Furtails
KoriRain
«Пускай»
#NO YIFF #волк #грустное #постапокалипсис #рысь #трагедия
Своя цветовая тема

Пускай это будет 17 ноября 2028 года


Я сбился ещё два года назад. Может кто в этом мире и помнит сегодняшнюю дату, но пускай будет так. Коли собрался вести собственный дневник, наверное надо указывать даты. А значит я начну новое исчисление, основываясь лишь на погоде за окном.

Сейчас идёт снег, небо светлое. Удивительно что я ещё помню как писать. Уже больше года я не имел возможности поговорить хоть с кем-то кроме Джеры, с которой мы познакомились не так давно. Жаль, она не особо разговорчивая: хорошо если хоть слово в несколько дней скажет. Бедняжка сейчас лежит рядом со мной, очень уставшая. Мы оба очень устали сегодня. Около недели я блуждаю по остаткам этого города и всё меня манило высоченное здание, явно выделяющееся среди остальных. По идее мне надо беречь силы, но что мне терять? Нас хватило на 42 этажа, в конце концов я вошёл в открытую квартиру и запер дверь на засов. Тумбочка горит весьма неплохо, должен признать. По крайней мере её и её сестры нам хватит чтобы греться всю ночь.

Но то, что находиться за окном... Я словно бы ощутил дуновение былого мира. Вспомнил его так живо. Так ярко. Возможно именно этого я и ищу? Хоть чего-то, что оторвано от ежедневного молчания, поисков пропитания и тепла. Я начал замечать что слишком много говорю с Джерой. Я понимаю что это ненормально - разговаривать с винтовкой, но если она мой единственный друг, что мне остаётся? Разве что поговорить с собой. Поэтому я решил не сжигать старый блокнот, а попробовать превратить его во что-то более-менее ценное, что не даст мне лишиться рассудка ещё некоторое время.

Хм. Это даже забавно. Когда я ещё мог позволить себе играть в игры, до того как всё кончилось, я считал довольно странными чуваками тех персонажей, что писали дневники, оставляя там свои мысли или какую-то информацию о себе. Я всегда мог запомнить что мне надо сам и считал глупостью вести дневник. А сейчас сам этим занимаюсь. Наверное я персонаж из игры?

Прежде чем уснуть, я хочу ещё немного поговорить. Рассказать. Послушать мне некого. Сейчас я могу видеть остатки города на многие километры вперёд. Ещё больше скрыто за снежной пеленой, но можно сказать точно: огней во тьме нет. И хорошо и плохо: никто не попытается окончить моё существование, но нет также и шансов найти живых. Сегодня мой огонь - единственный в этом городе. Мысли об этом нагоняют ужасную тоску. Однако ж я чувствую себя немного более осмысленным существом, чем до того, как стал писать. Может я ещё услышу когда-нибудь речь снова и она не будет угрозой для меня.

Разломаю вторую тумбочку и пойду спать. Завтра мы продолжим ходить по городу. Думаю, я буду заглядывать в башню время от времени. Точнее здание, в котором я сейчас... Башня, многоэтажка... Скоро не останется кого-то, кто будет знать эти слова, так разве важно название?

Хах, доброй ночи, мой дорогой дневник. Твой возлюбленный персонаж-отшельник из какой-нибудь игры.




21 ноября 2028г.


Я вернулся в башню. Подъём был немного легче, чем в прошлый раз, но я решил не подниматься выше “своего” 42-го этажа. Я неплохо разведал местность вокруг и, на удивление, обнаружил несколько подвалов нетронутыми, где и взял себе всякого. Джере придётся помолчать ещё несколько дней, уж больно хороши консервы и засоленные огурцы. Я не уверен что последние были до конца съедобными, но всё же это хоть что-то кроме мяса.

Мне в голову пришла странная мысль. Я хочу поселиться здесь. Вид на мёртвый город угнетает, но и нагоняет некоторые воспоминания. А воспоминания - это мысли. А мысли - значит я остаюсь разумным. Наверное так это работает, хоть я и не психолог. Ха, а беседа с хорошим психологом не помешала бы мне. Ладно, вернусь к главному. Время от времени из башни видно животных. Я думаю такое расстояние - самое то для Джеры. Таким образом я смогу компенсировать затраты на подъём, если буду охотиться, не выходя из дома. Придётся немного обставить это место, но самое приятное я уже сделал - нашёл ключ и запер дверь. Последний мой опыт общения с разумными существами был не самым приятным. Да и не только последний. А так хоть какой-то уют. Завтра думаю поработать над некоторыми удобствами. Еды мне хватит примерно на неделю, но доводить до края свои запасы мне не следует. Всегда должно что-то оставаться. Несколько дней у меня есть.

Кстати, я сломал свой хвост когда на него упал кирпич в одном из подвалов. Теперь он похож на букву Г и я уже подумываю отрезать кончик. Не уверен что его можно вправить, а если и можно... Боюсь представить себе эту боль. Хорошо что у меня есть какой-то крепкий алкоголь. Воняет знатно, но я даже не знаю как он называется. Я спросил у Джеры - она тоже не знает.

Ох, чувствую - огурцы всё таки были не первой свежести. Мне надо отлучиться…




22 ноября 2028г.


Хэй нарооод! С вами Мистер Волк и сегодня мы будем решать вопрос жилья в заброшенном городе!

Нашёл в соседней квартире несколько сценариев для видеороликов. Очевидно тот, кто жил там был летсплеером или блогером... Честно говоря уже не совсем помню что значат это слова, но они точно вот так вот здоровались со своей аудиторией. Забавные были ребята.

Я сделал великое дело и смог организовать себе более-менее приятный спуск-подъём на башню. Шахта одного из лифтов оказалась свободна до моего этажа, очевидно сам лифт оказался где-то выше. В темноте его не видно, а подниматься я не хочу. Я смастерил небольшую платформу и соединил её с тросами, позаимствованными из соседней шахты. Грохот падающей кабины был ужасный: мне кажется что было слышно на весь район. Итак, пожертвовав одним лифтом, я смог организовать себе лифт для вещей. Теперь я могу поднимать и опускать всё, что имею прямо сверху, не таща это по лестнице. Не смотря на тяжесть тросов, задача вполне выполнимая. Теперь забеги в город будет делать легче.

К сожалению, на большее меня не хватило. Первую половину дня я мучался с животом. Огурцам я отомстил: падение с башни наверняка оказалось для них фатальным. Кроме того я очень замёрз. Сегодня похолодало с самого утра и кроме как под одеялом от этого холода не укрыться. Под конец работы с подъёмником я уже едва чувствовал лапы. Хотя в квартирке блогера я нашёл кое-что очень приятное. Чай я не пил уже года полтора и оказалось что эта штука отлично согревает. Я решил брать мебель для растопки из соседних квартир: не хочу нарушать интерьер своей. Сейчас, лёжа в кровати, попивая чай и глядя на огонь в углу комнаты у окна, я чувствую себя почти нормальным. Кустарная вентиляция, конечно, такое себе, но, думаю, не задохнусь. Жаль только Джера скучает без дела.

Осталось решить два важных вопроса с моим новым домом и заживу аки восточный шейх. Хм. Кто такой шейх...




24 ноября 2028г.


Господи, если ты ещё наблюдаешь за этим миром, так знай же: у меня адски болит спина!

Система подъёмника оказалась хорошим решением, но я, кажется, переоценил свои возможности. Эти два дня мне пришлось побегать вверх-вниз и по городу. Мне повезло: найти цемент и кирпичи оказалось не слишком сложно, а вот поднять - совсем другой вопрос. Я бы проклял себя за идею обосноваться так высоко, да вот боюсь я и все кто ещё живы уже были прокляты, когда не сгинули с большинством. Вынужденные смотреть на закат нашей цивилизации, зная что не родятся больше дети, мы... А, к чёрту.

Спустя полтора адских дня, я поднял всё что нужно. Такое ощущение что ходить не смогу ещё неделю. Джера ругает меня что не берегу себя, но я же стараюсь ради нашего блага. Построить печь оказалось куда легче, чем подготовиться к этому. Зато получилось очень даже сносно. Я расположил её у наружной стены в спальне. Плитой стал кусок какого-то металла, который был просто нее.. невероятно тяжёлым. Но тепло отдаёт знатно. Я вышиб половину окна и заставил её кирпичами. Там же сделал и дымоход. Вторую половину тоже надо было бы заставить, но у меня нет ни сил, ни кирпичей. Кроме того я хотел бы время от времени смотреть туда, не выходя из тёплой комнаты.

В общем и целом мне нравится. Тепла много, а дыма вообще нет. Даже пожрать можно приготовить. Но с другой стороны я не уверен что у меня утром будут силы хотя бы встать. Надо потихоньку искать еду, но, боюсь, лестница станет для меня непреодолимым препятствием пока что. По крайней мере у меня есть тепло и чай.

Хоть физически мне и больно, душевно я на подъёме. Я время от времени вспоминаю старый мир за работой и моё нынешнее существование всё больше выглядит как жизнь в те времена... Те времена. Звучит забавно, с учётом того, что это было лишь три года назад. Мы ненавидели нашу жизнь, не обращая внимания на то, как же она комфортна. И я уверен: вернись всё как было - ничего бы не изменилось. Сейчас же даже просто наличие цели и планов воодушевляет как никогда. Не то что бы я радуюсь своей жизни, нет, я не чувствую радости, но по крайней мере я также не чувствую себя зомби, блуждающим по миру в ожидании когда всё кончится, просто даже не готовый покончить со всем сам. Я боюсь дальше обустраивать быт. Я не знаю что мне делать после. Сейчас у меня есть цель, а что будет потом? Кто оценит это? Кому это будет надо, если для меня всё вновь потеряет смысл? Ведь тогда даже Джеры не станет в моём понимании, а значит её не станет в принципе...

Я зайду в соседние квартиры. Почитаю при свете печи и отвлекусь на другие миры. Не пустые. Наверное я не буду писать некоторое время сюда. Надо будет потратить время на изучение электроники, благо нужную книгу я нашёл.

Кстати: я вправил свой хвост. Он всё ещё немного кривой, но боль была не столь сильной на контрасте со всем остальным.




30 ноября 2028г.

Сегодня последний день осени. По моему календарю. Пока я поднимал кое-что на башню, понял шутку про мужика, которому шляпа как раз. Действительно смешная.





8 декабря 2028г.


Должен признать: моё пристанище действительно походит на башню из сказок. Здание такое же круглое, такой же хороший обзор, внутри живёт такая же прекрасная принцесса. Джера обиделась когда я сказал ей что прекрасная принцесса - не она, а я. Теперь не хочет разговаривать, а мне из-за этого приходится переводить консервы. Надо будет её почистить.

За последние две недели много что было сделано, однако я чувствую что мой труд не пошёл мне на пользу. Спина по-прежнему болит, ноги словно ватные, а пальцы на лапах то и дело теряют чувствительность от холода. В принципе мне не жаль себя. Я знаю что не оставлю после себя ничего, как и каждый из ныне живущих. Почему-то в последние дни меня это не очень беспокоит. Я просто делаю работу, что сам назначил себе, без раздумий о том, убьёт ли она меня или сделает жизнь приятнее.

Отчасти я выполнил третий пункт по улучшения своего жилья. Теперь у меня есть электричество. Немного, но есть. Для этого пришлось много что прочитать, много где походить и самое сложное - много что поднять. Также я побывал на вершине. Неприятное место, но те два ветряка я установил именно там. Полтора. Один на ладан дышит, хоть я и не помню что такое ладан. Если это автомобиль, то зачем на него дышать... Кстати о них. Найти автомобильный аккумулятор в приемлемом состоянии оказалось тяжело, однако с закрытой парковки я смог вытащить даже два. Рабочих! Теперь я могу заряжать телефоны и фонарик, включать себе светодиодный светильник и всякое другое, не очень требовательное. К сожалению, я не могу использовать паяльник в силу, как это ни странно, отсутствия места, куда я могу его подключить. Схемы, что я собрал, еле держатся на простых скрутках.

Я нашёл 23 телефона. Из них 15 рабочих. Из них только 2 не имели пароля. Один принадлежал молодой и весьма привлекательной волчице, а второй - неудачливому бизнесмену-барсуку. Ну это и не удивительно: не ставить пароль на телефон. Дикость при его работе! Игрушки оказались не очень интересными, но хотя бы фото на телефоне красотки весьма нравятся мне... Хе-хе. Надеюсь она умерла одной из первых.

Сейчас я заряжаю электронную книжку и пью чай. Не смотря на то, что я на огромной высоте, в тепле и уюте собственного почти что нормального дома... Смысл всего от меня ускользает. Вдохнув дух старого мира, мне всё тяжелее возвращаться в то, что происходит сейчас. Я не что бы грущу, нет... Слишком часто погружаюсь в воспоминания. Они от чего-то такие живые. Яркие. Я даже слышу речь и чую ароматы лета двадцатого года... Но об этом как-нибудь в другой раз.

Больше сил у меня нет. Я просто закрою глаза и отключусь. А утром.. утром попробую найти себе новую цель. Хотя может стоить ещё раз посмотреть галерею того телефона…




9 декабря 2028г.


Впервые я пишу не вечером, перед сном, а при свете солнца. Я тут... Вспомнил кое-что. Разгребая свою сумку, что принёс несколько дней назад из своего старого прибежища, я нашёл свой телефон. Заменил аккумулятор и телефон заработал. Странно для такой техники. Три года он мёртвым грузом лежал у меня в сумке и всё ещё живой. Он узнал своего хозяина по морде, даже не смотря на несколько шрамов. И... Там ведь вся моя жизнь. Переписки с друзьями из университета, моя любимая музыка, фото... С которых мне улыбалось счастливое лицо обыкновенного серого волка. Его родители. Его девушка. Множество фотографий вместе с ними. А видео... словно вырванные из прошлого куски реальности. Куски жизни любимого кем-то парня, некогда красивого и улыбчивого. Я видел его несколько недель назад. В зеркале, в ванной комнате. Лишь тень того, кому принадлежало это тело. Шерсть скомканная и грязная. По рукам и морде тянутся красные жилки шрамов, ссадин и порезов. Осанка далеко не здоровая. Глаза красные от усталости, без того былого огня, что поддерживал жизнь в нём ранее. Волк тот всё таки умер, когда всё началось. Теперь он лишь воспоминания и мысли, что в тайне даже от себя жаждут воссоединения.

Я слышал их голоса на видео. И после выключения телефона тоже. Я чувствую их прикосновения и заливаю страницы слезами, продолжая писать. Мне описать что я чувствую? А я не буду. Уже никто не поймёт. Уже никто не прочитает это. Они все мертвы. Мои родственники, друзья, моя любовь. И я тоже умер, даже не заметив этого.

Тот мир был не идеален. Но в нём были они. Я жил для себя и для других. Теперь не осталось ничего.

Буквы отразят лишь тихий текст, но я хочу кричать.

Сегодня мы поговорим с Джерой.

Мы поговорим.




12 декабря 2028г.


Я не смог. Мне страшно. Даже не смотря на моё положение, я всё ещё боюсь перейти черту. Потом я захотел уничтожить всё что напоминает мне о том, кем я был. Я тоже не смог. Даже если и смог бы, они всё равно где-то за моей спиной. Шепчут на ухо, ходят где-то за закрытыми дверями. Я не сплю уже две ночи. Призраки прошлого наблюдают. Плачут и зовут к себе. Я знал что я несколько ненормальный, но не думал что всё проявится так резко, от простого включения телефона. Я долго не позволял себе впасть в такое состояние, старался держаться, но давление оказалось сильнее меня. Я даже видел кого-то краем глаза.

Я ещё способен понимать что это шутки моей дурной головы. Я знаю что я один. И где-то в глубине разума, поскольку души у меня уже, вероятно нет, знаю что надо просто продолжать.

Мне больше нечего написать. Скорее всего эта зима станет последней. Как неплохо всё начиналось и как резко всё изменилось. Надо выпить и попробовать поспать.




25 декабря 2028г.


Кажется прошла целая тысяча лет... Что же, я по-прежнему существую. Галлюцинации, как я их называю, никуда не исчезли. Я всё ещё не могу видеть их целиком, но уже могу почти полноценно поговорить. Хм.. звучит словно я рад этому. Однако я продолжаю писать, потому что этот дневник - единственные мои честные разговоры, где я не обманываю себя. Ни Джерой, ни теням за спиной.

Всё это время я делал самый минимум лишь чтобы выжить. От деятельности меня тошнит, как и от написания этих строк. В том числе. Однако кое-что интересное имеется. Причина по которой я пишу. Канонада. Я слышал выстрелы минут десять назад, примерно на два с половиной часа от моего окна. Я думаю это очередной глюк, однако что я потеряю если пойду и проверю?

Так что да. Я ухожу. И если стрельба была в действительности, то, вероятно, данная запись станет последней. Мы с Джерой и недопитой бутылкой какой-то крепкой бурды отправляемся на прогулку.




Вечер.

Последнюю запись я сделал ещё при свете солнца. Думаю, я пробыл на улице часов шесть, хотя могу и сильно ошибаться. Думаю это была забавная картина: зверь, держащий в одной лапе винтовку, а в другой бутылку с алкоголем, неровной походкой шарахающийся по городу. К сожалению, я уже несколько протрезвел и не способен быть столь беззаботным.

Перейду к сути: я нашел два тела. Поиски заняли большую часть времени. Нашёл я их в итоге за углом одного из домов и то только потому что по пути смог услышать ещё один выстрел. Отсидевшись в соседнем здании около часа, я решил их осмотреть. Первый - рысь. Девушка. Около 30-35 лет. До ужаса худая, всё тело в шрамах, а одежда, если это можно так назвать, едва ли защищала от холода. Умерла от трёх выстрелов в живот из автоматной очереди. Наверняка мучительная и неприятная смерть. Второй - барс. Лет 30. Совсем другая история: не смотря на грязь и нездоровых размеров живот выглядел он очень даже прилично. Шрамов минимум, одежда хорошая и крепкая. При себе была рация, фляжка с алкоголем, нож и пояс с патронами. Очевидно, он тоже принял участие в перестрелке, рядом с его телом, в отличии от тела рыси, валялось несколько гильз. Убит точным выстрелом в лоб, предположительно из пистолета. Я не знаток оружия, но калибр был явно больше, чем от ран на первом теле. Кстати, патроны Джере не понравились. Там я их и оставил. Винтовку забрали его друзья впопыхах, это совершенно точно. Несколько цепочек следов уходили к окраине города. Я не пошёл за ними. Мне делать там нечего.

Итак, я решил сегодня не разводить огонь. Не хочу чтобы если кто-то остался здесь, нашёл меня. Я прекрасно знаю что там произошло. Сильные шли через город вместе со слабыми. И последние решили попробовать освободиться. По трупу рыси очевидно, что восстание было быстро подавлено. Знакомая картина. Я сам когда-то был... Я натворил дел в своё время. В первые месяцы желание жить и получать удовольствие от жизни ещё не пропало. И либо ты его получаешь, либо приносишь... Со временем это стало невыносимо. Год назад я ушёл.

Когда всё случилось, в первые десять дней погибло почти всё разумное население мира. Наверное. Я не могу точно знать. СМИ оставили нас уже на второй день. Кто выжил - остались бесплодными. Казалось бы что это не столь ужасно, но по сути ужаснее, если бы мы просто погибли. Все поняли что что бы мы ни делали - после нас это никто не увидит. Что мир обречён. И тогда-то мы явили миру то, что скрывали в глубине наших душ тысячами лет. Мы все просто решили дожить остаток своих дней так, как мы получим больше всего удовольствия. Я не был сторонником рабства и насилия, но если бы я не подчинился новому миру, новый мир подчинил бы меня себе. Теперь нам не было перед кем отчитываться, не было страшно за то, что будет после нас, когда мы умрём. Кто бы что ни говорил, а до конца света этого боялись все. Смерть нас и жизнь тех, кто будет после нас - вот что давало нам сил вершить великие дела. Злые или добрые.

Однако ж сейчас мы все стали равны. Никто не вспомнит наших имён. Нет смысла вести войны, геройствовать, помогать нуждающимся. Мы озверели. Не потому что плохие. А потому что нас лишили того, за что мы сражались.




26 декабря 2028г.


Ну и хрень я сутки назад понаписал... Ладно, фиг с ним. Уже не важно.

Вечер следующего дня, я трезвый. Точно знаю что вчерашнее не было галлюцинацией. Как минимум потому что при мне рация, нож и фляга. Красивый нож, кстати. Вторая причина почему я уверен что я не просто нашёл всё это где-то - галлюцинации бывают только о прошлом. Это я заметил. Я имею в виду прошлое, когда ещё жил в том мире. Труп того, с кем я, будучи мародёром, мог выпивать, мне бы не померещился.

Сволочи опять шепчут на ухо, хотя у меня весь день жутко болит голова. Надо затопить печь...




Запись, спустя час после последней. Видел свет через окно на противоположной стороне башни. Дом примерно в трёх километрах отсюда. Мы с Джерой пойдём, проверим. У меня неприятное предчувствие.




27 декабря 2028г.


Твою мать, как же я замёрз и устал. Я бы с удовольствием допил содержимое той фляжки и увалился спать... Надеюсь проснуться без запаха гнили...

Как и в прошлый раз, я караулил около часа в соседнем здании, прежде, чем приблизиться. Как и в прошлый раз - зря, хоть я и знал что кто бы там ни находился - он вооружён как минимум пистолетом. Было очевидно что это сбежавший “везунчик”.

Я долго крался до нужной квартиры, пускай она была и на первом этаже, однако никакого сопротивления не встретил. В одной из комнат был сложен костёр из разломанных стульев. В его свете я заметил маленькие капли крови на полу. Удивительно что я не учуял их раньше. Рядом, под одеялом и лежал беглец. Больше никого в доме не было. Кстати, пистолет, из которого убили барса, был там же.

Должен признать, давно я не испытывал такого ужаса, когда увидел кто именно там был. Я думал что уже по-настоящему сошёл с ума, увидев ту же рысь, что видел вчера. Потом только до меня дошло что эта выглядит куда моложе, не столь битая и.. как минимум без трёх пулевых отверстий в животе. Лишь одно, в правом бедре, хотя должен признать - крови натекло знатно. Возможно они были сёстрами... И, боюсь, она тоже умирает. Столь долгое пребывание на холоде, с раной, из которой неплохо так течёт кровь, добавить к этому крайне сильное истощение организма - мало кто выживет. Рану я как смог перевязал, наложив давящую повязку. Где-то я слышал что надо перевязать выше ранения и ждать приезда скорой, но, по очевидным причинам, это был такой себе вариант. Джера была не против рыси, однако пистолет я смог взять только под предлогом того, что он может быть понадобится этой девушке. Моя ненаглядная нехотя согласилась. Люблю её.

А вот таскать туши примерно в тридцатиградусный мороз я точно не люблю. Благо она ещё лёгкая и без сознания. Поднимать её на “лифте” было уже проще.

Пулю я кое-как вытащил с помощью пинцетов и ножа, предварительно раскалив их над печкой. Гостье без сознания было уже всё равно на боль. Пульс еле чувствовался в артериях на шее. У меня была упаковка стерильного бинта, жалко было пускать её на столь безнадёжное предприятие. Параллельно я подогрел суп из оленины.

Окончательно остановив поток крови (а пока я вытаскивал пулю её вытекло тоже порядочно), я попытался накормить её. Призрак за спиной мне предложил не спасать её, а отправиться за ней. Хороший совет, любимая, но я всё же попытаюсь. Суп пришлось вливать прямо в глотку. Кое-как, но мы глотали, по крайней мере я смог не утопить её. Я знаю что в таких ситуациях много кормить нельзя, поэтому вскоре уложил её возле печки в полусидячем положении и одел на шею цепь, пристегнув другой конец к печной трубе. Не хотелось бы чтобы мне во сне перерезали горло, даже если сейчас она едва на это способна. Рядом я оставил тарелку и отправился делать запись. Если она и сдохнет, надеюсь я успею вытащить её прежде, чем квартира провоняется гнилью. Я не знаю как быстро это происходит и вообще я хочу спать.




День.

Я улёгся спать уже ближе к утру. Моя гостья этой ночью потребовала слишком много внимания. Сейчас уже светло, хоть и солнце скрыто за серыми облаками.

Она всё ещё жива, поэтому решил затопить печь ещё раз. Она немного в другом положении, нежели как я оставил её вчера. Тарелка с супом не тронута, поэтому пришлось опять насильно её кормить. Хотя я не уверен применимо ли здесь слово «насильно». Однако меня до сих пор не хотят оставлять в покое. Я им объяснял что пока не хочу выходить погулять через окно, однако они настаивают на своём. С отцом мы вообще поругались и разбили тумбочку. Конечно я принёс другую, но всё равно - старая мне очень нравилась. Я наловчился более-менее быстро взламывать квартиры, так что с дровами проблем теперь нет.

Кстати, я поменял повязку. Кровь почти не течёт, хотя я уверен что это больше из-за истощения и того, сколько её рысь вчера уже потеряла. У неё жар, к слову. Сквозь шерсть я чувствую слишком горячую шкуру. Не уверен стоит ли давать ей просроченное противовирусное. Ну хотя бы рана не гноится. Жалко тратить на неё алкоголь.

Думаю позже я буду потихоньку продолжать кормить её бульоном, но цепь не сниму. Страшно. Хоть в этом мы с отцом сошлись.

Сегодня устрою техосмотр ветрякам на вершине и почитаю. Нашёл какую-то весьма интересную фантастику... Или фэнтези. Не помню в чём их разница, всегда путал.

Не могу не отметить: у неё очень приятные на ощупь ушки... Особенно когда они такие горячие.




28 декабря 2028г.


Пора восстанавливать режим сна, я просыпаюсь уже засветло. По крайней мере мне совершенно ничего не снится. Хоть это радует.

Что же, прейду к главному: она проснулась. Минут на 15 открывала глаза, когда я гремел кастрюлями. Покрасневшие, уставшие, выражение несколько отсутствующее. Но она поняла что находится не на свободе. Её взгляд косился на цепь больше, чем на меня. По крайней мере еде она не сопротивлялась. Надеюсь что она понимает что я не из её прошлых хозяев, хотя ещё не известно что хуже. Повезло что она вновь отключилась прежде, чем я начал разговаривать с галлюцинациями. При ней было тяжело держаться, зато теперь я знаю что ещё могу отделить реальность от своего больного воображения. Не скажу что от этого намного лучше, просто ещё не сошёл с ума окончательно.

Сама она так и не сказала ни слова. Она уже довольно долго находится в одном и том же положении, поэтому я решил немного размять ей мышцы. Точнее то, что от них осталось. Я понятия не имею даёт ли это хоть какой-то эффект, книг по медицине я не нашёл, зато попутного вновь потрогал её ушки. Это слишком приятно.

А вот организовывать туалет было неприятно. Даже рассказывать не буду об этом.




29 декабря 2028г.


Всё по-прежнему. Едим. Молчим. Потихоньку начинаем двигаться. В моё отсутствие она опрокинула еду на себя. Еле сдержался чтобы не обматерить её. Сейчас вечер и она поглядывает на меня, пока я это пишу. И мне не нравится этот взгляд.




30 декабря 2028г.


Ночью навалило снега. Башню я не покидал, однако остался без электричества. Пришлось подниматься на вершину только чтобы спуститься в самый низ, в подвал и достать лопату, которую я не удосужилcя поднять ранее. Ладно хоть фонарик есть. Меня, к слову, позабавило что я обнаружил лишь два ветряка, хотя точно помню что ставил три. Тогда, конечно, я поискал последний, чуть ли не всю крышу от снега почистил, но только сейчас, взявшись за дневник и перечитав, вспомнил что всё таки их было два. Второй на последнем издыхании, надо будет экономить электричество. Зато теперь из-за этого снега мне не нужно спускаться за водой. Река в паре кварталов отсюда. Замерзшая, конечно, но я бурил лунку. Надо попробовать рыбачить… Ненавижу рыбу, но даже она лучше, чем много дней подряд есть одну и ту же оленью тушу. Любимая мне рассказала что там у них на даче поспели помидоры и лето круглый год. Ждёт на чай. Звучит заманчиво, конечно, но моя любимая знала что я люблю зиму, не смотря на все неудобства, что она доставляет. Хочу помидор. Обожал нюхать их, когда пёк пиццу для семьи. Интересно, а как моей гостье мои гастрономические таланты?

Я ей разогрел консервов, судя по выражению её морды, трёхлетняя банка какой-то серой массы была для неё чуть ли едой богов. Она по-прежнему сидит на цепи и молча согласилась что туалет я ей организовываю сам. Ха, а как будто бы у неё есть выбор. Она спросила меня как умерла рысь, похожая на неё. Я сказал что могло быть хуже. Вероятнее всего её тело уже обратилось в песок. Я не помню сколько времени этот процесс занимает теперь, за три года что-то поменялось. Ещё она спросила чего я от неё хочу. Я сказал что детей, борща каждый четверг и страстные ночи. Не уверен что она поняла.

Напишу и о себе. Состояние не становится лучше. Я всё чётче вижу галлюцинации, хотя ещё могу понять где они, а где реальный мир. Хотя сегодняшний случай с ветряком подорвал моё доверие в мою память. Не скажу что присутствие сожителя для меня что-то поменяло, хоть я и ожидал большего, если такое произойдёт.

Из приятного: в очередной взломанной квартире я нашёл спагетти и приправы. На случай если решу освободить эту… даже имени её н знаю. В общем в этом случае приготовлю королевский обед.




31 декабря 2028г.


Это произошло куда раньше, чем я думал. Пока я пишу это, рысь лежит на кровати и тихонько постанывает. Думаю это из-за того, что она слишком долго не могла себе позволить спать на чём-то мягком.

Всё началось с того, что я опять трогал её уши, пока она спала. Я не какой-то извращенец, но стоит один раз потереть эти пушистые кисточки рыси между пальцев — и тут уже никто не остановится. Только вот на этот раз она не спала. Повернув ко мне свою голову, она посмотрела на меня столь уставшими от всего глазами, что я почувствовал себя каким-то идиотом. Мне знаком этот взгляд. Я видел его столь часто год назад на мордах почти всех наших «рабов», а недавно что-то похожее и в зеркале. Тут и завязался разговор. Я объяснил что не собираюсь использовать её и что цепь — мера предосторожности. Пришлось подключить рациональное мышление и объяснять что убивать меня во сне — ей нет никакого смысла. Возможно я излишне осторожен, да я и сам не ведаю что творю. Однако она согласилась. Голос у неё, надо сказать, ужасен. Не от природы плох, скорее от простуды. Решил напоить её чаем, а между тем послушать её историю. В принципе всё как я и догадывался: оказалась частично иммунной, выжила в конец света, попала к плохим парням и около полутора лет провела в рабстве вместе с матерью. Да, тогда на улице я нашёл её мать, а не сестру. Пожалуй это единственное, что я предположил неправильно. На вопрос о том, как та столь метко убила того бугая она ответила: «повезло». Вряд ли правда, но тоже вероятно. Мы немного разговорились и я снял с неё цепь. Поразительно что она даже не плачет по матери, хотя очевидно что та любила её. Похоже рысь слишком устала и истощена чтобы плакать.

Под вечер я нагрел воды и отправил гостью в ванную. Ну правда: прёт от неё всем, чем только можно. Я сам не мылся очень давно, но в её случае эта мера необходимая. За это время отварил макароны, добавил мяса из самых лучших моих консервов, присыпал приправами. Пахло божественно, не смотря на простоту рецепта. Рысь тоже оценила. Должен признать: после водных процедур выглядит она прекрасно: этот серый мех со светлыми и темными пятнами и полосками даже будучи мокрым привлекал взор. Я притащил из кухни столик и усадил её за ним со стороны печки. Хоть высохнет быстрее. Ели молча, время от времени шмыгая носами и закатывая глаза от удовольствия. Самое интересное что мы даже разок улыбнулись друг другу. Я уже и не помню когда искренне улыбался другому. Наверное до катастрофы. Может быть я смогу сохранить остатки разума, а?

Мы не особо много говорили. Я ей объяснил что у меня тут где и как я тут выживаю. Она слушала и кивала. Я понимаю что ей понадобится время чтобы отойти от того, что она пережила. Подожду.

Я всё ещё сижу за столиком, пока она провалилась в сон. Надо зафиксировать произошедшее. Кстати, с момента принятия душа, она так и не оделась ни во что. Надо найти ей что-нибудь в соседних квартирах, а то так и будет щеголять у мня по комнате раздетой. Не то что я против, но когда-нибудь и выйти придётся, и поработать и осмотреться.




1 января 2029г.


Утро началось как типично и должна закончиться волшебная новогодняя ночь: волшебство исчезло. Ну, точнее ушло в другую квартиру, уселось на кресло и, пуская слёзы, смотрело в окно. Я могу её понять. В конце концов совсем недавно она потеряла самое близкое ей существо. Хорошо что все мои любимые сейчас со мной. Вредные, конечно, но мы уживаемся. К слову, об этом.

Я заставил её вернуться под предлогом того, что сейчас ей нужно оставаться в тепле, если хочет жить. Поставил греть еду и вдруг моя любимая завелась: «Да на кой оно тебе надо, да у тебя же есть я, облегчи её страдания и пошли за мной». Раньше она была умнее, она бы поняла что есть разница между ней и кем-то живым. За сообразительность и схожесть во взглядах и полюбил её. Забавно что даже Джера вмешалась, притом была на моей стороне и неплохим таким матом покрывала Хэтти, за что и огребла по прицелу, а мы с любимой ещё минут двадцать громко доказывали друг другу кто тут не прав.

Отстояв своё мнение, я заметил гостью, которая забилась в угол, а в лапе её был тот самый пистолет. Она не знала что я разрядил его, однако по её взгляду я сразу понял что она боится. В принципе правильно делает: я ведь явно не выгляжу нормальным. Я объяснил ей что злюсь я не на неё, налил порцию супа и ушёл на охоту.

К сожалению, в этот день только один заяц. Еле заметишь этих поганцев на снегу, зато нюх не подводит. Один минус - Джеру с собой приходится таскать вниз.

По возвращению, никто до самой ночи не обронил ни слова. Незнакомка легла рядом со мной, хоть и по ней было видно, что она побаивается, Джеру я поставил рядом, а моя ненаглядная так и стоит над душой. Я чувствую себя бабником. В принципе мне неплохо.


(не окончено)

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: F «Краденый мир, ч 1», Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», F «Краденый мир, ч 2»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 4 старых комментария на форуме