Шико Шериан
«Капля Войны»
Скачать
#NO YIFF #война #инопланетянин #разные виды

Шико Шериан


Капля Войны


Ветер беспризорно метался по пустым улочкам Нью-Каришана под жарким оранжевым солнцем. Серый асфальт вздыбился от ракетных снарядов, повсюду темнели черные лунки и выжженные клумбы.

Гнилые зубья разрушенных домов, куски обугленной арматуры, ощерившиеся колья стекол. Воздух насквозь пропах гарью, и в нем неторопливо как бабочки летали хлопья пепла и искорки тлеющих построек.

Четыре темных фигуры, едва различимых на фоне серых руин быстро перемещались вдоль разбитых стен.

В тишине, изредка нарушаемой порывом ветра, можно было услышать их тихие отрывистые переговоры.

– Берем правее. Лис, проскань большое здание впереди.

– Слушаюсь, сэр. Всё чисто, движенья нет.

Первым был человек в облегающих серых доспехах из стойкого кевралового полотна. Он перебегал от стены к стене, держа впереди штурмовую винтовку и просматривая улицы сквозь небольшой прицел.

– Сэр, в двухстах футах впереди живые объекты… – предупредил шагающий позади лис. Пушистый рыжий хвост спокойно покачивался при ходьбе, пока он присматривался в синий прицел снайперской винтовки. – Вижу пять объектов… уже шесть. Кажется бродяги.

– Да, я тоже их вижу, – подтвердил идущий третьим инопланетянин с телом бочкообразной формы и оскаленной, похожей на акулью пастью. Длинные серые усы на его щеках встопорщились, и он улыбнулся во всю ширь огромных челюстей. – Сейчас постреляем. Можно я сожру их после битвы?

– Отмена. Не стрелять без команды, подойдем ближе, – откликнулся капитан отряда, и прищурился, когда резкий луч закатного солнца пал на его карие глаза. – Найра, что скажешь?

– Сильные эмоции… они хотят учинить расправу над кем-то. Много боли и страха. Это ребенок, – сказал последний в их цепочке солдат, более всего похожий на тигра с белой шкурой и синими полосами. Затем он сглотнул, и полосы на его шкуре вспыхнули синим светом. – Семеро убийц. И один гражданский. Сейчас убьют.

– Тогда поторопимся, – проговорил капитан.


Джек Стейнвик был одним из немногих, кому удалось выжить во время бомбардировки. Подвал, куда он шмыгнул, едва послышались раскаты далекого грома, стал надежным временным укрытием.

Впрочем, никакой радости от того, что ему удалось выжить, он не испытывал.

Маленький гепард ходил в руинах, обвязав лицо шарфом, чтобы не задохнуться от дыма. Асфальт обжигал его голые лапы, подушечки на них давно онемели от колющей боли.

В первый день после бомбардировки ему удалось дойти до пересечения двух улиц, где находился супермаркет «Аляска» – там работала его мать. Ныне от здания остались несколько закопченных руин, а на стоянке до сих пор дымились выгоревшие машины.

Он шел, уже не разбирая боли, и ветер сметал слезы с его пятнистых щек.

Услышав голоса неподалеку, он быстро спрятался под остовом одного из зданий.

Минуту спустя появились их владельцы – четыре мужчины в легких потрепанных бронежилетах, вооруженные винтовками и обрезами, а следом два акулоподобных инопланетянина и лис в зеленом плаще.

– Никакой движухи. Хорошо бомбанули, – заметил один из мужчин.

– Не торопись, друг, я что-то чую. А нюх, как знаешь, меня не подводит, – лис замер на месте, скинул капюшон и втянул черным носом воздух. А затем обернулся и уставился точно на то место, где скрывался Джек.


В седьмой или восьмой раз тяжелый кулак опустился на тело Джека. Маленький гепард лежал на выгоревшей земле, корчась от боли, кровь быстро капала из носа и с разбитых губ.

– Ненавижу фелинов, – довольно пробормотал один из мужчин, растирая кулак. – Можно выбью из него остаток дури, шеф?

– Подожди, Сэм, его можно обменять на пару стволов у слейверов.

– Его? Да ты присмотрись – обтруханный чудик, кожа да кости.

– И все же…

Один из них, видимо главный, опустился на корточки возле Джека и легко поднял его за загривок перед своим лицом.

– Эй, малой, жить хочешь? – спросил он с насмешкой.

Гепард посмотрел в глаза человека и сплюнул кровь ему на шею.

– О, это меняет дело, – проговорил тот спокойно, и достал из сапога длинный нож. – Сделаем из тебя закуску.

– Да! Живая органика! Делим поровну, – радостно откликнулся акулоподобный инопланетянин, потирая огромные лапы. – Только шкуру с него сними.

Хвост гепарда испуганно жался к паху, а сам он почти потерял сознание от страха. Холодок острого лезвия на шее заставил его вздрогнуть.

– Ребят, к нам гости, – предупредил лис, устроившийся на водопроводной вышке, чтобы следить за округой. Он быстро снял предохранитель со снайперской винтовки.

– Сколько их?

– Четверо. Солдаты. Один терус, человек, мой собрат и… черт, кажется, с ними катар.

– Не стреляй. Будут рыпаться, долго не проживут. А так, им можно продать задохлика.

Человек грубо кинул Джека на землю. Стерев лапой кровь с лица, гепард смотрел, как к ним спокойно приближаются четыре темные фигуры на фоне пылающего солнца.


– Если нужен парень – давайте деньги или стволы, иначе никак, – отрезал главарь банды, глядя в глаза Шейну Берроузу, лидеру отряда Дельта-8.

Разговор у них не заладился. Четверо солдат не выказывали страха или волнения в окружении бандитов – их лидер внимательно следил за каждым движеньем, катар Найра спокойно слушал вой пыльного ветра, а похожий на акулу Герус вызывающе переглядывался с двумя другими терусами-бандитами. Только Лис не мог скрыть волнения – белый кончик его рыжего хвоста беспокойно покачивался из стороны в сторону, а коготь то и дело скользил по крючку снайперской винтовки.

– Нам нечем платить, – напомнил Шейн спокойно. – Мы солдаты, а не торговцы. У вас гражданский, мы хотим его получить.

– Ни хера вы не получите, – лидер банды сплюнул под ноги. – Солдат мы не любим. Если не торгуйтесь – валите отсюда.

На миг загоревшаяся в сердце Джека надежда лопнула как надувной шарик, и по телу прошла дрожь отвращения – если солдаты ему не помогут, продолжатся пытки.

Сержант Шейн долго смотрел в голубые глаза маленького гепарда, затем вздохнул и мягко промолвил:

– Что ж, нам нечего платить. Мы не ищем проблем.

Он бросил быстрый взгляд на членов своего отряда и отвернулся.

– Уходим…

Если бы Джек или один из бандитов проявили больше внимания, они бы увидели в спокойных действиях сержанта целую цепочку указаний. Он едва заметно кивнул, заглянув в глаза Геруса и Найры, а затем, повернувшись к Лису, коротко указал глазами на водонапорную вышку.

За его спиной раздался смех банды, ведь они решили, что четверо солдат струсили.

Шейн прошел несколько шагов, на ходу активируя силовое поле и снимая оружие с предохранителя.

– И кстати, – добавил он, резко разворачиваясь и вскидывая винтовку.

Раздалась короткая автоматная очередь, и лидер банды тяжело рухнул на землю. В следующий миг Лис ловко подхватил винтовку и выстрелил – синий луч сбил его соперника-снайпера с водонапорной вышки. В тот миг, когда Герус расквасил голову одного из собратьев-терусов выстрелом из дробовика, Найра молниеносно выхватил из-за пояса пистолет и двумя выстрелами положил второго бандита-акулу.

Уши Джека тут же забил поочередный стрекот трех автоматов – короткие синие лучи устремились туда, где минуту назад стояли солдаты – но те уже успели рассредоточиться по окрестным руинам.

Длинный луч из снайперской винтовки свалил одного из бандитов, а второго настигла очередь из автомата Шейна.

Единственный уцелевший мужчина бросил автомат и схватил с земли Джека. Он без труда поднял его худое тело и приставил к его голове пистолет.

– Бросайте оружие, мать вашу, иначе ему кранты!

Джек бился в судорогах, царапая мощную руку человека когтями и пытаясь прокусить зубами, но тот не обращал внимания на его возню.

– Я убью его, мать вашу! – кричал бандит, и гепард чувствовал как рука, сжимающая пистолет дрожит.

– Не думаю, что ты это сделаешь, – похожий на белого тигра из детских сказок, Найра спокойно вышел из укрытия. Его глаза светились голубым светом, гипнотический взор обращен к бандиту.

– Ты… – рука держащая пистолет обмякла, и оружие упало на землю, а в следующий миг упал и бандит – луч из снайперской винтовки Лиса попал ему в лоб.

Джек покачиваясь встал на лапы. Его испуганный и растерянный взгляд скользил по земле, где лежали в лужах крови тела бандитов.

Прохладный вечерний ветер болезненно защипал разбитые ноздри, и гепард поежился. Страх покинул его, и на смену ему пришло бессилие.

Перед тем как потерять сознание он успел увидеть их – своих спасителей. Четверо солдат, похожие на темных сфинксов, замерли на фоне беспощадно-огненного солнца.


Куда делось детство?

Подогретый солнцем, густой и душный летний воздух. Едва уловимые всполохи ветра в траве. Мерное, как шепот океана шуршание теплой листвы. Горячий асфальт, приятно греющий подушечки лап.

Он выходил из душевой комнаты в детском лагере, обернув полотенцем поясницу, оставив нагой грудь и лапы, чтобы насладиться теплым вечерним воздухом и дуновеньями свежего ветра.

Куда ушли его мечты?


Где-то рядом играла музыка – спокойные редкие всполохи скрипки, перетекающие один в другой, будто ток по проводу.

– Умирать под музыку, браво, техник, воистину патриотично, – оценил Герус находку Лиса. – Только смотри, чтобы к нам все стервятники не слетелись. А то, знаешь ли, народ помнит героев, неудачников помнят архивы.

Рыжий снайпер держал в лапах покореженный радиоприемник, из которого с перерывами доносилась спокойная музыка.

– Помолчал бы шутник, я вообще-то пытаюсь настроиться на волну ВВС, – парировал Лис отчужденно, и сев по-турецки, снял крышку с приемника.

– Это реально? – удивился Герус.

– Для меня да, – Лис достал из сумки на поясе универсальный инструмент, похожий на шведский нож яйцеобразной формы и принялся за дело.

Музыка прекратилась, и послышались длинные шуршания помех.

Джек открыл глаза и осторожно поднялся на лапы. Ушибы по всему телу неприятно саднили, а лицо щипало от дуновений ветра. Он облизнул губу и почувствовал солоноватый вкус незнакомой мази.

– Не советую вылизываться, в нем много спирта. Так и пристраститься недолго, – предупредил Шейн Берроуз.

Мужчина сидел на булыжнике рядом с Джеком, поглаживая верную штурмовую винтовку, взгляд его был обращен к пылающему в закатных лучах горизонту.

Гепард, пошатываясь, сделал несколько неуверенных шагов. Мысли метались в его голове быстро и бестолково.

Что-то случилось, эти люди как-то помогли, кого-то убили… мама! Я ведь искал маму!

Забыв о боли, он кинулся к краю сооружения, где расположились солдаты, и чуть было не свалился, вовремя притормозив у обрушенного пола. Они заняли позицию на руинах третьего этажа старой радиовышки.

Перед Джеком открылся вид на умерший город – бесконечные нестройные руины домов, потерявшиеся среди камня и пыли улицы. Алые лучи солнца жидким золотом горели на осколках стеклянных высоток, которых меньше коснулась ударная волна.

А где-то там – среди пепла и смерти остался его дом. Его мать.

Гепард приник спиной к потемневшей стене и заплакал, уткнувшись лицом в передние лапы.

– Детеныш горюет, – сухо отметил Герус, обращаясь к Лису. – Мож поговорить с ним?

Сержант Шейн неловко подошел к малышу и сел рядом. С оружием он обращался лучше, чем с детьми.

– Возьми, выпей немного, – предложил он, протягивая гепарду фляжку с водой.

Джек, содрогаясь, покачал головой и отвернулся.

Боль раскалывала его сердце, и каждый осколок кололся по-своему. Перед его взором проносились размытые и сбивчивые воспоминания. И каждое из них заставляло его сердце вздрагивать и обрываться, как марионетку, подвешенную на нити. Солнечные образы лета, холодные снежные дни зимы, пышная осень, когда листья загораются желтым и красным пламенем, нежная и трогательная как промокший в дожде воробей весна… а посреди всех мыслей его мама. И бритвенно-острое понимание – больше всего этого нет.

Через минуту подошел Найра. Катар наклонился и поднял детеныша на лапы. Что-то надежное и теплое, похожее на близость матери исходило от белого тигра. Он аккуратно прижал детеныша к груди и вытер краешком когтя слезы с его щек. Гепард перестал плакать и теперь жался к мягкой шерсти на груди тигра. Буйный поток мыслей таял, на смену им приходил покой, и что-то робкое, похожее на едва уловимую надежду.

– Вот те на… – глубокомысленно изрек Герус. – Я знал, что ты парень с подвохом.

Найра погладил загривок гепарда и ответил бесцветным, спокойным голосом:

– На нашей планете детенышей выращивают самцы. Самки предпочитают войну.

– Однако… царство разума и феминизма. Я б так не смог. – Герус почесал громадной лапой грудь и посмотрел на Лиса. Тот, вставив какую-то серебристую иглу в механизм приемника, прокручивал ползунок частоты.

Из колонок доносились шорохи помех, а затем и обрывочный, быстрый голос.

– Пере…. Генерал… ответс… Серж… Роуз… Ваша… цель… анниги… биот…

– Черт, – лис спрятал инструмент в пластиковый набор техника на поясе и приник спиной к стене. – Нифига нового. На нашей волне постоянно звучит приказ, как будто мы его не выполнили два дня назад.

– На орбите три мановара дроидов, они блокируют связь, – напомнил Шейн. – Пока их не уничтожат, нам придется еще поторчать здесь. И... поищем маяк понадежнее. Нужно прорваться сквозь помехи.

Джек потихоньку приходил в себя. Мерное дыхание Найры успокаивало его, светящийся голубой взгляд тигра вызывал мысли о далеких гелиевых гигантах в ночном небе.

– Что такое мановары? – тихо и рассеянно спросил он, дабы как-то отвлечься от клубка боли в горле.

– Огромные корабли, – мягко ответил Найра. – Некоторые из них больше, чем этот город… Они виновники бомбардировки.

– И долбанная куча металла, окруженная роем истребителей, – мрачно подытожил лис, закуривая сигарету. – А что если… нас и не будут спасать?

– Не говори глупостей, – резко остудил его Шейн. – Подкрепление придет, это лишь вопрос времени. Устав говорит…

– По Уставу нас должны уже забрать. А группы Дельта не занимаются спасением гражданских, – быстро проговорил лис.

Встретив ледяной взгляд Шейна, он сглотнул и хмуро опустил голову.

– Простите, сержант, я не имел в виду, что мы не должны были спасать… я… просто… все это очень опасно.

– Не падайте духом, солдаты, – спокойно проговорил Шейн. – И не из такого выбирались.

Лис сделал глубокую затяжку и выдохнул густую струю дыма, растаявшего на фоне алого неба. Из приемника по-прежнему доносились мерные переливы скрипки.

Джек набрался смелости и встретился глазами с Лисом.

– Спасибо, что спасли меня… – дрогнувшим голосом промолвил он. – Вы были не обязаны делать это… и, я даже не знаю, как отблагодарить вас, – он не знал, почему стыдится этих слов, и почему слезы снова текут по щекам.

Герус тихо фыркнул, а Лис понурил голову, расстроенный своей последней вспышкой откровенности. Найра положил лапу ему на плечо и гепард вздрогнул, когда едва ощутимая волна, похожая на легкий разряд тока прошла по его шкуре.

– Как выберемся отсюда, тогда и повторишь спасибо, – мягко заметил Шейн. – К тому же ты можешь быть нам полезен. Ты местный, поможешь идти по правильному пути.

Джек обрадовался, что может быть не только обузой и, забравшись на возвышение, огляделся.

– Я узнаю эту башню… но она далеко от района, где я жил, – смущенно прокомментировал он.

– Потому что мы и сами далеко, – по-акульи широко улыбнулся Герус. – Ты проспал весь день после перестрелки. Мы прошли миль семь, не меньше.

– Тогда я знаю, где мы находимся! – обрадовался гепард. – Если двигаться по центральной улице, а потом свернуть на Межевую, то мы придем к космопорту.

– Уже лучше, – кивнул Шейн. – В этом районе бомбардировка прошла слабее, может, разживемся чем-нибудь полезным.

– Картечные ракеты, – пояснил Герус, погладив ручищей простреленную в нескольких местах стену. – Экономят, гады.

Джек хотел сказать, что неподалеку был мегамаркет, но осекся, когда Лис поднял вверх лапу и вскинул голову.

Он примостил снайперскую винтовку на обломок стены и присмотрелся в прицел.

– Развед-дроид, – шумно вздохнув, проговорил он. – Движется в двухста футах, пройдет мимо нас.

Присмотревшись, Джек увидел серую фигурку, скользящую над землей в ярких лучах уходящего солнца.

– Вот зараза, – усы Геруса враждебно дернулись, когда он перезарядил дробовик.

– Отставить, – Шейн лег рядом с лисом, выставив вперед штурмовую винтовку. – Если нас заметят, через час мы своего праха не соберем.

Найра схватил Джека за лапу и отвел за стену. Подушечки на пальцах тигра бледно засияли голубоватым светом.

– Разведчики напрямую управляются с мановаров, – спокойно пояснил он. – В них встроены камеры, следящие за округой.

– Ты уже работал с такими, Лис, что скажешь? – осведомился Шейн. – Не хочу вести отряд, зная, что впереди маячит разведчик.

– Этот – старая модель. Камера в три четверти обзора. Если убьем со спины, могут подумать что это магнитная буря или зверь какой напал.

– Тогда стреляй.

– На нем может быть силовое поле. С выстрела не пробьешь. Будем действовать одновременно. Поставьте режим дальнобойного огня, и стреляйте, когда я скажу, сэр.

– Готово, – Шейн прошелся пальцами по мини-панели на ствольной коробке.

– Раз, два… огонь! – скомандовал лис.

Несколько коротких синих лучей устремились мимо руин к скользящему над землей дроиду. Вокруг него вспыхнуло на миг серебристое силовое поле.

А затем выстрелил лис, и синий луч разбил корпус разведчика. Искрящейся грудой металла он плавно рухнул на землю.

– Вот так! – довольно выкрикнул снайпер, и Герус одобрительно хмыкнул.

Вдалеке, между разбитых домов, огненный луч заката высветил поверженное металлическое тела разведчика. От него поднимался легкий дымок. В густом вечернем воздухе лилась тихая мелодия из радиоприемника.


Они передвигались цепочкой, стараясь не задерживаться на открытых местах. Сержант Шейн шел впереди, держа наготове штурмовую винтовку. За ним – Лис, Найра и Джон, а замыкал шествие Герус.

Шли весь день. К вечеру лапы Джека дрожали от усталости, но он молчал. Найра иногда подбадривал его улыбкой, или каким-нибудь замечанием. Речь катара была лишена практически всех человеческих интонаций, отчего казалось, будто он читает заготовленный текст на уроке биологии. Но всё же, именно с ним Джек чувствовал себя лучше всего.

К вечеру пышные белые тучи затянули небосклон, и пошел солнечный дождь. Солнце слепило так же ярко и беспощадно, и явно не собиралось уступать место дождю. Косые холодные капли шелестели по асфальту. Лучи солнца жидким золотом горели на стеклянных массивах брошенных высоток, по земле беспорядочно метались солнечные зайчики, а синеватое мерцанье наполняло воздух.

Этот район понес гораздо меньше ущерба, чем предыдущие – по большей части ударная волна снарядов лишь выбила стекла из окон, выкорчевала деревья и разметала хлипкие постройки.

Они несколько раз встречали бродяг и мародеров – в основном одиночек, не вызывавших проблем.

Найра и Джек устроились в дворике детского сада, а трое солдат разбрелись в поисках полезных вещей.

Гепард и катар сидели в ажурной белой беседке и смотрели, как лужи рябят от дождя. Воздух пах озоновой свежестью и влажным асфальтом. Найра держал наготове пистолет, и нередко замирал, напряженно прислушиваясь.

А Джек вспоминал свой детский сад. Прошло всего четыре года с тех пор как он пошел в школу а кажется, будто в детском саду был совсем другой гепард – похожий на него, но со своей историей. Гепард, который играл с другими детьми в Сорантийскую Мозаику, ловил неоновых кузнечиков и плакал, когда царапал лапки.

На другом конце двора находилась столовая. Прямоугольное здание с выбитыми окнами. Когда-то из нее доносился звон посуды, веселые споры поварих с кухонными дроидами, и горячий запах органической пищи.

– Не отвлеку от созерцания? – голос Лиса прозвучал столь внезапно, что маленький гепард подпрыгнул на месте.

Найра в отличие от него лишь неторопливо повернул голову и улыбнулся.

– Я почувствовал твое приближение за сто футов, техник, – проговорил он без эмоций.

– Мне бы твои способности, – хмыкнул лис.

Он зашел в беседку, неся в лапах кипу одежды, и бросил её на стол.

– Это тебе, малыш, взамен твоей тряпки. Все новые модели разобрали модники-мародеры, так что придется носить, что я успел есть. И… – он осекся и неловко добавил: – Прости, что наговорил тогда… мы бы все равно не бросили тебя в беде. Я рад, что теперь всё в порядке.

Джек искренне пожал протянутую рыжую лапу и постарался вложить в свой взгляд столько благодарности, сколько мог:

– Спасибо, сэр. За всё…

– Ну, раз так, думаю, можешь переодеваться, – уже легче проговорил лис и кивнул на принесенную одежду. – Скоро и наш добрый терус с командором подойдут.

Джек фыркнул и, скинув пропахшую пеплом грязную футболку, надел белую майку и джемпер. Когда пришло время надевать джинсы, он робко посмотрел на Лиса и Найру. Лис с пониманием ухмыльнулся.

– Не бойся, подглядывать никто не будет.

Чувствуя, как загорелись от смущения ушки, гепард быстро снял порванные штаны и надел новые синие джинсы. Поверх свитера он накинул джинсовую куртку с вышитым орлом на спине.

– Форменный байкер, – подмигнул лис. – Я на гражданке тоже люблю так одеваться.

– Показ мод в стиле «разруха»? – осведомился похожий на вой в турбине голос. Отворив калитку ногой, к ним шел Герус, а следом за ним сержант Шейн.

– В оружейном магазине распродажа? – весело парировал Лис, когда акулоподобный инопланетянин проковылял в беседку и свалил на стол пять разных винтовок.

– Нет, просто наткнулся на пару умников, вроде тебя, – встопорщив длинные усы, ответил Герус.

– Я говорил не вступать в конфликты с гражданскими, – мрачно напомнил Шейн.

– А я и не вступал, сэр! Они дерзко на меня посмотрели. Да и какого черта детям носить с собой модифицированную М-138? Разбалованное поколение. У меня в его возрасте только плазменный пистолет был, да пара гранат.

– Лис, нашел что-нибудь?

– Только одежду, сэр. Всю органику уже либо растащили мародеры, либо уничтожили дроиды. Всё, что чего-то стоит, полагаю уже у караванщиков и сталкеров. И еще плохая новость… у нас кончились «Lucky Strike», остался только «Winston», – он показал пустую сигаретную пачку и мрачно вздохнул.

– Не лучшее положение дел, если говорить серьезно – хмуро подытожил Шейн, пропустив шутку Лиса мимо ушей. – Наших сух-пайков хватит еще дня на два-три не больше. Нужно поскорее выйти на связь с командованием, – он поджег сигарету, и после глубокой затяжки выпустил густую струю дыма.

– Я знаю, где можно найти работающий маяк… сэр! – набравшись храбрости, вступил в их разговор Джек. – На конечной станции нашего города была телевышка. Мама водила меня туда, на прогулку.

– Ты сможешь нас туда отвести?

– Если бы у меня была карта…

– Наши авто-навигаторы тут мало помогут. Мановары глушат всю электронику, – Лис пощелкал когтем по маленькой панели на рукаве бронежилета, но безрезультатно.

– А как насчет вот этого? – Герус достал из заплечной сумки бумажную карту.

– Совсем другое дело, – улыбнулся Лис. – Где достал?

– Всё там же. Отобрал… в смысле, счел нужным изъять у вооруженных кретинов. И сэр, не сочтите за жалобу, но я так голоден, что когда смотрю на мальчика, мне хочется его съесть. Не знаю, что больше меня останавливает – врожденный гуманизм или отсутствие соуса.

Джек испуганно округлил глаза и прижал хвост к телу. Найра погладил его по загривку и фыркнул.

– Не бойся. Несмотря на вескую подоплеку, высказывание Геруса на восемьдесят семь процентов является шуткой, – с расстановкой проговорил он.

– Я бы больше беспокоился об оставшихся тринадцати процентах, – поежился лис. – Согласен, сэр, нам необходимо перекусить.

Сух-паек, которым Лис поделился с Джеком, напоминал спрессованную блоками чайную заварку, но на вкус оказался вполне ничего. Больше всего он напомнил Джону черный хлеб со специями. К тому же он оказался удивительно питательным.

Подкрепившись, отряд двинулся в путь под мерцающей завесой солнечного дождя.


Разряженный после дождя воздух пронизывали лучи вечернего солнца. От мокрого асфальта шел душный пар испаряющейся влаги. Телевышка высилась над городом как младшая сестра Эйфелевой башни, обернутая проводами.

Герус выломал входную дверь и сейчас они с Лисом и Шейном настраивали связь.

Джек ходил по пустой стоянке, окруженной худыми, облетевшими деревцами. Мимо, переливаясь в лучах солнца, пролетели два пакета. На покосившемся знаке «Движенья нет» кто-то проницательно дорисовал средний палец.

Джек грустно смотрел на темнеющие вдалеке силуэты руин и мрачные мысли не давали ему покоя.

«Каким жестоким нужно быть, чтобы уничтожить целый город? Каким жестоким нужно быть, чтобы вообще что-то уничтожить?»

Он старался не думать о матери. Он старался быть взрослым, и перенести скорбь на лучшее время, когда она не принесет вреда. Но ничего не получалось. Каждая мелочь напоминала ему о ней. Он потерял счет тем минутам, когда незаметно стирал слезы, и прятал лицо от спасителей, и стыдился, потому что знал, что Найра чувствует его боль, и видит его слезы.

И сейчас, когда он слонялся по пустой стоянке, пиная пустую банку из-под «Кока-Колы» солнце высвечивало горькие слезы на его щеках.

Теплый ветер дул тихо и монотонно, вторя шепоту зеленой травы и гулкому шуму водопада у Синих Холмов. И вдруг, вместе с порывом ветра донесся голос матери:

– Джек…

Гепард вскинул ушки и замер, присушиваясь к каждому звуку.

Трава шуршала, солнце слепило. Он решил, что ему послышалось, но тихий шепот раздался вновь:

– Джек…

Он медленно прошел вперед. Из раскрытого мусорного бачка у края стоянки высунулись два призрачных усика, и уставились на него.

– Джек. – Следом за ними показалось удивительное прозрачное существо, похожее на гусеницу с длинными худыми лапками паука. Оно плавно спустилось на землю и внимательно уставилось на гепарда.

– Мой бедный малыш, сколько же ты перенес… – мягко молвил до боли родной и любимый голос. – Не бойся, мой мальчик, теперь ты в безопасности.

«Это какой-то обман… – растерянно думал гепард. – Должно быть, мать где-то рядом, прячется в пустой голофонной будке».

– Иди ко мне, не бойся, – манило его существо, и Джек нерешительно шел навстречу. Неужели всё так просто? Еще шаг, и он обретет покой…

– Оставь его, и убирайся! – холодный голос Найры прервал гипнотическое притяжение голоса. Тигр стоял позади него, держа в лапе ионный пистолет. – Проваливай!

Существо спокойно переползло с места на место, его прозрачная шкура засеребрилась.

– Найра? Наконец-то я тебя встретила, – проговорило оно мягким, незнакомым голосом. – Мой самец, мой защитник.

Тигр сощурил светящиеся голубые глаза, и вздрогнул, словно прогоняя наваждение.

– Тебе меня не обмануть. Моя жена погибла на Экзайле. Убирайся, иначе я убью тебя.

По телу существа прошла едва уловимая рябь, и оно быстро поползло в сторону газона. Джек полностью пришел в себя и вжался лицом в живот Найры. Его сотрясали рыдания.

– Он... он говорил совсем… совсем… – сбивчиво шептал он.

– Да, дорогой, совсем как твоя мать. Это призрак. Он забирается в разум и ищет там уязвимые точки. Они есть у всех.

Катар сел на корточки и мягко обнял гепарда.

– Пойдем, ребята уже почти закончили работу. Там безопасно.

Держа Джека за лапу, он повел его на телевышку.

Когда маленький гепард обернулся, ему показалось, что серебристая фигура на фоне пылающего солнца машет ему лапой и… шепчет слова утешения.


Шорох длительных помех наполнял комнату связи. Лис ловко орудовал голографической панелью управленья. Оранжевые круги и графики вспыхивали и гасли, постоянно сменяя один другой от быстрых движений когтистых пальцев.

Помехи.

Помехи.

– Передает…

– Готово! – радостно выпалил Лис.

– Передает генерал Альматра, ответственный за проведение операции. Сержант Берроуз, ваша цель – аннигилировать штаб биотиков, координаты: один, один, три, два, восемь, локация – бэта четыре.

– Круто, – мрачно обронил Герус. – Скажи, пусть погромче еще покричит, чтоб все знали.

– Что вы сказали, солдат? – сквозь помехи донеслось из динамика.

– От, черт, – встопорщил усы Герус.

– С вами говорит оператор военного лайнера «Моргенштерн», кто на связи?

– Сержант Берроуз, Дельта-8, сэр, – отрапортировал Шейн. – Мне нужен генерал Альматра, повторяю…

– Вас слышал. Перевожу на его линию, – заверил оператор.

Джек видел, как обрадовались и воодушевились солдаты. Хвост Лиса быстро метался по полу от нетерпения, усы Геруса возбужденно подрагивали.

– Говорит генерал Альматра, сержант Берроуз, докладывайте! – у генерала был густой, басовитый голос.

– Миссия выполнена, генерал-сэр, штаб биотического командования аннигилирован. Все члены группы Дельта-8 живы, серьезных ранений нет. С нами гражданский. Мы нуждаемся в эвакуации.

– Отлично, сержант. Транспорт будет выслан, но… – голос пропал из-за помех. – Манов… блокируют, еле… биваемся. Примите коор…наты один, два… шесть, восемь, омега четыре.

– Повторите, генерал-сэр.

После третьей попытки, Лис записал точные координаты в голографическую панель на рукаве.

Связь оборвалась, солдаты задумчиво посмотрели друг на друга.

– Ну, так… куда идти? – первым заговорил Герус.

– Судя по бумажной карте, данные координаты приходятся на местность в шестнадцати милях отсюда. Район Заводов, север. Что там находится?

– Там пустырь, – откликнулся Джек. – Какая-то корпорация хотела строить завод… кажется, нефть… но его так и не построили.

– Шаттлу нужно место для приземления, – облизнувшись, рассудил сержант Шейн. – Теперь у нас есть цель следования. Выдвигаемся.

– Вокруг города один сплошной пустырь, – мрачно отметил Герос. – Нельзя была карету подать ближе?

– Вряд ли мы единственные кто уцелел, – ответил сержант. – А на каждую группу не будут выделять по шаттлу. Полетим не одни.

Команда заметно воодушевилась. Даже Найра впервые за все время изобразил нечто вроде теплой улыбки.

– Что с тобой? – накручивая ус вокруг кулака, осведомился Герус. – Такое ощущение, будто втихоря коробку шоколада съел.

– Я просто чувствую вас всех, – мягко откликнулся катар. – И мне нравится, какое у вас сейчас настроение.

– Это называемся «посмеемся перед бурей», – мрачно улыбнулся Лис.

– Не расслабляться, – остудил их всех сержант. – Впереди долгий путь.

Солнце медленно уходило за спины опустевших небоскребов. Ветер носил по пустынным улицам мелкий мусор. Купаясь в последних лучах солнца, серебристый призрак заполз на голофонную будку и сиротливо глядел вслед уходящим солдатам.


На ночь они устроились в недостроенном здании возле пустынной дороги. Жилые районы миновали, и теперь они видели лишь прямую темную полосу дороги, а вокруг нее – сплошные зеленые равнины. Ветер гнал рябь по бескрайнему полю, залитому белесым светом луны.

– Будем нести вахту по три часа, первый идет техник, затем я, а последним Герус, – распорядился сержант Шейн.

Закинув снайперскую винтовку за плечо, Лис поднялся на открытый третий этаж. Остальные расположились на жестких компактных матрацах.

Едва Джек закрыл глаза, как его сознанием завладел кошмар. В нем он несся по висящим в воздухе осколкам стекла, а Лис, сидя на туче, стрелял ему вслед. Сержант Шейн и Герус маячили впереди, подманивая его в рыболовную сеть. А стекло, по которому он бежал, рассыпалось и резало лапы, осколки падали вниз вместе с каплями крови.

Он проснулся, и в тот же вскочил на лапы. Грудь ходила ходуном от быстрого дыханья. Рядом лежал Найра. Тигр открыл глаза, и темноту наполнило их голубоватое сиянье.

– Не бойся, – произнес он тихо, и протянул лапу навстречу Джеку. – Твои кошмары это работа нашего старого друга. Призрак бродит где-то рядом.

Джек свернулся клубочком у теплого бока Найры, и тигр приобнял его лапой.

Через миг послышался недовольный рык Геруса. В темноте щелкнул затвор дробовика.

– Опять эта сволочь лезет в наши мысли! – грозно пророкотал он. – Найра, где он сейчас ошивается?! Я его на атомы разобью и с пивом выпью!

– Спокойно, стрелок, его нельзя уничтожить оружием, – остудил его Найра.

– Тогда выруби его на хрен по-своему. Ты же биотик, – Герус отложил дробовик в сторону и тяжело опустился на землю.

– Не могу, – в голосе катара почудилась неподдельная усталость. – После нашей миссии я истощен. Нельзя тратить силы на мелкие отвлекающие факторы.

– Мелкие, черт его подери, – сонно пробормотал Герус.

Джек старался уснуть, но ничего не получалось. Устав от ерзания и боли в глазах, он встал с матраца и неслышно побрел на третий этаж. Со ступенек он посмотрел на солдат: сержант Шейн лежал на спине, а рядом покоилась его верная штурмовая винтовка. Герус лежал на полу, подложив свернутый матрац под голову, а катар… Джек вздрогнул, когда понял, что глаза тигра открыты. Он несколько секунд простоял на месте, но Найра не промолвил ни слова, он спал.

Маленький гепард вышел на площадку третьего этажа, и его шерсть взъерошил холодный ночной ветер, от которого защекотало глаза и по спине побежали мурашки. Лис сидел спиной к нему, снайперская винтовка лежала на его задних лапах.

Он держал перед собой правую лапу с активированной голографической панелью, и говорил в неё:

– Не знаю, есть ли в этом какой-то смысл. Мановары блокируют любую связь. Но… надеюсь, что какое-нибудь из моих сообщений дойдет до тебя, Кэтти. Аж не верится, что я увижу тебя совсем скоро… если конечно останусь в живых. Но ты не волнуйся, это я так, шучу…

Услышав тихие шаги за спиной, лис быстро подхватил винтовку и обернулся.

– А, это ты… хорошо крадешься, – с облегчением промолвил он.

– Извините, я вас отвлек, – произнес Джек виновато.

– Это… ничего, – лис прокашлялся и выключил голограмму. – Не спишь… Вышел проветриться?

– Да, что-то вроде того, – Джек сел возле Лиса и с заминкой промолвил: – Вы очень храбрые.

Лис удивленно хмыкнул и зажег сигарету. В ночном воздухе поплыли белесые облачка дыма.

– Если бы, малыш, – ответил он, нахмурившись. – Я не какой-нибудь герой, а только техник и снайпер. Стреляю, прячусь, стреляю, прячусь. Вот Герус и сержант… Ты знаешь, на Экзайле мы столкнулись с отрядом Имперского флота. У них была самоходная мортира. Сказали, мол: еще шаг – и разнесут нас в клочья. Герус отцепил с пояса гранату, сжал её в кулаке, и сунул кулак в дуло мортиры. А потом сказал: стреляйте. И они струхнули, представляешь?

Лис задумчиво улыбнулся и сделал глубокую затяжку.

– Плохо, когда есть что терять… это не позволяет быть… безрассудным, – он посмотрел на Джека, и после сиюминутного сомнения набрал на панели управления какую-то функцию.

Над его лапой появилась полупрозрачное оранжевое изображение красивой лисицы в джинсах и кардигане.

– Её зовут Кэт. Мы встречаемся четыре года… – проговорил он тихо. – Каждый раз обещаю ей, что это мой последний военный контракт… и так уже три полугодия. Но на этот раз всё, с меня хватит. Будем снимать квартиру, пойду куда-нибудь работать… без угрозы для жизни.

Они просидели до конца вахты Лиса. В два часа ночи его сменил сержант Шейн.

Засыпая, Джек видел как лис отвернувшись, включил голографическое видео. Из наушников в его ушах гулко и тихо звучал женский голос:

– Я пошла на курсы латиноамериканских танцев, хочу держать свою фигурку в тонусе. Как вернешься, мой нежный лисенок, обязательно сходим на дискотеку…

Сквозь прорехи окон тускло подмигивали далекие звезды.


С утра до полдня они шли по прямой, как линейка дороге. Бесконечная черная полоса, над которой струилось усыпляющее марево полудня. Под стеклянно-синим сводом небес шуршала листва уцелевших дерев, и теплый ветер ерошил чахлую траву. Оранжевое солнце нагоняло жару, и Джек снял свитер и куртку, оставшись лишь в белой майке.

Впереди брошенной картонной коробкой темнела автозаправка. А неподалеку от нее…

– Лис, что видишь? – осведомился Шейн.

Снайпер пригляделся в прицел и удивленно фыркнул.

– Если глаза меня не обманывают… что вряд ли, то это БТР, сэр. Седьмая модель полагаю. На башенке тяжелый пулемет.

– Занятно, – прокомментировал, ковыляя последним, Герус. – И что за добрые люди его оставили?

– Может, кончилась энергия, или его вырубили Гасителем с мановара, – пожал плечами Лис.


Старая заправка выглядела пустынно и спокойно, как в фильмах ужасов. Ветер мерно подувал где-то в стороне, изредка залетая под широкий навес, в густой тени которого было приятно отдохнуть. Песочного цвета БТР стоял на обочине – никаких повреждений они не обнаружили. Герус неуклюже вскарабкался на башню с пулеметом и привел её в движенье.

– Работает, сэр, – оскалив острые зубы, отрапортировал он. – Хорошая штука. Взять бы с собой.

– Техник, разведай обстановку, Найра, ты что-нибудь чуешь? – Шейн прошелся по стоянке и сверил координаты на панели в рукаве брони-костюма.

– Угрозы нет, – спокойно ответил Найра. – Чувствую каких-то насекомых… под землей. Но не более того.

– Что же за чертовщина здесь творится, – хмуро проговорил Шейн, на ходу доставая сигарету из пачки. – Исправный пехотный БТР. Не стали бы они его бросать просто так. Может сели энергоблоки?

– Э, нет, сэр, я проверил, питание тридцать семь процентов от нормы, – опроверг его размышления Герус, высовываясь из кабины. – Как на счет прокатиться до цели?

– Согласен, – серьезно кивнул Шейн. – Такая находка нам не повредит. Техник?

– Всё чисто, сэр, – Лис как раз вернулся из здания, которое осматривал. – Супермаркет в отличном состоянии. Думаю, нам не помешает немного поднабрать запасов.

– Верно, – Шейн сощурившись, осмотрел голые, растопленные солнцем поля и кивнул в сторону здания возле заправки. – Идем.

Джек немного постоял в теньке, присматриваясь к горизонту. Стеклянно-синее небо сливалось с желтым краем равнин. Никакого движенья. Только гулкий стрекот неизвестных насекомых, где-то глубоко в земле.

– Вы слышите их? – спросил он у Найры, приложив ухо к земле. – Будто переговариваются на глубине.

– Слышу, – мягко отозвался Найра, и серьезно добавил: – Но я не знаю их языка.

– Еще бы ты знал, – оскалился Герус. – Цены бы тебе не было.

Они вместе зашли в прохладный супермаркет. Тесные ряды с продуктами в пестрых упаковках обступили их со всех сторон.

– О, да! – широко улыбаясь, воскликнул Лис. Он схватил с первой же полки бутылку Кока-Колы, открутил крышку и принялся жадно пить, жмурясь от удовольствия.

Герус хотел протиснуться между двумя рядами, но опрокинул полку с арахисом и чипсами, и она громыхнула на пол.

– Не крушите все подряд, – строго предупредил Шейн. – Берем самое необходимое, и уходим. Кроме нас могут быть другие выжившие.

– Ага, кочуют по окрестностям, подвывают на луну и когти грызут… – пробормотал Герус, осторожно ступая вдоль полок.

Лис тем временем ковырялся длинной серебристой отмычкой в кофейном автомате. Закончив работу, он подставил термос под струю светлого кофе и остановил её, только когда термос наполнился через край.

– О, да, Капучино с пряностями, – довольно пропел Лис, закрывая термос. – Кому кофе? Джек, угощаешься?

Он дал маленькому гепарду карточный стаканчик с пенистым светлым напитком. Джек ни разу не пробовал кофе, но вкус ему понравился – насыщенный и терпкий.

– Гер, тут для тебя целый отдел есть, – позвал из другого конца магазина Шейн. – Правда, мясо испортилось. Как ты относишься к тухлятине?

– Так же как к резине, – высыпая в пасть большую пачку чипсов, проворчал терус. – Вкус отвратный, но жрать можно. Сейчас подойду.

Джек сунул во все карманы по шоколадке. Его внимание привлек стенд открыток и брелков у кассы. Одну из открыток он узнал сразу – картонная, с пестрым рисунком «живой акварели». Увитый плющом коттедж, колосящаяся травка во дворе, и машущая лапой гепардица на балконе.

Такую открытку ему как-то принесла мать. В супермаркеты, как правило, привозили одну и ту же серию.

Он не заметил, что по щеке предательски ползут слезы, а пальцы, в которых он сжимает открытку, дрожат. Найра неслышно стал позади его, и теплые лапы опустились на плечи Джека.

– Я знаю, как это больно, – тихо проговорил он. – Но ты обязательно встретишь её. У Великих Огней.

– Великих Огней? – всхлипнув, повторил Джек.

– Да. Мы верим, что за всей видимой вселенной, за мириадами пылающих светил, за пределами галактик есть нечто большее… нечто, что нельзя объяснить на языке любой расы. Нечто более удивительное, чем все звезды, которые мы видим в ночном небе. Великие Огни, где встречаются потерянные в дебрях галактик души. Где жизнь и смерть единое целое, где наши чувства дают нам крылья, и мы летим, ощущая на лице ветер вселенной.

Гепард зачарованно посмотрел в холодные голубые глаза Найры.

– Такое место правда существует? – спросил он с надеждой.

Глаза катара закрылись и открылись, и он мечтательно улыбнулся.

– Конечно. Мы в это верим.

На другом конце магазина Герус без особых усилий разжевал и проглотил целую курицу-гриль и обратился к Шейну:

– Странный у нас биотик в группе, сэр. Как можно жить триста лет и верить во что-то, чего никогда не видел? – пробурчал он.

– Так же, как жить тридцать лет, и не верить ни во что, – пожал плечами сержант.

Лис с полной корзиной продуктов подошел к кассе и крикнул через весь магазин:

– Ей, ребят, у кого-нибудь есть мелочь? На кассах вечно проблемы со сдачей.

– Хватит шутить, – с улыбкой осадил его Шейн. – Выходим.

– «Lucky Strike»! – восторженно провыл Лис, и над полками подлетел к потолку белый блок сигарет. – Мои любимые, как же я скучал!

Джек допил кофе и выкинул пустой стаканчик в мусорку. Заметив его жест, Герус удивленно фыркнул и улыбнулся:

– Да уж, и на войне можно проявлять человечность.

На улице стояла дневная жара. Душный воздух слоился и плыл на горизонте.

Джек прислушался: стрекот каких-то подземных существ слышался ближе, он заполнял уши.

Внезапно раздался громкий голос Геруса:

– Э, сэр, я тут отошел по делам… личного характера, и нашел… в общем… думаю, вам будет интересно взглянуть.

Брови Шейна напряженно сошлись, и он взял в руки винтовку, остальные последовали за ним.

Герус стоял, покачивая дробовиком, на заднем дворе заправки, возле туалетных кабинок. И Джек вздрогнул, когда увидел возле теруса три человеческих скелета, с переломанными костями. Будто, кто-то жевал их, меля на мелкие кусочки.

– Твою ж… – тихо выдохнул Лис.

– Да, видимо это и есть владельцы БТР. Не повезло ребятам, – почесав затылок, проговорил Герус.

– Уходим, оружие наготове. Найра? – быстро проговорил Шейн.

– Все чисто, – сосредоточившись, ответил катар. – Только насекомые… близко. И их очень много.

Стрекот звучал громче, нарастал как штормовая волна. Джек ощущал под лапами слабую вибрацию земли. И она становилась ощутимее с каждой секундой.

Шум раздираемой земли наполнил уши, а сквозь него он услышал крик сержанта Шейна:

– Джек! Беги!

Гепард стремглав бросился к солдатам. В его спину ударили клочья земли.

Лис перехватил снайперскую винтовку и выстрелил – луч пронесся в дюйме от головы Джека, и что-то теплое и склизкое брызнуло ему на загривок.

С разбегу врезавшись в лапы Найры, он оглянулся:

На взрыхленной земле распласталось буро-желтое тело огромного насекомого. Длинное жвало угрожающе клацнуло в предсмертной судороге.

А справа и слева земля вздымалась, и с громким стрекотом появлялись новые гиганты.

– Вот дерьмо, – прорычал Герус, разряжая в ближайшего к себе гостя дробовик. Синие сгустки разорвали броню на голове существа, но оно лишь на миг остановилось, а затем кинулось к солдату. Лис сбил его на лету выстрелом из снайперской винтовки.

– Что это за хрень? – обронил он.

– Медведки, – Шейн, опустившись на колено, поливал огнем одно из насекомых. Короткие очереди на части рвали фасеточные крылья и скользкое тело под коричневым панцирем.

– Это не медведки, а медведицы, мать их, – осклабился Герус.

– Сержант! Под вами! – крикнул Найра.

Шейн перекатился в сторону, и в тот же миг на его месте вздыбилась земля и высунулась огромная голова с длинными усами. Герус тут же расквасил её выстрелом из дробовика.

– Уносим ноги! – приказал Шейн, держа на мушке сразу трех подступающих насекомых. – Техник – берешь управление, Гер – на пулемет.

Джек спрятался за спиной Найры, когда одно из насекомых нависло над катаром, готовое сомкнуть жвало на его теле. Шейн пустил в него длинную автоматную очередь, разнеся на части голову и грудь существа.

– Бежим! – крикнул он.

Уши закладывало постоянным громким стрекотом, земля повсюду вздымалась, и уже шесть или семь медведок ползли им навстречу.

Солдаты бежали к БТР, отстреливаясь, а Найра прикрывал Джека, посылая в ползущих насекомых редкие сгустки энергии из пистолета.

Герус неуклюже забрался на башню и навел пулемет в подступающих убийц. Шумные выстрелы тяжелого пулемета затмили стрекот медведок – очереди коротких синих лучей рвали их на части, расплескивая повсюду зеленую слизистую жидкость их тел.

Лис послал последний синий луч из винтовки и юркнул в кабину водителя. Одна из медведок возникла прямо на их пути и вцепилась остроконечными лапами в пуленепробиваемое стекло. Шейн быстро снял её короткой очередью, и, пропустив внутрь Джона и Найру, сел следом.

– Гони! – велел Найра. – Сейчас появится…

Задние колеса БТР подпрыгнули, когда земля под ними разверзлась, и высунулась голова чего-то огромного.

– Это что, мать её, королева?! – пророкотал Герус, пуская в раскрытое жвало, размером с БТР очередь из пулемета. Несколько лучей выбили крошки зеленой кожи, остальные отскочили от хитинового панциря.

Они неслись пол дороге, а существо летело за ними, и даже сквозь броню боевой машины слышался его громкий агрессивный стрекот.

– Давай, давай, ДАВАЙ! – кричал Герус, расстреливая голову существа из пулемета.

Шейн высунулся из окошка БТР и помог ему стрельбой из автомата.

После двух спонтанных очередей, медведка крутанулась в воздухе и тяжело рухнула на дорогу. Сержант закрыл окошко и тяжело перевел дух.

– Оторвались, – пробормотал он, откладывая в сторону раскаленную энергетическую винтовку. – Техник?

– Всё под контролем, сэр, – откликнулся лис из кабины управления. – Энергии хватит доехать до района заводов. А там…

– Там и подумаем, – спускаясь с башенки, проворчал Герус.

Джек смотрел в небольшое окошко, как мелькают по сторонам редкие деревья. Земля была окутана усыпляющим волнистым маревом. Он почувствовал, что засыпает в спертом воздухе небольшой боевой машины.

Сквозь пелену сна он слышал голос Лиса из динамика в кабине:

– Понятны знаки мне и сны, гнилой оскал кровавой мглы. И стены жмут вороньей тьмой, и дышат смрадом за спиной…

– Как мило с его стороны, – недовольно пробурчал Герус. – Лис! Прекращай петь о смерти, пока она сама к нам не пришла.

– Я узнал, что у меня, есть огромная семья! – продолжил лис, парадируя детский голосок. – И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок!

– Пистолет и три гранаты, пулеметы и стройбаты, вот романтика, хоть мри, Альфа, Дельта, всем кранты! – самодовольно оскалившись, закончил Герус.


С каждой милей пути они приближались к месту, где их заберет шаттл. Спасение было близко, оно манило Джека, вызывая в душе и радость, и печаль. Сколь много останется здесь… на разрушенной планете, среди осколков его детства.


Он проснулся, когда пустынная дорога осталась позади. Теперь их окружали мрачные громады заводов. Покинутый мегаполис бетонных лабиринтов, высоких труб и могучих механизмов.

– Какого черта было назначать свидание на другом конце планеты? – проворчал, недовольно ерзая, Герус.

– Я уже говорил, командование не станет посылать шаттлы на каждый запрос, – объяснил Шейн. – Скорее всего, мы будем не единственными пассажирами. В этом районе остались выжившие.

– О, неплохо бы их встретить… – протянул Герус.

– Вы уже встретили их, сэр, – очень тихо заметил Найра.

Джек поднял голову и увидел, что глаза катара светятся ярче обычно.

– О чем ты? – нахмурился Шейн.

Найра молча кивнул на окошко.

Прежде чем Шейн успел выглянуть в него, из кабины раздался голос Лиса:

– Держите оружие наготове! Тут… черт побери… тут везде трупы. Нужно быть гото…

Он не успел договорить, как раздался взрыв. БТР подпрыгнул в воздух и тяжело опустился на землю, ерзая по гравию разорванными колесами.

От удара Джек упал лицом в пол, и теперь на его шею капала кровь. Найра крепко сжал его в лапах, а Шейн стучал в кабину пилота.

– Лис? Лис, отвечай!

БТР замер на месте. Ни звука. Герус схватил рукоять заклинившей двери и изо всех сил дернул – дверь с жалобным скрипом сорвалась.

Лис сидел перед голографической картой, опустив голову на грудь. По его лицу текла кровь.

– Найра, Джон, выбирайтесь наружу, Герус, прикрой их! – быстро распорядился сержант.

Герус вложил в лапку Джека пистолет и выпрыгнул наружу.

Найра и Джон вышли следом. Вокруг все молчало, все притихло, будто в ожиданье.

Под лапами хрустели осколки стекла, земля вздыбилась при взрыве мины.

Сержант Шейн вышел из БТР, неся на руках худого лиса.

И тут раздались выстрелы. Нестройная череда синих лучей ударила со всех сторон.

Несколько выстрелов попали в тело Найры. Из ран катара брызнула светло-голубая кровь, и тигр рухнул на колени. Джек в ужасе смотрел, как из глаз тигра пропадает светящаяся синева. Маленький гепард кинулся к его телу и попробовал удержать от падения.

На фоне темных высот заводов, к ним подступали дроиды. Простые, похожие на людей, они бежали рысцой, стреляя из дальнобойных винтовок. Чуть позади, шагали два меха. Грянул выстрел, и Шейн с Лисом упали на землю. Сержант перекатился под сломанный БТР и достал винтовку. Навстречу дроидам полетели короткие автоматные очереди Шейна и редкие выстрелы из дробовика Геруса.

Дрожа от страха, но вместе с тем чувствуя удивительный прилив сил, Джек быстро встал на задние лапы и выстрелил из бластера. Синий лучик пролетел мимо торчащей арматуры и чиркнул о плечо одному из штурмовых дроидов. Грохнуло орудие одного из мехов, и солдат засыпало кусками земли. Лис очнулся, и мгновенно сориентировавшись, подхватил снайперскую винтовку и сделал два выстрела – оба поразили штурмовых дроидов.

Истекая голубой кровью, Найра нашел в себе силы встать с колен. Тигр поднял переднюю лапу навстречу шагающим мехам. Подушечки на его пальцах зажглись ярким голубоватым огнем. Дрожащая волна синей энергии, от которой на загривке у Джека встала дыбом шерсть, устремилась навстречу мехам и разнесла один из них на куски.

Взрыв раздался совсем рядом, полностью оглушив Джека, и отбросив его на землю. Открыв слезящиеся глаза, он увидел Лиса. Техник лежал перед ним, и из двух ран на груди медленно поднимался дымок. Мгновение спустя пал Найра – длинный синий луч пробил его насквозь.

Когда в ушах перестало звенеть от взрыва, Джек услышал переговоры двух выживших солдат:

– Не выдюжим… мать их... не выдюжим! – рычал израненный Герус.

– Медленно отступаем к зданию за спиной… – задыхаясь, говорил Шейн. Его плечо алело в двух местах от ран. Целой рукой он отстреливался из пистолета.

Джек дополз до его ног, и поднял штурмовую винтовку сержанта. Она была тяжелой, преступно-тяжелой. Собрав все свои силы, он навел её на ближайшего дроида и выстрелил. Короткая серия синих лучей разорвала робота в клочья. Джек успел увидеть болезненную улыбку Шейна. А затем ответная очередь из пулемета одного из дроидов прошла по телу человека, буквально изрешетив его с ног до головы.

Враги были везде – мутные фигурки из серебристого металла подступали, быстро мелькая меж камней и стен, пускали в них очереди смертельных синих лучей.

Герус выбросил свой верный дробовик, и стрелял с двух рук из пистолетов.

Один… второй… третий – дроиды падали, схлопотав пару-тройку попаданий.

Джек помогал, как мог, но лапы уже нестерпимо устали, подушечки на пальцах жгло от боли, и он даже не мог поднять винтовку на уровень груди.

– Граната, у меня на поясе траханная граната! – прокричал Герус. – Хватай!

Гепард бросился к его ногам, и нащупал на поясе тяжелую круглую гранату.

– Жми и бросай! Бросай!

Джек быстро надавил на красную кнопку в центре гранаты, и зажегся голографический таймер 00.03. Он размахнулся, насколько хватило сил, и бросил её туда, где серебристых силуэтов было больше всего. Взрыв синей энергии эхом раскатился по стенам, во все стороны рванули сгустки энергии и разряды тока. Дюжина или около того дроидов зависли, метая из глаз искры – их тела ходили ходуном.

Герус схватил Джека, и, прижав к широкой груди, заслонил локтем, а свободной рукой вел огонь из бластера. Он медленно отступал к белой стене соседнего здания. Ноздри Джека забил кислый запах его крови.

– Прорвемся… – прорычал инопланетянин, оскалив страшные зубы.

Выстрел снайперской винтовки разорвал правое ухо Джека и пробил крепкий панцирь Геруса. Солдат упал на колено, тяжело дыша, и без сил, чтобы подняться. Следующие два выстрела прошли навылет его плечо и живот.

Последний из выживших солдат сплюнул на землю густую кровь и обнял худое тельце гепарда.

– Пучок херов им в жопу, – прорычал он. – Тебя они не получат. Лежи тихо, а то я тебя…

Он рухнул поверх Джека, оставив ему зазор между шеей и грудью.

Бой кончился. Больше не слышалось выстрелов. В вечернем воздухе повисла тишина. Выл пыльный ветер.

Гепард лежал под телом последнего солдата, слезы быстро катились по его щекам. Ухо жалила нестерпимая боль. Но еще большая раскалывала сердце.

Он слышал тихие переговоры дроидов. Он чуял их опасную, смертоносную близость.

Он уже не боялся смерти. Он хотел выйти ей навстречу.

Но когда смерть готова была отодвинуть тело поверженного воина-теруса, и достать из-под него маленького, замызганного кровью гепарда, небо заполнил шум больших лопастей и затмил свет прожекторов.

А следом раздался громоподобный, быстрый стрекот тяжелых турелей и треск разрываемых на части дроидов.

Звездолет «Валькирия» откликнулся на зов, но просящий уже был мертв.

Солдаты группы «Дельта» не стали героями. В конце концов, их смерть составила две тысячных процента от всех военных потерь Альянса на планете «Орион». Это была лишь одна из групп специального назначения, одна из многих. Были и другие потери.


18 лет спустя.


Джек сидит напротив четырех белых крестов. Курит «Lucky Strike», молчит.

Осенний ветер ерошит его короткую шерсть, шуршит в пышных дубовых кронах. Желтые и алые листки метаются по дорожкам кладбища. Повсюду белые кресты. Но четыре из них стоят рядом:

Шейн Берроуз, 2340 – 2375, сержант группы «Дельта 8».

Найт Абигейл (Лис), 2348 – 2375, технический специалист группы «Дельта 8».

Найра Саури, 2035 – 2375, адепт группы «Дельта 8».

Герус Аль-Корус Тардензон, 2312 – 2375, стрелок группы «Дельта 8».

Джек сидит и улыбается, но в улыбке этой слишком много противоречивых чувств, чтобы назвать её счастливой. Мерный шелест пестрой листвы успокаивает его.

– Пап? – маленький гепард подходит к скамье, где сидит Джек и ежится от резкого дуновенья ветра. – Мы уже можем идти?

– Скоро. Иди сюда, Шейн.

Детеныш прыгает ему на лапы, и Джек прижимает его к груди. Маленький гепард нечаянно касается лапой разорванного уха отца и вздрагивает.

– Не бойся, сын, это всего лишь шрам, – шепчет Джек.

– Мама говорит, ты скоро опять уедешь, – обиженно вздыхает детеныш. – И мы будем ждать тебя целых полгода.

– Да, это правда. Но обещаю, однажды я вернусь навсегда, и мы все время будем вместе, – он сажает сына перед собой и смотрит в его грустные зеленые глаза. – Просто… есть долги, которые никогда не отдать. Я расскажу тебе позже, обязательно расскажу.

Они слушают всполохи ветра в густой листве и греются теплом друг друга. По кладбищенской дорожке колесит дроид-пилигрим. Из встроенных в него колонок играет тихая, вздрагивающая мелодия скрипки.

А в ушах Джека звучит совсем другая музыка. Музыка, которую он слушает всегда, когда он…


22 дня спустя.

Экзайл 4, военный шаттл «Валькирия», база группы «Омега».


Корабль медленно заходит на посадку, в окружении шести патрульных истребителей. В солдатских отсеках готовятся на выход. Сквозь иллюминаторы виднеется пустынная, выжженная поверхность планеты. В наушниках Джека играет агрессивная, металлическая мелодия. Барабаны бьют в такт с его сердцем, уже замершим в волнующем ожидании.

В очереди солдат Джек сходит на землю. Палящие лучи оранжевого солнца падают на его черные доспехи из легких пластин. Снайперская винтовка приятно отягощает спину.

– Добро пожаловать в Омега-4, лейтенант Стейнвик, – приветствует его солдат.

Он кивает и следует в указанный пункт.

Походка гепарда спокойна, взгляд привычно скользит по округе.

Он улыбается.

Он знает, что делает.

Потому что есть долги, которые никогда не отдать.

Потому что рано или поздно все войны кончатся, но до того момента миру нужны солдаты. И он один из них.

Он – далекое эхо мира в галактике, искра жизни в пелене беспощадной бури.

Он – капля войны в океане смерти.

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Марик Лернер «Дорога без возврата»
Алан Дин Фостер «Призыв к оружию»
squirrel3500 «Лисья Нить»
mark
09:33 04.06.2016
Да уж жаль конечно, что погиб весь отряд но это война и тут уж ничего неподелаеш. Рассказ просто супер очень понравился да еще и на мою любимую тему автор молодец.
Хеллфайр
05:56 11.11.2013
Очень хороший фантастический рассказ, по которому можно создавать целую Вселенную. Автор, примите мои скромные благодарности за это произведение.
Ошибка в тексте
Рассказ: Капля Войны
Сообщение: