«Цитадель Метамор. История 13. Жрица»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

Год 705 AC, начало июля

Я касаюсь взглядом фитиля, и теплый огонек рождается во мраке. Произнося слова, давно забытые миром, я шагаю вдоль бугристой стены, одним только взглядом даря свет застывшим свечам. Как и тысячи раз до того, я  приближаюсь к алтарю, шепча неподвластные времени, давно забытые миром слова. Медленно, медленно... Каждый жест выверен тысячелетиями. Каждый шаг - судьбой.

Широко раскинув повернутые вверх ладони, я опускаюсь на колени - почтение и подчинение, демонстрирует мое тело силам, властвующим в мире...

Я жрица.


Я поднимаю голову, устремляя взгляд на алтарь. На каменной плите лежит Его символ. Простой деревянный брус, с двумя перекладинами. В нем скрыта сила. Сила не подчиненная ни колдунам, ни магам.

Я - и только я имею право и власть направлять эту силу!

Я жрица!


Едва слышно шепчу я слова, пришедшие сквозь мрак и свет ушедших лет... Пламя свечей мерцает и колеблется, подчиняясь дуновеньям ветра, ветра дующего из ниоткуда, ветра дующего вникуда. Воздух потрескивает, насыщенный незримой силой и мой мех шевелится - как будто невидимая рука проводит ладонью по моим плечам. Я снова склоняю голову...

Он пришел.


- Дитя мое... рад видеть тебя...

Непроизнесенные слова приходят ко мне от сущности, стоящей за алтарем. Лицо его скрыто в тени, но запах... Запах его я узнаю всегда и везде!

- Мой Лорд... Вы пришли на мой зов... - шепчу я с привычной покорностью. Не подобает вести себя высокомерно перед таким могуществом.

И пусть в действительности он вынужден явится... И пусть мы оба знаем это...

Он пришел!


Он улыбается. Всей шкурой чувствую я сияние его улыбки. Как будто невидимая рука гладит мою шерсть, укладывая ее, шерстинка к шерстинке...

- Дитя мое, посмотри на меня...

Я поднимаю взгляд...


- Дочь моя, скажи, зачем ты звала меня?

Миг, равный вечности проходит, и я вспоминаю, кто я, и где я...

- Фермеры Метамора просят вашей милости, мой повелитель, - говорю я, опуская глаза к алтарю. - Погода этой весной очень плоха, дожди заливают поля, а лес наступает на расчищенные участки. От их имени пришла я сегодня. Прошу тебя, мой повелитель, помоги нам!

Он тихо смеется... Серебристый звук - отзвуки ласкового дождя, звон ручейка,  шепот росы...

Я поднимаю взгляд!


Но в глазах Его печаль...

- Дочь моя, ты думаешь - это я послал дожди?..

Я вновь опускаю глаза...

- Лорд мой, воля Твоя направляет на эту землю дожди и солнце, когда считает необходимым...

- Это так, дитя мое... И все же... Не только я властвую в мире этом... Есть силы могущественнее... Есть силы слабее... А есть...

К северу от Цитадели, на границе дубового леса умирает дриада... Один из фермеров расширил свои земли и срубил священный дуб - ее пристанище... Умирая, дриада обратила остаток жизни в месть...

- Ей еще можно помочь?..


- Дочь моя, нет такой магии, что могла бы сделать мертвое - живым... Дриада умирает, пусть даже смерть ее займет многие месяцы... И нет силы, что могла бы обратить время вспять...

- Но, что же нам делать, мой Лорд?

- Там, где была душа дриады, теперь пустота... Нельзя убить пустоту...

- Но ее можно... - я поднимаю взгляд...

- Но ее можно заполнить... - и Он вновь улыбается мне.

- Ей еще можно помочь!


- Я наметил путь, но пройти его можешь лишь ты... Ты моя длань в мире... Иди!

В последний раз Он дарит мне улыбку... Пламя свечей опять колеблет ветер - Он исчезает. Уходит сила, стихает ветер, гладивший мою шерсть. Лишь на каменной плите алтаря, возле Его символа, Его знака лежит свиток. Письмо... Я читаю имя на свитке.

Путь начался.


И вновь шепчу я слова, неподвластные времени, давно забытые миром... Шаг за шагом, обхожу я бугристые стены святилища, взглядом гася трепетные огоньки свечей. Медленно-медленно... Каждый жест выверен тысячелетиями. Каждый шаг - судьбой.

Путь начался!


* * *


Щелчки и свист разносятся по внутреннему саду. Прекрасна песня соловья... Маленькая серая птичка замерла на ветке плодового дерева и поет, поет, поет... Но существу, замершему над взрыхленной землей, некогда слушать чужие песни. Все его шесть рук заняты делом - нижние взрыхляют острыми когтями землю, средние заливают в лунки раствор, верхние сажают в грязь ростки и присыпают их корни. Ден, придворный садовник, саранча-морф, не склонен отвлекаться - дело, прежде всего!

- Смесь номер два, - скрипит Ден Д’Алимонте нижними жвалами, в такт движениям всех шести рук. - Азот, фосфор, калий, магний, бор и молибден...

- Все смешать с водой и вылить! - подхватывает скороговорку гостья.

- В грядку, - соглашается садовник.

- Лучше в окно, - скалит белые зубы в улыбке волчица.

- Спорно, очень спорно, леди, могут пострадать невинные прохожие. Прошу прощения... забыл ваше имя. Но все же, чем обязан?

- Мне нужен росток дуба. Молодой, способный прижиться на новом месте.

- Что ж леди, вы пришли по нужному адресу... и вовремя. Есть у меня такой росток, и я как раз собирался его выкинуть. Кто-то попросил меня вырастить его, а забрать не пришел. Не помню, кто... Ах, да, наш придворный алхимик, Паскаль. Интересно, зачем ей росток дуба?.. И, кстати, где ее письмо?.. - алхимик проходит к рабочему столу, стоящему прямо под плодовым деревом. - Странно, у меня никогда ничего не пропадает! Ни единой бумажки, а письма нет! Хм... Но, в любом случае, если вам нужен росток, то забирайте его.

- Как интересно... - скрывая понимающую улыбку, жрица трогает пушистой лапой практически голый, но толстый, плотный и какой-то низенький стебель молодого дубка, с розеткой свежих листьев на самой верхушке.

- Нижние листья у рассады нужно регулярно удалять, леди... - бурчит садовник, упаковывая горшок с ростком в сумку. - Тогда рассада не будет тянуться вверх, а вырастит толстый стебель и мощные корни... Вот вам лопаточка - вряд ли вы захотите копать землю вашими... коготками.

Садовник озадачено шевелит жвалами, разглядывая лежащую на столе сумку, в особенности вышитый на боку двойной крест.

- Ладно, вот ваш росток. Еще неплохо бы заказать у Паскаль сыворотку ускорения роста... И не забудьте, высаживать нужно обязательно в сырую землю!

- Спасибо Ден Д’Алимонте! - говорит жрица, принимая сумку. Перекинув ремень через плечо, волчица кладет лапу на плечо садовнику, взгляд жрицы вновь становится строгим и торжественным. - Солнцем и землей, дождем и ветром благословляю тебя, служитель жизни. Да не иссякнет источник в твоем саду, да не затмится тучами солнце, да принесет тебе ветер лишь свежесть и да уродят твои земли тучно и обильно!

Склонив голову, садовник, саранча-морф прижимает все шесть покрытых хитином рук к груди и, бормоча под нос очередную скороговорку, возвращается к работе:

- Что за пропасть? Жрица сумку вроде бы не приносила, у меня не было...


* * *


Женщина-дикобраз сидит за рабочим столом, над колбами и пробирками... Все они давным-давно чисто вымыты, и пора бы убрать их в шкаф - спрятать от пыли, но придворный алхимик все сидит, рассеянно вертя в лапах лупу и золотое кольцо с зеленовато-синим камнем, смотрит на пачку нотных книг, лежащих на уголке стола и мысли ее далеко...

- Паскаль... - пушистые волчьи лапы щекочут алхимику уши. - А ведь он красавчик, не правда-ли?

- О, да! - отвечает Паскаль. - Ой! Привет... Э-э-э... Кх-м... Прости, я опять забыла твое имя... Мне говорили его сотню раз! Но я такая рассеянная... Извини...

Жрица, волчица-морф, скалит острые зубы в улыбке:

- Что поделать, такова моя судьба... Но хватит о личном. Мне нужна сыворотка ускорения роста, подходящая для дуба.

Паскаль встает и удивленно оглядывается:

- У меня есть такая, но откуда ты знаешь?.. - говорит она, подходя к одному из шкафов.

- Мне многое ведомо... - вновь улыбается жрица, прислушиваясь к слышимому ей одной журчащему смеху.

- А, понимаю! Это он для тебя заказал! Конечно для тебя! Зачем она Дену? Наш садовник занимается только внутренними садами Цитадели, где уж ему дубы выращивать... - алхимик на мгновение прекращает просматривать ряды реторт и оглядывается, задумчиво морща морду. - Вообще-то, мог бы и написать! Ну, что заказ для тебя.  А то прислал письмо - ни здравствуй, ни прощай, сама посмотри... Хм... Где же... Я же его в карман... Ладно, потом найду. Наверное, переложила... Я такая забывчивая... Вот.

Паскаль достает из шкафа коричневую флягу. Толстостенная, тяжелая, как будто вырезанная из дубовой коры, фляга пахнет травой, теплой землей и чуть-чуть навозом. Пробка ее плотно заткнута и залита воском, а на боковине вырезан знакомый жрице символ - двойной крест...

- Странно... - опять морщит лоб Паскаль. - Я же точно помню, что переливала состав в стеклянную бутылку... Плоскую такую, зеленую... Напрочь не понимаю, откуда у меня фляга?.. Ну да ладно, свое дело сыворотка сделает, хоть ты ее в ночную вазу налей. То есть, хоть из ночного горшка под корень ростку вылей!

- Спасибо Паскаль! - улыбается жрица, бережно принимая флягу. Спрятав сосуд в сумку, волчица-морф кладет лапу на плечо алхимику, взгляд жрицы становится строгим и торжественным. - Солнцем и землей, дождем и ветром благословляю тебя, служительница знания. Да освежит тебя дождь в час жажды, да осветит солнце твой путь, да ляжет дорога тебе под ноги и да принесет тебе удачу ветер.

- Ага, пусть принесет... Удача мне пригодится! - Паскаль искоса бросает взгляд на стопку нотных книг, лежащих на столе.

- В делах сердечных, тебе удача не нужна - смеется жрица, закрывая за собой тяжелую дверь. - Все уже предопределено...

- Предопределено?! Что предопределено?! - Паскаль безуспешно дергает ручку двери, потом откидывает щеколду и выбегает на площадку винтовой лестницы. Но проход пуст, лишь журчащий, едва слышный смех тает в воздухе, да неизвестно как залетевший в древнюю башню ветерок ерошит жесткую шерсть меж длинных игл...


* * *


Ладан горит, и пряный запах его наполняет воздух.

Свежий, зеленый дубовый лист лежит в центре пня - место концентрации сил.

Четыре стихии призываю я, четыре круга замыкаю я.

Первый круг черного песка со дна глубочайших пещер - символ земли. Второй круг синего песка со дна моря - символ воды. Третий круг желтого песка из самого сердца южной пустыни - символ солнца. Четвертый круг голубого песка со склонов поднебесных гор - символ воздуха.

Шум дождя, шорох веток, шелест ветра - все осталось там, за границами кругов. Здесь - лишь тишина и покой.

Я начинаю:


О Госпожа!

Хранительница леса!

Вершительница судеб жизни!

Услышь зов! Приди!


Холодный, промозглый, леденящий ветер ерошит мою шерсть.

Ветер, дующий только внутри круга.

Ветер ниоткуда, ветер вникуда...

Но как он отличен от Его ветра!

Там, в пещере, ветер нес запах весны, запах рассвета, аромат вечной юности...

Здесь, посреди летнего леса, ветер несет промозглый запах глубокой осени. Холод и стужа, без надежды и просвета. Запах будущего, которому не суждено свершится. Шелест опавших листьев, шорох ветвей. Мертвых ветвей, которым уже не суждено одеться весенней листвой...

Она пришла.


Я поднимаю взгляд от сморщенного и засыхающего листка, лежащего в центре пня. Она здесь - летящий вихрь желтых и черных дубовых листьев на миг принимает вид обнаженной женщины и тут же бессильно рассыпается полупрозрачной тенью...

И я слышу ее голос. Шуршащий, едва различимый, как шелест опавшей листвы:

- Зачем ты пришла жрица?.. Что еще вам нужно, люди?.. Вы убили мой дуб! Теперь умираю и я! Уходи!

- Госпожа... - мой голос пресекается, ибо я вижу тень смерти в ее глазах. Она еще жива, но день ее близок... - Госпожа, я пришла принести извинения... И возместить ущерб.

- В твоих силах сделать мертвое живым жрица?! - голос дриады на миг обретает силу урагана, ледяной ветер рвет из рук сумку и режет глаза. - В твоих силах оживить мое дерево?!! Ты пришла посмеяться над моей смертью! Уходи!

- Госпожа! Я... Я понимаю твое горе... Я не могу исправить содеянное... И никто не может. Но... Я могу сказать - прости нас госпожа! Если это в твоих силах, прими мои слова... И мои дела.

Я открываю сумку - достаю лопатку, росток в горшке и флягу.

Вырыв ямку во влажной от дождя земле, я выливаю под корни дубовому ростку флягу.

 Старый пень укроет росток от ветра.

Его корни послужат ростку удобрением.

Что ж...

Я гляжу на дриаду.

Ее тень, ее фигура, сотканная из мертвых и умирающих листьев, нависает надо мной, а ледяной, промозглый ветер рвет мою шерсть... Она шепчет, и шепот ее громом отдается в ушах:

- Как просто и как глупо! Неужели ты думаешь, жрица, что я смогу перейти в другое дерево?! Ты глупее чем...

Слова ее замирают, ибо что-то меняется в круге силы.

Меняется ветер.

Он все еще холоден и все еще несет запах безнадежной осени.

Но к запаху тлена и смерти примешивается аромат свежей зелени...

А в шелесте мертвых листьев ясно слышны отзвуки детского смеха...

В круге силы появился еще один вихрь.

Маленький и слабый, он весело скачет по мокрой траве, шурша листьями, принимая на миг облик то маленькой девочки, то пушистого котенка, тут же растворяясь кружением цветочных лепестков...

Я поворачиваюсь назад:

- Госпожа... Я не могу вернуть тебе утраченное. Я могу только дать надежду на продолжение. Так же, как люди продолжают себя в детях...

Вихрь мертвых листьев на миг замирает, принимая облик плачущей женщины... Женщина протягивает руки и навстречу ей бежит девочка. Кажется, я даже слышу голос:

- Мама, мама, смотри, что я нашла!..


Ладан погас, и пряный запах его развеялся.

Четыре круга разрываю я, четыре стихии благодарю я за помощь.

Первый круг черного песка со дна глубочайших пещер - символ земли. Второй круг синего песка со дна моря - символ воды. Третий круг желтого песка из самого сердца южной пустыни - символ солнца. Четвертый круг голубого песка со склонов поднебесных гор - символ воздуха.

Шорох веток, шелест ветра возвращаются в круг призыва.

Возвращается все... кроме шума дождя. Ибо дождя больше нет. Тучи, висевшие над Цитаделью, уходят.

Дело сделано. Путь пройден.


* * *


В Метаморе много жителей, каждый имеет свои обязанности и свои таланты.

Одни сражаются с монстрами севера.

Другие шпионят.

Третьи торгуют с людьми юга.

Я забочусь о другом - о тех невидимых сущностях, что окружают нас, проникают в каждый аспект нашей жизни. Я проситель к благожелательным божествам, защитник от злых, посол к нейтральным, неизвестным... и безумным.

Я - жрица.

У меня нет имени, ибо не нужно имя тому, чья суть - в служении.

У меня нет прошлого и нет будущего. Только вечное, непреходящее сейчас.

И сны.

В снах я вижу... себя.

Иногда у меня шесть рук и три глаза. И тогда я держу в руках копье и щит, и дротик, и лук...

Иногда я одета в странную одежду и стою на сверкающем полу, а звезды в круглых окнах колют мне глаза своим сиянием...

Но всегда я защищаю Цитадель.

Цитадель, которую сейчас называют Метамор.

И всегда я - жрица!



Перевод - Redgerra.

Предварительная редактура - Ano.

Литературная правка - Дремлющий.


Особые благодарности от редактора:

Аазу - за ценные и уместные замечания о сути и поступках героини, а также за посильное участие в правке текста.

Служительнице Баптисткой (старообрядческой) церкви г. Ангарска Кутас Лидии Николаевне (посмертно) - за проповедь «О служении».

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/storiesПохожие рассказы:
Wanderer «Цитадель Метамор. История 19. Путь странника»
Лёвина А.П. «Силмирал-2 (Мир Драконов)»
Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд»
Ошибка в тексте
Рассказ: Цитадель Метамор. История 13. Жрица
Сообщение: