Wirewolf
«Чужой фуррь в земле чужой...»
Скачать
#фантастика #попаданец #верность #хуман #пес #морф #NO YIFF

ЧУЖОЙ ФУРРЬ В ЗЕМЛЕ ЧУЖОЙ...

Wirewolf


Его миссия провалилась, даже не успев начаться...

И теперь, стоя на мосту Говарда Франкланда и глядя вниз в темную воду Тампа Бэй, он почти не сомневался в том, что эта неудача была запланирована. Имплантированный под грудину упрочненный кевларом небольшой пластиковый пакет находился в безопасности только до тех пор, пока он был жив, и способен защитить его. Но здесь не оказалось никого, к кому бы он мог обратиться, как и надежного места, чтобы укрыться. И поэтому все сильнее становилась уверенность, что целью пославших его сюда была вовсе не безопасная доставка ценного груза, а наоборот - гарантированное распространение его разрушительного содержимого. Понимание этого приводило в ярость, и одновременно погружало в глубокую депрессию, потому что он будет вынужден сделать то, чего они хотели.

Если только...

Если их намерением действительно было позволить завладеть миром той микроскопической нечисти, которую он принес в него, тогда у него не остается другого выбора. Ему придется исчезнуть, унеся с собой свою тайну. В конце концов, он согласился на эту миссию, зная, что назад дороги нет...


Уже почти не колеблясь, он шагнул под невысокий стальной свод. Конечно, многое могло просто пойти неправильно, и была не исключена возможность даже умереть во время этого невероятного путешествия. Но мысль о том, что он стал жертвой предательства, тяжелым камнем лежала на сердце. Как он мог вообще им поверить?!


В животе снова протяжно заурчало, заставив скрипнуть зубами. Он уже три дня ничего не ел и почти не спал. Прячась и стараясь не попадаться людям на глаза, пытался определить свое местонахождение, а потом придумать какой-то выход из положения. Этот выход стал для него очевидным теперь, когда он оказался один на один со своей неудачей. И совсем не утешала мысль, что в провале миссии не было его вины. Последствия от этого не менялись...

Он опустил взгляд, пытаясь определить расстояние до воды. В любом случае здесь достаточно высоко чтобы разбиться насмерть, если он прыгнет...

"КОГДА прыгнет", - поправил он себя. Он должен. У него просто нет другого выбора.

И все же...

Прыгнуть означало оставить все без контроля, отдать содержимое своего тела, и его само слепой воле случая. Оно может опуститься в глубины поблескивающей под светом луны воды, и никогда не всплыть снова... или же его может вынести на каменистый берег, где оно станет пищей для чаек. Или же его обнаружат зеваки, и тогда оно станет ящиком Пандоры. Он не хотел, чтобы это стало его наследием.

А еще очень не хотелось умирать...

На мост с громыханием въехал автомобиль - старый, помятый семейный седан. Свет фар приблизился, на мгновение осветив его фигуру, и он отвернулся, подставляя взгляду водителя поднятый капюшон куртки.

"Проезжай!!" - со злостью подумал он. - "Не останавливайся!"

Рычание мотора изменило тон, стало тише.

- Нет!! - тихо зарычал он. - Проезжай дальше! Не обращай на меня внимания...

Не повезло. Свет фар повернул налево, когда водитель свернул в аварийный "карман".

Он ненавидел, когда обстоятельства толкали его на поспешные действия, но возможно так даже лучше…

Прыжок на край стены. Теперь больше ничего не стояло между ним и финалом неудачной попытки.

- Эй! Эй!!

Раздавшийся за его спиной крик последовал за хлопаньем двери автомобиля и торопливыми шагами. Он посмотрел вниз на темную воду. Все, что ему оставалось сделать - это просто шагнуть вперед. Порыв соленого морского ветра дернул его, толкая назад в сторону мостовой…

- Не надо этого делать! - снова прозвучал тот же голос. Мужской голос, дрожащий и неуверенный.

Он раскинул руки, словно собираясь взлететь.

"Всего лишь наклониться вперед, и позволить притяжению сделать остальное..."

- Это не выход!

Теперь голос прозвучал очень близко, прямо за спиной, но он попытался не обращать на него внимания.

"...просто наклониться вперед..."

Пальцы дернули за штанину украденных в чьем-то дворе спортивных штанов. Он все же прыгнул - но сработал инстинкт самосохранения; тело само извернулось, и прыжок привел обратно на мост, а не в воду. Жарким пламенем вспыхнула ярость, на время заставив забыть обо всем остальном.

- Отойди от меня!!! - рявкнул он, делая шаг назад.

- Поверь мне! - настаивал незваный спаситель. Хотя его слова явно должны были звучать успокаивающе, они получались испуганными и неуверенными. - Ты же на самом деле не хочешь... - глаза человека внезапно округлились.

Его гнев угас, и он хотел только одного - чтобы этот любитель вмешиваться в чужие дела вернулся в свой полуразвалившийся автомобиль и поскорее убрался отсюда. Но когда у человека внезапно отвисла челюсть, он понял, что тот разглядел его лицо, освещенное светом уличного фонаря. Теперь оставался только один вариант решения проблемы, и прятаться больше не имело смысла...

Схватив капюшон куртки, он сбросил его с головы.

В свете фонаря блеснули оскаленные клыки и горящие яростью глаза на морде существа, словно сошедшего со страниц комиксов про оборотней.

- Проваливай отсюда!!! - прорычал он, с угрожающим видом делая шаг вперед.

- Боже мой!! - охнул незваный спаситель.

Ожидая, что через мгновение тот в ужасе бросится наутек, избавив его от своего присутствия, он открыл пасть, собираясь выплеснуть накопившуюся боль и ярость...

И потрясенно замер, поставив торчком большие треугольные уши, услышав восторженный шепот:

- Какой же ты красивый...


* * *


Когда Алан Харкинс вернулся домой, уже давно стемнело. Подъехав к дому, первым делом он взглянул на опущенные занавески своей квартиры на чердаке - в который раз за последнюю неделю. Там было темно, - но это, к сожалению, ни о чем ему не говорило...

Вздохнув, он выключил зажигание. Двигатель его старенького "эскорта" затих только после чихания, взревывания, и нескольких судорожных рывков. Захватив свой чемоданчик для хранения ленча, Алан закрыл машину, и направился к крыльцу, на ходу выбирая нужный ключ из связки.

Устало поднимаясь по крутым деревянным ступеням к двери своего жилища, он взглянул на два старинных кирпичных здания напротив, в которых жил его домовладелец. В доме светилось несколько окон, и юноша заметил, как на окне гостиной чуть раздвинулись шторы; госпожа Гарруп следила за ним. Больше никому не позволялось заходить на территорию её владений, и она редко упускала возможность лишний раз убедиться, что поднимающийся по лестнице - действительно Алан. Он помахал ей - но шторы лишь сдвинулись снова.


Остановившись перед дверью своей небольшой квартиры, распоагавшейся над гаражом Гарруп, Алан сунул ключ в щель дверного замка. Поворачивая его, он тихо пробормотал про себя:

- Пожалуйста, будь здесь... только не исчезай... - и, глубоко вздохнув, открыл дверь.

Войдя, он сразу же заметил, что запах стал сильнее. Если госпожа Гарруп вдруг зайдет сюда, то может решить, что он завел пса. Хотя, в некотором отношении, так оно и было.

Алан покачал головой. Нельзя позволять себе думать подобным образом...

Закрыв дверь, юноша бросил ключи в стоящую рядом массивную пепельницу, и звонкий лязг металла по стеклу стал сигналом, что он вернулся домой.

- Алан? Это ты?

Парень облегченно вздохнул, услышав этот невероятно глубокий рокочущий голос. Он был рад, что Рамвал все еще здесь - и не только поэтому. Во всяком случае, это было доказательством того, что он еще не сошел с ума.

- Да, это я, - отозвался он своим всегда неуверенно звучащим голосом, заглядывая в тускло освещенную спальню. Его гость сидел за компьютером, почти невидимый в полумраке, который, похоже, навсегда поселился в маленькой комнате.

- Как дела?

Ответа не было. Затем Рамвал прорычал:

- Не очень...

Алан замер. Он все еще не мог с уверенностью определять, когда его гость действительно сердит, или просто шутит. Может, поинтересоваться, в чем проблема? А вдруг Рамвал находится на грани срыва, и решит уйти?

Юноша поспешил сменить тему.

- Я принес то, о чем ты просил!

Звук отодвигаемого от стола кресла, и шаги. Тяжелые, но в то же время мягкие, они обозначили неуютно маленькое расстояние от спальни к жилой комнате, одновременно выполняющей функцию кухни.


Рамвал появился из темного дверного проема словно монстр из фильма - но ни один фильм не смог бы настолько убедительно передать облик такого существа, как Рамвал. В рассеянном свете натриевых ламп уличных фонарей человек-зверь выглядел грозной тенью, пришельцем из мира тьмы и тайн. Приглушенный путешествием сквозь грязное кухонное окно и выцветшие занавески свет едва очерчивал покрытое мехом тело, давая лишь неясные намеки...

Алан даже слегка вздрогнул, когда Рамвал протянул руку к выключателю, и вспыхнувший яркий свет рассеял иллюзию. Таинственное и немного пугающее создание тьмы превратилось в несомненно реальное существо из меха и крепких мышц. Впрочем, ощущение угрозы не исчезло, и даже дополнительные 100 ватт не изменили впечатления, рождающегося при взгляде на его хищную фигуру...

- Ты принес мясо? - спросил Рамвал, шагнув к человеку, - и этот голос, который мог звучать как рычание рассерженного медведя, оказался тонким и полным надежды, почти смешным от желания.

Алан открыл большой пластиковый чемоданчик, и достал четыре фунта свежего ростбифа, купленного полчаса назад в универмаге "Уинн". Под ним находилась пластиковая сумка с тремя большими сладкими бататами, и еще одна, с крупным луком.

Большие руки нетерпеливо подхватили все это, и Рамвал поспешил к мойке.

- ОКНО!! - испуганно выдохнул Алан.

Человек-пес остановился.

Взгляд, который он бросил через плечо, пристыдил юношу. В течение вот уже восьми дней он буквально изводил своего гостя напоминаниями держаться подальше от окон. Алан знал, что Рамвал разделяет его беспокойство, но было очень непросто подавить страх перед мыслью, что госпожа Гарруп может случайно заметить что-то большее, чем только контур в окне.

- Извини... - пробормотал парень.

Выражение морды Рамвала немного смягчилась. Он часто забывал, как непросто было человеку управиться с такой неожиданной компанией. Когда ты заперт в трехкомнатной квартире, не имея возможности чем-либо заняться или куда-то выйти, можно легко забыть о чужих проблемах и неудобствах.

Он глубоко вздохнул, принюхиваясь к запаху душевного состояния человека: усталость, страх и запах травы. Чего еще можно ожидать от задерганного водителя грузовика по доставке цветов...

- Трудный был день? - сочувственно спросил он.

Алан кивнул.

- Двое похорон сегодня, - юноша зябко передернул плечами. - Ненавижу похороны...

В грубом рокочущем голосе Рамвала прозвучала искренняя забота:

- Ты ведь наверно проголодался? Садись, давай поедим. После этого нам обоим станет лучше.

Алан снова кивнул, борясь с усталостью, слабостью, и постоянным страхом.


Держась сбоку от мойки так, чтобы его тень не падала на занавески ближайшего окна, Рамвал помыл мясо и овощи. Сперва он думал по-быстрому сунуть говядину в микроволновку, чтобы немного согреть, но решил, что слишком голоден, чтобы ждать.

Выложив свою порцию на надщербленную обеденную тарелку, он сел, ожидая Алана. То, что ты голоден, вовсе не повод игнорировать правила приличия. Хозяин всегда делает первый укус.

Прошло несколько минут, прежде чем порция Алана подогрелась. Он старался не смотреть на здоровый кус дорогого мяса на тарелке Рамвала, без особого интереса наблюдая за тем, как остатки вчерашнего ужина лениво поворачиваются внутри микроволновки. Его все еще беспокоили слова, которые Рамвал прорычал в ответ на его вопрос. Он был почти уверен, что именно из-за этого у него вдруг пропал аппетит. Как бы ни хотелось избежать этой темы, он знал, что игнорировать ее не получится...

Пока хот-доги и зеленые бобы вальсировали вокруг друг друга, он откашлялся, и попытался встретиться взглядом с глазами Рамвала:

- Так… у тебя снова были проблемы с компьютером?

Оборотень посмотрел на него. Его уши слегка шевелились, а хвост, который выглядел немного глупо, свисая сбоку стула, то и дело подергивался туда-сюда короткими взмахами.

Алан предполагал, что эти движения как-то отражают душевное состояние покрытого мехом существа, но не мог догадаться, что именно они означают. Он никогда не был особенно умелым в определении характера людей, и уж тем более животных...

Заморгав, человек выругался про себя. Рамвал не животное! Хотя внешне он и выглядел какой-то разновидностью человекозверя, истинное положение вещей было иным; Рамвал был разумной личностью, со всеми сильными и слабыми сторонами, присущими любому разумному существу. К тому же он не был похож ни на одно из изображений, которые Алан видел на форумах - разве что совсем немного.


Самой характерной особенностью была его голова. Большинство рисующих антропоморфов художников чаще всего изображают головы различных животных на практически человеческих телах. Голова же Рамвала несомненно была собачьей, но в то же время имела черты, которые не позволяли этому сравнению стать абсолютно точным. Например, лоб гораздо выше, чем у любого пса, и Алан полагал, что это из-за увеличенного мозга, - такого же, как у людей. И все же это была не человеческая голова. Форма лица, линия подъема лба - они были где-то между двумя видами.

Покрывающий его тело мех выглядел вполне обычным, но Алан уже видел повсюду в комнатах выпавшие волоски. И в те пару раз, когда он прикасался к Рамвалу - раз к руке, и раз к плечу, - у него возникало ощущение, что мех теплый, словно голая кожа.

Единственными местами, где мех отсутствовал, были те же, в которых его нет у обычных псов. Ладони рук и подошвы ног покрывала более плотная кожа, но они оставались теплыми и гибкими, - почти такими же, как его собственные. И разноцветными. Часть подушечек на пальцах рук Рамвала были светло-розовыми, тогда как остальные - темно-коричневыми или черными. Вдобавок на одной ступне подушечки были заметно светлее, чем на другой. Когти на пальцах как рук так и ног были очень похожи на собачьи когти, но все же не совсем такими же. Они были короткими, закругленными на концах, с гладкой, словно полированной поверхностью.

И, само собой, хвост, который в отличие от всех остальных черт Рамвала был один в один скопирован с вида "Canis familiaris".


- Нет, не с компьютером.

Эти слова вернули Алана к теме разговора. Если гость не имел проблем с его старым, купленным по дешевке на распродаже компом, то чем он расстроен?

- Эмм... тогда что? - робко спросил он.

Сильные руки Рамвала крепко сжимали нож, нарезая толстыми пластами сырое мясо, но человек-пес, похоже, думал о чем-то другом.

- Думаю, пора рассказать тебе, как я оказался здесь... - после долгой паузы ответил он. - Или, вернее, откуда я прибыл.

Неужели сейчас он получит ответ на вопрос, над которым ломал голову почти неделю? Внимание Алана настолько сосредоточилось на Рамвале, что даже вилка с наколотым куском застыла на полпути ко рту.

Опустив нож и перебирая в уме то, что нашел в примитивной информационной сети, которую Алан называл "Интернет", человек-пес смотрел на горку клубней батата.

- Мне кажется, тебе будет очень непросто поверить в это… - медленно сказал он, и нахмурился. - Я бы и сам не поверил...

На мгновение Рамвал глубоко задумался, затем моргнул, и посмотрел прямо в глаза Алану:

- Я был частью секретного проекта, целью которого было спасти миллионы жизней. Я вызвался добровольцем для участия в особой миссии КОГ.

- КОГ? - переспросил Алан.

- Комиссия по Отношениям с Генеморфами. Она похожа на службу иммиграции, только заниматься морфами, которые уже живут в стране. Вобщем, я должен был доставить в лабораторию особую посылку. Вот только...

- Что? - нетерпеливо подтолкнул его Алан.

- У нас этой лаборатории не существует уже больше двадцати лет. Поэтому мне пришлось отнести пакет назад... во времени.

Сперва Алан не понял, и подумал, что Рамвал говорит о каком-то крайнем сроке.

- Для этого они послали меня в прошлое.

Юноша ничего не сказал. Он сидел молча, ощущая, как волоски у него на руках встают дыбом.

- Из будущего, - уточнил Рамвал.

В комнате словно вдруг похолодало, и Алану чувствовал, что его должно трясти, но не мог даже шелохнуться. Ему определенно стало нехорошо...

Не дождавшись от него какой-либо реакции, Рамвал нетерпеливо добавил:

- Я путешественник во времени!

В горле Алана пересохло. Говорить было очень трудно, но он никак не мог сосредоточиться на том, чтобы ухватить свой стакан с водой.

- Путешественник во... во времени? - с трудом прохрипел он. - Так ты из... - он не смог закончить.

- Из будущего, да. Твоего будущего. Во всяком случае, именно так это выглядит.

Некоторое время парень молчал. Когда же он наконец обрел голос, тот прозвучал тихо и растерянно:

- Так ты не пришелец?

Рамвал выразительно посмотрел на него:

- Конечно нет! У меня с тобой столько же общей ДНК, как и у шимпанзе. По сути дела, даже больше.

- Ну, это еще надо доказать! - попытался возразить человек. - Я хочу сказать... ну... только потому, что ты умеешь говорить по-английски, еще не значит, что у тебя где-нибудь поблизости не спрятан корабль... - он остановился, осознав, как глупо это звучит. - Ээ... я что хочу сказать... вобщем, путешествие во времени невозможно. Это противоречит законам Ньютона. Или законам Эйнштейна. - Алан нахмурился. - Вобщем, законам кого-то там!

- А всего сто лет назад было невозможно скрестить человека и пса. - Рамвал гулко стукнул ладонью в свою меховую грудь. - И вот теперь я здесь!

С точки зрения Алана эти две вещи имели слишком мало общего.

- Это другое, - неуверенно сказал он. - Разве не так?

Рамвал покачал головой, и покрывавший её чуть более густой мех медленно колыхнулся.

- Я слабо разбираюсь в физике и биологии. Все, что я знаю - это то, что меня послали в прошлое выполнить определенную работу.

Мысли в голове Алана метались, словно стая раздраженных шершней. Вся эта ситуация казалась ему нелепой. Он видел фильмы про людей, которые путешествовали во времени, но никогда не слышал о ком-либо, кто действительно пытался сделать это. Сама идея выглядела невероятно опасной! Какая же миссия была возложена на Рамвал, чтобы это могло оправдать такой риск?

- Какое именно задание ты должен выполнить? Объясни мне, почему ты здесь?

Рамвал вздохнул, перебирая в уме факты, которые должен был сообщить генетикам.

- Понимаешь, когда создали первых морфов, возникло немало проблем. Одной из них были болезни. Генетики не знали, какие их новые разновидности могли появиться при появлении нового вида живых существ. Однако с большинством из тех, с которыми им пришлось столкнуться, они справились. Но через некоторое время появилась еще одна, перед которой наука оказалась бессильна. Её назвали "Панамской лихорадкой". Для людей симптомы похожи на грипп, но она смертельна для девяносто четырех процентов морфов...

Введя суровый карантин, на некоторое время болезнь сумели задержать в Панаме - но вскоре она начала распространяться дальше, и уже есть много случаев в Африке и Европе. После первой вспышки в Северной Америке правительство и КОГ наконец решили что-то предпринять...

Алан покачал головой, все еще не понимая:

- Но зачем посылать тебя обратно во времени?

- Ученые взяли образец чистого вируса, поместили его в особую емкость, которую имплантировали мне сюда, - Рамвал коснулся центра своей груди, где под мехом белел трехдюймовый шрам. - И послали назад в то время, когда лаборатория все еще существовала, чтобы я доставил этот образец туда, где, как они считают, он и был создан. Для того, чтобы на его основе генетики смогли создать вакцину… ну или что-то типа того.

- Но неужели в твоем времени нет лабораторий, которые тоже могли бы это сделать?

Рамвал покачал головой:

- Неприязнь к морфам временами становилась слишком сильной. Лаборатория, откуда предположительно появился этот вирус, сгорела дотла во время массовых беспорядков в Тампа. Единственная информация о нем находится в этой лаборатории, и в этом времени.

- Так ты это сделал? Доставил образец в лабораторию?

- Нет, не смог... что-то пошло не так. Они послали меня слишком далеко назад! - почти с рычанием ответил морф. - Лаборатория еще даже не существует, и её не будет в течение еще тридцати лет! Я не могу выполнить свое задание!

- А они могут вернуть тебя обратно? Попробовать еще раз…? - едва слышно произнес человек.

Тишина.

- Нет... Чтобы проделать все это, им пришлось использовать "Кольцо Потрилло". Это самый большой из последних ускорителей частиц, который находится в Северной Америке, в тридцать милях западнее Лас-Крусес, Нью-Мексика. Он на долгие годы был заброшен из-за отсутствия финансирования, и ученые считали, что после отправки меня назад скорее всего будет настолько сильно поврежден, что они не смогут сделать это снова...

Рамвал не сказал о своем подозрении о том, что его могли сознательно отправить в не то время с целью заразить людей вирусом, и таким образом сделать невозможным само появление морфов. Ему не хотелось выглядеть параноиком.

Человек с минуту обдумывал услышанное, и наконец спросил:

- И что же ты собираешься делать теперь?

- Я... я не знаю...

Алан никогда бы не подумал, что такое сильное существо могло произнести это настолько растерянно, настолько безнадежно. Его интерес к антропоморфам всегда был неосуществимым желанием, родившимся еще в раннем детстве, а фантазии о встрече с подобным существом определенно не имели ничего общего с тем, с чем им обоим пришлось столкнуться. Мысль, что встреча с реальным, живым фуррем может стать источником неприятностей никогда не приходила ему в голову - ведь встретить кого-то из своих мечтаний должно бы стать чудом, поводом для праздника!

- Ну вот, теперь знаешь, откуда я прибыл... - вздохнул Рамвал. - Будешь доедать? Твои круглые бифштексы в тесте совсем остыли.

- Гмм... - пробормотал человек.

Алан ел механически, почти не ощущая вкуса. В его голове кружилась одна-единственная мысль, и он не мог заставить её уйти.

"Рамвал не может здесь оставаться..."

Это было болезненное решение, но с какой стороны он не рассматривал ситуацию, дальнейшее пребывание Рамвала в его квартире было просто невозможным. Рано или поздно госпожа Гарруп обязательно его заметит. Более того, ему едва хватало денег на еду самому, а тут огромное существо, которому требуется немалое количество отборного мяса…

Но куда же мог пойти Рамвал? В этом мире он станет мощным магнитом, притягивающим не самое лучшее внимание. Ученые захотят с пристрастием допросить его о том, как он здесь оказался, биологи при первой же возможности разделают на части, исследуя такую генетическую загадку, - ну а журналисты определенно обсядут его как блохи. Но скорее всего правительство посчитает его угрозой государственной безопасности или типа того, навеки спрятав в каком-нибудь бункере, где хранит инопланетных пришельцев...

Они оба ели молча, думая об одном и том же: Рамвал оказался в ловушке. Его перенос во времени являлся огромным научным достижением, но поскольку никто из них не был ученым, они не имели никакой возможности придумать способ отправить его домой...


После очень тихого ужина и последующего мытья посуды, Рамвал включил телевизор, чтобы посмотреть новости, а Алан собрал свои вещи для стирки. Он понес наполненную служебной униформой и выходной одеждой бельевую корзину вниз к черному ходу гаража. Единственной реальной выгодой жить здесь, кроме небольшой стоимости жилья, была возможность пользоваться стиральной машиной и сушилкой миссис Гарруп.

Оказавшись внутри, Алан загрузил вещи в стиралку, добавил мыла, и, сев на табуретку перед верстаком с инструментами мистера Гарруп, задумался, глядя на бельевую корзину. Ее подарила ему мать, когда он переехал с Тампа в Сент-Питерсберг. Она всегда была очень практичной женщиной, хотя и не одаренной богатым воображением. Его отец был ей под стать; строитель, живущий на пособие по инвалидности. Весь его мир состоял из зданий, людей, которые будут жить в них - и ничего большего. Родители не сумеют помочь ему справиться с этой проблемой… скорее просто убегут от странного существа, едва увидят его. Они точно не остались бы ночью на мосту после того, как на них с яростью рявкает оборотень ростом в шесть футов...

Но если он не может обратиться за помощью к родителям, тогда к кому еще? Уж точно не к своим сослуживцам, которые презирали его, и постоянно насмехались за то, что был таким тихим, таким ДРУГИМ. У Алана не было настоящих друзей, которые могли отнестись к Рамвалу как к личности, и не воспользоваться случаем прославиться.

Кто же сможет ему помочь?

Внезапно у Алана мелькнула идея, но сначала он отмел её как невыполнимую и опасную. Однако, дожидаясь окончания очередного цикла стирки, юноша все яснее осознавал положение вещей. Ни он, ни Рамвал не имели возможности решить эту проблему, но поскольку им необходимо найти выход, то придется рискнуть.

Укладывая и развешивая одежду под жужжание сушилки, Алан наконец принял решение. Имелось только одно место, где он мог надеяться получить эту помощь...


***


Сидя на диване, Рамвал смотрел канал новостей - по сути единственное, что он вообще смотрел по телевизору. Симпатичная брюнетка в мрачных тонах описывала последствия очередного военного путча в Африке. Репортаж велся с экологической точки зрения, рассказывая о влиянии политики изоляции на дикую природу. Алан редко смотрел новости, потому что они выглядели скорее как хроника затянувшегося празднования самоуничтожения человеческой расы.


- Кхм... Рамвал?

Большие треугольные уши дернулись, и повернулись назад, направившись в его сторону. Алан собрался с духом, чтобы задать вопрос, который, он это знал, был неизбежен. И все равно у него похолодело в животе, когда он произносил эти слова:

- Ты уже решил, что будешь делать?

Рамвал медленно развернулся на продавленном диване; отсвет экрана телевизора зажег в его глазах кроваво-красные огоньки.

Голос человека-пса прозвучал тихо и подавлено:

- Делать?

- Ну, ты ведь понимаешь, что у нас нет никакой возможности вернуть тебя обратно? И-... - Произнести слова отвратительной правды оказалось гораздо труднее, чем он ожидал. - И ты не сможешь долго оставаться здесь. Даже если хочешь этого...

Рамвал никак не отреагировал на слова насчет того, хочет он остаться или нет. Было обидно предполагать, что его гость был не рад возможности остаться с ним. На мгновение у Алана перехватило горло. Нет, все это было определенно неправильно! Встреча со своей мечтой не должна причинять такую боль...

- Так что... - он взглянул на единственного живого фурря, которого когда-либо встречал в своей жизни, и наконец задал этот ненавистный вопрос. - Что ты решил делать дальше? Куда собираешься пойти?


Рамвал долго молчал. Алан очень надеялся, что он испытывает хотя бы слабое нежелание покинуть того, кто помог ему. Кто убедил его не прыгать с моста, кто сумел провести по лестнице в свою квартиру, зная, что в самый неподходящий момент госпожа Гарруп может раздвинуть занавески. Испытывает ли он хоть какое-то сожаление от того, что должен уйти?


- Я не уверен, что у меня есть хоть какие-то варианты... - наконец ответил оборотень. Он произнес это медленно, ощущая тяжесть этих слов. Человек рисковал собой, чтобы спасти его, спрятать, кормил его. Но это ничего не меняло. - Я не могу спрятаться. Не могу убежать. Мне здесь просто не место. Я могу только... - его уши нервно дернулись, - …только исчезнуть...

Алан был поражен, услышав такие слова.

- Нет... - он покачал головой. Сама мысль об этом была ужасной и отвратительной!

- Нет! - громко повторил юноша, вдруг перестав бояться того, что может случиться. Он сделает это во что бы то ни стало, заплатит любую цену! Эта мысль заставила его задрожать словно в лихорадке, но одновременно поддержала его слабый дух, и отмела прочь сомнения.

Алан обошел вокруг дивана, и сел рядом с Рамвалом:

- Мы сможем найти того, кто поможет тебе найти место в жизни!

Внезапно Рамвал понял, что не знает, кого он больше жалеет, - себя, или своего хозяина. Остаться в чужом мире без малейшей надежды когда-либо снова встретить кого-нибудь из своего рода - это было страшно. Но было бы самообманом надеяться победить весь мир, и найти теплое местечко для такого как он, и поэтому предложение человека звучало скорее как один самый быстрых способов самоубийства для них обоих.

- Алан, - сказал он, - я смотрел твой телеком... эээ... телевидение. Телевизор. И искал повсюду в Интернете. И не нашел ни единого доказательства того, что существуют другие подобные мне. Я совершенно уникален, и это значить, что я - цель. Очень сомневаюсь, что найдется много людей, которые вообще смогут отнестись ко мне как к личности, а не к причуде природы. Или генетики, если узнают, откуда я прибыл... - он немного помолчал; длинный розовый язык быстрым движением прошелся по усам. - Ты должен был позволить мне прыгнуть...

Алан Харкинс, развозчик цветов и тихий "пушистый" принял решение сразу и окончательно. Пусть он не сделал ничего стоящего за всю свою жалкую жизнь, - теперь он сделает это! Потому что это просто НАДО было сделать.

Он расправил плечи, и немного выпрямился:

- Пойдем, я должен кое-что тебе показать.

Рамвал последовал за ним в спальню, стараясь придумать какой-нибудь способ убедить своего благодетеля-человека в том, что это лишь напрасная трата времени. Для среднего обывателя нет большой разницы - морф он, или настоящий космический пришелец...


Алан сел за компьютер и снова подключился к Интернету - единственная роскошь, которую мог себе позволить. Хотя трудно было считать это роскошью, учитывая какие возможности давал ему доступ к нему.

Открыв браузер, он указал на небольшую иконку в углу экрана:

- Видишь её? Это список групп, в которых я зарегистрирован.

Очередной клик выдал ему список форумов на сервере news.fysh.org.

- Ты заметил, что названия всех групп начинаются со слова "фур"?

Рамвал медленно кивнул. Просматривая список, он заметил также и несколько раз повторяющееся слово "эротика", и задумался, к чему же может привести этот разговор...

- Это группа форумов, где общаются фурри-фаны.

Алан тоже смотрел на список, понимая, что впервые показывает кому-то свой интерес к фурри-сообществу. Было немного страшновато открыться перед почти незнакомым... даже таким, как Рамвал.

- Фурри-фаны? - вслух удивился человек-пес. Он не был уверен, как к этому отнестись, но на его взгляд во всем этом было что-то не то.

- Угу, - Алан указал на список, словно показывая фото знакомых. - Они... - он замялся, вдруг осознав, что с этого мгновения ему придется либо раскрыть Рамвалу свою истинную натуру, либо начать долгую игру из полуправды и обмана. Но уже принятое решение странно раскрепощало, хотя одновременно и здорово пугало.

- Мы - это люди, которые интересуются антропоморфными существами.

- Генеморфами - поправил его Рамвал.

- Что?

На мгновение две пары глаз встретились.

- Генеморфами, - повторила Рамвал. - Я - генетический антропоморф, генеморф.

- Ааа... - улыбнулся Алан.

На мгновение к нему вернулось прежнее чувство удивления и открытия. Оно было таким сильным первые несколько дней, пока он не узнал, что Рамвал потерялся и хочет вернуться домой. Теперь он ощутил его снова, узнав новые детали о жизни этого прекрасного существа.

Прекрасное существо? Глядя в эти светло-коричневые глаза, в которых почти не было видно белков, Алан мог признаться себе, что действительно считал Рамвала красивым. Человек-пес выглядел квинтэссенцией всего самого лучшего из завораживающего искусства фурри-арта...

Он откашлялся.

- Эм…о чем я говорил?

Взгляд на экран и список вернул его к теме разговора.

- Ах да. - Алан снова указал на него. - Эти форумы созданы для людей, интересующихся фурр-... эээ... генеморфами. Они рисуют их, пишут о них рассказы, говорят о них. Если мы хотим найти того, кто сможет помочь тебе, то должны искать здесь.

Рамвал покачал головой:

- Алан, я провел три дня, просматривая этот ваш Интернет. Я нашел компании, которые в будущем начнут развивать рынок генетической продукции. Нашел научные архивы, в которых описываются некоторые аспекты комбинаций ДНК, и манипуляций между разными видами. Я даже нашел компанию, которая в конце концов запатентует первый жизнеспособный образец ДНК генеморфа. - Он с сочувствием посмотрел на своего хозяина. - Но я не нашел никаких ссылок на любых живых генеморфов. В данный момент истории...

Ему пришлось остановиться. Внезапно охватившее его ощущение одиночества сдавило грудь, к горлу подкатился комок, мешая дышать и говорить

- В данный момент, - тихо сказал Алан, - ты всего лишь фантастика...

Рамвал только молча кивнул, прижав уши и поджав хвост. Он опустился на кровати, пытаясь не поддаваться чувствам, которые последнее время не давали ему покоя.

- Я не могу даже представить себе, насколько это тяжело для тебя, - добавил Алан. - Быть настолько одиноким...

Рамвал попытался небрежно пожать плечами:

- Да, это нелегко. - Он бросил на человека короткий взгляд. - Мир полон людей, но я единственный из моего рода. Я одинок...

- Нет, Рамвал, ты не один! - юноша снова указал на экран. - Все эти люди - твои фаны. Больше всего на свете они хотят встретиться с таким, как ты!

Алан был удивлен, когда губы Рамвала приподнялись, а из горла генеморфа вырвалось глубокий дрожащий рык:

- Фаны! Они не фаны. Они всего лишь люди, которым хочется хорошенько разглядеть уродца. Погладить меня по голове, подергать меня за хвост, поиграть со мной!

Алан был поражен этими словами.

- Что? Нет! Они... - он вздрогнул, когда сердито блеснувшие глаза Рамвала уставились прямо на него.

- О…они такие же, как все. Конечно, есть и хорошие, и плохие. Я хочу сказать... вобщем, некоторые из них могут показаться тебе несколько ограниченными, или же желать только... ну, ты знаешь.

- Что?

- Ээ... ну, вобщем... заняться, ээ... с тобой сексом.

Рамвал лишь оскалился. Алана стало неуютно, и он с опаской подумал о том, как человек-зверь может отреагировать на такое сообщение.

- Хамелеоны. Вот кто они.

- Что?

- Так мы их называем. Людей, которые хотят быть генеморфами. - Взгляд пса-морфа потемнел. - Или просто переспать с генеморфами...

Это был уже настоящий гнев.

- Нет! - упрямо покачал головой Алан. - В группах есть очень много хороших людей. Я уверен, что если они узнают о твоем существовании, кто-нибудь из них сможет помочь тебе!

Рамвал смотрел прямо на него, и человек старался держать себя в руках перед этим устрашающим оскалом.

- И что из того, если некоторые из них хотят заняться с тобой сексом? Если бы я был на твоем месте, я был бы польщен. Я хочу сказать, что это не просто компания незнакомых людей, которым от меня нужно только... - Алан осекся, вдруг осознав, что он только что сказал, и ужасно смутился. - Ладно... это неважно, - пробормотал он.

Уши Рамвала опустились, и он тяжело сел на кровать.

- Прости, Алан... - его руки нервно комкали одеяло. - Я не должен был этого говорить.

Проявлять гнев в отношении своего хозяина было непростительно, тем более учитывая девяносто лет будущей истории, над которой человек не имел власти…

Молча глядя на то, как остывает гнев Рамвала, Алан понимал, почему генеморф не доверяет людям. История полна примеров того, какими бывают последствия...

- Мы ужасно относились к вам... - сказал он. - Ведь так?

Пес-морф вздохнул, вспоминая уроки истории:

- Да… но и к самим себе не лучше... - Он вспомнил собственное детство - жизнь самого обычного члена меньшинств. Его родители несколько раз переезжали, пытаясь найти такое место, где среди населения было бы меньше людей и больше генеморфов. - Однако это было тяжело.

- Прости... - прошептал Алан.

Несколько мгновений двое разных существ смотрели друг на друга через всю ту бездну времени и обстоятельств, которые выглядели почти непреодолимыми. Почти.

Наконец Рамвал пожал плечами:

- В этом нет твоей вины...

Некоторое время они молчали, пока Алан не указал на экран:

- Может, все же посмотришь?

Рамвал кивнул, пытаясь раздуть слабую искру надежды, которая ему очень понадобится, чтобы пройти через все это. Он сел на место Алана, и взглянул на список групп.

"Сначала рассказы, " - решил он.


* * *


Выходные дни Рамвал провел почти не отходя от компьютера, и Алан был рад, что успел подключить безлимитку.

Пес-морф прочел десятки историй - как обычных, так и йиффливых, а затем перешел к арту. Даже когда Алан падал на свою кровать всего в полуметре от него, Рамвал продолжал упрямо просматривать заголовки, пытаясь найти хоть что-то, что подскажет ему, как сблизиться с людьми, которые смогут помочь...


Когда он наконец устало отодвинулся от клавиатуры, приближался вечер пятницы. Комната была пуста: Алан, оставив после себя густой аромат одеколона, отправился на встречу с подругой.

Порезав и съев остаток ростбифа, который недавно купил Алан, Рамвал подумав, затем открыл банку с супом, и опрокинул её в большую кружку.

Опустившись на несчастный диван, которому уже больше недели приходилось служить ему кроватью, он неторопливо ел, одновременно переключая каналы. Наткнувшись на что-то под названием "Планета животных", Рамвал остановился. Занимательное шоу о крокодилах длился примерно минуту, после чего пошла реклама какого-то благотворительного фонда помощи животным. На экране маленький бродячий щенок с коричневым мехом и висячими ушками рылся в чьем-то мусорном баке. Его живот был подтянут к позвоночнику, шкура туго обтягивала ребра...

Чувствуя, как желудок стягивается в холодный болезненный узел, Рамвал выключил телевизор.


Свернувшись в клубок на диване, он прислушивался к звону цикад, доносящемуся из крон декоративных пальм, обрамляющих подъездную дорожку к дому Гарруп. Под их звонкое стрекотание, поднимающееся и опадающее по высоте, словно медленные волны из звуков, он вспоминал тех, кого оставил в далеком будущем. Их было совсем немного, потому что его образ жизни мало отличался от жизни Алана. У него там не было семьи, которая вспоминала бы о нем, лишь несколько случайных друзей…

Рамвал задремал: белый шум цикад и усталость подействовали как снотворное. Когда он уже погружался в сон, перед глазами всплыло изображение щенка, которого видел на экране. Его мордочка выглядела удивительно похожей на лицо, не раз виденное им в зеркале...


* * *


Алан вернулся домой только утром в субботу. Он вошел в свою комнату с тем же опасением как всегда, - но его охватил настоящий ужас, когда увидел странные белые обрывки, валяющиеся на полу гостиной. Сначала Алан даже не понял, что это такое, и оглянулся по сторонам в поисках Рамвала. Он попытался позвать его, но обнаружил, что не может произнести ни звука...

Юноша двинулся дальше, растерянный и испуганный, и только приблизившись к лежащей на полу массе, наконец разглядел, что это такое. Или, скорее, чем это было раньше. Остатки подушки, которую он выделил своему гостю, разорванной в клочья и сметенной в кучу возле кофейного столика.

Он снова оглянулся по сторонам, и теперь, с этого места, увидел на полу еще один бугор, побольше.

- Рамвал?! - прошептал Алан.

Что с ним? Он заболел? Или понимая, что теперь навсегда заключен в этом месте и времени, поддался отчаянию, и покончил с собой?

Самоубийства не было. Алан увидел, как двигается от дыхания большая покрытая мехом грудь, и обошел вокруг дивана, чтобы рассмотреть получше, - но все же не стал подходить ближе.

Глаза человека-пса были открыты.

- Что с тобой?

Рамвал медленно моргнул, облизал нос, и сглотнул.

- Алан... - простонал он. - Прости меня...

Юноша торопливо шагнул вперед, и опустился на колени уже не чувствуя угрозы, и всерьез озабоченный состоянием генеморфа.

- Но что случилось?

Уши Рамвала были плотно прижаты к голове, прерывистое дыхание с тихим скулежом вырывалось через нос.

- Я хочу домой... я не должен быть здесь!!

- Господи, Рамвал...

Алану было больно слышать этот жалобный и умоляющий голос. На мгновение забывшись, он протянул руку, собираясь погладить пса-морфа по голове, но тут же опомнился. Поколебавшись, он положил руку на плечо Рамвала:

- Я бы тоже хотел отправить тебя домой.

"ЛЖЕЦ!!" - пронзительно взвизгнула совесть. - "Больше всего на свете ты желаешь, чтобы он остался здесь навсегда!" И Алан закрыл глаза, испытывая стыд от этой правды. Густой теплый мех у него под рукой, казалось, манил его. Так хотелось ласкать его, гладить его...

Нет! Рамвал разумная личность. Живое существо, которое надо уважать!


Его внутренний спор прекратился, когда Рамвал шевельнулся, и Алан отодвинулся, давая ему возможность встать. Сев на диван, они посмотрели друг на друга.

- Мне приснился сон, который взбесил меня, - объяснил пес-морф. - Я не смог сдержаться, мне хотелось... - он опустил морду, испытывая смущение и тоску. - Я не собирался уничтожать твои вещи. Просто так получилось...

- Ничего страшного! - заверил его Алан. - Все в порядке - это же всего лишь подушка.

- Нет, не все в порядке!! - рявкнул Рамвал. Одиночество и безнадежность сжимали сердце генеморфа, и его гнев черпал силу из этой плодородной почвы. - Я не должен быть здесь! Я не могу здесь оставаться!

Темное пламя ярости пылало в его светло-коричневых глазах.

- Я должен уйти! Куда я могу уйти?!

- Пока не знаю… - тихо ответил Алан. - Вот потому и хотел, чтобы ты просмотрел форумы. Нам нужно найти кого-...

Рамвал внезапно вскочил; из его горла вырывалось низкое рычание:

- Там нет никого, кто способен мне помочь!! Это всего лишь кучка фантазеров, хамелеонов, которым приходится довольствоваться фантазиями, потому что генеморфов пока еще не существует!

Гнев Алана разгорался медленнее, но был не менее жарким.

Он поднялся, глядя прямо на Рамвала:

- Это несправедливо...

- Несправедливо?! - лязгнул зубами генеморф. - Не говори мне о спра-...

- Ты их не знаешь! - прервал его Алан. - Ты хоть с кем-нибудь из них общался?

- Что? Говорить с ними? Какой в этом смысл? Они постоянно ноют, что фурри то, фурри это, - но при этом абсолютно ничего не знают о морфах!

- Конечно же не знают!! - почти выкрикнул Алан. - Ты всего лишь фантазия, фикция, помнишь? - Его захлестнули эмоции, и ему пришлось сделать паузу, чтобы перевести дыхание. - Они же как... как... пещерные люди, разговаривающие об автомобилях!

Аналогия показалась ему не слишком удачной, но лучшей он придумать не смог, поэтому просто продолжил:

- И вот сейчас один пещерный человек нашел настоящий автомобиль, и ему нужна помощь. Кого еще мы можем спросить?

Рамвал не ответил. Несколько мгновений он просто молчал.

- Но чем они могут помочь? - наконец спросил он. - Они рисуют картинки, пишут рассказы и мечтают. И я не верю, что они готовы встретиться с реальностью…

- Вот в этом ты как раз ошибаешься! - уверенно заявил Алан. - Некоторые из них больше всего на свете желают встретиться с таким как ты, пообщаться с тобой. Я уверен, что есть даже такие, кто готов пожертвовать ногой или рукой ради возможности помочь тебе!

Рамвал пренебрежительно фыркнул, но Алан проигнорировал это.

- Тебе просто нужно поговорить с ними, выяснить, кто из них имеет большую широту взглядов, чтобы выдержать встречу с реальностью...

- И как я смогу это сделать? - Рамвал сел на стоящий рядом кухонный стул. - Сказать им, что тут вот есть морф, которому нужно где-то спрятаться?

Алан прислонился к краю дивану и снял очки. Как минимум Рамвал немного успокоился. Юноша протирал стекла очков, думая, как ответить на вопрос морфа.

- Нам надо делать это не торопясь, шаг за шагом. - Он заглянул в свою спальню, где на крошечном столике примостился компьютер. - И мы должны заставить их говорить первыми. Задуматься о возможности твоего существования. Возможно... - он умолк, и задумался.

Пока Алан пытался придумать лучший способ найти того, кто сумеет им помочь, Рамвал старался справиться со своим гневом. Было непросто приноровиться к своему человеческому благодетелю, постоянно помня о том, что находится в ловушке...


- Я знаю, как это сделать! - наконец заявил Алан. - Идем!

Он потянул морфа за собой в спальню, и включил компьютер. Войдя в систему, юноша вошел на форум, и принялся составлять послание, а, закончив, показал его Рамвалу:


"Мне нужна ваша помощь, чтобы улучшить свои писательские навыки. Я ищу того, который согласится вот на что. Представьте себе фурря следующего облика: пес, средних лет, живущий в смешанном обществе из фуррей и людей. До сих пор он жил обычной жизнью, но каким-то фантастическим образом получил возможность поговорить с нами. Теперь представьте, что этот САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ фуррь может писать на этом форуме. Поскольку он уже совершеннолетний и немало пережил, то имеет собственный взгляд на многие вещи. И готов поговорить с вами.

Вот мой вопрос: если бы вы могли задать ему всего ОДИН вопрос, каким бы он был? Какую информацию вы больше всего хотели бы получить от настоящего, живого фурря?

Если у вас есть такой вопрос, запостите его здесь, или отправьте по адресу электронной почты ниже. Я постараюсь дать развернутый ответ, и одновременно улучшить свои навыки".


Алан подписал послание "Wirewolf", и выложил его на нескольких фурри-форумах.

- Ну вот... - удовлетворенно произнес он. - Теперь нам надо только подождать и посмотреть, кто ответит, и что скажет.

- Но какой смысл просить их задавать вопросы обо мне?

Алан постучал по экрану:

- Нам нужно заставить их подумать о том, как бы они реально действовали и реагировали на тебя. Если бы они могли встретиться с тобой, то завалили бы тысячами вопросов! Поэтому, если мы сможем увидеть их заранее, то сможем найти того, кто сумеет легче других приспособиться к тебе.

Рамвал только покачал головой:

- Это сумасшествие...

Человек-пес тяжело опустился на край кровати. Его гнев уже сжег сам себя, но его спаситель явно был твердо намерен сделать это, - и он не мог продолжать сердиться на него.

- Нет, это просто сумасшествие... - снова пробормотал он.

- Не большее, чем твое пребывание здесь, - ответил Алан.


* * *


Остальную часть субботы они провели, обсуждая возможные методы решения проблемы жизни Рамвала в собственном прошлом. Понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, что выбор весьма невелик. Большинство решений, к которым они пришли, включали определенные ограничения. Генеморф был слишком заметен, чтобы не привлекать внимания, появившись где-то на людях, поэтому его существование пока придется хранить в тайне. Это беспокоило Алана, но Рамвал, похоже, понимал, что это плата, которую придется заплатить за нарушение границ времени...


Когда солнце зашло, и яростная жара Флориды ослабела, Алан открыл все окна в своей комнате. Со стороны дома Гарруп он оставил занавески опущенными, но раздвинул все остальные. С выключенным светом вряд ли кто-нибудь может увидеть их, сидящих у окон. Прекрасную панораму Тампа Бэй очень портили блочные дома спального района Исла Дел Соль, построенного два года назад между морем и домом Гарруп. Но все же, сидя у открытых окон и наслаждаясь освежающим ветерком с берега, они могли закрыть глаза, и представить себе, что находятся у самой воды.


- Я всегда любил море, - сказал Рамвал в редкое мгновение откровения. - Его запах, шум волн... - он всей грудью вдохнул насыщенный солью воздух. Пронзительный крик чайки заглушил постоянный звон цикад - и на мгновение все показалось почти привычным. Он мог легко представить, что находится в своей комнате, пока еще даже не построенной, на другом краю округа Пинеллас, возле пляжа Пасс-А-Гриль. Запахи и звуки были теми же; морской соли, горячего асфальта, сигналы автомобилей, крики чаек...

Генеморф открыл глаза, и увидел Алана, который снова смотрел на него. Он часто ловил человека за этим занятием, и как всегда, когда они встретились взглядами, юноша отвел взгляд, но не извинился, и не объяснил своего поведения.

- Неужели я действительно так интересен? - вслух удивился Рамвал, даже не ожидая ответа.

Алан снова повернулся к нему; черты его лица тускло освещал свет луны на ущербе.

- Ты когда-нибудь желал того, чего, - и ты это знал, - никогда не сможешь иметь? - Человек внезапно весь напрягся, словно ожидая, что в любое мгновение придется защищаться. - Желал отчаянно того, чего просто не существует? Желал очень долго, год за годом, при этом не имея надежды когда-нибудь даже увидеть это?

Рамвал знал, что имел в виду Алан, и ему не пришлось долго раздумывать, чтобы дать ответ.

- Да. Я хочу увидеть прекращение борьбы. Я хочу увидеть мир, в котором все согласны с философией "живи, и дай жить другим", и которая будет главным законом для этой страны.

Алан не ожидал такого ответа, но все же принял его, и воспользовался им, чтобы развить свою мысль.

- Тогда представь, что ты почувствуешь, если в один прекрасный день вдруг - "ХОП!" - и это случилось. То, о чем ты так страстно и так долго мечтал, внезапно появилось! Настоящее, именно такое, как ты хотел!

Приглушенный рев двигателей покидающего главный аэродром Тампы реактивного самолета заглушил звон цикад, пока Рамвал обдумывал ответ.

- Думаю, я был бы счастлив. Очень редко кто-то получает то, чего действительно хочет... - пес-морф снова подумал о том, чтобы его сокровенное желание вдруг осуществилось именно так - "ХОП!", как сказал Алан.

- Наверно я бы тоже не слишком в это верил. - Он пожал плечами, и его уши дернулись назад. - Но если бы это все же произошло...

- И ты бы беспокоился о том, как бы оно не исчезло снова таким же образом, как и появилось, - закончил юноша.

Рамвал кивнул:

- Да. Скорее всего.

Алан взглянул на темную улицу внизу:

- Каждый день я просыпаюсь с мыслью, не исчез ли ты... и думаю о том, что будет, если вдруг окажется, что ты был иллюзией, или что решил уйти... - он судорожно вздохнул. - Знаешь, это очень тяжело. У меня холодеет в животе, и каждый раз я снова удивляюсь, что ты еще здесь, что по-прежнему реален...

Легкий ветерок влетел в окно, принося запахи с улицы. И даже сквозь резкий аромат морской воды Рамвал мог ощутить запах боли своего хозяина. Для него стало неожиданностью то, что этот человек так переживает за него.

- Но почему? - он проигнорировал удивленный взгляд Алана. - Что такого особенного во мне? Какая между нами разница, кроме внешнего вида?

Алан точно знал, почему. Он видел этот вопрос постоянно обсуждаемым на форумах, и даже вывесил несколько постов, в которых высказывал свою собственную точку зрения относительно предмета обсуждения. Он уже давно думал об этом.

- Потому что вы лучше нас. Лучше людей! Вы умные, находчивые, свободомыслящие. Вы не испытываете ненависти к другому только потому, что он не такого цвета, или принадлежит к другому виду. У вас есть наши сильные, но нет наших слабых сторон!

Рамвал уставился на человека. Буквально вытаращился. Он не мог поверить в услышанное! Такая наивность просто не могла существовать в том удушливом обществе, которое создали для себя люди!

- Ты не можешь в такое верить! - даже не раздумывая возразил генеморф. - Ты просто не можешь в такое верить!

Алан был удивлен. Он попытался понять, почему Рамвал хочет отказаться от превосходства его расы над людьми.

"Любой, у кого есть глаза, может увидеть", - подумал он", - "что фурри лучше людей просто потому, что они не люди. Они должны быть умнее нас, и не стремиться к самоуничтожению!"

- Конечно же, я верю в это. Что еще могло послужить причиной для того, чтобы желать создать таких как вы? - он указал на Рамвала, используя его как доказательство своего утверждения. - Я уверен в том, что вы должны быть лучше нас. Ведь вы не люди!

Потрясенный таким заявлением, Рамвал покачал головой, искренне жалея человека, который удержал его от прыжка с моста, при этом руководствуясь совершенно ложными предположениями.

- Мне не хочется тебе это говорить, но мы не лучше вас. Нас создали с одной-единственной целью…

Они смотрели друг другу прямо в глаза, не в силах отвести взгляд.

- Какой? - сдавленно выдохнул юноша.

- Ради прибыли.

Алан внезапно снова сел и отчаянно замотал головой:

- Нет! - страстно сказал он. - Нет-нет, мы должны были создать вас ради прогресса! Мы должны были создать кого-то, кто отличался бы от нас, был лучше нас!

Рамвал положил руку на колено Алана, и легонько потряс его:

- Алан... первые жизнеспособные генеморфы были лабораторными животными, которых использовали для медицинских экспериментов. Затем о нас узнали правительства, которые создали огромные конвейерные линии, на которых нас делали тысячами, - теперь уже для армии. Мы всегда были только продуктом, товаром, приносящим прибыль!

Алан был потрясен.

- Это ужасно... - он попытался представить себе фуррей, которых выращивали из таких жадных, негуманных побуждений. - Вы же должны быть нашим спасением, теми, кто покажет нам, как стать лучшими! - В его голове мелькали образы того, каким он представлял себе дружную совместную жизнь людей и фуррей. И вот теперь ему сказали, что это не больше чем наивная фантазия. Он все еще не мог в это поверить.

- Вы же должны были спасти нас...

Рамвал молчал.

- Разве ты не понимаешь? Мы же знаем, что не способны измениться настолько, чтобы действительно стать лучше! Все, на что мы способны, это подавлять свою истинную суть. Вот почему нам нужны фурр-... генеморфы - чтобы помочь нам! Люди хотят стать лучше, но чтобы это сделать, мы должны создать что-то новое, что-то другое, что не повторит тех ошибок, которые мы продолжаем делать снова и снова!

- Но мы их делаем, - тихо ответил Рамвал. - Вы сделали нас точно такими же. Мы спорим и деремся, насилуем и убиваем, мы лжем, обманываем и воруем. Создавая нас, вы передали нам все свои худшие пороки. Не знаю, было это сделано умышленно или нет, но мы такие же ущербные, как и вы...

У Алана было такое ощущение, словно его сердце сжали в тисках. Его заботливо лелеемая вера в то, что генетики однажды создадут расу, которая займет место слабых, несовершенных людей, оказалась всего лишь иллюзией.

- Значить, у нас ничего не получилось... - прошептал он.

- Нет! - Рамвал отрицательно покачал головой. - Я говорил тебе, что мы были созданы ради получения выгоды. Нас использовали как подопытных животных, а потом сделали пушечным мясом. Но мы вышли за эти границы, притом очень быстро. Как только о нас узнала общественность, возмущению не было предела. Это было неприятно, но в этом присутствовала и искренняя забота о достойных условиях нашей жизни, о нашей свободе...

Рамвал не собирался давать урок истории, но, похоже, это было необходимо сделать, чтобы поднять упавшее настроение Алана.

- Когда компании-владельцы патентов процесса создания генеморфов объединились с военными, они начали производить морфов массово. Разные породы для разных целей. Псы для пехоты, дельфины для работ под водой, кошачьи для разведки, и так далее. Промышленники понимали, что как только популяция станет достаточно большой, никто не сможет предсказать, что произойдет дальше, - но, как известно, легче получить прощение, чем разрешение...

К тому моменту как все узнали правду об истинном положении вещей, было уже слишком поздно что-либо изменить. Были бунты, много крови. Правительство Бразилии рухнуло всего за три месяца. И все же производство не останавливалось...

Алан слушал его с широко открытыми глазами - он никогда не представлял себе настолько будничного, и настолько хаотичного начала зарождения новой расы.

- Когда была закрыта последняя фабрика, в мире насчитывалось семьдесят миллионов генеморфов. Были созданы более двухсот видов, и поэтому нам не понадобилось много времени, чтобы осознать, что мы - сила. Людям пришлось терпеть нас, если только они не собирались устроить геноцид, - а этого они не желали. В конце концов мы сформировали отряды, оставили места несения службы, начали переговоры с теми правительствами, которые были ответственны за наше рождение, и потребовали своего места среди вас. - Рамвал помолчал, вспоминая о тех болезненных уроках истории, которые проходил в школе. - "Протест" - как называют нашу борьбу генеморфы. И эта борьба за место под солнцем все еще продолжается даже сейчас, почти через полстолетия, и становится все более кровавой. - Пес-морф мрачно усмехнулся. - Вы, люди, такие непостоянные. Вы захотели, чтобы нас убрали из лабораторий и армий, - но не захотели, чтобы мы жили рядом с вами или отбирали у вас работу. Мы стали новым меньшинством.

Рамвал видел, что Алан напряженно обдумывает сказанное.

- Так что у вас все получилось, - заключил он. - Вы собирались сделать что-то полезное - и сделали нас, новых людей. Возможно мы такие же ущербные, как вы, но у нас есть и ваши сильные стороны. - Он вспомнил слова учителя истории. - Генеморфы не были созданы богом, поэтому мы не можем чего-то просить у него. Мы не эволюционировали, поэтому мы не имеем своей природной ниши. Но некоторые считают, что поскольку бог создал людей по своему образу и подобию, а люди создали генеморфов, мы представляем смесь Бога, людей, и животных. - Он невесело улыбнулся. - Можно сказать, что в нас собрано лучшее от всех...


Некоторое время они сидели молча. Рамвал смотрел на Алана, пока человек пытался привыкнуть думать о генеморфах в свете новых знаний. Сверкнувшая вдали молния привлекла их взгляды.

- Надо закрыть окна до того как пойдет дождь, - негромко сказал Алан.

Рамвал наклонился вперед:

- Ты как, в порядке?

Человек лишь молча кивнул.


* * *


Наступило утро воскресенья.

Они позавтракали вареными яйцами, которых Рамвал проглотил почти дюжину. Страницы толстого воскресного выпуска "Санкт-Питерсберг Таймс" были разбросаны по столу и полу, и каждый из них искал в нем что-то интересное для себя. Однако Рамвал, похоже, не очень интересовался выбранными разделами. Он просто пролистывал их в поисках чего-то, и, не найдя этого, аккуратно складывал страницы, откладывая их в сторону.

Этим утром привычные комиксы также мало интересовали Алана. Он украдкой бросал взгляды на своего гостя, заметив, что тот явно нервничает.

- Хочешь еще яиц? - наконец отважился спросить он.

- Их больше не осталось. Мы съели все.

- Кхм... тогда, может, еще кофе?

- Как думаешь, о чем они спросят?

Алан вздохнул. Эта же мысль крутилась у него в голове со вчерашнего вечера, не давая заснуть до самого утра.

- Не знаю... но очень надеюсь, что только хорошие. Слишком уж много зависит от них.

Рамвал взглянул на него:

- Пошли, посмотрим?

- Давай подождем еще, - предложил Алан. - Прошли всего сутки. Пусть побольше народа увидит их, и получит возможность ответить. Посмотрим вечером.

Мгновение генеморф молча смотрел на него, потом поднялся из-за стола, и направился к дивану. Включив телевизор, он принялся просматривать канал кабельных новостей.


Убрав посуду и остатки завтрака, Алан присоединился к нему. Вскоре одни и те же новости начали повторяться, и Рамвал принялся просматривать все подряд в поисках чего-нибудь интересного, в конце концов остановившись на каком-то телевизионном богослужении. Его уши передергивались, когда он внимательно разглядывал лысеющего человечка, страстно обвиняющего свою паству в недостатке веры в трудные времена.

Алан же вспоминал то, о чем Рамвал рассказывал накануне, и одну особенно запомнившуюся ему подробность.


- Ты сказал что фурр-... генеморфы не обращаются к богу. Но ты веришь в Бога?

- Иногда, - прозвучал мрачный ответ. - Когда мне нужен кто-то, чтобы обвинить его в том, что с нами произошло.

Алан был поражен.

- Ты хочешь сказать, в том, что случилось с морфами?!

Рамвал кивнул.

Юноша задумался над его словами. Сам он не был слишком уж религиозным, но в трудные времена все же обращался к молитве, чтобы получить поддержку.

- У вас есть своя религия? Я имею в виду, у морфов?

Человек-пес откинул голову назад, и на мгновение задумался.

- Есть Церковь Изменного. Их вера основана на христианском учении, но службу они ведут только для морфов. Особых идей не предлагают, разве что призывают держаться вместе. - Рамвал сделал паузу, припоминая. - Есть "Коготь Баст", группа псевдо-мусульман, в основном львов и тигров из Египта и Индии. Большинство людей считает их террористами. - Он пожал плечами. - Остальные ходят в церкви людей, - в те, которые их пускают, - и находят утешение там.

- Но не ты?

Рамвал взглянул на своего хозяина, недовольный таким поворотом темы:

- Это имеет значение? Согласно вашим верованиям, ваш создатель - Бог. Нас создали люди, поэтому в ваших глазах вы - наши Боги. Исходя из этого, любой дом, в который я вхожу - это дом Бога…

Генеморф встал, желая закончить обсуждение, но в маленькой квартире некуда было уйти. Он беззвучно выругался, направился к холодильнику, где взял первую попавшую под руку банку газировки, и снова вернулся за стол. Алан не шевельнулся.

- Даже не знаю, что и сказать... - прозвучал тихий неуверенный голос человека - тот, который назвал его красивым на мосту. Тот, который просил прощения за все зло, причиненное ему и его роду, и предложил помочь отыскать способ решения его проблемы.

- Ты не обязан что-то говорить, - ответил Рамвал так сдержанно, как только сумел. - Я сердит и огорчен тем, что застрял здесь, но я не держу на тебя зла. - Его гнев окончательно угас, когда он посмотрел на своего хозяина:

- Как можно? Ты спас мне жизнь...

Алан заморгал, потом кивнул.


До самого вечера больше ничего не было сказано.


* * *


Количество ответов обнадеживало. В открытой ими теме их набралась почти дюжина, плюс несколько электронных писем в ящике, и Алан не мог скрыть довольной улыбки.

- Вот видишь! - сказал он с чувством собственной правоты. - Люди интересуются! Они хотят узнать о тебе больше.

Рамвал не выглядел слишком уж впечатленным.

- Они просто хотят знать, насколько интересные и фантастические ответы сможешь придумать ТЫ.

Улыбка Алана слегка поблекла.

- Посмотрим... - упрямо ответил юноша. Повернувшись к компьютеру, он потер ладони, и открыл первое сообщение.

- Так, это от Майка MакГи.


"Если ты застрянешь на безлюдном острове с несколькими друзьями, кого съешь в первую очередь?"


Рамвал покачал головой, не поняв вопроса.

- И что же это должно означать?

- Не обращай внимания, он просто дурачится. - Алан махнул рукой на экран. - Стоило ожидать, что некоторые люди не воспримут вопрос всерьез.

- В самом деле?

Сарказм в словах, прозвучавших из полной острых зубов пасти, звучал очень неприятно и Алан поежился.

- Ладно, идем дальше... следующий вопрос от Shadowspawn. Тут сказано:


"Можешь сообщить его адрес? :)"


- Это было ошибкой... - буркнул Рамвал, поднимаясь с кровати Алана.

- Минутку! Подожди! - человек торопливо замахал рукой, призывая его сесть назад. - Это просто его способ высказать дружелюбие!

Рамвал взглянул на Алана, перевел взгляд на экран. Вся эта затея выглядела большой ошибкой, из которой наверняка не получится ничего хорошего. Он указал на монитор:

- Откуда ты знаешь, что он - самец?

- Ээ... вообще-то я этого не знаю... - почесал ухо юноша. - Это просто одно из тех обобщений, которые я привык делать. Знаю, плохая привычка, но я всегда смотрю на людей в Интернете как на подобных мне.

Рамвал ничего не сказал.

- Давай посмотрим следующий вопрос, - поспешил добавить Алан, надеясь не позволить ему окончательно махнуть рукой на все это. Он открыл следующее сообщение, бормоча себе под нос: - Ну, давайте же, ребята... помогите мне!

Вопрос был от фурря по имени Джим.


"Как ты здесь оказался?"


- Ну вот, - сказал Алан, показывая на экран. - Твой первый серьезный вопрос!

Рамвал лишь хмыкнул.

Пару мгновений юноша задумчиво изучал экран.

- Хмм... так что же нам на это ответить?

- Ответить? - скептически спросил человек-пес. - Зачем отвечать? Просто смотри следующий вопрос.

- Мы должны им ответить! - нахмурился Алан. - Они ведь ожидают ответов от настоящего фурря!

- Они ожидают интересной выдумки от тебя! - прорычал Рамвал. - И я не "фуррь", черт побери!!

- Ладно-ладно, извини! - Алан поднял ладони в успокаивающем жесте. - Я не буду больше так тебя называть.

Когда его гость несколько успокоился, юноша глубоко вздохнул, и вернулся к прежнему вопросу:

- Они ведь ожидают хоть чего-нибудь...

- Вот и придумай ЧТО-НИБУДЬ! - прозвучал ворчливый ответ.

- Ну перестань, Рамвал... это же просто вопрос порядочности. Один из этих людей может оказаться тем, кто поможет тебе. Разве так трудно немного рассказать им о себе?

- Ладно... - человек-пес раздраженно погладил уши, пытаясь не дать им снова прижаться к черепу. - Ты ведь знаешь, как я оказался здесь. Вот и скажи им.

Алан уже думал об этом. Наверно не будет ничего страшного, если он в общих чертах опишет то, как Рамвал путешествовал назад во времени. Все равно все посчитают это фантастикой...

Он быстро отстучал ответ, и запостил его, сопроводив благодарностью.

- Следующий вопрос. Кто-то с ником Nightdancer.


"Я бы хотел узнать, способны ли люди и антропоморфы жить вместе, и какие проблемы при этом могут иметь место".


Пес-морф продолжал сидеть, поставив локти на колени, опустив голову между руками и поглаживая ладонями уши.

- Это довольно емкий вопрос, как считаешь?

- Ну, да, похоже что так... - Алан прочитал вопрос снова, пытаясь осмыслить его цель. Я так понимаю, его интересует, имеются ли какие-нибудь бытовые проблемы, ну, знаешь, например, эээ... с едой.

Едва он произнес это, как тут же пожалел о сказанном: Рамвал перестал поглаживать уши, и посмотрел на него с непонятным выражением.

- Еда... - странным тоном протянул он.

- Эмм...

- Алан, я отлично понимаю, что нахожусь здесь лишь с твоего позволения. Я не могу заплатить тебе или сделать хоть что-нибудь полезное. Если бы я только мог...

- Н-не в том дело! - запинаясь, произнес человек. Рамвал молча смотрел на него. - Ну, в основном не потому... правда. Просто... этот запах... и зрелище того, как ты ешь сырое мясо... это просто...

- Понимаю, - сказал Рамвал. Иногда он забывал о том, что его привычки в питании могут быть неприятны для людей. Он подумал, что возможно и другие, с которыми он ел вместе, испытывали те же чувства, но никогда ничего не говорили. Люди могут быть невероятно бесчувственными к одним вещам, и такими чувствительными к другим...

- Извини... - негромко сказал Алан.

- Нет, не надо извиняться. Это ты извини меня за то, что я причиняю тебе неудобства. Я буду есть мясо только тогда, когда тебя здесь не будет, договорились?

- Спасибо! - с чувством сказал Алан.

Рамвал испытывал чувство вины из-за того, что беспокоил его хозяина своими привычками в питании, поэтому добавил:

- Большинству людей не нравится находиться рядом с морфами. Они жалуются, что мы страшны на вид, что пахнем как животные, что не всегда носим одежду на людях, как предписано законом. И тому подобное...

Алан лишь кивнул без дальнейших комментариев, и открыл следующее сообщение.

- Что спрашивает этот? - поинтересовался Рамвал.

- Кто-то с ником Prowler хочет знать, в конкретная разница между тобой и человеком. Его вопрос таков;


" Насколько велика разница между нами физически? Ты на самом деле другой, или же просто обычный парень, только с мордой, мехом и хвостом?"


Прежде чем морф успел ответить, Алан торопливо добавил:

- Каждый имеет свое представление о том, как должен выглядеть и действовать фурр-... ээ... генеморф. Некоторые могут считать тебя совершенно другим видом...

- Которым я и являюсь, - прервал его Рамвал.

- Да, - кивнул Алан. - А некоторые могут видеть в тебе всего лишь человека с мехом и хвостом. Наверно Prowler как раз и хочет выяснить, кто же ты такой.

В воздухе повисло напряженное молчание. Рамвал не отрываясь смотрел на Алана. Когда человек начал ерзать на сидении, он немного наклонился к нему:

- А как считаешь лично ты?

- Что?

- Каким ты меня видишь? - нетерпеливо спросил он, наклоняясь еще ближе, и Алан непроизвольно отодвинулся назад, смущенный его внезапной настойчивостью.

- Нуу... - неуверенно произнес он - ты фурр-... ген... генеморф.

На мгновение его взгляд встретился с взглядом Рамвала.

- Правильно, - сказал человек-пес неожиданно тихим голосом. - И ты ведь помнишь, что я говорил тебе об исходном предназначении генеморфов?

Алан нахмурился.

- Для медицинских экспериментов? - произнес он таким же тихим голосом.

- Нет. Для службы в армии.

Человек-пес внимательно наблюдал за тем, как Алан осознает это. Морщины на лбу человека стали глубже.

- И это значит...?

- И это значит, что я являюсь генетически созданным биологическим оружием. - Уши Рамвала передернулись, и он отклонился назад. - Правда, теперь уже устаревшим - после меня было создано еще восемь прототипов.

Поскольку его хозяин ничего на это не сказал, генеморф начал объяснять более подробно.

- Мой слух и зрение намного лучше твоих, а обмен веществ быстрее чем у семилетнего ребенка. Я могу выпить четыре литра дешевого виски, и избавиться от алкоголя в крови в пределах шести часов. И эти шесть часов я могу бежать трусцой, совершенно не уставая.

Алан слушал, буквально завороженный этим поразительным самоанализом. Он больше не ощущал угрозы, и пока Рамвал перечислял список своих генетических достоинств, человек испытывал все большее благоговение...

- У меня более быстрая реакция и большая физическая сила, чем у людей моего размера. - Генеморф поднял пятипалые ладони, и раздвинул пальцы. - Открытая кожа ладоней грубее твоей, но не менее чувствительна.

Указав вниз, он слегка приподнял одну ногу:

- У меня стопоходящие ноги для большей устойчивости и скорости, но ступни немного изменены. - Он раздвинул и сдвинул четыре больших пальца на поднятой ступне; толстые тупые когти на их концах легко царапали пол. Они имели сходство с пальцами лапы обычного пса, но были прикреплены к лодыжке человеческого строения.

- Кожа на подошвах ног достаточно жесткая, чтобы я мог ходить по битому стеклу, и не получать порезов. Когти и перепонки между пальцами дают лучшее сцепление с почвой, чем может дать любая обувь.


Алан жадно ловил каждое слово, но Рамвал вдруг умок, и почти раздраженно махнул рукой:

- Ладно, хватит, а то это может затянуться надолго… - он потер переносицу, и взглянул на юношу. - Да и не очень приятно описывать себя как ТТХ оружия…


Торопливо кивнув, Алан принялся писать ответ Prowlerу, коротко перечисляя способности генеморфа, после чего они перешли к следующему вопросу.


"Ты линяешь?"


- Это от Cheetaur, - Алан ожидающе посмотрел на Рамвала. Пару мгновений они молча смотрели друг на друга. Наконец Рамвал покачал головой и вздохнул.

- Просто детский лепет...

- Нет, это просто человеческое любопытство.

- Тогда это детское любопытство.

Алан подумал, что чего доброго вскоре придется уговаривать морфа отвечать.

- Ну же, давай! Это ведь достаточно простой вопрос. Мне и самому интересно, поскольку я не видел, чтобы твоя шерсть валялась вокруг!

Человек продолжал уговаривать, и его слова, похоже, постепенно подталкивали Рамвала к ответу. И когда Алан сказал:

- А еще я заметил, что твой мех на ощупь какой-то другой - гораздо теплее, чем я ожидал! - пес-морф смирился, и начал рассказывать - но только после того, как ОЧЕНЬ тяжело вздохнул.

- Ты, похоже, забыл, что моя раса была создана генетиками, - сказал он, чувствуя, что повторяет сказанное уже слишком много раз. - Когда создавалась моя линия, генетикам пришлось придумать, как справиться с охлаждением тела, не заставляя меня дышать, как это делают обычные собаки. В результате они немного изменили мой мех. Потовых желез в моей коже нет, зато мех действует как радиатор. Он отводит избыточное тепло, и испускает его с конца каждой шерстинки. Поэтому мой мех кажется теплее обычного, и потому я не слишком сильно линяю.


Алан был поражен и восхищен услышанным.

- Так ты не потеешь так, как это делают собаки? Через дыхание и ла-... - он чуть было не сказал "лапы". - Твои, эмм... ладони.

Эта неуклюжая попытка скрыть свою оговорку не прошла мимо внимания Рамвала. Уши генеморфа дернулись.

- Да, мои "ладони" не потеют. Военные решили, что мне будет удобнее держать оружие сухими, а не скользкими от пота руками.

Человек кивнул, и потратил пару минут, чтобы составить ответ.

- Следующий вопрос. Кто-то по имени Stamptiger спрашивает:


" Мой вопрос такой: ты относишься к своим друзьям-фуррям иначе, чем к дурзьям-фуррям?


- Вообще-то у меня мало друзей… - буркнул генеморф.

- Они морфы или люди?

-Есть и те и другие, - признался Рамвал. И подумал о них, пытаясь представить, что с ними стало. - "Что МОЖЕТ с ними стать" - поправил он себя. Для него они еще даже не родились...

- Наверно я чувствую себя немного безопаснее рядом с другим морфом, чем с человеком. Даже если он мой друг. - Он взглянул на Алана из-под нахмуренных бровей. - Если ты морф, то в конечном счете ты всегда на той стороне, что и другие морфы.

- Но у тебя все же есть друзья-люди! - настаивал Алан. Он вдруг подумал, будет ли его гость когда-нибудь использовать по отношению к нему термин "друг".

- Да, но они не близкие друзья. Скорее... - он пожал плечами. - Просто знакомые, понимаешь?

- Люди, которых ты знаешь, но не ненавидишь? - предположил Алан.

Рамвал нахмурился.

- Не совсем так, - возразил он. - Я не ненавижу людей только потому потому, что они - люди.

Он слишком поздно понял, как что звучат, и когда Алан открыл рот, собираясь что-то сказать, добавил, повысив голос:

- Я не ненавижу людей, я не расист! Просто вы, люди, такие... - он снова погладил уши. - С вами очень трудно найти общий язык.

Алан решил на этом закрыть тему, и, напечатав ответ, перешел к следующему вопросу.


" В мире, где есть люди и фурри, кого бы ты предпочел взять себе в пару - человека или фурря? И кто бы это был - самец или самка?"


- Это от Лиса. - Алан выжидающе посмотрел на Рамвала.


Генеморф перестал поглаживать уши, и пару мгновений они молча смотрели друг на друга. Наконец Рамвал покачал головой и вздохнул.

- Странный вопрос…

- Почему?

- Потому что странный!

- Да ладно... ты же просматривал форумы? Для большинства ты выглядишь очень желанным. Ты ведь знаешь, что секс - сильный мотиватор для нас, людей!

Пес-морф тяжело вздохнул:

- Ну ладно... - протянул он, словно разговаривая с кем-то, кто мысленно требовал ответа. - Вобщем, когда я иду искать кого-то, чтобы провести с ним время... - Его глаза сузились и он ухмыльнулся, влажно блеснув клыками в полумраке спальни. - Чтобы с кем-то "потрахаться", я иду туда, куда идут и другие морфы. Мало кто из людей интересуются нами как сексуальными партнерами. Для большинства сама мысль об этом вызывает отвращение. Они считают, что это близко к зоофилии. - Рамвал взглянул на юношу, ожидая его реакции.

Алан лишь молча кивнул.

- У тебя когда-нибудь был партнер-человек?

Рамвал передернул ушами.

- Один раз. Я был пьян. - Он на мгновение задумался. - Это было весело.

- А как у тебя с сексуальной ориентацией?

Ответа не было.

- Ээ... ты предпочитаешь заниматься сексом с самками или...

- Я понял вопрос, - оборвал его Рамвал.

Алан молча ждал.

- Считается, что самцы и самки сходятся для того, чтобы иметь детей…

- Понятно. Гетеро.

- Но при этом нет никаких гонений на морфов, которые занимаются сексом со своим полом просто по дружбе.

- Хмм... гомо?

Рамвал пожал плечами:

- Лично у меня нет особого предпочтения ни к тому, ни к другому.

- Ясно. Би. - Алан принялся печатать. - Мог бы и сразу сказать… - пробормотал он.


Когда юноша открыл следующее сообщение, то увидел вопрос, которого не ожидал. Он смотрел на него, размышляя, как подойти к этой теме.

- Что там? - нарушил тишину Рамвал.

- Нуу… тут Джим хочет знать, как выглядят туалеты в будущем… и прежде чем морф успел ответить, пояснил. - Многих интересует, как устроены твои ээ... половые органы. - Алан уставился на экран, слишком смущенный, чтобы встретиться взглядом с Рамвалом. - Независимо от того, имеешь ты ножны или покрытую мехом крайнюю плоть.

К его удивлению, пес-морф не был смущен или разозлен вопросом.

- И какое это имеет отношение к туалетам?

- Ээ... ну, он просто интересуется, - пробормотал юноша, с трудом удерживая взгляд выше талии Рамвала, - как конкретно ты мочишься. Ты делаешь это стоя, или тебе для этого приходится наклоняться?

Рамвал усмехнулся. Он считал нелепыми человеческие табу относительно секса, и не мог упустить шанс подразнить Алана.

- Я был создан, чтобы функционировать так же, как человек, - спокойно сказал он. - В моем пенисе нет кости, как у обычного пса не-морфа. - Он потянулся между ног и сжал ножны. - Он у меня имеет длину около четырех дюймов когда мне скучно, и ножны полностью его закрывают. Кожа ножен была создана очень эластичной, поэтому когда мне нужно помочиться, я просто стягиваю ее вот так...

Генеморф продемонстрировал это, слегка сжав конец ножен подушечками большого и указательного пальцев с короткими серовато-желтыми когтями. Потянув вниз складку покрытой бархатистым мехом кожи, он напряг мышцы таза, словно собираясь помочиться, и два дюйма члена беззвучно выскользнули наружу. Влажно блеснувший конец выглядел необычной смесью человеческого и собачьего: крайняя плоть вокруг головки досталась в наследство от homo sapiens, в то время как вытянутая и заостренная головка демонстрировала явное волчье влияние.

Одним пальцем Рамвал наклонил конец к полу:

- Видишь? Это просто. Наверняка какой-то биоинженер получил нобелевскую премию за то, что так хорошо спроектировал мой член! - еще шире ухмыльнулся он, блеснув белым оскалом.

Алан, смущенный и немного недовольный тем, что дело пошло не совсем в ту сторону, обнаружил, что не в силах отвести взгляд.

Когда Рамвал, усмехнувшись, отпустил ножны, они тут же скользнули обратно на пенис словно змея, глотающая сосиску. Юноша закрыл глаза и вздрогнул - понадобилось несколько мгновений, чтобы собраться с мыслями, и начать составлять ответ на последний вопрос.

Пока он печатал, вопрос появился у него самого. Сначала он не собирался задавать его Рамвалу, но учитывая такую беззастенчивую демонстрацию, решил, что не смутит своего гостя, если все же спросит.

- А как насчет секса? У тебя есть... узел?

- Эм... да. Но он тоже другой - меньше, чем у обычного пса, и не способен привязать меня к моему партнеру. Вся его функция заключается в том, чтобы удерживать ножны в крайнем заднем положении после того, как член полностью возбудится.

Алан кивнул, и продолжил печатать.

Рамвал некоторое время наблюдал за ним.

- И тебя это не беспокоит? - спросил он,

- Что? - Алан не отрывал взгляда от монитора.

- Разговор о сексе с другим самцом. Зрелище того, как он трогает себя?

Алан вздохнул. Он перестал печатать, и взглянул на ухмыляющегося морфа.

- Послушай… ты уже целую неделю ходишь по моей квартире голым, и-...

- Э нет, постой! - прервал его Рамвал. - "Голый" - это человеческое слово, не генеморфов. Единственный способ увидеть меня голым - это меня побрить!

Алан нахмурился:

- Но твои... мужские... "принадлежности" у всех на виду!

- Так же, как и твои, - прозвучал ехидный ответ. - Я прекрасно вижу сквозь джинсы их очертания!

Охваченный раздражением, Алан понял, что в данном случае спорить бесполезно.

- Как я уже говорил, ты все время ходишь без-... - Рамвал предостерегающе поднял когтистый палец, -...без одежды... и я не против. И я слышал как ты... - Алану пришлось заставить себя сказать о том, что беспокоило его несколько дней. - Я слышал, как ты дрочил ночью, но ничего тебе не сказал. Если Prowler хочет знать, как ты устроен... - его взгляд невольно скользнул вниз, - я подчинюсь ему. - Юноша глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. - Но тебе надо кое-что понять. Я не интересуюсь твоей сексуальной жизнью, понятно? Я задаю тебе вопросы только потому, что это хотят знать другие. Но сам я не хочу, и делаю это не для себя. Я делаю это для них и тебя. Понятно?

Рамвал сделал вид, что расстроен.

- Так ты хочешь сказать, что не хочешь меня... - проскулил он, изобразив невольный взгляд Алана вниз, - в ЭТОМ смысле?

Ему было очень непросто сдержать смех, не выдав себя голосом.

Волна ярости и обиды мгновенно захлестнула Алана. Он поднял клавиатуру, - самый дешевый, и наиболее легкий для замены компонент, - и шмякнул ею об пол.

- Проклятье!! Это вовсе не смешно! - Он вскочил и выбежал в темную гостиную, преследуемый рокочущим смехом Рамвала.

Резким движением руки Алан распахнул окно, рухнул в кресло, и несколько раз глубоко вдохнул сырой ночной воздух, стараясь успокоиться. Все еще посмеиваясь своей шутке, Рамвал звал его обратно, и юноша застонал от досады, злясь, что тот заставил его так отреагировать. Он сжал кулак, желая схватить свою слабость за горло, и раздавить её, но место этого прижал его к его глазам, словно стараясь стереть эту боль тыльной стороной ладони...

За спиной скрипнула половица, и голос Рамвала произнес:

- Эй... чего это ты?

Теперь в нем не было смеха.

На мгновение Алан подумал, что кто-нибудь с улицы может увидеть освещенное светом фонарей лицо Рамвала, - и удивился, поняв, что сейчас ему на это наплевать.

- Ты злишься потому, что я сделал вид, что ты гей? - настойчиво продолжил Рамвал.

Алан повернулся к нему:

- Что?!

- Я знаю как вы, люди, относитесь к подобному. В самом деле, извини... - пес-морф дружеским жестом похлопал его по руке.

Алан с горечью покачал головой.

- Ты... - выдохнул он сквозь зубы, - ИДИОТ! - Дыхание с хрипом вырывалось из его горла. - Ты действительно думаешь, что меня волнует кто гей, а кто нет?! - Он посмотрел прямо в эти красивые карие глаза, и махнул рукой в сторону компьютера. - Многие в фурри-сообществе геи, но никто не обращает на это внимания. Никто! - Он видел растерянность Рамвала, и отчаянно пытался объяснить. - Это не из-за секса, это из-за тебя самого! - Он смотрел на это красивое собачье лицо, и с новой силой ощущал прежнюю боль. - Это из-за того, воплощением чего являешься для нас ты! В тебе сосредоточено все то, что мы любим, что считаем важным!

У Алана перехватило горло, и он понял, что не может продолжить.

- Я помню... ты рассказывал мне, какими на ваш взгляд должны быть генеморфы. И я сказал тебе, что мы в точности такие же, как вы. - Рамвал был не на шутку обеспокоен тем, что Алан настолько расстроен. Казалось, еще немного - и человек потеряет над собой контроль.

- Это нечестно… - горько прошептал Алан. Он снова ощутил гнев, и проклял себя за то, что позволил чувствам взять верх над разумом. - Почему вы не можете быть лучше нас?! - Чувства переполняли его, выплескивались неудержимым потоком. Руки дрожали от гнева, унижения, и горечи неосуществленных фантазий. - Почему вы должны быть такими... такими... ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ?!


Рамвал молчал, только сейчас начиная понимать, насколько серьезно все это было для его хозяина. Хотя генеморфу было трудно поверить что существуют люди, которых может так волновать как он сам, так и его вид, Алана это несомненно волнует. И раз так, то возможно его идея найти того, кто сможет помочь ему, была не столь уж сумасшедшей...

Пес-морф почувствовал вину за то, что неумышленно обидел человека, и виновато положил руку ему на плечо.


Алан отодвинулся от этого прикосновения:

- Оставь меня в покое...

Его голос звучал сухо и отстраненно.

Рамвал опустил руку. На мгновение морфа охватил гнев из-за того, что его отталкивают в тот момент, когда он пытается попросить прощения. Он оказался здесь, добровольно отказавшись от всего знакомого и привычного, согласился стать пленником этого времени, где его вид еще даже не существует, - и лишь для того, чтобы быть отвергнутым каким-то потерявшим свои иллюзии человеком?!

Но его миссия провалилась. Он никому не мог помочь - и меньше всего, самому себе. И ему уже никогда не вернуться домой...

Почему его должно волновать то, что оказался не таким, каким бы хотел его видеть Алан? Он оказался в этом времени и месте вовсе не для того чтобы разрушить наивные мечты этого человека. Главной целью было спасти жизни, уничтожить вирус! Возможно стать героем, и жить, зная, что сумел совершить нечто важное!

Но за последнюю неделю все эти мечты умерли… медленно и неумолимо. Он никогда не вернется домой, никогда никого не спасет...

Рамвал взглянул на Алана, понимая, что разбиты не только его мечты. Они лежат похороненные в одном и том же гробу - жертвы его неудачи...

Его гнев утих, сменившись тошнотворной горечью беспомощности.

- Это нечестно... - всхлипнул Алан, и Рамвал был с ним согласен. Во всем этом не было ничего честного...


Он снова был на мосту, и слышал, как темные волны зовут его, обещая забвением смыть все его проблемы. Было такое сильное искушение просто закрыть глаза и наклониться вперед, чтобы все это закончилось...

Тогда его остановил свет фар. И человек, который был поражен его красотой, его фигурой. Человек, который потом заявил, что он "слишком человеческий"...


Рамвал взглянул на открытую дверь в спальню, где монитор по-прежнему отбрасывал на стены слабые тени. Его второй вариант, поиск помощи...

Наклониться вперед, и сдаться - или отступить, и продолжить борьбу. Сдаться - или найти другое решение...


Ветерок взмахнул занавесками, взъерошил волосы Алана и Рамвала. Пес-морф вдохнул запах морской воды, города, закрыл глаза, и представил свой старый дом. Ему пришлось выдержать настоящее сражение с домовладельцем, чтобы тот позволил ему въехать в него. Были звонки к юристам, в мэрию, к друзьям, - и все ради того, чтобы убедить этого упрямого человека, который не хотел, чтобы генеморф жил в его здании. Тогда Рамвал выиграл, и каждый раз, входя в свою квартиру, ощущал сладость этой победы.

"Нет", - решил он. - "Отступать не годится". Пес-морф взглянул на Алана, угрюмо наблюдавшего за ползущими по улице машинами. "Раз он верит в то, что у нас есть шанс, мы попробуем это сделать!"

Он ничего не сказал человеку, просто оставил его одного, освободив от своего присутствия на время, пока тот думал о своем будущем...


* * *


Отправляясь утром на работу, Алан все еще был расстроен. Все утро он молчал, и только забирая из полной мелочи пепельницы ключи, спросил:

- Ты собираешься сегодня заняться теми вопросами?

- Да. - Рамвал стоял в дверях спальни, потягиваясь и разминая мышцы после сна на неудобном диване.

- Только не надо... - Алан запнулся, впервые за утро посмотрев прямо на генеморфа. - Только не будь... - и снова замолчал, не зная, как это сказать.

- Я буду вежлив, - сказал Рамвал.

Алан кивнул:

- Ага. Хорошо... тогда увидимся позже.


Как только дряхлый "эскорт", старчески кашляя выхлопной трубой, влился в поток дорожного движения, Рамвал сел за компьютер. Новых постов набралось немало, и пес-морф, передернув ушами, взялся за работу.


Первое сообщение выглядело слегка простоватым, но вопрос звучал разумно. Он был от "Катманду".


"Как для тебя пахнут люди? Мы воняем, или же пахнем приятно? Какой запах больше нравится - парфюмерии или природный? Крепкий запах пота, или просто свежевымытого тела?"


Рамвал был удивлен тем, что кому-то интересно знать такое про него. Но если им хочется это знать, - и Алан ясно объяснил ему это, - он должен ответить им.


Генеморф принялся писать ответ:


"Мой вид был создан для службы в армии, и хотя моя линия не предназначалась конкретно для выслеживания людей, большинство псовых имеют великолепный нюх. Но мы не имеем человеческого предпочтения к приятным запахам и отвращения к ряду других. Для нас люди просто пахнут иначе, примерно как запах скошенной травы отличается от запаха горелых листьев. Запах одной личности отличается от другой, и поэтому мы можем отличить их, но мы не имеем предпочтения одного запаха перед другим".

Рамвал подписался ником Алана, и послал ответ.


Следующий вопрос пришел от кого-то, назвавшегося Won Tolla. Сообщение гласило:


"Ты когда-нибудь задумывался над тем, что раз данный процесс/технология существует, то можно попробовать стать человеком?"


Вначале пес-морф даже не понял вопроса. Стать человеком? Это выглядело очень странной и тревожащей воображение идеей...

Стать человеком означало лишиться всего того в себе, что ему нравилось. К тому же это сделает его частью расы, которую он не любил и не доверял. Сама мысль об этом была абсурдной. Стать человеком? Зачем ему это нужно?! Разве люди хотят стать генеморфами?

От этой мысли по его спине пробежал холодок. Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО этого хотели...

Они взяли себе в качестве ников названия животных, рисовали себя в виде антропоморфных существ, писали истории, которые позволяли им получить возможность представить себя кем-то совершено иным, какими-то "фурри"...

От понимания этого мех на его загривке встал дыбом. Понятия "фэндом", "субкультура", как называл это Алан, теперь приобрели гораздо больший смысл. Это были люди, которые были недовольны тем, чем одарила их природа. Они хотели чего-то еще, чего-то большего.


Они хотели быть ИМ...


С такой точки зрения было совершенно естественно задуматься над тем, а вдруг генеморфы тоже иногда хотят быть человеком. И чтобы быть честным с собой, и с Won Tolla, ему пришлось написать:


" Иногда - да. Я горжусь тем, что я - это я", - напечатал он. - "Жизнь не легка, но такой она складывается у большинства из нас. Но я бы солгал, если бы сказал, что не было таких моментов, когда мне хотелось стать человеком, и быть одним из большинства. Я бы хотел входить в магазин без того, чтобы на меня таращились, хотел бы ходить к доктору, а не к ветеринару для "гибридов". Хотел бы, чтобы на меня смотрели как на равного..."


Рамвал сделал паузу, глубоко задумавшись, потом взглянул на свое тело, оценивая себя. Он был наделен способностями, которые считал совершенно естественными.


"И все же я бы не хотел потерять способность распознать запах друга, который был здесь часом раньше, или возможность слышать, как кто-то зовет меня откуда-то издалека".


Человек-пес перечитал вопрос, и подумал о людях, которые хотят быть такими как он.


"Вобщем, мне нравится быть таким, какой я есть, хотя иногда очень трудно быть настолько другим".


Следующий вопрос был от Лиса, и Рамвал нахмурился, вспомнив, что они уже отвечали кому-то с таким ником. Оно гласило:


"Если бы у тебя был партнер-человек, и она была бы беременна твоим ребенком, что бы ты делал/чувствовал?"


В этот момент он вспомнил предыдущий вопрос Лиса. Тот, который назвал "детским" и удалил. Теперь же Рамвал задумался.

Он видел, что вопрос был двойным. Одна часть личная, а другая - следствие ошибочного пониманием сути.

Немного подумав, морф защелкал кнопками.


"Для меня вряд ли существует возможность оплодотворить человеческую женщину. Наши создатели позаботились о том, чтобы мы могли давать потомство только с собственным видом, и чтобы иметь детей, я должен найти самку пса-морфа. Нельзя утверждать, что потомство смешанного вида невозможно, но для этого скорее всего понадобится генетическая лаборатория".


Рамвал остановился и встал из-за компа, чтобы глотнуть воды и обдумать другую часть вопроса. Сначала показалось, что ответить на него будет непросто, но он понял, что не замечает главного. Если бы у него был партнер-человек, и каким-то невероятным образом она понесла от него ребенка, что бы конкретно сделал именно он? Несмотря на невозможность этого, ответ был простым. Он сел и завершил ответ.


"Я готов любить и защищать моего ребенка так же, как и ты. Я готов растить его, чтобы он стал хорошей, ответственной личностью. Я бы сделал для этого все, что смог".


Рамвал не стал добавлять, что никогда не представлял себя в роли отца. В целом щенки ему нравились, но он никогда не оставался с любой из самок-морфов достаточно долго, чтобы можно было на это рассчитывать. А также не стал писать, что ему на это уже можно не учитывать.

Рыкнув, он выбросил эту мысль из головы и отправил ответ.


Следующий вопрос был от Keith Steiger.


"Мой вопрос таков: каким образом животная часть твоей сущности влияет на образ твоего мышления?"


Рамвалу пришлось некоторое время поразмышлять над этим, поскольку таким вопросом прежде не задавался.

Вспомнив свои слова, сказанные Алану, он ответил так:


"В основном мы с вами мыслим одинаково. Реагируя на то, что с нами происходит, мы ожидаем определенных событий, и испытываем эмоции как результат того, что с нами случается".


Он снова глотнул воды, и еще немного подумал. Самоанализ никогда не был его сильной стороной. Не то чтобы он никогда не задумывался над тем, почему поступает именно так, а не иначе, но большинство ответов, похоже, всегда ускользали от него. Было непросто отделить конкретные поступки от того, что он делал потому, что хотел этого или был вынужден, - и того, что он делал потому, что был генеморфом. Все же некоторые вещи точно были частью его наследственности.


Помыв стакан, Рамвал снова сел за клавиатуру.


"Ты мог бы увидеть, что мы делаем некоторые вещи, которые люди обычно не делают. Генеморфы пользуются нюхом не меньше чем зрением, поэтому мы протягиваем руки для обнюхивания даже чаще, чем для пожатия. Некоторые из морфов предпочитают ждать, когда признанный (или предполагаемый) альфа группы возьмет первый кусок общей еды, прежде чем начать есть самому.

Также мы относимся к наготе и сексу иначе, чем большинство людей. Мы редко видим необходимость в заключении официального брака или соблюдения строгой верности однобрачию. Я не уверен в том, является ли это частью нашего звериного происхождения, или мы выбрали это намеренно, - но это обычно среди морфов".


Когда Рамвал открывал следующее сообщение, у него мелькнула мысль, что он слишком увлекся ответами на вопросы, совсем забыв об идее использовать их для поиска потенциального спасителя. Просмотрев предыдущие послания, он не увидел ничего, что могло бы указать на такую возможность. Вздохнув, пес-морф прочел сообщение от Starling.


"Мой вопрос такой: Мы наверно выглядим невероятно наивными, являясь фанами того, с чем ты сталкиваешься каждый день. Скажи, как ты относишься к нам, несчастным фурри-фанам?"


Рамвал рыкнул, позабавленный притворством Starling. Он печально покачал головой и напечатал ответ:


"Там, откуда я пришел, я еще не встречал фанов "фурри." Большинство людей избегают, или, в лучшем случае, просто терпят наше присутствие. А тех, кто по той или иной причине тянуться к генеморфам, мы называем "хамелеонами". Эти люди хотят быть похожими на нас, - как я понимаю, потому, что недовольны тем, кем они есть. Они пытаются найти свое место в нашей культуре, нашей жизни. У некоторых это получается. Большинство же просто таскается следом за своим другом-морфом, и предаются мечтаниям".


Перечитав ответ, Рамвал вспомнил о своем обещании быть вежливым, и чтобы смягчить ответ, добавил:


"Но все же есть люди, которые действительно относится к нам как к людям, а не как к отдельному виду или расе, и считают существами, заслуживающими уважения. Должен признаться, я встречал не много таких людей, но все же они есть. Если ты один из них, тогда я приветствую тебя".


Занимаясь этим делом, Рамвалуже начал скучать, снова начиная думать о том, какую пользу могут дать ему ответы на подобные вопросы. Он решил прочитать еще один вопрос, и на этом закончить, - но, открыв его, тут же забыл о скуке.

Это послание пришло от Kathmandu, и оно гласило:


"Какие чувства ты испытываешь, зная своего создателя, находясь рядом и общаясь с теми, кто тебя создал? О чем ты думаешь, когда видишь пьяного бомжа, роющегося в мусорном баке, и при этом знаешь, что он принадлежит расе, которая тебя создала, и поэтому он имеет больше прав, больше свобод, и является больше личностью, чем когда-либо будешь ты в глазах твоих создателей?"


Это было как удар ножа прямо в сердце.

Глаза Рамвала широко открылись, а уши резким движением прижались к голове. Удивление почти сразу же переросло в гнев. Человек-пес резко поднялся, чуть не перевернув дешевый компьютерный стол. Рычание приподняло его губы, сотрясая воздух бесцельной угрозой - но ему не на кого было нападать. По сути Рамвал даже не понимал, почему его вдруг охватила такая неконтролируемая ярость. Он почти пробежал через длинную, тесную гостиную, тут же снова вернулся обратно в спальню, и проделал этот путь раз двенадцать, а то и больше, прежде чем заставил себя успокоиться и сесть. Но тут же снова вскочил; превратившийся в пушистую щетку хвост стал слишком жестким, чтобы позволить ему нормально сидеть. Стиснутые кулаки генеморфа вздрагивали от неистового желания обрушиться на что-нибудь.

Рамвалу не раз приходилось сражаться со своими руками. И хотя разумом он понимал, что это не самый лучший способ решения проблем, его душа разрывалась от желания выплеснуть энергию разрушения.


Человек-пес снова заметался по квартире...

Постепенно его гнев разгорелся снова, и, наконец, остановившись посреди комнаты, генеморф вскинул морду к невидимому небу:

- ВЫ НЕ БОГИ!!!!!! - взвыл он.


* * *


Подъехав вечером к подъезду своего дома, Алан сразу понял, что что-то случилось. У него похолодело в животе, когда он увидел госпожу Гарруп, которая словно статуя возвышалась на своем роскошном деревянном крыльце. Она не шелохнулась, когда пока он выбирался из машины, и забирал из нее свой чемоданчик для обеда, и недельный комплект униформы.

- Госпожа Гарруп...? - дрогнувшим голосом произнес Алан. Она ничего не ответила, и он сглотнул, пытаясь сообразить, зачем домовладелице понадобилось его ждать здесь. - Я могу все объяснить...

- Очень на это надеюсь, - прозвучал холодный ответ.

Алан подошел ближе, чтобы иметь возможность говорить тише - не стоило оповещать о своих проблемах соседей.

- Это обычная процедура в случае аварии! Я не уволен, просто временно отстранен.

Госпожа Гарруп была весьма проницательной особой, и Алану очень редко случалось застать ее врасплох. Но сейчас ему удалось сделать это совершенно случайно.

- Что? - недоуменно пробормотала она. - Авария? О чем вы говорите?

Теперь растерялся уже Алан. Если она не знала, что его грузовик попал в аварию, тогда почему стоит здесь, явно ожидая его?

- В мою машину врезались сзади. Я временно отстранен от работы, пока не будет получен результат теста на наркотики.

Она еще больше нахмурилась.

- Но он будет отрицательным, уверяю вас! - торопливо добавил он.

- Я вовсе не об этом хотела с вами поговорить.

Алан удивленно заморгал:

- Не об этом?

- Я знаю, кого вы прячете в своей комнате. Я слышала, как он выл сегодня днем...

Молния с ясного неба не смогла бы сильнее ошеломить Алана. Он едва удержался, чтобы не упасть в обморок.

- Вы... - Кровь отхлынула от лица юноши, и он ощутил дрожь в коленях. - Вы... вы знаете...?!

- Мы же ясно объяснили вам, молодой человек, что в квартире не должно быть никаких животных. А я сразу ощутила запах пса, едва только зашла в вашу квартиру!

Это обвинение так поразило его, что Алан невольно отрицательно затряс головой. Но через мгновение до него дошло, ЧТО именно она сказала.

- Простите меня… - сумел выдавить он, едва веря в свою удачу.

- Я обсудила это нарушение с мистером Гарруп, и мы решили, что если вы немедленно избавитесь от этого животного, мы не станем вас выселять.

Она сурово смотрела на него.

- Спасибо, спасибо! Да, конечно... обязательно! - в голосе Алан прозвучало облегчение. Он сглотнул, и решил попытаться укрепить ее ошибку.

- Я сразу же займусь этим. Но дело в том, что...

Госпожа Гарруп замерла, ожидая, что ее арендатор попросит сделать исключение из правил.

- Мистер Харкинс! - предупреждающе произнесла она.

- Понимаете, я нашел его ночью на мосту, и я... я испугался за него. - Алан понизил голос, пытаясь вызвать как можно больше сочувствия. - Я просто не мог бросить его там! Он ведь мог попасть под колеса какой-нибудь машины!

Алан знал, что его домовладелица вовсе не бессердечна, просто весьма строга, и отличается старомодной требовательностью к выполнению правил. Он с радостью заметил, что выражение ее лица едва заметно смягчилось.

- Я пытаюсь найти ему дом, - добавил он.

Прежде чем вынести окончательный приговор, миссис Гарруп мгновение обдумывала его обещание.

- Найдите его как можно быстрее, - наконец сказала она, поворачиваясь к нему спиной.

- Да, обязательно! - сказал он. - Спасибо!

- И еще, мистер Харкинс, - добавила она уже через плечо.

- Да?

- Очень неблагоразумно запирать этих существ в таком небольшом помещении как ваша ванна. Когда им становится скучно, они могут нанести большой и дорогостоящий ущерб.

- Вы правы. Я учту это! - кивнул Алан и поспешил вверх по лестнице к своей квартире.


Ворвавшись внутрь, он бросил вещи прямо на пол, и постучал в дверь ванной:

- Рамвал?

- Она ушла? - донесся изнутри приглушенный голос.

- Да, ушла.

Дверь приоткрылась, и изнутри появилась усатая морда Рамвала. Словно не доверяя своему хозяину, пес-морф оглянулся по сторонам, после чего его взгляд остановился на нечастном выражении лица юноши:

- Я все испортил... она чуть не поймала меня!

- Уже знаю... - Алан направился к своему единственному мягкому стулу и тяжело опустился на него. - Ну и денек...

Рамвал сел на диван, глядя на человека смущенно и обеспокоено:

- Я слышал, ты что-то говорил про аварию...?

Алан кивнул:

- Да, получил удар сзади от цементовоза.

- Ты не пострадал?

- Нет, только немного тряхнуло. Я всегда застегиваю ремни безопасности.

С минуту они молчали, заново переживая события этого дня.

- Что будем теперь делать? - наконец спросил Рамвал.

Алан пожал плечами:

- То же, что и прежде. Просматривать сообщения.

Пес-морф нахмурился; уголки его пасти опустились, уши дернулись назад.

- А мы можем пропустить некоторые из них?

Человек озадаченно взглянул на генеморфа:

- Почему?

Рамвал смотрел себе под ноги, чувствуя, как гнев снова сжимает его горло:

- Одно из них оскорбительное...

Алан был удивлен.

- Оскорбительное? Что ты имеешь в виду?

- Я просто не хочу на него отвечать! - упрямо заявил Рамвал.

- Хмм... а я могу его прочесть? - спросил человек.

На некоторое время повисло молчание, пока человек-пес наконец не ответил:

- Мне все равно...


"Оскорбительное" сообщение тут же появилось на экране, едва Алан толкнул мышь, чтобы убрать скринсейвер.

Он прочел его раз, затем перечитал снова.


- Я не понял, - сказал он, когда Рамвал появился в дверях спальни. - И что в этом оскорбительного?

- Ты что, слепой? - когтистый палец обвиняюще указал на экран. - Он ткнул меня в это мордой! - "Он имеет больше прав, больше свобод, и является больше личностью, чем когда-либо будешь ты в глазах твоих создателей", - прочел он с раздражением и сарказмом в голосе.

- Ты принял это слишком всерьез, - ответил Алан, покачав головой.

Рамвал лишь раздраженно фыркнул и вернулся в гостиную.

- Эй! Тебе когда-нибудь приходилось слышать термин "мизантроп"? '

Пес-морф оглянулся через плечо и снова нахмурился:

- Кажется, это имеет отношение к оборотням?

- Нет, то ликантроп. Я говорю о мизантропе.

Рамвал сел на диван:

- Похоже что нет.

- Это тот, кто ненавидит или не верит людям.

- Как и я, - морф поднял пульт. - Если подумать, наверно я и то и другое, - пробормотал он.

- И я тоже, - сказал Алан.

- Что? Ликантроп?

- Нет, остолоп, мизантроп!

Рамвал оценивающе взглянул на него.

- Ладно, - признался юноша, - в чем-то я тоже мизантроп. Как и многие из людей на форумах. И я уверен, что… - он мельком взглянул на экран, - этот Kathmandu тоже. Он хочет знать, какое это чувство - знать, что та жалкая раса, которая тебя создала, никогда не увидит в тебе равного. - Он сделал паузу, понимая, насколько жесток на самом деле этот вопрос. - Или же, - продолжил юноша, - возможно он имеет в виду религиозную точку зрения? Вы знаете, кто вас создал. Вы можете встретиться с ними, поговорить, задать им прямые вопросы. Мы не имеем такой возможности. Мы можем обращаться "К" богу, но мы не можем говорить "С" богом. В этом у вас преимущество перед нами.

Рамвал задумался.

- Тоже мне, преимущество, - наконец произнес он. - Ваш бог велик и всемогущ. Наши создатели неспособны даже провести линию на карте, не прибегнув к кровопролитию!

- Так все же, что бы ты чувствовал? - прямо спросил Алан.

- А ты? - резко спросил Рамвал.

Юноша задумался. Понадобилось совсем немного времени, чтобы представить это, и он поморщился.

- Отвращение.

- Вот тебе и ответ, - сказал генеморф, немного успокоившись. - И не называй меня остолопом!

Вздохнув, Алан повернулся к компьютеру, и принялся писать ответ, который конкретизировал слово "отвращение".

- А знаешь, этот Kathmandu вполне может быть кандидатом, - сказал он, на время прервавшись. - Мы знаем, что он уже вполне на твоей стороне.

Рамвал промолчал, переключая каналы на телевизоре.

- Ты ведь наверняка понимаешь, что теперь мы ограничены временем. В лучшем случае у нас есть всего пара дней. "

Пес-морф обмяк, его уши прижались к голове, руки бессильно опустились на подушки дивана. Он снова подумал про мост, но лишь на мгновение, и выключил телевизор.


Дописав и отправив ответ, Алан открыл следующий вопрос, прочел, задумался, и с опаской оглянулся на Рамвала. Тот заметил его взгляд.

- Что там еще?

- Эмм… - Алан смущенно почесал затылок. - Боюсь, этот вопрос тоже тебе не понравится…

Пес-морф вопросительно уставился на него, но юноша молчал, стойко выдерживая этот взгляд, и наконец движимый любопытством Рамвал встал, и подошел к компьютеру.

Это послание пришло от DeathDog, и оно гласило:


"Кого ты видишь, когда смотришь в зеркало? Человека, который был изменен так, чтобы получить сходство с лучшим другом человека, или пса, который был развит так, чтобы получить возможность выполнять работу человека?"


Губы Рамвала приподнялись, обнажая клыки, и из горла вырвался низкий рык.

- Вот! - прорычал он, указывая на монитор. - Люди всегда думают только так!

- В смысле? - не понял Алан.

- В смысле, что все люди считают нас вещью, неважно как сделанной - но не личностью! И этот DeathDog такой же, как все люди, с которыми я когда-либо встречался!

Юноша внимательно посмотрел на возбужденного генеморфа:

- ВСЕ люди?

Рамвал сердито уставился на него, осознав свою ошибку.

- Ты ведь понял, что я имел в виду!

Алан вздохнул, и покачал головой:

- Это вопрос о происхождении. Он интересуется, кем были твои предки. Ну, понимаешь, какой вид генетики взяли за исходный - человека или собаку?

- И что от этого изменится? Я тот, кто я есть, - независимо от того, как я был создан! - пес-морф повысил голос, и Алан попытался говорить спокойно, чтобы не дать обсуждению превратиться в спор.

- Ну, для некоторых людей это имеет большое значение...

Ему в голову пришел подходящий пример.

- Например, вспомни вопрос о происхождении человека. Сколько было споров об этом с момента появления теории эволюции!

- Это потому, что люди не знают о своем происхождении. Они не знают, были ли они созданы богом, или же эволюционировали. - Рамвал ударил себя в грудь. - Но я ведь ТОЧНО знаю, откуда я взялся! И в любом случае он спрашивает не об этом. Этот вопрос не о происхождении. Прочитай его еще раз!

Повернувшись к монитору, Алан прочел вслух:

- "Что ты видишь, когда смотришь в зеркало?"

- Вот о чем он меня спрашивает. Что вижу "Я" когда "Я" смотрю в зеркало!

- Значит, - осторожно ответил Алан, - это не вопрос о происхождении. Это вопрос о восприятии.

Рамвал раздраженно фыркнул и снова вернулся в гостиную, оставив его перечитывать вопрос.

- Он хочет знать, каким ты себя видишь.

Рамвал опустился на диван:

- Нет, он не этого хочет...

- Нет?

- Прочти еще раз! - пес-морф поднял пульт, и снова включил телевизор.

- Я уже несколько раз это сделал! - возразил Алан.

Рамвал оценивающе посмотрел на него:

- Великолепно... - проворчал он.

- "Что ты видишь, когда смотришь в зеркало? Ты видишь человека, который был изменен так, чтобы получить сходство с лучшим другом человека, или пса, который был развит так, чтобы быть похожим на человека?"

Некоторое время Алан молчал, наконец начиная понимать, что именно хотел сказать Рамвал.

- Он спрашивает, видишь ли ты себя как измененное животное, или как измененного человека.

- Вот именно! - только и добавил Рамвал.

- Ну, это понятно - он просто пытается определить тебя в одну из этих двух категорий. Но если ты не тот и не другой, тогда кто ты?

- Что ты сказал? - переспросил Рамвал. Его голос внезапно стал холодным.

- Ээ... если ты не измененный человек, и не измененное животное, тогда кто ты? - Алан старался говорить взвешенно, чтобы избежать драки.

Пес-морф взглянул на человека так, словно тот задал невероятно идиотский вопрос.

- Я - генеморф! - сказал он с раздражением.

Алан кивнул, но все же так и не понял, что именно должен означать этот ответ. Скорее всего ему еще слишком мало известно о генеморфах, чтобы понять, что имеет в виду Рамвал. Алан засомневался, стоит ли продолжать спрашивать, но если он собирается ответить на вопрос DeathDog-а, ему придется это сделать...

- Рамвал?

Длинная морда повернулась, и морф бросил взгляд через покрытое мехом плечо. Выражение едва сохраняемого терпения оттянуло уголки его пасти вниз.

- Что такое генеморф?

- Я уже говорил тебе... - тихим голосом произнес Рамвал. - Генетический антропоморф. Я - генеморф. Мы уже обсуждали это раньше.

- Но это мне ни о чем не говорит! - пожаловался Алан. - Если ты не измененный человек, и не измененное животное, тогда кто ты? Что такое генеморф?

Рамвал тяжело вздохнул, и снова повернулся к телевизору.

- Я приведу тебе пример. Ты когда-нибудь слышал о "лигре"?

Алан на мгновение задумался, вспоминая значение знакомо звучащего слова.

- Ах да. Биологи скрестили льва и тигра. Они называли его лигром.

- И кто такой лигр?

- В смысле?

- Это измененный лев, или измененный тигр?

Алан молчал целую минуту, пока до него наконец не дошло то, что все это время пытался ему объяснить его гость.

- Никто. Это совершенно иное существо.

- Такое же, как и я - сказал Рамвал. - И я уже это говорил.

- Отлично! - ответил Алан, радуясь, что наконец понял мысль морфа. - До меня дошло.

Он принялся печатать ответ.

- Наконец-то... - с явным облегчением буркнул Рамвал.

- Но нам все равно еще нужно отыскать кого-то, кто сможет помочь тебе!

Рамвал ничего не ответил, и юноша открыл следующее сообщение.


"Как мне стать таким, как ты? Давай посмотрим правде в глаза. Мы, люди, ужасны. Отвратительные, все вокруг разрушающие существа, убивающие друг друга ради выгоды. И... и что мы творим с матерью-природой? Вобщем, суть вопроса вам понятна. Rashock "


- Снова то же самое... - пробормотал Рамвал. - Алан, ты ведь уже знаешь ответ на него. Почему бы тебе не ответить за меня?

- Ты хочешь чтобы я сказал ему, что он УЖЕ такой как ты, и что нет смысла спрашивать у тебя ответа? Мне кажется, это слишком уж простой выход...

Рамвалу стало покачал головой, и лег на кровать Алана. Он не мог не заметить, насколько удобнее она была по сравнению с диваном, на котором он спал.

- Я начинаю уставать от этого спора...

- Ну, извини, если я беспокою тебя! - юноша сложил руки на груди, и уставился на экран.

- Ох, ради... только не дуйся!

Алан нахмурился:

- Я не дуюсь... просто считаю, что ты должен ответить на вопрос.

Рамвал поймал себя на том, что снова поглаживает уши.

- Что я могу сказать ему о том, как стать похожим на меня, если он и так скорее всего такой же, как я?! Что ты хочешь, чтобы я сделал? Сделать вид, будто знаю ответ на вопрос как избавить человечество от несчастий? А ты не думаешь, что если бы я его знал, то уже разливал бы его по бутылкам и продавал всем желающим, дабы все мы могли жить в мире, полном счастья и бабочек?!

Некоторое время они сидели молча, пока Алан обдумывал слова Рамвала.

- Ну ладно... - наконец сказал он. - Так что же нам ему сказать?

Рамвал закрыл глаза, сложил руки на груди, и задумался. Он был удивлен тем, к какому выводу пришел.

- Ты читал Шекспира?

Алан недоуменно взглянул на него:

- Еще в средней школе... но так не смог его понять. А что?

Рамвал обернулся, и посмотрел на своего хозяина:

- Он написал пьесу, называющуюся "Венесуэльский купец". Ээ... нет, не Венесуэла, эээ... венецианский. Вобщем, там был парень-еврей, который говорил об отличиях между евреями и христианами. Ты знаешь эту историю?

Алан отрицательно покачал головой.

- Он говорил: - "Разве у евреев нет рук? Евреи не имеют глаз? Если ты ударишь меня ножом, я истеку кровью. Если ты пощекочешь меня, я засмеюсь. Если ты отравишь меня, я умру. А если ты обманешь меня, я буду мстить!" Понимаешь, о чем я говорю?

- Это не похоже на Шекспира, - заметил Алан. - Он писал вещи, полные слов типа "тобой" и "ты же".

- Я просто пересказываю своими словами! - нетерпеливо перебил его Рамвал. - Но ведь ты понимаешь, что это значит?

- Наверно то, что евреи и христиане на самом деле вовсе не разные. Что и те и другие просто люди, - тихо сказал Алан.

- Верно, - так же негромко ответил человек-пес. - И люди и генеморфы только внешне разные. Внутри мы почти ничем не отличаемся.

Снова отчаяние, которое Алан ощутил, впервые услышав это, выросло, оглушив его осознанием этого факта.

- Получается, что телом ты генеморф, но душа у тебя человеческая...

Рамвал прежде никогда не слышал, чтобы это понимали именно так, и почему-то это его встревожило. Возможно потому, что намекало о его сходстве с расой, которую он так мало уважал?

Генеморф невесело усмехнулся:

- Да. Наверно так оно и есть... - Рамвал прикрыл глаза. - Господи, ну и мысль... - пробормотал он.

Алан не стал развивать тему дальше, и занялся написанием ответа Rashockу. Он ощущал приближение депрессии. Возможно это было следствием аварии или отстранения от работы, а может быть на него подействовало настроение Рамвала, Алан не мог сказать. Что бы это ни было, это очень беспокоило его...

Пока он не прочитал следующее сообщение.


- Рамвал, - сказал юноша, глядя на экран. - Прочти это!

Развернув монитор так, чтобы генеморф мог видеть написанное, он отклонился в сторону, чтобы не мешать.


"Я всю свою жизнь был фуррем, и ты, тот, кем я всегда хотел быть, воспользуйся своим инстинктивным чутьём, и скажи мне - получится у меня достичь фуррности, или я зря трачу время? Сможешь ли ты, и такие как ты, увидев таких как я, и прочитав своими инстинктами, увидеть в нас не просто людей-мечтателей, а членов своей семьи, и принять нас как родных? Спасибо.

Tiggroo."


Рамвал долго смотрел на это сообщение. Он прочитал его несколько раз, вникая в смысл слов.


" Увидеть в нас члена своей семьи..."


С таким ему еще никогда не случалось сталкиваться. Человек, желающий не просто быть похожим на него, но и быть частью его "семьи".


" Принять нас как родных... "


Этот Tiggroo хотел быть принятым его народом, хотел оставить человечество позади, и стать тем, на кого большинство людей смотрело бы как на монстра...

Эти слова задели Рамвала гораздо сильнее, чем он считал вообще возможным. И он, и другой генеморфы в мгновение отчаяния могли пожелать стать похожими на своих создателей, разделить с ними свой мир, стать его равноправной частью. Но этот человек желал того же, только с другой стороны. Рамвал никогда не слышал о таком, пока не оказался в этом мире, в этом времени. Он никогда не верил в то, что люди могли испытывать те же чувства, что и он сам. Они всегда были противниками, притеснителями, врагами...


- Рамвал? - осторожно спросил Алан, когда за несколько долгих минут тот так ничего и не сказал.

- Дай клавиатуру… я хочу ответить ему.

- Хорошо... - человек медленно кивнул.

Пес-морф взял клаву, остановился в нерешительности, глядя на неё, и собираясь с мыслями. Его массивная морда поднялась к экрану, и еще раз перечитав вопрос, Рамвал принялся печатать:


"Tiggroo, я не могу заверить тебя, что ты обязательно достигнешь желаемого, но и не могу сказать, что ты тратишь время даром. Я даже не могу сказать, действительно ли ты хочешь быть похожим на меня, потому что не знаю тебя".


Пес-морф остановился, понимая, что то, что он скажет этому человеку, будет для того очень важным. Ему стоит осторожно выбирать слова...


"Я могу сказать тебе только одно: если твой идеал - это жить в мире с теми, кто тебя окружает, уважать их, несмотря на их отличия, как можно меньше причинять неприятностей тем, кто живет рядом с тобой, - тогда ты точно не тратишь времени даром. Если ты можешь понять меня, и принять таким, какой я есть, если можешь простить мне мои недостатки, и увидеть то, что есть во мне хорошего, - тогда я буду горд принять тебя как члена нашей семьи. На самом деле я не так уж и сильно от тебя отличаюсь. И думаю, что мы с тобой могли бы стать друзьями".


- Друзьями? - вслух удивился Алан.

Рамвал кивнул:

- Да.

Он отправил ответ, и отложил клавиатуру.

- Знаешь... - тихо сказал он, - я начинаю думать, что твоя идея может сработать.

Юноша усмехнулся:

- А я что говорил?


* * *


Во вторник за обедом Рамвал уныло смотрел в большую миску салата.

С отвращением поковыряв кружок моркови, он бросил его в пасть, и тоской посмотрел на холодильник, мечтая о том, чтобы там был выбор побольше.

- Алан, - сказал он, - когда ты снова пойдешь в магазин?

- Я же говорил тебе, что получу чек только завтра, - донесся голос из спальни.

Рамвал нахмурился, и со злостью грызнул стебель сельдерея.

- Ненавижу овощи... - пробормотал он.

- Что?

- Ничего... - генеморф вздохнул.

- Прости, мяса у меня больше нет, но тебе в любом случае надо есть больше овощей!

- Да-да, конечно... - без энтузиазма согласился человек-пес. - Но вдруг?

Через несколько минут, пытаясь вытащить застрявшее в зубах семечко огурца, он услышал:

- Рамвал? Я нашел его!

- Кого?

- Того, кто может тебе помочь!

Отодвинув ненавистный салат, морф прошел в спальню, и тяжело опустившись на кровать, взглянул на экран.

- На форуме есть парень с ником Talon, - объяснил Алан. - Вот его сообщение:


"Этот вопрос я задавал уже многим, но пока так и не получил ни от кого конкретного ответа. Возможно ты сможешь сказать мне. Что нужно сделать для спасения человечества?"


Рамвал разочарованно покачал головой:

- Алан, я же говорил тебе! Генеморфы никак не могут быть вашими спасителями.

- Знаю, знаю, - нетерпеливо ответил человек. - Но посмотри на остальную часть сообщения!

В следующем абзаце было сказано:


"Мне пришло в голову, что если бы среди нас вдруг появился настоящий живой фуррь, ему понадобилось бы место, где он сможет скрываться от людей. У меня есть богатый эксцентричный друг, который живет в Каньоне Топанга, и который не против приютить этого необычного фурря.:)"


Уши Рамвала слегка передернулись - слова "эксцентричный" и "богатый" обеспокоили его.

- Ты считаешь, он это серьезно?

- Есть только один способ это выяснить. - Алан принялся печатать ответ Talonу, а Рамвал смотрел на экран, испытывая чувство странной неуверенности...

Целиком сообщение выглядело так:


"Насколько серьезны твои слова относительно друга, который не против пригласить в гости этого фурря? И насколько хорошо вы с ним умеете хранить тайну? "


Отправив послание, юноша повернулся к псу-морфу:

- Так как ты считаешь, что нужно для спасения человечества?

- Кхм... Алан?

Уши Рамвала стремились прижаться к голове, но он заставил остаться в вертикальном положении.

- Да? Что не так? - Алан нахмурился. - Ты что, передумал?

- Ну... просто все это так неожиданно... ты хоть что-то знаешь об этом человеке?

Рамвал не мог избавиться от такого же ощущения, как тогда, когда над ним сомкнулся свод камеры ускорителя... перед тем, как его отправили в не то место истории. Он не мог избавиться от мысли, насколько сильно ему приходится зависеть от людей, которые, как они говорят, стараются ему помочь. Но, конечно, теперь уже было поздно отступать. Да и не было у него другого выбора...


- Ты мне доверяешь?


Рамвал не ожидал от человека такого вопроса. Прежде он уже не раз задавал его самому себе, но никак не ожидал услышать его от Алана.

- Что?

Юноша отодвинулся от стола, и повернулся к нему лицом:

- Ты живешь со мной уже больше недели. За это время ты ведь мог понять, что можешь доверять мне? - Алан смотрел псу-морфу прямо в глаза, и выражение его лица было открытым и честным. - Ты веришь, что я делаю все только для того, чтобы помочь тебе?


Рамвал никогда не считал себя специалистом по определению характера личности, тем более, когда это касалось людей. Но у Алана не было ни одного из тех признаков, которые свидетельствовали бы о том, что он лжет. Не было внезапного острого запаха пота, не было ускоренного сердцебиения, не было попытки избежать его взгляда. Если бы его заставили высказать свое мнение относительно того, лжет ли этот человек, ему бы пришлось ответить "нет".


- Да. Я верю в то, что ты хочешь помочь мне. - Рамвал продолжал смотреть ему прямо в глаза. - И я доверяю тебе. - Он указал на экран. - Но доверяешь ли ты Talonу?

Алан улыбнулся, радуясь вопросу, на который мог ответить с абсолютной уверенностью:

- Мы с ним уже давно переписываемся. И если есть кто-то, кому я могу доверить твой секрет, то это он.

Алан был в этом уверен. Поэтому Рамвал тоже был уверен.

Компьютер издал мелодичную трель:


"Сэр, вам пришло послание!"


- О, как быстро. Похоже он сейчас в сети. - Алан открыл сообщение.


"Кхм... вообще-то да, я совершенно серьезно. Так же, как и она. У тебя что, проблемы с законом? Кто он, кого ты хочешь спрятать? И почему?"


Алан посмотрел на генеморфа. Рамвал ответил ему взглядом.

- Готов? - спросил его юноша. - С этого мгновения все изменится.

Пес-морф глубоко вздохнул, и кивнул, вверяя свою жизнь в руки человека...


Глядя в окно на крошечный участок пляжа, который он мог видеть между зданий Сол Исла Дел, Рамвал на мгновение подумал, что однажды сможет жить возле океана. Он слышал, как Алан быстро стучит по клавиатуре, и взглянул на появляющиеся буквы:


"Talon, ты просто не поверишь..."


* * *


С расстояния сотни метров он следил за домом, стоящим на пологом склоне холма, окруженного широкой равниной. Пока еще было трудно сказать, есть ли кто-нибудь внутри. Ничто не двигалось в теплом вечернем воздухе...


Рамвал достал из стоящего у его ног легкого рюкзака еще одну полоску сушеной говядины. Наслаждаясь вкусом, он медленно жевал мясо, одновременно продолжая неторопливо вычесывать шкуру. Тяжелая жесткая щетка, которой он пользовался, дарила приятное ощущение не только тем, что хорошо очищала и разравнивала мех, но еще и мягко массажировала кожу под ним.

Человек-пес рассеянно жевал, негромко что-то мурлыча себе под нос, краем уха прислушиваясь к тихому хрусту щетины, вычесывающей недельную норму колтунов и колючек ежевики. Рамвал уже давно пришел к выводу, что ему невероятно повезло. Калифорния выглядела вполне подходящим для жизни местом - во всяком случае, Каньон Топанга. Жизнь на природе прежде никогда особо не привлекала морфа, но он неплохо приспособился, и признался самому себе, что наслаждается царящими здесь миром и тишиной. Находящееся в миле от дома небольшое озеро, конечно, мало походило на безбрежный соленый океан, но и его было вполне достаточно...


Глянув на щетку, морф заметил небольшое коричневое тельце, шевельнувшееся среди прядей отмершего меха. Он вытащил из щетины оленьего клеща, и пару мгновений внимательно рассматривал его. У насекомого не было шансов укусить его, но оно было напоминанием о том, что покрытому мехом псу-морфу была необходима следующая доза местного репеллента от кровососущих паразитов.


Раздавив клеща между когтями, Рамвал снова взглянул на большой бревенчатый дом на другой стороне долины. Приближался вечер, и там вскоре должен был зажечься свет; ему не терпелось поскорее оказаться в доме и воспользоваться компьютером.


Назойливое жужжание мотора легкого самолета заставило его повернуть голову. Понадобилась всего секунда, чтобы отыскать его на фоне потемневшего неба. С такого угла и направления полета имелась вероятность, что пилот может случайно посмотреть в нужном направлении, и заметить его, - поэтому, подхватив рюкзак, человек-пес отошел подальше под деревья.

Как только одномоторный самолет скрылся из виду за кронами невысоких сосен и тополей, генеморф снова сел, и продолжил приводить мех в порядок.

Рамвал поймал себя на том, что думает об Алане. Интересно, чем он сейчас занят? Хотя здесь уже почти стемнело, на западном побережье Флориды было еще три часа до темноты. Его благодетель-человек наверно ужинает, или же, скорее всего, сидит за компьютером, и ждет от него сообщения...

К тому времени как Рамвал закончил заниматься особенно запутанной прядью меха на конце хвоста, окончательно стемнело.


Выскользнул из-под прикрытия деревьев, генеморф увидел, что в доме зажегся свет, и минуту помедлил, вспоминая план территории фермы. Для него было совсем несложно тенью проскользнуть между скрытыми среди кустов и складок местности сенсорами охранной сигнализации, и добраться до крытой деревянной веранды с обратной стороны дома.

Сбросив с плеча рюкзак, Рамвал постучал по раме сдвижной стеклянной двери, - и почти сразу внутри появилась чья-то тень...

Мино Чинели открыла дверь, не зажигая наружных светильников. Изнутри дома пробивался рассеянный свет, и ее широкую улыбку и заплетенные в косу волосы было невозможно не узнать.


- Рамвал! - сказала она. - Я так рада снова видеть тебя!

Ее удивительно низкий и мягкий голос был таким же дружелюбным, как и в тот день, когда она впервые увидела его.

- Заходи-заходи!

- Здравствуй, мисс Мино... - сказал Рамвал, тоже улыбаясь. Он протянул руку - вежливость генеморфа.


Вместо того чтобы обнюхать подушечки его пальцев, Мино взяла ладонь, и быстро прижала ее к своей смуглой щеке, наслаждаясь теплом толстой и гладкой кожи.

- Как у тебя дела?

Она отодвинула руку от своего лица, и сжала ее обеими ладонями:

- Спасибо, очень неплохо. И у меня есть хорошие новости, которые тебе будет интересно услышать - Она кивнула в сторону столовой. - Если не откажешься поесть, я расскажу обо всем за ужином.

- С удовольствием! - ответил Рамвал, и последовал за ней в дом.


Столовая была в стиле остальной части здания; светлая, просто обставленная, и глядя вокруг, трудно было предположить, что это дом дочери мультимиллионера, преуспевшего в деле коммуникаций. Столешница стоящего посередине стола была наполовину завалена книгами и документами, - но другая половина оставалась свободной от этого беспорядка, и там оставалось достаточно места для еды. Все стулья и буфеты в комнате тоже были погребены под высокими кучами документов, справочников, и тяжелых пачек с книгами.

Богатство Мино никак не повлияло на ее готовность заботиться ни о собственных нуждах, ни о потребностях ее друзей. Усадив Рамвала за стол и толкнув к нему утренний экземпляр "Лос-Анжелес Таймс", она исчезла на кухне, откуда вскоре вернулась с тарелкой сырой куриной печенки и деревянной миской салата из огурцов и моркови. Сбегав на кухню еще раз, Мино принесла еду себе, - салат из макарон, который, без сомнения был приготовлен из полуфабриката.

- Вчера пришло сообщение от Алана, - сказала она, садясь за стол, и принимаясь за еду. - Он наконец получил должность бригадира.

- Правда? - Рамвал был рад услышать это. - Значит, он больше не будет сидеть за рулем грузовика?

- Разве только чтобы подменить водителя. Большая зарплата, лучшая работа, и больше свободного времени. - Мино посмотрела на него над стаканом с минеральной водой. - Он сказал, что уже накопил достаточно денег, чтобы вскоре приехать сюда.

Ее нежность к Рамвалу позволила легко понять привязанность Алана к псу-морфу.

- Он очень соскучился по тебе.

Рамвал проглотил куриную печенку, и вздохнул:

- Я тоже скучаю о нем...

Как сильно ему недоставало этого человека, и сколь многим он был обязан ему, Рамвал понял во время поездки из Флориды на Калифорнию в оборудованной кондиционером задней кабине грузовика, который предоставила ему Мино. Теперь, начиная привыкать к своей жизни, Рамвал часто вспоминал о той ночи на мосту, когда он думал что для него все кончено, что выхода нет.

- Я ВСЕМ ему обязан... - тихо сказал он.

Мино похлопала его по руке и понимающе улыбнулась.

- Как тебе понравилась Большая Калифорнийская пустошь? - спросила она.

- Здесь не так уж и плохо. В некотором роде даже весьма расслабляющая обстановка.

- Посторонних не встречал?

Рамвал покачал головой:

- Я оставался внутри изгородей. Меня никто не видел.

- Отлично. Но если ты увидишь кого-нибудь, слоняющегося вокруг моей собственности, сразу же сообщи мне, хорошо? Мне вовсе не нужны слухи об оборотнях! - она снова тепло улыбнулась.

- Так какие у тебя новости? - спросил пес-морф после того, как с тарелки исчезло еще несколько печенок.

Мино коснулась газеты, в которую он так и не заглянул:

- Я провела расследование относительно тех компаний, о которых ты говорил. Выяснилось, что на этот момент они мало в чем преуспели. Большинство имеют некоторые доступные наработки, и они довольно дешево стоят.

Рамвал обдумал услышанное, но не понял важности этой информации.

- Ты хочешь купить их?

- О нет, - Мино отрицательно покачала головой, и смахнула с лица упавшие на него пряди волос. - Это было бы непрактично и не очень полезно.

- Полезно? - Рамвал чувствовал себя довольно глупо. Он не мог понять смысла того, что намеревался сделать его новый хозяин.

- Именно. Тебе и твоей будущей родне.

Рамвал заморгал от удивления:

- Будущее?

Неужели он смеет надеяться на то, что у неё есть решение? Неужели он все же сможет выполнить свою миссию?

Мино отодвинула в сторону салат, и положила обе ладони ему на руку:

- Я не забыла, почему ты здесь. И знаю о том, что у тебя с собой...

Рамвал сглотнул?

- У тебя есть план? Как все это исправить?

Она кивнула:

- Не забывай, дорогой, я ведь фуррь!

Пес-морф слегка нахмурился в ответ.

- Ох, опять! - усмехнулась она. - Не будь таким! - девушка дотронулась кончиком пальца к его носу. - Ты генеморф - я фуррь. И у меня много денег. И я очень привязана к фурри-сообществу. И... - ее глаза сверкнули. - И у меня есть своя собственная система связи.

Перед ним забрезжили смутные контуры ее идеи.

- Ты имеешь в виду... акции?

- О да! - она кивнула, и на ее темном лице появилась улыбка. - Но не только акции. Специалисты. Политики. И... - ее голос превратился в шепот, которым делятся тайнами. - Армия. Время от времени они тоже пользуются моей сетью...

Пес-морф смотрел на нее широко открытыми глазами, прижав уши.

- Знаю, все это выглядит очень амбициозно, но я забегаю вперед. Нам придется потратить немало времени на более насущные проблемы... - Она вспомнила о своем салате, и откусила маленький кусочек. - Сейчас мы сосредоточились на создании фурри-подполья.

- Фурри...

Рамвал был потрясен. Он не мог представить себе всего объема того, что она предлагала!

- Но как... что дадут нам эти действия? Скупить акции... - Он покачал головой, сомневаясь в возможности всего этого.

Мино усмехнулась:

- Акции - это только первый шаг, друг мой. Сперва мы должны осторожно отыскать в сообществе тех людей, которым сможем довериться.

- В фурри-сообществе? - уточнил пес-морф.

- Естественно. - Ее улыбка стала шире. - Мы создадим целую сеть из людей, которые хотят помочь тебе. Мы тщательно проверим их, и оставим только тех, кому сможем доверить правду. О тебе.

- А что потом? - поинтересовался он, ощущая холодок в груди.

- Потом мы составим план, как убедить как можно больше фуррей покупать акции в этих компаниях. Когда они станут держателями основного пакета акций, мы сможем влиять на политику этих компаний. Мы найдем всех фуррей, которые работают в сфере генетики, и уговорим их устроиться на работу в эти компании. Они смогут изменить процессы так, что с этим вирусом, который ты привез, удастся справиться задолго до того, как он сможет представлять угрозу. Когда будут созданы первые модели генеморфов, мы найдем фуррей в различных службах массовой информации, и сообщим об этом открытии прежде, чем его попытаются скрыть. Мы поможем переопределить отношение общественности к морфам, и облегчить им пути интеграции в общество. Если все это пройдет успешно, военные никогда не получат возможности купить поточные линии и превратить вас в пушечное мясо...

Мино глотнула воды, и кивнула на грудь Рамвала:

- Когда-нибудь мы найдем надежного хирурга, который сумеет избавить тебя от этого контейнера...


Рамвал снова ощутил то чувство. То самое, которое охватило его, когда Алан предложил воспользоваться интернетом, чтобы найти тех, кто сможет ему помочь.

- Даже не верится... - тихо сказал он.

Мино посерьезнела.

- Я понимаю, все это будет очень непросто сделать, но это слишком важная проблема, чтобы ее игнорировать.

- Но ты говоришь о планах, на выполнение которых уйдет больше времени, чем проживет любой из нас! Первый морф появится только через десятилетия. Первый жизнеспособный, способный к самовоспроизводству-...

- Я знаю, - прервала его Мино. - Я все понимаю. Это должно стать делом всей жизни. И это вызов, который стоит того, чтобы его принять! - Она посмотрела морфу прямо в глаза. - Но разве может любой из нас сказать, что это дело того не стоит? Не стоит возможности получить шанс изменить будущее? Избежать всех тех страданий, которые пришлось пережить вашему народу?

Рамвал покачал головой; его уши сейчас были плотно прижаты.

- Ты не хуже меня знаешь людей… никак не получится избежать насилия, к которому это приведет. Люди будут бояться. Люди всегда боятся всего нового...

- Вполне возможно, - согласилась она. - Скорее всего, мы не сможем избежать ВСЕХ этих трудностей, но мы, несомненно, сможем УМЕНЬШИТЬ их. Так сказать, снять остроту проблемы. - Ее голос был наполнен жалостью, взгляд не отрывался от генеморфа. - Разве не стоит попытаться избежать хоть части тех ужасов, которые могут произойти? Получить возможность избежать бесчисленных смертей с обеих сторон? Защитить какого-нибудь несчастного ребенка-морфа от болезни, или невинного человека от мести морфа? Разве ты не хочешь помочь создать мир, в котором меньше борьбы, и больше радости?

Рамвал очень хотел этого. Все его существо беззвучно кричало "ДА!!". Но он сомневался.


- Ты мне доверяешь? - вдруг прямо спросила его Мино.


Рамвал взглянул на неё, и мех у него на загривке встал дыбом. Алан тоже задавал ему этот вопрос. Доверяет ли он? Ответить на это было непросто, - но ответ был всего один.

- Да. Я доверяю тебе.

Она снова прикоснулась к его руке:

- И ты мне поможешь?

Его уши медленно заняли прежнее положение. Он всей душой желал поверить в то, что ее план сработает, что они смогут уничтожить вирус и создать новое будущее как для людей, так и генеморфов. Она уже обеспечила ему укрытие, - возможно, на неограниченный срок, - еду, крышу над головой, и, когда это было нужно, доступ к сети. Раз она, человек, была готова тратить свои деньги, время и усилия на то, чтобы помочь ему и бесчисленному количеству других морфов в будущем, как же он мог отказаться?!

Рамвал взял ее руку, и прижал ладонь к своей щеке:

- Я сделаю все, что тебе будет нужно!

- Спасибо, - сказала она, улыбнувшись в ответ.

- Это тебе спасибо! - ответил он.

- А теперь давай, доедай овощи. Они очень полезны для тебя!


Позже в этот вечер они сидели рядом за компьютером, и Рамвал печатал свое первое сообщение "из подполья". Оно было адресовано Talonу.


"Ты однажды спрашивал меня, знаю ли я, что нужно для спасения человечества. Не стану утверждать, что знаю, как исправить то, что натворила твоя раса за всю свою жизнь, но я могу сказать тебе, как избежать ошибки, которая случится в нашем общем будущем".


Рамвал взглянул на девушку, и та кивнула в ответ.


- " Мино," - напечатал он, - "предлагает следующий план..."


Перевод - Redgerra

Коррекция - Aaz


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Денис Белохвостов «С нами... КТО?!»
Дин Кунц «Ангелы-хранители»
Alex Heil, Нэа Нисс «Четыре лапы, две ноги»
мультик
09:55 31.03.2014
А мне нравится(первый вариант).
alps
01:48 30.03.2014
Неплох, но ничего особенного.
Ошибка в тексте
Рассказ: Чужой фуррь в земле чужой...
Сообщение: