Redgerra
«Жребий»
Скачать
#NO YIFF #фантастика #волк #койот #разные виды #чакат

"Ашхаду ам ля нейвет илля Шехим. Ba ашхаду анна Неджессим да аб седжем ва рех херу герех!"

(Надпись, вырезанная над входом в пирамиду Древних.)



Часть первая.


ЖРЕБИЙ

Redgerra


- Все готово, Тэр... - произнес тихий голос за его спиной, и длинные острые уши мага чуть повернулись в ту сторону:

- Хорошо, Самак...

Высокий койот, одетый в обычную одежду мага - белую юбку и расшитый золотом наплечник, на котором спереди были закреплены амулеты, устало облокотился на заваленный пергаментами и памятными кристаллами стол. С трудом выпрямив затекшую спину, Тэр потер веки подушечками когтистых пальцев, и обернувшись, обвел взглядом главный зал храма. Да, похоже, все уже действительно готово к предстоящему ритуалу: саркофаг из пирамиды Древних установлен, все необходимые для ритуала амулеты разложены рядом...

Он снова повернулся к столу, и его взгляд остановился на стоящей среди беспорядка на столе изящной алебастровой статуэтке: - юная самка вида северных койотов, - так называемых "волков", - игриво обнимала поднявшегося на задние лапы льва.

Уши Тэра прижались к голове, и протянув к статуэтке лапу, он осторожно провел когтем по линиям мордочки волки...

По чёрному меху морды мага скатилась слеза: он слишком хорошо знал этих двух существ, - а также то, что вскоре они должны будут умереть, дабы спасти жителей этой страны... а возможно, и всего остального мира. Это были его дочь Шанти, и ее друг-лев...

Он закрыл глаза, и перед мысленным взором койота промелькнули картины предшествующих этому дню страшных событий...


***


Смерть вырвалась на свободу три месяца назад, когда во время прокладки очередного оросительного канала рабочие наткнулись на засыпанную песком пирамиду Древних...

Как и положено в таких случаях, они вызвали мага, чтобы тот провел обряд очищения и убрал ловушки, на которые Древние были большие мастера. Теперь уже невозможно узнать, - был ли он недостаточно внимателен, или же ему просто не хватило сил и умения, - но то, что было скрыто в этой усыпальнице, вырвалось из нее.

Пять сотен рабочих-шакалов умерли почти мгновенно...

Как рассказали двое уцелевших, - они везли воду для рабочих, и на свое счастье были еще далеко, но уже хорошо видели место работ, - над пустыней поднялась туманная туча, которая сразу же осела, накрыв всех, кто был поблизости. Водовозы видели, как рабочие падали, извиваясь в конвульсиях, как мех с их тел клочьями осыпался на песок, - а следом за ним с костей несчастных сползала и плоть...

Охваченные смертельным ужасом двое шакалов смотрели как пустыня покрывается сотнями скелетов, а поглотившая плоть живых существ темная туча расползается, увеличивается...

Зрелище приближающегося темного потока заставило их очнуться, и неистово нахлестывая верблюдов, они помчались назад - подальше от этого страшного места...

Когда ужасную весть доставили в ближайшее селение, в столицу немедленно было отправлено сообщение о случившемся, и уже через час три дежурных мага и их помощники перенеслись к месту происшествия.


Появившись неподалеку от недокопанного канала, они поднялись на высокий бархан, и принялись изучать темную пелену, растекшуюся по песку почти правильным кругом, в центре которого в раскопе виднелась верхушка черной пирамиды...

Через некоторое время самый опытный из них удивленно поднял брови, и повернулся к своим партнерам - чтобы увидеть в их взглядах такое же недоумение. Эта туча никак не фиксировалась в магическом поле, и абсолютно не реагировала на зондирование. Складывалось такое впечатление, что ее можно просто видеть невооруженным взглядом...

Посовещавшись, трое высоких койотов одинаковым жестом подняли правые лапы - и три ярких даже в свете полуденного солнца файербола метнулись к туче. Они вошли в нее, и, ударившись о песок, взорвались яркими вспышками.

Неподвижный туман никак не отреагировал на это. Он лишь на мгновение заклубился над местами взрывов - и сразу же успокоился.

Еще раз прощупав темную пелену всеми имеющимися у них средствами, которыми это можно было сделать на расстоянии, и не получив никаких результатов, маги решили приблизиться к ней вплотную. Дав указание помощникам фиксировать все происходящее на памятные кристаллы, койоты решительно направились вниз...

С вершины холма пятерым псам было хорошо видно, как маги осторожно приблизились к самому краю темного пятна. Мех на их телах чуть шевелился, а по концам самых длинных шерстинок то и дело пробегали крохотные искорки - это работала магическая защита...

Старший из магов подошел вплотную, и, протянув лапу, осторожно погрузил ее в темный туман. Никакой реакции. Сделав шаг вперед, он вошел в него, и замер, пытаясь определить, что же это такое...

Два других койота оставались на месте, наблюдая за ним, и поддерживая канал подпитки магической защиты на случай, если ему понадобится усилить защитное поле. Сквозь мглу им было видно, как более темный силуэт сделал еще несколько шагов, и наклонился над чем-то белым - вероятно, скелетом одного из несчастных рабочих...

И через мгновение оставшиеся на холме псы дружно взвизгнули; все туманное пятно внезапно заклубилось, дернулось, - и накрыло маленькие фигурки магов!

В глубине клубящейся мглы вспыхнули три комка радужного огня - это защитное поле отражало атаку смертоносного тумана.

Затаив дыхание, помощники магов следили за борьбой. Они знали, что даже без подпитки извне защитное магическое поле может защищать мага больше часа, даже в том случае, если он спустится в кратер действующего вулкана. К тому же, если случится что-то уж совсем непредвиденное, маг всегда может мгновенно перенестись на расстояние десятка лиг от опасного места...

Темная мгла продолжала клубиться, собираясь в огромный ком. Его стороны выравнивались, становились все более плоскими - и через минуту перед пораженными псами возвышалась огромная туманная пирамида, в центре основания которой едва заметно мерцали три яркие точки...

Мерцали?!

Старший из псов встревожено вытянулся, глядя на эти дрожащие огоньки. Может, это просто так кажется из-за этого тумана? Защитное поле начинало мерцать только в случае почти полного истощения - но чтобы истощиться за такое короткое время, оно должно было противодействовать просто немыслимым силам! Не может быть... неужели этот туман... но тогда почему они не переносятся?!

Словно в ответ на этот мысленный вопрос, огни почти одновременно сорвались с места, и ринулись в разные стороны к граням пирамиды. Старший помощник не верил своим глазам: - чтобы ТАК замедлить скорость переноса, сопротивление среды должно быть невероятным! Даже при переносе сквозь камень скорость падает всего на четверть от максимально возможной! А в следующее мгновение пес оцепенел от страха и непонимания; клубки огня, которые были закутанными в защитные энергетические оболочки магами, достигли поверхностей граней пирамиды из тумана - и отразились от них!! Словно обессилев, они начали медленно опускаться вниз, погружаясь в туман и быстро тускнея...

Пес нечленораздельно взвыл от бессилия, и оглянулся на остальных - но они ничем не могли помочь явно погибающим магам, и им оставалось только смотреть на их гибель, стискивая зубы и поскуливая от отчаяния...

Старший помощник оглянулся на друзу памятных кристаллов; закрепленная на откидывающейся крышке своего хранилища, она смотрела острыми концами кристаллов аметиста в сторону возвышающейся впереди полупрозрачного дымного облака, бесстрастно фиксируя все подробности происходящего...

А в следующее мгновение в основании пирамиды полыхнула ослепительная даже сквозь толщу тумана вспышка: - и пес понял, что все кончено. Маги погибли - и эта вспышка была неконтролируемым всплеском высвободившейся из амулетов энергии, которую больше не сдерживало их тренированное сознание...

Пес закрыл глаза, - но услышав пронзительный взвизг ужаса остальных, поспешно открыл их, - только чтобы успеть увидеть рушащиеся на них громаду туманной пирамиды...

Волна клубящейся мглы раскатилась далеко в стороны, накрыв все близлежащие холмы - и тот, на котором выли от предсмертного ужаса пятеро псов...


Когда волна схлынула, на песке у коробки с памятными кристаллами остались лежать только белые скелеты, разевавшие зубастые челюсти в беззвучном вопле...



***


Вызванное одновременной гибелью трех магов сотрясение магического поля ощутили все, кто владел этим искусством. Это было неслыханным событием, - вот уже сотни лет страна Хена не имела армии как таковой, - но ни один враг не осмеливался пересечь ее границы. Все знали о могуществе ее высших магов, каждый из которых в одиночку мог легко уничтожить тысячную армию. И смерть сразу трех была невероятным, немыслимым событием!

В столице немедленно собрался консилиум высших магов страны. Посовещавшись, они приняли решение как можно скорее разобраться, с чем они имеют дело, и чем грозит это явление их стране.

Захватив с собой самые мощные защитные амулеты, четверо койотов переместились к месту трагедии...


Холм, на котором стояла коробка с памятными кристаллами, был теперь окружен целым озером серого тумана...

Воздух над вершиной холма завихрился, потемнел, - и на песке появились четыре высоких фигуры, окутанные потрескивающим сиянием магического поля высшего уровня защиты. Некоторое время маги стояли не двигаясь с места, осматриваясь и исследуя местность всем арсеналом имеющихся у них магических средств. Все было спокойно - никакой активности в поле магии...

Пока трое рассматривали темный туман, четвертый шагнул вперед, и наклонился над скелетом одного из шакалов. Не прикасаясь, он внимательно изучал его, потом протянул лапы, и поднял череп...

Предостерегающий возглас заставил койота поднять голову. Поверхность туманного озера заволновалась, по ней побежали волны, становясь все выше по мере приближения к холму...

Один из койотов бросился к коробке с кристаллами, схватил ее, и метнулся назад, потянув за собой мага, застывшего на месте с черепом в лапах. Через мгновение, когда огромная кольцевая волна уже нависала над холмом, воздух вокруг магов снова потемнел, - и они исчезли, мгновенно перенесясь за десятки лиг отсюда...

Волна тумана обрушилась на холм, подняв в небо всплеск, словно она действительно состояла из воды, и медленно осев, успокоилась, снова превратившись в неподвижное серое озеро...


Консилиум магов внимательно изучил данные, записанные памятными кристаллами. Кроме изображения, на них было много и других параметров - но всех поразило то, что даже в момент гибели магов не было отмечено никакой магической активности серого облака! Оно легко уничтожило их, при этом само не обладая магией! Это просто не укладывалось в сознании...

Оказавшийся в распоряжении консилиума череп одного из помощников погибших магов также был тщательно изучен. В ходе исследования выяснилось, что на нем не осталось ни малейших остатков клеточной ткани. Он был словно тщательно промыт раствором какой-то кислоты, которая, однако, совершенно не затронула костную ткань...

Маги были в растерянности: серое облако явно было делом лап Древних, но до сих пор никто и нигде не встречал упоминаний о подобном явлении...

В конце концов было решено провести тщательные поиски в архивах, а на границах туманного озера поставить извещатели - на тот случай, если оно вдруг начнет перемещаться, что было не исключено: при просмотре записи было хорошо видно, что после гибели магов туманное облако заметно увеличилось в объеме. Объяснению этому пока не нашли, хотя было похоже на то, что оно поглотило их магическую энергию. Но тогда почему все данные исследований упорно показывали полное отсутствие в туче магической энергии?

Было от чего придти в замешательство...


Прошла всего неделя, - и магическое поле снова вздрогнуло: - погиб еще один маг! Переместившийся по вектору сигнала дежурный почти сразу же вернулся со страшным известием: - небольшого городка Зайе больше не было! На его месте стояло неподвижное озеро серого тумана...

Срочно собравшемуся консилиуму сообщили неприятную новость: городок уничтожила та самая туча. Она переместилась на несколько десятков лиг, - а извещатели никак не отреагировали на ее исчезновение. Дело принимало очень неприятный оборот: если не удастся справиться с вырвавшимся на свободу оружием Древних, через некоторое время оно может уничтожить все живое на этой земле!

Была предпринята еще одна попытка уничтожить тучу. Сразу десять высших магов обрушили на неё все, что имелось в их арсенале, - но туманное облако просто поглотило всю эту энергию, только увеличившись в размерах, - и койоты едва успели унести лапы...

Все силы были брошены на поиски информации о чем-то подобном, возможно случавшемся в древние времена - и наконец появилась зацепка...


Первым шагом стало изучение пирамиды, из которой появилась туча. Она была поднята из песка, перенесена в отдаленное место, и тщательно исследована. Как и ожидалось, это был артефакт Древних. За долгую историю Хены было найдено бесчисленное количество таких предметов - от совершенно безобидных, и даже забавных, до чрезвычайно опасных...

Собственно говоря, все та сила, которой владели высшие маги, как раз и основывалась на управлении силами природы с помощью древних артефактов, управлением которыми они сумели овладеть. Большинство из них управлялись мысленно, что было удобно - но запомнить последовательность ментальных импульсов было довольно сложно, поэтому в ходу был способ вербальных формул-заклинаний, произносимых вслух, и сопровождающихся при этом нужным набором ментальных импульсов. Многие артефакты использовали жизненную энергию того, кто ими пользовался, что иногда приводило к его смерти. Причина, по которой Древние предпочитали такой способ подпитки своих амулетов, так и осталась невыясненной. Возможно, они обладали совсем иным уровнем энергетики - намного более высоким, чем у их далеких потомков?

Немногие сохранившиеся изображения Древних показывали их высокими существами без хвостов, с почти безмордыми круглыми головами. Мех у них был только на головах, зубы плоскими, клыков не было совсем, а на лапах - только тупые бесполезные когти...

Многие ученые сомневались, что современный народ, - ррашты, - является потомком этих так мало похожих на них существ. Но никаких фактов о существовании другой разумной расы Древних, - с мехом, хвостами, и зубастыми мордами обнаружено не было. Не стоило же принимать всерьез утверждения некоторых исследователей в том, что предками рраштов являются отдаленно похожие на него дикие животные, или те, которых Древние держали как домашних любимцев!


Сама пирамида представляла собой просто контейнер из почти неподвластного времени материала Древних, внутри которой находился саркофаг, назначение которого пока было непонятно. Одно было ясно: именно в нем находилось то, что, вырвавшись на свободу, уничтожило уже более тысячи рраштов...

Убедившись в относительной безопасности артефакта, группа магов приступила к его тщательному исследованию. Нужно было спешить - никто не мог предсказать, куда переместится облако смертоносного тумана, и сколько жителей Хены умрут ужасной смертью...

Они действовали неторопливо и осторожно, используя накопленный их предшественниками опыт, - и через несколько дней начала вырисовываться картина зловещего замысла того, кто создал эту вещь...

Саркофаг представлял собой артефакт, предназначенный для высвобождения жизненной энергии помещенного в него живой ткани, и преобразования ее в облако тумана, в дальнейшем существующего и увеличивающегося за счет поглощения ее из других существ. Судя по всему, тот, кто создал этот ужас, был способен им управлять, - но теперь никто не смог бы подобрать ментальный код как минимум третьего уровня сложности: на это ушло бы не меньше пяти лет беспрерывной работы всех магов страны...

Уничтожить облако им тоже было не под силу - оно поглощало все виды магической энергии, только увеличиваясь за счет деления своих полуматериальных частиц. Как было выяснено, "сырьем" для его изготовления послужили скорпионы; похоже, ими просто заполнили саркофаг доверху, после чего запустили процесс преобразования...

Маги содрогнулись от омерзения, когда поняли, что этот артефакт также сохранял и сознание существа, если оно было помещено в саркофаг живым, - и переносил его в "сознание" смертельного облака...


Через несколько дней туча оставила заваленные скелетами улочки Зайе, и перенеслась к другому городку, где тоже не выжил никто...


Во всех хранилищах информации страны лихорадочно просматривались груды старых пергаментов и наиболее древних памятных кристаллов, в надежде обнаружить хоть какое-то упоминание о подобном явлении...

И наконец поиски увенчались успехом: было найдено упоминание о "туче смерти", которую использовали в битве Древние. Самым ценным фактом было то, что противник сумел уничтожить тучу - выпустив против нее свою собственную.

Решение было найдено...


***


Тэр устало открыл глаза, и вздохнул. Пора было начинать...

Койот еще раз просмотрел записанный на большом листе папируса порядок действий. Суть процесса была довольно простой - маги не раз применяли его в тех случаях, когда им попадались артефакты, на которые Древними были наложены защитные заклинания-пароли. Не зная нужной комбинации ментальных импульсов, такие предметы не удавалось заставить работать. Но со временем способ все же был найден; защиту просто перегружали хаотическим потоком жизненной энергии, направляемым мыслью мага. Для его получения использовали животных - желательно молодых и сильных. Энергия буквально высасывалась из их тела при помощи особых амулетов, и маг направлял её на тот, на котором требовалось разрушить защиту. Овладевших этим умением магов в стране было немного, и они очень ценились - ведь, как правило, защитные заклинания Древние ставили на особо ценные и мощные артефакты. Эта работа считалась очень опасной; были нередки случаи, когда артефакты самоуничтожались, и высвободившаяся энергия разрушала все вокруг...

Именно поэтому было решено провести ритуал в древнем храме Дэхаб-Рэв, который на многие лиги был окружен пустыней, в которой не было больших селений, а немногочисленных жителей маленьких вывезли.

Саркофаг из пирамиды представлял собой энергопреобразующий артефакт доселе невиданной мощности, и в случае разрушения выплеснувшаяся из него энергия могла причинить колоссальные разрушения, - но другой возможности уничтожить смертельное облако скорее всего просто не существовало...

К тому же исследовавшие его маги в один голос заявляли, что даже если все получится, у них будет только одна попытка - после взлома защитных заклинаний такого уровня артефакт скорее всего больше не удастся заставить работать...

- Отец...

Тэр вздрогнул: погруженный в свои мысли, он не услышал шагов. Обернувшись, койот увидел свою дочь...


Шанти не была ему родной дочерью: десять лет назад он купил ее у работорговцев с севера. Тогда, прогуливаясь по рынку, он увидел маленькую волку, и наметанным глазом определил в ней явные признаки мага. К тому же самочка была довольно симпатичной: у нее были правильные черты мордочки, и несмотря на несколько более массивное строение тела, присущее северным народам, черный, а не серый мех - как и у большинства койотов.

Он отвел ее домой, и после нескольких недель обучения языку, правилам поведения, и другим необходимым вещам, начал учить ее магии, рассчитывая получить в ее лице хорошего помощника.

Самочка схватывала все буквально на лету, и через пару месяцев Тэр с удивлением поймал себя на том, что относится к ней скорее как к дочери, чем ученику. Он не стал противиться этому чувству, и через время почти никто из знакомых мага уже и не помнил, что Шанти, - так звали волку, - не его родная дочь. Но хотя он помнил это, его сердце все равно разрывалось от тоски и отчаяния...


- Шанти, доченька... - с трудом сдерживая слезы, койот обнял самочку. Его сердце снова сжалось, когда он подумал о том, что меньше чем через час она будет мертва... и даже больше чем мертва...

Поглаживая ее по спине, койот прижал к себе волку, ощущая дрожь ее тела - ведь она знала, что ее ждет...


После того, как маги в общих чертах разобрались с устройством древнего оружия, встал вопрос, как создать такое облако, которое не стало бы уничтожать все живое вокруг, а уничтожило бы именно другое облако, после чего прекратило бы свое существование? И после долгих размышлений пришли к простому, но при этом ужасному выводу: для создания такого облака в саркофаг должно лечь живое разумное существо, - желательно обладающее способностью к магии, - и даже после превращения в тучу мельчайших частиц имеющее своей целью уничтожение другой такой тучи...

Нельзя сказать, что добровольцев не было - их было даже слишком много. После объявления выводов консилиума магов всему населению страны, многие ррашты поспешили уехать за пределы ее границ - но еще больше было тех, кто понимал, что если смертельная туча продолжит свое дело, не спасется никто и нигде...

Консилиум принял нелегкий выбор: тем, кто был готов на это, и подходил по своим способностям, было предложено тянуть жребий.

И его вытянула Шанти...


Когда это случилось, Тэр, который уже вытянул из большого кувшина свой камешек, - белый, что означало "нет", - буквально оцепенел, глядя на Шанти, сжимающую в пальцах черный камешек...

Ее ноги задрожали, но, глубоко вздохнув, она подняла свой жребий над головой, чтобы его увидели все. И три сотни магов, каждый из которых пришел сегодня в Главный Зал консилиума, будучи готовым к тому, что выбор падет на него, встали, и склонили головы в знак скорби и почтения. Только Тэр продолжал сидеть, - и стройная фигурка волки, стоящей посреди зала с поднятой вверх лапой, дрожала и расплывалась в его глазах...


Итак, решение было принято.

Шанти держалась мужественно, и уже на следующий день сделала неожиданное, но сулившее больше шансов на успех предложение. Она предложила вместе с ней положить в саркофаг и ее друга и любимца - льва Рэсса. Многие жители Хены держали у себя дома этих красивых и сильных животных. Благодаря несложному магическому воздействию, сознания хозяина и льва связывались между собой ментальной связью, и зверь становился его преданным другом и защитником. При желании хозяин мог видеть то, что видел его питомец, и отдавать ему мысленные команды. Это не было подчинением - это было слиянием двух сознаний; лев не стал бы причинять вред своему владельцу потому же, почему не стал бы кусать собственную лапу...

Шанти очень любила Рэсса, и, пользуясь своими умениями, усилила, и развила их связь. Как она объяснила внимательно выслушавшим ее магам, благодаря жизненной энергии Рэсса она станет намного сильнее, а их контакт поможет ей напрямую управлять этой энергией. Обдумав ее предложение, консилиум не стал возражать...


Тэр поглаживал дочь по спине, не желая ее отпускать.

- Шанти... я так не хочу терять тебя... - прошептали его губы.

Уши волки вздрогнули, и прижались к её голове:

- Я знаю, отец... - Шанти уткнулась мордочкой а его грудь, и всхлипнула. - Мне сейчас так страшно... - она еще крепче обняла койота, прижимаясь к нему всем телом. - Но это надо сделать... - Она подняла голову, и улыбнулась сквозь слезы, глядя на своего названного отца. - И я сделаю это, отец... ты будешь гордиться мной!

Тэр только еще крепче обнял волку, страстно желая сейчас только одного: пусть бы лучше он был тем, кто должен был вытянуть черный камень! Но теперь ему оставалось только смириться с решением судьбы...

- Да, доченька, я в тебя верю! - ответил он, ласково вытирая мокрые дорожки с ее мордочки, - ты обязательно справишься! - Он улыбнулся, поглаживая ее уши, - и тебе ведь будет помогать Рэсс!

Волка тоже улыбнулась, закрыв глаза, и впитывая эту ласку - скорее всего последнюю, которую она сможет почувствовать...

- Да, он мне поможет... - она прижималась к койоту, вдыхая его запах, ощущая тепло его тела, слыша его голос и звук биения его сердца. Так многое из того, что почти не замечаешь в обычной жизни, воспринимается болезненно-остро в последние минуты перед смертью...

В зал вошли пять высших магов и их помощники, - это были те, кто должны были провести ритуал. Следом за ними появился огромный лев. Неслышно ступая, он подошел к волке, и потерся головой о ее бедро.

Шанти открыла глаза, и оглянулась:

- Рэсс!

Большой кот гулко мурлыкнул, и лизнул лапу волки.

Шанти подняла взгляд на Тэра:

- Мне пора...

Койот сжал лапами ее мордочку, и несколько секунд молча смотрел в темно-коричневые глаза дочери.

- Прощай, доченька... - он закрыл глаза, и резко тряхнул головой. - НЕТ!! До встречи!

Шанти слегка улыбнулась:

- Ты же не веришь в жизнь после смерти?

Тэр серьезно взглянул на нее:

- Ради надежды на встречу с тобой я готов верить во что угодно!

Он снова обнял дочь, а потом решительно разжал объятия:

- Иди! Спаси народ рраштов!

- До встречи, отец... - тихо сказала волка, и в сопровождении льва направилась к саркофагу.

Окружившие его маги расступились, почтительно глядя на тех, кто сейчас должен будет умереть ради того, чтобы другие могли жить...

Они понимали, что у них самих тоже немного шансов выжить: если что-то пойдет не так, и артефакт самоуничтожится - на десятки, а то и сотни лиг вокруг не останется ничего живого...


Шанти переступила край саркофага. Он был невысоким, но довольно широким - вполне достаточно места для нее и льва, который тут же запрыгнул следом за ней.

Последний раз окинув взглядом мрачный зал древнего храма, сложенного в незапамятные времена из ничем не украшенных глыб черного базальта, волка взглянула на своего отца.

Тэр стоял у столика с разложенными на нем амулетами, и не мигая смотрел на нее, взглядом еще раз прощаясь с дочерью - он был готов начать ритуал...

Шанти ничего не сказала; только слабая ободряющая улыбка скользнула по ее губам, и глубоко вздохнув, она опустилась в саркофаг, ложась на спину. Её левая лапа охватила шею Ресса, который уже лежал на животе, а правая судорожно сжалась в кулак на груди...

Волка закрыла глаза:

- Я готова... - тихо сказала она.

В ответ стоявшие до этого неподвижно маги задвигались, расставляя амулеты на нужные места. Беззвучная суета продолжалась несколько секунд, после чего главный помощник вопросительно взглянул на Тэра.

Высокий койот еще несколько мгновений смотрел на юную самку, пальцы левой лапы которой ласкали гриву довольно урчащего льва, - и наконец, закрыв глаза, молча кивнул. Самак привел в действие первый амулет - и ритуал начался...

Из верхних краев стенок саркофага беззвучно выдвинулись створки, закрыв лежащих в нем от взглядов окружающих. Амулет за амулетом приводились в действие по тщательно разработанному плану, и вскоре воздух в зале начал тихонько звенеть от наполнивших его потоков энергии...


Тэр внимательно следил за поведением магического поля. Сейчас он не был отцом - он был магом, задачей которого было спасти свою страну. Пока все шло по плану: защитные заклинания постепенно и осторожно перегружались потоками энергии, а маги были готовы перехватить управление артефактом сразу, как только защита рухнет...

В воздухе зазвучала высокая нота, от которой у всех присутствующих заныли зубы: защитные заклинания сопротивлялись из последних сил, и маги напряглись - сейчас все должно было решиться...

Через мгновение раздался резкий хлопок, - и амулет на столике Тэра засиял ярким зеленым светом: - защита рухнула!

Снова мгновение беззвучной суеты - маги торопливо разбирались в управлении артефактом. Как и ожидалось, это была знакомая схема поглотителя энергии, - но огромной мощности, и объединенного с преобразователем ее в ту самую тучу энергетических частиц...

Когтистые пальцы койотов стремительно двигались - многие мощные амулеты требовали ручного управления. Проходили минута за минутой, - и схема действия артефакта становилась все понятнее. Вскоре можно было приступить к попытке превратить тела лежащих в саркофаге существ в нечто почти неосязаемое, - но при этом должное сохранить их сущность и разум...


Тэр поднял взгляд от своих амулетов, и взглянул на саркофаг.

Шанти...

Что она чувствует сейчас, в последние мгновения своей жизни? Нет... он не должен сейчас думать об этом...

Койот до боли сжал зубы, и подал остальным сигнал начинать.

Зал наполнил тихий гул, и Тэру на мгновение показалось, что очертания саркофага смазались, поплыли...

Но, скорее всего это только показалось - судя по показаниям амулетов, артефакт работал нормально. По расчетам магов преобразование тел в состоящую из частиц энергии тучу должно было занять около пяти минут.


Время тянулось ужасающе медленно...

Тэр не мог устоять на месте. Он подошел к тихо гудящему саркофагу, и неподвижным взглядом уставился в серую поверхность его крышки. Сейчас под ней тела его дочери и льва превращаются в обладающий разумом туман... а что, если их расчеты и предположения были неправильными? Что если разум Шанти не сохранится, и из саркофага появится еще одна туча убийственного тумана, которая тоже начнет уничтожать все живое?

Койот скрипнул зубами, и устало закрыл глаза. Нет... они не могли ошибиться - но один вопрос все равно оставался нерешенным - даже если все получится, и враждебная туча будет уничтожена... что с Шанти будет потом? В обрывке древней легенды не было ничего сказано о том, что же дальше случилось с тем облаком, которое уничтожило вражеское. Возможно оно вернулось в саркофаг? Если так... а вдруг им удастся вернуть Шанти прежний вид?!

В сердце Тэра вспыхнул огонек надежды. Если есть хоть малейший шанс на это, он сделает все, чтобы вернуть свою девочку!


Низкий гул внезапно стих, и в зале воцарилась тишина - ритуал завершился...

Койот вернулся на свое место, и мгновение поколебавшись, дал сигнал открыть саркофаг. Створки послушно скользнул в боковые стенки - и в зале воцарилась полутьма - туман вырвался на свободу!

Все оцепенели в ожидании - если в нем нет сознания волки, через мгновение они будут мертвы...

Тэр закрыл глаза, и изо всех сил напрягая свои ментальные способности мага, позвал:

"ШАНТИ!!"

И через мгновение его сердце бешено заколотилось; он услышал ответ! Нет, не услышал - ощутил всем телом! Шанти была рядом, вокруг него, в его сознании - ВЕЗДЕ! Койот почувствовал прикосновение ласковых лап, пробежавших по его спине, шее... невидимый нос прикоснулся к его, - и Тэр улыбнулся сквозь слезы, - его дочь ЖИВА!!

И здесь же был ее лев: - Тэр ощущал его радость освобождения из темного ящика, любовь к своей хозяйке-подруге. Простое сознание Рэсса не смутило его теперешнее необычное состояние - он по-прежнему был тем же игривым существом, как и прежде.

"Доченька..." - мысленно произнес Тэр, и почувствовал ее внимание. - "Я так рад, что ты жива! У меня есть надежда вернуть тебе прежний облик после того, как ты справишься с скорпионовой тучей. Будь осторожна, прошу тебя! Тебе придется самой найти способ справиться с ней. Вспомни все, чему я тебя учил, и... и постарайся остаться живой!"

Он снова ощутил ее ласковое прикосновение ментальных лап к своему сознанию, и так же мысленно потянувшись к ней, ответил на ласку...

В его душе словно зазвенел тихий смех, и он улыбнулся:

"Иди, доченька! Теперь вся надежда только на тебя!"


Тэр открыл глаза. Несколько мгновений он ничего не видел, но потом туман начал стремительно редеть, уносясь в сторону выхода. Койот оглянулся по сторонам. Остальные маги стояли на своих местах - одни с открытыми глазами, другие с закрытыми...

- У нас все получилось! - негромко произнес Тэр, и все посмотрели на него. - Теперь нам остается только ждать и молиться...

Откуда-то снаружи донесся словно раскат грома, - и храм вздрогнул. Маги встревожено переглянулись, и поспешили к выходу, на ходу окутываясь потрескивающим сиянием защитных полей...

Выскочив из храма, Тэр на мгновение прикрыл ослепленные ярким солнцем глаза. Снова прогремел раскатистый грохот - и взглянув в ту сторону, маг увидел огромную яростно клубящуюся тучу, которая стремительно перекатывалась по пустыне. На мгновение туча распалась на две - и одна часть была больше. Через мгновение они ринулись друг на друга - и воздух сотряс новый громовой удар, заставивший всех прижать уши.

- Это скорпионовая туча и Шанти! - воскликнул один из магов. - Но какая из них кто?

- Скорее всего та, что больше - это скорпионы... - обеспокоено ответил Тэр, вглядываясь в клубы серого тумана...

У него мелькнула мысль, что скорее всего смертоносную тучу привлекла сюда именно выделившаяся при включении саркофага энергия, - но через мгновение уже забыл об этом, поглощенный зрелищем поединка энергетических сущностей...

Две тучи вели себя удивительно похоже на живых существ. Они кружили, выжидая момент для атаки, а потом из них вырывались длинные потоки тумана, похожие то на львиные лапы, то на клешни скорпионов...

При их столкновении раздавался громовой удар; земля вздрагивала, а по тучам пробегали похожие на молнии ослепительные разряды.

- Самак! - Тэр повернулся к помощнику, у которого были амулеты, предназначенные для определения и измерения потоков магической энергии. - Ты можешь определить, что там происходит? Как именно они сражаются?

- Сейчас... - маг закрыл глаза, сосредоточился, и провел пальцами по висевшим на его груди амулетам. - Они создают перепады мощности и полярности магического поля между теми выбросами, - и очень быстро. Происходят пробои, - и оказавшиеся на пути потоков плазмы частицы тучи уничтожаются...

- Но ведь у тучи огромный объем! - возразил Тэр, - таким образом они могут сражаться месяцами, потеряв лишь ничтожную долю своей массы!

- Не совсем так, - ответил Самак, быстро двигая пальцами по амулетам. - В момент пробоя образуется мощный всплеск М-поля, - а защитное поле срабатывает на порядок медленнее. Те частицы, что попадают в этот всплеск, становятся неактивными, - как бы омертвевшими, - но остаются в туче.

- Тогда как ты считаешь - что должна делать Шанти, чтобы победить? - спросил Тэр, не сводя взгляда с битвы вдали.

- Ну, я бы предложил...


Тэр вскрикнул.


Часть скорпионовой тучи взвилась вверх, - совсем как атакующий хвост скорпиона, - и вонзилась в тучу-Шанти!!

Ярчайшая вспышка ослепила магов, - а через мгновение их просто смело, отшвырнув назад словно кустики верблюжьей колючки. Неимоверный грохот оглушил койотов несмотря на действие их защитных полей, - но всё же они остались живы.

Растирая лапами звенящие уши, Тэр с трудом поднялся на ноги...

Плавающие перед его глазами темные пятна постепенно рассеивались; яркость вспышки была значительно ослаблена частично рассеявшим, а частично отразившей ее пленкой магического поля. Протерев слезящиеся глаза, койот наконец разглядеть вдали поднимающийся в небо огромный столб дыма в виде гриба.

- Тэр!! - словно сквозь вату услышал он возглас Самака. - Это выброс энергии, сопровождающий слияние частиц материи! Древние использовали его как оружие!

Сознание койота пронзила мысль: Шанти!!! Он до боли в глазах вглядывался вперед, но в клубах песка, пыли и дыма невозможно было что-либо разглядеть.

- Шанти... - прошептал Тэр, - неужели...

Из клубящейся впереди рыжей стены песчаной пыли словно вылился поток темного полупрозрачного тумана. Он стремительно несся вперед, и уже через мгновение накрыл группку замерших от неожиданности койотов...

Кто это?! Шанти - или скорпионы?!

Но уже через мгновение Тэр с неимоверной радостью и облегчением ощутил присутствие своей дочери. Ее ментальное поле было встревоженным, а Рэсса так и вовсе потрясенным - лев явно не на шутку перепугался.

- Шанти, ты слышишь меня?! - вслух воскликнул койот, забыв о ментальном усилии, - но ощутив волну внимания, понял, что она все равно "слышит" его. - Ты сильно пострадала?

Волка не могла ответить прямо, но каким-то внутренним ощущением Тэр понял, что ей серьезно досталось, но у нее еще много "сил".

- Послушай, доченька! - заторопился койот. - Чтобы сделать это, скорпионам пришлось потратить немало энергии и собственной массы, - и наверняка они тоже пострадали от этого выброса энергии! Ты можешь проделать то же самое, но у тебя есть большое преимущество, - твой ум и сила Рэсса, которой ты можешь управлять!

Тэр продолжал ощущать внимание дочери, и то, как лев постепенно успокаивается, и, казалось, тоже прислушивается к его словам.

- Я думаю, - продолжал койот, - если такой выброс энергии сделать внутри тучи, то она не сможет создать достаточно мощные защитные поля внутри себя, - это разорвет ее на части, - а во время сражения это скорее всего ослабит ее. Воспользуйся энергией и ловкостью Рэсса!

Шанти внимательно "слушала" отца. На мгновение он ощутил вспышку ее беспокойства, и то, что она "оглянулась" назад.

- Да-да, я понимаю, что скорпионы сейчас очухаются, и снова нападут, - но не волнуйся за меня, - я перенесусь в сторону вместе с остальными. И ты ведь поняла, как сделать то, что сделали скорпионы? - Получив "кивок" согласия, Тэр облегченно вздохнул:

- Очень хорошо, девочка моя. Ты всегда все хватала на лету! - он "услышал" ласковое "урчание", и улыбнулся:

- Ладно-ладно... но побереги себя, и тогда мы все вернемся в наш дом, и все снова будет хорошо...

Койот очень надеялся на то, что им удастся провести обратное преобразование. Пусть на это уйдут годы - но он найдет способ сделать это...

Тревожный возглас одного из магов заставил его повернуть голову. С трудом различимый сквозь окружающий их туман, из пыльной пелены показался край скорпионовой тучи. Даже на первый взгляд было заметно, что она значительно уменьшилась, и теперь была не больше тучи-Шанти.

- Побереги себя, доченька, ладно? - торопливо прошептал Тэр, и, махнув лапой остальным койотам, положил лапу на амулет перемещения, активируя его. Мысленно произнесенное заклинание, - и все они уже стоят на холме лигах в десяти от храма. Отсюда он был хорошо виден, - черный кубик на рыжей поверхности пустыни, - а рядом с ним серое облачко тумана, к которому приближалось другое такое же...


Скорпионовая туча, управляемая примитивным сознанием насекомого, не была способна на перемену тактики. Она двигалась прямо на своего врага, вытягивая вперед раздвоенные отростки тумана, а из задней части уже поднимался "хвост" с горящей на его конце искрой...

На спине Тэра шерсть встала дыбом - сейчас туча была до жути похожа на невероятно огромного скорпиона!

Туча-Шанти зашевелилась. Она расплющилась, словно припав к земле, а потом резко вытянулась вверх, и... прыгнула на своего врага! Из ее передней части вырвались два потока темного тумана, которые на концах расщепились на отростки, став очень похожими на огромные когтистые львиные лапы, готовые вцепиться в добычу. Скорпионовая туча не успела отреагировать, когда на "когтях" "львиных лап" с раскатистым рокотом вспыхнули факелы ядерного огня, и через мгновение, пронзив защитное поле, погрузились в её толщу...

Отросток "хвоста" распался, и весь объем тучи-Шанти плотно окутал скорпионовую тучу, не давая ей возможности ускользнуть в сторону, в то время как "львиные лапы" рвали ее изнутри.

С замиранием сердца маги смотрели на битву титанов...

Сейчас обе слившиеся в одну тучи образовали медленно перемещающуюся по песку в сторону храма гигантскую полусферу, внутри которой метались ослепительные огни, которые уничтожали частицы скорпионовой тучи...

Внезапно полусфера дернулась, и выдулась с одной стороны коническим выступом.

- Скорпионы снова пытаются ударить хвостом... - прошептал Тэр, напряженно глядя на это явление. - Если это им удастся, Шанти не сможет увернуться...

- Но ведь они и сами пострадают! - заметил один из магов. - Шанти сейчас представляет собой только оболочку вокруг них, и если скорпионы ударят, то уничтожат лишь небольшую часть Шанти в месте удара, - и куда больше достанется им самим!

- А ведь верно! - воскликнул Тэр. - Если бы я только суметь сообщить об этом Шанти...

Маг встрепенулся, закрыл глаза, и изо всех сил напряг свои ментальные способности, пытаясь передать дочери картинку: вот поток тумана в виде скорпионьего хвоста прорывает оболочку; вот на его конце вспыхивает искра начала реакции слияния; вот хвост резко опускается - но в доли секунды до удара слой тумана-Шанти стекает с бугра скорпионовой тучи, и удар-взрыв приходится по ней самой...

- Смотрите!! - воскликнул маг, и открыв глаза, Тэр понял - получилось! Шанти его услышала!

Все произошло именно так, как он и представлял. Прорвавшийся скорпионий хвост, удар - снова яростная вспышка и грохот, - и снова магов отбрасывает ударная волна...

На этот раз все успели прижать уши и зажмуриться, так что поднявшись на ноги, Тэр сразу же увидел результат удара.

Под поднимающимся грибом дыма из испарившегося песка все так же шевелилась темная полусфера, внутри которой по-прежнему яростно метались огненные когти Рэсса - но теперь она стала заметно меньше.

- Получилось! - восторженно вскрикнул Самак, и все маги радостно переглянулись: похоже, они побеждают!

Полусфера задергалась, то распластываясь по бурлящей поверхности озера расплавленного песка, то вытягиваясь вверх в виде острого конуса: - скорпионовая туча пыталась вырваться из смертельных объятий Шанти и Рэсса...

Не находя выхода, ее основанный на инстинктах насекомых разум снова повторил атаку - и опять удар пришелся по ней самой. После очередного взрыва полусфера снова заметно уменьшилась, и стало ясно, что Шанти побеждает.

- Молодец, доченька! - закричал Тэр, размахивая лапами и подпрыгивая на месте от радости. - Добивай их!!

Постепенно, почти незаметно для глаза уменьшающая полусфера, непрерывно пронзаемая всполохами ядерного огня, медленно поползла в сторону. Непонятно было, куда стремилась погибающая скорпионовая туча, но таща на себе тучу-Шанти, она упрямо ползла в сторону почти не пострадавшего после двух мощных выбросов энергии храма Дэхаб-Рэв. Черный кубик древнего здания почти заслонил ее, как вдруг...


Тот, кто создал это страшное, практически неуничтожимое оружие, все же предусмотрел и такую возможность, что оно может быть захвачено.

В псевдоразум тучи было заложена программа, которая при уменьшении массы облака ниже определенного уровня включало механизм самоуничтожения. И когда такой момент наступил, все составляющие её объём микроплазмоиды разом сжались в один сверхплотный комок, в котором вспыхнула уже неуправляемая ядерная реакция...


За черным квадратиком храма словно взошло еще одно солнце.


