Will A. Sanborn
«Научиться летать...»
Скачать
#хуман #кот #инопланетянин #фантастика #верность #NO YIFF

НАУЧИТЬСЯ ЛЕТАТЬ...

Will A. Sanborn


Сознание медленно вернулось ко мне, и я наконец вынырнул из забытья...

Подняв непривычно тяжелые веки, я пару раз моргнул, пока застилавшая мой взор туманная дымка не рассеялась, открывая то, что меня окружало - стерильные белые стены больничной палаты сонами. После долгого периода бессознательного состояния я был слегка дезориентирован, но прошло не больше минуты, как я все вспомнил, - и тут же возбужденно вывернул шею, заглядывая через плечо, стараясь увидеть как можно большую часть своей спины. Но мне не пришлось вытягивать шею слишком далеко, потому что большие крылья, которые находились там, распростершись подо мной, было трудно не заметить!

СВЕРШИЛОСЬ!!! После долгих недель нетерпеливого ожидания то, что когда-то было просто глупой мечтой, теперь стало реальностью!

Лежа на кровати, и с трудом сдерживая лихорадочную пляску мыслей, я попытался представить, насколько большое влияние это окажет на мою жизнь. Конечно, я думал об этом и раньше, обдумывал долго и до мельчайших деталей - но теперь, когда это наконец случилось, все то, о чем думалось последние несколько месяцев, снова вернулось ко мне...


Вот уже почти восемь месяцев я жил среди сонами, являясь представителем планеты Земля по программе культурного обмена между нашими двумя мирами. Несколько лет назад, вскоре после открытия гипердрайва, Земля послала несколько разведывательных экспедиций в наиболее перспективные части нашей галактики. Мы надеялись наконец узнать, что не одни в огромном космосе - и нам очень повезло, потому что только благодаря невероятной удаче всего через два года мы встретились с сонами.

Вначале не обошлось без некоторых проблем, потому что сонами оказались не людьми, а расой передвигающихся на двух конечностях крылатых кошачьих, что стало для людей некоторой неожиданностью. Но все же это были братья по разуму, и после начальной растерянности народы обеих миров постепенно начали привыкать к облику друг друга.


После недолгого периода совместной "притирки", во время которой обе расы осторожно узнавали все больше друг о друге, начались непосредственные контакты. Все верили в лучшее, дипломаты обеих рас старательно обходили острые углы, - и вскоре обе наши планеты объединились в равноправный альянс. Поскольку между обеими планетами сразу был заключен мир, было определено несколько направлений, в которых наши общества могли помочь друг другу для обоюдной выгоды.

По сравнению с нами сонами были менее технически продвинуты в области космических полетов и искусственного интеллекта, но все же общий уровень их электронных и компьютерных технологий не слишком отставал от нашего. Они имели большинство аналогов основных приборов и инструментов, которые имелись у нас, кроме, разве что, самого передового оборудования. Однако, имея некоторое общее техническое отставание, сонами значительно превзошли землян в отдельных направлениях науки - особенно в области медицины и создания уникального медицинского оборудования, которое было гораздо совершеннее нашего. Большинство их научных исследований были сосредоточены в области генетики, и здесь достижения сонами были просто невероятными! И когда вскоре начался активный обмен технологиями, оба мира получили от него немалую выгоду, и стали еще богаче знаниями.


Вся эта ситуация имела также большое социальное значение, и едва были налажены первые дипломатические отношения, социологи обоих планет толпами повалили в новые миры за новой информацией - или тем, что они под этим подразумевали.

Уже вскоре было принято решение, что для того, чтобы еще больше сблизить обе расы, должна быть создана программа культурного обмена, чтобы члены обеих рас могли на личном опыте познакомиться с жителями другой планеты. Из всех слоев общества, как людей, так и сонами были выбраны те, которым предстояло представлять свой народ в странном, невероятно экзотическом и новом для них мире, за много световых лет от родины...



Услышав о программе обмена, я обеими руками ухватился за эту возможность, и приложил максимум усилий, чтобы получить назначение на собеседование. Я всегда считал себя довольно нерешительным, и даже представить не мог, что когда-нибудь осмелюсь отправиться далеко от привычного окружения - но имелась причина, которая помогла мне быть таким непреклонным в своем желании совершить это путешествие...

Во мне всегда жило тайное желание уметь летать как птицы, и я так и не вырос из своих детских фантазий. Я по-прежнему мог иногда лежать на спине, глядя в синее небо, и представлять себя парящим среди облаков...

Сонами были крылатыми существами, поэтому я восхищался ими, был очарован их умением летать, и для меня просто оказаться среди них уже было почти воплощением моей мечты. Даже одна лишь возможность воочию увидеть их полет позволит мне хотя бы немного приблизиться к ней!


В ходе собеседования я очень нервничал, что наверняка было заметно, но члены комиссии были впечатлены моим рвением. Но, боясь выглядеть глупо, я не сказал им об истинной причине своего желания оказаться в группе обмена. Я говорил о том, какая чудесная раса эти сонами, и как мне хочется познакомиться с их обществом - и это в никоей мере не было обманом!


Всю следующую после собеседования неделю я ждал решения, изнывая от нетерпения и страха, что мне откажут. И вот наконец меня пригласили снова, и сообщили чудесную новость! Для большей эффективности культурного обмена, сказали они, необходимо набрать как можно более разнообразную группу. Хотя в комиссию обратилось немало студентов, не многие из них имели технологический уклон образования, как я, так что моя позиция заметно укрепилась. Еще они сказали, что на них произвело впечатление мое искреннее желание, а моя неловкость только укрепила их мнение. Дело в том, что хотя более коммуникабельные люди способны гораздо легче приспособиться к новому культурному окружению, группа, набранная из представителей только такого типа, может создать ложное представление о нашем населении. Поэтому определенный процент в ней будут составлять люди более замкнутые и нерешительные - такие, например, как я.


Я просто не мог поверить в свою невероятную удачу! На протяжении следующих двух недель я буквально не чуял под собой ног от счастья, пока не пришло время подготовки участников программы обмена.

Сперва была серия очень тщательных, почти изнурительных медицинских исследований. Всем нам пришлось вытерпеть небольшую операцию, в ходе которой в голову каждого члена группы был имплантирован чип-переводчик. Этот чудесный прибор дал нам возможность бегло писать и разговаривать на сонами так, как если бы это был наш родной язык. Такие чипы использовались уже почти столетия для общения между представителями разных стран, и являлись одним из факторов поддержания всеобщего мира.

Наконец все проверки были закончены, и мы, получив по несколько прививок от новых видов болезней, с которыми могли встретиться, были готовы отправляться в это фантастическое путешествие...

При невероятной скорости нашего корабля дорога заняла чуть меньше месяца. В течение этого времени мы изучили всю информацию о том, что уже было известно о культуре сонами.



И вот, после долгого ожидания, мы наконец были на месте. Это было такое чудесное, и одновременно ошеломляющее ощущение - сделать шаг из корабля на такую невероятно чужую землю!

Мир сонами был несколько схож с нашим - но в то же время был удивительно другим. Даже небо было не совсем привычного голубого цвета, а заметно более насыщенного оттенка. Пейзаж имел некоторое сходство с Землей, хотя растительность выглядела иначе - словно вариации на тему земной, с заметными чужеродными отличиями. Архитектура также сильно отличалась, поскольку сонами предпочитали закругленные края и линии в противоположность привычным людям прямым линиям и углам. К тому же их города не были такими переполненными как наши - при тех же размерах их население составляло всего половину земных. Поэтому они, свободно раскинувшиеся по ландшафту, выглядели очень светлыми и просторными.


А самым главным, конечно же, были сами сонами! Я видел сотни изображений, но их и близко нельзя было сравнить с возможностью увидеть жителей этой планеты во плоти, лицом к лицу! По существу они были крупными кошками, чей позвоночник изменился настолько, что сонами получили возможность передвигаться на двух конечностях. Но при этом они не имели плоских ступней, как у людей - их лодыжки и ступни были гораздо больше похожи на кошачьи лапы. Они были толще наших, и земли касались лишь пальцы и подушечка за ними, в то время как остальная часть ноги поднималась под небольшим углом вверх. От коленей и выше сонами выглядели примерно так же, как люди, если не обращать внимания на их длинные пушистые хвосты. Они позволяли сонами лучше сохранять равновесие, из-за устройства их ног чуть меньшее по сравнению с людьми, а в полете помогали им выделывать просто изумительные виражи!

Верхняя часть тела, предплечья и ладони тоже были очень похожи на человеческие, но вместо ногтей четыре пальца каждой руки имели небольшие втягивающиеся когти.

Их головы выглядели именно так, как можно было ожидать увидеть у больших антропоморфных кошек, однако глаза сонами, отражающие их разум, были гораздо более выразительными. Имелись два отличия, которые сразу бросались в глаза. Прежде всего, головы сонами покрывала грива из длинного меха, очень похожая на человеческие волосы, а их уши были больше, чем у кота такого же размера. Они были скорее лисьими, чем кошачьими, и выглядело это очень симпатично!

Масти и узоры меха сонами были чрезвычайно разнообразными. Цвета варьировались от черного и коричневого до желтого и оранжевого, многие имели пятна и полосы различных цветов - встречалась даже совсем леопардовая пятнистость! Весьма обычным явлением был более темный окрас "носочков" и "перчаток" на руках и ногах. Некоторые сонами имели шкуру однотонного окраса, тогда как у других на передней части тела мех был более светлого оттенка. И, наконец, та часть, которую я находил самой экзотической - их крылья. Хотя сонами были практически одного роста с людьми, к нему можно было сразу добавить добрый фут на крылья, концы которых возвышались над головой. Они присоединялись к телу начиная от лопатки, и почти до середины спины; полный размах достигал семи-восьми футов, что было очень впечатляющим зрелищем! Под их кожей проходили несколько продольных бугров - костный каркас, который позволял им складываться, прижимаясь к телу, когда ими не пользовались.

Крылья сонами покрывал мех того же цвета, что и их тело, но чуть более редкий. Верхние их концы почти сходились в футе над головой, а нижние не доставали до земли несколько дюймов. Понятно, что сонами занимали гораздо больше места чем мы, люди, и соответственно их здания и машины также несли отпечаток этого. Каждое сидение, стол, дверной проем, диван и кровать были больше своего земного аналога, чтобы не мешать крыльям.


Когда я вышел из корабля, и впервые оказался лицом к лицу с этим чужим, но таким прекрасным миром, то буквально застыл на месте. Уже просто оказаться так близко к сонами было чудом, - но все же не настолько чудесно, как зрелище того, как они грациозно парят над городом. Сонами летали так элегантно и изящно, что их полет выглядел чистой поэзией во плоти!

Однако первые несколько недель в мире сонами оказались для меня весьма непростыми. Я был частью первого потока культурного обмена, насчитывающего тысячу человек. На первый взгляд немало, но сразу после приземления мы были разделены на небольшие группы, которые были отправлены на соседние материки с целью максимально увеличить эффект ознакомления культур.

Как студент колледжа, я был определен в местный университет вместе с пятьюдесятью другими людьми, - но поскольку в нем занималось свыше семи тысяч учащихся, мы были там всего лишь крохотной горсткой. Мало того - чуть позже землян распределили по студенческому городку, и в общежитии, куда я был направлен, нас осталось только три человека на сто пятьдесят местных студентов.

Из-за своей нерешительности мне всегда было очень тяжело заводить знакомства даже на Земле, а уж тут... поэтому ничего удивительного, что вскоре я начал ощущать приступы одиночества и ностальгии...

К тому же я был ниже среднего роста, - чуть выше пяти с половиной футов, - поэтому разница в росте между мной и сонами была еще более заметной. Из-за этого я еще больше стеснялся, и только помощь моих соседей по этажу помогла мне справиться с этим. Среди дружелюбных и отзывчивых сонами было несколько тех, кто жил поблизости, и они взяли на себя задачу познакомить меня с окружающим миром. После того, как мы сумели преодолеть начальную неловкость общения с инопланетянами, (которыми были друг для друга), и ближе познакомились, все пошло просто замечательно. Прошло всего нескольких недель пребывания на этой планете, а у меня уже было немало хороших друзей!


Следующие месяцы были очень вдохновляющими, интересными, и чрезвычайно забавными - хотя не обошлось и без мелких неприятностей. Иногда отличия между нашими обществами оказывались слишком значительными, и время от времени случались неловкие ситуации...

Сонами были склонны к более физическому выражению эмоций, чем люди, и для них объятия или легкие прикосновения к рукам, плечам или ногам были просто знаками дружбы, - не более чем рукопожатие или "дай пять!" для нас. Но в самом начале это стало причиной пары неловких ситуаций, когда я получал эти знаки внимания как от самцов, так и самок. При виде моего смущения и почти испуга они растерялись, и даже слегка обиделись, из-за чего нам всем стало ужасно неловко...

И снова я был очень рад тому, что мои новые знакомые такие понятливые, ведь только благодаря им мы смогли разобраться в ситуации, и разрешить ее. Постепенно я привык к той несерьезности, с которой сонами относились к "личному пространству", и через некоторое время уже мог как принять, так и ответить на их знаки дружбы и привязанности.


Я очень сблизился с некоторыми из них, и со временем наша дружба становилась все крепче. Мы часто засиживались допоздна, ведя долгие беседы, темы которых варьировались от обсуждения различий наших культур до глубоких философских диспутов. А иногда случайные ассоциации превращали серьезный разговор в глупую, но веселую болтовню.


Но даже в этом новом мире, с его такими необычными жителями, некоторые вещи остались неизменными. Институт был таким же веселым и интересным местом, как и на Земле, и я провел немало приятных минут с моими новыми друзьями.

Как-то одна из них спросила, почему мне пришла в голову мысль записаться в программу обмена, - она ведь видела, каким пугливым и нерешительным я был вначале. Несколько мгновений я колебался, думая, что же ответить, и могу ли доверить ей столь личную тайну... и наконец решил, что если хочу сделать наши отношения более близкими, то должен быть полностью откровенным. Сделав глубокий вдох, я рассказал ей все о своей мечте летать, о том, как любуюсь сонами, и как завидую их такой чудесной способности.

Она не стала смеяться надо мной, как я в глубине души опасался, наоборот - отнеслась очень даже понимающе. Хотя ей было довольно непросто представить, как это - вообще не уметь летать, поскольку это было врожденной способностью сонами. Мы разговаривали до поздней ночи, и она пыталась объяснить мне, какое это ощущение. Было ясно, что я просто не способен по-настоящему представить себе этого, но она не жалела сил, стараясь донести это до меня. И все же, слушая ее, и пытаясь представить, что это значит для них, - иметь возможность вот так парить в воздухе, - я снова пережил то сладкое ощущение из моих снов о полете...


А двумя неделями позже она подбежала ко мне в коридоре, явно очень возбужденная. Крепко обняв меня, девушка начала говорить так быстро и такими обрывочными фразами, что я едва понимал ее. Лишь немного успокоившись, она смогла сообщить мне чудесную новость, которую только что узнала.

Моя знакомая была научным сотрудником в одной из многих медицинских лабораторий студгородка, и услышала об очень интересном проекте, который находился в разработке. Ведущий проект доктор был ее знакомым, и после обеда она имела с ним обстоятельный разговор. Оказывается, с самого начала нашего контакта с сонами, они очень энергично изучали нашу анатомию и генетическую структуру. Используя переданные им медицинские данные, а также исследуя привезенные с Земли тела, они за очень короткий промежуток времени во многом преуспели, узнав почти столько же о нас, сколько знали о самих себе.

Одним из главных преимуществ их медицины перед нашей было их умение регенерировать поврежденные конечности, ткани и органы, восстанавливая тело до прежнего состояния после почти любого несчастного случая. Врачи уже имели возможность провести не слишком значительные операции на пострадавших в авариях людей, - как, например, сращивание сломанных костей, заживление порезов, или выращивание оторванных пальцев. Полный успех этих простых операций уже не удовлетворял их, и теперь они горели желанием сделать нечто гораздо более амбициозное. Осознав, насколько по сути люди и сонами близки по структуре тела, одним из следующих возможных экспериментов была попытка дать людям крылья, подобные их собственным, рассудив, что это может оказаться очень полезным для нашей расы...


Это было то, о чем я всегда мечтал, и знакомая рассказала о моей мечте доктору, занимающемуся проектом. Услышав это, он очень заинтересовался, и теперь хотел встретиться со мной.

Большинству людей не слишком нравилась идея приобрести новые части тела, выращенные на нем, - и это было понятно, поскольку от всего этого сильно отдавало Франкенштейном. Однако я был заинтригован возможностью получить возможность летать, и это несколько приглушало опасения, внушаемые подобной идеей. Больше всего меня беспокоила мысль о вмешательстве в мой генетический код, и вскоре я имел несколько детальных и искренних бесед с докторами, работающими над проектом. Они понимали мои опасения, поэтому показали, как их генетические разработки применяются для ликвидации врожденных дефектов, и лечения многих тяжелых болезней. Но поскольку в данном случае все было несколько иначе, - надо было создать нечто такое, чего никогда не было в человеческом теле, - они заверили меня, что операция будет обратимой. Если я вдруг решу, что не желаю иметь дополнения, их можно будет без особых проблем удалить, и врачи были уверены в своей способности провести этот процесс без серьезных побочных эффектов.

Наконец мое любопытство и желание летать победило мои опасения и страх перед неизвестностью, и я согласился попробовать...


Первым делом, используя новейшие технологии виртуальной реальности, которые мы передали сонами, меня провели через несколько симуляций. В них я получил возможность испытать, насколько изменится мое тело.

Я впервые смог испытать ощущение полета, почувствовать, что значить иметь крылья, - пусть даже и виртуальные, - и окончательно решился на этот эксперимент.


В течение следующих двух месяцев были проведены несколько подготовительных процедур. Прежде всего надо было укрепить верхнюю часть моего тела, особенно грудные мышцы, чтобы они могли поддерживать крылья, - поэтому вдобавок к ежедневному бегу мне пришлось проводить немало времени в гимнастическом зале, "качая железо".

Мне никогда не нравились силовые тренировки, но боль в натруженных мышцах мне помогала преодолевать мысль о том, что вскоре я смогу летать. К тому же, чтобы поддержать меня, вместе со мной через эти тренировки решили пройти и несколько моих новых друзей. Зная о намечавшемся эксперименте, они волновались не меньше меня самого...


В конце последнего месяца подготовки врачи вживили мне в спину сеть искусственных нервов. Операция, хотя и сложная, по земным стандартам оказалась не слишком долгой, заняв не больше четырех часов.

Как только нервы прижились, врачи дали мне небольшое переносное устройство, которое отправляло сигналы этим нервным клеткам. Прибор сканировал окружающую обстановку, и превращал эти данные в тактильные ощущения, симулируя ощущение крыльев. Это позволяло мне привыкнуть к тому объему пространства, которое они будут занимать в будущем, и научиться не натыкаться ими на всевозможные препятствия.

Поначалу это было весьма трудным и даже неприятным занятием: когда я сильно ударял обо что-то своими виртуальными крыльями, или умудрялся прищемить их дверью, сенсоры это регистрировали, и я ощущал жгучую боль. Попытки двигать призрачными крыльями, которые можно было чувствовать но нельзя было видеть, тоже доставляли проблемы - тем более что по мере привыкания радиус действия прибора постепенно увеличивался - но вскоре я уже вполне уверено избегал преград. А еще научился спать опираясь спиной на особые подушки и прижимая к себе сложенные виртуальные крылья, чтобы не помять их. Наверно со стороны я выглядел довольно странно, когда двигался стараясь не задевать предметы своими невидимыми крыльями, но к тому времени о проекте знали уже многие. Один из плюсов культуры сонами - уважение права на личную жизнь. Хотя почти все в институте были в курсе того, что вскоре мне предстояло совершить, никто не надоедал мне расспросами, и эту тему со мной обсуждали только ближайшие друзья. Если бы это была Земле, я не смог бы отвязаться от массы журналистов и просто любопытных!

Средства массовой информации у сонами были совсем другими. Их журналисты сообщали только действительно важные новости, и не имели привычки бесцеремонно вмешиваться в личную жизнь каждого. У сонами не существовало бульварных газетенок и того торгашеского духа, который все еще досаждал нам, людям. Мне сказали, что после операции состоится только небольшая пресс-конференция, притом тогда, когда мне будет удобно. И даже в этом случае они были очень обходительны со мной, потому что заранее дали список вопросов, и пообещали сделать все как можно быстрее.


По мере приближения даты операции я уже едва сдерживал возбуждение, и все еще немного нервничал, хотя полностью доверял чудесной медицине сонами. На любые мои вопросы врачи отвечали дружелюбно и обстоятельно, объяснив, что операция будет состоять из контролируемой активации клеточного развития, результатом которой будет выращивание всей структуры крыла прямо из моей спины. Прежде приживленная масса искусственных нервов заменится настоящими нервными путями, и затем можно будет добавить новые мышцы, связки, кости и кожу.

Хотя крылья будут той же конструкции, что и у сонами, они будут иметь человеческую генетическую структуру. Полностью расшифровав как свою, так и человеческую ДНК, врачи сонами могли изменить мой генетический код, добавив необходимые комбинации генов, которые и должны были создать крылья. Весь процесс был очень сложным, поэтому по расчетам должен был занять больше двух суток. Все это время я, погруженный в амниотическую жидкость, которая намного ускоряет скорость деления клеток тканей, буду без сознания, подключенный к аппаратуре искусственного поддержания жизни.

Операция с самого начала планировалась быть обратимой, и меня заверили, что если я захочу вернуть все как было, убрать крылья будет не сложнее, чем вырастить. Вместо того чтобы просто удалять их хирургическим путем, что превратит меня в человека с ампутированной конечностью, врачи могли медленно изменить процесс, заставив крылья просто исчезнуть, но при этом оставив нервы неповрежденными. Затем, точно так же, как и когда я привыкал чувствовать свои крылья, я смогу постепенно отвыкнуть от их ощущения, пока мое тело окончательно не забудет о них. Дополнительные нервы после этого тоже можно будет удалить, и я стану точно таким же, каким был раньше - разве что могли быть некоторые остаточные психические эффекты. Ведь поскольку я уже буду знать, на что это будет похоже - иметь крылья, то возможно буду эмоционально и интеллектуально скучать о них. Однако врачи считали, что раз они мне так нравятся, то вряд ли возникнет необходимость их удалять. К тому же, если я действительно возненавижу их, избавление от них принесет мне облегчение.

Зная все это, я все же немного нервничал, - но также знал и то, что если не воспользуюсь этой возможностью, то буду всю свою жизнь жалеть об этом, и думать, как бы все могло быть...



И вот теперь лежа в постели, и ощущая распростершиеся подо мной мои настоящие крылья, я был уверен, что принял правильное решение.

Моя голова все еще кружилась от всех этих мыслей, когда в комнату вошел врач.

- Ну, здравствуй, Уилл! Как самочувствие? - поинтересовался он очень бодрым и в то же время профессиональным тоном.

- Великолепно! - восторженно ответил я. - Не могу дождаться, когда выберусь отсюда, чтобы расправить свои крылья, и посмотреть, насколько хорошо они работают!

При виде моего энтузиазма доктор довольно улыбнулся. Впечатленный тем, каким сильным было мое желание летать, он был очень заботлив на протяжении всего этого эксперимента.

- Я рад, что ты так доволен результатами... хочешь взглянуть на себя?

Увидев мой очередной восторженный кивок, он помог мне подняться с постели и выпрямиться. Сначала я стоял немного неустойчиво - симуляции не могли подсказать мне, насколько изменится мой центр тяжести с дополнительным весом крыльев. Пришлось потратить несколько минут, чтобы отыскать новое удобное положение для тела. Это чувство было несколько странным, но в остальном ощущения от крыльев были хорошо знакомыми, и они ощущались так привычно и удобно, словно я всегда имел их.

Убедившись, что я уже достаточно уверенно стою на ногах, доктор подвел меня к зеркалу в полный рост, позволив мне полюбоваться своим отражением - одетого только в больничные штаны, с обнаженным торсом. Распахнув крылья, я был потрясен их полным размахом почти в семь футов, идеально соответствующим моему размеру. Как и у сонами, в сложенном положении их верхние концы были примерно в футе над головой, а нижние на уровне лодыжек. Однако в отличие от их крыльев, мои были созданы из человеческой плоти, поэтому были цвета кожи так же, как и остальная часть моего тела. Они выглядели немного странно, не покрытые мехом как те крылья, которые я уже привык видеть. Однако перед операцией я уже видел компьютерные изображения того, как буду выглядеть с ними, поэтому был готов к этому зрелищу.

Глядя на свое отражение, я восхищался своими новыми конечностями, с удовольствием напрягая их, чтобы получше разглядеть, и улыбаясь той плавной грации, с которой они двигались. Симуляции, через которые мне пришлось пройти, отлично подготовили меня, и крылья идеально подчинялись командам. Я несколько увлекся разглядыванием отражения, и вернулся обратно к реальности только от вежливого прикосновения доктора к моему плечу. Обернувшись, я увидел на его лице улыбку - точное отражение моей собственной.

- Все получилось именно так, как ты хотел, Уилл? Похоже тебе очень нравится то, что ты видишь! - сказал он, подмигивая мне.

- Да, конечно! - согласился я, испытывая к нему благодарность и полное доверие. С самого начала проекта я получал искреннее удовольствие от его теплого отношения ко мне. - С ними выгляжу довольно необычно, но к этому легко привыкнуть. Уже сейчас я могу оценить, как хорошо они смотрятся на мне!

- Очень хорошо! Не против испытать их в деле вместо того, чтобы только любоваться?

Я тут же торопливо закивал, с восторгом соглашаясь на его предложение. Улыбнувшись моему нетерпению, доктор вывел меня из комнаты, и, пройдя по коридору, мы вошли в очень большое и просторное помещение. Я чувствовал себя немного неловко, разгуливая в одних только больничных штанах, но к счастью, это были обычные штаны, а не такие, которые можно видеть в земных больницах - с открытой задницей. К тому же, во всяком случае в этой части больницы, поблизости больше никого не было.

Войдя в комнату, которая была размером в два с половиной спортивных зала, доктор пояснил:

- Это зал для полетов. Иногда у нас появляется пациент с серьезными повреждениями крыльев, которому приходится делать операцию, похожую на ту, которую сделали тебе. После восстановления конечностей надо убедиться в том, что все прошло как надо, для чего и нужно это место, где можно провести проверку летных качеств. Мы уже сделали полное сканирование твоего тела, и, похоже, все в полном порядке, - но мы не можем быть полностью уверены, пока ты не продемонстрируешь, как на самом деле они действуют...

Сейчас я наконец смогу проверить в деле свои крылья!

Слегка присев, я раскрыл их, и легко поднялся в воздух, хлопая крыльями так, как научился во время симуляций. Ощущения реального полета немного отличались от обучения на тренажере, и сначала я держался в воздухе довольно неуверенно. Однако прошло всего несколько минут, я приспособился, почувствовал уверенность, и вскоре уже порхал по всему помещению, наслаждаясь возможностью как грациозно парить, так и делать развороты и виражи - хотя для большего их изящества мне явно не хватало длинного пушистого хвоста...

Охваченный восторгом, я летал так минут десять или пятнадцать, прежде чем вспомнил про ожидающего внизу доктора, и неохотно спустился, совершив мастерскую посадку. До операции я с удовольствием проводил время за тренажером, учась летать, но там всегда присутствовало ощущение нереальности происходящего. И только теперь, после первого реального полета, я понял, насколько бледной выглядела компьютерная подделка по сравнению с реальным ощущением полета!

Приземлившись, я кинулся к доктору, и охваченный восторженным возбуждением, попытался описать ему то чудесное ощущение, которое испытал, - а он, с довольной улыбкой на лице, терпеливо слушал мою сбивчивую речь. Было заметно, что его впечатлило то мастерство, которое я продемонстрировал в своем первом полете.


Я еще возбужденно рассказывал ему, переполненный восторгом, когда услышал знакомый женский голос, окликнувший меня. Обернувшись, я увидел одну из моих близких друзей сонами. Это была та девушка, которая предложила мне участвовать в этом проекте.

- Здравствуй, Уилл! - тепло улыбнувшись, приветствовала она меня. - Ты выглядишь просто замечательно! Я что, пропустила твой первый полет?

- Да! Как жаль, что ты этого не видела! - счастливо воскликнул я, и, в восторге бросившись к ней, стиснул в крепком дружеском объятии. - Маззи, это было так чудесно! Я даже не представлял, что это может быть настолько прекрасно, но теперь я понимаю то, что ты пыталась объяснить мне. Это просто чудо, я чувствовал себя таким свободным!

Видя меня настолько возбужденным и взволнованным, она хихикнула со своей обычной непосредственностью. Нежно положила ладонь мне на губы, она заставила меня замолчать, а потом обняла чуть крепче, чем прежде, успокаивая.

- Так приятно видеть тебя таким раскрепощенным! - улыбнулась она. - Не помню, чтобы когда-нибудь прежде ты был настолько радостным и увлеченным... это так занятно и симпатично!

Повернувшись к доктору, который не скрывал улыбки, наблюдая за происходящим, она поинтересовалась:

- Похоже, все получилось как надо, и он уже готов к своему первому полету в небе?

- Да, конечно. Он в отличной форме, и непродолжительный полет будет для него весьма полезен, - ответил он, и обращаясь ко мне, добавил. - Все получилось просто отлично, Уилл, но все же хочу попросить тебя через неделю зайти для небольшого обследования... просто на всякий случай.

Я с готовностью согласился, и когда он ушел, снова взглянул на Маззи.


За несколько последних месяцев мы с ней стали очень близки, - я бы мог сказать, что на этой планете она была моим лучшим другом. Иногда я даже думал, что отношения между нами могут превратиться во что-то боле серьезное, даже романтичное, но не хотел торопить события. Я и так был счастлив считать ее своим близким другом, и мне не хотелось менять этого, и пытаться рассматривать ее как возможного партнера. В настоящее время меня вполне устраивали наши отношения.

- Спасибо что пришла, Маззи, для меня это очень много значит.

- Ты ведь знаешь, что я не могла пропустить такой важный для тебя день, ну и вообще... к тому же не собиралась уступать кому-то другому возможность сопровождать тебя в твоем первом настоящем полете. А еще я принесла тебе подарок!

С этими словами она подняла небольшую сумку, но тут же отдернула, когда я буквально прыгнул к ней. Улыбнувшись, она совсем по-человечески погрозила мне пальцем, и, сунув в сумку руку, достала из нее рубашку сонами с прорезями на задней стороне специально для крыльев. В соответствии с любовью сонами к ярким цветам, рубашка была яркого красного цвета.

- Спасибо Маз, это так предусмотрительно с твоей стороны! Она будет отлично выглядеть вместе с голубыми шортами, которые я собираюсь надеть.

- Не стоит благодарности. Я догадывалась, что ты будешь очень возбужден, и наверняка забудешь, что тебе понадобится новая рубашка, поэтому взяла на себя смелость купить эту. Мы сможем пройтись по магазинам позже, если захочешь, но сперва я хочу пригласить тебя слетать к одной горе неподалеку, с который в это время года открывается очень красивый вид.

- Звучит заманчиво... и насколько далеко до нее?

- Около пятнадцати километров.

Сначала это расстояние показалось мне довольно большим, поскольку я привык бегать во время своих тренировок, но через мгновение понял, что с помощью крыльев его преодолеть гораздо легче, и притом за гораздо меньшее время. Программа тренировок помогла мне развить мускулатуру до необходимого уровня, так что я был готов к своему первому полету на значительное расстояние.


- Хорошо, пошли. Только разреши мне сперва переодеться! - торопливо ответил я.

Мы вышли из зала для полетов, и направились по коридору к моей комнате.

Открыв дверь, я повернулся к Маз, и в духе нашей игривой дружбы шутливо поинтересовался:

- Подождешь здесь, или хочешь посмотреть, как я буду переодеваться?

Улыбнувшись в ответ, она так же игриво ответила:

- Ох... я лучше подожду. Не уверена, смогу ли я вынести это зрелище. Вдруг слишком возбужусь, потеряю сознание, или еще что-нибудь!

Посмеявшись над шуткой, я закрыл дверь. Переодевшись, с непривычки путаясь в крыльях, я вернулся в коридор, остановился перед Маззи, и, слегка распахнув крылья, замер, игриво позируя для нее.

- Отлично выглядишь, Уилл! - с искренним чувством сказала она, заставив меня буквально засиять от гордости. - Ну давай, идем скорее! Мне не терпится увидеть твой полет!


Поднявшись на верхний этаж здания, а потом на крышу, мы оказались под ярким небом восхитительного дня. Следуя за Маззи, я разбежался, прыгнул в воздухи с края крыши, раскрыл крылья, - и полетел! И снова это ощущение было новым, чудесным, буквально переполняющим меня! Мой разум и сердце разрывались от счастья, которое я испытывал, осуществив свою самую заветную мечту!



Полет к пику занял около пятнадцати минут, и каждая из них была чудесной! Затеяв игру в воздушные салки, Маззи была удивлена мастерством моего полета; я легко выполнял довольно сложные виражи и развороты.

Наконец мы достигли нашей цели, и вид, открывшийся оттуда, был действительно достойной наградой. Стоя на вершине небольшой горы, плоская вершина которой представляла небольшое плато, мы смотрели на раскинувшуюся вокруг прекрасную панораму. За все время моего пребывания на этой планете я ни разу не был на такой высоте, и вообще за пределами города, - и вот теперь он виднелся вдали, окруженный нетронутой природой. Ярко сияло солнце, и по невероятно синему небу лениво плыли небольшие пухлые облака. Вся картина была просто восхитительной, очень хорошо соответствуя моему радостному настроению.


Повернувшись к Маззи, я посмотрел на нее, и в который раз подумал, как она красива. Девушка была почти моего роста, с крыльями такого же размера, как мои. Ее мех был красивого золотистого цвета и усеян леопардовыми пятнышками. Слегка волнистые светло-каштановые волосы спадали до плечей. Мордочку Маззи покрывал белый мех, который спускался вниз по шее, продолжаясь дальше под одеждой. Она была одета в красные шорты и ярко-зеленую рубашку, - и то и другое очень подходило к цвету ее меха. Общий эффект был просто восхитительным, и в глубине души я снова подумал о том, можем ли мы любить друг друга...


Не говоря ни слова, мы обнялись - и это объятие было крепким и дружеским. Все еще охваченный возбуждением после полета, я опустил голову ей на плечо, наслаждаясь ощущением тепла ее тела.

- Спасибо что пригласила меня сюда, Маззи... здесь чудесно! У меня не хватает слов рассказать тебе, как все это прекрасно, и что это значит для меня...

Она протянула руку, тихонько погладив меня по затылку, провела рукой по волосам. Затем легким толчком приподняла мне голову, чуть отодвинула назад так, что теперь мы смотрели друг другу прямо в глаза. Она тепло улыбнулась мне, и, глядя в ее прекрасные синие глаза, я почти потерялся в их глубинах...


Какой-то частью сознания я понимал, что это был не обычный знак внимания и дружбы. Что-то неуловимо другое было в том, как она смотрела на меня, в той смеси эмоций, которые отражались на ее лице...

А потом, не отрывая от меня взгляд этих больших красивых глаз, она потянулась ко мне, и поцеловала меня в губы нежным, медленным поцелуем...

Почти инстинктивно я поцеловал её в ответ, и коротко сжал, прижимая ее к себе. Наш поцелуй длился всего несколько мгновений, прежде чем она отодвинулась, и спросила:

- Это было приятно, Уилл?

- Да, конечно... - пробормотал я, слегка заикаясь от изумления. - Это было чудесно! Это то, о чем уже некоторое время я едва осмеливался думать... но я даже не подозревал, что ты испытываешь ко мне такие чувства!

Она улыбнулась:

- Последние несколько недель я все чаще думала о тебе, но ощущала некоторую нерешительность... или, скорее, неуверенность в тебе, поэтому решила, что будет лучше не торопить события. Но недавно я подумала, что должна сделать это, и узнать, как ты ответишь... и решила, что сегодня как раз подходящий день - день исполнения твоей заветной мечты. Я хотела сделать этот момент запоминающимся, поэтому ждала, когда смогу привести тебя сюда, где мы могли побыть наедине среди всей этой красоты...


Внутри меня все дрожало от невероятной смеси радости, восторга, страха, и я испугался, что могу наделать глупостей.

- Спасибо, Маззи! Я рад, что первый шаг сделала именно ты, иначе неизвестно, сколько нам пришлось бы ждать. Но все равно, не стоит с этим торопиться. Мы уже так далеко зашли, и я не хочу все испортить ненужной спешкой.

Она ответила мне молчаливым кивком, а я, подтянув ее чуть ближе, потянулся к ее губам, и мы снова поцеловались. Этот поцелуй был таким же нежным, как и предыдущий, но на этот раз мы продлили это мгновение, наслаждаясь им. Ощущение от прикосновения ее пушистой мордочки и тонких губ к моим было таким приятным, а объятия такими теплыми и естественными! Я был счастлив, сжимая ее в своих объятиях, и нас охватывало чувство нашей дружбы, которая теперь стала еще теснее...

Мы обнимали друг друга несколько долгих мгновений, которые, казалось, никогда не закончатся. Ничто не могло сделать этот день еще лучше - в этот момент он достиг совершенства, и был навечно запечатлен в моей памяти...


Наконец я разрушил очарование этого мгновения, еще раз тихо поблагодарив Маззи за все то, что она сделала для меня. Еще некоторое время мы оставались в объятиях друг друга, но уже приближался вечер, и пора было возвращаться.

- Давай по-быстрому слетаем в город, немного походим по магазинам, и купим тебе еще несколько рубашек? - предложила Маззи. - К тому же мои родители хотели, чтобы ты зашел к нам на ужин, - они очень хотят увидеть тебя. А после этого, думаю, мы могли бы пойти в кино - там идет несколько новых фильмов, которых я еще не видела!


Я был полностью согласен с ней. Ее родители были очень милыми, и стали для меня почти второй семьей. А предложение провести вечер в кино вообще звучало чудесно; мысль о том, что во время просмотра фильма можно будет прижиматься к ней, была невероятно заманчивой!


Вот так приняв решение о том, чем будем заниматься сегодня вечером, мы снова разбежались к краю плато, и разом скользнули в огромное синее небо. Я позволил Маззи обогнать меня, и несколько мгновений любовался ее красивой фигурой, летящей чуть ниже впереди меня... а потом, завопив от восторга, спикировал, и попытался поймать ее.

Она со смехом увернулась, и мы полетели к городу, на ходу продолжая играть в воздушные догонялки...



Перевод - Redgerra

Коррекция - Чарли, Крапива.



Copyright 1994, 1997, Will A. Sanborn - was1@shore.net




??


??


??


??


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
fox mccloud «История одной любви»
Валентина Силич «Ушастик»
Юлий Буркин «Дикая тварь из дикого леса»
drakonchik
20:26 11.07.2017
Речь шла про описание в тексте.
Redgerra
08:27 11.07.2017
Так рисунок же есть.
drakonchik
20:54 10.07.2017
Рассказ красивый, но сразу столько вопросов возникает( Хотя бы что будет после возвращения. Также, "плохо вижу" сонами - какие они, кто они есть ?

П.С.: полез в дебри, искать творения автора сего рассказа. Не преуспел, где-то странички с начала 2000-х протухли. Творения Бернарда Дува проще найти)

---

Александр (чёрный и чеш... пушистый соблазнитель демониц)
Ошибка в тексте
Рассказ: Научиться летать...
Сообщение: