Иван Белов
«Сталкер Пешка»
Скачать
#NO YIFF #война #романтика #пес #разные виды #хуман

Сталкер Пешка

Иван Белов


Посвящается маме, папе и бабушке с дедушкой. Посвящается русским и советским солдатам, погибшим за страну.






Глава 1. Начало.


Серое небо глухо громыхало. Приближалась гроза, а с ней и дождик, потому что сейчас месяц май. Дождя мне только не хватало, в довершение к остальным моим неприятностям. Значит поле раскиснет раньше, чем я смогу его пересечь, и мне снова придется ковылять по вязкой густой грязи. Единственное меня утешало - мои высокие сапоги, выше колена, были целыми и не промокали.

Сверху мне на зеленую армейскую кепку упала тяжелая капля. Значок с кепки я сорвал давным-давно - на солнце он блестел и выдавал обладателя шапки. Еще одна капля упала мне на лицо. Пришлось на пару секунд остановиться, быстро вытащить из тяжелого рюкзака дождевую накидку и надеть ее - у меня было очень мало спичек, а сушка мокрой одежды и себя занимает много времени.

Дождик полил стеной, капли дождя собирались на стволе моего ружья и струйкой стекали на землю. Тяжелый рюкзак, ружье, винтовка и тяжелый мешочек с трофеями сильно замедляли мое движение.

Главной проблемой была жуткая нехватка патронов. Мне стало жалко тратить драгоценные карточки, на которых лежали кредиты, а трофеи от убитых тварей я продал лишь за сорок кредитов и не смог купить достаточного количества боеприпасов.

В довершение всего, меня взял на мушку немаленький табун Теней, и я истратил почти все патроны на их истребление. Винтовка "хеклер и кох эс-ль-6" была пуста уже два дня, а к помповому ружью SPAS-12 осталось семь патронов.

Я шел по высокой траве быстрым шагом, желая скорее добраться до леса. Лес был высокий, еловый, под вековой елкой очень удобно ставить палатку. Очень. Еще одно достоинство вековых елок - нижний ярус леса делает хорошую видимость, и Тень я увижу раньше, чем он меня почует. Жалко что мало патронов, мой карманный компьютер военного производства показывал что в Лесу есть немаленький шанс рождения Тени, а кучка пепла от убитого демона стоит до восьмидесяти кредитов у военного комиссара.


Через полчаса пробоину в небесах заделали, и я вылез из-под наспех разбитой палатки.

Лес был полон воды. Там и сям виднелись лужицы, в которых плавала пожухлая хвоя и шишки. После теплого дождя, наверное, скоро пойдут грибы. Точно пойдут, чутье мне подсказывало - в воздухе пахло сыроежками. Ну ладно, есть очень хочется, но последний кусок бекона надо поберечь. До Кордона осталось идти всего-то пару часов.

Когда я снимал палатку с сучков елки, на меня снова накапало сверху. Бррр, не люблю когда мех на ушах мокрый, не дай Бог еще отит заработаю. Хорошо, что я забрел недалеко в лес - следов демонов тут не было, локатор показывал уже идеально чистый фон в паре километров вокруг меня, а прогулка до Кордона обещала быть приятной, несмотря на то что вела по грязище.

- Эх, дороги, пыль да туман, города, тревоги, пустой карман...- Моя песня нарушила чирикание воробьев в елках и спугнула лисицу, показавшую было нос из норы. Она испугалась моего ружья и юркнула обратно. Дурочка, я не убиваю безобидных зверушек... Мой удел - Тени, гуммы, попрыгунчики, скваххеры и прочая погань, что изрядно обитает в России за пределами Кордона.

Кордоном звали единую цепь армейского мобильного охранения, которая делила полностью безопасную территорию страны от опасной. Кордон состоял из солдатских частей, окопов, систем сигнализации, минных полей, патрулей, дотов и дозорных вышек, он был укреплен и вооружен лучше, чем государственная граница России.

В поле после дождя стала заметна небольшая тропинка, которую я не заметил ранее. Да, зоркость мне надо тренировать - для сталкера это самая важная часть его умений, замечать то, чего не заметит никто другой.

Пока я иду по тропинке с ружьем наперевес и пою песенку, позвольте рассказать мне о себе.


Меня зовут Евгений Генрихович Пешняков по документам, или по прозвищу - Пешка. Я Пес Войны. Мне было четырнадцать лет, когда это случилось.

В одно прекрасное зимнее утро я должен был идти на охоту. На мою первую самостоятельную охоту. Накануне папа подарил мне новенькую винтовку (кстати, это она сейчас болтается и звякает антдабками у меня за спиной). Мой папа был вольным охотником, как и я сейчас, - сталкером. Моя мама работала в больнице нашей деревни фельдшером.

Ничто не предвещало беды, как обычно я прошел по узенькой улице между домами, поздоровался со своими друзьями и вышел в поле.

Едва я отошел от деревни на пару сотен шагов, как среди кустов замелькала тень, похожая на тень огромной лягушки. Мне стало очень страшно - это была тень монстра по прозвищу Попрыгунчик. Обычно эти твари прыгают на вас со спины и запускают хелицеры вам в спинной мозг, парализуя вас, а потом медленно жрут.

Пока Попрыгунчик поворачивался мордой ко мне, я вскинул отцовский подарок и разнес твари голову пулей между глаз. От монстра осталась кучка пепла, который я аккуратно собрал в маленький льняной мешочек, который имел при себе каждый сталкер.

Безумно счастливый первой в жизни самостоятельной победой над демоном, я вернулся в деревню. Описывать подробности я не буду, слишком они были ужасны, скажу лишь что улицы были полны мертвецами а мои родители исчезли. Евгений Пешняков и Полина Владиславовна как в воду канули, а остальные жители нашей деревни были зверски убиты Тенями.



Я собрал некоторые вещи в родительском доме и рассек себе руку отцовским десантным ножом, между подушечкой ладони и основанием пальцев, в знак посвящения себя в вечное дело борьбы. Борьбы с тварями, борьбы за жителей России.

Через час в деревню пришли наши солдаты. Многие из них рыдали, увидев последствия неостановленного прорыва Теней через Кордон. Я не мог винить наших воинов - на том участке их потери составили более двух третей всего личного состава.

Меня взял с собой один из старых русских солдат, лейтенант моторизованной пехоты Сергей Марьянов. Он не смог заменить мне отца, но стал старшим братом. Ныне он живет в столице России, в светлом прекрасном Зеленограде, где нету демонов. Мы расстались, когда мне исполнилось двадцать лет и по его мнению, я возмужал. Когда мы прощались, он подарил мне свой пистолет. Он не раз выручал меня в бою, и сейчас висит в закрытой кобуре у меня на бедре.



Я вынужден прервать свой рассказ до более удобного момента - я уже вижу российских флаг и сторожевую вышку с фигурой солдата в каске.

- Стой, кто идет? - меня окликнули из окопа.

-Вольный охотник, пропустите! - я убрал ружье в знак мирных намерений.

Когда я подошел к закрытому легким шлагбаумом проезду, ко мне подбежали два пехотинца и проверили мое удостоверение охотника армии Федерации. Подобные меры были вызваны усилившейся активностью рейдеров из Москвы.

- Здорово, пехота. Как идет служба?

- Здорово, сталкер, - Мне откликнулся молодой пехотинец с армейским АК74. - Хорошо идет, вчера тучу Теней перебили.

- Молодцы, - я с усмешкой хлопнул солдата по бронированному плечу. -Слушай, приятель, мне тут затариться кое-чем надо, ты покажешь?

- Если товарищ сержант отпустит, покажу.


Через минуту солдат вернулся.

-Отпустили на два часа. Пошли, сталкер.

Я пошел за солдатом, который вывел меня на шоссе. Отсюда невооруженным глазом был виден поселок. Очевидно, туда-то и должен был меня отвести русский пехотинец.

-Как тебя зовут-то, пехота?

- Сашка. - Пехота потянулась и лениво поплелась в сторону поселка, гремя бронежилетом, автоматом и всем, чем можно греметь. Забавно он выглядел, молодой защитник Родины. Я не удержался и хихикнул, тряся от веселья хвостом.

- А тебя, сталкер?

- Пешка. Что там за бунгала впереди?

- Хорошие бунгала, поселок. Как зовется - хоть убей, не помню. - Солдат оглянулся и как-то загадочно подмигнул. - Выпить хочется...

- Отчего же не попробовать? У нас два часа,- Я был не против посидеть за столом с новоиспеченным товарищем, слегка надоело одиночество и общество винтовки. Винтовка, конечно, верный товарищ, но говорить и пить не умеет.



Когда мы подошли к маленькой грязной пивной на краю поселка, Сашка предостерегающе завопил:

- Пригнись!

Было поздно - я уже налетел на незаметную для посторонних балку над дверью и набил себе шишку на лбу, хотя бежевый мех немного смягчил удар.

- Ешкин кот... А раньше никак?

-Да ладно тебе, я не могу все упомнить! - Солдат тут же запротестовал, размахивая руками словно ветряная мельница. - Уши не сильно отбил, меховой?

-Я тебе сейчас дам в глаз за такие шуточки! - Не люблю я, когда меня меховым зовут. Мужчины. От женщин это имеет немного другой смысл, хотя я действительно меховой.

- Садись, я пойду жратву притащу. - Солдат затрещал пачкой карточек, видать, был после получки.

Ко мне подошла симпатичная черная девушка-собака в ситцевом платьице и спросила, чего товарищ сталкер хочет.

Я ответил, что за заказом отправился мой товарищ. Действительно, Саша вернулся через пару минут с хорошей бутылкой водки и тарелкой закусок.

- Ну что, сталкер, за знакомство?- Солдат положил каску рядом на лавку и лихо оторвал от бутылки пробку.

Мы чокнулись, выпили, на закуску была отличная свежая копченая колбаса. Саша явно подыграл моему Песьему аппетиту на мясные изделия, хотя и сам был не прочь ею полакомиться.

Через полчаса беседы я открыл, что Сашка - добрейший души человек. Он слегка плавал в цветных кругах от водки, хотя голова была ясная. На нас, на Псов, алкоголь действует слегка по-другому чем на людей. Сашка с энтузиазмом размахивал руками, описывая недавнюю штыковую атаку на демонов.

Несмотря на слегка бесшабашное поведение, он явно был опытным стрелком. Я еще во время знакомства обратил, что магазины к его автомату склеены парами черной изолентой. Так делали только "старики", знавшие цену лишней секунды на перезарядку во время боя.

- Сталкер, а тебе одному не скучно было месяц в полях?

- Скуучно... Очень... Хотя, солдат, как тебе сказать... Длинный это рассказ...

- А я никуда не тороплюсь, - Саша налил еще по полстакана и подпер голову рукой. - Валяй, сталкер.

- Ну одиночество вообще понятие неоднозначное. Когда рядом со мной природа - травка, зверушки, голубое небо и мое ружье, я не могу ощущить себя одиноким. Однако человеческого общества весьма и весьма не хватает, нередко.

- Эх, красота у вас там. А я тут торчу который месяц.

- Тут это где?

- Да на КПП местном, нашу роту никак никуда послать не хотят. - Сашка нахмурил брови и почесал слегка кудрявую голову. Я незаметно хихикнул,- уж очень он выглядел странно. Гм, да и я в его глазах такой же - у меня есть беда, я все время жестикулирую хвостом, как он машет руками. Это мне незаметно.

-Пошли, прогуляемся куда-нибудь? - Я сделал издевательскую морду.

- Давай. - Сашка неожиданно согласился на мое издевательское предложение.

-Эээ.. А как же товарищ сержант и другие?

-Да пофиг мне на них, надоело. Мы вообще не воюем, а печень в кабаках просаживаем. - Сашка снова нахмурился. - Я в добровольцы пошел, чтобы русский народ защищать, а не русскую водку пить. Этим делом и на гражданке баловаться можно.

- Ну а ты пробовал не гробить нутрянку выпивкой? - Я снова оскалился в ухмылке.

- А что тут еще делать? Скука смертная... - Сашка зевнул. - Короче, сталкер, ты мне сможешь местность показать? Я дальше чем за полкилометра за Кордоном не был, и то когда остатки Теней штыками гнали в лес.

- Ладно. Но не сразу, мне отдохнуть надо и в порядок себя привести. - Я взял на себя еще одно бремя. Ну и ладно, интересно солдату мир посмотреть - посмотрит.

- Вот ты настоящий друг, сталкер! Слушай, как тебя звать-то? - Сашка при всей своей чудаковатости был еще и рассеянным.

- Я же говорил, Саша. Пешка меня зовут. Ты там про водку не забыл? - Я протянул стакан, намереваясь как следует оттянуться сегодня. Все равно все дела надо делать с утра пораньше, как заведено у сталкеров.


Через час кабак огласило хоровое пение двух нетрезвых вооруженных типов. Один тип был рыжеватый и кудрявый, другой бежево-черноватый и шерстяной.

Дойти до двери номера в местной гостинице оказалось весьма непросто, по достаточно крутой лестнице. Открыть дверь в пьяном виде не удалось бы, если бы не мой сталкерский глазомер. Саша проявил недюжинную для рядового пехотинца щедрость и заплатил за номер "люкс" на четыре дня сразу.

- Все, на боковую, Саша! Завтра рано вставать!

- Эй, ну я еще хочу...(далее неразборчивое бормотание. Я говорил не лучше.)

Я наконец-то окончательно избавился от дробовика, винтовки и пистолета, свалив их на пол в углу рядок с рюкзаком. Саша сунул свой калашников под кровать.

-Эх, что бы еще сделать... Позовем красавиц из бара?

-Какие тебе еще красавицы? -Я еле стоял на лапах, ожидая пока новоиспеченный друг стащит армейский бронежилет из кевларовых пластин.

- Э.. Ну как там у нас заведено, под водочку-то... - Сашка упал на кровать и расплылся в блаженной улыбке.

Я слегка сердито рявкнул:

- Спать, быстро! Встаем в семь утра! - и повернул выключатель. Комната погрузилась в темноту, а два воина - в глубокий хмельной сон.



Утро выдалось хмурым. На улице моросил дождик, Сашка безмятежно сопел, из подушки виднелся только курчавый оранжевый затылок, а я надевал сапоги на набитые за поход лапы. Надо будет сегодня же постричь когти и помыться, я стал свалявшимся и похожим на волка, а не на овчара.

- Разбудить что ли его... - Я впал в некоторые сомнения, посмотрев на своего спящего после похмелья товарища.- Нет, пусть дрыхнет, а я пока по магазинам пробегусь.

Я взял мешок с трофеями, ружье, винтовку и пистолет (все-таки не доверяю я поселковой милиции). После некоторого раздумья я нашел в рюкзаке то, что искал - удостоверение вольного охотника армии Федерации. Ни плащ, ни накидку я брать не стал - я хотел как следует промокнуть под свежим дождиком, имея возможность обсушиться после этого.

Бетонные дороги поселка раскисать не имели ни малейшего намерения, снующие туда-сюда жители под зонтиками с удивлением на меня посматривали. Особенно были удивлены солдаты около комендатуры, куда, собственно я и направлялся.

- Документы.

Я протянул удостоверение.

-Пора бы меня в лицо запомнить. -Я знал этого часового, пару раз встречались с ним в разных местах, такой колоритный паренек с усами. Не сравнить с моими, но по человеческим меркам красивыми.

- Ааа, помню, Пешка. Ну, что на этот раз? - Солдат покосился в стороне трофейного мешка.

-Все тебе покажи, любопытный, - Я показал часовому язык и прошел внутрь, но через несколько секунд выскочил обратно.

-А где тут стол приема трофеев?

- Направо от входа, прямо до упора.

- Спасибо, пехота!


Бабушка с весами и скучающий рядом толсторожий Пес, похожий на ньюфаундленда, только в каске, заверещали, что прием трофеев временно прекращен.

- И когда же он откроется?

- Не знаем, молодой человек, не знаем... - Бабуля суетливо убирала остатки обеда с весов.

- Слушайте, я тут не в цацки играю. У меня кончились деньги, и есть трофеи. Я имею право их обменять на кредиты согласно второму пункту договора о найме Вольного Охотника.

Сержант оживился, узнав, что я не местный парнишка с ружьишком а сталкер.

-А кого ты убивал, странник?

- Все, кроме людей, безобидных зверушек и Псов. Сержант, у меня мало времени.

То ли из дани уважения к редким ныне сталкерам, то ли по другим причинам, но мой куш за пепел, когти гуммов, зубы попрыгунчикови тому подобноу барахло составил не больше и не меньше, чем шестьдесят белых хрустящих пластиковых карточек по десять кредитов. Много, даже очень, гораздо больше чем обычно.



В оружейном магазине царил хаос. Молодые люди толпились около прилавков, разглядывая разносортные орудия убийства, аксессуары и боеприпасы. Продавец был в отпаде, узнав что мне требуется сразу полторы сотни патронов двенадцатого калибра (причем все разные, треть с картечью, треть со средней дробью и треть с круглыми пулями) и две сотни патронов пять и пятьдесят сотых миллиметра.

-Вынужден вас огорчить, товарищ, но второй части вашего заказа нету.

- То есть как нет? Ну поднимите там со склада, еще что-нибудь сделайте...

-Их более не выпускают. - Продавец сунул мне коробку с патронами, запихнул в кассовый аппарат четыре белые карточки. Следующий!


Из магазина я вышел в отпаде - любимая отцовская винтовка более не являлась оружием. Выбросить или продать единственное напоминание о моей семье я, разумеется, не мог, и меня сильно тревожил вопрос хранения пятикиллограмового оружия в мое отсутствие. К тому же, теперь мне нужен был второй "ствол".



-Кофе будешь? - Сашка стоял в одних брюках посреди номера и мешал ложкой в кружке.

- Проснулся уже, лежачий полицейский?

- Да я вроде давно уже встал... - Сашка потянулся и отхлебнул кофе. - Купил патронов? А чего кислый такой?

- Купил, да только к винтарю их теперь не делают. Что делать? - Я с весьма огорченным видом поставил эс-эль-6 в угол и прижал уши, нервно помахивая хвостом.

- Н-дя... Сыщешь себе что-нибудь другое. Могу посоветовать АКМ. -Сашка допил кофе. Неожиданно дверь ванной комнаты открылась.

В двери стояла высокая мускулистая черная собака, слегка похожая на доберманшу, с рыжими подпалинами на щеках. Она была завернута в полотенце, с нее еще капала вода.

- Это чего такое, Сашка? - Я немного удивился присутствия полуголой красавицы в номере, ставя в угол ружье.

- Ну ты там сказал, что с похмелья не делаются дела, и так далее... - Саша с невинным видом почесал затылок, звеня сосудом из-под кофе. - Ну вот я и пригласил, она тебя в порядок приведет.

Елки-палки-рыжики-моталки... Нет, Сашкину инициативу надо перехватывать, а то на его счету и номер, и красотка. 0:2 в его пользу это не дело, сталкер все-таки я или просто хмырь?

- Как зовут Странника? - Черная доберманша вышла из дверей и положила мокрую руку мне на плечо.



Через полчаса меня привели в порядок, вымыли, расчесали, надушили и подстригли мне когти. Ух, я прямо себя человеком ощутил, а не комком грязи и оружия. Сашка тем временем с занудным видом чистил свой АК74.

Вика уселась на заваленную шмотками кушетку и схватила штык-нож от Сашиного ствола. Саша с видом школьного учителя стал ей рассказывать предназначение различных предметов солдатской амуниции, а я потихоньку дремал на стуле со стаканом чая. Саша курил, а я нет - сталкер не должен выдавать себя ничем. Даже запахом табака. Все-таки приятно быть расчесанным бежево-черным красавцем. Интересно, а как Сашку отпустил взводный командир? Хотя не мое это дело, совсем не мое.



В дверь номера постучали как раз в то время, когда Саша описывал внимательно слушающей его чернышке приемы вспарывания пуза противнику штыком. Сашка с торжествующим видом подошел к двери и спросил, кто явился.

- Льговские. Саша, открывай.

За дверью стояли двое. Первый - достаточно колоритный молодой человек, с черными блестящими волосами на непокрытой голове, в форме лейтенанта милиции. Нездешней - синяя форма отличалась от серой формы местных стражей порядка, наверное, столичный. Рядом с ним топталось очаровательное создание с черно-красными ушками и бежевой мордочкой. На девушке был черный спортивный костюм и плоская сумка на плече.

-Саша, привет. - Милиционер пожал моему товарищу руку, словно старому знакомому и улыбнулся. Девушка сухо поздоровалась с Сашкой на "вы" и продолжила стоять за дверью.

- Кахатэни, познакомься - это Евгений Генрихович Пешняков, или Пешка.

- Саша, кто это? - я выпучился на сияющего пехотинца в брюках и на парочку в двери.

- Это мои друзья. Надеюсь, станут и твоими. Кахатэни и Василий Льговские.

- Доброе утро - милиционер пожал мне руку. У него было приятное лицо.

- Добрый день, товарищ милиционер. Сейчас десять часов утра.

-Ну, по мне это утро, - Василий усмехнулся и повернулся к девушке-собаке. - Сестренка, расстанься со своей сумкой, а я и товарищ сталкер принесем вещи.

Я не стал задавать вопросов и спустился вниз с гостем. Около ворот гостиницы стояли очень и очень грязные милицейские Жигули. Принадлежность к транспорту стражей порядка определяла лишь сине-красная мигалка на крыше, в остальном машина напоминала танк, который не боится грязи.

Василий покопался в кармане форменных штанов, извлек маленький ключик и открыл багажник машины. Поверх нескольких сумок лежал короткий автомат, перевязанный ремнем.

- Ого, серьезные у вас намерения, незванные гости. - Я вытащил первую сумку.

- Незванный гость хуже татарина, Женя, а нас позвал Саша, - Василий обижаться не собирался и взял сразу две сумки.


Когда мы с пыхтением дотащили на пятый этаж сумки, две меховые красавицы стояли в разных углах комнаты и злобно щурились друг на друга. Сашка испуганно поглядывал то на Вику, то на Кахатэни. Видимо, пока нас не было, назрел некий конфликт.

- Эй, сестренка, что тут происходит? - Василий брякнул обе сумки на пол и шагнул к красавице-сестре.

- Да так, ничего... - У Кахатэни был звучный мягкий голос.

- Да? Ты в этом уверена, Катя? - Василий подозрительно посмотрел вначале на взъерошенную Вику, потом на ощетинившуюся Кахатэни и задумчиво поглядел на меня. Я в ответ подмигнул и пожал плечами.

- Кажется, две красавицы друг друга не терпят. - Василий шепнул мне это на ухо, принося новую сумку.

- Похоже на то, Вася.


Вскоре Вика ушла, не желая более оставаться в обществе Кахатэни. Чудной нрав у нее был, но душ она мне устроила замечательный.


После короткой беседы, в процессе которой состоялось знакомство, я узнал более или менее о своих будущих спутниках - Васе и Кахатэни Льговских.

Кахатэни по паспорту зовут Екатерина Николаевна. Ей 18 лет, она работает старшим менеджером строительной фирмы "Одиссей", весьма известной и авторитетной в бизнес-кругах столицы России - Зеленограда. Эх, как я мечтаю попасть в этот славный, чистый город...

Ее брат- Василий Николаевич, служит лейтенантом милиции Зеленограда. Фактически, на Кордон он прибыл чтобы сопровождать сестру. Саша должен был найти сталкера, который мог бы отвести их в определенный район за Кордоном. Вначале я не соглашался, но узнав отведенную мне сумму и пораскинув, что общество двух безбашенных туристов и очаровательной девушки мне не повредит, согласился.


После обеда Кахатэни достала из сумки длинный черный чехол, перевязанный лентой. В чехле лежало что-то, отдаленно напоминающее ружье или подзорную трубу.

- Екатерина Николаевна, а что в этом свертке? - Я осторожно потыкал стриженым когтем чехол.

- Мое оружие. - Кахатэни наматывала на запястья плотные матерчатые ленты, вроде бинтов.

- Эээ... А зачем вы руки бинтуете?

- Пешка, я не люблю насилие, и в случае драки использую вот это. - Кахатэни вытащила из чехла длинные черные матовые ножны. В ножнах оказался длинный, тонкий, слегка изогнутый самурайский меч с длинной рукоятью, круглой гардой и клинком из матового синего металла.

- Это что такое, Екатерина Николаевна? - Я прежде не видел мечей в глаза, а если и использовал холодное оружие, то максимум штык-нож от автомата или топорик.

- Катана. - Кахатэни встала посреди комнаты, сбросила с клинка ножны и резко крутанула меч одной рукой. Катана с пением рассекла воздух и ее кончик слегка задрожал, неся смерть врагам обладательницы меча.

- Ни фига себе... - Я уставился на девушку-самурая с почтительным изумлением. Нет, ну я понимаю когда мужчины мечами сражались в Средние Века, но чтобы в наши дни и очаровательная девица... Куда катиться мир...


Василий и Сашка как раз вернулись из комендатуры, где они получили пропуск за Кордон для группы людей.

- Катя, опять друзей пугаешь мечом? - Василий улыбнулся, глядя на девушку-собаку, убирающую катану в ножны.

- Никого я не пугаю. Пешка, ты испугался? - Кахатэни улыбнулась, глядя мне в глаза своим лучезарным взором и довольно скаля белые зубки.

- Нет, Екатерина Николаевна... - я замялся. - Да, братцы, у нас еще один вопрос остался на повестке дня.

- Какой? - подал голос Сашка.

- В каком обмундировании мы пойдем на прогулку?

Вопрос действительно требовал внимания. На мне был старый сталкерский костюм серого цвета, который уже не был годен на использование. Ярко-зеленая форма Саши и темно-синяя Васина явно не располагали к качественной маскировке, не говоря о Кахатэни.

- Ну, у меня есть во что одеться. - Екатерина Льговская снова оскалила зубы и задорно поставила красивые цветные ушки торчком. - Костюм бойца ОВО Альфа подойдет?

- Конечно, Екатерина Николаевна. Интересно, где они взяли подобный костюм? ОВОшную форму сейчас достать очень и очень тяжело даже милиционерам...



Яркое утреннее солнце светило нам в спину, сквозь укрепления и пулеметные вышки Кордона. Саша шел впереди, раздвигая траву стволом автомата. Кахатэни шла сбоку, поминутно вглядываясь в экран мощного боевоего сканера "Сони", и оживленно водя носом по сторонам. Василий шел рядышком с сестрой, по-видимому очень боясь оставить ее одну. Правда, судя по воинственно поставленным ушам, Кахатэни сейчас порвет даже гумма.

- Сашка, ну как, красиво?- Я жутко гордо потряс хвостом, держа свой новенький "винторез" наперевес в лапах.

- Угу. - Сашины нервы едва не сдавали, столько наших солдат пугали страстями-мордастями за Кордоном живущими. Ну и что? Я тут месяцами шляюсь, и до сих пор не съели, слава Богу.


Трава нам по пояс довольно быстро кончилась, началось первое болотце на нашем пути. Здесь довольно ощутимо воняло, хотя я к этому привык. Кахатэни вонь доставляла достаточно большие неудобства, она непрерывно чихала и жаловалась мне, Саша привык за время жизни в казарме ко всяким запахам, а Василий просто был терпелив.

-Екатерина Николаевна, вы бы убрали сканер с глаз подальше! - Я предостерегающе ухватил Кахатэни за шерстяную руку. - Не надо ходить по болоту и смотреть куда-либо, кроме как себе под ноги!

Кахатэни послушалась моего совета. Сашу учить было не надо, а Вася вообще шел впереди и вел наш маленький отряд. Интересно, чему нынче учат столичную милицию?

- Стойте!- Сашка резко остановился, словно ударился лбом о невидимую стену, и медленно повернул автомат дулом в сторону кучи веток и глины справа от него.

- Эй, Саша, ты что? - я немного удивился необычному для пехотинца выражению физиономии.

- Пешка, Вася, у этой кучи были глаза!

- Тебе что, снова привиделось? У страха глаза велики? - К своему стыду, я начал издеваться над рыжим солдатом, не к месту высмеивая его осторожность. Для убедительности я подошел к куче и со всей Песьей дури пнул ее сапогом.

В ответ куча заревела, из нее показались лапищи, похожие на зеленые ветки с длинными белесыми когтями и ухватив меня за ногу,затащили наверх и поволокли вглубь кучи. Я уронил на землю автомат и начал уходить в середину, когда услышал над собой хлопки со всех сторон. Живой набор глины, веток и спрятавшегося там попрыгунчика жалобно пискнул и притих. Вокруг меня стояли мои товарищи и расходился легкой дымкой пороховой дым. Саша укоризненно смотрел на меня, все еще судорожно сжимая АК74.

- Едрить меня за хвост... - Я очень медленно вылез из кучи и сел на землю. Если бы не пресловутая осторожность рыжего Саши, сейчас у меня в меховой спине торчали бы острые ядовитые жвала, а тварь обедала бы моим нутром.

- Он не успел тебя оцарапать? - Сашка швырнул Калашников в грязь и внимательно осматривал мои лапы. Не найдя на брюках повреждений, он устало вздохнул и отвесил мне затрещину.

- Слушай ты, сталкер, если ты намерился на небеса, то я туда раньше времени не хочу. Пешка, я очень тебя прошу, будь осторожнее!- Саша сунул мне мой Винторез, а Василий молча помог мне встать. Кахатэни хихикнула:

- Вот к чему приводит самоуверенность, господин сталкер!

- Молчи уже, грусть ушастая! - Мне и самому было очень стыдно, без едких замечаний девушки.


Через пару часов Кахатэни перестала потихоньку хныкать, что у нее болят ноги, и заявила что дальше не пойдет.

- Пожалуй, ты права, сестричка. Сталкер, может отдохнем?

- Эх, не люблю я в чистом поле отдыхать. Ладно уж, горожане-неженки, привал!

Кахатэни радостно взвизгнула, подпрыгнула на месте, топнула ботинком и уселась на собственный рюкзак.

- А почему не на землю? - Я очень удивился выбранному месту сидения Кахатэни. И Вася, и Саша быстро расчистили себе кругленькие площадки в травке.

- Вот еще, брюки испачкаю! - Девушка стряхнула пылинку с бедра, потрещала костяшками аккуратной лапки и очаровательно улыбнулась.

-Сталкер, ну долго сидеть будем? -Через десять минут Сашка обзевался в своем гнездышке и захотел есть.

- А вот когда придумаешь что-нибудь на ужин, тогда и встанем! Ладно, шучу...

Саша разводил огонь, педантично тратя на костер лишь одну спичку, как и учили пехотинцев армии Федерации. Василий стоял на часах, грозно хмуря брови и водя дулом короткого калашникова по кустам.

- Ты чего так притихла, Николавена? - Я присел на корточки около хмурой Кахатэни. Она сидела в своем травяном гнезде нахохлившись, словно мокрый воробей.

- У меня ноги болят.

- Ну и чего? Подумаешь, проблема... Давай помассирую?

У нее были очень мягкие изящные меховые ножки с достаточно длинными, блестящими черными когтями. Зрелище слегка портили бинты, покрывавшие лапки от колена до лодыжки.

- Спасибо, - Кахатэни повеселела и заулыбалась. - Давай поболтаем?

- Э... Да вроде ужин скоро.. - Я засмущался. - Ну давай.

- С кем ты живешь? - Я первый задал вопрос.

- С Васькой и бабушкой. - Кахатэни потянулась. - А ты?

- С ружьем и с винтовкой. - Мой оскал свидетельствовал о том, что ее шутка получилась удачной.

- Что-то не тот вопрос я задала, - Катя рассмеялась, показав свои белоснежные зубки. - Пошли есть. Я голодная.







Звенела ночь. Кахатэни лежала рядом со мной в густой, мягкой свежей траве. Полная луна освещала ее длинную изящную морду с широкой красной полоской. На ней был облегающий "спецназовский" костюм, который еще раз подчеркивал ее стройное тело.

- Ты не спишь? - Оранжевые глаза загорелись на ее морде.

- Не-а, больно уж красиво. - Я потянулся, лежа на спине. Я так привык к камуфляжу, что ощущал себя в нем, словно в пижаме. Кахатэни повернулась на бок, лицом ко мне. Теперь лунный свет серебрил ее черный матерчатый бок с маленькими кармашками и длинную, увесистую кобуру.

- Пойдем что ли, погуляем? - Я очень тихо сел и аккуратно взял свое ружье, лежавшее около спящего Василия.

- Давай. Все равно не спим, - Кахатэни задорно оскалила белоснежные клыки, а я ощутил дрожь в теле от ее красоты. Кахатэни протянула бежевую когтистую лапку за мечом в ножнах и встала, элегантно махнув цветным хвостиком.


Мы аккуратно прошелестели в траве, уходя прочь от наших товарищей. Впереди был островок кустов, в котором я хотел засесть и полюбоваться магическими видами русской ночи.

Над нами висел высокий плоский диск ночного светила, словно маленькая летающая тарелка. Ночной ветерок доносил легкую трескотню сверчков, перемежаемую далекими, едва различимыми даже Псу хлопками армейских снайперских винтовок.

- Как красиво! - Кахатэни вертела носиком по сторонам, поминутно спотыкаясь о незаметные ее глазу коряги. - Блин! -она ругнулась, едва не упав.

- Давай я тебя понесу? - я шутливо оскалился. Кахатэни была не против, я взял ее на руки и понес. Ее упругое мускулистое легкое тело было таким красивым...Я не выдержал и слегка поцеловал ее в меховую красно-бежевую щечку. В ответ она метнула на меня пронзительный взгляд, но в том взгляде не было ни злобы, ни презрения, там была нежность.


Под высокой густой кроной китану (вид вечнозеленого кустарника. листва съедобна в вареном виде.) оказалась большая плотная земляная площадка. Сашка бы сказал, что здесь надо устроить пулеметной гнездо с двумя пулеметами.


Кахатэни пригнулась и пролезла под крону со мной, едва не зацепившись рукояткой меча за ветки.

- Да вынь ты его! - Я тоже положил ружье со сложенным прикладом на землю. Кахатэни медленно, без лязга, вытащила голубую катану и положила около ружья.

- Как красиво, Пешка,- Кахатэни медленно вертела головой, изучая взглядом лунные окрестности. Днем здесь тоже было красиво, но не так.

Кахатэни перевернулась на спинку и поглядела на луну. Мы поцеловались...



-Подъем, к оружию! - Меня разбудил дикий вопль Василия и громкая автоматная очередь над ухом. Из кустов на нас так и перли Тени. Кахатэни вскочила, с выкриком по-японски выхватила сверкающий меч и изрубила в капусту ближайшего демона, который, видимо, покусился на здоровье ее брата. Еще пара Теней немедленно получили в голову по пуле из моей винтовки, а остальные (осталось их штуки три, не больше) развернулись и исчезли обратно в кустах. Все тяжело дышали, кроме Кахатэни - ее дыхание было спокойным и равномерным.

- Ну и кто такой внимательный их заметил? - Я нервно улыбнулся.

-Я, товарищ сталкер. - Васька менял у автомата магазин.

-Молодец, милиционер, без тебя мы бы завтраком стали... - Кахатэни, страшно было?

В ответ цветная волчица скорчила мне такую гримасу, что я решил подобных вопросов впредь не задавать.

- Да, Пешка, это мой первый.

- Ну, короче, отлично вы с ними справились. Теперь наша задача за самое краткое время прибрать здесь все и смыться. Они могут придти назад...


Через несколько минут следы нашего пребывания в поле были кое-как припрятаны, а мы быстрым шагом направлялись в узкую полоску леса из вековых елок. Что было за лесом, я не знал - очень уж редко приходилось мне бродяжничать в том направлении, куда вел нас боевой сканер Кахатэни.

- Как спалось? - Я и девушка в черной солдатской кепке отряда Альфа немного отстали от Василия и Сашки. Кахатэни не отрывалась от мерцающего огоньками экрана сканера.

- Отлично, Пешка, не мешай!

-Чему не мешать, зрение портить? И так все ясно - идем за этот перелесок. - Я хлопнул ее по плечу и забежал вперед группы.

- Васька, слегка меняем роли. Ты у нас будешь огневой поддержкой, прикрываешь тыл. Саша, если я еще раз увижу что ты очередями палишь, я тебе отломаю переводчик огня нафиг! - У нас с Сашкой был не один разговор по поводу непомерной траты патронов, которых у нас было ой как немного.

- Так точно, товарищ сталкер. - Саша нахмурился и на ходу прикрепил штык к Калашникову.

- Ну а ты что примолк, Вася?

- А что мне отвечать? Я все понял, мне бы дыхание держать. - Действительно, Васе приходилось на марше весьма нелегко. Кахатэни умела держать дыхание на занятиях по боевым искусствам, я просто это умел, а Сашку гоняли по марш-броскам. Наш милиционер же этого никогда не проходил, и практически выбился из сил.

- Ну давай, Васька, немного осталось! - Мы практически добрались до спасительной кроны леса, когда я услышал позади себя вскрик и звук падающего на землю тела.

Василий напоролся бедром на острый сучок, торчавший из пня. Рана была неглубокой, но как минимум на пару недель сделала его практически безногим инвалидом.

- Ешкины палки... Кахатэни, на часы! Саша, быстро медицинский набор!

Вася стойко терпел, пока ему резали штанину, поливали рану антисептиком и заматывали тугой повязкой, хотя это было очень и очень больно - по себе знаю.

Получасовой отдых на окраине леса принес с собой заново разработанный план действий. Согласно тому, что рассказывал мне папа, где-то в этих местах был брошенный в 1978 году то ли город, то ли поселок и вроде бы железная дорога.

В городе мы могли отдохнуть и как следует заняться лечением раненого, к тому же держать оборону в городе и в лесу - абсолютно разное дело. К слову, еще я тешил себя надеждой найти в городе хотя бы немного патронов или оружия, которые можно использовать или продать по возвращении в расположение Кордона.

Кахатэни этот план одобрила, сверившись с показаниями сканера, Сашка молча пожал плечами а Василий пропыхтел, что как-нибудь дойдет.

- Товарищи болтуны, за нами Тени идут. Много. - Кахатэни постучала по клавишам тревожно пискнувшего сканера и вскочила на ноги.

- Таким ходом нам от них не уйти. - Саша вздохнул.

- У меня есть идея, - Кахатэни очень боевито тряхнула цветным хвостом и положила изящную лапку на кобуру. - Саша, помоги Ваське дойти до города, окопайтесь там и так далее. Мы их здесь задержим на сколько сможем. Ну, чего ждете, идиоты, быстрее! - Кахатэни гаркнула на Сашу, тот помог Василию встать и они так быстро, как только могли, помчались в лес.

Я удобно встал на одно колено, меховым локтем на бедро, так что легкий Винторез оказался целиком прямо напротив моего глаза. Кахатэни встала около меня, держа руку на рукоятке огромного длинного пистолета.

Четыре секунды, три, две, одна... Тени выскочили из ниоткуда прямо перед нами. В тот же миг надо мной прогремел выстрел тяжелого дезерт игла, мой винторез тоненько запел струйками газа из глушителя и добрый десяток пуль за пару секунд превратил в пепел половину демонов.


Кахатэни тяжело дышала, протирая пучком травы катану, испачканную черно-матовой кровью демонов. Я закончил собирать пепел в сталкерский мешочек для трофеев и сел около нее.

- Отличная была схватка, двадцать два демона как один!

Кахатэни молчала, ожесточенно протирая лезвие меча и рисуя порезать себе пальцы.

- Ну ладно тебе, не обижайся. Просто я люблю побеждать. А еще ты подумай, что мы Ваське и Сашке отступление безопасное устроили...

Кахатэни слегка улыбнулась и воткнула катану острием в землю.

- Угу, ты как всегда прав, Пешка, только мне страшно и у меня ранка над ухом. Посмотришь?

Царапинку на цветной макушке Кахатэни залечить удалось довольно быстро при помощи куска пластыря, капельки йода и моих познаний в первой помощи. После конца процедуры мы неторопливым шагом пошли в лес, словно на прогулку. Сканер и мое чутье показывали идеальную чистоту пространства далеко вокруг нас, однако я держал ружье в руках, а винтовку на спине. Кахатэни вела меня под руку. После удачной победоносной схватки у нас было отличное настроение.


Маленький полустанок переливался всеми цветами зеленого. Покинутую деревушку оккупировали разнообразные растения, от мха до кустарника из асфальтовых дорожек. Ржавые качели на детской площадке слегка покачивались от ветра, который пригнал грозовую тучу. Яркое летнее солнце за пару минут скрылось за черными облаками.

- Кахатэни, скоро дождик пойдет. Надо быстрее искать наших! - Мы водили носами по окружающей местности.

- Пешка, полагайся на интуицию. Вот мне кажется, что они там сидят, - Кахатэни вытянула забинтованную от локтя до запястья шерстяную руку и показала когтем в сторону маленькой будки на возвышении около ржавой железной дороги.

Кахатэни помчалась передо мной, стуча ботинками по травянистому асфальту и ловко огибая темные, свежие от мха углы кирпичных домиков. Я едва поспевал за своим шерстяным сородичем, на ходу кое-как вставляя в ружье патрон. Мы пересекли темную травянистую дорожку. Некогда она была посыпана песком, и вела через детскую площадку, но теперь площадка превратилась в заросли кустов, а дорожка - в лесную тропинку.

Мы успешно добрались до большой будки оператора железной дороги, торчавшей на высоких стальных опорах над землей. Когда мы распахнули дверь, на нас были направлены два автоматных дула.

- Ого, нихрена себе нас тут встречают, Пешка! - Катя ткнула меня остреньким локотком в бок. - Мы значит под дождиком бегаем их, обормотов, ищем, а они нам пулеметами грозят! -Кахатэни показала брату язык а Сашка, все еще бледный, успокоенно вздохнул.

- Добрались-таки... Ну как вы там с Тенями, разобрались?

- Да уж, Саша, и не говори - сделали в капусту. - Кахатэни внезапно развеселилась и теперь довольно скалила клыки, сидя на хлипкой табуретке. - А вон в углу рация стоит, - она ткнула пальцем в накрытый прямоугольный предмет, который вначале Саша принял за тумбочку. -Кахатэни сдернула с предмета пыльное зеленое покрывало. Это и правда была тумбочка...

-Господа солдаты, а я вот боюсь, что дальше идти не смогу. - Василий лежал на полу, морщась от боли при каждом прикосновении к ноге.

Положение было окончательно испорчено сообщением радиосистемы общего оповещения: около позиций Кордона началась крупная спецоперация. Подробности сообщения были понятны лишь мне, и увы, стало ясно: пути назад нам нет.



- Ну и что будем делать? - Мрачная Кахатэни поигрывала катаной.

Саша курил сигарету, несмотря на мои строжайшие запреты. Он сидел на влажном после дождика асфальте около одной из опор будки и глядел на заброшенный город, который распустился всеми цветами весны.

- Я не знаю, Кахатэни. Давайте прикинем, что у нас осталось. - Василий подсчитал в мозгах оставшиеся патроны.- Пять рожков у Саши, четыре у меня, шесть у Пешки и Тэннина катана.

-Скудновато, Вася, скудновато. А я вот сомневаюсь что мы вообще до ночи в живых останемся, если тут и дальше торчать будем.

Мои товарищи уставились на меня изумленными глазами.

- Я вам не сразу сказал, друзья... Посмотрите воон на тот сортир,- я вытянул лапу в сторону стоявшей неподалеку зеленой кабинки.

- Ну и что там? - Кахатэни поморщилась и ничего такого не обнаружила.

- А вот что! - я подошел к сортиру и поднял с земли никем, кроме меня, незамеченную кость. Человеческую.

- Обана... Значит, город место небезопасное. - Сашка вздохнул и снял с плеча автомат. Кахатэни стало страшно, и она попеременно жалась то ко мне, то к брату.


Я прошелся кругом вокруг своих товарищей. Саша с невозмутимым видом проверял прочность соединения штыка и Калашникова, в которой он начал сомневаться после хорошего удара штыком назойливого Теня. Его ледяное спокойствие заставило нервничать меня. Тот Сашка, с которым я пил водку в кабаке, сейчас вел бы себя совсем по-другому.

У девушки, с которой я целовался в кустах и которую обожал, явно начали сдавать нервы. С ней нужно было срочно провести серьезный разговор наедине.

Василий один пробовал сохранить смелость. Он за полчаса как-то осунулся и слегка побледнел, но тем крепче сжималась его рука на рукояти оружия.

Я перетрусил, как обычно, но выдавать это кому-либо не позволяла гордость Пса-сталкера. Впрочем, из-за нее я частенько "выруливал" из всяких плохих ситуаций. Только благодаря гордости за себя и за армию, в которой я кое-как числился, можно было разнести голову Тени напополам обычным штык-ножом. Увы, мой Винторез не предполагал крепления оного под дуло, а ружье тем более.


- Кахатэни, пошли пройдемся.

Девушка испуганно взглянула на меня, едва не поджимая хвостик. Этого еще не хватало...

- Я сказал пошли! - Мне ничего не осталось сделать, как ухватить ее за забинтованную руку и повести на заросшую кустами детскую площадку справа от нашего полустанка. Мы перешли несколько веток железнодорожных путей, когда я наконец увидел то, о чем мне рассказывал отец в детстве. Моя душа заныла от вида одного из самых таинственных проектов России - Пустынного Рельса.

Вдоль кромки леса стояли высокие, толстые бетонные опоры, каждая в форме сильно вытянутого конуса с площадкой наверху. Кахатэни открыла рот и уставилась на сооружения времен СССР.

На опорах высотой по тридцать метров возвышался темный матовый "шланг". Он был словно сплетен из толстенных черных проводов, а сквозь просветы в нем был виден сверкающий Рельс и опоры. К "шлангу" вела лесенка на одной из опор, а сама черная труба из проводов уходила к горизонту в обе стороны.

- Пешка, что это? - Кахатэни подняла упавшие в самом начале беседы ушки и поставила их кончиками к небу. Для Пса это признак окрепшего духа. Мои уши кое-как тоже смотрели наверх.

- Про эту штуку мне рассказывал папа. Он говорил, что это некий суперсекретный транспортный проект Советского Союза через Пустошь, хотя я наверное уже забыл половину его рассказов...

- Как красиво! - Кахатэни присела на корточки и принялась внимательно изучать "шланг" со своего зрительского места, от волнения подметая хвостом траву.

- Да, ты права... - Пустынный Рельс и правда завораживал своим масштабом. Он тянулся словно бесконечная лента на опорах, от одного конца света до другого, не прерываясь нигде.

Около Рельса выделялась из леса маленькая трансформаторная станция, обнесенная высоким забором, на котором еще виднелась надпись "Не входи, убьет!".

- Ну, мохнатка, пойдем Сашу и Ваську звать?

Кахатэни взяла мою протянутую руку и встала. Ее глаза выглядели возбужденными увиденным зрелищем, но теперь страх уступил место любопытству и жажде исследования.

Красивая девушка-собака в черном костюме с рукоятью меча над правым плечом скрылась в кустах на детской площадке. Я оглянулся еще раз на Пустынный Рельс. Внезапно из кустов раздался девичий крик. Я со всех ног на выручку моей любимой.


Кахатэни отчаянно размахивала сверкающей катаной перед носом зеленого, блестящего, откормленного гумма. То ли от неожиданности, то ли почему-то еще, она не наносила ударов, а лишь отбивала меткие тяжелые выпады гумма. Если бы ее меч был сделан из стали, он бы успел сломаться уже несколько раз, но титановое лезвие выдерживало, а демон успел получить несколько серьезных порезов на когтистых лапищах.

Так, что же надо делать при виде гумма... Я настолько испугался твари, что начисто забыл все приемы ведения стрелкового боя. Винторез существовать для меня перестал, в тумане под руку попалась теплая синяя рукоятка ружья.

После выстрела в упор гумм повернулся ко мне. Мои лапы подкосились, я упал на колени и перед тем как отключиться, успел бабахнуть демону в рожу еще раз. Потом меня накрыла тьма.



Темнота, синие и зеленые круги перед глазами. Потом я ощутил свои штаны, сапоги и неудобно вывернутый наружу хвост. Начало давить на грудь лежащее на мне ружье. Наконец меня пощекотали знакомые мягкие усы и кто-то лизнул меня в нос.

- Пешка, а ну вставай! Ну что это такое, как малыш! - Кахатэни сидела около меня, пытаясь стащить с моей груди ружье. Ремень не давал это сделать, и тяжеленный синий дробовик продолжал на меня давить.

-Ой, доброе утро, шерстяная... Сколько я отдыхал? - Я медленно поднялся и высвободил плечо из-под ружейного ремня. Кахатэни сморщила нос, показала мне клыки и язык.

- Минут десять. Слушай, научи меня как-нибудь этих высоких зеленых уродов долбать? Я ему раза три в сердце ткнула, а он не протыкается.. - Кахатэни с сомнением поглядела на свой меч.

-Эх ты, таких простых вещей не знаешь... - я слабо улыбнулся и наконец-то сел по-турецки около красавицы.- Тот орган, что у нас, людей, именуется сердцем, у гуммов торчит в башке. Да-да, Катя, снеся голову гумму ты отправишь его на тот свет. Выстрелы и удары в корпус тоже наносят ему сильные повреждения, но как ты сама заметила, гораздо меньшие. - Я подобрал тяжелый самурайский меч, вложил его в шерстяную ладонь Кахатэни и сомкнул ее пальцы на рукояти. - Хорошая штука, я даже не думал что ты так ловко будешь с ней управляться.

Кахатэни снова улыбнулась своей красно-бежевой мордочкой с белыми отметинами вокруг карих глаз.

К нам подбежал Саша, гремя Калашниковым. Кахатэни в двух словах описала схватку с демоном, а я принялся вставлять три красных патрона в ружье через зарядное отверстие внизу ствольной коробки.

Вася все это время сидел около своей операторской будки, слыша выстрелы, крики и сгорая от волнения за любимую сестру. Он попробовал ползти в сторону кустов, но ранение бедра не давало без страшной боли проползти даже половины шага. Бедному милиционеру не оставалось ничего, как держать на мушке своего укороченного автомата кустарник.


Через несколько минут мы собрались около Василия, который не выпускал сестру из объятий. Кахатэни выбралась из его рук довольно помятой, но довольной.

- Ну и что дальше? - Васька уныло посмотрел вначале на меня, затем на Сашу. Последний вызывал у меня все больше и больше удивления. Солдат не только не побежал на помощь Кахатэни, но даже не поинтересовался, кто на нее напал, хотя громадные гуммовские когти я забрал уже после его прихода.

Одним словом, Сашка вел себя очень странно. Он непрерывно таращился на Рельс, как на что-то давно ему знакомое, но все еще интересующее.

-Так, господа, сматываемся!-Кахатэни упруго подпрыгнула на своих мягких лапах и схватила рюкзак. - Сюда идут Тени, больно много для наших скудных боезапасов.

- Кахатэни, притормози! Куда мы Васю-то денем?

- Черт, надо что-то делать! У нас десять минут от силы! - Ее волчьи глаза сузились, она стала похожа на странствующую воительницу из Средних Веков. Сходство добавлял меч над плечом, но отнимал пистолет на бедре.

Тут наконец-то подал голос странный Саша.

- Я знаю, что делать. Идите за мной! - Он повернулся и пошел прямиком в сторону Пустынного Рельса. Я взял Василия под левое плечо, меховой самурай под правое и кое-как мы побежали за солдатом.

Саша пинком открыл потайной закуток в опоре Рельса, повозился с разноцветными рубильниками, в закутке зажглись разноцветные лампочки, что-то пискнуло и над нашими головами раздался легкий гул.

Солдат Саша привел в действие суперсекретный проект "Пустынный Рельс". Это было очень интересно, как он сумел это сделать, но времени выяснять не было - и у меня, и у Кати на локаторах светились десятки точек-врагов, шедших в нашу сторону.

- Чего ждете? -Саша рявкнул и отворил дверь со внутренней стороны Н-образной бетонной опоры Рельса. Кахатэни кое-как затащила за собой брата, а я прыгнул в дверь последним, успев пустить на прощание несколько пуль приближающимся Теням.

Внутри шланга из проводов свистел ветер. Провода толщиной с мою руку заметно гудели, время от времени по их поверхности пробегали синие разряды. Проводной каркас Рельса имел около пяти метров в диаметре, около "пола" ровно посреди шланга тянулся блестящий, широкий, прочный Рельс. По рассказам папы, тянулся на тысячи километров, от центра бескрайней России до пыльного Казахстана. Интересно, как военные спрятали такую махину, что я ее не заметил до сегодняшнего дня?

Саша коснулся рукой рельса. Слева что-то засвистело, несясь в нашу сторону. Кахатэни и я инстинктивно пригнулись, слегка придавив вконец замученного Василия к бетонной площадке, а Саша слегка отошел от Рельса.

К нам подкатила маленькая блестящая тележка на восьми маленький сверкающих роликах. Из чего были построены Рельс и та тележка, осталось мне неизвестным. Саша молча залез на переднее сиденье, жестом приказав сделать как он.

- Катя, возьми Васин автомат! - Я заталкивал нашего инвалида в тележку, и мне очень сильно мешал его АКСУ.

Кахатэни схватила автомат брата и залезла в стальной драндулет только после того, как убедилась что наши рюкзаки и я уже в тележке.


Саша нажал красную кнопку на том месте, где у автомобилей расположена приборная доска, тележка тоненько завыла и покатилась по Рельсу, набирая скорость. Внизу, под Рельсом, сквозь проводные стенки шланга, были видны беснующиеся Тени.

-Может ты объяснишь, что происходит? -Кахатэни тронула Сашу за плечо.

- Угу, как только доедем. -Сашка выглядел мрачноватым, и не спускал руки с автомата.

-Доедем... Куда? - Вопрос мой получился синхронным с вопросом Тэнни. Вася лежал в отключке.

- Всем молчать! Никаких вопросов! Ясно, козлы? - Голос Саши изменился на более низкий. Он полуобернулся к нам, в его руке был Макаров, смотревший мне в грудь. - Кто дернется - пристрелю!

- Саша, ты совсем с ума сошел? - Кахатэни уставилась на солдата. Жаль, что до него целый ряд сидений, я бы показал этому зазнавшемуся придурку...

- Молчи, дура!

Кахатэни оскалилась, щелкнула зубами и потянулась к своему Дезерт Иглу, когда над ее ухом просвистела пуля.

- Я же предупреждал - не дергаться, уроды!

Кахатэни снова щелкнула клыками и прижала уши. Я схватил ее за руку и крепко сжал, едва не поранив своими когтями и шепнул ей на ухо:

- Не надо... У него фора во времени. Приедем, куда он нас везет, авось разберемся.

- Хорошо. - Кахатэни убрала руку с бедра, на котором висел пистолет.

- Саша, может перестанешь ее на мушке держать? - Через несколько минут езды на мототележке я утомился глядеть на черное дуло пистолета, каждую секунду ожидая выстрела.

- Чтобы твоя дура-подружка меня пристрелила, да? - Даже Сашино лицо изменилось. Словно бы передо мной сидел абсолютно другой человек. Интересно, куда мы едем, зачем он притворялся? Если бы Вася был с нами, он бы все объяснил. Но у Васи кровопотеря и он устал, и поэтому он сейчас спит.

Тележка вскоре начала замедлять ход. Мы с Кахатэни задышали чаще - приближался пункт назначения. Что нас там ждало - не знал никто.

Сверкающая дрезина подкатила по Рельсу к небольшой бетонной площадке. Здесь шланг из проводов под напряжением временно прерывался. Саша-предатель вылез из тележки первым, жестом приказав нам следовать за ним. Он отошел от тележки на десяток метров, спной к таинственным постройкам. Их я опишу чуть позже - сейчас меня волнует то, что меня и Кахатэни держит на прицеле наш "друг".

-Ну все, милые мои, мы приехали. - На губах солдата играла издевательская улыбка.- Оружие на землю, медленно, без фокусов, и я позволю вам перед смертью полюбоваться видом.

Я аккуратно, не торопясь, уложил на площадку Пустынного Рельса дробовик, винтовку и папин пистолет. Вскоре там же лежала Тэннина катана и пистолет. Я взял свою подругу за теплую меховую руку и мы повернулись лицом к Саше. Тот опустил Макаров и поманил нас к себе.

Мы подошли к краю площадки, все еще держась за руки.

Разрушенная база - так лучше всего можно было назвать то, что мы увидели. Под площадкой Рельса был хоздвор, там стояли проржавевшие насквозь трактора и два прицепа. Кое-где лежали разрозненные скелеты, многие с автоматами... Интересно, Саша понял, что здесь давным-давно была бойня?

За хоздвором возвышался маленький заводик. Из земли торчали бетонные плиты забора, над ними возвышались большие цистерны с идущими из них трубами, по-видимому, для химической продукции. Некоторые цистерны являлись железнодорожными платформами, попросту поставленными на опоры. За ними виднелись полуразрушенные цеха, полные неизвестного мне оборудования, станков и труб от цистерн.

- Саша, или как тебя там звать, теперь настало время узнать правду. Кто ты? Куда ты нас привез?

- Я не привез, вы сами приехали. - Саша снова осклабился. - Я действительно Саша, и действительно некогда был солдатом. Правда последние полгода у меня были несколько иные цели. - Глаза Сашки горели нехорошим огнем. - Одни хорошие люди предложили мне кругленькую сумму за то, что я привезу им кое-что с заброшенной сталкерской базы. Попасть сюда можно только по Пустынному Рельсу, а до него я бы один не дошел. Пешка, огромное тебе спасибо, дурак ты мохнатый, что привез меня сюда. Теперь я с чистой совестью застрелю вас троих, заберу то, зачем приехал и смотаюсь за границу. - Саша захохотал. Внезапно воздух огласил треск автомата, Сашка крякнул, хлебнул ртом воздуха и упал вниз, с площадки на трактора.

Василий слабо улыбнулся, держа в руках автомат, и тут же снова отключился.

- Вот так, Катя. Это называется Божье провидение. - Я снова ощутил цвета жизни, после такого неожиданного и воистину Божественного избавления от угрозы. Кахатэни лизнула меня в нос и бросилась ухаживать за братом, а я подошел к нашему оружию, намереваясь вернуть себе ружье и винтовку.

- Не двигаться.

Позади меня раздался незнакомый женский голос и угрожающее "трик-трак", которое я мог определить лишь как звук вошедшего в ствол патрона 12 калибра.

Черти драные, как же мне надоели ублюдки с оружием... Два за полчаса это уже перебор...

Позади меня стояла женщина лет тридцати, плотного телосложения. Лицо ее было закрыто стальным шлемом с характерным забралом, смотровая щель которого была закрыта синим плексигласом. Типичный шлем богатого рейдера.

- Ну и кто ты, воительница разрушенных заводов?

- Тебе-то какая разница, меховичок? - Рейлерша подошла поближе и перехватила ружье поудобнее. У нее был ОЦ-23 - плохая штука. Всего три патрона, но в каждом патроне пороха и дроби как во всем магазине моего Спас-12.

Кахатэни рядом не было. Я вообще не мог поймать ее взглядом.

- Кого ищешь, сталкер? Тут кроме нас никого нет, помощи не жди! - Женщина в доспехах хихикнула, но тут же посерьезнела. - Или есть?

- Нет, нет, что вы, я тут один брожу. Я же сталкер, или как?

- Да? Один? А чей это там ПМ валяется? - Рейдерша еще приблизилась и заглянула вниз с края площадки. - Ага, так значит ты еще и человека убил, сволочь шерстяная. Ух, ненавижу вас, Псов!

В принципе, она близко, можно выбить у нее ногой ружье, но...

Рейдерша размахнулась и ударила меня прикладом короткого, но очень тяжелого ОЦ в грудь. Сердце екнуло, я упал, моя голова повисла надо пропастью.

Я закрыл глаза и приготовился к смерти. Господи, прошу тебя, помоги мне который раз за день! Я не хочу так быстро терять Кахатэни, я ее люблю!

Надо мной раздался резкий металлический "чирк" и на меня брызнуло что-то теплое. Я открыл глаза - рейдерша тяжело упала около меня, истекая кровью. Ее голова в шлеме лежала отдельно от туловища, а над нами возвышалась суровая койотиха с сиреневой катаной в изящных лапах. Кахатэни была без ботинок - так она сумела неслышно подобраться к рейдерше, рискую каждую секунду получить смертельную порцию свинца в живот!

Она помогла мне подняться на ноги и мы слились в долгом, нежном поцелуе. Так можем только мы, Псы Войны, целоваться над телами поверженных врагов. После своей смерти предатель и рейдерша перестали для нас существовать. Я гладил ее длинную красивую морду с красной полоской и белыми отметинами вокруг глаз, целовал длинные мягкие усы и влажный прохладный нос, а она нежно царапала мне шею своими коготками.

- Пешка, я никому не дам тебя в обиду. - Кахатэни улыбнулась и засунула меч в заспинные ножны.

- А я тем паче, солнышко. Только вот защищать тебя я буду - все-таки я мужчина, а ты девушка, существо хрупкое. - Кахатэни недовольно прижала ушки. - Хрупкое, но с мускулами и мечом. Зато очень красивое. - Кахатэни довольно оскалилась.

Наши ласки прервал вой у меня за спиной. Кахатэни оскалилась, словно волчица, сунула мне в руки мою винтовку и разнесла Теня, приближавшегося к нам, на куски из своего пистолета.

- Ого, хорошие пульки!

- Разрывные, Пешка. -Кахатэни убрала пистолет в кобуру и взяла катану наизготовку. - Целься!

С подхода к Рельсовой площадке перли и перли Тени. Едва голова демона появлялась над краем, как получала пулю калибра 9 мм из моей винтовки и демон превращался в пепел. Когда я менял магазин, в дело вступала Кахатэни, успевая за несколько секунд искрошить пару демонов. Во время ближнего боя моя любимица превращалась в вихрь, из которого появлялись то хвост, то меч, то когтистая рука, наносящая удар в висок Тени.


Через несколько минут веселой стрельбы я с печалью обнаружил, что примкнул к Винторезу предпоследний рожок.

- Кахатэни, у меня патроны на исходе. Надо куда-то отступать!

- Я тоже устала. - Кахатэни вытерла пот рукавом черной рубашки. - Я возьму-ка Васькин автомат.

Еще две минуты, оглашаемые стрельбой Кахатэни из АКС74У, еще два десятка убитых Теней и куча пепла стоимостью кредитов триста, когда патроны кончились и к Васиному оружию. Вася все еще лежал без сознания.

- Ладно, Кахатэни, прячься! - Я бросился к телу рейдерши, еще давно приметив у нее на поясе несколько гранат. На лестницу выскочил гумм, но тут же упал обратно - очередь из пяти бронебойных патронов не выдержит даже высокобронированный монстр. Я бросил гранату на основание лестницы, вниз. Прогремел взрыв, лестница обрушилась на скопление демонов внизу. Бой был окончен, ноль-пятьдесят в нашу пользу, приблизительно.

- Ну и что будем делать? Эти гады скоро снова как-нибудь сюда залезут. - Кахатэни тяжело дышала. Ей пришлось зарубить и заколоть около десятка Теней, что весьма утомительно.

-Тэнни, садись в тележку. Мы отсюда уезжаем.

Я дождался, пока Кахатэни усядется в блестящей дрезине на Рельсе поудобнее, подобрал Сашин Макаров и отдал его цветной койотихе.

- Все, солнышко, а теперь езжай.

Кахатэни на секунду обомлела, открыв пасть, а потом ее глаза медленно налились гневом.

- Ты что, хочешь сказать, урод, что остаешься? - Кахатэни сморщила нос и показала мне двухсантиметровые белоснежные клыки, едва не рыча от злости.

- Да, Тэнни, я остаюсь. Кто-то должен взорвать Рельс, иначе по нему нас попросту догонят. Если бы не эта площадка с такими удобными для монстров пандусами, и если бы у меня был часовой механизм, я бы поехал с тобой.

Кахатэни медленно потянулась к тяжелому пистолету, подсознательно желая меня пристрелить. Я перехватил ее забинтованную лапку, и поцеловал.

- Кахатэни, давно надо было сказать тебе это. Я влюбился в тебя, как только увидел в первый раз. Чтобы доказать это, чтобы дать тебе и Василию шанс спастись, я остаюсь здесь. Это не пустая плата 0 две жизни ценнее чем одна.

Кахатэни поняла, что меня не отговорить. Ее мордочка склонилась к земле, по шерстяной щеке скатилась блестящая слезинка.

- Ну что ты, милая... Не плачь, тебе нужно зорко следить за дорогой. У Васька в штанах второй Макаров должен быть и Стечкин у него на поясе, не забудь про это!

Кахатэни ничего не ответила. Она взглянула на меня грустными оранжевыми глазками, в которых стояли слезы и неподдельное горе. Я отвернулся - мне хотелось запомнить ее смеющейся победительницей после жестокого боя.

- Все, они сейчас влезут сюда. - Внизу Тени действительно вовсю сооружали покатую насыпь из мусора. Им осталось работать недолго - семь-восемь минут. - Прощай, Кахатэни, урожденная воительница Льговская. Передавай мой привет своему брату, скажу ему, что он реальный мужик и крутой мент.

Кахатэни поцеловала меня на прощание. Это был самый сладкий поцелуй за всю мою жизнь, в него мы вложили все, что питали друг к другу. Она через силу улыбнулась, сглотнула слезы и выпустила мою лапу.

- Прощай, милая. Я люблю тебя.

Кахатэни всхлипнула и посмотрела на меня в последний раз.

- Езжай, Тэнни, и береги себя. Удачи, милая! - я сильно нажал красную кнопку старта дрезины. Неведомый блестящий железнодорожный аппарат засвистел, быстро унося вдаль любимую мордочку с красной полоской и брата моей любимой. Я вздохнул, и принялся раскладывать по Рельсу и площадке гранаты рейдерши. Семи ее гранат как раз хватило, чтобы уничтожить весь Рельс на участке взрыва.

Взрыв, которым я подорвал лестницу, повредил часть проводов, составлявших шланг Рельса. Один из них удобно свисал к земле. Я плюнул на него - искры не последовало, значит, он не под напряжением.

Я выдернул кольцо, зеленой молнией метнулся к проводу и съехал на нем прямо в гущу Теней, обжигая подушечки ладоней от провод. Над моей головой прогремела цепочка удивительной силы взрывов, в которой утонула моя очередь, положившая окружавших меня демонов на лопатки.

Я бросился вперед со всех ног, кое-как расстреливая монстров, которые пробовали преградить мне путь. Сзади трещали опоры и сама платформа, падая как раз на меня.

Через несколько секунд сзади со всей дури шандарахнуло от землю, меня ударило хлопком воздуха в спину и даже немного подбросило. Толпу Теней, которые устремились за мной, раздавило в лепешку. Таким же блином оказался бы и я, если бы бежал медленнее. Винторез умолк, я приставил к нему последний рожок, и заметил интересного противника.


Вроде попрыгунчик, такой же, как другие, только наряженные в стальные доспехи. Точнее, в их импровизацию - роль шлема играла бочка с надписью "ГСМ" с пробитыми в ней дырками для глаз твари, нагрудником являлась крышка автомобильного моторного отделения, и так далее. Я пустил гаду очередь в голову, но промахнулся - попрыгунчик оказался очень увертливым, так и кружил вокруг меня. Ему на выручку тут же прибежали два гумма, и остаток патронов я потратил на них. Когда второй упал, не добежав до меня жалких пары метров, я ощутил смрадное дыхание себе в затылок. Пока я сражался, попрыгунчик подобрался ко мне сзади. Снова меня выручили мои быстрые мягкие лапки - я со всей силы шандарахнул попрыгунчика винтовкой в бочку-шлем, держа ее за ствол. Получилась вроде как дубина, тварь на несколько секунд была оглушена.


Ружье снимать со спины было некогда, да и сомневался я, что дробовыми патронами убью попрыгунчика в доспехах. Прямо передо мной был удобный пролом в заборе, стояла пара бочек, над бочками возвышалась выщербленная стена, а из стены торчал кусок громадной сливной трубы. Главная опасность заключалась в том, что под сливной трубой был большой зловонный пруд неких отходов, в котором уже купался гумм.

За мной снова затрещал попрыгунчик, размахивая отравленными хелицерами, покрытыми длинными зазубренными иголками с которых падали черные капли паралитического яда, как и положено попрыгунчикам. Мне удалось с перепугу задать хороший темп дыхания и бега, попрыгунчик меня не догонял, а гумму плыть до "берега" пруда было слишком долго.

Я вскочил на нижнюю бочку, кое-как залез на верхнюю, едва не упав с бочек в пруд к гумму, а потом ухватился за выщербленные временем, пулями и растениями кирпичи и полез. Когда я схватился за край трубы и подтянулся, уже лежа животом на ее краю, ногу обожгла страшная боль. Я кое-как залез внутрь трубы со своим полупустым рюкзаком и отполз на несколько метров от края. Все, теперь им меня не достать.

Из штанины торчали три черные блестящие пятисантиметровые иголки. Я достал нож, аккуратно распорол штанину - каждое неосторожное движение причиняло боль, и кое-как подцепил первую иголку лезвием ножа за зазубрину. Вытаскивать иголки было пыткой - из зазубрины рвали кожу, мех на лапе и так уже был в крови, словно мочалка. Зато я успел вобрать в себя относительно немного яда, а после того как я сделал себе укол антидота, стало совсем хорошо и я мог вдоволь плакать о своей любимой койотихе Кахатэни.




Внизу, под моей трубой бесновались полчища скваххеров, по которым ходил, нещадно давя черные "шляпы" большой попрыгунчик в доспехах. Никто из них не мог меня достать - моя труба была в двадцати метрах над землей, имела диаметр около пяти метров и длину целого участка - двадцать. Другой ее конец находился в каком-то цехе, и был разрушен.

Из другой ее половинки мне грозили кулаками пара Теней и прыгали несколько скваххеров. Я бы, конечно, мог пристрелить Теней ради удовольствия, но я не хотел попусту тратить патроны. К тому же смотреть на голодную тварь, которая хочет тобой пообедать, а не может - весьма приятное зрелище. Я показал демонам язык, один из скваххеров мерзко завыл от досады и попытался с "разбега" перепрыгнуть двадцатиметровый провал в цех.

Твари не повезло - недолет составил девять десятых всего пространства, и маслянистая черная шляпа разбилась при падении об бетонную плиту под нами.


Мне было не намного лучше - яд попрыгунчика в доспехах проникал в кровь, двигаться становилось чуть тяжелее чем обычно. Еще несколько часов,и я буду парализован на месяцы и умру от жажды. Нет, такая перспектива меня не устраивает, часок полюбуюсь местностью и попробую куда-нибудь выползти. Патроны и ружье у меня есть, а еще есть пистолет и граната.

Я передернул цевье дробовика, прицелился и бабахнул в одного из Теней в другом куске трубы. Демон-губитель рода людского захрипел, хватая воздух дырками в груди от дроби и рассыпался кучей пепла. Его товарищ тут же принялся поедать останки бывшего соратника. Демоны...

Я вытащил из рюкзака удостоверение вольного охотника армии Российской Федерации. Жалко, что я ни разу не побывал в прекрасном, светлом Зеленограде... Я вздохнул, представляя себе зеленые, чистые улицы города, едущие машины, и людей, которые не ведают тягостей Войны.

С фотографии в "корочке" на меня смотрел молодой Пес с бежево-черной мордой и задорным выражением глаз. Интересно, как я выгляжу сейчас? Жалко, рядом нет ни зеркала, ни чего-нибудь блестящего...

Интересно, как там моя любимица, Кахатэни? Она девушка умная, с Рельсом обращаться вроде умеет... Дай Бог им с Васькой добраться до Кордона невредимыми. Васька отличный мужик, хотя и чудной немного, а Катя - просто солнышко...

Солнышко светит мне в лицо, вороны каркают на деревьях, ветерок шевелит мех на голове... Красота...


Нет, это совсем не дело - я отключился на пару минут. Видимо, яд попрыгунчика-извращенца сильнее, чем обычного. Ну да ладно, все равно вид разбитого научного городка меня слегка забодал.

Я вставил в ружье патрон, дернул цевье, вставил еще один - теперь мой дробовик заряжен. К отцовскому пистолету есть аж три обоймы патронов - великолепно.

Внизу, под моей трубой, все еще бродил кругами и скрипел попрыгунчик-переросток. Скваххеры оттуда куда-то делись, видимо, поняли что попрыгунчик их передавит нафиг. Я осторожно высунул морду из трубы. Попрыгунчик тут же оживился, пританцовывая прямо под трубой. До него около пятнадцати метров - а у меня остались лишь патроны с мелкой дробью, с такого расстояния мне его, пожалуй, не застрелить.

Сорок дробинок одновременно попали демону в голову. Часть из них расплющилась об шлем, часть отрикошетила и едва не попала в меня, часть вонзилась ему в голову. Пока попрыгунчик вертелся, орал непотребные демонические слова и чесал свою уродливую башку зазубренными лапами, я кое-как скатился по кучам мусора на землю и набил себе шишку на голове.

Тварь развернулась ко мне, щелкнула острейшими хелицерами, благодаря которым на моей лапе рваная рана и у меня в крови смертельный яд. Первый мой выстрел испортил одну челюсть Попрыгунчика, второй попал ему в "физиономию", третий снова в челюсть, всего восемь выстрелов.

Попрыгунчик лишился своих ядовитых жвал, лишился одной ноги, благодаря которой он мог прыгать, но из-за импровизированных доспехов он смог дойти до меня. Над моей шерстяной головой нависла мерзкая зубастая дырка, из которой сочилась зеленая кровь демона.

Я нажал на спуск, но ружье только щелкнуло - подствольный магазин был пуст. Я со скоростью молнии выхватил маленькую шарообразную гранату ПСО-4 - мой неприкасаемый запас, я даже и не вспомню, сколько той гранате лет, засунул ее в пасть Попрыгунчика и выдернул кольцо. Едва я успел выскочить из-под него, как за моей спиной сверкнуло, в ушах воцарился звук горного обвала, а в спину мне вонзился осколок гранаты. Я приземлился недалеко от места взрыва, из-за осколков камней вокруг начали выползать схоронившиеся там скваххеры. Ближайший получил половину обоймы, крякнул и помер на том же месте, где я его заметил.

Второй скваххер оказался более удачливым, и успел доползти почти до меня, но пуля его прикончила. На третьего патронов у меня не осталось.

- Прощай, Кахатэни.. - Я успел вспомнить ее усатую мордочку с белыми отметинами вокруг глаз, увидеть как черная маслянистая шляпа выпускает зубы...

Где-то вдалеке прокатилась длинная пулеметная очередь, сгоняя птиц с сухих деревьев. Меня поглотила тьма.


Конец.


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Сергей Платов «Собака снова человек!»
Динго (Иван Белов) «Голубые береты. Границы Родины »
Александр Сильварг «Вынуждающие Обстоятельства»
Redgerra
19:39 21.11.2012
Если хороший, то нарисуй рисунки к рассказу - вот и будет как бы продолжение. Во всяком случае, станет лучше.
Либерти
19:29 21.11.2012
продолжить я конечно за всеми лапами но я неочень умею писать ведь я художник а не писатель
Redgerra
08:55 21.11.2012
Ну, у автора целый цикл про Катахэни, борьбу людей и псов с демонами, правда, недописанный. Читал остальные части? На ФТ есть. Ну а хочешь проды - напиши. Но, конечно, с не худшим качеством.
Либерти
03:52 21.11.2012
неужели нет никого ктобы мог продолжить эту историю в честь об авторе
Redgerra
19:10 20.11.2012
Нет, я с фурри познакомился уже после. Но автор действительно был талант, и благодаря ему Ренар написал "Ошейник для лисицы".
Либерти
18:42 20.11.2012
а вы знали его
Либерти
18:17 20.11.2012
прошу прошение и соболзнование ( у менят не слов чтобы чтото сказать)
Redgerra
08:48 20.11.2012
Автор умер... так что если прода будет, то не им написанная.
Либерти
08:38 20.11.2012
у меня вопрос есть ли продолжение книги сталкер пешки или когда будет продолжение просьба писать в личку
Ошибка в тексте
Рассказ: Сталкер Пешка
Сообщение: