Irbis
«День теней»
Скачать
#NO YIFF

ДЕНЬ ТЕНЕЙ

Irbis


Все события и персонажи вымышлены автором. Все сходства случайны. Эта версия рассказа является рабочей. Скорее всего, в финальной версии часть текста будет изменена. Рассказ посвящается всем тем, кто не вернулся.


Как обычно он проснулся рано. Весеннее солнце еще только показалось из-за домов, окрашивая в яркие цвета мир за окном. Потянувшись всем телом, Ирбис поднялся с постели и направился в душ. Упругие прохладные струи приятно ласкали мех, изгоняя последние остатки сонливости. Взбодрившись, Ирбис почистил клыки и оценивающе посмотрел на свое отражение в большом зеркале. Оттуда на него смотрел еще вполне молодой снежный леопард со стройным мускулистым телом без единого грамма лишнего жира. Несколько небольших шрамов выглядели скорее украшением, чем уродством.

Удовлетворенно хмыкнув, леопард вернулся в комнату и, привычным движением достав отглаженную с вечера черную с золотом военную форму из шкафа, начал одеваться. Уже застегнув молнию на куртки и привычным жестом одернув ее, расправляя складки, Ирбис поймал себя на том, что с сегодняшнего утра он вообще-то был в отпуске. А следовательно, ему незачем было вставать в такую рань или надевать форму. На секунду задумавшись, леопард решил, что теперь уже глупо что-то менять, а лишнего времени просто не бывает. Выпив на кухне стакан холодного молока, он не признавал плотного завтрака, Ирбис вышел из квартиры и запер за собой дверь.

Солнечные лучи по дружески коснулись леопарда, заставив его зажмуриться. Он родился и вырос на севере страны, поэтому всегда предпочитал жаре прохладу, но по той же причине искренне наслаждался первыми весенними лучами, сулившими уход зимы. Надев солнцезащитные очки, Ирбис решительным шагом, который выработался у него за годы службы, направился к автобусной остановке.

Несмотря на хороший день, ему не хотелось смотреть по сторонам. За те пять лет, которые прошли с изменения правящей структуры страны, все поменялось. И на взгляд капитана вооруженных сил Империи или вернее теперь Республики, не в лучшую сторону. Казалось, в этом мире все озлобились на всех, на поверхность выползло все то темное и грязное, что раньше пряталось по щелям и помойкам. От былой славы государства остались лишь осколки. Бывшие территории Империи были истерзаны междоусобными войнами, в которых каждый воевал с каждым. Он и сам всего лишь два года назад вернулся с одной из таких войн, получив очередной шрам и медаль за отвагу. Поэтому, когда Ирбис подошел к остановке, на его лице не осталось и тени той радостной улыбки, с которой он встретил весеннее утро.

Дождавшись автобуса и пропустив вперед колли с двумя непоседливыми щенками, снежный леопард поднялся на заднюю площадку. Обрюзгшая шимпанзе-контролер придирчиво проверяла билеты у пассажиров. Взглянув на его удостоверение личности, дающее право на бесплатный проезд она разве что не обнюхала запаянные в красный пластик корочки. И лишь потом с глубоким вздохом двинулась дальше. Практически одновременно с этим чуткий слух Ирбиса уловил, как один из пассажиров буркнул что-то насчет того, что честным трудягам приходится платить, а дармоеды катаются за их счет. Привычно подавив возникшую было волну гнева, Ирбис сделал вид, что не расслышал реплики, брошенной ему в спину.

Это тоже стало одной из черт последних лет. Престиж армии, когда-то почитаемой обществом, разваливался прямо на глазах вместе с самой Империей. И если раньше на человека с формой смотрели с уважением, то сейчас ходить так означало нарываться на неприятности. Казалось, что жители Республики винят в развале когда-то мощной страны военных и стремятся выместить на них свою злость, если появляется такая возможность.

Выйдя на своей остановке, леопард попытался выбросить из головы грустные мысли. В конце концов, у него отпуск. К тому же командование предложило ему съездить отдохнуть на юг, выделив путевку на один из курортов. Ирбис уже не помнил, когда ему подворачивалась возможность по-человечески отдохнуть. Каждый раз случалось что-то непредвиденное. То учения, то срочные командировки. Поэтому он уже предвкушал удовольствие от посещения теплого моря. Собственно он и направлялся, чтобы приобрести билет на самолет, который должен был унести его на две недели в сказочный рай.

В здании касс было как всегда многолюдно. У окошек, в которых продавали билеты на южное направление, не смотря на ранний час, уже стояла длинная очередь. Мысленно пожав плечами, Ирбис встал хвост одной из очередей, приготовившись к длительному ожиданию.


********

Время уже подходило почти к полудню, когда до вожделенного окошка, за которым бойко выбивала авиабилеты молодая красивая лисица, осталась пара-тройка жаждущих покупателей. А значит, вскоре он сможет оставить душное здание с шумной толпой и наконец-то выбраться на свежий воздух.

В этот момент к окошку, сильно прихрамывая на одну лапу, подошел молодой волк с уродливым шрамом пересекавшим правый глаз. На его форме красовались погоны лейтенанта первого класса. Достав из кармана орденское удостоверение, он мягко попросил разрешения взять билеты без очереди. Как Ирбис и ожидал, это законная собственно просьба, вызвала целый шквал негодования со стороны очереди.

- Ходят тут всякие. Купят сначала бумажки, а потом лезут – тяжело отдуваясь из-за жары и избыточного веса, громко возмутился кабан в пиджаке, по которому в нем однозначно можно было узнать одного из многочисленных чиновников Республики. Леопард даже удивился, увидев его в очереди. Обычно такие господа брали билеты по своим каналам.

- Небось, еще и не себе берет! – визгливо вторила кабану коротконогая, напомаженная болонка. – Молодой, а туда же, ветеран!

- Я только из Дымчатых гор. Я домой еду – попытался оправдаться волк, смущенный таким отпором толпы.

Ирбис внимательно посмотрел на лейтенанта. В Дымчатых горах Республика вела войну с племенами гиен и шакалов, решивших воспользоваться слабостью страны, чтобы безнаказанно убивать и грабить. Он знал, что там шли тяжелые сражения и, что «Стальные когти» не дают просто так. Эти «Когти» означали, что волку пришлось пережить то, что другие назвали бы адом. Размышления леопарда были прерваны громким визгом все той же болонки.

- Мы вас туда не посылали – кричала она – развелось дармоедов, приличным зверям житья нет.

Волк пошатнулся, как от удара. На мгновение показалось, что он упадет. Ничего не ответив, кавалер «Когтей» развернулся, чтобы уйти.

- Постой, лейтенант – привычно перекрывая своим голосом шум толпы, окликнул волка Ирбис.

Тот остановился, и, обернувшись, с вопросом взглянул ему прямо в глаза снежного леопарда.

- Становись сюда.

Сзади снова послышался возмущенный ропот кабана и визг болонки.

- Спасибо, товарищ капитан. Не надо. – волку было явно неудобно воспользоваться такой возможностью.

- Говорю тебе, становись! – Ирбис сурово сдвинул брови – Я все равно передумал лететь. Так что давай, лейтенант, не стесняйся.

Сбивчиво благодаря, волк занял место леопарда, вышедшего из очереди. Однако даже такая замена, похоже, не могла уже удовлетворить недовольных. Наоборот, кажется, они восприняли эту ситуацию как личное оскорбление и лишь усилили свои крики.

Ирбис почувствовал, как в нутрии него начинает пробуждаться чувство, которое, как ему казалось, он уже успел позабыть. Чувство, которое он испытывал перед тем, как схлестнуться с врагом в рукопашной или пойти в атаку под огнем противника. Резко обернувшись, леопард чувствовал, как помимо его воли на лапах выдвигаются острые когти, сужаются глаза, а верхняя губа обнажает клыки, готовые перегрызть горло противника. Казалось, разорвись в зале бомба, это не произвело бы большего эффекта. Еще секунду назад роптавшая и возмущавшаяся очередь затихла и даже, несмотря на недостаток места, раздалась в стороны.

Усилием воли, Ирбис заставил себя успокоиться. Усмехнулся и не глядя на притихших зверей решительно направился к выходу.


********

День был испорчен окончательно. Всякое желание ехать на юг, чтобы загорать рядом с каким-нибудь кабаном, подобным тому господину из касс, полностью пропало. Ирбис решил отложить решение проблемы проведения отпуска на завтра. Чтобы успокоится, он решил пройтись до дому пешком, несмотря на то, что солнце теперь палило уже по настоящему, превратив свежесть утра в дневной зной. Такое решение означало лишний потраченный час, но, наверное, в данный момент это было наилучшим решением.

Уже подходя к дому, Ирбис резко остановился, когда мимо его головы просвистел камень. Быстро бросив взгляд по сторонам, снежный леопард заметил трех подростков-щенков. Двое из них все еще сжимали в руках какие-то обломки толи кирпича, толи бетона.

- Оккупант проклятый – крикнул один из щенков и приготовился кинуть булыжник.

Это короткое слово сломало все замки и запоры, на которые Ирбис запер свою душу и воспоминания. Мозг затопили воспоминания, совсем другие страны, другие люди, другое время. Мертвые друзья, убитые враги, кровь и боль.

Не осознавая, что он делает, леопард кинулся вперед. Один из обломков пролетел мимо, второй попал в плечо. Но капитан даже не заметил этого. Щенки попытались убежать, но они не могли соперничать с рефлексами, которые прививала своим солдатам Империя. Левая лапа Ирбиса ухватила одного из убегавших за рубашку так, что затрещала материя. Правая, с выпущенными когтями, уже была готова нанести удар, когда разум все же взял верх над чувствами, загоняя память обратно в глубину сердца.

Щенок в его лапе вырывался и плакал. Еще не до конца придя в себя, капитан ослабил хватку, но по-прежнему крепко держал свою жертву.

- Что ты сказал? – глухо спросил он у пленника.

- Так папа говорит – последовал сквозь рыдании ответ– он говорит, что это вы убили маму и бабушку.

И щенок заплакал еще сильнее.

Ирбис разжал лапу и пошел к двери своей квартиры. На душе было мерзко. Ему хотелось толи выть, толи ругаться. Но он сдерживался, так как давно уже знал, что это бесполезно.

Отперев дверь, снежный леопард шагнул в темную квартиру.


******

Медленно наступал вечер. Но в его квартире не горел свет. В полумраке Ирбис развалился в мягком кресле. Смятая форма валялась на диване. Он уже точно знал, что завтра наденет новенький джинсовый костюм, который купил еще в прошлом году. Перед ним на столе стаяла начатая бутылка со спиртным и заполненный наполовину ее содержимым стакан. Он редко пил, не признавая такого способа расслабляться, но сейчас ему было плевать даже на собственные принципы. Он сидел тут уже полдня, вспоминая и пытаясь забыть. Пытаясь заглушить то чувство безысходности, которое начало рождаться в его душе.

Внезапно раздавшийся звонок, заставил капитана вздрогнуть. С неохотой поднявшись он вышел в прихожую и отпер дверь. На пороге стоял олень-почтальон, протянувший ему заказное письмо. Дождавшись, пока клиент распишется к протянутом бланке, олень вежливо пожелал приятного вечера и направился к следующему дому.

Закрыв дверь и вернувшись в комнату. Ирбис с мрачным интересом взглянул на адрес. Его глаза отлично видели в темноте, и он легко разобрал четко отпечатанный на конверте адрес отправителя. Это была часть, в которой служил его лучший, с которым они расстались примерно восемь месяцев назад. Ирбис тогда решил поступить на командные классы, а Стивен, крупный серый волк, решил остаться в части. Леопард помнил, как он убеждал друга пойти с собой, но тот лишь отшучивался, обещая дождаться новоиспеченного командира батальона.

Стивен писал Ирбису довольно часто, даже после того, как их часть бросили успокаивать какой-то очередной мятеж из тех, что вспыхивали по всей Республике. Капитан помнил все эти письма и свое желание вернуться к другу. Он даже подал рапорт начальнику классов. Но плотный, уже седой полковник, лишь обругал его и после короткой, но убедительной беседы заставил забрать заявление. Однако каждое из присылаемых раз в две недели писем Стивен всегда подписывал сам, не пользуясь компьютером или печатной машинкой.

Ирбис начал испытывать тревогу уже тогда, когда вскрывал письмо и разворачивал плотный лист бумаги. В следующий миг ему показалось, что его сердце сжало тисками. Глаза, еще секунду назад различавшие сквозь тьму даже мельчайшие детали, как будто ослепли. А в голове крутилось только одно слово из проклятого письма.

Убит.

Перед Ирбисом словно тени вставали картины из прошлого. Вот они со Стивеном, еще совсем молодые, плещутся и резвятся в чистом, горном озерце. Вот он помогает Стивену на марш-броске в училище. А вот наоборот, Стивен тянет его, тяжело раненого, назад на базу, плюя на усталость и боль.

Ноги леопарда подогнулись и он буквально рухнул в кресло. В глазах появились первые слезы, но он не замечал их. Лапа сама нашла на столе стакан и опрокинула его в рот. Но даже спиртное было бессильно выжечь боль потери. Словно замороженный, он замер в кресле без единого движения.

Внезапно, Ирбис резко поднялся. Казалось, в нем включился какой-то резерв. Деревянной походкой он подошел к шкафу и рывком раскрыл дверцы. Наклонился. Достал из тайника свой наградной пистолет. Привычным, заученным движением проверил наличие патронов, снял предохранитель и передернул затвор.

Распахнув стеклянную дверь, вышел во внутренний двор дома. И остановился у самого порога. Ночь уже практически вступила в свои права, и окрестности были освещены только тусклым светом луны.

Холодный металл оружия, врученного за смелость, проявленную в бою, коснулся виска. Палец начал медленно выбирать мертвый ход.

И в этот миг, Ирбис увидел Стивена. От неожиданности он едва не выронил пистолет. Высокий волк в военной форме стоял прямо в лунной дорожке. Свет легко проходил сквозь его призрачное тело.

Леопард опустил лапу и потряс головой. Но видение не уходило. Наоборот, рядом со Стивином стали появляться и другие силуэты. Их было не много, но он знал их всех. Это были те, кто в отличие от него не дожил до победы. Те, рядом с кем он воевал. Но здесь же был и силуэт Фархана, вожака смертельно опасной группы партизан. Благородный и опасный противник, с которым они когда то сошлись в смертельной схватке джунглей Лирана.

Все эти туманные фигуры стаяли позади его друга. И смотрели на него.

Ирбис сделал шаг вперед протянув лапу к призраку того, кто был его другом. Но остановился. Остановился, потому что увидел глаза Стивена. Глаза в которых он прочитал лишь холодное презрение. Ища оправдания Ирбис перевел взгляд на Фархана, но и тигр, который умирая поздравил своего врага с заслуженной победой, теперь кривил губы в презрительной усмешке. Леопард переводил взгляд с одного призрака на другого, пытаясь найти понимание, но везде его встречала лишь холодная стена отчуждения.

Пистолет упал на траву. Ноги подогнулись, и Ирбис рухнул на колени. Он задрал голову, и ночь огласил стон смертельно раненого зверя.


*******

Как обычно он проснулся рано. Весеннее солнце еще только показалось из-за домов, окрашивая в яркие цвета мир за окном. Потянувшись всем телом, Ирбис поднялся с постели и направился в душ. Упругие прохладные струи приятно ласкали мех, изгоняя последние остатки сонливости. Взбодрившись, леопард вернулся в комнату и взял в руки джинсовый костюм. На секунду он застыл без движения. Затем решительно повесил костюм обратно в шкаф и взял в руки форму. Одевшись и, придирчиво осмотревшись в зеркале, он вышел из квартиры и запер за собой дверь. Нежный солнечный луч утреннего солнца коснулся его меха, как рука друга. Ирбис улыбнулся. Он будет жить. Потому что его друг будет его ждать.


-- 26.08.03 -- Irbis

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Slash Freezen «Время простых чисел. Стальное сердце»
Майя Ахмедова «Цыплят считают по весне (Ледяная королева-3)»
Туи Т. Сазерленд «Драконья сага 7: Сердце Холода»
mark
08:16 14.05.2017
Ого прям реально за душу берет. Да и сам текст очень хорошо написан строго по существу не возникает не малейшего желания, что то упустить. Плюс однозначно.
Ошибка в тексте
Рассказ: День теней
Сообщение: