Furtails
Aaz
«Девочка и Единорог»
#NO YIFF #верность #превращение #единорог #хуман #кот
Своя цветовая тема

Девочка и Единорог

Aaz


Однажды, давно-давно, далеко-далеко, за морями и горами в одной стране жила маленькая девочка.

Она жила с мамой в уютном домике на краю деревни, и сразу за их домиком начинался луг, где паслись деревенские коровы, а за лугом рос высокий лес, где водились волки, олени, рыси, и прочие неприятности.

Мама девочки целый день работала на поле, чтобы вырастить немного риса для их небольшой семьи, а девочка играла дома. Возле дома росли красивые цветы, и обязанностью девочки было их поливать и ухаживать за ними, и это было совсем не сложно, поэтому их домик был самым красивым во всей деревне, и соседи часто приходили к ним в гости, кто попросить соли, а кто принести рыбку. Девочка всегда встречала соседей с улыбкой, и никогда не отказывала в помощи.

По вечерам девочка просила маму:

- Мама! Расскажи мне сказку...

Но мама так уставала за день, поэтому сказки девочка слышала далеко не каждый день...

Однажды, когда мамы не было дома, створка их домика отодвинулась, и в домик заглянула маленькая старушка с огромной палкой в руке, выше нее ростом.

- Здравствуй, милая! - обратилась старушка к девочке. - А где же твоя мама?

- Она в поле, скоро уборка риса, и она приходит домой только к вечеру. - вежливо ответила девочка. - Проходите, садитесь, посидите, подождите ее.

- Некогда мне ждать, - ответила старушка, оглядывая домик. - Я пришла за тобой. Я твоя родная бабушка, пойдем со мной.

Девочка испугалась, она никогда не слышала про то, что у нее есть бабушка, и она не знала, что делать.

- Я не могу пойти с вами, - нашлась девочка. - Мама придет вечером, и некому будет накормить ее ужином, а завтра принести ей обед. Я предупрежу ее вечером, и завтра пойду с вами.

- Хорошо! - сказала старушка, и стукнула палкой об пол. - Пусть будет так. Я приду сюда завтра.

И она ушла. А девочка села на порог, и смотрела ей вслед. Старушка шла-шла через луг, и скрылась в лесу.

Вечером, когда мама вернулась домой, девочка положила ей рису, сушеных смокв, и рассказала про старушку.

Мама очень расстроилась, помрачнела, и сказала, что завтра она никуда не пойдет, и сама скажет этой "бабушке", куда надо идти, и зачем.

Когда девочка спросила "А как же рис?" - мама только махнула рукой.

С тем и легли они спать. И обоим не спалось в эту ночь.

Утро выдалось ярким, солнечным, но мама с утра была хмурая, неразговорчивая, и девочке казалось, что и на улице плохо. Что бы они не начинали делать, все валилось из рук, и все выходило плохо.

Но вот чья-то тень легла на створку домика, она отодвинулась, и "бабушка" снова заглянула в дом.

Мама встала на пороге перед ней, уперла руки в бока, и сразу же стала кричать:

- Уходи, откуда пришла! Давно тебя не было, и лучше бы не было! Какая ты ей бабушка еще!

- Не стоит на меня кричать, - спокойно ответила старушка. - А что до "бабушки", ну сама скажи ей, кто я такая

- Оставь моего ребенка в покое! - не отступала женщина. - Сюда тебе ходу нет, а надо будет, так она будет сидеть дома, и носа не покажет на улицу!

- Ну, ну! - усмехнулась старушка. - Ты и так растишь лентяйку и лоботряску, а сейчас вообще превратишь ее в цепную собачку?

- Это моя дочь, что хочу, то и делаю! - женщина замахнулась на старушку.

А старушка вдруг шагнула в дом. От этого мама даже упала, и села на пол.

- Как? - спросила она. - А древний договор?

- Все нормально, успокойся. Вчера твоя дочка сама пригласила меня войти. А так же сказала, что предупредит тебя, и сегодня пойдет со мной. Так, милая? - старушка посмотрела на девочку, и девочке захотелось убежать и спрятаться.

- Да... - робко ответила та.

Мама встала с пола, отряхнулась, и положила в миску риса со смоквами.

- Садись, ешь. Я тоже соблюдаю договор.

- Я знаю, милая, - сказала старушка, беря миску, и доставая палочки. - Я и не виню тебя. Но ты все-таки расскажи, наконец, девочке, кто я такая, и куда она пойдет. А то, что пойдет - даже не сомневайся! Да и тебе же проще будет. Все равно она сидит одна-одинешенька дома, ничего не делает, в поле забыла когда последний раз была, на всем готовом... А у меня хоть на жизнь посмотрит. Изнутри.

- А потом мне сидеть, воспитывать? - уже не так сердито спросила женщина

- Нет. Не только тебе. На этот раз весь лес будет ей помогать, да и я тоже...

Мама вздохнула, и сказала дочке:

- С давних пор наш род идет от единорога, морского змея. И это действительно бабушка, только не твоя, и даже не моя, а, разве что, моей бабушки. У нее родилась от змея-единорога дочка, у той - своя дочка, а потом на свет появилась и ты. От пращура в нашей семье достаток змея, сила кобылы и выносливость коня, а так же умение плавать. Если бы мы жили возле моря, ты бы никогда не утонула. Но мы живем среди людей, и должны подчиняться людским правилам. Чтобы люди не углядели в нас потомков морского чудовища, есть древний запрет, чтобы сила чудовищ не вырвалась случайно наружу: никто из них не может переступить порог нашего дома без нашего разрешения, и если бы ты не пригласила ее в дом, то жили бы мы и дальше безбедно и беспечально. Вот что ты наделала!

Девочка тихонько заплакала, потому что ей было страшно и стыдно.

- Не плачь, внученька, - сказала старушка. - Нет радости без бед, возможно, что ты не так пожалеешь об этом, когда все увидишь своими глазами. Ну, собирайся, да пойдем. Скажи маме "пока", и я покажу тебе сказку. Нет, не расскажу, а поведу тебя внутрь, в самое ее сердце!

Собирать девочке было особенно нечего, они вышли из домика, и девочка поклонилась маме, дому, саду, и деревне.

А мама стояла в дверях, кусала губы, и пыталась улыбаться.


Шуршал под ногами луг, и надвигался лес. Девочка привыкла его бояться, и привыкла к тому, что лес далеко. Чем ближе надвигались деревья, тем сильнее она боялась.

- Бабушка, а нас там не съедят волки? - спросила девочка дрожащим голосом

- Ну что ты, милая, - усмехнулась бабушка. - Да ты, я смотрю, и не была в лесу ни разу? Неужто тебя так запугали?

- Я сама видела, как волки зарезали лошадь уважаемого соседа Бо!

- Ну, зимой, когда нечего есть... Да не бойся ты! Волки тоже хорошие, если правильно подойти...

Девочка и старушка вошли в лес. Девочка с любопытством смотрела вверх, вниз, и по сторонам.

- Смотри под ноги! - строго окликнула ее старушка. - Бояться в лесу надо в первую очередь себя!

И девочка стала послушно смотреть под ноги. Поэтому заметила змею, и не наступила на нее, но очень испугалась. Старушка только посмеялась, и повела ее дальше.

Домик ее оказался очень странным. Он был весь сделан из сплетенных веток, и напоминал кучу хвороста. Внутри было очень темно и неуютно, а пола вообще не было, стены просто стояли на земле. В домике был низенький столик, три топчана, и куча полочек и шкафчиков. Девочке в доме очень не понравилось.

Но жить было где-то надо, и пришлось жить здесь. Старушка с самого начала стала знакомить девочку с лесом:

- Лес живой, большой, и добрый. Но даже очень добрый не будет за тебя палочками двигать, так что ты, если хочешь кушать, сама ими работай, и нечего на лес пенять. Вот и начнем с тобой помаленьку...

И они начали. Старушка показывала девочке, где именно растут грибы и какие они бывают, рассказывала о травках, деревьях, змеях, волках, и оленях. И в ее рассказах они все вовсе не были такими страшными и противными, как стращали ими в деревне. Волки оказались мудрыми, олени - шустрыми и игривыми, зайцы - храбрыми и находчивыми, а лес оказывался огромным домом им всем.

А вечером они легли спать, и старушка показала ей, как укрыться от ночного холода.

Все в лесу занимались своим делом. Каждый искал себе еду - и девочке тоже приходилось искать еду. Хорошо, что бабушка знала, где растут вкусные грибы, как ловить рыбу в ручье, и каких травок нужно добавить в горшочек, чтобы аж слюнки потекли.

Вот только рис в лесу не рос...

И все чаще и чаще бабушка посылала девочку одну. Та уже не боялась леса, потому что знала всех обитателей, и в морду, и по следам, и по голосу, и по запаху. Она совсем освоилась в лесу, и даже их домик не казался ей теперь таким убогим и неуютным, просто одна из куч хвороста в лесу....

Но однажды девочка встретила единорога. Она сперва не поняла, что это за зверь, да и зверь ли? Не лошадь, хотя очень похож, не коза, да и вообще, увидев ее, единорог встал на задние лапы.

Девочка убежала обратно в домик, и рассказала бабушке об этом удивительном создании. И о том, что посреди лба у странного зверя растет один витой рог.

- Ну, наконец-то, - сказала бабушка. - Увидела! Это и был единорог.

- Но бабушка, он совсем не похож на змея!

- А ты еще не привыкла, - усмехнулась бабушка. - Что все деревенские сказки оказываются сказками? Это твоя двоюродная сестра.

Девочка осмотрела свои руки, и сказала:

- А как же тогда я?

- А ты... Ну, давай поглядим, как же ты, - поняла бабушка.

И стала готовить какой-то отвар. Девочка пыталась понять, что же сыплет в котелок и делает бабушка, но уже знала, что не все видно обычному глазу.

На следующее утро старушка отвела девочку на берег ручья. Ручей в этом месте был широкий и глубокий.

- Раздевайся, - велела она.

Девочка легко сбросила с себя всю одежку. Потом, как велела бабушка, искупалась в ручье, и, дрожа от холода, вышла на берег. Потом бабушка поставила ее на четвереньки, запела протяжную песню, и стала намазывать содержимым котелка.

Постепенно дрожь отпустила девочку, пока сухие легкие руки старушки двигались по голове, плечам, спине... Вот они погладили попку, намазали между ног, и скользнули по бедрам вниз. Девочку вдруг кинуло в жар, но жар этот шел изнутри. А потом к нему добавился жар от намазанной кожи, и девочка едва чувствовала руки, которые намазывали ей грудь и живот.

Потом внутри нее раздался удар, как будто лопнул большой воздушный шарик, и девочку подбросило в воздух, а когда она упала на траву....



Она упала на траву, как на постель. Она знала, что лежит на зеленой траве, но не чувствовала травинки, ничто не кололо голые коленки и живот. Все еще под впечатлением от гулкого удара внутри, она пыталась понять, было ей больно, или только страшно? И как странно звенят комары сегодня...

Она дернула ухом, но комары и не думали пропадать. Тогда она встала... на четвереньки. Это было удобно. Раньше она опиралась на коленки и ладони, а сейчас она стояла как обычно. И это было удобно! Как будто ноги у нее укоротились сразу... Девочка открыла глаза и поглядела на свои ноги.

Прямо рядом с ее глазом была коричневатая шерстка, а за ней виднелись лапы. Пушистые, красно-коричневые, с темными полосками. Она переступила ногами, и лапы двинулись в такт. Тогда она подергала левой задней лапой, оглядела передние, и недовольно махнула хвостом.

Хвостом!

Только хвост, а не шерсть перед глазами, удобная поза "на четырех", обострившийся слух и нюх - только хвост окончательно убедили ее, что это - она. Со второй попытки она встала на задние лапы. И огляделась.

Грудки не стали сильно больше, но стали плотнее, и соски на них стали совсем другой формы, едва выглядывая из короткого меха. И их осталось две. Белая шерсть начиналась под грудями, и спускалась к самому низу живота. А вот черный треугольник жестких волос исчез, и вся кожа (шкура?) до самых пяток была покрыта ровной и мягкой шерстью. Она погладила себя, и убедилась в этом, а так же в том, что подушечки лап ничуть не утратили чувствительности, хотя и значительно изменили форму. Она с любопытством оглядела передние лапы, пошевелила коготками.

На нее с любопытством смотрели бабушка и единорог.

Она видела сразу все - и себя, и ручей, и бабушку, и...

Сестра?

Она оглядела единорога - светлая шерсть, словно облако спустилось с небес, но лапы без копыт. Две вполне человеческие груди, явно больше, чем у нее самой, и морда тоже не совсем лошадиная. Светлая грива заплетена в две коротких косички.

Ну, и конечно, рог. Она даже проверила у себя: нет, не растет.

Так какая же она сестра?

- А неплохая киска получилась, - шепнула рогатая сестра бабушке.

- Дааа... - покачала головой бабушка. - Такой киске... Ну вы познакомьтесь, девочки, поиграйте! Когда еще доведется...

Единорожка скакнула от дерева, заставив упасть на все четыре - это казалось удобнее, чем неустойчивая поза на задних лапах.

- Тебя как зовут? - единорожка понюхала ей нос.

- Тс.. Тси, - с трудом выдавила она, пытаясь загнуть непослушный язык, и тоже понюхала носик.

Пахло единорогом. Она не могла бы сказать, как именно. Но этот запах она бы не спутала ни с чем другим.

- Ши! - у единорожки были другие проблемы с произношением. - А почему ты кошка?

- Не знаю. Бабушка! А почему я - кошка? Если... - тут она обернулась к сестре. - А тебя как зовут?

- Бо Линь! - радостно откликнулась та. Будто тетива щелкнула.

- Потому, - ответила бабушка, усаживаясь под дерево. - Что Сила нашего предка смешалась в тебе с иными Силами. Ты слишком долго жила среди людей, а каждая женщина в душе - кошка. Это не важно, как вы выглядете, вы все равно родственники. Играйте, девочки. Пробуйте.

- Пойдем? - Бо Линь по-козлиному скакнула в бок.

- Я не умею, - Чи надула носик, и вдруг поняла, что она совершенно не умеет обижаться. Вообще. Она не помнит, как это делается!

- А ты попробуй! Смотри! - и Бо Линь резво толкнула себя в воздух, замахала в прыжке всеми ногами, плюхнулась, на травку, перекатилась, и задрыгала ими в воздухе.

Чи припала грудью к земле. Почувствовала грудной шерсткой траву и какую-то веточку. Задние лапы напряглись, передние крепко держали землю. Ррраз! - земля подбросила ее легкое тело, и оказалась далеко-далеко внизу. Она попыталась изогнуться, выпрямиться, но умное тело повернулось совсем по другому, и Чи мягко упала на передние, потом поднесла к ним задние, и тоже покатилась по траве.

И это было здорово! Уже после третьего прыжка Чи попыталась взбить воздух лапами, широко растопырив пальцы, потом - прыгнуть через голову, потом - тройной прыжок... Послушное тело легко откликалось на каждое желание, земля и небо крутились перед глазами, и легкий восторг окрылял расшалившуюся кошку.

А потом к ней присоединилась Бо Линь.

Редкий зритель наслаждался уникальным зрелищем: огромная кошка и маленький единорог скакали по поляне друг за другом, играя в пятнашки. Старушка тонко улыбалась сухими губами, то ли красоте своих воспитанниц, то ли просто затаенным мыслям.

- Бабушка! - Бо Линь подлетела к ней. - Можно я покажу Ши водяного духа?

- Хорошо. Покажи. Только не мучайте ее.

- Да ты что, мы поиграем, и отпустим!

Бо прыгнула в ручей, и позвала туда же сестру. Чи полезла в воду с недоверием. Но оказалось очень здорово, вода ощущалась и не ощущалась одновременно. Только было очень странно чувствовать течение хвостом.

- Становись. Давай, у тебя есть что-нибудь хорошее, что ты бы могла отдать?

- У меня сейчас вообще ничего нет, - растерялась кошка.

- Да нет, я не о тряпках и не о железках. Ну, там, приятное воспоминание, или ощущение?

- Не знаю, - Чи стала рыться в памяти. - А насовсем отдать?

- Ну да! Это же водяной дух, их можно только так ловить. Ну, неужели тебе так жалко?

- Нет, просто у меня не так много хороших воспоминаний. О! А я могу отдать воспоминание о том, как меня мама провожала?

- А оно хорошее?

- Ну, приятное.

- Тогда можешь. Становись вот сюда, и делай как я. И вспоминай.

Девочки замерли в воде, и Бо Линь стала медленно-медленно постукивать ладошкой по воде. Чи зеркально повторила движение. Бо стала передвигать ладошку перед собой: туда-сюда. Чи - тоже. Пятнышки ударов оставляли на воде ровный узор, который кольцами охватывал стоящую ниже по течению Чи.

Бо стала помахивать лапкой в воде, взывая бурунчики, и Чи повторила ее движение. И в какой то момент они совпали - помахивание в воде, и воспоминание мамы, махающей им вслед.

У кошки что-то защемило в груди, и поверхность реки заструилась по-особенному, и с воды взлетел полупрозрачный мотылек.

Нет, не мотылек. Девочка длиной с локоть, с полупрозрачными крылышками. Чи сложила лапки перед грудью и восхищенно ахнула.

Девочка с крыльями была восхитительно сложена. Тонкий стан перетекал в широкие бедра, и все женское между ними было обозначено складками воды, приковывая взгляд совершенством формы. Полупрозрачные груди были изящны, и малюсенькие соски на них были пузырьками пены. А крылья трепетали той еле уловимой радугой, что бывает над водопадами в солнечный день.

Чи протянула ладошки, и водяной дух доверчиво опустилась к ней на руки. Чи восхищенно смотрела на маленькое чудо, удивляясь гладкости и упругости существа из воды, прозрачностью его тела, и искристой радугой на крыльях. Она поворачивала девочку то так, то эдак, пытаясь рассмотреть, запомнить, понять...

- Ну что ты на нее уставилась, - крикнула ей Бо Линь. - Тебе бы понравилось бы, чтобы тебя так разглядывали?

- Понравилось бы! - ответила кошка. - Если бы ТАК разглядывали...

- Бросай ее мне!

Чи бросила маленькое тело в сторону единорожки, и девочка, затрепетав крылышками, перелетела к ней в ладони.

Они играли так какое-то время, но бабушка с берега негромко окликнула их:

- Девочки! Не увлекайтесь! Отпустите бедное существо.

Тогда Бо опустила ладони в воду, и в последний момент водяной дух взлетела с них, как будто хотела еще немного полетать с подружками, но тут же ступила на поверхность ручья...

И только солнечные блики бегут по воде.

По дороге домой Чи пыталась вспомнить, что же такое она отдала духу? Помнила только, что это было что-то не слишком важное. Но чем дальше, тем больше Чи сожалела, что потеряла это воспоминание.

И вообще, зачем она согласилась на это???

Вечером встал вопрос ужина. Чи представила себе обычную стряпню бабушки, и непроизвольно фыркнула. Есть вареные бобы с грибами не хотелось совершенно. Но бабушка и сама была не дура, и предложила Чи воспользоваться природными способностями.

- Ну, милая, раз ты теперь кошка не только в душе, давай-ка, поохоться. Мыши несколько непривычны тебе, но кошачья натура возьмет свое. Заодно и поужинаешь.

Чи вышла из домика, легла на землю, и прислушалась. Нужный шорох она почувствовала сразу. Причем, это было не "услышала", а именно почувствовала. Всем телом. Включая подушечки ладоней. Усы у нее встопорщились, ушки повернулись в нужную сторону, и тихо-тихо кошка-Чи отправилась на первую в жизни охоту.

Домой она вернулась уже после заката. Впрочем, это ничуть не мешало, и впервые Чи не требовалась свечка.

Она прыгнула на свою лежанку, свернулась, и закрыла глаза.

Проснулась она от холода. Пошарила рядом, обнаружила свою одежду, торопливо оделась, еще раз свернулась, и опять уснула.

Утром вчерашнее вспоминалось с легким удивлением, неужели и вправду она была кошкой и играла в ручье с водяным духом и Бо Линь?

Бабушка ничего ей не сказала, а сама она спрашивать почему-то не решилась.

Через пару дней бабушка с утра была в крайне оживленном настроении. Она суетилась, что-то готовя сразу в трех котелках, потом опять погнала Чи в ручей купаться, и Чи отдалась этому торжественному ожиданию чего-то нового и странного, не очень понимая, что это будет, но мечтая о чем-нибудь чудесном, и почти полностью доверяя бабушке в ее приготовлениях.

А она расчесала Чи волосы, заплела в них цветов, и намазала ей тело своими отварами.

А потом велела одеваться.

Заметив разочарованную мордочку, засмеялась:

- Ничего, успеешь раздеться.

- А я ни в кого не буду превращаться?

- А это мы посмотрим, как гость решит.

- А кто у нас сегодня гость?

Бабушка посмотрела в сторону леса, и тихо сказала:

- Наш предок. Единорог.

- И я буду с ним играть? - с ужасом спросила Чи.

- Нет, милая. Он будет играть с тобой. Ты уже взрослая, и пора тебе становиться женщиной. А сейчас - самое время. И сестру свою ты увидела, и с водяным духом общалась, и превращение выдержала спокойно. Вот только жаль, что ты - кошка. Кошка ему может не понравиться. А к человеческим самочкам он всегда был неравнодушен.

Чи задрожала, но уже от страха. А бабушка снова сказала ей:

- Не бойся, дитя мое. Рано или поздно это случается с каждой девочкой. Она встречает любимого, и отдает ему все - свою молодость, свою зрелость, и всю дальнейшую жизнь отдает его детям. В этом предназначение женщин, это их судьба, а ты уже знаешь, что судьба это не так плохо, как об этом говорят в деревне. Ты уже не столь глупа и наивна, как раньше, а значит, сама понимаешь. Наш род не должен прерваться, и у Бо Линь должен появиться сводный брат. И потом (бабушка хитро подмигнула), тебе понравится!

Тянулись часы ожидания для Чи, и постепенно она перестала бояться, и в самом деле заинтересовавшись будущим. А вдруг и вправду это ее судьба? Вдруг это будет еще интереснее, чем прыгать кошкой, и охотиться на мышей?

Когда Единорог вышел из кустов, Чи перестала бояться окончательно. Он был не слишком велик, уж явно меньше лошади, и рог его сверкал не так ярко, как у Бо Линь, но зато самое тело, казалось, светится. Глядя на него пропадал всякий страх, и только хотелось подойти поближе, обнять точеную шею, зарыться лицом в волнистую гриву, заглянуть в оливковые глаза, и просто быть рядом.

Чи несмело подошла к волшебному существу, боясь обидеть его и расстроить. Единорог обнюхал Чи, и она по привычке тоже тянула носом воздух.

Не пахло ничем. Чи еще помнила вчерашний запах Бо Линь, и даже расстроилась.

А единорог фыркнул над попыткой девочки его обнюхать, и скользнул в кусты. Остановился, посмотрел на Чи одним глазом, и двинулся дальше.

А девочка пошла за ним.

Единорог остановился под сенью густых деревьев, и снова обнюхал девочку, Чи погладила его по шее, удивившись тонкости и гладкости шерсти, а единорог нагнул голову, и подцепил краем рога подол. Чи поняла намек, и скинула с себя одежду. Почему-то ей было стыдно.

Единорог уткнул свою морду между ног девочки, туда, где разгоралось животное желание и горячий комок пульсировал все сильнее, и девочка увидела, как между ног единорога растет и поднимается пятая нога.

Оставалось сделать последний шаг, всего лишь опуститься перед своим господином и любимым на колени.

Чи присела, бесстыдно разведя колени, и заглянула господину в глаза. И увидела в них понимание, и бесконечное сожаление.


Когда девочка вернулась в дом старушки, та не удержалась, и спросила:

- Так быстро? Ну как, понравилось тебе?

- Бабушка! Простите меня. Но я ухожу. Ухожу обратно в деревню.

- Это как? - всплеснула старушка руками. - Разве в деревне ты сможешь выносить и родить ребенка от него?

- Я не буду рожать ребенка от моего предка, - сказала девочка. - В деревне меня ждет моя судьба, и мой любимый.

- Да что ты говоришь! - закричала старушка. - Твоя судьба здесь, в лесу! А там - только грязные, глупые крестьяне! Которые ничего не умеют, и только всего боятся, даже собственной тени!

Девочка только улыбнулась, и гордо подняла голову:

- Бабушка, ты сама говорила, что предназначение женщины - встретить любимого, и отдать ему все, а его детям - свою жизнь. Моя мама так делала всегда, теперь я это понимаю. Единорог наш господин, и если бы он приказал бы мне, я бы не рискнула отказать. Но он - спросил. Он спросил прямо, и я ответила честно. И он меня понял. Я ухожу, бабушка, к своей судьбе. Спасибо, что научили меня любить лес, речку, и мою сестру. Спасибо, что я увидела своего предка. Теперь я взрослая, и должна идти на встречу своей судьбе, какой бы она ни была!

И девочка поклонилась три раза, и пошла назад, в деревню.

А сзади к старушке неслышно подошел волшебный Единорог, и неслышно сказал:

- Ну, и в этот раз у тебя не получилось?

- Глупая, она будет жалеть об этом всю свою жизнь! - и было непонятно, со злобой говорит это старушка, или просто с усталостью.

- Как и ее мать, - ответил неслышно Единорог. - Как и ее дочка.

- Ну, что ж, попробуем с ее дочкой. А потом - с ее внучкой. Может быть, твой род и не прервется.

- Я тоже на это надеюсь, - грустное эхо неслышимых слов еще висело возле домика, а старушка уже осталась одна.


А девочка вернулась в деревню, и мама очень обрадовалась дочке. Они крепко обнялись, и мама спросила у дочки шепотом:

- Ну как?

- Мам, прости, но я отказала ему! - так же шепотом ответила девочка.

Мама посмотрела на девочку внимательно, и поцеловала ее в лоб. Больше она ничего не сказала.

Но на следующее утро мама и дочка пошли на поле вместе. Убирать рис.


Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Алан Дин Фостер «Королевства света», Олег Корабельников «Башня птиц», Крысолов «Марсианские байки»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 1 старый комментарий на форуме