Ослепительное полушарие мгновенно выросло, и на древнюю пустыню обрушился удар неимоверной силы...

Запредельной мощи поток лучистой энергии ударил в защитные оболочки магов - и они не выдержали. В доли миллисекунды тела койотов превратились в пепел, который через мгновение был сметен ударной волной ядерного взрыва мощностью в половину мегатонны - так определили бы Древние, если бы могли видеть результат действия созданного их руками оружия...

На многие лиги вокруг барханы превратилась в оплывающие холмы полурасплавленного песка. Немногочисленные растения и животные мгновенно сгорали, как и их жилища в оказавшихся в зоне взрыва деревеньках и городках. И только благодаря тому, что жители самых близких к месту эксперимента селений были вывезены, а маги больших городов, предупрежденные об опасном ритуале, были наготове, и успели прикрыть их объединенными магическими заслонами, количество жертв измерялось только тысячами, а не десятками, или даже сотнями тысяч...


***


Шанти не понимала, что произошло.

Только что они с Рэссом уже почти уничтожили скорпионовую тучу, как вдруг сверкнула вспышка - и все исчезло. Исчез окружающий ее мир, который она "видела" весь сразу, - ведь в виде облака у нее были миллиарды "глаз", - исчез магический фон, который она постоянно ощущала... и сейчас ее окружала только тьма и тишина. Единственное, что она чувствовала, - это недоумение Рэсса, у которого прямо из лап ускользнула его "добыча", которую он уже почти задушил...

"Отец!!" - вдруг подумала Шанти, и дернулась всем "телом", поняв, что не слышит привычного фона его мыслей. И это было страшно.

Она напрягла свои "чувства" - и "увидела"...

Невысокое нагромождение раскаленных, оплывших и сплавившихся вместе базальтовых глыб посреди озера из кипящего стекла - вот все, что осталось от храма Дэхаб-Рэв...

А еще она "увидела" саму себя; крохотный, не больше мышонка, клочок серого тумана, застрявший в щели между этими камнями.

Некоторое время Шанти непонимающе "разглядывала" эту картину, и вдруг совершенно отчетливо поняла: - ее отца больше нет.

Мощь, способная мгновенно почти полностью расплавить массивный храм и пустыню вокруг, не давала шансов уцелеть хрупкому живому телу, - и никакая магическая защита не смогла бы спасти Тэра...


На пустыню опустилась ночь - но здесь, на месте битвы, которая была лишь бледным отблеском тех сражений, которые погубили цивилизацию Древних, было светло. Вся остекленевшая равнина светилась бледным зеленоватым светом - более ярким в центре, у груды камней, и слабеющим в отдалении...

Шанти так и не двинулась с места. В ее сознании мелькали обрывки мыслей, воспоминаний, она ощущала недоумение Рэсса, не понимающего причины такого состояния своей хозяйки. Его простые мысли, в которых не было места сложным понятиям, толкали, тормошили ее застывшее сознание, пока наконец оно не очнулось.

Слабо "усмехнувшись", Шанти мысленно "обняла" своего любимца, вызвав его щенячий восторг. "Хотя как можно обнять кого-то, с кем составляешь одно целое?" - мелькнула у нее непрошенная мысль.

Решительно "встряхнувшись", Шанти снова "оглянулась".

"И что же мне теперь делать?" - была ее следующая мысль. Она не могла вернуться - ее ментального "голоса" никто не смог бы услышать кроме отца, - к тому же теперь он был намного слабее чем прежде. А когда маги поймут, ЧТО они видят перед собой, то скорее всего тут же попытаются её уничтожить...

На мгновение Шанти заколебалась - а может это будет лучшим выходом? Что ее ждет впереди? Десятки, сотни - а может и тысячи лет одиночества? Зачем?!

Но мгновение сомнений прошло, и Шанти с удивлением поняла, что ей не хочется умирать. Сегодня она "умерла" два раза, - и этого для нее было более чем достаточно...

Но что же делать?


В задумчивости она "поднялась", и, выскользнув из щели, клочок серого тумана поплыл над кучей оплавленных базальтовых глыб. Поднявшись на самую вершину, он замер.

Шанти "огляделась".

Сейчас она могла видеть не только так, как могла раньше - теперь она видела и струившиеся над все еще раскаленной равниной потоки тепла, и излучение, вызванное взрывом скорпионовой тучи... и то, что в одном месте каменные глыбы были холоднее окружающих. Клочок тумана скользнул туда, оказавшись у щели, из которой шел относительно холодный воздух.


"Неужели...?!" - и даже не додумав мысль до конца, Шанти скользнула между камнями. Она опускалась все ниже и ниже, следуя изломанному пути трещин, и теперь находилась уже ниже уровня пустыни.

"Должно быть, остатки храма под собственным весом просто погрузились в размягчившуюся от жара почву..." - думала Шанти, когда неожиданно оказалась в обширном пустом пространстве.

Она изумленно "уставилась" на совершенно неповрежденный саркофаг, который стоял на дне полусферической пустоты, образованной изогнутыми базальтовыми стенами. Волка несколько секунд недоуменно "разглядывала" их, и наконец поняла. Защитное поле! Судя по всему, в момент взрыва какая-то часть артефакта среагировала на угрозу его уничтожения, и образовала вокруг него магический купол, который потом плотно облегли размягченные жаром камни...

Шанти опустилась к саркофагу. Вокруг него по-прежнему стояли и лежали амулеты, которыми пользовались маги для его исследования, и у волки вдруг вспыхнул огонек надежды; если она сумеет разобраться в устройстве саркофага, то возможно, сможет уснуть в нем так, как до этого неизвестно сколько сотен или тысяч лет спали превращенные в тучу скорпионы...

Но сумеет ли она активировать амулеты?

Недолго думая, Шанти метнулась к одному - хорошо ей знакомому амулету для определения уровня полярности магического поля, - и окутав его своими "телом", мысленно произнесла заклинание активации...

Ничего не произошло, и Шанти охватило отчаяние: неужели ничего не получится?! И в этот момент она "услышала" ласковое "урчание". Это Рэсс, чувствуя озабоченность хозяйки, пытался ее утешить.

"Как же я могла забыть!" - мысленно воскликнула Шанти, и "потянулась" к своему другу, сливаясь своим сознанием с его. И вторая попытка включить амулет была успешной! На боковой поверхности узорчатого прямоугольника вспыхнули "глаза Сэта" - так называли индикатор заряда и работы артефактов. Если горели оба, это означало что он полностью заряжен и включен. Если один - амулет нуждается в зарядке.

Шанти больше не была живым существом, и вряд ли ее энергия могла подойти для зарядки. "Придется экономить..." подумала она, выключая амулет, и "потянувшись", чтобы "погладить" Рэсса. Сейчас, когда их сознания были полностью объединены, у нее появилось странное чувство, что она "гладит" саму себя...

Шанти "усмехнулась", но не стала снова разделять их; Рэссу это нравилось, да и у самой волки было такое ощущение, словно у нее в груди уютно свернулся довольно урчащий котенок...


Шли дни, недели, месяцы...

За это время Шанти несколько раз поднималась наверх, но кроме уже остывшего и потрескавшегося стеклянного озера и оплавленных барханов вокруг, ничего не увидела. Никто не спешил возвращаться в выжженную и отравленную излучением местность, в которой и прежде было совсем немного народа.

Осторожные исследования артефакта успешно продвигались вперед, и наконец Шанти поняла, что нужно сделать чтобы включить саркофаг в режим консервации его содержимого.


На следующий день клочок серого тумана долго лежал на вершине груды камней, когда-то бывших храмом Дэхаб-Рэв. Шанти "смотрела" вдаль, пытаясь увидеть хоть что-то движущееся среди мертвой пустыни. Наконец она не выдержала, и увлекаемая страстным желанием увидеть хоть одно живое существо, решительно заскользила над растрескавшимся стеклом в сторону ближайшего большого города...


Никто не замечал затаившийся в тени у забора комок серой мглы, и Шанти жадно "смотрела" на обычную суетливую жизнь восточного базара. Сновали разносчики, продавцы зазывали покупателей - жизнь шла как и прежде, - но ей уже не было в ней места. Если бы она могла, то разрыдалась бы - но и это ей больше не было подвластно...

Она почти не помнила, как вернулась в пустыню, как спустилась вниз - ее сознание было окутано мглой отчаяния и печали. А когда она увидела саркофаг, её вдруг охватило незнакомое прежде ощущение ярости: - это из-за него все несчастья!! Ей захотелось разнести его вдребезги, выместить на нем свою боль и отчаяние!

Если бы она сейчас могла видеть себя со стороны, то увидела бы в полутьме небольшой пещеры странное существо размером с котенка, - полупрозрачное, светящееся слабым голубоватым светом, похожее одновременно и на льва, и на волка...

Шанти яростно замахнулась лапой, выпуская когти... и замерла.

ВЫПУСКАЯ КОГТИ?!

Она недоуменно уставилась на свою "лапу" - скорее львиную, чем волчью. Как же так?! И через мгновение она поняла - эта ярость, и эта лапа были не ее - Рэсса! Она больше не ощущала льва как сущность, находящуюся рядом - он был В НЕЙ! Он стал ЕЮ! А она стала ИМ!!

Пораженная осознанием этого, Шанти - или она уже не могла себя так называть? - замерла, снова превращаясь в туманное облачко. Кто же теперь она? Или ЧТО такое она?!

Внезапно Шанти успокоилась. Какая разница? Все равно для этого мира она уже мертва, и ей остается только снова вытянуть жребий, надеясь, что когда-нибудь, ВОЗМОЖНО, у нее будет шанс...

Туманное облачко решительно скользнуло в саркофаг. Череда ментальных импульсов - и его створки плотно сомкнулись.

На установленных вокруг амулетах вспыхнули огоньки "глаз Сэта", и скрытая в толще камня пещерка наполнилась тихим жужжанием - древний артефакт снова заработал. Медленно тянулись минуты. Наконец жужжание стихло, и огоньки на саркофаге погасли - ритуал завершился...


Шли дни, недели, месяцы...


Огоньки на артефактах постепенно гасли, и в пещерке становилось все темнее. Наконец погас последний, - и она погрузилась в кромешную тьму.


Шли годы, десятилетия, столетия...




Часть вторая.


СУДЬБА


Вызов телепорта тихонько мяукнул, и сидящий в мягком кресле пожилой койот повернул голову к приемной платформе. В воздухе над ней висела авка вызывающего - немного карикатурное изображение сильно перекачанного койота, который, выпучив от усердия глаза, выворачивает лопатой из песка что-то похожее на обломок космического корабля.

Карис усмехнулся. Снова его лучший, но уж больно неуемный ученик торопится сообщить ему новости о своем открытии...

- Доступ - да... - негромко произнес старик.

Воздух над платформой мигнул, и на месте авки появился койот лет двадцати. Его угольно-черный блестящий мех почти не скрывала традиционная одежда жителей Хены: короткая юбка и что-то вроде легкой накидки на плечи.

- Здравствуйте, учитель! - торопливо поздоровался он, и в несколько шагов оказался у кресла. - Вы уже слышали о том, что в Долине Огненной Тучи сегодня начнут раскопки?!

- Здравствуй, Сантор... да, вот как раз знакомлюсь с последними новостями оттуда, - седой койот кивнул в сторону висевшего у стены виома. - Давай посмотрим вместе? - он весело подмигнул юноше. - Я почему-то уверен, что тебя просто распирает от восторга и любопытства - ведь это твоя находка!

- Ну... - юный койот смутился, хотя было заметно, что ему приятно слышать слова признания его заслуги. - Я ведь лишь собрал все имеющиеся данные, и предложил провести раскопки именно в том месте... к тому же без вашей поддержки этого бы никогда не случилось! - Сантор вильнул хвостом, с признательностью глядя на седого койота.

Тот лишь усмехнулся, и, глянув в сторону, приподнял бровь. Стоявшее в углу кресло беззвучно переместилось, остановившись рядом с креслом старого ученого.

- Садись, Сантор, посмотрим, как там идут дела.

Юный койот опустился на мягкие подушки, с живым интересом разглядывая изображение в виоме...


Среди песчаных барханов раскинулся поселок археологов - несколько комфортабельных жилых и научных автономных блоков, из которых состоял предназначенный для изучения и сохранения древних артефактов исследовательский комплекс.

Время от времени в разных местах планеты обнаруживали остатки цивилизации Предтечей, изделия которых отличались поразительной долговечностью. Если находки были значительными по объему, или представляли особый интерес для ученых, на место их находки телепортировали вот такой поселок - прямо вместе со специалистами и всем необходимым оборудованием для раскопок, изучения, и консервации древностей...

И сейчас один такой комплекс работал в восточной стране, сохранившей свое древнее название Хена, в местности, которая носила название Долина Огненной Тучи. История возникновения этого названия была известна: около тысячи лет назад здесь произошел мощный ядерный взрыв, уничтоживший немало местных жителей и на многие годы отравивший радиацией обширную территорию. Судя по сохранившимся отрывочным сведениям, его причиной была попытка ликвидировать какую-то проблему, связанную с находкой артефакта Предтечей. Проблема самоуничтожения некоторых артефактов была хорошо знакома археологам, и современные исследовательские комплексы были оборудованы испытанными временем средствами во избежание подобных неприятностей.


Сейчас в виоме была видна только волнистая поверхность пустыни, на которой ярко вспыхивающие белые огни образовали большой овал. Это были эффекторы силового поля, которое должно было препятствовать заплыванию места раскопок песком. Хотя сейчас "раскопками" этот процесс называли только по привычке - широко применяемый практически во всех сферах деятельности эффект телепортации использовался и здесь.

Из стоящего у края овала небольшого аппарата вырвался едва заметный луч, - и там, где он упал на песок, мгновенно образовалась метровая яма; песок был телепортирован на несколько сот метров в сторону. Все увеличивая скорость, луч начал стремительно двигаться по территории "раскопа", - и с такой же скоростью вдали начал расти песчаный холм. Уже через пару минут из-под песка появились черные каменные глыбы - все, что осталось от древнего храма Дэхаб-Рэв...

- Смотрите, смотрите! - возбужденно воскликнул Сантор, чуть ли не подпрыгивая на месте.

Карис с улыбкой покосился на него. Молодость, молодость... когда-то и он вот так же был готов переворачивать горы, мчаться на край света туда, где нашли что-то интересное...

Юный койот не отрывал взгляда от виома, на котором все больше и больше обнажались оплавленные древним ядерным взрывом руины. Луч телепортера был настроен на перенос именно комбинации составных элементов песка, и поэтому не оказывал никакого влияния на глыбы базальта. Создаваемое эффекторами силовое поле не давало окружающему песку сползать в карьер, и сейчас эти вертикальные песчаные стены выглядели весьма необычно.

Луч опускался все ниже, и вскоре вместо песка на растущий вдали песчаный холм со звонким треском начали сыпаться плитки светло-коричневого стекла - это тоже был песок, но когда-то сплавленный неимоверной температурой в твердую массу.

- Да... взрыв явно был нешуточным... - старый ученый с неменьшим интересом наблюдал за происходящим.

- И вы видите, как глубоко находятся остатки храма?! - возбужденно заговорил Сантор, показывая на виом. - Я был прав - он погрузился в расплавившийся песок!

- Успокойся, юный щенок, - улыбнулся койот, - никто ведь и не спорит!

Устыдившись своей горячности, Сантор опустил лапу:

- Извините, профессор...

- Да нет, ничего страшного, но ты так живо реагируешь... - Карис попытался скрыть улыбку.


Старому ученому очень нравился этот деятельный, легко увлекающийся, но при этом очень неглупый юноша. Выбрав темой своей дипломной работы исследование древней катастрофы, он за короткое время сумел обнаружить сведения, которые прошли мимо внимания нескольких поколений археологов и ученых. До него тщательные исследования в том районе не проводились, так как все считали, что после взрыва такой силы не могло остаться ничего, что могло бы пролить свет на причину случившегося. Сантору же удалось отыскать в архивах древний отчет, в котором было сказано, что хотя посланные на разведку маги не смогли приблизиться близко из-за сильного излучения, но они видели посреди огромного озера сплавившегося песка черные камни - остатки храма Дэхаб-Рэв.

Изучив все документы, в которых упоминался этот храм, Сантор выяснил, что тот был построен из огромных блоков базальта, которые вырезали в карьере за сотни километров отсюда, телепортировали к месту стройки, где их опять же с помощью артефактов Предтечей укладывали на нужное место. И это означало, что строение было очень массивным и прочным...

Юный койот понял, что обнаружил интересное несоответствие: если бы артефакт Предтечей, - саркофаг, - как указывалось в документах, был доставлен в храм, и взорвался в нем - то какими бы прочными не были стены, от них бы ничего не осталось. А раз осталось, то это говорит о том, что взрыв произошел в стороне от храма, и возможно его причиной было что-то другое. А если это так, то артефакт вполне мог уцелеть среди руин! Хотя в таком случае совершенно непонятно - что же тогда стало причиной столь мощного взрыва?

В документах упоминалась какая-то "туча смерти", хотя что это, было неясно. Большинство исследователей полагали, что имелось в виду испепелившее все вокруг огненное облако ядерного взрыва.

Суммировав данные своих исследований, Сантор обратился к директору института с просьбой помочь провести глубинное сканирование Долины Огненной Тучи.

Карис внимательно изучил его выкладки, и поскольку знал Сантора как одного из лучших учащихся, дал добро на проведение этих работ.

Уже первые полученные данные вызвали немалый интерес среди археологов; судя по ним, нижняя часть храма почти не пострадала! А в небольшой полости среди сплавленных в одно целое базальтовых глыб были отчетливо видны отметки почти двух десятков артефактов Предтечей. Одна из них была гораздо больше остальных, и логично было предположить, что это и есть тот самый саркофаг...


Наконец луч удалил из карьера последние тонны песка, оголив оплавленные руины до самого основания. Только фундамент сохранил очертания квадрата - все остальное представляло собой просто полурасплавленную, а потом застывшую каменную массу...

Cедой койот прищурился на строку телеметрии в нижней части виома:

- Уровень радиации в норме... как и ожидалось... - он выпрямился, и взглянул на Сантора:

- Ну что ж... как мы с тобой и договаривались, после начала раскопок ты временно освобождаешься от занятий, и можешь присоединиться к археологам. Так что отправляйся туда и делай свое великое открытие! - Карис улыбнулся, глядя на радостно виляющий хвост и неудержимо расплывающуюся в счастливой улыбке морду юноши.

- Спасибо вам еще раз, учитель... - ответил Сантор. - Я буду очень стараться! - он ступил на платформу, и прикоснулся пальцами правой лапы к браслету "лича" - личного телепорта, связного устройства, компьютера, и обладающего еще многими другими полезными свойствами прибора. Воздух в пространстве над платформой снова мигнул - и Сантор исчез.

Седой койот повернулся к виому. Сейчас где-то там, в одном из помещений комплекса, охваченный радостным возбуждением юный койот направляется к кабинету местного начальства. Карис уже сообщил директору - своему старому другу Нэфу, - что к нему прибудет тот самый студент, который "раскопал" все это, и попросил его помочь юноше, ну и вообще - приглядеть за ним. Толстый енот с готовностью согласился помочь другу, заодно пригласив койота заглянуть в гости - отметить его день рождения.

Карис пообещал по возможности зайти...


***


После долгих инструкций, суть которых сводилась к фразе, - "лапы держать при себе и ничего не трогать!", - юному койоту, кропотливый труд которого был причиной организации всей этой экспедиции наконец разрешили присоединиться к команде, которой предстояло первой войти в скрытую в камне пустоту...


И вот теперь, стоя у подножья каменной громады вместе с еще тремя археологами, Сантор с внутренней дрожью ожидал, когда же наконец робот, - тот самый, который вычищал песок из раскопа, - археологи шутливо называли его "землеройкой", - начнет свою работу.

Небольшой металлический конус с шаром излучателя на вершине беззвучно скользил по дну карьера, сканируя оплавленную глыбу. Входа нигде не было видно, что и неудивительно; размягченные почти до состояния теста базальтовые глыбы смялись под собственным весом, и теперь добраться до полости внутри них можно было только проделав новый проход. Как раз к этому и готовилась сейчас "землеройка", выбирая самое удобное и безопасное место.

Наконец она остановилась, и после громкого переливчатого сигнала предупреждения, от которого все дружно прижали уши, из шара вырвался луч света. Этот свет служил лишь для визуального определения границ действия луча телепортатора, под действием которого камень "таял" и исчезал, переносясь в виде тонких плиток далеко за пределы карьера.

Овальный тоннель в базальте углублялся прямо на глазах, и Сантор нервно дергал хвостом, не в силах сдерживать нарастающее возбуждение. Неужели через несколько минут он увидит артефакт Предтечей, который, возможно, причастен к произошедшей в древности катастрофе?

Остальные археологи были более спокойны; они видели уже немало осколков великой цивилизации, и сейчас просто занимались привычной работой. Одновременно с видеозаписью снимались показания телеметрии, которые тут же поступали на компьютеры, где их обработкой занимались другие работники комплекса...

Наконец "землеройка" коротко прозвенела и скользнула в сторону: ее работа была выполнена, и теперь полость внутри руин храма и внешний мир соединял тоннель, в котором можно было идти даже не пригибаясь.

- Включить защиту! - негромко скомандовал старший группы - высокий гепард Сотти, - и торопливо коснувшись лича, Сантор, как и все остальные, окутался потрескивающим сиянием. Это была просто мера предосторожности - но которая спасла жизнь многим археологам, когда при попытке просто прикоснуться к артефакту тот вдруг взрывался.

- Идем внутрь, - все так же негромко сказал Сотти, и первым вошел в проход. Следом за ним последовали два шакала-техника с аппаратурой, и последним двигался Сантор. Защитные поля давали достаточно света, чтобы не спотыкаться, а осветители пока не включали из той же предосторожности.

Тоннель тянулся шагов двадцать, и когда идущий впереди техник наконец шагнул в сторону, юный койот увидел освещенную переливчатым сиянием их защитных полей полость в виде полусферы радиусом метра три, посреди которой стоял саркофаг...

Зачарованно глядя на него, Сантор шагнул вперед - но его тут же остановила сильная лапа:

- Пока нельзя! - строго сказал Сотти, и смущенно поджав хвост, койот отступил к стене. Оттуда он смотрел, как техники занимаются своей обычной работой: делают замеры полей, осторожно сканируют артефакты...

- Три прибора "мертвы", остальные "спят", саркофаг "жив", - доложил гепарду один из шакалов. Его голос дрогнул от волнения: - ведь это была сенсационная находка!

- Отлично. Четыре "сторожа" на саркофаг, "спящие" в экранирующий контейнер, "мертвые" отправляйте сейчас. Не расслабляться! - повысил голос Сотти.

Техник кивнул, и, развернув на полу веер переносной платформы, уложил на нее "мертвые", - вышедшие из строя на жаргоне археологов, - артефакты.

Прикосновение к личу - и они исчезли, перенесясь в лабораторию. После этого шакал осторожно уложил в контейнер из специального сплава "спящие" артефакты - исправные, но полностью разряженные. Оказавшись рядом с живым существом, они вполне могли начать стремительно "высасывать" из него жизненную энергию, что могло привести к трагическим последствиям.

В это время другой техник, достав из сумки на поясе четыре полусферы величиной с кулак, и сняв с покрывающего их плоскую часть слоя адгезива защитную пленку, осторожно приклеивал по одной на каждую стенку саркофага. "Сторожа" представляли собой мощные телепорты, снабженные датчиками, реагирующими на внезапный выброс энергии из охраняемого объекта. Если такое случалось, они мгновенно телепортировали его вглубь земной коры на глубину порядка 10-12 километров, предотвращая возможные жертвы среди находящихся поблизости рраштов.

Обезопасив себя от возможных неприятностей, все вздохнули с облегчением.

- Отправляем "спящие"! - коснувшись лича, произнес Сотти, и кивнул технику. Тот поставил контейнер на платформу, и через мгновение тот тоже исчез.

Оставалось самое главное - саркофаг.

Его нужно было отправить в главную лабораторию, оснащенную всем необходимым для изучения подобных находок. Саркофаг был "жив", что означало наличие в нем энергетической активности. Энергия на что-то тратилась, и это означало, что исследователей ждет нечто очень интересное! Единственной "живой" находкой до этого был архивный блок памяти одной из библиотек Предтечей. То, что он не отключился, позволило получить массу ценнейшей информации, которая дала существенный толчок развитию нынешней цивилизации.

Но что скрывалось в этом артефакте, пока было неизвестно...


Сантор вышел из тоннеля в руинах храма и прикрыл глаза лапой, ослепленный яркими лучами солнца. Он ощущал, как мех на его спине взъерошился от возбуждения; это была великолепная находка, и он, Сантор, причастен к ней! Койоту хотелось прыгать и визжать от радости, но он сдержал себя, и, сделав деловую морду, спросил выходящего вслед за техниками гепарда:

- Так когда мы сможем приступить к изучению артефакта?

Сотти едва заметно усмехнулся в ответ на это "мы", но, видя нетерпение юного пса, ответил:

- Начальство уже знает, что саркофаг "живой", и сейчас решает, где лучше проводить его исследования. Скорее всего наш комплекс проведет только начальное изучение, а потом его отправят в ЦИА.

- В Центр Изучения Артефактов? - Сантор явно расстроился. - Меня туда точно не пустят...

Гепард усмехнулся, протянул лапу и похлопал юношу по плечу:

- Не переживай. Вполне возможно, что для тебя, как для первооткрывателя, сделают исключение.

- Вы так думаете? - хвост койота радостно завилял.

- Я почти уверен в этом. - Сотти успокаивающе почесал пса за ухом и подмигнул. - И тогда ты сможешь увидеть ВСЕ!


Как и предсказывал многоопытный Сотти, в целях безопасности начальное исследование саркофага было решено провести на месте, после чего продолжить его в ЦИА.

Артефакт телепортировали в зал главной лаборатории, и сейчас его неспешно "просвечивал" большой сканер.

Сантор просто не находил себе места. Ему хотелось быть сразу везде - и возле сканера, и в зале обработки данных, где суммировались его показания, и в других лабораториях, где изучали остальные найденные рядом с саркофагом артефакты, пытаясь воссоздать общую картину событий тысячелетней давности...

Особый интерес у исследователей вызвал один, весьма редко встречавшийся артефакт. Археологи называли его "тестер", и предназначался он для изучения, проверки, и настройки других артефактов. Практически не уступая современным образцам, он создавал в мозгу пользователя яркую анимированную картину распределения потоков энергии, а также общего устройства исследуемого артефакта. Если учесть предназначение остальных найденных в руинах храма артефактов, то складывалась картина того, что древние маги пытались взломать защиту саркофага, чтобы с его помощью провести некий процесс. Похоже, это им удалось - но исследователей смущало то, что потом саркофаг был снова закрыт. Магам делать это не было смысла, а уцелеть после взрыва не мог никто...

Оставалось только ждать окончательных результатов сканирования.


***


На третий день сканер наконец закончил свою работу, и поскольку его данные сразу же отправлялись на обработку, к этому моменту у исследователей имелась практически полная схема устройства саркофага.

Оставалось несколько не совсем понятных моментов, и по давно устоявшейся в этом дружном коллективе традиции директор собрал общее собрание всех археологов - для ознакомления с результатами их труда и обсуждения того, что оставалось неясным.


Сантор с любопытством смотрел по сторонам, разглядывая собравшихся в главном зале комплекса археологов. Со многими из них он уже был знаком, некоторых видел впервые, что было неудивительно - часть персонала по окончанию работы телепортировалась домой, к своим семьям. Постоянно оставались здесь в основном те, чьи близкие жили на другой стороне земного шара и разница во времени была слишком существенной. Сейчас же зал был полон - почти сотня рраштов нескольких видов - хотя в основном все же койотов и шакалов - занимали места на расположенных амфитеатром сидениях.

Нэф подошел к месту докладчика, - невысокой стойке с панелью сверху, - и аккуратно подобрав свой пышный кольчатый хвост, сел в стоящее перед ней кресло.

Негромкие разговоры в зале тут же затихли, и все с ожиданием уставились на своего начальника. Толстый енот положил лапы на стойку, и коснулся пальцами сенсорных панелей. В воздухе перед зрителями появилась туманная дымка виома, которая через мгновение исчезла, сменившись объемным изображением саркофага.

Нэф откашлялся:

- Думаю, не стоит напоминать вам о том, что эта находка интересна уже тем, что является вторым найденным за всю нашу историю "живым" артефактом Предтечей, - енот окинул зал взглядом своих окруженных черными "очками" глаз. - Тем более что он имеет прямое отношение к произошедшей тысячу лет назад катастрофе...

Сантор слушал, подергивая от нетерпения хвостом - ему не терпелось наконец узнать, что же скрывает в себе саркофаг. Конечно, он уже не раз побывал во всех лабораториях комплекса, но его знаний не хватало для того, чтобы понять, что же именно означают те данные, которые он видел в виомах. К тому же большинство исследователей пользовались ментализаторами, получая данные прямо в мозг, - а расспрашивать уставших после рабочего дня лаборантов юный койот стеснялся.

- Итак, что мы узнали... - енот шевельнул пальцами, и изображение саркофага стало полупрозрачным, покрывшись множеством разноцветных пятен, линий, и условных обозначений.

- Синим цветом обозначены работающие блоки, а также потоки энергии, - продолжал Нэф. На схеме вспыхнуло ярко-желтое пятно указки. - Обратите внимание, - пятно скользнуло к синему прямоугольнику у торца саркофага. - Это источник энергии - обычный блок-реактор холодного ядерного синтеза, почти не отличающийся от применяемых сегодня. Вот здесь - указка обвела боковые стенки, - размещены блоки данных. Как вы видите, сейчас они не подключены к питанию, но как утверждают компьютерщики, загружены данными больше чем наполовину. Здесь, - указка переместилась на дно артефакта, - размещен поглотитель жизненной энергии. Как вы все знаете, маломощные приборы Предтечей как правило работали от энергии их владельца, что при их малом потреблении и высоком ментальном энергопотенциале Предтечей не причиняло им никакого вреда. Древние ррашты же нередко прибегали к варварскому методу зарядки мощных артефактов - используя животных, а иногда и рраштов. При этом из тела жертвы высасывалась вся энергия вплоть до клеточной, - и плоть превращалась в смесь воды и химических элементов... - енот покачал головой, высказывая свое неодобрение дикими нравами предков.

- Так что когда было определено, что дно саркофага представляет собой сплошной - и весьма мощный - поглотитель жизненной энергии, сперва даже появилась мысль, что мы исследуем прибор для казни преступников - ведь в саркофаг явно должны были кого-то помещать, чтобы потом высасывать из него энергию. Но потом было определено назначение вот этого блока, - пятно метнулось к другому торцу артефакта. - Это преобразователь получаемой энергии и составляющих тело элементов в микроплазмоиды...

По залу пронеся шумок - об этом явно знали немногие. Толстый енот кашлянул, бросил взгляд на стоящий в углу столик - и в его лапе появилась банка с освежающим напитком. Подцепив кольцо черным когтистым пальцем, Нэф открыл ее, и сделал пару глотков, смачивая пересохшее горло...

Юный койот, который до этого сидел, приоткрыв пасть, и стараясь не пропустить ни слова, встрепенулся. Вот это да!! Похоже, они нашли уникальную вещь, не менее значимую, чем находка библиотеки! У Сантора даже шерсть встала дыбом от распирающего его восторга... - а в следующее мгновение по его спине прошлась лапа, приглаживая распушившийся мех, и койот, вздрогнув, оглянулся. Позади него сидел Сотти, который дружелюбно подмигнул ему:

- Я вижу, ты просто ужасно доволен тем, что нашел такую интересную штуку!

Прижавшиеся к голове уши Сантора изнутри буквально вспыхнули от смущения.

- Ну я, это...

Сотти успокаивающе похлопал его по плечу:

- Не смущайся, парень. Ты имеешь право гордиться собой - не каждому удается с первого раза отыскать что-то интересное! - Гепард весело оскалился. - А теперь слушай внимательно - сейчас будет самое главное...

Койот послушно повернулся к виому, и насторожил уши.

Нэф осушил банку, и она исчезла так же внезапно, как и появилась.

- Итак... - енот облизал усы и нос. - Этот факт позволил нам точнее датировать время изготовления саркофага. В данных библиотеки, которые обновлялись вплоть до момента гибели цивилизации Предтечей, о работах по созданию и управлению плазмоидами упоминается в самом конце, - и это значит, что скорее всего нам в лапы попал экспериментальный аппарат...

Археологи снова зашумели, кто-то негромко присвистнул.

- Да, вы правы - нам повезло найти одну из последних разработок великой цивилизации. - Енот обвел зал многозначительным взглядом. - Но что это за прибор? Вы наверняка уже слышали о экспериментах с этими стабильными сгустками ионов, - в научном мире о них говорят довольно много, - но пока дальше экспериментов дело не пошло. Сопоставив данные сканирования с уже известной нам информацией, эвристический отдел пришел к потрясающему выводу - этот прибор предназначен для превращения живого существа в облако микроплазмоидов!

На этот раз зал зашумел куда громче - все были потрясены таким известием, и со всех сторон посыпались вопросы и недоверчивые возгласы...

Виом внезапно замигал яркими слепящими вспышками, и только когда все понемногу затихли, енот убрал палец с сенсорной панели:

- Согласен, это очень необычное заявление, но держите себя в лапах - главное еще только впереди!

Зал удивленно притих.

- Наверно я не ошибусь, если скажу, что первой мыслью всех была - "А зачем это нужно?" Да, просто преобразовывать живую материю в облако микроплазмоидов не имело бы смысла. Но дело в том, что это облако было разумным!

Теперь в зале поднялся форменный гвалт.

Эвристики всегда отличались тем, что ужасно не любили делиться своими выводами до вынесения окончательного решения, и поэтому такая новость почти для всех была словно гром с ясного неба...

Снова замигал виом, призывая присутствующих к порядку, и когда наконец шум прекратился, толстый енот укоризненно покачал головой:

- Я же просил держать себя в лапах, уважаемые археологи! Если вы будете так бурно реагировать, у вас не останется эмоций для самого главного!

Зал озадаченно молчал.

- Не буду вас мучить неведением... - Нэф откашлялся. - По общим выводам экспертной группы, саркофаг представляет собой прибор для преобразования разумного существа в способное мыслить и действовать автономное облако микроплазмоидов. В окончательном виде оно представляет собой плазменный компьютер, обладающий голографической структурой, - и это значит, что даже небольшая её часть содержит полный объем заложенной в неё информации. Сознание находящегося в саркофаге существа переписывалось в состоящие из ионов плазмы блоки памяти этого компьютера, элементы его тела, полная информация о котором считывалась, записываясь на молектронные блоки данных в боковых стенках саркофага, использовались для создания микроплазмоидов. По предварительным расчетам подобное облако способно выдержать без заметных повреждений исключительно экстремальные воздействия. Эвристы полагают, что таким образом Предтечи хотели создать либо неуязвимых суперсолдат, либо разведчиков для исследования космоса...

Зал молчал, пока все присутствующие переваривали услышанное.

Сантор просто смотрел на изображение в виоме, и в его голове крутилась только одна мысль: "Вот это дааа... вот это дааа..."

Внезапно он встрепенулся и поднял лапу.

- Да, Сантор? Что ты хотел спросить? - отозвался енот.

- Это... - койот смутился, невольно приподнимаясь и поджимая хвост под обратившимися к нему десятками взглядов. - В-вы раньше сказали, что блоки памяти заполнены больше чем наполовину, так? Тогда получается, что в них записана полная информация о том, кто был в нем последним?

"Молодец!" - услышал койот шепот сзади, окончательно смутился, и сел, прижав уши.

Нэф улыбнулся:

- Очень правильно замечено, юноша. Да, так и есть; блоки содержат полный набор данных о строении тела и генкоде того, кто был в нем последним. Даже больше - удалось определить, что генкоды принадлежат двум существам: - самке породы северных волков и неразумному льву-самцу.

Зал напряженно ждал, что енот скажет дальше. Тот хитро улыбнулся, и поднял палец:

- А теперь - самое интересное! Взгляните на схему!

Все морды дружно вскинулись к виому.

- Прошу обратить внимание на небольшое голубое пятно на дне саркофага.

Участок схемы резко увеличился, и все увидели бледно-голубое расплывчатое облачко почти посередине дна.

- По нашим данным, там находится около пяти граммов пребывающих в "спячке" микроплазмоидов!

На этот раз в зале воцарилась мертвая тишина. Все смотрели на бледное облачко, которое содержало чье-то сознание...

Сантор опомнился первым. Как ни странно, сейчас он не ощущал ни малейшего смущения.

- И это значит, что имеется шанс оживить эту самку и льва?! - громко, на весь зал спросил он дрожащим от возбуждения голосом, и морды присутствующих дружно повернулись к еноту.

Нэф улыбнулся:

- Снова браво, юноша! Да, такая возможность существует. Я уже переслал все полученные данные в ЦИА, и дальнейшие исследования будут проходить там. Главной задачей ученых будет именно попытка воссоздать этих существ - и тогда мы сможем воочию увидеть наших предков, услышать о событиях тысячелетней давности от очевидцев!


Вот теперь в зале стало действительно шумно! Все восторженно завопили, завыли и завизжали, перекрикивая друг друга. Еще бы! Не часто случается быть причастным к открытиям мировой важности!

Сантор тоже что-то восторженно кричал, подпрыгивая от возбуждения, когда сильные лапы обняли его за плечи:

- Молодец, парень. Теперь твое имя будет знать весь мир!

Койот оглянулся на Сотти:

- Почему? - довольно глупо спросил он.

Гепард усмехнулся:

- Во-первых, саркофаг нашли только благодаря тебе. Во-вторых, теперь ты официально прикреплен к группе его исследования. Так что готовься отправляться в ЦИА - все формальности уже решены.

Открыв пасть и вытаращив глаза, Сантор уставился на Сотти.

- П-правда?!? - спросил он, все еще не веря в свое счастье.

- Правда... - снова улыбнулся гепард.

И всеобщий гвалт перекрыл ликующий вопль невероятно счастливого койота!


После окончания собрания Нэф пригласил Сантора к себе в кабинет, где дал несколько полезных советов насчет того, как вести себя в обществе светил науки, и перевел на его лич код телепорта главного лабораторного комплекса ЦИУ.

Ненадолго заскочив домой, чтобы поделиться своей радостью с родными, Сантор перенесся в северное полушарие в Аляску - именно там находился Центр Изучения Артефактов.


Сойдя с приемной платформы, юный койот растерянно оглянулся по сторонам: уходящий в обе стороны длинный коридор был совершенно пуст.

Сантор почесал затылок. Странно... неужели его никто не встречает?

Секунду подумав, он коснулся лича и подсоединился к информаторию здания. Еще через пару секунд коды телепортов лабораторий были найдены, и торжествующе улыбнувшись, койот шагнул обратно на платформу, чтобы через мгновение оказаться в лаборатории номер один - в той, где должны были проходить дальнейшие исследования саркофага.

Его взгляду открылось обширное помещение, вдоль стеклянных стен которого располагалось множество терминалов, непонятных агрегатов, и прочее оборудование. В центре зала на невысоком круглом постаменте стоял саркофаг, возле которого стояли несколько рраштов разных видов - два полярных волка, рысь, черный леопард, и полярная лиса. Из одежды на них были только короткие белые юбки - обычная одежда рраштов в теплом климате и помещениях. Негромко переговариваясь, они разглядывали схему артефакта, отображающуюся на висящем над ним виоме.


Сантор подошел к ним поближе, и несмело кашлянул, привлекая внимание. Все замолчали и повернулись к нему.

- Здравствуйте... - произнес койот и умолк, не зная что сказать дальше.

- Здравствуй, - вопросительно приподняв брови ответил пантер. - Ты кто? Я не помню, чтобы видел тебя среди наших лаборантов...

- Я - Сантор... - начал было койот, но тут вмешалась лисичка:

- А! Так это ведь тот самый парень, который отыскал саркофаг! - воскликнула она. Окинув любопытным взглядом стройную фигуру юноши, лисичка повернулась к пантеру. - Вспомни, Шарса - Карис недавно просил тебя дать разрешение его ученику присутствовать при исследовании саркофага, и ты дал разрешение!

- А! Теперь вспомнил! - пантер взглянул на смущенного койота, и грозно нахмурился. - Так значить именно тебя мы должны благодарить за эту головоломку?

- Ладно тебе, Шарса, не смущай юношу! - подал голос рысь, который шагнул вперед и приветствовал Сантора: положил лапы на плечи койота и коснулся своей мордой к его. - Добро пожаловать в наш коллектив! - улыбнулся он. - Позволь мне представить присутствующих, - рысь подтолкнул юношу вперед. - Шарса - пантер перестал изображать грозное начальство и улыбнулся, - начальник исследовательской группы. Ларис, - рысь кивнул на лисичку, - мнемотехник. Час и Шен, - волки по очереди кивнули, - специалисты по части электроники. Ну и я сам, - рысь снова улыбнулся, - Кант - программист.

Сантор поздоровался со всеми, чувствуя, как его робость постепенно исчезает - и рассеялась совсем после того, как лисичка игриво лизнула его в нос, лукаво поблескивая рыжими глазами...

- Ларис, не заигрывай с парнем, а то он чего доброго забудет зачем сюда прибыл! - добродушно засмеялся Шарса, и Сантор тоже широко улыбнулся, понимая, что этот коллектив уже принял его.

- Не забуду! - задорно ответил он, - потому что мне ужасно хочется увидеть тех, кто сейчас в саркофаге!

- О да! - сразу посерьезнел Шарса, вспомнив о работе, - очень интересное задание - но и очень непростое... Кант! - он повернулся к рысю, - введи новичка в курс дела, пока мы тут обсудим оставшиеся детали...

- Слушаюсь, босс! - шутливо вытянулся рысь, и кивнул Сантору. - Давай отойдем в сторонку, чтобы не мешать начальству думать.

Он потянул койота к небольшому диванчику; несколько штук которых стояли вдоль внутренней стены зала. Они сели, и рысь, откинувшись на спинку и сунув лапы за голову, спросил:

- Что ты уже знаешь об этой штуке?

- Почти ничего, - признался Сантор. - Только то, что он может превращать живую ткань в микроплазмоиды, и что в его памяти сохранены данные о двух последних существах, которые были переделаны: ррашта-волку, и неразумного льва.

- Да, немного... - улыбнулся Кант, - хотя по сути дела мы знаем ненамного больше. Общие данные сканирования сейчас исследуются более тщательно, и разными отделами центра. Например я, и другие программисты пытаются разобраться, как именно передать данные с блоков памяти саркофага на ванны биореконструкции. Ты понимаешь, что я имею в виду? - рысь вопросительно взглянул на Сантора.

- Конечно! Как можно не знать об этом открытии! Я знаю, что информация о принципах БИРК была получена из библиотеки Предтечей, и год назад ученые сумели воссоздать ее. Теперь с ее помощью можно залечивать любые раны и даже восстанавливать оторванные конечности.

- Очень хорошо! - улыбнулся рысь. - И наверняка ты слышал, что с ее помощью можно создать клон любого существа?

- Да, слышал. Но ведь эти клоны могли жить только при искусственной поддержке дыхания, стимуляции сердца и других процессов?

- А ты и правда интересуешься научными исследованиями! - одобрительно кивнул Кант. - Дело в том, что пока не удавалось записать и сохранить память и сознание живого существа - его "душу", если так можно выразиться. Вернее - записать-то можно, но после обратной записи в мозг получался просто биоробот, имеющий простейшие ответные реакции на внешние раздражители. При записи терялось что-то очень важное...

- Но теперь, - рысь значительно поднял палец, - когда найдены плазмоиды, на которые записаны "души" этих двух, мы почти уверены, что сможем воссоздать их мыслящими существами! - Он опустил лапу. - Но, естественно, это получится только в том случае, если хранящаяся в блоках информация не слишком повреждена...

- А она сильно повреждена? - встревожено спросил Сантор.

- В процентном отношении она сохранилась на удивление хорошо, но вот как скажутся утерянные данные при биореконструкции... - рысь с сомнением покачал головой. - Как раз с этим сейчас мы и разбираемся. К тому же надо решить много других вопросов. Например: данные тел сохранялись в памяти саркофага именно для того, чтобы потом можно было их восстановить, и при этом он сам служил биованной. Но как раз блок-адаптер полностью вышел из строя, и теперь придется создавать его аналог, который будет подключен к отдельной биованне. Вдобавок сам саркофаг - это по сути компьютер, обладающий ИИ, который кто-то сильно попортил еще тысячу лет назад, так что никто и понятия не имеет, что он может выкинуть во время пробного запуска. Понимаешь? Множество технических проблем, которые тем не менее, нужно решать... - рысь с наслаждением потянулся. - Но это здорово! Мне всегда нравилось решать загадки! - он весело подмигнул Сантору. - Ну ладно... - Кант упруго поднялся с дивана и протянул койоту лапу. - Пойдем, покажу тебе где тут столовая, спальня, и все остальные удобства!


Следующие несколько дней Сантор знакомился с лабораториями и работающими в них рраштами. Все было очень интересно, но юного койота немного смущала его должность почетного экскурсанта. Поскольку данные по саркофагу все еще обрабатывались, - писалось новое ПО, создавалось и настраивалось новое оборудование, Сантору оставалось только ждать, когда все будет готово. Для непрофессионала он довольно неплохо разбирался в программировании, и поэтому больше всего времени поводил в лаборатории Канта, по мере своих сил пытаясь помочь рысю и его помощникам разобраться с проблемами совмещения древнего софта с современным. Хотя истоки и того и другого были общими, - к тому же имелся опыт работы библиотекой Предтечей, - проблем все равно хватало.

Прошло почти две недели напряженного труда, прежде чем руководство ЦИА решило, что можно приступать к пробным испытаниям...


***


В лаборатории номер один царило непривычное оживление: монтажники распаковывали и устанавливали новое оборудование, появляющееся на платформе грузового телепорта, лаборанты подключали пучки световодов и кабелей к блоку, заменяющему перегоревший тысячу лет назад мнемоприемник саркофага. Программисты тестировали аппаратуру по мере ее подключения - вобщем, все шло по намеченному плану...

Сантору хотелось успеть везде, и с блестящими от возбуждения глазами сновал по лаборатории, путаясь под ногами работающих и донимая вопросами Канта. В конце концов рассерженный рысь, у которого что-то не ладилось с настройкой голоинтерфейса системы управления саркофагом, силой усадил его на диван и приказал не мешать другим работать.

- Я понимаю твое нетерпение, Сантор, - сказал рысь, сердито глядя на койота желтыми глазами, - но сейчас ты только мешаешь всем. Подожди до окончания работ, - и тогда я охотно все тебе объясню. - Кант почесал за ухом смущенного юношу. - Не обижайся, ладно? - он подмигнул Сантору и вернулся к своей аппаратуре.

Койоту все же было немного обидно, но он понимал, что рысь прав, и если он хочет увидеть процесс воскрешения, ему стоит умерить свой пыл и потерпеть...


Установка и наладка аппаратуры заняла два дня, но наконец все было готово для проведения пробного эксперимента.

Сантор, который с самого утра сидел на диване в лаборатории, следил за последними приготовлениями нервно сжимая лапы. Сейчас в лаборатории было не меньше двадцати рраштов, каждый из которых занимался своей частью задачи. Юный койот уже знал, что здесь находится лишь малая часть персонала - в эксперимент прямо или косвенно были вовлечены почти половина работников ЦИА.

Ванна биореконструкции уже была заполнена белым киселем - массой искусственно выращенных стволовых клеток, из которых при введении в них генкода могли образовываться любые ткани. В нее же вводились все необходимые для постройки тела микроэлементы и минералы. Внутренняя поверхность стен ванны была покрыта панелями излучателей микробиотического излучения, через которые и подавалась вся необходимая генетическая информация.

Сантор не знал, как именно это происходит - процесс БИРК был очень сложным и во многом еще неизученным, но он читал о том, что на восстановление конечности уходит около часа...

Койот прислушивался к негромкому бормотанию лаборантов, которые переговаривались с другими участниками эксперимента, и, двигая лапами по голопанелям своих терминалов, производили последнюю проверку.


На середину помещения вышел Шарса.

- Внимание всем! - прозвучал его усиленный вуфером голос. - Начинаем первую стадию! - пантер повернулся к электронщикам. - Активация всех систем!

Быстрые движения лап - и голоинтерфейсы расцвели множеством цифр, условных обозначений и цветных полосок уровней температуры, мощности излучения, давления, и много чего еще, о чем Сантор даже понятия не имел.

- Контроль?

- Все показатели в норме.

- Начать передачу данных.

Движения лап, изменения цвета и длины шкал.

- Данные пошли.

Затаив дыхание, Сантор смотрел на виом, в котором была видна биованна. Прежде мутно-белый кисель сейчас опалесцировал, слегка светясь под воздействием биотического излучения. До боли напрягая глаза, койот пытался заметить момент появления в этой массе первых очертаний тел...


Когда еще на базе археологов было определено, что тысячу лет назад в саркофаг были помещены не одно, а два существа, исследователи были удивлены тем, что ИИ саркофага не воспротивился выполнению такой сложной задачи. Генетический код и информация о строении тел льва и волки была записана в блоках памяти не отдельно, а вперемешку, - но при этом явно следуя какому-то строгому алгоритму. Цель такого способа записи была непонятна, и ученым оставалось только надеяться, что такой режим был предусмотрен создателями саркофага, а не является следствием грубого взлома его программ древними магами-хакерами. ИИ пока отказывался вступать в контакт с исследователями, и пробный запуск преследовал еще одну цель - попытку пробудить мозг компьютера от многовековой летаргии...


Шарса внимательно следил за показаниями на своей голопанели, куда сводились все основные показатели.

- Приготовиться к передаче данных от микроплазмоидов!

Сантор затаил дыхание: вот сейчас решится вопрос, будут ли созданные тела обладать душой...

- Отсчет начала формирования нервных волокон! Три... два... один - запуск данных!

В лаборатории повисла тишина, нарушаемая только шорохом кулеров и тихим гудением, издаваемым саркофагом. Внезапно сразу на нескольких голопанелях лихорадочно замелькали быстро сменяющие друг друга цифры и графики.

- Шарса! ИИ очнулся! - воскликнул Кант, и его лапы лихорадочно заметались над панелью.

- Спокойно!! - рявкнул начальник лаборатории. - Мы этого ожидали!

Над саркофагом вспыхнул еще один виом. Он как-то странно колебался, становясь то ярче, то снова темнея. Наконец он засветился ровным светом, и на белом фоне появились строки, написанные на языке Предтечей...

- Перевод! Быстро!! - рык Шарсы заставил некоторых лаборантов испуганно прижать уши, и уже через секунду строки сменились привычными знаками общеязыка:


<ВНИМАНИЕ! ВВЕДЕНЫ НЕДОПУСТИМЫЕ ДАННЫЕ. ОШИБКА АВТОМАТИЧЕСКОЙ ВЕРИФИКАЦИИ ПРОЦЕССА ВОССТАНОВЛЕНИЯ. ВЫЯВЛЕНЫ РАСХОЖДЕНИЯ С ИСХОДНЫМИ ДАННЫМИ МЕНТАЛЬНОЙ СХЕМЫ. ОПЕРАЦИЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ПРЕРВАНА>


- О чем это он говорит? - нахмурился пантер, нетерпеливо косясь на Канта.

- Странно... - рысь с недоумением смотрел на свой пульт. - Похоже что сохраненная на микроплазмоидах информация не совпадает со снятыми при первичной записи контрольными ментообразами этих существ!

- Как это может быть?

- Пока не знаю... - покрытые серо-рыжим мехом пальцы Канта выбивали на голоклавиатуре быстрое беззвучное стакатто. - Сейчас налажу обратную связь... - бормотал он, набирая запрос. - Есть!

Под строками на экране появился новый рядок знаков:


ПРИЧИНЫ РАСХОЖДЕНИЯ?


Секунда общего напряженного ожидания - и появилась строчка ответа:


<ПО ДАННЫМ АНАЛИЗА - СЛИЯНИЕ ДВУХ ИСХОДНЫХ ПАКЕТОВ ДАННЫХ В ОДИН. ПРИЧИНА НЕИЗВЕСТНА>


По залу пронесся удивленный шумок, а Кант уже строчил следующий вопрос:


ВОЗМОЖЕН ЛИ ОБРАТНЫЙ ПРОЦЕСС?


<НЕТ>


Все в лаборатории смотрели сейчас на рыся, который напряженно покусывал губу, пытаясь составить правильный запрос.


ВОЗМОЖЕН ЛИ ВАРИАНТ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЭТОГО СОЗНАНИЯ С ИСХОДНЫМИ ТЕЛАМИ?


<ДА>


КАКИМ ОБРАЗОМ?


<ОБЪЕДИНЕНИЕ ИХ ДНК, СОЗДАНИЕ ОБЩЕГО ТЕЛА>


На это раз вздох удивления был громче.

Кант продолжал набирать вопросы:


ТАКОЙ ПРОЦЕСС УЖЕ ПРОВОДИЛСЯ?


<ДА>


С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ?


<СОЗДАНИЕ ГИБРИДНОГО СУЩЕСТВА В РАМКАХ ПРОЕКТА "ЧАКОНА">


ПРОЕКТ БЫЛ УДАЧНЫМ?


<ДА>


Рысь вопросительно взглянул на начальника лаборатории. Нахмурив брови и нервно подергивая кончиком хвоста, тот крепко тер нижнюю челюсть, решая, что же делать дальше.

"Получается, что восстановить льва и волку отдельно не получится - их сознания объединены в одно, и теперь ИИ предлагает создать гибридное тело для этого сознания... хммм... но раз это уже делалось - и даже целый проект был создан, у них есть шанс, что это существо будет жить..."

Шарса поднял голову:

- Спроси, как будет выглядеть это тело?

Рысь набрал вопрос.


<ВЫПОЛНИТЬ НЕВОЗМОЖНО - СБОЙ ПРОГРАММЫ>


Пантер решительно тряхнул головой:

- Давай разрешение!

Лапы Канта снова замелькали над клавиатурой:


СОЗДАТЬ ОБЩЕЕ ТЕЛО. ПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСЬ ОБЪЕДИНЕННОГО СОЗНАНИЯ.


<ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ ЗАДАНИЕ?>


ПОДТВЕРЖДАЮ.


<ПРОЦЕСС БИОРЕКОНСТРУКЦИИ ПРОДОЛЖЕН С УЧЕТОМ НОВЫХ ДАННЫХ>


Все два десятка находящихся в лаборатории рраштов сидели затаив дыхание, и смотрели на большой виом, который показывал содержимое саркофага, где только что началось формирование какого-то невероятного существа...

Сантор не замечал, что вот уже несколько минут сидит с приоткрытой пастью, судорожно прижав сжатые в кулаки лапы к груди. То, что сейчас происходило в лаборатории, превосходило его самые смелые фантазии! Неужели Предтечи могли создавать новых существ, по своей воле соединяя тела и сознания?! Невероятно... но ведь ИИ сказал, что это уже делалось!

Глаза койота слезились от напряжения, с которым он вглядывался в виом...


Прошло почти полчаса, прежде чем кисель в биованне начал темнеть, образовывая сгустки, соединявшиеся мышечными волокнами, под слоем которых формировались кости. Появлялись внутренние органы, и постепенно вся эта плоть покрывалась белой кожей, на которой уже появлялись отдельные участки золотистого и черного меха. Уже на стадии формирования внутренних органов стало понятно, что в биованне находится существо, являющееся соединением двух тел. Это был тавр - так издавна называли подобных мифических шестилапых существ. Нижний торс был явно львиным, а верхний принадлежал ррашту-волке...


Когда кожа покрыла внутренние органы и на ней начала появляться шерсть, стали заметны отличия этого существа от волки и льва. Хвост тавра был длинным, как у льва, но покрыт густым черным мехом, как и все остальное тело. Его голову и плечи прикрывала сейчас слипшаяся и пропитанная мутной биомассой львиная грива, из которой выглядывали явно волчьи острые уши. Существо лежало на боку, сложившись почти вдвое, - иначе оно просто не уместилось бы в ванне, - и поэтому разглядеть удавалось немного...

Шарса деловито работал на своей голопанели, согласуя дальнейшую работу с другими лабораториями, отдавая множество распоряжений, - в том числе составить в ренимационной два операционных стола, чтобы на них смогло уместиться почти четырехметровое тело тавра. За событиями в лаборатории с самого начала наблюдало много ученых во всем мире, - но теперь, после такого неожиданного поворота событий, это стало научной сенсацией номер один...


Томительно тянулось время. Похоже что процесс, которым управлял невероятно древний ИИ, тем не менее проходил успешно - новых надписей в виоме не появлялось, тревожных сигналов от аппаратуры не поступало, и понемногу все расслабились. Зазвучали шутки, кто-то принес упаковку банок с прохладительным напитком, которые мгновенно разобрали.

На диван рядом с Сантором шлепнулся Кант, и сунул одну банку в лапы койота:

- На, выпей! Наверно в горле пересохло от всего этого, а? - рысь весело подмигнул, отхлебывая из своей.

Не отрывая глаз от виома, Сантор подцепил когтем кольцо и сделал несколько глотков. Шипучий тоник ударил ему в нос и юноша закашлялся, наконец приходя в себя.

Рысь со смехом постучал его по спине:

- Что, не ожидал такого?

Койот посмотрел на него покрасневшими от кашля и долгого напряжения глазами:

- Это точно... максимум, на что я рассчитывал, - это получить возможность узнать, что же именно случилось тогда в Долине Огненной Тучи тысячу лет назад, и, возможно, пообщаться с древним рраштом... этой волкой... - он снова поднял взгляд на виом. - Но увидеть мифическое существо и узнать, что их создавали Предтечи... - койот покачал головой и снова отхлебнул тоника.

- Зато будет чем похвастаться перед подружками! - шутливо пихнул его локтем в бок Кант. - Теперь ты станешь знаменитостью - ведь именно тебе удалось отыскать такое чудо! - рысь восторженно покрутил головой.

Койот смущенно улыбнулся:

- С подружками у меня не очень... самкам со мной скучно - им не нравится мое увлечение древней историей, и то, что я так много времени провожу, роясь в архивах... - допив тоник, Сантор бросил пустую банку в утилизатор.

- Теперь все изменится, вот увидишь! - с усмешкой похлопал его по плечу рысь. - Красивые самочки будут драться за честь пройтись под лапу с великим исследователем, открывшим новую страницу в науке! - торжественно произнес Кант, но не выдержав серьезного тона, рассмеялся.

- Да ну тебя! - улыбнулся Сантор и снова посмотрел на виом. - А она красивая... - задумчиво произнес койот.

- Красивая? - недоверчиво фыркнул рысь, тоже глянув на изображение. - Необычно, экзотично выглядит - да, но чтоб красивая... - Кант усмехнулся. - А знаешь, что мне сказали биотехники?

- Что? - покосился на него койот.

- Что это существо и "она", и "он" одновременно - у него имеются полностью функциональные половые органы и самки, и самца! - рысь с улыбкой смотрел на округлившиеся глаза и отвисшую челюсть Сантора. - Так что точнее будет определение "оно", поскольку этот тавр - гермафродит.

- Вот это даа... - прошептал койот в последние дни очень часто повторяемую им фразу.

- Всем вернуться на свои места! - прозвучал голос Шарсы. - Процесс приближается к завершению! Реаниматорам - приготовится!

Все ррашты поспешно вернулись к голотерминалам и приготовились к последней фазе эксперимента.

В виоме саркофага появилась новая строка:


<ВНИМАНИЕ! ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ПРОЦЕССА БИОРЕКОНСТРУКЦИИ ОСТАЛОСЬ 60 СЕКУНД. 55... 50... 45...>


В лаборатории снова повисла напряженная тишина.


<8... 7... 6... 5... 4... 3... 2... 1... 0>


Еще несколько секунд ничего не происходило, и Сантор краем глаза заметил, как Шарса нахмурился, резко подергивая кончиком хвоста и напряженно сцепив лапы за спиной, - но тут в виоме всплыло очередное сообщение:


<БИОРЕКОНСТРУКЦИЯ ЗАВЕРШЕНА УСПЕШНО. СИСТЕМА ПРОВЕРКИ АНОМАЛИЙ НЕ ВЫЯВИЛА>


- Приступить к реанимации! - нетерпеливо рявкнул пантер, не сводя глаз с виома.

Биованна опустела. Изображение изменилось: Сантор увидел, как тело тавра вместе с остатками биомассы появилось в душевой камере реанимации. Со всех сторон в него ударили тонкие струи воды, смывая остатки слизи, и уже через несколько секунд тело оказалось на длинном столе, окруженное реанимационной командой. Одетые в легкие пленочные скафандры двое лис и выдр очистили дыхательные пути тавра и приступили к подготовке оживления. Быстрые профессиональные движения лап - и через считанные секунды тело было закреплено, покрыто датчиками и инъекторами со стимуляторами. Внизу виома появилась инфострока реанимационного компьютера:


<ГОТОВНОСТЬ>


- Сердечный стимулятор!


Лежащее на спине непривычно длинное тело содрогнулось.


<ЕСТЬ. СЕРДЦЕ РАБОТАЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНО>


- Контроль активности мозга.


<ЕСТЬ. АКТИВНОСТЬ МОЗГА ОТСУТСТВУЕТ>


- Включить водитель альфа-ритма!


<ЕСТЬ. ВОДИТЕЛЬ АЛЬФА-РИТМА ВКЛЮЧЕН>


Закрепленные на голове тавра электроды начали воздействовать на мозг магнитным полем определенной частоты. Все в лаборатории не сводили глаз с терминалов, на которых вздрагивали линии, отмечающие возрастание активности организма необычного существа. Его сердца ритмично сокращалось, гоня по сосудам обогащенную кислородом кровь.


Медленно тянулись секунды...

С замиранием сердца Сантор следил за процессом оживления тавра.


<АКТИВНОСТЬ МОЗГА В НОРМЕ>


Лежащее на столе тело шевельнулось. Покрытые черным мехом лапы дернулись, выпуская желтые когти...

Один из виомов показывал крупным планом голову существа, - и Сантор вздрогнул, когда тавр открыл глаза, и взглянул, казалось, прямо на него!


- Режим сна! - быстро произнес Шарса.


<ЕСТЬ. РЕЖИМ СНА ВКЛЮЧЕН>


Частота водителя альфа-ритма изменилась. Глаза тавра медленно закрылись, и его тело обмякло...


- Общее состояние объекта?


<КРИТИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ В РАБОТЕ ОРГАНОВ НЕ ОТМЕЧЕНО>


- Биотехникам - при отсутствии тревожных признаков через полчаса перенести существо в бокс номер два. Полный мониторинг! Программистам - наладить контакт с ИИ, получить от него максимально возможный объем информации. Электронщикам - поддерживать работоспособность системы. Пока все. Всем спасибо за хорошую работу! - и Шарса выключил вуфер.


По лаборатории прокатился негромкий гомон; все поздравляли друг друга, делились впечатлениями с находящимися в других лабораториях знакомыми, уточняли режимы работы аппаратуры.

Пантер потянулся всем телом и, подойдя к дивану, устало опустился на него рядом с Сантором. Откинувшись на спинку, он глубоко вздохнул:

- Даа... чего только не случается... - Шарса повернул голову к койоту. - Ну, что скажешь на все это?

- Это было здорово!! - восторженно ответил Сантор, и пантер усмехнулся такому простому, но искреннему ответу.

- Скажите... а когда можно будет с ней... с ним... - юноша смущенно замялся. - Вобщем... когда можно будет поговорить с этим тавром?

- Что, не терпится узнать что же случилось в той долине тысячу лет назад, да? Если не ошибаюсь, это ведь тема твоей диссертации? - улыбнулся Шарса.

- Ну... вообще-то да... - но не только потому... - Сантор умолк. Он еще и сам не мог понять, почему ему так хотелось увидеть этого тавра вблизи...

Когда он смотрел на свернувшееся в толще мутной слизи тело, оно уже тогда, несмотря на всю его необычность, казалось ему не по-земному красивым и изящным. Сантору почему-то очень хотелось получше разглядеть морду тавра, снова увидеть его глаза, услышать его голос... - но как объяснить Шарсе это непонятное даже ему самому желание?


Пантер заинтересованно смотрел на юного койота. Он заметил, как покраснели изнутри его слегка прижатые уши, но не мог понять причины этого смущения. Не дождавшись от юноши объяснения, он фыркнул и снова потянулся. Выпрямившись, начальник лаборатории задумчиво почесал подбородок:

- Думаю, ты понимаешь, что сперва надо будет провести множество анализов, исследований генкода этого существа, попытаться выяснить, для чего вообще Предтечам понадобилось делать нечто подобное. Если память тавра сохранилась, он будет представлять большой интерес и для историков... - пантер взглянул на Сантора. - А действительно - почему бы и нет? Включим тебя в их группу - ведь учитывая твой вклад в это открытие, ты вполне этого заслуживаешь! - Шарса подмигнул койоту. - Вот и сможешь с ним пообщаться! Но это, естественно, будет возможно только в том случае, если его память и сознание в порядке... - пантер поднялся с дивана. - А теперь извини - у меня еще много работы. - Он кивнул Сантору, и направился к группе что-то живо обсуждавших лаборантов.


Юный койот остался сидеть, пытаясь разобраться со своими чувствами. Так много неожиданного случилось сегодня, и столько надо было обдумать...

Но перед глазами Сантора почему-то снова и снова всплывала та увиденная в виоме картина...

Строгие черты мордочки черной волки, голова которой лежит среди мокрых прядей разметавшейся коричневой гривы - и такой необычный взгляд слегка раскосых желтых глаз с узкими кошачьими зрачками...




Часть третья.


НАДЕЖДА


Следующие несколько дней Сантор большую часть времени проводил в биолаборатории.

Несмотря на то, что дальнейшие исследования саркофага, древнего ИИ, а в особенности микроплазмоидов были очень интересными, его неудержимо тянуло туда, где медики изучали погруженного в искусственный сон тавра. Койот часам стоял у панорамного окна бокса, в котором находилось это существо, наблюдая как биологи снимают все новые и новые показания деятельности его организма. Самое главное он уже знал - сознание и память тавра сохранились, и теперь оставалось только дождаться того момента, когда ученые решат его разбудить. Принцип объединения двух организмов в один пока так и не был разгадан - ИИ отказывался давать конкретную информацию, ссылаясь на секретный параграф...


Сгорающий от нетерпения Сантор уже надоел начальнику биоцентра Ларсу - высокому худому лису с серым мехом - ежедневным вопросом о том, когда же наконец можно будет пообщаться с тавром. Тот терпеливо объяснял юному койоту, что программа обследования движется своим чередом, и всему свое время, - но это мало утешало Сантора. Ему хотелось не столько услышать рассказ очевидца о событиях древности, а просто услышать голос этого существа, ощутить его запах, снова увидеть взгляд его необычных глаз...

В глубине души юный койот понимал, что им движет не только научный интерес, и что чувство, которое возникает в его груди каждый раз, когда он смотрит на вытянувшуюся на пеноэластовых матрасах фигуру, - изящную, несмотря на свои необычные очертания, - весьма далеко от интереса исследователя или ученого. И понимание этого очень его смущало...


Чтобы отвлечься, Сантор принялся сопоставлять новые данные с теми, что имелись в библиотеке Предтечей, но до этого момента были не очень понятны. Теперь же, когда стало известно, что Предтечи умели создавать организмы с заданными параметрами и записывать сознание на микроплазмоиды, многое стало гораздо понятнее. Информация, понемногу получаемая от ИИ группой Канта, тоже была очень полезна для создания общей картины событий далекой древности, и Сантор с увлечением занимался складыванием этого исторического паззла. Прошла целая неделя, прежде чем наконец настал долгожданный для юного койота день, когда было решено разбудить тавра...


С самого утра Сантор уже стоял у окна бокса. С тела тавра сняли почти все датчики и инъекторы, и теперь ничто не мешало разглядеть его во всех подробностях. Тавр лежал на боку, чуть подобрав лапы нижнего торса, положив голову на ладони лап верхнего торса, и вид у него был спокойный и умиротворенный. Короткий блестящий черный мех покрывал все его тело кроме живота и внутренней стороны лап нижнего торса, которые были покрыты золотистой львиной шерстью. Волнистая коричневая грива спускалась чуть ниже лопаток верхней части тела, несколькими прядями спадая на красивые полушария грудей тавра. Взгляд Сантора невольно переместился к месту между задними лапами этого существа, где имелись ножны и мошонка вполне волчьей формы. Среди биологов прошла бурная дискуссия на тему того, почему на явно львином нижнем торсе не были сохранены львиные же гениталии, но к единому мнению ученые так и не пришли. При восстановлении этого тела древний ИИ явно руководствовался лишь ему известными мотивами...

Пушистый волчий хвост тавра, который напоминал львиный разве что длиной, сейчас прикрывал лоно самки, находящееся немного выше гениталий самца. Эта особенность тела тавра тоже была очень интересна для биологов: если не считать немногих видов насекомых и улиток, случаев объединения полностью функциональных органов обоего рода в теле одного существа науке известны не были.

Сантор взглянул на волчью морду тавра. Глаза существа были закрыты, а на лбу поблескивала сеточка водителя альфа-ритма, которая его усыпляла. Койот с нетерпением оглянулся, - ну когда же наконец ему позволят проснуться?!

У окна собралось всего около десятка рраштов, но гораздо большее количество сейчас наблюдали за приближающимся мгновением пробуждения тавра через виомы. Тревожная группа медиков, готовая телепортироваться в бокс в случае непредвиденного осложнения, историки и лингвисты, знающие языки и диалекты древней Хены - все было наготове...

- Внимание всем службам! - прозвучал голос Ларса из динамика над окном. - Процесс пробуждения начат!


Сантор не сводил глаз с тавра. Вот ровный ритм его дыхания нарушился; вздрогнули усы, чуть повернулось ухо...

Существо шевельнулось, потянулось, грациозно изогнувшись всем телом. Лапы нижнего торса вытянулись, из меха на пальцах выглянули желтые когти, тут же снова спрятавшиеся. Тавр зевнул, продемонстрировав отличный набор белоснежных зубов, и наконец открыл глаза...

Сантор затаил дыхание: этот взгляд ему несколько раз даже снился! Сердце койота неистово колотилось, пока тавр с явным недоумением оглядывался по сторонам. Стеклопласт изнутри был зеркальным, и он не мог видеть стоящих за ним рраштов.

Одним гибким движением тавр поднялся на лапы, сделал шаг - и вдруг замер, словно окаменев. Взгляд его расширившихся глаз со ставшими почти круглыми зрачками остановился на Санторе, и койот невольно отступил назад. Неужели тот его видит?!

Не отводя взгляда, тавр протянул лапу назад, коснулся спины нижнего торса. Он снова и снова проводил ладонью по меху, а потом, по-прежнему не сводя взгляда с Сантора, сделал шаг, поворачиваясь к окну боком.

Койот облегченно вздохнул, наконец поняв: тавр не видит его, - он просто разглядывает свое отражение в зеркальном стеклопласте!

- Медикам - особое внимание! - негромко произнес динамик.

И действительно - неизвестно как отреагирует это существо на свой внешний вид, пусть даже ему и ввели небольшую дозу успокаивающих препаратов. Ментоскопирование показало, что мозг тавра - это мозг волки примерно восемнадцати лет, с очень незначительными отличиями от нормы. При создании этого тела ИИ саркофага явно выбрал его как более развитой, - и все понимали, что для разумного существа понимание того, что ты вдруг оказался в другом, к тому же таком необычном теле может оказаться слишком большим потрясением...

Наконец тавр оторвал взгляд от своего отражения, и опустив голову, взглянул на передние лапы нижнего торса. Подняв одну, он повернул ее подушечками вверх, шевельнул пальцами, выпустил когти. Губы существа шевельнулись, и мягким грудным голосом оно произнесло слово на диалекте, на котором говорили ррашты центральной части Хены:


- Невероятно...


У Сантора снова перехватило дыхание: этот голос был таким красивым! Прильнув к стеклопласту, юный койот смотрел как тавр, взяв несколько прядей гривы, разглядывает ее, потом, гибко изогнувшись всем телом, снова проводит лапами по нижнему торсу, явно прислушиваясь к своим ощущениям, и удивленно рассматривает свой длинный пушистый хвост, подняв его вертикально...

Никто из исследователей пока не вмешивался, давая существу время ознакомиться со своим новым телом.

Сантор был поражен и восхищен его самообладанием: очнуться в незнакомом месте, в незнакомом теле, - и при этом не впасть в истерику, а вполне спокойно заняться исследованиями, - для этого нужно обладать очень сильным характером!


***


...Шанти снова провела пальцами по спине своего нового тела...

Очнувшись, она почти сразу же осознала, что на этот раз вытянула выигрышный камень. Она снова жива! Шанти отчетливо помнила последние минуты перед тем, как она опустилась в саркофаг в виде серого облачка, и включила его в режим сна. И вот теперь у нее снова есть тело... вот только почему такое странное? И почему она не ощущает ни малейших неудобств, несмотря на то, что теперь у нее шесть лап вместо четырех? Все ее ощущения были почти такими же, какими она их помнила...

Бывшая волка немного наклонилась, и провела ладонями по передним лапам, пытаясь понять, почему она ощущает их как неотъемлемую часть себя. Лапы были очень похожи на львиные - как и вся нижняя часть ее тела, - вот только черный цвет меха немного сбивал с толку. Неужели...


РЭСС?!


Шанти резко выпрямилась и мысленно позвала своего друга, все же на что-то надеясь. Ответа не было, и волка прижала уши...

Она вспомнила о том, как за те месяцы, пока она разбиралась с устройством саркофага, сознание Рэсса все больше и больше сливалось с ее сознанием, и с какого-то момента они стали одним целым. Может поэтому и тело у нее такое же - объединенное?

Шанти решительно встряхнулась, и оглянулась по сторонам. Не стоит ломать голову - ее кто-то оживил, и этот кто-то наверняка сможет многое ей объяснить.

Белые стены и мягко светящийся потолок не были похожи ни на что привычное её взгляду, - а уж огромное зеркало, которое шло вдоль одной стены, вобще было невероятным, - Шанти никогда не видела таких больших и чистых зеркал. Она еще раз взглянула на свое отражение, и прошлась вдоль стены. Никакого неудобства от того, что она идет на четырех лапах... так странно...

Волка подошла вплотную к зеркалу, и принялась разглядывать свое отражение. Черты ее мордочки почти не изменились, разве что мочка носа стала чуть шире, - а вот пышная светло-коричневая львиная грива выглядела очень необычно... но красиво. Шанти невольно провела лапой по шелковистым прядям, поправляя их...


В полуметре от нее за тонким слоем стеклопласта стоял Сантор, который, не дыша, с замирающим от восторга сердцем смотрел на красивое существо, на его движения, которые выглядели такими естественными, несмотря на всю необычность его облика.

Койот смотрел на обрамленную гривой волчью мордочку с такими неожиданными на ней кошачьими глазами, на небольшую, но красивую грудь самки, - и в это мгновение он не вспоминал о том, что тавр - гермафродит. Сантор видел перед собой прекрасное существо, к которому ему неистово хотелось прикоснуться, ощутить шелковистость его меха, тепло его тела, снова услышать его мягкий голос...


На плечо койота опустилась чья-то лапа, и Сантор вздрогнул, выныривая из глубины своих грез.

- Что, душа историка трепещет от предвкушения новых открытий? - подмигнул ему Кант.

- Ээ... да, конечно... - койот смущенно прижал порозовевшие изнутри уши.

Рысь внимательно рассматривал тавра:

- Совершено свободно двигается... и сумел же наш старичок разобраться, как, что, и куда подключать!

Увидев непонимающий взгляд Сантора, Кант пояснил:

- Я говорю про ИИ. До сих пор непонятно, как он сумел обеспечить правильную подачу нервных импульсов от мозга к мышцам объединенного тела!

- Аа... понимаю, - койот снова повернулся к окну. Тавр уже закончил знакомиться со своим телом, и обходил комнату по периметру, внимательно разглядывая стену - явно искал дверь.


- Внимание! Начинаем контакт! - прозвучало из динамика.


Посреди комнаты медленно появился туманный столб виома, и тавр остановился, насторожено глядя на него.

Дымка виома исчезла, и на ее месте появилось объемное изображение пожилого койота, одетого в традиционную для жителей Хены одежду. Он слегка кивнул тавру и заговорил на устаревшем диалекте:

- Здравствуй! Я здесь для того, чтобы ответить на твои вопросы, которых у тебя наверняка много. Ты меня понимаешь?

Тавр осторожно подошел ближе. Он медленно протянул лапу и провел ладонью сквозь виом, после чего снова отступил назад.

- Да, я тебя понимаю, фантом.

- Спрашивай! - ожидающе наклонил голову койот.

- Где я? И почему я... такая? - спросил тавр.

Сантор понял все до последнего слова - этот диалект он знал досконально. А от звуков мягкого грудного голоса у него почему-то сладко заныло в груди...

Невольно подавшись вперед, койот ткнулся носом в стеклопласт, и опомнившись, досадливо отступил на шаг.

- Не торопись. Успеешь еще поболтать! - хихикнул рысь, но Сантор только сердито взглянул на него и снова обратился в слух.

- Ты находишься в храме науки. Мы те, кто вернули тебя к жизни... - седой койот сделал паузу, - но нам не удалось вернуть тебе прежний вид. Ты можешь рассказать, как ты оказалась в саркофаге, и почему это произошло?

Тавр опустил голову, и глубоко задумался, рассеяно накручивая на палец прядь гривы. Десятки, а может и сотни тысяч зрителей во всем мире сейчас смотрели в виомы, ожидая, что скажет этот пришелец из прошлого...

Наконец тавр глубоко вздохнул, и поднял голову:

- Меня зовут Шанти... - он запнулся. - Вернее, так меня звали раньше...


***


Сантор ворочался на своей постели, не в силах уснуть.

Перед глазами юного койота снова и снова возникала фигура тавра, взгляд его... ее глаз...

Шанти...


Наконец он не выдержал, сел, опершись спиной на подушку. Коснувшись лежащего на столике у кровати лича, дал мысленную команду снова запустить последнюю запись. Слушая мелодичный голос, рассказывающий о произошедших почти тысячу лет назад событиях, койот с благоговением думал о юной самке, которая была готова пожертвовать собой ради спасения своей страны, а теперь, чудом преодолев пропасть времени, снова обрела жизнь и плоть.

Сантор закинул лапы за голову и невидящим взглядом уставился в потолок. Что чувствует она сейчас, когда узнала обо всем? О том, что прошла тысяча лет со дня ее "смерти", что за это время мир неузнаваемо изменился, - а главное - что она одна такая во всем этом мире.

Тавр-гермафродит...


Койот снова вспомнил, как после долгой беседы, убедившись в том, что Шанти держит себя в лапах и не проявляет агрессии, к ней вошли служащие. Они принесли столик с едой, показали тавру, как открывать дверь в ванную комнату и как пользоваться ее нехитрым оборудованием.

И как потом, выйдя оттуда прижав уши и нервно подергивая хвостом, тавр упал на матрасы, и отвернулся к стене, не желая ни с кем разговаривать...

Сантор слушал его мягкий голос, и в душе койота крепла уверенность, что он должен что-то сделать. Нельзя оставлять Шанти одну в такое время! Это неправильно!


Решительно выключив запись, Сантор надел на лапу браслет, натянул юбку и выскользнул в коридор. Было уже два часа ночи, и практически все спали, да и никто не обратил бы внимания на его появление в коридоре - мало ли почему ррашту не спится...

Платформа ближайшего телепорта, легкое прикосновение к личу - и он уже в коридоре биокорпуса ЦИУ.

Мягко ступая по эластичному покрытию пола, койот подошел к окну бокса.

Внутри было почти темно: потолок едва заметно светился, выполняя функцию ночника, и Сантору было видны очертания свернувшегося в клубок тела тавра. Блокировка с замка на двери бокса была снята еще днем, и когда койот приложил лапу к сенсорной панели, дверь беззвучно скользнула в сторону.

С неистово колотящимся сердцем Сантор ступил внутрь...


***


...Лежа в полутьме, Шанти кусала кулак, чтобы не завыть в голос.

Это просто несправедливо!! Тысячу лет назад она сумела выжить - но зачем?! Чтобы теперь стать уродом, сложенным безумным артефактом из ее и Рэсса тел? Нет, она бы могла смириться с необычным обликом своего нового тела, раз уж так получилось - но быть одновременно и самкой и самцом?! Как она сможет жить потом, когда эти маги узнают от нее все что им нужно, и утратят к ней интерес? Кому она будет нужна такая?!?!

Из глаз Шанти снова брызнули слезы, пропитывая и так уже мокрый мех на ее мордочке. Она тихо заскулила... и вдруг ощутила прикосновение чьей-то лапы к своему плечу!

- Ш-шанти? - произнес кто-то дрогнувшим шепотом.

- КТО ЗДЕСЬ?! - вскрикнула она, одним гибким движением тела развернувшись мордой к незваному пришельцу. Но вместо испуга ее сознание внезапно затопила ярость, - и не успевший даже взвизгнуть незнакомец оказался лежащим на матрасах, стиснутый шестью когтистыми лапами. Губы Шанти приподнялись, обнажая острые зубы, готовые впиться в горло врага...

ВРАГА? Почему врага?

Рвущееся из горла Шанти рычание стихло. Она отчаянно пыталась взять себя в лапы, подавить непонятно откуда взявшуюся ярость и желание разорвать противника - желание защитить своего хозяина...

ХОЗЯИНА?!

Шанти все стало ясно. Это была ярость и инстинкты Рэсса! Ее верный друг и защитник продолжал оставаться с ней - теперь уже неразрывно связанный с ее сознанием...

Медленно втянув когти, Шанти отпустила свою добычу.

Лежащий на матрасах койот - теперь она отчетливо ощущала его запах, - со свистом втянул воздух в легкие, шевельнулся, и тихо охнул:

- Больно...

Шанти почувствовала запах крови и ее охватил страх. Неужели она серьезно его ранила?!

- Свет!! - громко произнесла она так, как ее научили, и потолок плавно разгорелся до полной яркости.


Теперь Шанти могла разглядеть того, кто вошел к ней ночью. Перед ней лежал койот с черным мехом, немного старше ее на вид, одетый в короткую белую юбочку, которая от их борьбы задралась, - и Шанти смущенно отвернулась, поправляя ее лапой, - но тут же снова наклонилась над своим гостем:

- Где болит? Я тебя сильно задела?

Койот попытался приподняться на локти, но тут же зашипел сквозь зубы от боли:

- Левое плечо...

Шанти обхватила его за талию и посадила перед собой на матрас. Наклонившись к его плечу, она увидела слипшийся от крови участок меха, и не долго думая, принялась вылизывать рану...

Самец вздрагивал, но терпел молча.

Вскоре кровотечение прекратилась, и Шанти принялась осматривать тело койота в поисках других ран. Еще одна нашлась на правом бедре, и она очистила ее тем же способом. Остальные оказались незначительными царапинами, на которые можно было не обращать внимания.

Выпрямившись, Шанти наконец увидела глаза своего незваного гостя. Койот смотрел на нее ТАК, что она внезапно смутилась и прижала уши.

- И-извини, что поранила тебя... - начала Шанти, но койот поспешно перебил ее:

- Нет-нет, это ты меня извини, что так подкрался к тебе! Просто я не хотел, чтобы другие видели меня здесь...

- Но почему? Разве тебе запретили делать это? - удивилась она.

Койот тоже смущенно прижал уши:

- Не запретили... но и не разрешали... - он взглянул прямо в глаза Шанти. - Меня зовут Сантор.

- Я... - глаза тавра вдруг удивленно расширились. - А почему ты так хорошо говоришь на языке Хены? Мне сказали, что прошло почти тысячу лет, и даже показывали картину остатков храма Дэхаб-Рэв... неужели за это время язык совсем не изменился?

Сантор невольно улыбнулся:

- Да нет, язык сильно изменился... а я хорошо знаю его потому, что изучаю тот период истории. Это я нашел твой саркофаг! - не удержался чтобы не похвалиться койот. - А тебя зовут Шанти, верно?

- Да, Шанти... - тавр снова прижал уши, и отвернулся, глядя в никуда внезапно наполнившимися слезами глазами. - Так меня звали тысячу лет назад... а теперь я не знаю, кто я...

Только теперь Сантор заметил, что шерсть на мордочке Шанти мокрая от слез - и вдруг разом понял, что ощущает это существо, оказавшееся в полном одиночестве в огромном мире...

Шанти потеряла всё - своих друзей и близких, свой мир, свое тело, - даже свой пол! Единственное, что у нее осталось - это ее жизнь, - но захочет ли она теперь жить?

Отбросив остатки неуверенности, койот оттолкнулся от стены, встал на колени перед тавром, обнял его и лизнул в заплаканную мордочку:

- Не говори так, Шанти! Ты очень красивая! Еще когда я увидел тебя впервые, я понял это, и потому пришел к тебе... я хотел прикоснуться к твоему меху, ощутить твой запах... - Сантор смущенно умолк, увидев, каким пораженным взглядом смотрит на него Шанти. - Что? - неуверенно спросил он. - Почему ты так смотришь?

- Но ведь я урод... - тихо произнес тавр. - Я непонятно кто, и непонятно какого вида... разве ты не знаешь этого? Когда-то меня звали Шанти, да... но теперь я не знаю... теперь я даже не самка!

- Ничего страшного! - горячо возразил Сантор. - Ты можешь взять себе новое имя, а мы поможем тебе начать новую жизнь!

- Новое имя? - неуверенно переспросил тавр, глядя в глаза койота. - Возможно...

- Да! - Сантор немного отодвинулся, и взял лапы тавра в свои. - Скажи, какое бы ты хотела имя?

Тот даже слегка растерялся от такого напора.

- Ну... - он замялся, не зная, что ответить. - Это тело сложено из двоих... меня и Рэсса.

- Я помню, ты говорила о нем, - Сантор на мгновение задумался. - А если ваши имена тоже объединить?

Койот изо всех сил старался отвлечь тавра от печальных мыслей.

- И как?

- Ну, скажем, Шантри... или Шантррес...О! - глаза Сантора блеснули. - Шантарис!

- Шантарис... - повторил тавр, прислушиваясь к звучанию. - Красиво...

- Тебе нравится? - нетерпеливо спросил койот, и тавр улыбнулся его энергии и настойчивости.

- Хорошо, я согласна, - пусть будет Шантарис...

- Чудесно! - просиял Сантор, от начального смущения и неуверенности которого не осталось и следа. Койот не верил самому себе; он, который едва мог связать несколько слов в разговоре с юными самками, теперь так свободно общался с таким необычным существом!

Шантарис смотрела на улыбающуюся морду Сантора, и ощущала, как сжавшие ее тиски отчаяния понемногу разжимаются. Возможно, все не так уж и плохо, и она все же сможет привыкнуть к этому новому телу, новому для нее миру... и даже к новому имени. Она должна попробовать начать жить заново - хотя бы потому, что в этом мире есть такие ррашты как Сантор...


***


...Коснувшись лича, Ларс дал отбой тревожной группе. С того мгновения как его разбудил сигнал, сообщивший о том, что кто-то вошел в бокс к тавру, лис внимательно следил за происходящим там. Когда тавр молниеносным движением сгреб этого сумасшедшего щенка, Ларс дал сигнал тревоги, хотя и понимал, что если случится худшее, охранники все равно не успеют... - и облегченно вздохнул, когда ситуация разрешилась мирно. Приказав всем быть наготове, но не вмешиваться, начальник биоцентра сел на свою постель, продолжая наблюдать за тем, что происходило в боксе. Он нахмурился, услышав слова тавра, а потом не сумел сдержать улыбки в ответ на горячую речь Сантора. Теперь Ларсу стала понятна причина нетерпения юного койота, с которым тот ждал пробуждения тавра. Молодость, молодость...

Но каков молодец, а? Психологи не на шутку обеспокоились, увидев как отреагировал тавр, когда наконец осознал двойственность своего пола, - а этому юноше, похоже, удалось переломить ситуацию в лучшую сторону! Надо же - даже новое имя придумал...

Не удержавшись, лис с громким притявкиванием зевнул и потер слипающиеся глаза. В виоме Сантор и тавр по-прежнему лежали рядом, негромко разговаривая. Вот койот протянул лапу, с явной нежностью проведя ладонью по гриве тавра... - и коснувшись лича, Ларс выключил изображение. Нехорошо подглядывать за влюбленными! - пожурил себя лис, по морде которого блуждала задумчивая улыбка. Наконец он решительно улегся в постель, и укрылся легким одеялом.

"Интересно, каким образом эти двое сумеют разобраться с такой непростой ситуацией?" - думал он, погружаясь в сон...


Сантор и Шантарис проговорили почти до самого утра, и только когда вот-вот должны были появиться первые лаборанты, койот попрощался с ней, и выскользнул за дверь. Торопливо вернувшись в свою комнату, он рухнул на постель, и счастливо улыбаясь уставился в потолок.

"Какая она красивая!" - в сотый наверно раз подумал Сантор, вспоминая черты ее мордочки, и взгляд чуть раскосых желтых глаз. - "Словно оживший Сфинкс..."

Хотя позади была бессонная ночь, спать не хотелось. Вскоре он снова сможет увидеть Шантарис, и возможно, снова поговорить с ней...

Койот улыбнулся. Они проговорили почти полночи - но ему хотелось говорить с ней еще и еще, - неважно о чем, - лишь бы быть рядом с ней...

Его лич тихонько завибрировал.

- Да? - спросил он, недоумевая, кому мог понадобиться в такую рань.

- Зайди ко мне, Сантор, - услышал он голос Ларса. - Нам надо поговорить.

- Хорошо, сейчас зайду, - отозвался койот, садясь на постели. Интересно, зачем он понадобился начлабу? Уши Сантора вдруг прижались к голове. Неужели Ларс узнал о том, где он был ночью?! Охх...


Торопливо вскочив, койот снял юбку, на белой ткани которой расплылось несколько пятен крови, сунул ее в нишу стирального автомата, и достал из шкафчика новую. Схватив щетку, он принялся приводить свой мех в порядок. Повизгивая от боли, койот осторожно расчесывал слегка слипшуюся шерсть вокруг ран от когтей Шантарис.

"Однако это ее тело удивительно сильное", - думал Сантор, нанося на них слой дезинфицирующего спрея. - "Когда она меня сгребла, я даже пошевельнуться не мог..."

Хорошо понимая, что в биологическом смысле тавр не является именно самкой, койот не мог относиться к ней как-то иначе. Черты ее мордочки, красивая грудь самки помогали ему не думать о том, что Шантарис одновременно еще и самец...

Наконец закончив с расчесыванием меха, Сантор натянул юбку, и вышел в коридор. Несколько шагов до ближайшего телепорта - и вот он уже у дверей в кабинет начальника биоцентра. Койот положил лапу на пластину сканера на стене, и дверь скользнула вбок.

- Здравствуйте! - поздоровался Сантор, входя в комнату.

- Здравствуй, - отозвался Ларс, быстро водя лапами по голопанели своего терминала. - Присядь, я сейчас...

Койот опустился на диван, аккуратно положив рядом свой хвост.

Глядя на быстрые и уверенные движения лиса, он снова начал волноваться. Зачем он ему понадобился? Обычно, если начлабу нужно было что-то кому-то сообщить, он делал это через лич...

Наконец Ларс опустил лапы, и несколько секунд посмотрев в виом, удовлетворенно кивнул:

- Отлично!

Прикосновением к сенсору убрав голопанель, лис оперся локтями на стол, и сложив лапы вместе, положил на них морду.

Под его пристальным взглядом Сантору стало совсем неуютно...

- Так значит, тебе просто ужасно не терпится пообщаться с нашим гостем из прошлого? - спросил он, не сводя глаз с койота.

Уши Сантора прижались к голове, а хвост попытался спрятаться под его бедро. Неужели Ларс знает?!

- Д-да... - внезапно пересохшими губами произнес койот. - Вы же знаете... я работаю как раз над темой взрыва в Долине Огненной Тучи... и рассказ очевидца будет очень важен для науки... - юноша умолк, нервно тиская кончик своего хвоста.

- Несомненно! - вдруг широко улыбнулся лис. Он откинулся на спинку кресла и сложил лапы на животе. - Многие заметили твое горячее желание узнать все до мельчайших подробностей... - тут он непонятно почему улыбнулся. - Именно поэтому, посоветовавшись с твоим патроном и согласовав решение с другими отделами, управление ЦИУ решило назначить тебя на должность главного консультанта нашего гостя. После того как будут закончены медицинские исследования, а историки получат от него всю возможную информацию, твоей обязанностью будет познакомить его с нашим миром!

Глядя на невероятно ошеломленного койота, Ларс едва сумел сдержать веселый смешок. Такого тот явно не ожидал!

Лис с улыбкой следил за тем, как выражение изумления на морде Сантора сменяется восторгом и надеждой. Безуспешно пытаясь изобразить что-то похожее на деловитую озабоченность "настоящего ученого", койот вскочил с дивана:

- Когда я смогу приступить к работе? - едва сдерживая щенячью радость спросил он, не замечая, что его хвост неистово виляет за его спиной - и Ларсу стоило немалых трудов сохранять более-менее серьезное выражение морды.

- Наша лаборатория будет работать с тавром еще два дня, после чего он поступает в полное распоряжение историков. Но если Шантарис не против, то можете уже сейчас узнавать у неё самые интересные тайны истории... - лис улыбнулся и подмигнул Сантору.

- Я могу идти? - почти приплясывая на месте от нетерпения спросил койот, и получив кивок, вылетел из кабинета даже забыв попрощаться.

Когда дверь за ним закрылась, Ларс несколько секунд сидел неподвижно, задумчиво улыбаясь, потом вздохнул, встряхнулся, и привычным жестом включил терминал. Взглянув на дверь, лис снова улыбнулся:

- Удачи тебе, малыш! - негромко сказал он, возвращаясь к своей работе...


Стоящий на платформе телепорта Сантор уже коснулся лича, собираясь отправиться прямо к Шантарис, чтобы сообщить ей радостную новость, - но вдруг замер, округлившимися глазами взглянув в сторону кабинета начлаба.

Он назвал тавра "Шантарис"?! Значит... значит, он знает?! Но...

Несколько секунд койот стоял неподвижно, пытаясь собраться с мыслями, а потом по его губам скользнула робкая улыбка.

- Спасибо, Ларс... - прошептал он, прежде чем наконец исчез...


Шантарис тоже была рада тому, что теперь им можно встречаться без опаски. Все время между медицинскими исследованиями Сантор проводил вместе с ней, рассказывая о своей семье, учебе, о том, что происходит в этом новом для нее мире. Если она не была слишком утомлена процедурами, к ним присоединялись еще два историка и лингвист, которые дотошно расспрашивали тавра о давно минувших событиях, записывая ее рассказы на свои личи. Несмотря на то, что благодаря памятным кристаллам и другим артефактам Предтечей до этого времени дошло немало информации о событиях прошлого, она была разрозненной и неточной, поэтому знания Шантарис были очень ценны для науки. Будучи магом, она была в курсе многих произошедших в то время событий, и ее сведения позволили связать воедино и уточнить многие исторические факты.

Теперь Сантор знал все подробности того, что случилось в Долине Огненной Тучи, и его дипломная работа обещала быть просто блестящей... но она давно уже отошла на второй план. Чем лучше он узнавал Шантарис, тем больше ему нравилась эта волка, волею судьбы и обломков древних технологий ставшая тавром-гермафродитом, но все же не павшая духом, и сумевшая остаться настоящей личностью.


***


Прошла еще одна неделя...

Все биологические эксперименты были завершены, почти всё, о чем могла вспомнить Шантарис, было записано историками, и теперь у нее с Сантором стало гораздо больше свободного времени. Её наконец выпустили из бокса, и по просьбе койота поселили в соседней с его комнатой. В ней пришлось демонтировать кровать, перетащив туда пеноэластовые матрасы из бокса, - это было проще, чем изготавливать кровать для четырехметрового тавра, - да и саму Шантарис такое ложе вполне устраивало. Большую часть времени Сантор проводил у нее, просто разговаривая с тавром, или, включив виом, знакомил с новым для нее миром. За свою жизнь Шанти ни разу не покидала Хену и почти ничего не помнила из своих детских лет, которые прошли за ее пределами, поэтому теперь она с восторгом рассматривала пейзажи с горами, огромные просторы океанов, бесконечный зеленый бархат тропических лесов, и то, как живут и работают ррашты самых разных видов...

Любая точка огромной планеты посредством телепортов была теперь доступна любому её жителю, и поэтому планету больше не покрывала сеть дорог, реки не пересекали мосты, - разве что оставленные как памятники архитектуры Предтечей, - и ничто не мешало природе жить по своим законам. Благодаря телепортации вся промышленность была перемещена на Луну, а на орбите работали автоматические заводы, которые использовали солнечную энергию, и не было нужды загрязнять атмосферу, сжигая природное топливо...

Все это было очень интересно, но Шантарис хотелось наконец выйти из стен здания, увидеть небо над головой, - и после настойчивых просьб Сантора начальство сдалось, позволив ей ненадолго выходить на прогулку.


Атмосфера зимнего леса Аляски поразила никогда не видевшую снега Шантарис. Одетый в легкую курточку и специально для него пошитую попонку тавр, который осторожно ступал по снегу, с любопытством оглядываясь на свои следы, выглядел настолько забавно на фоне заснеженных елей, что Сантор хохотал до упаду, отчего Шантарис даже слегка обиделась. Коварно набросившись на него, она вываляла одетого в спортивный костюм койота в снегу, после чего он перестал смеяться, зато принялся кидаться снежками. Шантарис быстро поняла принцип их изготовления, после чего на поляне рядом с комплексом многоэтажных зданий ЦИУ разгорелась настоящая снежная баталия. Несмотря на то, что койот был меньше и легче тавра, ему оказалось очень непросто ускользнуть от снарядов Шантарис, и еще труднее - самому попасть в нее. Гибкими кошачьими движениями тавр уворачивался от его снежек, а поднявшись во весь свой четырехметровый рост, бросал их в него сверху так, что Сантор не мог укрыться даже за кустами и другими препятствиями.


Вдоволь наигравшись и окончательно запыхавшись, койот сел на одну из скамеек, которые в художественном беспорядке были установлены у стен ЦИУ, и расстегнул куртку. Шантарис села рядом на снег, совсем по-кошачьи обернув хвост вокруг передних лап.

- Тебе понравилось? - отдышавшись, спросил ее Сантор.

- Забавная игра, - улыбнулась она, перебрасывая снежок из лапы в лапу. - Холодно только...

- Это еще не холодно! - усмехнулся койот. - Здесь уже почти весна, а вот зимой тут бывает раз в десять холоднее!

- Ничего себе! - поразилась Шантарис.

- Просто привыкнуть надо, тогда ничего страшного... - Сантор прищурился, глядя на солнце, - к тому же в сильный мороз мало кто выходит на улицу.

Шантарис бросила снежок, и тот, описав длинную дугу, попал точно в ствол стоящего отдельно дерева.

- Сантор... - сказал тавр, не обращая внимания на восхищенный взгляд койота. - Мы с тобой уже не раз говорили об этом, но... исследования подходят к концу, и вскоре мне придется покинуть ЦИУ... - Шантарис вздохнула, и спрятала замерзшие лапы под мышки. - Что мне тогда делать дальше? Я не хочу быть экзотическим экспонатом музея, на который все будут таращиться!

Сантор улыбнулся. Положив лапу на спину тавра чуть выше края попонки - там, где у волки должен был бы быть хвост, койот начал тихонько почесывать ее, зная, что ей это приятно. Их отношения к этому времени стали достаточно близкими, чтобы допускать такие интимные жесты, - но если Сантор выражал свои чувства открыто, почти не смущаясь двойственной сущности тавра, у Шантарис пока так не получалось. Она стеснялась сама себя, и это огорчало койота, который всеми силами старался помочь ей преодолеть этот комплекс.

- Шанти... - (Сантор иногда называл так Шантарис, используя ее прежнее имя как ласкательное), - ты уже должна была убедиться в том, что в современном обществе рраштов нет деления по виду, цвету меха, или еще каким внешним признакам. Для нас главное, чтобы член общества уважал других, и своими действиями не причинял им проблем - а в остальном он может быть кем угодно, и делать что угодно - никто и слова ему плохого не скажет!

- Да, я знаю это... - Шантарис чуть выгнула спину, подставляя под ласку Сантора другой участок, - но все равно боюсь, что мой вид постоянно будет привлекать слишком много внимания... да-да, я помню, что ты мне говорил! - поспешила добавить она, увидев, что койот хочет что-то сказать. - Что я могу поселиться где-нибудь в небольшом поселке, со временем ко мне привыкнут, и перестанут обращать внимание... но это все равно не то! - Хвост тавра начал нервно подергиваться из стороны в сторону.

- Шанти... - Сантор поднялся с лавочки, встал перед Шантарис и положил лапы ей на плечи. Глаза койота оказались как раз на уровне глаз сидящего тавра. - Пойми главное - ты не можешь спрятаться от всего мира! О тебе и твоем подвиге знает чуть ли не вся планета, и уж поверь мне - никто не считает тебя уродливым мутантом! - Сантор нежно улыбнулся, и провел обеими ладонями по гриве тавра. - А для меня ты всегда будешь самой красивой самкой - пусть даже ты наполовину самец!

И не дав ей возможности возразить, койот поцеловал Шантарис впервые с начала их первой встречи по-настоящему - долгим и горячим поцелуем...

Испуганно напрягшееся в первое мгновение тело тавра через несколько секунд медленно расслабилось, и он ответил, - сначала робко, потом все смелее, - и на несколько минут оба этих таких разных существа забыли обо всем на свете, целиком отдавшись чувству, для которого не существует никаких границ...


Последняя неделя пребывания Сантора и Шантарис в ЦИУ пролетела почти незаметно. Койот все время был рядом с ней, стремясь поскорее подготовить тавра к вступлению в этот мир.

С помощью надеваемого на голову легкого обруча гипноучителя Шантарис за три дня овладела общим языком, заодно приобретя самые необходимые сведения о законах и правилах поведения в обществе. Общим языком пользовалось все население планеты, хотя великое множество древних языков никуда не делось, и каждый ррашт имел возможность говорить на языке своих предков.

Скованность и смущение тавра постепенно рассеялись, а встречая только искренне дружеское и приветливое отношение со стороны работающих в ЦИУ рраштов, он вскоре перестал стесняться своего обнаженного вида. От мысли надеть юбку или штаны на тавра отказались сразу, едва представив себе нелепость этого зрелища. Надевать что-то на верхнюю часть тела тоже не было смысла, - большинство рраштов носили только юбки, - да и то лишь как дань давней традиции приличия.

Ночи Сантор теперь проводил в комнате Шантарис. Юный койот был счастлив быть с тем, кто так понравился ему с первого взгляда, и его мало волновала необычность его партнера. Вообще сексуальные отношения среди рраштов были довольно свободными, и все основывалось лишь на обоюдном желании пары. В том случае, если отношения продолжались больше года, это отмечалось в соответственном статистическом отделе всемирной интернет-сети - и только. Но при желании пара могла обвенчаться по любому из известных обрядов.

Койот честно сообщил об их отношениях с Шантарис начлабу, и Ларс, который ничуть не удивился этой новости, всего лишь попросил их обоих пройти дополнительный тест на генетическую совместимость - но результат оказался просто удивительным! Несмотря на всю невероятность такого события, компьютер определил ту же 20% возможность успешного оплодотворения, которая имелась между рраштами разных видов! Биологи, считавшие, что уже поняли все тонкости использованной ИИ Предтечей технологии, дружно взвыли и бросились перепроверять свои данные. К счастью, участия Шантарис и Сантора в этом не требовалось, и они могли проводить свое свободное время так, как считали нужным...


В последний день их пребывания в ЦИУ в центральном зале состоялся видеодоклад, посвященный произошедшим тысячу лет назад событиям, а также итогам исследования саркофага. Использованные в этом аппарате технологии прежде не встречались, и поэтому представляли огромный интерес для мировой науки.

Само собой, Шантарис и Сантор не могли не пойти на этот доклад, который транслировали по всему миру, поэтому к его началу уже находились в зале. В нем уже собралось не меньше тысячи свободных от работы рраштов, когда к месту докладчика вышел Шарса.


Движением лапы включив голопанель и развернув большой виом, начальник ведущей лаборатории откашлялся и начал:

- Уважаемые ррашты! Лаборатории нашего центра закончили обрабатывать материалы по объекту "саркофаг". Сперва короткая предыстория... - пантер шевельнул лапой, и в виоме появилось изображение Долины Огненной Тучи. Не забыв упомянуть юного койота, благодаря которому была сделана эта сенсационная находка, Шарса начал коротко и конкретно комментировать дальнейшие события.

Сантор и Шантарис уже видели эти записи, но сейчас, прижавшись друг к другу, они снова смотрели на то, как из-под песка медленно появляются оплавленные адским огнем глыбы храма, как робот проделывает туннель, ведущий к саркофагу, и как зеленая полоска индикатора большого сканера медленно движется вдоль уже перенесенного в полевую лабораторию артефакта...


- После того как на блоках памяти и "спящих" плазмоидах была обнаружена виртуальная информация о двух личностях - рраште и льве, - продолжил пантер, - было решено попытаться восстановить их в телесном облике, поскольку такой процесс был одной из базовых возможностей этого артефакта. Как многие из вас знают, из-за слияния сознаний этих двух существ восстановить их как отдельных личностей не представлялось возможным, и по рекомендации ИИ саркофага, который уже проводил подобные эксперименты в рамках проекта "Чакона", - об этом я расскажу чуть позже, - было создано комбинированное тело, соответствующее объединенному сознанию.

В виоме появилось изображение свернувшегося в биованне тавра, и, ощутив как вздрогнуло тело Шантарис, Сантор успокаивающе погладил ее по спине.

Шарса комментировал дальнейшие кадры исследования необычного существа, развернув еще два виома, в которых мелькали графики, диаграммы, поясняющие принципы переноса сознания с плазмоидов в формирующийся мозг, и построения комбинированного тела.

- После того как необычный эксперимент благополучно завершился, мы получили возможность узнать о том, что же произошло тысячу лет назад в Долине Огненной Тучи непосредственно от очевидца тех событий. Одной из загадок было то, для чего Предтечам понадобилось создавать облако микроплазмоидов на основе скорпионов? Поскольку наш гость из прошлого и сам этого не знал, пришлось провести большую работу по поиску данных в библиотеке Предтечей. Как вы знаете, эта библиотека представляет всего лишь малую часть некогда огромного архива, и содержит информацию в основном о легкой промышленности Предтечей. Необходимые нам сведения пришлось извлекать по крупицам, сопоставлять отдельные факты, и делать выводы из результатов. Но в конце концов кропотливая работа отдела отдела эвристики в сумме с полученной от ИИ саркофага информацией увенчалась успехом, и теперь с большой долей уверенности мы можем восстановить давние события - и даже более того! - Шарса сделал многозначительную паузу, - наши ученые считают, что теперь они знают, как появились ррашты, и что стало причиной гибели цивилизации Предтечей!

По трибунам зала пронесся тихий шум, и ошеломленный Сантор представил себе, как потрясены таким известием миллионы зрителей во всем мире, - а Шантарис, насторожив уши, не отрываясь смотрела на пантера, с нетерпением ожидая решения давних загадок.

- Начну по порядку... - продолжил Шарса. - Примерно за два года до своей гибели Предтечи создали технологию, позволяющую создавать живые существа любого облика, комбинируя уже имеющиеся в природе геномы. Этот процесс контролировал мощный ИИ, который одновременно записывал в мозг создаваемого существа сознание любого другого, которое мог хранить только голографический плазменный компьютер, состоящий из большого количества микроплазмоидов. Скорее всего первые такие компьютеры не были мобильными, и только впоследствии получили возможность передвигаться и действовать автономно. Но уже с самого начала они были использованы для переноса сознания, с целью создания разумных искусственных существ всевозможного вида и назначения: - для развлечений и увеселений, как прислуга, и много для чего еще. А для того, чтобы они были достаточно разумны, и могли выполнять различные сложные работы, с помощью микроплазменного компьютера в их мозг вкладывалась необходимая для этого информация... - пантер сделал паузу. - Так появились первые ррашты.

Зал снова загудел. Новость оказалась ошеломляющей: - получается, что все виды рраштов были созданы искусственно?! И между ними и тавром, которого многие из присутствующих изучали последние несколько недель, по сути дела нет никакой разницы, кроме внешнего вида? Это было непросто принять...

Пантер подождал пока шум стихнет, и продолжил:

- После того как ррашты получили способность размножаться естественным путем, и их количество значительно увеличилось, у части Предтечей начало нарастать недовольство их существованием. Сейчас трудно сказать, что точно было тому причиной: то ли религиозные верования, отрицающие возможность создания живого существа искусственно, то ли опасение, что эти существа поработят своих создателей - неизвестно. Но общество Предтечей постепенно разбилось на два враждующих лагеря: одни требовали прекратить исследования в области создания искусственный существ, другие наоборот - многократно расширить их. К тому времени Предтечи уже летали в космос, притом гораздо дальше, чем мы можем это делать сейчас. Приверженцы идеи создания существ более приспособленных к жизни, более быстрых, сильных, и обладающих другими положительными качествами, развернули проект под названием "Чакона". На одной из планет в другой солнечной системе они поселили общину рраштов. Окончательная цель проекта неизвестна, но можно предположить, что после доведения их тел до идеала, они собирались перенести в них свое сознание, таким образом став более совершенными...

Проект был окружен секретностью, но противники рраштов все же узнали о нем, - и это стало последней каплей. По всей планете начались беспорядки и столкновения между враждующими сторонами, которые очень быстро переросли в глобальную войну...


Зал потрясенно молчал. Открывалась завеса тайны над двумя самыми главными загадками прошлого, и теперь многое становилось понятным, - и разнообразие видов рраштов, и их сходство с дикими животными, и способность к межвидовому скрещиванию, что было невозможно среди животных...


- Эта война длилась не более нескольких недель. Судя по всему, оружия как такового было не очень много - но даже мирные технологии, использованные в этом качестве, были не менее смертоносными. Таким оказался и наш саркофаг: засунув в него скорпионов, те, кто это сделал, явно собирались выпустить обладающее инстинктами насекомого-хищника микроплазмоидное облако на своего противника. Что им помешало, теперь уже узнать невозможно - то ли его потеряли при перевозке, то ли просто не успели воспользоваться, и контейнер с аппаратом остался лежать в пустыне там, куда его телепортировали...

Шарса на минутку остановился, и сделал глоток тоника из появившегося перед ним стакана.

- В конце концов на Земле осталось совсем немного Предтечей. Их полное исчезновение скорее всего связано с биологическим заражением - ведь с помощью подобного саркофагу аппарата очень просто создать смертоносный вирус, от которого впоследствии могли вымереть выжившие Предтечи, - но который мог почти не действовать на рраштов, биологически довольно сильно отличающихся от своих создателей. Уцелевшие ррашты нашли нетронутые безумием войны места, и постепенно создали свою собственную цивилизацию.

- И последнее... - Шарса вывел на большой виом звездную карту. - От ИИ саркофага мы получили данные, на основе которых вычислили координаты планеты, где была создана община рраштов самых перспективных, - как считали ее создатели, - видов. Это были тавры - как гермафродиты, так и нет. Планета, которая называется Чакона, расположена у звезды бета Змееносца, и к ней уже направлен ближайший к тому району исследовательский корабль "Гепард-104". Примерно через пару недель станет известно, есть ли у нас шанс встретиться с нашими родичами...

- На этом доклад закончен! - после короткой паузы объявил пантер. - Желающие получить более подробную информацию могут обратиться за ней на официальный сайт ЦИУ. Удачи вам всем в ваших делах!


Вместе с толпой оживленно обсуждающих доклад рраштов Сантор и Шантарис направились к длинному ряду телепортов, установленных вдоль стены зала. Они оба молчали, обдумывая услышанное...


Вернувшись в свою комнату, тавр опустился на матрасы, а Сантор сел рядом, прислонившись к его боку, и положив лапу на его спину, принялся задумчиво почесывать черный мех.

- Что ты обо всем этом думаешь, Шанти? - наконец нарушил молчание койот.

Тавр повернул голову, взглянул на него своими желтыми глазами со зрачками-щелочками.

- Что я думаю? Насчет того, как появились ррашты, и почему погибла цивилизация Предтечей... - Шантарис помолчала, чуть шевеля кончиком хвоста, - возможно, все так и было...

- Но? - вопросительно приподнял бровь Сантор.

- Но мне куда более интересна планета, населенная таврами. - Шантарис поднялась, и принялась ходить по комнате. - Если они действительно там живут...

Койот молча следил за ее гибкими движениями, рассеянно теребя край матраса.

- То ты хотела бы туда полететь? - негромко спросил он.

Тавр остановился, и несколько секунд смотрел на Сантора.

- Да... - наконец ответил он. - Здесь я навсегда останусь живым ископаемым, случайно оживленным с помощью такой же древней технологии... и пусть даже все ррашты будут хорошо относиться ко мне, скорее всего я так и останусь единственным тавром-гермафродитом на Земле.

Койот опустил голову, задумчиво водя когтем по поверхности матраса. С самого начала Шантарис болезненно воспринимала свою исключительность. Она по-прежнему оставалась той сильной духом, но скромной волкой, которая когда-то, очень давно, решительно опустила лапу в кувшин, чтобы вытянуть свой жребий. Но теперь она хотела САМА выбирать свою судьбу...

Через несколько секунд Сантор поднял голову и взглянул на тавра:

- Я уверен, что если ты попросишь, тебе разрешат отправиться туда.

Шантарис опустилась на матрас и осторожно взяла его морду в лапы:

- Но как же ты?

- А что я? - Сантор улыбнулся, глядя вверх в глаза своей любимой. - Я буду рядом с тобой всегда и везде, куда бы ты ни направилась, - койот в свою очередь взял в ладони мордочку тавра. - Ведь я люблю тебя, Шанти!

- Но... но как же твои близкие, учеба, друзья?

Сантор нежно поцеловал Шантарис, и шутливо лизнул ее в нос:

- Я уже достаточно взрослый, Шанти, и могу сам решать, что мне делать и как жить. А родители... ну так если на той планете действительно обитают наши родичи-ррашты, то со временем с ней будет налажено сообщение, и можно будет иногда наведываться в гости!

- Сантор... ты такой...!! - Шантарис стремительно обняла койота, сжав его так, что тот пискнул. - Я так счастлива, что встретила тебя!

- Я тоже... - задыхаясь, ответил он, и повернув голову к двери, произнес: - Блок!

Механизм запирания двери тихо мурлыкнул, подтверждая, что никто не сможет ее открыть, пока блокировка не будет отменена, - и на какое-то время для этих двух существ во всей Вселенной не осталось никого, кроме них...


Вернувшись домой, Сантор познакомил Шантарис со своей семьей. Нельзя сказать, что родители были в восторге от его выбора спутника жизни, но они видели его решимость, и не стали возражать.

Следующие две недели пара провела в путешествиях по всему миру. Благодаря телепортации этот процесс стал настолько простым и доступным каждому, что было совсем несложно понежившись под горячим солнцем тропического острова, тут же скатиться на лыжах со снежных вершин, после чего прогуляться по тропическому лесу, и, полюбовавшись видом Земли из панорамных окон отельного комплекса на Луне, успеть домой к ужину...

Хотя Шантарис опасалась излишнего внимания, взрослые ррашты повсюду оказались достаточно тактичными, чтобы не проявлять слишком явного любопытства. К тому же многие видели телерепортажи о находке саркофага и его дальнейших исследованиях, так что облик тавра не был для них полной неожиданностью. Но вот щенки...

Малыши всех видов зачарованно таращились на Шантарис, хотели потрогать такого необычного ррашта. Самые смелые и нахальные даже пытались взобраться ей на спину, и Сантору приходилось то и дело отгонять любопытных пушистиков. Малыши Шантарис нравились, но когда чуть ни на каждом шагу слышишь восторженный визг: - "Мама, смотри какой странный лев!!", - а то и чувствуешь, как тебя дергают за хвост, - это утомляет...


Наконец пришла гравиграмма с исследовательского корабля. Он обнаружил планету в указанном районе, и действительно нашел на ней тавров - но не колонию, а цивилизацию численностью около трех миллиардов! В нее входили как тавры-гермафродиты - в основном кошачьих видов, которые называли себя чакатами, а также лисотавры, волктавры и другие. Но настоящей сенсацией оказалось то, что там были и Предтечи! Их было меньше чем рраштов, и жили они отдельными общинами - но это были самые настоящие Предтечи - почти без меха и морд, с плоскими зубами. Исследователи довольно легко наладили контакт с местными рраштами, и то, что они услышали, подтвердило догадки ученых. Были найдены бережно хранимые приборы несомненно земного происхождения, - в основном уже давно не работающие. Ррашты планеты Чакона жили в тесном контакте с природой, пользуясь довольно примитивными, но не загрязняющими окружающую среду технологиями. Больших городов не было, а только поселки, гармонично сливающиеся с природой. Предтечи, которые называли себя "люди", тоже довольно охотно шли на контакт. Выяснилось, что они потомки персонала базы Предтечей и экипажей нескольких кораблей, которые сумели сюда добраться. Заодно подтвердилась гипотеза о вирусной инфекции как основной причине гибели Предтечей. У людей сохранились памятные кристаллы и блоки данных с кораблей, на которых имелась информация о том, что экипажи нескольких вернувшихся на Землю кораблей, которые не приняли достаточных мер предосторожности, были уничтожены болезнью, от которой не помогали проверенные средства. Из этих данных следовало, что вирус действовал довольно медленно, и пытавшиеся спастись от него Предтечи успели разнести его по большинству имеющихся на других планетах колоний. Возможно где-то и сохранилась еще одна или две колонии людей, но до сих пор исследовательские экспедиции рраштов с Земли находили только мертвые руины...

Поскольку открытие цивилизации тавров было весьма интересным событием, управление космических исследований немедленно начало подготовку полномасштабной экспедиции на Чакону.

Сантор сразу же обратился за помощью к Карису, и уважаемый ученый, который имел немало знакомых в высших научных кругах, сумел получить разрешение включить Шантарис и Сантора в состав экспедиции.

Близкие койота были опечалены решением сына покинуть Землю вслед за своей избранницей, но, понимая его чувства, смирились. Щенок уже вырос, превратившись во взрослого самца, который волен сам принимать решения, как и с кем ему жить дальше.


***


Прошли два долгих месяца космического путешествия, и наконец настал момент, когда Сантор и Шантарис увидели зеленый шар Чаконы...


В главном виоме медленно поворачивалась планета, на которой, возможно, пройдет вся их дальнейшая жизнь, - и койот непроизвольно обнял тавра за плечи, прижимая его к себе.

- Очень волнуешься? - спросил он Шантарис, и она тоже обняла его.

- Да, очень... - тихо сказала она, не сводя глаз с виома. - Как нас встретит этот мир?

- Надеюсь, он будет добр к нам, - утешающе ответил Сантор, и коснулся своим носом к ее. - Пойдем собирать вещи - нам скоро отправляться.


На этом корабле они были всего лишь пассажирами, и пока главный телепортатор переносил оборудование и ученых на поверхность планеты, Сантор и Шантарис, собрав свои вещи, отправились в отсек малого телепорта. На Чаконе имелась радиосвязь, так что ее жители знали о прибытии научной экспедиции. Когда им сообщили, что в ней есть тавр и его спутник жизни, которые желают поселиться здесь, радисты получили целую кучу приглашений в гости от разных кланов чакатов.

Шантарис даже растерялась от такого бурного проявления гостеприимства, но в конце концов решила принять предложение небольшого клана с красивым названием Машарин, что на языке клана означало "Теплый Ветер". Уже при первом контакте экипаж "Гепарда" был удивлен тем, что все население Чаконы говорило на почти не изменившемся за прошедшую тысячу лет том же общем языке, что и ррашты Земли, хотя имелось множество клановых наречий, которые были языком торжественных церемоний и праздников.

Чакаты этого клана сообщили, что с нетерпением ждут гостей со своей прародины, и тавр с койотом ступили на круг малого телепорта. Два контейнера уже отправились вниз - Шантарис попросила отправить вещи прямо в поселок, а их куда-нибудь рядом, чтобы у них было время хоть немного привыкнуть к новому окружению. С планеты сообщили, что уже ждут, и дали сигнал наведения.

- Ну, мы пошли! - кивнул Сантор оператору телепорта.


Мгновение - и они уже стоят в густой траве на поляне, окруженной высокими деревьями, своими резными листьями напоминающие земные клены. Воздух был прохладным, свежим, напоенным странными, незнакомыми запахами, - и несколько мгновений Сантор с Шантарис стояли не двигаясь, полной грудью вдыхая ароматы другой планеты. В стороне треснула сухая веточка - и уши рраштов дернулись в том направлении...


- Добро пожаловать на Чакону! - произнес приятный звучный голос, и на поляну вышел чакат. Светло-серебристый мех кошачьего тавра плавно переходил на животе и груди в дымчато-белый, а кончики лап, хвоста и ушей были черными. Высокую грудь прикрывал изящный кожаный топик, талию стягивал ремень, на котором висели подсумки, из которых выглядывали коммуникатор, рукоять силового ножа и еще какие-то незнакомые предметы.

Он смело подошел вплотную к замершей паре, и без церемоний поздоровался с каждым, обняв, и прикоснувшись мордой к морде.

- Меня зовут Утренний Туман, - представился чакат.

- Сантор, - кивнул койот.

- Шантарис... - дрогнувшим голосом произнес тавр. Он уже видел снятые исследователями с "Гепарда" видеорепортажи о жизни чакатов, но наконец увидеть другого тавра так близко, ощутить его запах...

Брови чаката удивленно приподнялись:

- Шантарис?

- Да... - чуть встревожившись, ответила она. - А что?

Утренний Туман улыбнулся:

- Просто немного неожиданно... ну чтож... пошли? Я покажу вам дорогу к селению.

Шантарис недоумевающе взглянула на Сантора, но койот ответил таким же непонимающим взглядом. Чаката явно что-то удивило, но что именно, было непонятно.

Тем временем Утренний Туман уже направился к краю поляны.

- Идемте скорее - вас уже ждут! - призывно махнул он лапой, поторапливая их. - Сегодня будет большой праздник в честь наших гостей!

Шантарис и Сантору не оставалось ничего другого как последовать за своим проводником. Пройдя между деревьями, они вскоре вышли на хорошо утоптанную лапами тропинку, которая через пару минут вывела их из леса. Они оказались на вершине поросшего густой травой высокого холма, у подножья которого под кронами нескольких огромных деревьев, похожих на секвойи, разместился поселок тавров.


Круглые хижины с крышами из соломы выстроились в два ряда, между которыми пролегала широкая улица. Одним концом она упиралась в длинное здание с большими окнами, а другой выходил на большую площадь, окруженную цветниками и невысокими фруктовыми деревьями, увешанными ярко-красными плодами, формой похожими на бананы. По краю площади были уложены маты, на которых сидели и лежали не меньше сотни чакатов, - а еще примерно столько же суетились вокруг уставленных всевозможной снедью столов, расположенных в центре площади. Хозяева готовились к встрече гостей.


Утренний Туман широко повел лапой, показывая на поселок:

- Клан Теплого Ветра! - с гордостью в голосе произнес он. - Не очень большой, зато очень дружный! - чакат взглянул на гостей, и указал в сторону сбегающей по склону холма тропинки. - Идемте! Вас все ждут!

Шантарис прижала лапы к груди, словно пытаясь успокоить неистово стучащее сердце...

Как примет ее народ Чаконы? Сможет ли она стать частью большой дружной семьи таких же, как она, существ?

Лапа Сантора легла на ее талию.

- Не волнуйся, дорогая, все будет хорошо! - негромко сказал койот, тихонько целуя сбоку ее мордочку.

- Я очень на это надеюсь, очень! - вырвалось, казалось, из самого сердца Шантарис, и Утренний Туман улыбнулся:

- С таким именем, как у тебя, не стоит об этом волноваться... все обязательно будет хорошо!

- С моим именем? - удивленно переспросил тавр, непонимающе глядя на чаката, и тот улыбнулся еще шире:

- На языке нашего клана оно означает "НАДЕЖДА"! - Утренний Туман тоже положил лапу на талию Шантарис, и легонько подтолкнул вперед. - Иди, и ничего не бойся! Ты - ДОМА!

И два чаката и койот дружно шагнули вперед навстречу своему будущему...


Redgerra. 3.04.08



Примечание: События повести перекликаются с миром чакатов, созданных Бернардом Дувом, но не совпадают в точности. Если хотите узнать о них больше, читайте серию "Чакона" здесь - https://www.furtails.pw/index.php?m=list&category=8

Это переводы части глав огромной серии, размещеной по адресу

http://www.furry.org.au/chakat/FT-index.html


Яркой вам жизни! :)










Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)»
--- «Охота на котов»
Ошибка в тексте
Рассказ: Жребий
Сообщение: