Yanurt
«Заслуженный отряд Анфелум. г.2»
Скачать
#NO YIFF #песец #война #приключения #фентези

Глава 2


Около суток ушло на то, чтобы добраться до Неймира. Погода не баловала путников, и столица встретила карету песца моросящим холодными осенними дождем и ветром. Тот взялся за железную ручку дверцы и вышел на улицу, где даже в непогоду руноки не прекращали своих дел. Вывеска на трехэтажном здании напротив гласила: «Министерство военных вопросов». С небольшим чемоданом и в сопровождении двух охранников, песец вошел в высокую и старую деревянную дверь, привычно отряхнул шерсть от влаги, повесил дождевик и отправился к кассе. Он то и дело ловил интересующиеся взгляды и добродушные ухмылки. И правда, для генерала, только прибывшего с фронта, тот был уж больно зализан, без комьев шерсти, грязи, даже на мундире. Само воплощение прилежности шло к кассе, а шерсть, будто мраморное изваяние, контрастировала на фоне строгого классического интерьера. Все бумаги были быстро сданы, росписи расставлены, даже классический отпечаток носа был дан. Отпечаток, на котором ровной линией был старый шрам Лайда, от чего тот можно было определить точно и сразу.

Закончив с бумагами, генерал оставил кучера и охрану под предлогом дел, связанных с посещением одного аристократа. И правда, карета приехала по адресу к кирпичному, усаженному розами по периметру, поместью. Дворецкий дружелюбным жестом пригласил песца, а остальных же попросил остаться снаружи. «Что может произойти со мной на приеме у аристократа?» - холодно отрезал Лайд, удаляясь внутрь. Военный устав разрешал генералу в пределах столицы перемещаться без охраны, если тот сочтет это безопасным. Когда тот прошел внутрь, где горел теплый свет и царил приятный аромат кофе, его уже ждал крупный и старый пес, что с ухмылкой встретил старого знакомого.

- Здравствуйте, лорд Бодуен, - обратился песец к встретившему его.

- Здравствуй, генерал Реян. Свидетелей того, что сегодня вы прекрасно провели время у меня в поместье, предостаточно, железное алиби вам гарантировано. Что же касается задания, - слуга поднес песцу небольшую колбу с прозрачной жидкостью внутри – лорд Готье предложил в качестве инструмента убийства этот яд. Действует не мгновенно, но минут трех хватит, чтобы тот разошелся по организму. Думаю, что неожиданный сердечный приступ какого-то скряги на старости лет не вызовет особых подозрений, да и в случае чего все еще в силах ордена замести следы. Вижу, Вы серьезно подготовились, чтобы оставить как можно меньше улик, правильный поступок.

- Хорошо, я все понял. Моя новая карета ожидает меня за поместьем? – песец убрал капсулу за пазуху, прикрыв и поправив мундир.

- Все правильно, состав так же из ордена. Я буду хранить веру в успех вашего дела, генерал Реян, - пес пожал лапу песца, после чего те разминулись и последний отправился на задний двор.

Уже вскоре Лайд мчался на новой карете, слышался стук копыт о вымощенную дорогу и стук капель дождя об окно, в котором тот наблюдал мелькающие силуэты прохожих и горящие окна зданий. Карета мчалась загород, в просторные поля и тихие дали. Дождь вскоре утих, слабое осеннее солнце заблестело на зеркальных поверхностях. Час прошел, и кучер остановил карету у небольшого поместья на берегу, а перед ним простирались целый двор и хозяйство.

Песца тут же встретила пара слуг, что вежливо предложили провести того к поместью. Он не отказал. Личное хозяйство, пара лошадей, красивая архитектура и природа, все обнесено шипастым забором. По деревянным мосткам Лайда и охрану провели на задний двор, попросив подождать несколько минут. Песец против не был. Он начал медленно бродить по каменным дорожкам, по бокам которых росли прекрасные цветы. Не смотря на осень, еще не все завяло, и в воздухе держался сладкий аромат. Большой куст с маленькими синими цветочками, небольшой кустик с красными бутонами, длинные белые цветочки, колокольчики, пара золотистых цветков... все аккуратно рассажено, удобрено и полито дождем. Вся трава ровно подстрижена, от чего между забором и небольшим цветочным садом образовался пустырь. Лапы привели Лайда под высокую сосну, старую и могучую, чья крона до сих пор хранила не один десяток шышечек. А рядом с ней забор. Высокий, с острыми шипами забор, за которым виднелась широкая река.

«Какой высокий, - задумался Лайд - Ограждает мир богатых ото всего в округе. Трава тут другая, растения другие... рунок, абстрагированный от общества, живя на своем островке богатого одиночества, руководит судьбами других. Уверен, он даже не заметит прилежность моего внешнего вида, ведь для него это норма. Он не видел потрепанных жизнью крестьян, голодающих рабочих, воинов с лапами по локоть в крови. Будто вести лошадь с повязкой на глазах, получая удовольствие от того, что ты верхом. Такое богатство… не охота думать, откуда оно. Для меня страшно другое - все, видя такое богатство, горят завистью. И эту зависть они прикрывают словами о справедливости. Отобрать, отдать, раздать... чаще всего, говорящие это хотят такое же поместье, чтобы жить так же. Красиво, вдали от других. Какая же это справедливость, если ты просто претендуешь на такие же условия? Хотя есть и те, кто хотел бы каждому такое счастье. Радужно, да утопично и бессмысленно. Будто давать каждому молот кузнеца, чтобы у всех был такой. Да что там молот, где они земли столько возьмут? И все же революция должна быть в сознании, а не на улице с ружьями, в первую очередь в сознании»

Время пришло. Вежливый слуга вышел в сад и дружелюбным жестом пригласил внутрь. Фасад усадьбы состоял из двух деревянных колонн белого цвета, он напоминал Лайду входную судебного здания, столь же строгую и помпезную. Гостя провели в прихожую, где он оставил кутёнку и обувь, направившись голыми лапами далее по дому. Страже пришлось сделать так же. Первый этаж дома показывать не стали, гостя сразу повели по винтовой лестнице на второй. Большой рояль, экзотический цветок в углу комнаты, картины на стенах и пара лавочек. Окна аккуратно занавешены белыми прозрачными шторами, на полу постелены шерстяные ковры, а под потолком висит небольшая люстра с магическими кристаллами, что играют роль безопасных свечек. Судя по размерам помещения, это была комната для танцев, просторная и гостеприимная. Далее гостей отвели в небольшой желтый зал, с ружьем на стене, диваном и столом, на котором лежала крупная колода карт и пепельница. Лайд и товарищи сели на диван, и вскоре их посетил очередной обитатель поместья. Это была старая барышня-кошка, от которой несло табачным дымом, сладковатыми духами и таким же сладковатым ароматом цветов. Она села напротив компании мундиров, поправив свое алое платье.

- Здравствуйте, дорогие гости, - сказала она с легкой улыбкой – В военное время нас не часто посещают, но мы с мужем всегда рады гостям.

- Здравствуйте, миледи. Я – Лайд Реян, генерал армии, приехал к вашему мужу по деловому предложению, - песец добродушно улыбнулся в ответ, положив глаз на карты. Он взял колоду и начал мешать.

- Лайд значит… красивые у северян имена. Короткие, емкие, у нас таких поищи. Я же Фелиция Ришар, но нас с мужем всегда зовут по фамилии. Фелиция, Вальтер, никогда не понимала, к чему нам уже сорок лет носить эти имена? – кошка достала из сумочки мундштук и вставила в тот тонкую, как женский пальчик, сигаретку. Лайд второй или третий раз в жизни видел сигареты, а не самокрутки, сигары или жевательный табак. Охранник генерала зажег спичку и любезно дал даме прикурить.

- Ваш муж такой занятой, все за бумагами сидит. Благо, что хотя бы Вы готовы радушно встретить гостей. Пара партий в «Дурака» поможет нам скоротать время. Жаль только, что компания не велика, - песец уже закончил тасовать карты и начал раздавать. Неожиданно миледи прервала его.

- От того и мала, что играть вы собрались только со мной. А как же солдаты? В охрану вам явно бы не дали олухов из деревни, генерал как ни как, - приняв замечание, песец начал раздавать на четырех игроков. Воздух наполнился легким табачным ароматов и шелестом карт. Игра началась.

- Прилежный у Вас дом. Слуги послушные, везде все чисто, даже шерсти почти нету в углах, - Лайд бросил карту под товарища слева от него, что являлся косулей. Мгновение раздумий, и тот покрылся.

- Да, я добродушная, но строгая. Иногда мне кажется, что характер у нас очень похож на наших диких предков, - кошка подкинула пару карт, от чего косуле пришлось брать.

- Как у предков? – кошка ходила уже под правого товарища песца – рысь.

- Да-да, как у кошек. Замечали, что домашние кошки ведут себя своенравно, и то похоже на поведение и меня и моих сородичей. Уверен, что если бы я встретила домашнего песца, то он был бы таким же, как и Вы - кошка хищно улыбнулась, подкидывая рыси еще карту. Тому пришлось брать.

- Я видел не мало руноков-песцов, и характер их разнится от одного к другому.

- Разумеется, я лишь говорю, что есть общая черта, что тянется от диких предков к нам – рунокам, - ход перешел к песцу и тот сбросил пару карт. Косуля покрылся.

- Соглашусь, что-то в этом есть. Но, как вы зашли в комнату, одно меня мучает, - песец потянул две карты из своего веера.

- Что же? – кошка начала крыться.

- Даже в таком возрасте вы прекрасно сохранили нюх. Сладкий запах ваших духов донесся до меня еще до вашего прихода, сразу одурманив меня.

- Ну что вы, просто это мои любимые духи с молодости. Но за комплемент спасибо, не ожидала, что вы, генерал, имеете столь хороший вкус, - песец подкинул пару карт.

- Много запахов у вас дома. Цветы, бумага, пряности… чую запах свежеприготовленного мяса.

- Ваш нюх остер. Да, я попросила к вашему визиту приготовить пару блюд, чтобы Вам с товарищами не уходить от нас голодными, - кошка тихонько фыркнула, а после взяла карты.

Далее игра и сопровождающий ее разговор шли все в том же русле. За отведенное время двое хорошенько разговорились, а Лайда не раз упрекнули за лесть. Позже гостей впустили в соседний зал. Это была синяя комнатка, со столиком, стульями и парой шкафов, которые были полны всякой показной утвари. Гостей и кошку усадили за стол, к которому поднесли приготовленные блюда. Свежая оленина и вареный фазан, легкий салат из трав и овощей, а ко всему этому травяная настойка. Ее на стол любезно поставила сама Ришар.

- Что же, дорогие гости. Извольте отведать угощений. Все приготовлено мастерами, а кто иначе может еще служить в доме Ришар? Не стесняйтесь, ешьте. Что насчет хлеба? Будете?

- Большое спасибо, я от хлеба откажусь. На севере иногда приходилось и сырое мясо есть, а тут столь любезный прием. После войны тоже заделаюсь в лорды, с моим чином и орденами такое вполне возможно. Быть может и вас посещу, - песец аккуратно отрезал куски мяса и клал в пасть, орудуя столовыми приборами как прирожденный джентльмен.

- Обязательно посетите, куда денетесь? Да и манеры у вас что надо, таких любят в наших кругах. А сейчас же я предлагаю выпить за успешную сделку Вас и моего мужа, - кошка открыла бутыль с настойкой, от чего воздух наполнился сладковатым запахом.

- Но мы еще не успели с ним обсудить этот вопрос. Не рановато ли?

- Тогда за будущий успех, - кошка начала разливать настойку по рюмкам. Песец все так же был невозмутим и продолжал есть сытное мясо. Вскоре рюмки были полны, хозяйка взяла свою и протянула в центр стола. Дзынь! Все чокнулись и отпили настойку. Сладковатый, не сильно крепкий вкус. Лайд расправил свои усы и продолжил трапезу. Пусть вокруг и царила добродушная и спокойная атмосфера, он не выпускал из мыслей – закончу и к нему, выполню свое дело. Ришар придумала еще пару тостов, от чего самец принял все три рюмки. Кошка удивилась, как он все еще хорошо выглядит, все еще спокоен и обаятелен. Она хотела налить еще, но Лайд отрезал: «Дело не ждет». Он был прав, лорд Вальтер как раз закончил со своими делами, и песец пожаловал тому в кабинет. Небольшая, уютная комната коричневого цвета. Большой рабочий стол, пара картин, охотничий трофей и античный шлем на бюсте у стены.

- Здравствуйте, лорд Вальтер, - песец поклонился и сел перед аристократом, за небольшой столик рядом с рабочим местом.

- Здравствуй, генерал Реян. Вижу, ты терпеливо дождался своего череда.

- Мне некуда спешить, да и прием тут радушный. Очень рад.

- Вот и славно. Вижу, ты даже вычесал всю шерсть. А вместе с ней и грязь, и блох и прочую дрянь?

- Разумеется, - невозмутимо ответил песец со слегка припущенными ушами. Его хвост был спокойно изогнут дугой – а как иначе мне идти на прием к столь знатной особе?

- Даже использовал лосьон, чтобы шерсть не линяла во время пребывания. Песцы и правда родственники лисиц, не любят оставлять следы, - кот поставил поднос с сыром, что был нарезан кубиками. Дав вилки себе и песцу, он взял первый кусочек и съел. Лайд ответил тем же.

- Грубо было бы с моей стороны приносить шерсть и грязь в этот дом. Я был бы рад, если бы мы начали обсуждение дела прямо сейчас.

- Разумеется, ты и так много выждал. Да еще и пришлось, скорее всего, брать другую повозку? А то, как бы ты прибыл сюда? Не говори мне, что твой визит афиширован для начальства.

- Никак нет, я генерал уже не первый год, подобный поступок поставил бы всех нас под удар.

- Значит, у тебя есть алиби. Славно, - сказал кот. Песец нахмурил брови, беря в пасть очередной кусок сыра.

- Лорд Ришар, вы в чем-то меня подозреваете? – Лайд спокойно посмотрел на аристократа, тот же с подозрением и хмуростью посмотрел в ответ.

- Такие дела требуют полного внимания к оппоненту. Я стар и на своем веку ни раз попадал в передряги. Да и Готье, тип честный, но какой-то скрытный.

- В таком случае и Вы могли его сдать. Он обращался к Вам идя на риск, да и, как видите, мы оба живы.

- В твоих словах есть доля правды. Но тогда у меня к тебе еще один вопрос: ты готов пожертвовать жизнью руноков на фронте, их успехами на фронте и состоянием передовой линии, чтобы твой лорд и я пополнили свои кошельки на военных расходах?

- Мне уже давно ясно, что война бывает не столь территориальной, сколь рентабельной. Западный фронт стоит на месте, не идя ни в перед, ни назад. А боевые нужды на ваших плечах, и хотя бы раз в месяц что-то да должно идти на фронт. Воевать нужно, значит и плотить за военные нужды так же надо. Зачем заботиться о единицах, если их смерти помогут тем, кто еще жив? – песец со спокойной мордой ел сыр, а его хвост будто окаменел.

- И капли пота не прольешь? Ты и правда хладнокровен, Клинок Алоны, - услышанное прозвище заставило песца невольно сжать лапу, что было замечено и котом – Ладно, не будем сыпать соль на рану. То немногое, что может лишить тебя душевного равновесия. Но твои слова убедительны, да и если ты захочешь меня прикончить, то денег я не пожалею, - пусть слова и звучали вызывающе, песец быстро пришел в себя и сохранил холод мыслей и внешнего вида.

- Для завершения нашего дела, полагаю, остается обменяться росписями? Как-никак, я глава армии, значит должен отчитаться. Да и вы, как ответственный, так же должны иметь документы для правительства.

- Верно. Твои документы уже при тебе, как славно. Свои я тоже припас, сейчас возьму, - кот встал и забрал с рабочего стола лист и ручку, песец же приготовил свои бумаги. Оба сели за стол, приготовили письменные принадлежности и…

- Лайд, передай мне бутылку, что стоит в том шкафчике, - песец повернулся и протянул лапу к настенному шкафу. Внутри было спиртное. Он достал первую попавшуюся бутыль и поставил на стол.

- Я слышал, что ты невозмутим даже когда выпьешь… - начал кот, но был прерван.

- Я на службе, ко мне уже могут быть вопросы из-за настойки. Тот самый холод и невозмутимость результат здравого рассудка. Я не собираюсь пить.

- Что же ты так грубо. Хорошо общались и вдруг…

- Я буду за, если напиток будет легче, если выпьем мы оба. Отметим это событие, - песец вновь открыл шкафчик и достал бутыль красного вина. Та быстро оказалась на столе. Холодный взгляд песца пересекся с нахмуренным и все еще подозрительным взором кота. Тот открыл бутыль и разлил вино по двум бокалам. Песец вздохнул, взял свой бокал и поднес к пасти. Ришар наблюдает. Лайд отпил, сглотнул, и еще раз, и еще. Бокал пуст уже наполовину. Видя холод и расслабленность песца, кот взял и свой бокал, начав пить. Глоток, другой, третий. Но Ришара не покидало чувство того, что песец желает сделать что-то плохое. Будто читая это в глазах кота, песец встал и утер пасть.

- Быть может беседа и была напряженной, но мне пора. Дело сделано, а осенью смеркается рано. Полчаса и я в потемках поеду обратно, - песец направился к выходу.

- Постой, Реян, - окликнул того кот, - вино в моем и твоем бокале разного вкуса.

- Заметил-таки? Быстро, - песец обернулся и добродушно улыбнулся.

- Хочешь сказать, что яду мне подлил? Иначе из-за чего разница? – кот уже встал и схватился за пистолет.

- Яд? Просто присыпка. Я слышал, что коты любят мяту, вот и решил порадовать Вас, - песец полностью развернулся к коту, спокойно улыбаясь.

- Какая еще мята? Да и если так, то пей, чтобы оба померли в случае чего.

- Ну что же вы так. А я-то думал, что подружиться успеем, - песец взял бокал кота и со спокойной мордой выпил до дна. После он достал небольшой мешочек с каким-то порошком.

- А вот и мята. Легкий наркотик, что по мифам по вкусу только котам. Я подумал, что немного поднять Вам настроение… - кот опустил ствол, опускаться начала и шерсть на нем. Он сел обратно, протерев лоб и убрав пистолет подальше.

- И еще, лорд Ришар, - обратился песец, вновь отдаляясь к двери – Я заметил, что дверца вашего шкафчика приоткрыта. Вы забыли закрыть ее до конца? – кот с удивлением посмотрел на стол. И правда, приоткрыта.

- Что? Да, забыл, - он встал и направился ко столу. Шаг, другой, третий. Неожиданно кот нагнулся перед столом, после чего упал. Лапы его дрожали, а сам он о чем-то хрипел.

- Лайд, паршивец!.. – слышалось с пола. Песец спокойно подошел к приоткрытому ящику и, надев перчатки, начал перебирать документы. Первый, второй, третий… то, что надо! Нужные бумаги быстро переместились в чемодан, после чего песец переступил бездыханное тело кота. Стоило лапе опуститься, как он что есть мочи закричал:

- Лорду плохо! Скорее, кто-нибудь! – в комнату вбежала прислуга, с трепетом осматривая тело Ришара. Следом забежала и кошка, чья шерсть уже встала дыбом.

- Дорогой! Что с ним?! Генерал, отвечай! – кошка выпустила когти, смотря безумными глазами на песца. Тот же холодно, с грустной миной смотрел в ответ.

- Мы решили выпить на прощание. Он пошел своему столу, а там… все произошло так быстро, я только и успел вас крикнуть.

- Говорила я этому дурню завязать с алкоголем! – на глазах кошки наворачивались слезы. Из коридора зашел товарищ Лайда, в лапах он нес стакан воды. Взяв тот, песец за спинами собравшихся вылил остаток яда в стакан, после чего протянул тот кошке.

- Миледи, лучше выпейте воды. Переволнуетесь и вам дурно станет, - поникшая мадам взяла стакан, начав жадно глотать воду. Песец же с грустной мордой откланялся и покинул зал, направившись к лестнице. Когда он уже одевал куртку, раздался очередной крик. «Мисс Ришар!» отчетливо слышалось со второго этажа.

- Кажется, от такого удара и мадам Ришар хватил приступ, - обратился песец к стоящей рядом прислуге – Неудачный день выпал для визита. Как-никак четвертое ноября, число нехорошее.

Песец быстро осознал, что в такой суматохе его словам верят только так. Странно, что его, как главного подозреваемого, так спокойно отпускают. Но сейчас Лайд не волновался об этом, документы были при нем, а судьба фронта переходила в умелые лапы. Будто в добрый знак, на небе не было ни облачка, и лишь легкий ветерок колыхал крону деревьев.

- «И прожили они долгую счастливую жизнь, и умерли в один и тот же день» - вспомнил песец классический фрагмент из сказки. Он подходил как-никак кстати к сложившейся ситуации. Мысли о убийстве волновали Лайда весь путь до города, добравшись до которого он с облегчением вздохнул. Далее ряд нехитрых махинаций со сдачей документов старому лорду-псу, доклада об успехе миссии и… написание нового письма, адресованного все тому же лорду Готье.

- Здравствуйте, Лорд Готье!

Миссия выполнена и все документы вскоре окажутся у вас на столе. Я в срочном порядке возвращаюсь на фронт, где продолжу подготовки для наступательной операции. Мы вместе с моим писарем изучили цифры на фронте, после чего я составил подробный план того, какие средства я считаю нужными для победы. Лишнего просить не буду, но прошу обеспечить то, что я указал в докладе, приложенном к письму.

С уважением – Лайд Реян.

После самец благополучно вернулся к своей карете, чей состав покорно ждал генерала для обратного пути.

- Долго вы, хороши ли все прошло? – колеса начали свой ход, стуча о вымощенные улицы.

- Да, я смог добиться увеличения поставок на фронт. Приеду и займусь подготовкой армии, - песец задумчиво устремил взор за окно, за которым дома сменялись деревьями, те вскоре сменились полями, лесами, реками. Все отливало золотом, янтарем и осенней хмуростью.

Через день езды, погожим осенним утром, карета Лайда проезжала через очередную деревеньку на пути к форту. Все тот же антураж деревянных домиков, протянувшихся длинной улицей вдоль дороги с парой ответвлений. «Кучер, тормози,» - скомандовал песец и карета встала у обочины. Вместе с охраной генерал вышел на улицу. «Там, слышишь?» - сказал он, ведя свой отряд куда-то по деревенской дороге. Большое деревянное здание впереди, к которому выстроилась очередь крестьян – склад продовольствия. В воздухе витал запах овощей, зерен, да и много продовольствия должны были привезти. Песец оставался незамеченным толпой, что была взволнованна из-за драки. Именно эти звуки привлекли Лайда.

- Скотина, чего это ты так много взял? А ну отдавай, я больше работал!

- Заткнись, драный хвост! Еще чего! – двое грызлись на глазах всей толпы, а в стороне лежал разваленный пакет с продовольствием. Хлеб, овощи, соль, кожа, гвозди.

- И правда, мало дают! Могли бы больше! – крикнул кто-то из толпы.

- Молчал бы, обидятся и не привезут вообще, - крикнули в ответ.

- Господин генерал, - обратился к песцу солдат – ну драка у крестьян, чего Вам-то вмешиваться? Сами разберутся.

- Большая удача, что в такой момент мы оказались здесь. Мы военные, а значит служим закону и можем взять на себя роль полицейского и законно унять конфликт. Намеренно ездить по деревням в таких целях я не собираюсь, но если при мне происходит такое, то имею ли я право отвернуться?

- Никак нет, господин генерал, - с виною в голосе ответил солдат. Тогда Лайд вышел к крестьянам, напрямую к дерущимся. Толпа тут же обратила на военных внимание, а вот для дерущихся пришлось прикрикнуть «Отставить драку!». Двое унялись. Измазанные в крови, грязи, с травой на шерсти они хмурые стояли перед ним. Песец сделал шаг, второй… остановился! Мурлы его задергались, а сам он начал принюхиваться.

- Вы, двое, чего устроили? – песец насторожился, став естественно смотреть по сторонам.

- А Вам какая разница, генерал? – через пару секунд раздумий хмуро выдавил один из них – Мы в ваш, набитый карман, не лезем. И Вы в наш не лезьте. Мы вон сколько для фронта даем, а тут сами разберемся.

- Сами и разбирайтесь, да без драк. Или что, хотите пройти как опасные элементы? Мятежники? Бунтари? – песец бросил холодный взгляд, а двое высоких солдат за его спиной создавали гнетущий антураж. Крестьяне не промолвили ни слова, один быстро собрал в сумку разбросанную провизию и удалился вслед за другим. Растерянная толпа вернулась к своему делу, а песец же дал жест «осторожно!» и повел солдат за склад. Когда уши гражданских были вдали, Лайд сказал: «Я учуял запах врага, напавшего на меня время назад. Это бандиты!». Склад был невелик, вокруг почти не росло деревьев. Солдаты были наготове, лапа песца же крепко сжимала рукоять сабли в его ножнах. Шаг, второй, третий. Они вышли за склад, где у воза с продовольствием собрались бандиты.

- Военные! Военные! – закричал один, но Лайд же уже знал, что его цель не тут. Песец плечом толкнул дверь склада и ворвался во внутрь, где тут же направил саблю на старого знакомого. На стуле сидел рысь с обвязанным животом, в его лапе уже был заряжен пистолет.

- Я помню тебя! – вскрикнул он, держась за живот – Пару дней назад, мы остановили тебя на дороге, и ты оставил на мне этот шрам!

- А чего раскричался-то? Знакомы, ты прав, вот я по запаху и узнал тебя, пришел на склад.

- А чего саблю-то вынул? Еще дуэли хочешь? Брось, сейчас это не прокатит, против наших-то стволов.

- Наверное, да вот убивать ты все равно меня не будешь. А если кто вздумает оглушить меня, то пусть подойдет, - песец умолк и огляделся по сторонам. Его уже прикрывали солдаты, а на них наставили свои пистолеты все окружающие – Никто не хочет? Вот и хорошо, давай поговорим.

- Не о чем мне с тобой разговаривать, мундир проклятый. Оставил меня с дырой в животе, а теперь еще и пришел по мою душу.

- Не о чем говоришь? При первой нашей встрече, когда ты заявил о чести у бандитов, ты мне подал надежду. Я думал, что ты один из немногих, в ком война не убила человечность (в контексте рассказа про фуррей это слово выглядит неуместным из-за корня, но у него нету аналогов, потому мне придется использовать его), но когда ты и твои дружки у меня на глазах грабите го… - начал песец но был перебит гневным рысью.

- Это вы грабите крестьян, мундиры чертовы! Они все свои силы тратят чтобы грядки копать, чтобы скотину выращивать, а все идет таким ублюдкам, как вы! Вы тут воюете, ничего не знаете о голоде своего народа! Слепее даже, чем король, пустые пешки на шахматной доске! Ублюдки вы, а не военные! – шерсть на рыси встала, а сам он, дрожащей от переполняющей ярости, рукой держал пистолет, наведенный прямо на голову песца. Тот же смело смотрел рыси в глаза, медленно убирая клинок в ножны.

- Я ошибся. Мне казалось, что вы бессовестно отбираете продовольствие у крестьян, но вы, наоборот, даете его. Я хочу извиниться, что столь человечную рысь обозвал бездушным, - песец положил лапу на сердце, все так же смотря в глаза рыси. Тот был неугомонен.

- Да поздно уже языком чесать! Понял, что попал в просак и решил выкрутиться? А то язык у тебя птичий… Я помню, ты мне бросил то золото. Наверное, для генерала это грязь под ногами, а не деньги, так? Ты хоть видел голодающих крестьян? Нет, голодал ли ты сам? А видел, как за корку хлеба могут драться? А видел, как приходится жить простым рунокам?

- Видел, - песец сделал шаг навстречу – Я видел лапы солдат по локоть в крови, я видел горящие деревни, города, я видел бегущих босыми лапами матерей и их детей, - рысь опешил, и в этот момент песец выхватил у того ствол – Я видел и пережил не меньше твоего, я знаю войну в глаза, знаю что у нее за спиной. А еще я вижу войну даже сейчас, не находясь на фронте. Погляди вокруг, я тоже это вижу! Кем ты был до войны? Что заставило вас всех взять оружие и начать грабить? Вот она, война! Прямо передо мной ее проявления, никак иначе! – песец окинул взглядом весь склад, от чего опешил каждый – Но вы мне не враги. Вы крестьяне, отцы и дети, простые рабочие, и все повидали войну. Могу ли я винить вас, что ради себя и товарищей вы решили переступить закон? – песец отдал ствол рыси, который успел поджать уши и нахмуриться – Я хочу сказать, что еду из столицы. Там я обсудил поставки на фронт, добился их улучшения. Если бы я мог так же повлиять и на поставки для гражданских… - песец наклонился к рыси и прошептал – Я «выроню» конверт на выходе из склада. Это тебе.

Песец выпрямился, развернулся и повел охрану за собой. «Нам не стоит разглашать об этом случае. Внештатная ситуация» - сказал песец, уводя солдат и возвращаясь к карете. А из мундира выпал конверт и скрылся в высокой траве. Рысь, держась за пробитый живот, подошел к месту и подобрал конверт, тут же распечатав.

- Если Вы читаете это письмо, значит в Вас заинтересовался орден Освободителей.

Вы проявили великодушие и благие намеренья к простым рунокам, а значит ваше сердце чисто, и вы желаете сделать нашу страну лучше. Вам выпал шанс объединиться с единомышленниками, которые уже помогают родине, помогают крестьянам и рабочим, помогают бедным и голодным. Если вы заинтересованы, то отправляйтесь в провинциальный городок Риско, найдите там заброшенную церковь и прейдите туда в час ночи. Для убедительности протяните письмо вверх.

С уважением, писарь ордена Освободителей.

Еще около дня пути, и карета Лайда прибыла в форт номер семь. Погода успела испортиться, и суровый осенний дождь отбивал свою быструю мелодию о лужи и каменные стены. К карете тут же подбежал силуэт с дождевиком, «Генерал Лайд, пройдемте!» - добродушно говорил он, ведя песца за собой в форт. Разумеется, это был Сайман, оба командира изрядно вымокли в эту погоду. Сиамский кот добродушно проводил генерала в столовую, откуда тот, сытно поужинав, отправился в свой рабочий кабинет. На завтра было запланировано немало дел, армию нужно готовить к наступлению, но перед этим нужно отдохнуть за пережитые события. Постелив спальное место, песец уж начал раздеваться, но его потревожил стук в окно, будто птица, стараясь пролететь. Насторожившись, Лайд приоткрыл шторку. Конверт! Он будто живой терся и стукался о стекло, на нем читалось «Лайду Реяну». Генерал приоткрыл форточку, от чего вместе с осенней стужей в комнату влетело и письмецо. Он взял мокрый конверт, отряхнул, будто вымытую посуду, и сел за столик. Тот был непромокаем, хотя на ощупь все равно напоминал влажную тряпку. Чик, и песец мокрой лапой вынул заветное письмо.

- Здравствуй, Лайд Реян.

Я рад, что твоя миссия была выполнена успешно, я уже занялся вопросом поставок на фронт, опираясь на твои инструкции. Ты молодец, выполнил задание, но меня мучает один вопрос: зачем ты убил обоих? Смерть мадам Ришар не была обязательной, но и в ее слюне мы обнаружили яд. Да, мы направили своих руноков в поместье по этому вопросу, чтобы замести возможные следы. Мне не всегда ясно, как в тебе уживается рассудительный холод и жажда крови?

С уважением – лорд Готье.

Лайд вдохнул прохладный воздух, спокойно и звучно выдохнув. Его хвост скромно завилял, а сам он почесал пушистую щеку и взялся за перо.

- Здравствуйте, Лорд Готье.

Я крайне рад, что вы занялись вопросом Западного фронта, но более того в данный момент я заинтересован ответом на ваш вопрос. Да, я убил их обоих. В душе мне были противны оба, противен их паразитический образ жизни. Не каждый день удается избавить организм общества от паразита, что наживается на этом самом обществе, мог ли я упустить этот шанс? Откуда их богатство, этих лап без мозолей и с умом чуть ниже школьного? От рождения никто от них не держал сохи, молота, меча, мало кто из них видел жизнь простых руноков наяву, для них это лишь чернь, которой не повезло родиться в их роде. Я будто оглядываюсь на себя в прошлом, противного и незнающего о бедах общества, живущего с завязанными глазами. Я не поверю, что заработок их честен, а значит и участь им одна.

С уважением – Лайд Реян.

Пока песец писал это, он не обронил ни вздоха, ни жеста, ни намека на злобу или удовольствие. Холодное спокойствие при высказывании столь злостных слов. Лишь дописав это до точки и завернув в такой же магический конверт и бросив в форточку, песец успокоился и плюхнулся на кровать. Он и не замечал, что в порыве был одет лишь в нижнее белье. Тем и лучше, из порыва сразу в мир грез. Песец заснул быстро, отвернувшись к стене и укутавшись в теплое одеяло. Снились какие-то неразборчивые образы и легкий шепот, на утро это все забылось.

Со следующего дня началась его активная работа на посту главы армии. Песец лично занялся подготовкой боевых частей, кому, как не ему, известны пейзажи и обстановка Западного берега? Он уже был тут, быть может лет десять назад, может меньше, может больше. Лайд отлично запомнил эти равнины, полные оврагов и мелких ручьев. Запомнил эти деревушки, что будто сосновый бор растут прямо на вершинах холмов. Лайд обучал армию боям в густом, но голом лесу на границе с Берегом, обучал маскировке, тактике, передвижению. Как важный и дотошный начальник он ездил от форта к форту, туда-обратно по всему фронту, от гор на его восточной стороне до моря на западной. Песец спал в карете, пока та едет до пункта назначения, а остальное время, не смотря на время суток и погоду, готовил капитанов и отряды к боевым действиям. Ел на ходу, съедал похлебку по дороге от казармы до двора, а там уж без лишних слов командовал. Он будто часовщик, что идеально подгонял шестеренки друг к дружке, будто фермер, что готов был с линейкой замерять дневной рост ростков, будто актер, что жил не холодным рассудком, а душой, страстью, рвением! Писем генерал не получал, да и когда на них отвечать? Вон, новая поставка, скорее разгружайте, готовьтесь скорее! Я с вами пробегу эту дистанцию, и что, что ветер и дождь! Холод будто спадал, когда Лайд брался за дело. И день ото дня, ночь от ночи, он следил за фронтом, как за родным.

Время шло, текло рекою в столь напряженные будни. Деревья оголели, трава пожухла, звери начали уходить в спячку. Зима была уже на пороге. В очередной день, когда Лайду и его товарищам Скотту и Сайману удалось собраться вместе, они всей компанией сидели за столом. Комнату наполнял аромат сырости и духоты форта в сочетании со сладковатым ароматом чая. Из-за успешной подготовки командиров решили наградить, отправив на форт по мешочку заварки черного чая. Вот и сейчас на командирском столе стоит чайничек, испуская горячий пар и сладковатый аромат трав.

- Знаете, товарищи, - обратился Скотт, отпив горячий напиток из глиняной кружки – меня волнует вопрос. Почему мы воюем?

- Странный вопрос, - ответил Сайман – всем нам известно. После того, как барельский принц предательски… - начал кот, но был перебит.

- Предательски убил Далерийского принца, начались разборки, еще и король Барелии выпрыгнул в окно, его пост занял архимаг, а потом между нашими странами накалились отношения, бла-бла-бла, я это и сам помню. Вопрос в другом – воевать-то зачем? – Скотт недовольно нахмурился, устремив взгляд в стол. Ответить решился песец.

- Наверное, «потому что за нами правда» - сказал бы дружеский агитатор. Эта ситуация с принцами, где один другого убил, потом спокойно вернулся и был за это казнен, весьма темная. И до нее отношения между странами накалялись, в культурном, национальном плане. И Далерис, и Барелия подозревали друг друга в шпионаже, выведывании государственных тайн. Когда я был там, на севере, у нас вещали идею о враждебной шовинистической империи, что хочет сделать север очередной колонией. Когда я переехал сюда, то тут услышал, что северные земли – это сборище обиженных варваров, которые хотят вернуть себе территорию их былых границ, а также захватить еще и империю, как ближайшую ресурсную базу. Кто тут прав?

- Не знаю, кто тут прав, ну а мы-то тут при чем? Зачем воевать? Куда логичнее было бы обсудить этот конфликт за круглым столом, подписать перемирие, - задумчиво сказал Скотт, допивая чай.

- Хорошо жилось бы, будь бы так. Да что-то в твоем решении не то, от чего и не работает. А вот что – вопрос, - песец почесал за ухом, стряхнув слегка грязную шерсть, а после встал, взял свой чемодан и направился к выходу. «Работа не ждет» - сказал он.

Через пару дней был объявлен съезд армии, на котором Лайдом и другими командирами было решено – пора наступать. Все боевые части мобилизовались, каждый капитан знал свое дело. Батальоны один за другим принялись наступать, доставляя удары в самых неожиданных местах: слоны гор, морской берег, лесная пучина – везде врага заставали врасплох. От неожиданного наступления вражеские командиры поспешно решили бросить ближайшие подразделения, но предугадать такой ход было столь легко, что Далерийская армия уже знала меры против прибывшего врага. Тот отчаялся, завидев войско империи на поляне после леса, от чего было решено – бросить бригаду магов на устранение наступивших. Но к чему это, если империя и не хотела идти по равнинам? В портовый город Ниль пришло известие – массивные силы Далерис идут по берегу. Отчаянье охватило главнокомандующих барельских сил.

Лайд возглавлял поход на город, скача на своем дуэхорне впереди армии. Дело близилось к вечеру, алел розовый закат над водой… но песец заметил и другое. Отбывающие корабли. «Разумеется, враг решился покинуть город, отступив самым безопасным путем. Часть армии все равно уйдет по суше, там их и смогут перехватить силы Далерис» - думал Лайд, но его взор уловил иную деталь. Глаза широко раскрылись, зрачки сузились, а шерсть медленно начала подниматься – Небо охватил черный дым, поднимающийся со стороны Ниля. Стоило Армии пересечь очередной пригорок, как открылась полная картина: часть регионов Ниля охвачена пламенем, а из ворот за стены бегут мирные жители. Песец крепко ухватился за поводья, ускорив ход. Выцепив отряд, он вместе с ним рванул в охваченную пламенем морскую столицу. Из распахнутых ворот толпами бежали руноки, кто с вещами, кто нагишом, кто с пострадавшими. «В сторону, дайте проехать!» - кричал песец, прогоняя конницу на объятые пламенем улицы. Нос зачесался из-за горячего воздуха и едкого запаха, уши наполняли крики боли, треск огня. Маги воды, под началом песца, занялись активным тушением, солдатам было приказано помочь раненым и запертым в огне. Лайд мчал конницу вглубь города, прогоняя по всем горящим улицам! Он судорожно сжимал поводья, глотка болела от выкрикивания команд. Крики, стоны, кровь и пламя! Шерсть песца посерела из-за копоти, а он все мчал и мчал… Тушить тут, тушить там, помочь здесь, откапать тут! Взор бегал из стороны в сторону, ловя любое движение. На глазах Лайда начали наворачиваться слезы из-за едкого воздуха и его же слов: «Нельзя спасти всех, каким бы идеальным не был бы план», но как хотелось! На дорогу выбежал барелец, в форме и с обгоревшей шерстью. «Прр!» - вскрикнул генерал, затормозив перед незнакомцем. «Выслушайте меня! – с страхом в голосе начал тот – Я ослушался приказа, меня все равно ждет смерть, но я должен сказать! Командование установило в главной часовне, прямо наверху, магическую бомбу! По словам генерала она должна взорваться в течение часа, не иначе!» - Лайд хлестнул своего дуэхорна и помчался в центр города. Шерсть его медленно поднималась, мурлы задергались, а хвост обвил ногу.

Высокое здание церкви на главном холме. Серые стены, окруженные горящими зданиями. Ни души. Внутри уже догорали угли деревянной утвари, песец с товарищами смело ворвались в пустую обитель. С нацепленной на морду мокрой тряпкой, генерал помчался прямо на верхние этажи. Лапы хватались за холодные перекладины лестницы в быстрой спешке, метр первый, второй… Оказавшись наверху, песец увидел крупную сферу со старинными рунами. «Барельская, сложной конструкции» - осматриваясь думал он. Залез еще выше, начал отсоединять крупный колокол. Лязг! Громадина полетела вниз, раздавшись глухим металлическим ударом о пол храма. Тут же песец взял крепления и начал цеплять их к бомбе. Судорожно трясущиеся лапы не попадали, раз от раза генерал пробовал закрепить бомбу. Удача. Минуты возни, бомба готова к спуску. Солдаты взялись за веревки, бомба медленно двинулась к полу. Лайд же уже летел вниз по лестнице, обдумывая следующий ход. «Да кто ее остановит кроме меня?!». Он клыками порвал запястье, кровью начав выводить руны на бомбе. Треск огня напоминал тиканье часов, времени оставалось все меньше. «Куда ее, господин генерал?», «В подвал». Лапы крепко вцепились в руническую окантовку, солдаты потащили громадину к спуску. За песцом тянулся кровавый след, нос резал запах гари, а глаза мозолили загадочные надписи на машине смерти. Отряд дотащил бомбу до лестницы. «Осторожнее, рванет!» - выкрикнул Лайд, тут же закашлявшись. Солдаты понесли громадину по лестнице, в катакомбы. Та еле влезла в проход, генерал продолжал крепко держать ее.

- Солдаты, я хорошо знаю эту бомбу. Как только я ее опущу – она должна взорваться. Мне удалось отсрочить взрыв, теперь он не затронет весь город. Это огненная бомба, ее устанавливают на самых высоких точках. Она призвана разбросить пламя на большой радиус, да вот в подвале ей это не удастся. Заберите мою фуражку и покиньте церковь, это мой приказ, - скомандовал песец, самостоятельно толкая бомбу вглубь катакомб. Солдаты опешили, лишь один осмелился взять фуражку. Отдав честь, они поспешили покинуть здание, а Лайд же остался в темных катакомбах церкви. «Видимо, судьба не простила моих поступков, и искупить их смогу только смертью. Надеюсь, Лорд Готье продолжит наше дело, надеюсь, что солдаты спасут как можно жителей города. Достаточно ли глубоко я упрятал бомбу?». Душный воздух катакомб напоминал Лайду столь знакомую атмосферу форта. Каменные стены, тьма и сырость, того и глядишь, где-то за углом закашляет постовой. Но песец один, в закрытых катакомбах. Его лапы медленно и нерешительно отпустили руническую окантовку.

Очевидцы сообщили, что церковь взлетела на воздух, пострадали лишь окружающие здания. Город Ниль к утру удалось потушить окончательно, число жертв ограничилось парой тысяч, в сравнении с стотысячным населением. Пострадавших было много, очень много. Империю охватил наплыв беженцев. Уже на следующий день город было принято восстанавливать.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: https://vk.com/lemiriafПохожие рассказы:
Руслик Эрмайн aka Широ Окойо «Элиза, дочь куницы Эльза»
Туи Т. Сазерленд «Драконья сага 3:Скрытое королевство»
Yanurt «Заслуженный отряд Анфелум. г.1»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Заслуженный отряд Анфелум. г.2
Сообщение: