Сорокин А.В.
«Лишь один...»
Скачать
#NO YIFF #фантастика #дракон #инопланетянин #хуман

ЛИШЬ ОДИН...

Сорокин А.В.


- ...одного из вас мы отпустим... второй останется здесь... жизнь ему не гарантирована... решение принять до захода светила... повторяю... одного из вас мы...

Ринат выключил монотонно бубнящий коммуникатор и вопросительно взглянул на Ищона.

- Что скажешь, командир? Что они задумали? Я ни о чем подобном раньше не слышал...

- Ты знаешь, я сам в недоумении. - В тягучем хриплом басе великана сквозила растерянность. - Могу только сказать: ничем хорошим их затея не пахнет. Ясно одно: если бы они хотели нас убить, то мы бы уже превратились в фарш...

Сидеть на острых осколках пеноблоков неудобно. До захода Панамы оставалось еще часа три. В блеклом небе ни облачка. Тень от полуразрушенной стены была не в силах защитить от вязкой духоты. Хотелось опустить стекло шлема и хотя бы несколько минут подышать прохладой. Ринат давно бы так и сделал, если бы не въевшаяся привычка экономить воздух. Вдруг он понадобится, воздух?.. Потом... Если будет это "потом".

Ринат глотнул воды из патрубка на вороте и негромко зло выматерился.

Было отчего.


Гиперсвязь с четвертой Панамы прервалась три дня назад, и командование направило группу Ищона для выяснения причин... С орбиты поселок научников выглядел вполне мирно, ничего подозрительного на планете и в пространстве вокруг нее не наблюдалось, и корабль пошел на посадку. После очередных бесплодных попыток связаться с персоналом экспедиции дюжина десантников, соблюдая осторожность, отправилась к постройкам. Тут их и накрыло шквалом огня. У умело организованной засады было время подготовиться к встрече, и большинство десантников погибло, не успев даже выстрелить в ответ. В живых остались лишь лейтенант Ищон и рядовой Насибулин. Случайно.

Или нет?

- Ищ, а что они сделали с командой "Невиса"? Стоит, вон, целехонький, даже трап не убран... И не стреляет... И не улетает. Такое ощущение, что там никого нет...

- Значит и нет. Значит сумели шемоны с экипажем разобраться. Мы же практически ничего о них не знаем. За полгода контакта только и успели, что с лингвистикой разобраться. А потом началось... Восьмой месяц налеты на пограничные миры. Посланная для переговоров делегация не вернулась... Даже об их вооружении только догадываемся!.. Да что я тебе рассказываю!

- Вот же суки! И ведь ни одного нормального боестолкновения. Всегда ж: наскочат, уничтожат всех и смоются! - человек выдал еще одну загогулистую тираду. - И что теперь делать?

- А Хлод его знает... Если они и правда отпустят одного из нас, то надо бы выведать у них побольше. Включи-ка своего "толмача". Мой, похоже, осколком зацепило.

Рептилоид сплюнул на чахлый рыжий кустик и размеренно с четкой артикуляцией заговорил в микрофон гарнитуры:

- Обращаюсь к командиру подразделения. Прошу объяснить причину внезапного нападения на нашу группу, на исследовательскую базу и на планету, находящуюся в зоне Звездной Конфедерации. С какой целью были уничтожены разумные, и что вы хотите от нас?

Ему пришлось еще раз задать свои вопросы, прежде чем из наушников послышалась лишенная интонаций речь переводчика.

- ваши вопросы не имеют значения... любые попытки сопротивления будут пресечены... ваша задача выбрать кто из вас останется жив и вернется себе с посланием... будет отпущен лишь один... иначе подвергнутся уничтожению оба... послание доставит кто-нибудь другой... планет много... слава великому шемону...

- Зачем им это нужно? Почему не отпустят обоих? - Ринат осторожно выглянул из-за обломков.

Унылая песчаная равнина до самого горизонта совершенно пуста. Кое-где над бурой с желтоватым налетом землей шевелились под вялым ветром паутинчатые побеги кустистой растительности. Позади, метрах в ста, белели аккуратные здания станции. А вокруг ни вражеских солдат, ни укрепленных точек, ни следа... Лишь десяток трупов сослуживцев среди оплавленных воронок и обожженной почвы. Да уже поржавевшие, засыпанные рыжей пылью пятна подсохшей крови... Ближе всех лежал Джереми. Без ног. Без всего, что ниже пояса. Чуть дальше перекрученная обугленная туша Ачины - земляка Ищона. Янаки, Сингх, Мадлена, триада aнкинов, Петр, Мбона... Все...

- Если вы хотите пощадить одного, почему бы вам не отпустить двоих? - Ищ продолжил диалог с невидимым противником.

- это противоречит заданию... долго объяснять... можете считать данное условие моей прихотью... будет отпущен лишь один... вы должны решить до наступления темноты... повторяю...

Ищ всем шестиметровым телом неуклюже развернулся к человеку.

- Похоже выбора у нас нет. Ждать помощи неоткуда. Точнее выбор у нас есть, но он невелик: либо погибнем вместе, либо нужно решить кто...

- Как кто? Я не хочу умирать! Я не хочу, чтобы умер ты! Я не хочу выбирать!

- Боюсь, наши желания их не интересуют. Хлод! А почему он сказал о себе в единственном лице? Он что, один? Один шемон уничтожил всю нашу группу? Или же это издержки перевода? - Ищон зарычал, широко распахнув свою колоссальную пасть. Рев разнесся вширь, а на коммуникаторе замигал огонек перегрузки. - Выключи. Ни к чему слышать наш разговор этому садисту. Или садистам... Может, они и добиваются того, чтобы мы передрались, как девры в загоне? Может это и есть их цель? Как спектакль посмотреть?..


Молчание затянулось. Панама опускалась все ниже.

Мысли Рината метались, перескакивая с воспоминаний на сиюминутность.

"Как можно выбирать между своей жизнью и жизнью друга? Жизнью командира? Устав десантной службы предписывает спасать старшего любой ценой, но согласиться так просто умереть в двадцать с небольшим лет? А как же Дениза? Милая кареглазая Дениза? Девушка, о которой думаешь все свободное время, о встрече с которой грезишь всякий миг и считаешь каждый час оставшийся до конца командировки в это приграничье? Каково ей будет узнать, что ее Ринатик, ее Могучий Барс, ее Котенок больше никогда не погладит ее по румяной щечке, по изгибу талии, не взъерошит темные локоны, не коснется поцелуем лукавого уголка рта, приоткрытого в шаловливой улыбке... Не будет ни волшебных прогулок вдоль вечерних волн, ни свадьбы через семьдесят четыре дня, ни дивных, бессонных, пронизанных страстью ночей, ни двоих карапузов, о которых она так мечтает, ни счастья долгих лет рядом... Ничего этого не будет! Стоит лишь сказать: я остаюсь!.."

- Ищ, решай сам: ты - командир. Я не могу. Как подумаю о Денизе, о родителях и друзьях... Забери у меня бластер, а то не выдержу и выстрелю в тебя! Не для моей, как видно, душонки такие испытания...

"Дурак! Что я делаю? Сам себя казню! Навел бы сейчас незаметно и нажал на спуск!.. И ведь никто никогда бы не узнал: шемоны Ища убили... И было бы все: и Дениза, и мать с отцом, и вся жизнь впереди! С любовью, детьми, счастьем! Лет пятьдесят, минимум! Пятьдесят... Полвека с дырявой совестью... Постоянные сверлящие воспоминания о минутной слабости, о выстреле... Никто и никогда не узнает... Но я то забыть не смогу! Сумею ли я вынести это? Сумею ли выкорчевать из памяти это подленькое малодушие? И быть при этом счастливым?.."

- Хитрый ты, Рин! Хочешь все на меня взвалить? Думаешь сердцa у бравого дракона, двадцать лет расхлебывающего чужие конфликты, замерзли, покрылись бесчувственной коркой? Думаешь это просто: отдать приказ, отправляющий подчиненного не в бой, пусть и неравный, не в неизвестность, а на заклание?! Или самому решиться на смерть? На безвременье... Тут намного сложнее. У людей - я знаю - случаются самоубийства... Героизм, опять же, когда человек жертвует собой ради чего-то высшего. А у нас этого почти нет! Мы редкий вид. Нас мало... Нас всегда было мало! Поэтому инстинкт требует от нас выжить по любому! У вас, я читал, даже животные, защищая детенышей, идут на верную гибель. А мы... Нас природа заставляет пренебречь потомством, если есть возможность уцелеть самому. Это объяснимо: погибнешь сам - дети тоже, а выжив - новых породишь. Вот и я: лишь подумаю о том, чтобы отправить тебя домой, так в голове что-то перемыкает, и древний зверь рвется наружу: выжить! Бросить всех и вся!..

Мы, конечно, научились подавлять подобные порывы, иначе - кто бы нас в десант взял! Но не легко это, поверь. Вот оставлю тебя здесь... А потом что? Свои-то, допустим, поймут. Начальство одобрит. А что обо мне скажут люди, aнкины, другие? Все погибли, последнего бросил, а сам живехонек! И это командир группы! Считаешь это правильным? Нет, Ринат, не просто мне приказ отдать... Я же вовек не смою с себя грязь!

- Так что: жребий, что ли, бросать? - вопрос повис без ответа.

И снова молчание. И снова мысли... И снова на весах: жизнь, истерзанная совестью, или смерть на позабытой Богом планете. Просто смерть. Небытие.


- Слушай, Ищ, а черт с ними, с их ультиматумами! Если помирать - так с музыкой! С фейерверком! Давай, рванем к кораблю, поливая все подряд огнем: погибнем, так как воины - в битве!? А то, глядишь, и прорвемся к кораблю!.. Врубим сходу защитное поле, и по газам! А сверху бомбой накроем! Невыносимо же больше мучиться!

- Если б видеть в кого стрелять... Вишь, как сволочи замаскировались! Выйдет чистое самоубийство... - гигант ковырнул кинжалом когтя меж крупных острых зубов. - К тому же, я тут подумал: а может они специально и нападают на малые поселения, захватывают их и предлагают аналогичный выбор сделать... А никто не решается... И гибнут все до одного... Ведь восьмой случай! И никто еще послания не доставлял... А в нем, может, и разгадка кроется, объясняются причины налетов, требования какие-то выставляются... Поселенцы же, ученые, все как один - в последний бой... Заметь, они нападали только на людей. Случайность это, или нет, но даже интересно, что вышло бы, напади шемоны на экспедицию моих сородичей... Хотя, конечно, наш ареал на другом краю Конфедерации...

- Что ж, раз так - я попробую один. Прорвусь - победителей не судят. Нет - тебе не придется больше со своим инстинктом бороться, над приказом голову ломать...

- Слушай, а они в первый раз сказали, что оставшемуся здесь жизнь не гарантирована... - в темных, без белка, глазах лейтенанта мигнула надежда. - Но ведь это может и не означать, что его убьют? А если просто плен?

- Плен? И ты в это веришь? - Ринат вскочил, вытянувшись во весь свой невысокий рост. - Ты что не смотрел репортажи с разгромленных станций? Ты не видел, во что они персонал превращали? Это же месиво! Растерзанные трупы без конечностей, а то и без голов! И после этого обычный плен? С последующим выкупом, или как? А вдруг они меня как барана на вертел?

- Скажешь тоже. Как это живых, тем более разумных, есть можно? - из уст потомка динозавров это прозвучало несколько забавно. - Я себе подобное даже представить не могу! Скорее бы умер, чем...

- Не знаешь? А вот как курицу! Это вы привыкли выращенными в жбанах суррогатами питаться, а они, вдруг, дичь предпочитают! И плевать им на то, что она только что бегала, что умеет читать и строить звездолеты! Не хочу я к ним в котел! Лучше сожги меня термозарядом, чтоб не досталось им мое тело! Лучше сам сожри!

- Прекрати! Противно! - Ищон скривился, даже плечами передернул. - Думай, что говоришь!.. - он посмотрел поверх камней кладки в сторону прячущегося противника. И тут же резко развернулся и уставился на Рината. - А ну-ка повтори: что ты сейчас сказал?!

Удивленный реакцией рептилоида человек смущенно забормотал:

- Ну, прости, извини!.. Я не хотел тебя обидеть! Не хочу я к ним на жаркое! И в плен не хочу! Верни бластер - я застрелюсь! Только, и правда, спали меня потом!.. Обещай!

- Погоди-погоди, Рин, дай подумать... - Ищон смерил человека взлядом. - Разверни-ка плечи...

- Какие, к черту, плечи! Какой "подумать"!? Не могу я уже думать! Еще пять минут и у меня голова лопнет! Слечу на хрен с катушек!

- Кажется я... Ринат, объяснять некогда - солнышко уже коснулось... Да и не к чему: все должно выглядеть натурально. Вдруг у меня получится? Включи коммик!

Недоумевающий десантник заворожено выполнил просьбу...


- Шемоны! Мы не можем сами выбрать, кому жить. Бросать жребий - считаем варварством. Поэтому вопрос будет решен в честном поединке на полевых ножах. У вас на виду. Просим не мешать.

- Ты что, с ума сошел? Не буду я с тобой драться! - Ринат пытался отодвинуться от товарища как можно дальше. - Псих! Отдай оружие, я лучше тебя пристрелю!

- интересное предложение... принимается... только никаких шуток... при приближении к кораблю будет открыт огонь... начинайте...

Ищон за шиворот вытащил брыкающегося человека на открытое место и, широко размахнувшись, забросил Ринатов бластер и свой скорчер за ближайший пригорок.

- Давай, рядовой Насибулин, доставай клинок! И бейся, как только можешь! Изо всех сил! Это приказ! - ящер снял с пояса рукоять своего тесака и включил дымчатое лезвие. Ошарашенному и разозленному Ринату ничего не оставалось, как повторить действия лейтенанта...


Шемонам понравилось предложенное действо. Тут и там из укрытий показались ушастые головы и с азартом стали подбадривать сражающихся.

Бой длился недолго. Беспрестанно матерящемуся верткому человечку до поры до времени удавалось увернуться от размашистых выпадов огромного ящера, он даже неглубоко рассек ему бедро. Умная ткань мгновенно срослась на разрезе, но по тому, как гигант стал осторожно наступать на раненую ногу, было видно, что рана небезобидна.

Наконец, под приветственные возгласы зрителей, Ищон подсек хвостом Рината, и последним, что увидел человек, стал короткий полет клинка к плечу. И, с задержкой в долю секунды, поглощающая темнота боли...

Дениза!!!


Голова не болела. Но кружилась. Слабость. Тяжелая, мутная слабость, казалось, не позволяла не только пошевелить рукой, но и приподнять веки. Руки... Последнее, что помнилось, это яростный взмах Ищона... Жадная, невозможная боль и...

Глаза удалось приоткрыть. Свет. Мягкий, стерильный, искусственный... Белый, в тонкую полоску потолок... Пластик... Как на космобазе... И тишина. Внятная такая, спокойная... Запах... Что-то химическое... Или медицинское... И на пределе слышимости пощелкивание... Слабый звук метронома, отсчитывающего не то пульс, не то время, не то жизнь... Жив!

Попытка вскочить не получилась. Ринат приподнял гулкую голову и увидел, что под простыней, укрывающей по шею тело, очертаний рук не видно... И ног! Только туловище!..

Как? Что? Где Ищ?..

Раздались шаги, и в бокс вошел врач. На рукаве белого комбинезона шеврон майора. Улыбка... Задорная... Как на рекламном плакате про бубльгум...

- Ну что, герой, очнулся? Ну и, слава богу! Мы уже беспокоиться начали. Крови ты, конечно, много потерял, плюс шок, агрессивная среда... Но неделю без сознания - многовато, батенька. Это ж надо! Человеку до такого вовек не додуматься!.. Ну да ничего! Конечности на Земле тебе регенерируют: получше старых будут!

- Господин майор, разрешите зада...

- О! Уже вопросы! Отвечаю сразу и категорично: нет! Сейчас тебе введут снотворное и - спи! Сон для тебя в данный момент - самое важное. А волнение - враг. Отдыхай!

Подошедшая aнкинка нажала на медкомплексе несколько клавиш, и приятная, на сей раз, слабость смежила Ринату веки...


Ищон неуклюже сидел на полу рядом с койкой Рината. Немаленький ящер в тесном помещении чувствовал себя неуютно: и места мало, и зацепить-повредить что-нибудь боязно. Зато разговаривать можно.

- ... и тогда я вспомнил историю из давних времен - читал в юности, - как некие нечистые на руку предприниматели редких животных через границу богачам провозили. Усыпят, скажем, прищейчика, вколят ему снотворное, упакуют в пластиковый мешок с кислородным шариком и глотают... Часов шесть зверьки выдерживали - вполне достаточно, чтоб таможню пройти... Вот и я тебя как забаву-зверушку: забрало на шлеме закрыл, клеем обрубки залил и... Ух, Хлод! Как вспомню - так мутить начинает, дрожь по телу бегает!.. А эти, лопоухие, решили, небось, что я тебя соусом приправил... Извини, что пришлось конечности... того... Не поместился бы ты с ними... И так еле влез... Отрыгнуть только не вышло: чтоб тебя достать, меня уже здесь потрошили... Хирург потом смеялся, что первый раз сечение какого-то царя дракону делал...Смотри шрам какой! - рептилоид растянул в стороны полы своей хламиды: на зеленоватой чешуйчатой коже в нижней части груди тянулся почти метровый рубец, залитый прозрачной мазью. - А руки-ноги - дело наживное!

- У нас так наркотики возили. Иногда умирали, если упаковка плохая... А еще библейский пророк в чреве кита катался... Ищ, а почему ты мне об этом не рассказал перед... Знаешь, как страшно было от тебя ножом отмахиваться! И больно... Я действительно подумал, что ты свихнулся и решил меня убить... Нож вот только воткнуть не мог...

- А думаешь мне легко было?.. Бр-р-р-р... Со мной психологи часов по пять каждый день работают! Кошмары одолели, все мнится, что ты во мне материшься, кричишь что вылезешь и меня слопаешь! Едва отходить стал, сегодня даже поспал... А не рассказал... Ты что, хоть и просил себя сожрать, согласился бы быть съеденным?! То-то же... Да и боялся я, что шемоны заподозрят чего... Сумели бы мы разыграть сценку - вопрос! А так - все достоверно вышло.

- А ты бы меня просто за укрытием и... Зачем поножовщину затеял?

- Думаешь, они бы мне поверили? Все бы облазили, пока убедились. А ты бы во мне переваривался... Скафандр - одно, а вот медклей мог и не выдержать моей кислотности. Время! Его-то, как раз много и не было...

- А послание? Что в нем?

- Да Хлод его знает! Специалисты разбираются. Там что-то на религии замешано, на переходе в лучший мир. Это они нам так помогали в рай попасть. А отпускать одного - древняя традиция. Похоже, прекратятся теперь налеты. И мы с тобой немало для этого сделали. Мы теперь - герои. Президент Конфедерации лично интересовался твоим здоровьем... Пойду я, брат, на процедуры пора. А потом снова психику вправлять... Выздоравливай!

- Почему ты меня братом назвал?

- А кто же ты мне теперь, после всего-то? Часть меня! Не сын же?! Не приятель! Брат - и есть!

Ушел. Ринат лежал и смотрел в потолок.

Сильно чесался нос.

"Надо было Ищона попросить почесать..." - Ринат представил "ноготок" лейтенанта, нежно чухающий зудящую кожу, прямо у глаз, рядом с... Как рукой сняло.

Постепенно мысли вернулись к скорой встрече с Денизой.

"Свадьбу, понятно, перенести придется. Как венчаться, если кольцо надеть не на что? Если обнять не чем... Вот отправят меня через пару дней на Землю, там за полгода восстановят ходилки-хваталки... Тогда и поженимся. А дружком будет Ищон!.. А кто другой?.. Нет, только Ищ... Друг... Брат!.."

Уснул.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Мерседес Лэкки, Эллен Гуон «Полет к свободе»
Аксюта «Ксенолог с пересадочной станции 1»
Новосёлов Андрей «Дракон и принцесса (сборник)»
Ошибка в тексте
Рассказ: Лишь один...
Сообщение: