«ЦИтадель Метамор. История 17. Возвращение домой»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

Пролог. Эллькаран. Год 705, начало августа

Корин, десятник городской стражи, наблюдал, как медведь уходит из таверны в компании Ниссы, городской целительницы.

- Говорю вам, - сказал он, и сказал громко, - это добром не кончится! Этот выблядок из Метамора явился в город вместе с Честером и Эдуард умер, не прожив и трех часов! А Нисса и Честер ничего не сделали!

Согласное бормотание пронеслось над столами. Большинство сидевших в таверне, а были там, в основном городские стражники, заинтересованно прислушались. Один из стражников даже ответил:

- Корин, демона тебе в глотку, говори вполголоса! Мало ли кто услышит! Городского мага только на нашу голову не хватало!

Говоривший, молодой стражник, оглянулся по сторонам, убеждаясь, что городской маг Эллькарана не стоит где-нибудь в тени незамеченный.

- Натан, ты конечно парень, что надо, - скривил рот десятник, - а если помолчишь, когда старшие дело говорят, будешь и еще лучше! Говорю вам! Этот медведь заколдовал Честера! Я сам все видел! Я в воротах стоял, когда они в город вошли! Представляешь, заявил, что он сын нашего алхимика! И Честер его поддержал! Медведя-то! И вообще, Честер, как вернулся, странный какой-то стал! Говорю вам, его околдовали!!

Несколько секунд за столом царила почтительная тишина...

- Демоны их всех раздери, именно так! - грохнул кружкой об стол Джаред,  гвардеец местного графа. - Я видел эту Цитадель собственными глазами, Корин  прав!!

Натан восторженно уставился на Джареда:

- В самом деле? Расскажи, как оно там?

Джаред нахмурился:

- Бррр... Жуть! Везде эти женщины... одеты как проститутки... Суккубы, воистину суккубы! Ходят там, почти голые! Жопами виляют, зазывают!! Представляешь?!! А еще полулюди-полузвери! А то и вообще звери! А ведут себя как... Одно слово, оборотни!! А еще там есть дракон! А может даже два! И любой, кто пробудет там дольше недели, тоже будет проклят!!

- Демонские ублюдки, это точно они! Честер поехал в Метамор искать сына Эдуарда, тогда-то его и околдовали! Опоили и околдовали!!

Натан оглянулся на Корина:

- А вдруг медведь действительно Христофор?

Стражники за столом возмущенно загудели, а кто-то выкрикнул:

- Да что мы Криса что ли не знали?! Не он это!!

- Тихо! - Корин еще раз стукнул кружкой. - Пусть так! Пусть этот проклятый медведь - Христофор, сын Эдуарда! Но не слишком ли быстро умер его отец?! Эдуард болел два года, и тут вдруг взял, да и умер! Надо же так случиться, всего через три часа после приезда его сына! Какое печальное совпадение!!

Натан слегка побледнел, но ничего не сказал в ответ...


Глава  1. Цитадель Метамор. Год 705 AC, конец июля

- Крис?

Я узнал голос - Алекс, один из пажей лорда Хассана. Красивый парень лет пятнадцати, не слишком умелый в боевой магии, но ловкий в обращении с луком и магией исцеления. Появился в Цитадели дней пять назад и, похоже, намерен здесь остаться... Интересно, как скоро он начнет изменяться? И кем станет? Первые признаки действия магии изменения (да будет проклят Насож... чтоб ему икнулось...) обычно появляются к началу-середине второй недели. Помнится, я сам начал превращаться в медведя именно...

Не отрывая взгляда от страниц большой книги, я пробурчал:

- Слышу... Подожди немного.

Дочитав абзац, я отметил место плетеной кожаной закладкой, потом вынул монокль и помассировал веки. Эта хрустальная линза улучшает зрение достаточно, чтобы я мог читать, но глаза все равно устают... К тому же, монокль не помогает мне видеть цвета. Увы, теперь мне остались только намеки на былое великолепие - оттенки серо-коричневого, да память...

Успокоив тянущую боль в глазу, я повернулся к юноше:

- Да, Алекс?

Паж произнес шепотом, не желая нарушать тишину библиотеки:

- Там во дворе человек, зовет вас!

- Меня?!

Немногие за пределами Цитадели знают, где я живу... и уж совсем мало кого из них я хотел бы здесь видеть.

Алекс кивнул:

- Он просил передать, что его зовут Честер. Вы знакомы?

Ох...

Только этого мне не хватало!

- Спасибо, Алекс... сообщи этому человеку, что я вскоре приду.

Юноша прикусил губу:

- Сэр... он сказал, что это очень срочно!

Я вздохнул:

- Хорошо. Но тебе придется вернуться сюда и попросить Фокса прибраться за мной, - закрыв древнюю книгу, я поднялся и махнул лапой. - А теперь веди.


* * *


Осмотрев пустой двор и предположив, что гость увел коня на конюшню, Алекс убежал обратно в библиотеку.

Я лишь рассеянно кивнул, полностью погрузившись в размышления.

Честер! Честер. Честер... Мда. Мы не виделись почти десять лет. Какие боги занесли его сюда, в Цитадель?! Какого демона ему понадобилось от меня?! Размышляя так, я шел на запах свежего навоза. Мой нюх и слух многократно улучшились, когда я стал медведем-морфом. Не то чтобы я был против... хотя от хорошего цветного зрения не отказался бы. Увы, нельзя иметь все сразу... В любом случае, мне здесь нравится так, как нигде больше. Вот только, спустя шесть лет после приезда в Цитадель, меня настигло прошлое.

Превращаясь в медведя, вернее, как говорят у нас, становясь медведем-морфом, я обрел немало новых способностей... к сожалению, скрытность в их число не входит.

- Крис, это ты там топаешь?

Смесь любопытства и веселья. Голос Честера. Я нащупал монокль, поднял его к левому глазу, прищурил правый...

Он. Шесть футов роста, худой, почти костлявый. Высокий лоб, белокурые волосы, связанные кожаным ремешком в «конский хвост». Черная рубашка - запах пиралианского шелка я различил даже на фоне конского и человеческого пота, пошитые на заказ штаны и сапоги для верховой езды. На безымянном пальце правой руки поблескивает светлый перстень с темным камнем. Эх, где ты мое цветное зрение... Впрочем, память мне подсказывает, что перстень, скорее всего серебряный, а камень - оникс. Левое плечо укрывает плащ. Черный, со светлыми полосами - кремовыми или зелеными...

Богат. Очень богат. Что ж... Ну и ладно.

- Честер...

Его имя, вернее общеизвестное прозвище, отлично соответствует характеру. Его права по рождению и настоящее имя известны мне, но я о них промолчу.

- У нас вообще-то есть конюхи, знаешь ли.

Он вышел из стойла и осмотрел меня, склонив голову набок. И улыбнулся:

—Знаю, но люблю присматривать сам. К тому же место здесь укромное, мало ли, вдруг я обделаюсь от одного твоего вида?

Я не сумел сдержать смешка:

- Ты так и остался мизантропом? Можем пойти ко мне... или попросить приготовить комнату?

Он покачал головой:

- Койки в твоей вполне достаточно. Я пробуду тут только один день и завтра... а лучше сегодня, мы уедем.

Я махнул лапой, приглашая его следовать за собой, но тут до меня дошло, что он сказал:

- Мы уедем?!

Честер бесстрастно взглянул на меня:

- Да. Завтра. У нас очень мало времени.

- Так, - несколько ударов сердца я смотрел ему в глаза... но потом решил, что открытая со всех сторон конюшня -  не лучшее место для личных разговоров. - Давай поговорим у меня в комнате.

Пока мы шли, он оглядывался по сторонам с выражением насмешки и любопытства, а я представлял всех знакомых встречных. На полпути я спохватился, и чертыхнулся про себя.

«Дурак!» - подумал я. - «Перед кем я выставляюсь? Это же Честер! Он меня никогда и в грош не ставил... И сейчас не будет...»

Когда я резко умолк и остановился, Честер засмеялся:

- Извини, Крис, - сказал он, ухмыляясь. - Я не хотел смущать тебя так...

- Не волнуйся... уж как-нибудь переживу. Просто я все еще ошеломлен твоим появлением. Что привело тебя в Метамор?

Он сжал губы в тонкую линию:

- Собственно говоря, ты. Но мы вроде бы куда-то шли? Давай продолжим разговор на месте.

Я пожал плечами, и мы продолжили путь - теперь уже молча.


* * *


Моя комната... ну, можно сказать, Г-образной формы. Длинную часть занимают кровать и шкаф, поперечину - стол с книжными полками. Еще есть большое зеркало - промеж окон, напротив кровати.

Войдя внутрь, я доплелся до кровати, и лишь распрямив спину, осознал, как долго просидел в библиотеке. Преодолевая боль в спине, я поднялся, сбросил одежду и начал чесаться об угол стены. Медленно и постепенно ушло напряжение, расслабились мускулы... Закончив, я даже вздохнул от облегчения. И лишь потом понял, что примостившийся на столе Честер все это время смотрел на меня! Я никогда не страдал излишней скромностью, но все же, все же...

Однако, прежде чем я успел открыть пасть, он поднял руку:

- Не тревожься, друг мой! Я скорее рад тому, как успешно ты приспособился к жизни здесь, чем расстроен тем, насколько ты стал медведем... в любом случае, тебе это очень подходит. Ведь ты никогда не был счастлив среди людей, так?

Пожав плечами и, одевшись, я сел в любимое кресло.

- Ты прав... раньше я бы с тобой не согласился, но сейчас... после изменения... Знаешь, я изучил все, что смог узнать о магии, примененной Насожем, тогда, во время осады. И получил весьма интересные выводы - несомненно, атакующие заклинания вошли в резонанс с магией, поддерживающей существование самой Цитадели. И теперь, задержавшись здесь более недели, ты станешь одним из нас! Совсем недавно я помогал одному молодому человеку, его зовут Мишель, пройти через изменения... Следить за ним и помогать было невероятно интересно! Я день за днем наблюдал за ростом меха, изменением фигуры, осанки, органов обоняния и слуха, зрения и осязания! Просто...

Тут я спохватился, увидев кривую ухмылку Честера. Мда, читаю лекцию, словно перед студентами...

- Вот теперь, - ухмылка Честера стала еще шире, - вот теперь я действительно убедился. Как бы ни изменялся твой облик, Крис, ты остаешься тем же!

Я вдруг понял, что усмехаюсь вместе с ним.

- Ну ладно, Честер... говори, что заставило тебя искать встречи со мной?

Его лицо поблекло:

- Твой отец Крис. Он умирает...


* * *


- Так чего тебе нужно? - откинувшись на спинку кресла, конь-морф, лорд Томас Хассан IV, герцог Цитадели Метамор, отложил в сторону свиток и взглянул мне в глаза.

- Я хочу... нет, мне необходимо покинуть Метамор. Это мои личные дела, милорд. Цитадели они никак не касаются...

Одним взглядом лорд Томас заставил меня умолкнуть:

- Любые проблемы моих подданных - это проблемы Цитадели, а значит и мои проблемы тоже. Я не говорю «нет», Крис. Но я хочу знать, какое такое дело заставило тебя рискнуть шкурой, отправляясь в Серединные Земли среди белого дня и без сопровождения.

Я проглотил комок в горле. Что-ж...

- Мой отец умирает.

Герцог медленно кивнул:

- Твой отец? Я считал, что твоя семья умерла от чумы еще... до твоего прихода сюда.

Я поморщился - у нашего герцога хорошая память... даже слишком.

- Не совсем так. К тому времени, как я пришел в Метамор, я уже почти три года не виделся с ними. Моя последняя встреча была еще до того, как я поступил в Университет. К тому же, они жили в местности, которая сильно пострадала от чумы...

Глаза герцога слегка сузились:

- И ты не пожелал уточнить?

- Нет, милорд. Мы расстались... не совсем тепло.

- Но теперь ты все же хочешь вернуться?

- Он мой отец. К тому же... другого шанса примириться может и не быть.

- Он знает, кем ты стал? Он понимает, что он делает?

Я не смог заставить себя сказать «нет». Я просто молча стоял там.

Выждав немного, Лорд Томас кивнул:

- Понятно... - и продолжил, слегка понизив голос. - Кто этот Честер? Что он такое? И откуда он узнал, что ты здесь?

Я снова вздохнул. Словно всего остального было недостаточно...

- Он мой брат, милорд...

Конь-морф молча откинулся на спинку кресла и приподнял брови.

- Не по рождению... духом!

Герцог продолжал вопросительно смотреть на меня.

- Милорд... мы... мы родились в одном городе, наши родители жили рядом, наши отцы были деловыми партнерами... Ни у меня, ни у Честера не было братьев, и мы выросли, считая друг друга одной семьей. Честер был на пять лет старше меня, но мы называли друг друга «брат»... Впрочем, многие горожане тоже считали нас братьями, и у меня не было друга лучше...

Мой отец и я... мы никогда не были близки. Он не был жестоким человеком, но его любовь имела цену. Я должен был во всем повиноваться ему, а мои собственные желания... значения не имели. В результате - чем больше времени я проводил с Честером, тем меньше отец общался со мной. И когда я сообщил ему о своем желании поступать в Университет вместе с Честером... Отец дал мне сумму денег, достаточную, чтобы оплатить обучение и сказал, что не хочет больше видеть меня на пороге.

В Университете я стал помощником Честера. Он уже заканчивал учебу... И я помогал ему в его проектах, а он мне в учебе. Возможно, это время было лучшим в моей жизни... Но постепенно все изменилось. Через год собственное разгильдяйство начало создавать мне проблемы. Деньги, данные мне на учебу, уходили на другое - на пиво, на вкусную еду каждый вечер, на дорогую одежду... Я не хотел подрабатывать, отговариваясь занятостью и учебой... хотя на самом деле просто не хотел лишнего беспокойства. К концу второго года денег для оплаты обучения не осталось, и Университет расстался со мной. Не то чтобы я плохо учился - просто у меня больше не было денег, чтобы оплачивать обучение...

После отчисления я взялся за ум, но было слишком поздно. Тогда-то нам с Честером и пришлось расстаться. Я больше не мог оставаться в Университете, а он не пожелал бросить науку.

После мы не встречались больше десяти лет. Я учился и одновременно работал в школе алхимии, но находил это занятие слишком скучным. Тратя лишь самый минимум, я накопил денег и смог приехать сюда, в Цитадель.

Метамор граничит с землями, насыщенными сильной магией. Здесь живут и практикуют могущественнейшие маги и один из лучших алхимиков. Здесь я развил собственный талант и понял, что с удовольствием передаю знания другим. К тому же, мне нравится изучать науку ради самого знания...

И вот теперь... Честер явился с новостями о приближающейся передаче мне по праву наследства имущества отца, и я хочу быть там. Я осознаю риск, но Честер - могущественный маг, да и у меня самого имеются некоторые способности.

Если отец послал Честера за мной... быть может, он согласен оставить позади разногласия и принять меня таким, какой я есть. И если Честер прав, а я не думаю, что он ошибается, то смерть моего отца близка, и я должен спешить...

После короткой паузы герцог кивнул:

- Если не вернешься обратно, или не отправишь мне весть через три недели, я отправлю Сароша искать тебя. Он дракон, он тебя найдет, живым или... Поспеши, - лорд поднялся, давая мне понять, что аудиенция окончена.

Я кивнул и направился к выходу. Но, уже взявшись за ручку двери, я услышал последние слова лорда Хассана:

- И постарайся не стать чьим-нибудь охотничьим трофеем, Крис.


Глава 2. Северный Мидлендс. Год 705 AC, конец июля

Нелегко мне было сосредоточиться на сборах, ох нелегко... Покинуть Метамор, бросить мои исследования, учеников, посиделки в «Молчаливом муле»... Так много времени прошло с тех пор, как я последний раз покидал Цитадель, что на мгновение я даже подумал - а стоит ли идти вообще? Но потом взял себя в лапы. Я должен, я обязан! Вне зависимости - хочу, не хочу...


Честер уже ожидал в воротах. Когда я подошел, он приподнял бровь и спросил:

- И на чем же ты поедешь?

Я ухмыльнулся:

- И на чем ты предлагаешь мне ехать, друг мой? Ни один конь в своем уме не станет и пытаться нести мой вес!

Честер поморщился и вскочив на коня бросил:

- Значит на своих двоих. Мда-а. Долго же мы будем тащиться!

Я покачал головой, и улыбнулся еще шире:

- Как я уже говорил лорду Томасу, у меня имеются собственные таланты... мы не задержимся!

Честер поднял уже обе брови, потом хмыкнул и ухмыльнулся:

- Ну-ну... Посмотрим, чему ты научился за это время.

Мы уже повернулись уходить, когда к нам приблизился Странник.

- Крис, я смотрю, ты нас покидаешь, - сказал волк-морф, внимательно осмотрев меня и Честера. - Что заставило тебя оставить Метамор, и когда ты вернешься?

- Понятия не имею... - вздохнул я, - но надеюсь вернуться в течение десяти дней.

Странник кивнул, и подняв лапу к подбородку, продекламировал:


Спеши!

Пусть дух дорог благословит твой путь.

Прохлада ночи остудит уставшие в дороге лапы,

А разум и удача шкуру сберегут,

Твои пусть когти не лишатся силы.

Мы ждем тебя обратно, наш медведь-ученый!

Спеши!


Then haste! And spirits speed you on your path.

May night air soothe your travel-weary paws.

Luck and wit to save your hide from wrath,

But, should you need it, strength to back your claws

Return to us, oh ursine intellect.

Without your words on reading, prose and math,

Your students; educations go unchecked.

So haste, and spirits speed you on your path.


Я помахал на прощание лапой, и мы с Честером покинули Цитадель Метамор.


* * *


Едва оказавшись за воротами, Честер посмотрел на меня с обычной кривоватой улыбкой:

- Он всегда вот так говорит?!

- Конечно! Он же придворный поэт! - Я остановился и сняв рюкзак, уже расстегнул воротник рубашки, когда Честер остановил меня:

- Могу я хотя бы спросить, что ты собираешься делать?

- Можешь спросить, - ухмыльнулся я. - А можешь и увидеть!

Сняв одежду и уложив ее в рюкзак, оставив только монокль, свисающий с цепочки на шее, я закинул рюкзак на спину и затянул лямки на плечах и талии. Теперь повернуться мордой в сторону цели, в сторону дороги, ведущей к Южным Королевствам и закрыть глаза.

Дорога...

Я сосредоточился, позволив магии, что пронизывала всю мою сущность, обрести полную силу. Ах!.. Какое наслаждение!! Как долгожданный дождь после засухи... Как прохладный ветерок в знойный полдень!

Тем временем мой позвоночник выгнулся, бедра вывернулись, встав под другим углом к телу. Шея изогнулась назад, позволив смотреть вперед, не вставая на задние лапы. Чувства, и так уже совсем медвежьи, еще немного сдвинулись - запахи и звуки обрели пронзительную остроту, зрение стало каким-то совсем плоским и маловажным... Единственное, о чем я жалел, это о потере способности говорить и о противостоящих больших пальцах - но они вернуться, когда я снова стану на две ноги.

Я продолжал концентрироваться, сосредотачивая магию на собственном теле.

«Скорость» - думал я. - «Легкость, свобода. Словно ветер, словно ураган!»

Как будто горячая волна прошла по телу, стирая усталость, горяча мышцы, заставляя сердце биться мощно и редко... Я выдохнул пылающий воздух из легких, как дракон выдыхает струю огня и медленно открыл глаза, встретив внимательный взгляд Честера. И улыбнулся, словно школьник своей первой высшей оценке. В принципе, ведь так оно и есть...

А потом я ПОБЕЖАЛ!

Косматым метором я ринулся вперед по дороге. Сзади донесся глухой топот, это Честер вынужден был пустить коня галопом, чтобы не отстать. Впрочем, вскоре я перестал его замечать - мое внимание целиком сосредоточилось на дороге.

Вперед!

Дорога сама ложилась под мои лапы, сжавшись, как высохшая на солнце кожа, даже время исказилось - казалось, прошло не больше часа, когда магия перестала действовать, и я остановился, обессиленный. Однако, оглядевшись, я с изумлением обнаружил, что уже стемнело...

Честер прибыл примерно через четверть часа, я к тому времени уже лежал на спине, восстанавливая силы и дыхание.

Он спешился и, привязав коня, подошел ко мне:

- Великолепно, Крис! Просто великолепно! Отличное применение магической силы! Мне даже пришлось подгонять Мафусаила магией!

Я торжествующе зарычал. Он вынужден был наложить на своего скакуна подобное заклинание? Ха!

Минут через пять я восстановил физические и магические силы достаточно, чтобы применить преобразующие заклятья, возвращаясь к моему обычному полузверинному облику и сесть по-человечески.


Мы разбили лагерь почти там же, где я остановился - лишь отошли в сторону от дороги. Поставив магическую охрану по периметру, Честер сел у костра:

- Нет смысла дежурить; мы проснемся, если хоть что-нибудь приблизится.

И мы сидели у костра, просто глядя в пламя, любуясь танцующими языками и думая - каждый о своем. О чем думал я? Я думал о нас. Обо мне и Честере. О том, что прошло восемь лет... И вот человек, что был мне братом во всем, кроме рождения, а во многом и отцом, внезапно снова появился в моей жизни... Но могу ли я теперь назвать его братом?

Я долго собирался с духом, и наконец решился:

- Честер, почему ты здесь?

- O чем ты говоришь? - воззрился он на меня. -  Твой отец умирает - этого мало?

Я покачал головой:

- Ты отлично знаешь как мы расстались. Ты знаешь, что и отец и я поклялись никогда более не разговаривать. Здесь присутствует что-то еще. Что?

Честер устало вздохнул и отвернулся:

- Крис... твоя мать очень тяжело перенесла твой разрыв с отцом... Ты прекрасно знаешь, сколько сил она прилагала, чтобы удержать тебя и твоего отца от ссор. Она была сильной женщиной, но ты ушел, поклявшись никогда не возвращаться, и в ней словно что-то сломалось... Целительское искусство не подводило ее - до твоего ухода. А потом пришла чума. И половина Эллькарана за какие-то три недели вымерла напрочь! И твоя мать тоже...

Твой отец пережил эпидемию лишь потому, что по сути дела заперся в лаборатории.

Впрочем... Избежав болезни восемь лет назад, он не смог уйти от ее последствий - смерть жены подкосила его самого. Уже два года он болеет непрерывно, а в последние десять дней медленно, но верно умирает. Он уже не встает с постели, его душит кашель - легкие совсем прогнили, сердце постоянно пытается остановиться. Демон тебя побери, Крис!! Я мчался в Цитадель изо всех сил, остановившись лишь раз - чтобы определить твое расположение... - Честер умолк, на секунду уставившись в огонь. - И мчал я, зная причину его смерти, Крис. Сердце твоего отца разбито. Разбито тобой, брат мой!


Я смотрел в огонь, рассеянно наблюдая игру языков пламени, и слова Честера камнем лежали на моем сердце. Никогда я не думал о том, какую боль причинил маме мой разрыв с отцом...

Я знал - она мечтала о большой семье, но после моего рождения она стала бесплодной, и причину, ни отец, ни Честер так и не смогли определить. Я был ее гордостью и радостью, но мои ссоры с отцом причиняли ей ужасную боль - она защищала нас друг от друга, причем нередко во вред обоим.

Когда я объявил о своей независимости, отец охотно согласился, дав мне достаточно денег, чтобы оплатить дорогу и учебу в университете в Эльфквеллине. Но я даже не догадывался, какую боль причинил маме, пока об этом не сказал Честер... Вернее, я не думал... заставил себя не думать...

Непрошеные слезы, смачивая мех на морде, тихо капали на землю...

Честер поднялся, обнял меня, и продолжал обнимать, пока я плакал. Потом он отодвинулся, и внимательно посмотрел мне в глаза:

- Жизнь продолжается, брат.

Я кивнул, глядя на него все еще затуманенным взором:

- Да, брат...


Глава 3. Северный Мидлендс. Год 705 AC, начало августа

Путешествие к Эллькарану заняло у нас три последующих дня.

Днем мы мчались по торговому тракту - решив, что так будет быстрее. Редкие прохожие и проезжие не могли нам помешать, - Честер использовал магию иллюзий, отводя их внимание. Я не люблю, когда ко мне применяют чародейство, особенно незнакомое... впрочем, меч испуганного путешественника в моих ребрах я люблю еще меньше.

Вечерами мы разбивали лагерь вдалеке от поселений, подальше от любопытных глаз местных, - Честер не хотел чтобы я беспокоил жителей Срединных Земель, опасаясь задержек. Время в лагере мы проводили, рассказывая друг другу о нашей жизни, о произошедшем за десятилетие, которое разделило нас.

Разговоры...

Мои студенты нередко в шутку обвиняют меня, что я говорю исключительно для того, чтобы слушать звук собственного голоса... Ха! Смешно, но доля правды в их словах есть.

Я рассказывал Честеру о жизни в Цитадели. О том, как это - быть зверочеловеком, морфом. Каково это - общаться с мужчинами, которые стали женщинами или детьми...

Он поражался тому, как быстро мы сумели приспособиться к новой жизни. Когда же я сказал, что некоторые из нас - например, Паскаль и я сам - были только рады изменению, Честер покачал головой и улыбнулся...


Наконец мы приблизились к Эллькарану.

Город изменился и сильно. Деревянный пригород и выселки, которые я когда-то знал, как свои пять пальцев исчезли, пепелища и развалины заросли травой и кустами. Лишь городская стена и главные ворота все так же гордо высились над дорогой.

Я замедлил бег и, подбежав к кустам в стороне от дороги, рухнул на землю.

Спрыгнув с коня, Честер подошел к краю дороги, и спросил:

- Почему ты остановился?

Я махнул лапой - мол подожди, сейчас - и он стоял, нетерпеливо притопывая, пока я отдышался и опять преобразовал себя к прямостоящей форме. Чуть отдохнув, я достал из рюкзака одежду, и натянул ее.

- Знаешь Честер, я предпочитаю не мчаться по городу, сбивая с ног его жителей.

Он вздохнул:

- Нам нужно торопиться, Крис!

Я взглянул ему в глаза, и зарычал. Он нахмурился, но не отвел взгляда.

В конце-концов я сказал:

- Честер, это моя родина! Я здесь вырос! Я войду через ворота и пойду по улицам к своему дому. На виду у всех. И это значит, что ты снимешь все иллюзии, которые наложил на меня. Ты думаешь, я не заметил, что люди на дороге не обращали ни малейшего внимания на бегущего медведя?

Честер пожал плечами:

- Что ж... Если настаиваешь...

Он произвел небрежный пасс, а я ощутил пробежавшую по телу легкую дрожь...

Вот и прекрасно. Ну, посмотрим, что скажут горожане.

Тем временем Честер уже вскочил на коня и с легкой усмешкой взглянул на меня сверху:

- Если твое медвежество полностью готово, то может быть, мы все же двинем куда-нибудь? Желательно вперед!

Я кивнул, вздохнул, и мы направились к воротам Эллькарана...


Нас встретил торопливый лязг оправляемых доспехов, настороженный шепот и мягкий шелест оружия, извлекаемого из ножен.

Подойдя ближе, я смог разобрать отрывки разговоров:

- ...чудовище из Метамора...

- ...что оно здесь делает?

- ...тсс! Оно с городским магом...

- ...все равно, мне это не нравится...

Я вздохнул с некоторым облегчением. Могло быть и хуже.

Когда до ворот оставалось не более двадцати футов, тихие переговоры прекратились и один из них, одетый попышнее и побогаче, крикнул:

- Стой!

Мы послушно остановились. Честер слез с коня, и мы замерли на месте, ожидая, пока охранник подойдет ближе.

- Привет, Честер! Хорошо, что ты вернулся! - подойдя вплотную к моему... брату? Да, наверное, все же брату... В любом случае, стражник, подойдя к Честеру, зашептал, по-видимому надеясь, что я не услышу. - Я тебе доверяю, но... - тут стражник ткнул пальцем в мою сторону. - ЭТО... ЭТОТ... Он с тобой?

Я не смог удержаться.

- Нет, - произнес я самым вежливым тоном, с самым лучшим местным выговором. - Я не с ним. Мой отец - алхимик Эдуард, сын Аубрана. Меня зовут Христофор, и я здесь родился.

Охранник вздрогнул, отступив на шаг, уставился на меня... Потом взяв себя в руки, картинно фыркнул:

- А я внебрачный сын лорда Овида!

Честер ухмыльнулся:

- Нет, Корин, ты на него совсем не похож. К тому же, ты - десятник городской стражи, а его папочка сотником устроил. Разве что пьете вы одинаково... А вот это чудовище говорит правду. Я за него ручаюсь.

Охранник удовлетворился словами Честера, хотя по-прежнему смотрел на меня недоверчиво. Помявшись еще на пороге ворот и поняв, что мзды от мага он не дождется, десятник хмыкнул, и махнул стражникам, пропуская нас.

Уже пройдя ворота, я услышал за спиной произнесенное вполголоса:

- ...развелось чудовищ... с севера...

Я вздохнул:

- Неужели все жители Серединных Земель столь недоверчивы?

Честер холодно взглянул на меня:

- Нет, только те, которых ты провоцируешь. Если бы ты позволил мне управлять ситуацией, этого могло и не случиться.

Я прищурился, глядя на брата:

- Точно? Сделав так, чтобы он увидел двух простых путешественников? Ты не позволил людям на дороге увидеть нас... Что же, спасибо за защиту, брат! Но было бы еще лучше, если бы ты меня спросил - а нужна ли мне такая защита! Так вот теперь мне защита более не нужна! И скажи мне еще одну вещь, брат - ты сказал отцу о моем возвращении? Ты говорил - он не знает о моем местонахождении... а о твоем он знает?!

Взгляд Честера стал холоднее зимнего тумана:

- Я пришел дать тебе шанс помириться с отцом, прежде чем он умрет! Да хотя бы дать тебе возможность увидеть его и попрощаться! Демон тебя раздери Крис, ты ведь так и не приехал проститься с матерью!

Я смотрел на него, и чувствовал, как гнев кипящей волной подниматеся в душе:

- Нет, Честер, ты пришел, потому, что ты увидел возможность снова сыграть в моей жизни героя! Проклятие! Ты ведь отлично знаешь, - умри отец в одиночестве, меня бы это ни капли не взволновало! История повторяется, не так ли, Честер? Ты уже делал так, когда я был молод! Ты пришел в Цитадель, и я бросил все, чтобы пойти с тобой - именно так, как ты и ожидал!

Чудовищным усилием я взял себя в лапы.

- Я больше не твой слуга, Честер... Твой брат - да! Твой друг - возможно! Но не твой ученик, и не твоя марионетка!!

С этими словами я повернулся, и помчался по улице, не замечая пораженных взглядов случайных прохожих.

Меня догнал голос Честера, хотя я знал, что он не пошел за мной:

- «И куда же ты сейчас?»

Сосредоточившись, я послал обратно по ветру:

- «Я иду к дому своего отца!»


* * *


Дом выглядел сгорбленным стариком. Накренившийся, выцветший, весь какой-то потрепанный и поблекший. Одним словом, обветшавший...

Я нерешительно приблизился.

Мои воспоминания о доме состояли в основном из споров, взаимных обвинений и хмурой тишины. Немногие приятные воспоминания были связаны с мамой - но ее больше не было здесь...

Я подошел к двери и постучал.

Через несколько секунд она открылась, и на пороге появилась молодая женщина, одетая в светлую одежду с высоким воротником. Увидев меня, она невольно попятилась.

- Ч-что в-вам здесь надо?!

- Миледи, не бойтесь! - я успокаивающе поднял лапы. - Мы никогда прежде не встречались, но меня зовут Христофор.

Я замолчал, и краешек моей пасти невольно приподнялся. Возвращение блудного сына Эдуарда...

Она чуть наклонилась вперед, вглядываясь - а потом ее глаза широко открылись от удивления. Как и Честер, она явно что-то разглядела во мне, потому что прижала руку к губам:

- Так значить, вы... о боги! Заходите, заходите! - шагнув в сторону, она кивнула, приглашая меня войти. Я благодарно склонил голову и вошел в дом...


Внутри было чисто, хотя кое-что явно нуждалось в ремонте - так же, как и многое снаружи.

Я посмотрел на женщину... интересно, кто она? Прислуга? Хм... Сняв с шеи цепочку с моноклем, я вставил его в глаз.

Светловолосая, светлоглазая, высокие скулы, правильные черты лица. На шее тонкая серебряная цепочка с единственным прозрачным камнем в виде подвески. Довольно привлекательна - но чуточку холодна.

Заметив мой пристальный взгляд, она улыбнулась:

- Вы всегда так таращитесь?

- Таращусь? - вернув монокль обратно на шею, я улыбнулся, стараясь не демонстрировать зубов. - Зачем же так грубо, миледи? Просто я изучаю все, что есть вокруг. Но я так и не услышал вашего имени...

Она кивнула, и протянула мне руку:

- Нисса. Я училась у вашей матери до самой ее смерти, а теперь ухаживаю за вашим отцом.

Взяв изящную женскую руку когтистой лапой, я поднял ее к склоненной морде и лизнул:

- Приятно познакомиться, Нисса... - и выпрямившись, взглянул ей в глаза. - Как он?

- Плохо,- нахмурилась женщина. - Он вот-вот умрет. Я могу уменьшить боль, но исцелить вашего отца мне не по силам. Сейчас он отдыхает, проснется не раньше чем через два часа. Тогда вы сможете увидеть его.

Я кивнул и, сбросив с плеча рюкзак, продолжил:

- Скажите, Нисса, как получилось, что вы так спокойно реагируете на меня? Довольно... нетипичная реакция.

- А чего вы ожидали? - она осмотрела меня насмешливым взором. - Огненной магии и стрел?

Я поморщился:

- Ну... скажем так - стража в городских воротах встретила меня чуточку прохладно.

- Идиоты... - вздохнула Нисса. - Необразованные придурки, они боятся всего, что выходит за пределы их ежедневной серой жизни! Одни считают «метку» Метамора знаком удавшегося вторжения с Холмов Гигантов. Другие думают, что защитники Цитадели изменились добровольно. Ну не бред ли?!

Я непроизвольно заулыбался:

- Мне кажется, миледи, мы подружимся... Комната над лестницей все еще моя? Ее никто не занял?

Нисса еще мгновение смотрела на меня, потом кивнула:

- Ваш отец оставил все, как было при вас.


И в самом деле - за исключением тонкого слоя пыли, моя комната практически не изменилась.

Кровать, аккуратно убранная, со свежими простынями - вместо мятой кучи, к которой я больше привык. Гардероб, теперь пустой. Полка с оплывшей свечой, книги, когда-то разбросанные повсюду, теперь лежат аккуратной стопкой...

Забыв о своем теперешнем размере и весе, я сел на кровать... услышав, как затрещало подо мной дерево, быстро вскочил, - но кровать так и осталась слегка перекошенной на одну сторону. Что ж, пришлось сесть на пол. Усевшись, я достал из рюкзака научный журнал, вставил в глаз монокль и погрузился в мир магических формул...


Прошло не меньше часа, когда раздался стук в дверь. Не поднимая взгляда, я отозвался:

- Войдите!

Дверь открылась, и я услышал звук легких шагов по деревянному полу. Дочитав абзац, я закрыл книгу и, подняв взгляд, увидел Ниссу.

- Чем могу помочь?

Присев на кровать, она пристально взглянула мне в глаза и спросила:

- Почему вы вернулись?

Я вложил закладку в журнал, сложил его, завернул в плотную дерюгу, открыл рюкзак, снова закрыл, положил сверток с журналом обратно на колени... Похоже, я тяну время. Хм...

- Миледи, я тоже задавал себе этот вопрос... если честно, то я вернулся назад, потому что Честер сказал, что мой отец умирает. В тот момент я думал, что это отец позвал меня. И только час назад я узнал, что отец даже не знает о моем возвращении...

Нисса кивнула:

- Честер известен такими хитростями. Вы хорошо его знаете?

Я кивнул, улыбаясь некоторым воспоминаниям:

- Мы росли вместе. Наши отцы были партнерами, наши семьи жили по-соседству... Однако, моя дружба с Честером не нравились отцу. Быть похожим на Честера, - худшее, что могло случиться со мной, считал отец. К сожалению, именно это и произошло.

А потом я решил уехать в университет... Я тогда заявил, что с меня хватит и ушел из дома. Отец дал мне денег, но сказал, чтобы я никогда не возвращался...

И вот я вернулся, в надежде, что отец наконец смирился.

Нисса мягко улыбнулась:

- Ваш отец смирился в тот самый день, когда вы ушли... но он не имел возможности найти вас. Он по-прежнему не разговаривает с Честером, несмотря на хорошие отношения с его отцом. В любом случае, думаю, ваш отец будет рад увидеть вас. Мне зайти сказать, когда он проснется?

Я снова открыл рюкзак и наконец положил журнал на место.

- Знаете... я не отказался бы побыть это время в компании. Скажите... как хорошо вы знаете Честера?

Она откинулась назад, опершись руками на спинку кровати.

- Ох... он вернулся в Эллькаран четыре года назад, закончив обучение в Эльфквеллине. С того времени я не раз встречалась с ним, но не могу сказать, что мы близки. А что?

Я вздохнул.

- Честер мне как брат. И все же, все же... он просто... он вел себя так, словно я его игрушка, ребенок, которого можно обмануть, обвести вокруг пальца... Он нашел меня, сказал ровно столько, чтобы заставить меня прийти сюда... но так и не сказал мне правды!

Нисса хихикнула.

- Что это тебя так развеселило? - обиженно буркнул я.

- Честер - маг, - с улыбкой сказала женщина. - Он... он привык манипулировать людьми. На пользу ли, во вред ли... Друзьями, врагами... Вы - его друг, так что вряд ли он будет использовать свои способности во вред, скорее уж в помощь. Наверняка, он считал, что возвращение домой пойдет вам на пользу. Ну, вот как вы сами считаете, он причинил вам вред, приведя сюда?

Я считал, что да, но не желая спорить с женщиной, покачал головой.

- И, скорее всего он помогал вам в пути?

Моя обида уже угасла, и я кивнул.

- Тогда в чем же вред? Он действительно управлял вами, и я могу согласиться, что его действия были неэтичными, - но тогда получается, что вы не хотели возвращаться только для того, чтобы досадить своему отцу!

Ее заявление на мгновение ошеломило меня своей холодной справедливостью... Но прежде чем я сумел ответить, из коридора донесся звук хриплого кашля.

Я вскочил на ноги.

- Он проснулся! - Нисса соскочила с кровати и шагнула в коридор. - Идем скорее!


Открыв дверь в комнату отца, я на мгновение замер. Запах болезни, запах умирающего человека, запах лекарств буквально ошеломил меня. Когда же я смог подавить подступившую тошноту, унять головокружение и взглянул на отца, лежащего в кровати, то был поражен не менее. Я помнил отца большим сильным и здоровым человеком. Слегка полноватый, но высокий, с густой бородой, с гривой волос цвета «соль с перцем».

Теперь же я видел сморщенного старика, практически лысого, с совершенно седой бородой. Истончившаяся кожа нездорового пепельного оттенка выглядела слишком свободной для высохшего тела. Только глаза остались теми же - желтые, прозрачные, словно куски светлого янтаря, они наливались темнотой, когда отец кашлял, судорожно борясь за каждый вдох...

Нисса грусно посмотрела на меня и покачала головой.

- Что с ним?

Она снова посмотрела на отца и, положив ладони на судорожно вздымающуюся грудь, сосредоточилась.

Отец схватил ее за руку и зашептал хриплым, горячечным голосом:

- Нисса, Нисса, кто это? Кто он? Зачем ты привела его сюда?..

Я взял его руку лапой:

- Отец!

Его голова рывком повернулась ко мне.

Я видел сбегающие по его лицу капли пота, чувствовал холодную липкость руки.

- Такой знакомый голос... Не может быть... Крис?! Ты... ты?!

Я кивнул, поглаживая тыльную сторону отцовской ладони, пытаясь успокоить его, пока Нисса успокаивала боль.

- Да, отец... это я... я вернулся...

- Крис... - он тяжело вздохнул, и Нисса посмотрела на меня, собираясь что-то сказать, но только покачала головой и снова обратила все внимание к пациенту.

Ладонь отца сильнее сжала мою лапу:

- Я вижу Метамор сделал... изменил... с тобой... тебя... Твоя мать... никогда бы не поверила... - он судорожно глотнул воздух и заставил себя продолжать:

- Я верил... я знал... ты вернешься... скажи сын... я... я прощен?

Я успокаивающе улыбнулся:

- Не за что прощать, отец. Я был тупоголовым ребенком... а теперь вот медвежьеголовым, но это почти то же самое.

Ладонь отца сжалась снова:

- Скажи мне!

Я глубоко вздохнул, задержав воздух в груди, и, опустив взгляд, взглянул в его потемневшие от боли глаза:

- Я прощаю тебя, отец...

Ладонь расслабилась, и я увидел в глубине его глаз тень смерти. Взгляд отца смягчился, расплываясь, словно тающий воск, - и Нисса почти рухнула ему на грудь, обессиленная и плачущая.

Эдуард, сын Аубрена и мой отец был мертв...


Глава 4. Эллькаран. Год 705 AC, начало августа

Я проснулся наутро с болью в мышцах, и по-прежнему усталый.

Не желая до конца уничтожить свою кровать, я спал на полу, лишь накрывшись одеялом. Несколько раз в течение ночи я просыпался от чужого окружения и застывшего в воздухе запаха смерти... Как странно, я назвал собственную комнату, чужой... Быть может это просто близость смерти. Быть может волнения прошедших дней... А быть может, я теперь считаю своим домом Цитадель? А этот обветшалый дом - уже нет...

Жрецы местного храма забрали тело еще вечером, чтобы приготовить к похоронам, - но запах его трупа, а возможно, и его дух, все еще висел в затхлом воздухе.

С рассветом я наконец перестал насиловать организм, пытаясь уснуть, и поднялся. Старательно размяв затвердевшие мышцы, я занялся внешним видом - попытался привести в порядок мех, и уже почти закончил это хлопотное дело, как в дверь постучала Нисса. Поспешно натянув одежду, я позволил девушке войти. Она выглядела очень утомленной, и я подумал, что наверняка выгляжу не лучше.

Пару раз моргнув, она тихим голосом спросила, не желаю ли я позавтракать вместе с ней.

- Конечно, миледи. Но вы сейчас явно не в состоянии обслуживать других, а я не самый лучший повар... думаю, нам лучше поесть в таверне. Есть тут у вас что-нибудь подходящее?

Она улыбнулась и слегка покачала головой:

- Я не против. Но как же вы? Вы уверены, что хотите показаться на глаза горожанам?

Я фыркнул:

- Нисса, если конечно память меня не подводит, вы сами сказали, что жители Эллькарана опасаются того, чего не видели и не понимают. Как они смогут что-то понять, если ничего и не увидят? Ни ты, ни я не в настроении заниматься готовкой. Прошу тебя, Нисса. Давай попробуем.

В ответ она кивнула и почти незаметно вздохнула...


Мы направились в ближайшую таверну - крепкое двухэтажное здание с облупленной вывеской, провозглашающей, что «Отдых путника» - «луччее заведение в ентой части города».

Когда мы вошли, в зале воцарилась тишина. Нет, не так, - сначала хлопнула дверь и как волна от упавшего камня, по залу раскатилась мертвая тишина. Сидевшие спиной оглянулись, сидевшие лицом просто уставились на нас. А я, вслед за Ниссой потащился к прилавку. Она села, я остался стоять - хилый, весь какой-то потертый и малость заляпанный жиром табурет не внушил мне особого доверия. Развалится, под моим-то весом...

Вскоре задняя дверь распахнулась, впуская волну горячего воздуха, стук ножей, звон моющейся посуды, запах свежей и не очень пищи, в компании с хозяином таверны. Полный, лысоватый мужчина, увидев меня сбился с шага, пару ударов сердца колебался - идти ли ему вперед или рвануть назад и подпереть дверь чем тяжелым, но в конце-концов корысть перевесила и хозяин таверны направился к нам.

- Что желает госпожа?..

- Да, пожалуйста, - ответила Нисса; голос ее чуть дрожал, но тон был уверенным и спокойным - Мы желаем пообедать. Подайте, что у вас есть готового... и кружку светлого пива для моих нервов.

Хозяин кивнул, затем взглянув на меня, шепотом спросил:

- А ваш... спутник... тоже будет... есть?

Я закатил глаза и кашлянул:

- Безусловно. То же самое в тройном размере, но вместо пива кружку воды, - я плохо переношу алкоголь.

Услышав мои слова, владелец таверны замер, громко глотнул воздуха, быстро-быстро закивал, и так кивая, задом исчез в кухонной двери.

Тем временем, разговоры в зале возобновились. Повернув уши, я услышал отрывки, варьирующиеся от потрясения и восхищения, до неприкрытой ненависти.

Я повернулся к Ниссе:

- Ты уже думала о том, куда теперь пойдешь работать? Уверен, твои услуги будут востребованы.

Она нахмурилась и повернула ко мне удивленный взгляд:

- Не прошло и дня после смерти твоего отца, а ты уже обсуждаешь мое будущее, словно ничего не случилось?! Неужели в твоем сердце нет никаких чувств к умершему?!

Я взял ее руку в свои лапы:

- Нисса... - сказал я тихо. - Я понимаю и принимаю твои невыплаканные слезы... Умом. А чувства... Я уже пережил его смерть - когда ушел из дому, провожаемый словами: «Никогда не возвращайся!» Слезы, чувства... давно все пусто, все сгорело. Я рад, что вернулся, - хотя бы затем, чтобы успокоить его душу перед смертью, но не стоит ожидать ярких чувств от меня.

К тому же, смерть в Цитадели - частая гостья.  Наши друзья гибнут, мы остаемся. А жизнь продолжается, и ничего тут не поделаешь.

Мои слова оказались для нее неожиданностью, но она приняла их.

- Понимаю... - ее голос был холодным, почти разочарованным. Но уже не удивленным.

Тем временем вернулся хозяин таверны, с помощницей и принялся расставлять тарелки и кружки. Нисса рассеянно достала из сумки на поясе две серебряные монетки - для хозяина, и еще одну медную - для женщины, помогающей хозяину таверны. Получив деньги, те раскланялись и поспешно оставили нас.

Какое-то время, единственными доносящимися от нас звуками было удовлетворенное урчание, да звяканье ножей и вилок по тарелкам...


Закончив завтрак, Нисса поднялась. Теперь она выглядела куда лучше - исчезла мертвенная бледность, появился легкий румянец, в движениях появился намек на сытую уверенность. Но в глазах женщины все еще стояли невыплаканные слезы - по-видимому, она действительно любила моего отца...

- Нам стоит поспешить в храм, твой отец просил о коротких, быстрых похоронах. После будет оглашено завещание. Жрецы обещали к полудню сделать все приготовления и связаться с нужными людьми.

Очень похоже на отца - побыстрее закончить с одним делом, чтобы заняться другим... А потому,  положив вилку на пустую тарелку, я последовал за Ниссой. И уже выходя за дверь, мельком услышал слова, громко сказанные одним из городских  стражей:

- Говорю вам! Это добром не кончится!..


* * *


Похороны отца были короткими и простыми. Насквозь практичный человек, он считал оправданным полное отсутствие помпы и достаточным минимальное количество ритуалов для защиты души, - и не больше. Немногие присутствовали в храме на церемонии.

Отец Честера, невысокий рыжеволосый человек хрупкого телосложения, прочел панегирик.

Нисса плакала, и он тоже смаргивал подступающие слезы...

Я сидел неподвижно, с сухими глазами, понимая, что был единственным, кто не оплакивал Эдуарда. Но я думал, что лживые слезы были бы еще хуже... Воистину, мои слова, сказанные Ниссе, были правдой до последнего слова - пустота, то единственное, что я ощущал в душе, слушая проникновенные слова...

Когда же отец Честера оставил храмовый помост и гроб отца наконец понесли к могиле, я ощутил лишь облегчение - наконец-то все кончилось!

Я помог подняться Ниссе, и мы направились к выходу из храма.


Возле ворот к нам подошел Честер. Он подал заплаканной Ниссе платок, а потом обнял ее. Она тоже на мгновение обняла моего брата, а потом отступила назад, и прикоснулась платком к глазам.

- Да, Честер?

Он мгновение смотрел на нее, потом повернулся ко мне:

- Твой отец сделал меня своим душеприказчиком. Он не планировал делать меня наследником, но ему был нужен кто-то, в ком он был уверен...

Видя мое удивление, и предупреждая вопросы, Честер поднял руки:

- Я не меньше тебя был поражен подобным решением. Пожалуйста! Давай продолжим в моем доме. Нисса, твое присутствие также необходимо. Мой отец тоже там будет.

С этими словами он повернулся и, не оборачиваясь, пошел к боковой улице. Мы с Ниссой переглянулись, и, пожав плечами, шагнули следом...


Дом Честера стоял на окраине, почти у городских стен - маленькое, хорошо сохранившееся одноэтажное здание. Внешне оно выглядело почти новым, а внутри оказалось обставлено небогато, но со вкусом.

Отец Честера уже разместился в большой комнате перед тихо потрескивающим камином. Когда мы вошли, он кивнул, но ничего не сказал.

Нисса села на краешек другого свободного кресла, протянув руки к огню, а я устроился рядом на ковре.

Честер подошел к камину и взял с полки шкатулку. Подтянув рукава повыше, он достал из воздуха металлический ключ. Открыв замок, тут же, как будто случайно выронил ключ - и тот исчез на полпути к земле...

Глаза Ниссы широко открылись при виде такой явной демонстрации магии, но я только ухмыльнулся. В этом был весь Честер - затейник и артист до мозга костей.

С торжественным видом он вынул из шкатулки несколько свитков. Поставив открытую шкатулку обратно на камин, Честер торжественно откашлялся:

- Итак, я могу долго читать всю эту макулатуру, со всеми ее словесами и красивостями или могу объявить волю Эдуарда своими словами и быстро. Что скажете?

Нисса нахмурилась, недовольная его явным неуважением к воле умершего, но я поднял лапу, предупреждая любое недовольство:

- Честер, объяви основное.

Он кивнул:

- Тогда так. Отец... Эдуард завещал тебе лабораторию и все ее содержимое включая его журнал и прочие записи.

Отец Честера кивнул, вытирая глаза тыльной стороной ладони.

- Спасибо, сынок...

- Нисса, тебе он оставил дом и сумму в одну тысячу солидов...

Нисса охнула, да и я сам разинул пасть от удивления. Собственно говоря, я всегда знал, что у отца были деньги, - но я даже не представлял, что их было так много!

Честер улыбнулся:

- Возражений нет? Отлично! Деньги вложены в казначейские векселя Эльфквеллина.

Он извлек из шкатулки разукрашенный печатями и вензелями свиток тончайшего пергамента и подал его Ниссе:

- Депозитный сертификат.

Потом он просмотрел дальше:

- Остальное он оставил тебе, Христофор.

Честер подал мне еще один свиток, - такой же, как у Ниссы, - а я взглянул на общую сумму. О боги! Увиденное поразило меня неимоверно. Я держал в руках сумму, достаточную чтобы жить в достатке до самой смерти, даже если я проживу еще триста лет!

И в то же время я чувствовал, что не вправе принять эти деньги. Я не заработал их... я не заслуживал их... и, демон меня побери, я не знал, что с ними делать!

Сложив лист, я спрятал его во внутреннем кармане рубашки.

Честер взглянул на нас:

- Собственно говоря, это все. Теперь, позвольте мне попрощаться с вами до завтра - я бы хотел отдохнуть...

Он поклонился, и все мы направились к выходу.

После того как Нисса и отец Честера вышли за калитку, я остановился и спросил брата, провожавшего нас:

- Честер? Мы можем поговорить?

Пристально посмотрев на меня, он не сказав ни слова, вернулся в дом. Что ж... я прошел следом.

Он стоял у огня, спиной ко мне. Приблизившись, я остановился в двух шагах позади.

- Честер?

- Чего тебе нужно, Христофор? - его голос звучал устало и чуть отстраненно.

- Я хочу извиниться.

В кои-то веки раз, мне удалось поразить своего брата. Он повернулся, и слегка приподняв брови, уставился на меня:

- Извиниться? В самом деле?

Я улыбнулся:

- Да. За то, что подозревал тебя. За то, что не заметил, как ты изменился... За то, что вообще ничего не замечал, занятый только собой и своими воспоминаниями. За то, что не послушал твоего совета, потому что хотел доказать тебе и самому себе... Сам не знаю что. В общем... Брат, извини меня, за то, что я такой медвежьеголовый придурок! Я такой, какой есть... И другим уже не стану. Вот за это и извини.

Я протянул ему лапу.

Честер засмеялся и, не обращая внимания на лапу, тепло обнял меня:

- А ты думаешь, я тебя не знал? О том, что ты - медвежьеголовый... и что тебя мама головой об пол роняла, я еще в детстве знал! Но не огорчайся, мы ведь оба хороши - только я извиняться не буду. Ни за то, что солгал тебе, с самыми лучшими намерениями... Ни за то, что наставлял тебя на путь истинный... И правда, зачем он тебе? Ни за то, что сомневался в твоей дружбе, брат!

Я вдруг понял, что ухмыляюсь во всю пасть... Честер неисправим! А может все же попробовать?..

- Ой! Ах ты шкура ходячая!! Ты кому подзатыльники отвешиваешь?!!! Да я тебя сейчас... В блин раскатаю!!!

Наше братское примирение было прервано тревожным стуком в дверь.

Честер шагнул назад, и нахмурился:

- Демон вас всех побери... кто там приперся?!

Он открыл дверь. С той стороны стоял запыхавшийся городской стражник.

- Натан? - лицо Честера посуровело. - Что привело тебя сюда в такой спешке?

- Корин и... и другие! Они... собрались... убить медведя! - юноша проглотил комок в горле. - Они думают... что он убил Эдуарда, и... и заколдовал вас!

Честер расхохотался:

- Невежественные пьяницы! И они идут сюда, чтобы убить моего брата?! - он потер ладони друг о друга и развел в стороны. Маленькая молния пробила воздух, остро запахло озоном.

Я нахмурился и, подойдя к Честеру, опустил лапу ему на плечо:

- Нет, брат! Убийства - не выход. Может быть это глупо звучит, но они пытаются защитить тебя. Не торопись, у меня есть лучшее решение.

Честер затащил стражника внутрь, и захлопнул дверь.

- И что теперь? Как ты покинешь это место?

Я ухмыльнулся... а потом выругался:

- Мой рюкзак!! Он остался моем до... в доме Ниссы!.. Натан! Ты можешь сбегать туда? Сколько у нас есть времени?

Натан вздохнул:

- Мало. Минут десять... они хотят приблизиться незаметно. Я не успею добежать до дома Эдуарда, найти рюкзак и вернуться назад!

Честер покачал головой:

- Ты забыл, с кем разговариваешь, парень!

Он коснулся груди Натана, потом присел на одно колено и провел пальцами вдоль ног парня, от ступни до поясницы, одновременно едва слышно бормоча слова заклинания... Очень даже знакомые слова!

А Честер уже снова коснулся груди Натана:

- Беги!

Натан повернулся и в мгновение ока исчез за дверью.


Казалось, я целую вечность ходил из угла в угол, ожидая возвращения стражника. Демон его побери, где он там бродит?! Взглянув на стрелки напольных часов, я подумал, что они, наверное, испортились - выходило, что прошло всего три минуты... Но тут дверь снова хлопнула, и в комнате появился молодой стражник:

- Как, во имя всех духов, ты это сделал? - спросил он Честера.

Я забрал рюкзак из протянутой руки.

- Старый детский трюк! - подмигнул Честер, помогая мне закинуть рюкзак на плечи, потом взглянул в сторону двери, и снова нахмурился. - Натан, похоже, ты немного ошибся... они уже близко. Крис, что бы ты ни планировал, поторопись!

Я улыбнулся, и напоследок еще раз обнял брата:

- Попрощайся за меня с Ниссой...

Отступив назад, сжал в лапе хрустальную линзу монокля, и рывком разорвал цепочку...


Бум-м-м-м!

Беззвучный удар сотряс мои внутренности, на секунду я почувствовал бешеное движение воздуха вокруг - как будто я стоял в центре вихря...

И тут же все кончилось.

Открыв глаза, я понял, что стою в своей комнате в Цитадели. Но попытавшись двинуться с места, лишь с глухим стуком рухнул на пол, совершенно обессиленный. И только почти через четверть часа сумел издать громкий болезненный стон.

Через какое-то время послышался стук в дверь.

- Крис? - прозвучал вроде бы знакомый, но какой-то странный голос.

Я попытался ответить, но сумел только прохрипеть что-то неразборчивое...

Дверь открылась и вошла девушка, одетая в камзол пажа. Увидев меня, она тут-же плюхнулась на колени рядом:

- Крис! Что с тобой?! Ты жив?! Как ты себя чувствуешь?!

Не то чтобы я был против, вид мне открылся просто великолепный - пажеский камзол так аппетитно обтянул крепенькие груди... Но, увы, в ответ на ее вопросы я смог лишь еще раз жалобно простонать.

- Крис!!! Ты выглядишь совсем больным!! Как будто на тебе ехали вскачь от самого Эллькарана! Ой, подожди немного, сейчас я...

Сумев наконец отвлечься от весьма и весьма аппетитного вида, я взглянул в лицо девушке... В очень даже знакомое лицо...

- Алекс?!

Ой... Хотя... Следовало ожидать!

Девушка улыбнулась:

- Теперь уже Алексис... но вообще-то, да. Магия Метамора подействовала на следующий день после того, как ты ушел. Самыми неприятными были первые несколько дней, - я не привык... ла... заниматься некоторыми делами сидя...

Услышав ее слова, я невольно расхохотался, и это усилие меня добило - комната, вместе с очаровательной Алексис шатнулась куда-то, поплыла...


* * *


Очнулся я в собственной кровати. Мой медвежий нос поведал, что рядом находится енот-морф Брайан, а новоиспеченная девушка Алексис очень даже уютно устроилась где-то в ногах.

Открыв глаза, я увидел, что так и есть - Брайан сидел в кресле возле изголовья, а Алексис...

- Ага! Проснулся! Самоубийца ты наш, хоть бы предупредил! Мы бы подготовились! - Брайан ехидно улыбнулся, и посмотрел на Алексис. - Ладно, он пришел в себя... а поскольку ничего опаснее сильнейшего магического истощения у него не обнаружено, то теперь, думаю, ты и сама справишься.

С этими словами он покинул комнату, а Алексис заняла освободившееся кресло.

- Крис, но как ты оказался здесь? В ворота ты не входил, по коридорам не проходил... Весьма загадочно!

- Небольшая магия, которой я научился давным-давно... Правда, воплотить ее я смог всего полгода назад. В общем... создаешь недостроенное заклинание, а замкнутый круг цепочки действует как замок. Если ее разорвать, заклинание освобождается, достраивается и начинает действовать. В данном случае это было заклинание телепортации. Вообще-то, я планировал использовать его только в бою, - но избежать драки тоже неплохо...

Я потянулся... Ух! Какая противная слабость! Лапы дрожат, перед глазами все плывет... Да... Заклинание, не рассчитанное на столь дальнее расстояние, достраиваясь, вытянуло из меня всю энергию... и даже часть ауры. Магическое истощение... В животе что-то противно сжалось, а по позвоночнику пробежала волна холода... А ведь будь расстояние чуть большим, я мог бы и умереть!

Чтобы отвлечься, я продолжил разговор:

- Это ты позвала Брайана?

Алексис покачала головой:

- Нет... Я позвала Коперника. А он остальных. Знаешь, ты пролежал в беспамятстве больше тридцати часов. Нам пришлось собрать целую команду, чтобы взвалить тебя на кровать.

Мы оба улыбнулись, и в этот момент я понял, как лучше всего использовать прощальный подарок отца.

Я попросил Алексис принести рубашку и, покопавшись во внутренних карманах, вытащил свернутый вчетверо лист пергамента.

- Алексис... ты хочешь продолжить обучение искусству магии лечения? Похоже, твое мастерство уже превзошло все, чему я мог тебя научить.

Она улыбнулась, но ничего не ответила.

- Я уже давно подумывал о твоей дальнейшей учебе... скажи мне, Алексис... - я раскрыл депозитный сертификат. - Ты хочешь учиться в Магическом Университете Эльфквеллина, получая стипендию от Цитадели?


Перевод - Redgerra.

Предварительная редактура - Рыж.

Литературная правка - Дремлющий.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://metamorkeep.com/storiesПохожие рассказы:
Christopher Hughes «Цитадель Метамор. История 11. Дозор»
Wanderer «Цитадель Метамор. История 19. Путь странника»
Phil Geusz «Цитадель Метамор. История 39. Ветер судьбы»
Ошибка в тексте
Рассказ: ЦИтадель Метамор. История 17. Возвращение домой
Сообщение: