, многовато золы. Взял комп и пошел в сокровищницу, оставил его там. Взял стандартный запас магических накопителей, деньги, палочки-выручалочки. Запер, вышел из пещеры и как всегда свечкой ушел в небо. Взял курс на юго-восток, в Антос.

До города добрался уже после обеда. Чтобы не пугать местных жителей «нападением дракона» я активировал два заклинания. Первое оповестит придворных магов о моем приближении, второе сделает меня полупрозрачным, на солидной высоте и при моей скорости с земли меня почти невозможно будет рассмотреть. Сам замок расположен на холме, а весь город расходится от него концентрическими кольцами. Город можно условно разделить на несколько частей. Сначала район перед первой крепостной стеной, там живут обычные крестьяне, которые работают на полях за городом. За стеной уже начинается самый большой и разношёрстный район, в котором встречаются и рыночные площади, и кварталы ремесленников, и средних и зажиточных горожан, лавки и всевозможные гильдии. Далее, за второй стеной, идет квартал знати: богатые дома, усадьбы, поместья, парки, все как всегда, в общем. Там же располагалась и здешняя магическая академия. Затем идет сам королевский замок. От остального города его отделяют самая внушительная стенка и несколько крепостей, в которых расквартированы верхушка армейского командования, городской гарнизон и королевская гвардия.

Сделав несколько кругов вокруг замковых стен, увидел на одной из них гвардейца, высматривающего что-то в небе, или точнее будет сказать «кого-то», и держащего копье с повязанной на его конце синей тряпкой. Синяя тряпка означает, что те, кому нужно, обо мне уже знают. Если бы была серая, значит, меня не ждут, но рады видеть. Черная – загляните попозже. Пролетел над гвардейцем так, чтобы он меня увидел, но его самого при этом со стены не снесло, а то бывало так, что они там до ночи меня высматривали, пока начальство не давало отбой.

Приземлился на площади перед замком. Там меня уже ждал канцлер Лазарь, который одновременно был еще и главным придворным магом и директором академии, вместе с еще одним гвардейцем, который держал поднос с небольшим мешком. После обмена кивками, я продемонстрировал Лазарю запись и печати в книге, свидетельствующие о выполнении заказа. Скользнув по ней взглядом, канцлер кивнул гвардейцу. Тот подошел и протянул мне поднос с оплатой. Взял мешок, поподкидывал его в руке… и выразительно глядя на Лазаря вернул назад на поднос. Ничего не понимающий гвардеец вернулся к канцлеру. После краткого осмотра мешка Лазарь схватил гвардейца за ухо и что-то в него прошипел, подкрепляя это гулким стуком своего посоха о землю. Побледневший словно мел, несчастный тут же исчез в неизвестном направлении. Мы с Лазарем остались одни.

- Хорошая погодка – сказал я беззаботным голосом, смотря в небо.

- Воистину – ответил канцлер, погружаясь в свои мысли и поглаживая довольно длинную бороду.

Спустя пару минут прибежал другой гвардеец с подносом. Проверив мешок, Лазарь кивнул и передал его мне. С этим все в порядке, недостачи не было. После еще одного обмена кивками, отошел от них, накинул маскировку и взмыл в небо. Теперь осталось только заскочить за мукой, и все.

Спустя несколько часов я добрался до небольшой деревни, где обычно покупал муку. К моему удивлению, меня встретил не мой знакомый мельник, а староста, который сразу же бросился ко мне с криками:

- Господин дракон, вас сами боги послали! У нас беда!

О, предки…



«Золотые поля» - деревня чуть больше Хмельника, на многие мили вокруг она окружена сплошными полями разных зерновых культур. Здесь впервые по указу короля Мартина начали заниматься целенаправленной селекцией и выведением новых сортов зерновых. А также начали использовать новые методы посева и орошения полей. Зерно и мука отсюда идут во все концы королевства, в том числе и в королевский замок. В самой деревне постоянно базируются маги-практиканты, а в крепости неподалеку - солидный гарнизон солдат и управляющий этими землями граф А?ттос.

Мука здесь всегда отличного качества и относительно недорогая, и не только пшеничная. Любые злаки на любой вкус. В принципе муку я здесь начал брать еще задолго до инноваций Мартина. Старосты здесь всегда были башковитыми ребятами. Они довольно быстро смекнули, какие плюсы открывает дружба со мной.

Ну и вот, не так давно старый староста отошел в мир иной и его место занял сын, вроде его зовут Ната?н, который сейчас стоит передо мной, машет руками и тараторит что-то несвязное, а в глазах паника пополам с отчаянием. Чтобы вставить хоть слово, пришлось на него рявкнуть:

- Так, а ну отставить панику! – парень заткнулся и захлопал глазами. – Вдох, – Натан сделал глубокий вдох. – Выдох, – парень выдохнул. – Еще раз, – снова вдох-выдох. – Успокоился? – парень закивал. – А теперь рассказывай, что у вас тут стряслось.

Старосте явно захотелось снова развести панику, но он, к счастью, сдержал себя в руках и выдохнул одно единственное слово:

- Рахны.

О-о… Вот ЭТО действительно плохо.

- Где? Когда?

- В лесу на западе, прямо на главном тракте. Полторы недели назад, – сделав паузу и собравшись с мыслями, Натан продолжил. – Сначала не пришел в срок торговый обоз. Мы подумали, что они опять застряли на ручье и отправили туда бригаду. Но очень скоро они вернулись… не все. Они и рассказали о гнезде. Мы попытались справиться сами, но… мы не воины. Поэтому мы обратились к графу. Пока они проверили, пока снарядили отряд… В общем, момент был упущен. Гнездо разрасталось с каждым днем все быстрее. На место одной убитой твари вставал десяток. У нас почти закончились лекарства и противоядия, маги тоже выбились из сил. Граф Аттос отправил гонца с просьбой о помощи, но пока сюда доберется королевская армия… Три дня назад мимо проезжало четверо паладинов, они обещали помочь и отправились к гнезду, убить королеву. Вчера утром графский патруль нашел одного из них на краю полей, едва живого…

Мда. Ребята в жопе, глубже сфинктера, извините за выражение.

Рахны – паукообразные монстры. Около пятисот лет назад их вывела группа магов, которая пыталась… В общем, они что-то пытались сделать, но в итоге вывели этих тварей. Которые и убили своих же создателей.

Твари быстры, агрессивны, прожорливы, и, как и их предки, крайне ядовиты и могут плести паутину. В среднем, взрослая особь размером с крупного дворового пса, иногда больше, иногда меньше. Способны спокойно загрызть даже дракона, попади тот в их сети. Обладают инвазивной способностью в крайней степени, т.е. их гнезда появляются абсолютно хаотично, в самых неожиданных местах, и истребить их полностью так ни разу и не удалось. Единственный способ гарантированно уничтожить гнездо – это убить королеву, здоровенную тварь, которая плодит их с огромной скоростью. И желательно сделать это, пока она еще молода. Без ее контроля рахны обычно через несколько дней начинают с голодухи убивать и пожирать друг друга. Да и сами по себе трутни долго не живут.

Если гнездо не уничтожить сразу, то единственным способом остается только гнать к нему армию побольше, взять в кольцо и методично выжигать, пока не выползет королева. После чего ее уничтожает специально обученный отряд, состоящий из боевых магов и тяжелой панцирной пехоты. Некоторые гильдии наемников очень неплохо зарабатывают, предоставляя такие отряды. И за уничтожение гнезда обычно полагается кругленькое вознаграждение. В качестве доказательства используется голова королевы.

- Как сейчас паладин? – спросил я.

- Недавно очнулся. Мы с графом уже расспросили его. И если то, что он сказал, правда, то нам остается только бросать все и бежать. Но как я могу это сделать?! Мы полстраны кормим! Здесь же вся история моей семьи! Десятки лет тяжелого труда, эксперименты, исследования… Новые сорта, в конце концов! И все впустую? - такое чувство, что он вот-вот сядет и расплачется.

Вдруг он склонил голову и почти прошептал:

– Пожалуйста, помогите нам. Ведь вы уже несколько поколений помогаете моей семье и этой деревне…

Глядя на него, я поскрёб затылок рядом с гребнем. Я уже зачищал гнезда рахн, не впервой. Вот только тут что-то нечисто. События закручиваются слишком быстро. К тому же, обычно графских солдат вполне хватает, чтобы уничтожить гнездо даже трехмесячной давности. А тут каких-то полторы недели. Даже если предположить, что оно там появилось сразу после прохождения предыдущего обоза, это еще максимум две-три недели. К тому-же были маги, пусть и практиканты, да и четверка паладинов… Нет, тут явно дело нечисто.

Мда, и в странное гнездо, где сгинули трое паладинов, лезть не хочется, и бросить их совесть не позволит… Квакуи, заскочил за хлебушком!

- Ладно, но для начала мне бы хотелось поговорить с тем паладином, – кажется, староста немного приободрился.

- Он в ратуше, идемте.

Мы пошли в центр деревни. В этой деревне мне как-то резко стало не по себе. По пути нам встречались местные жители, заколачивающие окна, точащие топоры, вилы и все, что можно использовать в качестве оружия, кое-где мимо проходили группы солдат графа. У всех во взгляде читались страх и отчаяние, но при виде меня в их глазах начинали появляться проблески надежды. Чем дальше, тем больше люди смотрели на меня не как на дракона, прилетевшего как обычно, купить муки, а как на ангела-спасителя, сошедшего с небес в ответ на их молитвы. Лучше пусть бы смотрели на меня как обычно. Не люблю я такие взгляды, с ними у меня связаны очень плохие воспоминания...

Добравшись до деревенской ратуши, староста вошел в нее со словами: «Сейчас мы его выведем». Сама ратуша - довольно большое здание, возведенное еще во времена непрекращающихся междоусобиц. Крепкие стены, узкие окна, небольшие массивные двери. В случае угрозы, сюда спокойно помещаются все жители деревни и обороняются до прихода подмоги. Сейчас ратуша, судя по всему, используется в качестве лазарета и командного пункта. Вокруг снует много солдат и деревенских жителей, стаскивают припасы, готовятся к долгой осаде. Днем рахны почти не покидают пределов гнезда, но ночью… Запереться в надежном убежище, пожалуй, сейчас самый лучший вариант. Твари быстры, медленный караван беженцев нагонят в ту же ночь. Крепость графа тоже не подходит, высокие стены им не преграда. Вот и остается держать оборону до прихода армии.

Спустя пару минут вышел староста вместе с графом Аттосом. Граф уже стар, сюда его направили спокойно встретить старость, а не отбиваться от монстров. Вслед за ними два здоровых мужика вынесли на носилках паладина. Да, ему крепко досталось. Левая рука зафиксирована шиной, под рубашкой виднеются окровавленные повязки, сам бледный, словно мелом посыпан. Однако, несмотря на телесные раны, взгляд его серебряных глаз был собранным и ясным.

- Господин дракон, - кивнул граф. - Это сэр Джулиан, единственный выживший из четверки паладинов. Они сумели проникнуть в гнездо и добрались до покоев королевы.

- Что ты можешь рассказать о гнезде? Вы видели королеву? – спросил я.

- Их было слишком много, – едва слышно сказал паладин, – их там уже целые полчища. И королева… Я видел ее только мельком. Это гнездо необычное. Оно основано уже взрослой королевой, она огромна.

О как. Что же, это объясняет бурные темпы роста гнезда. Вот только обычно королева никогда не покидает насиженного места. Если заканчивается еда, она начинает жрать своих отпрысков, а затем впадает в спячку. Но чтобы выползти из гнезда и основать новое, о таком я никогда не слышал.

- Ее покои находятся на том месте, где обычно застревают повозки, на ручье. Паутина там особая, огонь ее не берет. К тому же они охраняются выводком консортов. Самый быстрый способ добраться до покоев – это воспользоваться дорогой, продираться через лес смерти подобно.

- Понятно, спасибо за совет.

- И еще кое-что. Мои друзья остались там, их тела скорее всего отнесли королеве. Если сможешь, найди их. Они заслужили достойного погребения.

- Постараюсь. Но ничего обещать не буду. Ладно, теперь поговорим об оплате, – тут я почувствовал на себе укоризненные взгляды уже собиравшейся толпы. Уже лучше. – Эй! Я наемник, а не мессия! За просто так своей шкурой рисковать не привык.

- Ладно, чего вы хотите? – спросил граф.

- Ну, во-первых, я заберу награду за голову королевы. Также я сюда не просто так прилетел, так что еще я возьму полтонны муки. Половину заберу сразу, авансом.

Граф и староста отошли в сторону и начали перешёптываться. Паладина занесли назад, в ратушу. Со всех сторон послышался укоризненный и негодующий гомон толпы. Правильно, я не занимаюсь благотворительностью. Да, я много запросил, мой годовой запас муки, но и работенка предстоит не из простых. Все по-честному.

Взвесив все за и против, Аттос и Натан вернулись:

- Мы согласны, правда, нам потребуется немного времени, чтобы собрать необходимое количество оплаты.

- Хорошо, я пока оформлю заказ в своей книге.

Староста начал отдавать приказы и разгонять толпу, а граф пошел звать казначеев. Я же тем временем достал книгу и ручку, открыл нужную закладку «Дезинсекция» и начал заполнять заказ. Название деревни, имена заказчиков, цель ликвидации, награда, дата, подпись. После этого протянул книгу казначеям. Те проверили запись и поставили печати, которые подтвердили граф и староста. Закончив с формальностями, убрал книгу.

- Хорошо, сейчас я заберу аванс и вернусь в свое логово. Во-первых, мне нужно подготовиться. Во-вторых, сейчас уже поздно, лезть в гнездо рахн на ночь глядя - чистой воды самоубийство. После рассвета я направлюсь прямиком в гнездо. Вам нужно лишь продержаться эту ночь.

- Понятно, мы будем ждать вашего возвращения.

Спустя десять минут к ратуше подкатила повозка, груженная мешками. Спрыгнув, возница произнес:

- Вот ваши пятнадцать с половиной пудов муки.

Забрав аванс, попрощался с Аттосом и Натаном, пожелал им удачи этой ночью, она им понадобится, и взлетел. Мне нужно как следует подготовиться.




Что-то в последние пару дней дома я бываю только мимоходом. Когда я добрался до своей пещеры, уже почти стемнело. Муку, будь она неладна, закинул в специальный ящик в кладовке, схватил вяленый окорок и, жуя на ходу, направился в сокровищницу.

Итак, главными проблемами сейчас будут паутина и яд.

Пройдя чуть глубже в помещение, взял с подставки трехметровый металлический прут с грушевидным набалдашником. Для начала проверка. Повернул до щелчка небольшой, гравированный обод на рукояти, и груша тут же превратилась в сгусток жаркого пламени, причем довольно яркого. Пока не кончится заряд накопителя, его не потушить, даже бросив в реку. А заряда обычно хватает на пару дней непрерывной работы. Отправил в пространственный карман.

Теперь яд. Пройдя в другой конец комнаты, к шкафу, достал оттуда медный ларец. Из ларца вынул чуть более двух десятков золотых кругляшей, украшенных затейливой резьбой. Взяв пару, приложил один к груди, второй к животу, и слегка вдавил в чешую. Амулеты как будто вплавились в нее. Еще по два на каждую руку, по одному амулету чуть ниже плеча, и еще по одному на предплечья. По два на ноги, на голени и бедра. Еще пару на шею, в основание и на загривок. По три на крылья, также как на руки, но еще по одному на центр перепонки. И самое главное, хвост! В него, по всей длине, поместил еще четыре амулета, любят эти твари за него цепляться. Хех, руки-ноги… Слишком долго с людьми общался... «- Странный вы дракон.»

Так, прочь воспоминания! Что было – то прошло.

Из другого ларца, стоящего полкой выше, достал пять серебряных пластинок, похожих на накопители, но выполняющих немного иную функцию. В них хранятся заранее заготовленные заклинания. Их количество, естественно, ограничено зарядом накопителя. Мне же сейчас понадобится полный.

С плетением нужных боевых заклинаний провозился около часа. Во всех по одному, но мощному заклинанию, четыре боевых плетения и одна «козырная карта», на всякий пожарный. Должно хватить. Все пластинки отправились в подкожные кармашки на правой руке. Памятуя прошлые зачистки гнезд рахн, взял из того же шкафа еще две железные «монеты» и отправил в пространственный карман. Едем дальше.

Подойдя к большому ящику, достал оттуда пару цестусов. В отличие от стандартных обвязок из кожи с железными вставками, у этих есть еще пара металлических пластин, закрывающих руки до середины предплечий, с небольшим секретным механизмом, куда же без этого. Надел и проверил крепления, вроде сидят нормально. Щелчок, и из-под пластины на правом цестусе с легким шипением вылетает широкое лезвие, режущая кромка которого сразу же раскалилась добела. Что самое главное, лезвие может нагреваться и остывать практически мгновенно, без вреда для самого оружия. Убрал лезвие и проверил левый, все работает. На всякий случай поменял накопители, те же самые серебряные пластинки, и убрал в карман.

И наконец, самое главное.

Пройдя до другого ящика, достал оттуда деревянный тубус, открыл и проверил содержимое. Рулон бумаги, покрытый схематичным рисунком. Для активации плетения на нем, нужно лишь добавить пару символов и запитать. Вернул бумагу назад в тубус, который сразу же убрал в карман. Следом достал из ящика еще один ларец, в нем лежало три полированных шара из обсидиана, покрытых тонкой резьбой. Крайне мощные накопители. Вместе с ларцом отправляются вслед за тубусом, в карман.

Ну и напоследок оставшиеся кармашки на руке заполнил накопителями, в карман отправил еще десяток, захватив попутно пару палочек экстренного возвращения. Вот теперь все.

Время уже за полночь. Даже нет времени, чтобы нормально поесть приготовить. Пошуршал в холодильнике и кладовке, достал хлеб, сыр, пару кусков копченого мяса и всякой мелочи. Поел и запил все элем. Остатки убрал назад в холодильник, на завтра.

Пошел на кровать, свернулся клубком, убрал голову под крыло и велел себе проспать ровно до рассвета. После этого, по привычке, моментально отключился и спал без снов. Открыл глаза как раз тогда, когда только-только начал заниматься рассвет. Встал, быстро умылся, заварил себе кофе покрепче, и слегка перекусил. Особо набивать желудок не стал, ибо проспал всего четыре часа, а работёнка предстоит не из простых.

Выйдя из пещеры, посмотрел на небо, светило только-только показалось из-за горизонта.

- Безумству храбрых… - прошептал я, и взмыл в небо.

Спустя два часа добрался до места. Как узнать гнездо рахн? Поверьте, мимо при всем желании пройти не получится. Над лесом впереди, прямо в его центре, виднелся гигантский купол из сероватой паутины, километра три в диаметре. Торчит словно нарыв.

Приземлился прямо на дороге, которая идет посреди леса и обрывается сплошной стеной из паутины. Тишина давила на уши, ни птиц, ни зверей, даже насекомых нет, только ветер слегка шуршит листьями в кронах деревьев. Достал и надел цестусы, проверил накопители и заклинания, достал факел, крылья сложил и как можно сильнее прижал к спине. С легким «дзынь» назад, за мою спину, полетел один из железных кругляшей. Ну что-же, вперед!

И да присмотрят за мной предки.

Подойдя к стене, поджег факел и взмахнул им несколько раз, проделывая дыру. Паутина горит, но плохо, затухает спустя пару секунд. И так, буквально прожигая себе путь, двинулся вперед. К счастью, в паутине еще можно различить силуэты деревьев, так что с тракта не сойду.

Спустя несколько минут, то тут, то там, начали проскальзывать быстрые тени, причем с каждой минутой их становилось все больше. Уже отчетливо слышны шипение и скрежет. Прожжённый позади проход начал исчезать, затягиваясь новой паутиной. Пока не нападают, наблюдают и ждут подходящего момента.

Спустя десять минут вокруг уже был непроглядный мрак, то ли от обилия паутины, то ли от тел тварей, шныряющих среди нее. От шипения, скрежета и потрескивания уже начало уши закладывать.

- Скрииии! – одна тварь, видимо, не выдержала и бросилась в атаку. Поймал ее в руку и раздавил.

Следом, с другой стороны, прыгнула еще одна, выставил ей навстречу факел, в котором паукообразное исчезло без следа. Кстати, чем больше сжигает факел, тем больше становится сам огненный шар. Еще один прыгнул сзади, разрубил хвостом надвое. Твари ринулись одна за другой. Я отмахивался от них и продолжал идти вперед. Ближе, бандерлоги, еще немного, соберитесь поплотней. Одна тварь проскочила и попыталась вцепиться в мою шею, но неудачно, прокусить чешую не вышло, размазал как комара. Еще одна вцепилась в крыло, сбросил хвостом. Пауки начали нападать небольшими группами, которые я сжигал огненными плетями - небольшими боевыми заклинаниями, кастуемыми мной на ходу.

Вдруг пауки хлынули просто-таки сплошной волной. Пора.

Перебросил факел в левую руку, правую опустил на землю и активировал заклинание в одном из накопителей. Куполом во все стороны с ревом разошёлся сплошной огненный вал, сжигая паутину и всех, кто был в ней. Волна разошлась метров на сто во все стороны. Бегом преодолев расчищенное взрывом пространство, продолжил прожигать себе путь, ускоряя темп. По моим прикидкам, осталось еще две трети пути до королевских покоев.

Через несколько минут твари снова начали собираться, и все началось по новой. Сначала собирались и наблюдали, затем одиночные атаки, которые все учащались, затем группами, и уже потом накинулись всем скопом. И еще один огненный вал. Осталось недалеко.

Спустя еще несколько минут стало совсем темно, тварей вокруг была тьма тьмущая, и нападать они начали сразу группами. Однако перед тем как снова накинуться всем вместе, впереди они как будто начали редеть. Еще одно заклинание и короткая пробежка.

Рядом упала наполовину сожженная туша твари. Она была почти в два раза крупнее и более темного цвета. Консорт. Если повезло, то последним взрывом накрыл их всех. Впереди паутина действительно начала редеть, и виднелась сплошная стена уже из другой паутины. Паутина королевы была тёмно-серой и имела немного другую текстуру. Трутни сюда не приближаются, они оставляют еду поблизости, её забирают консорты и относят королеве, любого другого она попросту сожрет.

Попробовал прожечь паутину факелом, почти ноль эффекта. Я уже решил его убрать, как вдруг что-то вцепилось в мой загривок. Шипя от боли, скинул консорта с шеи и раздавил ногой. Вслед за ним летела еще одна тварь, которую я поймал рукой за голову и с чавкающим хрустом сжал кулак вместе с содержимым. Паук беспорядочно замолотил ногами в воздухе. Отбросив тушу в сторону, я увидел еще пяток приближающихся тварей. Направил в их сторону факел, огненный шар уже раздулся раза в четыре, взял в обе руки и повернул еще одно кольцо почти у самого набалдашника. Широкая струя огня с ревом накрыла тварей, до которых оставалось всего пять-шесть метров. Огонь иссяк, и огненный шар стал того же размера, каким был менее часа назад, а от консортов остались лишь угольки. Убрал факел в карман и повернулся к стене покоев, попутно выпуская лезвия цестусов. Пять минут кромсания стены и я внутри.

В покоях царил полумрак, свет пробивается лишь из нескольких отверстий в потолке. Под ногами хрустят и чавкают паучьи яйца. Осторожно пройдя вглубь сферического помещения - а оно немаленькое, метров сто в поперечнике - начал высматривать королеву. Но ее нигде не было видно.

«- Мда, прям клише какое-то…» подумал я, резко разворачиваясь и выпуская огненную плеть. Плеть попала по стремительной тени, которая сразу же сделала несколько скачков и оказалась почти в середине помещения. Я удивленно присвистнул, эта гадина была с меня размером! Здоровенная, белая, в отличие от своих отродий, раздутое брюшко, острые когти на лапах, клыки, которые запросто пробьют мою чешую, еще и внушительное жало на брюшке, и около десятка красных глаз, смотрящих на меня не мигая. Жуть. И вся в каком-то пуху… а, понятно, завернулась в свою паутину. Умно, значит огонь тут не помощник.

- Ваше высочество, позвольте пригласить вас на танец. – сказал я, вставая в стойку и встряхивая крыльями, и паучиха тут же, шипя, ринулась в атаку.

Тварь очень быстра, несмотря на свой размер, мне приходится работать крыльями, чтобы поспеть за ней. Уворачиваюсь от атак и попутно пытаюсь достать ее в ответ. Мне уже удалось оттяпать ей одну переднюю лапу.

После потери конечности тварь сменила тактику, отбежала подальше и выпустила в мою сторону небольшое скопление невесомой паутины, от которой я тут же отскочил. На том месте, куда попала паутина, пол начал шипеть и дымиться. Нехорошо.

Уклонившись от еще пары таких приветов, попытался сжечь один на подлете. И это получилось. Видя, что и это не помогло, паучиха начала скакать вокруг меня, оставляя шлейф из обычной паутины, постепенно сужая кольцо. А вот тут можно и подыграть, я просто крутился на месте, стараясь держать тварь в поле зрения.

После пары десятков оборотов паутина резко стянулась, заворачивая меня в плотный кокон и заваливая на спину, и тварь с победным визгом прыгнула прямо на меня, метя в шею. Я, в свою очередь, тут же активировал еще одну из заготовок, как раз на такой случай, и вместе с этим плюнул в глаза пауку особой жидкостью, которая мгновенно превратилась в лед. Я же уже говорил, что могу не только огнем плеваться? Сработавшее же заклинание превратило в лед всю паутину вокруг меня, из-за чего она рассыпалась инеем. Левой рукой поймал голову визжащей, ослепшей твари, держа клыки между пальцами, попутно упираясь ногами в ее брюшко, чтобы не получить жалом, и начал орудовать правой рукой, раз за разом нанося удары в сочленение между головогрудью и брюшком. После нескольких ударов брюшко отлетело в сторону, а тварь завизжала еще сильнее.

- Да угомонись ты! – прошипел я, вгоняя лезвие уже в голову твари, метя в нервное сплетение. В это же время активирую последнее заклинание, от которого мои крылья покрылись оболочкой из раскалённой плазмы, и одним движением отсекаю ими паучьи лапы с обеих сторон. Наконец тварь затихла.

Сбросив с лезвия голову, встал и перевел дыхание. Потом подобрал обрубок и вырвал ей клыки на всякий случай, были нередки инциденты, когда рахны, не пойми как, доставали ими своих убийц. После этого я достал мешок из пространственного кармана и убрал в него голову и вырванные клыки. Фуф, программа минимум выполнена, теперь займемся остальным.

Осмотрел гнездо и нашел углубление в стене, откуда достал небольшое пульсирующее яйцо. Яйцо наследницы. Если убить королеву, но не уничтожить наследницу, то грош цена твоим стараниям. Через некоторое время вылупится новая королева, и все начнется по новой. Лазарь как-то рассказывал, что однажды такое яйцо забрали в город для изучения, так спустя несколько месяцев тот город пришлось сжечь. Тут я увидел в противоположной стене еще кое-что интересное. Положив яйцо в центр помещения, направился туда и начал разгребать паутину. Интересно…

Обломки повозки, причем необычной повозки. Если судить по металлическим прутьям, она предназначалась для перевозки какого-то животного. Тут к гадалке не ходи, чтобы узнать, какого именно. Некоторые прутья покорёжены, некоторые целы… Минутку.

Посмотрев вокруг, нашел несколько коконов, явно трупы тех, кто ее перевозил. Разрезал когтем один из них.

- Да какого демона, и здесь эти чайники?!



В коконе лежала иссохшая мумия в латных доспехах, качество так себе, зато сталь хорошая, как и у прутьев клетки. Это уже начинает раздражать. В четырех из пяти коконах были латники в одинаковых доспехах, но в пятом был труп в обычной одежде, и с сумкой с какими-то документами. Аккуратно достал бумаги из сумки и принялся изучать. Мда, если это и не какой-то неизвестный язык, то явно крайне заковыристый шифр. Кто же вы, ребята, такие?

Немного подумав, снял с трупов всю экипировку и драгоценности, не пропадать же добру. У мумии с документами, среди прочего, оказался довольно интересный медальон. Он очень похож на те, что носят священники церкви. Священники, как правило, покланяются одному избранному божеству из десяти, и носят медальон с его изображением. Вот только символ этого божества мне был незнаком. И это настораживало. Надо будет потолковать с паладином, когда вернусь за наградой.

Закончив с мародерством, решил повнимательней осмотреть повозку и разобраться, что же все-таки случилось. После пары минут осмотра картина более-менее прояснилась. Повозка действительно застряла в ручье, как и большинство в этом месте. Застряла неудачно, надломилась ось и слетело одно заднее колесо. Груз сместился в ту сторону и борт треснул в самом неподходящем месте. По всему периметру в повозку были вделаны амулеты, которые поддерживали целый комплекс стазисных и маскирующих заклинаний. Интересные плетения, таких я еще не видел. Сама система неплохо сделана, вот только у нее есть один фатальный изъян. Она построена как гирлянда, если откажет один амулет, то накроется вся система. Что собственно и произошло. Тварь очнулась от стазиса, разломала клетку, убила охрану и принялась обустраивать гнездо.

Прихватил с собой и амулеты из повозки, потом изучу в более спокойной обстановке. Осталось одно последнее дельце, и можно заканчивать. Вскоре после еще одного осмотра окружающего пространства нашел то, что искал. Почти под самым потолком висело три кокона. Взобравшись по стене, аккуратно снял их и спустился вниз, проверил содержимое. Еще три иссохшие мумии, двое в легких доспехах из кожи с металлическими вставками, один в чародейской мантии, у всех на левом плече посеребренные наплечники. Еще один отличительный атрибут паладинов. Поместил трупы в карман.

Забавно, трупы я могу туда засунуть, а живых существ уже нет, просто не получается. Чтобы поместить в карман труп, он должен являться таковым хотя-бы час. Будь то покойник или разделанная туша. Ладно, пора переходить к громкому финалу.

Вернувшись к яйцу в центре комнаты, достал из кармана тубус и ларец с обсидиановыми накопителями, положил рядом. Извлек из тубуса рулон и расстелил. Сложное плетение, выполненное с филигранной точностью, на особой бумаге. По сути, эта бумажка – бомба на добрую килотонну тротилового эквивалента, сталось только добавить детонатор, запитать и свалить, пока не грянул «бум». Вообще изначально использовалась другая мера измерения, но мне понравилась эта, тротил проще высчитать, да и звучит как-то посолиднее, спасибо интернету.

В последний раз проверив рисунок, достал ручку и аккуратно добавил пару символов, таймер и ключ-активатор. Пустой тубус убрал назад. В центр рисунка поместил обсидиановые накопители, пошла передача энергии. Когда передача закончилась, убрал накопители вместе с ларцом вслед за тубусом. Перед тем как поставить последний символ и активировать заклинание, со всего маху опустил кулак на яйцо, размазывая его по полу. Мгновение спустя я буквально шкурой почувствовал волну гнева, исходящую буквально отовсюду. Потеряв королеву и наследницу, оставшиеся рахны во что бы то не стало попытаются отомстить убийце. Добавил последний символ.

Как только символ лег на бумагу, она тут же испарилась, а на ее месте остался объемный, пульсирующий рисунок, который до этого был на ней. Пятнадцать секунд…

Со всех сторон слышны скрежет и шипение. 10…

Твари заползают во все дыры и быстро заполоняют помещение. 8…

Медленно смыкают кольцо со всех сторон. 5…

Синхронный бросок. 3…

Хруст разломленной железной монеты в моей руке, миг темноты и я стою посреди дороги, а впереди стена из сероватой паутины, зажимаю уши. 0…

«БА-БАХ!»

Ударная волна заставила пошатнуться, а вдалеке виднелся поднимающийся огненный шар.

Дело сделано, пора за наградой!

Взлетев, с высоты оценил последствия взрыва. Большей части гнезда как не бывало. В эпицентре взрыва проглядывают отблески бушующего там пожара. Уцелевшая паутина и сырой лес не дадут ему поглотить весь лес, да и на горизонте виднеются тучи. Сделав еще круг, отправился в деревню.

Похоже, ночка у мельников выдалась веселая. Почти вся деревня была завернута в паутину, только у ратуши более-менее расчищена. Горело несколько костров, где местные сжигали убитых пауков. Правда, сейчас почти все население деревни во все глаза смотрит на все еще видневшийся шар взрыва.

Поскольку на площади места почти не было, пришлось садиться чуть в стороне на одной из широких улиц, и снова продираться через паутину, благо она была совсем жиденькая. Когда я, наконец, добрался до ратуши, меня уже ждали староста и граф. Граф был спокоен, а вот парень выглядел слегка потрясенным.

- Полагаю, задание выполнено? – поинтересовался граф. Вместо ответа я вытряхнул из мешка на землю голову паучихи, и подопнул к нему.

- Хорошо, сейчас я распоряжусь, чтобы казначеи заполнили бумаги и собрали необходимую сумму.

Развернувшись, граф что-то приказал своим солдатам и указал на паучью кочерыжку, после чего скрылся в ратуше. Солдаты, достав копья, подняли на них голову, и понесли вслед за графом. После этого ко мне подошел молодой староста:

- А что это было? – спросил он.

- Что именно? – поинтересовался я.

- Это, – парень указал на еще видневшийся гриб от взрыва.

- Ах, это. Особая драконья магия. Для особых случаев, – сказал я как можно более беззаботным голосом. Граф-то уже привык к таким фейерверкам, отряд опытных боевых магов и не на такое способен. А вот парня, похоже, проняло.

- В любом случае, своё обещание вы исполнили, я сейчас распоряжусь об оставшейся оплате.

- Хорошо, если вы не против, я пока немного освежусь у колодца, – сказал я, снимая с рога кусок паутины. – Ах да, еще кое что, – я извлек из кармана три кокона с останками паладинов. – Передайте ему, что я обо всем позаботился.

- Передам, – староста понимающе кивнул и ушел, тут же подскочила пара солдат и аккуратно перенесла коконы в сторону.

По-хорошему, мне бы сейчас в озеро, да мочалку пожестче. Вся моя шкура сейчас в копоти, паутине, паучьих ошметках и спекшейся крови, увы, моей. Амулеты защитили от яда, но не от укусов. Да и просто плеснуть холодной воды на голову будет не лишним.

Подойдя к колодцу, стоящему на середине площади, скинул в него ведро на цепи. Спустя секунду вместо «плюх» раздалось глухое «бам», и из колодца с истошным визгом вылетел прятавшийся там паук. К счастью, успел поймать тварь в руку. После этого заверил переполошившийся народ в том, что ситуация под контролем, раздавил пойманное членистоногое и выкинул.

После пары-тройки ведер холодной воды в голове прояснилось настолько, что я понял всю неэффективность данной затеи, умываться из наперстка я имею в виду. Поэтому я быстренько состряпал небольшое заклинание, и через минуту из колодца выплыл большой водяной шар, в который я тут же окунул голову, счищая с нее грязь. Более-менее приведя себя в порядок и извлекши из чешуи амулеты, вернулся к ратуше и стал ждать свою награду. Увы, ситуацией тут же воспользовалась местная детвора и, облепив меня со всех сторон как давешние рахны, принялась канючить рассказать им о том, как я зачистил гнездо.

Вопрос на засыпку, как побыстрее избавиться от приставал без применения грубой силы? На самом деле ответ очень прост, нужно рассказать им ПРАВДУ. Сухие факты со скупыми подробностями, без приукрашательств, и обязательно использовать сложную терминологию. В общем, спустя пару минут моего рассказа их как ветром сдуло. Нет, я мог бы рассказать все куда интересней, в красках, лицах и дополнительным эпосом, но, во-первых, я устал, а во-вторых, сейчас у меня голова занята немного другим.

Наконец вернулись Аттос и Натан. Первым заговорил граф:

- Мука собрана, вот только с деньгами за королеву вышла небольшая накладка. Мы просто не можем собрать всю необходимую сумму, полагающуюся за такой крупный экземпляр. Боюсь, придётся обращаться в королевскую канцелярию, из-за этого выплата может затянуться. От этих бумагомарак зимой снега не дождёшься. – Граф сокрушенно покачал головой.

- Не обязательно, можно обратиться напрямую к канцлеру. Ему достаточно услышать, кто разобрался с гнездом, и нужную сумму выдадут быстро и без лишних вопросов.

- Сразу к канцлеру, вы уверены? К нему на прием не так-то и просто попасть.

- Просто передайте, что вы от одного общего друга, который очень не любит, когда его обсчитывают. Он поймет.

- Ладно, когда соберем нужную сумму, я пришлю гонца. Вот долговая расписка, – граф протянул мне небольшой свиток.

- Договорились, но перед отлетом мне нужно поговорить с паладином, желательно наедине. И вот, подтвердите выполнение, – протягиваю им раскрытую книгу.

- Хорошо, - сказал Натан, вместе с Аттосом подтвердив выполнение заказа, – сейчас распоряжусь.

Через пару минут паладин вышел сам из ратуши, правда, его под руку придерживал один из солдат графа. Быстро идет на поправку. Посадив его на скамейку у дома на окраине площади, там, где паутины было поменьше, солдат козырнул и ушел, оставив нас двоих. На всякий случай я еще развернул небольшое заклинание от прослушивания.

- Я должен вас поблагодарить за то, что нашли останки моих друзей. Они заслужили хотя бы нормальных похорон.

- Обычно я принимаю благодарность в более материальной форме, но на этот раз сделаю исключение. Для начала я выяснил, откуда взялась королева, но перед этим задам всего один вопрос. Что происходит?

- Не понимаю, о чем вы.

- Ну да, конечно. А вы, полный боевой отряд опытных паладинов, просто так мимо проезжали. Ладно, не хотите говорить, не мое дело, мне за это не платили. Задам еще один вопрос, вы уже в курсе, что в последнее время, то тут, то там снует большое количество наемников, прикидывающихся драконоборцами?

- Это которые облачены в дешевый ширпотреб из дорогой стали?

- Видимо, в курсе. Ну так вот, отряд таких чайников недавно пытался провести повозку с клеткой через тот лес. Думаю, не нужно говорить, что именно было в клетке. Но они застряли в ручье, повозка сломалась, а содержимое клетки вырвалось на свободу. Что было дальше, вы и сами знаете.

- Понятно.

- У одного из них были при себе вот эти бумаги, – передал ему сумку. Просмотрев первый лист, паладин тут же напрягся и поспешно убрал его назад в сумку.

- У него было еще что-нибудь?

- Был вот этот интересный медальон, – лишь скользнув по нему взглядом, Джулиан тут же выхватил медальон и спрятал в сумку к бумагам, а лоб его покрылся испариной.

- Попрошу Вас не распространяться о том, что видели.

- Хорошо, но я повторю свой вопрос, что происходит? Эти ребята мне уже пару дней на нервы действуют, мне хотелось бы знать, кто они и чего от них можно ожидать. Один мой друг уже пообещал это выяснить, но думаю, вам об этом больше известно.

- Я действительно не могу вам ничего рассказать. Приказ самого Папы, – понятно, если приказ Папы, то прямого ответа из него клещами не вытянуть. – Скажу только, что с ними нужно держать ухо востро. И если вам попадутся еще подобные документы или медальоны, относите их в любой монастырь паладинов. За них вам выдадут щедрую награду.

- Даже так? Хорошо, но учтите, я подковёрными интригами не занимаюсь. Если только цена меня не устроит. За сим откланиваюсь. Я устал, не выспался и хочу есть.

После этого я забрал свою муку, попрощался с графом и старостой и отправился домой. Надеюсь, пару дней сумею отлежаться.


После этой небольшой эпопеи с членистоногими у меня наконец-то появилось свободное время. Один день пришлось отлеживаться, зализывать раны и пить настойку для детоксикации, амулеты нейтрализовали большую часть яда, но не весь. Также я разрядил почти все накопители, которые брал с собой. Всего их у меня около трех десятков. На еще одну такую заварушку оставшихся может просто не хватить. Надо будет сделать еще десяток-другой, запас карман не тянет. Но это потом.

К вечеру более-менее оклемавшись, всё-таки выполз к озеру. Отмылся, полежал на песке, встречая закат очередного сумасшедшего дня. Подумал о том, о сем. Как бы ни хотелось, но всякие мысли сами лезли в голову. Чтобы хоть как-то от них избавиться, я решил порыбачить. Если рыбалкой можно назвать ныряние на приличную глубину и глушение рыбы электрическими разрядами. В общем, на ужин у меня была запеченная на углях красная рыба с душистыми травами.

На следующий день наконец-то принялся за уборку в пещере. Почистил очаг, перетряс и высушил свою кровать, разобрал и провел переинвентаризацию кладовки. Наконец-то пустил в дело те две конские туши, валявшиеся в морозилке, а то в холодильнике шаром покати, да гирлянда из мышей-суицидников. А также сделал хлебную закваску, ибо нормальные дрожжи я скорее найду в каком-нибудь старом сундуке, зарытом в глухом лесу или на болоте.

На третий день слетал в Хмельник к Густаву, продал доспехи и оружие, которые нашел в гнезде. К счастью прошлая партия металла разошлась на ура, так что деньги у него были. На обратном пути сделал крюк по еще нескольким деревням и закупился свежей мясной продукцией, фруктами, овощами и кое какой зеленью на салат. Вот теперь жить можно.

Половину четвертого дня я провел в блаженном ничегонеделании за компом, однако…

«Дзынь…»

- Если это снова чайник, просто спалю к демонам. – пробурчал я себе под нос, убирая комп и подключаясь к сигнализации.

Всего пять человек… Ба, да у нас тут клиент нарисовался! У одного из них при себе довольно много драгоценного металла специфичной пробы, такой используется только в монетах. Да и обилие ювелирных украшений тоже кое о чем говорит. Еще у одного при себе довольно дорогая бумага. Третий явно маг. У двоих последних самая высокая концентрация стали. Понятно, вельможа с писарем, магом и парой мордоворотов из охраны.

Ну что-же, комп в сокровищницу, попутно взял несколько свитков с разными договорами. Вышел из пещеры и, как обычно, сел перед входом, стал ждать гостей. Спустя какое-то время на поляну выехали пятеро всадников. М-да, как я и думал.

Впереди ехал стандартный представитель Рондарской знати. Низкий, полтора метра с кепкой. Взгляд надменный, нижняя челюсть выдвинута вперед, козья бородка, пара тонких усиков и лицо в косметике. Длинные напомаженные волосы, убранные под берет с целой копной разукрашенных перьев. Одет в дорогой пестрый походный костюм, из украшений - кольца, подвески, серьги, даже пуговицы золотые. На поясе украшенная рапира, но это дорогая бутафория и не более.

Следом ехали двое. Один лысый мужик неопределенного возраста, зашуганно-усталого вида, в очках, с посохом и в мантии мага. Второго можно охарактеризовать всего одним словом - «Крыса». Маленькие, жадные, бегающие глазки, острое лицо и два зуба, торчащих из-под верхней губы. Одет неброско, на голове также берет, правда, перьев куда меньше, на поясе писарская сумка с гербовой пряжкой. Группу замыкали два здоровенных мордоворота в латах, надраенных до такой степени, что аж глаза резало. На шлемах пестрые плюмажи, ярко разукрашенные пики, куча оружия и гербовые щиты. Сюр, творящийся на гербе, даже описывать не буду. Лица под поднятыми забралами говорят о том, что эти парни привыкли не мозгами работать.

Добравшись до середины поляны, группа остановилась. «Крыс» выехал вперед и громко произнес высоким, скрипучим голосом:

- Господин дракон, вас приветствует виконт Адалард Могучий, … - и пара минут перечислений титулов, заслуг и тому подобного. Из всего перечисленного можно сделать пару простых выводов, у этого Адаларда ЧСВ (чувство собственной важности) раздуто до крайней степени, считает себя пупом земли, а всех вокруг лишь грязью да холопами, недостойными даже смотреть на него. В общем, как я уже говорил, стандартный представитель Рондарской знати. Эх, тяжело с такими работать.

После тирады писаря аристократишка аж привстал в стременах и еще больше выдвинул нижнюю челюсть. Мило. Видимо сейчас моя очередь представиться.

- Драагирозиз, - коротко сказал я, слегка кивнув головой, – вы по делу или просто, поболтать пришли?

Писарь оглянулся на скривившегося, будто зажевавшего сразу два лимона виконта, и, получив короткий кивок, заговорил:

- До нас дошли слухи о том, что вы выполняете различную наемную работу… - среди знати в целом, и в Рондаре в частности, обо мне, пожалуй, только глухой не слышал.

- Поконкретней, пожалуйста, и учтите, мои услуги стоят недешево.

- Его величество виконт Адалард хочет произвести впечатление на свою возлюбленную. Для этого он хочет нанять вас для постановочного похищения.

- Хорошо, можно обговорить детали, но, может, вы все-таки подойдете поближе, чтобы не надрывать глотки и орать на пол-леса? – я их прекрасно слышал, вот только они меня нет, так что приходится кричать.

Как ни странно, всадники сменили место дислокации ближе ко мне.

- Вот это другое дело. Теперь обсудим детали. Но для начала, - я вытянул руку вперед и на раскрытой ладони появился свиток. – Прошу ознакомиться с условиями контракта.

Свиток поднялся в воздух и поплыл в сторону «крыса». Аккуратно приняв его немного трясущейся рукой, писарь, который так и не представился, развернул свиток и принялся читать. После нескольких минут чтения писарь свернул свиток, подъехал к виконту и, думая, что я не услышу, прошептал тому на ухо:

- Господин, я не уверен, может лучш... – договорить ему не дала звонкая пощёчина от Адаларда. После «ответа» виконта писарь вернулся. - Его величество согласно.

- Замечательно, значит, можно приступать к делу. Итак, перво-наперво, кто цель, где найти и куда доставить?

- Ваша цель баронесса Белинда, – открыв сумку, «крыс» достал оттуда свернутую бумагу, которая оказалась довольно подробной картой Рондара. – Вы найдете ее в этом замке. – писарь ткнул пальцем в герб на карте. Подписанный как «Башня ветров» замок находится на западе, почти у самой границы со Степным Каганатом, далековато. – Доставить нужно вот сюда. – Теперь палец указывает на небольшую горную гряду севернее, если верить карте расстояние будет километров сорок или пятьдесят.

- Ясссно. Итак, если вы внимательно читали контракт, то знаете, что мне нужны: любая вещь, принадлежащая объекту, какое-нибудь ее изображение для визуального опознания и письменное разрешение родителей или близких людей на похищение, со всеми необходимыми печатями и подписями, еще лучше, чтобы они сами пришли и сказали это лично. Но я так понимаю, что ни того, ни другого, ни третьего у вас сейчас при себе нет? – писарь замотал головой. – Значит, вам придется вернуться позже, когда при вас будет все необходимое. По-другому я не работаю.

Писарь вопросительно посмотрел на виконта, тот скривившись еще больше, нехотя кивнул.

- Значит, договорились, когда мне вас ждать вновь?

- Через три дня, – сказал писарь после небольшой паузы. – Наш маг владеет искусством переноса.

Пространственный маг? Теперь понятно, почему их здесь всего пятеро. Обычно Рондарские аристократы даже в туалет не ходят без небольшой армии прислуги. Чего уж говорить о длительном путешествии, которое им пришлось бы совершить, чтобы попасть ко мне.

- Значит, увидимся через три дня. И сразу возьмите аванс. Я беру половину от общей стоимости. Заранее скажу, что это будет стоить не менее трех сотен золотых. Однако это не окончательная цена.

- Три сотни?! – взвизгнул «крыс».

- Повторюсь, это не окончательная цена, она еще может ВОЗРАСТИ.

Писец снова оглянулся на виконта, тот лишь небрежно махнул рукой. Как я и думал, любит сорить деньгами налево и направо. Интересно, а он вообще разговаривать умеет?

- Мы готовы заплатить сколько скажете, – произнес писец глядя перед собой.

- Значит, до встречи, господа, – сказал я, развернувшись и зашагав к пещере, давая посетителям понять, что разговор окончен.

Грубо? Просто не люблю я таких людишек. Слишком спесивые, слишком надменные, мнят из себя невесть что, а на деле всего лишь мыльные пузыри, ткни иголочкой и лопнут. Насмотрелся-натерпелся, знаем-помним.

Большинство после подобного приема просто уходили и не возвращались, мне было как-то фиолетово, не мои проблемы, и без их денег спокойно проживу. Но эти вернулись…

Спустя три дня, как и обещали, они выехали на мою поляну, правда, их уже было шестеро. Шестым был такой же писец, только толстый как бочка, с обвисшими щеками, носом пятачком и масляными глазками. В общем, вылитый «боров». На пряжке его сумки был уже другой герб, тот, который я видел на карте. Да охрана была другой и с дополнительными седельными сумками. Да и у крысоподобного писаря при себе был заманчиво звенящий мешок, притороченный к седлу.

- Вы вернулись, – я скорее констатировал факт, чем задал вопрос.

- Виконт Адалард Могучий… - снова две минуты пустого сотрясания воздуха, - никогда не отказывается от своих слов! – даже тех, которые он лично не произносил?

- Ну ладно, - сказал я сев, скрестив ноги и обвив их хвостом, - пройдемся по списку. Для начала картина с изображением баронессы.

Писарь щелкнул пальцами и оба охранника спрыгнули с лошадей, сняли сумки и подошли к нему. Затем один из них достал из своей сумки рулон ткани и одним движением расстелил его передо мной.

- Знаете, вообще-то мне было бы достаточно и небольшого листа бумаги, – сказал я, смотря на двухметровое полотно дорогого портрета.

- Да как вы можете?! Какой-то жалкий клочок бумаги не способен передать всю красоту баронессы Белинды!

На портрете была изображена дама лет тридцати, у нее был строгий взгляд зеленых глаз, а также курносый нос, немного вытянутое лицо и куча макияжа. Одета в дорогущее платье и кучу украшений. В руках небольшая кружка с блюдцем, причем кружку держит кончиками пальцев с оттопыренным мизинцем. В общем, чопорная дама, одна штука.

- Лллладно… теперь личная вещь.

После еще одного щелчка пальцами, второй охранник открыл свою сумку и рядом с картиной появилась целая куча всевозможных платочков, перчаток, нижнего белья, расчесок, пудрениц и многих других вещей, названия и назначения которых я не знаю. Они что, тихонько обчистили один из ее шкафов? Ладно, и не с таким дела иметь приходилось. Аккуратно порывшись в куче когтями, нашел кое-что, что было мне нужно. Старый шарф, с отчетливым женским запахом, но смазанным отпечатком ауры и не менее старая пудреница, запах едва различим, зато отпечаток просто идеален. Шарф и пудреницу отправил в карман.

- Остальное можете забрать, мне здесь лишний хлам не нужен. И картину тоже, мне было достаточно одного взгляда.

После третьего щелчка, охранники кинулись собирать и упаковывать все назад в сумки.

- А теперь письменное подтверждение от родственников.

- Позвольте мне, – сказал уже «боров» немного хрипловатым голосом.

После этого он полез в свою сумку и достал оттуда запечатанный свиток гербовой бумаги. После он взломал печать, развернул свиток и уже было собрался читать его вслух, но я вовремя успел выхватить его телекинетическим импульсом, отчего свиток вылетел из рук опешившего жирдяя и плавно опустился на мою подставленную ладонь. Аккуратно развернул свиток кончиками когтей. Как я и думал, куча воды, которую «боров» бы зачитывал целых полчаса. Если опустить лишнее словоблудие, то текст сводился к тому, что родители баронессы со всем согласны и претензий не имеют. Ну и славненько.

- И последнее, что с охраной? – спросил я, отправляя свиток в карман.

- Охрану никто предупреждать не будет, виконт хочет, чтобы все было максимально достоверно, – вот спасибо, удружили.

- Понятно, – процедил я сквозь зубы, – это значит, что вам придется еще сверху доплатить из-за высокого риска получить травму, а я очень не люблю, когда мою шкуру дырявят. – «Крыс» немного побледнел.

- Итак, учитывая отдаленность места, куда я должен отправиться, плюс высокая опасность получения травмы… - и потому что вы мне просто не нравитесь, но об этом я умолчу. – В общем, все будет стоить четыре сотни полновесных золотых.

- Но вы же говорили три сотни! – опять взвизгнул «крыс».

- А еще я говорил, что сумма может увеличиться, что, собственно, и произошло, учитывая условия работы.

- Ваше вы… - писарь-«крыс» обернулся к виконту, но снова получил звонкую пощечину.

- Мы согласны, – сказал писарь потирая скулу. – Сколько времени вам понадобится?

- Хм, давайте прикинем. Если вылечу сегодня, то сумею добраться до места за полтора-два дня, если ветер будет попутный. Затем еще день на разведку и проработку плана, и уже затем приступлю непосредственно к похищению.

- Хорошо, наш человек будет дожидаться вас в том месте, куда нужно будет доставить баронессу. Его величество виконт Адалард все это время будет находиться у нее в гостях. Так что мы сразу узнаем, когда вы начнете.

- Замечательно, с этим разобрались, теперь оформим контракт.

Я достал свою книгу, подробно описал заказчика, цель, место встречи, сумму оплаты, использованные предметы для идентификации цели, дополнительные условия, поставил дату и роспись. После проверки записи оба писца поставили свои печати и заверили их специальными артефактами.

- Как я уже говорил, половину суммы оплаты я возьму сейчас, авансом. Аванс возврату не подлежит, в условиях контракта это было подробно описано. Остальное заберу сразу после выполнения. В мешок к оплате положите вот этот амулет, - к писцу виконта подплыл бронзовый кругляш. – С его помощью я буду знать, где искать остальное. И не дай предки в мешке окажется меньше оговоренного или его совсем не окажется… В гневе я страшен, – это была не пустая угроза и они об этом прекрасно знали.

После получения аванса «крыс» с большой неохотой отсчитал четыре мешочка по пятьдесят золотых. Жмот. А я, проводив удалявшихся с поляны гостей, направился в пещеру собираться в дорогу. Пора отрабатывать гонорар.



Рондар хоть и довольно большое королевство, но в нем нет ничего примечательного, вообще ничего. Ну, разве что излишне породистая аристократия. Когда-то, давным-давно, Рондар был сердцем древней, давно сгнившей и развалившейся империи. Отсюда и растут корни проблемы. Вся аристократия считает себя потомками чрезвычайно древних и чрезвычайно богатых родов, а некоторые, эдак больше половины, и вовсе считают себя потомками императоров. И всеми способами пытаются это доказать и показать.

Знаете, я тут недавно смотрел один сериал, ну тот, в котором куча постоянно дохнущих персонажей дерется за стульчик, утыканный всякими железками. Так вот, по сравнению с той жестью, что творилась здесь еще полтора века назад, этот сериал нервно курит в сторонке. Марионеточные короли, интриги, заговоры, мелкие, но кровавые междоусобицы, и прочее, прочее, прочее. И так продолжалось до тех пор, пока на престол не взошел король Август Первый Кровавый.

Знать тогда думала, что он просто еще одна марионетка, так что как обычно просто устроила очередную тайную грызню за право этой марионеткой руководить. Но Август воспользовался этой грызней в своих целях. Постоянно подливая масла в огонь тайной войны, он тихонько сажал своих людей на ключевые места, заключал союзы, обзаводился связями, в том числе и за рубежом. В итоге, когда знать, наконец, опомнилась, оказалось, что у них уже не было никакой реальной власти. Всех, кто посмел открыто, или не очень, выступить против короля, попросту уничтожили без жалости и компромиссов. Оставшимся великодушно разрешили жить, но на условиях короля. Любая попытка бунта, переворота или любой другой деятельности, направленной на подрыв королевской власти, пресекалась в зародыше.

Также было введено огромное количество различных ограничений и законов. Знати запрещалось иметь личные армии, суммарно превосходящие королевские, иметь больше двух замков, собирать дань с подданных выше установленных налогов, и так далее в том же духе. Все конфискованное по тем законам имущество переходило в королевскую казну, а оттуда шло в дело. Ибо положение простого люда в те времена было, мягко говоря, бедственным. Доходило до того, что целые поселения вымирали от голода, потому что знать забирала все.

В тех событиях я принимал непосредственное участие и выполнил кучу выгодных контрактов. Различные диверсии, шпионаж, убийства, похищения, заметание следов, перевозка грузов, и все это тихо, быстро, без лишних вопросов и за умеренную плату. Август был одним из моих лучших клиентов. И еще, я совру, если скажу, что мне не нравилось сталкивать Рондарскую знать лбами, а потом смотреть, как они рвут друг другу глотки. Конечно, свою связь со мной Август не афишировал и обо мне знали лишь несколько человек из круга его самых доверенных лиц. Я, в свою очередь, тоже старался не оставлять свидетелей. Эх, крутой был мужик.

Наследники Августа и по сей день крепко держат знать в ежовых рукавицах. Хотя даже это не всегда помогает. Взять хотя бы давешнего виконта, вон его писарь «величеством» величал, если бы об этом услышал кто-нибудь еще, кроме присутствующих на поляне, этот Адалард мигом бы загремел если и не на плаху, то уж точно далеко и надолго.

То место, куда я направлялся, было почти у самой границы со Степным Каганатом. Вот он поинтересней будет.

Каганат возник около четырехсот лет назад. Это объединение различных человеческих ханств и орочьих султанатов, расположенных в одной огромной степи. Сейчас живут мирно, на соседей не нападают, те тоже предпочитают с ними не связываться. Но до объединения султанаты и ханства постоянно враждовали и подвергались нападкам со стороны более «цивилизованных» соседей, которых манили огромные незаселенные пространства и тучные стада домашней животины.

Однажды несколько королевств объединились и попытались выдавить «варваров» с их территорий, в результате чего степняки были вынуждены объединиться и дать отпор захватчикам. Избрали единого лидера, которого нарекли каганом, собрали войска и встретили незваных гостей. В итоге войска королевств были разбиты наголову, а степняки устроили ответный визит вежливости и вернулись домой с богатой добычей. После грандиозной победы было решено оставить все как есть, и со временем в каганат вступили все оставшиеся ханства. А соседи, после еще пары попыток и таких же оглушительных поражений и ответных разорительных набегов, наконец оставили степняков в покое.

Теперь каждый год происходит большой праздник, где вся степь отмечает «день объединения». В это время в столицу каганата, город Испиджаб, на праздник съезжаются все ханы и султаны. Помимо самого празднования, на съезде распределяются места под кочевья, разрешаются некоторые спорные политические вопросы, и если нужно, путем голосования выбирается новый каган, если старый уже не может или не хочет исполнять свои обязанности. Гулянка там происходит знатная, и не утихает где-то неделю.

Через каганат проходит огромное количество торговых путей, и самые крупные - как раз через Испиджаб, «торговое сердце» континента. Город, по сути, - один огромный рынок, если чего-то там нет, значит, этого нет нигде. Также в каганате выводятся и продаются самые лучшие породы лошадей, у них даже эльфы отовариваются, различные лекарственные травы, специи и пряности, сладости и много чего другого. Еще они с недавних пор сдают в аренду соседям некоторые бесхозные земли под пахотные, и имеют с этого нехилую прибыль, в том числе и в виде урожая.

Не знаю, как насчет остального мира, но на этом континенте именно в каганате, еще когда он был разобщен, уже была общеобразовательная система. Все дети в обязательном порядке проходили обучение в специальных заведениях, где их учили читать, считать и писать. Много позже, когда Церковь учредила свои подобные заведения, первое время учителя нанимались именно в каганате. Такие вот «варвары».

Но вернемся к нашим баранам, то есть знати.

До замка баронессы пришлось лететь почти два дня. К сожалению, в тех краях у меня не было обустроенных лежек, так что одну ночь я провел в пути, не хотел терять попутный ветер, а на вторую решил заночевать под открытым небом. К счастью, ночь выдалась ясная и теплая, а у меня на костре был упитанный олень на вертеле. Эх, еще бы пивка, гитару да веселую компанию, и был бы настоящий пикник, но увы. На утро третьего дня я уже вовсю занимался разведкой объекта, паря над замком на солидной высоте и под маскировкой.

Замок, а точнее крепость, явно был построен для сдерживания гипотетической агрессии со стороны степей. Но сейчас это скорее один из многих перевалочных торговых пунктов между Рондаром и Степным Каганатом. Четыре массивные стены, окруженные рвом, открытые настежь толстые ворота из морёного дуба, катапульты, баллисты. В общем, все как обычно. Гарнизон солидный, хоть и заплыл жирком от спокойной, сытной жизни. В принципе, разжиревшая стража не должна стать серьезной помехой. Что же касается баронессы Белинды, то ее особо и искать не надо было. Вон она, сидит на балконе с книжкой и чаек потягивает, даже поисковое заклинание, основанное на слепке ауры, не понадобилось. Спустившись пониже, просто накинул на нее небольшой маячок и направился в сторону горной гряды, искать то место, куда нужно будет доставить груз.

До гряды добрался довольно быстро, развернул поисковую сеть и… направился в сторону дыма от костра. Вдоль гряды, которая тянулась сплошной стеной, шла довольно укатанная дорога, на которой был виден поворот в небольшой проход, ведущий на полянку, стиснутую со всех сторон отвесными скалами. Дым шел из костра, разведенного прямо по центру. А у костра меня дожидалось четыре человека.

Почему именно меня, ведь их там не один, как говорили ранее, а четверо? Ну да, один незнакомец там был, но помимо него там были уже знакомые мне лысый маг, «крыс» и «боров». Незнакомец выглядел куда солиднее, была видна военная выправка. Одет в легкий, я бы даже сказал повседневный, кольчужный жилет, грубые брюки, кожаные ботинки, на поясе видавший виды меч.

Для приземления на поляне было маловато места, так что пришлось садиться у входа. Разумеется, мое появление не осталось незамеченным. Первым встрепенулся «крыс», потому что он сидел лицом ко входу:

- Наконец-то вы добрались! – казал «крыс» подскакивая, следом обернулись и встали остальные.

- Увы, с ветром не повезло, - сказал я, осматривая поляну. – Я так понимаю, что именно сюда нужно доставить баронессу?

- Да, именно сюда, – подтвердил «крыс». – Но у нас появилась еще пара условий, – «крыс» слегка замялся и затараторил. – Не переживайте, ничего опасного или запрещенного вашим списком требований, и мы, разумеется, оплатим сколько скажете.

После моего красноречивого взгляда «крыс» совсем скис и слово взял человек, которого я раньше не видел:

- Меня зовут Волус, я - начальник стражи «Башни ветров», - ну надо-же, хоть кто-то соизволил лично представиться! - Полагаю, вы уже осмотрели замок? – я утвердительно кивнул. – Что вы можете сказать о страже?

- Честно? Скоро доспех на пузе лопнет. Еще я видел, как сразу в трех местах стража на посту играла в кости. Также в одном укромном уголке сразу несколько ваших доблестных защитников распивали бочонок вина, - бедный Волус аж позеленел от злости.

- Вот поэтому мы хотим, чтобы вы их как следует напугали, - прошипел начальник стражи. – Эти дармоеды только и делают, что пьют, играют на посту да по девкам шастают! Никакой дисциплины, даже наказания не помогают! Я хочу, чтобы они наложили в штаны от страха и убежали домой к мамочке! – да он просто рассвирепел.

- Понятно, не первый раз уже подобным занимаюсь. Устрою парочку небольших пожаров, подожгу баллисты с катапультами да прокачу парочку ротозеев в лапах. Не против?

- Нет, эти гнилушки уже давно списать пора, – сказал Волус зловеще ухмыляясь, явно представляя будущее веселье. – К тому же через несколько дней приедет окружная проверка и меня заменит мой старый друг, ох, он им устроит…

- Рад за вас, что-нибудь еще?

- Мы слышали, что вы умеете менять свой окрас, это правда? – спросил уже «боров». Вместо ответа я прямо у них на глазах сменил цвет несколько раз. – А красный можете?

- Насколько красный?

Мне указали на пару повозок, одна из которых была накрыта тканью, стоящих в углублении в скале, которое больше походило на небольшую пещеру. Одну из повозок, ту, что накрыта, я заприметил еще с того момента, как прилетел сюда. От нее веяло одним характерным запашком - драконьей кровью. Подойдя к повозке, заглянул под ткань. Там лежала отрубленная драконья голова и солидный кусок шкуры. Мило. Ящер был ярко-багрового цвета. Сменив цвет чешуи под цвет «образца», вернулся назад к костру.

- Это все? – спросил я и, получив утвердительный ответ, продолжил. – Итак, за смену цвета дополнительную плату не беру, но вот за погром вам придется доплатить еще сорок золотых.

Возражений ни у кого кроме «крыса», икнувшего после того как я озвучил цену, не было. Достав свою книгу, добавил пару строк о дополнительных условиях, дату, подпись и еще две заверенные печати от писцов.

- Когда вы можете приступить к похищению? – спросил «боров».

- В принципе, хоть сейчас. Замок я уже осмотрел, и примерный план прикинул. Даже успел нацепить небольшой маячок на баронессу, чтобы долго не искать.

- Прямо сейчас не нужно, нам необходимо хотя бы пару часов на подготовку, – заявил «крыс».

- Тогда мне нужен какой-нибудь сигнал для начала.

После небольшой паузы ответил начальник стражи:

- Через пару часов я выстрою стражу на плацу для очередных дисциплинарных взысканий. Более подходящий момент трудно представить,- на том и порешили.

Четверка переговорщиков вернулась в замок порталом, а я устроил небольшой перекус остатками оленины. Примерно через час вылетел в сторону замка, продумывая план дальнейших действий. Добравшись до него, заметил, что стража только-только начала стягиваться к плацу. М-да, с дисциплиной тут полный кабздец. Эх, сюда бы сержанта...

Для начала проверил баронессу, сидит в комнате сразу за балконом. В принципе, этот балкон должен спокойно меня выдержать. Далее продумаем план. Обойдемся тремя заходами. Во время первого сожгу технику. На втором заходе подпалю оружейную, где, судя по всему, стража организовала тайный склад бухла. Так что полыхнуть должно знатно. Ну и на третьем уже погоняю саму стражу и заберу баронессу.

Спустя полчаса на плацу собралась почти вся стража замка, не считая тех немногих, кто остался на ключевых постах. Затем появился и сам Волус. На плацу я разместил небольшое заклинание под названием «слухач». Оно позволяло мне слышать все, что происходит на плацу. Начальник стражи рвал и метал, грозился карами всем и каждому, парочку поддатых стражников даже хорошенько побил палкой. Под конец он произнес следующее:

- Вот если бы боги послали на вас кару с небес… - и посмотрел в небо.

Сигнал получен, начинаем потеху. Находясь спиной к солнцу, снял маскировку и с магически усиленным ревом пронесся прямо над плацем. Стража, вместо того чтобы перегруппироваться и приготовиться к отражению атаки, с воплями бросилась кто куда.

Первым делом поджег баллисты на стенах, они самые опасные. Далее, зависнув над специальной площадкой для катапульт, хорошенько обдал их огнем. Машины, хоть и с большой неохотой, но загорелись. Затем ушел вверх и начал разворот по широкой дуге для второго захода.

Ух ты, мне навстречу полетели жиденькие стрелы. Впрочем, те немногие что попадали, все равно рикошетили от чешуи. Цель номер два - оружейная. Те стражники, которые хоть что-то помнили о своем долге, уже были там и разбирали луки и арбалеты. Так что я поджег строение с противоположной от входа стороны, добавив еще и магией, чтобы огонь сразу попал внутрь. Удостоверившись, что его уже потушить не смогут, снова начал набирать высоту и примериваться для последнего захода.

На третьем заходе мне удалось выяснить источник прицельной стрельбы. Это была небольшая группа бойцов, выгодно отличавшаяся на фоне остальной стражи. Видимо, охрана виконта. Но их было настолько мало, что на них можно особо не обращать внимания. Только второе веко не поднимать, а то еще в глаз схлопочу стрелу.

Приземлившись на стену, схватил особо упитанного стражника, пытавшегося спрятаться в дозорной башне, которого приметил еще на плацу. Внимательно посмотрел на него, облизнулся и открыл пасть. Бедолага побледнел, завизжал тоненьким женским голоском и хлопнулся в обморок. Для вида попробовал его на зуб, чуть поцарапав доспех, сплюнул и сбросил со стены. Тут невысоко, три-четыре метра, упадет прямо в кучу соломы пополам с навозом.

Потом я спрыгнул во двор и встал на четвереньки. Если уж отыгрываю дикого дракона, то нужно это делать до конца. Во дворе порезвился пару минут, гоняя стражу то туда, то сюда, а заодно подпалил пару построек, но так, чтобы их можно было легко потушить, еще пару снес хвостом и выбил несколько окон замка меткими бросками вопящих стражников. Ну, поиграли и хватит, думаю, такое унижение они не скоро забудут.

Взлетев, приземлился на балкон комнаты баронессы. Белинда все еще была там, сидела за столиком и потягивала чай с пирожными, и делала это так, как будто вокруг вообще ничего не происходит. В комнате также был один из рыцарей виконта. Тот, увидев меня, опустил забрало и взял двуручник на изготовку. Балконная дверь даже была не закрыта, так что я просто толкнул ее рукой и отвесил рыцарю легкий щелбан, от которого тот отлетел к стенке и сполз вниз. Не сказать, чтобы я его сильно приложил, но, видимо, свою роль он хорошо знал и попыток подняться не предпринимал.

Баронесса Белинда отставила пустую кружечку, встала, поправила платье и вышла на середину комнаты. Вот тут меня начали терзать смутные сомнения. Аккуратно взяв ее в лапу, потянул к себе. Тут же входная дверь распахнулась и на пороге появился виконт Адалард собственной персоной, весь в дорогущей, золоченой броне. Позади него стояли пара латников и какой-то мужик преклонного возраста, судя по одежде — барон.

- Отпусти мою дочь! – закричал, уже точно, барон.

- Отпусти мою возлюбленную, чудище, или приготовься к смерти! – вторил ему виконт, направляя на меня свою бутафорскую рапиру.

Прееедки, лучше бы он и дальше молчал. Да от этого голоса молоко скиснуть может!

- Да как ты смеешь! Отпусти меня, – подала голос баронесса, легонько стуча кулачком мне по пальцу. Однако делала она это настолько наигранно и фальшиво, что мои подозрения начали все больше крепнуть.

Проигнорировав всех троих, оттолкнулся от балкона и свечкой ушел в небо, взяв баронессу уже в обе лапы и наложив небольшое защитное заклинание. Затем взял курс на то место, куда нужно доставить баронессу. Весь путь она не кричала и не вырывалась, явно наслаждаясь полетом.

Вернувшись на поляну, выпустил баронессу из рук, а сам спокойно сел перегораживая выход, достал из кармана напильник и демонстративно начал править когти. Белинда, в свою очередь, начала демонстративно поправлять примятое платье и слегка растрепанную прическу. И тут же, внезапно, на поляне появилась пятерка людей. Лысый маг, несколько лакеев, у одного из которых был стол, у второго стул, третий держал продуктовую корзинку и термос, а также девица с косметичкой. Поставив стол и стул, на котором тут же оказались чашечка чая и легкие закуски, полностью распакованная косметичка и зеркальце. И весь лишний народ дружно поклонился и исчез так же внезапно, как и появился. На все про все у них ушло от силы секунд пять. Если честно, я даже не удивился. Баронесса спокойно села за стол, немного поправила макияж и принялась цедить чай из чашечки.

- Ну и для кого был весь этот спектакль? – спокойно поинтересовался я, в принципе уже зная ответ, а также возвращая чешуе свой обычный светло изумрудный цвет.

- Просто мой отец вбил себе в голову, что мой жених, прежде чем жениться на мне, должен отбить меня у дракона, – спокойно ответила Белинда.

- Поосторожней с такими желаниями, они могут и сбыться. Кстати, а чья это была идея? – спросил я, продолжая править когти.

- Идея? Адаларда. Хоть по нему и не скажешь, но он умеет головой работать. Правда, о том, к кому обратиться и где вас искать, уже подсказала я. Вы как-то устроили свадьбу моей подруги Карлы.

- Было такое, три года назад, – сказал я после небольшой паузы. – Из-за погоды полет приходилось дважды переносить, на третий пришлось самому тучи разгонять. А если отец узнает о постановке?

- Этот старый пердун дальше своего носа не видит, – фыркнула баронесса. – Последние пять лет я сама заведую всеми делами семьи. К тому же, наш брак с Адалардом будет выгоден всем, и король его уже одобрил.

Оооо, а баронесса основательно подготовилась. Нужно было тройную цену заломить. Что я и сказал вслух.

- Именно поэтому виконт вам ничего и не рассказал,– сказала баронесса, слегка улыбаясь.

- А этот откуда? – я указал на повозку с останками дракона.

- Адалард купил его у драконоборцев, недавно появившихся здесь… Странные они были какие-то, больше на наемников походили.

- И были экипированы в ширпотреб из дорогой стали? – спросил я слегка напрягаясь.

- Да, так и есть. Какие-то проблемы?

- Пересекался. Точно не уверен, но в Орине они пытались перевезти королеву рахн. В итоге мне пришлось зачищать новообразованное гнездо. Также знающие люди советуют держать с ними ухо востро, и ими активно интересуются паладины Церкви. Достаточно?

- Спасибо за предупреждение, будем иметь в виду, – сказала Белинда, задумчиво глядя на повозку. И ведь серьезно отнеслась к предупреждению, по глазам видно.

Примерно через час на поляне оказался Адалард со своей свитой. Мне на руки выдали мой гонорар, слегка удивив им. В мешке, вместо двухсот сорока монет, оказалось ровно три сотни. Небольшой бонус за хорошую трепку стражи, помощь в утилизации списанной оборонительной техники и арсенала, а также за быстро и качественно выполненную работу. Как оказалось, барон Стефан, отец Белинды, сейчас глотает успокоительную настойку ведрами, и пообещал Адаларду, помимо руки и сердца дочери и отцовского благословения, золотые горы и все на свете, лишь бы тот вернул дочурку в целости и сохранности.

Закончив формальности в своей книге, забрал оплату и пожелал будущим молодоженам счастья, несмотря на то, что их брак будет скорее по договору, нежели по любви. Но как знать, иногда чудеса всё-таки случаются. В общем, я отправился домой.

Пока с меня хватит знати с их заморочками.



До дома пришлось добираться более двух суток, летел без сна и отдыха. Почти все это время дул встречный ветер. Когда я, наконец, добрался до своего логова, то сил уже не было ни на что, кроме как просто лечь и уснуть, после помещения всего заработанного золота и прочего инвентаря в сокровищницу.

Наутро, а точнее уже ближе к обеду, провел свою обычную утреннюю зарядку, позавтракал, проверил логи сигнализации и прикинул список дел на сегодня. Для начала пустить в ход закваску для хлеба, которая вот уже пять дней стоит в холодильнике. Затем разобрать бардак в сокровищнице, лет пять там не прибирался. Ну и, если останется время, сесть и «выпотрошить» амулеты, которые я снял с той повозки в гнезде рахн. Насколько я помню, там была пара-тройка интересных плетений. Я собирался это сделать еще на прошлой неделе, но все карты мне спутал внезапно свалившийся контракт.

Итак, начнем по списку.

Первым делом достал из кладовки большой раскладной стол, с боем отбитую у пауков муку, соль, чашу под тесто, а также горшок с закваской из холодильника. Стол разложил на небольшой площадке чуть в стороне от входа в пещеру, рядом с кучей огнеупорных кирпичей, которая после примерно получаса не очень тяжелого труда превращается в печь. Затем принес воды и начал месить тесто. Для хорошего хлеба многого не нужно, мука, вода, соль и закваска. Все остальное излишние извращения.

Закончив с замесом, оставил тесто в чашке, накрыв ее сверху тканью. Пока оно поднималось принес несколько противней, камень-часы, специальный ящик для готового хлеба, быстро сложил печь, заправил ее дровами и поджег их. Пока разгоралось топливо и нагревалась печь, разделил тесто на небольшие, равные порции и разложил их по противням, всего получилось четыре. Хоть для человека булки и будут довольно большие, но для меня они на один укус. Если я попытаюсь сделать хлебушек под свой размер, то получится неаппетитное нечто, сгоревшее снаружи и сырое внутри.

Когда печь разогрелась до нужной температуры, разобрал одну из стенок, поставил первый противень и снова заложил кирпичами. Взял камень-часы - две каменные полусферы с насечками, повернул их в разных направлениях до щелчка, поднес к уху:

- Хе-хе, тикают, – сказал я, ставя их на печь. Примерно через сорок минут они издадут протяжный звон.

Сам я сидел перед печью и следил за огнем, время от времени подкидывая дрова. Вообще, все эти кирпичи я сделал сам и довольно давно. Пришлось попотеть с трансмутацией глины, но в итоге у меня вышли кирпичи, которым не страшны ни холод, ни жара, ни влага, прочные как гранит и довольно легкие.

Часы разразились продолжительной трелью. Вынул один кирпич и заглянул внутрь. Пять рядов зажаристых булочек и запах свежего хлеба на всю поляну. Вынул противень, тут же поставил второй и взвел камень. Готовые булочки отправились в ящик, в котором они и через месяц будут как только что испеченные - горячие, мягкие и хрустящие. Правда, последнюю закинул сразу в рот. Мммм, кайф.

Итак, когда я менял третий противень на последний:

«Дзынь…»

- Квакуи! Кого там еще демоны несут?! – серьезно, дайте отдохнуть!

Подключившись к сигнализации малость поостыл. Лори, Сэдрик и еще пятерка примелькавшихся здесь гвардейцев. Эх, приплыли, то по полгода никто не заходит, то целый месяц от двуногих отбоя нет. В общем, бурча себе под нос, пошел ставить чай и, попутно, сразу заполнил контракт на охрану.

Группа показалась на поляне сразу же после того как я достал последний противень. Запах был на всю поляну, и я отчетливо слышал дружное урчание семи желудков. Так что последний противень оставил на столе.

- Привет, Дядя Драг! Хлеб печешь? – сказала Лори, спрыгивая с лошади.

- И как узнала? – сказал я с фальшивым удивлением. – Привет, Сэдрик, три вопроса: сколько, кто и чай будете?

- Отвечу по порядку, - ответил эльф, слезая с лошади. – Во-первых - не знаю. Во-вторых - не знаю. И в-третьих, – он оглянулся на пять пар глаз, смотрящих на него с надеждой. – Скорее всего будем.

- Так, стопэ, как это «не знаешь»? - искренне удивился я. Чтобы Сэдрик и не знал кто на этот раз покушается на принцессу?

Между тем обратился к Лори и остальным гвардейцам:

- Чай готов, где кружки знаете. А с тобой, остроухий, отойдем поговорить.

Лори повела стройную шеренгу гвардейцев в пещеру, а мы с эльфом отошли чуть дальше, к окраине поляны. Убедившись, что никто нас не услышит, лег на живот и подпер голову кулаком, показывая, что я внимательно его слушаю. Эльф сел на землю, скрестил ноги и потирая глаза заговорил уставшим голосом:

- Все началось неделю назад. Кто организатор даже близко определить не получилось. Все исполнители, кого удалось взять живьем, покончили с собой. У одного был яд в фальшивом зубе, у второго лезвие за щекой, третий просто разбил себе голову о стену, а четвертый вообще перегрыз себе вены. Это явно не гильдия, не мятежные дворяне, даже Норготские убийцы себя так не ведут. Причем исполнители всегда разные, некоторые явно профессионалы, другие дилетанты. Последней была девица из прислуги, которая работала во дворе уже три года, и она явно не была засланной, скорее всего ей промыли мозги. Придется еще раз проверить всю прислугу в замке, и не только прислугу. Поэтому мы с его величеством решили отправить принцессу сюда, пока хоть немного не разберемся в ситуации. Нам нужна пара месяцев как минимум, – значит, Лори здесь надолго. Не сказал бы что я не рад, все-таки как-то уже привязался к этой девочке.

- Хреново… Ладно, в таком случае оплата ежемесячно. К тому же, скоро у меня должна начаться линька. Придется взять ее с собой в горы на источники.

- Посмотреть на голого дракона? – хихикнул Сэдрик, явно вспоминая самый первый раз, когда я взял с собой Лори на линьку. После того случая она пару лет краснела как помидор, каждый раз, когда меня видела.

Немного посмеявшись завершили оформление контракта, заодно я получил аванс. Всего двадцать пять золотых, это семейство у меня уже давно солидную скидку выбило.

- Ах да. Тут вам канцлер еще кое-что передал, – сказал эльф, когда вернулся к лошади и достал из седельной сумки солидный мешок денег. – Награда за королеву рахн. Впечатляющий экземпляр. И передайте мне долговую расписку графа Аттоса, пожалуйста.

Пожав плечами, принял мешок с монетами. Двести пятьдесят золотых - неплохо. Сэдрик присоединился к чаепитию у печи, а я потопал в пещеру за свитком. На обратном пути зачерпнул в кружку чай, и взяв немного копченого мяса, также присоединился к истребителям халявной свежей выпечки. Боюсь, потом придется еще раз тесто ставить.

В итоге вышел неплохой пикничок, посидели с чаем и бутербродами, правда котел пришлось вытащить на поляну. Посидели, поболтали, гости мне рассказали последние новости, Лори похвасталась достижениями в учебе. Правда, после вопроса об окончательном выборе кандидата на «руку и сердце» стушевалась и предпочла сменить тему. В итоге истребили полпротивня сдобы и треть котла чая. И куда только влезло? Ах да, в меня… Ну ладно, гвардейцы похоже еще бы посидели, но Сэдрик скомандовал подъем. Гвардейцы принялись сгружать багаж, а эльф давал принцессе уже привычные последние указания: без моего ведома далеко не ходить, не сбегать, на людях, если здесь такие будут, не светиться, браслет и кулон с маячками не снимать. И вообще, быть умничкой и сильно на нервы большому и злому дракону не действовать, а то съест. Или еще хуже, позовет одного остроухого командира гвардии, чтобы выпорол.

Выпроводив наконец Сэдрика и сопровождение, перетащил сумки принцессы в пещеру. Одежда, книги и немного косметики. Было бы перед кем красоваться, еще… комплект легких кожаных доспехов и меч и лук со стрелами? Ну, видимо, принцессу все-таки решили обучить основам самообороны.

Достал из кладовки шкаф, стол, стул, кресло и диван для принцессы, и поставил их рядом со своей кроватью. Еще, по задумке, у Лори должна была быть кровать, но она быстро сменилась небольшим диваном, потому что кое-кто предпочитает спать у меня под крылом. Оставив рыжую принцессу разбирать вещи, пошел убирать производственный беспорядок. Готовый хлеб, соль и муку убрал назад в кладовку. Стол протер от остатков муки и теста, сложил и убрал туда же. Грязную посуду, в том числе и оставшуюся после чаепития, отнес к ручью и вымыл. Печь, пока не остынет, трогать не буду. С этим разобрались, пора браться за сокровищницу.

Рыжая принцесса все еще раскладывает свои вещи в шкаф. Вот копуша.

Открыл сокровищницу и окинул взглядом предстоящий подвиг. Дополнительного желания не прибавилось, однако рано или поздно от этого бардака все же придется избавляться. Первым делом сходил за ведром воды и тряпкой, и направился к одной из пяти небольших корзин, расставленных по периметру пещеры. В каждой корзине было много крупных ячеек, чтобы воздух беспрепятственно проходил внутрь и наружу. Подняв первую корзину, обнаружил там пушистый серый шар из пыли на тонкой спице. Накинув на шар мокрую тряпку, взял его за спицу и окунул в ведро, помотал им из стороны в сторону. Назад выудил уже небольшой, чистый стеклянный шар. Обтер его и поставил спицу с шаром назад под корзину. Конструкция простая, но эффективная. Шарики притягивают пыль, а корзины не дают ей разлетаться, попутно фильтруя воздух в помещении. Проделал тоже самое с оставшимися четырьмя корзинами, после чего вода в ведре превратилась в жидкую грязь. Ведро выплеснул под кусты на окраине поляны и вернулся назад.

Стоя на пороге и думая с чего бы начать, вдруг почувствовал, как кто-то, кто бы это мог быть, начал дергать меня за гребень на хвосте. Обычно я держу его сложенным и расправляю только в полете, ну или, когда нужно выглядеть посолидней. В общем, встопорщив его, сразу же почувствовал, как одна принцесса начала карабкаться по нему как по лесенке. Добравшись до шеи перепрыгнула на левое плечо и ухватилась за заранее подставленный большой палец крыла.

- Что делаешь? – раздался любопытный голос с плеча.

- Собираюсь разобрать вот этот бардак, – сказал я, указывая на свою сокровищницу.

Если подумать, то еще одна пара рук, хоть и маленьких, не помешает.

- Если разберешь вот эту кучу бижутерии, - указал на кучу ювелирных украшений. – Можешь оставить себе парочку понравившихся.

- Ураааа! – раздалось с плеча.

Лори перепрыгнула на подставленную ладонь, и я опустил ее прямо перед кучей. Затем расстелил пяток мешков и принялся объяснять:

- Смотри, сначала разложи все на три кучи. В первую сложи простые побрякушки без инкрустации и магии. Во вторую все, во что вставлен хотя бы один, даже самый крохотный камень. В третью, все у чего есть хотя бы намек на магию. Затем, первую кучу разбери по этим мешкам, - я указал на разложенные мешки. – В первый - серебро, во второй - золото, в третий – то что сделано сразу из обоих металлов или еще чем-нибудь инкрустировано. Медь, бронза, сталь и прочее – в четвертый мешок. Магическое и с камнями оставь, я сам разберу. Все ясно? – принцесса энергично закивала, пожирая глазами кучу дорогой и не очень бижутерии. – Тогда вперед.

Сам я занялся проверкой различных артефактов, проверял и менял накопители, раскладывал по местам. Затем монеты. Это добро пришлось, в прямом смысле, грузить лопатой в специальные пространственные сундуки. Работают на манер моего кармана, сколько ни сыпь в него, а выше определенной отметки содержимое не поднимется, хоть сам туда нырни. Правда, вес никуда не девается, и двигать их приходится путем нехитрой манипуляции уже с моим карманом.

Проверил и расставил по порядку книги и свитки. Даже последний сборник анекдотов, который нашел пару недель назад, поставил на полку. Затем проверил секцию брони и оружия. Поскольку за последнее время ничего путного не попадалось, то там и разбирать было нечего.

- Я закончила!

Так, проверим что там у Лори. Неплохо, все разложено так, как я и говорил.

- Молодец, – похвалил я принцессу. – Ты же помнишь, что я сказал только парочку?

- Угу.

- Тогда зачем тебе эти составные кастеты?

- От убийц отбиваться! – сказала Лори разглядывая по два ряда колец и перстней на каждой руке.

- А цепочки и подвески чтобы злых духов отгонять?

- Ага, и еще чтоб вампиры шею не прокусили!

- Так, выбирай пару самых красивых, все остальное по мешкам, – сказал я строгим голосом.

- Но они мне все нравятся… - начала канючить рыжая. – Четыре.

- Три или будешь спать на диване.

- Буууу, Дядя Драг - злюка. – надула губки принцесса, однако начала снимать лишние украшения.

Увы, но в сокровищнице я провозился почти до самой ночи. Пришлось перебрать все расходники, проверить накопители, амулеты и заклинания на них. Проверить и перезарядить медицинские артефакты, зелья и порошки. Также перебрать и отсортировать все материалы, слитки, камни, бумагу и прочее.

Разобрать рабочий стол в конце концов. Почистить и убрать по местам ювелирные, алхимические и письменные инструменты. Перебрать заготовки, рунные камни, печати и прочее, прочее, прочее.

В общем, поужинав на скорую руку, завалились спать. Лорианна, уже как обычно, забралась ко мне под крыло и улеглась прижавшись к моему брюху. Уснула она почти сразу. И я следом за ней.



С добрым утром, сказал я себе. Ранним утром. Бывают же такие моменты, когда вроде устал за вчерашний день, и планировал поспать допоздна, но внезапно подскакиваешь ни свет, ни заря и сна ни в одном глазу. Ну вот, такая же фигня.

Аккуратно развернулся из состояния «кольца», чтобы не разбудить подопечную, сполз с кровати. Принцесса только что-то пробормотала во сне и перевернулась на другой бок, с головой укрывшись одеялом, только нос торчит. Посмотрел на нее, покачал головой и пошел проводить свои привычные утренние процедуры. Умылся, сделал зарядку, затем легкий завтрак из нескольких бутербродов, запил их разогретым чаем и помыл всю грязную посуду. Принцесса так и не проснулась…

Вчера я кое-что не успел сделать, придется наверстывать сегодня. А именно, разобраться в амулетах. Так что я отправился в сокровищницу, за свой рабочий стол. К счастью, вчера во время уборки разложил на нем все необходимые инструменты. Лезть в магический амулет, это вам не книжку открыть.

Итак, вот я опустил свое хвостатое седалище на мощный, дубовый табурет. Передо мной мой «стол», если можно так назвать глыбу трансмутированного гранита. Инструменты представляют из себя мой блокнот для записей, пару серебряных спиц и самое главное, шестиугольную плиту из белого кварцита. У нее длинное и заковыристое название, но я называю ее просто – «отмычка». Гномам, которые ее изготовили, пришлось отвалить кругленькую сумму, но каждая монета того стоила. На самой плите полный джентельменский набор: пентаграмма, руны и геометрические символы, все как будто выжжены под полированной поверхностью камня. Над «начинкой» уже работал лично я сам, хоть и по книжке.

Поместил один амулет прямо в центр пентаграммы. Всего этих амулетов в повозке было двенадцать, по четыре по бокам, два спереди и два сзади. Пару оставил себе, остальное отдал паладину перед отлетом из той деревни мельников. Сначала активировал защиту, амулет заволокло белесой пленкой, затем его накрыл небольшой купол и пространство между ними заполнилось молочным туманом. Спустя секунду всего этого уже не было. Точнее не было видно, однако защита никуда не делась. Довольно часто маги оставляют в своих амулетах и артефактах неприятные подарки для излишне любопытных коллег, плагиатчиков никто не любит.

Теперь по порядку. Открываю блокнот и начинаю подробно описывать внешний вид амулета. Диск из алхимического железа, довольно дорогой материал, радиусом тридцать сантиметров, покрыт стандартным руническим письмом. Также имеется четыре сквозных отверстия для гвоздей, грубо, но эффективно. Теперь заглянем вовнутрь.

Отложил блокнот и взял спицы. Скрестил их над амулетом и легонько ударил друг о друга. Повинуясь команде, над амулетом начала постепенно вырисовываться иллюзия в виде паутины плетений, заложенных в него. После того как иллюзия сформировалась, разные ее части начали менять цвет. По изменению цвета можно определить, где заканчивается одно заклинание и начинается другое. Я удивленно присвистнул, и начал спицами разъединять элементы, более-менее систематизируя их, а также делая записи в блокноте.

Весь диск был забит плетениями под завязку. У разных материалов разная степень вместимости, да и размер играет не последнюю роль. Как не крути, но в нитку поместится куда меньше, чем в целое платье. Тот, кто его сделал, не был дилетантом, но и умудренным магом-артефактором тоже. Тут больше виден юношеский напор и полет фантазии, нежели отточенные и выверенные конструкции. Но при этом сохранен четкий баланс с энергопотреблением, чтобы диск, который сам по себе являлся неплохом накопителем, вырабатывал энергии ровно столько, чтобы хватало на поддержание заклинаний. Отсюда и растут ноги проблемы с характером работы системы. На дублирующие и страховочные меры просто не осталось места.

Плетения в амулете были в основном двух типов, маскирующие и стазисные. На проверку маскировка ничего необычного из себя не представляла. А вот со стазисом уже интересней. Конструкция хоть и громоздкая, да и много лишних элементов, создателю явно не хватает опыта, однако результат отменный. Крайняя степень замедления всех жизненных процессов организма цели, а точнее почти полная их остановка, без какого-либо вреда. Поясню, при помощи этого заклинания смертельно раненый может продержаться до полугода, если заряда накопителя хватит. Главное правильно настроить плетение. Хотя блок настройки здесь имеется, так что это дело всего пары секунд.

Также здесь есть еще пата заклинаний. Небольшая, хорошо спрятанная «бомбочка», которая полностью стирает все содержимое амулета, и еще одно странное заклинание. Оно выбивалось из общей картины и занимало, если можно так сказать, центральную часть амулета, а все остальное выстроено вокруг него. Это плетение явно было создано кем-то другим, другой «почерк», к тому же на порядок сложнее. Да что там, подобное плетение вообще работать не должно, оно должно было либо рвануть, либо схлопнуться. Однако вот.

Я, наверное, часа два пытался понять, что это за заклинание и для чего нужно, пока меня не осенило, это – «ошейник». Плетение должно было взять под полный контроль разум объекта. Еще имелось несколько точек для соединения с другим заклинанием извне, «поводком». В целом на долгий контроль заклинания просто не хватит, максимум минуты две. Но этого времени с лихвой хватит на то, чтобы отдать жертве четкие инструкции. О-ля-ля…

Надо будет потом показать Сэдрику и Лазарю. Интересно, за сколько они купят подобную информацию? А может Церкви?...

Из раздумий меня вывело настойчивое подергивание за набалдашник на хвосте. Повернув голову, глянул себе за спину, благо длинная шея позволяет. Возле моего хвоста стояла, сюрприз-сюрприз, принцесса, правда уже одетая, умытая и бодрая. Поднял хвост вместе с ухватившейся за набалдашник принцессой и опустил ее на стол рядом с собой.

- С добрым утром, соня. Точнее сказать, почти обедом. Давно проснулась?

- Уже час как, где мой завтрак?

- В лесу бегает, иди, поймай. – сказал я шутливым тоном, делая последние записи в блокноте.

- А вдруг там убийцы?! – поддельно ужаснулась Лори.

- Бедные убийцы… - в ответ принцесса ткнула кулачком мне в руку. - Эх, сейчас, почти закончил.

- А что делаешь? – спросила она, вглядываясь в кружащие над столом плетения.

- Да так, выпотрошил один амулет, который нашел не так давно.

Закончив записи, отложил блокнот, а ручку убрал в карман и потянулся к спицам, чтобы убрать иллюзию.

- Ну вот и все, сейчас я уб…

- Уничтожь его, – сказал принцесса просто ледяным голосом, и указала на плетение ошейника. – Этой мерзости не должно существовать в этом мире.

- Чт... – недоуменно перевожу взгляд с Лори, которая аж в лице изменилась, на иллюзию плетения.

Взгляд жесткий и колючий. Никогда ее такой не видел, а ведь с пеленок знаю. Подпер голову кулаком и начал выстукивать когтями дробь по столу, смотря на злосчастное заклинание.

- Знаешь, твоя правда. Не потому, что я имею что-то против подобных заклинаний в целом. Просто этот экземпляр вызывает у меня…

- Страх. Отвращение. Безысходность.

- Ну, знаешь!... – квакуи, и ведь правда.

- Уничтожь его, – повторила принцесса, как будто не своим голосом.

- Ладно, ладно. Вот.

Я взял спицу и ткнул ею в амулет, прямо в центр. По диску тут же, с легким треском побежали небольшие статические заряды, сработала «бомбочка». Проверил, скрестил спицы и ударил друг о друга. Нуль реакции. Все, амулет пуст.

- Довольна? – поинтересовался я у принцессы.

- Вполне, – ответила она все тем же ледяным голосом.

- Так, и что с тобой та…

- Пошли завтракать! – и снова тот беззаботный голосок, как по щелчку пальцев она снова переменилась.

Снова с озорной улыбкой, она подошла и ухватила меня за палец. Я поднял ее и опустил со стола. Оказавшись на полу, Лори вприпрыжку побежала из сокровищницы, а я смотрел ей в след, скрипя извилинами и пытаясь понять, что только что произошло. Не нравится мне это, надо будет потом прижать Сэдрика, а еще лучше Мартина, и поговорить с ними по душам.

Подумав, достал второй амулет. Поподкидывал его как монетку, затем поместил в центр пентаграммы к первому, и также ткнул спицей в центр. Лучше перебдеть. Вздохнув, убрал обе пустышки и поднялся из-за стола. Лори демонстративно сидела за своим столом, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди.

- Чай-кофе?

- Кофе! – кто бы сомневался.

- Каша-бутерброды? – спросил, беря котелок для воды, а затем поджег стопку дров.

- Бутерброды!

Сходил к ручью, набрал воды в котелок. А заодно, уже по привычке, прихватил разложенное на камнях полотенце и разбросанную пижаму. Ничего не меняется. Вернувшись, мимоходом кинул на принцессу ее вещи и подвесил котелок над огнем. Тем временем, возмущенно фыркая, принцесса стянула с головы свое полотенце, растрепав прическу.

- Оно же еще не высохло! – не знаю, что ее больше возмутило, мокрое полотенце или подпорченная прическа.

- Ну так высуши его магией, – флегматично ответил я.

- Лазарь говорит: «- Магию нужно использовать только для великой нужды. Если мы будем перекладывать на нее всю повседневную работу, то закончим как Ванирцы».

- Да? А сушка волос относится к этой «Великой нужде»?

- Да, – коротко ответила Лори, я лишь покачал головой и пошел готовить кофе.

Сделал принцессе пол десятка бутербродов, а заодно и себе, устроил второй завтрак. Прикончив кофе с бутерами, поинтересовался у подопечной:

- Что сегодня намерена делать?

- Валяться на диване с книжкой.

- Хорошо, если что, я буду у себя. Есть пара идей, которые хочу проверить.

- Что-то нашел в том амулете? – догадалась Лори. – Только не забудь обед приготовить.

- Не забуду, если напомнишь.

Итак, рыжая принцесса, как и говорила, пошла на диван с книжкой. Судя по обложке, какие-то розовые сопли. А я потопал назад в сокровищницу. Взяв пару накопителей и одну пустышку, уселся за стол. Открыл блокнот и углубился в нужные записи, постепенно выстраивая в голове прототип плетения. Чтобы плести, магии не нужно. Когда заклинание было готово, просто вложил его в пустышку и запитал от одного из накопителей.

В этом деле главное концентрация. Большинству магов, особенно новичкам, приходится создавать конструкции из нескольких связанных блоков плетений, создавая и запитывая их по очереди. Матерые архимаги, конечно, уже не размениваются на мелочи и создают сразу целые многоуровневые конструкции. Вот только чем сложнее, тем выше риск сбиться и что-то напутать. Даже одна небольшая мелочь может привести к абсолютно иному результату. Например, в место дождя может пойти град, или вместо призыва земного элементаля получишь лишь кучу грязи. Я уже молчу о том, что оно может просто рассыпаться или рвануть.

Управился быстрее, чем ожидал. Ошибок вроде нет, так что можно переходить к следующему этапу – полевым испытаниям. Выйдя из сокровищницы, прихватив еще пару накопителей, услышал со стороны дивана томный вздох. Принцесса лежала на диване и читала, закусив палец. Присмотрелся к страницам…

«…и вот Серрена оказалась в жарких объятиях своего возлюбленного эльфа. Их губы слились в страстном поцелуе, который унес их обнаженные тела и пылающие души в водоворот необузданной, дикой страсти…»

Без комментариев… А ведь раньше книги были на вес золота. Но с появлением типографий, их ценность резко упала и книжные лавки постепенно начали заполнять такие вот «произведения». Покачав головой, который уже раз за день, отправился в кладовку и достал оттуда длинный, узкий ящик с крышкой. Со словами «я скоро вернусь» вышел из пещеры и отправился в сторону озера.

Здесь есть один небольшой, удобный пляж, пара метров мелководья и крутой обрыв почти до двадцатиметровой глубины. Идеальное место для рыбалки. Оставив ящик на берегу, подошел к обрыву, опустил втрое веко и нырнул головой вниз. Оказавшись на дне, начал высматривать подходящий экземпляр. Этот слишком крупный… мелкий… мелкий… о, идеально. В ямке неподалеку притаилась рыбина длинной под полтора метра и весом килограмм на пятнадцать. Мне она нужна живой, так что никакого электрошока. Быстренько сплел сеть из силовых линий и накинул на рыбу. Та начала метаться из стороны в сторону, однако избавиться от невидимой ловушки никак не могла.

Подождав, пока будущий подопытный выбьется из сил, подтянул к себе. Затем всплыл и выволок за собой на сушу свою добычу. Без воды рыбина и минуты не протянет. Сняв сеть, положил ее в ящик, а затем активировал заклинание стазиса. Рыба перестала трепыхаться и покрылась тонкой белесой паутиной. Кивнув, оставил в ящике накопитель для поддержания заклинания. Закрыл крышку и оставил на солнцепеке. Еще на всякий случай поставил пугалку для всяких любителей свежей рыбы.

Немного подумав, нырнул еще раз и выплыл с еще парой рыбин помельче. Сегодня на обед уха.



Пойманную рыбу выпотрошил там же на берегу при помощи когтей, тушки оставил в ручье, а сам пошел за котлом. Лори все так же лежала на диване, вцепившись в книжку. Судя по обилию вздохов, охов и ахов там сейчас описывалась очень пикантная сцена. Сходил к ручью, порубил рыбу на куски своим многофункциональным набалдашником. Затем, вернувшись, подвесил котел на треноге над огнем и закинул немного специй. После достал из кладовки ящики с луком, морковью и картошкой, и еще один пустой. Расставил ящики возле очага. Зачерпнув по жмене моркови и лука, кинул их в пустой ящик и нажал на его стенке небольшие значки с изображением целых овощей. Те тут же взлетели, быстро вращаясь вокруг своей оси и с них начала облетать кожура. После очистки овощи собрались в одном месте плотной кучкой, которую я тут же закинул в котел к рыбе. Убрал ненужные ящики назад в кладовку, затем сел возле очага, глядя на огонь и грызя только что выросшую у меня в руке сосульку.

Когда рыба сварилась, вытащил все содержимое шумовкой и отправил все в тот же ящик, где рыба тут же лишилась костей и была нарезана на мелкие кусочки. Вернул рыбу назад в котел, сверху добавил картошки, немного соли и риса.

Когда суп был готов, позвал принцессу обедать. Ноль реакции. Пошел к дивану и легонько потыкал ее когтем. Никакого эффекта. Взял в лапу, слегка потряс. Результат тот же. Кончиками когтей забрал книжку.

- Эээээй, отдай! На самом интересном! – «ожила» принцесса.

- Обед, – коротко сказал я, опуская Лори.

- Верни! – продолжала канючить рыжая, протягивая руки вверх.

- Верну, когда поешь, – отрезал я, кладя опасную литературу на полку с посудой.

- Буууу, тиран, – насупилась та.

Когда она съела две тарелки супа, пришлось вернуть книжку назад. Цапнув макулатуру, принцесса запрыгнула на диван и, глянув на меня волком, снова с головой ушла в чтение. Я уже собирался ставить чай, как сработала сигнализация.

«Дзынь…»

Хм, кто-то неизвестный… один на лошади… маловато металла для чайника. На клиента тоже не похож, денег нет почти совсем. Да и для убийц рановато, обычно они только через неделю-другую начинают появляться. Хотя, учитывая тот факт, что о заказчиках ничего неизвестно, существует ненулевая вероятность, что они уже прознали о том, куда делась принцесса. Ладно, сначала поглядим, а уже потом решим.

Подошел к Лори и потыкал ее когтем. Та тут же захлопнула книжку, прижала ее к груди и чуть ли не зашипела на меня. М-да.

- У нас гости, сиди здесь и не высовывайся, пока не вернусь.

- Угу, ясно, – сказала она, снова открывая книгу и отворачиваясь от меня.

Теперь в сокровищницу, взял пару накопителей и засунул в подкожный кармашек. Пусть будут, но не понадобятся. Закрыл сокровищницу, а потом, на выходе из пещеры, включил силовой барьер. Лори или меня он пропустит туда и обратно, а вот постороннего – нет. Даже закинуть туда ничего не получится, барьер не пропустит ни склянку с ядом, ни заклинание, ни газ.

Вышел, лег на живот и подпер голову кулаком, стал ждать непрошенного гостя.

«Дзынь…»

Еще один? Хм, девушка… также на лошади, металла и денег еще меньше. Что-то подозрительное, если честно. Первый уже почти добрался до поляны. Ну что-же, посмотрим, кто у нас тут…

Однако…

На поляну выехал… нет, не заказчик, явно не убийца и не драконоберец, хотя это ближе к истине. Ко мне пожаловал типичный представитель вида «Дурачок деревенский, обыкновенный». Юноша лет шестнадцати, на старой кляче без седла. Простое добродушное лицо, неглупый взгляд, кое-где виднеются еще не сошедшие прыщи, обливается потом, и не потому, что на улице жарко.

Одет в простую одежду, на которую сверху накинута старая, ржавая кольчуга. На голове шлем из ведра, на одной руке щит из сколоченных досок, в другой копье из оструганной палки с кое как приделанным широким наконечником. На поясе болтается меч в ножнах, причем ножны явно маловаты. Ни магии, ни ядов, ни хоть чего-то более-менее опасного.

Порассматривав друг друга минуту, парень наконец сглотнул и произнес, заикаясь:

- Д-д-дракон! В-в-выходи на честный б-б-бой!

- Парень, шел бы ты домой, – ответил я, однако тот лишь крепче сжал копье. – Нет? Ну ладно, покажи, на что способен.

Ткнув пятками в бока лошади, парень опустил копье и поднял щит. Кляча при этом тащилась с черепашьей скоростью. Подождав, пока расстояние не сократится до нескольких метров, дунул в бедное животное густым дымом. Испуганная лошадь резко остановилась, заржала, встав на дыбы и сбрасывая с себя горе-героя, а затем пустилась наутек. На всякий случай накинул ей на шею небольшой поводок из силовых линий, чтоб далеко не убежала. Парнишка тем временем с кряхтением поднялся.

- Не ушибся? – но ответа не последовало.

При падении у него, похоже, лопнули крепления кожаных ремешков на шлеме и щите, да и с копья слетел наконечник. Сбросив бесполезную еще до падения экипировку, суицидник схватился за меч. Выдернуть его удалось со второй попытки, да еще и со скрипом. Безобразие.

Совладав наконец с железкой, герой пошел в атаку. Ну как пошел, побежал на меня с поднятым над головой мечом и обреченным взглядом. Поскольку все это время я не менял позы, он нацелился на руку, которой я подпер подбородок. Вот только вместо моей руки его меч, с легким звоном, встретился с когтем на мизинце.

После непродолжительного «фехтования» с парнем, во время которого я пытался давать ему советы, как это делать, тот, обливаясь потом, обреченно опустил меч. Видимо уже попрощался с жизнью. М-да, видно вся его подготовка - это колка дров да избивание палкой лопухов. Повалил его на спину легким тычком пальца.

- Передохни, потом продолжим, – сказал я, прижимая его к земле.

Хм, девчонка уже добралась, оставила лошадь неподалеку и сейчас забирается на одно из деревьев на окраине. Насколько я помню, таких барышень принято называть «пацанками». Одета как мальчик, подстрижена коротковато, за поясом охотничий нож и небольшой колчан с самодельными болтами, в руках арбалет, старый и потрепанный. Заняв позицию, начала его взводить. Арбалет слабоват, чтобы представлять маломальскую угрозу она должна быть либо гениальным снайпером, либо иметь особые разрывные болты. Ни того, ни другого у нее не наблюдается. Смотрит на лежащего парня с нескрываемым волнением, сестра, что ли? Хотя нет, судя по запаху, который донес до меня ветер, они даже не родственники, хотя ее запах присутствует на парне. Кстати, тот уже начал потихоньку подниматься.

- Эй, парень. У тебя подружка есть? – спроси я у этого горе-героя.

- Что? – переспросил он.

- Девушка возлюбленная, спрашиваю, есть?

- Й-е-есть… - недоумевал парень.

- Так какого демона смерти ищешь?! – прикрикнул я.

- Я-я-я… Если я принесу Анжелике твою голову, то она женится на мне… То есть выйдет замуж! – все ясно.

- Знаешь, я могу тебе прямо сейчас, и абсолютно бесплатно, назвать с десяток способов как произвести впечатление на девушку, не рискуя при этом быть съеденным.

- А? – выдавил из себя парень глядя на что-то рядом со мной.

- Что это вы тут делаете? – раздался рядом голос Лори.

- Да вот, любуйся, идиот, который пытается покончить с жизнью экзотическим самоубийством. И вообще я велел тебе не высовываться, – сказал я, повернув к ней голову.

- А кто это? – спросил парень, во все глаза разглядывая принцессу.

Та театрально закатила глаза, обхватила себя за плечи и начала таким несчастным голосом:

- Я, бедная принцесса, похищенная этим ужасным чудовищем. Он держит меня в заточении, на хлебе и воде. И если мой отец не пришлет выкуп, то меня *хнык* съедят. Или еще хуже *хнык-хнык* ОБЕСЧЕСТЯТ! Ох, где же тот могучий герой, что спасет меня? *хнык*

- Браво, – сказал я, легонько хлопая в ладоши после небольшой паузы.

- И вообще я чаю хочу! – продолжила актриса уже нормальным голосом, требовательно хлопая меня по лапе.

- А?... – у бедолаги сейчас вот-вот пар из ушей пойдет из-за рвущегося шаблона.

- Он дурачок или просто притворяется? – спросила у меня принцесса, смерив парня взглядом.

- Думаю, первое. Какая-то девушка, Анжелика, да? Так вот, она сказала, что выйдет за этого героя, если он притащит ей голову дракона.

- Поняяятно, - протянула Лори продолжая осмотр - дай угадаю. Этот заморыш решил приударить за первой красавицей на деревне, но той надоело, и она решила таким вот способом его отшить, поставить невыполнимую задачу. Я угадала?

Судя по потупившемуся взгляду парня, она попала в десятку. Ладно, кроме этих двоих по лесу никто не шастает, да и принцесса догадалась взять с собой меч и защитные амулеты. Так что я встал, отряхнул брюхо и решил пойти поставить чай, о чем и сказал Лори.

- Да, там на дереве снайпер с арбалетом сидит, похоже, его подруга, – сказал я, указывая на дерево, где засела девчонка.

- С арбалетом? Тиша? – парень тут же обернулся в указанном направлении.

Девушка поняла, что раскрыта и немного поколебавшись, спустилась. После того как парень сумел разглядеть девушку, закричал:

- Тиша, что ты тут делаешь? Я же сказал, что сам справлюсь!

- Но я же волнуюсь за тебя, дурака!

Ну-у-у все, это без меня. Пусть Лори сама им мозги чистит, а я потопал за котлом. Из котла вылил остатки вчерашнего чая, Лори читает парочке нотации. Сходил к ручью, набрал воды, на поляне ничего не поменялось. Поставил на огонь, осталось подождать, пока закипит.

Вернулся на поляну, парень уже без кольчуги, сидит и жует бутерброды. Лори с Тишей стоят в сторонке и обсуждают этого идиота. Подошел и сел, напротив парня.

- Тебя вообще как звать? – спросил я у него.

- Филип, – коротко ответил парень.

- Итак, Филип, кто тебе бутерброды сделал? – начал я издалека промывку мозгов.

- Тиша, – также коротко ответил тот.

- А со снаряжением тоже она помогала?

- Да, мы с ней с детства играли вместе. Всякие штуковины мастерили, она дочь плотника, ну а мой папа кузнец. И наши семьи дружат.

- Ясно, а Анжелика кто такая?

- Она… - и парень слегка завис с дебильной улыбочкой на лице, пришлось щелкнуть пальцами у него перед носом. – Она дочь нашего старосты, и она такааая красивая… - и Филип снова завис.

- И сколько еще парней пытается за ней приударить? – поинтересовался я после еще пары щелчков.

Парень задумался, затем начал разгибать пальцы.

- Леви, Ньют, Джерт, Эверт, Тилл, Ксан…

- Так, достаточно, я уже понял, что это почти все парни вашей деревни. Скажи лучше, ты сам-то ее знаешь?

- Ну, мы разговаривали с ней на празднике урожая… И еще она пару раз заходила к моему отцу в кузницу! – сказал Филип и сразу поник, видимо, уже начал соображать.

- Значит, мало того, что за этой Анжеликой ухлестывает половина деревенских парней, так ты ее совсем не знаешь и к тому же она явно дала тебе понять, что не интересуется тобой. Я прав?

- Но-но-но-но как-же… что мне?... – совсем скис парень.

- Ну не знаю, можешь вон туда глянуть, – указал на девушек, похоже Лори там занимается тем же, промывает мозги Тише.

- П-п-принцесса?

Финиш. Видать, по выражению моей морды Филип сразу понял о своей ошибке.

- Тиша?! Но она же мне как сестра!

Ой, ИДИОТ! Я со стоном закрыл морду руками, сквозь пальцы глянул в сторону девушек. Тиша со слезами на глазах разворачивается и бежит в лес. А красная от праведного гнева Лори подбегает к парню, хватает его за воротник и отвешивает пару звонких пощечин. Затем отбрасывает и демонстративно отворачивается. Обескураженный парень стоит, хлопая глазами, и пытается понять, что только что произошло.

- БЕГИ ЗА НЕЙ, ИДИОТА КУСОК! – рявкнул я на Филипа.

Парня как ветром сдуло, помчался догонять. Ох, предки, докатились. Теперь решаю подростковые проблемы, да еще и бесплатно!

- Дурдом на выезде, – подытожил я.

- А чем ты занимался в том возрасте, Дядя Драг? Тоже за девчонками бегал? – ехидно поинтересовалась Лори.

- Не, у меня тогда были немного другие приоритеты в жизни. Выжить пытался.

- А…

- Цыц. Пойдем чай пить.

- А вдруг не догонит, – смутилась принцесса.

Подключился к сигнализации. Судя по скорости и расстоянию, должен догнать.

- Догонит, – коротко ответил я, шагая к пещере.



Парень ее все-таки догнал. Через несколько часов они тихонько вернулись на поляну, собрали разбросанные вещи и забрали лошадь. Затем, судя по всему, отправились домой.

Остаток дня прошел спокойно, принцесса снова с головой погрузилась в тот мыльно-розовый ужас, а я под предлогом очередных исследований сидел за столом в сокровищнице и лазил в интернете. Я настроил кристалл так, чтобы иллюзии мог видеть и слышать только я, Лори об этой штуке знать не обязательно. Да и она уже привыкла, что я могу очень долго пялиться в эту стекляшку и махать над ней руками.

Вечером, пока не стемнело, смотался к озеру проверить ящик с рыбой. Тот был на месте. Правда, рядом с ним полукругом сидела стайка падальщиков, которые разбежались сразу же, как заметили меня. Наложил еще пару защитных заклинаний, а заодно решил прикопать на всякий случай. Закончив с ящиком, потер ноющее плечо и посмотрел на заволакивающее тучами небо, ночью будет гроза.

После ужина - у Лори пришлось опять с боем вырывать книжку, когда совсем стемнело, начался ливень. Пришлось наглухо задраить вход силовым барьером. Мое бедное плечо ныло так, будто руку отрывают… опять. Пришлось наложить небольшое обезболивающее заклинание. Лечь спать пришлось попозже, принцесса наотрез отказывалась ложиться, пока не дочитает главу. Пришлось пригрозить ей провести ночь на диване.

Люблю засыпать под дождь…

«Дзынь…»

Но ненавижу просыпаться от сигнализации!

Обычно когда я присматриваю за Лори, подключаю в сигнализации одну дополнительную функцию. Если ночью она кого-то засекает, то посылает мне небольшой импульс, который меня будит. Убийцы странный народ, похоже, никто из них не в курсе, что ночью вообще-то положено СПАТЬ! Ну да ладно, посмотрим, кто там у нас острым лунатизмом страдает…

Оппа. Трое, дети. Вот уж чего-чего, а такого я никак не ожидал. Движутся по краю зоны обнаружения. Идут вовнутрь. Сделали три круга. Остановились. Уже пятнадцать минут никаких движений. А на улице гроза все не утихает... Квакуи!

Аккуратно разворачиваюсь, пытаясь не разбудить Лори. Увы, не вышло.

- Ты куда? – сонно спросила она.

- Спи, спи. Я только кое-что в лесу проверю, – сказал я, направляясь в сокровищницу.

Оттуда взял «зонтик», довольно увесистое кольцо, которое сразу же надел на рог и закрепил, чтобы не свалилось. Ну и как обычно, пару накопителей и палочку-выручалочку. Лори зажгла небольшой светильник и наблюдала за мной, закутавшись в одеяло. На выходе развернул «зонтик» и, ослабив барьер, вышел из пещеры. Кольцо на моем роге создает силовой купол, который не пропускает ветер и осадки. Ночь, лес, сплошная стена воды, раскаты грома и частые всполохи молний. Отличные декорации для фильма ужасов.

Двинулся в сторону детей. Темнота никогда не была для меня помехой. Спустя пятнадцать минут быстрого шага, когда я уже был рядом с детьми, с моим левым глазом начало твориться что-то неладное. Деревья и кусты как будто начали перемещаться. Потер его, но ничего не изменилось. Недосып или… Квакуи, леший!

Быстро закрыл глаз, к счастью правый такими фокусами не пронять, и начал осматриваться кругом. Невдалеке в кустах виднелся поросший мхом трухлявый сучковатый пень. Как только я присмотрел к нему, пень тут же вскочил и бросился наутек. Поздно, я уже накинул на него силовую петлю. Трухляшка с воплем начала бегать по кругу, пытаясь освободиться. Подойдя поближе, поймал тварь и подвесил между ладоней на силовых линиях, затем быстро сплел и активировал заклинание. В результате между ними появился огненный шар, а визжащий леший оказался прямо в его центре. Спустя пару секунд вниз полетели лишь угольки и пепел.

Лешие – это разновидность лесной нежити. Трухлявые пни или большие коряги, одержимые озлобленными духами тех, кто по той или иной причине погиб в лесу. В зависимости от того, насколько они озлоблены, они могут либо поводить жертву кругами несколько часов и отпустить, либо тварь не успокоится, пока не сведет свою жертву с ума или в могилу.

Теперь, когда хулиганы не мешали зрению, невдалеке увидел свет небольшого огонька, шедший из дупла под большим полым деревом. Щелчком пальцев создал маленький, но яркий светильник и подвесил его над головой. Сделал это не потому, что темно, а чтобы обозначить свое присутствие. Медленно подойдя к дуплу, наклонился и заглянул вовнутрь. Трое детей, два мальчика и девочка. Девочке лет шесть, а мальчики выглядели на семь-восемь. Сидели, жались друг к другу и к небольшому костерку, который норовил вот-вот затухнуть. Грязные, мокрые, трясутся от страха и холода. Здесь они до утра не протянут.

Сейчас смотрят на меня с ужасом, точнее все, что они видят - мой громадный желтый глаз, но и этого с лихвой достаточно. Мальчик слева, видимо, самый старший, поднял и выставил перед собой небольшой нож, кстати единственный. И опять-же, ни магии, ни ядов, ни другого оружия, извиняюсь за свою паранойю.

- Ну и чего вы здесь сидите, заблудились? – поинтересовался я у малышей, те не ответили.

- Леший кругами водил? – дети сжались только от одного упоминания о нем. – Не бойтесь, я его прогнал.

Видимо, не поверили.

- Давайте-ка, я отнесу вас в свою пещеру. Накормлю и отогрею, – даже не пошевелились.

Предки, мне этих шмакодявок оттуда колбасой выманивать, что ли?

- Мама не лазлешает говолить с чужими дядями, – пискнула девочка.

- Энн, может это тот дракон, который у нашего старосты овощи покупает, – прошептал мальчик справа, кстати, девочка сидит между ними.

- А вдруг не он? – так же шепотом ответил второй, который Энн.

- Я хочу к маме! – почти заплакала девочка, однако плач тут же прервал кашель, нехороший такой кашель.

-Так, детки, у вас есть выбор - или пойдете со мной, или останетесь на ночь под ливнем, в сыром бревне, – и как будто подкрепляя мои слова, у детей погас костер.

Больше ничего не говоря, я просто положил руку перед входом, ладонью вверх. Из-под дерева послышался громкий шепот, мальчики спорили, стоит ли мне доверять. Эх, скорее всего, придется ломать дерево и забирать их силой. Не бросать же их тут, в самом деле?! К счастью это не понадобилось.

- Киль, ты куда?!

Первой из-под дерева выползла девочка, щурясь из-за светильника, висящего над моей головой, осторожно подошла и залезла на мою ладонь. Следом вылез мальчик, который сидел справа, Грей. Последним с большой неохотой вылез Энн. Держа нож наготове, сел рядом с остальными.

- Ну, вот и славно, – сказал я, поднимая руку с земли и заодно сгибая пальцы, за которые схватились дети.

Свет решил не гасить, чтобы не пугать малышей еще больше. А заодно добавил небольшое плетение, которое нагревает воздух вокруг них. Пока шел к пещере, быстро просканировал их. Как я и думал, у девочки ранняя стадия воспаления легких, а у мальчиков пока просто переохлаждение.

- Так откуда вы? – задал я вопрос детям, а то что-то они совсем притихли.

- Из Силина, – отозвался Грей.

- Далековато. Сколько эта трухляшка вас по лесу водила?

- Три дня, – ответил Энн.

Ого, нужно отдать детям должное, продержаться три дня в сыром лесу, один на один с лешим. Не каждый взрослый на такое способен. А между тем мы добрались до моей поляны. Из пещеры шел свет от нескольких светильников, а перед входом виднелся силуэт Лори.

-Ну вот и пришли, – сказал я детям.

Правда, перед тем как войти, уплотнил барьер снизу, ибо на ноги налипло три слоя грязи, листьев и прочего лесного мусора. Протащив через него ноги, словно через очень густое желе, услышал голос принцессы, барьер еще и звуки глушит:

- Ну и куда ты… Ой, – запнулась Лори, как только увидела детей.

- Их леший три дня по лесу гонял, – сказал я, ссаживая детей на пол.

- Бедные! – произнесла принцесса, осматривая детей. – Принеси воды, их нужно вымыть. И разогрей суп, они, наверное, голодные! – закомандовала рыжая принцесса.

- Знаю, –коротко ответил я.

Достал из холодильника котел с супом, подвесил на треноге над только что подожжёнными дровами. Затем взял из кладовки таз в форме ванны и потопал к ручью, чуть не навернулся на мокрых камнях. Вернувшись, увидел, что трио карапузов уже во всю рыдают в обнимку с принцессой, натерпелись, бедолаги. Наверное, до последнего не верили, что кошмар закончился. Стараясь им не мешать, поставил таз и погрузил в воду правую ладонь, по моим прикидкам малышам по пояс будет. Через пару минут от воды начал идти легкий парок, нагрел воду ровно настолько, чтобы детям было комфортно. Особая драконья магия, не обращайте внимания.

Дожидаясь, когда дети успокоятся, Лори попросила принести ее сумку с банными принадлежностями. Увесистую такую сумку. А заодно, услышав очередной приступ кашля Киль, зашел в сокровищницу, в секцию с медицинскими артефактами. Принялся осматривать полки стеллажа.

- Так, посмотрим… не то… слишком мощное… это для людей не подходит… этот одноразовый… этот долго настраивать… О, то, что нужно, – сказал я, беря с полки золотую конструкцию из браслета, нескольких колец, в самое большое из них была вделана янтарная пластина, и золотых цепочек, соединяющих все это.

Надел на руку, чтобы проверить. Сначала три кольца на пальцы и браслет застегнуть на запястье, чтобы кольцо с пластиной лежало на ладони, ну или висело под ней. Мысленный импульс и артефакт отозвался, пластина слегка засветилась изнутри. Браслет готов к работе. Он сам проверяет пациента и составляет необходимые целебные плетения, магу остается только их запитать. Хорошая вещь, хоть и грубая поделка, на основе куда как более мощного артефакта. Подхватил сумку и вернулся к Лори, как раз в тот момент, когда дети, наконец, успокоились.

- Сейчас мы вас помоем и накормим, – сказала принцесса, гладя их по головам.

- Я хочу к маме, – сказала Киль, шмыгая носом.

- Завтра с утра я вас отвезу, – сказал я, ставя сумку рядом с принцессой.

- Но сначала, - я подошел к своей постели и достал из нее свернутое в рулон покрывало и расстелил рядом с детьми, – ложитесь.

На непонимающий взгляд принцессы ответил, слегка звеня артефактом на руке:

- Их сначала подлечить нужно.

Одобрительно кивнув, принцесса уложила детей на покрывало и встала рядом. Ну что же, начнем с девочки. Сел рядом и вытянул руку так, чтобы девочка была полностью в кругу света артефакта. Перед глазами начала появляться информация о пациенте. Помимо воспаления легких, у девочки также была куча ссадин, царапин, синяков и порезов, некоторые из которых вот-вот начнут гноиться. Артефакт сразу же начал составлять комплексное плетение, которое я запитал. Свечение артефакта усилилось на пару секунд и почти полностью исчезло. Все, теперь займемся Энном. Все те же ссадины-царапины и только-только появившийся насморк. У Грея же воспалилось горло.

Закончив с лечением, убрал артефакт и передал детей Лори. Та их раздела и загнала в ванну. Правда, сначала занялась девочкой, а мне пришлось разделить тазик пополам крылом как ширмой. Затем, закутав всех троих в полотенца, я налил каждому по тарелке супа, а Лори занялась их одеждой.

- Дядя Драг, можешь дать один из своих накопителей, а то, боюсь, моих сил здесь не хватит.

Ничего не сказав, достал из кармашка пластинку и положил рядом с ней. Если честно, приделать ручки и Лори может вполне успешно прикрываться накопителем как щитом. Положив на накопитель одну руку, второй начала водить над детской одеждой. Грязь начала сохнуть и осыпаться, а разрывы зарастать. Даже цвета как будто ярче стали.

Но не это главное. Я давно заметил у нее редкий талант к магии. Сложнейшие плетения, на создание которых даже мне приходилось тратить солидное время, у нее получаются за считанные секунды. Причем некоторые она создает просто инстинктивно. Не будь у нее ограниченный запас энергии, она бы еще в детстве разнесла отцовский замок по камешкам.

Она закончила с одеждой как раз в тот момент, когда дети доели по второй тарелке супа и уже заметно клевали носом. Быстро надела на них нижнее белье и перетащила по одному на кровать. Мою кровать.

- У кого-то вдруг прорезался материнский инстинкт? – не удержался я от шпильки, в ответ получил лишь укоризненный взгляд.

Дааа, порой как-то забываю, что она уже как бы взрослая.

Дождавшись, пока Лори уложила детей и сама легла рядом, потушил все светильники, кроме одного. Уменьшил яркость и подвесил над плечом. Затем закинул все магические приспособления в сокровищницу, тазик просто выставил на улицу, котел убрал в кладовку, пусть остывает. Затем забрался на кровать и, обвив всю компанию, накрыл их крылом.

Предки, в последнее время у меня начало возникать чувство, что я сижу на сжимающейся пружине, и она готова вот-вот распрямиться, отправив меня в полет. И это чувство мне ой как не нравится.


И снова утро. Точнее уже почти обед, так как спать мы легли почти перед рассветом.

Аккуратно развернулся и сполз с кровати, никого не разбудив. Лори и дети, похоже, еще долго не проснутся. Смотря на них сверху, тихонько накрыл покрывалом. Немного подумав, сел на пол и провел руками по ступням, после чего вокруг них сгустился воздух, заглушая звуки шагов. Поднялся, потопал пару раз. Падающую булавку и то услышать проще. Особая драконья магия, не обращайте внимания. Эх, кто бы мне ответил, почему я должен ходить на цыпочках в своем собственном доме?

Подошел к барьеру и выглянул на улицу. Небо еще было затянуто серой пеленой, моросил легкий дождик, почти водяная пыль. Однако вдалеке уже виднелись просветы, так что через три-четыре часа должно распогодиться. Взяв котел для чая, вышел из пещеры и отправился к ручью. Умылся, набрал воды и вернулся назад. Повесил котел на треногу и поставил над огнем.

Проклятие, дрова заканчиваются. Может, потом все-таки прикупить пару огненных саламандр у дрессировщиков? Говорят, отличная альтернатива твердому топливу, главное не забывать кормить. Или сварганить плиту с нагревателями? Но опять же возиться со сплавом и плетениями. Ладно, поживем-увидим, а пока пойду сделаю зарядку и поищу дерево для дров. Да и с обедом нужно что-то делать.

В общем, после всех упражнений и пробежки (пришлось мыть ноги в ручье) вернулся в пещеру. Выпил чаю, закусил бутербродами, взял напильник из кладовки и отправился в лес. Принцесса и дети даже не пошевелились.

Побродив с полчаса по лесу, наконец нашел то, что искал. Высокое прямое дерево, довольно старое и уже начало подсыхать, однако еще не трухлявое. Под корой хорошая древесина. Взял в руку хвост, достал из кармана напильник и принялся точить набалдашник, продолжая осматривать дерево. Навернув вокруг него пару десятков кругов, убрал наконец напильник и провел когтем по лезвию, проверяя остроту и попутно накладывая одно хитрое заклинание. Затем отойдя на пару шагов, резко с разворота ударил хвостом, перерубая дерево у самого основания под небольшим углом. Острота лезвия, плюс сила и скорость удара, в итоге набалдашник прошел через ствол почти без сопротивления. Мой набалдашник, конечно, маловат для ствола, но тут помогло заклинание, увеличившее зону поражения лезвия.

С громким скрипом дерево рухнуло на землю, попутно обломав ветки соседним. Примерно полчаса ушло на то, чтобы пообрубать самые большие ветви и разрубить ствол на шесть частей. Сложил все заготовки себе на плечи, обернул крыльями, чтоб не рассыпались, и пошел назад на поляну. Сгрузив их у входа, потер плечи и помахал крыльями, стряхивая с них листья, сучки и прочий мусор. Потом нужно будет нарубить помельче и высушить. Заглянул в пещеру, на кровати наблюдается какое-то шевеление. Видимо, скоро уже проснутся. Ничего, Лори знает, где что и сама шмакодявок покормит, а я пока слетаю на озеро и ополоснусь.

Отойдя от скалы, свечкой ушел в небо и направился к озеру. Дождь уже закончился и местами начало проглядывать солнце. Залетев на середину озера, набрал высоту и сложил крылья. В воду вошел с громким плеском, едва не достав до довольно глубокого дна. Уххх, холодно. Вынырнув на поверхность, перевернулся на спину, расправил крылья и просто минут десять качался на волнах, смотря в небо, стараясь ни о чем не думать. Затем перевернулся и погреб к ближайшему берегу.

Подплывая к нему, я вдруг услышал стук, легкий скрежет и тяжелое сопение. Я замер, слегка покачиваясь на волнах, прислушиваясь. Затем полностью погрузился под воду и тихонько поплыл к берегу. Берега у озера в основном обрывистые, а у этого еще и хорошие коряги. У одной из них медленно высунул макушку с глазами и кончиком носа, глянул, кто там шумит.

- Привееет, – пробулькал я, глядя на пару сцепившихся рогами упитанных оленей.

К сожалению, до конца выяснить кто круче у них не вышло, поскольку оба упали на землю с ледяными иглами в глазах. Вылез на берег, встряхнулся и невдалеке заметил стаю волков, так же наблюдавших за поединком. Извините, ребята, но это моя добыча. Быстро освежевал и разделал туши, мясо завернул в шкуры и отправился назад в пещеру, сегодня будет мясное рагу из оленины.

По пути проверил ящик с подопытной рыбой. Были видны следы начинавшихся раскопок, однако защита свое дело делала. Заряда накопителя должно хватить еще где-то на пару недель. Мои накопители крайне медленно восстанавливают ресурс самостоятельно, зато это компенсируется большой энергоемкостью. Еще оставил мясо в ручье, отмокать.

Вернувшись в пещеру увидел, что все уже проснулись и активно завтракают, то есть обедают. Дети истребляют бутерброды, а Лори смотрит на них, сидя на стремянке рядом с чайным котлом и подперев руками подбородок.

- Доброе утро, сони. Выспались? – сказал я, входя в пещеру и попутно ослабляя барьер.

- Выспались, Дядя Длаг! – прозвенела Киль, опережая всех остальных.

- Дядя Драг я только для Лори. Для вас же, мелочь, я Господин Дракон, – сказал я, с улыбкой наблюдая за трио малышей. – Ладно, ша, мы думать будем, как вас домой переправить.

- Ты их отвезешь? – задала глупый вопрос принцесса.

- Нет, блин, пешком отправлю, – саркастически ответил я из кладовки.

Итак, нужно подумать. Мне раньше доводилось перевозить лишь по паре пассажиров за раз, в лапах или в перчатках. Тут же мне нужно сразу четверых, Лори тоже возьму, одну ее оставлять нельзя. Грузы обычно таскаю в своем пространственном кармане. Модифицировать перчатки? Слишком долго. Сеть? Не самая стабильная конструкция, да и удобством не отличается. Мешок?... Что-то мои мысли идут совсем не в том направлении.

Тут мне на глаза попался один из ящиков. Кажется, в нем когда-то были мешки со специями. Большой, дети и Лори спокойно поместятся, прочный, моренное дерево, толстые и высокие стенки. Ручек, правда, нет, зато можно сделать несколько дырок и пропустить через них петли из каната. Да, пожалуй, так и поступим, еще дополнительно укрепить магией, на всякий случай, и что-нибудь на дно постелить, чтобы не так жестко было.

Когда я уже начал намечать места, где будут дырки для веревок, в голове кольнула сигнализация, в моей сокровищнице посторонний. На всякий случай дистанционно отключил ловушки и выглянул из кладовки. Энн и Грей помогали Лори убирать посуду и остатки еды после завтрака, а вот девочки нигде не было видно. Поймав мой взгляд, принцесса ответила на мой немой вопрос:

- Она попросилась только посмотреть.

- Ага, и, видимо, потрогать, – сказал я после еще пары уколов и пошел вылавливать нарушителя.

Войдя в сокровищницу, отправился туда, куда указывала сигнализация, в самый дальний и самый темный угол. Киль стояла и смотрела на большой, десять метров в высоту и полтора в диаметре, матово черный цилиндр. Матовая поверхность вообще не отражала никакого света, отчего казалось, что перед тобой стоит столб сплошной темноты. Сразу и не скажешь, из чего он сделан - из металла или камня, но по ощущениям скорее из второго. Девочка стояла и смотрела на цилиндр, не шевелилась и даже не обратила внимание на мое приближение, пришлось кашлянуть.

- Ой! - Киль подпрыгнула на месте, развернулась и затараторила. – Я ничего не тлогага, я плосто смотлела!... А что это? – спросила она после паузы, указывая пальцем на обелиск.

Я почесал затылок, задумчиво глядя на цилиндр и, неожиданно для самого себя, заговорил:

- Одна вещица из моего далекого прошлого. В нем спит очень могущественный, но проклятый демон.

- А он злой? – спросила Киль, делая пару шагов назад от обелиска.

- Нет. Из-за его проклятия ему стало грустно и одиноко, поэтому он уснул.

- А когда он плоснется? – спросила девочка отступая еще на пару шагов.

- Надеюсь, уже никогда, – искренне ответил я.

Затем взял в руку пискнувшую девочку и пошел с ней к выходу:

- Все, экскурсия окончена. Пойди лучше с остальными посиди.

Выходя из сокровищницы с девочкой в руке, попутно захватил пару накопителей, закрыл за собой дверь. Выглядело это так, как будто поднялось облако пыли, которое тут же затвердело и превратилось в сплошную стену. Единственное, что отличало ее от других, диск-замок по центру. Посадил девочку на кровать, а заодно прихватил еще одно одеяло и унес с собой в кладовку. Где продолжил терзать ящик.

С двух сторон пробил по четыре дырки. Затем продел в них веревки, которые уже подгонял под руки. Идея в том, чтобы держать ящик за дно, а петли будут прижимать руки к ящику, не давая ему болтаться. Затем несколько раз проверил и укрепил магией узлы, веревки и дно на всякий случай. И наконец, на дно положил сложенное в несколько раз покрывало.

Все это время, пока я возился с ящиком, Лори втирала детям какую-то сказочку, о том, что она якобы дочь одного Рондарского барона. Злой отец хотел выдать ее замуж, но Лори уже была влюблена в сына другого барона. Однако их семьи враждовали и поэтому они решили сбежать. Ее жених оставил Лори здесь, на мое попечение, пока сам ищет безопасное место, где их не найдут злые родители. Судя по отсутствию других звуков, детишки прониклись сказочкой.

Выйдя из кладовки, поставил ящик перед четверкой:

- Ну вот, детишки, пора вам домой.

- Даже обедом не накормишь? – спросила Лори.

- Ага, а их родителям, которые уже пару дней себе места не находят, скажем, что они задержались на обеде у дракона. Кстати, ты тоже летишь.

Видимо, она хотела возразить, но не стала, так что все дружно вышли из пещеры. Уже на автомате наглухо задраил барьер на входе и в последний раз проверил ящик. Затем приказал всем в него залезть. Дети явно испытывали восторг пополам со страхом от того, что вот-вот отправятся в полет.

- Так, во время перелета не вставать, за борта не перевешиваться и ящик не раскачивать. Если выпадете, ловить не стану, а падать высоко. Ясно? – все дружно кивнули. – Хорошо, тогда держитесь.

Стартовать стал не как обычно, свечкой, а плавно с небольшого разбега. Заодно наложил защитное заклинание от ветра и холода. На большой высоте довольно прохладно, да и с непривычки им дышать будет трудновато из-за сильного воздушного потока. Оторвавшись от земли, начал набирать высоту и взял направление на юг. Дети вцепились в бортик ящика и во все глаза смотрели на открывающиеся виды, тихонько пища от восторга. Лори уже относительно привыкла, да и у гвардейцев есть грифоны, которых она время от времени «берет на прокат».

До Силина, деревни детей, где-то три-четыре часа лету и находится он в Мериндаре. Совсем крохотное королевство, граничащее сразу с четырьмя странами: Орином на востоке, Степным Каганатом и Тафией на юге и Рондаром на северо-западе.

Однако, несмотря на размеры, даже отмороженные тафийцы не хотят связываться с этой маленькой страной. Во-первых, у Мериндара заключены военные союзы с Орином и Рондаром. Во-вторых, у них довольно прочные торговые отношения со степняками. Ну, и в-третьих там находится Академия Ковенанта, а это, на секундочку, крупнейший научно-магический университет континента. Кстати, Ковен также и самой страной правит.

В Академии постоянно ведутся разработки не только в плане магии, но и в других отраслях. Насколько я знаю, они там уже вплотную подошли к созданию парового двигателя и пороха. Последнее сильно не нравится гномам, так как это может составить сильную конкуренцию их гремучему порошку. Попутно они занимаются археологией, организуют или спонсируют экспедиции на другие материки, тесно сотрудничают с Церковью и так далее.

Эти кудесники несколько раз пытались и меня поймать для изучения. Однако после шести попыток и одного моего «предупреждения» они все-таки отстали. Хотя иногда присылают мне официальные приглашения посетить их Академию, и иногда даже за вознаграждение. Но мне как-то не улыбается быть чьим-то подопытным кроликом или интересной зверушкой в виварии.

И вот спустя три часа мы добрались до Силина. Простая деревня, огороды да скотина, ничего примечательного. Детей выгрузил на окраине деревни, поскольку я не очень люблю всякие благодарности. Однако приземлились немного неудачно, прямо у самого дома Грея и мало того, как раз в это время в кустах малины рядом сидела его мама. Так что отбыть не удалось до тех пор, пока она не сгрузила в ящик пару корзин яблок, попутно рассказал его отцу о том, что с ними случилось. В итоге всеми правдами и неправдами нам удалось отбыть до того, как подоспели остальные благодарные родители.

На обратном пути Лори всю дорогу задумчиво грызла яблоки и смотрела вдаль.

- Что, своих завести захотелось? – спросил я у принцессы, в ответ лишь получил меткий бросок огрызком прямо в нос.

С тех пор прошло три дня. На четвертый у меня начала нестерпимо зудеть спина. Ну все, пора.

- Лори, собирайся. Завтра летим на источники, – торжественно объявил я принцессе.

- Урааа!


Линька у меня явление не частое. Она происходит раз в три-четыре года. Под старой чешуей начинает прорастать новая, при этом она, старая, еще и начинает грубеть и сохнуть. Первый признак скорой линьки - становится сложнее менять пигмент чешуи, а также из-под нее начинает песочком сыпаться ороговевшая кожа. Если ее не размачивать в горячей воде, то процесс становится довольно болезненным. При этом у меня портится настроение, и я становлюсь злым и раздражительным. А как бы вы себя чувствовали, если бы у вас лицо сохло и по кускам отваливалось?!

На источниках придется провести где-то неделю. Пока старая шкура слезет, пока новая нарастет. К счастью, еду начал запасать за пару дней до этого, а если что, то Лори может на охоту сбегать, не маленькая.

- Так, пройдемся по списку, – сказал я сам себе, стоя перед небольшой кучей вещей.

Несколько ящиков с провиантом, походная посуда, пара мотков веревки, мешок для старой чешуи, контейнер с десятком обычных и несколькими большими накопителями, пара бочек разведенного снадобья от зуда, одну только что использовал, комп, немного защитных амулетов и медикаментов на случай чп и перчатка-кресло для Лори. Кстати.

- Лори, ты готова?

- Ага, – сказала принцесса, и пыхтя, подтащила свои сумки к моей куче.

Посмотрим. Лори взяла с собой сумку с банными принадлежностями, еще одну со сменной одеждой, небольшую стопку того же мыльно-розового ужаса, спальный мешок, оружие и амулеты. Кроме макулатуры ничего лишнего, даже не скажешь, что принцесса.

Собрав и упаковав все в свой карман, велел принцессе выходить, а сам еще кое-что взял из кладовки. Выйдя из пещеры, наглухо задраил ее и рядом со входом воткнул большую табличку с надписью «Вернусь через пару дней». Те, кто в курсе, знают, что если я оставил такую табличку, то раньше, чем через неделю не вернусь, остальные же будут ждать. Однажды один ушлый рыцарь, видимо, от нечего делать, буквально заминировал мне всю поляну и немного леса вокруг. После чего свалился в одну из своих же ловчих ям. Откуда я его потом достал и заставил все убирать.

Закончив с табличкой, натянул перчатку и проверил крепления, вроде все в порядке.

- Залезай, – сказал я принцессе, подставляя ей перчатку.

Лори села в небольшое кожаное кресло и начала пристегивать ремни безопасности. Ремни крепятся простой системой карабинов, грубо, но надежно. Сами ремни изготовлены из специально обработанной кожи, она мягкая, эластичная и очень прочная.

- Удобно? Нигде не давит, не натирает? – спросил я у подопечной.

- Нет, все нормально, – отозвалась та.

- Ну, тогда полетели, – сказал я, затягивая последние ремни.

Затем стартовал с небольшого разбега. Накладывать защиту самому уже не нужно было. Как только я набрал определенную высоту, перчатка сама активировала нужные заклинания.

Место, куда мы направляемся – геотермальные источники в серавских горах, посреди хвойного леса. Вода там довольно минеральная, так что пить ее много не стоит, почки отвалятся. К счастью, невдалеке есть горная река, да и в лес вокруг полон всякой живности. А поскольку эти горы находятся на территории Папства, то ничего опаснее волков и медведей в тех краях не водится. Паладины там каждый год все как следует вычищают.

Полет занял около шести часов. Добрались бы и быстрее, если бы не приходилось пару раз делать короткие посадки, чтобы натереться снадобьем и на какое-то время унять зуд. В полете не почешешься, да и пассажира везу. Когда солнце начало клониться к горизонту, мы уже были на месте.

Местечко тут живописное. Небольшая площадка, позади которой отвесная стена горы с небольшим козырьком. А с самой площадки открывается отличный вид на девственный хвойный лес, тянущийся на сколько хватает взгляда. На площадке находится несколько небольших, связанных между собой водоемов с горячей водой.

Самое большое и глубокое озерцо, достаточное, чтобы полностью вместить дракона, находится чуть выше остальных. Вода в нем самая горячая, где-то градусов под шестьдесят. Из него вода течет дальше, в водоемы поменьше. Все водоемы расположены друг за другом как ступеньки в лестнице, и чем ниже ступенька, тем холоднее становится вода. Заканчивается поток небольшим водопадом, откуда вода дальше уходит в лес.

Приземлившись на ровной части около источника, отстегнул Лори от кресла, выгрузил ее вещи, убрал перчатку в карман. Затем быстро, но без суеты, полез в верхний водоем, делать это пришлось постепенно, чтобы вода из него не затопила всю площадку. Хотя и очень хотелось запрыгнуть в него с разбегу, из-за зуда. Сначала вошел в воду, затем лег, постепенно погружая в воду свою тушу так, чтобы на поверхности осталась только голова.

- У-ху-ху-ху, хорошо-то как! – промурлыкал я, пристраивая голову на специальное ложе из камней.

Когда кожа окончательно успокоилась, повернул немного голову, чтобы посмотреть, как там дела у Лори.

- Отвернись! Я переодеваюсь! – раздался визг прикрывающейся полотенцем принцессы.

- Ой-ёй-ёй, какие мы стеснительные. Как будто там есть что-то, чего я еще не видел, – не удержался я от шпильки, впрочем, отворачиваясь.

- Я тогда маленькой была! И я же не подглядываю за тобой!

- Дорогуша, открою тебе одну страшную тайну, ты меня постоянно голым видишь. Да и к тому же, было бы на что смотреть! Ни чешуи, не крыльев, хвоста и того нет! Ай… - мне в загривок прилетел увесистый булыжник.

Закончив переодеваться, принцесса, демонстративно отвернувшись, продефилировала мимо меня в купальном костюме. Спустилась на пару ярусов и опустилась в водоем со средней температурой, неженка.

Полежав минут десять, достал из кармана контейнер с накопителями и взял из него три обсидиановых шарика. Эти поменьше тех, которыми я не так давно запитывал бомбу, да и перезарядиться они еще не успели. Убрав контейнер назад, отодвинул рядом с собой небольшой камень. Под камнем оказались три круглых углубления и несколько рун вокруг них. После того, как я вложил накопители в углубления, руны засветились и я почувствовал, как вокруг начала разворачиваться сеть сигнализации, такая же, как и у меня дома.

Быстро ее протестировал. На пару километров вокруг нет никого, кроме всякой лесной живности. Также, помимо сигнализации, можно выставить различные защитные купола, в зависимости от комбинации рун. Их я тоже проверил и выставил щит от непогоды, ибо укрытий кроме небольшого козырька нет вообще.

Когда Лори наплескалась вдоволь и переоделась, прячась при этом за камнями, мы поужинали. А затем, взяв лук и стрелы, принцесса отправилась в низ за хворостом для костра. Тут неподалеку пологий склон, ведущий в лес. Где-то через час она вернулась с вязанкой дров и небольшой корзинкой грибов. И когда она корзинку сплести успела? Грибы она поджарила на прутиках. И спать легла у костра в спальном мешке, с тоской глядя на мое крыло под водой.

Два дня прошли спокойно. Время от времени мне приходилось вылезать из воды, чтобы попить из ручья и в кустики сходить, а заодно немного размять лапы. Лори все это время также отмокала в разных водоемах, время от времени лежала на спальнике и читала книжки, иногда выбираясь в лес за хворостом или просто погулять. Я, как обычно, лазил в интернете, в полглаза присматривал за принцессой и грыз сосульки. Еще у меня начала потихоньку отходить старая чешуя. И вот на третий день к нам нагрянули гости.

Их было шестеро, двигались двумя тройками. Поначалу я напрягся, но потом, когда провел подробный анализ, слегка успокоился. Это были паладины, точнее два паладина и четверо послушников. Вот только что они здесь делают? Да еще и движутся прямо к нам.

По моей сигнализации пошли колебания. Видимо там еще и маг, который только что засек слежку и пытается понять, откуда она идет. Группы собрались вместе, постояли пару минут, похоже, обсуждая ситуацию и двинулись дальше, правда, немного медленнее.

- Лори, у нас гости, – окликнул я принцессу, которая сейчас нежилась в источнике. – К нам идут паладины Церкви.

- Ой, а они далеко? – спросила рыжая, быстро вылезая из воды.

- Будут здесь минут через десять.

- Тогда я переоденусь, – и прыгнула за камни, где обычно это делала.

Паладины пришли не через десять минут, а через двадцать. Потому-что вместо того чтобы подняться по склону, они решили заняться скалолазанием и забрались на площадку по отвесной стене. Забравшись наконец, все шестеро засели за камнями, свято веря, что их не заметили. Хотя странно, они точно засекли сигнализацию и должны были знать, что прятаться бесполезно. Если только не…

Я напряг слух.

- Ну что там, – над камнями на мгновение мелькнула чья-то голова.

- Дракон. Сидит в источнике. Похоже, он нас не заметил.

- Что еще? – опять мелькнула голова, но уже другая и в другом месте.

- Еще там девушка, – раздался третий голос, с легким недоумением.

- Связана? В клетке? Без сознания? – видимо, вопросы задавал один из наставников.

- Нет. Сидит у потухшего костра на спальнике и читает книгу.

Повисла тишина. Затем еще пару раз мелькнули другие головы. Я специально не смотрел в том направлении, все также держа голову на камнях. Лори тоже усилила слух и подслушивала.

- Ваши предположения, – раздался четвертый голос, видимо второй наставник.

- Может, дракон мертвый? – раздался первый голос.

- Нет, я видел, как он почесал загривок и выдернул из него чешуйку, – парировал наставник

- Может, девушка его приручила? – выдвинул предположение второй.

- Драконы это вам не грифоны. Они не поддаются каким-либо видам дрессировки или приручения, это уже не раз доказано. Еще идеи?

- Может, дракон или девушка – иллюзия? – попытался третий.

- Уверяю тебя, они оба настоящие.

- Может, он ее похитил и держит под каким-то заклятием подчинения? ... Что? Других вариантов объяснения, почему девушка спокойно сидит рядом с опасным хищником, я не вижу.

- Дракон-маг… ну загнул, – хихикнул кто-то.

- Вообще-то теория Грегори, пожалуй, самая близкая из всех перечисленных.

Снова повисла тишина.

- Так, вы, два бездаря, осмотритесь-ка вокруг. Да не глазами! Просканируйте пространство вокруг.

Тут я снова почувствовал колебания в сигнализации. А затем раздались приглушенные вздохи.

- Вот-вот. Мы уже почти полчаса находимся под пристальным наблюдением, а вы ни сном, ни духом. Когда вернемся, две недели будете отхожие места драить за невнимательность. И ты, Рикард, тоже.

- Я? – слегка возмутился видимо Рикард. – Но ведь я не маг.

- Да, ты не маг, – отозвался второй наставник более спокойным голосом. – Ладно Грегори, но уж кто-кто, а ты должен был узнать принцессу Орина, – снова повисла тишина.

- Так этот дракон – маг?

- Единственный известный епископату. Обитает в Тихом Лесу между королевствами. В отличие от своей крылатой братии, этот никогда первым не нападает. А в плане интеллекта даст сто очков форы почти любому человеку. И вам, оболтусам, только что выпал редчайший шанс с ним встретиться, так что ведите себя достойно. Особенно в присутствии ее высочества Лорианны.

- Но почему принцесса с ним? – задал вопрос один из магов.

- А вот это вас не касается.

И снова повисла тишина, нарушаемая лишь журчанием воды да хрустом очередной сосульки в моих зубах.

- Так что будем делать? Просто выйдем и поздороваемся? – спросил Грегори.

- Нет, вы можете все дружно выбежать с мечами наголо, споткнуться, упасть и сгореть со стыда. Как вариант, – крикнул я паладинам первое, что взбрело в голову.

Снова повисла тишина. Только Лори тихонько подхихикивала, видимо представляя, как бы это выглядело.

- Он нас слышал на таком расстоянии? – раздался шепот Рикарда.

- Каждое слово, – подтвердил я.

Послышались легкие матерки, сопение и звуки возни, похоже, перешли на язык жестов. Видимо, готовятся выйти на парад и при этом не опозориться еще больше. Спустя минуту они все-таки вышли из-за камней и направились к нам. Остановившись в нескольких метрах от нас с принцессой, послушники встали по стойке смирно, а наставники вышли вперед. Один из них, тот, что постарше, слегка поклонился и произнес:

- Добрый день.


Итак, перед нами две тройки «практикантов». Раз в год отряды новобранцев, прошедших очередной круг посвящения из двенадцати, разбивают на пары и закрепляют за наставниками. Затем им дают определенную задачу: расследовать какое-либо происшествие, патрулировать или прочесать какую-либо местность, доставить посылку и пункта А в пункт Б и так далее. Задача наставника проследить и оценить качество выполнения задания, а также навыки испытуемых, и если что случится - поддержать или прикрыть послушников, если дело будет совсем плохо. И чем выше ступень посвящения, тем сложнее становятся задания. На последних ступенях послушники должны справляться сами, без наставника.

Однажды я наткнулся на пару послушников, которых хорошенько подрали вурдалаки. Они должны были расследовать исчезновения людей на одном тракте в Аттавии. Думали, что там шалят разбойники, а в итоге наткнулись на старое кладбище, кишмя кишащее гниющими кровососами. Нужно было отдать им должное, кладбище зачистили, однако и сами там едва не остались. Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы подлатать их до состояния, при котором их можно было бы перевозить, и доставить до ближайшего монастыря. Пожалуй, именно после того случая Церковь и взяла меня на карандаш. Но что-то я отвлекся.

- Меня зовут мастер Аргус, – представился старший паладин, явно лидер группы.

На глаз ему лет под пятьдесят. Редеющая седая макушка, короткая бородка, намечающиеся морщины. Одет в стандартное походное облачение. По его движениям сразу видно бывалого бойца, в руках которого табуретка уже оружие массового поражения. На поясе меч, под легкой броней, которая смотрится больше как повседневная одежда, фонят защитные амулеты. Кстати, седина неплохо так гармонирует с его серебряными глазами.

Между тем Аргус продолжил, указывая на своего коллегу, который, если судить по гримуару и складному посоху на поясе, явно был магом:

- Это – мой друг, мастер Сэппель, – затем повернулся к послушникам и начал называть их поименно, слева направо. – Это Террелл, Реган, Грегори и Рикард, наши подопечные послушники.

Сэппель выглядел значительно моложе, лет на тридцать. Гладко выбрит, темно-каштановые волосы коротко подстрижены и ухожены, и вообще выглядит опрятно. Тут два варианта, либо он из аристократии, либо, что более вероятно, выпускник Академии. Остальные четверо, парни лет по двадцать. Террелл и Грегори, судя по всему, были из простолюдинов, Реган явно из семьи военных, причем потомственных. А Рикард, судя по словам Аргуса, из знатной семьи, причем Оринской и не из последних, если должен был узнать Лори. Ну ладно, похоже, моя очередь представиться.

- Драагирозиз, – также коротко представился я. – И вам добрый день, уважаемые. Вы тоже решили посетить этот горячий источник? – поинтересовался я, подпирая подбородок кулаком.

- Отчасти. Местные, из деревни в этом лесу, начали жаловаться на леших, которые уж слишком часто начали нападать на людей. Поэтому нас отправили сюда, как раз подходящая практика для новобранцев.

- И много было трухляшек? – поинтересовался я.

- За две недели пребывания здесь нам удалось найти и уничтожить троих. Последнего мы упокоили пять дней назад. Так что мы с Сэппелем решили немного передохнуть здесь и отправиться назад. Надеюсь, мы не создадим вам неудобств нашим присутствием?

Пожалуй, сделаю вид, что поверил ему на слово. Ибо за все три сотни лет я еще ни разу не видел, чтобы кто-нибудь кроме меня здесь появлялся, или вообще знал об этом источнике.

- Я не против, а ты, Лори?

- Я тоже, но до тех пор, пока вы будете… придерживаться рамок приличия, – ответила принцесса с несвойственной ей прохладой в голосе.

- Позвольте поинтересоваться, - задал вопрос Сэппель, серебряные глаза которого просто излучали любопытство, – а что здесь делает принцесса?

- На каникулах, – брякнул я. – До тех пор, пока ее отец не разберется с очередным заговором, она под моей охраной, – после небольшой паузы, на всякий случай решил уточнить. – Я – наемник, если вы не в курсе.

- А…

- Потом, Сэпп, для начала разобьем лагерь, а уже потом будешь утолять свое любопытство. Если, опять-же, господин дракон не будет возражать, – затем он обернулся к послушникам. – Дуйте вниз и перенесите сюда наши вещи.

Послушники развернулись на пятках и… потопали к обрыву. Они вообще в курсе, что тут есть нормальный спуск? Для справки, площадка находится на высоте двадцати метров. Ну ладно, не мои проблемы. Посмотрим, кто и как здесь окажется первым.

К моему удивлению вернулись все вместе. Причем вернулись со стороны спуска. Правда, некоторые были немного потрепаны, в особенности Реган. Судя по всему, после нескольких неудачных попыток, они все-таки решили осмотреться в поисках более удобного подъема. И, судя по их разговорам, первым эту идею выдвинул Грегори, и первым же пошел искать подъем, даже не пытаясь подняться по стене. Парень с головой.

Послушники начали обустройство лагеря, разбирали вещи и ставили палатки. Сэппель, забрав из своей походной сумки небольшую книгу и грифельный карандаш, сел у камней неподалеку и с большим энтузиазмом начал что-то записывать. А вот Аргус незаметно так прихватив амулет для дальней связи и отправился немного прогуляться. Так что я пустил за ним своего «слухача». При этом на всякий случай как бы растворив его в сигнализации, чтобы не выделялся из общего фона.

Когда он наконец остановился, я подключился к заклинанию. Послушаем, что нам споет эта птичка.

- Да, ваше преосвященство, как мы и думали, они здесь. С принцессой Лорианной все в порядке… Нет, вокруг никого не было замечено, только пара леших… Нет, удаленное наблюдение невозможно. Мы были вынуждены вступить в контакт. У дракона здесь развернуто заклинание, аналогичное тому, которое окружает его логово. Так что без его ведома даже мышь не проскочит… Сомневаюсь, дракон не позволит, чтобы с ней что-то случилось… Если верить собранным сведениям, они здесь пробудут еще примерно дней пять… Да, разумеется, мы все это время будем рядом… Об этом тоже не беспокойтесь, полагаю, Сэппель уже и без моего приказа начал собирать о нем информацию… Нет, они также думают, что мы встретились случайно, мы не стали рисковать и вводить их в курс дела. Сэппель хоть и надежен, но еще слишком неопытен… Да, ваше преосвященство, буду докладывать каждый день. Конец связи.

Хмм, очень интересно. Вот только с чего вдруг Церковь заинтересовалась Лори? Сомневаюсь, что об этом их просил Мартин. Я еще не разу не слышал, чтобы паладины подрабатывали наемными телохранителями. Да и к тому же, видимо, только Аргус тут соглядатай, остальные – статисты для массовки.

- Пссс, Дядя Драг, – вывел меня из размышлений шепот принцессы, которая присела рядом с моей головой. – Этот Сэппель какой-то странный.

- Да, и в чем же? – поинтересовался я, поворачивая голову в сторону камней, где сидел маг.

Однако его там уже не было. Подняв голову повыше, начал крутить ею, выискивая паладина. Он нашелся чуть позади меня. Стоя на краю водоема, Сэппель с большой скоростью что-то черкал в своей книжке. Быстро сплетя небольшого «наблюдателя», отправил его за спину магу и заглянул в книгу. Там были различные записи, сделанные почти нечитаемым почерком, и куча набросков и зарисовок меня. Размер рогов, расположение чешуи, ее виды и рисунок. Примерное анатомическое строение, рук, ног и крыльев. И когда только успел? Сейчас он делал набросок моего хвостового набалдашника и гребня. И ведь он там провел от силы минут десять!

Вернув голову на место, прошептал Лори:

- Если он попытается выкинуть что-нибудь эдакое, например, попытается залезть ко мне под хвост или пойдет за мной в кусты, разрешаю всадить ему стрелу в зад, – принцесса со зловещей улыбочкой вернулась на свое место и, подтащив к себе поближе лук с колчаном, снова взяла книжку.

Минут через двадцать вернулся Аргус. К тому времени послушники уже закончили обустраивать лагерь и разбирать вещи. И, чтобы те не сидели без дела, наставник погнал всех четверых в лес добывать обед и принести дров. Кстати, у нас с Лори тоже припасы начали подходить к концу. О чем мы с ней и поговорили за обедом, и решили, что она завтра экспроприирует послушников для охоты на оленей. Присоединившийся к наше трапезе Аргус был абсолютно не против этой затеи. Еще мы немного обсудили Сэппеля, а точнее, сколько еще пройдет времени прежде, чем он наконец заметит «наблюдателя», до сих пор висящего у него за плечом.

После обеда и небольшого отдыха Аргус погнал своих послушников вместе с кое-как приведенным в чувство Сэппелем вниз для тренировок. Так что на какое-то время на площадке стало спокойно. Я даже смог немного подремать.

Вернулись паладины ближе к закату. Они спросили у принцессы, не возражает ли она, если они воспользуются источником для своего омовения. На что получили ответ в духе «Я что, по-вашему, голых мужиков не видела?», но все-таки отвернулась и уставилась в свою книжку… На странице которой лежало маленькое зеркальце, с эффектом увеличения…

Паладины расселись полукругом в самом горячем, после моего, водоеме. Послушники разминали ноющие мышцы, а наставники просто нежились в воде. Ну, по крайней мере Аргус, Сэппель же смотрел на меня и явно подбирал слова для вопросов. Затем решился:

- Господин Драагирозиз…

- Можно просто Драг, – я решил его немного поправить.

- Господин Драг… Можно задать вам пару вопросов?

- Если они не интимного характера, то валяй.

- Насколько мне известно, с магами из Академии вы не были настолько дружелюбно, когда они пытались вас изучить, – флегматично заметил Аргус.

- Тут я вас немного поправлю. Они пытались меня ПОЙМАТЬ и изучить. А поскольку я существо свободолюбивое, то, как вы сами понимаете, мне это не слишком понравилось. Вот если бы они просто решили прийти и поговорить, тогда ладно. Но вместо этого ловушки, сети, отравленные приманки и усыпляющие газы. Ну, в общем, вы поняли, дружбы у нас не получилось, и не по моей вине. Так о чем вы хотели спросить? – поинтересовался я уже у мага.

- О, ну… Я тут заметил, что у вас вся чешуя начала отслаиваться. Вся, кроме той, что на вашей правой лапе.

- Ах, это, – сказал я, поднимая руку. – Моя старая кожная болезнь. Кожа на пораженном участке перестает линять, а чешуя на ней металлизируется. Из-за этого она становится гораздо прочнее, но при этом менее чувствительной. При повреждении чешуя конечно может отрастать заново, но гораздо дольше, чем обычная, – безбожно соврал я, правда одновременно куда проще и сложнее, но магу хватит и такого ответа.

- Понятно, – произнес маг, делая записи в своей книге, которой пару минут назад у него не было. – Еще кое-что. Ваша слюна ядовита?

- Ммм?

- Я видел, как вы смачивали коготь слюной, а потом выжигали символы на камнях, – видимо он видел, как я добавил пару рун к куполу.

- Нет, это была не слюна… По крайней мере не обычная. Встречный вопрос, вы же знаете, как драконы выдыхают пламя?

- Драконье пламя – это смесь жидкостей из их желез, которая при смешивании воспламеняется, – блеснул знаниями Рикард.

- Правильно. Вот только у обычных ящеров этих желез всего две. У меня же их несколько. Так что я могу не только пламенем дышать. В зависимости от того, какая жидкость и от ее количества, может получиться разный результат. В основном у меня три вида: огонь, лед и яд. Их сила и свойства тоже могут меняться. Например, то же пламя - я могу дунуть густым дымом, а могу и пламенем, от которого плавятся камни. То, что видел ты, было ядом. Его сила варьируется от легкого кожного раздражения до настолько ядрёной смеси, что спокойно насквозь прожигает кузнечную наковальню. Ну, или ядовитый туман, но тут уже есть риск самому им надышаться.

После довольно продолжительной паузы, видимо, все переваривали полученную информацию, вопрос задал Рикард.

- А как давно вы знаете принцессу?

- Лори-то? С пеленок. Ее отец, король Мартин, оставляет ее мне на попечение каждый раз, как начинает вскрываться очередной заговор.

- И много он вам платит?

- Для постоянных клиентов у меня предусмотрены скидки.

- Вы говорили, что вы – наемник. А чем именно вы занимаетесь? – задал вопрос Грегори.

- По-разному. Срочная доставка документов между монархами, охрана, перевозка, иногда могу зачистить гнездо опасных тварей… В общем, все, что вы не сможете сделать, однако готовы за это заплатить.

- Убийства, запугивания, похищения? – какие вопросы пошли.

- С первыми двумя не ко мне, подобные действия сильно портят репутацию. А вот похищения - только постановочные, по обоюдному согласию, и при наличии героя-спасителя. Правда, за последние годы спрос на них сильно упал и подобные предложения нечасты.

Поболтав с паладинами на разные темы еще где-то час, мы даже не заметили, как наступила ночь. Я зажег светильник, стилизованный под костер. После чего мне еще пришлось объяснять Сэппелю и его подопечным магам, что простейшему заклинанию светильника, которое маги изучают мимоходом, можно задать цвет, форму и интенсивность свечения. Затем внезапно ко мне подошла Лори и села рядом, причем она явно была чем-то расстроена.

- Дядя Драг, а сыграй что-нибудь, – попросила она грустным голосом.

- Что именно?

- Не знаю… Что-нибудь грустное, но радостное…

- Угу, что-нибудь круглое, но квадратное… С чего вдруг такое настроение? – поинтересовался я.

- Книжка кончилась, – принцесса шмыгнула носом.

- И что? Все плохо кончилось?

- Нет, все кончилось хорошо. Они прожили долгую, счастливую жизнь и умерли в один день, в кругу семьи.

- Какой уууужас. Ладно, я тебя понял. Сейчас чего-нибудь сбацаю, – сказал я и достал комп из кармана.

Включив его, немного пошарил по своим музыкальным архивам. Выбрал несколько подходящих музыкальных композиций для пианино и вывел их перед собой в виде нот, разумеется, видимых только мне. Затем вывел уже видимую всем иллюзорную восьмидесятивосьмиклавишную панель пианино. Пробежался по ним пальцами, извлекая звук, от которого все паладины сразу же замерли.

- Ну что-же, музыкальная пауза в честь меланхолии ее высочества.

Затем опустил свои пальцы на клавиши и начал играть. По площадке начала растекаться спокойная мелодия. Все вокруг сидели не шевелясь, наверное даже дышали через раз, ведь я уверен, что до сего дня они ничего подобного не слышали.

Теплая ночь, чистое звездное небо, свет от костра, почти неотличимого от настоящего и легкая музыка, цепляющая что-то в душе. Порой в такие минуты мне даже кажется, что я вспоминаю, что значит жить…




Вообще вчера все разошлись спать сразу после окончания моего небольшого концерта. Лори чмокнула меня в щечку и упорхнула к своему спальнику. А паладины, после пятиминутного пребывания в астрале, вылезли из источника, дружно поклонились и ушли спать, не проронив ни слова.


Утром паладины встали рано. Точнее Аргус скомандовал подъем и погнал послушников, и Сэппеля за одно, на утренние тренировки. Лори не разбудили только из-за купола с шумоподавлением.


На всякий случай я послал за ними замаскированного «слухача». И, как оказалось, не зря. Через некоторое время мне удалось услышать кое-что интересное. Кстати, «наблюдателя» Сэппель все-таки заметил за завтраком, и то из-за подхихикивания послушников.


- Ну, что скажешь? – раздался голос Аргуса, после того как он отправил послушников на пробежку.


- Грегори и Реган хорошо справляются, – ответил маг, затем после небольшой паузы со вздохом продолжил, – но вот Террелл и Рикард… боюсь не пройдут испытания на следующих экзаменах.


- Полностью согласен. Пожалуй, они будут хорошими напарниками, но сейчас я спрашиваю немного о другом. Что ты скажешь о нашем большом друге?


- Что я скажу?! – похоже Сэппель подпрыгнул на месте. – Я скажу, что я в полном восторге и абсолютном недоумении!


- Это как? – поинтересовался Аргус.


- Начнем с самого очевидного, он – не отсюда. Не водятся у нас такие драконы. За время своего обучения в Академии я на всяких насмотрелся во время практики с профессором Талботом. У него абсолютно другое строение скелета, по-другому растет чешуя, да и размеры не слишком впечатляют. Про интеллект и способности к магии я вообще молчу! А если прибавить вчерашнее… Ты хоть когда-нибудь слышал что-нибудь подобное? Вот и я тоже.


- Ты тоже считаешь, что он с Брандира? – после небольшой паузы снова спросил Аргус.


- Нет, – коротко ответил маг, а затем продолжил. – Я бывал там однажды, вместе с группой магов для обмена опытом между Академией и тамошними «Языками». Однажды нам посчастливилось увидеть делегацию, да-да, именно делегацию, драконов, они прибыли к местному королю для решения какого-то вопроса. И знаешь, что я тебе скажу, они были очень похожи на наших эльфийских лордов, такие же надменные, высокомерные и спесивые до зубного скрежета. Как мы потом узнали, общение с «низшими расами» для них вообще жесткое табу и разрешено лишь специальной группе особей. К тому же, их огненное дыхание чисто магическое. Если верить записям исследователей, оно может как убивать, так и исцелять. Знаю, что это звучит как бред, но это давно подтвержденный факт. В общем, Драагирозиз не оттуда.


- Может, он из другой стаи?


- И снова нет. В отличие от наших, южные драконы держатся несколькими обособленными анклавами, одиночки встречаются крайне редко. Зачастую это изгнанники, совершившие какое-либо преступление, и, как правило, такие долго не живут, – сделав паузу, маг продолжил. – Пожалуй, попробую сегодня узнать о его прошлом. Если он еще с какого-либо континента, то может он…


- Сомневаюсь, что у тебя что-то получится, – прервал мага Аргус.


- Почему?


-Ты видел его глаза? – вопросом на вопрос ответил старший паладин, и не дожидаясь ответа продолжил. – Скорее всего нет, у тебя маловато опыта в подобном. Я и сам увидел это лишь на мгновение, там, в глубине, видимо он научился хорошо это скрывать…


- О чем ты?


- Такое обычно можно увидеть во взгляде некоторых старых солдат и наемников. О таких обычно говорят «Он видел много дерьма». Как правило, они очень не любят вспоминать о прошлом. Ты, конечно, можешь попытаться, но как я уже говорил, сомневаюсь, что у тебя что-то получится, – какой наблюдательный на мою голову свалился.


После этого больше ничего интересного подслушать не удалось. Ну, я никогда и не говорил, что я с Брандира, южного континента. И да, я ОЧЕНЬ не люблю говорить о прошлом, в этом Аргус прав на все сто... О, вон уже и Лори шевелиться начала.


Проснувшись, принцесса, мыча аки зомби, взяла сумочку, полотенце и побрела в сторону ручья. Вернулась через полчаса умытая, бодрая и веселая. После завтрака она посмотрела в сторону небольшого лагеря паладинов, рядом с обрывом, и спросила у меня:


- А эти где?


- На утренней пробежке, скоро вернутся.


- А почему ты не занимаешься? – попыталась поддеть меня принцесса.


Вместо ответа, я демонстративно поднял руку, а затем опустил под воду. Побарахтав ею там немного, так же демонстративно извлек одну из своих грудных пластин, которую затем закинул в стоящий рядом мешок, к остальной отвалившейся чешуе.


Ужас. Старой чешуи осталось не так много, а новая только-только прорастает. Скоро я стану большим, розовым и мягким, хоть и немного колючим.


Паладины вернулись ближе к обеду. Правда, сначала они остановились внизу у водопада и привели себя в порядок. Вернувшись в лагерь, Сеппель сразу же схватил свою книгу и с головой ушел в работу. А Аргус тем временем заставил послушников почистить оружие, экипировку, прогнал по учебному материалу и только потом разрешил обедать. Кстати, хорошая идея.


В обед мы с принцессой доели остатки заготовленной мною провизии. После, помыв посуду и немного отдохнув, она, как мы вчера и договаривались с Аргусом, взяв послушников, отправилась на охоту. Ну, а я вполглаза следил за ними через сигнализацию, к счастью предупредил ее, чтобы не выходила из зоны покрытия. Места здесь глухие, всякой живности навалом, далеко за ней ходить не нужно.


Через несколько часов Лори вернулась одна. Сняв со спины колчан и тетиву с лука, села на свой спальник и с блаженством вытянула ноги.


- А где остальные? – поинтересовался я у принцессы.


- Там, – махнула она рукой в направлении леса, – туши разделывают. Мне удалось подстрелить пяток кабанов и несколько оленей, ну и немного птичек, по мелочи. На несколько дней мяса хватит.


- Ага, может тебе и хватит, а вот мне сейчас придется много есть, чтобы чешуяааа… Вот это было грубо! – последнее уже было адресовано Сэппелю, этот паладин меня только что просканировал!


- Ой, извиняюсь, я был уверен, что вы не заметите, – начал оправдываться стоящий рядом паладин, делая пару шагов назад.


- В следующий раз сначала спроси разрешения, – слегка рыкнул я.


- Хорошо, – кивнул маг, отступая еще на шаг, – в таком случае прошу разрешение на еще один осмотр. Видимо, я немного напутал в заклинании и оно выдало искаженную информацию, – сказал маг, почесывая затылок.


- И что именно ты хотел узнать? – поинтересовался я у мага.


- Я хотел поподробнее изучить строение мышц и скелета. Вот только заклинание показало, что мышцы слишком… плотные, как и кости.


Понятно. Я не стал ему говорить о том, что заклинание показало все правильно. Я просто взял левой рукой приличного размера валун, лежавший рядом с Сэппелем, и раздробил в сжатом кулаке. Хоть с ладони и слезла вся чешуя, однако моя кожа и так довольно прочная, во всяком случае каменными осколками ее не пробило.


Как говорится: лучше один раз увидеть. Сэппель стоял с отвисшей челюстью перед кучкой дробленного камня. Рядом с ним стояли и Аргус с Лори. Первый все так же переводил взгляд с меня на кучку и обратно, ну а Лори быстро сменила объект созерцания со скучной кучки камней на мою руку. Без чешуи мышцы под кожей видны особенно отчетливо, да и ни одна девушка не сможет отвести взгляда от рельефной мускулатуры. Хотя, если честно, сейчас я далеко не в самой лучшей физической форме, нагулял жирок за спокойную жизнь.


Наконец выйдя из ступора паладины отошли в сторонку и зашептались, видимо забыв, что я их все равно слышу:


- Ты это видел? – зашипел Сэппель.


- Видел, – задумчиво ответил Аргус.


- Вот скажи мне - кто способен голой рукой раздробить кусок гранита, да еще такого размера? Сомневаюсь, что даже челюстям василисков такое под силу. Интересно, это в каких условиях нужно родиться и вырасти, чтобы иметь такую физическую силу.


- В таких, в каких мне бы жить не захотелось. Много информации собрал?


- Достаточно, чтобы все в скриптории ордена от радости из штанов повыпрыгивали. И это за неполных двое суток.


- Отлично, продолжай в том же духе, но смотри, не переусердствуй, а то еще разозлишь его.


- Я тут еще кое что заметил, – совсем тихо произнес маг. – у него под чешуей вся шкура в шрамах, довольно старых. Причем это отметины не от когтей и зубов. Даже не берусь предположить, что их могло оставить, особенно те, что вдоль хребта. Все-таки сегодня попробую его разговорить, - ну-ну.


- Удачи, – искренне пожелал магу Аргус, и, хлопнув его по плечу, удалился в их лагерь.


Послушники вернулись где-то через час, неся с собой разделанные туши на импровизированных носилках, сделанных из жердей и натянутых между ними шкур, а заодно и несколько вязанок дров. Поделив добычу - немного мяса им, остальное – нам, а точнее мне, ребята со словами в духе «Чтоб я еще раз сходил на охоту с этой ненормальной.», попадали на свои спальные мешки и пару часов не подавали признаков жизни. До тех пор, пока Аргус не поднял их пинками для очередной тренировки. Сначала разминка, затем физические упражнения, потом теоретические занятия. Под конец Аргус собрался устроить им спарринг, однако, ко всеобщему удивлению, Лори вызвалась помочь и поучаствовать в данном мероприятии.


В общем, это было жалкое зрелище, интересное, но жалкое. И не удивительно, у принцессы в наставниках с одной стороны – Сэдрик, который лично занимается муштрой своих гвардейцев, с другой стороны – Лазарь, который до того, как перебраться в Орин на должность канцлера и попутно директора тамошней академии, был худшим ночным кошмаром студиозусов Академии Ковенанта.


Первым против принцессы вышел Рикард. Видимо поначалу он не решался драться в полную силу, о чем быстро пожалел. У Лори ушло примерно десять секунд на то, чтобы финтом выбить меч из рук у послушника и повалить на лопатки подсечкой. Следующим был Грегори. Этот парень продержался аж вдвое дольше, но все равно точно также лишился меча и заработал от принцессы навершием меча по лбу.


Затем пришла очередь магов. Тут уже весь спарринг заключался в том, кто кому быстрее истощит защиту. Бедолаги продержались еще меньше, хотя я просил Лори сдерживаться. Да еще и пришлось страховать послушников, чтобы увлеченная принцесса случайно не сделала из них стейки медиум прожарки.


После небольшого перерыва, примерно в полчаса, чтобы маги успели восстановиться, кстати, пришлось под это дело пожертвовать один из моих накопителей, от которого у Сэппеля аж глаза на лоб полезли, спарринг продолжился. Попутно во время отдыха все четверо продумывали план сражений, ибо парням хотелось просто «Хотя-бы раз достать девчонку!». Наставники им не мешали, эти двое сразу поняли всю безнадёжность ситуации, и между собой они прикинули, что Лори где-то на уровне второй-третьей ступени посвящения, в то время как послушники только на девятой.


В этот раз двое на-одного вышли Рикард и Грегори. Прогресс, продержались целую минуту. Работали слаженно и пытались взять принцессу в клещи. Но, в итоге все-равно оба оказались лежащими друг на дружке. Далее были маги, Террелл прикрывал щитом обоих, в то время как Реган сконцентрировался на атаке. Бой закончился в тот момент, когда лопнул щит Террелла.


И снова перерыв. Парни уже было начали собираться с силами для того чтобы накинуться вчетвером, однако Аргус их вовремя остановил, а заодно решил лично немного пофехтовать с принцессой. Тут уже ситуация была с точностью до наоборот, как никак у них огромная разница в опыте. К счастью, Аргус не стал сильно ее гонять. Просто показал пару приемов, указал на слабые места ее техники и дал пару советов. Еще он хотел, чтобы и Сэппель дал пару указаний, однако тот все-таки добрался до моего накопителя и слегка отключился от реальности, снова с головой уйдя в свои записи. По-моему, он его даже на зуб пытался попробовать.


За всем этим балаганом как-то даже и не заметил, как солнце почти склонилось к закату. Лори пошла отдыхать, а заодно и поужинать мясной похлебкой, которую я поставил вариться еще перед началом тренировок послушников. Правда, к через некоторое время к ней присоединились и послушники во главе с кое-как приведенным в чувство Сэппелем. Наверное, не надо было разделять запасы, ну да ладно, потом еще сгоняют на охоту.


Тем временем Аргус под предлогом прогулки отправился докладывать начальству о прошедшем дне. Как обычно пустил за ним «слухача». Мне тоже интересно, что он там будет докладывать. А пока присоединюсь к общей трапезе, приготовил с запасом, однако без расчета на еще шестерых нахлебников. Я, конечно, сильно сомневаюсь, что они все съедят, но кто их знает?


Ну вот, Аргус связался с начальством:


- Да, извиняюсь за задержку, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства… Нет, все спокойно, нарушителей обнаружено не было. Дело в том, что у ее Высочества Лорианны обнаружились довольно незаурядные боевые навыки, на уровне третьей ступени посвящения… Да, похоже, король Мартин всё-таки внял вашим советам… Касательно этого. Сомневаюсь, что они вообще знают об этом месте, учитывая, что даже мне с трудом удалось его найти… Приношу свои глубочайшие извинения. Разумеется, я не ослаблю бдительность и при первых признаках опасности немедленно сообщу… Да, он… очень странный. Я опишу все подробно в своем рапорте, когда вернусь… Цитирую дословно «– Достаточно, чтобы все в скриптории ордена от радости из штанов повыпрыгивали». Он охотно делится информацией, правда, я полностью не уверен в ее достоверности… Как я уже говорил, все подробно изложу в своем рапорте… Да, я понял. Конец связи.


И снова, зачем Церковь интересуется Лори? Многие монархи просили их о защите и покровительстве, однако Церковь отказывала всем. А тут, судя по всему, Церковь сама взяла ее под охрану, потому что Мартин не из тех, кто будет просить о помощи в тех случаях, когда вполне может справиться и сам. Припереть бы Аргуса к стенке да поговорить по душам. Однако паладины, да еще мастера ордена, не из тех, кого можно просто так расколоть… Разве что одним особым заклятием вместе с кое-каким химическим составом, однако после такой обработки не живут…


Вдруг я почувствовал, что меня настойчиво толкает в лапу рыжая принцесса:


- Дядя Драг, уснул что ли? Тебя тут Сэппель докричаться не может.


Упс, ушел в себя, забыл вернуться. Повернув голосу в сторону группы паладинов, сидящих полукругом у костра, над которым недавно висел котел с ужином, всем свои видом показал, что готов слушать.


- Господин Драг, могу я задать пару вопросов? – спросил маг.


- Условия те-же, что были вчера, – ответил я.


- В таком случае… Меня мучает один вопрос: сколько вам лет?


Оппа, а вот это хороший вопрос.


- Так, мне нужно немного подумать над ответом, так что подожди немного, – предупредил я паладина и погрузился в свои мысли.


Итак, один Таш – это примерно полтора года, а в местном году четыреста двадцать световых дней. Так, тридцать ташей там… потом десять там… затем пять… потом еще три… затем семьдесят шесть ташей… и еще два таша туда-сюда, и прибавить еще триста пятнадцать лет… итого…


- Пятьсот четыре года, – наконец выдал я.


- Ого… – только и сказал маг.


- А когда у тебя день рождения? – вдруг вставила Лори, видимо до этого момента она даже не задумывалась об этом вопросе.


- Думаю, сегодня, – сказал я, скребя подбородок и, поймав негодующий взгляд принцессы, продолжил. – Видишь ли, у нас что-то вроде вашего «дня рождения» отмечается во время линьки, хотя по большей части за праздник это не считается, и отмечается только после того, как спадет вся старая чешуя. Именно после этого момента считается, что твоя жизнь перешла на новый виток. Так что, по моим меркам, мне около двухсот пятидесяти циклов… плюс-минус два. И я еще довольно молод, можно сказать, что я немного старше ваших послушников.


И, наблюдая, как они начали бросать взгляды друг на друга, добавил:


- По МОИМ меркам. Так что я все равно раза в два старше всех вас, вместе взятых.


- А почему у вас это не считается праздником? – спросила Лори, остальные сейчас обдумывали новую информацию.


- Потому что во время линьки не у всех драконов есть под боком источник хотя бы обычной горячей воды, а без неё процесс становится довольно неприятным, если не сказать – болезненным. Так что обычно дело ограничивается парой поздравлений и каким-нибудь болеутоляющим средством. Вот и весь праздник.


- А почему не отмечать после? – спросил уже Реган.


- Потому что в обычае, которому десятки тысяч лет, уже поздно что-то менять.


Снова повисла тишина, которую нарушали только журчание воды и треск поленьев в очень даже настоящем костре.


- А откуда вы? – снова задал вопрос Сэппель.


- Из Тихого Леса, – флегматично ответил я.


Все следующее утро Сэппель старался не попадаться мне на глаза. Доходило до того, что он ползал за камнями и прятался за спинами послушников. И продолжалось это до тех пор, пока Лори, которой, видимо, надоел этот цирк, наконец не объяснила ему, что я не очень злопамятный.


- … Так что достаточно просто делать вид, что вчера ничего не было. И даже не вздумай извиняться, только хуже будет, – наставляла принцесса проштрафившегося мага во время обеда в их лагере.


- Понятно, – произнес он, глядя в тарелку супа в своих руках. – А вы что-нибудь знаете о его прошлом? – видимо, Сэппель решил так просто не сдаваться.


- Нет, – ответила принцесса, также глядя в свою тарелку. – Сэдрик, командир нашей гвардии, однажды точно также попытался расспросить Дядю Драга о его прошлом. Чем это закончилось, ты и сам можешь догадаться, – и после небольшой паузы продолжила, – «Что было – то прошло», так он обычно говорит. Для себя я решила, что если он захочет, то когда-нибудь сам расскажет. А если нет… Ну, как-нибудь переживу.


После пары минут молчания маг, видимо, решил пока подоставать вопросами Лори:


- Простите, если мой вопрос покажется вам грубым, но в каких вы отношениях с Драгом?


Лори аж поперхнулась супом. Если честно, меня этот вопрос тоже немного вогнал в ступор, да и не только меня.


- Сэппель! – рявкнул Аргус – Что еще за вопросы?!


- Прошу прощения, я неправильно выразился! – замахал руками маг. – Я имел в виду, что вы с драконом ведете себя слишком фамильярно, не как наемник - наниматель.


- Ах, это, – сказала Лори прокашлявшись. – Дядя Драг мне как… дядя. Сколько себя помню, отец отправлял меня к нему под опеку каждый раз, когда во дворце становилось небезопасно. Самый первый раз был, когда мне еще и года не было. Правда, тогда вместе со мной были мама и несколько служанок, ну и пара охранников из гвардии.


Даааа, помню. В моей пещере тогда стоял тот еще гвалт, причем источник шума был только один, правда, отдувался за всех сразу. Хорошо, хоть Мартин без вопросов дополнительно выплачивал небольшие компенсации «за неудобство», присматривать за королевой и годовалым сосунком была та ещё задачка. Правда, были и плюсы. Королева Фрида оказалась довольно приятной в общении особой. К счастью, она оказалась не породистой аристократкой, а родом из простой семьи зажиточного торговца, однако это не помешало Мартину в свое время на ней жениться. Хотя у королевы есть и «обратная сторона», когда нужно она становится той еще стервозиной и политиканшей, положение обязывает. Гвардейцы тоже были нормальными ребятами, с которыми можно было и выпить, да и над убийцами поприкалываться. Особенно радовали их физиономии, когда до них доходило, КТО сторожит королеву с принцессой. Правда, эти физиономии по большей части были посмертными, ну да ладно.


Ну а Лори тем временем продолжила:


- Потом, когда я более-менее подросла, меня отправляли только со служанками, мама оставалась помогать отцу, она, знаете ли, та еще интриганка. Потом служанки сменились разными учителями, которых Дядя Драг сразу же прогнал и сам начал меня обучать.


Да, тех чопорных «академиков» больше волновала чистота помещения и порядок книг на полке, чем обучение пятилетнего ребенка! В общем, по личной просьбе Фриды и за умеренную плату, разумеется, мне пришлось еще и обучать юную принцессу. К счастью, в моей сокровищнице завалялась несколько книг по педагогике из моей прошлой жизни, которые в то время меня очень выручили. Комп с интернетом у меня появились буквально через пару лет. К десяти годам она заткнула за пазуху всех своих сверстников, а их родители все пытались выяснить, кто тот таинственный учитель, что так натаскал принцессу. Правда, Лори, помимо магического таланта, проявляла просто феноменальные способности к обучению и буквально впитывала все, что я ей давал.


- Еще он часто прилетал на мои дни рождения, – Лори достала из-за воротника увесистый кулон на серебряной цепочке и показала его магу. – Подарок на пятнадцатилетие. С тех пор мы обычно устраиваем бал в честь моего дня рождения для знати за пару дней до него, чтобы потом всей семьей и самым близким кругом друзей уже нормально отпраздновать в загородном поместье. Дядя Драг к этому самому «близкому кругу друзей» и относится, – затем она притихла на минуту и продолжила слегка виноватым голосом. – До вчерашнего дня я как-то и не задумывалась, что и у него тоже есть день рождения. Извини, – последнее уже было мне.


Было бы за что извиняться. Кстати тот кулон я сделал из специально обработанного фрагмента своей чешуи. Мне пришлось попотеть, чтобы впихнуть в него кучу защитных заклинаний, ну и пару маячков, а затем еще обучить принцессу ими пользоваться. Правда, потом я начал замечать некоторые из этих заклинаний в экипировке гвардейцев. Ну да, про слова как «авторские права» и «патент» тут явно еще даже не слышали.


- Отец мне всегда говорит, если случится что-то совсем серьезное, я должна бежать к нему.


- А не слишком ли много доверия к простому наемнику? Все они верны лишь деньгам. Что если у кого-то их окажется больше чем у вас? – задал резонный вопрос Реган.


- «Простые» наемники – да, но для Дяди Драга золото лишь предлог. В окрестностях Тихого леса ходят слухи о том, что у него в логове спрятаны несметные сокровища. Так вот, это не слухи, там столько сокровищ, что хватит купить Мериндар вместе с Академией и всеми жителями в прид…


- Э-кхем! – как-бы невзначай кашлянул я, на пол-леса.


Квакуи! Болтун – находка для шпиона.


- В общем, он не раз доказывал, что ему можно верить, да и мой отец доверяет ему как себе, а это уже о многом говорит… И еще кое-что, – сказала принцесса, обводя всех паладинов взглядом. – Вы сейчас ничего не слышали. Вообще ничего.


- Разумеется ваше Высочество, – снова ответил за всех Аргус, красноречиво глядя на мага, последний, в свою очередь, со вздохом вырвал только что исписанную страницу из своей книги и бросил ее в огонь.


- Благодарю за понимание, и спасибо за обед, – сказала Лори и, поднявшись, пошла к себе.


За этот и два следующих дня больше ничего интересного не случилось. Паладины тренировались, Сэппель доставал меня вопросами, правда, теперь более аккуратно, Аргус коротко докладывал начальству обо всём случившемся, Лори читала книги и гоняла послушников на спаррингах, ну а я лежал в воде, грыз сосульки и ждал, пока чешуя нормально нарастет.


И вот, спустя восемь дней нашего пребывания здесь, настала пора собираться домой. Собрали и упаковали вещи принцессы, посуду, затем отключил сигнализацию и забрал накопители, а заодно проверил, не осталось ли чешуи в водоеме. Новая уже полностью отросла и затвердела, а старая сложена в мешок, потом нужно будет отделить от кожи и высушить. Сэппель, правда, выклянчил одну чешуйку «на память», особенно настойчиво он начал это делать после того, как увидел кулон Лори. Паладины тоже свернули лагерь и готовились отбыть сразу же после нас. После обмена взаимными пожеланиями удачи, здоровья, успехов в учебе и прожить подольше, мы с Лори наконец отправились назад.


На обратную дорогу ушло вдвое меньше времени, не нужно было делать остановки, да и ветер был попутный. Однако на подлете я кое-что заметил. Здесь недавно прошел дождь, грязь подсохла, однако на ней вполне отчетливо видны следы ног и копыт. Да и на древке воткнутой таблички видны приличные засечки, несмотря на то, что дерево укрепленное. А перед входом видны следы попыток подкопаться под барьер, безобразие. Меня тут явно дожидались, хотяяяя… Некоторые следы довольно свежие, да и запах…


Приземлившись прямо перед входом, выдернул табличку и распечатал вход. Затем, сразу после того, как я переступил порог пещеры, на поляну, ломясь прямо через кусты, выехал рыцарь. Судорожно затянув крепления шлема, чайник также суетливо снял с пояса боевой рог и попытался в него подудеть, вышло с третьей попытки. В первый раз, поднеся рог к губам, у него опустилось забрало, отчего «музыкальный инструмент» хорошенько врезал ему по нижней губе и подбородку. Затем, справившись со слегка заклинившим намордником, он предпринял вторую попытку обозначить себя, однако опять же, матерясь сквозь зубы начал прочищать засорившийся рог. Наконец, когда клоуну удалось извлечь из рога какое-то подобие звука, мы с Лори уже давно были в пещере и разбирали вещи, а он сам был почти у самого входа.


В сердцах швырнув рог в сторону, рыцарь подъехал еще ближе к входу, снял пику с седельной подставки, направил ее на вход в пещеру и завопил во всю глотку:


- Я, ладир Джерлак Сверкающее Копье, вызываю тебя, тупое животное, на бой! Выходи и прими свою участь!


- Пфе, еще и тафиец. – сказал Лори, слегка скривившись.


«Ладир» – у тафийцев, нечто среднее между странствующим рыцарем и вольным наемником. Ну, по крайней мере, этот не из тех ширпотребных. Полный комплект хорошо подогнанных потертых лат, к тому же вороненных, на которых еще можно разглядеть выбитые узоры. Лицо особо не разглядеть, разве что довольно длинный нос и торчащие завитые усы, которые, похоже, растут прямо из ноздрей. У края поляны, откуда сие чудо появилось, стоит здоровенный детина и держит под узды не менее здоровенную увешанную тюками тягловую лошадь.


Видя, что его представление не вызвало должного эффекта, тафиец вернул пику на место, слез с коня и со словами «Прячешься, паскуда?! Погоди, сейчас я тебя достану!», снял с пояса топор и начал лупить им по барьеру. Правда, ничего, кроме небольших концентрических колец, сие действие вызвать не способно.


- Он совсем того-этого? – спросила неизвестно кого Лори, наблюдая за тафийцем.


Джерлак уставился на мою подопечную, видимо, только сейчас заметив, затем его лицо расплылось в широкой улыбке, демонстрируя нам пару прорех в зубах.


- Да тут еще и девка! Видят боги, сегодня мне везет! Погоди, сладенькая, сейчас я разберусь с этой ящерицей, и ты узнаешь, почему меня прозвали Сияющее Копье. Гы-гы, – и с удвоенным усердием продолжил бить топором по барьеру, что-то неразборчиво бубня и гыкая.


М-да, я немного «замутил» барьер, чтобы тафиец не смог рассмотреть, что происходит в пещере, а заодно приглушил звуки.


Правда, после услышанного Лори медленно повернула голову в мою сторону и посмотрела на меня:


- Дядя Драг, мне послышалось, или это хамло тафийское решило со мной заигрывать? – и, не дожидаясь ответа, развернулась к своим вещам и достала оттуда меч, а затем направилась к выходу.


- Стоп-стоп-стоп-стоп, – сказал я, перегораживая ей путь рукой. – Хотя бы наручи одень, и обязательно защитные амулеты.


Скрипнув зубами, принцесса вернулась к куче вещей и снова принялась в них копаться, а я проверил этого клоуна предмет реальной угрозы. Яды – отрицательно. Магия – только нержавейка на латах, кое какие огнеупорные плетения и амулет, защищающий владельца от всяческих посягательств на разум, видимо, и от здравого смысла тоже. Кстати, довольно дорогая вещь, хоть и слабенькая. Из оружия стилет на поясе да топор в руках, остальное на лошади.


Вывод: относительно безобиден. Учитывая то, что я видел на спаррингах с послушниками, и то, как Джерлак машет своим топором, для Лори он не соперник. К тому же, топор больше подходит для раскалывания щитов и прорубания брони, и то не всякой. И уж никак не подходит для сражения в латах с юрким противником, коим Лори и является. Нет, тут без шансов.


Подключился к сигнализации и проверил лес вокруг – ни души, если не считать здоровяка-оруженосца. Правда, учитывая тот факт, что он до сих пор стоит на краю поляны бледный и явно трясется от страха, то у него явно мозгов побольше будет.


Закончив осмотр, повернул голову в сторону принцессы, которая уже надела все амулеты и сейчас затягивает кожаные наручи:


- Пожалуй, пока ты будешь объяснять ладиру Джерлаку всю глубину его заблуждений, я схожу за водой для чая. Хорошо?


- Ага, – зловеще ответила принцесса, заканчивая с защитой.


- Только без фанатизма, – предупредил я принцессу.


Затем подхватил котел для воды и первым вышел из пещеры, переступив прямо через тафийца и не оборачиваясь, зашагал к ручью.


- Эй куд…?! Сладенькая, погоди я сей… А ну брось меч! Кому говорю, брось! Бабе не положено с оружием хо… Ты чего творишь, полоумная?! Ой…! Ай…!


Дальше были слышны только сопение, лязг метала и временами проскакивающие матерки.


Да, тафийцы те еще ребята. Их королевство лишь немного уступает Орину в размерах, и все соседи их ОЧЕНЬ не любят. Все дело в их жизненном принципе: «Если у меня чего-то нет, то я заберу это силой!», как-то так. Тафийцы постоянно грызутся между собой, иногда устраивая набеги на соседей, из-за чего те отгородились частоколом из пограничных застав и крепостей. Казалось бы, сама Тафия уже давно должна была рассыпаться или быть захваченной и поделенной соседями, однако нет.


Непрекращающаяся, хаотичная междоусобица на деле не такая уж и хаотичная, и даже наоборот, довольно упорядоченная. В канцелярии Верховного Артоха, местного правителя, есть целое ведомство, где распределяется кто, сколько и с кем воюет, что забирает, а что трогать не смеет. А когда на них нападают извне, тафийцы мигом объединяются и дают отпор захватчику, даже если захватчик сам идет в ответ на недавний набег. Воевать с тафийцами на их территории заведомо проигрышное дело, ибо эти ребята собаку съели на партизанских тактиках и войнах на истощение. Единственные, кому однажды удалось их хорошенько ощипать, были степняки во время их великого похода четыре сотни лет тому.


Добравшись до ручья, ополоснул котел от пыли и набрал свежей воды. Назад возвращался неспешным шагом, с поляны доносились лишь однотонные завывания. Выйдя на поляну, увидел следующую картину: ладир лежал на животе и молотил руками по земле, а Лори сидела у него на спине и, держа его ногу за пятку, тянула ее на себя. Простейший болевой захват, да и суставы лат позволяют.


- Проститепроститепроститепроститепроститепроститепростите…! – выл на одной ноте тафиец, взывая к жалости принцессы.


Его оруженосец переместился ближе и стоял в нескольких метрах от них, с дубиной в руках. Было видно что, с одной стороны, он сильно беспокоился за господина, но с другой, ему ну очень не хотелось приближаться к Лори, которая, кстати, сейчас и его сверлила не самым дружелюбным взглядом.


Ладно, пора вмешаться, пока она ему ногу не сломала.


- Лори, думаю он уже все понял и осознал, - сказал я, подойдя к ним.


- Дададададада! Явсепонял! ПроститеменяГОСПОЖАААА!!! - на одном дыхании выпалил бедолага.


Наконец принцесса сменила гнев на милость и отпустила его ногу. Встав со спины ладира, Лори отряхнулась и, не оборачиваясь, пошла в пещеру. Дождавшись, пока она не скроется за барьером, Джерлак начал с кряхтением подниматься. К нему тут же подскочил оруженосец и помог встать на здоровую ногу. Оба с ожиданием посмотрели на меня.


- Проваливайте, - коротко сказал я им, указывая пальцем на лес.


- Да-да-да, всенепременно. - сказал побитый тафиец, ковыляя прочь с оруженосцем под руку, –


«Горы золота», сказали они. «Нужно только припугнуть и он сам все отдаст», сказали они. Вот и верь после этого слухам, – продолжал он бубнить.


Тааак, и что это там за слухи поползли. Надо бы найти источник и слегка их подкорректировать.


Вернувшись в пещеру, подвесил котел над дровами и зажег их. Затем глянул на принцессу. Та уже избавилась от снаряжения и, как не в чем не бывало, лежала на диване с книжкой. Если подумать, то пока мы были на источниках она вела себя ну просто пай-девочкой, по крайней мере, в присутствии паладинов.


Ну ладно. Мне еще нужно проверить рыбу, приготовить поесть, разобрать вещи и заняться чешуей из мешка. Эх, хлопоты, хлопоты, хлопоты...




Глава 21. Шутки кончились.


Итак, для начала разобрал вещи. Посуду, пустые ящики и все прочее – в кладовку. Медикаменты, амулеты и накопители - в сокровищницу. Лори – заставить разобрать свои вещи самой. Мешок с чешуей положил возле входа.


Теперь рыба. По моим прикидкам накопитель не сегодня-завтра сдохнет. Так что пока чай не закипел быстро сгонял на берег озера, к подопытному.


Ящик был на месте, однако вокруг все было вытоптано - местное зверье не оставляло попыток добраться до халявы. Откопав ящик, проверил содержимое. Накопитель и рыба в «паутине». Заряда накопителя осталось примерно до вечера. Ну что-же, тянуть кого-то за что-то больше смысла нет, так что вместе с ящиком вошел в озеро, достал рыбу, положил ее в воду и отключил стазис. Паутина заклинания исчезла и через секунду рыбина одним рывком исчезла в глубине, обдав меня тучей брызг.


- Эксперимент удачен, – подытожил я, вытирая с морды капли воды.


Сполоснув ящик и накопитель от рыбьей чешуи, убрал их в карман и отправился обратно. Лори уже разобрала вещи и, вернувшись на диван, читала, закинув ногу на ногу. Вода в котле едва начала закипать, так что первым делом положил накопитель к остальным, на зарядку, попутно прихватив блокнот со стола и большой рулон плотной белой парусины, стоявший в углу. Выйдя назад, кинул рулон у выхода, к мешку с чешуей, ящик отнес в кладовку, заодно захватив мешок с чаем и нож. Очень большой нож.


Пока возился, тренога уже отошла от огня, так что закинул заварки в котел и сел рядом с блокнотом. Записал результаты испытания, пару мыслей о том, что еще можно будет проверить и добавить, ну и еще пару идей на «обсосать».


Когда чай заварился, Лори тут же материализовалась рядом со мной с кружкой в руках. Пока пили чай, я поделился с ней результатами испытания и кое-какими идеями, заодно немного обсудили их. Затем прошлись по плетению, разобрали его сильные и слабые стороны, что лучше использовать как амулет-катализатор и где можно использовать. Затем разговор плавно перетек в вопрос кому и за сколько можно продать заклинание. Сошлись на том, что можно сделать пару не сильно отличающихся версий и одну продать Академии, а вторую, разумеется, Орину, и разумеется со скидкой. Ага, щаззз. Они у меня и так уже кучу заклинаний слямзили, не заплатив и медной монетки. Так что, только полная цена! В ответ рыжая принцесса назвала меня жадиной и отправилась к себе на диван.


Посмаковав последние глотки остывшего чая, отставил кружку и направился к выходу. Там подхватил рулон и вышел на улицу.


В двух местах рулон был перехвачен веревкой, чтобы не размотался. Развязав ее, извлек из середины небольшую перевязь с металлическими штырями, которые с одной стороны были острыми, а с другой заканчивались крюками. Одним движением расправил рулон в прямоугольный кусок парусины размером три на десять метров. Спецзаказ из Аттавии. Но опять же с моими доработками. Ткань не пачкается, и вместо того чтобы впитывать или отталкивать влагу, она ее просто пропускает насквозь. Поэтому как навес ее лучше не использовать. Затем, при помощи штырей и вделанных по углам железных колец, натянул парусину в паре сантиметров над землей. После того как закончил натягивать парусину, присел рядом с мешком со старой чешуей и ножом.


Открыв мешок, начал вытаскивать из него чешую и складывать на парусине, ножом счищая остатки кожи. Тут же примчалась и принцесса. Как же, ее любимая игра, пазл «собери дракона». Правда, вместо картинки на коробке живая натура. Лори ползала по полотнищу, раскладывая чешую по порядку. В итоге к вечеру, нашими совместными усилиями, на полотнище появилось нечто, что можно описать как «дракон табака». Накрыв все это куполом от дождя, мы отправились ужинать, а затем и спать. Лори наконец-то добралась до моего крыла. Чешуя сохла несколько дней на солнце, затем я пересыпал ее в другой мешок и убрал в сокровищницу.


Итак, прошло уже почти четыре месяца. Иногда мы летали на озеро, несколько раз я брал принцессу по деревням за продуктами. Но лето кончилось, и на его место пришла осень. Холод, грязь и дожди.


Сэдрик приезжал несколько раз, привозил мне ежемесячную плату и свежие новости, а заодно новую пачку книг и сменную одежду для принцессы. Однажды даже приехала ее величество Фрида, проведать дочь. Я, конечно, попытался выведать у нее, что творится с Лори и причем тут Церковь, однако королева либо ловко меняла тему, либо делала круглые глаза и включала дурку. В общем, безрезультатно.


Несколько раз заезжали чайники. От одного пришлось избавиться. Еще один покружил по лесу и уехал. Третий добрался до поляны, посверлил меня злым взглядом, развернулся и убрался восвояси. Последний так и вовсе заехал спросить, как добраться до озера, коня выкупать. Эх, мельчает рыцарство.


И вот однажды они явились.


Дело уже было к зиме, снег еще не лег, однако деревья уже облетели, а грязь подмерзла. Мы с Лори сидели в пещере. Я лежал на постели, отдыхал после очередной заготовки дров, а Лори просто сидела на диване, подобрав ноги и обняв колени, смотря куда-то перед собой.


Последние пару дней она находилась в каком-то подавленном настроении. Мало ела, почти не разговаривала, иногда начинала что-то неразборчиво бормотать. На мои вопросы она отвечала, что все в порядке, просто готовится к чему-то. Вот только к чему, она так и не сказала. Сейчас она явно тайком плетет какое-то заклинание, думая, что я не замечу. Плетение толком разобрать не могу, но раньше мне такого видеть не доводилось, даже не могу сказать для чего оно.


«Дзынь…»


- Лори, у нас гости, – со вздохом сказал я, переворачиваясь со спины на живот, но ответа не последовало, наоборот, она как будто еще глубже ушла в себя.


Итак, один, двое, трое, четверо… семь… десять… пятнадцать… двадцать три… Вскакиваю и бегу в сокровищницу, достаю один из сундучков с надписью «Арсенал на случай ЧП». Думаю, это самое ЧП уже произошло. В этом сундуке были накопители с уже готовыми боевыми и защитными плетениями. Тридцать шесть и продолжают прибывать. Уже лет сто такой облавы не случалось.


Итак, первые результаты анализов…


- Гррр, - не удержался я от рыка.


Да это же старые знакомые. Все, кроме того, что появился первым, были облачены в уже до боли знакомые ширпотребные латы. Пятьдесят пять рыл, не считая предводителя. Выйдя из сокровищницы, запер ее и подошел к принцессе, сидящей на диване.


- Эй, Лори, – легонько потыкал ее когтем, после чего она подняла на меня затуманенный взгляд. Да что с ней такое? – Сиди здесь и не выходи, пока я не вернусь. Поняла? – ответа не последовало. – Лори, ты меня поняла?! – она слегка кивнула. – Хорошо, я скоро вернусь.


Так дело не пойдет. Когда разберусь с непрошенными гостями, нужно будет вызвать Сэдрика.


Выйдя из пещеры, задраил наглухо вход и сделал барьер непрозрачным. Сел, достал из кармана шесть боевых накопителей и растолкал по кармашкам в руке. Затем уже по привычке подул огнем на тыльную сторону левой лапы. Чайники вот-вот будут здесь. Закинул в пасть кусок льда и сел, скрестив лапы на груди.


Через пару минут на поляне показался первый всадник, похоже, предводитель. Мужик средних лет, неприметное лицо, голова выбрита налысо, одет в робу, напоминающую монашескую. Хотя почему напоминающую, это она и есть, вон даже медальон на груди висит. Пока мы рассматривали друг друга, на поляну выехали остальные полсотни всадников, которые сразу же рассредоточились по краю широким полукругом.


Видимо, дождавшись, пока все встанут по местам, монах выехал вперед и заговорил зычным голосом, к тому же усиленным магией:


- Дракон! Мы с тобой не ссорились, отдай то, что нам нужно и разойдемся миром.


- Ага, - коротко сказал я и, выдержав небольшую паузу, продолжил. – Ты бы для начала представился, а потом уточнил, что именно вам нужно. У меня довольно большая сокровищница, всякого хлама на любой вкус найдется, – ответил я, впрочем, прекрасно понимая, что им нужно.


- Мое имя не важно, и не притворяйся, будто не понимаешь. Отдай нам принцессу Лорианну и ты не пострадаешь, – выдвинул ультиматум монах.


- Хех, – усмехнулся я. – Мне послышалось, или только что ТЫ, двуногий, угрожал МНЕ? – рыкнул я.


- Тебе не послышалось, – подтвердил монах и обвел рукой латников позади себя. – Уверяю тебя, от рук этих людей пал не один десяток драконов. Одной ящерицей больше, одной меньше, им все равно.


- Нет, это я тебя уверяю, если бы вам повстречался кто-то вроде меня, то вы бы сейчас уже лежали где-нибудь кучкой костей. И вообще, у меня и так хлопот хватает, так что разворачивайтесь и убирайтесь откуда пр…


- Д…дя…дядя Др…драг… - услышал я еле слышный шепот.


Резко повернув голову, посмотрел себе за спину. Лори стояла на коленях, обхватив себя руками и при этом крупно дрожала. Но не это было главным, она стояла ПО ЭТУ сторону барьера. Как она через него прошла, и я этого не заметил?!


- Лори!!! – рявкнул я. – Я же просил…


- Избранница! – взвизгнул монах. – Убить ее, так велит Владыка!


Также резко вернув голову в изначальное положение, успел заметить, что всадники дружно достали и вскинули… АРКЕБУЗЫ?! И при этом целились они не в меня!


Развернувшись на одной ноге, бросился назад на самой максимальной скорости, на которую был способен. Успел прикрыть принцессу правой рукой за доли секунды до того, как грянул залп. По всему телу прошла волна небольших взрывов, бьют явно не пулями. Я чувствовал, как от него отлетают осколки треснувшей чешуи и как рвутся крылья. Однако больше всего досталось тыльной стороне правой лапы, сплошное месиво из крови и осколков. Меткие ублюдки.


Хотя это очень странно. На таком расстоянии у подобного оружия разлет снарядов просто кошмарный. Однако словил все, и не из-за моего размера.


Рыча от боли, повернул голову в сторону стрелков. Монах уже переместился за их спины. Видя, что с принцессой все в порядке, да и я все еще в строю и даже не испугался выстрелов, большая часть латников побросала разряженное оружие и, опустив пики, ринулась в лобовую. Остальные начали спешно перезаряжаться.


Проталкивать принцессу назад, за барьер, нет времени. Так что мельком проверив, не ранена ли Лори, активировал «радужный щит». Заклинание накрыло принцессу переливающимся куполом. Одно из мощнейших защитных заклинаний в моем арсенале, которое не пропускает ничего, однако и держится недолго, пятнадцать – двадцать минут максимум. Но мне этого времени с лихвой хватит.


Ну что же, их можно поздравить – они меня разозлили.


Встав во весь рост, развернулся, сложил и прижал крылья, чтобы еще больше не травмировать перепонки. Плюнул на правую лапу особым составом, покрывшим рану толстой коркой льда, и с оглушительным ревом ринулся в атаку. Всадники, шедшие первыми, подняли щиты, готовясь прикрыться от огня. Однако, как я уже говорил, с такими как я они еще не встречались.


Прилично сократив дистанцию, слегка притормозил и активировал одно из моих любимых заклинаний. С размаху ударил кулаком по земле. В сторону всадников конусом пошла волна из бритвенно-острых ледяных кольев. Достаточно длинных, чтобы проткнуть лошадь вместе с всадником, и под углом в сорок пять градусов. Всадников, попавших в зону поражения, просто порвало в клочья. Те, кто не успел затормозить, также со всего маху нанизались на шипы. Минус полтора десятка.


Оставшиеся разделились на две группы и начали обходить смертоносное препятствие с двух сторон. Одна группа была значительно меньше, чем вторая. В малую группу кинул несколько «ледяных бомб» - шипастые ледяные шары (при взрыве шипы из очень плотного льда разлетаются во все стороны), и сразу же, встав на четвереньки, бросился наперерез второй, краем уха улавливая серию взрывов, визг разлетающихся осколков и крики. За пару скачков преодолев расстояние до второй группы, сразу же разметал их «воздушным тараном», еще одним заклинанием и, ворвавшись в их строй, начал рвать их когтями и давить лапами, словно кукол.


Смешались в кучу кони, люди...


Разделавшись с большей частью, услышал выстрел и свист пролетевшей рядом с ухом пули. Как-то они слишком быстро перезарядились. Глянув в сторону выстрела, увидел, как еще трое вскидывают свои аркебузы. В них отправились ледяные колья. Первому льдина, смяв шлем, пробила голову насквозь. Второму угодила в шею. Третьему попала в плечо, от чего всадника развернуло и он выстрелил в стоящего рядом. М-да, стреляют они явно не свинцовыми шариками, если судить по тому, как голова вместе со шлемом разлетелась в клочья.


Лишние дырки в шкуре мне не нужны, так что отскочил в сторону и начал приближаться к ним рывками и зигзагами, не давая толком прицеливаться. Навевает воспоминания. Видимо, им еще не приходилось стрелять по таким прытким целям, почти все выстрелы мимо, попали лишь пару раз, и то вскользь и почти в упор. Разрядив оружие, стрелки схватились за мечи и пики. Не знаю, это смелость или отчаяние?


После короткой резни я заметил, что чайники, стоявшие вдалеке, начали разворачиваться. Однако, не для того чтобы удирать, спасая свои жизни, нет. Они нацелились на купол щита, под которым сидела Лори.


Окинув взглядом поляну, слегка опешил. Все подранки и недобитки, которые хоть как-то могли передвигаться, тянулись к принцессе. Чего стоил один обрубок, ползший по земле с ножом в зубах и тащивший за собой шлейф из собственных кишок. После мой взгляд зацепился за еще одного, парень лет двадцати, брел без шлема, держась за разбитую голову, и волочил за собой меч. Но я отчетливо видел, как на его лице застыла слюнявая улыбка, почти оскал, а глаза нехорошо так блестели. И тут меня осенило – это же фанатики!


Но в любом случае, тех, что могли передвигаться, осталось чуть более десятка, да и о щит они могут хоть головой биться, не пробьют. Так что я уже начал было отворачиваться, собираясь быстро закончить с оставшимися. Но вдруг этот самый щит начало распирать изнутри и в следующее мгновение он лопнул, открывая стоящую на коленях и держащуюся за голову принцессу. Увидев это, парень с разбитой головой помчался на нее чуть ли не вопя от радости.


Я уже собрался запустить в ненормального чем-нибудь, но тут Лори закричала и над ней начало разворачиваться плетение. Сложнейшее многомерное плетение, к тому же ВИДИМОЕ невооружённым глазом. Подобного я еще ни разу не видел, однако просто шкурой ощутил, что оно опасно… Нет, ОПАСНО. Так что я на голых инстинктах начал заворачиваться во все виды защиты, которые только мог, и готовился, сам не зная к чему.


Неведомое заклинание за какую-то секунду полностью развернулось и сразу-же активировалось. Перед Лори возникло облако полупрозрачной мари, которое сразу же выстрелило во все стороны щупальца. Первое из них поразило почти подбежавшего к ней парня и тот без крика просто рассыпался белесой пылью. Щупальца тянулись ко всем, кто подавал хоть какие-то признаки жизни, игнорируя трупы… и меня, слава предкам.


Заклинание было активно всего пару секунд а затем рассеялось. Хотя до кое-кого оно не добралось. Тот монах и еще один уцелевший фанатик, непонятно как пережившие заклинание, мчались во весь опор к принцессе. Но, увы, чайник свалился с торчащей из затылка льдиной, а на монаха я накинул силовую петлю и также сдернул с лошади.


Подойдя к скорчившейся фигуре, перевернул его на спину и прижал лапой к земле, приставив коготь к горлу.


- Лежи и не дергайся, сейчас я позову своих друзей, и мы все вместе поговорим по душам, – прошипел я ему, попутно плотно оборачивая монаха силовыми линиями, однако тот лишь хрипло рассмеялся.


- Славься Владыка Садонак! – вдруг завопил он.


Затем монах вдруг выгнулся дугой и начал трястись в конвульсиях, брызжа пеной изо рта. Но я не обращал на это никакого внимания. В моей голове с щелчком встал на место последний кусочек головоломки, собирая все разрозненные фрагменты в единую картину. Однако, придется отложить ее ненадолго.


Оставив затихший труп самоубийцы, побежал к Лори. Бледная принцесса лежала на боку, свернувшись в калачик, и тряслась, едва дыша. Тяжелое энергетическое истощение, все симптомы налицо. Похоже, она несколько дней готовила демоново заклинание.


Аккуратно подхватив ее на руки, распечатал барьер и бросился в пещеру. Стянул с постели одно из покрывал и хорошо закутал в него эту рыжую дуру. Какого демона она вообще это сделала?! Думала, что я не смогу справиться в одиночку? Ладно, потом я с ней поговорю, и с Сэдриком, и с Мартином, и с паладинами, попадись они мне, ох, я им все выскажу. Потом догоню и еще раз выскажу!


Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, с принцессой на руках отправился в сокровищницу. Достал ларец с обсидиановыми накопителями и один из них положил Лори на грудь под одежду. Затем вернулся на кровать и посидел с ней на руках, пока ее не закончило трясти, а дыхание не стало глубоким и ровным. После чего аккуратно положил ее, а сам снова отправился в сокровищницу. Пора заняться собственными ранами и обдумать произошедшее.


Садонак… Вот только этого мне не хватало.



Глава 22. После боя.


Взяв аптечку и, немного подумав, небольшую книжку со стеллажа, вышел обратно на улицу, не хочу здесь все кровью заляпать. Сев у стены рядом с входом, начал осматривать себя, и шипя выдергивать поврежденную чешую. Сами по себе они не зарастают, так что лучше он них избавиться и дать отрасти новой. Закончив самоистязание, обработал раны мазью-антисептиком, чтобы не воспалились. Квакуи, только недавно же полинял!


Затем решил заняться крыльями, достал из аптечки иглу и шелковые нитки, очень дорогие шелковые нитки, и начал зашивать порванные перепонки. К счастью, все оказалось не так страшно, как показалось на первый взгляд. Однако на недельку-другую о полетах лучше забыть.


Закончив латать крылья, отправился к месту побоища, у дальней стороны поляны. Однако сначала остановился возле кучки доспехов, оставшихся от того парня с разбитой головой. Просто кучка доспехов, присыпанная легкой пылью. Нет, не так. Куча металлических деталей, составлявших латы. Присев рядом, начал их изучать.


Не осталось ни плоти, ни крови. Нет даже частиц кожи и волос. Да что там, даже одежды нет, как впрочем, и кожаных креплений доспеха с деревянными рукоятками оружия. Похоже, заклинание било именно по органике. А пыль, которую уже унесло ветром, - то, что от нее осталось.


Взяв переднюю пластину нагрудника, задумчиво покрутил ее в руках. Мне в первый раз попался целый, не деформированный экземпляр и что-то в нем не дает мне покоя. Что-то привычное, но в тоже время кажется неправильным… Квакуи! Да это же штамповка!


Перебрал весь доспех, так и есть. Неказистость броне придает тот факт, что технология неотработанная и броню явно доводили до кондиции впопыхах, молотком по наковальне.


Собрав части доспеха покрупнее, сложил все в карман, попозже пригодятся, кода займусь правой лапой. Затем отправился дальше.


Остановившись рядом с монахом, присел рядом и кончиками когтей приоткрыл ему рот. Ну да, там были небольшие обломки керамической капсулы и кусок губчатого вещества, язык почернел и уже начал разлагаться. Изо рта тянуло острым химическим запахом, и отнюдь не из-за пренебрежения личной гигиеной. Судя по всему, губка пряталась в капсуле, и была пропитана каким-то алхимическим ядом. В одеянии не было ничего, даже карманов. Так что сорвал с него амулет и отправился дальше.


Подойдя к месту, где стояли стрелки, подобрал одну из аркебуз. Хотя аркебузу ли?


Дульнозарядное ружье больше походило на поздний кремниевый мушкет, только немного массивней. К тому же имело нарезной ствол. Калибр где-то двадцать миллиметров. Правда, вместо ударно-кремниевого замка, тут немного иная система. Вместо полки, куда сыпется порох для воспламенения основного заряда, и кремня с огнивом, из которых высекается искра, здесь два амулета. Первый находится на месте кремня и фактически является частью курка, второй – это металлическая пластина на месте полки, идущая прямо в ствол, и крышка, которая ее закрывает.


Кончиками когтей взвел курок, затем нажал на спуск. Курок, отогнув крышку, ударил по пластине. Пластина у ствола тут же раскалилась добела… и, оказывается, ружье было заряжено. К счастью пострадало только дерево, на которое было направлено дуло. Однако зачем такая система? Можно просто нагреть участок ствола с порохом.


Хотя ответ нашелся сразу же, точнее сказать, уязвимость конструкции. Пластинка треснула. А после еще одного холостого выстрела и вовсе разлетелась на осколки. Довольно тонкая и хрупкая, к тому же явно предназначена для частой замены.


Отбросив ружье, полез в седельные сумки лежавшей рядом лошади. В бою я случайно оторвал ей голову когтями. В сумках была провизия, одежда, деньги… забираем, и сверток промасленной ткани с очень интересным содержимым. Там оказались бумажные пакетики с порохом, пули, пеньковые ружейные пыжи и стопка запасных пластинок.


Пластинки изготовлены из дешевого алхимического железа. В целом по «цена-качество» идеальный вариант. Пластинка дешевая, плетение простое, и из-за мгновенных нагревов и охлаждений быстро ломаются. На ствол такое лучше не ставить. Далее пули. Пуля вытянутая, не шарик, свинец в медной оболочке. Правда внутри, помимо свинца, отчетливо ощущается какое-то взрывное плетение, на глаз точно не скажу. Порох – черный, зернистый. Судя по мощности и очень малому количеству дыма, имеет алхимические добавки.


Так, я не понял. Тут где-то тихонечко произошла промышленная революция?! Откуда вдруг такие игрушки? Такими темпами они скоро доберутся и до капсюльных патронов.


«Дзынь…»


Квакуи, еще два десятка! Похоже подкрепление. Идут быстро.


Отбежал назад ко входу в пещеру, чтобы подготовиться. Снова запечатал вход и растолкал новые боевые накопители.


«Дзынь…»


Я уже было хотел начать материться, но тут среди еще четырех десятков вновь прибывших заметил метки Сэдрика и его гвардейцев, а также… Аргуса? Почему я не удивлен?


Вторая группа быстро нагнала первую, похоже, завязалась драка. Ну что же, пусть они там сами разберутся, а я пока лапой займусь.


Огнем растопил лед на правой лапе и тампоном промокнул рану от осколков чешуи и остатков крови. Затем достал из кармана нагрудник и, разогнув в более-менее плоскую форму, приложил к ней. Металл сначала потек, словно воск, а затем и вовсе стал жидким как ртуть, и тут же начал обволакивать рану, принимая очертания чешуи. С деталями доспеха поменьше сделал то же самое, но с другими ранами на лапе. Через пару дней, когда закончится ассимиляция, уже невозможно будет сказать, где была старая чешуя, а где новая.


Ну а тем временем Сэдрик и Ко уже разобрались с вражеским подкреплением и добрались до поляны. Первыми показались эльф и его гвардейцы верхом на закованных в бронь кейфонгах, бескрылых грифонах. В отличие от крылатой разновидности, кейфонги гораздо массивней и используются в качестве тяжелой кавалерии. В бою они зачастую куда опасней своих всадников. Однако их дрессировка и содержание довольно дорогое удовольствие. Поэтому позволить себе такую кавалерию может далеко не каждый. Следом за ними, на обычных лошадях, показались паладины.


Окинув взглядом побоище и меня, сидящим рядом с входом и спокойно жующим сосульку, эльф выдохнул с облегчением и, убрав меч в ножны, направился прямо ко мне.


- С ее Высочеством все в порядке? – вместо приветствия спросил Сэдрик.


- Спит, – коротко ответил я, указывая сосулькой на барьер. – У нее энергетическое истощение. Последние пару дней она втайне от меня она плела какую-то пакость, которой недавно распылила полтора десятка фанатиков.


Сэдрик явно хотел что-то сказать или спросить, но я ему не дал, к тому же к нам подъехала еще пара знакомых мне паладинов.


- Мастер Аргус, Мастер Джулиан, – кивнул обоим – Не сказал бы, что рад вас видеть.


Обвел все троих взглядом и продолжил, едва не шипя:


- Значит, Садонак снова зашевелился, – кинул амулет монаха Джулиану.


Поймав его на лету, паладин, скривившись, сжал его так, будто хотел раздавить, затем убрал медальон в сумку.


- Секретная информация, приказ Папы, – интересно, а он еще какие-нибудь отмазки знает или она у него универсальная?


Я лишь отвернулся, развел руками и хлопнул себя по бедрам. А то я не знаю!


- Да еще и Лори оказывается одна из десяти, избранница? И чья? Хотя нет, не говорите, я сам угадаю. Асий, я прав? – судя по тому, как Сэдрик старался не встречаться со мной взглядом, попал в десятку. – Ладно уж эта парочка, ты-то МОГ мне рассказать, – опустил я голову прямо к эльфу, выпуская из ноздрей струйки дыма.


- Она просила не рассказывать, – ответил совсем уж скисший эльф.


Закрыл глаза и задрал голову, почти уперевшись лбом в стену. Сделал недолгое дыхательное упражнение. Если не успокоюсь, то сейчас действительно кого-нибудь сожгу.


После небольшой неловкой паузы голос подал Аргус:


- Можно нам удостовериться, что с ее Высочеством все в порядке?


Вернув голову в нормальное положение, помассировал глаза и указал на распечатанный барьер:


- Если разбудите – бошки свинчу, – предупредил я их.


Сэдрик позвал лекаря и своего заместителя, которому отдал пару приказов, в основном о раненных и погибших, и отправил назад. Затем, вместе с Аргусом отправились в пещеру, разумеется, предварительно спешившись. Джулиан же отправился к своим паладинам. А я так и остался сидеть у входа, наблюдая за тем, как оринские гвардейцы вместе с паладинами ловят чудом уцелевших лошадей, обыскивают трупы и стаскивают их в кучу. Особое внимание они, разумеется, уделяли ружьям.


Понаблюдав за ними еще немного, достал из кармана небольшую книжку, местное священное писание. Все так же аккуратно, кончиками когтей, открыл ее и начал пролистывать, ища нужный мне отрывок.


«… и обрушилась беда на земли Андараса, имя которо Садонак Темнейший. Вышел он из моря и вел за собой несметные полчища ужасных тварей.


Пылали города, опустошались разобщенные долгой войной страны, и не было пощады ни старику, ни женщине, ни младенцу. И обладал он страшной силой, подчинять умы и души смертных. Не одна армия не могла его остановить, с каждым нашим поражением он становился все сильнее.


Но не нужны были Садонаку не богатства, ни рабы, ни земли. Все, чего хотел Темнейший – утопить нас в нашей-же крови. Не было от него спасения не на горных вершина, не в дремучих лесах, не в безднах подземных.


И обратились в отчаянии народы Андараса в мольбе о помощи и прощении, к богам, что некогда были отринуты и забыты. Услышали Десятеро их мольбы и сжалились над детьми, решив дать еще один шанс. Выбрав десять дев, наделили они их своей благодатью, и даровали им звезду с небосклона, обладавшей силой одолеть Темнейшего.


Сплотив остатки народов Андароса, удачей и хитростью сумели избранницы заманить Темнейшего и его полчища в глубочайшую бездну под «Горой Скорби», где ценой страшных жертв и потерь удалось им одержать победу и заточить чудовище.


Не все избранницы пережили тот бой. И не было в тот день не пира, не победных песен. Был лишь плачь скорби по ушедшим, на отравленной и обожженной земле. Но время залечило эти раны. С тех пор возносим мы хвалу Десятерым и павшим героям, что сумели одолеть Темнейшего.


Но и эти оковы не вечны. Когда клетка вновь начнет слабнуть, боги вновь ниспошлют своих избранниц и новую звезду с бескрайнего небосклона, дабы Темнейший так и остался в заточении на веки вечные…»


М-да. В отличие от прочих, данное придание не красивая сказочка о том, как становится хорошо, когда все живот в мире и согласии. Нет, это реальный исторический факт. Несколько тысячелетий назад, на эти земли пришло какое-то хтоническое чудище и устроило тотальный геноцид всей разумной жизни. И если бы не вмешательство богов и их избранниц, то… не знаю, пришлось бы мне остановиться на ПМЖ в другом месте?


В общем, когда печати на тюрьме Садонака начинают выдыхаться, снова объявляется десяток избранниц, с каким-то мощным артефактом наперевес, и под фанфары и восторженный вой толпы, идут все заново конопатить. Такое уже случалось не раз и не два, и даже не десять. Вроде бы последний раз был лет двести пятьдесят назад, и прошел как-то мимо меня.


Сру после того как я закрыл и убрал писание назад в карман, из пещеры вышли Сэдрик, Аргус и гвардеец-целитель. Гвардеец отправился к остальным а эльф с паладином устроились на камнях рядом со мной. Седой паладин, достал из поясной сумки трубку, набил ее табаком и закурил, задумчиво глядя перед собой.


- Ты куришь? – поинтересовался я у паладина.


- Только когда нервничаю, – ответил тот, затем, после пары затяжек обвел рукой поляну. – За все время существования Церкви подобного еще не случалось. Конечно, культ был всегда, как и покушения на избранниц. Но максимум на что их хватало это выскакивающий из-за угла оборванец с ножом или лучник где-нибудь на крыше. Но чтобы такое…


- К тому же это была третья группа, – подал голос Сэдрик. – Первые две мы перехватили, остатки второй группы нагнали уже в лесу… Из-за этого проклятого оружия я сегодня потерял десять человек и трех кейфонгов…


- Мы потеряли вдвое больше паладинов, – добавил Агргус, после еще одной затяжки.


- Откуда вообще взялись эти бесовские…


- Ружья, – закончил я за эльфа, после чего оба синхронно повернули ко мне головы. – Стрелковое оружие, не такое сложное, как может показаться на первый взгляд. Однако молотком по наковальне такое не сделать.


Далее пришлось минут десять подробно объяснить на принесенном экземпляре, устройство ружья, способ зарядки, и как вообще пользоваться.


- Откуда ты столько знаешь? – задал резонный вопрос Аргус, Сэдрик уже к такому привык.


- Неверно. Лучше спросить, откуда они узнали о подобном, – указал дулом на кучу трупов. – Чтобы прийти к подобному оружию, нужны сотни лет проб и ошибок. Я уже молчу про саму технологию производства.


Немного подумав, спросил у эльфа:


- Сколько времени у вас уходит на создание одного комплекта брони?


- Если за работу берется зразу вся гильдия кузнецов, то где-то неделя, – подумав, ответил тот. – А что?


- Что бы скажите об их броне?


- Качество аховое, но защиту обеспечивают достойную, – ответил Джулиан, слушавший весь наш разговор. – К чему вы клоните? – похоже, он начал что-то подозревать.


- Думаю, те, кто ковал эти латы способны за недель выдать до пяти полных комплектов подобных, если не больше. И скорее всего раз от раза их качество будет только улучшаться.


- Ты в этом уверен? – спросил Аргус.


- Факты говорят сами за себя. Если у тех кузнецов получилось создать полторы сотни, если не больше, единиц такого сложного оружия, не допустив расхождения в размерах и конструкции, то что им мешает подобным образом создавать доспехи? Конечно, до штучных изделий ваших гильдий им еще далеко, но по сравнению с тем, что я видел несколько месяцев назад, прогресс на лицо. А если прибавить сюда еще и их амулеты, защитные плетения и то, чем начинены пули, то получается что, у них с толковыми магами-артефакторами и алхимиками все в полном порядке.


- Твоя интуиция, – скорее констатировал факт, чем спросил Сэдрик.


- И она тоже, – подтвердил я. – А еще простое наблюдение и пара умозаключений.


- Это… тревожит, – выдавил из себя Аргус, снова набивая трубку.


Обдумав все мною сказанное, Сэдрик распорядился собрать несколько комплектов брони и оружия, для того чтобы отправить их в гильдию, на подробное изучение. Потом ко мне подошел один из гвардейцев и передал звенящий мешок. В договоре по охране есть пункт, согласно которому, любые денежные средства, которые были у убийц отходят мне в качестве трофея.


Затем пришла очередь уборки. К счастью долго уговаривать гвардейцев с паладинами, помочь перетаскать жмуриков в лесной овраг неподалеку, не пришлось. Дохлых лошадей просто скормили кейфонгам. Правда, во время трапезы они то и дело косились на меня, чуяли, кто тут хозяин. Закончив с наведением порядка, Сэдрик отправил своего заместителя с докладом в Антос, а Джулиан с амулетом связи подробно отчитался напрямую епископату.


Спустя несколько часов из пещеры вышла и сама избранница. Не обращая никакого внимания на Сэдрика и Аргуса, она подошла прямо ко мне. Уже машинально взял ее и посадил себе на плечо.


Посидев пару минут в неловкой тишине, я наконец устало выдохнул:


- Ну и зачем ты полезла? Я бы и сам прекрасно справился.


- Просто… он сказал, что они идут, и что они очень опасны. Я подумала что смогу…


- Много думала. И себя подставила, и мне из-за этого досталось.


С плеча послышались всхлипы.


- И вообще, могла бы и обо всем рассказать.


Принцесса передвинулась поближе и обняв меня за шею и прошептала:


- М-мне просто хотелось… хоть еще немного побыть той беззаботной принцессой в гостях у доброго дракона… хоть чуть-чуть… - и она заплакала.


Прикрыл ее крылом от посторонних взглядов. Проклятие, даже рассердиться на нее уже толком не могу. Привязался я к ней. Пожалуй, даже слишком…


После этого еще неделю на поляне квартировали пара десятков гвардейцев, вперемешку с паладинами. Затем Сэдрик привез приказ от Мартина, вернуть дочь назад в замок, и мне по секрету добавил, что, скорее всего ее потом перевезут в одну из паладинских крепостей в Сэрафе. Выплатил мне гонорар и забрал Лори.


Смотря им в след я испытывал двоякое чувство. С одной стороны дело сделано, можно расслабиться, но с другой, беспокойство тисками щемило оба сердца. Когда они окончательно пропали из виду, со всего маха ударил кулаком о стену пещеры и выдохнул облако черного дыма. Потом со скрежетом выдернув руку из камня, потопал назад в пещеру.


Все-таки слишком к ней привязался.




Глава 23. А зимой скучно.


Середина зимы. Прошло уже три месяца с тех пор, как Лори забрали. Поначалу я хотел отправиться в Антос, переговорить с Мартином по душам. Однако перепонки заживали куда дольше, чем рассчитывал. И когда я наконец-то смог нормально встать на крыло, то как-то уже поостыл и решил, что загляну к ним, если буду пролетать поблизости.


Сейчас же я занимался тем, что при помощи моей верной лопаты и ненормативной лексики буквально прокапывал себе путь из своей пещеры. Почти всю неделю бушевала сильная пурга и вход просто занесло. О том, что на улице все спокойно, свидетельствовала лишь небольшая полоска света у самого потолка. Там, где слой снега был потоньше.


На то, чтобы расчистить завал, понадобилось несколько часов. Конечно, его можно было и просто растопить, но увы, коньков у меня нет. Затем еще столько же времени ушло на то, чтобы расчистить небольшую площадку на поляне. Закончив разгребать снег, снова вернулся в пещеру. Кстати, если я захочу, то могу спокойно выдерживать мороз до минус пятидесяти градусов.


Во время зимы особо делать нечего, да и давно уже решил пополнить запасы накопителей. Так что, зайдя в сокровищницу, отправился в ту часть, где хранились всякие материалы. Открыв большой кованый сундук, достал из него переносную печь для плавки металла, меха для нее и мешок с особым гномьим углем. Закинув все это в карман, взял стоящие рядом мешки с высушенной чешуей, серебряной бижутерией и стопку разнокалиберных серебряных слитков, также отправив все это вслед за печью. Прихватил еще кое-какие инструменты, вроде щипцов и молотка, а также формы для накопителей из другого ящика и большое ведро из кладовки. Ну и старый толстый плед, чтобы не отморозить себе зад, сидя на снегу.


Собственно, именно чешуя и является секретным ингредиентом, который делает мои накопители такими мощными. Однако можно использовать только ту, которая отвалилась сама, во время линьки. В свежей же слишком много органических веществ и посторонних примесей, которые обычно остаются в ороговевшей коже.


Вернувшись на расчищенную площадку, начал раскладывать вокруг себя весь набор юного металлурга. Проверил и почистил щеточкой формы. Засыпав в печь уголь, поджег его и засыпал в тигель серебряную бижутерию. Пока угли разгорались, а тигель прогревался, набрал в ведро снега, хорошенько его утрамбовал, растопил и поставил в сторонку, рядом с формами. Затем, взявшись за меха, начал раздувать угли. Когда серебро расплавилось, начал добавлять к нему чешую, стараясь, чтобы их соотношение было один к одному.


Когда сплав был готов, поддел щипцами тигель и вылил содержимое в форму. А её уже опустил в ведро со слегка заледеневшей водой, после чего положил ее в снег рядом, чтобы окончательно остыла.


И данную процедуру повторил еще примерно полтора десятка раз, пока сырье не кончилось.


Когда заканчивал, на улице уже давно стемнело, зима все-таки, а из-за расплавленного металла уже порядком рябило в глазах. Охладив последнюю форму, встал с пледа и с хрустом потянулся. Затем собрал все формы, инструменты и прочее и перетаскал в пещеру. Печь оставил в кладовке, чтобы не остывала на морозе. Сам же забрался на кровать и, даже не поужинав, отключился.


Проснувшись утром, как обычно поставил себе кашу и, взяв лыжи, отправился на утренние процедуры впервые за прошедшую неделю. Небо снова заволокло серой пеленой и шел легкий снег, но ветра не было. Так что в конце тренировки я просто лег на спину в сугроб и смотрел на неспешно падающие снежинки.


Хех, забавно. Первое время снег меня очень напрягал, а рука то и дело тянулась к морде. Никак не мог привыкнуть, что это просто замерзшая вода, не более. А сейчас вон, лежу в сугробе и ловлю снежинки языком, даже не думая о том, что они могут быть ядовитыми.


После завтрака начал растаскивать вчерашние инструменты по местам. Высыпал золу и остатки угля из печи, очистил от слоя шлака тигель. Убрал остатки серебра, уголь и печь назад по ящикам. Заполненные формы отнес к своему рабочему столу.


Кстати, такие разборные формы называются кокили. Правда в отличие от обычных, мои не требуется предварительно нагревать и использовать облицовку для предотвращения резкого перепада температуры. Что не говори, а гномы знают, как работать с металлом.


Сев за стол, положил одну из форм пред собой и, отщелкнув скобы-держатели, открыл как книжку. Внутри рядком лежали четыре пластинки, соединенные между собой небольшими каналами, для отвода воздуха.


Вытряхнув их на стол, закрыл форму и отставил в сторону. Затем, используя когти как кусачки, аккуратно начал разъединять пластинки и обрабатывать места соединения напильником. Будущие накопители складывал в стопку на одной стороне стола, а соединявшие их излишки - в мешочек на другой. Менее чем за час обработал все. Правда, одна из пластинок в последней партии вышла бракованной. Из-за забитого вентиляционного канала металл занял только половину объема полости. Увы, бывает, хотя готов поклясться, что прочищал ее.


После обработки отнес ненужные формы назад в ящик, а на обратном пути захватил инструменты для гравировки, пару обсидиановых накопителей и книгу со стеллажа. Вернувшись за стол, разложил инструменты, открыл книгу на нужной закладке и потер руки. Теперь наступает самая муторная часть.


Нужно сначала специальными инструментами в определенном порядке нанести кучу узоров и символов на каждый накопитель. Затем полностью заполнить и проверить общий объем накопителя, и вообще держит ли он заряд. Если объем в пределах нормы и пластинка «не подтекает», значит все нормально, можно пользоваться. Если же заряд уходит из накопителя и (или) объем меньше нормы или, не дай предки, значительно больше, то это брак.


Конечно, можно пользоваться и ими, вот только первые, как правило, заряжаются гораздо медленней, а вторыми пользоваться вообще опасно. Перенапряженный накопитель - все равно, что банка нитроглицерина, чуть что, сразу «БА-БАХ!». Ну а использовать «подтекающие» вообще бессмысленно.


На то, чтобы обработать все пластинки, у меня ушел почти месяц. Обработка одного накопителя – это почти пять часов непрерывного, кропотливого труда. С перерывами на сон и еду, получалось делать по два-три накопителя в день.


Итого - из пятидесяти заготовок только семнадцать оказались пригодны для использования, остальные пришлось отбраковать. Да уж, процент брака просто катастрофический, хотя больше четверти партии - это очень даже неплохо. Пару раз случалось так, что из всей партии пригодными для использования получались только пара штук. И хоть ты тресни, не могу понять причину. Хотя нет, причин может быть целая куча: от состава и качества металла до ошибок при нанесении узоров.


Бракованные накопители уже не исправить, даже если их заново переплавить. Обработка влияет на сам металл, и после повторной переплавки он просто перестает поддаваться зачарованиям. Однако получившийся серебряный сплав очень охотно покупают ювелиры. Он прочный, легкий, гибкий, пластичный и довольно легко плавится. Так что потом просто переплавлю их в слитки и через посредников, которых мне обычно предоставляет король Бенедикт, продам аттавийским ювелирам.


Наконец разобравшись с демоновыми накопителями, взял стопку из нормальных пластинок и отнес их в зарядник. Остальные сложил в мешок к прочему мусору, убрал инструменты и очистил стол. Затем взял комп и, развалившись на постели, снова предался блаженному ничегонеделанью.


С одной стороны зимой спокойно, но с другой – скуууучно, хоть бери да в спячку впадай. Впрочем, когда у меня еще не было компа, я так и делал. Правда, спал не всю зиму, а неделю-другую, и пару дней бодрствовал. Развлекался охотой, подледной рыбалкой, перечитывал старые книги да занимался спонтанными магическими экспериментами. В общем, с ума сходил.


«Дзынь…»


Оппа, это еще что такое? Посетители? Зимой?!


Тааак, семеро… идут прямиком в сторону моего логова, видимо, на лыжах. Металла маловато для чайников, однако многовато для обычных путешественников. Раз уж тут такое дело, то можно попробовать кое-что испытать. Сконцентрировавшись, активировал слухача, прикрепленного к тому участку сети сигнализации.


Обычно, чтобы сплести и активировать слухача или наблюдателя нужен прямой зрительный контакт с местом или объектом, к которому привязывается заклинание. Поскольку из пещеры обзор не очень, то и заклинание бесполезно. Однако после той потасовки с сектантами я все-таки решил подзапариться и разместил специальные маячки в сигнализации, к которым можно удаленно привязать заклинание.


Наблюдателей на дальних расстояниях лучше не использовать. Чем дальше от тебя заклинание, тем хуже получаемая картинка, хоть время от времени я бьюсь над этой проблемой. Так что на дальних подступах получается лишь месиво из цветных разводов. Однако чтобы просматривать окрестности самой поляны вполне нормально.


Итак, слышны сосредоточенное сопение и шелест лыж по снегу. Еще бряцание оружия.


Однако через пару минут послышались и голоса:


- Эх, долго еще? Что-то этот лес совсем глухим выглядит. Вдруг старик нас обманывает? – начал жаловаться кто-то.


- Да, мы уже второй день сопли морозим, – поддакнул второй голос. – Эй, старик, ты же нас не обманываешь?


- Нет-нет, что вы, – послышался чей-то знакомый голос. – Еще чуть меньше лиги и будет та поляна с пещерой, о которой я вам рассказывал. Там-то все добро и припрятано.


- Ну, смотри. А то, если там ничего не окажется и мы вернемся к атаману с пустыми руками, от твоей деревеньки одни головешки останутся.


- Не волнуйтесь, сокровищ там на всех хватит.


Так-так-так. Похоже, кто-то ведет ко мне ватагу разбойников. И я даже вспомнил, чей это голос. Он принадлежит Реджинальду, старосте деревни Ханнег, я у них обычно копченым мясом отовариваюсь. И, судя по всему, у них проблемы. Встретить их в пещере или в лесу? Пожалуй, в лесу поинтересней будет.


Отставив комп, вошел в сокровищницу, потирая лапки и осматривая стеллажи. Так, чтобы такое-эдакое сделать? Мой взгляд зацепляется за шкатулку с кольцами. Если память мне не изменяет… Да, вот оно, «Кольцо кукловода».


Оно позволяет на сутки взять под контроль живое существо. Правда, одно и то же существо поддается контролю лишь единожды, а сам контроль не может преодолеть даже самую слабую ментальную защиту. Но не думаю, что у разбойников она вообще есть.


Так, теперь прикрытие. Пожалуй, устроим им небольшой буран. Взял один из накопителей и быстро впихнул в него заклинание, которое после активации ненадолго создаст сильный вихревой ветер. Его будет вполне достаточно, чтобы подобраться поближе. На всякий случай еще пара накопителей про запас.


Сокровищницу запечатать, вход в пещеру тоже. Так, они примерно в двух с половиной километрах, движутся по прямой. Если продолжат тем же путем, то им придется пересечь довольно глубокий овраг. Там-то их и подстерегу. Сменив цвет чешуи на снежно-белый, двинулся в лес.


По лесу передвигался скачками, стараясь обходить участки со слишком глубоким снегом. В итоге через десять минут добрался до оврага. На всякий случай сверился с сигнализацией, не сменили ли разбойники маршрут. Нет, движутся так же, делая поправки на буреломы.


Ну что-же. Встав на четвереньки, разом оттолкнулся всеми лапами от земли и, подогнув их в воздухе, плюхнулся брюхом прямо в овраг, почти полностью там исчезнув. Высунув голову, осмотрел результат. Белый холмик, главное не шевелиться и не поднимать гребень. Затем замел все следы небольшим заклинанием ветра, набрал полную пасть снега, чтобы не выдать себя паром, и зарыл голову в снег, оставив на поверхности лишь глаза, прикрытые вторым веком.


Все, я готов!


Гости появились через несколько минут. Шестеро оборванцев, обернутые в несколько слоев изношенных шуб, лица скрыты под капюшонами и неухоженными бородами. Последний вел связанного по рукам Реджинальда, еще и с подбитым глазом.


Ближе… Еще… Еще чуть-чуть… И пошла потеха.


После активации заклинания, всю группу накрыло сильным ветром пополам с поднятым снегом. Разбойники тут же схватились за капюшоны и пригнулись, пытаясь прикрыться от неожиданной метели, что-то крича друг другу.


Воспользовавшись их замешательством, быстро вылез из оврага и сел по-кошачьи прямо перед ними, обвив лапы хвостом и встопорщив гребень. Затем сделал из сосулек пару длинных, витых рогов и еще нанес слой острого льда на нижнюю челюсть. Еще пару ледяных шипов туда, пару сюда. Взгляд максимально холодный, почти ледяной, и властный насколько возможно. Кольцо на пальце. Чуть-чуть изменим голос, небольшую иллюзию…


Когда заклинание развеялось и ветер стих, сгрудившиеся в кучу разбойники, отряхнувшись от снега, с ужасом обнаружили меня во всем моем ледяном великолепии. Оборванцы тут же с криками «Ледяной демон!» похватались за топоры и дубины. Однако сдвинуться с места уже не могли, как я и думал, никакой ментальной защиты.


Обведя их всех взглядом, я заговорил глубоким, почти потусторонним голосом, к тому же из-за иллюзии создавалось впечатление, что мои губы не шевелятся:


- Молодец, раб. В этот сезон ты привел мне достойную жертву. Хоть и немного рано.


Разбойники синхронно обернулись на стоявшего позади старика. Реджинальд дедок юморной, так что он быстро сориентировался в ситуации, тут же рухнул на колени, насколько позволяли лыжи, и поднял над головой связанные руки.


- Не гневайтесь, Владыка! Мы уже готовили достойную жертву для Вас, как вдруг к нам пришли эти разбойники! Мне удалось обманом привести их к Вам, суля богатства и несметные сокровища!


- Ах ты!... – один из разбойников попытался было развернуться, но у него не вышло.


- Молчать, – грохотнул мой голос, а легкий взмах моих крыльев, подкрепленный все тем же заклинанием ветра, едва не повалил всех на снег. – С того момента как вы вошли в мой лес, ваши тела и души принадлежат мне. Теперь вы моя собственность. Падите ниц!


Забавно наблюдать, как у разбойников против их воли медленно разъезжаются ноги, и они падают мордой в снег.


- Господин! – подал голос староста.


- Чего тебе, раб?


- В моей деревне еще остались разбойники, я могу и их заманить сюда, – ответил старик, поднимаясь с колен.


- Хорошо, в таком случае ты свободен, – великодушно махнул крылом я.


- В-вы его отпускаете? – оторвав лицо от снега, задал вопрос один низ разбойников.


- Он выкупил свою свободу. На время.


- М-может, мы тоже того, договоримся? – попытался второй.


- Нет, вам нечего мне предложить, – рокотнул я. – Вы останетесь здесь.


- А-а-а-а что будет с нами? – подал голос еще один разбойник.


Хм, дайте подумать, чем бы их таким напугать. О, знаю!


- Хмм, – со звоном погладил ледяные шипы у себя на подбородке. – Пожалуй, сразу есть вас, я не буду... – послышались едва заметные вздохи облегчения. – Вместо этого по ночам вы все будете согревать мое лежбище, – разбойники начали обмениваться недоумевающими взглядами, – и вынашивать мое потомство.


Все шестеро уставились на меня сначала с непониманием, а затем с ужасом.


- Но мы же не бабы, – пискнул один из них.


- Это – легко ИСПРАВИТЬ, – улыбнулся я, демонстрируя весь набор своих зубов.


Шестерка синхронно побледнела. Кто-то начал что-то лепетать о «противоестественности», кто-то схватился за сердце, видимо, надеясь быстренько умереть от сердечного приступа, кто-то явно норовил хлопнуться в обморок, кто-то просто впал в ступор. Я уже хотел было навести иллюзию, будто у них грудь начала расти, как вдруг нас прервали самым наглым образом.


Отошедший сторонку старик, согнулся пополам от хохота, оперевшись на дерево и тыча в разбойников связанными руками:


- А-ХА-ХА-ХА! П-превратить в баб и… и… ОБРЮХАТИТЬ! А-ХА-ХА-ХА! Та-такое только господин Драг мог придумать!


Я хотел было на него шикнуть, однако неудачно двинул челюстью, и ледяная корка на ней со звоном отвалилась. Да еще и один из ледяных рогов зацепился за ветку и точно также слетел. Квакуи, всю малину мне испортил!


- Ну вот, финита ля комедия, обязательно было все портить? – проворчал я, уже нормальным голосом, стряхивая ставшие бесполезными ледяные украшения.


- Простите, господин Драг, нервы, – ответил старик, отдышавшись. – Эти сволочи тащили меня два дня, постоянно угрожая расправой. Ну и кто посмеялся последним?! – это он уже разбойникам.


- А?... – поднял голову один из них.


- Заткнись, – прошипел я, и разбойник тут же схватился за захлопнувшийся рот.


Затем подумав, указал когтем на самого крайнего оборванца:


- Ты, - он поднял голову, затем я указал на старосту. – Разрежь путы и отдай ему свой нож.


- А вы уверены? – с сомнением спросил Реджинальд, смотря на поднимающегося разбойника.


- Как я уже говорил, они полностью в моей власти, – в доказательство указал когтем на другого разбойника. – Ты, прыгай на месте на одной ноге, хлопая себя по голове и гладя живот.


Разбойник с осоловевшими глазами выполнил все в точности, как я и сказал. Остальные с не меньшим ужасом наблюдали за ним.


- И я тоже? – спросил староста, разминая запястья.


- Могу и тебя заставить, если хочешь.


- Пожалуй, откажусь, – ответил староста, задумчиво массируя правое запястье и смотря на стоящего перед ним разбойника. – А можно?


- Можно, – кто я такой, чтобы отказывать в такой мелочи?


Улыбнувшись, староста со всего маху впечатал кулак с лицо стоящего перед ним оборванца. Разбойник аж пару раз крутанулся на лыже и рухнул в снег. Забыл упомянуть, старик не был атлетом, однако имел довольно крупное телосложение.


- Полегчало? – поинтересовался я.


- Немного, – ответил он, потирая кулак.


- В таком случае, давай ко мне в пещеру, отогреешься и расскажешь, что у вас там стряслось.


Я уже встал и начал разворачиваться, как Реджинальд смущенно произнес, прислонившись спиной к дереву:


- Господин Драг, мне неловко просить, однако я уже староват для длительных прогулок по морозу, колени ноют так, что ноги едва держат.


Вздохнув, я развернулся, подошел к старику и усадил его к себе на ладонь. Тот принялся невнятно извиняться и, с кряхтением сняв лыжи, положил их себе на плечо.


- За мной, и не отставайте, – бросил я через плечо разбойникам.


Те покорно выполнили приказ, как будто у них был выбор, и следовали за мной до самой пещеры.


Распечатав вход, велел оборванцам снять лыжи, войти, сеть у стены рядом с входом и чтобы не звука. Затем ссадил старосту рядом с очагом, налил ему кружку горячего чая и протянул.


- Держи, согрейся.


- Благодарю, – ответил тот, принимая посуду и сразу делая большой глоток.


Я тоже взял свою кружку и присел рядом:


- Ну, рассказывай, что у вас там.


- А чего тут рассказывать, – со вздохом ответил старик, – неделю назад к нам прибежал гонец от торгового обоза. Они на дороге застряли, в этом году снега слишком много, и дороги замело так, что тяжелые сани просто не могут пройти. Ну я и отправил к ним нашего констебля со всеми мужиками, чтобы помогли дорогу расчищать. И буквально на следующий день к нам эти завалились, – он махнул в сторону сидящих у входа разбойников. – Три с половиной десятка рыл, а у нас одни бабы, старики да дети остались. Я даже не успел кого-нибудь отправить предупредить констебля. Конечно, была еще пара увальней, которые должны были за порядком следить, вот только накануне они как следует нажрались, и их просто связали, пока они в беспамятстве были.


Протянул старику еще одну кружку чая. Он, отхлебнув, продолжил:


- Ну а разбойники начали ходить от дома к дому, забирали все более-менее ценное: деньги, украшения, еду, одежду. Тех, кто сопротивлялся, избивали. Однако все изменилось после того, как кто-то случайно взболтнул, мол, «У нас сокровищ нет, а вот в этой пещере…». Услышав это, их атаман начал допрашивать всех и каждого, что за пещера и где найти, в противном случае он обещал сжечь всю деревню, если не ответим. Вот тут-то я и решил попробовать. Пообещал, что отведу их к вашим сокровищам, если они деревню не тронут. Он дал мне пять дней и отправил со мной своих прихвостней следить, чтобы я не сбежал. Ну и вот мы здесь.


Молча выпив еще одну кружку чая, он кашлянул и снова смущенно произнес:


- И снова, мне неудобно просить…


- И не нужно, я тут все равно со скуки с ума схожу. Отогревайся, а я пока подготовлюсь.


Отправившись в сокровищницу, заменил накопители и взял свой стандартный походный набор. В один из накопителей вогнал заклинание ветра, аналогичное тому, что использовал ранее, но побольше. Выходя заметил, как разбойники жадно смотрят на вход в сокровищницу. Погрозив им пальцем, запечатал за собой вход и отправился в кладовку. Там выбрал мешок побольше, проверил его на наличие дыр и укрепил магией. Затем взяв кресло-перчатку, вышел назад.


Подойдя к разбойникам, кинул перед ними мешок:


- Залезайте, – коротко приказал я.


Оборванцы с обреченными лицами, по одному, залезли в мешок, а затем я, затянув горловину, хорошенько его встряхнул и положил мешок у входа. Потом надел перчатку и опустил ее перед старостой. После пары минут объяснений, что куда крепить и как сидеть, подхватил мешок и вышел из пещеры. Задраив вход, наложил еще пару заклинаний на мешок, чтобы содержимое не заледенело во время полета, проверил ремни на старике и с небольшого разгона отправился в полет.


Лететь тут недолго, часа полтора. За это время обсудили с Реджинальдом план дальнейших действий. Сошлись на том, что он выманивает разбойников, я беру их под контроль, а потом их вяжут деревенские. Ну и, конечно, награду. Сошлись на паре центнеров копченого мяса.


На подлете уже начало смеркаться, да и к деревне подлетал на малой высоте, так что нас вроде никто не заметил. У окраины активировал заклинание, и всю деревню накрыла небольшая снежная буря. Под ее прикрытием высадил Реджинальда на площади перед ратушей, в которой обосновались разбойники, и оставил рядом с ним мешок. Сам же я отошел за само здание и накинул на себя маскировку, чтобы не засветиться раньше времени. Ну вот, все готово, так что я оборвал заклинание.


Когда ветер стих, староста подошел к колоколу для собраний и начал в него звенеть и кричать:


- Эээй, Таврос! Выходи, я тут тебе кое-чего привез!


Через пару минут из ратуши выбежал атаман разбойников. От прочих оборванцев он отличался лишь тем, что у него на поясе болтался меч, да борода была поменьше и почище.


- Как ты так быстро вернулся? – закричал атаман. – И где остальные?


В след за ним из ратуши показалась и вся остальная банда. Судя по всему, у них там была пирушка в самом разгаре. А еще начал подтягиваться и весь остальной деревенский народ.


- Остальные? А вот они, – ответил староста, развязывая горловину и показывая всем его содержимое.


Ознакомившись с содержимым, атаман схватился за ножны на поясе и начал медленно вытаскивать меч. Не для показухи, просто ножны явно были маловаты.


- Что это значит, и где мои сокровища?! – завопил он.


- Твои сокровища? – уточнил я, сбрасывая маскировку, сам я стоял, облокотившись о крышу ратуши, подперев кулаком подбородок. – Еще не получил, уже своими считаешь… Давненько мне такие нахалы не попадались.


Обернувшись, атаман с отвисшей челюстью выставил перед собой меч. Эх, не ухаживает он за оружием. На клинке видна пара пятен ржавчины, да и само лезвие все в засечках и зазубринах. Безобразие.


- Брось, – коротко велел я предводителю оборванцев, меч сразу же выпал из разжатых пальцев.


Атаман непонимающе начал переводить взгляд со своих рук на меня, и обратно.


- Чего на руки уставился? – спросил я тихо паникующего разбойника. – Ну, ударь себя, – атаман тут же съездил самому себе кулаком в челюсть, затем принялся осоловело потирать место удара.


- Что, понравилось? – он отрицательно замотал головой.


- Ну, тогда еще разок, – снова удар. – И еще… и еще… и еще… А теперь, со всей силы! – от последнего удара, и без того раскачивающийся атаман крутанулся на месте и упал лицом в снег.


Не меняя позы, перевел взгляд на сбившихся в кучку разбойников. Те стояли бледные, держа в трясущихся руках топоры и дубины. Бедняги, наверное, им холодно, вон как трясутся. А не разбежались они до сих пор, из-за плотного кольца деревенских баб, со скалками, сковородками и коромыслами, да и взгляд у них… недобрый. Должен признать, зрелище не для слабонервных.


Эх, ладно, пора заканчивать:


- Море волнуется раз… – разбойники с содроганием посмотрели на меня.


- Море волнуется два… – разбойники сбились еще теснее.


- Море волнуется три… – кто-то не выдержал и попытался прорваться через кольцо оцепления, в итоге получил сковородой полбу.


- Морская фигура на месте замри, – закончил я считалочку в тот момент, когда все оборванцы разом ринулись кто куда, но в итоге замерли на месте в нелепых позах, только крутя глазами в панике.


- Все здесь? – спросил я у Реджинальда.


- Минутку, – ответил тот, пересчитывая разбойников по головам. – Да, все.


- Ну, значит дело сделано. Только свяжите их покрепче, а то через сутки они придут в себя.


- Сделаем, – ответил тот и крикнул в сторону. – Хельга, надеюсь, эти дармоеды не вымели все заготовленное мясо?


- Нет, – ответила женщина средних лет, сидящая рядом с одним из разбойников и тыча в него скалкой. – Для этого им бы еще неделя понадобилось.


- Хорошо, распорядись, чтобы Господину Драгу отсчитали два центнера.


В итоге, забрав мясо и распрощавшись с деревенскими, отправился к себе домой. Денек выдался веселым, однако дальше потянулись все те же скучные деньки, которые скрашивал только интернет.


И так было до самой весны.



Глава 24.Приглашение.


Ну вот и закончилась зима. Снег растаял, грязь высохла, все зеленеет, цветет и пахнет.


Как только полностью сошел снег, ко мне тут же примчался первый заказчик, гонец от какого-то очень известного, в очень узких кругах полагаю, мериндарского мага. Видимо тот решил устроить небольшую гаражную распродажу своего старого хлама. В общем, за неплохое вознаграждение мне нужно было облететь кучу замков, большая часть которых находилась в Рондаре, и передать адресатам приглашения на «Большой аукцион». Правда, самым часто задаваемым мне вопросом был «А это вообще кто?», на что я пожимал плечами и говорил что я просто курьер.


Потом был еще один срочный заказ от Серафаских гномов. Нужно было доставить в один отдаленный Оринский город особый набор инструментов для тамошних ювелиров. Все бы ничего, но в том городе, Цветогоре, мне пришлось проторчать целых полдня.


Сначала мне пришлось битый час втолковывать тамошним стражникам что: Да, я говорящий дракон… Нет, я не собираюсь ничего здесь жечь и грабить… Да, я курьер и у меня заказ в городе… Нет, я не ваша белочка, можете спокойно пить дальше.


Затем еще пришлось на своих двоих нарезать круги по самому городу, ища нужную ювелирную мастерскую, потому что в том месте, о котором говорил заказчик, ее не оказалось. А учитывая тот факт, что рядом с городом расположены самоцветные шахты, ювелирных мастерских тут было как грязи. Когда я пытался узнать дорогу у местных, то те, вместо того чтобы объяснить или показать дорогу, либо валились на колени и клялись что они невкусные, либо падали в обморок, либо с воплями разбегались кто куда. Местная стража выделялась на общем фоне, вопила громче всех и быстрее бегала. Пару раз мне наперерез, несмотря на мою маскировку, выскакивали не пойми откуда взявшиеся чайники, к счастью, не из тех фанатиков-сектантов, но от них я отделывался просто - ссаживал на крыши ближайших домов повыше.


Вскоре мне повезло наткнуться на отряд стражи посообразительней. Точнее, на отряд королевских гвардейцев, приписанных сюда для охраны шахт, который примчался выяснять, что за массовая галлюцинация, в виде говорящего дракона, бродит по городу. После непродолжительных выяснений на тему кто, зачем и почему, они все-таки сопроводили меня до нужной мастерской, где я благополучно всучил адресату демонову коробку, забрал свои три десятка золотых, пожелал всем приятного дня и ушел в небо свечкой, прямо от порога.


С тех пор где-то месяц ничего не происходило. Затем в один прекрасный день, когда я собирался слетать на рыбалку, в моей голове раздалось глухое «БАМ».


Сработала защита от несанкционированных телепортаций. Я лишь пожал плечами, какой-то пространственный маг-новичок ошибся с точкой выхода, это редко, но все же случается. Защита просто выкинет его куда-нибудь в радиусе пары десятков километров.


Через пять минут последовало второе «БАМ».


Я снова пожал плечами, мало ли, еще один практикуется. Мериндар неподалеку, и не такое случалось. После десятиминутной тишины я все-таки полетел на озеро и наловил немного рыбы себе на ужин. Сигнализация озеро не покрывает, так что, когда я вернулся назад в пещеру и из любопытства проверил логи, слегка напрягся. За неполный час, что я провел на рыбалке, было еще пять попыток проникновения, все с одинаковым интервалом. Последняя попытка была совсем недавно.


Один – случайность, два – совпадение, а три – уже статистика.


Более подробный анализ показал, что все попытки проходили с тех направлений, куда нарушителя, или что более вероятно, нарушителей откидывала защита. Однако, либо они все-таки сдались, либо…


«Дзынь…»


Ну да, конечно. Ладно, кого там демоны несут.


Четверо… И снова едва не зарычал, потому что у троих из них было особое серебро, которым обычно пользуются только паладины и служители Церкви. Двое из них были неплохо вооружены, насчет третьего не уверен, стали почти нет, зато этого самого серебра выше крыши. Ну и последний, скорее всего тот пространственник. А еще он первую пару минут «подергивал» сигнализацию, явно обозначая их присутствие.


Сложил рыбу в ручей и вернулся в пещеру. На всякий случай взял несколько боевых накопителей, шкатулку со свитками с договорами, хлебнул чаю и, как обычно, сел перед входом в пещеру, ожидая визитеров.


И все-таки кто они? Посланники епископата? Многовато, обычно они присылают только одного гонца. Ударный отряд по мою душу? Бред. Во-первых, их СЛИШКОМ мало, во-вторых, не припомню, чтобы ссорился с Церковью. Попытка прослушки тоже ничего не дала, все, что я услышал, это звуки шагов, странный мелодичный звон и сосредоточенное сопение. Видимо, все что хотели, они друг другу уже давно высказали. Кстати, идут они пешком, без лошадей.


В итоге, на мою поляну вышли: пара мастеров-паладинов, если судить по выправке и снаряжению, в парадной форме, с донельзя официальными физиономиями, один мериндарский маг, и, судя по посоху и балахону, как бы не архимаг. А вот последний, к моему удивлению, оказался высшим церковным вестником.


Вестники – это служители церкви, в чьи обязанности входят объявления о проведении особо важных церковных мероприятий. Их отличительной особенностью являются их посохи, с гроздьями небольших колокольчиков на навершиях, которыми они и привлекают внимание слушателей. У них несколько рангов, в зависимости от аудитории. Вестники низших рангов что-то вроде местной новостной системы, обычно обитают на деревенских и городских площадях и информируют местное население о предстоящих событиях. Те, что выше рангом уже оповещают знать, причем непосредственно при личной встрече. Там есть еще пара рангов, в зависимости от положения вельможи в иерархии. Но ко мне пришел именно высший, а таких обычно отправляют прямиком к монархам, а их обычно не на праздники зовут.


Группа прошла до середины поляны, затем маг и паладины остались, а вестник пошел дальше. Одет он был в белоснежные одеяния, на плечах мантия с откинутым капюшоном. Правая рука лежит на перекинутой через плечо кожаной сумке для документов, прошитой серебром, а в левой руке витой серебряный посох, на котором помимо издававших мягкий, мелодичный звон колокольчиков, было еще и знамя церкви.


Остановившись в нескольких метрах от меня, он достал из своей сумки свиток и протянул его мне. На глаз вестнику лет под сорок, непримечательное лицо, голубые глаза, гладко выбрит, в коротко подстриженных каштановых волосах виднеется седина. И он просто источает характерный запашок обильного потоотделения, да и посох как-то уж слишком сильно сжимает, но рука со свитком не дрожит.


Притянув к себе свиток телекинезом, осмотрел его. Аккуратный свиток из простой, хоть и дорогой гербовой бумаги, без финтифлюшек и прочей мишуры. О том, что это крайне важный документ свидетельствовала лишь печать САМОГО Папы. Аккуратно взломав ее, развернул свиток. Опять же, никакой высокопарной и витиеватой воды, лишь короткое и четкое приглашение моей персоны на собрание синода, завтра в столице папства, Святой Лантисии, для обсуждения крайне важного дела. Правда о том, что именно за дело, ни единого слова.


Свернул свиток и вернул назад со словами:


- Допустим, я соглашусь, однако до Святой Лантисии мне нужно лететь как минимум пару дней. Я уже молчу о том, что мне еще нужно время на «подготовку», – в самом деле, мне для такого случая нужно хотя бы чешую почистить.


- Об этом можете не волноваться. Если вы согласны, то мы с магистром Талботом вернемся завтра, дабы доставить вас прямо к месту собрания.


- И точно так же будете биться головой о защиту? – не удержался я от небольшой шпильки.


- Как будто я собирался, – послышалось ворчание со стороны мага, который уже сидел в небольшом, не пойми откуда взявшемся, кресле и что-то быстро записывал в небольшую книжку. – Если бы мне «кое-кто» дал верные координаты барьера, мне бы не пришлось прощупывать его вручную, и мы не оказались бы посреди того болота или ручья.


- Кхм, – Вестник вежливо кашлянул в кулак, – у нас возникли некоторые непредвиденные проблемы с вашим барьером.


- Ах, да, – я слегка поскреб затылок, – совсем из головы вылетело. Зимой я его расширил на полтора километра, чтобы охотиться было попроще.


Вот честно, какое мне дело, если незваные гости из-за этого страдают? Кстати, того мага зовут Талбот? Кажется тот паладин, Сеппель, упоминал, что учился у одного повернутого на драконах мага с таким именем…


Смотря на мага, потер подбородок и сплел небольшого наблюдателя, которого сразу же отправил ему за спину. Вестник и паладины явно это заметили, однако ничего делать не стали. А у Талбота в книжке, сюрприз-сюрприз, оказалась точная копия записей Сеппеля. Точнее, скопированы были только зарисовки, текст был переписан от руки, более читабельным почерком. Сейчас же маг делал небольшие пометки на полях, в разделе с моей анатомией.


- Так… вы согласны? – поинтересовался вестник.


Развеяв заклинание, я запрокинул голову и прикрыл глаза. С одной стороны, если САМ Папа посылает за мной, то дельце намечается явно прибыльным. С другой, это также значит, что это самое дельце будет далеко не из простых. А еще мне почему-то мерещится одна рыжая принцесса… Ладно, сначала послушаем, что нам на синоде споют, а там уже решим.


- Хорошо, – сказал я, вернув голову в нормальное положение. – Я принимаю ваше приглашение. Когда мне вас ждать?


- Завтра, сразу после полудня, мы будем здесь. Засим разрешите откланяться, – вежливо поклонился вестник и, после моего разрешительного взмаха рукой, стукнул пару раз посохом о землю, развернулся и зашагал прочь.


Паладины, дождавшись пока Вестник пройдет мимо, так же поклонившись, направились вслед за ним. Маг же, захлопнув книжку, встал с тут же растаявшего в воздухе кресла и, бурча под нос что-то вроде «Слишком быстро, вообще ничего не успел», поплелся вслед за ними.


Проводив их взглядом и подождав пока они не скроются за деревьями, усмехнулся и, приложив два пальца к уху, подключился к прослушке. Пару минут были слышны только хруст лесного мусора под ногами, позвякивание колокольчиков на посохе вестника и сопение.


Я уже было решил что ничего интересного так и не услышу, как вдруг послышалось очень тяжелое дыхание вестника и характерный звук оседания тела:


- Все… не могу… дайте отдышаться.


- Что, нервишки не выдержали? – ехидно поинтересовался Талбот.


- Да уж. В жизни бы не подумал, что меня в буквальном смысле отправят в логово дракона.


- Аргус со своим протеже и несколькими послушниками провели с ним почти неделю, и с ними ничего не случилось, – сказал незнакомый голос, видимо, один из паладинов.


- Просто вы уже привыкли иметь дела со всякой нечистью, а я – нет. Лучше бы меня отправили на рондарское дворовое собрание…


Эй, это он меня нечистью назвал?!


- Только истерику тут не закатывай, тебе выдали все нужные сведения, и даже более. К тому же, как по мне этот дракон куда благоразумнее большинства знатных особ.


- Зато знать не съест тебя, если им что-то не понравится.


- Да? Зато они могут на плаху послать, просто так…


- Господа, – вклинился в намечающуюся перепалку голос Талбота. – Может, вы продолжите свою, без сомнения важную, дискуссию в другом месте?


После этого они продолжили свой путь молча, до самой границы зоны покрытия. М-да, какой-то нервный вестник попался, лучше бы просто гонца прислали и не разводили цирк.


Остаток дня я провел в рутинных занятиях, только под конец дня отправился на озеро, на песчаный пляж, где примерно час при помощи песка полировал чешую. Назад в пещеру вернулся блестящий, словно начищенный медный тазик. Правда ночью плохо спал, не помню что снилось, какая-то мешанина из образов и чувство необъяснимой тревоги. Нужно завязывать смотреть ужастики на ночь.


Утром проснулся довольно поздно, так что сегодня решил не делать свою обычную зарядку, и просто позавтракал на скорую руку, а затем отправился в сокровищницу. Там первым делом залез в договорные свитки. В принципе, учитывая недавние события, и так понятно, зачем меня зовут, так что взял договор на охрану и, на всякий пожарный, еще пару договоров из самых очевидных. Ну и пару пустых свитков, если уж будет что-то из ряда вон. Попутно еще взял кое какие «инструменты», свой стандартный походный набор и в довесок несколько боевых накопителей, просто-так-на-всякий-случай. Ну и, в целом, все. Оставшееся до прибытия эскорта время провел, натачивая когти с набалдашником и полируя рога.


«Дзынь…»


- А вот и они, – сказал я своему отражению в зеркале, в последний раз критически осматривая себя. – А ладно, им бы и чистой шеи хватило.


Пока четверка эскортистов добиралась сюда, я успел запереть сокровищницу, хлебнуть остывшего чая с вчерашними бутербродами, задраил вход в пещеру и еще несколько минут ждал их, сидя у входа, жуя сосульку, не забывая впрочем и о прослушке. К сожалению, снова ничего, кроме шагов и мягкого перезвона колокольчиков.


Когда они наконец вышли из леса, то к моему удивлению, вместо вчерашнего вестника вышел другой. Этот был куда более старым, шестой десяток точно разменял. Шагает хоть и неспешной, уверенной походкой, однако хорошо заметно, что он слегка прихрамывает на правую ногу. Они не стали останавливаться на полпути и все вчетвером подошли прямо ко мне.


Хм, а старик еще и бывший паладин. На правой стороне иссеченного морщинами лица, немного более бледного, чем должно быть, от виска до середины шеи идет солидный шрам. Глаза немного выцвели, однако радужка серебристо-стального цвета. Такой цвет они обычно приобретают после снятия с паладина всех обетов, когда они уходят на покой. И в самих глазах не намека на страх или беспокойство, зато просто светятся любопытством.


- Добрый день, господин Драагирозиз, вы готовы отбыть? – поинтересовался вестник.


- Готов, – ответил я. – Вот только мне казалось, что прибудет вчерашний вестник.


- Брат Дэзмон предает вам свои искренние извинения, что из-за… – вестник немного запнулся, – внезапной проблемы со здоровьем, он не смог до конца выполнить возложенные на него обязательства.


- Ага, – понимающе кивнул я, острый шлангизм – это серьезно. – Так мы отправляемся?


Вестник посмотрел через плечо на Талбота и кивнул ему. Маг, получив отмашку, отошел в сторону и, выбрав место, где земля ровнее, начал чертить при помощи посоха круг переноса для тяжелых грузов.


Обычно, для перемещения себя и небольшого груза вместе с собой, маги используют одноразовые заклинания, которые плетутся так же как и обычные. Маг должен либо хорошо знать место куда прыгает, либо иметь точку привязки, эдакий маяк. Или же, если маг достаточно матерый, разведать местность прыжка при помощи специального заклинания, которое работает на манер эхолокатора. Конечно, и новичок может воспользоваться таким заклинанием, вот только чтобы разобраться в информации, которую оно предоставляет, нужен опыт.


С грузовым вариантом немного проще. Все что нужно, этодва связанных между собой круга, вход и выход. Маг выводит на ровной, твердой поверхности рунический круг в одном месте и связывает его с таким же кругом в другом.


Талбот справился где-то за пару минут, видимо , рука уже набитая.


- Все готово, – сказал маг. – Теперь осталось только отключить ваш барьер и…


- Нет, – коротко ответил я.


- Прошу прощения? – переспросил маг. – Если вы его не уберете, то мы не сможем никуда перенестись.


- Чтобы убрать барьер мне придется все полностью отключить, а ты хоть представляешь, сколько времени и сил я убил на всю эту систему? Так что нет, ничего отключать не буду. И вообще, нужно было заранее подумать и подготовиться к подобной ситуации.


Талбот, который уже запитал круг наполовину, смотрел на меня с отвисшей челюстью, затем посмотрел на вестника в надежде на поддержку, но тот лишь пожал плечами:


- Значит, еще немного прогуляемся по лесу.


Маг уже начал было примеряться, чтобы затереть круг, однако я, закатив глаза встал и, подойдя к кругу, забрал у Талбота его посох и добавил к кругу еще одну руну.


- Пропуск, одноразовый, – пояснил я.


Затем, еще раз осмотрев круг, со вздохом начал его переделывать, ну не могу я смотреть на это безобразие. Здесь пару рун убрать, тут добавить, эти местами поменять… Талбот сначала метался туда-сюда, держась за голову, как же, какому магу понравится, когда в его заклинание так беспардонно лезут, однако, повнимательней осмотрев круг, тут же достал свою книжку и начал быстро перерисовывать туда руны. Ладно, так уж и быть, не буду устраивать сцены на почве «авторских прав».


Закончив наконец «оптимизацию», вернул магу посох и демонстративно сел в центре круга, показывая свою готовность отправляться. Мой эскорт быстро встал рядом и Талбот, проверив все и всех еще раз, запитал круг и гулко стукнул посохом по руне активатору.




Глава 25.Переговоры и разговоры.


Миг темноты, после которого по глазам резануло ярким, пожалуй даже слишком, светом. После того как я наконец проморгался, моему взору открылось довольно впечатляющее зрелище. Огромная, утопающая в зелени горная долина, стиснутая по сторонам величественными, покрытыми снегом горами, а вниз по склону раскинулся не менее впечатляющий город.


Высокие башни и остроконечные шпили храмовых комплексов соседствовали с простыми, но добротными двух и трехэтажными домами. Просторные площади, ухоженные парки и широкие, мощенные камнем улицы переплетались с аккуратными, узкими улочками, небольшими торговыми площадями и уютными домашними садиками. Живописное зрелище, я вам скажу.


- Ну надо же, гораздо мягче, чем в прошлый раз, – раздался рядом немного удивленный голос вестника.


- И даже не штормит, – вторил ему голос одного из паладинов.


Отведя взгляд от пейзажа, осмотрелся кругом. Находились мы на небольшой площадке, огороженной отнюдь не декоративным каменным забором высотой под три метра. Отгораживала она этот участок от обширной площади, которая раскинулась перед громадным зданием Главного Собора. Сам собор я видел пару раз, издалека, посредники епископата предпочитали вести со мной дела в загородном поместье.


Главный Собор – это огромное сооружение, вырезанное прямо в горной скале. Высотой примерно метров двести, если не брать в расчет скульптурную композицию над собором. Композиция же выполнена в виде стоящих полукругом десяти безликих женских фигур с поднятыми над головой руками и держащими сферический предмет, звезду, я думаю.


- Прошу за мной, – вестник указал на массивную дверь, точнее ворота, ведущие в здание собора.


Ворота были открыты и там, почетным караулом, стояло несколько паладинов при полном параде. Ворота и коридор за ними хоть и были большими, однако мне все равно пришлось встать на четвереньки и прижать крылья. Затем минут пять пришлось плутать по коридорам, освещаемым магическими светильниками. Пару раз пришлось пересечь наспех расчищенные складские помещения. Видимо, маршрут составлялся исходя из моих размеров, учитывая количество боковых ходов обычного размера, в которые я, разумеется, не пролез бы.


Наконец мы вышли в коридор с высоким сводчатым потолком, хотя для меня он был все еще не достаточно высоким, выстеленный мягкой ковровой дорожкой, под которой проглядывался выложенный мозаикой пол. По стенам были развешаны гобелены и портреты, видимо предыдущих пап и видных церковных деятелей. С одной стороны коридор заканчивался закрытыми двустворчатыми дверями, а с другой такими же закрытыми дверями с еще одним почетным караулом из шести паладинов. Четверо стояли по бокам коридора и двое у самих дверей. Правда, эти были в полных латах, что уже крайне редкое зрелище, и вооружены странной помесью глефы и фламберга. От первой - укрепленное древко чуть короче среднего копья, от второго - волнообразное лезвие.


Подойдя к ним, вестник представился:


- Верховный вестник Матиас, привел важного гостя на собрание синода.


Паладины осмотрели нас обоих и, с полупоклоном, разошлись в стороны. Матиас, как представился вестник, попросил меня подождать его здесь и вошел в приоткрывшуюся дверь. И я только сейчас понял, какая тут серьезная защита. И не только от прослушки. Пока дверь не приоткрылась, можно было услышать, как на ковер упадет иголка. Все стены были просто пропитаны мощными защитными заклинаниями. Заложи я тут несколько своих бумажных бомбочек, они только стены подкоптят да интерьер подпортят. А двустворчатые двери даже я пинком не вынесу, я уже молчу о всяких там таранах.


Спустя пару минут двери распахнулись уже полностью. Вестник стоял в центре прохода, затем с полупоклоном отошел в сторону, приглашая меня войти и присесть.


За дверью находился большой круглый зал с высоким куполообразным потолком, к тому же очень недурно расписанным. Высота потолка на глаз метров двадцать, а под самым потолком висит огромный светильник, выполненный в виде эдакого канделябра. Еще сразу бросается в глаза большая трибуна, расположенная полукругом у стены напротив двери.


Условно ее можно разделить на три части, хотя вернее будет сказать яруса. На самом верхнем расположился Папа Стефан Пятый собственной персоной и с парой охранников. Ниже идут ложи десятки кардиналов, отвечающих за одного из десяти выбранных ими божеств, и Великого Магистра паладинов. Нижний ярус занимают уже все остальные сановники, так же рассаженные по секторам в соответствии со своим кардиналом.


Кардиналы и так были немолоды, но вот Папа выглядел уж совсем древней развалиной. «Сморщенный сухофрукт», пожалуй, самое подходящее его описание. Поговаривают, что ему уже за сотню лет, и жив он до сих пор лишь благодаря магии. Папа восседал на троне, был одет в белоснежные одеяния, на плечах серебристая мантия, на голове высокая папская тиара, рядом с троном приторочен резной посох, на пальцах рук по паре перстней, а на шее висел увесистый золотой медальон в виде десятиконечной звезды, официальный символ церкви. На который у меня к слову началось обильное слюноотделение, но не будем об этом.


А еще перед трибуной был расстелен большой ковер. Видимо, это то самое место, куда я должен присесть.


Войдя в зал, я встал с четверенек в полный рост и не спеша зашагал к ковру, попутно прислушиваясь к перешептыванию собравшихся:


- Это что, какая-то шутка? Мне сказали, что сегодня прибудет представитель лавинского рыцарского ордена…


- Дракон? Эти старики совсем из ума выжили?...


- Так вот что имел в виду кардинал Ланик, когда сказал, что Папа пригласит особого гостя…


- Это не…


- Он самый.


- Ну, тогда я спокоен.


- А я теперь опасаюсь за нашу казну…


- Дракон, он дрессированный что ли?...


- Похоже, к нам пожаловал любимчик наших паладинов…


- Ну, по крайней мере, не самый худший вариант, учитывая обстоятельства…


И дальше в том же духе. Видимо, мое приглашение стало сюрпризом не только для меня.


Дойдя до ковра, сел на него скрестив ноги и обвил их хвостом, показывая свою готовность внимательно их слушать. Шепот стих, а в центре трибуны поднялся довольно упитанный монах. Обернувшись к Папе и получив одобрительный кивок, он заговорил. Нет, не так. Он начал ПРОПОВЕДЬ. Причем с таким ораторским искусством, азартом и морем пафоса, что меня проняло. Вот серьезно. Спустя двадцать минут я обнаружил, что невольно чуть расправил крылья, склонил голову и был готов бежать, куда пошлют, и делать что скажут! Меня уже о-о-очень давно ТАК не обрабатывали.


- … Дракон, принимаешь ли ты на себя эту великую миссию, во имя Десяти и судьбы всего мира? – и эта последняя фраза свалилась на меня ушатом холодной воды.


Ну вот?… Вот как так?… Э-э-эх, а ведь так хорошо начинал…


- Отказываюсь, – со вздохом ответил я.


- Очень хоро… Что? – запнулся монах, видимо не ожидая такого ответа, а по трибуне пошла новая волна шепота.


- Вы не подумайте, – начал я, – я был впечатлен вашей речью до глубины души, и даже был готов выполнить все, что скажете, НО… – я сделал многозначительную паузу. – Все испортил тот последний вопрос.


- Вопрос? – переспросил сдувшийся проповедник.


- Да, ма-а-аленький вопрос, – я даже пальцами показал насколько маленький. – Вы же знали, кого и зачем зовете. Так что последний вопрос должен быть другим. Вы знаете каким? – спросил я упитанного оратора, но не получив ответа обвел взглядом всю трибуну. – Кто-нибудь?


Ответа не последовало.


- Что, никто не знает? – затем, выражая свое негодование, отвел взгляд, развел руки, хлопнул себя по бедрам, и начал подниматься. – Ну так не пойдет, господа хорошие. Спасибо за приглашение, но видимо я тут просто зря время теряю, всего хороше…


- Сколько? – раздался знакомый голос рядом с одним из концов трибуны.


Посмотрев туда, увидел две фигуры в плащах с капюшонами. Ба, какие люди. Его Величество король Мартин собственной персоной и… Интересно, а что тут Бен забыл? Ладно, это можно будет и потом выяснить.


- Вот это, – потряс в сторону монархов пальцем, – был ПРАВИЛЬНЫЙ вопрос, – снова сел на место и принял прежнюю позу. – Итак?


Проповедник обернулся и посмотрел на Папу, который, судя по сморщенной физиономии, прилагал титанические усилия, чтобы не рассмеяться. О-о-окей, значит, будем драть с них тройную цену, а не двойную, раз уж мне попутно приходится еще и клоуном подрабатывать.


Снова получив одобрительный кивок, оратор, вздохнув, задал вопрос:


- Сколько?


- Хороший вопрос! – притворно повеселел я и, достав из кармана большие счеты, начал греметь костяшками. – Итак, за охрану я беру либо ежемесячно, либо фиксированную сумму. Насколько я понял из вашей пламенной речи, мне нужно найти и собрать десять избранниц, но где и кого именно искать неизвестно. Как и неизвестно, сколько времени это займет. Так что возьму фиксированно, по две с половиной тысячи за каждую…


- Что?! – раздался чей-то приглушенный возглас.


- Кроме этого, – чуть повысил я голос, – расходы на их содержание. Ну, вы же знаете, девушкам, помимо еды, нужны будут еще как минимум одежда, ночлег, перевозка, медикаменты… Плюс надбавка за риск… Прошлой осенью мне хорошенько крылья попортили, – в качестве доказательства расправил одно крыло и продемонстрировал присутствующим все еще видимые сеточки шрамов на перепонке. – А когда, заметьте, не «если» а «когда», это лишь вопрос времени, сектанты сядут нам на хвост, риск получить новую травму будет очень высокий. И да, – я посмотрел на Мартина, – скидку не сделаю, если захочешь это обсудить, я только за.


Погоняв еще немного кости на счетах, прикидывая в уме реальную цену содержания и, разумеется, надбавку, я наконец произнес:


- Итак, моя цена - сорок тысяч полновесных золотых. И в качестве аванса я сразу беру половину.


Повисла тишина.


- Это грабеж! – раздалось с трибуны. – За такие деньги можно целую армию нанять!


- Можно, – подтвердил я.


- Если мы не согласимся? – раздался еще один голос.


- Если вас не устраивает, то я просто развернусь и уйду, – пожал я плечами. – В конце концов, это вы меня сюда позвали.


- Ну, тогда мы…


- Согласны, – закончил за жмота голос Папы.


- Но, Ваше Святейшество!


Помимо того жмота, вся трибуна развернулась и смотрела на Папу. Тот же встал со своего трона, взял посох и заговорил спокойным голосом, с нотками металла:


- Мне напомнить всем присутствующим о сложившейся ситуации? О том, какие потери мы несем? – от веселого настроя Стефана Пятого не осталось и следа, а те, на кого он смотрел, тут же вжимали головы в плечи, остальные же просто уставились куда-то перед собой.


- Сейчас деньги не то, о чем мы должны заботиться. Нам нужен тот, кто сможет защитить избранниц. А с этим, я вам напомню, даже целые рыцарские ордена пока не смогли справиться.


- Но он же всего лишь один дракон… – вполголоса пробормотал кто-то.


- Вспомни отчеты о бойне у его логова, – ответил ему рядом сидящий.


Оу, да они похоже в отчаянии.


А Папа тем временем вернулся на свой трон, устало откинулся на спинку и махнул рукой толстому оратору:


- Мы согласны, – произнес он бесцветным голосом.


Как бы не продешевил… Но ладно, я свое слово сказал, они согласились.


- Ну что же, заключаем контракт? – поинтересовался я, доставая из кармана свою книгу.


- Не здесь, – снова раздался голос Папы. – Рэйнер.


- Да, Ваше Святейшество? – отозвался вестник, который все это время так и стоял возле дверей.


- Проводи Драагирозиза в сад. Мне нужно поговорить с ним с глазу на глаз. После этого мы заключим контракт.


Хм, ну ладно, видимо сейчас начнутся настоящие переговоры. Поднявшись с ковра, я развернулся и направился к уже открывающимся дверям, где меня ждал вестник.


- Прошу за мной, – сказал он и, развернувшись, отправился в другой боковой проход.


Этот был немного меньше предыдущего, но все равно достаточно просторный. И снова минут десять плутания по небольшому лабиринту из коридоров и расчищенных служебных помещений. В конце концов, мы вышли в небольшой зал, где был выход в сад. Точнее, их там было два, небольшая дверь и разобранный участок стены, кое-как замаскированный под ворота. Серьезно, они могли бы сказать куда, и я бы просто перелетел. Ну ладно, тут свои хозяева и у них свои тараканы в голове.


На воротах стояла пара охранников из паладинов, и как только мы приблизились, они без вопросов и команды открыли ворота и пропустили нас в сад. Когда мы вышли, ворота закрылись, а Рэйнер попросил меня располагаться и дождаться прихода Папы, после чего отправился назад, через обычную дверь. Ну, что же, делать нечего, придется ждать.


Осмотревшись вокруг подметил, что садик ничего так, симпатичный. Территория довольно обширная, круглая площадка, метров двадцать диаметром с невысоким зубчатым парапетом по периметру. Сам сад находился на утесе над пропастью, и с него открывался впечатляющий вид на заснеженные горы. Мягкая трава, прудик с карпами, несколько фонтанов, один обычный и еще пара стилизованных под ручьи, а также гравиевые дорожки, несколько скамеек, правда не под мой размер. Пышные цветники и клумбы, мое почтение садовнику. Также имелись насаждения различных фруктовых и вишневых деревьев, жаль, уже отцветших, разделенные живой изгородью из орешника. А в центре сада – дуб. Высокий, раскидистый и очень старый, можно даже сказать – монументальный.


Выбрав местечко рядом с одним из фонтанов, сел на траву скрестив ноги, начал процесс созерцания горного пейзажа и, попутно, жевания очередной сосульки. Приглушенный защитным куполом от непогоды вой ветра в горах, шелест листьев, журчание воды в фонтане, птичьи перепалки… В общем, для полного погружения в астрал нужна была только одна вещь – хорошая музыка.


Достал из кармана комп-кристалл и положил его перед собой, видимо, у меня уже вошло в привычку таскать эту умную стекляшку с собой. Вывел иллюзорную панель пианино, на всякий случай, ноты, шарик синтезатора для аккомпанемента и просто начал играть. А комп услужливо составлял плейлист, исходя из моего настроения, на ходу собирая цельную композицию из разрозненных мелодий в моем архиве.


***


Ушел в себя, забыл вернуться…


Не уверен, сколько я наяривал на рояле, часа три – точно. И, наверное, продолжал бы дальше, если бы не мощный храп сидящего рядом в переносном кресле старика. Конечно, он не бесшумно подкрался, да и его охрана гремела железом, будь здоров. Однако, если бы он сразу захотел приступить к делам, то не стал бы отсылать их за креслом поудобней, а потом и вовсе из сада, «Чтоб атмосферу не портили». Да и желудок начал тихонько жаловаться, что его сегодня еще не набивали обедом. М-да, в общем, пора закругляться.


Доиграв последнюю партию, развеял все иллюзии и убрал комп в карман. Когда мелодия стихла, Стефан Пятый встрепенулся в кресле, протер заспанные глаза и поправил сползшую набок шапочку. Кстати, он уже успел сменить свое литургическое одеяние на повседневное.


Со скрипом потянувшись, старик произнес:


- Ух, хоть немного отдыха за последнее время… Где ты научился так музицировать? – спросил старик, уложив руку на подлокотник и подперев кулаком подбородок.


- Самоучка, – ответил я. – Иногда случалось так, что было много свободного времени, а занять его было нечем. А если разум ничем не занят, то в него начинают лезть посторонние, ненужные мысли.


Сделав паузу, со смешком добавил:


- Проще говоря, пытался не спятить и попутно научился играть. Но, – я сделал паузу, – полагаю, мы сейчас должны не мое прошлое обсуждать.


- Действительно, – согласился старик. – А жаль, я был бы не прочь узнать побольше. Да и Лорианна о тебе многое рассказывала. Первое время девочка сильно переживала из-за того, как вы расстались.


И ведь мы после того случая, осенью, так толком и не говорили.


- Думаю, тебе не помешает небольшая вводная, – продолжил Папа. – Дела у нас сейчас не очень. Проклятый культ, никто даже и представить не мог, что он наберет такую силу, такое чувство, что их люди уже повсюду. Силы наших паладинов и союзников редеют чуть ли не с каждым днем, и что хуже всего, – старик откинулся в кресле и устало потер глаза, – они сумели пробраться и в Церковь. Единственные, в ком я могу быть уверен это моя личная стража, круг кардиналов и некоторые из самых фанатичных последователей. Хоть где-то их фанатизм пригодился, – пробурчал себе под нос Папа.


- Увы, выявить предателей мы пока не можем, просто не хватает сил. Мы даже не можем нормально заняться поисками остальных избранниц. Отправленные мной мастера-паладины либо до сих пор безрезультатно ищут, либо перестали выходить на связь, и, боюсь, уже никогда не выйдут. Все наши силы брошены на защиту Лорианны.


- А привлечь кого-нибудь еще? – спросил я.


Стефан Пятый устало махнул рукой:


- Пытались. Сейчас тех, кому можно всецело доверять, не так уж и много. А тех кого не сумел запугать культ и того меньше. Но, скоро это изменится, – ухмыльнулся старик.


- Это почему?


- Все это время мы не просто так держали Лорианну, она училась. Она избранница Асия, бога мудрости и тайных знаний. Она сумела найти в архивах Церкви старинные записи с ритуалом, который позволит ей найти остальных. И вчера она его совершила.


- Замечательно, отправьте своих паладинов за ними, – пожал я плечами.


- Увы, – покачал головой мой собеседник, – об этом знают лишь немногие, а точнее, я, круг кардиналов, Мартин с Бенедиктом и больше никто. Нельзя допустить чтобы культ узнал, что большинство избранниц еще не пробудились, иначе они станут легкой добычей для их ищеек. Сейчас нам нужен кто-то способный быстро и незаметно передвигаться, но при этом достаточно могущественный, чтобы защитить их.


- Ну да, я такой «незаметный», – саркастически заметил я.


- Как ни крути, но один дракон в небе, это не сотня всадников с тяжелым обозом и каретой. А в твоем случае еще и значительное превосходство в силе. А если добавить твои способности в маскировке…


- Ладно-ладно, я понял.


- К тому же, нужен еще и тот, кто никак не связан с Церковью. И тот, от кого можно не ждать удара в спину. И самое главное – автономность. С того момента как вы отправитесь в путь, вы должны прекратить всяческие контакты с Церковью. Никто, повторюсь, НИКТО не должен знать где вы находитесь и чем занимаетесь, даже я.


- Хорошо, но у меня тогда вопрос.


- Какой? – поинтересовался Папа.


- Если вам нужна такая секретность, то зачем нужно было приглашать меня на собрание синода и во всеуслышание поручать мне собрать и охранять избранниц? Неувязочка получается.


- Справедливое замечание, – согласился старик и его глаза хитро блеснули. – Однако благодаря этому мы сможем скармливать культу нужную нам дезинформацию, а они сами будут вынуждены бежать туда, куда скажем мы и гоняться за каждым пролетающим в небе драконом, а это куда как более опасное занятие, чем подстерегать конвои в кустах. И конечно это позволит нам вплотную заняться чисткой в наших рядах и самим культом, не отвлекаясь на избранниц.


- Ну, тогда ладно.


Видимо, старик умеет плести интриги.


- Это было «во-первых», – сказал тот, снова кладя подбородок на кулак и хитренько так улыбаясь. – А «во-вторых», может позволить себе старый маразматик пустить немного пыли в глаза, а заодно и припугнуть нерадивых подчиненных?


Скопировав позу Стефана Пятого, уперев локоть в колено и подперев подбородок кулаком также хитренько улыбнулся:


- Может мне, в таком случае, добавить к сумме гонорара еще тысяч пять?


- Вот мое предложение: шестьдесят тысяч, плюс оплата всех расходов, но только при предоставлении заполненной ведомости, – выпалил старик не моргнув и глазом.


Я скривился и отвернулся от старого хитреца:


- Ну и как после такого сказать «нет»?


- Как и сказал Бенедикт…


- Не понял? – снова повернул голову к Папе.


- Именно эти условия посоветовал Бенедикт, чтобы обеспечить твою… заинтересованность.


Почему у меня вдруг появилось такое чувство, что меня продали? Надо будет потом ему это припомнить.


- Ладно, – процедил я сквозь зубы. – Накиньте сверху еще вот такую, – указал когтем на медальон, висящий у старика на груди, – безделушку и по рукам.


Стефан Пятый задумчиво потер медальон и спросил:


- А зачем тебе моя инсигния?


- Конкретно твоя не нужна. Достаточно точной копии. А «зачем»? Повешу дома в рамочку, на память. Если хочешь, можешь считать ее платой за мой недавний концерт.


- Раз так, то ладно, – сказал Папа и, перестав теребить медальон, провел пальцем по одному из своих перстней.


Перстень тут же отозвался небольшим магическим импульсом, направленным к входу в сад. Спустя минуту дверь открылась и из нее вышли семеро охранников Папы. Шестеро несли три тяжелых сундука, а идущий впереди тащил еще и небольшой ларь. Поставив сундуки рядом с Папой, охрана удалилась. Остался только тот, который нес ларь.


- Здесь, – старик указал на сундуки, – аванс, тридцать тысяч. И еще кое-что…


Папа поманил рукой охранника. Подойдя к начальству, тот опустился на одно колено и протянул ему ларец. Стефан Пятый, сняв с шеи тонкий шнурок с маленьким ключом, отпер шкатулку и достал из нее молочно-белый стеклянный шар размером с небольшой арбуз. Точнее, это было не совсем стекло, а кусок тектита. Он обычно образуется на месте падения метеоритов.


Достав шар, Папа взмахнул рукой и охранник с поклоном убежал вслед за остальными.


- Это – Око, – сказал старик, положив шар себе на колени. – Одна из наших старинных реликвий. Если верить преданиям, его нашли на месте падения первой звезды. Поскольку некоторые избранницы еще не пробудились, то их найти будет довольно проблематично, особенно в толпе или в городе. Когда Око оказывается рядом с избранницей, оно начинает светиться и меняет цвет. Чем ближе, тем ярче. Правда, действует не слишком далеко, на три-четыре сажени максимум.


Взяв Око в руки, Стефан протянул его мне:


- Надеюсь, ты понимаешь, какое доверие мы тебе оказываем.


- Отчаянные времена требуют отчаянных мер? – сказал я, принимая артефакт из рук Папы.


- Хорошо сказано… – кивнул старик и снова провел пальцем по перстню.


В этот раз из двери вышла пара монахов. У одного из них были письменные принадлежности, а второй нес небольшой раскладной стол. Поняв, к чему идет дело, я тоже достал свою книгу. Затем еще примерно полчаса ушло на составление контракта, подсчет аванса и уточнение деталей. Кстати, к «деталям» относился еще и факт того, что вместе с нами будет еще и один паладин, для подстраховки.


Когда все было заполнено, подписано и заверено, со стола перед папой исчезло все лишнее кроме карты.


- Отсюда, – Стефан ткнул пальцем в точку, где располагался один из монастырей паладинов, – через два дня ты заберешь Лорианну и Сэппеля…


- Стоп, – прервал я Папу, – Сэппеля?


- Да, – подтвердил тот, – Поскольку вы с ним уже знакомы, то проблем быть не должно.


- В таком случае можно было бы назначить Аргуса, – заметил я, припоминая эту парочку.


- Аргус нужен мне здесь. Он мастер Тайного ордена, а они сейчас нужны как никогда, чтобы вычистить грязь из наших рядов. К тому же, Сэппель уже довольно давно является одним из личных телохранителей Лорианны, и его проверяют каждый день на наличие заклинаний подчинения. Кстати, спасибо за эту информацию, она стоила каждой потраченной монеты.


Видимо, это он о том плетении, которое я обнаружил, когда ковырялся в том амулете из паучьего логова, и которое осенью продал паладинам.


- На этом все, – сказал Стефан Пятый, откидываясь в кресле. – Рэйнер проводит тебя к Талботу, чтобы он отправил тебя назад.


- Не стоит, – поднял я лапу, в которой тут же оказалась одна из моих «палочек-выручалочек», – отсюда я сам.


- В таком случае, ступай с благословением Десятерых. Я буду молиться за ваш успех, – склонил голову старик, очерчивая пальцами круг на лбу.


Вернув ему поклон, разломил палочку. Миг темноты и я снова сижу в своей сокровищнице, перед небольшим стеллажом с медикаментами и лечебными артефактами. Проигнорировав потянувшиеся ко мне диагностические плетения, отправился к выходу, пора чем-нибудь подкрепиться, а то желудок вот-вот начнет сам себя есть.


Как только дверь осыпалась, и я переступил порог жилой части, по ушам резанул до боли знакомый голос:


- Ну наконец-то, мы тебя тут уже заждались!



- Нет, «откуда именно» вы? – не унимался маг.


- Оттуда, – махнул я рукой в неопределенном направлении.


- А поподробнее?


- Нет.


- Хоть что-нибудь!


- Нет, – почти рыкнул я.


- Мож…


С размаху ударил рядом с ним кулаком, из под которого во все стороны полетели осколки камня, чудом никого не задев.


- Господин Сэппель, - начала Лори, она уже пару раз видела меня таким, так что сильно не испугалась, – обычно после третьего «нет» Дядя Драг начинает ОЧЕНЬ сильно злиться. Я очень не рекомендую настаивать, в целях сохранности вашего же здоровья, – сказала она каким-то безэмоциональным голосом.


Видимо, маг только сейчас вспомнил, С КЕМ он говорит. Поэтому встав, с полупоклоном извинился за недостойное поведение и отправился к себе в лагерь. Я тоже убрал руку на место и отвернув голову, уставился в стену, пытаясь успокоиться. Все хорошее настроение укатилось к демонам. Я ОЧЕНЬ не люблю рассказывать о своем прошлом. Лори и послушники, посидев пару минут, так же молча разошлись.


Вернувшийся Аргус поел похлебки, а заодно поинтересовался у принцессы об общей угрюмой атмосфере. Получив краткий пересказ событий, лишь покачал головой и со словами: «а я его предупреждал» отправился в лагерь к остальным.



Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://tl.rulate.ru/book/1882Похожие рассказы:
Dan D'Alimonte «Цитадель Метамор. История 8. Снадобье»
Цветочная Фея «Астра 1. Счастье вдруг или история маленького дракона»
Терри Spafford «Метамор. История 68. Со скоростью ветра»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 1 старый комментарий на форуме
Ошибка в тексте
Рассказ: Трудовые будни дракона
Сообщение: