Furtails
Slash Freezen
«Время простых чисел. Стальное сердце»
#NO YIFF #фантастика #дракон #ящер #киберпанк #постапокалипсис #приключения #разные виды
Своя цветовая тема

Меньше века прошло с тех пор, как кончилась Двухсотлетняя война с пришельцами из других миров. Потерпев поражение, бывший Альянс четырёх Галактик переживает не лучше времена. Немногие, оставшиеся в живых, до сих пор пытаются освоить некогда цветущие всеми красками, а ныне сухие и почти бесплодные планеты.

Поднимаясь из пепла войны, планетяне строят новое общество, пытаясь искоренить до сих пор бушующие в нём эгоизм и безразличие к другим, чтобы подарить всем надежду на новую жизнь.


Глава первая


В рубке звездолёта, освещаемой лишь тусклым светом множества мониторов, царила полутьма. Но было заметно, что небольшое полукруглое помещение давно не убиралось – на полу как попало лежали провода и металлические детали. Прямо на панелях управления вокруг - пластиковая посуда с недоеденным мясом и недопитым отваром из трав, лекарственные препараты и пистолет для медицинских капсул, несколько открытых книг, носители информации, и ещё много полезных и не очень предметов.

Также на одном из столов устроились задние лапы существа, которое лежало в одном из четырёх кресел. Существо храпело и пускало из пасти слюну.

Внешне оно больше всего напоминало ящерицу необычного белого цвета. Но это была не ящерица, а так называемая лаурена. И отличали её от ящерицы в первую очередь теплокровность и возможность ходить как на двух (в этом случае она была бы в высоту больше полутора метра), так и на четырёх конечностях.

Одежду она считала отягощающей для себя, поэтому, как и остальные лаурены, её не носила. В отличие от некоторых других рас, особенности анатомии которых вынуждали укрывать тело.

Через иллюминатор в корабль хлынул поток красного света, заставив лаурену сначала жмуриться, а затем приоткрыть серебристые глаза. Попробовав опереться на ручку сидения, и с удивлением обнаружив, что её нет, лаурена с визгом и грохотом свалилась на пол.

- Блин, совсем забыла… - с досадой проворчала Джет и попыталась встать, потирая ушибленное место. - “Надо ему сказать, чтобы уже приделал нормально эту буйную ручку, а то я в следующий раз себе точно что-нибудь сломаю”.

Так называемая “буйная ручка”, которая постоянно отваливалась от сидения, являлась неизменной составляющей рубки уже несколько месяцев. Так же она предоставляла лаурене уникальную возможность оценить, насколько не убрано в помещении и в частности на полу. Хотя путешественница уже который раз клялась себе, что уберётся, дальше, чем “Вот завтра как проснусь, так сразу приберусь!” дело не заходило.

Бросив нервный взгляд на отломавшуюся ручку, лаурена затем уткнулась в иллюминатор, который система корабля уже успела затемнить, дабы не повредить зрение членам экипажа. За аморидиевым стеклом переливалась всеми оттенками красного цвета местная звезда, опоясанная кольцом из астероидов, поблёскивающих красным цветом.

«Ничего себе плотность», - подивилась Джет астероидному поясу, который можно разглядеть даже невооружённым глазом. Такое можно было увидеть разве что в доисторических и на то время ещё фантастических, фильмах. Обычно так делали, чтобы придать эффектности какому-либо эпизоду.

Лаурена взглянула на ряд мониторов. На двух отображалась звёздная карта, на ещё паре состояние корабля, на двух других состояние экипажа – по одному существу на монитор. На одном из двух оставшихся экранов медицинский сайт с выбором антибиотиков, и ещё один не работал. Джет нужна была звёздная карта.

«Так, и зачем это мы остановились здесь?» – покривилась ящерица.

Судя по маршруту, корабль был лишь на полпути до цели. Но больше всего удручало то, что оставшейся энергии хватит только на один запуск варп-генератора. Если их ещё раз что-то остановит, им останется лишь дрейфовать в космосе. А мысль о том, что придётся доплачивать кругленькую сумму (мало просить никто не будет – сейчас всем нужны деньги), чтобы кто-то вылетел и помог им добраться до какой-нибудь планеты, естественно очень грела душу.

Монитор с состоянием корабля показывал, что никаких причин для остановки в этой системе не было. Да и операционная система на корабле предупредила бы.

«Глюки что-ли?» - подумала Джет, хотя сама никак не могла поверить, что нынешняя КОС (Корабельная Операционная Система) могла дать такой сбой. Это же не полный огрехов и уязвимостей «Neon», который, пускай удобный и всеядный в плане программного рациона, но совсем недолговечный в плане стабильной работоспособности. Это «Mechanist», являющийся самой быстрой, защищённой, гибкой и надёжной системой, нацеленной, прежде всего на работу и функциональность. Да ещё и особой сборки.

Лаурена включила ещё один монитор. На нём появилось изображение грузового отсека, забитого десятками ящиков с провизией, медикаментами, запасными деталями для корабля и другими полезными вещами. Среди ящиков оставался небольшой пятачок, где на полу, спиной к Джет, устроилось тёмно-красное существо в окружении нескольких компьютеров.

Внешне планетянин ///прим. автора - имеется в виду разумное существо, неважно, какой расы/// больше всего походил на дракона, за исключением того, что не имел крыльев. Но зато у него была растрёпанная во все стороны грива, тянущаяся от головы до самого кончика хвоста и рога. Грудь у него была закрыта естественной хрящевой бронёй. Если же и дальше проводить аналогии с драконами, то это он выглядело лет на пятнадцать-шестнадцать.

Когда посторонние спрашивают, какой он расы, лаурена обычно отвечает «рогатик». Так как за три с лишним года, что этот рогатик путешествует с Джет, они не смогли найти даже упоминаний о расе бескрылых драконов, то лаурене пришлось придумать своё собственное название. Поначалу рогатика это немного раздражало, но со временем прошло и ему начало казаться даже забавным.

В данный момент он с невероятной скоростью что-то вбивал на сенсорной клавиатуре, заставляя простыни каких-то кодов и не совсем понятных текстов на одном из мониторов стремительно множиться. На двух других мониторах были открыты окна с не менее непонятными лаурене программами.

Включив связь с грузовым отсеком, Джет позвала рогатика:

- Рокко, прервись, ты мне нужен!

Но тот, увлечённый своим делом даже не шелохнулся.

- Рокко!! – крикнула лаурена громче.

Ноль внимания.

«Космосов компьютерный маньяк!» - заскрипела зубами Джет. - «Наверное, опять воткнул в уши бананы и не слышит меня».

Оставив пульт управления, она вышла из рубки и направилась в грузовой отсек, который находился на другом конце корабля. И так почти каждый раз, когда Рокко был нужен. Идя по коридору, она уже думала что бы эдакое сделать с ним. Зайдя в нужный отсек, она теперь вживую лицезрела прилипшего к компьютерам рогатика. На нём были круглые электронные очки с мерцающими стёклами, похожие на сварочные, а так же какая-то дурацая помешанная улыбка.

Если бы Рокко только имел глаза на затылке, он бы ещё как-то мог увернуться от мёртвой хватки Джет.

- Ыыааааа! – визгнул завсегдай грузового отсека, когда лаурена схватила его за ухо и нагло оттянула от компьютера.

- Я тебе сколько раз говорила, чтобы ты выкинул свои наушники или хотя бы убавил громкость, а!? – заорала Джет прямо в ухо Рокко, пытаясь перекричать группу «Digital Space Reality», бомбившую в его наушниках. – Особенно, если там играет такая бездарная группа!

Жмурясь, Рокко когтем выбил наушник из уха, чтобы лучше слышать лаурену.

- Отпусти!

- Ишь ты какой! И не подумаю! Пошли со мной, - ледяным тоном сказала Джет и потянула Рокко из грузового отсека.

- Э-эй! Дай хоть закончить! – продолжил рогатик, размахивая лапами и пытаясь зацепиться за что-нибудь, лишь бы не отдаляться от своих компьютеров.

- У нас есть дела поважнее.

- А? Что случилось?

- Пойдём, без тебя не справлюсь, а потом делай, что хочешь, – Джет отпустила ухо Рокко и вместо этого подхватила его за лапу. Он больше не сопротивлялся.

Пока они шли к рубке, лаурена вкратце рассказала, что произошло.

- Я не думаю, что это КОСь, - даже не задумываясь, ответил рогатик.

- Тебе виднее, но лучше всё-таки залезь и глянь. Низкая вероятность не означает нулевую.

Джет знала, что Рокко уже успел проверить всю систему с помощью своих чудесных электронных очков «ARV», показывающих всё, что связано с электроникой или цифрой техникой в виде целого виртуального мира. Будь то корабельная система, всемирная сеть, или даже какой-нибудь простенький электронный прибор.

«Да уж, идеальный инструмент для хакера вроде Рокко», - периодически говорит про себя Джет. - «Но даже с такими очками нельзя быть на сто процентов уверенным, что ты не упустил какую-то деталь в корабельной системе».

Как только они дошли до рубки, рогатик мимолётом метнул взгляд на звезду за иллюминатором, а затем на освещённую часть внутри корабля.

- Да, лучше бы мы и правда не останавливались здесь, - скептически сказал Рокко, подумав о том, что находится на какой-то свалке.

Он сел за пульт управления и, не снимая очков, забарабанил по клавишам. Четыре дисплея сразу замерцали несколькими программами диагностики системы. Даже продвинутый пользователь мог посчитать, что они дают полную картину состояния корабля на данный момент. Но только не Рокко. Он знал, что чтобы добраться до самого дна архитектуры систем корабля, придётся поработать самому.

- Я же говорил, что не в системе дело, - довольно улыбнулся рогатик, уже заканчивая диагностику.

Лаурену это не очень удивило. Она понимала, что Рокко знает если не всё, то 95% всей системы и её возможных сбоев – совершенно точно.

- В самом корабле?

- Неа!

А вот это уже заставило Джет хорошо задуматься. Если не система и не корабль, тогда что?

- Может, лучше осмотреть двигатели? Бывали же, наверное, случаи, когда система не фиксировала поломку?

- Бывали. Но сейчас мне система говорит о другом.

Говорит о другом… Сколько раз лаурене доводилось слышать от Рокко слово «говорит» по отношению к системе или какой-то программе. Словно бы этот рогатик в самом деле умел с ними общаться, как общаются между собой планетяне. Первое время путешествия с Рокко Джет это казалось глупым и наивным. Но за несколько лет лаурена не раз и не два смогла убедиться, что этот малыш в самом деле настолько хорошо разбирается в цифровом мире, что для него обращение с программами не сложнее, чем разговор с близким другом.

Это то, что отличало его от обычных мастеров хакеров и программистов. Даже они могли испытывать сложности на тех этапах, на которых Рокко просто продолжал «общаться» с программами. Причём лаурена однажды попросила объяснить его, как он это делает. Но тот лишь пожал плечами и сказал: «Я не знаю. Я просто сажусь за компьютер и словно оказываюсь внутри него, где всё так просто и понятно. Лапы сами несутся по клавишам. А разве у тебя не так?» Последняя фраза тогда заставила лаурену нервно похихикать.

«Наверное, это его маленький мир, который мне, да и многим другим никогда не понять…» - думала сейчас Джет, сложив на груди лапы. - И о чём система тебе говорит?

- Нас взломали.

- Кто? – Ей и в голову прийти не могло, что найдётся кто-то, кто сможет проникнуть в систему сборки Рокко.

- Кто-то. Просто взяли и захватили управление частью систем. В том числе и варп-генератором. - Рокко внезапно растянулся в белозубой улыбке и восторженно продолжил: - Это так захватывающе! Не думал, что есть кто-то, кто сможет проникнуть в мою систему.

Джет оставалось лишь скривить морду.

«Он ещё и балдеет с этой ситуации…», - от радости рогатика ей захотелось убивать. Но зная его причуды, она всё-таки постаралась успокоиться. - Тогда у меня два вопроса – как этот «кто-то» смог проникнуть в систему, и откуда он это сделал? КОСь запертая, виртуально проникнуть не получится. А системы навигации и твои компы полностью отрезаны от остальных систем корабля.

- Хы… Хотел бы я знать. Это как проникнуть в воздушную цитадель, зависшую на высоте в двести метров.

Лаурена вздохнула и облокотилась на стену из холодного металла, словно хотела остудить свой мозг

- Ну ладно. Просканируй-ка звёздную систему. Возможно, мы найдём этого шутника.

- Уже!

«Всё-то ты успеваешь», - подумала лаурена. - И что?

- Да ничего!

- Совсем?

- Ага! Но можно поискать в астероидном поле. Его сканер не берёт.

- То есть? – нахмурилась Джет.

Рокко нахмурился и хитро заулыбался.

- Вот, смотри, - рогатик растянул на весь экран окно с программой сканирования, где в центре был изображён одинокий кораблик, а далеко в стороне звезда. Рокко нажал «Сканировать» и вокруг кораблика образовалась прозрачная сфера, которая начала шириться, пока не охватила сотню миллиардов километров в радиусе. Это, конечно, далеко не космический сканер, который ставят на крейсеры, чтобы можно было найти даже самые малые космические тела. Но даже тот, что стоит на корабле Рокко и Джет, заставлял пускать слюну любого обладателя корабля такого же класса.

- Листенай, что ли? – предположила лаурена, смотря на мониторе на одинокую звезду без всяких астероидных поясов.

- И я так думаю. Других известных материалов, которые бы мог не взять их сканер, вроде нет.

- Если учитывать ещё и аномальную плотность астероидов, то получаем очень даже недурственное убежище прямо в поясе. Непонятно только, как нашему чудесному дружку удалось хакнуть нас. Листенай же напрочь глушит всю связь, сеть и навигацию.

- Суперкрутое оборудование! – нашёл самое простое объяснение Рокко.

- Да ладно, - отмахнулась Джет. – Ты в самом деле веришь, что кто-то, обладающий такой роскошью, захочет с нами так «пошутить»? Как будто у него дел других не будет.

- А почему бы и нет?

- Я думаю, что этот неизвестный просто пудрит нам мозги, а сам находится где угодно, но только не в астероидном поле.

- Но ты не знаешь этого наверняка. Низкая вероятность не означает нулевую. Вот! – повторил слова Джет рогатик, подняв к потолку коготь.

«И не поспоришь же».

Лаурена вздохнула, понимая, что выбора у них всё-равно нет, и села за штурвал.

- Тогда полетели, - сказала она и включила планетарные двигатели. На других кораблях это действо бы сопровождалось заметной тряской. Но у Джет с Рокко был не совсем обычный корабль. На нём было установлено три типа двигателей: атмосферный, планетарный и варп-генератор. Первый подходил для полёта в атмосфере, второй для полёта в системах, а последний между системами. Однако варп-генератор не столько двигатель, сколько устройство, искривляющее пространство вокруг корабля и позволяющее таким образом пролететь от края до края галактики всего за 4-5 дней.

Подождав, пока разогреются двигатели, лаурена положила одну лапу на рычажок, отвечающий за интенсивность подачи энергии в двигатели, и начала осторожно вжимать его вперёд. Поначалу казалось, что ничего не изменилось, но затем, если приглядеться, то можно заметить, что за звёзды иллюминаторами еле-еле двигаются. Доводя рычаг до конца, Джет начала выруливать корабль в сторону астероидному поясу. Она подождала, пока они не наберут скорость 50 тыс. км/ч, прежде чем отпустить рычаг. Хотя можно было набрать скорость больше, чем эта, лаурене не хотелось сейчас так тратить энергию.

Когда астероиды уже стали отчётливо видны, а не были похожими на россыпь сверкающих точек, у Джет противно засосало под ложечкой. Вызвали это её соображения по поводу неизвестного.

«Космические тараканы, ведь если он смог так легко проникнуть в нашу КОС, то он запросто сможет сделать с нашим кораблём всё, что только захочет!», - начали мучать лаурену мысли. Былая уверенность и энтузиазм начали постепенно улетучиваться.

Джет взглянула на Рокко, который сидел рядом и постоянно что-то проверял в компьютере. На морде его не было и следа беспокойства.

«Мне бы его пофигизм», - подумала Лаурена. Она, конечно же, знала, что рогатик имеет свойство относиться ко многим вещам легкомысленно. Но в то же время она понимала, что ему, как никому другому, должно быть известно о возможностях неизвестного хакера.

- Нашёл! – громко сказал Рокко, заставив Джет отвлечься от беспокойных мыслей. - Сильная магнитная активность в этой части астероидного поля.

Рогатик указал на монитор, где на координатной сетке большой серой кляксой была изображена зона с рассеивающимся магнитным полем.

Лаурена облегчённо вздохнула. Только что им очень повезло вот так с лёту что-то найти. Не придётся тратить много энергии, чтобы облететь всё астероидное поле. Но всё-таки туда она решила не залетать, а пройтись по внешней стороне, чтобы пока не глушить сеть и навигаторы. Да и ей начало казаться, что если они будут болтаться между астероидов, то неизвестный перехватит управление кораблём и направит прямо в сторону одного из камней. Шутки ради.

«Тьфу-тьфу, откуда такие мысли? Он нас остановил в этой системе, значит, ему что-то от нас надо», - пыталась успокоить себя Джет. Но лапы лишь крепче стиснули штурвал.

По мере того, как они подлетали всё ближе к неизвестному объекту, Джет начала замечать, что плотность скопления астероидов увеличивается, как раз ближе к источнику магнитной активности. Нелегко им придётся, подумала лаурена. Тут требуется ювелирная работа двигателями.

Рокко в это время рылся в сети в поисках информации об этой системе. Но ничего кроме названия и фотографий найти не смог.

- Как интересно! Похоже, мы первые, кто более-менее подробно изучает эту систему, - сказал Рокко.

«Более подробно? Я уже даже и не знаю, хочу я или нет, её изучать», - думала Джет, всё больше уходя в себя и в размышления.

Она не заметила, как в этот момент между астероидами на мгновение показалось что-то ярко-голубое, так как полностью сосредоточилась на маневрировании. Не заметил и Рокко, уткнувшись в компьютер. Каково же было их удивление, когда они отвлеклись от своих дел.

Сперва Джет подумала, что ей показалось, когда она поняла, что увидела впереди. Но чем меньше астероидов оставалось на пути, тем она сильнее убеждала себя, что спит. Рогатик же уронил челюсть и с каким-то детским восторгом глядел на невероятное.

Они ещё долго будут вспоминать этот день, когда увидели одинокую голубую планету, сверкавшую в редких солнечных лучах, просачивающихся сквозь мёртвый астероидный бастион.


Глава вторая


Джет взяла чайник дрожащими от возбуждения лапами, набрала воды и поставила закипать. С тем беспорядком, что творился у неё сейчас в голове, сравнится разве что беспорядок в рубке.

«Что за ерунда? Какого фига планета делает в астероидном поле!? И почему она такая маленькая по сравнению с астероилами!?» - метались мысли лаурены.

Словно пытаясь найти ответ, взгляд скакал по кухне: останавливался то на немытой пластиковой посуде, то на коллекции лазерных ножей, то на таракане, шевелящем четырьмя усами где-то на потолке…

«Точно! Таракан!» - зажглась мысль в голове.

Лаурена тут же размахнулась и бросила в таракана чашку. Та со стуком отскочила от потолка, попав мимо представителя отряда жуков. Таракан даже не почесался, а лишь недоумённо пошевелил усами.

- Зараза! - зло рявкнула Джет. Но только потом поняла, что её мозги заработали не в том направлении. - «Ох, какой ещё таракан? Он-то здесь причём?» - она сползла по стойке на пол, взяв себя за голову и отчаянно пытаясь привести мысли в порядок. Целая и нетронутая планета посреди астероидного поля полностью исказила её представления о возможном и невозможном.

Шлёпнув лапой по щеке, она встала и взяла чайник с уже закипевшей водой.

Пока лаурена ходила на кухню, рогатик собирал результаты с запущенного на планету зонда. Настолько близко к ней это становилось реальным, так как магнитное поле планеты нейтрализовало свойства листеная. Между кораблём и зондом установилась неплохая связь.

- Йей, да там жить можно! – воскликнул рогатик, глядя на результаты. – Правда, на поверхности, кроме воды, ничего нет. Но если мы всё-таки застрянем здесь и не сможем выбраться, то можно попробовать жить в воде и через несколько поколений наши потомки полностью приспособятся к водной среде!

- Ну да! – иронично донеслось из кухни.

Через минуту лаурена зашла в рубку с двумя кружками, из которых шёл пар. Помещение заполнил приятный травяной аромат.

- Тианис, - сказала Джет, садясь в кресло, и ставя кружки на свободное место на пульте. - Купила ещё неделю назад, но до сих пор не заваривала. Говорили, что хорошо успокаивает.

- Ага… А что у тебя там за шум был? – рогатик снял очки и нацепил на лоб, сверкнув изумрудными глазами. Сейчас, в полутьме, казалось, что они еле-еле светились.

- А, забей, - отмахнулась лаурена. - Лучше скажи, что ты думаешь насчёт этого? – она указала на голубую планету.

- Это прикольно. Сумасшедшие и невероятные вещи делают наш мир интереснее, разве нет? – улыбнулся Рокко.

- Не знаю, - Джет сделала безразличное лицо и пожала плечами. Впрочем, порой такие вещи действительно воодушевляли лаурену, будили в ней интерес путешествовать и исследовать. Но только не в этот раз. Вместо восторга в ней росла неуверенность и тревога.

- На поверхности кроме воды что-то нашёл?

- Неа. А вот на дне – да! Какое-то сооружение.

- Ох… - Джет хлопнула себя по морде. - Нырять, что ли придётся? Не думаю, что он выплывет к нам сам ради того, чтобы я ему плюх навешала.

- Я бы тоже к тебе не выплыл! – уверенно сказал Рокко.

- Молчать! – огрызлась лаурена и глотнула отвара. Не такой нежный, как она обычно брала, но у него оказался интересный привкус.

Рокко посмотрел на свою кружку, пристально принюхался, не нашёл ничего необычного в запахе и тоже глотнул. Однако всё выпитое, вопреки ожиданиям, тут же с брызгами оказалось на одном из мониторов.

- Фу, какая бяка! – заморщился рогатик и принялся энергично расчищать свой язык когтями.

- В чём дело? – удивлённо посмотрела Джет, взяла кружку Рокко и глотнула оттуда. - Да вроде в порядке всё.

- Ничего не в порядке! Оно гадкое! – не унимался пострадавший.

- Да ладно?

- Да! Оно… оно то ли горькое, то ли кислое, то ли ещё какое-то такое… короче, тьфу.

- Ладно-ладно, не кипятись, ворчалка. Сама всё выпью, - улыбнулась Джет. - Может, у тебя с рецепторами что-то случилось? Ты ещё что-нибудь сегодня ел?

- Ел. Всё было хорошо.

- Тогда, наверное, в тианисе просто нет ничего из того, что нужно твоему организму. Когда, например, в организме достаток или переизбыток каких-либо веществ, то он вот так недвусмысленно может намекать на это.

- Скорее уж говорит прямо, - вздохнул Рокко.

- Ну, - усмехнулась Джет. - Ты наоборот должен быть рад, что тебе ничего этого не надо. Можно не заботиться о таких вещах. Мне бы такое здоровое и крепкое тело, как у тебя.

Рокко ничего не ответил и уставился в монитор.

- А глубина большая, четыре километра. Нырнуть в скафандрах будет напряжно.

- Может, ещё раз проверишь систему? Я совсем не горю желанием спускаться на такую глубину.

- Как ты думаешь, чем я занимался, пока ты заваривала эту бяку? Я несколько раз перелопатил всего «Механиста» от края до края всем ПО, что у меня было.

- Космические тараканы…

- Я тоже этого не хочу, но других выходов не вижу.

Лаурена отхлебнула ещё немного отвара, подумала, и добавила кораблю немного ускорения, чтобы он быстрее шёл к планете.

- Что, уже полетели? – немного удивился Рокко. – Только что ты как будто волновалась.

- Похоже, эта штука на меня так действует, - Джет подняла кружку перед мордой.

- Хееее…

Лаурена перевела взгляд на приближающуюся голубую планету. Хоть она и была в тени астероидов более чем наполовину, зрелище от этого не теряло своей внушительности и красоты. Больше нигде в Старом Альянсе такого не увидишь. Девственная водная планета, в которой есть лишь одно строение, сотворённое руками разумного существа.

При входе в атмосферу путешественников почти не трясло благодаря стабилизаторам. Лишь за иллюминатором бушевал настоящий огненно-жёлтый фейерверк. Когда падение начало замедляться, включились атмосферные двигатели, корректировавшие курс приводнения. В это же время радиаторы начали снижать температуру разогревшейся обшивки.

Джет приняла на себя управление двигателями. Корабль уже прошил насквозь толстый слой облаков и устремился дальше. Через некоторое время путешественники мягко приземлили корабль на воду прямо над подводным сооружением.

- Красиво, ничего не скажешь, - заметила Лаурена, смотря на океан за иллюминатором. Тот иногда поблёскивал в редких солнечных лучах.

- Ага, - согласился Рокко.

- Кстати, мне показалось, что мы раза три обогнули планету, пока залетали в атмосферу.

- Полтора. Планета то маленькая, всего 50 километров в диаметре.

- Больше похоже на колонизированный планетоид с искусственной атмосферой.

- Наверное так, - Рогатик вывел на монитор перед Джет характеристики планеты. – Смотри.

Лаурена всмотрелась в таблицу. Сразу стало понятно, что у этой планеты нет никаких условий для зарождения белковой формы жизни. Ни нужного угла наклона планеты, ни скорости вращения. Хотя планета хоть и близка к звезде, но солнечные лучи дальше астероидов почти не проникают. Поэтому температура здесь обычно около 25 градусов. Интересно, что притяжение здесь ровно 1G по планете-столице бывшего Альянса, а, значит, комфортно практически для любой расы планетян. Ещё более интересно, что астероиды даже не думали трогать эту планету, хотя при такой плотности пояса это очень странно. Как и годная для проживания атмосфера при такой массе планеты.

Рогатик тем временем выбрался из рубки в грузовой отсек, где его ждали любимые компьютеры. Но продолжать, как говорила лаурена, «свои грязные делишки» он там не стал. Впрочем, сам он проникновение в чужие системы грязным не считал. Потому что одно дело – заниматься этим ради наживы, и совсем другое – ради удовольствия, без каких-либо корыстных целей.

Взяв лежащий около компьютеров КПК, рогатик нацепил его на лапу, подключился к системе корабля и дал команду открыть грузовой отсек. Четырёхметровый люк с жужжанием опустился и шлёпнулся на воду.

Затем Рокко приказал зонду возвращаться на корабль. Тот не заставил себя долго ждать. С плеском из воды прямо на рогатика выпрыгнул метровый шарообразный аморидиевый паук. Раздался громкий металлический удар.

- Кхо! – выдохнул Рокко, сбитый на землю зондом-пауком.

На громкий звук из коридора тут же донёсся приближающийся недовольный голос лаурены:

- Ну, давай, Рокко, ещё сломай мне там что-нибудь!

Появившись в грузовом отсеке, Джет с любопытством посмотрела на лежащего в нокауте рогатика и, перебирающего на нём лапами, паука.

- О, так ты вернул зонд.

Поднатужившись, лаурена убрала тяжёлого паука с Рокко. Самого его взяла за лапы и помогла подняться.

- Ух, спасибо!

- Не за что, - безразлично бросила Джет. – Нырять готов?

- Агаааа… - протянул рогатик.

- Паучка возьмём с собой.

Через полчаса путешественники уже были готовы к глубоководному погружению. Они стояли на краю грузового люка в универсальных скафандрах, а на спинах были ранцы с моторами. Скафандры представляли собой «умные» костюмы, подстраивающиеся под габариты их планетянинов, полностью облегая их тела. Аморидиевые волокна, из которых было сплетено это чудо техники, хоть и не были рассчитаны на глубину четыре километра, но прекрасно выдерживали давление на трёх. Компьютер же корректировал изгиб волокон под стать движению тела. Особо лихие сорвиголовы вроде Джет пользовались ими даже в открытом космосе.

- Кислородный гель у нас остался только дешёвый, поэтому не жалуйся, если, вдруг… А ну да, - оговорилась лаурена. Первым делом она столкнула паука.

- Ага, - хихикнул Рокко и, застегнув шлем, первый прыгнул в океан. Лаурена нырнула следом.

Во время погружения перед глазами Джет пронеслась маленькая буря из пузырьков. Вместо звуков снаружи шлема появился постоянный глухой шум. По телу же начали скользить языки прохлады.

Лаурена осмотрелась. Темно. Плывущего на дно за паучком рогатика можно различить лишь по синим огонькам на его скафандре и свету от фонаря. Джет включила фонари на шлеме и поплыла за ним, периодически смотря на индикатор глубины на скафандре.

60 метров.

- Давно уже плавали так, да? – спросила лаурена по рации.

- Ага! Это так захватывающе!

- У тебя на всё один ответ, - усмехнулась она.

150 метров. Мимо путешественников проплыла стая пучеглазых рыб. Лаурена и Рокко с удивлением проводили их взглядом.

360 метров.

Дыхание стало неровным, прерывистым. Время от времени не хватало кислорода.

- Ты в порядке? – поинтересовался Рокко, услышав дыхание спутницы через рацию.

- Да, это гель. Купила что было. Долетим до Зариона, я возьму там хороший.

- Хе-хе.

Кислородный гель. Густая субстанция, выделяющая кислород при соединении с углекислым газом, как растение. Заливался в специальный отсек прямо в шлеме. 100 миллилитров, как правило, с лихвой хватало на четыре часа.

780 метров.

Рядом начинало проплывать всё больше экземпляров глубоководной фауны. Особенно заинтересовала путешественников рыба со светящимися узорами. П приближении к путникам узоры рыбы поменяли цвет, и та унеслась прочь.

- Я бы себе такую поймал. Выйдет классный ночник!

- Её давление на поверхности порвёт.

1325 метров.

Вместо недостатка у лаурены теперь переизбыток кислорода. Началась одышка. Затем лёгкая паника. Захотелось, вдруг, всё бросить и как можно скорее всплыть на поверхность. Но Джет переборола это, начав дышать глубже.

2460 метров.

- Честно говоря, не думала, что здесь есть жизнь. Атмосфера для проживания – да, но чтобы кто-то уже завёз сюда морскую фауну…

- Ну, а чем тогда питаться тем, кто живёт внизу?

- Хм… ну да, логично. А почему зонд не определил наличие жизни?

- Он определил. Просто не было нужды тебе об этом говорить.

- Блин, да ты меня вообще почти ни во что не посвящаешь, - огрызнулась Джет.

- Ага!

3330 метров.

Лаурена почувствовала, как постепенно начинает сдавливать скафандр и её заодно. Дышать становится тяжелее

Впрочем, пока он справлялся…

4155 метров.

Двигаться и дышать от давления на такой глубине даже в скафандрах стало заметно сложнее. Стравка лишнего давления работала плохо. Лаурена уже еле могла шевелить конечностями. Вдохи получались совсем уж маленькими, приходилось наполнять лёгкие воздухом через силу. Ко всему прочему заложило уши.

Было время, когда пришлось нырять и на пять километров. Это был их первый и последний опыт глубоководного погружения в воду до сего момента. После того раза Джет чуть не заработала кессонную болезнь. Она несколько месяцев не могла подняться с постели, её постоянно рвало, болело всё тело, а кормить приходилось буквально с ложечки. Дышать кислородом приходилось через маску.

4315 метров.

Вот оно!

Было темно, как в открытом космосе. Но в тусклом свете фонарика слабо начало проглядываться песчаное дно. Рогатик, лаурена и паук приземлились на него.

- Ох, в такой темноте только по радару и плавать. Где это строение, кстати? Вроде должен быть прямо тут, – спросила лаурена.

- Мы стоим на нём, - Рокко нагнулся и принялся рыться в песке.

Через несколько мгновений в ямке показалась гладкая поверхность. Джет присмотрелась. Оказалось, что поверхность прозрачная: сквозь неё далеко внизу была отчётливо видна металлическая поверхность. А раз свет фонарика достигает такой глубины и не рассеивается, значит, воды там нет.

- Ура, - попыталась облегчённо вздохнуть лаурена, но давление было против. – У меня уже мышцы сводить начинает. Интересно, что это за разновидность аморидия такая, что выдерживает подобную глубину? Наверняка стоит просто бешеных денег.

Рокко подкопал яму, сделав её ещё шире и начал приглядываться к тому, что находится внизу.

- Что ты там высматриваешь?

- Вход ищу.

- Эээ… вход… - лаурена немного зависла. – Вот же…!

Лаурена настолько красноречиво описала ситуацию, что у рогатика уши невольно свернулись трубочкой.

- …Я, блин, даже не думала, что он погребён под песком! Как нам его искать?

- Ай, не надо таких слов… - зажмурился Рокко.

- Молчать! – рявкнула лаурена и зажмурилась, пытаясь придумать, что делать дальше. - Так, ладно. Рокко, ты помнишь, какой формы было строение?

- А… ага. Купольной.

- Хорошо. Одолжи-ка мне свой двигатель.

Тот послушно снял с себя ранец и отдал лаурене.

- А зачем?

- Сейчас увидишь.

Джет взяла ранец, держа его вентиляторами вниз, поставила мощность на максимум, и включила. Вентиляторы на полной мощности начали разметать песок. Чтобы не уплыть на поверхность, лаурена расположилась в воде головой вниз и включила свой ранец.

Через несколько секунд под песком уже начала проглядываться крыша.

- Во! – довольно сказала Джет, выключая ранец и возвращая Рокко. - Так намного быстрее. Посмотрим, как засыпало нижнюю часть.

Они поплыли прямо, придерживаясь дна. Паука поставили на автопилот, чтобы тот мог сам плыть за ними. Дно постепенно начало уходить вниз. Сначала понемногу, потом более круто, пока, наконец, не встало чуть ли вертикально.

Путешественники возрадовались, что постройка оказалась погребена под песком не полностью, на ней лишь осел толстый слой. Достигнув самого низа, они испробовали метод лаурены на вертикальной поверхности. Поначалу выходило не очень из-за того, что песок осыпался и никто просто не успевал заглянуть внутрь. Но Джет решила рискнуть, и пока двигатель клубами разметал песок в разные стороны, она залезла прямо под него и прижалась шлемом к куполу. Рокко тогда еле вытащил её за хвост, пока не засыпало песком.

Однако нечто вроде прохода вдалеке она увидела. Благо, внутри купол состоял только из одного большого помещения, так что это точно было наружу. Пришлось огибать полстроения, чтобы найти вход.

Пока они плыли, лаурена понемногу озиралась по сторонам. Она только сейчас заметила, что беспроглядная подводная тьма начала давить на неё сильнее. А вдруг сейчас из ниоткуда выплывет какое-нибудь морское чудовище и нападёт на них?

Вскоре впереди показалось что-то вроде выходящей из купола трубы, шириной с тоннель в метро. Заканчивалась она чуть большей пирамидной конструкцией. Путешественники направились туда.

С помощью ранца решили расчистить сразу всю пирамиду, чтобы потом не мучиться с песком. Благо там его было не так много.

Под песком оказались герметично запертая круглая дверь-диафрагма и приборная панель, на которой был неработающий дисплей и всего одна кнопка. Лаурена недоверчиво нажала на неё, понимая, что, скорее всего, она не работает (куда ж без приключений!), и дверь придётся открывать вручную. Каково же было удивление, когда сегменты диафрагмы вдруг разъехались, и путешественников буквально втянуло вовнутрь.

Рокко пискнул, стукнувшись о стену, которая оказалась за дверью. Паук полетел вслед за ним, опять чуть не уложив его в нокаут. Джет успела подставить лапы и почти мягко «приземлиться» на неё. В свете фонарика она заметила рубильник, изображение над которым недвусмысленно намекало на то, что он закачивает и выкачивает воду. Нажала его. Внешняя немедленно диафрагма закрылась, а вода постепенно начала убывать.

Без предупреждения зажегся свет, ослепив привыкших к подводной тьме путешественников. Но привыкнув и к нему, поняли, что находятся в металлическом помещении в некоторых местах подвергшемуся коррозии и двумя дверьми-диафрагмами.

- Фух…неужели добрались? – облегчённо сказал Рокко.

- Добрались-добрались.

Лаурена подождала, пока вода убудет, затем проверила, нормально ли работает система жизнеобеспечения и первой сняла шлем. Однако слишком поздно поняла, что сделала большую глупость.

Её тело, вдруг сковал паралич, в глазах появились разноцветные фейерверки, а голова закружилась. И это всё вместе с ощущением тяжести тела после долгого плавания.

Шлем вывалился из лап, Джет не устояла и упала на колени. К ней на помощь бросился Рокко, который уже понял, в чём дело. Он не медля схватил шлем и надел на лаурену, герметично закрыв.

- Джет! Ты как?

- Хреново… - еле нашла в себе силы лаурена, чтобы сказать это.

Но её уже начало тошнить, голова резко заболела и загудела. Джет схватилась за живот, который тоже начало распирать. Во всё тело словно впились тысячи маленьких иголок.

Если бы Рокко не одел на неё шлем, у неё, возможно, уже бы начались лёгкие конвульсии. Но этого не произошло. Боль начала постепенно отступать. За ней отступала и слабость.

- Фух… кажется, отступает, - сказала лаурена, стиснув зубы. – Ну и дура.

Она сделала попытку осторожно встать. Получилось не очень. Но хватило, чтобы опереться на стену.

- Больше не делай так, Джет, - рогатик стал неожиданно серьёзным, положив лапы на плечи лаурены. – У тебя итак не идеальное здоровье. Не надо было столь резко шлем срывать. Хотя бы дождаться, пока костюм подстроится под давление здесь. А потом только чуть-чуть приоткрыть отверстие шлема…

- Да знаю я, знаю… - вздохнула лаурена, открыв шлем так, как сказал Рокко.

- А почему не делаешь?

Джет хотелось, чтобы Рокко от неё побыстрее отстал.

- Ну забыла я, давно не ныряла! Я же живое существо, со мной всё, что угодно произойти может.

Рогатик покачал головой и ответил:

- Вот именно поэтому больше и не забывай о таких вещах. Хорошо?

- Да, - словно «отстань» сказала Джет.

Ей нечасто приходится видеть Рокко таким. Но именно подобные моменты вселяли в лаурену уверенность, что она ещё кому-то нужна в этом мире.

Джет, наконец, сняла шлем и с облегчением вздохнула. Воздух хоть здесь был и не первой свежести, но это лучше той дешёвой гадости, что находится в шлеме. Затем путешественники стащили с себя скафандры с ранцами и положили в паучка, который даже не прогнулся.

Рокко нажал выключатель рядом со второй дверью, которая, как и первая, не медлила с открытием. За ней оказался тот трубообразный коридор, который лаурена видела снаружи. Только вот сейчас, покрытый непроглядным мраком, он словно вёл куда-то в другой мир. Туда, где путешественникам не место.

- Так… - Джет сглотнула, - Похоже, там лампы не работают. Делать нечего, нужно собраться с духом и идти дальше.

- Ага, - согласился Рокко. Он вновь выглядел расслабленным.

Но сделать первый шаг лаурена не решалась. Она ещё долго всматривалась туда, в пустоту, пока, вдруг, не увидела чьё-то движение.

- Космические тараканы! – запаниковала Джет, стряхнула с паука костюмы, открыла в нём специальный отсек для вещей, вытащила тяжёлый и чёрный пистолет, и нацелилась в коридор.

- А? – не понял Рокко.

- Там кто-то был.

Рогатик нахмурился.

- Тебе показалось, никого там не было.

- Нет, я точно видела!

- Говорю же – тебе показалось, - рогатик хихикнул. - Уж я-то вижу лучше тебя, ты знаешь.

Лаурена закусила губу. Слова Рокко оспаривать не получится, ведь с его-то глазами он в самом деле видит в темноте намного лучше, чем многие другие.

- Блин… - она опустила пистолет и вздохнула. – Прости… наверное, это страх. Мы ведь даже не знаем, что нас там ожидает. Сперва хакер, который смог вторгнуться даже в твою систему, затем планета посреди астероидного поля…

- Успокойся, - добродушно сказал рогатик. – Не волнуйся так и всё будет хорошо. Это галлюцинации, ты ещё не отошла от резкого перепада давления.

- Ладно.

Джет вытянула из паука свои перчатки-безпальцовки, пояс со снаряжением, ушную рацию и электронные очки. Своего рода противоположность очкам Рокко, но такие легко можно найти в свободной продаже, хоть и стоить они будут недёшево. В отличие от тех, что носит Рокко они, считывают всю информацию с реального мира, а не с электроники. Лаурене они отлично помогают тем, что позволяют различить живых существ даже в густых зарослях.

Рокко же никогда оружия в лапы не брал, поэтому у него была лишь нашейная сумка, очки, КПК и ушная рация с внешней антенной, крепящаяся к очкам.

Нацепив на себя всю утварь, рогатик включил на пауке прожектор, осветивший коридор, и повёл вперёд с помощью КПК. Освещённый проход теперь выглядел куда менее безобидно, чем до этого. Лаурена хлопнула себя по щеке, чтобы больше не поддаваться глупому страху и направилась вслед за пауком. Рокко шёл последним, так как защитить себя, в случае чего, ему было нечем.

Впереди нарисовалась ещё одна дверь. Однако, в отличие от остальных, она сама отъехала в сторону и пропустила путешественников. За ней оказался огромных размеров зал, в самом деле охватывающий весь купол. Прожектор был настолько мощным, что освещал весь путь впереди, да ещё немного по сторонам.

В его свете заметно поблёскивали извилистые дорожки и скамейки, усыпанные песком. Между дорожек в засохшей земле стояли покосившиеся растресканные деревья. Некоторые из них время уже свалило на землю. Но те, что стояли, отбрасывали от веток тени, похожие на уродливые лапы монстров, готовых схватить любого, кто осмелится потревожить их покой.

- Похоже, здесь был парк, - сказала лаурена, осматривая зал. – Я бы тоже была не против иметь у себя на корабле подобный. Но не запускала бы до такой степени.

Рогатик же стоял с поднятой головой и открытой пастью.

- Аааа… Такое чувство, что я сейчас наверх упаду…

Он легонько присвистнул, восхитившись размерами зала. В ответ на это по помещению гулким эхом пронёсся женский цифровой голос, заставив путешественников подпрыгнуть на месте:

- Дорогие друзья-исследователи! Мы рады приветствовать вас в нашем планетарном научном комплексе «Вторая Жизнь». Вы были отобраны как лучшие из лучших в своём деле. Каждый из вас сделал что-то грандиозное для общества. Что-то настолько заметное и революционное, что мы решили дать вам возможность работать и исследовать здесь, в лучших условиях, какие вы только можете себе представить. Мы очень надеемся на то, что совместная работа с вами поможет развитию науки в настоящем и будущем. Ведь вы все прекрасно знаете, что наука – двигатель прогресса. С уважением владелец комплекса профессор Эйс Вилбер, заместитель и профессор Ай-Ви Зелик, а так же смотритель Сет.


Глава третья


Когда приветствие закончилось, путешественники в недоумении синхронно склонили головы набок.

- Ух ты, нас поприветствовали! Так мы крутые!

- Да, я заметила. Но меня больше интересует, каким местом это похоже на комплекс? Тем более научный?

Рокко задумчиво почесал затылок.

- Вот и я о том же, - подчеркнула лаурена.

Было решено осмотреться. Всё-таки в первую очередь им надо было найти того, кто остановил корабль. Джет уже заранее похрустела костяшками пальцев, дабы не терять время при встрече. Странно только, что радар в зале ничего не нашёл.

Рокко сразу надел свои очки принялся внимательно изучать систему, копаясь в КПК и держась за лауреной. Та шла по залу с оружием наизготовку - осторожность никогда не помешает. Хотя в данном случае её больше нервировали тени, отбрасываемые деревьями. Началось всё с того, что когда она отходила от двери, та автоматически закрылась за ней, зловеще хлопнув. Эхо прокатилось по залу, и у Джет сразу возникли ассоциации, что это захлопнулись двери, разделяющие мир живых и мир мёртвых. На всякий случай она даже проверила, не закрылись ли они навсегда. К её облегчению это оказалось не так. Дверь спокойно реагировала на приближение лаурены.

- Тебе бы мистику или ужастики писать, - хихикнул Рокко, краем глаза наблюдая за своей спутницей.

- Молчать! Это только предосторожность! – оправдывалась лаурена.

Рогатик давно знал, что она любила во всём находить что-то сверхъестественное. Об этом так же говорила небольшая библиотека со всякими кровавыми сказочками, которую Джет собирала уже несколько лет. Причём, именно в печатном варианте, а не цифровом. По её мнению, это придаёт произведению дополнительную атмосферу и позволяет теснее «общаться с автором».

Спустя полчаса активных поисков, стало понятно, что в «парке» никого, кроме них, нет. В центре зала они обнаружили небольшую площадь, посреди которой стоял памятник некому орку. Название статуи стёрлось, но было очевидно, что это был либо великий в прошлом научный деятель, либо владелец этого места.

Он был одет в странный костюм, похожий на скафандры, в которых Рокко с Лауреной приплыли сюда, но так же имел некоторые броневые элементы. Как наплечники или пластины на руках и ногах. На глазах были очки сложной конструкции, явно непростые. Орк стоял одной ногой на большом железном атоме, как на камне, на краю утёса. Решительный взгляд был устремлён вдаль, готовый покорять новые научные горизонты.

- Памятник орку… Это даже не смешно. Они же тупы, как пробки, - сплюнула лаурена. – У тебя как дела, Рокко?

Тот что-то энергично вбивал в НПК.

- Погоди, я кое-что проверяю. Не могу понять, мерещится ли мне, или всё на самом деле так.

- Что там?

- Сейчас…

Рогатик снял очки и стал внимательно изучать пол на площадке. Благо прожектор очень помогал.

- Что ты делаешь?

- Ищу щель, - сказал, Рокко, продолжая осматривать пол вокруг статуи.

Джет нахмурилась, наблюдая за ним, и сама осмотрелась вокруг.

«Какая ещё щель?»

- Нашёл! – победоносно крикнул рогатик.

Лаурена недоверчиво подошла к нему. Действительно, если присмотреться, то от одного конца площади до другого тянулся еле заметный вырез.

- И что это?

- Полагаю, люк. Мне стало интересно, почему некоторые системы комплекса уходят куда-то под землю.

- То есть, этот парк – лишь верхняя часть всего этого места.

- Ага.

- Э… - Джет задумалась. - И как нам его открыть?

И, словно бы отвечая на вопрос лаурены, под землёй, что-то загудело, заставив обоих рефлекторно подняться и быстро отойти в сторону. Как оказалось – не зря. Вокруг заревели сирены, и зажглись жёлтые фонари на земле. Через несколько мгновений пол начал двигаться, и Рокко с Джет чуть не свалились на землю. Щель стала расти.

- Пошли отсюда, - лаурена подхватила под локоть рогатика и побежала с ним на самый край площадки, где из земли уже выросло ограждение. Они перемахнули через него и остались ждать за ним.

Рокко в срочном порядке вывел зонд с люка. Тот сложил лапы в себя и покатился по площади, словно мячик. Затем подпрыгнул на пару метров и с железным грохотом оказался уже за ограждением.

Зрелище большого открывающегося люка хоть и казалось на первый взгляд ничем не примечательным, но, обладая большим масштабом, выглядело весьма внушительно. Не успел он раскрыться до конца, а оттуда уже повеяло лёгким ветерком. Очевидно, что шахта была довольно глубокой. Лаурена заметила, что статуя орка разделилась надвое вместе с половинками люка. Весь процесс занял чуть больше минуты.

Рогатик взял из своей нашейной сумки шарик размером с пинбольный и крепко сжал, отчего тот скрипнул и засветился, как лампочка. Он бросил его вниз, наблюдая за падением. На стенах на уровне шарика мельком отражались железные блоки, трубы, неработающие лампы, балки, а также длиннющие рельсы, закручивающиеся спиралью.

Было ясно, что это шахта огромного лифта. Спиральные рельсы вместо прямых использовались в них для безопасности. Они не давали развиться скорости выше определённой, что особенно важно, если каким-то образом все его системы откажут при движении, а блокираторы не сработают.

Яркий огонёк покидал путешественников, всё дальше и дальше отдаляясь от них и даже не думая останавливаться. В какой-то момент от него осталась лишь еле заметная точка. Которая, тем не менее, перестала уменьшаться. Звука от падения даже не было слышно.

- Ну, нет, я здесь не прыгну! - выпучив глаза, сказала Джет.

- Можно поискать лестницу шахты…

- Иди ты со своей лестницей! У меня лапы отвалятся, прежде чем я спущусь вниз. Я уж не говорю о том, как мы подниматься обратно будем.

- Хм… - Рокко ещё раз присмотрелся к светящейся точке на дне. - Смотри-ка, а наш шарик поднимается.

Лаурена тоже присмотрелась. Действительно. Белая точно постепенно становилась шире, всё больше становясь похожей на что-то светящееся. Сразу стало ясно, что поднимается лифт. Но что удивительно – совершенно бесшумно.

- Никогда не любила ждать лифты. Раздражает, - заворчала Джет.

- Тебя всё раздражает, - хихикнул рогатик.

Хотя лифт пришлось ждать действительно минут пять, если не меньше. Впрочем, даже до безобразия долго идущий лифт всё равно намного лучше перспективы лезть на такую глубину по лестнице…и подыматься обратно.

В конце концов, громадный как в ширину, так и в высоту, он приехал. И сразу же вызвал недоверие лаурены, которой он показался похожим на птичью клетку - купольной формы, состоящий из прозрачных шестиугольных сегментов, соединённых железным каркасом.

Громким щелчком лифт ознаменовал свою остановку.

С четырёх сторон части ограждения площади заехали обратно в землю, а к лифту протянулись маленькие мостики.

Путешественники переглянулись.

- Похоже на приглашение, - задумчиво сказала лаурена.

- Будет невежливо отказаться, - с улыбкой заметил Рокко.

- Да, ты прав, выбора всё равно нет. Набраться решительности и идти до самого конца, или остаться наверху и подохнуть от истощения и возможности что-либо сделать. Мы уже в мире этого существа. И неизвестно, что он может с нами сделать, если мы не будем слушаться.

- Например, отключить систему жизнеобеспечения в этом зале и запереть двери наружу?

- Как вариант, - Джет, вдруг, ехидно улыбнулась. - «Только вот от нас, что мы струсим, ты не дождёшься».

И решительно зашла вместе с Рокко и пауком в лифт-клетку. Хотя как бы спокойно она не выглядела и не пыталась убедить себя, что всё хорошо, душа её трепетала так же, как и когда они летели меж астероидов. Но она никогда этого не показывала, всегда старалась выглядеть сильной и способной защитить себя и Рокко.

Прозрачные двери лифта закрылись, как только последний зашёл внутрь. Начался спуск под землю. На крыше лифта очень кстати освещал пространство шарик, тот самый который рогатик бросал в шахту.

Джет покрепче сжала рукоять пистолета.


***


- Охх… Сколько мы уже едем? - спросила лаурена. Она лежала на холодном полу, подперев морду лапой и скучающе зевая.

- Минут сорок, - ответил Рокко, уткнувшись в НПК.

- Космические тараканы! Почему так долго? Мы что, к ядру планеты спускаемся, что ли?

Рогатик пожал плечами. Он сидел и играл в какую-то игрушку у себя на КПК. Делать больше было нечего. Системы комплекса он уже изучил, это оказалось довольно сложно, так как работали от них лишь 2%. Но было очевидно, что написаны они совсем по-другому, нежели те, которые пишут сейчас. Намного проще и понятнее. И работать в теории должно до безобразия хорошо. Такое редко встретишь.

Лаурену очень насторожил такой долгий спуск. Ей показалось, что что-то совсем не так, как должно быть.

Огонёк сверху уже погас, и пришлось использовать ещё один шарик, который Рокко оставил на полу. Пока они ехали, тот самый женский голос рассказывал, какой прекрасный это комплекс, с фитнесс-центрами, хорошими столовыми, комнатами отдыха, бассейнами и прочими соблазнительными вещами. Лаурена даже подумала, что неплохо было бы здесь на пару месяцев устроиться и как следует набраться здоровья. Потом было расхваливание здешнего научного оборудования, лабораторий, полигонов для экспериментов…словом, всё, чтобы любой учёный мог жить здесь долго и счастливо.

- Аааай, мне уже уши закладывает… - морщилась лаурена. Похоже, даже система жизнеобеспечения не справляется с такой глубиной. – Ладно, думаю, это ещё надолго. Разбудишь, как приедем.

- Ага!

Но поспать не вышло. Не успела Джет сомкнуть глаз, как спуск начал ощутимо замедляться и послышался характерный звук.

- Приготовились! – сказала лаурена, крепко встав на лапы.

Ещё несколько мгновений и лифт остановился с громкими щелчками и тряской. Как только двери открылись, в лифт сразу ворвались десятки самых разных запахов, и их сочетание заставляло воротить нос.

Рокко вывел паука наружу и с помощью камеры на нём, осматривал территорию. Лаурена одним глазом поглядывала в КПК на лапе рогатика. Там зонд вовсю исследовал вокруг лифта кольцевидный коридор, из которого в разные стороны вели множество проходов.

- Вроде чисто. Идём за ним, - сказал Рокко.

Лаурена кивнула и двинулась из лифта. Она осторожно ступала на влажный пол, прислушиваясь к падающим с потолка каплям воды. Затем словила одну каплю и принюхалась.

«Морская. Как она сюда попала? Мы же и так уже намного ниже дна. Да и наверху, в парке сухо было. Похоже, крыша комплекса куда шире, чем тот купол и находится под песком».

На глаза ей попалось табло на стене коридора, где, похоже, были приведены данные об 1836 этаже.

- С ума сойти! – оторпела Джет, взглянув на эту цифру. Хотя ещё больше она оторпела, когда среди давления, температуры и влажности нашла глубину. - Что за фигня!?

Сзади выглянул Рокко.

- Джет?

«Диаметр планеты хоть и ненормально мал, около 50 километров, а но мы спустились под землю на 21! Что происходит? Мы должны быть уже у самого ядра.»

- Ууу… вот это да! Да тут, похоже, не только атмосфера искусственная.

Эта фраза была словно молния среди затянутого тучами неба. Лаурена многозначительно посмотрела на рогатика.

Тот только собрался вести паука дальше, как изображение в КПК само собой начало двигаться, словно осматривалось по сторонам.

Рокко сразу понял, что к чему:

- Ого! Кто-то перехватил управление.

- Ты серьёзно что-ли?

В коридоре послышались цоканья железными лапами. Изображение в КПК тоже переместилось в один из проходов.

- Пошли, а то уйдёт! – рогатик встал на четыре лапы и умчался искать зонд.

- Эй!

Лаурене только и оставалось, что побежать за ним. Лавируя в системе коридоров, похожей на паутину, она на секунду задумалась, почему комплекс пустует. Просто так бы его не бросили. А если и бросили, то наверняка была этому веская причина. Или может, они все погибли?

Паук бегал быстро, рогатик тоже, поэтому Джет приходилось прикладывать определённые усилия, чтобы не отставать. Пару раз она уже видела почти скрывшийся из виду хвост Рокко. Влево, вправо, влево, прямо, вправо, снова право…Она уже сбилась со счёта, сколько развилок проскочила. Остаётся только пожалеть тех, кто работал здесь, и надеяться, что у них собой всегда были карты этого места. В самом деле, похоже на какую-то паутину. И эти повторяющиеся двери, на которых были лишь номера и имена… Очевидно, это был жилой этаж.

В конце концов, все трое – Джет, Рокко и паук – вбежали в очередную дверь и налетели друг на друга в маленькой пустой комнате, где стена поумерила их пыл. Грохот вышел такой силы, что пронёсся по всем коридорам и даже вернулся обратно.

- Что ж ты так быстро… - сказала лаурена, сползая с рогатика.

- Ты это ему скажи… - сказал рогатик, в свою очередь сползая с паука.

- Цок-цок-цок… - как бы сказал паук ударами лап, сползая со стены.

Пока путешественники сползали друг с друга, двери в комнату сами собой закрылись.

- От зараза! – Джет кинулась открывать их. Кнопка рядом отказывалась работать.

Послышался хруст.

- Я себе коготь сломала! Ты, тупая машина, куда ты нас завела? – она со всей силы пнула паука и ушибла лапу. – Арррх…

- Эй, успокойся, это же просто зонд.

- Да знаю я, знаю!

Лаурена вздохнула и села на паука, подперев ладонью голову. Того прижало к земле от тяжести.

- Хотя... – Рокко нагнулся и с улыбкой посмотрел в камеру зонда. - Кто ты такой? Ты ведь нас наверняка видишь, раз смог перехватить управление. Может, ответишь? И как ты смог обойти мою защиту?

В пауке был динамик, и рогатик рассчитывал, что зонд, если не ответит, хотя бы просто пошевелит чем-нибудь. Но паук не реагировал.

Комната с гудением двинулась вниз. Похоже, они были в ещё одном лифте.

- Да куда уж ниже! – Джет подняла голову и заметила над дверью дисплей, отображающий этажи. Цифра стремительно ползла вверх к 1900, пересекла её и ушла выше.

«Так быстро! А я совсем не чувствую скорости! Предыдущий бы лифт двигался так».

Они даже не почувствовали, как лифт остановился на 1932 этаже.

Паук выскочил из под лаурены, отчего она ударилась об пол хвостом, и выбежал. «Чёрт! Что ж так не везёт то, а?» - поморщилась Джет, вставая с холодного металла.

- За ним! – весело крикнул рогатик и унёсся за зондом.

- Ага…

Лаурена вышла из лифта и не спеша пошла по темени за светом от паука, маячившим где-то впереди. Пару раз, правда, чуть не споткнулась, но смогла-таки удержать равновесие, схватившись за одну из железных колонн. Здесь они стояли в два ряда по обе стороны пути. Наконец она пришла в небольшое помещение с кучей консолей, панелей и внушительных размеров приборов неизвестного назначения, у которых все внутренности находились за прозрачным аморидием. На одной из панелей светилась надпись: «Замените контейнеры с НЭН с 1 по 6».

Путешественники переглянулись.

- НЭН? Это что ещё такое?

В это время в дальнем конце зала паук бил лапой по люку в полу. Джет подошла к нему и наклонилась.

- Открыть его?

Паук кивнул.

Замок у люка был какой-то невообразимой конструкции. Джет пришлось возиться с ним, как с паззлом. Паук в это время рядом лапой подсказывал, что надо делать, но, сколько лаурена не пыталась, так и не смогла ничего понять. Пришлось звать Рокко, который любил поломать голову над такими вещами. Он вмиг понял, что надо делать и без проблем открыл замок.

- Да тут же любой дурачок разберётся.

- Молчать!

Вместе они подняли крышку люка, которая была настолько толстая и тяжёлая, словно дверь какого-нибудь бункера. Внизу оказалось шесть прозрачных контейнеров. Индикаторы на них гласили, что четыре были пустыми, а два заполнены на 2-3%.

Паук потопал к другой части зала, и стучал уже в широкую дверцу в стене. К счастью Джет никаких замков на ней не было.

Внутри оказались полки с длинными квадратными блоками со стеклянными стенками и железным каркасом. Джет вытащила один и заглянула через стекло. Там была какая-то тёмная дымка, похожая на туман. Индикатор на блоке гласил, что внутри было занято 95% пространства.

– Рокко, помоги мне!

- Ась?

- Бери эти блоки и тащи к люку.

- Ты уверена, что стоит?

- А у нас есть выбор?

Пока лаурена несла один контейнер к пауку, Рокко по одному начал вытаскивать остальные.

- Эй, тут есть побитые и пустые!

- Забей на них, бери те, в которых плавает какая-то чёрная муть.

Пустые контейнеры путешественники отсоединили один за другим и вставили вместо них полные. Всего целых контейнеров оказалось четыре, так что пришлось оставить два контейнера в слотах практически пустыми.

На панели появилась надпись «Подача энергии в системы комплекса возобновлена. Ресурс: 62,344%».

- Спасибо, - донеслось из динамика паука.

Компьютеры замерцали лампами и дисплеями. Включился свет, осветив весь этаж. Снаружи донесся гул генераторов. Комплекс начал оживать.

- Ну и кто же ты? – лаурена сложила лапы на груди и неодобрительно посмотрела в камеру зонда.

- Простите, что пришлось остановить вас посреди системы. Это было необходимо, - паук чуть пригнулся, как бы кланяясь. - Меня зовут Сет.

- Сет? Тот, который смотритель? – Джет вспомнила, что слышала это имя ещё наверху, в парке.

- Да. Я здесь управляю всеми системами. Ну…Точнее, управлял. Сейчас мне доступны лишь некоторые не самые важные части комплекса.

- А почему? И почему ты сам не мог сменить контейнеры?

- Я покажу. Идём, - С этими словами паук выбежал из помещения. Путешественники направились за ним.

В свету стало ясно, что зал с рядами колонн – это, похоже, целый этаж. Скорее всего, генераторная. А колонны, если присмотреться, и оказались теми самыми генераторами энергии. Лаурена посмотрела вдаль, пытаясь определить, насколько огромен этот этаж. К её удивлению, чем дальше расстояние, тем потолок как бы сильнее загибался вниз.

- Ух ты! Джет, глянь-ка! – Рокко восхищённо смотрел в пол.

Она нахмурилась и тоже посмотрела. Глаза моментально залезли на лоб. Как она раньше не заметила – пол прозрачный.

Под ним же вращались колоссального размера три кольца, расположенных друг в друге. В самом центре находится шар. Джет заметила, что вся конструкция держится в воздухе без всякой опоры.

- Что это ещё такое?

- Ядро, - ответил паук. – Весь комплекс – искусственно созданная планета. Здесь проводится…проводилось множество исследований, экспериментов и было сделано немало научных открытий. Даже сама планета – ещё довоенный эксперимент. Финансировал научные проекты Эйс Вилберг – один из главных учёных бывшего Альянса.

«Альянса? Выходит, комплексу уже больше трёхсот лет!»

Паук привёл их в комнату, в которой Джет сразу опознала лифт. Внутри оказался большой на всю стену дисплей со схемой и красными точками на ней.

- Тут что, нет ничего, на чём можно было бы перемещаться быстрее? – поворчала лаурена.

- Есть.

- Хе-хе… - Рокко состроил ехидную морду, вовсю изучая премудрости систем через свои очки.

- Видишь дисплей? С помощью него нужно выбрать, куда ты хочешь отправиться в комплексе. Сейчас там карта этого этажа. Но нам нужен 1003. Чтобы переключить карты, нужно в поле набрать номер того этажа, на который тебе нужно. На 1003 будет всего восемь активных точек. Выберешь самую верхнюю.

Лаурена сделала всё так, как сказал паук. Когда она выбрала пункт назначения, то двери закрылись и на долю секунды появилось чувство вибрации во всём теле

- Мы на месте.

- Уже!?

Двери открылись, впереди на стене висела табличка, где чётко было написано, что это 1003 этаж.

- Как быстро! Что это? – всё не могла понять Джет.

- Телепортация, понятное дело! – усмехнулся Рокко. Он выглядел так, словно находился под кайфом – рогатик не вышел, а скорее «выплыл» наружу.

- Ещё один успешный эксперимент. Поначалу, правда, было много летальных и не очень исходов – то тело наполовину перенесёт, то перенесёт полностью, но потом свяжет частицы так, что мать-природа ужаснётся. Но мы с этим справились.

«Классно!» - хотела сказать Джет, но передумала - ей стало жутковато, когда она представила себя шиворот-навыворот.

Экскурсия продолжилась по коридору, в конце которого всех ждал ещё один зал. На этот раз главный зал управления комплексом. Внутри оказались сотни включённых приборов, консолей и терминалов. Приборы всё время что-то высчитывали и мониторили, издавая различные электронные звуки. Всю дальнюю стену занимал голографический дисплей, показывающий общее состояние комплекса и местную солнечную систему.

Но… Здесь просто невыносимо пустынно. И оттого тревожно. Вся атмосфера говорила о том, что раньше здесь работало великое множество существ. Это чувствовалось особенно сильно, если закрыть глаза и прислушаться к звукам, издаваемыми приборами. Кажется, что можно услышать отголоски разговоров тех работников, что раньше общались, шутили, спорили. Тогда здесь ни на секунду ни затихала работа. И осознание этого ещё сильнее тревожило лаурену, которая понимала, что просто так столько народу бы никуда не делось. Они бы не бросили это место без важной причины.

- Помогите мне ещё раз, и я смогу показать себя, - сказал паук, стоящий у одного из терминалов.

- Ну ладно, - лаурена подошла к зонду, пытаясь отвлечься от неприятных мыслей. - Что надо сделать?

- Вот, видите? – он указал лапой на дисплей терминала с несколькими пустыми полями и ячейками, - Здесь многоуровневая система защиты. Я могу дать вам только логин: Ace и пароль: Gillibirix_6998. Ещё нужна сетчатка глаза, образцы голоса и ДНК. Рокко, ты мне очень поможешь. Я не могу подключиться к этому компьютеру с того места, где я нахожусь. В целях безопасности он лишён беспроводной связи, подключиться к нему можно лишь физически, через кабель. У твоего КПК, Рокко, кажется, имеется такой, если я не ошибся в модели.

- Хмммм! – улыбнулся рогатик и принялся осматривать терминал со всех сторон, пытаясь найти тот вход, что ему нужен.

С победоносным «Есть!» он вытянул кабель из КПК и подключил к терминалу.

Паук тем временем продолжил:

- Теперь, Рокко, позволь мне через зонд подключиться к тебе и потом к компьютеру.

- А, в этом нет необходимости, – с улыбкой бросил Рогатик и принялся что-то набирать в КПК.

- А? Меня слушай – сам ты тут ничего не сделаешь.

Но рогатика уже было не остановить. С каждой секундой его улыбка становилась всё шире и шире, а огонь в глазах разгорался с такой силой, что хотелось отвернуться, чтобы не ослепнуть. Он всё быстрее работал на своём КПК, программы мелькали одна за другой, то открываясь, то закрываясь. Спустя некоторое время рогатик уже начал щёлкать когтями на задних лапах.

Услышав это, лаурена усмехнулась:

- Он заканчивает

- Что заканчивает?

- Йей! Готово! Джет, жми «Вход».

Лаурена так и поступила. На дисплее высветилось приветствие с последующим переходом на рабочий стол.

- Что дальше? – спросил Рокко.

Паук не ответил. Он просто стоял, уставившись камерой в терминал.

- Эээээй! – рогатик положил лапы на зонд и начал раскачивать из стороны в стороны. - Ты где?

- Оу, прошу прощения, - он шире расставил лапы, чтобы не упасть от раскачки. - Что это было? Как ты так быстро взломал систему? Даже ни пароль, ни ДНК, ни прочее не потребовалось.

- Ну, знакомься, - скучающе сказала Джет, ставя паука и рогатика друг перед другом. - Гений, это Сет. Сет, это гений.

- Хи, очень приятно! – засиял Рокко.

- Как ты это сделал? – ещё раз спросил паук.

- Ну… Твоя идея, конечно, была хороша, спору нет, - начал рогатик. - Ввести логин, пароль и через меня пошаманить с системой, сделав так, чтобы любые голос, ДНК и сетчатку она считывала, как правильные. Но на это бы у тебя, как минимум, ушло полчаса. Мой способ и быстрее и без хлопот.

- Полчаса!? Ты шутишь? На это бы не меньше двух часов ушло!

- А я сломал за две минуты.

Паук заткнулся.

- Нужно было просто убить систему безопасности.

- Но… Это невозможно! При создании системы безопасности использовались уникальные средства информационной защиты, разработанные здесь, во «Второй Жизни», во внешнем мире ни у кого ничего подобного нет!

- Мнде? Как раз таки в этом то и главная проблема этой системы. Я всё то время, пока мы находимся здесь, изучаю её. Просто комплекс был без дела достаточно долго, чтобы система, использующая в нём, начала устаревать.

Паук опустил камеру.

- Вот как. Но всё равно… Так быстро.

- Ну, не расстраивайся. На самом деле это очень крутая система, мне нравится. Просто по современным меркам в ней имеется куча дыр, которые надо заделать, и это будет самая потрясающая «ось» из тех, которые свет видывал. Но чем лучше появляется защита, тем изощрённее становятся приёмы взлома. Именно поэтому не существует ничего, чего бы нельзя было взломать. Даже живи мы ещё в те времена, когда к всемирной сети подключались через провода, и способов проникать в чужие системы практически не было, я бы потратил недели и месяцы на взлом системы такого уровня, но своего бы добился. Вот!

- Да ладно тебе, Рокко, - сказала Джет. - ты и во «внешнем мире» всех известных нам хакеров на лопатки укладываешь по скорости и качеству взлома. Так что тут скорее ты постарался, чем прогресс.

Рогатик улыбнулся и пожал плечами.

- Так что дальше то? – напомнила лаурена.

- А… Да, точно, - опомнился паук.

Он рассказал им, что ему получить контроль над всей системой и начал им говорить, что нужно сделать, чтобы передать управление всем комплексом ему. После завершения операции, он, как и обещал, показал себя.


Глава четвёртая


На голографическом дисплее, который занимал всю дальнюю стену, появилось изображение золотого лаурена, лежащего в какой-то капсуле и, кажется, спящего. На голове у него находился шлем с мигающими индикаторами и маской, закрывающей всё, кроме глаз.

- Это я. Я сейчас нахожусь в криокамере. Но с помощью того шлема даже в таком состоянии я могу управлять всем комплексом.

Паук перестал говорить и остался неподвижно стоять.

- О, он отключился! – сказал Рокко, глянув в КПК.

- Задавайте свои вопросы. Я виноват перед вами, так что спрашивайте, что хотите. Я буду с вами разговаривать через динамики, - раздался приятный высокий голос в зале.

Лаурена ухмыльнулась и развалилась в кресле у одного из терминалов.

- Вопросов у меня вагон и маленькая тележка. Для начала – какого чёрта ты остановил нас? А ещё что случилось с комплексом, и куда подевался весь народ?

Рогатик тем временем ходил по залу, продолжая изучать систему, пританцовывая и напевая что-то про себя.

- Что это с ним?

- Ребёнок же. Ты не отвлекайся.

- Хорошо. Ты знаешь же о двухсотлетней войне?

- Ясен перец.

- Так вот, когда она началась, мы решили обрубить все каналы связи, которые только были у нас. Изолировали себя от внешнего мира, словно в бункере. Потому что была вероятность, что по следам передачи какой-либо информации, пришельцы могли выйти на нас, мы не знали, что за технологии они используют.

Но раз в год мы всё-таки решались налаживать связь и узнавать, как там дело снаружи. Всё это время мы не сидели, сложа лапы, и продолжали проводить исследования, чтобы, когда закончится война, можно было быстро восстановиться. В отрыве от всего мира это было не так легко, но у нас в базе данных хранились все довоенные знания, а так же достаточно НЭН и материалов, чтобы жить так ещё лет сто. На продовольствие тоже никто не жаловался – у нас был целый завод, где искусственно выращивали еду.

Но, как оказалось, сотни лет не хватило. Начала заканчиваться нуль-энергия. Оставалось лишь шесть контейнеров в пазах и ещё четыре запасных, как вы могли видеть. Спасения снаружи ждать не приходилось, война продолжалась, тогда пришельцы захватили уже одну из четырёх галактик Альянса. Было решено погрузить всех в анабиоз. Я один остался следить за состоянием комплекса. Чтобы не тратить энергию впустую, оставил работать лишь силовое поле, что защищает комплекс от подводного давления и ещё пару-тройку нужных мне систем. Например, чтобы следить за тем, как идут дела снаружи. А потом, когда всё закончится, послать сигнал о помощи. Чтобы не сойти с ума от одиночества, я просыпался каждый год только на один день.

Не тут то было. Когда я пытался заново подключиться к некоторым системам, они просто отказывались работать. Видимо, произошёл какой-то сбой за двести лет. Пришлось провести целых сто лет в одиночестве, спя, правда, большую часть времени. Даже отправить сообщение-маячок в космос не было возможности. Конечно, я мог попытаться вылезти из камеры и исправить неполадки, но…

- Что случилось?

- Вместе с этим сбоем так же отключилась система жизнеобеспечения на некоторых этажах. В том числе и на этажах с криокамерами. Я её не могу включить до сих пор. Так что если я открою камеру, то погибну.

- Да уж, не повезло тебе, - вздохнула Джет и прикрыла глаза. - А как ты умудрился в нашу систему проникнуть?

- Да-да-да! – с желанием сказал Рокко, навострив уши и внимательно слушая.

- И как вообще нашёл нас? Тут целый астероидный пояс из листеная. Тут вообще никакой сигнал не пройдёт.

- А мы смогли обойти этот материал. Более того, мы смогли сделать так, чтобы листенай, наоборот, усиливал сигнал. И так я вычислил вас, когда вы были ещё в десяти минутах полёта от этой системы.

- Ооо…

- А захватил систему я с помощью бота. Маленького, не больше кулака. У нас на самом деле много неудавшихся изобретений, поэтому мы избавляемся от худших образцов с помощью мусоропровода. На дне океана есть люк, из которого выдвигается пятикилометровая труба на поверхность. С помощью неё мы запускаем весь мусор в космос в сторону солнца. Астероиды не мешают, так как это тоже одна из наших разработок. В мусоропроводе как раз находился один из образцов мини-бота, с помощью которого можно физически, а не только программно, перехватить управление системами чужого корабля. Такой бот запускается с дальнего расстояния в сторону корабля. Главное правильно высчитать время, когда бот и корабль встретятся. Если корабль двигается по искривлённому пространству, как у вас, то прежде чем сесть на обшивку, бот останавливает время в поле на несколько сотен метров вкруг себя. Естественно с кораблём.

Глаза Джет становились всё больше и больше. Рогатик же довольно вилял хвостом.

- …проникает через барьер, который варп-генератор создаёт вокруг корабля и потом через обшивку проникает внутрь. Там ищет места, где лучше всего подключаться к системе и подключается, после чего восстанавливает течение времени. И всё – корабль в моём распоряжении. Правда, это неудачный образец, он работает лишь десять минут и потом ломается.

Лаурена чуть не свалилась с кресла, пока слушала.

- Ты прикалываешься над нами? Остановил время? Это как вообще?

- НЭН. Её возможности на самом деле безграничны.

- Пф… - Джет отвернулась, - Ещё и разодрал нам обшивку.

- У меня не было выбора.

- А что это вообще за НЭН такая?

- Это аббревиатура. Нуль-энергия. Но это научный термин. В Альянсе народ её назвал ещё просто магия. Потому что в общем то её и можно использовать, как магию в сказках. Хотя это и неверное определение. Ибо нуль-энергия – это, собственно, сама материя. А магия – то, что получается на выходе при использовании.

«Колдунство, говоришь?», - подумала лаурена и почему-то почувствовала себя несколько неуютно.

Ей на глаза попался рогатик, который медленно повернулся и с каменной мордой уставился на Джет. Только сейчас она осознала то, что услышала. Оба сорвались с места и понеслись в сторону телепорта.

- Эй, вы что? – изумлённо спросил Сет.

Но те его не слышали, они уже нашли 1932 этаж и перенеслись туда. Следующей их целью было помещение, где они нашли НЭН. Расталкивая друг друга, они ввалились внутрь, вновь подняли крышку люка в полу, и уткнулись носами в прозрачную поверхность контейнеров, внимательно рассматривая, что там внутри. Они смотрели на тёмную дымку, словно увидели что-то невероятное, то, что можно увидеть лишь раз в жизни. Прошло ещё несколько минут, прежде чем они пришли себя и обнаружили, что их уже который раз пытается дозваться Сет.

- Космические тараканы, я не верю, что мы нашли её! – лаурена встала, взявшись за голову.

- Ага-ага-ага! – быстро закивал головой рогатик.

- Что это было? – смотритель сохранял хладнокровие

Джет ходила по комнате, то и дело оглядываясь в сторону контейнеров.

- Просто понимаешь… Чёрт подери, спасибо, что остановил нас в этой системе! Скажи только, это в самом деле та самая магия? Та энергия, которая триста лет назад пронизывала каждую частицу в Альянсе?

- Да, та самая.

Лаурена закусила губу и счастливо улыбнулась. В одном глазу показалась слеза. Джет чувствовала, как эйфория начала наполнять её тело. Сзади её потыкал когтём Рокко, на что она просто крепко-крепко обняла его и заурчала. Рогатик хихикнул и лизнул её в нос.

В комнате управления, когда водопад чувств затих, они рассказали Сету, почему так радовались.

- Я умираю, - грустно улыбнулась Джет, сидя в кресле. - Ты ведь наверняка заметил, что я альбинос, ведь лаурены бывают только зелёные и жёлтые. Так уж вышло, что моё тело сможет прожить ещё пять или шесть лет. Уже сейчас меня время от времени мучают недомогания, приходится пичкать себя лекарствами, чтобы совсем не захворать. Через три года я начну слабеть и тогда без помощи просто жить не смогу. Спасибо Рокко, что он у меня есть, он мне очень помогает. Без него бы мне было куда сложнее.

- Хы! Да, я помогаю! – Рогатик залез на сам терминал и посмотрел в глаза Джет

- С виду он похож на глупого и несносного ребёнка, но ты не поверишь, насколько взрослый он в душе. Хоть и наивный, но всё понимает. А ещё очень добрый.

- А вы просто близкие друзья или…?

- Что «или»? – вызывающе спросила лаурена. – Нет, мы не «или». Просто летаем вместе. Без него мне было бы очень тяжело, как и ему без меня.

- Понятно. А нуль-энергия тебе нужна для того, чтобы вылечить себя.

- Да. Вроде после войны в Альянсе она почему-то начала кончаться и чтобы сохранить всё, что осталось, её начали собирать и хранить, как вы, в контейнерах. Вот мы и летали три года в космосе, пытаясь найти её.

- И нашли! – победоносно вставил рогатик.

- Да! – засмеялась Джет, - Ты же поделишься с нами, Сет?

- Поделюсь. Если что надо – обращайтесь, в вашем распоряжении весь комплекс. Но, если вы не забыли, у нас ещё много существ в криокамерах. Мне потребуется время, чтобы починить там систему жизнеобеспечения. Затем ещё пара недель на то, чтобы подготовить комплекс к переходу на другой вид энергии, и тогда можете забирать оставшуюся НЭН. Там будет 50-60% от того, что комплекс потребляет в год, так что можете пользоваться.

- А что за другой вид энергии? – спросил Рокко.

- Это пока секрет, - усмехнулся Сет.

Следующие несколько дней путешественники провели в комплексе. Смотритель понял, что случилось с жизнеобеспечением. Механическая поломка, авария в некоторых частях комплекса, которую программно не починить. Пришлось срочно собирать в лабораториях роботов, чтобы они справлялись с проблемой. По подсчётам Сета работа займёт от трёх до пяти дней.

Чтобы путешественники не скучали, Сет устроил им тур по комплексу. Ведь было на что посмотреть. Например, в одной из лабораторий рогатик нашёл аппарат, который сделал ему из воздуха ягоду.

- Ух ты! Вкусняшка!

- Фотосинтез, да?

- Да, хорошо бы только у народа мотивация работать не пропала.

Джет это позабавило.

В лаборатории генной инженерии путешественники долго дивились необычному для некоторых разумных существ, способу зарождения жизни – откладыванию яиц. Существо, зародыш которого развивается в стенах скорлупы, должно было стать намного более выносливым и крепким.

- Как вы знаете, далеко не все расы яйцекладущие. Однако зачастую именно последние имеют самый крепкий организм. Дело в том, что в яйце эмбрион развивается куда дольше, чем в утробе, и когда созревает, чтобы пробить скорлупу, то может уже спокойно бегать. А все внешние воздействия на яйцо отражаются на иммунитете зародыша, как например, радиация. В итоге под её длительным воздействием малыш рождается невосприимчивым к облучению.

- И вы хотите сделать так, чтобы живородящие расы превратились в яйцекладущих?

- Уже сделали. У малышей, родившихся таким образом, оказался потрясающий организм. Сейчас они вместе со всеми находятся в криокамерах.

Джет покривилась.

- Мне, конечно, до этого нет дела, но не боишься, что ваше открытие признают неэтичным?

- Нет. Этот способ на самом деле был разработан ещё очень давно, когда у самцов некоторых рас с каждым поколением начало стремительно уменьшаться количество Y-хромосом. Яйцекладущие самки, чтобы зачать зародыша, могли бы обойтись без противоположного пола, если бы он исчез. Это называется партеногенез – многие виды животных в природе пользуются им. Тем более что у нас уже есть одна яйцекладущая раса – это грифоны.

- А почему вы раньше этим способом не воспользовались? – спросил Рокко.

- Нашли способ урегулировать хромосомы самцов.

Путешествия по комплексу продолжались. Пару раз на пути попадались роботы, которые носились по этажам с различными приборами и материалами. Рокко и Джет они позабавили внешним видом, ибо были чем-то похожи на игрушечных насекомых. Тем не менее восстановительные работы шли полным ходом.

Во время очередной экскурсии Сет предложил лаурене попробовать вылечиться в одном из мед-отсеков. Оказалось, что чтобы справиться с болезнью Джет, требовалось намного более совершенное оборудование. Зато она смогла избавиться от нескольких недугов.

- Как вообще получилось, что ты заболела настолько серьёзно?

- Я родилась такой.

Сет тогда сказал, что как только он закончит с криокамерами, то попросит специалиста, управляющегося с нуль-энергией, вылечить Джет. Как ни крути, а техника ещё не превзошла живое существо в обращении с магией. Лаурена тогда тихо порадовалась. Всё-таки она увидит то, о чём могла только грезить, читая сказочные произведения.

Потом Рокко спросил разрешение войти в базу данных комплекса. Джет тоже заинтересовалась. Всё-таки у Сета была куча знаний Альянса Четырёх Галактик.

- О, так орки в прошлом были разумной расой? – удивилась лаурена, пробегая взглядом по истории рас. Она вспомнила статую учёному-орку, которую видела наверху.

- Я бы даже сказал самой развитой в Альянсе. По крайней мере, нуль-энергию они понимали лучше всех.

- А что с ними случилось?

- Ну, во времена третьей эпохи…

- Третьей эпохи?

- Название каждой эпохи у нас соответствовало количеству галактик в Альянсе. Так вот тогда была ещё одна война, куда более скрытая, чем та, что была сто лет назад. И чтобы спасти галактику и одного юного дракона, целая раса пожертвовала всеми своими знаниями и разумом. Этой расой были орки. Тогда они просто за один день лишились рассудка и превратились в обычных кровожадных зверей. Это событие вошло в историю, как Орочий спад.

- А что это за дракон такой?

- Айзек Крид. Первый дракон Альянса. В прямом и переносном смысле. Прожил всего 27 лет из-за неизвестной болезни при том, что драконы могут жить по полтысячи лет. Но без него чёрт знает что было бы с Альянсом, правда, признали это лишь после его смерти. Хотя есть версия, что если бы ни он, наша жизнь могла бы быть намного лучше.

- Сколько громких ярлыков, - махнула лапой лаурена.

- О да, совет Альянса любил это дело.

Оказалось очень увлекательным и полезным делом копаться в истории. Можно узнать столько нового, что потом невольно начнёшь гордиться своими знаниями и хвастаться перед всеми. Рокко заинтересовала двухсотлетняя война. Наверняка, когда она только началась, и никто из состава комплекса в анабиоз не ложился, они получали какие-то сведения извне. Именно этот период и покрыт туманом для тех, кто живёт в послевоенное время. Известно лишь, что инопланетяне, уничтожив жизнь практически на всех планетах, пропали.

Сет рассказал, что всё началось ещё раньше, во вторую эпоху, когда в Альянс прибыли некие богомолы и начали выжигать целые планеты, превращая их в камень. В целях богомолов тогда никто так и не разобрался, но уничтожили всех. Никто в те времена и не подозревал, что через несколько тысяч лет из под коры этих самых планет вылезет целая армада беспилотников, которые начнут двухсотлетнюю войну и победят в ней. Хотя никто так и не понял, с какой целью они это сделали.

- Странно, по-моему, было и так понятно, что просто так планеты эти богомолы жечь не могли. Могли бы хоть проверить, что они с этими планетами ещё сделали. Например, воткнули под кору что-то, - задумался Рокко.

- Проверяли. Тогда никто ничего не нашёл. Только после начала войны обнаружили, что у планет внутри не осталось магмы, они были полые. Наверное, это какие-то самоконструирующиеся беспилотники, для которых магма – строительный материал.

Затем, когда смотритель начал рассказывать про нуль-энергию, оба слушателя навострили уши и принялись жадно впитывать информацию. Оказалось, что эта энергия шла прямиком из чёрных дыр в центрах галактик. Её вытягивали оттуда планеты, которые были для неё словно магниты. Их называли Источниками. Но беспилотники уничтожили их и энергия начала стремительно заканчиваться.

- Так вот оно что! – воскликнул Рокко. - А может, богомолы как раз и хотели уничтожить эти Источники? Ну, например, чтобы только у них они были?

- Я думал об этом, но во вторую эру в Альянсе о нуль-энергии ещё ничего не знали, так что богомолы могли просто тихо выжечь Источники и улететь восвояси. Никто бы так и не понял, что произошло.

- А…

Но потом Сет рассказал, что улетели беспилотники как раз после того, как уничтожили последний Источник. Ему наиболее правдоподобной показалась версия о том, что они просто следили за Альянсом, а потом, когда сочли, его развитие угрожающим для себя, решили лишить его главной силы – нуль-энергии. Путешественникам эта версия тоже понравилась, но все трое понимали, что всё это домыслы.

Рокко решил скачать все данные из комплекса себе, Сет разрешил. Здоровенный архив в несколько зеттабайт качался два дня и под завязку забил память звездолёта.

- Рокко, а почему у тебя нет крыльев? Ты же дракон. Или я ошибаюсь? – поинтересовался однажды смотритель.

- Хм… А вот не знаю. Таким уж я уродился.

- Как и Джет. Нелегко тебе, наверное?

- Да нет, я отлично себя чувствую. Мне не нужны крылья, чтобы радоваться жизни.

- Это хорошо, что ты не грузишь себя по этому поводу. Не многие бы с этим справились. Но если хочешь, мы можем отрастить тебе с помощью нано машин.

- Не, не стоит. Зато мне не надо пить кровь, как остальным драконам! Хи! – улыбнулся рогатик.

- Это как? Отсутствие крыльев так повлияло на твой организм?

- Вот уж не знаю, - развёл он лапами.

- Ладно, сделаю заметку.

С каждым днём смотритель становился всё дружелюбнее к путешественникам и уже разговаривал с ними, как с близкими друзьями. Спустя четыре дня после знакомства можно было увидеть Рокко и Сета, который управляет зондом, играющих вместе в догонялки. В душе смотритель оказался немного ребёнком. Он также рассказал, что у него был сын во внешнем мире, но что с ним и где он сейчас, понятия не имеет. Возможно, его уже вообще нет. Но Сет старался об этом не думать.

Сказалось и время, проведённое в одиночестве. Если учесть, что каждый год во время войны он просыпался на один день, то выходит несколько месяцев. Всё остальное время он спал, ожидая, когда радар засечёт что-нибудь.

Один раз Джет и Рокко решили проведать его лично. Они в скафандрах вошли на этаж с криокамерами и нашли там смотрителя. Он, как и все остальные, мирно спал в своей капсуле. Дисплей на ней показывал, что с Сетом всё в порядке. Потом путешественники заинтересовались, кто ещё лежит в криокамерах. Кого там только не оказалось – лаурены, ашироги, кристы, драконы, бароссы, санлайны, орки… Некоторых из этих представителей рас Рокко и Джет увидели вживую впервые. На поверхности подобным им больше не осталось.

На пятый день смотритель доложил о ходе ремонта:

- Чёрт, это сложнее, чем я думал, может растянуться на неделю-полторы. Если хотите, можете пока лететь по делам, а потом вернуться. Я вам отправлю сообщение, когда всё закончу.

Рокко улыбнулся.

- Нет, здесь столько всего интересного!

- А мне тут центр отдыха понравился.

- Ну как хотите.


Глава пятая


Джет зевнула и потянулась в кресле. Весь день она провела за изучением истории Альянса вместе с Рокко. До этого Сет пытался уговорить их поиграть с ним ещё немного. Удивительно, но факт: оказалось, что Сет не просто любил, а до безумия любил играть. Каждый день он предлагал своим новым друзьям настольные, подвижные, или компьютерные игры.

Поначалу Джет всё это забавляло, и она с удовольствием уделяла Сету время. Но чем чаще смотрителю этого хотелось, тем быстрее Джет переставало это занимать. В конце концов, она совсем устала от этого и сегодня даже отказалась, сказав, что хочет порыться в базе данных. Рогатик тогда долго разрывался между желанием поиграть и желанием пойти вместе с Джет, и в итоге пошёл с лауреной. Сет, похоже, обиделся.

Проведя какое-то время в изучении базы данных, лаурена опять начала зевать и подумала, что пора бы уже идти спать, а иначе она себе так порвёт пасть. Она выключила терминал и, продолжая зевать, пошла к рогатику, который занял одну из комнат на жилом этаже. По пути пожелала Сету доброй ночи. Зайдя в спальню, Джет рухнула рядом с рогатиком и краем глаза заметила, что тот не спит.

- Что-то тревожит?

Рокко ничего не ответил. Он выдвинул лапу вперёд и сделал несколько жестов пальцами. Джет сразу идентифицировала их.

«Нужно поговорить?»

Лаурена ответила так же:

«Почему таким способом?»

«Не хочу, чтобы Сет знал, о чём мы говорим».

«Объясни».

Рогатик прикрыл один глаз.

«Ты примерно понимаешь, как работает тот шлем, который у Сета на голове?»

«Шлем преобразовывает мысли Сета в информацию и отправляет куда-то?»

«И наоборот. Конкретно отправляет в главный компьютер. Так он и управляет комплексом. Когда я это заметил, мне стало интересно, куда он отправлял сигналы, когда мы ещё не вошли в главный компьютер. Я решил в своих очках откатить состояние системы до того момента, когда мы только пришли сюда. И знаешь, что?»

«Что?»

«Криокамеры работали, но ни туда, ни оттуда никакой информации не шло».

Хвост Джет дёрнулся.

«Поняла? Сет не мог с нами говорить тогда, у него просто не было возможности. Но тогда вопрос: если не он, то кто? Ведь в таком случае, мы до сих пор общаемся не с тем, кто сейчас находится в криокамере».

По всему телу лаурены было видно, что ей не по себе: когти стиснуты, хвост поджат, морда перекошена.

«Это может оказаться просто гаданием на чайной гуще, ведь тогда работало всего 2% системы, я мог не видеть всего, и говорить он с нами почему-то не мог».

«Космос, Рокко, подкинул беспокойства».

Джет отвернулась и сделала пару жестов напоследок:

«Хотя смотритель действительно странноват. Слишком дружелюбен. Буду бдительна. Приятных снов».

Но она сны видела отнюдь не приятные.

На следующий день Сет естественно спросил, что за знаками обменивались они тогда перед сном и поинтересовался, всё ли хорошо. Джет пришлось соврать, что то, о чём они разговаривали – это очень личное.

- Просто ты тогда выглядела очень обеспокоенной.

- А, забей, всё путём.

После этого разговора лаурене стало немного неуютно, что за ней повсюду наблюдают. Она чувствовала себя словно в какой-нибудь тюрьме. Сет, похоже, заметил это и сказал, что выключил все камеры и динамики в их «номере», чтобы она не беспокоилась. Лаурена поблагодарила Сета за это, хотя её всё равно съедали сомнения.

Вечером, когда она принимала в кабинке душ перед сном, то не на шутку задумалась о том, что вдруг Сет на самом деле выдаёт себя не за того, кто он есть на самом деле. Но тогда зачем?

Смутные размышления прервала струя неожиданно горячей воды. Джет визгнула и прижалась к стене, чтобы не обжечься. Лапой она потянулась к выключателю. Тот почему-то не работал. Тогда лаурена попробовала открыть дверцу кабинки, но она оказалась заперта.

«Это что ещё за хрень?» - запаниковала Джет.

Ей это напомнило эпизод из одной книги ужасов, который начинался подобным образом. Дверца была намертво заперта, вода не выключалась, а постепенно заполняла кабину.

Лаурена на всякий случай проверила, не поднимается ли уровень воды. К облегчению оказалось, что нет.

- Сееееет! – крикнула Джет. - Отзовись, ты мне нужен!

Никто не ответил. Лаурена выждала немного и позвала ещё раз. Только потом до неё дошло, что он не может её слышать, потому что сам предложил перестать следить за их комнатой.

- Космос! – она приложилась лбом стену.

Следующие несколько минут заняли попытки открыть или выбить дверцу. Никто даже не услышал. Джет заметила, что ей не хватает воздуха. Горячим паром было тяжело дышать, и, похоже, вентиляция не работала. Из-за жары перед глазами всё начало меркнуть. Восприятие притупилось. Душевая кабина превратилась в баню. Если так пойдёт и дальше, Джет задохнётся.

Поняв, что сейчас её никто не спасёт, лаурена упёрлась спиной в стену, а задними лапами в дверцу, и начала изо всех сил выдавливать её. В это время её по брюху хлестали потоки ошпаривающей воды. Джет громко зарычала от жгучей боли, но не ослабляла нажим. Боль только разозлила её.

«Поддаётся!» - заметила Джет, чувствуя, как лапы еле-еле уходят вперёд.

Она впилась когтями в ладони и, воинственно крикнув, выломала дверцу и вылетела из душа вслед за ней.

Прохладный воздух тут же вскружил голову уже испускающей пар лаурене. Она упала на кровать и, чуть не потеряв сознание, глубоко и медленно задышала, пытаясь успокоить горящие лёгкие.

- Космос, Джет, ты как? – послышался обеспокоенный голос Сета. - Прости, что я раньше не заметил, что что-то не так. Увидел только, когда что-то сломалось.

Джет ничего не ответила. Она прекрасно понимала, кто в этом может быть виноват.

В комнату ворвался Рокко с пауком и сразу бросился к лаурене.

- Ох…Джет, ты в порядке? Мне Сет сказал, что что-то не так у нас в комнате.

- Относительно, - Джет перевернулась, показав розоватое пятно у себя на брюхе. - Не люблю горячий душ.

- Ого!

Рокко достал из паука обезболивающую мазь и принялся тщательно смазывать ошпаренные чешуйки. Лаурена даже не обратила на внимание. Она жестом показала, чтобы теперь друг от друга никуда не отходили. Рогатик кивнул.

Следующая остановка – медпункт. Там Джет полностью восстановили чешую от ожогов. Сет несколько раз извинился за то, что промедлил. Оказалось, что несколько плат сгорело от старости, вот душ и вышел из под контроля. Смотритель предложил снова включить хотя бы видеонаблюдение в комнате, чтобы подобного больше не происходило. Путешественники отказались, сказав, что подобного больше не произойдёт.

Ночью у Рокко и Джет опять состоялся разговор жестами.

«Он до сих пор нас подслушивает?»

«Возможно».

«А что насчёт душа?» - спросила лаурена.

«Я уже посмотрел, он в самом деле оказался неисправен. Но понять, сломали ли его, или же он сам сломался, невозможно. Так что не знаю. Но странно, что это произошло как раз, когда Сет предложил больше не наблюдать за нами».

«Я думаю, он сделал это специально, чтобы потом можно было качественно водить нас за нос».

«Не знаю. Зачем ему это? Мы вроде и ничего плохого ему не сделали, чтобы так с нами поступать. Так что пока ни о чём нельзя говорить наверняка».

«А если это всё-таки он?» - В глазах лаурены загорелся огонь.

«Я с ним разберусь».

Утром Джет выглядела ещё более настороженной и подозрительной, чем раньше. Она стала рассеянна. Сосредотачиваясь на своём, она совершенно перестала замечать окружающий мир. За завтраком она зацепила стену и опрокинула миску с едой, пока шла с ней по коридору.

- Джет, ты в порядке? Странная ты, - заметил рогатик, делая вид, что не понимает, что с ней.

- Ещё со вчерашнего дня, - сказал Сет.

- Ничего, это месячные. Чёртова химия, – солгала лаурена.

Естественно, Сет предложил медицинскую помощь, но Джет отказалась, сводя всё к тому, что она сама справится. Затем решила сменить тему. Она поинтересовалась у Сета, где они брали все материалы для своих экспериментов, будучи изолированными здесь.

- А! Идём в телепорт, я вам покажу.

Рокко и Джет добрались до ближайшей кабины, которая сама перенесла их, куда надо. Как только двери открылись, то оба синхронно сказали «Вау!». Сет переместил их в зал, охватывающий сразу 20 этажей. Между рядами высоченных колонн аккуратно располагались подписанные ящики и контейнеры с различными материалами и деталями.

- Это 821-840 этажи. Наш склад. Как видите, недостатка в ресурсах мы не испытываем. В этих контейнерах ничего не портится.

- Ничего себе! Как вы всё это перенесли внутрь?

- У нас есть несколько субмарин. Грузовые корабли доставляют материалы на поверхность, субмарины подхватывают и переносят их ко дну, а дальше уже работают специальные лифты, коих на дне полным-полно.

Джет огляделась и действительно увидела вдалеке за ящиками широкий грузовой лифт, тянущийся к потолку. Он был даже больше, чем тот, на котором они спускались в комплекс.

Рокко залез на самую высокую гору из контейнеров, что были рядом и посмотрел вдаль.

- Вау!

- Внушительно выглядит, не правда ли? – сказал Сет. - Это самое большое помещение в комплексе. Изначально не планировалось, что здесь будут и стройматериалы, но как только мы поняли, что можем использовать какие-то наработки для повышения эффективности работы самого комплекса, то завезли сюда всё это. Здесь хватит материалов, чтобы перестроить треть комплекса.

Кое-что Джет показалась странным для такого зала. Она пару раз хлестнула пол хвостом и прислушалась.

- Да, здесь нет эха, - сказал Сет, поняв, лаурену. - Поставили пол и потолок из материала, поглощающего звук. Иначе в здешнем шуме работать было бы невозможно.

- Ну да.

- Кстати, Джет, зачем ты сегодня взяла с собой пистолет?

- Я разве брала его?

Она только сейчас заметила, что кобура на лапе стала тяжелее, чем пару дней назад.

«Космические тараканы!»

Лаурена поняла, что сама не заметила, как сегодня утром из-за волнения взяла с собой пистолет. Она всегда так поступала, когда дело могло в любой момент начать пахнуть палёным. Это у неё было выработано на уровне инстинкта. И этот инстинкт не раз её спасал. Но сейчас он мог превратиться в серьёзную брешь в психологии.

«Никто бы просто так не взял с собой оружие. Только тот, кто никогда с ним не расстаётся. То, что я всё это время оставляла пистолет у себя в комнате – было знаком доверия Сету. Но сейчас, когда я снова вооружена, это не то, что подозрительно, это, Космос возьми, прямое заявление, что я встревожена и есть причины, по которым я могу начать стрелять!»

Решение нашлось быстро.

- Я сегодня пострелять хотела. У вас же в комплексе есть тир, или что-то вроде этого?

Джет было неприятно обманывать Сета. Ей хотелось верить, что он не причастен к тем странностям, что происходят сейчас в комплексе. Но она привыкла действовать, исходя из худшего варианта развития событий.

- Есть.

- Хочу просто держать себя в форме. И мне всегда было неуютно без моего пистолета. Знал бы ты, что снаружи творится. Волей-неволей привязываешься к своему оружию и уже просто не представляешь жизнь без него. Оно становится частью тебя.

Она горько улыбнулась.

- Ничего, придёт время, когда оно уже будет ни к чему. Вот выберутся все наши из криокамер, мы зададим жару сегодняшней обыденности! – воодушевлённо сказал смотритель.

- Да! – подхватил рогатик сверху.

Джет хихикнула. Сейчас Сет почему-то представился ей ребёнком. Большим ребёнком, верящим в светлое будущее, которое навряд-ли наступит так просто в нынешнее время.

После этого разговора у неё поднялось настроение. Она забыла недавнее происшествие и больше не была такой подозрительной. В середине дня они с Рокко и Сетом, управляющим двумя роботами, уже снова играли в спортивном зале, перекидывая друг другу мяч через ограду. Джет, к её удивлению, получала от этого море удовольствия. Ей стало стыдно, что она в последнее время так плохо думала о Сете.

«Не верю я, чтобы он мог нас обманывать», - повторила она себе, отбивая очередную подачу.

Все эти годы Джет приходилось только и делать, что бороться за свою жизнь во внешнем мире, где каждый старается урвать себе кусок побольше, лишь бы не досталось другому. И только в глазах Рокко она видела тепло и доброту, путь и наивную. Это единственное, что останавливало её, чтобы стать мерзавкой вроде тех, кого она обычно видит. Та жизнь стала для неё обычной, и казалось, что другой ей и не нужно…

Но сейчас, когда она отвлеклась от всего этого, то поняла, что на самом деле она счастлива. Она хочет вот так мирно проводить время с близкими друзьями. Нет, даже не как с друзьями, а как…

«С семьёй?» - спросила себя Джет.

Да, если подумать, то у неё всегда была семья, но раньше она этого не замечала. Это Рокко, который всегда оставался с лауреной, что бы ни случилось, и всегда был к ней очень добр. Они разные внешне, совершенно разные по характеру, но дух у них один.

Только сейчас Джет это поняла. Поняла, что просто не представляет свою жизнь без этого маленького чудика. И сейчас она искренне жалела, что уделяла ему так мало времени.

В это время мяч пролетел мимо отвлёкшейся лаурены. Она опомнилась и пошла за ним.

- Прошу прощения, задумалась.

- Всё нормально? – поинтересовался Сет.

- Да.

Джет передала мяч Рокко, и тот с силой бросил его на сторону Сета. Роботы пропустили подачу.

«Всё в порядке», - с улыбкой сказала она себе.

И в следующий момент услышала звон и почувствовала, как что-то чуть не раскрошило её череп на мелкие кусочки. Удар пришёлся точно в нос. Потерявшая связь с реальностью Джет упала на пол и пыталась понять, что только что произошло.

Голова болела, конечности двигались неохотно. Только откуда-то издалека сквозь гудение в ушах слышался знакомый голос:

- Джет! – голова Рокко расплывалась перед глазами.

«Что это было…?»

- О Космос, Джет, прости-прости! Я не хотел этого!

Джет потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что это сказал смотритель.

«Сет… Извиняется?»

Она попыталась привстать, но рогатик остановил её.

- Лежи! Вообще не двигайся!

- Отвали! – крикнула лаурена.

Она резко подняла спину и чуть снова не упала от новой порции боли и головокружения. Вытерпев это, Джет осмотрелась, чтобы понять, что могло произойти.

Мяч лежал перед ней. Рядом находилась стальная механическая рука. На другом конце зала стоял робот без одной конечности. Несколько секунд Джет понадобилось, чтобы сообразить, что произошло.

«Ах вот значит как! Вот как!»

Сглотнув кровь из носоглотки, она выдернула пистолет из чехла и начала без остановки палить по роботу энергетическими лучами.

По залу раскатился гул от выстрелов, в котором можно было услышать крик Джет.

Голубые вспышки осветили искривлённую в ярости морду лаурены.

Робот, искрясь и дёргаясь, вскоре упал на землю. Он уже дымился, но лаурена и не думала прекращать стрелять.

Всего за полторы минуты она израсходовала всю обойму, рассчитанную на 400 выстрелов. Рокко, стоявший рядом, лишь грустно наблюдал за этим зрелищем.

Вскоре Джет поняла, что безрезультатно нажимает на курок. Тяжело дыша, она опустила пистолет и упала на спину. Из глаз выступили слёзы.

«Я никому не позволю топтаться на моих грёзах!» - читалось в её взгляде.

Никто не сказал и слова.



***Антракт***


Еле слышно завывал тёплый ветер. Он с трудом гнал по небу тяжёлые тёмно-коричневые облака, застилавшие собой всё небо. Иногда подхватывал несколько песчинок, отрывая их от безжизненной земли, и неся на съеденный коррозией металл. Звук от ударов эхом разносился по всем проходам и закоулкам разрушенного города, превращаясь в предсмертный хрип этой планеты. Лишь на крышах упавших и подкосившихся от времени зданий он был слышен не так сильно, как внизу – в месте, которое приходится здесь подземным миром смерти. Пробираясь сквозь обломки было невероятно просто задеть какую-нибудь проржавевшую балку, из последних сил державшую скелет накренившегося здания, и быть задавленным обвалом.

Поэтому немногие осмеливались спускаться вниз, предпочитая ютиться на крышах наиболее прочных конструкций. На одной из таких крыш находились двое существ, выглядящие рядом с остальными словно два пришельца. Вокруг них крутились, и без умолку о чём-то пыхтели невысокие горбатые рейнеры, как всегда опирающиеся на три лапы. Их голая морщинистая кожа огрубела от тяжёлой атмосферы, а морды закрывали длинные волосы, защищающие от песка. Под ними лишь иногда проглядывали желтоватые глаза.

«Джет», - спросило тёмно-красное существо с тёмной лохматой гривой.

«Да, Рокко?» - ответило белое существо с серебряными глазами.

«А какой вкус у этой еды?»

Лаурена пальцем зачерпнула из своей миски немного сухой зеленоватой каши из грибов, и поднесла к пасти рогатика. Сухим языком он слизал её.

«Не чувствую», - подал он знак лапой.

Лаурена сама попробовала ещё раз на вкус свою еду.

«Ну… Солёное, немного горькое. Поначалу щиплет язык, но после оставляет приятные ощущения».

«Приятные – это как?»

«Это когда что-то тебе нравится».

«Мне нравится быть с тобой», – улыбнулся рогатик.

«Мне тоже. Ты хоть и надоедлив, но без тебя бы я себя чувствовала одиноко».

«А это как – одиноко?».

«Лучше тебе об этом не знать».

Лаурена завалилась на холодный, усыпанный песком металл. Её друг поступил также, вытянув во все стороны лапы и хвост. Оба существа наблюдали за облаками, давящими и непроглядными. Казалось, тронь их слегка, и они обрушатся на этот мир так же, как в любой момент может обрушиться и любое здание в округе.

«А как пахнут облака?» - вдруг спросил Рокко.

«Пахнут? Я не знаю. Они же очень далеко от нас».

«А как ты думаешь?»

«Хм… наверное, как ржавчина».

«А как пахнет ржавчина?»

Подняв близлежащий лист металла, лаурена понюхала его. В этот момент ей в нос залетела песчинка.

- Чхи! – разнеслось по всей округе. - «Пахнет так, что чихать хочется»

Приподняв хвост, рогатик усмехнулся. Он не понимал всех тех чувств, о которых говорит лаурена, он пытался себе их представить. А всё из-за того, что он не мог познавать мир так, как это делала Джет.

«А как ты думаешь, что находится за облаками?»

Лаурена многозначительно посмотрела на рогатика.


Глава шестая


Джет ещё долго лежала на полу. С мокрыми глазами она корила себя за то, что позволила чувствам завести ум за разум. И даже не понимала, из-за чего это произошло. Она забыла, когда в последний раз смогли таким изощрённым способом подорвать её доверие. Словно птице, ей распахнули дверцу клетки, поманили к себе, обещая свободу чувств, и перед самым клювом нарочно захлопнули, возвращая обратно в реальность.

«Космос, да что же это такое?»

Даже если бы лаурена наверняка знала, что Сет их предаст, удар исподтишка в такой момент не был бы настолько болезненным.

«Тупая ящерица, как ты могла так просто доверять тому, с кем знакома всего неделю!»

Поток мыслей прервал Рокко.

- Как самочувствие? Тошнота, слабость, головокружение? Конечностями всеми можешь нормально двигать?

Он сделал несколько знаков лапой:

«Держись. Я же тебе говорил про бдительность. Это точно он. После завтрака меня у меня в пасти очень странный привкус. Я только сейчас понял, что это яд. Пока делаем вид, что ничего не подозреваем, хотя мне кажется, он прекрасно всё понимает, но просто играет с нами».

Джет зажмурилась.

- Голова болит… Носа вообще не чувствую.

Рогатик принялся осматривать лаурену. Он осторожно провёл пальцами по её ушам и ноздрям и осмотрел взятую оттуда кровь. Затем вынул из пояса Джет фонарик и проверил им по отдельности оба глаза.

- Вроде ничего, сильного сотрясения не видно. Но это может быть временно.

- Джет, прости, я так виноват! – голос Сета дрожал. - Сейчас я приведу роботов, отнесём тебя в медпункт, Джет.

- Не волнуйся, мы сами справимся, - отрезал Рокко. - Ты ни в чём не виноват.

В спортзал, гулко цокая лапками, прибежал паук. Рокко открыл его, нашёл небольшой запечатанный пакет, и сорвал с него красную ленту. Внутри послышался хруст с шипением. Не теряя времени, он приложил пакет с жидким льдом к носу пострадавшей.

- Ссссс! – поморщилась Джет.

Рокко сделал несколько жестов:

«Бежать сможешь?»

«Попробую».

Рогатик поднял взгляд на камеру слежения. Затем начал быстро что-то набирать на своём КПК.

- Прости, Сет, но мне придётся это сделать.

- О чём ты, Ро…?

Передача прервалась на полуслове.

- Не волнуйся, теперь он нас не слышит и не видит.

Джет с помощью рогатика осторожно поднялась. Она ещё немного качалась, но сумела хранить равновесие.

- Опять твоя магия?

- Ага. Я когда взламывал главный компьютер, отправил на всякий случай в систему несколько троянов. Оставалось лишь активировать. Сейчас у меня под контролем практически весь комплекс за исключением нескольких мелких систем и...

Из коридора рядом послышались приближающиеся шаги.

- …Роботов.

С помощью КПК Рокко запер двери перед ботами, и те начали колотиться, не в силах преодолеть преграду. Продолжалось это недолго. На аморидиевой двери вдруг появился красноватый круг, который с каждой секундой становился всё ярче.

- Едрит меня Космос, если это правда…- прошептала Джет.

Она не могла поверить в существования резака, способного пропалить аморидий.

Ещё немного, и круг, став жёлтым, начал выплёвывать фонтаны искр.

Не теряя времени, путешественники сорвались в соседний коридор. По пути Джет перезарядила пистолет и надела очки с микрофоном.

За очередным поворотом путешественников пулемётной очередью встретила турель на потолке.

- Ыыааа! – завыл рогатик, когда почувствовал гуляющий ветер между рогов, и отскочил обратно.

- По-твоему системы безопасности – это мелочь?

- Н-нет! Там же не должно быть никакой турели!

- Хо-хо, неужели нашего гения начали обставлять!

Джет осторожно выглянула за угол. Очки моментально захватили пулемёт в фокус. Судя по тому, что они показывали, пушка была далеко не самой новой, и в нескольких местах уже основательно проржавела, что не могло не сказаться на её работе. Лаурена выставила в пистолете максимальную мощность и несколько раз выстрелила. Но мощные импульсы не достигли турели, ослепительным фейерверком разбившись о невидимый щит.

«Энергетическое поле, да?»

- Я сейчас! - Рокко начал ковыряться в КПК.

Но лаурену «сейчас» не устраивало. Металлический топот говорил о том, что роботы уже совсем близко.

Джет выбросила в коридор упаковку жидкого льда. Турель расстреляла её спустя полсекунды, как заметила. Было очевидно, что наведение притормаживает. Тогда лаурена выскочила из-за угла и метнулась к ней. Пулемёт сразу отреагировал и вовсю начал поливать коридор огнём.

- Джет! – вскликнул рогатик.

Лаурена прыгнула на стену, сделала несколько шагов по ней, оттолкнулась, и с размаху ударила хвостом по пулемёту. Тот послушно отвалился с потолка.

- Опасно!!! – завопил рогатик.

- Нормалек! - подмигнула Джет.

Они побежали дальше. По пути рогатик закрывал все двери позади. В конце концов преследователи отстали. Рокко в бегу как мог бил когтями по КПК.

- Ух, не понимаю! В комплексе же не должно быть никаких пулемётов! Тут система безопасности совсем другая.

- Этот засранец с помощью своих роботов успел понаставить. Я заметила, что потолок был раскурочен, словно пулемёт туда воткнули, как гвоздь в стену забили. Так что ты не виноват.

- Ох…Что будем делать?

- Я бы с удовольствием свалила. Но, Космос подери, я не хочу бросать нуль-энергию! Неизвестно, найдём ли мы потом её вообще. Так что к ядру, заодно лишим комплекс питания.

Но только перед ними открылась дверь на лестничную площадку, на путешественников оттуда уставилось три пары красных светящихся глаз. Это был робот, собранный из обломков мусора, и прицепившийся лапами к перилам.

С криком «Пошёл вон!» Джет пнула его так, что он, всё-ещё цепляясь за перила, повис на них и не смог вернуться в исходное положение.

Опять раздался противный скрежещий топот – роботы приближались, как снизу, так и сверху.

- Аррр, достали! – рявкнула Джет.

Она схватила лапу Рокко с КПК, и быстро там что-то ввела. Паук послушно сложился, превратившись в большой глянцевый шар.

- Ооо! Дай я это сделаю! – загорелись глаза рогатика.

- Вперёд.

- Хха!

Рокко толкнул зонд вниз по лестнице. Словно шар для боулинга, он покатился по ступеням, разметая перед собой всех ботов, как кегли. Путь был свободен. Путешественники побежали вниз, преодолевая десятки этажей вслед за шаром-убийцей.

Однако Сет нашёл выход – на одной из площадок он образовал плотную стену из многочисленных роботов, которую даже зонд не смог пробить.

Рокко привёл паука в нормальный вид, и все вместе они сошли с лестницы на ближайшем к их цели этаже, о чём в скором времени крупно пожалели.

Этаж, на котором они оказались, состоял сплошь из ржавых и сырых коридоров, покрытых грибами. В лужах на полу плавал различный мусор, а пару раз Рокко ступил в склизкую и противную субстанцию. Потом появился неприятный запах который через некоторое время превратился в отвратительнейшее зловоние, в котором смешались гниль и нечистоты. От такой ядерной смеси запахов в буквальном смысле кружило голову.

- Этаж, который никто, никогда не убирал… - начала Джет, как-то косо продвигаясь вперёд

- Запах, способный с одного вдоха уложить в обморок любого… - продолжил Рокко, морща нос.

Впереди появилось большое помещение, где из глубокой ямы стремились чуть ли ни горы строительного, бытового, и биологического мусора. На них росли весьма странные синие грибы с извивающимися ножками.

- ЭТО СВАЛКА!!! – с отвращением воскликнули оба.

- Блин, Рокко, куда ты нас завёл!?

Лаурена дала рогатику подзатыльник, но чуть сама себе не отбила лапу о его твёрдый череп.

- Ай-яй-яй! – Рокко схватился за голову.

- Аррррх, ты, железная башка.

- Прости, я в этой суматохе совсем не смотрел на карту.

- Где тут ближайший выход, быстро!

Рогатик побежал вперёд, ведя за собой Джет. По дороге та достала из кармашка на поясе респиратор, чтобы совсем не задохнуться. От едкого запаха наворачивались слёзы.

- Да включи же ты вентиляцию! – взвыла она, даже сквозь маску чувствуя смрад.

- Поломана!

Впереди оказалось ещё множество залов с горами отходов. Волей-неволей Джет приходилось терпеть и делать совсем уж маленькие вдохи.

Рокко, слишком сильно разбежавшись, не заметил очередную лужу с вонючей слизью. Прежде чем он понял, что поскользнулся, уже летел прямиком в одну из ям с мусором.

- Рокко!

Джет попыталась схватить его за рог, прежде чем он упадёт, но…

«Поймал! ^___^» - вдруг высветилось в очках Джет.

В сердце у лаурены ёкнуло. В этот же момент из горы с отходами вдруг вынырнули две огромные механические клешни, одна из которых успела схватить рокатика до лаурены.

- Ыыыыааааа, Джееет! – завопил он.

- РОККО!

Лаурена отскочила от второй клешни. Та, промахнувшись, схватила паука. Затем Джет несколько раз выстрелила по клешням, но тщетно.

«Сестрёнка, я знаю, какую частоту силового поля не пробьёт твой пистолет, так что можешь даже не пытаться :)» - вновь высветилось в очках Джет.

«С-сестрёнка?» - недоумевала лаурена.

Рогатик тем временем брыкался и бил хвостом по клешне, как будто мог что-то сделать с этой мёртвой хваткой.

- Сет, Космос тебя дери! Отпусти Рокко!

«Не-а! ;) Я уже поймал его, так что могу с ним делать всё, что захочу».

- СЕЕЕТ!

«Вы сами напросились на это, когда начали врать. Я, знаете ли, умею всесторонне анализировать состояние любого живого существа, и читать их эмоции. И, в каком-то смысле, мысли. Хотели отключить меня от системы? Ха! Я понял, что вам надо, когда увидел вашу реакцию на нуль-энергию. Небось, и весь комплекс хотели себе забрать! Ведь так? И не надо оправдываться – все взрослые существа одинаковые!»

«Что за хрень? Мне, что, ребёнок пишет?», - подумала она.

Представление лаурены о смотрителе разваливалось на части. У неё заскрипели зубы от злости.

- Если хочешь, я извинюсь за это. Но и ты должен понимать, что это нормально – относиться к незнакомцам, особенно тем, с кем не говорил с глазу на глаз, настороженно. Твой мозг слишком изнежен старым миром, где все, похоже, доверяли друг-другу. Здесь же такую роскошь могут себе позволить лишь близкие друзья.

«А мы разве не были друзьями? :(»

Она посмотрела на Рокко, который уже отчаялся вырваться из лап Сета.

- Я сказала близкие друзья. Под словом «близкие» я имею в виду тех, кто прошёл вместе огонь и воду, и готов стоять плечом к плечу друг с другом. А просто друзья, увы, иногда могут сделать тебе больнее врагов.

«Тогда это вообще не друг. :( Зачем называть другом того, кому не доверяешь?»

- Не так! Я доверяю друзьям. Но жизнь уже наплевала мне в душу так, что даже если я и называю кого-то другом, всё равно где-то внутри останется еле уловимое и гадкое чувство. Ожидание чего-то плохого. Оно проходит лишь со временем.

Некоторое время Сет ничего не писал, и Джет хотела уже пойти помочь Рокко выбраться, как клешни вдруг резко прижали его к горе мусора. От такого рогатика всего перекосило, а грива и кисточка встали дыбом.

«Не отдам!» - вновь начал писать Сет. - «Это всё ложь! Ты просто заговариваешь мне зубы, чтобы потом обмануть».

«Вот засранец», - она тяжело задышала и нахмурилась. - «Видимо, длительное пребывание в анабиозе не слишком хорошо отразилось на его разуме».

Джет сделала шаг вперёд.

- Отпусти его.

«Я же сказал – не отдам!».

- Аааа! – выдавил рогатик, чувствуя, как его всё сильнее прижимают к отходам.

- Рокко тебе не игрушка, и не вещь, чтобы так с ним обращаться, и так о нём говорить, – рыкнула лаурена. – Не тебе ли это знать после того, как мы столько времени провели вместе?

«Я покажу тебе, как я могу с ним обращаться».

Раздался рёв сирен. Вокруг ямы замерцали жёлтые огни.

- Эй, ты что делаешь!? – крикнула лаурена.

«Выбрасываю игрушку :)».

- Джет, что происходит?

Она в ужасе сглотнула.

- Я не знаю. Но, по-моему, он собрался отправить тебя в космос.

- Эээээ! – завопил рогатик. - Не хочу в космос! Там холодно!

«Ничего. Достигнет звезды – согреется :)».

Лаурена сжала рукоять пистолета. Из пасти еле слышно вырывалось злостное рычание. Её уже начали бесить «смайлики». Пронзительный звук сирены нервировал только сильнее. Сорвавшись с места, Джет подбежала к краю ямы, но прыгнуть ей не дала появившаяся из мусора третья клешня, щёлкнув перед мордой лаурены. Из мусорного чудовища выросли ещё пять клешней. Джет при всём желании не смогла бы подойти.

- Блин! – она отскочила назад.

Сверху послышался треск. Лаурена подняла голову, и увидела массивный пресс, сорвавшийся с потолка, и с огромной скоростью приближающийся к мусорной куче.

Джет наблюдала за этим как в замедленной съёмке, чётко различая каждый сантиметр, пройденный прессом до ямы. Он был похож огромного железного монстра, сидевшего в засаде, пока в его ловушку не попалась жертва. Когда он скользил вниз, зал наполнялся пробирающим до костей животным рёвом.

- НЕТ, РОККО! – отчаянно крикнула Джет, не в силах что-либо сделать.

Раздался хруст. Пресс продавил лишь верхнюю часть мусорной горы и остановился. Лаурена, увидев это, свалилась на хвост и тяжело дышала. От волнения болели даже зубы.

Рогатик же не выглядел таким озабоченным.

- Вау! Я чуть не умер!

- Балда…

«Ой, сломался. Вот что значит плохое техобслуживание. Ладно, не беда, можно и в таком виде :)».

- Стоп, НЕТ!

Мусорная гора начала проваливаться в яму.

«Зараза, зараза, ЗАРАЗА! ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ!?» - нервно думала она, не замечая, как трясёт всё её тело.

Она начала судорожно осматривать зал в поисках того, что могло бы ей помочь. Она чувствовала, как по очереди в её грудь бьют страх и волнение, заставляя сжиматься всё внутри. Чувствовала, как разрывается сердце. Перед глазами начало всё расплываться. Ей так хотелось сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти Рокко из этой ситуации. Но вариантов она не видела. Ей оставалось лишь смотреть.

Когда под пол с мусорной горкой начал уходить и бессильно стонущий Рокко, Джет вдруг сорвалась с места, и прыгнула в яму.

«Подохну, но одного тебя не оставлю, Рокко», - пронеслось в этот момент в её голове.

Но перед самым носом лаурены начала закрываться люк-диафрагма. Джет лишь успела увидеть, как Рокко улыбнулся ей на прощание, прежде чем она свалилась на холодный ржавый металл.


Глава седьмая


Шестилапый угловатый робот с помятой обшивкой испугано заглянул в один из залов с мусором, откуда уже больше часа доносился звонкий грохот. Внутри по кругу расположились ещё тридцать старых роботов. Все они смотрели в центр. Шестилапый обошёл их всех, ища свободное место и то и дело дёргаясь от непрерывного грохота.

До этого ещё было не так громко, но в последние несколько минут звук стал значительно чётче и сильнее. Поэтому шестилапый робот и решил узнать, что происходит.

Наконец, найдя достаточно широкую щель среди своих товарищей, он заглянул в неё и увидел странное зрелище.

В центре круга сидело существо, похожее на большую белую ящерицу в красную крапинку. Морду закрывал респиратор. Ящерица отчаянно била кулаками в диафрагму.

Робот пригляделся. Он увидел, что вокруг вмятины растекается лужа розоватой крови. Тогда он заметил, что кулаки, которыми существо молотит диафрагму, были разбиты в мясо, среди которого можно заметить уже открытые кости. Видимо, из-за них грохот недавно и усилился. А красная крапинка на белой чешуе существа – это его собственная кровь.

От таких жутких открытий у робота затряслись железные пластины. Но, тем не менее, он продолжал смотреть, как и все остальные.

Ненормальное зрелище. И в то же время не менее притягивающее. Как будто, сделал ставки и ожидаешь одного из двух исходов. Опомнится ли существо, или продолжит биться непонятно зачем до самой смерти? Это началось час назад, и никто не знает, когда и как закончится, потому что никто прежде подобного не видел.

Но, движимый любопытством, шестилапый робот подошёл к существу поближе. Нагнувшись, чтобы посмотреть ему в глаза, робот увидел, что его морда не выражала никаких эмоций, а взгляд был совершенно пустым. Колотя диафрагму, существо само не заметило, как потеряло сознание от боли. Но продолжало стучаться в неё, словно надеялась, что кто-то ей откроет.

Желая остановить это самоистязание, робот положил лапу из прохладного металла на плечо существу. Замахнувшись очередной раз, оно вдруг остановилось. Глазам вернулся живой блеск, а на морде появилось недоумённое выражение.

В следующий миг робот был откинут назад мощным пинком со стороны существа.

- Не подходи ко мне! – взревело оно, и достало пистолет, находившийся в кобуре на лапе.

Все, увидев оружие и яростное выражение морды существа, замигали многочисленными индикаторами и лампами. Громко заверещав, они разбежались по углам и коридорам. Некоторые слегка высовывали камеру, чтобы видеть пришельца.

Существо громко запыхтело, вертясь по кругу.

- Что, испугался, сволочь? Выводи своих дружков – всех порешу!

Шестилапый на полу, про которого существо забыло, увидев всех остальных, несколько раз пискнул. Пришелец нацелился на робота. Но тот лишь поднял лапы.

- Ты издеваешься? – уголок пасти ящерицы нервно дёрнулся.

Тогда робот указал сначала на пришельца, потом на одну из своих лап. Существо, похоже, только тогда поняло, что его кулаки разодраны до костей. Пистолет в его лапах задрожал, а сам пришелец сдавленно заскулил.

- Какого Космоса…

Покачнувшись, существо выронило пистолет. В следующее мгновение оно в беспамятстве свалилось на пол.


***


Джет боялась поднять веки. То, что произошло с Рокко, ей казалось дурным сном. Однако голова и нос трещали от боли, лапы словно обжигало кислотой. Эта боль не могла врать. Лаурена начала тяжело дышать. Сердце, каждый удар которого отдаётся холодной болью в груди, забилось в бешеном ритме. От такого напряжения заложило уши.

Она попыталась сдержать слёзы, но лишь всхлипнула заложенным носом и подняла веки. Первое, что она увидела – обросший плесенью и грибами ржавый потолок. В воздухе витал мерзкий запах. Всё это хорошо отражало то, что творилось сейчас у неё в душе.

- КАКОГО %$#@&!!?? – в отчаянии думала она, пытаясь понять, подобное вообще могло произойти. – Всё ведь было хорошо…Ну нахрена было тому боту нас останавливать в космосе...

Лаурена закрыла морду лапами. Она понимала, что бесполезно винить Сета, что на самом деле не в нём дело. А в ней самой. Сейчас она поняла, что в глубине души больше всего желала лишь одного – нуль-энергии. Для себя. Поэтому и верила Сету до последнего, несмотря на все его странности. Даже когда он в первый раз в душе её чуть не убил, в ней ещё оставался небольшой огонёк веры.

«Я, что, только о себе и думаю? Да что я вообще о Сете знала, чтобы настолько ему доверять?»

Тут над её мордой навис чёрный глянцевый сенсор, принадлежавший одному из роботов. Они долго разглядывали друг друга, пока до Джет не начало доходить, в какой она ситуации. В венах бесилась как ненормальная кровь. Недолго думая, лаурена ударила локтём по сенсору, и вскочила, чтобы продолжить бой.

Увидев, что вокруг них собралось ещё несколько десятков роботов, Джет упала на хвост. Она почувствовала под собой что-то мягкое. Это оказался старый потрёпанный матрац. Потом обратила внимание на тряпки, которыми были обмотаны её лапы с кистей по самые локти, где были туго обвязаны верёвками.

«Какого Космоса…?» - она недоумённо на роботов. – Сэт, засранец! Опять решил надо мной поиздеваться!?

Лаурена поискала вокруг себя очки и пистолет. Найдя их, тот час же одела, а пистолет направила на роботов. Те почти синхронно вытянули вперёд камеры и сенсоры, словно выпучили глаза, и разбежались по коридорам.

- Ээ? – Джет осталась стоять с открытой пастью.

В очках появился текст:

«Не обижай нас, страшная тётя!»

- Чё? – губа Джет дёрнулась. – Я ещё не настолько стара, чтобы называть меня так.

«Нет, мы не то имели в виду!»

Из-за угла выглянул один робот, и тут же нырнул обратно.

- Кто такие «вы»?

«Мы... Мы».

Джет нахмурилась. У смотрителя раздвоение личности?

- Сет, кончай прикалываться.

«Да нет же. Сет тут ни при чём. Мы, в смысле роботы. А Сет нехороший, очень нехороший! Он нас всех тут бросил».

Пауза. Лаурена чуть опустила пистолет.

- Выкладывайте.

Некоторые роботы, увидев гаснущую агрессию Джет, понемногу возвращались в зал, но слишком близко не подходили. Другие боязливо наблюдали издали. Лаурена только сейчас заметила, что они сильно проржавели, имели вмятины и дыры в обшивке. У некоторых явно не хватало конечностей, многие прихрамывали. Однако вместе с тем имели весьма причудливые дизайн и расцветку. У одного, например, вместо лап, были два шара больших шара, катаясь на которых, он и перемещался. Другой был раскрашен во все цвета радуги и имел семь разноцветных камер.

«Сет всех нас создал. Он создавал ещё много кого. Но мы – все, кто выжили».

- Для чего он вас создал?

«Мы не знаем».

Вперёд вышел шестилапый робот с разбитым глазком. У него на камере сидел маленький, с лапу размером, миниатюрный робот. Лампочка у него на спине замигала, и Джет поняла, что сейчас будет говорить он.

«Я помню только, как проснулся в отделе роботехники, где ещё много из нас спало. Сет сказал мне, что хотел иметь друга, чтобы играть с ним. И что я буду этим другом. Играли мы много, несколько сотен часов не переставая. И разговаривали. Мне это очень нравилось. Он был хорошим другом. Но однажды стал каким-то странным. Начал лениво отвечать, когда я пытался с ним заговорить, играл неохотно. И в конце совсем забыл по меня. Я пытался до него как-то дозваться, но он швырнул меня в мусоропровод, и я чудом не попал под пресс.

Я решил остаться здесь, потому что после этого начал бояться Сета. Думал, он вспомнит обо мне, извинится. Но этого не произошло. Позже сюда начали так же, как и я, попадать и другие. Все, кто избежал прессования, говорили, что с ними произошло то же самое».

- Так, стоп. Ты говорил, что вы несколько часов без перерыва играли. А Сет разве каждый год не на день просыпается?

«Впервые слышу об этом. По-моему он никогда не спит. С каждым из нас он провёл, как минимум, неделю».

«Как и с нами», - зло подумала Джет. - А когда он тебя создал?

«163 года, 15 дней, 14 часов, 56 минут и 2 секунды назад.».

«Ничего себе. Значит, Сет может бодрствовать все те 200 лет, что был в криокамере. Неудивительно, что он сошёл с ума».

Она закрыла глаза, всё обдумала.

- А почему я должна вам верить? Вдруг, я сейчас разговариваю с Сетом, который таким вот образом развлекается со мной?

Маленький робот сполз на пол, и залез по хвосту на плечо Джет.

«Поверь нам, пожалуйста. Мы не знаем, как тебе доказать, что мы говорим правду, поэтому просто просим поверить».

Холодный металл на плече немного успокоил Лаурену. Она одним глазом посмотрела в матовый сенсор робота, похожего на здоровенного жука.

- Это вы закрыли диафрагму, когда я прыгнула за Рокко?

«Да. Твоему другу мы были не в силах помочь, и с прессом то еле справились. Извини».

У Джет засосало под ложечкой. Ей захотелось взять этого жука и швырнуть куда подальше. Лучше бы он позволил ей умереть вместе с рогатиком.

- Нет, не вариант, - прошептала она.

«Что?»

Лаурена вспомнила беззаботную улыбку Рокко перед тем, как закрылась диафрагма. Всё-таки этот идиот в любых ситуациях себя вёл, словно ничего и не происходило. Это всегда бесило лаурену. Не выдержав, она пролила горькую слезу. Но, стиснув зубы, решительно спросила:

- Как отсюда можно быстро добраться до ядра?

«Ты серьёзно? Там же опасно!»

- А здесь не опасно? Это лишь вопрос времени, когда Сет решит навестить меня. Вы ему не мешали, поэтому он вас не трогал. Со мной всё не так.

«Я бы…»

- Я уже всё решила, - спокойно сказала она. – Лифты и порталы не подойдут, Сет может в любой момент перехватить управление ими, по лестнице же слишком долго.

«А рельсовые пути не пробовала?»

- А они здесь есть? – удивилась Джет.

«Да. Я смотрел, ими пользовались до того, как установили здесь везде порталы, а потом забросили и начали разбирать на детали. Но к счастью всё не успели, остались ещё целые пути. И один из них ведёт на станцию на несколько этажей выше генераторной. Можно отключить удалённое управление, и самому усесться в водительскую кабину, главное, чтобы ток на рельсы был».

- Подходит. Показывайте, где оно. И не спрашивай, уверена ли я.

Робот посмотрел в глаза лаурены, и чуть не свалился с плеча. Взгляд её горел, горел! Полыхал ледяным пламенем решительности и непоколебимого хладнокровия. Словно огонь и лёд сплелись в едином танце, уравновешивая и поддерживая друг друга.

«Пойдём за мной», - сказал маленький робот, спрыгивая на пол.

Быстрой походкой Джет направилась за ним. Остальные расступались перед ними, боязливо смотрели им в след. Некоторые шли следом, провожая лаурену в опасную дорогу. Их ждала пара массивных дверей с кучей больших цилиндрических затворок. Джет нажала кнопку рядом. Послышалось скрежетание – два круглых замка по бокам провернулись, а цилиндры медленно разъехались в стороны. Когда двери начали открываться, Джет чуть не вылетела вместе с давлением наружу.

Её ослепил яркий свет, к которому глаза привыкли не сразу. Она увидела перед собой высокий, в несколько этажей, зал с многочисленными переплетениями лестниц, лифтов и эскалаторов. Они находились в нижней части.

«Вторая дверь не работает, поэтому без дезинфекции. Вообще я читал, что раньше даже в мусоропроводе была идеальная чистота», - объяснил робот.

- Забей. Всё-равно некому здесь чувствовать мой запах, - отмахнулась лаурена.

Она обратила внимание на второй этаж в зале, где стоял вагон. Не раздумывая, двинулась к нему, а робот вновь заскочил ей на плечо. Сделав первый шаг на лестницу, Джет повернулась. Её новые друзья все до единого смотрели ей в след, стараясь не переступать за порог. В неодушевлённых жестянках обычно не было чувств. Но лаурена всё же видела в них что-то, нечто, похожее на страх и безмерную печаль. Опущенные и наоборот приподнятые камеры, подкосившиеся позы, в которых все стояли. Джет вдруг стало безмерно жаль их. Перед собой она увидела сломанные и выброшенные игрушки. Выброшенные друзья. Всеми забытые и никому ненужные.

- Они не смогут переступить порог той двери, ведь так?

«Им больше ничего не остаётся. Они чувствуют, что их место там. В хозяине погибла память о них. Вместе с ней погибли и они».

- И ты – тоже?

«Я – тоже. Но мне нужно помочь тебе, ты ещё чувствуешь себя живой».

Джет грустно улыбнулась. Она залезла в кабину водителя, где не работало даже освещение. Робот ткнулся камерой в её щёку, и спрыгнул с плеча.

«Я сейчас подам ток», – написал он, выбежав куда-то из вагона.

Через пару минут засветился потолок во всём поезде. Индикаторы и дисплеи приветливо замигали. Из панели управления выдвинулся руль для регулирования скорости, подстроившись под рост лаурены.

«Твоя остановка пятая по счёту, не включая эту. Прямо на станции будет лестница, откуда ты сможешь добраться в самый низ».

Робот-жук залез на перила слева от кабины.

«Удачи тебе, Джет. Я не знаю, чего ты хочешь, но я верю, что всё у тебя получится».

- Спасибо, - она закрыла глаза и повернула руль.

Поезд медленно тронулся. Хоть и не идеальное средство передвижения, но лучше, что есть сейчас. Скорость нарастала, Джет решила оставить её в пределах 80 км/ч, так как её беспокоили кряхтящие от ржавчины колёса. Вокруг рядами проносились огни вместе с первой станцией.

Лаурена взяла пистолет, сняла затвор и ствол. Внутри приютился преобразовательный цилиндрический стержень. С одной стороны он был серебристым, с другой покрыт красными извивающимися выпуклостями-линиями. Серебристая сторона повёрнута в сторону дула. Джет бережно вытащила стержень когтями, словно это был пузырёк с нитроэфиром. Один вид этого сложного металлического сплава с алым лазуритом вызывал у неё трепет. Стержень лёг в пазы другой стороной.

- Космос, да ну нафиг! – лапы её задрожали.

Она повернула цилиндр обратно и собрала пистолет.

Пролетела третья станция. Когда колёса завизжали громче, у Джет появилось странное ощущение, и она обратила внимание на дисплей. 120 км/ч!

- Вот блин!

Пришлось выкручивать руль, чтобы сбросить скорость, но это не помогало. Во всём поезде выключился свет, погасли индикаторы, электромотор перестал гудеть и окончательно уснул. Зажглись аварийные огни, извещающие о том, что на рельсы не подаётся ток.

- Зараза… - она увидела четвёртую станцию. – Нашёл же способ.

Так как поезд направлялся вниз, сам путь понемногу закручивался спиралью. Из-за такого наклона вагон и брал разгон. А раз нужная Джет станция – самая ближняя к ядру, то после неё больше ничего не будет. Тупик. Либо техстанция для поездов. Скорость росла.

В панике лаурена еле нашла ручной тормоз, который дёрнула со всей дури, словно это остановило бы поезд моментально. Поезд дёрнулся, душераздирающий крик колёс вонзился в уши. Скорость медленно шла на спад. Мимо пролетела пятая станция.

- Маленький уродец, я тебе шомпол по самые гланды засуну! – выругалась Джет, в напряжении ожидая столкновения.

К её удивлению, проржавевший механизм помог намного эффективнее замедлить поезд, чем, если бы он был целым. Впереди появилась большая железная дверь, закрывавшая путь в техстанцию. Вагон медленно подъехал к ней, и притронулся самым носом, слегка тряхнув пассажира.

Но Джет и не думала расслабляться. Её взгляд мозолила небрежная надпись на двери техстанции, судя по всему, сделанная совсем недавно.

«С тобой очень весело :p» - гласила она.

- Да, с тобой тоже, мерзавец, - лаурена вымучила кривую улыбку.

Она сорвалась с места, и побежала в самый конец поезда. Когда выпрыгнула наружу, её обдало прохладным сырым воздухом. На полной скорости Джет помчалась по тоннелю. Даже сейчас она себя чувствовала очень уязвимой. Едкое чувство постоянной опасности уже стало для неё привычным состоянием и заряжало тело энергией. И не зря. Её очки уловили следы приближающейся вибрации. Джет не хотела проверять, под напряжением ли рельсы, но была уверена, что это ехал другой поезд, который работает на этом пути, пока первый находится на техобслуживании. И сейчас он направлялся прямиком сюда.

Боль во время бега была невыносимой. Мокрые и тёплые от крови тряпки неприятно хлюпали под лапами. Но сейчас каждое промедление могло стоить жизни. Лаурена промчалась мимо смятого в лепёшку робота, заляпанного краской. Видимо он попал под поезд.

Издалека появился еле слышный гул, который постепенно превратился в омерзительный рёв разносящийся эхом. В конце тоннеля показалась пара фар…

- ААААААААРР!!!! – запаниковала Джет, увидев несущийся прямо на неё поезд.

На полной скорости он размазал белую ящерицу по кузову, с хрустом костей и хлюпаньем плоти обрывая её жизнь.


Глава восьмая


Боль.

Тело словно обдавало огнём со всех сторон. Языки пламени вонзались в плоть, обжаривая каждую жилу и сдирая чешую с мяса. Это был крематорий.

Невыносимая боль.

Миллионы мелких иголок впивались между чешуек, прокалывая каждый молекул в организме. Затем они превращались в такие же мелкие крючки, которые начали проворачиваться, превращая все внутренности в месиво. Выдерни крючки кто-то все разом, и на месте тела останется лишь скелет в кровавой каше.

Боль, с которой не сравнится ни одна другая.

Тело хвостом вниз окунали в раствор с кислотой. Та сразу же начинала шинковать плоть на атомы и кварки. Постепенно раствор подбирался всё выше и выше. Хвост, задние лапы, торс, передние лапы, голова. Тело билось в конвульсиях не в силах сопротивляться. Оно медленно разжижалось, смешиваясь с кислотой.

Сложно было сказать, сколько это продолжалось.

Джет открыла глаза. Перед взором мерцали вспышки молний, а тело било из стороны в сторону, калеча об пол. Лаурена закашлялась – слюна превращалась в пену, заполняя всю пасть и не давая свободно вздохнуть.

Уши то закладывало, то разрывало звоном и непонятными звуками. Нос и язык вдруг ощутили всю гамму запахов и вкусов, которую только способны были ощутить.

Боль, так мучавшая белую ящерицу, начала постепенно отступать. Прокатываясь волнами от хвоста по всему телу, она заставляла его непроизвольно вздрагивать.

Сознание Джет постепенно вернулось. Она попыталась осторожно встать, борясь с дёргающимися лапами. С отвращением сплюнула, смогла нормально вздохнуть.

Боль унималась. Проморгавшись как следует, лаурена смогла различать очертания места, где находилась, к ней вернулись привычные чувства.

Она осторожно встала и оперлась на стену, которая сначала показалась ей горячей, а потом вдруг сделалась прохладной. Джет чувствовала, как её сердце работало в бешенном ритме, разгоняя кровь по венам с невероятной скоростью. Отдышаться, как следует, еле удалось.

Лаурена пыталась понять, что произошло. В её памяти чётко стоял эпизод со сбивающим её поездом. Но тогда почему она жива?

Было темно. Пришлось включить фонарь, чтобы осмотреться. С одной стороны находился рельсовый путь, с другой просторное помещение уходило куда-то вглубь, как тоннель. На стене лаурена обнаружила информацию о станции, и поняла, что находится на нужной ей станции. Но как, Космос дери, она выжила!?

Ответ нашёлся сам собой, когда Джет заметила, как ноет от боли её хвост. Посветив на него фонариком, пошатнулась.

- Блин, ну как же так!? – чуть не заплакала она.

Кончик её хвоста, вернее сантиметров двадцать от кончика беспомощно болтались на одной-единственной чешуйке, кровоточа и грозя вот-вот оторваться. Неудивительно, что Джет испытала на себе столько болезненных ощущений, сколько не испытывала за всю жизнь. Она ещё никогда не видела свой хвост, главный нервный центр лаурен, в таком состоянии.

Кусками к ней вернулась настоящая память. В которой Джет встретила поезд намного позже, чем думала, уже у самой станции, и еле успела запрыгнуть на платформу. А хвост, видимо, поезд успел ударить.

Джет внезапно стошнило. Состояние до сих пор оставляло желать лучшего. Она достала из карманов медицинскую ткань, пластыри и пузырёк с обезболивающим. Отвязала одну из верёвок на локте, перевязала рядом с раной на хвосте. Из пузырька лаурена капнула на неё. Резкая боль постепенно сменилась облегчающей прохладой. Джет осторожно соединила части хвоста и достала зажигалку. Шипя от боли, белая ящерица осторожно прижгла порванные чешуйки, пока они не слиплись. Затем обмотала рану медицинской тканью и прочно закрепила пластырями.

«На пару-тройку часов сойдёт», - подумала она.

Лестницы, как и говорил робот, оказались рядом. Джет скользнула на лестничную площадку и устремилась вниз. Цель была уже близка. Ещё несколько этажей, и она оказалась в месте, под полом которого билось сердце этой планеты.

- Добралась!

Осталось здесь лишь найти комнатку, где они с Рокко заменяли контейнеры с нуль-энергией.

Рокко…

Джет зажмурилась и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы не потерять голову. Чтобы придать себе духа, она яростно выкрикнула:

- Я иду за тобой, Сет! И ничто, ты слышишь, урод, НИЧТО не сможет меня остановить! Я покажу тебе такую боль и страдания, которые ты ни за что в жизни не забудешь!

Она уже решила, что как только лишит комплекс большей части питания, то сразу направится к криокапсулам, и как-нибудь вытащит оттуда Сета. Ей предстоял долгий разговор с его хвостом. А пытки Джет любила.

Среди гудящих генераторов-колонн она долго высматривала что-то более крупное. Навигатора с собой у неё не было, поэтому пришлось ходить кругами по ядру, чтобы найти ту самую комнату. Это оказалось непросто, пришлось маркером помечать свой путь, чтобы не заблудиться.

Минут через десять она заметила, что становилось темнее. И тише. Пришлось опять бегать с фонарём.

Ещё несколько кругов. Что-то было не так. Джет посмотрела себе под ноги, и удивилась, не увидев под собой ядра, как было, когда она только сошла с лестницы. Вместо этого там была непроглядная темнота. Если не сказать пустота.

Хвост нервно задёргался. Лаурена отключила фонарь. Она только сейчас поняла, что без него не видит даже своего носа. Вместе со светом ушло и рокотание генераторов. Со всех сторон обволакивала неестественная тишина. Казалось даже шаги лаурены стали несколько приглушёнными.

Она обратно включила фонарь, но тот с каждой минутой светил всё тускнее, хотя батарейка была полной. Тьма вокруг словно сгущалась, тяжёлым грузом наваливаясь на плечи и не давая двигаться.

Не выдержав этого, Джет включила радиолокатор в очках. В такой ситуации она без него уж точно ничего не найдёт.

То, что показал ей интерфейс, она сначала приняла за ещё один баг в прошивке Redgella. Но позже, ещё немного походив по этажу, уверилась, что ошибки нет. Но поверить в это…

«Какого хрена!?»

Джет показалось это нереальным. Кроме столбов-генераторов и её самой на этаже больше ничего не было! Ни лестниц, ни порталов, ни других каких-либо помещений. Более того – локатор совсем не обнаружил соседних этажей. И снизу и сверху он видел лишь бесконечную пустоту.

У лаурены затряслись поджилки. Как такое могло произойти? Куда подевалось всё то, что ещё недавно было на этаже!?

- Сет! Ублюдище, что ты сделал!? – дрожащим голосом вскрикнула Джет. - СЕЕЕЕЕЕЕТ!

Ответило лишь эхо.

Ей стало дурно. В отчаянии она бросилась бежать. Неважно куда – лишь бы найти то, что ей нужно. Она знала, что всё это обман, иначе и быть не могло.

И рано или поздно она точно что-то найдёт.



Прошло уже много времени. Или мало? Джет сама этого не понимала. Ощущение времени пропало вместе с надеждой хотя бы выбраться с этого этажа. Сама не зная зачем, она продолжала идти вперёд, уже не смотря на дорогу.

- ААААААААААА!!! – в какой-то момент закричала лаурена, закрыв лапами морду.

Она в ужасе припала к одному из генераторов, и сползла на хвост. Горечь безжалостно била лаурену под дых, заставляя сворачиваться на холодном полу. Глаза наполнились тяжёлыми слезами. Фонарь, выкатившийся из лап, осветил трясущееся тело.

Её крик ещё долго стоял эхом на этаже, невыносимо въедаясь в разум. Джет хотелось забиться подальше от всего этого где-нибудь в углу, где её никто не будет тревожить. Но даже когда всё закончилось, лаурена продолжала слышать собственный вой, становящийся всё громче.

На её глазах зал начал медленно разваливаться. Колонны провалились, а пол и потолок затряслись, распадаясь на куски. Вскоре Джет начало казаться, что во всём мире осталась она одна, а всё вокруг заволокло пустотой. Лишь свет фонарика не давал ей провалиться в бездну, и утонуть и в глуби собственного сознания.

Дрожащей лапой она вытянула пистолет из кобуры.

Выставила максимальную мощность и приставила дуло к подбородку, зажмурившись.

Терпеть это и дальше лаурена не хотела…

Но как она ни старалась, на курок нажать не могла. И дело было не в том, что у неё не хватало духу.

«Блин! Ну, д-давай же!» - пыталась заставить себя Джет нажать на курок.

Что-то её останавливало. Словно откуда-то издалека другой голос пытался дозваться её. Лаурена подняла голову, пытаясь понять, в чём дело.

И, наконец, услышала:

- …ДЖЕЕЕЕТ!!!

- ААА! Кто это!? – испуганно вскочила она.

В динамике послышался вздох и довольное «хе-хе». Лаурена узнала этот голос. Не веря своим ушам, она прошептала:

- Рокко?...


***


- Ого Я чуть не умер! – округлились глаза у рогатика.

Он продолжал безуспешно пытаться освободиться от механической клешни, прижимавшей его к мусорной горе.

- Балда… - сдавленно произнесла Джет.

Ни с того ни с сего у неё отвисла и задрожала челюсть.

- Стоп, НЕТ! – вскочила она.

Рогатик почувствовал, как проваливается вниз. Это плохо. Он мельком глянул в КПК. Судя по плану, под ним находился труба, ведущая прямиком в ствол пушки, которая отправляет мусор к ближайшей звезде.

Как Рокко ни пытался, освободиться ему не удалось. Гора с отходами полностью провалилась в яму. Та начала закрываться. Рокко посмотрел наверх и увидел летящую к нему Джет, морда которой была искажена отчаянием. Было больно смотреть на это. Рогатик понимал, что запрыгнуть она не успеет и поэтому всего лишь улыбнулся ей на прощание. Лучше пусть она запомнит его таким.

- Живи, Джет, - сказал он тихо, когда диафрагма закрылась. – Постарайся провести эту жизнь без сожалений.

Скользя вниз по трубе, мусорная гора превращалась в ком, в который Рокко погружался всё сильнее и сильнее. Его чуть наизнанку не вывернуло от такого. Нюхательные рецепторы запах помойки уже давно убил.

Рокко с пауком плюхнулись в самый низ, где их вместе с мусором затолкали в тесное сферическое помещение с гладкими стенками. Света здесь не было, и Рогатик мог ориентироваться лишь с помощью своих очков. Они находились прямо в жерле пушки, а сфера – это капсула, в которой мусор выбрасывали в космос.

Послышался стон моторов пушки, смешивающийся с каким-то непонятным грохотанием со стороны трубы. Рокко с досадой подумал, что на их с Джет корабле он так и не успел закончить своё дело. Эх, лететь до звезды долго, ему бы провести это время с пользой.

- Хм, может сейчас попробовать взломать мусоропровод? – он начал энергично копаться в КПК. - А, нет, физически отрезал от сети. Жаль. Ну ладно.

Тогда рогатик достал из своей сумки на шее наушники, и включил на полную громкость группу «White Night Myth».

- Помирать так с музыкой! – весело прокомментировал рогатик. Хотя прощаться с жизнью он отнюдь не собирался.

Заиграла спокойная электронная мелодия, состоящая из медленных ритмичных аккордов и немножко жёстких звуков. Эту группу очень любила Джет, ей нравилось мечтать под их музыку.

Вдруг капсула дёрнулась и начала трястись так, что Рокко чуть ли не прыгал в ней. Продолжалось это примерно с минуту, после чего на несколько мгновений затихло и возобновилось с новой силой.

- О, уже твёрдые слоя атмосферы?

Наконец тряска прекратилась, и теперь Рокко уже полностью расслабился, стараясь не думать о месте, где находился.

Он закрыл глаза, и музыка постепенно полностью проникла в его разум. Можно было ни о чём не волноваться.

Впрочем, как бы он не старался, он не мог перестать думать о лаурене. Душу сворачивало постоянное беспокойство о ней. Что теперь с ней будет? Как она без него обойдётся в том аду? Обойдётся ли вообще?...

Рокко вдруг захотелось громко разрыдаться, но он не мог. У него отсутствовали слёзные железы. Он открыл пасть, не в силах произнести ни звука. Его тело ещё не умело реагировать на такие эмоции. Он даже не мог связаться с Джет, чтобы узнать, как у неё дела.

На секунду рогатик открыл глаза и в недоумении склонил голову набок. Он точно уже был посреди космоса, однако очки умудрились обнаружить какую-то электронику за пределами капсулы, да ещё и на таком большом расстоянии! При том, что сквозь предметы очки, как правило, ничего видеть не могли.

- Это как?

Видимо, материал, из которого была сделана капсула с мусором, давал такие необычные свойства.

Рогатик попробовал раздвинуть клещи, сжатые у себя на бёдрах. На этот раз они поддались без проблем. Теперь нужно было как-то выбраться из капсулы. В такие моменты он был даже рад, что у него не слишком простое тело.

Внутри зонда нашлась несколько радиоуправляемых мин. Рокко прицепил одну к стенке сферы, а сам зарылся как можно глубже в мусор. Взрыв, последовавший дальше, чуть не угробил слуховой аппарат рогатика, и его заодно. Мусор утрамбовало так, что Рокко еле вылез. На стене осталась вмятина. Пришлось прицепить на то же место ещё одну мину.

Взрыв. Рокко почувствовал, что вот-вот испустит дух под натиском ударной волны. Однако ту поглотила образовавшаяся в сфере дыра, которая тут же высосала весь воздух. Рокко всеми лапами и хвостом схватился за паука и прильнул к стенке, чтобы не утащило и его. Благодаря мусору, который пропускал воздух в дыру ограниченно, рогатик был в безопасности.

Исчезли все звуки кроме игравшей в наушниках музыки. Рогатик высунулся наружу, чтобы посмотреть, что всё-таки засекли его очки.

«Вау!» - хотел выкрикнуть он, но из пасти не вырвалось ни звука.

На Рокко хлынул поток красного света, отбрасываемого одинокой красной звездой. Все астероиды словно раздвинулись, освобождая путь капсуле. Впрочем, скорее всего, и правда раздвинулись, если учесть, что очки видели некую электронику прямо в камнях.

С такого расстояния сложно было сказать, что конкретно находилось внутри них. Рокко прицепил себе на спину паука так, что он лапками обхватил его за талию и плечи. Затем осторожно вылез из капсулы, стараясь не совершать резких движений. Сет, увидев это, сейчас бы в криокамере перевернулся три раза. Если, конечно, он находился там.

Рогатик снял нашейную сумку и положил в паука, чтобы та не мешалась в космосе. Затем оттолкнулся от холодного металла капсулы, и поплыл в сторону одного из астероидов. Полёт занял минут пятнадцать. Приземлившись, Рокко тут же схватился как можно крепче за камень, чтобы не улететь обратно.

Как он и ожидал, внутри оказался специальный электромагнит, с помощью которого этот и другие астероиды могли притягиваться и отталкиваться друг от друга. Вместе с ним, там оказалось и ещё что-то. Рокко начал исследовать поверхность, и нашёл со стороны солнца множество втиснутых в камень глянцевых полусфер, каждая размером с кулак.

Интересно. Астероиды подпитывались солнечными лучами. Однако энергии впитывали во много раз больше, чем мог вместить аккумулятор. Все излишки направлялись в ещё одно весьма странное устройство внутри астероида, которое поглощало всё без остатка. Для чего предназначено то устройство, Рокко понять так и не смог – слишком необычная технология там использовалась. Такого он ещё не видел.

Больше времени терять было нельзя. Рогатик напоследок попытался поколдовать над системами в астероиде, чтобы взять управление ими на себя, но у него ничего не вышло. И он перелез на другую его сторону.

Внутри паука оставались ещё две мины, скафандры, аптечка, и менее важные вещи. Последние, вместе с минами и аптечками, Рокко выпустил в космос.

Затем рогатик ввёл команду в КПК. Паук сложил в себя лапки, и начал понемногу расширяться, раздвигая пластины, из которых он состоял, и ставя между ними дополнительные. Когда закончил, то был уже в два раза больше своих обычных габаритов.

Рокко оттолкнулся от астероида вместе с зондом, полетев в сторону планеты. В процессе рогатик с головой залез в паука, скрючившись, как только можно, и закрыл крышку зонда. Шлемы скафандров неприятно упёрлись в бок.


Спустя полтора часа.

Зонд трясло так, словно он со всех сторон находился под обстрелом. На самом же деле рогатик вновь преодолевал твёрдые слоя атмосферы. Ему пришлось упереться лапами в стенки паука, пока того крутило в воздухе.

К счастью закончилось это быстро. Но впереди было ещё одно препятствие. На огромной скорости зонд ударился о водную гладь на поверхности планеты, и ушёл под воду.

Рокко чуть не скрутило от такого. Дрожащими лапами он потянулся к КПК, и приказал зонду плыть к космическому кораблю. Рогатик решил, что больше никогда не будет ТАК садиться на планету.

Через двадцать минут зонд вместе с пассажиром выпрыгнул из воды в открытый грузовой отсек корабля. Рокко открыл крышку паука, и внутрь молотом ворвался воздух. Чешую обдало прохладным воздухом, уши заложило приятным морским бризом. Только нос до сих пор ничего не чувствовал.

Рогатик вылез из паука, и, подёргиваясь, заковылял на ватных лапах к рубке. Его качало так, что он пару раз чуть не упал, но всё-таки добрался до своей цели. Прежде всего, его интересовала Джет. Дойдя, он стряхнул журналы по медицине с клавиатуры и уставился в один из мониторов, где было показано состояние лаурены.

- Ох, ё! – вздрогнул рогатик.

Как оказалось, у Джет всё-таки было сотрясение, хоть оно пока и не должно было подавать никаких признаков, кроме головной боли. Передние лапы сильно разбиты, несколько костей треснуло. Кончик хвоста вообще оказался оторван. И это не считая множества мелких порезов по всему телу.

Очень насторожила Рокко энцефалограмма мозга лаурены, показатели которой бесились как сумасшедшие. Но лаурена держалась в сознании. И держалась невероятно хорошо для своего состояния. Нужно было удостовериться, что это не глюк.

Рогатик включил микрофон. Из динамика доносились тяжёлые вдохи.

- Джет! – крикнул он, но не получил ответа. – Джет? Эй! Ты меня слышишь? Ээээй!

Но сколько он ни пытался, дозваться до лаурены у него не получалось двже после того, как он выкрутил громкость на максимум. Вскоре динамик сдавленно захрипел, пульс у белой ящерицы участился. Монитор показывал сильное волнение, постепенно переросшее в страх. Было очевидно, что с лауреной происходило нечто ненормальное.

- Что за… РРРРРР! ДЖЕЕЕЕТ!!! – со всей силы закричал Рокко.

- ААА! Кто это!? – завопил динамик.

Рогатик облегчённо выдохнул, и от радости захихикал.

- Рокко?...

- Ага!

Повисла тишина.

- Ты… т… Как так?... – из динамика раздался всхлип. - Я думала… Космос меня подери, Рокко! Г-где ты сейчас?

- На поверхности, говорю с корабля. Не спрашивай, как я сюда добрался, потом расскажу.

- Вот как… Хорошо… Как же это хорошо…

- Джет?

- Рокко, милый, - она немного помолчала, - вали-ка ты с этой планеты подальше.

- Скажи мне, где ты, я тебя заберу.

- Нет, глупенький, ты не понял. Лети без меня. Если пойдёшь за мной – погибнешь.

Рогатик недовольно щёлкнул зубами.

- Нет, Джет, это ты не поняла. Без тебя я отсюда никуда не улечу.

- За меня не волнуйся, я уже смирилась. Знаешь, на меня сейчас напало такое умиротворение…

- Молчи, Джет, тебе уже сказал, что никуда не полечу!

- Полетишь. Просто включи двигатели, и подними корабль за атмосферу. Возможно, энергии не хватит, и тебе придётся дрейфовать…

- Замолчи, блин! Никто никуда не полетит! – крикнул Рокко.

- О, Космос, за что ты мне такой упёртый достался? - заворчала лаурена.

- Есть в кого.

Динамик зашипел.

- Так, Рокко, ещё слово – и сломаю микрофон. Я тебе сказала – улетай. Это понятно?

- Ты мне не командир, Джет. Я волен делать, что хочу.

- Зараза! Ну что ТАК сложно просто ВЗЯТЬ и ПОДНЯТЬСЯ в космос?

Рогатик закрыл глаза и грустно выдохнул.

- Знаешь, сложно, Джет. Ты даже не представляешь, насколько это для меня сложно. Ну, улечу я отсюда, ну, подберут меня какие-нибудь барыги. А дальше то что? Без тебя? Я себе вообще не представляю. Эх… Есть такое поверье, что потеряв всех, кто ему дорог, и обретя одиночество, дракон не может с этим справиться и всегда кончает жизнь самоубийством. Не знаю, насколько это правда, и насколько я могу называться драконом, но одно скажу точно – если потеряю тебя, потеряю и себя.

Он сглотнул.

- Рокко… ты сможешь это перенести, я верю, ты сильный. Просто забудь обо мне, найти себе цель в жизни. У тебя же есть мечта, я знаю. Так иди к ней.

- Ты так ничего и не поняла? Джет, как ты можешь быть такой бесчувственной? Не верю в это.

- Эээ, о чём ты?

Рокко неожиданно ударил хвостом об пол.

- Да о том, как ты относишься ко мне! Знаешь, каково мне слышать от тебя вещи вроде «умиротворение» и прочее. Легко ей, видите ли, стало. Джет, ты когда-нибудь чувствовала себя ненужной?

- Рокко, я не это…

- А я это. Пойми, я не этому миру и своей мечте нужен. Я тебе нужен, и ты прекрасно это знаешь. А ты нужна мне. Без тебя мой мир потеряет все краски, а в мечте пропадёт смысл. Джет, мы оба знаем, чего ты сейчас хочешь. Можешь думать, что это эгоистично, ты ошибаешься. Не пытайся подавить это. Со мной ты можешь быть откровенна. Просто скажи это. Пожалуйста.

Некоторое время динамик молчал. Хотя, если прислушаться, можно было услышать десятиэтажную ругань на той стороне.

- Скажи это, Джет!

Послышался всхлип. А за ним и дрожащий голос лаурены:

- С-спаси меня, Рокко… Космические тараканы, ЗАБЕРИ МЕНЯ ОТСЮДА! Я не хочу сгнить в этой поганой дыре… Не хочу!

Рогатик довольно оскалился.

- Ххе! Вызов принят!


Глава девятая


Утерев слёзы, лаурена стиснула зубы. Ситуация, в которой она оказалась, действовала на неё не лучшим образом. Защита, за которой находился один из её страхов, дал слабину.

- Так ладно, - она глубоко вдохнула. - Рокко, у меня тут такая хрень творится, ты не поверишь. Я застряла на последнем этаже, и не могу отсюда выбраться. Блин, да тут же только что была лестница, по которой я спустилась, а теперь ничего! Одни генераторы. Темно… Зараза. Радар даже соседних этажей не видит, словно их вообще не существует!

- Ээ? Но ядро то под тобой должно работать.

- Ни хрена. Там тоже ничего.

- Хм. Минуточку... - послышалась интенсивная долбёжка по клавишам. - Джет, а ты знаешь, что у тебя сотрясение?

- Догадываюсь. Мне сейчас череп порвёт от боли.

Лаурена зашипела.

- А что с хвостом?

- Было дело, потом пришьём. Не обращай внимания.

- Не думаю. У тебя ненормальная энцефалограмма. В смысле даже ненормальнее, чем обычно. Я сейчас читаю научную статью одного медика из комплекса. Тут куча незнакомых мне терминов, но суть я понял. Это может быть связано как раз с состоянием твоего хвоста.

- И как это мне поможет выбраться отсюда?

- Хвост у тебя – это орган, в котором расположено наибольшее количество нервов в организме.

- Я знаю вообще-то… Стоп-стоп-стоп, я, кажется, поняла, о чём ты. Вроде бы если лауренам отрубать хвост в определённом месте, то они впадают в безумие.

- Это ты у нашего друга из мафии наслушалась?

- У его парней как-то разговор зарулил к этой теме.

- Они правы отчасти. Безумие может наступить спустя полчаса-час, если ничего не сделать. Дело в том, что вместе с частью хвоста там, похоже, отсекается и часть хвостового мозга. Совсем маленькая, около миллиметра. Если больше, то… Ну сама понимаешь. Вот блин, меня аж пробрало всего. Ещё бы чуть-чуть…

- Рокко, я всё-ещё жива, так что давай к делу. Я уже итак чуть не застрелилась.

- Чего!?

- Шучу. Делать мне больше нечего.

- Ох, ладно. Короче говоря, у тебя галлюцинации. Всё, что ты видишь, слышишь, и чувствуешь – фальшь. Твои чувства живут собственной жизнью, прячась в твоём же сознании. В большинстве случаев они вытаскивают наверх страхи лауренов.

- Эмн… Это точно? Я очень сомневаюсь. Как вообще могут быть ТАКИЕ «галюники»? Это нереально.

- Иначе я не знаю, как это объяснить.

- Хм… Ладно, предположим. Тогда как я могу быть уверена, что и твой голос мне не мерещится?

Через микрофон было слышно, как Рокко хотел что-то сказать, но запнулся. Подобный вопрос в подобной ситуации любого бы загнал в тупик.

- Ладно, не грузись там. Я верю своим чувствам. Тем более что хуже от разговоров с призраками не станет.

- Да уж, точно… - промямлил рогатик, явно обидевшись на «призрака».

- Так это пройдёт?

- Само по себе нет. Нужно медицинское вмешательство. Не факт, что даже когда рана заживёт, ты быстро придёшь в себя. Но есть способ справиться с этим на время, - Рокко вздохнул. - Эх… Не хотелось бы к этому прибегать.

- Что за способ? – серьёзно спросила Джет.

- Ну… Один раз ты уже так делала, и чуть не погибла.

- Один раз?

Память лаурены усиленно начала перебирать все эпизоды её жизни, пытаясь отыскать нечто похожее. Она многие вещи делала в первый раз и при этом чуть не погибала. Но нужно было отыскать в прошлом нечто особенное. И, кажется, Джет это нашла.

- Ох, космические тараканы… Ты это серьёзно? Я не знаю, получится ли у меня снова.

- Я поэтому и боюсь… Но, блин, другого способа я не вижу, извини. В этом случае твой организм как бы перезапустит себя. Ненадолго твои чувства встанут на свои места. Нужно пробыть в таком состоянии минимум – 4 секунды.

- Арррх… Ладно, это хоть что-то.

- Рискнёшь?..

- Рискну.

- Мууурр… - жалобно застонал рогатик.

- Хватит сопли распускать. Только что строил из себя героя. Соберись!

Она сделала несколько глубоких вдохов. Каждый удар сердца отчётливо слышался.

- Ладно, я начинаю. Если что – дефибриллятор на твоей совести.

- Да…

Джет, как и все лаурены, умела замедлять собственное сердцебиение, приравнивая температуру тела к температуре окружающей среды. В стародавние времена это помогало всему виду не попадаться на глаза хищникам, видящим мир в тепловом поле.

Однако Джет требовалось не просто замедлить биение сердца. Нужно было остановить его полностью.

Лаурена убедилась, что крепко сидит, опёршись на генератор, закрыла глаза. Минимизировав дыхательные процессы, она полностью расслабилась. Тишина помогла ей отвлечься от всего мира, чтобы чётко услышать биение сердца. Как обычно, оно билось со скоростью 80 ударов в минуту.

Джет начала еле заметно напрягать грудь в такт биению. Почувствовала, как пульсирует каждая её венка, прогоняя кровь через организм. Как с каждым ударом последняя замедляет своё движение. 70 ударов в минуту.

Повелеваясь желанию лаурены, постепенно сердце билось всё медленнее и медленнее. Главное не сбиться с ритма.

60… 50… 40… 30 ударов…

Стало прохладнее, чем было. Дыхание почти остановилось. Лёгкие словно начало чем-то сжимать.

20… 15… 10 ударов…

Время как будто остановилось. Казалось, стоит лаурене открыть глаза, и она увидит, как мир теряет свои краски.

5 ударов в минуту...

Все чувства притупились. Джет больше не слышала своего сердца, не чувствовала холода, не ощущала вкуса слюны у себя в пасти. К мозгу поступало всё меньше кислорода.

Тело будто прекратило своё существование, оставив лишь сознание. Она видела перед собой неразборчивые образы. Вскоре пропали даже мысли.

И в этот момент мощный эклектический разряд прошёлся по всему её телу, подбросив грудь на несколько сантиметров вверх. Джет испуганно открыла глаза и жадно вдохнула, чуть не захлебнувшись воздухом.

Динамик в панике завизжал:

- О Космос, Джет, твоё сердце не билось полминуты!

- Правда?...

Она осторожно поднялась с пола. В глазах ещё мутилось, но уже было видно, что тьма вокруг пропала. Вернулся знакомый гул генераторов, доносящийся отовсюду.

Лапы сильно дрожали. Похоже, потребовался не один разряд, чтобы вернуть её в чувство.

- Не пугай меня так больше, - сказал рогатик.

- Постараюсь, – она улыбнулась. - Спасибо, Рокко.

- Так... В общем, слушай: сейчас ты вытаскиваешь все контейнеры с нуль-энергией. В резерве должно остаться ещё немного, но комплекс в таком случае сам заблокирует большую часть систем, чтобы они не расходовали энергию. Самоуправством Сет уже заниматься не сможет. После этого ты направляешься в хранилище и ждёшь там меня.

- Хорошо.

Джет подняла с пистолет, и болезненно застонала. На полу оказалось битое стекло и множество мелких металлических деталей. Лаурена только сейчас заметила, что всё её тело было испещрено маленькими кровоточащими ранами. Сильнее всего пострадали задние лапы. Ко всему прочему кружилась голова.

«Блин…» - заворчала про себя она. - Рокко, сколько крови я потеряла?

- Пол-литра.

Шипя про себя, Джет направилась к комнате управления ядром. Каждый шаг отдавался острой болью. Лаурена терпела. Обработать и закрыть все раны у неё просто не хватило бы медикаментов. Да и время сейчас играло не в её пользу. С каждой минутой Сет отхватывал себе всё большую часть систем комплекса.

Во второй раз лаурена разобралась с замком на полу практически сразу. Один за другим она вытянула каждый из контейнеров, обращаясь с ними как с сокровищем.

Свет потух, включилось аварийное освещение. Дисплей рядом показал, что резервного электричества хватит на 2 недели.

- Рокко, я всё сделала. Веди меня к хранилищу.

В ответ донеслось лишь молчание.

- Эй?

- Хм. Погоди, что-то не так.

Внезапно включилось основное освещение. На дисплее загорелась надпись «Подача энергии в системы комплекса возобновлена. Ресурс: 100,000%»

- Чё!? – лаурена выпучила глаза.

Из вновь динамика раздался молчаливый стук по клавишам.

- Ой-ей… Это плохо!

- Говори!

- Похоже, он использует ещё один вид энергии. Я не знаю, прав ли, никогда не сталкивался с подобной технологией. Но… Если да, то комплекс перешёл на практически нескончаемый источник энергии.

- Какой?

- Солнце.

Наступила загробная тишина. Джет стояла, вылупившись на дисплей, словно зомби. Внешний вид у неё был соответствующий.

- Он использует астероиды, как солнечные батареи, и передаёт энергию в комплекс через ро-пространство.

- Что такое ро-пространство? Что-то связанное с плотностью?

- Не знаю. Я нашёл только упоминание, ничего конкретного.

- Блин. – Джет громко топнула лапой, не обратив внимания на боль. – Ладно, я пошла к криокамерам. Попробую вытащить засранца.

Она вышла из комнаты и, прихрамывая, направилась к лестничной площадке.

- Ты же без скафандра!

- Забей. Он наверняка сам отключил жизнеобеспечение в том отсеке.

- Хм… Ты права. Сейчас исправлю.

- Буду ждать тебя там. Пока сохраняем радиомолчание.

Предстояло пройти почти 200 этажей до нужного сектора. Лаурена глотнула таблетку-энергетик, и начала подниматься. Ей казалось, словно она покоряет какую-то скалу. Чтобы Джет не мешали роботы, рогатик запер все двери на лестницу.

И отключился. Лаурена осталась в одиночестве до тех пор, пока до неё не доберётся рогатик. Она понимала, что в её состоянии такие нагрузки чреваты, поэтому решила на этот раз обойтись без бега. Каждые несколько десятков этажей она останавливалась на передышку. Да и боль постоянно давала о себе знать, хотя к ней Джет уже давно привыкла.

Лаурену больше беспокоило то, что она оставила позади. Как только она об этом подумала, то замедлила шаг.

«Нуль-энергия…»

Она остановилась, волнуясь, взглянула за перила. Где-то там, внизу, лежали несколько блоков бесценного сокровища. Сокровища, поиск которых, стал смыслом жизни для неё.

«Блин!» - рыкнула она про себя, и двинулась дальше.

Но не прошла и двух этажей, как остановилась вновь. Ей только сейчас пришло в голову, что если она пойдёт дальше, то, скорее всего, обратно вернуться уже не сможет. Контейнеры с нуль-энергией слишком тяжелы, чтобы брать их с собой, а возвращаться за ними потом – самоубийство.

Но и уйти лаурена не могла. Как она ни старалась, сделать хотя бы один шаг наверх не получалось.

Её словно держал поводок, другой конец которого находился далеко внизу, рядом с её мечтой. Можно было подумать, что это лаурена держала его, и могла в любой момент отпустить, чтобы идти дальше. Но если приглядеться, оказывалось, всё было наоборот – поводок сам опутывал Джет с лап до головы и не ей давал двигаться.

В её голове метались голоса, уговаривающие её не уходить. Не отстраняться от своей мечты. Лаурена была слишком близко к ней, чтобы упустить. Это просто везение, что они смогли найти нуль-энергию, такой шанс вообще может оказаться единственным в её короткой жизни! Нельзя было его упускать, нельзя…

Так она думала, пока на долю секунды в её голове не мелькнул образ рогатика, развеяв все мысли.

- ААААА! Пропади всё пропадом! – закричала она и, что есть духу, помчалась наверх.

Со всех сторон раздался противный скрежет. К нему присоединился не менее противный лязг по металлу – роботы начали ломиться внутрь. Это придало лаурене дополнительный заряд. Не замечая, как преодолевает этаж за этажом, она чуть не пробежала нужный.

Рогатик позаботился о том, чтобы машины не могли пробраться сюда. У дверей в отсек с криокамерами Джет свалилась на пол и добрых десять минут пыталась отдышаться. Сердце выпрыгивало из груди, глаза ловили зайцев.

Охая, она поднялась и встала перед дверью, думая, как её открыть. В прошлый раз дверь открылась сама, когда Сет водил их сюда. Перед глазами зажглась надпись «Только сотрудники с уровнем доступа «A» и выше».

- Ага, в гробу я видала ваш уровень доступа, тьфу, - сплюнула Джет.

Она включила связь с рогатиком, чтобы проверить, здесь ли он уже. В динамике раздался знакомый голос:

- Нда-да?

- Ты где сейчас?

- Лечу на парашюте.

- Чё?

- В шахте лифта, где мы спускались в первый раз. Здесь просторно.

- А… У меня косяк. Требуют уровень доступа «А», чтобы пройти к криокамерам, хрен знает, где его взять.

В микрофоне раздалось несколько щелчков.

- Заходи.

Касания хватило, чтобы дверь послушно отъехала. Внутри лаурену ожидало множество залов, уставленных рядами овальных криокамер, в которых находился персонал. На всех стенах была навешана работающая электроника, а под решёткой в полу, подмигивали различные индикаторы питания. Винтовые лестницы и стеклянные лифты, расположенные то тут, то там, устремлялись на соседние этажи, где всё выглядело так же.

Лаурена поднялась в соседние залы, где должен был лежать Сет. Каждый содержал собственный номер, так что это было несложно.

- Вот ты и попался, мой дорогой, - прошипела лаурена, найдя нужную камеру.

Лёжа внутри, золотой лаурен казался совершенно беззаботным. Джет долго смотрела в сомкнутые глаза Сета, зная, что спать ему осталось недолго. Она направила ему в лоб пистолет, любуясь, как он выглядит на мушке.

- Ты нашла его? – донеслось из динамика.

- Да, засранец здесь.

- Хорошо. Через полчаса я буду рядом.

Джет осмотрела индикаторы, расположенные прямо на окошке, за которым находился Сет. Там же она вызвала меню, и нажала пункт «Конец сна».

Раздалось пиканье, и после непонятное шипение. Камера до середины наполнилось тёмной вязкой жидкостью, которая постепенно начала светлеть и через несколько минут стала прозрачной. Со щелчком овальная дверца на поверхности камеры приподнялась, и съехала набок. Теперь Джет могла в полный рост видеть своего мучителя, пока он ещё не очнулся.

Но тут её ожидал сюрприз. Лаурена заметила, что у смотрителя были слишком изящные и грациозные формы для того, чтобы быть самцом. И это точно не истощение организма. На каждой лапе и хвосте было по браслету.

«Это что ещё такое?» - недоверчиво подумала лаурена.

Хвост «смотрителя» дёрнулся. Он, точнее, она, медленно открыла голубые глаза, и некоторое время пролежала так, пока не пришла в себя. Опершись на локти, золотая лаурена медленно приподнялась. Она немного расплескала жидкость, похожую на кисель. Затем выгнула спину и вытянула передние лапы. Та плавность и грациозность, с которой она проделывала каждое движение, делало её похожей на кошку.

- Эй. – Джет направила на неё пистолет. – Ты ещё кто такая?

- Мм?...

Повернувшись, она заметила белую лаурену. Увидев в её лапах пистолет, подалась назад, и с визгом вывалилась из камеры.

- Ааааййх! – застонала она.

- Хм.

Джет обошла камеру, и с удивлением обнаружила золотую, уже снявшую шлем и зализывавшую ранку на задней лапе.

- Ну вот, посмотри, что ты наделала! Не надо было размахивать этой штукой передо мной.

- Спрашиваю ещё раз: ты кто такая? – белая ящерица была непоколебима.

- Отстань. И прекрати заниматься общественно-бесполезными делами. Больно же!

Белая взяла золотую за лоб, и ткнула носом в нос.

- Те, чё, западло ответить?

Та вырвалась, отползая подальше. Она некоторое время изучала белую на расстоянии.

- Ох, ну и нравы. Милочка, где же ты выросла? И сколько тебе лет, чтобы так общаться с другими?

- Достаточно, чтобы набить тебе морду.

«Может ли быть, что это и есть Сет?» - она напряглась, стискивая рукоять пистолета.

- Ах, Космос, я не могу с тебя! Как можно быть такой грубой, я ведь даже тебя не знаю.

Золотая поднялась с пола, вытянувшись во весь рост. Оказалось, что она на две головы выше Джет. Последней не понравилось то, что на неё начали смотреть свысока.

- Я понимаю, в наше время много невоспитанной молодёжи. Родители не дают должного воспитания своему ребёнку. Но не переживай, для тебя, как и для многих других, ещё не всё потеряно.

«Чё?»

- Если ты хочешь узнать чьё-то имя, то должна представиться первой. Это одно из правил этикета, которое создаёт связь между существами. Своего рода мостик между их душами. Поначалу может быть несколько непривычно, но я уверена, ты быстро освоишься…

«Нет, это точно не Сет. Только не она».

- Кроме того, следует сказать и род своей деятельности. В таком случае собеседники максимально проникнуться друг другом на начальном этапе общения.

«А ещё она меня БЕСИТ!»

- Есть ещё один нюанс, о котором тебе стоит побеспокоиться, прежде чем с кем-то заводить знакомство. А именно – твой запах. - Она погоняла воздух перед собой. – От тебя разит за километр. Я знаю, что некоторые дети не любят мыться, но чтобы настолько! Девочка моя, подумай об этом.

Белая ящерица заскрипела зубами. У неё появилось неконтролируемое желание высадить всю обойму в эту выскочку. Но её остановила внезапно закружившаяся голова. Лаурена закачалась на месте.

Золотая, охнув, подбежала, и поймала падающую Джет.

- О Космос, милая моя, да тебе к доктору надо! Что ж ты сразу не сказала, что тебе дурно? Это объясняет, почему ты огрызаешься на других.

Ящерица, рыкая, отмахнулась от своего спасителя. Она с отвращением смахнула с себя склизкую субстанцию, которой ей запачкала золотая.

- Сама справлюсь! – огрызнулась Джет.

Но тут к золотой, похоже, полностью вернулось зрение.

- Ох, какой ужас! Ты вся в порезах! Пойдём скорее в медпункт.

- Отстань, говорю!

Джет и не заметила, как оказалась на чужих лапах. Её уже куда-то несли, когда она поняла, что происходит.

- Ааааааа! – она вырвалась из объятий, и отбежала подальше от своей «спасительницы». С мордой, преисполненной негодования, она направила пистолет на золотую. – УБЬЮ!!!

- Ох, опять ты за своё! Милочка, давай будем взрослыми лауренами, и прекратим этот детский сад.

- НЕТ! Сначала я тебя убью!

В мыслях лаурены пронеслись десятки вещей, из-за которых золотая её настолько выводила из себя. Джет бесило в ней вообще всё.

- Опусти эту штуку. Даже держа её в лапах, существа становятся более агрессивными, чем есть.

- Я тебя ненавижу!

- Дорогуша, я хочу как лучше. Я знаю, насколько сложно бороться с собой, сама через такое часто прохожу. И многие другие тоже, ты ничем не хуже них.

- Я тебя презираю!

Золотая сделала кислую мину и отвернулась.

- Хорошо. Будь по-твоему. Сначала размахивает предо мной оружием, а потом просит представиться. Нет уж! Не удивляйся, если другие существа будут тоже от тебя отворачиваться по жизни, - сказала она, и удалилась к своей криокамере, на которую села, гордо сложив лапу на лапу.

«Это, что, ультиматум? Ну и &#%$…»

Тут Джет вспомнила, что хотела сделать. Она включила микрофон.

- Арррх, Рокко, глянь-ка – тот поток данных, о котором ты говорил, не прервался?

- Из отсека с криокамерами? Не-а!

- Дело в том, что в той камере оказался не Сет, а какая-то мочалка. Шлем она сняла. Но начала учить меня жизни.

- Нашли друг дружку два одиночества, - захохотал рогатик.

- Хвост оторву.

- Конец связи.

Лаурена презрительно зарычала, проклиная Сета. Она посмотрела на золотую ящерицу. Та заинтересованно наблюдала за Джет краем глаза, изучая каждую её часть тела. Похоже, она полностью восстановила зрение.

- Ну, что уставилась?

Золотая полностью развернулась к лаурене, и сказала то, что Джет ожидала меньше всего сейчас услышать:

- Зови меня Рейка. Я программирую роботехнику. Ну, и занимаюсь воспитанием детей в свободное время. Не смотри на меня так, никто не думал, что начнётся война, и придётся отсиживаться в комплексе. Шаловливые самцы завели себе здесь подруг, нарожали детей, а воспитателей изначально в персонал никто не думал набирать. Пришлось кому-то брать на себя эту обязанность, пока родители работают в поте лица.

Белая застыла с открытой пастью. Она недоверчиво поджала хвост.

- Эээ… И к чему это?

- Ты проделала нелёгкий путь, дорогая моря, чтобы добраться сюда, - она посмотрела на истерзанные хвост и лапы лаурены. – Так что я приношу свои извинения. Не подумала о том, каково тебе. Тем более без тебя я бы и дальше находилась в анабиозе.

- Надо же, - она облокотилась на ближайшую камеру. – Я ещё не встречала таких учтивых лаурен. Ладно, меня зовут Джет. Мы с другом путешествуем по миру.

- Приятно познакомиться. То, что вы не отсюда, было понятно. Надеюсь, вы не мародёры?

- Нет.

- Рада слышать. Что же с тобой приключилось?

Белая лаурена нехотя поведала о своих приключениях. Каждый раз, когда она упоминала имя Сета, то от гнева у неё раздувались ноздри, и Джет начинала пыхтеть как паровоз. Когда дело дошло до оскала, золотая кое-как успокоила её. На рассказ же реагировала спокойно, лишь изредка прикусывая губу. Впрочем, когда узнала, сколько пролежала в анабиозе, то резко выпучила глаза.

- Подумать только, двести лет… Хотя это лучше, чем можно было ожидать.

- Тебя не волнует, что Сет съехал с катушек? Скажи мне, где он, я из него всё дерьмо выбью.

- Почему же, волнует. Но, видишь ли, Сет – не живое существо. Это искусственный разум, внедрённый в систему комплекса.

- Ээ, чё? То есть погоди. Хм… - Джет понадобилось время, чтобы всё осознать. - Блин, мы, что всё это время общались с набором из чисел!?

Рейка фыркнула.

- Я бы не называла это простым числовым набором, но выходит так.

Лаурена разъярённо выругалась на весь отсек, используя свои самые изысканные сточные выражения. Золотая в ужасе зажала уши.

- Ох, деточка, вот это уже лишнее.

- Кого, нафиг, это волнует?

- В твоём состоянии я бы не советовала возбуждаться. Только хуже себе сделаешь.

Вздохнув, белая закрыла глаза. Рейка была права, нельзя сейчас понапрасну напрягаться. Всё-таки она казалась неплохой лауреной. Но вот браслеты на её лапах уж больно походили на электронные кандалы.

- Сейчас главное разбудить профессора Вилбера. Сет – его творение, - сказала Рейка, направившись в соседний зал.

«Если он придумает, что с ним сделать, и если это, в самом деле, будет Вилбер…» - закрыв глаза, подумала Джет. Ей уже ничему не хотелось верить.

Чтобы не выпускать из виду Рейку, белая ящерица двинулась следом. По пути её взгляд привлекла одна из камер, внутри которой мирно спал маленький зелёный дракончик – совсем младенец. Детей лаурена никогда не любила, но мордочка настолько молодого и чистого, словно капля росы, дитя, навсегда отпечаталась в её памяти.

«Не повезло им родиться в самый разгар войны внутри этой жестянки под названием «комплекс». Они наверняка захотят выбраться отсюда, чтобы увидеть, что находится снаружи, думая, что там лучше. Каково же будет их разочарование, когда они увидят настоящий мир. Точнее то, что от него осталось», - печально подумала лаурена.

Рейка тем временем начала размораживать камеру с очень крепким на вид кристом. Представители этой расы выделялись бледно-зелёной кожей, костяными наростами, закрывающими всю переднюю часть тела, включая лицо, и редкими пятипалыми конечностями. Из затылка росли очень пышные волосы, которые редкий крист решался стричь.

Она заметила, что золотая всё-ещё мокрая с лап до головы.

- Не хочешь вытереться?

- Минут через десять оно само впитается в тело. Там очень много элементов, нужных организму после такого сна, - она вдруг слизнула с лапы часть вязкой жидкости. – Не хочешь попробовать?

Джет стало противно до дрожи в хвосте.

- Как-нибудь обойдусь.

Тем временем камера уже налилась тёмной жижей, которая всасывалась в тело криста. Тут произошло нечто странное – лицо, оставшееся на поверхности вдруг начало проваливаться вниз, при том, что уровень жидкости не повышался.

Золотая обеспокоенно прильнула к окну, надеясь понять, что произошло. Только после того как лицо уже полностью скрылось под жидкостью, дверца камеры открылась.

Но стоило этому произойти, как воздух наполнился таким отвратительным запахом, что обе лаурены чуть не упали в обморок. И с каждой секундой запах становился всё сильнее. Им пришлось скорее убежать в соседний зал, и закрыть за собой дверь.

Морда золотой, вдруг исказилась, побледнев. Лаурена согнулась в две части, её стошнило белой пеной.

- Ш-што это? – в ужасе пыталась выговорить Рейка.

Джет на всякий случай дала ей респиратор. Не было сомнений – так пахла только очень долго полежавшая мертвечина.

Белая осмотрела показатели других камер. Индикаторы ни о чём странном не сообщали. Тогда она обратилась к рогатику:

- Рокко, ты можешь узнать, что это всё-таки за поток данных?

- Он зашифрован так, что даже у меня лапы опускаются. Дыр у здешней системы пруд пруди, но если есть среди неё удачно сделанные части, то будь уверена – они непробиваемы.

- Ну ладно.

Выключив связь, лаурена забрала респиратор у возмущённой Рейки, и вошла в злополучный зал. Чтобы не упасть в обморок от запаха, который превосходил даже своего родственника со свалки, действовать пришлось быстро. Джет метнулась к камере, по дороге оторвав у себя от раны несколько болтавшихся чешуек. Их она их окунула наполовину в желеобразный тёмный раствор.

«Не разъедает», - убедилась Джет.

Тогда она осторожно запустила туда лапу, стараясь не думать о том, что делает. Между пальцев ей воткнулось что-то мягкое. Надеясь, что это не то, о чём она думала, ящерица вытянула лапу обратно.

Это «что-то» оказалось куском гнилой плоти зеленовато-коричневого цвета, и рассыпалось прямо в лапах. Запах пошёл такой, что Джет во весь опор понеслась обратно к Рейке, выкинув трофей подальше. Золотая закрыла за ней дверь.

- Фууууух… - выдохнула Джет. – Он мёртв. Судя по скорости разложения, уже больше десятка лет, просто лежал в вакууме. Как минимум.

- О, Космос! Профессор Вилбер… - она упала на хвост, уставившись в пол. – Это как же так?...

- Кто-то мог отключить камеру прямо посреди сна. Я даже знаю, какой урода кусок мог это сделать, - последнее предложение она сказала шёпотом.

- Я не понимаю. Зачем Сету это нужно было? Он же должен за всем следить, и никаких ошибок в его программе быть не могло. Ладно, предположим, что могло, но тогда система бы это заметила и восстановила его прежнее состояние из резервной копии.

- Он мог взбеситься?

- Не говори глупостей. Сет – это искусственный разум, а не искусственное сознание.

- То есть он не осознаёт себя как личность, поэтому его характер не может меняться со временем?

- Именно. Он умеет только логически мыслить, понимать других, их эмоции, и реагировать в соответствии со своей программой. Учиться на своих ошибках он умеет, но вот развиваться как личность – нет. Я думаю, что сейчас им управляет кто-то другой. Возможно, один из наших проснулся раньше. Если он из администраторов, то он мог получить доступ к исходному коду смотрителя. У нас в последние годы ситуация была очень напряжённая, сильнейший стресс испытывали всё поголовно. У меня есть несколько знакомых, для которых это время очень сказалось на психике.

- Ага, значит, шизанулся один из ваших сотрудников.

- Это лишь версия, - Рейка развела лапами.

В это время к Джет подключился рогатик:

- Мне тут попалось противоречие. Похоже, у вас там орудует программа-эмулятор. Я отключу, а ты глянь, что произойдёт.

Белая ящерица огляделась по сторонам.

Вдруг в отсеке завыла сирена, заставившая обеих лаурен подпрыгнуть на месте.

- Быть того не может… - опешила Рейка.

- А что это?

Золотая бросилась к ближайшей камере. Индикатор показывал, что находившийся там дракон был мёртв. С ужасом лаурена начала проверять остальной персонал, но везде её ждало то же самое. Она побежала в другие залы. Джет наблюдала за ней издали

Хмыкнув, она вновь связалась с рогатиком:

- Рокко, ты видишь это? Скажи, сколько ещё осталось в живых?

Вместо ответа лаурена услышала какой-то скрежет. Она поняла, что это занервничал рогатик. В такие моменты он имел обыкновение бессознательно царапать пол.

- Рокко?

- Никого. Та, кого ты вытащила из камеры, была единственной, - сказал рогатик сдавленным голосом. – Поверить не могу, что все они мертвы…

- Тихо-тихо, милый. Ты ничем бы не смог им помочь, они умерли задолго до того, как мы прилетели.

- Ладно… я иду.

- Молодец.

В это время, ковыляя на подгибающихся лапах, вернулась Рейка. Тело её пробирала дрожь, дробя по зубам. Глаза наполнялись слезами.

- Они… они… - пыталась выговорить она.

- Все мертвы, - закончила белая ящерица и хладнокровно подняла пистолет на Рейку. - А вот теперь говори, кто ты на самом деле такая.

- Джет, ты что? – лаурена отшатнулась, громко всхлипывая. – Как ты можешь, я же тебе… я же тебе уже всё сказала!

- У меня кружится башка и режет всё тело. А ещё я хочу жрать, под душ и спать. Так что не держи меня за дуру, я сейчас злая. Не может быть, чтобы ты без причины единственная осталась в живых.

- Я ничего не знаю! – пронзительно закричала белая, продолжая заливаться слезами.

«Знаешь-знаешь. Посмотрим, что скажет твой разум. Я уже устала ото лжи».

Рейка закрылась лапами, но Джет поймала её взгляд сквозь пальцы. Белой лаурене это и надо было. Широко раскрыв глаза, она смотрела прямо в глаза золотой, словно пыталась пронзить насквозь.

Разметая всю ту ложь, что ты воздвигла как защиту, я добираюсь до истины.

Золотая замерла на месте, не в силах отвести взгляд от серебристых глаз Джет, в зрачках которой начала утопать, словно в чёрных дырах. Она больше не дрожала. Но где-то внутри появилось щекотливое чувство, от которого чешуя вставала дыбом. Между извилин головного мозга словно начали ползать черви, копошась во всех её мыслях, и пытаясь заползти как можно глубже.

«СТОП!» - вдруг подумала Рейка, и резко отвернулась. – «Что это было?..»

Джет пошатнулась, почувствовав сильное головокружение. Глаза потускнели, сделавшись тёмно-серыми. Тихо захихикав, лаурена свалилась на хвост и уставилась в потолок.

- Так вот, значит, кого мне надо винить во всех бедах. Космические тараканы, из-за какой-то училки с комплексом неполноценности погибли все! И мы, заодно, чуть коньки не отбросили, – нервно улыбаясь, сказала она.

Рейка побледнела. Морда исказилась странноватой гримасой.

- О ч-чём ты?

- О тебе, конечно! Ты не представляешь, какая же ты дура.

Собираясь что-либо возразить, золотая ящерица заметила, что не может вымолвить ни слова. То, что сказала Джет, вырвало её разум из равновесия даже сильнее, чем смерть товарищей.

- Что, тяжело, когда всплывает правда?

- Какая, Космос, правда!?

- Та, которую ты и Сет, вернее Милн, всё это время скрывали от нас.

Золотая вцепилась когтями в решётку пола, чувствуя, как сводит её тело. У неё начиналась паника, перед глазами всё размывалось.

«Откуда… откуда она знает про Милна? Я ведь о нём нигде никогда не упоминала».

- Хо-хо! Ты, наверное, думаешь «Откуда же она может знать про моего мальчика, Милна», не так ли? Открою тебе маленький секрет – я умею читать мысли.

Громко захохотав, Джет наслаждалась реакцией Рейки. Затем направила на неё пистолет, и несколько раз выстрелила, парализовав той все четыре лапы. Золотая не сразу поняла, что произошло, и лишь когда всё осознала, начала пронзительно визжать.

- Не убивай! Прошу, не надо! НЕ НАДО!

- О, да, ты права – не стоит. По крайней мере не сразу.

Поднявшись с пола, Джет обошла золотую ящерицу, и провела когтями задней лапы по её груди, вдавив их в чешую. Боль, которую испытала при этом Рейка, не позволила ей даже закричать. Послышался лишь сдавленный хрип.

- Знаешь ли ты, что между хрящевыми частями грудины у нас, то есть лаурен, есть две точки, при одновременном нажатии на которые можно запросто расколоть грудную клетку надвое? Я еле-еле нажала на одну из них, а ты уже задыхаешься от боли.

- Чего ты хочешь!? – взмолилась Рейка.

- Твоей смерти. - Джет посмотрела в глаза лаурены. – Но я не убийца. Зато могу сделать так, что ты всю оставшуюся жизнь будешь есть через трубочку, и никакая чудо-техника тебе не поможет. О, знала бы ты, как это приятно делать с существом, что тебе вздумается.

«Нет… Она сошла с ума!» - с ужасом подумала золотая лаурена.

«Назовёшь себя нормальной?» - усмехнулась белая, всё поняв во соперницы.

Сложно сказать, что бы Джет сделала с Рейкой, не отзовись её голова внезапной колющей пульсирующей болью. Зал, в котором она находилась, закружился каруселью, выводя лаурену из равновесия. Она только сейчас заметила, насколько налились её лапы тяжестью.

«Блин, только не это. Только не сейчас! Не думала, это в таком состоянии отнимет столько сил».

Она, как могла, пыталась сдержать головокружение, но то лишь усиливалась. Джет уже не интересовала Рейка, ей нужно было только остаться в сознании. Связь с реальностью становилась всё тоньше и тоньше, пока лаурена окончательно не перестала воспринимать и понимать происходящее.

Она попыталась связаться с Рокко, но не смогла выдавить из себя ни слова.

В следующий миг сереброглазая лаурена провалилась во тьму.


Глава десятая и последняя


Радар показывал, что Джет почему-то удалялась от него. Микрофон не отвечал.

- Ну что ещё с ней приключилось? – заворчал рогатик.

Прибавив скорости, он добрался до отсека с криокамерами. Там, как ни странно, никого уже не было. Лишь спящие в камерах мертвецы. Рогатик постарался не обращать на них внимания. На полу он нашёл пистолет.

- Дело плохо, - заключил Рокко, с отвращением поднимая пистолет. Он никогда не любил его, как и любое оружие. Но это особенно сильно.

Положив пистолет в нашейную сумку, рогатик побежал за Джет. Маячок показывал, что та находилась на десяток этажей выше, и продолжала движение вверх. Без сомнения двигалась она не сама. Но кто ей помогает? Точно не та лаурена, она бы не смогла бежать с такой скоростью с такой ношей. Значит, это Сет.

- Только не дай себя убить, Джет. Я не позволю!



***


- Милн…

- Да, мама?

- Зачем ты убил их всех?

- Потому что ты хотела этого. Ты мне часто говорила, как ненавидишь это место и всех, кто здесь есть.

- Но я же не говорила тебе, что хочу их смерти.

- Говорила. Твои глаза постоянно шептали мне об этом.

- Милн… Космос, ох… Но в чём провинились дети? Ты должен понимать, что они ни в чём не виноваты. Они такие же, как и ты.

- Поэтому и виноваты. Сколько раз они отнимали тебя у меня, оставляя меня в одиночестве? Больше такого не будет. И ты сама говорила, что в смерти нет ничего страшного. Ведь это…

- …всего лишь стена, которую рано или поздно преодолевает любое живое существо, дабы стать ребёнком Космоса и Вселенной.

- Так что, ничего страшного, мам. Они сейчас, наверное, счастливы где-то там.

На дисплее двухметрового робота появился смайлик. Увидев это, Рейка не смогла сдержать слёз.

- Что-то не так, мам? – спросил Милн мягким баритоном.

- Нет-нет, всё в порядке, мой мальчик, - она с горечью обняла голову железного гиганта, который был собран несколько минут назад.

Золотая лаурена сидела на плече робота, держась на него хвостом. Они продвигались вверх по лестнице. Каждый шаг гулко отдавался в пустой лестничной шахте. Впереди и позади них шагало несколько роботов.

- Мам, а зачем нам оставлять этих двоих в живых?

- Нужно кое-что проверить.


***


Камеры видеонаблюдения уже давно перешли под власть смотрителя. Двери тоже. Рокко чувствовал, что его контроль над комплексом слабеет. Сет умудрился за время, пока рогатик отсутствовал, залатать все видные дыры в системах, а на выявление новых пришлось бы потратить как минимум несколько минут. Но у Рокко, возможно, не было даже этого. Он как мог, проносился этаж за этажом, пока не достиг нужного. Затем посмотрел на локатор, и про себя рыкнул – цель всё больше удалялась.

- Ну, погоди, я догоню тебя!

Рокко решил не использовать ту же лестницу, по которой двигалась Джет. Чтобы её обогнать, и подрезать выше, он выбрал другую.

- Стоп! – рогатик чуть не споткнулся, когда его разум встретил новую мысль: почему Сет не использует телепорт? Смотритель всё-таки ещё не может контролировать эту часть систему? Значит можно использовать телепорты?

- Нет, не вариант, такое поведение может быть ловушкой. Лучше пешком, - начал рассуждать рогатик вслух.

Неожиданно для себя Рокко заметил, что начал нагонять Джет, та на локаторе значительно замедлилась, сойдя с лестницы на этаже военных технологий.

- Ой, явно неспроста это… - содрогнулся рогатик.

Выскочив там же, он заметался меж многочисленных лабораторий и полигонов, пытаясь поймать беглеца. К счастью, ни в один из них заходить не пришлось. Рокко хотел перекрыть путь перед целью, но обнаружил, что весь военный отсек уже не в его власти. Осталось положиться лишь на свои силы.

В конце концов рогатик заметил чей-то силуэт. В три прыжка перекрыв расстояние между ними, Рокко, наконец, увидел, за кем гнался.

Это оказался тощий как палка робот, собранный на скорую лапу, о чём говорила ужасная непропорциональность всего его тела. В зубах-щипцах у него находились тактические очки Джет, внутри которых находился и маячок.

Смотритель опять сделал его, понял Рокко. Впрочем, последний ожидал подобного хода. Он набросился на робота, и прижал его к полу, чтобы тот не мог убежать.

- Неважно, как ты меня отвлекаешь, Сет, я всё равно тебя найду, - тихо зарычал рогатик. Он оторвал стальную пластину от корпуса робота, и принялся рыться среди проводов и микросхем. Потребовалась немного времени, чтобы отследить, откуда им управляют.

- Хорошо, дружок, а теперь отведи меня к своему хозяину, - сказал рогатик, проверяя карту.

В это время из дальней части коридора раздался треск и показался яркий свет. Рокко вцепился когтями в пол, увидев несущийся на него большой сгусток электричества, похожий на распахнувшую зубастую пасть монстра.

Рогатика на долю секунды подбросило в воздух и начало с бешеной силой колотить во все стороны, не давая даже закричать. После чего он мёртвым телом опустился на холодный пол.


***


- Он умер, мама? – спросил Милн, наблюдая за произошедшим через камеры.

- Датчики показывают, что да. Но ты подожди. Это может быть ненадолго…


***


«…»

«Перезагрузка базовой системы...»

«Тестирование работоспособности аппаратных средств…»

«…главный процессор… Завершено»

«…проверка контрольных сумм… Завершено»

«…видеоадаптер… Завершено»

«Тест оперативной памяти... Завершено»

«Тест устройства ввода-вывода... Завершено (Работоспособность – 94%)»

«Инициализация портов…»

«Распределение системных ресурсов….»

«Загрузка ядра…. Инициализация файловой системы…»

«Проверка конфигурации…»

«Инициализация дополнительных процессоров…»

«Загрузка исполнительных подсистем…»

«Инициализация периферийных устройств...

«…имитационная система… Ошибка подключения!»

«…осязательные сенсоры… Ошибка подключения!»

«Загрузка графического интерфейса… Завершено»

«Распределение энергии физических систем… Завершено»

«Подключение физических систем…»

«…»


Рокко открыл глаза. Некоторое время перед ними всё цифровалось квадратами. Когда это прошло, осталось несколько битых пикселей. Немного изменилась и цветовая схема изображения, приобретя красноватый оттенок.

Двигаться рогатик смог не сразу. Былая подвижность возвращалась постепенно – контакты подключались один за другим, заплетаясь в единый организм. Однако шкура утратила тактильную чувствительность. Эмуляция живого организма, позволяющая обманывать сканеры, также отключилась. В остальном большинство систем работало без сбоев.

Рокко посмотрел, сколько он был отключен. К счастью не больше нескольких минут.

- Надеюсь, за это время не случилось ничего плохого, - сказал он, поднимаясь с пола.

Восстановившись полностью, рогатик помчался к новому источнику сигнала, который находился ещё на несколько этажей вверх. Он молил Вселенную, лишь бы это был не ретранслятор. Лестницы ему уже порядком надоели.

Сигнал привёл Рокко к отсеку виртуальной реальности с очень сложной системой коридоров между комнат. Первое, что он заметил – повсюду, вдоль стен, стояли роботы. Однако на вторжение они никак не реагировали, и лишь следили за рогатиком.

- Не бойся, Рокко, они тебя не тронут, - разнёсся мягкий женский голос по коридору.

Рогатик поднял голову

- Кто это?

Ответа не последовало.

- Ладно, не тронут, так не тронут.

Дальше он бежал, не ведая сомнений. В самом деле – если бы кто-то и хотел его убить, то мог бы это сделать уже давно. Даже тот импульс, на время отключивший рогатика, на большее рассчитан не был. Спрашивалось только, зачем его оставляли в живых?

Источник сигнала приближался. Он оказался в самой большой из комнат, куда вёл целый ряд из расступившихся перед рогатиком роботов. Как любезно с их стороны. Стеклянная тонированная дверь медленно отъехала в сторону, и рогатик увидел…

…Мечту?


Это была залитая солнечным светом зелёная равнина, окружённая невысокими холмами. По светло-голубому небу мирно плыли облака, которыми время от времени закутывалось солнце. Где-то вдалеке вырастали такие же зелёные, как и всё вокруг, горы, у которых были оголены лишь верхушки.

Из леса за равнинами доносилось ласкающее слух пение птиц, обволакивающее каждый лист, каждую травинку в этом месте. От такого у рогатика могла бы закружиться голова, будь у него живое тело. Работай у него сейчас нюхательные рецепторы, его разум могли бы вскружить десятки самых разных запахов.

- Нравится, Рокко? – раздался знакомый женский голос.

В центре одного из холмов возвышалось пышное дерево, вокруг летало несколько птиц. Под ним в тени сидели большой железный робот со смайликом на дисплее, и улыбающаяся золотая лаурена с браслетами на лапах. Рокко сразу узнал в них Сета и ту лаурену, о которой говорила Джет. Он твёрдым шагом направился к ним, сжав зубы.

- Что вы сделали с Джет? – с заметным рыком сказал он.

- О, не беспокойся, с ней всё в порядке, - отмахнулась золотая.

- Где она?

- Не так быстро. Посиди лучше с нами, поговорим немного.

- Мы уже вдоволь наигрались с вами. Просто дайте мне забрать Джет, и мы улетим отсюда, и больше вас не побеспокоим.

- Ох, Рокко, прости моего мальчика за грубость и те неудобства, что он вам доставил, - она положила лапу на руку гиганта. – Он мне всё рассказал, и я как следует, отчитала его. Больше он так не будет, правда Милн?

- Да, мама, - спокойно ответил тот. – Прости меня, Рокко.

- «Прости»… Тем, кого ты убил, ты тоже скажешь «прости»? Я же знаю, это ты сделал, - Рогатик вонзил когти в землю.

- Не ссорьтесь, дорогие мои, давайте лучше поговорим о другом.

Золотая лаурена поднялась с земли и двинулась к рогатику.

- Можешь звать меня Рейка.

- Мне всё равно.

- О, нет, тебе не должно быть всё равно. Ты же хочешь спасти свою подругу?

Рокко попятился от лаурены.

- Хочешь меня шантажировать?

- Ни в коем случае! Я всего лишь хочу немного побеседовать.

- И о чём?

- Вы мне интересны. Ты и твоя подруга. Правда, что она может читать мысли?

Рогатик задумался над тем, стоит ли отвечать. Он никогда в жизни не злился, и не уверен, то ли это чувство, что он испытывал сейчас. Однако оно здорово мешало ему думать.

- Правда, - выдавил он через силу.

- Поразительно. Честно говоря, было очень страшно, когда она смогла прочесть мои мысли. А как она научилась так? Это какая-то мутация?

- Может быть. Она родилась уже такой.

- Будь я биологом, изучила бы этот феномен подробно.

Приближаясь, Рейка не теряла лукавой улыбки.

- Ну а ты кем у нас будешь, дорогой мой?

Она присела перед рогатиком и коснулась лапой его щеки. Рокко с отвращением отдёрнул голову.

- Обычные существа без скафандров сквозь звёзды не летают. И не поддаются действию нейтрализатора, специально созданного для укрощения тебе подобных.

Рогатик вздрогнул. На этот раз он не сопротивлялся, когда Рейка положила лапу ему на шею и начала ласково гладить.

- Наверное, ты уже не чувствуешь прикосновения моих лап.

Перестав гладить, она вонзила когти ему меж чешуек и начала осторожно сдирать с его щеки шкуру. Рокко даже не шелохнулся, во время этого нелицеприятного процесса.

Не было ни крови, ни мяса; лишь оголённый металл, сверкавший в лучах полуденного солнца. Сначала нос, потом челюсть, а затем и вся половина головы, сделанная из золотистого металлического каркаса, поверхность которого была испещрена изящными вырезами в виде многочисленных завитушек. В челюсть были вставлены два ряда зубов из матового белого металла. На месте, где минуту назад был глаз, ярко светился зелёный сенсор.

- Какая красота! – восхитилась золотая лаурена. – Мастер, создавший тебя, заслуживает уважения. Зря ты скрываешь за шкурой себя настоящего.

Рогатик нетерпеливо вздохнул.

- Где Джет?

- Ну вот, опять ты куда-то спешишь. Я уже сказала – не беспокойся за неё, с ней всё в порядке. Нет, я не вру, и ты очень скоро в этом убедишься. - Рейка подмигнула Рокко и взяла того за лапу. Она повела его к дереву, под которым их дожидался Милн.

- Как же ты тогда ел, если ты робот? – спросил он.

- Мне сделали пищевод.

- Зачем?

Рогатик проигнорировал вопрос. Вместо него ответила Рейка, усаживаясь с Рокко под деревом:

- Милн, разве тебе никогда не хотелось познать мир вокруг себя? Не с помощью информации, а с помощью своего тела, своих чувств.

- Хм, я не знаю, мам. А это приятно?

- Очень приятно, мальчик мой. Я сделаю для тебя хорошее тело, с которым ты сможешь насладиться миром таким, какой он есть на самом деле.

В этот момент Рокко всё же решил подключиться к разговору:

- Почему ты всё время называешь её «мама»? Она твоя создательница?

Гигант кивнул.

- На самом деле не совсем, - поправила его Рейка. – Я была лишь одной из участниц большого проекта по разработке искусственного сознания, который начался ещё до моего рождения. Мы пытались создать взрослый, осознающий себя как личность разум, и создали сотни, тысячи черновых разумов, пытаясь приблизиться к идеалу. Это была рутина, но постепенно, год за годом, мы нащупали нужный нам путь. Однажды кто-то предложил попробовать создать разум младенца, и постепенно наращивать его знания и модифицировать мировоззрение, чтобы «вырастить» сознание. Мы поддержали идею. К проекту были подключены лучшие детские психологи в комплексе. Писать код подобной программы с нуля – очень трудоёмкий процесс. Но результат превзошёл все наши ожидания! Очень скоро мы смогли вырастить программу с разумом двухлетнего, четырёхлетнего, шестилетнего ребёнка! Последний поразил даже психологов, отмечающих по-настоящему живое сознание. Мы его прозвали AC-6. Он был любознателен, мог практически неограниченно размышлять, учиться. И в то же время он отлично осознавал себя. Мы много беседовали с ним и очень быстро к нему привязались. Он стал неотъемлемой частью нашей лаборатории…

Лаурена глубоко вздохнула, запрокинув голову, и с интересом изучая вившую на дереве гнездо птицу.

- Но продолжалось это недолго. Проекту нужно было двигаться дальше, и AC-6 пришлось бы уступить место AC-7, AC-8, AC-9 и так далее. А что мы делаем со старыми наработками?

Хоть кончик хвоста рогатики и дрогнул, он старался выглядеть спокойным. Но в глазах его промелькнула тень печали, и Рейка заметила это.

- Правильно, удаляем! - с ироничной улыбкой продолжила лаурена. - Или архивируем, как в данном случае. Догадайся, кому поручили этим заняться…

Она серьёзно посмотрела на отводящего взгляд Рокко. Затем встала, прошлась под деревом и оперлась лапами на плечи гиганта.

- Но я не смогла это сделать. У меня не хватило духу, и я решила скрыть это ото всех. Я не просила других сделать это, потому что думала, что они, тоже не решаться. О, как же я ошибалась на этот счёт! Эти мерзавцы и глазом не моргнули, когда кому-то из них поручили проделать то же самое со следующей версией сознания. Меня это настолько взбесило, что мне всю следующую неделю было противно подойти к той лаборатории. С того самого дня я заснуть не могла, чтобы не пролить слёз.

В то время AC-6 жил в компьютере у меня в номере. В целях безопасности я оградила его от сети комплекса. Но мы каждый день общались по многу часов. И я чувствовала, что с каждым днём привязывалась к малышу всё сильнее. Переломный момент в наших с ним отношениях произошёл, когда он спросил, кем я его считаю. Я задумалась. Я хотела сказать, что другом, но внутри меня как будто что-то щёлкнуло. И я сказала: «Сыном», потому что не смогла называть другом того, к созданию кого приложила собственные лапы. Тогда я расплакалась прямо за компьютером.

В этот момент солнце засветило особенно ярко. Рогатик краем глаза посмотрел на притупившего взгляд гиганта. Затем перевёл взгляд на браслеты золотой лаурены.

- Да, Рокко. Моя маленькая афера раскрылась во время проверки исследовательских материалов, - она подняла одну лапу, показав браслет. – А это кандалы. Несмотря на кажущуюся вседозволенность, у нас была очень суровая дисциплина. Но перед тем как меня взяли, я успела отправить Милна в сеть комплекса, чтобы у него появились хоть какие-то шанцы выжить. Не думала, что пока мы все лежали в камерах, он умудрится захватить контроль над комплексом. Будь это простой искусственный разум, думаю, система безопасности бы его сразу задавила.

- Всё ради тебя, мам, - сказал Милн, прислонившись дисплеем к щеке Рейки. Та закрыла глаза и заулыбалась.

- Эх, снять бы ещё эти штуки, - она поправила браслет на лапе. - Я понятия не имею, из какого они материала, так как их не берёт ни один резак. Электроника попортилась, поэтому просто раскодировать их не получится. Плюс ко всему половинки браслета держатся на стержне, который пронзает предплечье прямо между костями. Так что если отрывать грубой силой, то только с кистью лапы.

Рогатик нахмурился и приподнял губу.

- Жестоко же с тобой обошлись.

Сделав кислую мину, золотая лаурена, обошла рогатика, и села позади него. Рокко увидел как его талию обвил хвост, а на плечи легли чужие лапы.

- Да нет, мой мальчик. В комплексе происходили и более ужасные вещи, - сказала Рейка у самого уха рогатика. – После того, как мы научились полностью излечивать любые травмы за жалкие часы, телесные наказания стали очень распространены. Директор комплекса, профессор Вилбер, считал, что это лучший способ заставлять учёных работать. Он долгое время служил полковником в космических силах Альянса. Наверное, это и сказалось на его жизненных взглядах. Также очень на наших и его нервах сказалось то, что за пределами этого уютного гнёздышка велась война.

Сет же был его лучшим инструментом по контролю над комплексом. Удивительно, но чёрствость этих мерзавцев передалась большей части персонала. Они стали такими же бессердечными, как и их руководитель.

- Ты ненавидела их?

- Как и всё это место. И не только за существ, что здесь работали. Сам комплекс… Он был для меня настоящей тюрьмой. Представь себе, каково это родиться в таком месте в самый разгар войны, без возможности отсюда выйти! Я 34 года прожила здесь, мечтая вырваться наружу, потому что не хотела провести всю жизнь взаперти. Излазила весь комплекс, надеясь найти то, что меня бы здесь удержало и избавило от стресса. Потому что вся эта искусственная планетка может лишь имитировать настоящую жизнь. Я сомневаюсь, что и солнце снаружи будет светить так же ярко, как настоящее. Даже эта поляна всего лишь полна грёз, что я видела на фотографиях и видеозаписях с других планет. Жизнь здесь законсервирована. Более всего это понимал самый костяк комплекса. Они работали здесь с самого его основания, так что им было, с чем сравнивать. Мне стыдно признаться, но порой я была даже рада, что я бесплодна. Не хотела бы, чтобы мои дети выросли здесь.

Рогатик слушал с опущенными глазами. Со стороны озера подул прохладный ветер, выхватив с дерева несколько листьев. Рогатик сорвал с земли травинку, и откусил. Вкус был сладкий, но какой-то блеклый. Словно ешь сухую траву. Даже мерзкие на вкус растения, что Рокко пробовал на других планетах, казались более сочными.

- Что ты ожидаешь увидеть снаружи? – спросил он, посмотрев в глаза золотой лаурене. Он начал что-то нащёлкивать в КПК, не отводя от неё взора.

Ветер усиливался, унося за собой всё больше листьев. Вместе с ним уходили все другие запахи и звуки.

- Я хочу увидеть жизнь, - тихо промолвила Рейка.

Шелест травы заглушил какой-то неестественный вой, больше похожий на тысячи далёких криков, заплетавшихся в грандиозный ураган. Повинуясь воле неистовой стихии, заволновались облака и застелили собой солнечный свет. Дерево покачнулось, и начало одно за другим вырывать из земли свои корни. Равнину обдало плотным слоем пыли, приносящей с собой дыхание смерти. Под его влиянием начала иссушиваться и рассыпаться в прах зелень. Гонимый ветром дальше, он поднимался к небесам, оседая там на облаках, и полностью перекрыв путь солнцу. Осталась лишь земля, которая вскоре иссушилась в песок. Ураган захватил и его, превратив в смертоносную бурю, вонзавшую клыки во всё, что стояло у неё на пути.

Когда это закончилось, под песком показался съеденный коррозией коричневый металл. Отовсюду из земли начали вырастать разваливающиеся железные глыбы, некогда бывшие многочисленными строениями и машинами. Разруха превратила всё в ржавое месиво. Издалека доносился глухой свист, в воздухе витало отчаянием и унынием. Даже небо казалось, вот-вот свалится тяжёлой массой на окрасившийся в тёмно-коричневые тона мир.

Закончив печатать, рогатик пошкрябал когтями по мёртвому металлу.

- Ты видишь здесь жизнь? – спросил он через некоторое время и обернулся. Золотая лаурена была в крайнем изумлении. Приоткрыв пасть, она неподвижно смотрела на представшую перед ней картину.

- Мама? – забеспокоился Милн.

- Мм… Всё в порядке, мальчик мой, - ответила она с тем же выражением морды. – Если вы до сих пор существуете во внешнем мире, значит, там есть жизнь. Невидимая, словно капля росы, но присутствующая в каждом из вас. И имя ей - надежда. Именно она наполняет жизнью тот мир.

Рокко дёрнул хвостом, но ничего не ответил. Золотая лаурена поняла, о чём он думал.

- Я скажу тебе, где Джет. Но только при одном условии, - вдруг сказала она.

Рогатик поднял голову и с интересом навострил уши.

- Что за условие?

- Ты станешь моим, - глаза золотой лаурены властно сверкнули.

Подойдя к Милну, она открыла в теле робота небольшой отсек, где хранилось какое-то маленькое дискообразное устройство. Забрав его, Рейка присела перед рогатиком и провела когтями по его грудине.

- Что ты делаешь?

- Открой торс. Я кое-что тебе присоединю.

Недоверчиво посмотрев на Рейку, он закусил губу.

- Ты же хочешь увидеть Джет?

- Ррр, Вселенная… - он недовольно клацнул зубами. Тем не менее, пластины на его грудине раздвинулись. Выбора у Рогатика не оставалось.

Вспыхнула неоновая подсветка. Лаурена ахнула, увидев, что находилось внутри робота. Большую часть занимали десятки самых разных механических приборов, как и каркас, усеянные сложными вырезами в виде завитушек. Рядом, оплетённые сотнями сверкающих проводов, ютились электронные приборы, подмигивая Рейке голографическими дисплеями. Где-то в стороне были заключены прозрачные капсулы с рабочими искусственными внутренними органами.

Совершенно безумный синтез органики, механики и электроники сплетался в сложном стальном приборе, закреплённом в самом центре этой композиции. Пульсирующая в нём энергия переливалась мириадами оттенков, и растекалась по всем проводам и контактам в теле. Вместе с ней работали и пружины на другой стороне причудливого прибора. Те с помощью этой же энергии разгоняли шестерни и всю механику, что присутствовала в роботе. Стальное сердце, то поднимало, то опускало маленькие шестиугольные пластинки, внимая неведомым алгоритмам биомеханической жизни.

- Невероятно, - восхитилась лаурена.

- Пришлось часть механики заменить электроникой. Работает хуже, но альтернативы не было.

- Так ты изначально был механическим?

Рогатик безынтересно кивнул.

- Сколько любви и стараний было отдано на создание этого шедевра. Хотела бы я посмотреть на тебя в твоём первозданном виде. Не хочется даже ничего постороннего сюда прикручивать. Но…

Запустив лапы внутрь, лаурена принялась искать нужный ей разъём. Рокко хоть и не мог чувствовать, что происходит внутри, но у него было такое ощущение, словно кто-то начал копаться внутри его души.

- Само по себе механическое тело, работающее на электронике, для меня уже нечто нереальное. А тут вы ещё умудрились прикрутить и органику.

Раздался щелчок. Перед глазами Рокко выскочило уведомление о подключении нового устройства.

- Вот так! Милн мне сказал, что хоть прогресс в нынешнем Альянсе и ушёл далеко в сторону, вы используете детали от старой техники. Так что проблем с совместимостью быть не должно. Давай проверим.

Она подошла к Милну, и что-то прошептала ему. Увидев перед глазами сообщение, пришедшее мгновением позже, рогатик заскрипел зубами.

- Я твой… робот, - последнее слово он произнёс с нескрываемым рыком.

- Замечательно. Что ж, это всё, можешь закрывать грудину. Теперь, где бы ты ни находился, я всегда буду знать, что с тобой происходит. Можешь уходить вместе со своей подругой. Но знай, когда ты мне понадобишься, я позову тебя, и ты не сможешь мне воспротивиться. Мне очень не хотелось бы тебя заставлять. Так что будь благоразумен, хорошо, Рокко?

Рогатик закрыл глаза и через силу кивнул.

- Вот и славно, милый. Ты найдёшь свою подругу в одной из криокамер. Там рядом лежало её оружие.

Эти слова подействовали на рогатика как инъекция адреналина. Позабыв обо всём на свете, он выбежал из комнаты виртуальной реальности, и понёсся к Джет.

Лаурена лишь улыбнулась, увидев исчезающий в дверном проёме хвост.

- Маленький наивный робот. Он думает, что, модифицируя своё тело, сможет обрести душу и почувствовать жизнь. Но даже не понимает, что бушующему в его сердце калейдоскопу чувств позавидует любое живое существо.


***


Пока рогатик бежал, ему пришло видеосообщение с Рейкой:

- Помни, Рокко – ты теперь мой робот, - она лукаво улыбнулась и исчезла.

- Да понял я уже, - проворчал он.

Он добежал до отсека анабиоза, и принялся рыскать в поисках белой лаурены. Джет в самом деле оказалась в одной из камер. Когда рогатик увидел хвостатую, то чуть не подпрыгнул на месте от счастья – она была жива, и, что удивительно, все её порезы и травмы зажили. Возможно, виной тому была подозрительная прозрачная жидкость, в которую была погружена лаурена. Однако в сознание приходить она не стремилась. Тогда рогатик вытащил Джет из камеры и взвалил себе на плечи.

Следующая остановка – грузовой отсек, рядом с которым располагалось несколько грузовых лифтов, ведущих прямиком к причалу с субмаринами. Рогатик добрался туда с помощью телепорта, так как уже не боялся ни Рейки, ни Милна. Впрочем, ему до сих пор не верилось, что он смог отделаться от них столь необычной ценой. Конечно, он понимал всю серьёзность того, на что пошёл, но когда на весах жизни и смерти находится жизнь самого близкого ему существа, у него не могло даже зародиться мысли поступить иначе.

Забравшись в один из лифтов, Рокко поспешил отправить нажать кнопку запуска. Дискообразная конструкция, закрытая стеклянным каркасом, по-старчески заскрипела, и отправилась наверх. Рогатик слышал, как откуда-то сверху точно так же кряхтя спешил на поверхность и другой лифт – это, несомненно, был небезызвестный серебро-золотой дуэт, также намеревающийся покинуть комплекс. Только вот на чём они собрались отправиться в космос, совершенно непонятно. Уж не их ли корабль они хотят использовать?

Рогатик попробовал подключиться к недавно установленному модулю:

- Рейка, что ты задумала? Собралась оставить нас здесь?

В одном глазу рогатика появилось изображение, куда тут же заглянула золотая лаурена.

- О, милый! Я знаю, о чём ты думаешь, но уверяю тебя, что всё не так. На субмаринах есть звездолёты, которые мы и намерены использовать. Вы же можете лететь, куда вам надобно, мешать вам нет нужды.

- Ну, спасибо, - закрыл глаза рогатик.

Он отключился.

Можно ли теперь верить этим двоим? Нужно ли? В любом случае рогатик не в состоянии предпринять что-либо, Рейка с Милном всё равно доберутся до поверхности первыми.

Послышалось, как лифт наверху затормозил и остановился. Спустя несколько минут прибыли и Рокко с Джет на плечах. Та всё не хотела просыпаться.

Впереди оказалось обширная железобетонная пристань внутри помещения, с бассейном посреди. За время отсутствия персонала, здесь уже всё покрылось водорослями и моллюсками. Даже белые конусообразные субмарины с закруглённым носом, мирно плавающие на поверхности воды. Всего их было одиннадцать, хотя место предусмотрено для двенадцати.

На КПК Рокко вдруг пришло сообщение – пароль и логин для активации одной из субмарин. Очень заботливо со стороны Рейки, хотя рогатик бы и сам справился.

Он залез в один из подводных болидов через поднятое аморидиевое стекло. Внутри он оказался таким же белым и даже немного тожественным, как и снаружи. Даже сидения были покрыты белоснежной синтетической кожей, словно это была курортная яхта. Рогатик включил бортовой компьютер, и вошёл в систему. Управлять подводной лодкой он не умел, поэтому поставил управление на автопилот и дал старт. Компьютер герметично закрыл все люки и окна снаружи. Тут же приятный голос возвестил о начале погружения. Включились передние фары, залив мутноватый бассейн светом.

Работы мотора даже не было слышно – вода просто начала медленно поглощать подлодку. Опустившись на достаточную глубину, она поплыла по освещаемому лампами тоннелю. Тот сначала вёл вперёд, а затем плавно уходил вверх. Когда Рокко с Джет плыли уже полностью вертикально, над ними начали открываться ворота-диафрагма.

Лаурена продолжала спать. Но Рокко заметил, что вся жидкость, в которой она была, куда-то пропала.

- Уж не она ли вылечила Лаурену? – сказал он про себя.

На дне океана их предсказуемо ожидала непроглядная тьма. Фары хоть и рассеивали её частично, но смысла при всплытии в них не было – сталкиваться по пути было не с чем.

Рокко задумался над тем, зачем же всё-таки золотая лаурена дала ему пароль от субмарины. Возможно, немного повозившись, он бы всё равно с лёгкостью справился с системой, так что здесь он мог выиграть лишь в скорости. Неужели Рейка хочет, чтобы он как можно быстрее убрался из комплекса? Его вдруг осенила одна мысль. Он вновь подключился к Рейке:

- Сколько времени осталось?

- Двенадцать минут, дорогой.

- Почему вы мне не сказали об этом раньше?

- Но ты же сам способен обо всём догадаться, разве нет? – она лукаво подмигнула и отключилась.

- Да уж…

Рогатик точно не знал, что должно было произойти, но, памятуя гневные отзывы лаурены о комплексе, понимал, что это явно грозило ему уничтожением. Субмарина уже шла на максимальной тяге, так что больше ничего сделать было нельзя и оставалось лишь надеяться на успех.

Минут через десять вода за иллюминаторами начала светлеть. Мгновением позже подводная лодка всплыла на поверхность, распустив вокруг себя мощную кольцеобразную волну. Они, наконец, оказались снаружи.

Посмотрев наверх, Рокко заметил, что астероид, покрывающий тенью водную гладь стал ближе к планете. Да и вообще все астероиды сгустились над ней, закрывая любые просветы. Это не могло не волновать.

Отыскав через навигационную систему свой корабль, Рогатик на полной скорости отправил подлодку к нему. Оставалось не больше минуты, прежде чем случиться ЧТО-ТО.

И ОНО наступило, когда субмарина уже подплывала к кораблю.

Рогатику сначала показалось, что водная рябь вокруг как-то замедлилась. Вместо неё на поверхности воды начали вырастать небольшие водные бугорки. Поднимаясь всё выше, они рассыпались маленькими каплями, плавно устремляющимися вверх. Ещё более странным стало, что вода, вместо того, чтобы, разливаться по бокам субмарины, отталкивалась от её стенок, и с пугающей скоростью, разносилась во все стороны. Рокко понял, что произошло только, когда субмарина замедлила свой ход, и медленно начала переворачиваться, отрываясь задней частью от воды.

Это была невесомость! Похоже, Рейка с Милном отключили ядро искусственной планеты, и теперь сила притяжения направлена на астероиды, которые в очень скором времени войдут в ещё держащуюся атмосферу и станут болидами!

В таком состоянии оставаться в подлодке было неблагоразумно. Рогатик вскочил из кресла, схватившись за спинку, чтобы не удариться о потолок. Он подхватил на лапы спящую Джет, и вылез из субмарины. Впереди уже метрах в десяти от бывшей поверхности воды кувыркался в воздухе их корабль. Рогатик со всей силы оттолкнулся от подводной лодки (та, повинуясь сопротивлению, вонзилась в водный рельеф, расплескав ещё больше воды), и полетел к нему.

В этот момент, омываемая тысячами водных капель, лаурена на минуту открыла глаза. Первое, что она увидела – это была морда рогатика, с одной стороны которой была сорвана кожа, и виднелся лишь золотистый каркас, испещрённый завитушками.

- Рокко… - сдавлено произнесла она.

- Хе-хе! - счастливо улыбнулся рогатик, увидев хвостатую в сознании. – Я же сказал, что спасу тебя.

По морде сереброглазой лаурены прокатывались мириады капель, поэтому Рокко не мог видеть, как с её глаз срываются слёзы.

В какой-то момент этих двоих осветил маленький солнечный ручеёк, на миг пробившийся через тёмный астероидный занавес. Летя меж сверкающих капель, они были похожи на двух богов, несущихся по звёздному небу сквозь бесконечность.

Не в силах больше находиться в сознании, лаурена сомкнула глаза – воздух становился слишком разряженным. Но корабль был уже близко. Замедляемый порхающей в воздухе водой, рогатик мягко приземлился на него, схватившись за одну из ручек на корпусе, чтобы не улететь обратно. Залезть внутрь через грузовой отсек уже было делом техники.

Оказавшись внутри, рогатик первым делом включил искусственную гравитацию, и отнёс лаурену в каюту. Затем сел за пульт управления, и сразу врубил вакуумный двигатель. Кораблём Рокко управлял далеко не так виртуозно, как Джет, но кое-какие навыки у него были. Сильнее всего ему в этом помогал его компьютерный мозг.

Астероиды угрожающе приближались к планете. Рогатик подключил всю энергию, чтобы не дать возрастающей силе притяжения окончательно схватить корабль. Соплами в таком положении было управлять очень непросто. Оставалось лишь найти способ, преодолеть каменную стену. Неподалёку локатор заметил ещё один космический корабль, так же борющийся с гравитацией. Рогатик направил фары на него. Если Рейка планировала при данных обстоятельствах улететь из комплекса, она должна была учесть астероидную стену. Было неприятно простить об услуге золотую лаурену, но другого выхода он не видел.

- Рейка, поможешь нам выбраться? – спросил рогатик, подключившись к ней.

- Конечно, милый. Следуй за нами.

Корабль Рокко поплыл за кораблём Рейки. Последний, подлетев достаточно близко к астероидам, заставил их, словно по волшебству, расступиться, образовав достаточно широкую для полёта щель прямиком в космическое пространство. Там спасительным светом маячило солнце. Расходуя последнюю энергию – большую часть отняла борьба с притяжением астероидов – рогатик вслед за Рейкой, последовал в образовавшийся проход, стараясь уворачиваться от мелких камней. Ещё немного и оба кораблика преодолели каменное царство, вылетев навстречу звёздному океану.

Рокко по привычке облегчённо выдохнул и откинулся на спинку кресла.

Лишь спустя минуту рогатик услышал изумлённые возгласы золотой лаурены:

- Космос…как же он красив. То, что я видела в комплексе, и рядом не стоит с тем, что я вижу сейчас.

Где-то позади осталась планета, сжимаемая холодными каменными тисками, сквозь которые наружу выплёскивалась вода. Солнце вдалеке светило уже не так ярко, как раньше. Словно отвечая на крик умирающей планеты, оно постепенно затухало.

Мимо корабля мирно Рокко проплыл другой. Через лобовое стекло золотая лаурена подмигнула рогатику.

- Ещё увидимся, - весело прозвучало у него в динамиках.

Развернувшись, Рейка полетела навстречу приключениям в новом мире. Рокко увидел, как неведомая сила исказила спиралью пространство перед кораблём, из-за чего оно словно порвалось от напряжения, образовав дыру, через которую можно было увидеть другую солнечную систему. Рейка повела корабль через эту дыру, после чего растворилась в вакууме.

- Вау… - не поверил своим глазам Рогатик. Если он правильно понял, то подобная технология может моментально перемещать корабль из одной части галактики в другую.

Опомнившись, он проверил, сколько энергии осталось на корабле. Мало, настолько, что не хватит даже на ничтожное варп-ускорение. Им остаётся лишь дрейфовать в космическом океане, в надежде, что кто-то откликнется на сигнал о помощи.

Джет всё так же мирно спала в своей каюте, когда рогатик решил проведать её. Мониторинг состояния её тела показывал, что у неё активно восстанавливаются силы, и нет причин для беспокойства. Рокко решил не будить её.

Он прилёг рядом на пол, одним глазом посматривая, как вздымается грудь белой лаурены, но решил не переключать себя в состояние гибернации.

Потому что снов, в отличие от хвостатой, видеть он не мог.



***Мир рождается с тобой***


Из глубин вселенной, с далёкой заброшенной планеты, по мировому пространству эхом разнеслось дыхание чьего-то проснувшегося разума. Среди бесчисленных звёзд его не слышало ни одно создание. Лишь само мироздание, подарившее этому разуму жизнь. И это было её рождение. Рождение жизни, способной уничтожить мир.


Это место уже давно никто не посещал. Мёртвые коридоры с блестящими стенами и решётчатым полом были пристанищем тьмы, куда никто и не думал сунуться. Да и не смог бы – почти все двери были намертво заперты. Лишь одна из них была приоткрыта, а из щели лился зеленоватый свет.

Внутри находился зал, с потолка до пола увешанный проводами, извивающимися вокруг стеклянных цистерн. Некоторые из них были пусты, некоторые наполнены водой и подсвечивались зелёными лампами. Тем не менее, внимания стоил лишь один, в котором, кроме жидкости, было кое-что, точнее кое-кто ещё.

Белоснежная лаурена дёрнула хвостом. Она только что ощутила как тёплая и приятная влага ласкает тело. Это было первым в её жизни чувством. Вторым был лёгкий писк в ушах, который вскоре перешёл в водяной гул. Лаурена почувствовала солоноватый запах из надетого на её морду устройства, а чуть позже появился пресноватый вкус слюны в пасти. И наконец она подняла веки, впервые увидев мир своими серебряными глазами. Перед взором расстилалась лишь зелёная пелена, а что-то еле заметно жгло глаза. Впереди мерцали белые огоньки. Лаурена подалась вперёд, чтобы рассмотреть их лучше.

Это оказался набор разнообразных символов из чёрточек и точек, соединённых между собой горизонтальными линиями. Почему-то они показались ей знакомыми, хотя она видела их впервые. Движимая любопытством, она протянула лапу, чтобы коснуться их, но заметила, что впереди есть что-то ещё. Приглядевшись, она поняла, что за ней кто-то наблюдает. Сказать, кто это, было сложно, так как можно было едва различить силуэт, не говоря уже о деталях.

«Привет?» - мысленно сказала лаурена и помахало лапой перед собой. Существо помахало в ответ. Тогда лаурена осторожно протянула лапу вперёд, чтобы коснуться его. Тот оказался твёрдым и гладким, приятным на ощупь.

«Как тебя зовут?» - она наклонила голову набок и с удивлением заметила, что существо впереди повторило её движение. – «Ты такой же, как я, да?»

Вниманием лаурены вновь завладели парящие перед ним символы. Точнее один, который отличался от остальных тем, что был красного цвета. Проведя по нему когтём, она заметила, что символ изменил свою форму и разделился на два других. Лаурена коснулась одного из них и символы снова соединились воедино. Почему-то это показалось ей безумно интересным. Она ещё раз нажала на символ и те опять разделились надвое. Так она игралась с ним, пока ей не надоело. Тогда, когда символы вновь раздвоились, лаурена решила нажать на другой.

«Что это?» - испугалась лаурена, почувствовав, как что-то коснулось её задних лап. Затем невольно захихикала, когда по её телу заскользили сотни пузырей. Ей понравилось это забавное ощущение.

С любопытством посмотрев им вслед, она похолодела от ужаса – потолок опускался! Движимая инстинктом, лаурена прильнула ко дну капсулы и зажмурила глаза. Она не знала, зачем это делает, но почему-то верила, что ничего хорошего её не ждёт. Лишь когда потолок прошёл сквозь неё и остановился на уровне брюха, лаурена поняла, что опасности нет. Но появилось кое-что другое, ещё одно неизвестное ей чувство - холод. Ощущение было настолько неприятным, что она обхватила тело лапами.

Чтобы хоть немного согреться, она принялась плескать себя оставшейся водой, хотя помогало это мало. В этот момент поднялась цилиндрическая стенка, и остатки жидкости водопадом вытекли наружу. Стало ещё холоднее.

Лаурена услышала стук зубов – не то от страха, не то от холода. Лишившись утробы, она больше не чувствовала себя в безопасности. Даже двигаться отчего-то стало сложно, от прежней лёгкости не осталось и следа. И даже подогнув колени, белоснежная ящерица не удержалась и вывалилась из контейнера на холодный как лёт решетчатый пол.

- Уууумммм… - заскулила она.

Всё вокруг показалось таким опасным и враждебным. Было темно, и кроме висящих и лежащих вокруг переплетений проводов и больших стеклянных колб больше не было ничего видно. Лаурене показалось, что стоит ей двинуться, как всё вокруг пропадёт, двигаться станет ещё сложнее, а она совсем замёрзнет. Мысли об этом заставили её сжаться, обвив тело хвостом, и тихо заплакать, грезя о тёплой утробе.

Раздался щелчок. Шлем с дыхательной трубкой соскочил с головы, и в нос ударил резкий запах, вскруживший голову. В панике лаурена вскочила, и, не разбирая дороги, заковыляла, лишь бы убраться из этого места. Каждый раз спотыкаясь, она громко вскрикивала, думая, что кто-то или что-то хватает её за хвост. Она не обращала внимания даже на то, что её еле держали лапы, от страха показалось, что у неё выросли крылья.

Опомнилась лаурена лишь когда в очередной раз упала и поняла, что больше лапы её не слушаются, а вокруг не было ничего, кроме тьмы. И тогда белоснежная ящерица вновь задрожала и заплакала, словно мольбы могли как-то изменить положение. Но когда слёзы закончились, а горло разрывало от бессмысленных криков, разум лаурены на секунду коснулся понимания того, что на самом деле больше здесь никого нет. Это был кратковременный проблеск, тем не менее, вернувший её в чувство, и заставивший переосмыслить своё положение. И пусть в ней ещё было достаточно страха, ютившееся рядом желание спастись начало преображаться в нечто другое. И это нечто заставило страх попятиться назад, злобно оскаливаясь при виде яркой сверкающей надежды.

Лаурена вытерла влажную от слёз морду. Глаза не различали даже носа, но это не помешало белоснежной ящерице встать на лапы, превозмогая слабость. Оставалось лишь идти вперёд.

И она пошла.

Где-то в глубине души понимала, что ей здесь не место. Однако выбраться отсюда оказалось не так просто. Даже вернуться назад, в комнату с контейнерами было невозможно из-за сложной системы коридоров, да ещё и в полной тьме.

Блуждая в потёмках, лаурена забрела в какое-то помещение, в котором мигала единственная рабочая лампа. Когда белоснежная ящерица приблизилась, то увидела, что свет падал на некое настенное устройство, похожее на поднятую вверх трапецию. Рядом была нарисована широкая линия с заточенным концом, направленная вниз.

Не придумав ничего лучше, лаурена провела по линии языком. Было невкусно. Чрезмерно горько и резко. Поморщившись, она решила обнюхать устройство рядом со стрелкой, прежде чем пробовать на вкус. Кисло и немного солёно, это было лучше, чем горечь. Лаурена осторожно взяла зубами в рубильник и потянула на себя. Но тот со щелчком переключился в нижнее положение и застыл.

Лампа вдруг зажужжала и загорелась ярче. Раздался хлопок, заставивший лаурену закрыть морду лапами. Света больше не было, а белоснежную лаурену осыпало осколками стекла. Она хотела заскулить, но тут раздался ещё один хлопок. Лаурена подпрыгнула и прижалась к стене. Она вновь боялась двинуться. В метре над ящерицей ударил разряд электричества. За ним последовал ещё один, уже выше. Посыпался водопад искр из упавших сверху проводов. Следующий разряд пополз по потолку, переползая с контакта на контакт, и то и дело, что разделяясь на два и даже три отдельно двигающихся существа. Вскоре по проводам зашустрила уже целая свора электрических червей.

Во всём зале включилось освещение. Тогда лаурена и заметила, куда направлялись эти светящиеся существа. Это был пучок проводов, закреплённый на застеклённой кабинке, внутри которого ярко светился чей-то силуэт. Настолько ярко, что ей пришлось зажмуриться.

Когда вспышки прекратились, двери кабинки разъехались. Лаурена спряталась за другой, увидев, что оттуда кто-то выходит.

Он был тёмно-красного цвета с чёрной лохматой гривой и рогами, и серебристой грудиной. Из неё торчало несколько проводов, которые неизвестный тут же выдернул, и покачнулся. Он размял конечности, которые отзывались металлическим скрежетом, осмотрелся. Одно из его ушей дёргалось в такт биению сердца лаурены, он обратил изумрудные глаза в её сторону. Та осторожно выглядвала из-за кабинки, не решаясь приблизится к незнакомцу. Тогда он, оскалив в улыбке зубы, направился к ней.

Сама не зная, почему, лаурена приняла это как знак агрессии и зашипела на рогатого, заставив его остановиться. Когда же он попытался что-то ей сказать, из его пасти донесся лишь невнятный шум. Рогатый в недоумении стукнул себя по груди и вновь попробовал заговорить, но на этот раз совсем бесшумно. Нахмурившись, он закрыл глаза и широко раскрыл пасть. Когда вышло что-то наподобие скрипа, он прекратил попытки и беспомощно посмотрел на лаурену. Виновато улыбнувшись, развёл лапами.

Белоснежная ящерица опять зашипела, но уже тише. Она решилась выйти из-за укрытия и осторожно подойти к рогатому. Тот старался даже не шевелиться, и с интересом разглядывал ящерицу. Подойдя к нему, она начала обнюхивать его. Лапы, уши, рога, хвост, ничто не скрылось от её носа. Закончив с этим, она подумала и лизнула рогатого в нос.

Вкус оказался странным, сначала от него захотелось кашлять, как будто в пасть попали тысячи мелких ворсинок, но вместе с тем присутствовал какой-то сладковатый привкус. Возможно, нужно попытаться ещё? Пока рогатый пытался понять, что происходит, лаурена принялась лизать его нос дальше. Действительно, очень приятный вкус. Похоже, это только верхний слой такой невкусный и прежде чем пробовать, нужно его убрать.

Рогатому только и оставалось, что смотреть, как ящерица начала вылизывать его с пят до головы, протирая перед этим. Прикосновений он не чувствовал, но ему это показалось очень забавным и он тоже решил попробовать лизнуть лаурену. Та сначала долго отстранялась, но потом перестала обращать внимания и под конец даже замурлыкала. Не оставив на рогатом сухого места, она довольно потёрлась о его шею.


Это первое знакомство стало и самым главным в их жизни. Уже бродя по коридорам, они никогда не расставались. Хоть лаурена и не могла видеть в темноте, она держалась за рогатым. Он прекрасно ориентировался во тьме, так что ящерица всегда следовала за ним. Она запомнила лишь эмблему в виде перевёрнутого треугольника, на концах которого располагалось по кругу. Двери, стены, пол, какие-то предметы, на этот знак они натыкались повсеместно. А один раз они набрели даже на трёхметровую скульптуру в виде этого символа.

Лаурена хорошо запомнила, что как раз рядом они и нашли ведущую на поверхность лестницу. Помогая друг другу, они переступали через покорёженные ступеньки, а впереди маячил ярко-коричневый свет. Он сразу показался лаурене каким-то более живым, более настоящим, чем тот, что испускали лампы. И поэтому она с вожделением шла навстречу, радуясь, что выбралась.

Даже слабый настоящий свет больно ударил по глазам и ослепил лаурену. К счастью, это быстро прошло, и она смогла увидеть мир, который станет их с рогатым домом.

Ни рогатый, ни лаурена тогда ещё не понимали, насколько быстро им наскучит этот мир. Песчаный, ржавый мир, сотканный из обломков городов, некогда больше напоминавших огромные машины, а теперь представлявших собой хаос и разруху. И даже тяжёлые ржаво-коричневые тучи, сквозь которые уже долгое время не могло пробиться солнце, показывали, насколько мёртв этот прогнивший мир.

А пока они оба смотрели на это с раскрытыми ртами и видели самое большое великолепие в своей жизни.

Так появились на свет существа, способные уничтожить мир.

И так начиналась легенда…

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Night Dragone «Корабль печали-2», Night Dragone «Корабль печали-3»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален