Furtails
Хэлларен Ангрралах Глидерэль Нархдаргал
«Путь к себе (Радуга на земле-2)»
#NO YIFF #магия #попаданец #фантастика #фентези #змея #разные виды
Своя цветовая тема

Путь к себе (Радуга на земле-2)

Хэлларен Ангрралах Глидерэль Нархдаргал



Что такое змеелюд? Это громадная змея, наделенная способностью мыслить, говорить и создавать. Что именно? Предметы, оружие, но чаще всего — неприятности.

Что такое радужный змеелюд? Это то же самое, но в тройном размере, да к тому же не нужно забывать про то, что он может и остальных подключить к делу создания неприятностей.

А что же такое линяющий радужный? Это полный…

Не верите? Убедитесь сами! Только близко не подходите…


С-СЕШ-Ш ЭА[С-сеш-ш — рассказ, повествование, глава, часть чего-то единого. Эа числительное «один» (шаэс.).]



Конечно, признаваться в подобном довольно рискованно, могут сделать совершенно неправильные выводы. Но, похоже, я теперь отлично понимаю людей, страдающих раздвоением личности. Почему? Ну, скорее всего, потому, что сам испытал нечто похожее.


Мне было уютно и спокойно, но ровно до тех пор, пока меня не… разделили. Наверное, это самое верное слово. Довольно странно ощущать себя состоящим из нескольких частей. Даже не странно, а… неудобно. Это дико раздражает, злит, мешает спать. Наконец, мое терпение закончилось, и я решительно «собрался» воедино. Не пытайтесь узнать, как именно все произошло, — не расскажу. Понятия не имею. Просто… представьте свое состояние, если вам, к примеру, чтобы почесать руку, надо идти на соседнюю улицу. Вот и я разозлился и… соединился. Перевернулся на другой бок, свернулся поуютней, снова погружаясь в сон…


Второе пробуждение было более приятным. Правда, оно сопровождалось жутким свербежом в носу, как перед чихом. Пришлось быстро зажать переносицу. Уф… вроде бы прошло…


— Чхи! — пыль взметнулась вверх, но поток воздуха смел ее куда подальше. Зато сразу стало легче. Потянувшись всем телом, я удовлетворенно заурчал и нехотя открыл глаза. Пару раз моргнул, отгоняя сон, и рассеянно уставился на собственные пальцы. Серебристо-белые, полосатые… Полосатые?! Рука лихорадочно рванула к груди, но вместо знакомой выпуклости амулета нащупала только кожаный шнурок. Что такое «не везет»… Осторожно приподнявшись, я принялся оценивать масштабы катастрофы. Иначе ведь и не скажешь… проснулся непонятно где, амулета личины как не бывало…


Установить место собственного отдыха оказалось самым легким делом. Судя по запаху, я находился в библиотеке, на одном из шкафов где-то в глубине переходов. Ну и за каким… овощем сюда пришел? Память ехидно оскалилась беззубым провалом бездны, а потом на меня обрушился водопад воспоминаний. Создавалось впечатление, что все это происходило не со мной. Будто я наблюдал за событиями как бы со стороны.


Ох, ё… Память все так же услужливо подкидывала новые и новые словечки, почерпнутые у завсегдатаев таверны. Нет, такое я произносить не буду. Мало ли, услышит кто? Кстати о «кто»…


Осторожно потянув воздух носом и насторожив гребни, я принялся сканировать окружающее пространство. Кроме меня, никаких живых особей в библиотеке не было, так что можно не забиваться в угол. И немедленно связаться с ректором. Трепки мне, конечно, не миновать. Центральный зал, наверное, пришлось отстраивать едва ли не заново.


При воспоминании о драке я невольно зашипел. Даже просто просматриваемые в памяти моменты вызывали приступы неконтролируемой злости. Это плохо. Это очень плохо! Не хотелось бы становиться настолько предсказуемым. Кстати, а сколько же я спал? Наверное, все же нужно уточнить у ректора…


«Мастер Реклар?» — мысленно позвал я, но очень осторожно. Во-первых, мало ли, вдруг он спит или еще что? Время суток тоже не определялось. Хотя… это явно не день, иначе народу было бы — не протолкнуться. А во-вторых, мне еще надо спешно возвести ментальные оборонительные порядки. Не думаю, что кто-то научился нормально «разговаривать» телепатически…


Как оказалось, моя предусмотрительность была не лишней. Вопль, прозвучавший вслед за обращением, мог оставить меня идиотом на всю оставшуюся жизнь. Правда, содержал он больше эмоций, вся информация сводилась к моему имени. Которое я и без него помню. Когда же первоначальная волна схлынула и можно было получить более внятные ответы на вопросы, я все же рискнул поинтересоваться:


«Это вы мне так рады или вашу реакцию следует воспринимать как тонкий намек на нежелательность присутствия?»


«Только попробуй куда-нибудь запропаститься снова!» — Возмущение в этом предложении было изрядно разбавлено испугом, радостью и облегчением. — «Ты вообще где?»


«В библиотеке, — честно признаюсь и сразу выдвигаю условие. Вдруг от радости он отключится, стучись снова… — Только вы с собой амулет личины возьмите, а то мой приказал долго жить».


«Что-что приказал?» — удивился Мастер. Так, похоже, здесь неизвестна данная смысловая конструкция.


«Мой амулет сломался», — расшифровываю свое высказывание и забиваюсь подальше в угол. Мало ли кого нелегкая принесет?..


Разговор прервался. Видимо, ректор уже спешит сюда. Надо будет у него поинтересоваться, что же было после моего исчезновения. А также что это вообще за зверушка была. Черт! Бобик! Я же совсем про него забыл… Интересно, его хоть кто-то кормил в мое отсутствие или бедное животное еле ноги от голода передвигает?..


Глухо скрипнула и хлопнула входная дверь. Послышались торопливые шаги двух человек и дробный цокот когтей. Так. Это те, кого я жду, или кто-то еще? Причем более вероятным казался второй вариант. Я-то ждал одного ректора, а тут целая компания нагрянула! Но раздавшееся следом возбужденное поскуливание и долетевшие запахи рассеяли мои подозрения. Это действительно был Реклар, но в сопровождении Бобика и Савиша. Интересно, а последний здесь откуда взялся?


Шаги затихли у облюбованного мною шкафа, а потом снизу раздался заливистый лай. У… голос у моей «псинки» на редкость звонкий. Короче, не животное, а одно сплошное достоинство. Причем — неоспоримое. Поспоришь с таким, как же! Пришлось все же переместиться к краю, осторожно глянув вниз. Почему-то сразу захотелось вернуться назад, по опыту некоторых животных притворившись дохлым. Три пары голодных глаз нервировали и вызывали опасение в сохранности моей полосатой шкуры. Особенно взгляд Бобика.


— Эл, хватит там сидеть, спускайся! — развеял мои надежды многообещающий голос Са. — Иначе мы сами к тебе полезем!


Ну что я говорил?..


Хм… вот из чистого интереса, как я сюда попал? Шкаф высоченный, гладкий. Отдельно, ну или почти отдельно стоящий. Каким образом отсюда спускаться — понятия не имею! Магией? Э… не получится, сил не просто нет, их словно и не было никогда. А падать… я что, больной?!


— Вы бы хоть лестницу притащили, что ли? — обратился я к встречающим.


— Наглый рабовладелец, — пробурчал себе под нос воин, но все же отправился на поиски необходимого предмета. Вот только непонятно, он хотел, чтобы его услышали, или это снова выверты моего слуха?


— А одежду вы случайно не захватили? — интересуюсь у ректора. На данный момент я был одет исключительно в пояс, браслеты и налобный обруч. Ах да, еще же шнурок от амулета, точно!


— Не беспокойся, — махнул рукой Реклар, — мы сейчас — к тебе, там и оденешься.


Вскоре лестница была доставлена, и я опустился на пол, где тут же огреб ото всех и сразу. Бобик с радостным поскуливанием вцепился в хвост. Причем, как мне показалось, была бы его воля — еще и лапами обнял бы. Савиш стиснул в объятиях, постепенно выдавливая из легких весь воздух, а Мастер Реклар в воспитательных целях, но с большим удовольствием отвесил мне подзатыльник. Злые они… ушел бы, да кто же пустит?!


Комната за время моего отсутствия совсем не изменилась. Тот же бардак, грязная и порванная одежда на полу, беспорядочный ворох бумаг на столе. Ур-р-р-р… хорош-ш-ш-ш-шо… Я свернулся кольцом на кровати, оставив гостям искать себе место самостоятельно. Щенок радостно забрался в середину и счастливо прикрыл глаза. Хотя… какой он теперь щенок? Я только сейчас обратил внимание, что псинка изрядно прибавила в размерах и теперь походила на уже вполне приличную собаку. Интересно, это все, или он еще расти будет?


Савиш устроился на сундуке с вещами, подобрав одну ногу под себя и склонив голову к плечу. Мастер посмотрел на нас, досадливо сплюнул и телепортировал себе откуда-то кресло. В котором и разместился, не сводя с меня взгляда. Хм… у меня что, на спине картинки появились? Чего это они так уставились, а? И амулет еще не отдали. У, нехорошие…


— Ну? — наконец не выдерживаю я повисшего молчания.


— Красавец! — выдает свое заключение Са, опираясь спиной об стену. — Все девчонки теперь твои!


— С-с-с-собаку натравлю! — Нет, ну нашел время, когда шутить!


Бобик приоткрыл один глаз, задумчиво приподнял ухо, лениво гавкнул и засопел. Вроде как он спит. Еще и этот издевается! Если даже ректор выскажется в подобном ключе — точно сбегу. Назад, к деду.


— Теперь я верю тому, что пишут в легендах про радужных, — задумчиво проговорил вышеупомянутый. — Действительно, на редкость красивые особи…


Хм… они меня заинтриговали. Я приподнялся и скользнул к зеркалу. Честно говоря, было очень любопытно, чем меня наградила очередная линька. Единственным изменением, сразу бросающимся в глаза, была смена формы брюшных пластин. Если раньше они были полукруглыми, то теперь приняли V-образную форму. Черные полосы стали чуть шире, гребни, особенно спинной, заметно увеличились. Да и я сам стал крупней. Волосы отросли до пояса и теперь всячески мешались. Надо будет их отрезать. Зачем мне такая длина?


Странно… вроде бы ничего так сильно не изменилось, но ощущения такие, словно заново родился. Немного поиграв гребнями, вернулся назад и только тут заметил интересный факт. И ректор, и друг были словно под гипнозом. Они завороженно пялились на то место, где я только что стоял. Э? Это что еще за…


— С-с-са? Мастер Реклар? — Мой голос разбил это странное оцепенение. Они вздрогнули, как-то очень похоже затрясли головами и протерли глаза.


— Эл, — проникновенно обратился ко мне воин, когда немого пришел в себя. — Ты мне, конечно, друг, но еще раз такое устроишь — лично перекрашу!


— Вы это о чем? — недоуменно вскинул брови я.


— Уважаемый Савиш хочет сказать, что вы вполне можете завораживать. Даже просто движениями, — все еще находясь под впечатлением, а потому используя официальный тон, ответил ректор.


Твою… хвостом налево, этого мне еще не хватало! Мне теперь что, передвигаться короткими перебежками или изображать статую? Не-хо-чу!


Хвост нервно застучал по кровати, а рука непроизвольно смяла покрывало. Новые возможности, если ты не умеешь ими пользоваться, — это чаще всего новые неприятности. Последнего же добра мне хотелось как можно меньше и находиться от него как можно дальше. Я с имеющимся набором еще не разобрался! Ну ладно, не совсем освоился.


— Эл, не нервничай, — попросил меня Мастер, — все не так уж плохо. Просто будь немного осторожней. И как мне кажется, при использовании амулета личины эта твоя способность не будет столь… ярко выраженной.


Уф, утешил, что называется… ну да ладно. Посмотрим, чем это все обернется, и тогда уже будем решать — надо оно мне или в сторонке постоять? Пока же узнаем последние новости. Как оказалось, я проспал ни много, ни мало, а целое семидневье. Чем и наделал немалого переполоха. Когда в центральный зал все же прибыла подмога, то несказанно удивилась. Шуму много, стены тряслись — и никого. Вернее, враг присутствует, помещение в руинах, и… все. Больше никого. Ни героя, ни его хладной тушки или чучелка.


Кто это должен быть, ректор догадался сразу. Он не раз и не два видел торчащие из глазницы монстра рукояти совсем в другом месте. А именно у меня за плечом. Так что как только парочка ноков извлекла оружие — тут же отправил его к себе в комнату, а сам стал искать меня. Обнаруженные в паре мест куски серой и блеклой чешуи его тоже совсем не обрадовали, хотя существенно оживили поиски. Естественно, в комнате меня не было, новоявленные знакомые тоже ничего не знали. Они вообще ничего не соображали, поскольку только что вернулись из таверны. Бобик спал сном праведника и при попытке его разбудить кого-то покусал. На ментальный зов я тоже не отзывался. И вообще, создавалось впечатление, что светлый змеелюд всем просто приснился. Такая вот массовая галлюцинация.


Осознав всю тщетность поисков, Реклар связался с дедом, и тот выслал к нему Савиша, дабы на месте разобраться в ситуации. В то, что я мертв, Нармет не верил. На чем основывалась такая его уверенность, он объяснять не стал. Воин же, прибыв сюда, первым делом освидетельствовал место схватки и остатки кожи. Похмыкал и выдал фразу на тему, что некоторые чешуйчатые вечно суют свой хвост куда не просят и вообще, мой противник сам виноват. Нечего было приставать к бедному линяющему змеелюду. Особенно когда оный похмельем мается. А мне при встрече пообещал подзатыльник. Ибо нечего детям по кабакам шататься. Хотя… по меркам серпентеров я теперь считаюсь совершеннолетним. Так что имею полное право на посещение всех и всяческих злачных мест. О чем я проинформировал окружающих.


Подзатыльник получился двойной…


Самое интересное, что все это время Бобик не проявлял ни малейших признаков беспокойства. Поиски с его помощью привели народ в кухню, а не к моему телу. И все это время о нем заботились попеременно Савиш и ректор, причем радость от избавления сейчас читалась на их лицах заглавными буквами. Сам знаю, что животинка не подарок, но не подозревал, что настолько!


В общем, постепенно народ успокоился, воин заверил ректора, что проголодаюсь — сам найдусь, и вообще, он тоже толком не знает, что делать. Так что когда я, спустя столько времени связался с Рекларом, мне были искренне рады.


Теперь настала моя очередь отчитываться. Правда, пришлось начать с самого начала — поисков заработка. Вернее, это мне казалось, что началось с этого. Но у ректора тут же возник другой вопрос — откуда у меня Бобик? И назвал он его как-то странно. Южным хеком. Хотя вроде в таверне его назвали шургом…


Как оказалось, второе название использует население, обитающее там же, откуда родом псин. Причем считается эта зверушка чуть ли не самым грозным хищником и вообще — воплощением демонов на земле. А приезжие биологи (чуть подслеповатые к тому же) окрестили животинку совсем по-другому. Мол, где-то в северных горах живет нечто подобное.


Надо будет потом посмотреть, действительно похожи или все же выдумка?


Пришлось рассказать историю появления питомца. Са просто закатил глаза, а Реклар пообещал оторвать некоторым демонстраторам ненужные конечности. Для наглядной демонстрации.


Затем пошло сильно урезанное описание выполнения заказа. В частности, оттуда исчезли все упоминания о пауках, гонках и содержимом свитка. Мол, цапнул — и отнес заказчику. Что там написано — не знаю. Где-то это даже правда, что было написано в свитке, я так и не понял. Пока.


И на закуску оставил рассказ о произошедшем бое. Сам понимаю — выглядел я в нем непрезентабельно, большей частью или убегая, или пробуя собственным телом крепость стен. Но… с-с-с-с-с, ненавижш-ш-ш-ш-шу!! Савиш и ректор все внимательно выслушали, переглянулись и, оставив меня «отдыхать и набираться сил», куда-то резво телепортировались. Носом чую — что-то они замышляют. Но так же четко понимаю, что ничего изменить не могу. Да и не хочу почему-то.


Словно дождавшись их ухода (а может, это так и было), бумаги на столе зашелестели. Над ними поднялась полупрозрачная радужная змейка. Она гневно на меня посмотрела и разразилась требовательным свистом-шипением. Ох, это же…


Соскользнув с ложа, я стремительно переместился к столу. Так и есть, среди беспорядочного нагромождения книг, чистых и исписанных листов лежит тот самый пергамент. Черт, как хорошо, что его никто не увидел. То-то было бы вопросов… подчиняясь требовательному шипению, протянул руку к этой странной живности, и змейка тут же оказалась у меня на запястье, свернувшись своеобразным браслетом. Да она же просто голодна — неожиданно осознал я. Ну вот, теперь двоих кормить…


Кроме всего прочего, на том свитке лежала еще парочка неопознанных. Раньше их на моем столе не наблюдалось. Из плотной бумаги, перевязанные лентами и запечатанные переливающимися печатями. Хм… это мое или как? Змейка на запястье приподняла голову и покивала. Мол, тебе-тебе. Бери давай, чего смотришь?


И с какого же начать? Наверное, с того, печать на котором мне была более-менее знакома. Именно такая красовалась внизу странного документа рядом с моей змейкой. Осторожно взломав ее и развязав красную ленту, я развернул свиток. Угу, если бы еще что-то было понятно. Язык, на котором написали это послание, оказался мне не знаком. Со вторым, перевязанным черно-золотистой лентой, было то же самое. Уф, теперь еще три языка изучить надо. Интересно же, что там написано?.. На всех трех свитках.


И кстати, откуда они взялись на столе, если перед своим уходом «на дело» я спрятал пергамент в стол? У меня в бумагах что, кто-то рылся? Задумчиво покосившись на Бобика, я поднес руку со змейкой к глазам. Пресмыкающееся нагло игнорировало взгляд, блаженно почесывая голову о мою чешую. Издав раздраженное шипение, потряс рукой и снова уставился на полупрозрачное существо. И даже ткнул в нее пальцем. За что был безжалостно искусан и обложен на змеином языке.


Но, сообразив, что все равно не отстану, мне показали полуразмытую картинку. Как от тебя-другого приходит послание-просьба, как в ящике становится жарко и тесно, как усилием ты и Объект перемещаешься наверх, где есть воздух и пища. А Большие-Допущенные уважительно и осторожно опускают на отражения Объекта свои послания Большому-Высшему. Задание выполнено, посылка доставлена, есть хочется тебе-всем, а ты мешаешь…


Б-р-р-р-р, я недовольно потряс головой. Тебе-меня… какие-то странные слова-образы.


Затолкав все свитки снова в ящик стола, я опустился на кровать, размышляя над полученной информацией. Начнем с того, что в объяснениях не нуждается. Объект, или, как показывала змейка, то, что надо всячески защищать, — это пергамент. Тот самый, который я вынес из подземелий. Что-то вроде места обитания милой зверушки. Отражения объекта — это… копии? Так эта бумажка писана не в одном экземпляре?


Упс… Представляю себе удивление хозяев остальных экземпляров. Если их бумажки вели себя подобным образом, то ребята испытали не самые приятные минуты. Кстати, а сколько там этих отражений? Два? Уже легче.


Теперь дальше. Большой-Высший. Хотя тут бы больше подошло определение отец. Или «тот, кто меня создал». Это… я, что ли? Машу вать, только «детишек» мне не хватало! Не успел повзрослеть, как уже потомство неучтенное нарисовалось. И не поспоришь же, действительно создал. Хотя детками их тоже не назовешь. Такую смесь слепого обожания и ехидства еще надо поискать.


Ладно, разберемся с остальным. Большие-Допущенные. Это, я так понимаю, те, кто хранит остальные копии. Глазами змейки они выглядели как два сгустка. Только один льдисто-синий и похожий на кристалл, а другой — зелено-коричневый, напоминающий кусок камуфляжной ткани. Но не плоской, а как бы натянутой на каркас. Хым… это получается, что письма от них? Любопытно.


А вот эти странные тебя-меня-другого… надо думать, что это определение других змеек? Хи-хи, теперь понятно выражение «един в трех лицах». Довольно забавные ощущения. Вроде как твои, и в то же время четко осознаешь, что все происходит с другим. Так недолго и размножение личности заработать.


Интересно, а те мои странные ощущения. Они вызваны не этими ли дивными зверушками?


Ректору обо всем произошедшем говорить не хотелось. Как и деду. Мне казалось, что распространяться об этом вообще не стоит. Никому. Во всяком случае, пока сам не пойму, во что вляпался. Но кучу неприятностей ощущал буквально всей кожей.


Кстати о коже. Амулет едва справлялся со своей работой. Серый цвет моей шкуры стал светлей, а на местах гребней были заметны небольшие, но утолщения. Надеюсь, никто не будет меня изучать под микроскопом и объяснять изменения не придется.


Хотя, зная законы неприятностей, стоит заготовить «отмазку».


По зданию прокатился звук гонга, созывая студентов на трапезу. И я тут же выкинул все лишние мысли из головы, не знаю, как там змейка, но мне есть хотелось не меньше. Бобик поддержал меня согласным гавком, одежда нашлась еще быстрей, и мы дружно отправились кормиться. Мысля приходит и уходит, а кушать хочется всегда…




Раздражению Тин не было предела.


Нет, ну это надо было умудриться — найти приключения на свою… свой хвост в стенах грессе?! Где за всю его историю самыми страшными случаями были шалости студентов. Однако еще ни одна шалость не заканчивалась лежащим в руинах главным залом. М-да, это же надо было умудриться… Но первое впечатление, сводящееся к невнятному возгласу «Ничего ж себе кто-то погулял!», при виде мертвой туши внушительных размеров быстро сменилось на другое. Которое характеризовалось заполошной мыслью «Эл!». Вот ведь шаск неугомонный! Он, значит, влез в неприятности, а мне за это отвечать. И придумал же ректор такое нелепое наказание. Нашел охранника.


Судя по разрушениям, надо охранять всех остальных от этого… этого…


Да где же его носит?!!




Савиш стоял перед столом ректора, накручивая на палец шнур с пишущим кристаллом. Нервное напряжение последнего семидневья постепенно отпускало. Чего стоила вся его выдержка, когда так и хотелось броситься на поиски одного непутевого змея. Вечно ему надо влезть в неприятности по самые уши, потому как «любопытно»! А родным — нервничай.


Утром и вечером воин подходил к шару связи и вызывал Мастера Нармета только для того, чтобы сказать: Элхара еще не нашли. Бедный маг даже осунулся от переживаний. Если бы он был тут — мальчишка точно не отделался бы подзатыльниками. Как минимум продолжительной нотацией. Но радость пожилого мага от сообщения о внуке пока перекрывала воспитательный запал.


Вместе с сообщением Савиш отправил и некоторые новые данные по состоянию змеелюда. Нармет дал ему пару кристаллов, которые должны были проверить здоровье серпентера, а затем передать через шар эту информацию непосредственно Мастеру. Хотя кое-что воин мог сказать и сам.


Например, что «младший братишка» стал весьма опасным и красивым представителем расы шас-саари. Наблюдать за игрой бликов на его чешуе и гребнях можно было бесконечно. А пластика движений завораживала. Почему-то возникало желание придушить предков за то, что мир так долго не мог любоваться подобной красотой.


С другой стороны, встречаться в поединке с подобным образом развитым змеелюдом не стоит. Даже если на первый взгляд противник и выглядит совсем не впечатляюще. Понимать что-то начинаешь только после того, как увидишь его в движении. И чаще всего это единственное, что ты успеваешь заметить перед тем, как… все закончится.


М-да, вот мальчик и повзрослел. Хотя в голове пока что все тот же ветер. Да еще и зверя завел. Нет, это надо же — такое зверье найти. Нармет когда увидел «маленького питомца» своего внука, долго пытался откашляться от внезапного приступа смеха. После чего внимательно освидетельствовал размер пасти и заявил, что домой его в ближайший цикл не пустит. Ибо не прокормит. Даже с учетом оклада придворного мага.


На что присутствующий на сеансе связи Реклар вскинулся и также заявил, что все это время кормить данного проглота не будет. За что был удостоен весьма пристального и оценивающего взгляда вышеупомянутого «зверька». С тяжким вздохом ректор пообещал, что пока не найдется хозяин — кормежка будет. После чего Бобик спокойно уснул на ковре. Имя зверя сказали студенты-сокурсники Элхара. Что оно означает, никто не знал. Но четырехлапый монстр отказывался откликаться на какое-либо другое.


Зато Мастера Нармета позабавили отношения змеелюда и его питомца. Южные хеки, прозываемые местными жителями шургами, довольно неприятные «зверушки». Начать хотя бы с того, что эти существа очень умные. Настолько, что устраивают засады на охотников. Причем весьма успешно. Иногда только спустя несколько циклов выяснялось, куда пропала та или иная охотничья партия.


Охотиться можно было только на щенков. Причем желательно на тех, чьи родители находятся ну очень далеко. Иначе незадачливого добытчика ждало большое разочарование. Смертельное.


Правда, шурги не самые опасные хищники Южного континента, есть и пострашнее. Но самые сообразительные. Некоторые ученые даже предлагают их считать разумной расой, правда, самой нижней ступени развития. Таких энтузиастов обычно не слушают. Иначе придется пересмотреть слишком много обычаев и традиций. А также признаться в довольно… некрасивом поведении по отношению к разумным.


Так вот, отношения Бобика и Элхара вроде бы, с одной стороны, выглядели вполне обычно. Зверь и его хозяин. А с другой — больше напоминали какую-то странную семейку. Змеелюд ничего шургу не приказывал, не дрессировал, не заставлял. Скорее относился к нему как к члену своей семьи. Вот такой вот своеобразный младший брат.


Любопытно, чем это все закончится?


Савиш еще раз посмотрел на тусклый шар связи и резким движением зажал кристалл в кулаке. Что бы ни ждало впереди, но оставлять серпентера без присмотра не стоит. Может, он действительно слишком уж переживает за него? Но не отправлять же его, в самом деле, к шас-саари…


Так и не решив, что же все-таки стоит делать, а что — нет, воин развернулся и зашагал к портальной башне. В конце концов, Нармету Элхар тоже не посторонний. Надо думать, что, если его обожаемому внуку будет угрожать опасность, маг не будет сидеть, сложа руки. А построить портал к серпентерам ему труда не составит…




Библиотека… знакомое местечко. Кажется, я совсем недавно покинул это вместилище знаний, но снова стою на пороге. В руке зажат небольшой свиток, на котором тремя аккуратными строчками написано по три произвольных слова со свитков. Надо же мне хоть знать, какие словари искать? Если они, конечно, существуют в этом мире.


Студенты косятся, шушукаются за стеллажами. Наивные, они предполагают, что я их не слышу.


Ну-ну…


Осторожно прикасаюсь к шкафу — нет, не то. И следующий шкаф, и еще один… библиотекарь не спешит предложить помощь. Почему-то при виде меня он всегда стремится или сбежать подальше, или врасти в стену. С чего бы, спрашивается? Неужели я такой страшный?


Ему вообще-то надо быть благодарным. Сколько раз слышал его причитания по поводу локков. Мол, портят книги, ценные фолианты грызут, свитки рвут. С моим же появлением эти зверьки предпочли найти себе другое место жительства. Желательно как можно дальше от грессе и библиотеки в частности. И вот, вместо того чтобы помочь, — шарахается, как не знаю кто!


То, что мне нужно, нашлось в третьем ряду и почти в самом конце. Толстые фолианты с надписями на корешках. Ага, мне нужен… этот, этот и… последний, который был обозначен парой символов с первого свитка, нашелся на самом верху. Судя по пыли, книжку не открывали последние несколько шет циклов.[2 - Шет циклов — около сотни лет (шаэс.).] Наводит на размышления…


— Эл! — звонко донеслось от начала библиотечного лабиринта. — Эл!


Угу, что день грядущий нам готовит. Как приятные открытия, так и не очень. Судя по голосу, меня сейчас будут убивать. Или кормить очередным «коктейлем», сваренным на уроке алхимии.


— И чего так орать? — недовольно интересуюсь, возникая за плечом девушки. Совсем не с той стороны, откуда меня ждали. Прозвучавший испуганный взвизг немного поднял мне настроение.


— Тебя ректор ищет, а ты… — аж задохнулась она от возмущения.


— А я тебя внимательно слушаю. — Киваю, заглядывая под обложку одной из добытых книг. М-да, как я и думал. Шрифт — только под лупой разбирать. Работы мне предстоит…


— Так ты идешь или нет? — А вот пинать хвост не стоило. Теперь нечего шипеть от боли. Сама виновата.


— Угу, — буркаю в пространство и на автопилоте отправляюсь в путешествие. При этом, не отрывая взгляда от написанных мелкими буковками строк. Тело самостоятельно уворачивается от встречных «препятствий», кое-кого и сдвигая в сторону. За спиной сопит сопровождающая, изводясь от любопытства и злости. Ей не видно, что же меня так увлекло. Причем настолько, что ее присутствия вообще не замечают.


Дверь кабинета Реклара я заметил, только когда боднул ее головой. Верней, сперва в нее врезалась книга, которая потом и ударила меня по носу. Больно, между прочим! А некоторые, вместо того чтобы ехидничать, могли бы и посочувствовать. Хотя надо оно мне…


Скользнув внутрь, я сгрузил оба еще не открытых фолианта на небольшой столик у окна, сам пристроился на подоконнике и…


— Элхар, ты сюда зачем пришел? — мягко окликнули меня.


С недовольным шипением оторвавшись от книги, я недоуменно уставился на человека. Пару мгновений вспоминал, кто же это и почему я здесь. А потом смутился и захлопнул книгу, на всякий случай заложив страницы пальцем.


— Ну вылитый Нармет! — закатил глаза ректор и перевел взгляд на приведшую меня девушку. — Тиниир, тебе тоже стоит послушать.


Недоуменно покосившись на меня, она присела на край высокого стула. И все. В комнате повисла тишина. Мы словно чего-то ждали. Ну ладно, я с Тин ждали слов ректора, а он сам? Кто знает. Пока что дело ограничивалось пронзительными взглядами. Меня же глодало любопытство. Книга хоть и была написана сухим языком, но информация оказалась довольно любопытной. Особенно если вспомнить стимул… пару слов я уже встретил, но, вырванные из контекста, они могли значить что угодно.


Постепенно я все сильней наклонял голову, стараясь заглянуть между страниц и урвать еще хотя бы кусочек текста.


— Шею свернешь, — ласковым тоном проинформировали меня.


— А? — Я недоуменно вскинул голову и уставился на ректора. Перед ним постепенно затухал небольшой шар связи, а сам Мастер как-то подозрительно ласково и радостно смотрел на меня. Вернее, на нас.


С-с-с-с… очередная пакость.


— Я счастлив вам сообщить, уважаемые студенты, — начал свою прочувствованную речь Реклар. В груди что-то екнуло в предчувствии большой неприятности. — Что как самые успевающие и прилежные ученики вы отправляетесь на самостоятельную практику по разумным расам!


Э? Успевающие? Это я-то? Да я в их заведении без году неделя обучаюсь, а уже успел стать прилежным и успевающим? Ой, что-то ректор темнит. Причем его притянутые за уши причины видны невооруженным глазом. Вон девушку как перекосило. Наверное, тоже с трудом относит себя к «образцам для подражания», как только что завернул ректор.


Скорее мы именно что генераторы проблем. И нас ненавязчиво хотят запихнуть к какой-то особо «отличившейся» расе, пока мы не разнесли по камушку грессе. Но вот в чем проблема. Насколько я уже успел уяснить, единодушно «любят» здесь только…


— И потому вы отправляетесь к самой неизученной, самой таинственной расе — шас-саари! Разрешение от Ла’Ссарана уже получено.


Машу вать!.. Вот это влип.


— А можно я останусь здесь?! — С каких пор у меня появилось собственное эхо?


Недоуменно посмотрел в сторону источника звука и натолкнулся на столь же непонимающий взгляд. «Энтузиазм масс» на лбу второго кандидата читался во всех ракурсах и на всех известных языках. А также места, куда она готова отправить столь заботливого ректора.


Но того это мало волновало. Нам дали остаток дня на сборы и убедительно попросили не опаздывать в телепортационную башню. А если все-таки… кто-то… случайно заблудится… В общем, змеелюды покажутся белыми, пушистыми и не такими уж и злобными. Вернее — такими не злобными.


Проверять как-то сразу расхотелось. Но и покорно идти, куда посылают, тоже особого желания не возникло. Вот только других вариантов предусмотрено не было. Мне лично по телепатической связи дали понять, что дед очень желает этой поездки. И расстроится, если его любимый внук не внемлет старческой прихоти немощного мага.


Угу, подобные словесные гирлянды и я на чужих ушах развешивать умею. Не хуже некоторых «немощных и старых». Правда, задание Нармета все же выслушал и запомнил. Так, на всякий случай.


Сборы заняли не просто много времени. Они поставили меня в тупик. Впервые в жизни не знал, что мне делать. Нет, книги, свитки, пишущие принадлежности, одежду и прочую мелочевку я упаковал быстро. Конечно, сумочка получилась внушительная, но не настолько тяжелая, как ожидалось. А вот что делать с остальными своими вещами, было абсолютно непонятно. Когда мы ехали сюда, то за нами следовало несколько грузовых телег, доставивших все те ткани, шкуры и подушки, среди которых я и спал. Но вот брать ли их с собой теперь… в принципе нас должны обеспечить не только местом проживания, пропитанием, но и на постельное раскошелиться. Однако в то же время… жалко. Я уже привык к своему лежбищу.


Поинтересоваться у Са не успел — он уже укатил домой радовать Нармета успехами внука. И даже не попрощался. У, предатель! Попросит он чего-нибудь. Даже ядом не плюнусь.


Мои терзания прервал ректор, напомнив о сроках телепортации. На что я тут же огорошил его свой проблемой. Реклар недоуменно замолчал, а потом пообещал узнать все поточнее и, в случае чего, отправить грузовым телепортом. Угу, венки на могилку. Конечно, вслух я этого говорить не стал, но настроение рухнуло окончательно.


Добил меня Бобик. Эта разожравшаяся и разленившаяся скотина вознамерилась ехать до телепорта у меня на руках! А хвост ему с-кешером не побрить? По самую холку? С тихим шипением я сжал клинки в руках и…


Псина летела впереди, взвизгивая на поворотах и дробно стуча когтями по плитам коридоров. Когда поворот был уж сильно крутым, он даже по стене ухитрялся бежать. Я мчался за ним, свистя как закипевший чайник, иногда сбиваясь на банальное шипение. Люди и прочие разумные шарахались в стороны, прижимаясь к стенам или срочно ныряя в открытые проемы. Думаю, они надолго запомнят это происшествие.


В башне нас уже ждали. Только не рассчитывали, что мы появимся там так быстро. Судя по всему, девушка уже прошла портал, и тут началось самое интересное. Бобик прошмыгнул между ног у одного из магов, заставив оного тонко взвизгнуть, подпрыгнуть и сесть на пятую точку. Настройка телепорта засбоила. А сам виновник шустро скрылся в сиреневой дымке. Я стремительно последовал за ним, неосторожным движением хвоста сбивая еще одного мага. Портал выгнуло, он пару раз мигнул и…


Свет погас. М-да, сам дурак, что называется.




Из записок Мастера Нармета


Взрослые радужные змеелюды очень гармоничные существа. Они сочетают в себе признаки всех Кланов. Наверное, кроме цвета. Хотя этот вопрос тоже надо прояснить. В принципе в их окрасе представлены основные цвета — черный и белый. Радужные же гребни содержат все остальные.


Что же касается физических характеристик, то радужные органично сочетают в себе как силу, так и скорость. Последняя достигается за счет большей длины хвоста, нежели у представителей силовых Кланов. Можно предположить, что подобные отличия созданы искусственно в результате генетического отбора. Самые сильные представители Кланов воинов получали больше шансов оставить потомство, нежели их более слабые соперники.


То же самое в Кланах, где больше всего ценились ловкость и скорость. В результате мы получаем разную длину хвоста у разных Кланов. Поэтому можно ли считать пропорции Элхара такими, какими они должны быть у всех шас-саари, или все-таки уникальными? (Пометка на полях — попросить уточнить Эла.)


Гребни же являются родовой особенностью именно радужных. В описаниях остальных Кланов подобного не встречается. Предназначение их не только декоративное. Со слов внука можно предположить, что они являются проводником некоего дополнительного чувства. Точно обозначить его невозможно, поскольку поступает несколько разных видов информации.


Так он может улавливать эмоции окружающих его существ (уточнить про остальные расы), ощущать пустоты в стенах и ориентироваться в пространстве. Причем это только те, которые может определить сам носитель. Если присутствует еще что-то, то это пока неопределимо. Элхар хотя и обещал рассказывать обо всем, что с ним происходит, но кое-что может просто упустить по незнанию.


Или влезть куда не просят! Ну, до чего же беспокойный молодой… серпентер. Интересно, это тоже его родовое отличие или просто излишняя живость характера?..




Голова не просто болела, она явно поставила своей целью доказать, что источников боли в ней раз в пять больше, чем во всем теле вместе взятом. Я приподнялся, опираясь на руки. По волосам прошуршали камешки, а от пыли захотелось надрывно раскашляться. Что я, собственно, и сделал. Прочищать легкие пришлось долго, отплевываясь от вязнущего на зубах песка. А также тщательно прочесать шевелюру в поисках запутавшихся осколков.


Кстати о шевелюре. Дед отговорил меня стричься, объясняя тем, что большинство чешуйчатых носит длинные волосы. И если я не хочу выделяться на их фоне как баобаб в степи, то должен следовать принятым традициям. И вообще, мне так больше идет.


Так что пришлось просить Савиша научить заплетать косу. Насколько я вообще что-то об этом знаю, она плетется из трех прядей. Мне показали, как это делать из семи. Так что теперь каждое утро приходилось тратить время еще и на волосы. Но результат вроде бы ничего…


Раскрыл глаза и понял, что в чем-то моя голова права. Если с ее помощью разнести сталагмит… ну то, что растет снизу (постоянно путаю, что есть сталактиты, а что — сталагмиты), в общем, она и не так болеть будет. М-да, а чего я, собственно, хотел? Влетел в засбоивший телепорт… радоваться надо, что жив-здоров. Могло же просто впаять в стену. Или размазать по пространству. Так что еще легко отделался.


Хм, комитета по встрече вокруг не обнаружилось. Как и этой прожорливой зверюги, отзывающейся на кличку Бобик. За каким… хм… хвостом я его до сих пор терплю? Нет, надо попросить ректора создать портал на историческую родину этого типа. Пусть там живет и местным нервы портит.


Жизнь пошла как в сказке: чем дальше, тем веселей. Мало того, что не знаю, куда меня занесло, так и как отсюда выбираться — понятия не имею. Все чувства отшибло. Угу, и правильно. Головой надо пользоваться по прямому назначению, а не в качестве стенобитного орудия. Тогда в ней даже умные мысли заводятся. Но в любом случае нужно что-то делать. Хорошо хоть, что занесло в глухую пещеру. В смысле из нее (или в нее, что не существенно) вел всего один коридор, так что мучиться проблемой выбора не пришлось. Вполне хватало головной боли.


Я не знаю, это мои глаза так устроены или в пещере действительно мягкие сиреневатые сумерки? Источников света видно не было. Только вот само освещение… нет, оно было не равномерным, встречались затененные уголки и яркие «полянки». Но окружавшее пространство можно было разглядеть вполне отчетливо. Во всяком случае, можно не бояться пересчитать все сталактиты собственной головой.


Поскольку вопроса «куда идти?» не стояло, то я, подхватив с земли припорошенный пылью рюкзак, двинулся вперед.


Сперва пещера увлекала. Торчащие в самых неожиданных местах и под самыми необычными углами друзы кристаллов загадочно подмигивали, а наплывы на потолке иногда создавали целые вычурные колоннады. Пару раз попались подземные озера, в своей неподвижности больше похожие на сгустки мрака с идеально ровной поверхностью. Из любопытства сунутая в воду рука едва не окоченела. Или они все такие, или мне так повезло. Во всяком случае, второе озерцо на предмет теплоты воды я не проверял. Холодно, да и скользило там в глубине что-то неясное. Сразу вспомнились страшилки о подземных монстрах, и лезть в воду перехотелось.


Ментально я тоже никого дозваться не мог. То ли боль мешала сосредоточиться, то ли под землей это вообще невозможно. Что-то подобная перспектива меня совсем не радует. Правильно говорят — к хорошему быстро привыкаешь.


Похоже, судьба была пока что милостива, поскольку коридор хоть и петлял, но не раздваивался. А все видимые лазы годились разве что для обычной змеи. У меня туда помещались только пальцы, да и то не все. Хотя это дурость — совать свои конечности в незнакомые щели. Может, это подземелье так на меня действует? Надо это как следует обмозговать.


А подумать было над чем. Например, мне совсем не хотелось есть и спать. Ну, если со вторым понятно, две недели отсыпался, то первое… по логике вещей, после линьки есть должно хотеться каждые пять-десять минут, а тут словно отрезало. Может, это реакция организма на непредвиденные обстоятельства? Кто знает. У деда так точно не спросишь, естественно это для змеелюдов или очередной вывих именно моего организма?


Зато вместо чувства голода буйным цветом цвело любопытство и азарт какой-то. Например, я прикидывал, возможно ли обнаружить здесь залежи полезных ископаемых или драгоценных камней (притом, что я в рудах как пингвин в вокале). Или облазить вдоль и поперек встреченный на пути особо крупный скальный обломок только из-за того, будто мне почудилось, что в нем кто-то запаян!


Брр, кошмар. Нет, надо срочно выбираться на поверхность!


Не знаю, сколько времени прошло, и сколько за это время преодолел я, но в какой-то момент решил — хватит. Тут и буду ночевать. Местечко подобралось довольно симпатичное. Хорошо освещенное, если в пещере все же светло, рядом озеро, поверхность относительно ровная. И как будто специально для меня — эдакий скальный «помост», на котором можно свернуться клубком.


На этот раз я все же решил проверить воду. Не разочаровался. Водичка была чуть теплая, а на вкус чем-то напоминала минеральную. Хм… пить или не пить — вот в чем вопрос. Вспомним про свою невосприимчивость к ядам и решим, что пить все же стоит. Только до купания, а не после него. В рюкзаке нашлись сунутые туда и завернутые в тряпку кусок хлеба и вяленого мяса. М-да, на один раз хватит, а потом придется что-то делать.


Немного подумав, я все же запихнул еду назад. Есть-то не хочется. Чего не скажешь о жажде. Напившись, скинул одежду и внимательно прислушался к озеру. Только слушал я не ушами, а гребнями. Никак не могу придумать определения действу, которое происходит с их помощью, так что пусть будет — прислушался. Никого живого не обнаружилось. Так что со спокойной совестью плюхаюсь в воду, подняв тучу брызг.


Этот водоем, конечно, не такой большой, как возле грессе, но чтобы поплавать — хватило. На площадку я выбрался мокрый и довольный. Вещи убрал подальше, чтобы не намочить, и блаженно растянулся на камнях. Немного обсох и полез в рюкзак за книгой. Пока спать не хочется, можно почитать. Тем более что книга только начата…


Когда я провалился в сон — понятия не имею. Вот только что лежал, с упорством маньяка заглатывая очередную порцию слов неизвестного (пока что) языка, а в следующее мгновение вылетаю из собственного тела, словно пружиной вышибло. В первое мгновение дернулся от неожиданности, а потом успокоился. Мало ли как это повлияет на возвращение. Вот только второго превращения незнамо в кого и путешествия куда подальше мне не надо! Я еще с первым не разобрался.


В ответ на мою просьбу сознание, душу или фиг-его-знает-что подхватило, словно резким порывом ветра, на бешеной скорости протащило по подземелью, намертво впечатывая в память путь, и с размаху садануло лбом в какую-то то ли стелу, то ли высоченный памятник. От боли я вскрикнул и… проснулся?


Осторожно пощупал лоб — шишка была. Только понять, это еще от разнесенного сталагмита или уже новая, я не мог. Как-то не озаботился ощупыванием головы в тот момент. Зато перед внутренним взглядом как нарисованный на карте стоял маршрут к этому самому фундаментальному сооружению. Хм, не думаю, что подобные шедевры зодчества вырастают сами по себе. Значит, где-то там рядом есть и живые существа.


Еще немного повалявшись и поразмышляв на тему «Глюки как последствия удара головой о сталагмиты», я снова нырнул в воду, напился, встряхнулся, оделся, подхватил рюкзак и бодро заскользил по проложенному маршруту. Если это мне просто приснилось… ну что же, выясним, когда придем на место.


Долго дело делается… ой, опять меня не туда заносить стало. Продвигаясь вперед, я пытался уложить в голове все прочитанное накануне. Это, конечно, не дело — учить язык, просто читая словарь. Да, слов ты наберешься, но связно говорить или нормально перевести предложение… получится какая-то абракадабра в лучшем случае. А в худшем — нечто совсем противоположное по смыслу. С этим же языком и не такое произойти может. Тут даже способ начертания на смысл слова влияет! Ужас какой…


Правда, надежда была. Оказывается, тот мой первый список был написан на… древнезмеелюдском, что ли? Во всяком случае, автор этого словаря в самом начале говорил, что подобной письменностью когда-то давно пользовались шас-саари наряду с так называемым «общим» языком, на котором говорили многие, если не все. Понимали его уж точно все. Этот общий был разработан магами после последней войны, чтобы — дословно: «Не рождалось и не множилось непонимание между братьями». А на самом деле я пока не знаю, для чего он понадобился. Может, кому-то было лень учить «родные» языки других рас?


Все может быть…




Свечение телепорта полыхнуло и угасло, поглотив нырнувшего в него змеелюда. Крик замер на губах, вырвавшись очень похожим на змеиное шипение.


— Ну и где его теперь искать?! — наконец смог внятно, ровно и не ругаясь, произнести Мастер Реклар, обращаясь к потолку.


Уже ДВА раза этот наглый, непоседливый хвостатый доводил его чуть ли не до нервного срыва! Его, человека, который, уже боги знают сколько времени, руководил самой непредсказуемой группой населения. Студентами-магами. И вот опять, любуйтесь. Исчез неизвестно куда. Жив ли, здоров ли — непонятно. Куда его мог выкинуть сбитый чьим-то светлым хвостом телепорт, знают разве что всевидящие боги!


А что ему теперь говорить Нармету? «Извини, дорогой друг, твое чадо смогло поломать творимый Мастерами телепорт и сгинуло не пойми куда»? В том же, что старый друг поинтересуется делами своего внука, сомневаться не приходилось. Именно потому, что прекрасно знал кровного родича Мастера, на чьем месте теперь вольготно расположился змеелюд, свесив хвост на сторону…




Его звали Томен. Когда-то, давно. Отец — маг, не слишком талантливый, но опытный и умелый. Работал в одном из городов, расположенных на границе с государством руумов. Конечно, соседи им достались не подарок, сплетен об этой расе ходило немногим меньше, чем о шас-саари. Но жизнь была спокойной. Мать была дочерью одного из гильдейских купцов, так что мальчика баловали. Дед тоже был не против привезти ребенку новую игрушку или что-то интересное. Он в своем внуке души не чаял.


Мальчик рос, взрослел. Только вот… многие его шалости стали приобретать какой-то странный оттенок. Родители думали — пройдет, многие дети такие же. Шли года. Томену исполнилось с-сейра циклов.[3 - С-сейра циклов — семнадцать лег (шаэс.).] И вот тогда родители и дед содрогнулись. Их дитя убило человека. Вернее, руума, еще очень молодого, ему вряд ли было оэра циклов.[4 - Оэра циклов — десять лет (шаэс.).] Причем жестоко и кроваво.


Это было потрясением. Городские власти не могли замолчать или как-то замять это дело. От руумов приехала официальная делегация за преступником. А Томен не переживал и даже не раскаивался. На дознании он спокойно и непринужденно поведал следователю, что это не единственная его жертва. Предыдущие он прятал лучше и не был пойман. Присутствующий при этом разговоре Мастер Нармет встал и вышел из комнаты. Он день просидел, запершись в кабинете. А потом…


Солнечный день. Такой тихий и теплый, что невольно хочется поднять голову и улыбнуться небу. Но на лицах присутствовавших людей улыбок не было. На помосте, в окружении закутанных в глухие темные плащи руумов, стоял парень с отстраненной полуулыбкой на губах. Его это все словно забавляло. Напротив них, неестественно выпрямившись, стояли две человеческих фигуры в мантиях магов.


Наконец повисшее над площадью молчание разбил глухой, надтреснутый голос:


— Я не знаю тебя, в моей памяти нет места тебе, в твоих жилах нет моей крови. Клянусь своей Силой, это есть и будет!


Напряжение, повисшее в воздухе после этих слов, можно было резать ножом. Улыбка застыла на губах парня.


— Я не знаю тебя, в моей памяти нет места тебе, в твоих жилах нет моей крови. Клянусь своей Силой, это есть и будет!


Слово в слово, только голос немного сильней и моложе, но боль в нем такая же. И тихое, на грани слышимости:


— Простите нас, если сможете. И ты…


Руумы смыкают ряды, отделяя свою законную добычу от остальных. Стоящий на помосте больше не принадлежит к людям. Неверящий, мечущийся взгляд до последнего не отрывался от лиц магов. Губы подрагивали, словно силясь спросить:


— Ну, как же так?.. Такого… такого же просто не может быть!


Полыхнула вспышка телепорта и погасла, оставив в воздухе только короткий вскрик:


— Нет!..


За этот день Нармет постарел на много циклов. Его несколько лет не было ни видно, ни слышно. Так что за вторым своим внуком он будет следить гораздо строже. Хотя… Элхар совсем не похож на Томена. Да, совсем не похож…




Двигался я довольно долго. Не настолько, конечно, чтобы впасть в отчаяние. И все время питался исключительно водой. Горбушка с мясом так и пролежали в рюкзаке до окончания скитаний. Не знаю, как это скажется на мне потом, но пока что особых отклонений в своем организме не заметил. Ну, может быть, немного похудел. Правда, благодаря часто встречающимся озерам даже не запылился. Что радовало.


Наконец предо мной появилась узкая щель, после которой должен быть тот самый монумент. Не верить сну уже было нельзя. Путь до последнего камушка соответствовал тому, что приснилось. Правда, прохождение этого отрезка лучше не вспоминать. Протискиваться в ход пришлось всеми силами. Никогда бы не подумал, что стал настолько толстым. Или тут что-то совсем другое?


Когда же я, кашляя и отплевываясь от пыли, вывалился из узкой щели, то очень долго тер глаза руками. А в самый первый момент едва не метнулся назад. То, что было конечной точкой моего путешествия, действительно оказалось монументом. Но каким!


В самом дальнем конце очень большого зала свивала свои кольца громадная змея. Она походила на тех гигантских змей, которых изображали на гравюрах в «Легендах…». Не знаю, кто ваял это произведение искусства, но он настоящий Мастер! Статуя выглядела живой. Казалось, что немигающий взгляд ярко-алых глаз следит за каждым моим движением, а из полураскрытого рта вот-вот раздастся предупреждающее шипение.


Да что там, вся обстановка помещения заставляла подобрать хвост и почувствовать себя маленькой такой букашкой, которую, если что, раздавят и не заметят…


Следовало. Но вместо этого во мне неожиданно вспыхнул гнев. Нет, даже ярость. Я слишком долго ощущал себя никем и ничем, чтобы позволить вернуть все назад. Особенно сейчас, когда почувствовал, что могу что-то изменить! Что могу начать жизнь сначала.


Гневный свист метнулся под потолок, гребни угрожающе вздыбились, а в руках сами собой оказались лезвия с-кешеров. Ну что, кусок камня, посмотрим, кто кого?!


Не знаю, сколько времени мы простояли, глядя в глаза друг другу. Почему-то мне чудилось, что эта гигантская змея тоже смотрит на меня. Может, это шизофрения, но с недавних пор я вполне серьезно отношусь к своим чувствам. Внезапно напряжение спало, ощущение чужого присутствия никуда не делось, но теперь в нем не было враждебности. Больше всего это походило на… почтение? Признание?


Просто неожиданно гнетущая атмосфера развеялась, и зал даже стал довольно уютным. Вместе с тем навалилась усталость. Не думал, что игра в гляделки со статуей заберет у меня столько сил. Хоть сворачивайся прямо на полу и спи. Но нет, подхватив с пола рюкзак и засунув с-кешер за спину, я направился к изваянию. Утверждаться, так до конца. А поспать можно и в витках каменного хвоста. Тем более что они так интересно расположены. Словно как раз для меня…


— С-с-с-с-спать хочу…




Что?! Вот это… вот это пыльное и обвешанное паутиной создание и есть он? Великий Шаэсс, за что?! Почему мальчишка, что я буду с ним делать? У меня же просто времени не хватит научить его всему необходимому! Да, уже хэссар. А толку? Немного магии, немного силы, капля мозгов, куча самомнения и дурости. И ты хочешь, чтобы я с этим еще что-то сумела сделать?! И не просто сделать, а, наконец, прекратить эту извечную вражду. Ты издеваешься или просто глупо шутишь?


М-да, толку с тобой разговаривать, все равно не ответишь. Хотя надо признать, мальчик довольно симпатичный и чем-то похож на Тарса. Хотя, наверное, Тарс никогда не был таким… наивным, что ли? И зачем он носит этот странный амулет? Тем, кто может видеть, это не помеха. Не проще ли самому все спрятать, раз уж так хочется? Или он не может?


Да что он вообще умеет, скажите мне на милость?! Пришел, понимаешь ли. Развалился как хозяин… вон даже хвост свесил. Тоже мне великий Ла’Ссаайре. Кто тебя вообще за Верховного признает?! Нет, ну вот нахал. Спит. Он вообще что-то понимает в происходящем или его еще за хвост придется тащить? Будет смешно, если парень вообще откажется что-либо делать. В принципе можно его заставить, но…


Тарс, ты сволочь!!! Гад ползучий! Что тебе стоило выжить?..


Ладно, Шаэсс, твоя взяла. Я попробую. Но не обещаю результата. Потому как сама не знаю, чем это все закончится и закончится ли… Пусть он попытается, а там посмотрим, что получится в результате. Вон Договором уже обзавелся, рессов заимел. Шустрый паренек. Интересно, что же из него вырастет?




Найрхас Ла’Раах’Тасса задумчиво постукивал хвостом по полу. Мысли в его голове были не слишком радостные. Кажется, Миксааш с Лайрасаром, отец и дядя темного, что-то задумали. Причем хвост можно дать на отсечение, что оно касается непосредственно его. А при всем уважении к своим родичам, Хас избегал участия в сомнительных авантюрах.


Иногда ему казалось, что Лорд несколько ошибся при рождении с выбором Клана. С подобными мозгами надо было рождаться светлым. Нет, не то чтобы Раах’Тасса были поголовно глупы. Просто в представлении Хаса настоящим главой темного Клана был отец его извечного противника Кайрешшера Ла’Шаэр’Кетте. Зелено-чешуйчатый Лорд больше полагался на силу, чем на хитроумие или многоходовые комбинации. Но при этом, надо признать, больше влияния было у черных.


А Лорд Раах’Тасса имел знакомых, казалось бы, во всех уголках света. Да и сам Хас старался не отставать. Во всяком случае, умудрился свести довольно близкое знакомство с Тиниир. Хоть и вышло это случайно, но зато среди сверстников он теперь считался специалистом по людям.


Правда, последнее посещение верхнего мира оказалось не столь… счастливым. Кто, боги, ну кто мог предположить, что на той территории обосновался другой змеелюд? Они вообще не очень любили жить под открытым небом, предпочитая пещеры. Из-за чего велись постоянные войны с хонками.


Кроме того, неизвестный оказался светлым. Но неправильным. По силе он явно не уступал зеленым, а по скорости — черным. Самое противное было в другом. Как проигравший Хас обязан был стать рессом. Ведь проиграл он, по сути, свою жизнь. И даже то, что победитель оказался не осведомлен о традициях боев (что было весьма удивительно, учитывая ступень), ничего не меняло.


Но самое интересное было в другом — отец не гневался. Только как-то странно посмотрел и пробормотал что-то вроде «Может, это и к лучшему…». Правда, что здесь хорошего, темный так и не понял. Лорд потом еще долго совещался с Лайрасаром. После чего попытался выяснить все, что касалось неожиданно появившегося змея.


Что он там узнал, Хас не спрашивал. Просто потому, что было некогда. Разозленный поражением своего ученика Лайрасар усилил тренировки, так что молодому черному стало некогда задавать лишние вопросы. А тут еще повстречал удивительно красивую зеленую…


И надо же так случиться, что она оказалась сестрой Кайрешшера Ла’Шаэр’Кетте! Тут впору молиться богам, жалобно вопрошая их о причине такой невезучести. Друзья сочувствовали, но ничем помочь не могли. Не им тягаться с зеленым. Тот был значительно старше, так что шансов у любого из них было маловато.


И вот теперь такое заявление! Отец решил пригласить этого странного светлого пожить среди Клана Раах’Тасса! Оказывается, пока Хас предавался любовным терзаниям, Лайрасар успел еще раз встретиться с победителем и что-то о нем разузнать. Правда, вроде бы должна была приехать и Тиниир, что радовало. При всей ее… взбалмошности с ней было довольно легко. Во всяком случае, она не замирала каменным столбом и действительно интересовалась серпентерами.


М-да, если светлый появится, им будет очень тяжело. Им всем. Остальные не оставят подобного несоответствия без своего внимания. Хотя если этот парень такой сильный, вот пусть и объяснит этим пресловутым «всем», как они заблуждаются.


Так и не определившись, как отнестись к подобной новости, Найрхас решил отложить метания до возвращения ла’элларис. И уже тогда решать, что делать. Пока же нужно спать, а то утром на тренировке Лайрасар опять начнет ехидно выспрашивать, что же он делал всю ночь.




Мм, что-то в последнее время жизнь у меня какая-то странная пошла. Просыпаюсь, влипаю в неприятности, пытаюсь из них вылезти и снова засыпаю. Хоть глаза не открывай. Но надо.


Там же дед волнуется. И ректор. Да и самому мне несколько неудобно. Привык уже находиться среди людей, а теперь даже как-то одиноко.


На запястье подняла головку полупрозрачная змеюшка. А я о ней и забыл совсем. Висит себе что-то, ну и пусть висит. Есть не просит, с советами не лезет, жизни не учит — так чего будить? Тварюшка зашипела, укусила за большой палец и скатилась на пол. Неужели обиделась? Так я же ничего такого не имел в виду…


Приподнявшись на локтях, проследил за своим полупрозрачным «отпрыском». Кстати, спать среди каменных колец было на удивление хорошо. Давно так не высыпался. А маленькая радужная змейка тем временем решительно направлялась к дверям, обнаружившимся за статуей. Словно почувствовав мой взгляд, она обернулась и вопросительно зашипела. Мол, что лежишь? Вставай давай, пора в путь-дорогу. Пришлось подхватить вещи и проследовать за своеобразным гидом.


Мелкая змеюшка прекрасно ориентировалась в этих местах. Она доползла до створок и решительно на них зашипела. Словно устыдившись своего поведения, двери плавно и бесшумно распахнулись, пропуская нас внутрь.


За ними оказался небольшой зал, из которого куда-то вели три арочных проема. Тут уже и мне стало любопытно. Насторожив гребни, чтобы случайно не налететь на хозяев или просто обитателей этих помещений, я двинулся вперед. Не то чтобы так уж и боялся, но лишних объяснений хотелось бы избежать…


За крайним левым проемом была комната, больше всего похожая на кабинет. Все здесь было сделано с размахом. Помещение, конечно, уступало залу со статуей, но было ненамного меньше холла грессе. Вся мебель была под стать. Массивный, огромный стол. Не менее внушительные шкафы, заставленные всевозможными книгами, карта на свободном от них куске стены. При моем приближении на стенах мягко засветились матовые шары. Несколько подобных же светильников на высоких подставках скрывались между стеллажами.


А сиденья, находившиеся здесь, были явно приспособлены под змеелюдов. Хм, это что, дом кого-то из серпентеров? Любопытно, как же они живут в естественных, так сказать, условиях.


Предназначение следующей комнаты я не понял. С одинаковым успехом она могла быть как гостиной, так и столовой. Затем следовала спальня, пленившая меня с первого взгляда. Особенно тем, что имела собственный спуск к небольшому озерку. Библиотека и снова непонятная комната. Вот, собственно говоря, и все. Надо ли уточнять, что и прочая здешняя мебель явно была рассчитана на шас-саари?


Кстати, не зря она такая массивная. Можно не беспокоиться, что неосторожным движением хвоста что-то сломаешь. Хотя, если сильно постараться… Так, что-то меня не туда занесло. Правда, был еще один момент, который меня насторожил. Все здесь выглядело так, словно хозяин ненадолго ушел и вот-вот вернется. Не было затхлого запаха брошенного помещения. Да что там — даже пыли не было!


Змейка оставила меня сразу же после посещения кабинета. Она забралась на стол, залезла в какую-то хрустально-серебряную штуковину и всем своим видом показала, что никуда отсюда не двинется. Кроме того, она непреклонным тоном потребовала, чтобы я оставил здесь и ее «дом», в смысле — свиток. Как первоначальный, так и все полученные. Нет, мы с ней не разговаривали. Просто это было понятно, как… Не знаю даже, с чем сравнить. Наверное, больше всего это походило на разговор с самим собой.


Меня это несколько нервировало. Хотя я до сих пор не почувствовал присутствия живых существ, но не хотелось самовольно занять чужое жилище. Правда, оно мне все больше и больше нравилось. Интересно, а сколько могут стоить такие апартаменты? И можно ли мне поселиться в них или нет?.. Так, о чем я думаю?


Перебравшись в центральный зал и устроившись между каменными витками статуи, я попытался снова связаться с кем-нибудь. Почему-то первой на ум пришла Тин. Сигнал ушел на редкость чисто, легко. И уже через мгновение я получил отклик. Правда, звучал он несколько странно…


— Ты?! — как-то придушенно пискнула девушка, и следом меня настигло смущение пополам с раздражением. Словно застукал на чем-то запрещенном. — Тебя где носит? И кто позволял лезть ко мне в голову? Где ты сейчас находишься?!


Постепенно смущение уходило, зато раздражение сильно окрепло.


— И тебе доброго утра, — спокойно отозвался я, напрочь игнорируя чувства собеседницы. — Ты не могла бы мне сказать, как я могу найти нашего куратора?


Девушка поперхнулась, запыхтела и, наконец, возмущенно выдала:


— Как я тебе могу сказать, если не знаю, где ты находишься!


— А ты где? Давай лучше я к тебе, — выдвигаю встречное предложение. Почему-то мне совсем не хочется рассказывать про эту красоту. Никому.


— Ладно, иди на сигнал, — тяжко вздохнула Тин, активируя ментальный «маячок».


Прикинув направление, я подхватил вещи и двинулся вперед. Прямо напротив морды каменного змея располагались другие двери, которыми я и воспользовался. Правда, потом не стал идти по проложенным коридорам, скользнув в какой-то лаз. Короткое путешествие по пыльным и затянутым паутиной переходам — и я вываливаюсь в тесную, засыпанную щебнем пещерку. Пришлось отряхиваться, используя заклинание, чтобы привести себя в порядок. И только после этого направляться к источнику зова.


За поворотом предо мной открылось завораживающее зрелище. Змеелюды действительно жили под землей. Но как они тут устроились! Не знаю, в моем родном мире среди фэнтезийных рас специалистами по камню считались гномы. Никогда не видел работы хонков, но если все это построили серпентеры…


Вышел я на своеобразную набережную. Прямо рядом со мной текла широкая подземная река. Она вырывалась из стены несколькими герек выше и целым каскадом звенящих водопадов падала вниз.[5 - Герек — метр (шаэс.).] А затем величаво и неспешно текла дальше. Этот берег был выложен камнем. Выглядевшие однотонными плиты на самом деле несколько различались. Поэтому казалось, что рисунок живет, что ты вот-вот его увидишь, но, увы. Видение постоянно ускользало.


Берега связывал между собой мост. Прочное и одновременно какое-то воздушное сооружение, украшенное резьбой, выгибалось над водой. Оба конца его стерегли статуи змеелюдов раза в полтора больше оригиналов. Правда, я еще никогда не видел змеев в доспехах. Особенно — таких. Но притягивали взгляд не они. Вниманием сразу завладевало то, что высилось на другом берегу.


Казалось, что какой-то могучий волшебник или божество взяли замок и осторожно вплавили его в самое сердце скалы. Хаотические, созданные природой выступы и провалы плавно перетекали в изящные башни и украшения. Громадные ворота были наглухо закрыты, а по обеим сторонам широкого прохода высились изготовившиеся к броску змеи. Поменьше, конечно, чем стоящая в зале, но и они впечатляли.


— Эл! — недовольно окликнули меня, отрывая от созерцания архитектурного шедевра. Напротив моста, где-то на середине набережной, бил ввысь фонтан. По всей видимости, он был посвящен какой-то битве, поскольку вода лилась из пастей и якобы ран сражающихся. Среди них проглядывали представители едва ли не всех рас. Правда, больше всего было змеев, но это можно понять.


Рядом с этим произведением искусства стояла недовольная девушка, прожигая меня взглядом. Кстати, почему-то только сейчас я обратил внимание на представителей населения этого города. Столько змеелюдов за один раз я не видел никогда! Да что там, единственным часто виденным серпентером был я сам. Ну ладно, было еще несколько, но все наши встречи оказались уж слишком мимолетны. И чаще всего заканчивались дракой. Интересно, здесь тоже возникнет такая ситуация? Правда, местные не обращали на меня никакого внимания, но мне все равно стало немного неуютно.


То и дело оглядываясь, я приблизился к Тин. На удивление, гневных выкриков и упреков не последовало. Может, потому, что из-за фонтана появилось шейге черных змеелюдов, плотным кольцом окруживших нас.[6 - Шейге — числительное «четыре» (четверо) (шаэс.).] Мне это не понравилось. Однако девушка отреагировала на них довольно спокойно, ничем не выказывая страха или неуверенности.


— Пойдем, — махнула она мне рукой и направилась куда-то в сплетение улиц.


Город змеелюдов представлял собой захватывающее зрелище. Некоторые «дома», так же как и замок, были словно выточены из скалы, другие же чем-то напоминали обычные и даже имели крышу. Зачем она тут, я так и не понял. Кроме того, мне сразу бросилось в глаза резкое разграничение. Местные обитатели явно предпочитали общество себе подобных. Причем — подобных по цвету. Там, где шли мы, чаще всего, встречались черные. Иногда мелькали темно-зеленые, пару раз я видел даже коричневых, но ни одного, чешуя которого была бы посветлее. Единственным светлым пятном среди всего этого безобразия была моя шкура.


На которой лично убедился, что подобных мне тут не жалуют. Хоть гребни и были сложены, но почти ощутимые волны недоумения и… мягко скажем, неприятия накатывали, как волны в океане. По всей видимости, местные никак не могли понять, что я тут делаю и почему до сих пор жив. И сопровождающие потребовались явно не для защиты от нас. Скорее — нас от прочих. Сказать, что такая постановка вопроса меня сильно нервировала, значит, не сказать ничего. Она бесила. Почему, ну почему здесь то же самое? Какая разница, какого цвета моя шкура?!


Обидно… Как же, другой мир! Везде одно и то же. Пришлось упорно изучать рисунок мостовой, иначе я бы точно не выдержал и попортил бы кому-то чешую. А также зубы, кости и прочее, что там еще можно испортить. Эти мысли крутились в голове всю дорогу до конечного пункта, так что на место назначения я прибыл почти невменяемым. Клянусь, всего одно слово — и взялся бы за клинки. Плевать на то, что было бы потом, но эта… брезгливость меня просто достала!


Наконец мы вошли в какой-то дом, немного поплутали по коридорам и оказались в довольно просторном зале. Не таком, конечно, как со статуей, но довольно впечатляющем. Правда, все это рассмотрел гораздо позже. Сейчас перед моим глазами был только пол. Смотреть по сторонам я просто-напросто боялся. Не знаю, что за подарки преподнесла мне третья ступень, но чую, что мог бы убить и взглядом.


— Элх-х-хар? — в повисшей тишине кто-то пошипел мое имя.


Пришлось все же медленно поднять голову, чтобы столкнуться взглядом с черным змеелюдом, стоящим в центре. Он невольно подался назад, но тут же выровнялся. Затем медленно и осторожно приблизился почти вплотную, не отрывая взгляда.


— Ты устал? Голоден? Может, расскажешь, что с тобой произошло и как ты добрался до нас? — В голосе темного не было ни намека на превосходство или пренебрежение. Только живое беспокойство и участие.


Нет, не жалость — именно участие. И еще — он говорил искренне. Сейчас я намного лучше «слышал» чувства других. От собеседника исходило дружелюбие и нечто похожее на желание защитить. Удивление подобным приемом разбило застывшее озеро ярости, давая возможность взять себя в руки. Но лучше всего с моим гневом справился кое-кто другой. Не знаю, где сидела эта наглая псина, но буквально в следующий момент мощный удар в грудь повалил меня на пол, а радостно повизгивающий Бобик смачно вылизал все лицо.


— Тьфу, пшел вон! Отстать! Фу, отст… тьфу, брысь! Кому говорю??!


Угу, так он и послушался. Эта туша соизволила слезть с полупридушенного меня только тогда, когда убедилась, что не осталось ни одного сухого места на моем лице. Ну что тут можно сказать?..


— На холодец пущу, свинья невоспитанная! — утираясь и поднимаясь, пригрозил ему.


— Гав-гав-гав! — радостно поддержал меня этот псин, видимо не осознавая, что в этот момент я был очень близок к предпочтениям корейской кухни. Но, глядя на радостно прыгающего вокруг зубастика размером с теленка, все же передумал.


Нет, это создание умудрилось подрасти еще! Бобик уже ничем не напоминал того маленького мокроносого щенка, которого я вытащил из пещеры. Зверюгу, больше всего похожую на помесь волка, льва и дикобраза, только покрупнее и с тремя рядами зубов, уже как-то было неловко называть щенком. Разве что слоненком. Во всяком случае, от его прыжков пол ощутимо вздрагивал.


Зато гнев ушел полностью. Вернее, он притух, мелькая на задворках сознания. И только теперь я смог оглядеться по сторонам. В помещении находилось довольно много народу. Из знакомых здесь присутствовали те шас-саари, с которыми встречался еще в Танаре. Радости на их лицах не было ни на грош. Рядом стояла Тин, так же нелюбезно разглядывая мою персону. В противовес им, на лицах старшего поколения читался интерес и облегчение. К ним относились мой «учитель» из грессе и тот самый серпентер, который первым заговорил со мной. Последний, кстати, разглядывал меня с неприкрытым любопытством. Кстати, я же не поздоровался!


— Здравствуйте, — поприветствовал я присутствующих.


— Тебе лучше? — поинтересовался незнакомый мне змеелюд, складывая руки на груди.


— Да, спасибо… — Делаю паузу и смотрю ему в глаза, предлагая представиться.


— Ла’Ссаран Миксааш Раах’Тасса,[7 - Ла’Ссаран Миксааш Раах’Тасса — Лорд Клана Раах’Тасса Миксааш (змеел.). Раах’Тасса — Клан черных змеелюдов.] — представился мой собеседник. Хм, это как понимать?


— Элхар Кессер, — наклоняю голову. М-да, по сравнению с его именованием выгляжу бледно.


— Можешь звать меня Миксааш, — спокойно предлагает змеелюд.


— А все остальное? — не могу удержаться от вопроса. Тин за спиной придушенно пискнула. С чего бы это?


— Титул и наименование рода, — охотно поясняет собеседник и радушно предлагает: — Пойдем есть. Ты, наверное, голоден.


Ну… не то чтобы так уж сильно, но есть хочется. Вот только мне интересно, почему все остальные скромно так стоят у стены и не отсвечивают? Фактически, разговариваем только мы. Все остальные ненавязчиво маячат сзади, создавая фон. И девушка, которая, насколько я помню, любит верховодить, даже она тихо и мирно старалась не высовываться. Интересно, кто бы мне все объяснил, а?..


Но решение этого, несомненно, интересного вопроса пришлось отложить на потом. Поскольку стоило только мне увидеть заставленный всяческими яствами стол, как голод, где-то пропадавший все это время, напомнил о себе. Да так, что я едва слюной не захлебнулся. Не знаю, что подумали обо мне окружающие, но, пока в пределах досягаемости не осталось ни одного блюда, ни на что не реагировал.


Да и потом, честно говоря, далеко от стола отходить не хотелось. Как же, на нем осталось еще столько всего вкусного! Да и двигаться было трудновато. Наверное, не стоило так наедаться, но сидеть и просто нюхать это разнообразие было выше моих сил.


Я смущенно покосился на восседавшего с другой стороны стола Миксааша. И наткнулся на понимающий и немного ироничный взгляд. Мол, интересно, где же это ты так оголодал? Ой, можно подумать, что они голодных серпентеров не видели.


— Рассказывай, — кивнул темный, откидываясь на спинку кресла.


Пожав плечами, я рассказал, как оказался незнамо где, как пошел по единственной дороге и сколько шисов плутал. Правда, умолчал о своем сне и посещении странного помещения со статуей. Почему-то делиться этим мне не хотелось. Окончание звучало несколько по-другому. Что я просто решил попробовать, может, удастся с кем-нибудь связаться, — и мне несказанно повезло. Тин меня услышала. Вот и все.


Девушка кивнула, подтверждая сказанное. Миксааш задумчиво потер подбородок, искоса поглядывая на меня. Кажется, он уловил недосказанность, но выводить меня на чистую воду не стал. А может, его интересовало совсем другое, но спрашивать змеелюд то ли не захотел, то ли по какой-то причине не мог. В последнее верилось с трудом.


— Скажите, — все же не выдержал я, — а почему все остальные молчат?


— Когда разговаривают Лорды, никто не имеет права вмешиваться, — показав клыки в усмешке, ответил серпентер.


Так, кажется, меня уже когда-то называли Лордом, но не соизволили объяснить, чем это чревато. И чего от меня теперь ждут окружающие. А то я же могу по незнанию такого наворотить, что потом самому стыдно будет. И объяснение, что знать не знал и ведать не ведал, не поможет. Как говорят, незнание закона не освобождает. И даже не смягчает. Хотя они сами виноваты, что про них ничего не известно, но опять же — это не объяснение.


Почему-то признаваться вслух, что понятия не имею, как себя вести, мне не хотелось. Не знаю, может быть, нарушаю этим какие-то законы или правила, но я мысленно попросил Миксааша помочь мне в этом деле, попутно извинившись, вдруг что не так. Темный пристально посмотрел на меня и едва заметно кивнул. После чего обвел взглядом всех присутствующих и властно произнес:


— Лайрасар, проведи Лорда в его комнату. Кажется, нашему гостю надо отдохнуть.


Угу, это он верно подметил. Глаза стали закрываться сами по себе. Еще немного, и я бы заснул прямо за столом. Точно не стоило так наедаться. Но сделанного уже не вернешь. Хотя… есть, конечно, способ, но меня могут не понять. Так, что-то мысли не туда пошли, надо прекращать издеваться над собой и хорошенько выспаться. Тогда и голова нормально работать будет.


Путь, по которому мы двигались, я не запоминал. Вернее, не обращал на него внимания. И так найду, если понадобится. Комната, отведенная в мое пользование, оказалась довольно уютной. Точнее, их было две. Небольшая типа прихожая с парой кресел и сама спальня.


Дверей не было как таковых. От общего коридора комнату отделяло тяжелое, расшитое серебряной нитью покрывало. Ну и паутина заклинания. Если хозяин апартаментов не желал никого видеть, то касался специального вензеля, и вышивка становилась красной. Тогда попасть в помещение становилось просто невозможно. Все равно, что ломиться через гранитную плиту.


Получался такой эффект из-за того, что покрывало было сплетено из специальной ткани, которую делают только змеелюды. Вышивка же была частью заклинания. Кстати, подслушать при такой «дверке» тоже не получалось. Так что за свои секреты я мог быть полностью спокоен.


Саму же спальню от «прихожей» отделяла тоже своеобразная «шторка». Правда, состояла она из множества мелких, достающих до пола цепочек. Закрепленные на них в произвольном порядке колечки издавали мелодичный звон. Эдакое предупреждение о входе.


Но самым красивым во всем этом было ложе. Широкое, просторное и удобное даже на вид. А ворох подушек, покрывал и шкур просто завораживал. С блаженным стоном я рухнул на все это великолепие, зарылся поглубже и отключился. Хватит с меня переживаний.


Последнее, что я помню, — недовольное сопение Бобика и рухнувшая сверху тяжесть его туши.




Тин была удивлена, обеспокоена и рассержена одновременно. Этот чешуйчатый гад опять куда-то влез, а получает за это, как всегда, она. Когда после нее из портала вылетел поскуливающий зверь и воронка схлопнулась, то девушка не забеспокоилась. Ничего, сейчас еще раз откроют — и все. Но ничего подобного не произошло. Зато с Лордом Миксаашем связался ректор. О чем они говорили, Тин не услышала, но змей после разговора явно занервничал. Он подозвал к себе Хаса и что-то ему приказал.


Молодой змеелюд некоторое время раскачивался, словно болванчик, а потом ответил. Что именно было сказано, Тин не поняла. Шас-саари общались на своем языке. Но каким-то внутренним чутьем определила, что неприятности начались. А поскольку Эла до сих пор нет, то и виноват во всем, несомненно, он!


Дальше стало еще веселей. Ла’Ссаран отправил патрули, Хас с товарищами постоянно находился при нем. Так что поговорить со старым другом не было никакой возможности. Напряжение все возрастало, пока, наконец, в какой-то момент в ее голове не прозвучал на удивление сильный и чистый сигнал. Эл нашелся!


Тин сразу же сказала об этом Хасу, и вот она направляется к Фонтану Слез. Светлый появился на удивление быстро, хотя совсем не с той стороны, откуда его ждали. Ладно, главное, что он все же нашелся. Только, боги и демоны, где же его носило?! Осунулся, похудел…


Путь назад был очень странным. Серпентер все ниже и ниже опускал голову, пока не уткнулся взглядом в мостовую, а у идущей рядом девушки по коже стали маршировать мурашки. Хотелось как можно дальше отодвинуться от Элхара, но скользящие рядом воины не давали этого сделать. Странный озноб не отпускал вплоть до парадного зала. Там ей удалось скользнуть в сторону и спрятаться за спиной Хаса, который тоже изо всех сил старался не встречаться глазами со светлым.


Когда же из любопытства девушка попыталась взглянуть на поднявшего голову серпентера, то чуть не грохнулась в обморок. Такой ярости во взгляде нет, наверное, даже у заклятого врага. Как же Миксааш на него спокойно смотрит?


И не только смотрит. Темный Лорд и общался с Элом как с равным. Даже Хас не удостаивался такого, это Тин знала точно. Невольно покосившись на объект раздумий, девушка отметила, что стоявший рядом с ней друг воспринимал все если не равнодушно, то очень спокойно. Интересно, с чего бы это довольно несдержанный по характеру змеелюд так себя ведет?


Застолье не затянулось. Видно было, что гость не только сильно проголодался, но и устал. Так что вскоре светлый вышел из зала, направляясь в свои комнаты. А темные так и остались за столом. Миксааш некоторое время продолжал задумчиво рассматривать дверь, за которой скрылся Эл. Никто не пытался нарушить это молчание, продлившееся до тех пор, пока в зал не скользнул Лайрасар и не склонился перед Лордом в поклоне. По всей видимости, задание было выполнено.


— Любопытный мальчик, не находишь? — поинтересовался Ла’Ссаран у своего воина. — Ты видел его глаза?


— Я думал, что он тебя убьет, — пожал плечами правая рука Лорда и его родной брат.


Да, Миксааш и Лайрасар были братьями, что, впрочем, совсем не мешало им сосуществовать. Кроме того, Тин ни разу не слышала, чтобы младший претендовал на место старшего. Вместо этого он собрал под свою руку лучших воинов и был надежной опорой Лорду.


— Знаешь, Мик, будь с ним поосторожней, — вполне серьезно попросил он. — С этим парнем и с реметом справиться было сложно, что же он выдаст, сменив ступень…


— Я тоже почувствовал, — кивнул Миксааш. — Но ничего, он сам подсказал мне, чем его занять. Не думаю, что у парня будет много времени…


— Но приглядеть стоит, — поддержал брата Лайрасар. — Кстати, не знаешь, с чего он так взбесился?


— Думаю, нашему гостю не понравилось отношение к цвету его чешуи. — Лорд внимательно посмотрел на воина. — Мальчик он вспыльчивый, как бы чего…


Младший молча склонил голову, они многое понимали без слов. Родственники, что еще можно сказать. Если же остальные только теряются в догадках — это змеев не касается! Нет, чтобы растолковать, объяснить…


— Кстати, Хас, чтобы ни на минуту не оставляли своего Лорда без присмотра, ясно?


— Да, отец, — покорно склонил голову Найрхас.


Тин невольно передернулась. Она знала темного не так уж и долго, но кое-что успела понять. Например, его почти болезненную гордость. А теперь не только ему, но и его близким друзьям приходится прислуживать! И не кому-нибудь, а светлому. Черные же всегда относились к ним, если не с презрением, так с неприязнью точно. Сложно представить, что здесь творилось, когда узнали об изменении статуса Хаса. Бедняга…


— Кстати, девушка, вам тоже пора спать, — прервал ее размышление спокойный голос Миксааша. Вот уж кто настоящий Лорд, не то что некоторые выскочки…




Из записок Мастера Нармета


У змеелюдов, оказывается, очень интересная система формирования имен. По тому, как зовут представителя этой расы, можно понять его социальный статус. Для этого они используют изменяющиеся приставки. «Чистые» имена без всяких дополнений носят только правители Клана. Правда, все равно используют титул, но это скорее дань внешним расам. Не все сразу могут понять, кто перед ними. Да и внушительней звучит…


Далее, приставка Ла’ говорит о том, что шас-саари относится к правящей семье. Причем вне зависимости от того, кем приходится самому правителю. Иногда, в случае если родич не кровный (ну мало ли, приняли в семью за особые заслуги), приставка видоизменяется на Лай’.


Лар’ говорит о том, что перед вами глава простой семьи или уважаемый взрослый и самостоятельный змеелюд. Чаще всего если тебе не представились полным именем, то, определив Клан по цвету чешуи, можно спокойно обратиться к любому шас-саари, используя именно эту приставку. А когда поправят и представятся полностью, то обращаться так, как будет разрешено.


Приставка Ларе’ используется для обращения к любому взрослому и самостоятельному змеелюду, не заслужившему особого положения в Клане. Чаще всего подобное именование применяется для молодых серпентеров, которые уже вышли из детского возраста, но еще не заслужили права на приставку Лар’.


Честно говоря, я сам немного не понимаю разницу между этими двумя именованиями, но думаю, что лучше использовать при знакомстве приставку Лар’. По крайней мере, не обидишь незнакомого шас-саари, принизив его достоинство. Хотя спрашивается, зачем надо было придумывать такие дебри? Именовались бы как все, просто и незатейливо…


Лаши’ используется для именования несамостоятельных змеелюдов, подростков, а также опекаемых и тому подобное. Правда, если эти подростки не относятся к правящей семье. Тогда используется все равно приставка Ла’.


Тари’ используется для именования детей. То есть до перехода на ступень ремета все змеелюды имеют эту приставку. Мол, ребенок такого-то или такого-то Клана. Но поскольку эта раса хранит своих детей, как иные сокровища не охраняют, то встретить кого-то с этой приставкой весьма затруднительно. Разве что самому сунуться в детский сектор, но вряд ли туда пустят чужака. А если все-таки обнаружат… живым уйти будет весьма затруднительно.


Ну а считающаяся обезличенной приставка Раш’ чаще всего используется для именования змеелюдов во внешнем мире, когда они хотят скрыть свой статус. Ну, или, по крайней мере, просто не хотят его оглашать. Толку-то, если все равно не поймут?





С-СЕШ-Ш СУ[Су — числительное «два» (шаэс.).]



Утром я проснулся с четким осознанием того, чем следует заняться. А также того, что хватит прятаться и плыть по течению. Это я мог позволить себе там, в том мире. Здесь же… раз собрался стать чем-то большим, нежели просто чешуйчатой гадиной, то пора браться за дело. Время — это один из ресурсов, который не возобновляется.


Все, достаточно отговариваться привыканием и незнанием. Если что-то неизвестно — узнай. Пора уже искать собственное место в этом мире. Или создавать его, если вдруг ничего не понравится. Дальше прятаться за спиной деда как-то несолидно. Мне не пять лет и даже не десять, чтобы играть в ребенка.


С такими мыслями я выскользнул из-под покрывал, сладко потянулся и огляделся по сторонам в поисках воды. Привычка умываться по утрам никуда не делась. Правда, здесь наблюдалась явная нехватка жидкости. Даже обычного тазика видно не было. Ну да ладно, потом найду…


Бобик заворчал, но все же слез с кровати. Сонно потер лапой морду, широко зевнул и уставился на меня. Мол, ну и что дальше? А дальше у нас завтрак, затем до обеда — занятия с Миксаашем, затем помашем с-кешером и на сладкое — навестим «детишек». Ну, это я так планирую. Как оно обернется в действительности…


Кстати, надо будет поставить там телепортационный маячок. Чую, что скакать туда-сюда придется много и часто. А каждый раз заново искать ориентиры не хочется.


Ну да ладно, натягиваем одежду, приглаживаем встрепанные со сна волосы, прихватываем оружие и отправляемся в трапезную, или как тут называется это помещение. На кухню меня не пустят, да и что-то подсказывает, что новоявленный учитель такого решения проблемы не поймет. Вряд ли местные Лорды шуршат по кухням, как рядовые серпентеры.


Выскользнув из комнаты, я нос к носу столкнулся со своими старыми знакомыми, если можно так их назвать. Во всяком случае, эту компанию я встречал уже не раз. Правда, драться они не полезли, хотя особым благорасположением тоже не пылали. Скорее были раздражены и разозлены. На меня почему-то. За что, интересно? И Тин тут же, пытается незаметно зевнуть, протирая слипающиеся глаза. Если она так спать хочет, то зачем вскакивать? Или кто на завтрак не успел, тот ест уже в обед? Интересные порядки…


— Ну и где тут у вас кормят? — вежливо интересуюсь у всех сразу. Может, кто-нибудь и ответит.


— Там же, где и вчера, — недовольно буркает самый старший. Тот, на котором я два раза опробовал свое оружие. Кстати, если они такие невежливые, то не хочется брать с них пример.


— Элхар, — представляюсь, протягивая руку. Парень некоторое время недоуменно смотрит на меня, затем криво ухмыляется.


— Найрхас, — наконец выдает он, копируя мой жест.


Видимо, рукопожатие здесь все же не сильно распространено, поскольку приходится самостоятельно стискивать его ладонь. Ответное пожатие было таким же крепким. Пристально смотрю на остальных, вопросительно приподнимая брови.


— Нойшер, — наконец-то догадывается стоящий рядом с нами темный. Он поменьше первого, и волосы скорее светло-пепельного окраса, нежели белого.


— Тасмаар, — более уверенно представляется последний, выскальзывая из-за спин товарищей. Желтая отметина на его лбу заметно меньше, чем у других. Мы тоже обменялись рукопожатиями и уже более уверенно заскользили в сторону знакомого зала.


— Может, вы притормозите?! — неожиданно раздалось из-за спины.


Недоуменно обернувшись, я с удивлением уставился на запыхавшуюся Тин. Видимо, двигались мы все же излишне шустро. Хотя и недостаточно. В коридорах уже было вполне оживленно.


Поэтому заметили нас очень быстро. Надо ли уточнять, какими именно чувствами сопровождалось дальнейшее продвижение? Нет, я точно кого-нибудь поубиваю, может, хоть тогда эти змеи негроидные немного поумнеют? Но не думаю, что Миксааш спокойно отнесется к уменьшению поголовья (или похвостья?) его Клана. Хотя… зачем убивать? Я радостно оскалился пришедшей в голову идее. Тренировки — это очень даже хорошая мысль. А если кому-то хорошо попортят чешую, то кто же виноват?..


Удовлетворенно зашипев, я прикрыл глаза, продолжая путь. И в залу скользнул уже почти спокойным. Предвкушение возможности отыграться грело не хуже полуденного светила. Спутники удивленно посматривали на меня, не рискуя, впрочем, задавать вопросы.


Стол был уже накрыт, хотя темного Лорда не наблюдалось и не ощущалось. Не понимаю, это мы рано пришли или кое-кто задерживается? Не хотелось бы показаться невоспитанным, но хороший хозяин своих гостей голодом морить не будет. Особенно если это молодой и растущий серпентер. Если перефразировать древнего классика — не стой меж змеелюдом и голодом его! Бобик поддержал меня согласным поскуливанием, умильно глядя на стол.


Однако когда хозяин стола все же явился, то странности не закончились. Рассаживались, кому как захотелось. Причем первым выбирал себе место сам Миксааш. Остальные занимали те стулья, которые оставались. Кроме того, народ хоть незаметно, но постоянно следил за своим Лордом и старался есть только то, что он уже попробовал. Как мне кажется, старший змей тоже следил за нами, но делал это очень незаметно.


С чего такие шпионские игры, я так и не понял. Да и на столе выбирал блюда по принципу, что ближе стоит и до чего можно дотянуться. На аппетит никогда не жаловался, так что уделял внимание собственной тарелке, а не анализу содержимого соседней. Псину тоже выдали полную плошку, иначе он бы никому не дал спокойно есть. Под конец трапезы темный Лорд внимательно осмотрел учиненное мною опустошение, переглянулся с Лайрасаром и задал мне оригинальную задачку:


— Элхар, среди этих блюд было несколько, содержащих яд трех видов. Скажи мне, ты знаешь, что это были за яды, время и как они действуют, а также какое от них необходимо противоядие?


— Э-э-э-э, — задумчиво протянул я, — наверное, они мне не попались… Было слабительное, от чесотки и приворотное зелье. Хотя я бы назвал его рвотным, вкус еще тот. Если не верите, попробуйте сами! — предлагаю, двигая на средину стола не понравившееся мне блюдо. Остальные почему-то энтузиазма не проявили, отодвигаясь подальше.


— Ты уверен? — переспросил Миксааш, буравя меня пристальным взглядом.


— Меня дед учил, — пожал плечами я. — А он Мастер Магии.


— И ты не боишься, что последнее зелье сработает? — ехидно уточнил Лайрасар.


— Нет, — мотнул я головой, — ибо подобные зелья не действуют на мой организм ввиду примененных средств! В смысле дедушка постарался оградить, — поясняю, видя недоумение в глазах окружающих.


Почему-то на полный желудок меня тянет на высокий штиль. И совсем я не соврал. Немного приукрасил, и все. Разглашать некоторые особенности организма пока еще рано. Мало ли что у них тут творится. Уже одно высказывание Миксааша наводит на размышления. Очень даже интересная картинка внутренней жизни серпентеров вырисовывается. Утренний бокал с ядом — это что, вместо аперитива?


Похоже, змеюшник здесь в прямом смысле этого слова. И Лорды друг друга терпеть не могут, хотя демонстрируют поразительное дружелюбие. На словах, исключительно на словах. Это о многом говорит. Например, о том, что внешних войн не ведется. А также о том, что нет общности. Есть некоторые анклавы, временные союзы, всяческие договоренности, но единого правительства нет.


С одной стороны, это хорошо. Получи змеи централизованную власть — соседям останется зарыться в песочек и не стонать. С другой же стороны, такая ситуация ни к чему хорошему не приведет. Сперва они успешно порежут друг дружку сами, а с теми, что останутся, закончат другие. Врагов у чешуйчатых много.


Почему это волнует меня? Ну, начнем с того, что моей новой расовой принадлежности никто не отменял. Шкуру просто так не перекрасишь, даже если твой дед крутой маг. Да и вопросов продолжения рода никто не сбрасывал со счетов. Нармет мне обещал, что с «возрастом» все образуется само собой. Надеюсь, он не имел в виду пятую ступень. Было бы досадно. Ну и просто не хотелось, чтобы змеелюды исчезли. Могу я чего-то желать просто так, без объяснения причин?!


Подняв голову, наткнулся на пристальный, изучающий взгляд Миксааша. Хм, кажется, не один я здесь такой умный. Только вот у меня получается читать мысли и эмоции других в силу природных данных, а темный это делает с помощью накопленного опыта. Или удачно прикидывается. Очень удачно…


— Ты готов? — Это не вопрос, это скорее дань вежливости. Или все-таки нет? Во всяком случае, проверять не стал, а молча направился вслед за Лордом. Кстати, никто из присутствовавших на завтраке за нами не последовал. Даже Лайрасар. Бобик, предатель эдакий, посмотрел на заставленный стол, на меня и… остался. И еще, надо будет не забыть связаться с дедом. Просто потому, что соскучился.




Кабинет Миксааша очень напоминал помещение, спрятанное за статуей гигантской змеи. Только размерами поменьше и более… индивидуальное, что ли? Во всяком случае, чувствовалось, что хозяин проводит здесь немало времени. Другое дело, чем именно он тут занимается, но это уже личные догадки каждого.


Мы с ним расположились у небольшого столика, оккупированного книгами, свитками и какой-то пузатой бутылкой. Надеюсь, это не очередная разновидность яда. Что-то в последнее время стала наблюдаться странная тенденция. Чуть только перебираюсь на новое место, как тут же норовят травануть. Нет, ну вот чем я им всем мешаю, а?!


Беседа у нас пошла совсем не так, как мне представлялось. Казалось бы, логично начать с истории, традиций, особенностей Клана, так? Оказалось, что Лорд думает несколько иначе. Он начал с… рессов. Что это такое и как с ними бороться. В принципе он прав, и я даже могу его понять. Как-никак единственный сын умудрился схлопотать в лоб именно от меня. И никуда теперь от этого не денешься.


Однако интересная картинка вырисовывается. Змеелюды — раса довольно агрессивная. Я бы даже сказал — излишне агрессивная, и при этом в их среде царит если не железная, то очень строгая дисциплина. А свои традиции шас-саари чтят и уважают. Это не говорит о том, что при возможности серпентеры их не обходят, но если прижмешь к стенке — выполнят все. Так и в моем случае. Вроде бы парни могли промолчать, скрыть свое поражение. С моей стороны никаких претензий бы не поступило. Надо оно мне, такое счастье? Но нет, рассказали и официально заделались моими рессами. Нянькайся теперь с ними…


Да, как их ла’элларис я обязан заботиться, воспитывать, защищать в случае чего. Интересно, а сопли им вытирать не надо? Ну ладно, это так, лирика. Ребята тоже обязаны сопровождать меня, выполнять приказы и, случись вдруг беда, прикрыть собственным чешуйчатым хвостом. Вот мне интересно, если я должен их защищать, а они меня в свою очередь прикрывать, то… в общем, запутался.


Кроме того, их социальный статус напрямую зависит от меня. Будут уважать меня — будут уважать и их. Ну и все такое прочее в том же духе. Единственным плюсом во всем этом было то, что рессы физически неспособны предать. То есть Найрхас даже своему отцу не вправе разглашать то, о чем я прикажу ему молчать. Для парня теперь я царь, бог, отец и мать в одном лице. Да и для остальных рессов — тоже.


Кроме того, мне вменялось в обязанности выучить языки ближайших соседей — ноков и руумов. Это радовало гораздо больше, потому что я их уже учил. Вернее, читал по ним словари. Но признаваться в этом не собирался. Пока что. Правда, возникло желание поинтересоваться насчет третьего, но опять же воздержался. Не хочу участвовать в местных политических играх, а Миксааш, по всей видимости, этого страстно желает.


Ну да ладно, поживем — посмотрим. Только я еще не понял, каким боком тут Тин. Хоть она и ходит постоянно с моими рессами, но в то же время как бы сама по себе. Правда, Реклар отправил нас вместе, так что она вроде бы должна быть равна по статусу мне… или я опять что-то не понимаю?


Оказалось, что все обстоит именно так. Серпентеры довольно прохладно относятся к иным расам, особенно на своей территории. Так что хоть Лорд и договорился с ректором, но это не гарантирует девушке абсолютной неприкосновенности. А вот если она двигается в составе компании — то совсем другое дело. При этом ответственность за ее поступки несет самый старший по статусу в этой компании.


В общем, мне придется присматривать и за ней. Если не хочу в ближайшее время получить на руки хладную тушку этой магички недоделанной. Подобного мне совсем не хотелось, так что придется озаботиться и этой проблемой.


Время до обеда пролетело незаметно. Как оказалось, здесь на трапезу зовут чем-то вроде колокольчика. Только непонятно, откуда доносится звук. В любом месте ты слышишь его так, словно звякнули именно что рядом с твоим ухом. Кстати, надо не слишком плотно наедаться и взять чего-нибудь с собой. А то потом будут весьма активные физические упражнения. Мне захотелось проверить пару предположений. Во что же это все выльется, будет видно позже.


Но, увы, так просто темный Лорд меня отпускать не захотел. Сразу же после обеда, прошедшего приблизительно так же, как и завтрак, разве что без вопросов об отравлениях, Миксааш пригласил меня и рессов следовать за собой. Причем сделал это таким тоном, что не возразишь. А Лайрасар проконтролировал, не заблудился ли кто-нибудь, не отстал ли в длинных переходах…


Вышли мы в просторное помещение, половину которого занимало… озеро! Нет, самое настоящее озеро. Я даже сперва своим глазам не поверил, неужели? Думал, мне придется мотаться в то место со статуей, чтобы пополоскаться. Оказывается, здесь тоже имеются свои водоемы.


Вопросительно оглядываюсь на Лорда. Мало ли, может, я что-то не так понимаю? Может, это у них какое-то священное озеро и купание в нем равносильно плевку на хвост. Но нет, он приглашающе махнул в сторону воды. Скидываю одежду на пол и, едва сдерживая счастливый вскрик, ныряю. Уф, красота-то какая! М-да, иногда для счастья надо совсем немного…


Выныриваю уже в нескольких герек от берега. На нем все еще мнутся мои рессы, робко оглядываясь назад и тоскливо косясь на воду. Кажется, разговоры о неприязни серпентеров к воде все-таки имеют под собой основание. Но если я должен долгое время находиться среди этих хвостатых, то не мешает им поменять некоторые привычки. Например, вот так.


Ныряю под воду и быстро плыву к тому месту, где все никак не решаются окунуться остальные. Там резко выпрыгиваю из воды, хватаю двоих за руки, а остальных сшибаю хвостом. В озеро мы падаем дружной компанией. Весело становится сразу всем, так что стремлюсь побыстрей отплыть от этих недружелюбных существ. И не зря. Судя по выражениям лиц, ощипать мне хвост хотят все, включая Миксааша. Тот подошел слишком близко, так что и его окатило поднятой волной. Один Бобик радовался, гавкая на всех подряд и изредка прыгая в озеро.


Однако чтобы свершить месть, им надо сперва меня догнать. И поймать. Но если с одним делом они кое-как справлялись (особенно когда их поджидал), то с другим были проблемы. Я утопляться категорически не хотел, макая с головой своих преследователей. И Тин, раз уж она оказалась тут. Народ отплевывался, ругался, грозился. Но зато хоть немного научился плавать, а то стыдно на них смотреть…




Сволочь! Тьфу. Гад! Бульк. Придушу мерзавца! Хвост на шею намотаю! Не посмотрю, что он мой ла’элларис, намну холку так, что он еще долго будет это помнить! Змей водяной, чтоб ему. И отцу припомню. Что ему в голову стукнуло устроить омовение именно сегодня? Хотел поиздеваться над светлым? Ха, кто еще над кем издевается! Эта гадина серого цвета явно решила, что озеру в берегах тесно. Поэтому стоит его вывести погулять. Ну, или хотя бы облить всех, находящихся в пределах досягаемости.


Не знаю, какого он все же колера, но то, что его мамочка грешила с водными змеями, — несомненно! Поймать в воде этого верткого и скользкого типа просто невозможно. Подразнит, подпустит поближе — и махнет хвостом. Только его и видели. При этом явно наслаждается процессом как макания нас в воду, так и собственным купанием.


Не могу понять, что тут хорошего? Мокро, сыро, вода в нос и уши заливается, волосы липнут… чему радоваться? А этот смеется и прыгает чуть ли не до потолка. Извращенец! Ладно бы сам купался, а нас зачем туда же тащить? Подкрадется и ка-а-а-ак дернет за хвост! Только и успеваешь, что пузыри пускать. Я столько воды за всю свою жизнь не выпил, сколько нахлебался за одно купание. Она меня уже на дно тянет, скоро водяным стану.


И не угомонится же, сволочь чешуйчатая. Нужно его поменьше кормить, а то излишне энергичный получается. А вот если не давать еды, то будет вялым и сонным. Какая красота! Тихо и мирно дрыхнущий в своей комнате ла’элларис. Не надо никуда спешить, терпеть эту мерзкую воду… спи себе…


Буль-буль-буль! Тьфу!! Все, Элхар, ты труп! Слышишь, тебе не жить!!! Это я, Хас, тебе говорю. Эй, ребята, помогайте!




Надо же, не думала, что у меня получится. С того самого момента, когда в одном старом фолианте нашла гравюру города в Ташор’Ассарах,[9 - Ташор’Ассарах — дословно: Королевская пещера (шаэс.).] я только и думала о том, как попасть туда. На поверхности очень мало вещей, созданных змеелюдами, и очень мало тех, кто имеет храбрость спускаться в их пещеры.


Жаль, что никто не устанавливает официальных отношений с серпентерами, иначе можно было обратиться к послу… да кто ж туда поедет? Змеи вполне заслужили свою репутацию, хотя среди них встречаются и довольно рассудительные и уравновешенные личности. Как, например, Лорд Миксааш.


Наверное, только из-за этого я и подружилась с Хасом. Сперва. Потом оказалось что и он не такой уж страшный, как пишут в книгах. С другой же стороны, правды там вполне предостаточно. Хотя бы для того, чтобы не делать слишком уж заметных глупостей. Или просто не нарываться. Если постоянно помнить, что находиться с шас-саари — это все равно, что находиться рядом со взрывоопасным зельем, то жить можно.


А когда тебя принимают в Ближний круг, то можно узнать много интересного. Да и относятся к тебе более снисходительно, позволяя то, за что другого вполне могут если не убить, то покалечить. Ну, или просто изгнать.


Зато сейчас мое терпение воистину вознаграждено. Созерцание красот Ташор’Ассарах того стоит. Конечно, если сперва притопить одну светлую скотину, которая мешает этому наслаждению! Хотя, с другой стороны, наблюдать за резвящимися в воде змеелюдами тоже удовольствие не из последних. Если тебя при этом не накрывает случайно поднятой волной.


Ну их, этих великовозрастных идиотов, я лучше на берегу посижу. Оттуда лучше видно…




Я лежал на камне в дальнем конце озера, время от времени, лениво окатывая себя водой. Накупались мы от души, что называется. Капало даже с потолка, не говоря уже о стенах. А он был не таким уж и низким. Рессы и Тин обсыхали на берегу, настороженно косясь на меня. Угу, пару раз я стягивал их в воду, но они сами виноваты. Я же еще не наигрался…


Миксааша видно не было, он куда-то отправился, зато Лайрасар смотрел на меня как-то очень неодобрительно. Нет, а кто просил его подходить так близко к воде? Успокоить нас все равно не получилось, зато тоже окунулся. И почему они все так не любят купаться? Это же просто замечательно…


Прерывая мои ленивые размышления, в помещение вошел темный Лорд и поманил меня рукой. Пришлось перебираться на другой берег. Правда, делал это подальше от разозленных серпентеров. Однако тут меня поджидал сюрприз. Миксааш пришел в сопровождении целого выводка… детенышей змеелюдов. Я впервые увидел маленьких шас-саари.


Понятия не имею, какого они возраста. Но эшесы точно. Если брать человеческие, то выглядели они где-то лет на одиннадцать, может, меньше. Большеглазые, хрупкие какие-то. Кроме того, по ним совсем не определишь, мальчик перед тобой или девочка. Неужели из них действительно вырастают большие серпентеры?


Пока я разглядывал это чудо природы, дети шустро разложили на каменных возвышениях странные приспособления и выжидательно уставились на главу черных. Тот в свою очередь разъяснил мне, что я должен лечь животом на длинный каменный постамент и не шевелиться. Если учесть, что все ребятки сгрудились как раз возле моего будущего лежака, то мне стало немного неуютно.


Однако лечь пришлось. Очень уж Лайрасар выразительно потирал руки. В тот же миг дети буквально налетели на меня, как пчелы на мед. Одни завладели руками, подтачивая и полируя когти. Я ехидно похмыкал, глядя, как они испортили две пилки. Наконец мелкие переглянулись, вооружились какими-то каменными брусками, и дело пошло. Со скрипом, скрежетом, но пошло. Надо же, и что это за камень такой?


Однако вскоре мне стало не до раздумий. Сразу несколько расчесок принялись тянуть мои волосы в разные стороны. Уй, выдернете же с корнем!! Вырваться не получилось, рессы навалились всем весом, не давая мне даже дернуться. Остальные детишки, чтоб им, чистили и полировали чешую. Дедушка, забери меня обратно!!! Я буду слушаться и перестану таскать продукты с кухни!


Не знаю, сколько продолжалось это издевательство. Как по мне, так целую вечность. Тин явно отыгрывалась за принудительное купание, приняв активное участие в моем причесывании. Но все заканчивается, наконец, и эта пытка прекратилась.


Как только рессы перестали прижимать меня к ложу, я вскочил и постарался хотя бы на глаз оценить масштаб надругательства. Осторожно пощупал голову и понял, что пропал. Все волосы заплели во множество косичек разной толщины. Они замысловато переплетались, перекрещивались и перетекали одна в другую. В некоторые были вплетены цепочки, провисавшие в самых неожиданных местах.


Боюсь даже подумать, как это выглядело со стороны. Три косички разной длины свободно болтались у левого виска, тихо позвякивая металлическими украшениями на концах. Кроме того, по спине стелились еще три. Одна толстая по центру, в которую собрали все остальные волосы, и две тонкие по бокам. Ужас! Сколько я эту «красоту» расплетать буду?! Хорошо хоть, что обруч оставили. При этом аккуратно переплетя его с волосами. Так что просто снять украшение теперь не получится.


На руки тоже стоило поглядеть. Мои аккуратные закругленные когти клиновидно заточили. Теперь как бы самому не порезаться. Хорошо хоть не накрасили, с них станется. Садисты! Кроме того, чешуя словно дыбом встала — до того мерзкие ощущения. Хотелось почесаться всем телом о ближайшую стену.


Не дали. Вместо этого выделили какие-то куски тканей и кучу ремней. Правда, забыли объяснить, что с этим делать? Малышня была занята, издеваясь над моими рессами, так что обязанность наставника взял на себя Лайрасар. Все выданное оказалось одеждой, эдакой туникой без рукавов, с глубокими вырезами как спереди, так и сзади. Практически это были четыре куска материи, схваченные на плечах. А уже на нее надевалась целая система ремней. Они охватывали торс, плечи и соединялись с поясом. Кроме того, на них были петельки, в которые, по всей видимости, что-то вставлялось. На плечах закрепили стальные пластинки, а еще на хвост надели три странных разомкнутых обруча с насечкой. Как они там держались и не спадали, я понятия не имею.


Выглядело это… как для меня, так очень странно и непривычно. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало подвывание Бобика и ехидное хихиканье Тин, искоса разглядывающей меня. Раздражение ударило в голову, и я, подхватив валяющийся на полу с-кешер, вылетел за дверь. Нет, ну кто дал им право так со мной обращаться? Еще бы ленточки вплели, чего уж там мелочиться. С-с-с-с-сволочи!


Душа настоятельно требовала кого-нибудь покусать или просто побить. С такими мыслями я вылетел в просторный и высокий зал, наполненный шас-саари. Находившиеся у стен просто переговаривались, в то время как в центре сражались пары или группы. Кажется, я все же нашел местный тренировочный зал.


Прямо предо мной как раз заканчивалась схватка. Противники явно были неравны, поскольку более крупный серпентер, явно издеваясь, гонял другого бойца. В какой-то момент он увидел меня. Хм, кажется, первая жертва не заставит себя долго ждать. Одним движением темный отправил своего противника в полет к стене. А потом нагло улыбнулся мне и сделал финт оружием. Кстати, здесь все сражаются затупленными с-кешерами. Так что я оставил свой клинок на специальной подставке у стены, где разжился и тренировочным.


На наш бой практически не смотрели. Правда, только до тех пор, пока мой противник не врезался в особо крупную компанию у стены. Он тоже никак не мог понять, как существо, к которому он не испытывает ничего, кроме презрения, вдруг так его ударило? Ну-ну, я еще и не так могу. Особенно когда злой до невозможности!


Вместо него ко мне кинулись несколько шас-саари. Стало веселей. Я с наслаждением зарядил им тренировочным оружием, да так, что некоторые на мгновение позабыли, как дышать. Теперь на нас обернулись почти все. Остальные бои как-то сами собой завершились, и все стянулись к нашему пятачку. Угу, не каждый день увидишь, как светлый внаглую пинает таких «великих и могучих воинов»! Ярко демонстрируемое «трепетное чувство» к светлым родственникам только подстегнуло мою злость. Так я себя даже во время линьки не чувствовал. Зато оторвусь на полную!


Предыдущие противники тоже продержались недолго. Теперь меня осторожно брал в кольцо уже десяток серпентеров. Хм, как раз пришло время опробовать свою задумку. Нагло ухмыльнувшись врагам, я активировал Кольцо Силы. Как они летели… Дружно, красиво, с грохотом приземляясь на спину и злобно шипя при торможении. Ну, кто следующий?!


Теперь уже атаковал я. По принципу: «Кто не спрятался, я не виноват». Да и другого выхода просто не было. Все присутствующие в зале посчитали своим долгом размазать меня ровным слоем по стене. Угу, так вам и дался! Поиграем в догонялки?!


Оружие разлетелось на мелкие щепки, не выдержав очередного удара. Так что пришлось срочно заимствовать у противников. Кроме того, излишний энтузиазм нападавших был мне на руку. Они настолько мешали друг другу, что не воспользоваться этим было просто преступлением. Зачастую удары доставались не мне, а ближайшему серпентеру.


Также выручало то, что я оказался более гибким и быстрым, чем мои противники. Кроме того, весомым доводом в нашем споре оказалась магия. Оказывается, что если долбануть молнией в хвост змеелюду, когда он на тебя замахивается, то чаще всего страдают его соседи. А то и парочка.


Но разряд не единственный выход. Вязкий камень так замечательно сковывает их продвижение, что просто загляденье. А огненная магия чудесно жжет оружие. Или раскаляет его до такой степени, что они сами его бросают. Наверное, в меня, но чаще всего в соседа. Который совсем не радуется раскаленной болванке, упавшей на его хвост.


Так что эта толпа больше мешала сама же себе, чем создавала реальные проблемы. Правда, это длилось до тех пор, пока свалкой не заинтересовались другие. Не знаю, наверное, это была личная гвардия Миксааша, но выглядели они серьезно.


Это сейчас я знаю, что можно было отступить, а тогда гордость, пополам со все еще играющей злостью, заставила только крепче стиснуть оружие. Какое-то другое, когда и об кого я сломал свой тренировочный с-кешер, уже и не вспомню. Семеро шас-саари грамотно окружили меня. Вновь использованное Кольцо Силы их слегка подвинуло, и только. Так, кажется, на них антимагические амулеты.


С первых ударов стало понятно, что только за счет своей скорости я не выиграю. Да и живым вряд ли останусь. Ребята даже затупленным оружием вполне могут мне «случайно» сломать шею. А что они это сделают, сомнений не было. Ненавидели они на редкость дружно. Нет, ну что я успел им сделать, а?!


Пришлось срочно искать выход, при этом большей частью уворачиваясь от чужих ударов, чем нанося собственные. Вроде бы решение нашлось. Самое главное, чтобы оно подействовало…


Когда дед объяснял мне про антимагические амулеты, то говорил, что они тоже не всесильны. Эти игрушки рассеивают магию, направленную на владельца. Непосредственно на владельца. Все остальные чары они не трогают, иначе людей с подобными «украшениями» не пускали бы в помещения, содержащие мало-мальскую магию. Так что и на них нашлась управа. И называлась она косвенная магия. Например, ты магичишь на дерево, и оно падает на владельца амулета. Соответственно никакого защитного действия не будет. Заклинание было направлено на дерево, а не на владельца.


Так и здесь, я накладывал заклинания на пол, на воздух, всячески замедляя и мешая черным добраться до меня, в то время как сам расправлялся с одним-двумя противниками. Нет, один на один я бы составил им конкуренцию, но вот так вот, скопом на одного… кроме того, правила в нашей схватке отсутствовали, как таковые. Вернее, было всего одно — нет никаких правил. Хорошо, что еще браслеты не снял, иначе бы без переломов не обошлось…


— Стоять!!! — Голос не то что прогремел, буквально ввинтился в уши. Меня отбросило в сторону, как и моего противника. Хотя тот отлетел раньше, получив удар в грудь.


Я стоял посреди пустого пространства, сжимая в каждой руке по с-кешеру и тяжело дыша. Когда успел обзавестись дополнительным, в упор не помню. Противников осталось всего двое. Радует, но, если учесть мое состояние, я сдохну раньше.


В проеме двери стоял Миксааш, сложив на груди руки и гневно сверкая глазами. Именно он прервал наше развлечение. Интересно, это он сам орал или кого-то попросил? Но вопрос я задать не успел, темный Лорд властно приказал:


— Элхар, немедленно вернись в свою комнату!


Вот так вот, это меня, такого страшного и ужасного, прогоняют. Только остающимся тоже разгона не миновать. Ишь, как Миксааш ноздри раздувает. Но останавливаться и слушать совсем не хотелось. Тело настоятельно требовало отдыха. Если честно, то только гордость не давала мне завыть прямо тут.


Буквально пулей долетев до собственной комнаты, я рухнул на кровать и до хруста закусил край одной подушки. Иначе точно бы заорал в голос. Бобик залез на кровать, тревожно заскулил, тыкаясь носом в щеку. Затем принюхался ко мне и стал лизать места ударов. Я вогнал когти в кровать и заколотил хвостом по полу. Больно, твою ж налево! Однако когда первый приступ прошел, наступило заметное облегчение.


Не знаю, почему так, ведь открытых ран не было. Чешуя прекрасно справлялась с защитой, однако удары ощущались. Ничего, вот подучусь… Додумать не успел, Бобик занялся другим ноющим местом, и все повторилось сначала. Правда, теперь еще на виски легли прохладные ладони, и боль как-то отодвинулась.


Недоуменно подняв голову, я наткнулся на сочувствующий взгляд Тин. Лихорадочно огляделся, но больше никого в комнате не было. И хорошо. Не хотелось бы перед рессами показаться вот так, колотя хвостом по полу от боли.


— Не дергайся, — попросила девушка, сосредоточенно прикусив губу. — Я пока плохо умею…


Пришлось вновь улечься на живот и на всякий случай вцепиться в покрывала. Приступы повторялись еще несколько раз, но уже не такие оглушающие. Оказывается, я пропустил несколько сильных ударов. Остальные даже не почувствовались. Наконец медицинские процедуры закончились. Я свернулся клубком на кровати, почесывая за ухом млеющую псину, а Тин все так же сидела рядом, подобрав под себя ноги.


— Спасибо, — искренне благодарю, невольно передергивая печами. Воспоминания не самые приятные.


— Извини… — Девушка упрямо разглядывала исключительно покрывало.


— Э… за что? — недоумеваю. Действительно, за что ей извиняться-то?


— Я не должна была смеяться, — поясняет она, бросая на меня косой взгляд. М-да, кажется, я что-то пропустил. Настораживаю гребни, однако от соседки тянет только виной и симпатией, что ли?


— Да ладно, я действительно выгляжу смешно во всем этом, — примирительно машу рукой. Кстати о примирении, а когда ужин? А то что-то есть хочется…


Тин еще раз искоса взглянула на меня, но ничего не сказала. Она явно хотела о чем-то поговорить, однако не решалась начать. Потому смотрела на что угодно, только не на меня.


— Говори уже, — не выдерживаю ее терзаний. От такой бури эмоций у меня голова болеть начинает. Причем сильно так.


— Эл… ты… — мнется она, теребя какое-то покрывало. Ткань не выдерживает и расползается на ленточки. Угу, это же об него я уже успел когти поточить. Девушка испуганно оглядывается на дверь и засовывает останки поглубже.


— Ну? — нетерпеливо подгоняю, а то мы так ни до чего не договоримся.


— Ты тему уже выбрал? — наконец решается Тин.


— Тему чего? — теперь уже моя очередь недоумевать. Кажется, пропустил я много чего.


— Тему самостоятельной работы, — разъясняет она, вопросительно глядя на меня. — Ну, помнишь, ректор говорил.


Угу, он много чего говорил. И если я как следует напрягу память, то даже вспомню, что именно. Другое дело, что мне совсем не хочется ее напрягать. Да и самостоятельную работу делать тоже не горю желанием. И так нахватался дел, как собака блох, а доводить их до ума кто будет? Дедушка?


— Нет, не выбрал, — сознаюсь, но не дополняю, что и выбирать не собираюсь.


— Тогда поможешь мне? — Тин просительно заглядывает в глаза, умильно хлопая ресницами. Угу, плавали, знаем. Еще по прошлому миру помню подобное «хлопанье».


— Что ты хочешь? — интересуюсь исключительно из любопытства. Если мне не сложно…


— Ну, Лорд же тебе свою библиотеку покажет, да? — Может, и да, а может, и нет, откуда я знаю? — Так ты посмотри там и мне что-нибудь, ладно?


— Ладно, посмотрю, — тяжело вздыхаю, понимая, что от некоторых привычек так просто не отделаешься.


— Спасибо! — счастливо взвизгивает девушка, кидаясь обниматься. Мы вместе благополучно заваливаемся на разомлевшего от ласки Бобика. Псина воет дурным голосом, пытаясь выбраться из-под барахтающихся нас. И конечно, Миксааш не нашел другого момента, чтобы нанести мне визит. Кто же теперь виноват, что подушка попала так удачно?..




Нет, Элхар сам виноват. Нечего девушек обижать. Если бы не топил нас, никто бы не хихикал над ним. С другой стороны, в наряде Лорда Эл действительно выглядит несколько… странновато. Не то чтобы одежда ему не идет, но все равно — по-дурацки. Наверное, из-за того, что мы привыкли видеть его в человеческой одежде. Или из-за худосочности. На фоне более плотных черных он смотрится эдакой посеребренной статуэткой, а не могущественным и опасным Лордом. Правда, новая прическа ему идет больше, чем предыдущая растрепанная пародия на косу.


Но злорадство при виде картины «приведение Элхара в порядок» просто зашкаливало. Ну да, мы немного перестарались с расчесыванием, только он сам виноват. Нечего было так запускать волосы. Вскоре ему пришлось бы стричься, вряд ли подобные колтуны можно было бы удалить по-другому. Зато я искренне удивилась. У него такие мягкие и густые волосы… У того же Хаса они жесткие, как суровая нить.


Эх, если бы обстричь эту гриву да сплести шарф… наверное, такая красота бы получилась… ой, что-то мысли у меня не туда пошли. Я его вообще терпеть не могу. Иногда. Только вот странно, когда я заплетала ему височные косы, то нащупала какое-то утолщение. Глазами же ничего заметно не было. Надо будет либо попросить Хаса взять мне из библиотеки книгу про Кланы, либо самой спросить. Вот так, на память, я даже не скажу, какие Кланы могут похвастаться височными «украшениями». А поточней ощупать не получилось. Эл постоянно дергал головой, видимо, прикосновения к этим выростам были достаточно… ощутимы.


Ну вот, вырвался. Посверкал на нас глазами и скрылся. Можно теперь и собой заняться. Вот за что люблю серпентерские ванны, так за то, что после них обязательно следует применение масел и приятный массаж. А прически у них получаются просто волшебные. Интересно, Хас до сих пор может все это делать? Надо спросить, когда у него будет хорошее настроение.


Кстати, что-то рессы обеспокоились. Ишь, метут хвостами пол. Да и Лайрасар подобрался. По всей видимости, что-то происходит. Скорее всего, опять светлый во что-то вляпался! Нет, ну не может он сидеть спокойно. Вечно ему надо влезть в неприятности. Такое впечатление, что ему без них жизнь не мила.


Странный он какой-то. То сонный, словно неделю подушки не видел, а то словно его укусил бешеный шург. Хотя шург у него тоже есть. Правда, нормальность этого «Бобика» тоже подвергается сомнению, но что взять со зверя? Каков хозяин, таков и питомец…


Словно подтверждая мои размышления о неприятностях, в дверях помещения возник какой-то незнакомый серпентер и что-то быстро протараторил Лорду. Переглянувшись с Лайрасаром, Миксааш выскользнул из комнаты. Рессы с тоской проводили его взглядами, но не посмели прерывать процедуры. Змеелюды довольно редко уделяют внимание собственной внешности, но уж если это делают…


Кстати, зачем просить Хаса? Можно же обратиться к Элу. По всей видимости, Лорд серьезно взялся за его обучение, так что у светлого больше шансов найти нужную мне литературу. А почему я таким заинтересовалась… ну… в конце концов, ректор же дал нам задание написать самостоятельную работу! Так почему бы мне не обозначить ее как-то так: «Сравнение основных признаков различных Кланов» или что-то в этом роде?


Ладно, попробуем сперва этот план, ну а если не получится — будем думать дальше!




— Элхар, это просто недопустимое поведение! — Темный Лорд рассердился не на шутку. Ему действительно не повезло, поскольку запущенная подушка была пожеванной. От столкновения со столь неожиданным препятствием она окончательно пришла в негодность, обсыпав нежданного визитера перьями. Тогда я воочию узрел великого Пернатого Змея!


Но это ладно, мелочи жизни. Другое дело, что мне пришлось помогать очищать его от всего этого, поскольку показаться своим подданным в столь оригинальном оформлении Миксааш отказывался напрочь. Примененное заклинание Ветра привело прическу змеелюда в растрепанное состояние, так что пришлось еще и расческу пожертвовать. После чего Тин тихонько улизнула, а я с покорностью приговоренного к смерти проследовал на эшафот, то есть в кабинет Лорда.


Вот там мне и досталось по полной программе. Сперва темный в довольно едких выражениях прокомментировал мое поведение в тренировочном зале. Коротко он обозвал это действо всеобщей свалкой — и был в чем-то прав. А дальше стал рассказывать, что своим поведением я подрываю уважение к Лордам, поскольку веду себя как неуравновешенный пацан, а не взрослая, разумная особь.


И все это с вариациями, дополнениями и уточнениями. Мое самообладание подверглось нешуточному испытанию. Я мужественно терпел некоторое время, но под конец откровенно сорвался:


— Хватит! Вы мне тут всю чешую отполировали своими заявлениями про гордость, честь, достоинство и прочие качества Лорда! А теперь получается, что я должен молча сносить все оскорбления и вести себя «разумно», а не достойно?!


От переполнявших эмоций я даже вскочил, приподнявшись на хвосте. Как ни странно, но Миксааш отнесся к этой вспышке довольно спокойно. Он пристально посмотрел на меня и сказал:


— Вот это ты никогда забывать не должен. Ты понял, никогда!


После чего воспитательный процесс сошел на нет, и мы отправились подкрепиться. До ужина было еще далеко, а есть уже хотелось. Там же обнаружились где-то пропадавшие рессы. Они виновато посмотрели на меня и скромно выстроились возле стены. Не понял, а они что, есть не будут?


На мой немой вопрос Лорд ответил маловразумительно:


— Они провинились.


Когда? В чем? Что они уже успели натворить?!


Аппетит уменьшился, но не пропал полностью. Так что разговор был отложен на более позднее время. И другое место. Выяснять отношения под пристальным взглядом Миксааша мне не хотелось. В конце концов, это наши внутренние дела. Чужие здесь абсолютно лишние.


Как оказалось, ребята были виноваты в том, что отпустили меня одного. Защитить там вряд ли бы получилось, но находиться рядом были обязаны. Когда же я хотел возмутиться подобными порядками, то Хас мне четко и внятно объяснил, что ресс — это что-то вроде тени, слуги и телохранителя в одном флаконе. Даже не слуги, а… исполнителя, что ли?


— Может, вы и спать со мною будете?! — не выдержал я.


— Если хочешь, — на полном серьезе ответил Тасмаар. В ответ я обшипел их с ног до головы. Ну, их… в озеро, таких рессов.


День до вечера был испорчен безвозвратно. Троица таскалась за мной, как выводок цыплят за курицей. Вдобавок еще и Тин подключилась к общему сумасшествию. Правда, один положительный момент в этом всем был. Когда мы натолкнулись на несколько групп других змеев, недавнего презрения не осталось. Опаска, недоумение, злость, раздражение… много чего. Есть чем гордиться.


Правда, отловивший нас Лайрасар, быстро вернул с небес на землю. Раз уж я так выделился, то сражаться мне с теми противниками до тех пор, пока не смогу одним оружием победить всех. За магию будут по голове гладить. Чем-нибудь тяжелым.


Слов нет, одно шипение.


Но надо же как-то попасть в ту комнату, где теперь обитает одна маленькая полупрозрачная змейка. Иначе она меня съест. Только даже своих рессов я в это дело посвящать не хочу. Должна же у меня быть своя личная жизнь? Выход, как мне казалось, я придумал довольно быстро. Просто вытолкал всех из своей комнаты, заявив, что хочу остаться один. Заперся изнутри и приступил к построению портала. Бобика пришлось взять с собой, а то эта псина устроила такой плач на реках вавилонских, что хоть уши затыкай.


Перенеслись мы вполне успешно. Зверюшка галопом умчалась исследовать новые территории, а я оправился в комнату, приветливо махнув рукой статуе. Помещение за время моего отсутствия как-то неуловимо изменилось. Если раньше оно было несколько чуждое, то теперь вызывало ощущение дома. Уходить отсюда не хотелось все сильнее и сильнее. Шары, правда, освещали только участок со столом. Вдоль стен они вспыхнули только тогда, когда я вошел.


Да и остальные помещения стали выглядеть не так обезличенно, что ли. Интересно, это кто тут в мое отсутствие распоряжался?


Змейка встретила радостным шипением, а от избытка чувств чуть не перевернула свое хрустальное обиталище. М-да, хоть кто-то меня здесь любит. Правда, в данном случае — гастрономически. Поскольку первым же делом вцепилась в запястье и блаженно замерла. Ладно, не буду мешать. Тем более что и без того есть, чем заняться.


Свиток, перевязанный красной лентой, лег на стол. Рядом с ним я положил чистый лист пергамента и раскрытый словарь. Часть его уже прочитал, а какие слова не вспомню — поищу в книге. Тянуть дальше просто невозможно, любопытство заест…


Хм, это у меня такой интересный вывих характера или подобное присуще всем радужным? Почему, начав дело, я не могу бросить его незаконченным? Вспомнить хотя бы рисование карты подземных туннелей. Сколько там ходов я над ней просидел? Здесь случилось нечто похожее. Пока не перевел весь свиток, даже головы не поднял.


Хотя прекрасно ощущал, как сползла с запястья змейка, заинтересованно усевшись на краю листа и наблюдая за моей работой. Как пришел набегавшийся Бобик, укоризненно посмотрел на меня и завалился спать. При этом он по своей детской привычке зажал в челюстях мой хвост. Нет, я его решительно не понимаю. Кошмарина такая, что змеелюды шарахаются, а ведет себя как щенок. Видимо, задержка в развитии…


Так вот, возвращаясь к свитку. Не знаю, насколько точным оказался мой перевод, тем более что текст получился несколько корявым. Но суть меня поразила. Пришло это письмо ни много, ни мало, а от самого Владыки руумов. Ой, что называется. Каким боком еще и он тут? Только высокой политики мне не хватало…


Угу, не хватало — получите. Правитель Шарра оказался еще одним держателем договора. Вернее, не так — Договора. Даже в послании он писал это слово с большой буквы. А дальше шло уж совсем невозможное. С чего-то руум посчитал меня Ла’Ссаайре, Верховным Лордом серпентеров. И дальше желал всяческих благ, здоровья, процветания и прочего, попутно выражая надежду, что «хорошие отношения между нашими государствами если и претерпят изменения, то только в лучшую сторону». Конец цитаты.


Ой-и… Ну и что мне теперь делать? Писать ответное письмо, мол, обознатушки вышли, мы тут ни при чем? И что нам вообще подобных подарков в виде натурального крупномасштабного гадюшника и даром не надо? Серпентеры, по моему мнению, умудрились испортить отношения практически со всеми!


Почему-то мне кажется, что руумы подобного ответа не поймут. Тем более его не поймет Владыка. Насколько я помню наставления Миксааша, эта раса отличается полным отсутствием юмора и редким упрямством. Так что придется изображать из себя требуемую личность. Только непонятно, сколько времени.


М-да, жизнь прямо как в сказке. Чем дальше — тем страшнее.


На второй свиток, перевитый черно-золотистой лентой, я смотрел с откровенным страхом и неприязнью. Развернув — убедился. Тоже официальное послание. Детально перевести не смог, но содержание было приблизительно то же. Во всяком случае, словосочетание «царственный собрат» и вариации на тему «мир, дружба, пирожок» присутствовали.


— Бобик, ты не знаешь, где здесь самая мягкая стена? — поинтересовался я у мирно дрыхнущего псина. Тот лениво приоткрыл глаз, пожевал захваченный хвост и снова отрубился. Зато змейка удивленно приподнялась на столе, заглядывая в глаза. Мол, и зачем тебе это?


— Головой постучаться хочу, — под нос пробурчал я, подтягивая другой лист поближе.


Дела множились и ширились, так что надо навести в них хотя бы относительный порядок. А то даже не знаю, за что хвататься в первую очередь! Мне уже времени не хватает, а что будет дальше?


Задумчиво погрызя самописку, чем привел ее в полностью нерабочее состояние, я, наконец, смог внятно перечислить все взваленные на мой хрупкий хвост задачи. Итак, что тут у нас? Рессы, обучение языкам, обучение магии, воинские искусства, изучение внутреннего уклада змеелюдов (по просьбе деда, а также из-за нежелания быть белой вороной), помощь Тин (по возможности) и игры в «высокую политику». Ага, прокорм домашних питомцев и устройство личной жизни.


Что может подождать? А ничего. Все горит, все надо срочно… ладно, зайдем с хвоста. Что можно сделать быстрее? Выучить языки. Кроме того, это надо для дальнейших игр. Значит, в первую очередь становимся полиглотом, а потом начинаем решать другие проблемы. О! А почему бы не попросить у деда языковой амулет? Задача при этом может решиться за считаные дни! Выучил же я этот всеобщий, или как он там называется… Точно, в ближайшие дни свяжусь с Нарметом и попрошу у него помощи.


Кстати, к обучению можно пристегнуть и рессов, пусть тоже трудятся. А то так и будут темными до конца жизни, хи-хи… тем более что темными они будут все равно. Цвет чешуи обязывает.


Уже что-то. Тогда сюда же впишем и тренировки с оружием, поскольку Лайрасар все равно обещал заняться. Все остальное пока по возможности и появлении свободного времени. Только чувствую, что в ближайшее семидневье мне его не видать, как… хм… Ладно, проехали.


Сладко потянувшись всем телом, я встал и стал собираться назад. Скоро наступит время ужина, а там можно будет в библиотеке временно засесть. Если получится, конечно.




Из переписки Мастера Нармета и Мастера Реклара


В ответ на твое письмо, Нармет, сообщаю, что мы не смогли определить, что за зверь покушался на твоего внука. Да и зверь ли. Касательно того, почему его не заметили, — мы отследили точечный портал, настроенный именно на змеелюда. Нет, не конкретно на Элхара. Любой представитель шас-саари, оказавшийся в пределах досягаемости заклинания, послужил бы активатором.


Но если вспомнить, что в грессе на тот момент было всего два представителя этой расы… Миксаашу я тоже написал на всякий случай. Может, хотели убрать именно Лайрасара? Хотя и остальные версии сбрасывать со счетов не стоит.




Реклар, я посмотрел в Малой Королевской библиотеке. Знаешь, что я тебе скажу? Срочно вспоминай все навыки боевого мага. Мне тоже придется этим заняться. И не думай, что я впал в старческий маразм, до этого мне еще слишком далеко.


Так вот, к чему я это все пишу. Помнишь «Легенды»? А последнюю страницу помнишь? Так вот, я нашел кое-что весьма любопытное. Твой «нежданный визитер» называется ойром. И является одним из домашних питомцев Пожирателей. Помнишь еще таких? Кстати для справки. Выводился специально для войны против шас-саари.


Правда, в книге пишется, что взрослая особь была довольно серьезным противником. При всем моем уважении к Элхару, подобного уровня у него еще нет. По всей видимости, к нему подослали и молодого ойра. Знаешь, мне это все настолько не нравится, что я готов забрать Эла назад. Понимаю, что ему лучше быть там, может, перестанет вести себя как человек. Но с другой стороны…


Реклар, присмотри за ним, хорошо? Он же еще молодой, дурной…


Так вот, возвращаясь к ойрам. По силе они ничем не уступают змеям. Покрыты густой шерстью, чтобы обладающие ядовитыми зубами до кожи не добрались. Скорость тоже не меньше, чем у серпентеров. А если учесть разницу в росте, то сам можешь представить, что обученная особь может сделать со змеелюдом. Мальчику просто повезло, просто повезло…


Келес, с этим сорванцом я точно поседею!!!


Кстати о магии. Лучше не пытаться. Если ойры действительно воспитываются Пожирателями, то имеют зеркальную защиту. Что это такое, тебе объяснять не надо? Правда, не понимаю этого, среди шас-саари магов ничтожно мало. Или это только сейчас, а раньше было больше?..


Ладно, об этом мне расскажет внук. Если, конечно, среди серпентеров информации по этому вопросу больше.


В общем, мне не нравится, что древние легенды стали оживать. С одной стороны, радужные тоже легенда, но очень уж красивая. Против возрождения подобной я не возражаю. А вот остальное… кстати, попытаюсь собрать все странности, которые начались приблизительно су цикла назад. Может, что-то было и раньше, но возьму именно этот отрывок как отправную точку. Что-то мне не нравится подобное развитие событий…




Нармет, ты, конечно, всегда отличался излишней… мечтательностью, скажем так, но сейчас я почему-то склонен тебе верить. Наверное, потому, что сам видел радужного со всеми его гребнями. Ты прав, красавец парень. Если бы он отправился к Миксаашу в своем естественном обличье… Ты представляешь, как бы зашевелилось это змеиное гнездо!


Не понимаю, почему ты настаиваешь на поддержании маскировки. К тому же она трещит по швам. Я хоть и усилил твой амулет, но он едва справляется. Надо будет послать мальчику еще. Думаю, они у него будут часто ломаться. Эти твои «поделки» не рассчитаны на подобную… мощь.


А что касается Пожирателей, то непременно проверю эту идею. Мне казалось, что их тогда выгнали, или это не так? Вообще, кто-нибудь знает, чем там все закончилось? В хрониках сплошные догадки и допущения. Знаешь, меня вот только что посетила мысль — а не замешаны ли «эти» и здесь? Смотри, информации о них практически никакой, как бороться — тоже неизвестно. Так что в случае открытой войны нам придется очень тяжело.


В общем, твою мысль понял, будем смотреть, что можно сделать. Кстати, как думаешь, Миксааша предупредить или не стоит?..




Реклар, давай сперва удостоверимся, что это не старческий бред двух маразматиков. Может, этот ойр был диким. Мало ли, остались пережитки с прежних времен? А потом уже поделимся информацией. Правда, тут как бы не оказалось поздно, но Актар милостив. Будем надеяться, что успеем.


Ладно, ты посматривай, как там мой сорванец. А то я по нему уже скучаю. Да и Эйша все причитает, когда же он вернется. Ей почему-то кажется, что ребенка (ха, это «дите» тяжелее нас с тобой вместе взятых!) постоянно морят голодом. Я уже устал ей доказывать, что в вопросах питания шас-саари очень придирчивы и разборчивы.


В общем, как найду что-то еще, непременно напишу. Но и ты не забывай старого друга.




Ох, как голова болит… кто это меня? И главное, чем? Зачем — не спрашиваю. Хотя тоже интересно. Но пока надо найти ответы на первоначальные вопросы. Потягиваюсь и переворачиваюсь на спину. Но так лежать несколько неудобно, поэтому снова сворачиваюсь в клубок. Память охотно показывает все, что мне бы хотелось знать.


Началось все тихо и мирно. На ужин я появился бодрый, с четким планом на ближайшее семидневье. Только вот почему-то рессам эта бодрость совсем не понравилась. Точнее, они даже передернулись под моим взглядом. Их проблемы. Нечего было набиваться. Я никого не звал и силком не тянул. А если кто-то и получил по носу, так в следующий раз будет умнее. Я надеюсь.


Миксааш окинул эту пантомиму любопытным взглядом, но спрашивать ничего не стал. Мы бодро смели со стола все, что там присутствовало. Кроме посуды, конечно. Но больше вопросов на тему присутствия посторонних примесей в еде не поступало. Меня это радует все больше и больше. Некоторые «специи» только портят вкус блюд.


А вот потом… Хас поймал меня на выходе, когда я уже хотел ринуться в библиотеку. Шер и Тас ловко подхватили под руки и затащили в какую-то нишу. Тин бдительно оглядела коридор и нырнула следом.


— Это еще что за дела?


— Эл, — тихо окликнула она меня, — ты что на вечер планируешь?


— Вообще-то в библиотеке посидеть хотелось, — раздраженно отвечаю. В небольшом отнорке шейге отнюдь не мелких змеелюдов помещались с трудом. Плюс к этому Бобик и девушка. То и дело чей-то хвост норовил устроиться поверх моего.


— Вот! Что я вам говорила! — развернулась она к троице темных. Те задумчиво посмотрели на меня, а потом Хас предложил:


— А как ты смотришь на изменение планов?


— Что предлагаете? — заинтересовался я.


— Тут неподалеку есть довольно интересное место, — подхватил Шер. — Мы приглашаем тебя туда!


— Ну, пошли тогда… — Непонятно было, зачем такая конспирация.


Хотя это быстро прояснилось, когда мы очутились на месте. Никогда еще не видел серпентерскую таверну. Наверное, Миксааш явно не одобрял подобного «отдыха». Хотя здесь могло быть и еще что-то. Как я потом узнал, их бы туда просто не пустили. Рессы не могут посещать подобные заведения без согласия своего ла’элларис. А согласие это должно быть высказано лично. То есть главный приходит в подобное место и просит обслуживать его… свиту. Тогда рессы могут находиться здесь и без присмотра своего «старшего».


Кстати о самом злачном заведении. Мне кажется, что где-то существует некий закон или правила оформления подобных помещений. Поскольку эта практически ничем не отличалась от «Веселого Волшебника», которого посещал наверху. Разве что со скидкой на основных завсегдатаев.


В смысле мебель здесь была преимущественно каменная, столы вряд ли можно было оторвать от земли, а лавок вообще не было. Вместо них стояли эдакие недоколонны. Зато сидеть на подобных «стульчиках» было удобно. Правда, не знаю, что здесь подают и чем поят, но пока мне нравилось.


Единственный, кто перестал получать удовольствие от посещения, была Тин. Ей сидеть на подобной конструкции было неудобно. Ноги не доставали до земли, жестко, и спину опереть не на что. Да и отношение к ней было не самое хорошее. Вообще, на наш столик косились довольно неприязненно. Но, выхватывая взглядом закрепленные у меня на плечах щитки, отводили глаза.


Трактирщик тоже не проявил особой радости по поводу нашего присутствия. Правда, обслужил все равно быстро. Хорошо, что у меня в кошельке до сих пор было несколько монет. Заказывали темные, я только слушал и запоминал. И если блюда мне были знакомы, то подобные названия напитков я слышал впервые.


Потом я понял, что есть мы не собираемся, поэтому сразу потянулся к принесенным кружкам. Выцепил самую крайнюю, чем-то неуловимо отличавшуюся от остальных. Внутри было нечто похожее по цвету на молоко. Удивленно понюхав, убедился, что нет, не оно. Пахло пряностями, чем-то терпким, незнакомым…


Все остальные молча посмотрели на меня, удивленно замерев. Но ничего не сказали, припав к своим емкостям. Тин налили чего-то другого, напоминающего вино. Может, это оно и было.


На вкус напиток был просто восхитительным. Он имел как бы два оттенка. Пока пьешь — один, а когда проглатываешь, то остается совсем другой. Свою порцию я выпил очень быстро. Единственное, что мне не понравилось, — количество. Этого напитка было катастрофически мало. Вернее, всего одна кружка. Кувшина трактирщик не принес. Пришлось пить то, что было.


Хас ерзал по сиденью, словно на ежа сел, а встать воспитание не позволяет. Его хвост то и дело свивался в кольца. При этом все время почему-то задевая меня. Пришлось придавить своим. А на недоуменный взгляд пояснить:


— Хватит ерзать!


Остальные покосились на нас, но опять же промолчали. Да что они такие неразговорчивые? Настроение неуклонно ползло вверх, словно задалось целью измерить мою длину и достать до потолка. Интересно, а какова длина серпентера в чувствах? Ой, куда-то меня не туда…


Мысли начали путаться. Хотя странно это, вроде и выпил немного. В прошлый раз мне понадобилось почти полтора кувшина практически чистого спирта, чтобы ощутить опьянение. А тут с одной кружки…


Дверь заведения громко хлопнула, и Хас замер. Да, я не оговорился, именно что дверь. Наверное, это единственное место, которое закрывалось массивной каменной плитой. Правда, петель было не видно. Да и открывалась она не вперед или назад, а по типу японских, в сторону.


Сам же серпентер больше напоминал изваяние имени самого себя. Только глаза двигались, отслеживая объект интереса. Мне даже стало любопытно, что же он там такое углядел? Проследив направление взгляда, я чуть сам не сверзился на пол.


Змеелюдка!!! Самая настоящая змеелюдка!


Хм, в чем разница между серпентером и серпентерой? На первый взгляд так ее вообще нет. Разве что размеры. Мужчины выглядят крупней и как-то… мощней. Наверное, это общий показатель для любой расы, так как именно самец является хранителем и защитником. Правда, кроме некоторых видов, но мы их считать не будем.


Длина волос… если считать, что предо мной классический образец «дамы», то все представители расы шас-саари носят длинные волосы. Во всяком случае, косы у местной девушки не уступали по длине косам сопровождающих.


Разве что… у мужчин передние пластины были уже привычной мне V-образной формы. А у девушки просто полукруглые, как когда-то у меня. Не знаю, какой она ступени. Может, тоже потом их сменит. А может, и нет.


Ну и самое главное отличие — грудь все же была вполне различима. Конечно, не так чтоб очень. При большом старании ее вполне можно было спрятать. Но зато я узнал самое главное различие. Серпентеры различают пол друг друга не по виду, как можно подумать, а по… некоему запаху. Мне сразу стало понятно, что, обряди ее хоть чучелом огородным, все равно любой встречный-поперечный шас-саари признает в ней серпентеру.


Кстати, маленькое уточнение. Вошедшие оказались другой расцветки. Их чешуя была темно-зеленой, но не изумрудного, а травянистого оттенка. Явно из другого Клана. По внешнему виду несколько напоминали черных, но выглядели крупней и как-то мускулистей, что ли? Волосы у всех были пепельно-серебристого отлива, желтые глаза и черный ромбовидный рисунок по хребту. И такого же колера отметина посреди лба.


А! Количество. Шейге змеелюдов и, собственно, змеелюдка.


Что еще можно о них сказать? Наглые, самоуверенные, хамоватые. Они мне не понравились даже больше, чем черные. Вот в принципе и все.


Хас же не сводил со змеиной девушки взгляда, хотя и старался смотреть незаметно. А от бушевавших в нем эмоций у меня стала медленно, но верно съезжать крыша. Серпентера тоже бросила взгляд на наш столик. И вот тут я понял, что ничего не понимаю. Ладно, я светлый. Неприязнь темных ко мне можно объяснить, но почему они друг дружку так презирают?! Во всяком случае, эмоциональный фон «дамы» можно было расшифровать так: «И что эти тараканы здесь делают?»


Никогда не сидели холодной ночью у жаркого, но относительно небольшого костра? Когда бок, повернутый к пламени, вот-вот начнет покрываться зажаристой корочкой, а другой — тоже корочкой, но ледяной? У меня возникли именно такие ощущения. С одной стороны, мозги плавил бушующий в Хасе гормон, а с другой — леденило презрение зеленых.


Моя крыша не выдержала подобного издевательства и помахала мне на прощание шифером… чешуя на кулаках просто засвербела от желания почесать ее о чью-то наглую, зеленую рожу. Я впервые почувствовал настоятельное желание устроить драку. Самую настоящую, трактирную, безо всяких правил.


Ну, относительно без правил.


Самый крупный из пришедших почувствовал мой взгляд и поднял голову. Отводить глаза я не стал, только ухмыльнулся как можно пакостней и лениво отвернулся. Мол, было бы на что смотреть. От вражеского столика потянуло нешуточным удивлением и злостью. Похоже, так к ним еще не относились.


Тем более светлые.


Уши уловили скрип отодвигаемого «стула» и шелест чешуи в нашу сторону. Я насторожил все гребни, следя за приближением чужака. Вот он остановился практически рядом. Рессы его заметили, но вели себя как-то странно. Хас уткнулся взглядом в стол. От него тянуло какой-то обреченной злостью и почти детской обидой. Тас и Шер тихо вздохнули и тоже уткнулись в кружки. Или я что-то не понимаю, или это не первая их встреча.


Единственная, кто вел себя более-менее естественно, была Тин. Она с тщательно скрываемым беспокойством переводила взгляд с нас на незваного визитера. Наконец я решил тоже обратить на него внимание. Медленно повернулся, прошелся оценивающим взглядом от головы до хвоста, презрительно фыркнул и отвернулся.


Офигели все, кто находился в таверне. Включая зеленого. Он явно пытался что-то мне сказать, но, кроме возмущенного бульканья, ничего не выходило. Зрелище было буквально душераздирающее. От смеха. Никогда не видели, как змея пытается раздуть несуществующий капюшон? Вот нечто подобное нам и изобразили.


Кстати, ядовитых клыков у этого представителя другого Клана не было. Я специально ему в рот при одном зевке заглянул. Кажется, это стало для него последней каплей касторового масла.


— Ф-ф-ф-ф цс-с-с-ентр! — не то просвистел, не то прошипел он.


Уф, ну слава Келесу! А то я думал, что мне придется в лучших традициях плюнуть ему на хвост. Ядом. Парень даже удивился такой моей покладистости. Правда, рессы почему-то возжелали поймать меня за хвост, но не успели. Белая жидкость оказалась очень коварной, выключив всяческое соображение. Зато злость буквально из ушей текла.


Дальнейшее действо больше напоминало цирк или филиал дурдома. Зеленый атаковал короткими парными кинжалами, а мне это казалось почему-то очень смешным, поэтому над каждым неудачным выпадом противника я ржал как ненормальный или мерзко подхихикивал. Наконец противнику это надоело, и он достал с-кешер. Веселье тут же куда-то улетучилось, оставив одну злость.


Знаете, что я вам скажу? Не стоит размахивать длинной палкой перед носом пьяного змеелюда. Он почему-то на это очень обижается. Поймав клинок за древко, я просто и незатейливо впечатал собственный кулак в лицо противника. Под рукой что-то тихо хрупнуло, а голова зеленого сильно запрокинулась. Мне показалось, что у него позвонки не выдержат.


Парень отшатнулся от меня и поднес руку к носу. Вернее, к тому месту, где он запланирован природой. Так как бесформенное образование, густо залитое черной кровью, органом нюха назвать уже нельзя было.


Никогда не видели, как шас-саари звереют? Незабываемое зрелище. Мой противник ломанул вперед как бык на корриде. Самое верное определение. Только ждать я его не стал, в последний момент скользнул в сторону и другим кулаком попробовал на прочность его скулу. Уй, как по камню бьешь! Больно. Утешает то, что противнику больней. Измененная траектория привела его голову в соприкосновение со столом.


А мне Савиш всегда говорил, что слепая ярость вредна для здоровья. Правда, он что-то еще говорил о трезвой голове, но, может, я его неправильно понял?


Вставал зеленый долго и вдумчиво. Тряс головой, вытирал рукой кровавые сопли, что-то невнятно бормотал сквозь зубы. Наконец поднялся, оскалился, как голодный Бобик, и зашипел. Та-а-а-а, я лучше умею! Приподнявшись на хвосте, я выпустил ядовитые зубы, оскалился и выдал громкое шипение-свист. При этом постарался вложить в него все, что думаю о противнике, его отношению к другим и расе шас-саари в целом.


Банг! — лопнул на стойке мощный стеклянный штоф.


Крак! — вторил ему стоявший внизу кувшин.


Хрусть, — не выдержала у кого-то кружка столь страстных объятий.


В таверне повисла напряженная тишина. Неожиданно по нервам ударило чувство опасности. Больше на инстинктах, я шарахнулся в сторону. Там, где только что находилась моя шея, просвистело лезвие с-кешера. А принадлежало оружие… серпентере! Ей-то что надо?!


На нее у меня просто рука не поднялась, так что пришлось срочно уворачиваться. Тем более что с восприятием стали происходить какие-то странности. Оно то усиливалось непомерно, то падало практически до нуля. Надо это дело срочно заканчивать. Как назло, идей не было. Мало соображая, что творю, я вырвал с-кешер у зеленого. Затем каким-то образом реквизировал у дамочки, отбросил ее к стене и метнул оба оружия.


Рука не поднимается, а вот хвост с этой задачей справился просто замечательно.


С-кешеры, злобно провыв пластаемым воздухом, воткнулись в стену. Их лезвия глубоко вошли в деревянную облицовку. Правда, при этом они образовали эдакие «ножницы», зажав между собой шейку воительницы, но это уже мелочи.


А мне все сильней хотелось выбраться из неожиданно закружившегося помещения. Кое-как найдя выход, я скользнул наружу и сполз по ближайшей стене. Над головой послышались знакомые голоса. «Рессы», — машинально опознало отключающееся сознание. Еще помню, как меня подняли, подхватили под мышки и куда-то потащили. После этого голова отказалась работать окончательно, и наступило блаженное забытье.




— Тин, ты это видишь?! — тихо прошипел Хас, поудобней устраивая руку обвисшего ла’элларис у себя на плече.


— Что именно? — переспросила девушка, проверяя коридоры на наличие посторонних. Светиться никому не хотелось.


— Посмотри на его цвет, — не отставал темный.


Остальные тоже стали присматриваться к окрасу светлого.


Еще совсем недавно равномерный, он неожиданно пошел какими-то странными волнами. Чешуя безжизненно висящего шас-саари становилась то темней, то светлей. На мгновение она вообще слабо засветилась, но тут же снова все стало как прежде.


— Что это с ним? — Тин не на шутку испугалась. Одно дело злиться на кого-то и обещать ему страшные кары, и совсем другое, когда чело… э… существу действительно плохо.


— Я понял! — неожиданно остановился Тас, тащивший хвост. Из-за резкого рывка транспортируемый едва не грохнулся на пол.


— Что?! — на два голоса поинтересовались змеелюды.


— Элхар… он носит какой-то амулет, который скрывает его настоящий окрас! — Сказано было таким тоном, будто раскрывалась всемировая тайна.


— Тьфу ты, — сплюнул Шер. — А то мы не догадывались…


— Догадываться и точно знать — это разные вещи, — вступилась за друга Тин. — И давайте пойдем, а то еще поймают…


Некоторое время они хранили молчание, нарушаемое только сопением следующего за ними зверя. Тот даже с некоторой торжественностью нес самый кончик хвоста Элхара. При этом все попытки отобрать его наталкивались на угрожающее рычание и демонстрацию впечатляющих клыков.


При этом во время драки шург даже не попытался вмешаться. Он вообще вел себя довольно странно. Как щенок гонялся за собственным хвостом, проникновенно скулил на люстру и заплетался в лапах. В общем, ошарашенные змеелюды пытались понять, когда эта псина успела напиться?! Сами они мешать бою не могли. Поединок был один на один, поэтому пришлось сидеть на месте и следить за тем, как Эл разбивает лицо сопернику.


Злорадство скрывали изо всех сил, но улыбки оказались все же очень заметными. Что несказанно бесило зеленых. Они тоже вмешаться не могли и тем более вызвать чьего-либо ресса прежде его ла’эллариса. Так что приходилось ждать окончания поединка.


Которое не заставило себя ждать. Правда, совсем не такое, какого ожидали за столиком зеленых.


— Нет, ну интересно же! — наконец не выдержала Тин.


— Что? — переспросил Хас.


— Говорю же, интересно, какого он цвета на самом деле, — расшифровала свое высказывание девушка.


— Предлагаешь поискать амулет прямо сейчас? — ехидно отозвался Шер.


— Ну… — Она задумчиво оглянулась на безжизненно повисшего на руках своих рессов серпентера.


— Р-р-р-р-р-р!!! — высказал свое отношение к обыску хозяина Бобик. — Р-р-р — гав-гав-гав!!!!


Ради этого он даже на какое-то мгновение выпустил свою любимую игрушку.


— Ну, нет, так нет, — обиженно ответила Тин, — и нечего так ругаться…


Сгрузив бесчувственное тело на кровать, они вышли в коридор. Только и успели увидеть, как светлый изогнулся, принимая более удобную позу. В следующее мгновение Бобик нагло заблокировал вход. Стало ясно, что попасть в комнату до того, как проснется хозяин, будет невозможно.


— А это идея, — задумчиво потянул Хас, направляясь в собственные покои.


Что ни говори, а ходить в рессах у светлого (пусть даже и такого) не очень приятно.


— Ты о чем? — поинтересовалась девушка, с трудом сдерживая зевок. Это серпентеры могут спать всего ничего, а людям надо больше времени.


— Я о твоей идее снять с него амулет, — ответил темный, задумчиво разглядывая стены коридора. Словно он их в первый раз видит.


— Вообще-то это нехорошо, — засомневался Шер. — Если он скрывает свой цвет, значит, это ему важно.


— Мне тоже интересно, — поддержал своего друга Тас. — Только как вы собираетесь это делать? Вряд ли Эл согласится расстаться с амулетом.


— И ночью не получится, — вынужденно признала Тин. — Бобик никого не пустит. Шурги очень трепетно относятся к собственной территории и семье. Порвет и не задумается.


— Значит, надо искать другой путь! — не пожелал отступать от своего Хас.


— Вот и будем искать, — закончил обсуждение Шер. — Но завтра. Пока же пошли спать, а то еще утром влетит…




М-да, что называется. Только приехал, а уже успел и напиться и подраться. Кажется, я становлюсь натуральным серпентером. Даже по характеру. Мне бы этого очень не хотелось. Думаю, дед подобного поведения тоже не одобрил бы. Нет, надо срочно браться за ум. Хватит с меня поиска приключений. И так жизнь как в миксере. Только успевай поворачиваться.


Кроме того, Миксааш тоже не упустит случая прочитать мне очередную лекцию. Тут вообще плохо получается. Только-только говорили про достойное поведение, и на тебе — кабацкая драка. Не думаю, что у местных Лордов принято напиваться до полного отключения мозгов и бить физиономии другим посетителям. Даже если они тебе ну очень не нравятся.


Кроме того, из всего этого можно сделать несколько выводов. Например, что хоть яды на меня не действуют, но пьянею я все равно. Если, конечно, то было опьянение, а не что-нибудь еще. Уж больно странные ощущения. Такое впечатление, что у меня разладился весь организм. Кроме того, не стоит пить незнакомые напитки в незнакомом месте. Тем более — у серпентеров. Уж они-то знают, что на них действует, а что — нет.


В общем, почувствовал свою силу и расслабился. Надо было, чтобы тот зеленый мне все-таки чешую начистил. Может, тогда бы мозги на место встали… да чувство самосохранения снова работать начало. Кроме того, надо держать себя в руках. Мало ли, не понравился змеелюд. Да и не должен, не девушка же. Это же ведь не повод лезть в драку?


Хм, куда-то я не туда. Сперва доказываю Миксаашу, что имею собственное достоинство, из-за чего устроил свалку в тренировочном зале, а теперь снова переигрываю. Так дело не пойдет. Мне не нравится подобное отношение к собственной персоне. Не нравится — и все тут. Кроме того, формально, он первый начал.


Ну да ладно, вспомним лучше что-нибудь приятное. Например, виденную вчера змеелюдку. Хотя тут тоже не все хорошо. Кажется, окрас и в этом деле играет не последнюю роль. М-да, миры разные, но законы жизни везде одинаковые. Хоть поговорки про одежку здесь не знают, но следуют ей с завидным упорством.


Правда, вспоминать все же было приятно…


— Гав! — звонко вмешался в мои размышления Бобик.


Он уже переминался возле двери, ненавязчиво намекая, что голоден. Я, кстати, тоже. Но это не оправдает моего появления за столом в помятом и сонном виде. Хорошо, что в комнате теперь имеется тазик с водой. Не зря просил Миксааша распорядиться о подобной мелочи. Так что быстро умываемся, приглаживаем волосы, одергиваем одежду и… остаемся на месте. Почему никто не сказал, что мне теперь совсем не идет желтый цвет? В своей «тунике» я выглядел как поганка бледная, одна штука. Надо попросить у Миксааша что-нибудь другого цвета. Желательно — черного.


В обеденном зале я появился последним, остальные уже собрались. Ничего, голодным не останусь. Темный Лорд встретил меня укоризненным взглядом, видимо, уже знает. Остальные «виновники торжества» скромно стояли у стены, покаянно опустив головы. Хм, в отличие от них я хоть и не оправдываю собственного поведения, но и извиняться не буду.


Миксааш некоторое время мерился со мной взглядами, но быстро понял, что раскаяния не дождется. Так что молча махнул рукой, приглашая к столу. Кто бы мне еще объяснил, чего это Тин так косится? Мне от ее взгляда неуютно становится. Сам так же труднодоступные блюда гипнотизирую… Да и Бобик почему-то сменил позицию, усевшись как раз между нами.


Неужели очередная пакость? И ей не надоедает? Самое интересное, как у нее на все это времени хватает?! Тут столько дел, ни вздохнуть, ни выдохнуть, а она умудряется еще и свиней подкладывать! Да не просто так, а тщательно спланированных. Вот бы ее энергию — да в мирное русло…


Ну ладно, чем бы дитя ни тешилось… у меня сейчас другая проблема. Надо же как-то ответить на письма. Причем, как мне кажется, на языке оригинала. Может, я неправ, надо уточнить у Миксааша. Заодно постараться связаться с дедом и спросить, нельзя ли снова помочь мне с изучением языков? Ну, так же, как я учил местный?


Кроме того, пора приводить в исполнение составленный ранее план. И гонять собственных рессов до тех пор, пока на хвосте держаться не смогут. Это лучшая гарантия того, что в следующий раз никуда не влипнут. Заодно со мной. Ибо все приключения происходят из-за большого количества свободного времени. Когда существу нечем заняться, оно ищет. Неважно что, но чаще всего это бывают неприятности.


В общем, завтрак прошел на редкость мирно, если не считать многообещающей улыбки Миксааша. Видимо, он тоже решил занять слишком проворную компанию, чтобы у нас времени не оставалось ни на что другое. В чем-то я его целиком и полностью поддерживаю, а если еще и методы совпадут с моими… думаю, особо стараться да напрягаться Лорду не потребуется. Сам справлюсь. Во всяком случае — постараюсь.


И, правда, после того как все насытились, нас недвусмысленно попросили в кабинет. Там перед разом оробевшими рессами выложили по внушительной стопке книг и вежливо попросили потом ответить на вопросы. Тин надо радоваться и скакать до потолка. Сбылась ее мечта — она получила доступ к личной библиотеке Миксааша. Только почему-то особого энтузиазма не чувствуется. Ну да ладно, у меня есть, о чем поговорить с Лордом.


Темный хоть и удивился, почему я задаю такие вопросы, но ответил. Оказалось, что здесь имеется своеобразный письменный этикет. В смысле правила переписки, так будет вернее. По правилам, автор должен писать на том языке, который считает родным. Если же он пишет на языке адресата, то как бы ставит его выше себя и признает его своим… Лордом. Это наиболее близкое определение.


Ну, или если письмо имеет, скажем так, не мирный характер, то подобный ход является оскорблением. В общем, при большой политике войны не миновать. А при личном общении — мордобития.


Далее. Ответ должен писаться на том языке, на котором составлено послание. Менять нельзя ни в коем случае. Иначе опять будет нарушение этикета со всеми вытекающими последствиями.


Кстати, переписка на другом языке, не имеющем отношения ни к адресату, ни к адресанту, не допускается вообще. Шифровки, пиктограммы, хоть наскальная роспись — это пожалуйста, а вот использовать другой язык… Хм, как по мне, так полнейшая чушь. Почему я не могу самостоятельно выбрать язык общения? Ага… общаться можно хоть как, а вот официальная переписка…


Угу, теперь понятно. Личное — это личное, а политика совсем другое дело.


Кроме того, также имеет значение, кто именно писал письмо. Например, если надо написать письмо подчиненному, то это можно поручить и секретарю. А вот если равному или, упаси Келес, вышестоящему, то только своими собственным ручками. Причем с так называемыми «равными» тоже свои заморочки. Здесь принимается во внимание, насколько ты уважаешь адресата, какие у вас складывались отношения ранее…


В общем, местные к этому привыкли и действуют на уровне автомата. А мне придется этому обучаться.


Хм, если брать мой конкретный случай, то можно сказать, что меня считают равным, уважают и приглашают дружить семьями, ой, то есть державами. В смысле, что они против меня ничего не имеют и готовы рассмотреть все предложения.


С одной стороны, это радует. Мол, какие серьезные люди (вернее, нелюди) готовы принять меня в свое общество. А с другой — напрягает: чем за все эти авансы расплачиваться. Но самое интересное, что вообще происходит? Зачем они ко мне обратились и что им в результате нужно? Да и смогу ли я это самое нужное дать, оставшись при своей шкуре?


Вопросы, вопросы, вопросы… где бы на них ответы найти? Можно, конечно, обратиться к Миксаашу, но интуиция упорно твердит, что ничем хорошим это не закончится. Не думаю, что местные «шишки» так запросто пишут обычному змеелюду. Если же и пишут, то радости от этого мало. Обычно внимание столь высоких личностей чаще всего выходит боком.


Кроме того, не удержался и спросил про разделение полов. Сколько уже среди змеелюдов, а только недавно увидел особь противоположного пола. Интересно же, это их так мало или я чего-то не знаю? Оказалось, что верны оба предположения. Девушек действительно рождается меньше, чем парней. Поэтому обычно с созданием семьи бывают проблемы.


Пока еще ребенок совсем маленький, то детей воспитывают всех вместе. В самом защищенном месте Клана имеется эдакое «гнездо». В нем мальки под присмотром женской части населения подрастают до тех пор, пока не смогут постоять за себя хоть немного. Ну, или позвать кого-нибудь старшего на помощь. В любом случае за границы Клана их никто не выпустит, но от комаров отобьются. В смысле подраться мелкие серпентеры тоже любят.


При этом и учат их всему одинаково — и оружием махать, и по дому помогать. В частности, устраивать гигиенические процедуры. Оказывается, мне оказали завидное доверие, позволив увидеть подрастающее поколение. Да и то, подобное произошло только потому, что в той пещерке присутствовало достаточно взрослых, способных защитить малышню в случае чего.


На первых порах детей охраняют как зеницу ока. Любых, неважно даже, какой они расцветки. Серпентеры с удовольствием дерутся между собой, но если у кого-то хватит ума просто обозначить угрозу для детей… наверное, это единственный мотив, который может объединить все Кланы. Правда, при этом змеи не остановятся, пока не уничтожат врага подчистую.


Когда молодые змеелюды переходят на ступень ремета, то детей разделяют. И с этих пор мальчики воспитываются отцами, а девочки — матерями. Или любой другой женской особью. Однако это не говорит о том, что местные дамы не могут за себя постоять. Еще как могут.


Правда, это им редко приходится делать. Змеи сами кого угодно порвут на мелкое конфетти, если почуют угрозу. Ребятам тоже жить хочется. А также плодиться и размножаться. Причем активно. М-да, больная тема. Для меня. Хотя и для некоторых тоже. Например, насколько я помню, Хас буквально пожирал глазами ту зеленочешуйчатую.


Только ему грозит мощный облом. Кланы очень редко смешивают кровь. Этому есть два объяснения. Одно официальное, а одно более житейское. Первое гласило, что кровь Клана не должна разбавляться. Второе трактовалось как «Самим мало!».


Вот такие вот чешуйчатые «Ромео и Джульетта».




Такие вот милые обычаи приняты среди серпентеров. С одной стороны, я их прекрасно понимаю, а с другой — недоумеваю. Если они такие все чадолюбивые, то почему их численность постоянно сокращается? Даже если вспомнить, что внутренние разборки для них вполне привычное дело. Все равно не сходится. Детской смертности как таковой у шас-саари практически нет. Организм ребенка-змеелюда защищен, наверное, даже лучше, чем взрослого!


Вопрос: что происходит? У меня ответа нет.


Разговор на столь отвлеченные темы не занял много времени. Остальное мы посвятили изучению языков руумов и ноков, как ближайших соседей. Сам Миксааш вполне свободно говорил как на одном, так и на другом. Кроме того, он обещал мне рассказать, почему у нас с ними довольно теплые и дружественные отношения. Ведь не думаю, что чешуйчатые как-то сдерживают свой характер, общаясь с представителями этих рас. Наверное, дело в чем-то другом.


Кстати, надо не забыть выгулять Бобика, а то он уже стал напоминать бревно на ножках. Скоро совсем растолстеет, разленится и будет только есть да спать, есть да спать. Нет, будем заниматься зарядкой. Вот пойду на тренировку к Лайрасару и псина припрягу. Правда, пока еще не знаю как, но сделаю. О! А почему бы ему не защищать хозяина во время боя? За хвост противника укусить, пока он на меня замахивается. Или еще что-нибудь в том же духе.


Надо как следует подумать. Пока же позанимаемся языками…




— Шейгаль, ты уверен, что у нас все получится? — Райгаль был обеспокоен не на шутку. Конечно, в случае, если план удастся, выгоды были просто колоссальными, но если они проиграют… темные не простят им подобного. Никогда.


— Райгаль… — Один из Знающих, входящий в Совет и являющийся приближенным самого Ла’Ссарана Кэсс’Тарха, развернулся к своему собеседнику. — Неужели ты сомневаешься в моих знаниях? Неужели ты сомневаешься во мне?


Лиловые глаза вопрошающего опасно сузились. Шейгаль принадлежал к Клану Хранителей и занимал в его иерархии не самое последнее место. Скорее даже одно из первых. Но его всегда не удовлетворяло сложившееся положение. Точнее, бесило. Ему казалось несправедливым, что больше всего влияния имеют «тупые рубаки», как он называл всех темных скопом.


Когда-то давно молодой, наивный и полный энтузиазма светлый шас-саари нашел в громадных библиотеках своего Клана один потрепанный фолиант. В нем говорилось, что когда-то представители Кэсс’Тарха ценились больше, нежели даже самые лучшие из темных. Ведь даже сам Ла’Ссаайре имел светлую чешую, и никто не смел ему перечить.


Правда, не белесую и не светло-серую, а серебристо-черную, но это уже мелочи. Главное, что светлые были у власти! А теперь…


Сперва ему просто хотелось справедливости. Ведь Хранители не зря так называются, в их библиотеках собрано просто огромное количество информации. Некоторые книги из их библиотек вообще существуют в единственном экземпляре. Не зря многие Лорды часто приходят к светлым узнать то или иное.


Правда, и ведут они себя вполне уважительно (иногда), а вот все остальные… появляться на территории чужого Клана светлым не рекомендовалось. Темные или открыто провоцировали на поединок, или просто издевались.


А может, было и что-то другое. Но результат оставался одним — Шейгаль решил стать Ла’Ссаайре и установить свои порядки. Тогда все остальные, особенно гордящиеся цветом своей чешуи, склонят перед ним головы. И станет ясно, кто же на самом деле станет хозяином Рас’Хашшес’Искер.


Правда, при этом многие погибнут, ну что ж, великие цели всегда требуют жертв. Зато потом можно будет выйти на поверхность и объяснить всем остальным расам, что именно змеелюды осенены божественной благодатью и именно им следует править Шаэссом.


Единственным серьезным врагом Шейгаль считал Лорда Миксааша. При всей своей нелюбви к темным, Кэсс’Тарха не отказывал ему в наличии ума. Точнее, хитроумия. Так что свой первый удар он собирался нанести по Клану Раах’Тасса. Тем более что «оружие» у него уже имеется. Затем следовало подчинить Шаэр’Кетте. Они должны были стать нерассуждающим орудием в его руках.


Райгаль, конечно, знает многое, но не все. Поэтому и не сомневается. Ничего, пока он хранит преданность, то будет жить. А потом… будущему правителю нужны более… умные слуги. И более представительные. Но пока придется довольствоваться тем, что есть.


Только зря его слуга сомневается в замысле. Есть кое-что, против чего даже темные Лорды не посмеют бунтовать! Им придется самим отказаться от гордости и покориться ему. А он будет наблюдать и припоминать им, как все это время они считали себя хозяевами жизни…


Вот тогда он отыграется…





С-СЕШ-Ш СИЕ[Сие — числительное «три» (шаэс.).]



Сидя в своей комнате, я впервые подумал, что на самом деле являюсь пока что еще зеленым сопляком, несмотря на все свои способности. Ну, или около того. Во всяком случае, матерые воины доказали, что опыт тоже очень нужная вещь. Конечно, просто так я им не дался и дорого продал свой хвост, но результат оказался неутешительным.


После обеда Лайрасар торжественно проводил меня с рессами в тренировочный зал, где нас уже ждал и приснопамятные «гвардейцы». На самом деле должность этих милых ребят называлась по-другому, но суть сводилась к тому же. Они являлись личной охраной Миксааша и отбирались из самых сильных представителей Клана. Так что нам можно было гордиться такой честью.


Сперва, пока поединки шли один на один, я даже порадовался — ни одного проигранного боя. А вот когда они начали нападать скопом… без магии оказалось не так просто защитить себя. Хотя и тут не обошлось без казусов. Один из них носил имя Бобик. Эта монструозная псина довольно индифферентно отнеслась к поединкам, но когда на меня попытались напасть со спины и отнюдь не в одиночестве… В общем, Миксааш рисковал остаться без нескольких гвардейцев.


Нет, псин их не убил, но потрепал знатно. Оказалось, что его клыки вполне способны пробить чешую змеелюда. Так что Лайрасар запретил мне водить собаку на тренировки или обязал сделать так, чтобы она не мешала. На что Бобик обгавкал темного от головы до хвоста и демонстративно улегся на лавке. Рукоприкладствовать тренер не решился, а на мои увещевания эта наглая скотина даже ухом не повела.


Теперь он стал негласным судьей, рыком предупреждая, что противники зарываются. Гвардейцы тогда сбавляли накал страстей, и чьей-то светлой шкуре доставалось гораздо меньше, чем могло бы. Кажется, эти типы меня за что-то недолюбливают, но тщательно это скрывают. Пытаются, во всяком случае. Правда, это не мешает им заехать как следует мне с-кешером по спине или по другим частям тела.


Хотя стоит заметить, что по сравнению с рессами я смотрелся неплохо. Хас даже не всегда один на один выигрывал, не говоря уже о других. М-да, работать с ними еще и работать. Теперь понятно, почему они с зеленым связываться не хотели. Начистили бы им… чешую. До зеркального блеска.


Но все равно — неприятно получать удары. А Лайрасар еще комментирует. Мол, какая косорукая черепаха учила меня с-кешером махать? Чего он придирается? Как умею, так и машу. Могло и этого не быть. В общем, не надо наговаривать, Савиш меня очень даже неплохо выучил. Во всяком случае, до сих пор никто не жаловался.


Так что после тренировки я напоминал хорошо отбитый кусок мяса. Тут вылизывание не поможет, надо что-то более действенное. Но, как назло, ничего в голову не лезло. Тин пришлось отправить к рессам, им не так достаюсь. Наверное, потому, что они не пытались строить из себя выносливых парней. А у меня не получалось признать свое поражение. Лайрасару приходилось самостоятельно останавливать поединок, иначе без травм бы не обошлось.


Немного подумав, я прихватил псину и телепортировался в зал со статуей. Только здесь да еще в особняке Нармета мне было настолько уютно. Покряхтывая и постанывая от боли, я взобрался на каменные кольца. Уф, сейчас бы подремать, но вряд ли что-то получится. Болела, казалось, каждая чешуйка.


Не знаю, как такое могло случиться, но я все же заснул. Показалось, что меня ласково качает на волнах. Только не морских или там океанских, а на волнах света. Он мягко струился по сторонам, изредка облизывая чешую маленькими язычками. От этих легких и нежных прикосновений становилось немного щекотно, но приятно. Губы разъехались в блаженной и совершенно идиотской улыбке. Почему-то вспомнилась мама.


«Мальчик мой…» — тихо пронеслось где-то на задворках сознания. И тут из сладкой дремы меня выдернул надрывный скулеж над ухом. Нет, ну не мог этот наглый псин немного попозже прийти?


Недовольно приоткрыв один глаз, я обозрел нервно переминающегося Бобика. Увидев, что хозяин вернулся из нирваны, эта наглая сволочь совершенно спокойно задрала лапу, пытаясь пометить статую. Такого надругательства я снести уже не мог и с пронзительным шипением бросился к вандалу. Щен взвизгнул и на первой космической стартанул от меня. Но не на того напал! На пути его следования возник телепорт, ведущий в коридоры Раах’Тасса. Куда мы оба и вылетели.


Попавшийся нам навстречу Лайрасар был сперва уронен и потоптан Бобиком, а затем мимо прошелестел я. Нет, препятствие в виде уважаемого тренера мною было успешно обогнуто, но в результате этого маневра темному пришлось тесно познакомиться со стеной. Так, кажется, на следующей тренировке меня ждет террор и месть.


Может, к деду смыться?..


Но пораженческие мысли были быстро загнаны в самый дальний уголок сознания. До ужина осталась еще куча времени, а боль действительно куда-то ушла. Хотя до моего сознания этот факт дошел только во время погони за Бобиком. Надо же, и как это у меня так весело получилось? Ладно, неважно это. Можно пока вернуться назад и сделать пару дел.


Оказавшись в уже ставшем родным зале, я направился в кабинет. Змейка лениво помахала хвостом из своего обиталища, но меня сейчас интересовало другое. А именно хрустальный шар. Положив на него руки, на некоторое время призадумался, а затем представил себе деда. Картинка получилась столь четкой, что даже удивительно.


— Эл? — донесся из шара знакомый до боли голос. — Что-то случилось?


— Нет, просто соскучился, — постарался ответить как можно равнодушней, одновременно пряча хвост. Этот предатель так и норовил отстучать приветственную дробь и свиться в тугую пружину.


— Ну-ну, — ухмыльнулся дед. Затем неожиданно тепло посмотрел на меня. — Как ты там?


— Весело, — ухмыльнулся в ответ я. — Каждый день что-то новенькое.


— Ты там не балуйся, — строго высказался Нармет. — Кстати, тут тебе Савиш привет передает и говорит, что тоже соскучился. Но ты можешь не спешить домой. Он еще немного поскучает.


— Дед… Э… А ты можешь прислать мне еще один языковой амулет, — осторожно интересуюсь. Мало ли, может Мастер рассердится?


— Тебе срочно? — задумчиво почесывая подбородок, поинтересовался Нармет. Кажется, он совсем не против. И даже не спросил, зачем мне эта игрушка.


— Хотелось бы побыстрей. — Хвост все же вырвался на волю и нетерпеливо задрожал. Была бы погремушка — сейчас бы тарахтел, как разболтанная кофемолка.


— Все тебе будет, — пряча усмешку в усах, отозвался дед и ехидно прищурился: — Ты только хвостом шар не сбей. Как все же хорошо, что ты там. Мебель будет гораздо целее…


Смех вырвался совершенно непроизвольно, но связь прервалась. Вызывать деда по второму разу не стал. Все, что хотел, — ему уже ясно и понятно. Казалось бы, поговорили ни о чем, но настроение определенно поднялось. Так что остальное время я посвятил планированию следующей тренировки, а также составлению приблизительного ответа на «высокопоставленное» письмо.


Нет, ничего нового придумывать не стал. Начало так вообще нагло слизал с присланного. Писать, что обознатушки вышли, счел ненужным. Вместо этого выбрал предложения о мире, дружбе и взаимопонимании. Ну и разбавил некоторыми вариациями на тему добрососедских отношений. Думаю, на первый раз сойдет, а там можно будет посмотреть.


Выписал результат трудов на чистый лист и захватил с собой. Покажу Миксаашу. Вроде как самостоятельное задание по деловой переписке. Если одобрит — отправлю одному из адресатов и возьмусь за другого. А если ошибся — буду переделывать.


Кстати о тренировке. Несомненно, на ней мне снова достанется, но надо как-то снизить количество пропущенных ударов. Совсем от них избавиться пока что не получится, но и отбивной себя чувствовать не хочется.


Как ни странно, но кое-что надумалось. Теперь бы еще воплотить это в жизнь…


— Элхар!!! — Нет, эта девчонка явно приходится ректору какой-то родственницей. Что один, что другая абсолютно не умеют менталить тихо.


— Чего орем? — индифферентно осведомляюсь.


— Скорее приходи в столовую, тебя Лорд Миксааш ищет! — На полтона ниже, но все равно — громко.


Пришлось выдираться из удобного кресла и прыгать назад в свою комнату. На кровати обнаружился притаившийся якобы в засаде Бобик (угу, его тушу даже под нагромождением подушек не спрячешь!). Отвязаться от эскорта не удалось, так что в столовую мы направились вместе. Вот уж куда он был готов идти в любое время суток!


Столовая встретила меня девственной пустотой и гнетущим молчанием. Центром всего этого был зеленый тип подозрительно знакомой наружности. Если не ошибаюсь, то именно ему я нос разбил. Это что, он теперь сюда жаловаться пришел? Странно. Насколько я понял змеев — подобное не в их характере.


— Элхар, — обратился ко мне Миксааш, — тебе знаком этот воин?


— Э… — Если признаться, то придется рассказывать, где именно познакомились, а если нет…


Оглянулся на рессов. Те усиленно моргали мне, подавая какие-то знаки. Если бы я еще их понял…


— Элхар?! — Лорду, по всей видимости, надоело ждать.


— Знаком. — Эх, была, не была! — Виделись один раз.


— Значит, принимай под свою руку, — величественно кивнул темный и пристально посмотрел на зеленого гостя.


— Ла’элларис, — неожиданно склонился тот предо мной. — Служу и преклоняюсь…


Или я чего-то не понимаю, или одно из двух. Этого «гостя» буквально корежило от злости и безнадежности. Моя особа для него вдруг стала самым главным врагом, но при этом он явно намеревался действительно исполнять свои обязанности. Неужели за пару ударов по носу можно нарваться на такую злобу? Психи они, эти хвостатые. Поголовно.


— Пош-ш-шли, — выдавил я, направляясь в собственную комнату. Постоянно ощущать за спиной подобный «коктейль» эмоций мне совершенно не хотелось. Это все равно, что таскать с собой динамитную шашку с подожженным шнуром. Рано или поздно, но рванет.


До моих апартаментов добрались быстро. Правда, кроме новенького там оказались все остальные рессы, а также Тин и Бобик. Если присутствие последнего еще понятно, то при чем тут девушка? Но уже не выгонишь. Ишь как глазами сверкает.


— Так, — устроившись на кровати, обратился я к зеленому. — Давай поговорим.


— Слушаю, ла’элларис… — Стоявший столбом посреди помещения тип склонился в поклоне. Остальные рессы свободно разместились, кто где захотел. Правда, на кровать никто не покушался. Бобик ясно дал понять, что туда никого не пустит. Кроме меня.


— Тогда правило первое. Обращаться ко всем из нашей группы только по имени! Меня зовут Элхар Кессер. А тебя?..


Зеленого перекосило. Да что ж это с ним творится-то, а? Припадочный он, что ли?


— Зачем тебе мое имя?! — Так, этикет уже вроде как пофиг. Что радует. Может, и дальше так же хорошо будет?


— Любопытно мне, понимаешь ли, — попытался, как можно дружелюбней ответить. Увы, попытка не увенчалась успехом. Парень вообще заткнулся и не проявлял желания к дальнейшему разговору.


— Хас, ты не знаешь, почему он так меня ненавидит? — Если не получается выяснить это у зеленого, обратимся к черному. Может, он прояснит ситуацию?


— Он боится, что ты потребуешь его сестру, — полируя когти, ответили мне.


— Что?! — Меня просто переклинило. Я открывал и закрывал рот, пытаясь высказать, где, кого и как видел и зачем мне это все надо. Нет, противоположный пол меня интересует, но не таким же образом! Если вспомнить, как именно мы «пообщались» с этой девушкой, то сразу хочется тихой и спокойной жизни.


— На фиг, на фиг! — наконец-то смог выдавить я. — Келес упаси от подобной «радости»!


— Ты что-то имеешь против моей сестры? — возник зеленый.


— А ты вообще молчи, ресс необразованный! — вспылил я. — Обоих бы послал… у ноков ромашки рвать!


— Эл, ты что, девушек не любишь? — ехидно подколола меня Тин.


— Женщины как вино, — ответил я одним из афоризмов. — В малых дозах полезны, а в больших…


Окончание пришлось проглотить, иначе нарвался бы на очередную разборку.


— Как же ты собираешься продолжать свой род? — полюбопытствовал Шер. Кажется, его этот вопрос действительно занимал.


— Вот когда встречу ту, с которой захочу «продолжаться», тогда и буду решать, — спокойно отвечаю, собирая хвост в кольца. Ладно, хватит демагогии, мне с новым рессом разобраться надо.


— В общем, так, зеленый, если это единственное, что тебя волновало, то можешь быть свободен. Ни на тебя, ни на твою сестричку я никаких планов не имею.


Если парень нас оставит, это будет самым счастливым моментом сегодняшнего дня. Тут с черными непонятно что делать, так еще один нарисовался. Блин, мне же Миксааш каждый день чешую будет полировать на предмет выполнения взятых на себя обязанностей. Скорее — взваленных чужим дядей.


— Кайрешшер Ла’Шаэр’Кетте, — вместо ответа выдал наш гость. Это что, он меня куда-то послал или что?


— В смысле? — пытаюсь прояснить обстановку.


— Мое имя, — терпеливо, как маленькому, поясняет этот тип, спокойно стягивая с кровати подушки и устраиваясь на полу. Вот нахал!


— Подушки отдай! Тебя мама не учила чужого не брать?! — М-да, серпентеры, если их раскачать, становятся весьма хамоватыми.


— Ла’элларис обязан заботиться о своих рессах, — нудным тоном провещал куда-то в потолок Тас.


— Предатель, — шиплю сквозь стиснутые зубы и пытаюсь достать его хвостом. Вместо этого опрокидываю Тин. Она хватает подушку и запускает в меня. Попадает в Кайра. Дальше начинается беспредел под гавк Бобика. Нет, они что, не могли найти другое место?! Вошедший Лайрасар долго ловит отпавшую челюсть и раненым изюбрем ревет на нас всех. Ужинать!


За столом мы сидим тихо и мирно, вежливо передавая друг другу блюда и пользуясь столовыми приборами. Правда, оценивающие взгляды сидевшего во главе Лорда немного нервировали и отвлекали, но желудок не давал уйти с пути истинного. Когда все наелись, Миксааш обратился ко мне:


— Элхар, завтра утром тебе надо будет сходить к Хранителям и взять у них некоторые книги. Список я тебе дам. Так что будь готов.


Так подмывало вскинуть руку в пионерском салюте и гаркнуть: «Всегда готов», но сдержался, могут не так понять, а подставлять Миксааша не хотелось. Он ко мне хорошо относится, так что не буду добавлять ему проблем.


— Тренировка ждет, — непрозрачно намекает встающий из-за стола Лайрасар и двигается в сторону двери. Никогда не понимал этой их привычки устраивать физические нагрузки после еды. Хотя у серпентеров и немного другой обмен веществ, но спать хочется все равно!


Кажется, для «гвардии» эта тренировка тоже оказалась непредвиденным сюрпризом. И неприятным. Поскольку волны чувств от них едва ли не зашкаливали. Да что они все такие обидчивые? Прямо не взрослые лю… э… существа, а детский сад на выезде. Как же, на пальчик наступили и не извинились.


Кайр молча следил за нашей разминкой, пока не отхватил по шее от Лайрасара. Тот не собирался терпеть наблюдателей на своей тренировке. Ну, кроме Бобика. Поэтому зеленый теперь лениво перекидывал с-кешер с одной руки на другую. Явно думал, что тут все тихо и мирно. Поэтому внезапно прилетевший удар оказался для него полной неожиданностью. Упал он удачно, на руки. Иначе пришлось бы опять вправлять нос.


Воин вскочил и приготовился защищаться, только против троих выстоял недолго и вскоре улетел спиной вперед. Тас и Шер сдались быстро, а вот Хас показал на удивление хороший результат. По сравнению со своими предыдущими боями. Но тоже не дотянул до уровня зеленого. Дальше пришел мой черед. Тренер решил не церемониться и сразу выставил мне четверку противников.


Чтоб ему!!! И всем остальным! Не положите!..


Да! Мне это удалось, я впервые выстоял. Правда, состояние было гораздо ниже среднего. А воздух пришлось откусывать, поскольку самостоятельно поступать в легкие он отказывался. Дотащив бренное тело до лавки, буквально рухнул вниз. На глаза попалась валяющаяся на полу фляга. Может, в другое время я бы и задумался, но сейчас мысленно послал всех подальше и жадно приложился к горлу. Три быстрых глотка и…


Ой, не стоило все-таки этого делать… Какой-то… нехороший, в общем, товарищ налил в нее ту самую жидкость, которой меня угощали в трактире. Правда, более концентрированную, что ли? А если вспомнить, что произошло потом, — радости не ощущается.


— Эл, что с тобой?.. — Рядом возник Шер, и последний глоток пошел по проторенному пути.


— Уже ничего… — тихо отвечаю, вцепляясь когтями в скамейку. Мир начал знакомо пульсировать. Может, в этот раз пронесет?


— Эл? — попытался еще раз напомнить о себе ресс.


— Элхар, тебя долго ждать?! — Это еще кто там орет? А, Лайрасар. Что-то я ему сказать хотел… Только вот что? Ах да, о методах его обучения. Красочно и подробно.


Дальше воспоминания шли какими-то урывками. Вот я, радостно скалясь, ломаю кому-то нос. Кулаком. Пустая фляга финиширует о чей-то лоб. Следом о подвернувшуюся спину в щепки разношу тренировочный с-кешер. Простое Кольцо Силы почему-то срабатывает как от мощного артефакта. Бобик, рассевшись на чудом уцелевшей лавке, вдохновенно воет. От этого мне становится еще веселей, и я начинаю громко хохотать. Гребни ловят разливающиеся вокруг эмоции с такой четкостью, что это даже пугает. Сперва. Потом становится все равно.


А вокруг столько змеелюдов! Они же меня презирают, так? Терпеть не могут. Ненавидят. Меня! За что? За то, что не похож? Ха, смешно! Так почему вы не смеетесь?! Мать вашу… почему вы не смеетесь?!!


Последнее, что помню, — разъяренный Миксааш, который машет в мою сторону рукой, и память словно отшибает. М-да, сходили на тренировку. И еще — пить надо меньше. А мне так вообще — запретить. И против я не буду.




— Это как понимать?! — Брат Лорда и его правая рука был в ярости.


Только что молодой серпентер, порученный его заботам, разнес тренировочный зал буквально в щебенку! И ладно бы только зал, но одно из лучших подразделений гвардии Раах’Тасса теперь годно лишь для тренировки лекарей! Пришлось вызывать Миксааша. Иначе досталось бы и остальным.


Правда, пока он сам пытался утихомирить Элхара, то сильно удивился. Глаза подопечного слабо, но различимо светились! Кроме того, двигался он как-то странно. Словно сам не знал, чего хочет и как это получить. А когда под конец стал хохотать, то поплохело всем. Сумасшедший змеелюд — это очень и очень серьезно. Так что прибывшего Лорда встречали едва ли не как избавителя.


Самому же Миксаашу пришлось использовать один из артефактов, хранящихся в правящей семье для того, чтобы угомонить разбушевавшегося змея. Правда, после этого он неожиданно склонился над мирно спящим парнем, принюхался и выдал малоцензурную фразу. Смысл которой сводился к тому, что некоторые нехорошие личности настолько несобранны, что их подопечных умудряются напоить!


Оказывается, Элхар просто перебрал тайерхона. Хотя если посмотреть вокруг, то оказывается, что все не так уж просто. Поэтому Лайрасар орал на тех, кто остался в сознании, пытаясь разузнать, откуда же взялся злосчастный алкоголь?! Сейчас надо идти к Миксаашу, рассказывать что и как, а ситуация неясна.


Тем более что парень уже проснулся и пытался снова что-то если не сделать, так хоть сказать. Единственное, что смогли разобрать, — это «больно». Пришлось хватать его (что можно было поручить рессам) и тащить к Лорду. Пусть он дальше сам разбирается…




Нет, этому новому поколению ничего доверить нельзя! Особенно — ребенка. Я же помню, каким он в первый раз появился здесь. Помнится, еще сама возмущалась, что хиленький какой-то. А теперь? Мордобой непрекращающийся! И спаивают, нагло спаивают совершенно неразумное дитя. Он же верит всему, что говорят, и пробует все, что подвернется.


А они его избили так, что бедняге пришлось у меня отлеживаться. Радужному. Отлеживаться! Кто они после этого?! Непременно выскажу этому плешивому Лорду все, что думаю о нем, его умственных способностях и методах воспитания. Неудивительно, что на его собственных детей без слез не взглянешь.


Нет, они вообще из ума выжили. Позволить магу выпить тайерхон! Неразбавленный! Охренели в край. Им что, острых ощущений не хватает? Хорошо хоть умудрились вовремя остановить паренька, а то пришлось бы вмешаться самой. Что было бы очень плохо, мне еще появляться нельзя. Радужный сперва должен научиться ползать сам, а уж потом…


Идиоты, я не устану это повторять! У ребенка же все линии Силы пошли в перекос, он им сейчас намагичит такого, что Войны Объединения возней в луже покажутся! Особенно когда соединится с внешними каналами. А до этого малышу один чих остался. Быстро растет мальчик. Правда, как-то странно. До сих пор слитная пластина… надо бы ему устроить… хи-хи, посвящение.


Хотя… если он после этого, как Тарс, станет провожать каждый женский хвост… может, не надо спешить? Или все же надо? Эх, Шаэсс., ну и зачем ты их такими создал? Делать нечего было? А как их к порядку призывать, ты не подумал?


О! Идея! Будем скорее воспитывать мальчика, пусть он этим вопросом и занимается, а то сильно шустрый стал. Что ни день, так драка. Не для этого он здесь. Драчунов вокруг хоть в войнушки играйся. Мозгами работать надо, мозга-а-ами! Да и скорей разбирайся со своими письмами, а то меня уже достали эти «царственные собратья»!




Голова не просто болела — она превратилась в сплошной пульсирующий в рваном ритме ком боли. К горлу подкатывала тошнота, а тело, словно ретивая хозяйка выкручивала. Глаза открыть даже и не пытался. Мне и без того ощущений хватает по самое «не хочу». Это что ж это было? Мысли осторожно пошевелились в голове, вызвав мученический стон, и нехотя просветили насчет поведения. М-да, пора завязывать с алкоголем. Особенно со змеиным. Он на меня плохо действует.


— Что, плохо? — участливо осведомились над ухом. Уй, ну зачем же так громко?! Или это опять выверты восприятия?


Видимо, мой тяжкий стон был воспринят за ответ, поскольку на виски легли прохладные ладони, и боль стала постепенно утихать, сжимаясь в комок. Но это явно была не Тин. Запах… запах был чужой. Но определенно женский. Кроме того, ладони были чешуйчатые. Как я это почувствовал? Понятия не имею. Может, при помощи гребней «увидел».


В мозгу словно картинка нарисовалась. Правда, черно-белая. Вот я полулежу в странном кресле, правда, в своей истинной расцветке. Ой, надо бы проверить… попозже. А за моей спиной стоит довольно милая серпентера. Черная. Тонкая и хрупкая. В груди что-то екнуло и оборвалось вниз. Кажется, я влюбился…


Хвост нервно дернулся, пытаясь сложиться в какую-то странную фигуру. Девушка испуганно вскинула голову и с тревогой посмотрела в угол. Увы, эта часть помещения была недоступна для моего «внутреннего» обзора. Оттуда появились Миксааш и Лайрасар. Они прижали мне руки к подлокотникам, и Лорд снова кивнул девушке. Лечение продолжалось. А я старался сидеть неподвижно, хотя так и хотелось дотянуться своим хвостом до нее.


Правда, подобное блаженство оказалось кратким. Вскоре руки с висков убрали и серпентера скрылась в том же самом непросматриваемом углу. А мне Миксааш с превеликим удовольствием отвесил такую затрещину, что голова едва не отвалилась! «Картинку» сразу же выключило. Зато, проморгавшись, я увидел склонившихся надо мной черных. В цвете. И себя, в уже ставшей родной серой шкурке.


— Что случилось?! — Вопрос вырвался совершенно непроизвольно. Кажется, именно это хотели спросить и они. Но не успели.


— Знаешь, — задумчиво ответил воин, — это мы хотели бы узнать у тебя.


— Ты зачем упился тайерхоном?! — наконец не выдержал Лорд.


— Чем?! — Впервые слышу это слово.


— Вот этим! — перед носом обличающе закачалось смутно знакомое горлышко от фляги. Насколько помню, остальное можно собирать по кусочкам. Знатно кому-то прилетело…


— А что это было? — Нет, я не прикидываюсь. Мне ведь действительно интересно, что же за жидкость во фляге. Миксааш пристально вгляделся в мои глаза и тяжко вздохнул:


— Действительно не знаешь. Ну и что нам теперь с тобой делать?


— Рассказать, что это такое и почему мне от него так плохо, — предлагаю, пытаясь самостоятельно утвердиться на земле. Да, один минус у хвоста все-таки есть. Если чувствуешь себя не очень хорошо, то лучше либо сидеть, либо не подниматься высоко. Голова кружится, и шатает сильно.


— Хм… понимаешь, в чем дело. — Разместившись в кабинете, Лорд начал свою лекцию. — Змеелюды не могут пить обычные вина. На нас они не действуют. Но вот если добавить в него немного тайерхона, то мы испытываем почти то же самое, что и люди.


То есть это что-то вроде серпентерского спирта?! Ничего ж себе. Представляю, что было, если бы я человеком медицинского спирта нахлебался. В общем, сам виноват. Зато теперь буду знать, чего впредь избегать.


— Это же все знают, как ты умудрился такое вытворить?! — наконец выдал наболевшее Лайрасар.


— Случаянно, — покаянно выдаю, глядя в пол. А что еще можно сказать? Случайно нашел, нечаянно хлебнул, а все остальное — закономерный итог. — Только не могу понять, почему же мне ТАК плохо было?!


— Этого я не знаю, — качнул головой Миксааш, — но непременно выясню.


Но еще мне бы хотелось узнать, что то за змейка была. Очень уж… запоминающаяся.




— М-да, тебе мы больше не наливаем, — задумчиво выдал Хас, оглядывая мою покачивающуюся тушку.


Остальные рессы согласно покивали. Только зеленый был на редкость задумчивым. Что-то его явно впечатлило до такой степени, что включился очень долгий и продолжительный мыслительный процесс. У меня же была всего одна мысль как быстрее добраться до кровати. На сегодня все подвиги и прочие дела отменяются. Хватит!


Остальные выразили молчаливое согласие с таким планом действий. Так что этот день закончился несколько раньше, чем планировалось. А завтра еще в гости идти к этим непонятным Хранителям. И на кой Миксаашу понадобилось посылать именно меня? Неужели у него нет никого другого на побегушках? И почему я в это не верю?..


Бобик встречал меня, виновато помахивая хвостом. Бедная псина, только пьяного хозяина для полноты картины ему не хватало. Самое обидное, что сам я ничего не помню. Может, на всякий случай извиниться перед ребятами? Или не надо?..


Решить, что же делать, так и не успел — мы пришли. Меня в четыре руки втолкнули в комнату и, развернувшись, ушли. Правда, Тин послала сочувствующий взгляд, но на этом все. Не оставалось ничего другого, как рухнуть на кровать, свернуться клубком и провалиться в беспробудный сон.




Кайрешшер Ла’Шаэр’Кетте сидел в комнате, выделенной ему Кланом Раах’Тасса, и размышлял. О том, что он ничего не понимает в происходящем. Чего только стоило ему, младшему наследнику Клана Шаэр’Кетте, смирить свою гордость и поклониться светлому. Ради того, чтобы Шаорэ не пришлось идти в чужой Клан…


И в результате? Светлый оказался настолько… невежественным, что просто скулы сводило. Правда, это уже ничего не меняло. Он склонился. С другой стороны, пребывание в Клане извечных противников могло стать очень кратковременным. Отец, Лорд воинов с зеленой чешуей, приказал выяснить, почему Лорд Миксааш вообще возится с этим светлым. Слухи о необычном поведении самого хитроумного среди владык просочились во многие Кланы, но узнать правду еще ни у кого не получилось.


Вообще-то ответ почти есть. Оказалось, что сын черного также находится в рессах у светлого. С одной стороны, это не вызывало особого удивления. Черные хоть и считали себя хорошими воинами, но до представителей Клана Шаэр’Кетте не дотягивали. Так, по крайней мере, считали сами представители вышеупомянутого Клана. А с другой стороны, светлые вообще были никакими бойцами!


Можно было бы, конечно, позлорадствовать над положением противника, если бы… если бы сам не оказался в таком же состоянии! Светлоликий Келес! Милосердная Ашер! Как такое могло произойти?!


В таверну они ходили не раз и не два. Кайрешшер считался уже вполне взрослым, чтобы самостоятельно покидать территорию Клана. Имел собственных рессов и вполне мог обеспечить безопасность сестры. Хотя ее часто провожали восхищенные, и не только восхищенные, взгляды.


А наблюдать, как даже черный пытается оказывать ей знаки внимания, было довольно весело. Особенно если учесть, что они с Кайром уже пару раз встречались в поединках. Правда, пока ни разу не доводили их до конца. Но даже так было понятно, что Найрхас Ла’Раах’Тасса Кайрешшеру не противник.


Но в этот раз он весьма удивился, наткнувшись на пристальный и оценивающий взгляд светлого! А последовавшая за этим ухмылка? Серпентеры с подобным оттенком чешуи в присутствии темных старались сделаться понезаметнее. Здесь же был практически открытый вызов.


Настроившись на быструю победу, воин был неприятно поражен, когда светлый начал с легкостью уворачиваться от его ударов. Когда же Кайрешшер сменил оружие, то, нарушая все правила поединков, противник ударил в лицо. С такой силой, которую в светлом нельзя было и предположить. И продолжил в том же духе. А когда Шаорэ попыталась вмешаться — просто пришпилил ее к стене с-кешерами. Правда, лезвия вошли рядом с шеей, даже не поцарапав чешую, но это ничего не меняло.


Но самым странным и страшным было не то, что за весь бой светлый ни разу не воспользовался собственным оружием. И не то, что незнакомый парень спокойно противостоял двум воинам из Клана Шаэр’Кетте. Нет, самым страшным было то, что противник просто играл с ними и получал от этого удовольствие!


Келес, да кто же он?!


Бой закончился бесславно. Они оба проиграли и оказались полностью во власти победителя. Только тому и дела не было до своей победы. Светлый просто взял и ушел. Игрушка потеряла свою притягательность, так что о ней можно забыть… Подобное отношение доводило Кайрешшера до бешенства, но ничего поделать он не мог. Проигравший не имеет права диктовать победителю свою волю. Он может только покориться.


Жизнь… ведь самое главное — они оба должны ему свою жизнь. И светлый может потребовать ее в любой момент. Правда, если взять на себя обязательства Шаорэ и самому склониться перед светлым, то он потеряет право позвать серпентеру.


Склониться… ну и что это дало?!


Хотя это все-таки стоило сделать. Хотя бы из-за того, что он увидел на тренировке. Его новоявленный ла’элларис оказался действительно силен. Выстоять против охраны Лорда Миксааша… м-да, он был более чем глуп, ввязываясь в драку с подобным противником. Охранители тренируются всю свою жизнь. И Найрхас оказался не так уж и плох. По всей видимости, ла’элларис поднатаскал своих рессов. С ними теперь стоит быть осторожней.


А потом начался кошмар. Элхар Кессер (ну и глупое имя!) словно взбесился. Оскалившись и продемонстрировав на удивление длинные клыки (он еще и ядовитый?!), светлый атаковал. Ему было наплевать на то, сколько у него противников и какой они силы. Удары оружием чередовались с магическими всплесками. Шипение то взлетало до самых высоких нот, то становилось больше похожим на рычание.


В это время на светлого он был совсем не похож. Подобной яростью не могли похвалиться даже воины Клана Шаэр’Кетте. Остановить его смог только Лорд Миксааш…


Келес, что же здесь происходит?!..




— Кошмар… Хас, это что было? — Тин забралась с ногами на кресло.


От обычного, человеческого, оно отличалось размерами. По всей видимости, предполагалось, что серпентер должен помещаться в нем полностью. Все рессы, за исключением новенького, собрались в комнате Найрхаса. Вопрос был один — что произошло с Элом? Почему он взбесился?


— Это был змеелюд в неконтролируемом состоянии, — хмуро отозвался окликнутый. — А еще в стельку пьяный.


— Э?! — Девушке показалось, что ее разыгрывают. — Пьяный? Но в трактире… Там же полную кружку…


— Не сравнивай, — хмуро отозвался Тас. — Там тайерхон был разбавленный и с пряностями, а здесь чистый! Если не концентрированный…


— То есть… — Тин перевела вопросительный взгляд на Хаса.


— Считай, что он выпил три, если не четыре кружки. — Темный тяжело вздохнул и взлохматил волосы. — М-да, нехорошо получается…


— Чего уж хорошего, — поддержал Шер. — Придется завязывать… Или пить только человеческие.


— Вы о чем? — непонимающе переспросила девушка.


— О том, — повернулся к ней Тас, — что нам теперь тоже нельзя пить. Иначе будет неправильно. Мы — пьем, а наш ла’элларис — нет.


— Понятно… — тихо протянула будущая волшебница и невидяще уставилась в стену.


В комнате повисла тишина. Каждый думал о чем-то своем. Она же размышляла о том, что за столько времени все никак не может понять серпентеров. То они плевать хотели на какие-либо условности и традиции, а то становятся щепетильны буквально до мелочей. Хотя кое-что вырисовывалось. Ей казалось, что все зависит от социального положения серпентера. Если он ни за кого не отвечает и никому не подчиняется, то и к условностям относится наплевательски. А вот если подчинен кому-либо… или это не так?


Ну, еще и от того, кому именно принадлежат эти правила. На законы других рас змеелюды плевали. Ядом. И с поразительной настойчивостью не обращали внимания. Правда, только если они не были в их интересах. Тогда можно было вполне рассчитывать на соблюдение законов. Хотя Лорды все же старались держать своих кланников в рамках, но чаще всего каждый серпентер был сам по себе.


— Ха, зато вы помните, как того заносчивого зеленого перекосило?! — неожиданно разрушил повисшую тишину радостный возглас Хаса. Кажется, даже равное положение не примирило бывших врагов. Интересно, их вообще что-то успокоить может?


— М-да… — Шер мечтательно закатил глаза к потолку. — Ради того, чтобы посмотреть на эту вы тянутую рожу, можно и потерпеть… Как у него вообще смелости хватило признать себя побежденным?


— Кстати, объясните мне, почему он вообще на это пошел? У вас что, так всегда? Проиграл бой и сразу стал рессом? — полюбопытствовала Тин.


— Нет, это немного не так, — взялся просвещать ее Тас. — Все зависит от характера поединка. Если это только проба сил, то мы просто расходимся. Ну, оказался твой противник сильнее, и что? Иди тренируйся. В следующий раз ты сильнее станешь. А вот когда поединок идет насмерть… когда залогом спора становится жизнь…


Змеелюд замолчал и уставился на свои руки. Видимо, вспоминал, как сам стал рессом. После чего продолжил с обычной легкой полуулыбкой:


— Тогда у проигравшего есть несколько выходов. Либо его убивают, либо он остается живым, но рессом не становится и теряет честь. Либо становится рессом. Когда тебе дарят жизнь, ты уже не имеешь права ею распоряжаться. Если, конечно, даритель не говорит обратного. Или ты не заслужишь право снова самостоятельно распоряжаться своей жизнью.


— Вот как… — Девушка посмотрела на устроившихся кто где серпентеров. Надо же, оказывается, змеи куда как серьезней относятся к жизни. Точнее, не к самой жизни, а к правам на нее. У людей все совсем не так… жестко. Конечно, благодарность никто не отменял, но полностью передавать право распоряжаться жизнью другому… Невольно у нее вырвалось: — А… злоупотреблений не бывает?


— Хм… — Шер свернулся в клубок, положив голову на скрещенные руки, и спокойно ответил: — Нет. Таких просто убивают. Без правил. Свои же.


Почему-то от этой «спокойности» становилось страшнее, чем от крика. Тин не стала спрашивать, как серпентеры выясняют, был ли бой честным, «правильным» или нет. Ей хватило услышанного.


— Но тогда вы… Получается…


— Мы проиграли в Клятве Лорда. Но остались живы. Хотя Эл тогда и не знал наших законов, нас это не оправдывает. Кайр же, по всей видимости, собирался драться до смерти. И тоже получил. Так что все правильно.


— Но Элхар… выходит, что ваш бой был честен? — Девушка все пыталась понять выверты логики змеелюдов.


— Да, — сладко потянулся и зевнул Хас. — Зачинщиками были мы. Так что сами виноваты. И вообще, давайте-ка спать. На сегодня разговоров хватит. Завтра еще к Хранителям идти. Чего это отцу вдруг понадобилось у них?..


— А почему они сами не придут? — поинтересовалась Тин.


— Они светлые, — ответил Тас, нехотя разворачивая кольца хвоста. — А идти надо будет почти через весь город. Просто не дойдут.


— У, чтоб вас! — невнятно выругалась девушка непонятно в чей адрес. Но выметаться пришлось. Шер и Тас, посмеиваясь, подхватили ее под руки и потащили на выход. Ничего, завтра она на всех отыграется!


Последними мыслями, перед тем как провалиться в сон, было: «Кстати, Эл же тоже светлый, но его посылают… И не боятся, что не дойдет? Где здесь логика?!» Кажется, змеи и логика — понятия несовместимые…




Утро началось с того, что мне на голову со злым шипением приземлилась маленькая змейка. Только что-то она тяжелой стала. Разъелась, видать, на казенных харчах. Просыпаться же категорически не хотелось. Однако попытка согнать мелкое и шипящее с головы успехом не увенчалась. Вместо этого меня ощутимо укусили за палец. Вот гадость. Знает же, что обидеть не могу, — вот и пользуется моей добротой.


Пришлось изобразить попытку пробуждения. А точнее, приоткрыть глаза. Змейка тут же скатилась на одеяло и, пыхтя от напряжения, потащила ко мне очень знакомую полупрозрачную сосульку. О! Это же мне дед, по всей видимости, амулет прислал. Правда, отправил к тому шару, через который мы связывались. Вот змейка и решила осчастливить меня подобным подарком с утра пораньше.


Правда, при этом еще и обругала. Мол, сколько времени я буду пренебрегать своими обязанностями? Большие-Допущенные уже достали меня-других постоянными проверками. А то вдруг они не передали письмо, вдруг не оповестили и спят сейчас на ценном документе… вот блин, и чего им так неймется? Придется ускорить обучение. Голова, конечно, болеть будет, только нам не привыкать.


Надел на шею амулет, подкормил мелкую, и пришлось вылезать из постели. Бобик понял, что хозяин уже не спит, поэтому скребся у двери. Интересно, а где он здесь углы метит? Не то чтобы меня сильно это интересовало, просто появляться в тех местах не стоит. Не думаю, что проживающие там сильно рады подобному… вниманию.


Кстати, вроде бы сегодня намечается поход к Хранителям. Интересно, надо ли брать туда Бобика? А с-кешер? Хотя я не видел змеелюдов без подобного украшения, но это же темные. Может, у светлых так не принято? Ладно, спрошу у Миксааша. Он-то уж точно должен знать, что и как.


В столовую я прибыл с умеренным чувством голода. От вчерашней слабости не осталось и следа. Новый день сулил новые приключения, так что вперед! Посмотрим, что же ждет нас за поворотом. А там нас ждала компания рессов, поглядывающих на стол голодными глазами, немного задумчивая Тин и словно подремывающий в кресле Миксааш.


Впрочем, при нашем появлении все заметно оживились и расселись по местам. Оказывается, умеренным аппетит только прикидывался, так как стоило мне оказаться за столом, как окружающее перестало интересовать. Единственное, что заботило, — как много тарелок оказалось в зоне досягаемости.


Некоторое время в комнате стоял только хруст поедаемой пищи и стук посуды. Разговоры все решили отложить на потом. Кажется, даже Тин проголодалась. Интересно, это чем же они вчера таким занимались, что нагуляли аппетит? Ладно, проехали. Пора узнать, зачем и куда нас посылают. Или только одного меня?


Лорд Миксааш, уловив, что беседа заинтересовала нас сильней, чем еда, откинулся на стуле. Задумчиво обвел взглядом комнату и начал рассказывать. Оказывается, идем мы все. Хас укажет дорогу, так как уже не один раз был там. Оружие тоже берем с собой, поскольку путь пролегает через территории других Кланов. Не то чтобы предстояло прорываться с боем, но неприятности могут случиться.


А если они могут, то непременно случаются согласно закону подлости. Кроме того, нам выдали свиток с наименованиями нужных книг и вопросами, по которым надо найти информацию. Время пребывания не ограничивалось.


— Некоторые книги Хранители не разрешают выносить за пределы библиотеки. Может, придется много переписывать, — так Миксааш объяснил свое странное разрешение.


Ну вот, еще и писать придется. Жаль, что здесь не додумались до копировальных аппаратов или их магических заменителей. Тогда можно было потратить гораздо меньше времени.


С местным Лордом тоже договорились, нам предоставят сопровождающего, место для проживания и питание. В общем, идите, детки, отсюда, и чтоб я вас тут долго не видел — приблизительно так можно было перевести длинную и прочувствованную речь Лорда. Наверное, мы его уже настолько достали, что он нашел благовидный предлог, чтобы сплавить неуемную компанию подальше.


Ну и ладно, ну и сходим. Заодно языки выучу. А появляться в зале со статуей я могу и оттуда. Маяк надежный, да и переход с каждым разом дается мне все легче и легче.


Перед походом, чтобы «не позорить Клан», как выразился Лайрасар, нас снова загнали в комнату с озером и велели искупаться. В этот раз рессы довольно спокойно восприняли водные процедуры. Точнее, это черные уже привыкли, а вот зеленый… Хас тихо подхихикивал, видя, как «могучий воин» нерешительно мнется на бережку.


Кажется, желание поиграть в воде в догонялки было единодушным. Кайра за руки сдернули в воду и душевно макнули вниз головой. Вырвавшийся зеленый был зол, как голодный Бобик. Который, кстати, принял самое активное участие в заплыве. Затем обиженный в лучших чувствах Шаэр’Кетте бросился мстить обидчикам и был коварно притоплен мной.


В свою очередь погрузить в воду меня попыталась Тин. Ухмыльнувшись, я зажал ее руки и нырнул. Оттолкнувшись хвостом от дна, вылетел на поверхность, одновременно подбрасывая девушку. С громким визгом она снова рухнула в воду. Правда, там в это время проплывал убегавший от Кайра Хас…


В общем, комнату мы снова залили. Правда, Лайрасар благоразумно убрался вон. Кажется, мокнуть в этот раз он был решительно не согласен. После всего этого нам выдали новую одежду, снова заплели волосы на голове и дали пинка под зад. В смысле — проводили к границе территории Клана. Миксааш расщедрился на темно-серую тунику, расшитую серебристой нитью. Да и плечевые пластины имели серебристую насечку.


В общем, одели нас представительно. Дальше пришлось плестись за Хасом. Видимо, последнее посещение Хранителей было давно, и змей несколько путался. Территорию зеленых пересекли довольно быстро. Видимо, Кайр оказался довольно известной личностью, поскольку все встречные тут же вспоминали о каких-то неотложных делах и шустро скрывались за ближайшим углом.


Двигались мы по эдакому проспекту, который насквозь пронизывал весь город. Вообще что-то я разленился. Уже сколько времени гощу у серпентеров, а до сих пор не изучил их место обитания. Все ношусь по коридорам да влипаю в неприятности. Теперь попытался восполнить пробел и внимательно рассмотреть архитектуру.


Что можно сказать… змеи — большие оригиналы. Строить, как все они решительно не умеют. Или просто не хотят. Некоторые дома венчали эдакие «шапки» из сталагнатов, словно длинный шпиль здания врос в потолок пещеры. Художественные наплывы создавали непередаваемый узор, в котором как в картинках Роршаха можно было увидеть все, что угодно.[11 - Картинки Роршаха — психологический тест, когда в разноцветных или черно-белых кляксах просят увидеть очертания животных, действий или предметов.]


Сами они вырастили это чудо или воспользовались готовым — не знаю. Только все дома, даже самые незначительные, украшены дивной резьбой по камню. Никогда не знал, что из этого материала можно создавать такие невесомые и летящие конструкции. Ажурные декоративные мостики соединяли дома в непонятном мне порядке. Только почему-то, глядя на это каменное кружево, на душе становилось легко и радостно.


Другие же дома напоминали колонны разной толщины. Кое-где были видны узкие окна, прикрытые полупрозрачными занавесками. Тас объяснил, что «внешних» зданий не так уж и много. Основной жилой массив располагался непосредственно в толще скал. Коридоры и комнаты, залы, большие пещеры, выполняющие роль площадей, — в общем, типичное подземное место обитания. А центральная улица и все то, что находилось в Ташор’Ассарах, — это что-то вроде нейтральной территории и эдакого «лица» Клана. Здесь принимали посольства, торговали с разными расами (когда такое еще происходило), собирались, если требовалось присутствие всех обитателей.


Но подобных случаев Тас припомнить не мог. Вроде бы в летописях что-то было, но похвастаться их доскональным знанием черный не мог. Правда, статуса нейтральной территории никто не отменял. Хотя и тут были свои… секреты. Дрались здесь так же часто, как и везде. Личные поединки считались священной и нерушимой традицией, а клановые противоречия всегда можно объяснить личными.


В общем, красотой любоваться можно было, только по сторонам зевать не стоило. Хоть мы и двигались плотной группой, но дуракам закон не писан. Могут и попытаться выяснить отношения. М-да, серпентерам надо срочно найти какое-нибудь трудное, всеобщее и выматывающее дело. Иначе они от избытка энергии (причем дурной) уже не только на стены, но и друг на друга лезут.


Больше всего меня впечатлило то, что дома не повторялись. Они все были разными, имели свою индивидуальность, и спутать один с другим мог только слепой. Да и то, если ему лень даже провести один раз рукой по фасаду. Не то что на Земле, когда вдоль улицы стоит целый ряд однотипных домов, отличающихся друг от друга только бельем на балконах.


Кстати, балконы здесь тоже были. Но не везде, только на больших зданиях. Встречались искусно выполненные фонтаны, иногда словно «вмонтированные» в стены домов. Глядя на подобную красоту, как-то слабо верилось в то, что создавшие это на самом деле драчливые и неуживчивые типы. Хотя, конечно, и здесь встречаются исключения.


На «проспекте» было очень оживленно. По всей видимости, он был излюбленным местом встреч. Нет, не встреч — торговли. По обеим сторонам мощенной большими гранитными плитами дороги стояли всевозможные лавки, лавчонки, магазинчики. Змеелюды то и дело ныряли в них, появляясь потом со свертками или различными вещами в руках.


Меня внутрь не пустили. Мол, мы здесь совсем по другому поводу, да и денег на покупки нет. В общем, потом заглянем, как с заданием справимся. Так что пришлось ограничиться разглядыванием. Особенностью местной торговли было то, что из-за нехватки места витрины отсутствовали. Имелась только вывеска и, в некоторых случаях, небольшое окошко. В нем выставляли образцы товара и защищали их заклинанием.


Хоть среди змеев почти не было преступности, но именно что почти. Дураков хватает везде. Законы же змеев отличались изрядной жесткостью. Хотя, может, на их взгляд, все было совсем не так? За убийство здесь казнили. За массовое — мучительно. Мошенничество наказывалось либо отсечением руки и языка (если мелкое) и казнью (если крупное).


Наказание за другие преступления оставляли на усмотрение Лорда, на территории которого они были совершены. Шер рассказал, что жестче всего наказывают у зеленых и черных. Там можно было лишиться головы даже за кражу. Но невиновные не страдали. Существовали артефакты Правды, соврать перед которыми никто не мог. Да и судей не подкупишь — судил всегда Лорд.


В общем, преступники старались держаться от серпентеров подальше. Не могу сказать, что подобное положение вещей мне так уж неприятно. Может, это неправильно, но некоторые местные традиции воспринимались мной как-то отстранение. Просто как голая информация. Я ее запоминал, записывал для деда, но как-то не примеривал на себя.


Еще больше чем я, вертела головой Тин. И если мне удавалось хотя бы двигаться относительно ровно, то девушку приходилось постоянно держать за руку. Иначе ее сносило в сторону ближайшего магазинчика или затейливо украшенного столба. Прилипнуть к диковинке она могла надолго, поэтому Хас просто придерживал спутницу за пояс.


На этой «нейтральной полосе», впрочем, тоже соблюдались клановые границы, правда, не так жестко, как во внутренних помещениях. Да, на территории тех же Шаэр’Кетте зеленых было гораздо больше, чем всех остальных. Но изредка мелькали и другие расцветки. Правда, их представители предпочитали передвигаться группами и не нарываться на неприятности.


Дальше обитали Хе’Ссары. Приподнявшись на хвосте, я с интересом оглядывался по сторонам. Этот Клан выделялся большим разнообразием окраса, нежели уже виденные мною зеленые и черные. В Кланах Воинов змеелюды мало отличались друг от друга. Разве что оттенком волос да незначительными отличиями разбавляющих общий тон пятен.


А вот коричневые… за то время, что мы двигались через их территорию, я заметил, что насыщенность основного тона их чешуи разная. От темно-коричневого, похожего на темный шоколад, до светло-коричневого, более напоминавшего охру.


Иногда проскальзывала и красноватая искра. А россыпь пятен цвета топленого молока на спине, кажется, не повторилась ни у одного!


Да и шевелюры тоже отличались разнообразием. Воины в основном предпочитают носить длинные волосы, заплетая их в косу. Охотники же стриглись кто во что горазд. Кроме того, цвет волос у них тоже был разный. Не знаю, может, они красили их, но я заметил даже одного соломенного блондина!


Хотя и создавалось впечатление, что мы сами по себе пересекаем чужую территорию, но я постоянно ощущал стороннее наблюдение. Нас тихо и ненавязчиво держали под постоянным контролем. Что заставляло Бобика постоянно вздыбливать иглы на загривке, да и меня нервировало. Конечно, я понимаю, что нам не доверяют. Мало ли что забыла подобная компания на чужой территории. Но все же так и хотелось почесать между лопатками.


А еще здесь я заметил, что не все змеи носят с-кешер. У некоторых за плечами висел лук или самый обычный меч. Сперва решил, что просто ошибся. Но, встретив еще пару подобных личностей, понял: это действительно так. Заметив мой недоуменный взгляд, скользящий рядом Тас спокойно пояснил:


— Они просто чаще всех бывают среди других рас, так что перенимают их привычки и обычаи. Да и смесков среди них больше, чем среди других Кланов…


Конечно, объяснение ничем не хуже других, но меня оно не устроило. Остальные тоже не живут затворниками, но все равно свои обычаи уважают. Может, нам просто хотят выдать желаемое за действительное? В смысле — вот, смотрите, какие мы безобидные, а на самом деле…


Задумавшись над этим, я не заметил, как меня постепенно оттерли в середину к Тин. На нее вообще все встречные змеелюды поглядывали недоуменно. Видимо, люди в самом центре мест их обитания нечастые гости. Зачем меня сюда же сунули — понятия не имею. Может, боятся, что коричневые нападут? Так не нужен я им. Кажется, этим Охотникам вообще пофиг, что и где происходит. Заняты какими-то своими делами, и на нас ноль эмоций.


Точнее, это так выглядит со стороны. На самом деле нас тихо и ненавязчиво «пасли» всю дорогу до границы. Да и ощущаемая гребнями холодная расчетливость никак не вязалась с «раздолбайским» обликом, который нам пытались продемонстрировать. М-да, у каждого Клана свои тараканы в голове. Неудивительно, что они все живут как пауки в банке, так и норовя сцепиться друг с дружкой. Кошмар какой-то…


Тем не менее, территория Хе’Ссаров закончилась. Теперь надо было миновать Кха’Арисс, которые занимаются целительством, и мы, наконец, придем к этим пресловутым Хранителям. Ну и нашли же они где поселиться. Еще дальше уползти не могли? Куда-нибудь в пустыню. А то вдруг найдут?..


Сероватый оттенок шкуры Целителей очень напоминал мой. Только они казались несколько… полосатыми, что ли? Во всяком случае, бока у них были заметно темней, чем грудь и спина. Да и остальной облик был несколько… сероватым. Темно-серые, почти черные волосы, ногти такого же оттенка, брови и губы. Единственное, что привлекало внимание, — темные глаза с фиолетовой искрой и темно-фиолетовые отметины на шкуре.


Они были очень любопытные. На нас откровенно таращились и совсем не боялись. Ну, почти. Опасались — будет вернее. Причем большей частью именно меня и… Бобика. Несмотря на то, что псин вел себя более чем прилично, все равно его сторонились. Видимо, здесь что-то знали о его соплеменниках. Или просто пугались облика. Мы-то привыкли, а вот если посмотреть со стороны… помесь крокодила с собакой и дикобразом ростом с теленка. Кошмар неприснившийся.


Я вообще-то не против, если меня заинтересованно рассматривают девушки. Но когда на тебя влюбленными глазами пялится мужская часть населения… хочется оказаться от этого места как можно дальше. Чрезмерное внимание чаще всего напрягает. Особенно — такое. Может, у них и не было никакой задней мысли, и интерес носил чисто научный характер, но мне это все равно не нравится.


Наконец мы оказались на территории Хранителей. При этом меня оттеснили за спины. Так что провожатого, выделенного местным Лордом, я увидел не сразу. А когда все же протолкался вперед, то чуть не получил по шее. Причем от светлого! Невысокий (по змеелюдским меркам) парнишка удивленно посмотрел на меня, затем его перекосило от нахлынувших эмоций. После чего схватил за руку и под обалдевшими взглядами рессов потащил в какой-то отнорок.


— Ты что творишь? — зашипел мне на ухо снежно-белый серпентер.


— Э?.. — Единственное, на что меня хватило, — это невнятное мычание. Как-то не привык, чтобы кто-то посторонний пытался меня воспитывать. Тем более так нахально.


— Ты зачем с-кешер носишь?! На неприятности нарываешься? Или думаешь, что такой крутой?! — Кажется, я чего-то не понимаю. Мы же вроде незнакомы. Совсем. А ругает меня как старший брат. Причем между нами предполагается большая разница.


— Элхар, вы чего тут делаете? — влезла в наш разговор Тин, протискиваясь между колец. — Нам идти уже пора, а ты проводника отвлекаешь!


В проеме выхода маячили любопытные лица рессов. Кажется, им тоже хотелось присоединиться к нашей компании, только здесь действительно было очень тесно. Не втиснуться.


— Ну и в чем проблема? — Девушка решительно вонзила мне локоть в живот. Но только ушиблась о чешую. Зашипела не хуже змеи и дернула меня за волосы. Зачем? Не понимаю…


— Ему не нравится, что я ношу с-кешер. Считает это неправильным, — отвечаю, попутно разжимая вцепившиеся в косу пальцы. Вот приставучее создание… По хвосту, оскальзываясь и царапая чешую когтями, протоптался Бобик. Видимо, псину не понравилось, что его забыли. Он тоже хотел поучаствовать.


— А какое ему до этого дело? — не поняла Тин.


— Вот и я хочу понять. — От волос отодрать получилось. Вместо этого вцепилась в ремни. Блин, да что это за хватательный рефлекс такой?!


— Гав! Р-р-р-р-гав-гав-гав! — высказался на эту тему мой домашний питомец, чтоб ему колючки позавивало…


— Эй, ла’элларис, а ты не пытался спросить у светлого? — внес предложение Шер.


Мы недоуменно посмотрели друг на друга и перевели взгляд на забытого проводника.


Никогда не видел, чтобы змеелюды бледнели. Наверное, просто из-за чешуи не видно. Но вот синеватый отлив у нашего собеседника появился.


— Ла… ла… ла… — Кажется, его заклинило, но вскоре прорвало: — Ла-что?!


— Ты еще ла-куда скажи, — проворчал Хас. — И вообще, мы идем или где?


Хм, или мне кажется, или я на своих рессов плохо влияю. Особенно это касается наглости и разговорной речи.


— Идем, идем, — тяжко вздыхаю, спиной вперед выбираясь из закутка.


Или мне худеть нора, или пещерка оказалась гораздо тесней, чем я себе представлял. Бобик попытался, как прежде, проехаться на мне, но размеры уже не те. Соскользнул. Тин сочувствующе посмотрела на светлого и тоже выбралась из закоулка. Проводник некоторое время ошеломленно разглядывал нас, затем потряс головой и решительно заскользил вперед. Кажется, он решил подумать над всеми этими несоответствиями позже.




День у Тархм Ла’Кэсс’Тарха не задался с самого утра. Только-только проснулся, как тут же пришлось отменять очередной поединок. Хотя честным боем назвать подобную ситуацию нельзя. Светлые изначально слабей темных. В детстве подобная несправедливость часто доводила маленького серпентера до слез. А потом привык. «Зато мозгов у нас больше», — утешал он очередного пылкого борца.


Так что запрет на ношение оружия Тархи всецело поддерживал. Однако это не спасало от вызовов. И ему приходилось улаживать, если не каждый такой случай, так большинство. И решать дело миром. После этого он все время чувствовал себя… нехорошо, в общем.


А тут отец обрадовал — в гости прибывает сын Лорда Миксааша! Насколько Кэсс’Тарха помнил, этот темный отличался драчливостью. Так что неприятностей не оберешься. Если Лорды на чужой территории обычно вели себя довольно вежливо (особенно черный), то их отпрыски хорошим воспитанием не отличались.


Кроме того, сын Лорда прибывал не сам, а с компанией. Так что семидневье нервотрепки гарантировано. Если не больше. Им же всем вместе придется работать в библиотеке! Так что темные, и так не отличающиеся покладистым характером, вообще взбесятся.


В общем, ничего хорошего от этого визита ждать не стоило. Поэтому когда Тархи прибыл на место встречи, то настроение у него было гораздо ниже среднего. На удивление, гости появились вовремя. Правда, среди пришедших оказался еще один зеленый. Это было плохо. Черных хоть недовольством Лорда Миксааша припугнуть можно было, а вот Лорд Клана Шаэр’Кетте особым благорасположением к Хранителям не отличался.


Последней каплей стал протолкавшийся из-за спин светлый. Точнее, не он сам, а хищное лезвие с-кешера, выглядывающее из-за его плеча.[12 - Хоть и можно вдвигать лезвия с-кешера, но все темные этого не делают и носят оружие «полураскрытым». Таким образом, они якобы демонстрируют свою постоянную готовность к сражению. И поскольку Элхар обучается именно у темных, то и перенимает их плохие привычки.] Не хватало еще огрести неприятностей из-за чужого ресса! А что его непременно станут задирать — не вызывало сомнений. Только почему Целитель носит оружие? Разве их Лорд не поддерживает такую же политику, которую проводит Клан Кэсс’Тарха?


В общем, Тархи не выдержал и, оттащив сородича подальше от темных, решил провести воспитательный процесс. Однако натолкнулся на неприкрытое непонимание. Мол, как это так — не носить оружие? Да и вся компания оказалась странной. С ними пришел даже человек, причем отношение к нему было вполне дружелюбное. Точнее, к ней. Это была человечка.


Про следующего за светлым шурга вообще лучше промолчать. Откуда он только его взял?! Просто плохое предчувствие оборачивалось сущим кошмаром. Который только усугубился, когда темные вполне серьезно назвали светлого своим ла’элларис! Шкура Сойр! Когда мир успел перевернуться, что Тархи этого не заметил? Темные в рессах у светлого…


Кэсс’Тарха понял, что вот так сразу разобраться в происходящем не сможет. Скорее рехнется. Поэтому пока принял все таким, как есть. Но обязательно выяснит непонятное! К тому же он, кажется, ошибся. Светлый если и имеет какое-то отношение к Целителям, то только по цвету шкуры. Хотя расцветка совсем не такая. А глаза вообще как у чистокровного Хранителя, хотя даже среди них подобный оттенок редкость.


Светлоликий Келес, он еще и Лорд! Мамочки, что же здесь происходит??!




Место обитания Хранителей мне понравилось. Тихо, мирно и уютно. У Миксааша было несколько грубее. Но тоже хорошо. Правда, все портил следующий почти рядом со мной светлый. От него несло такой какофонией чувств, что у меня голова закружилась. Он бы хоть определился, а то мечется из стороны в сторону, как… как… в общем, мечется.


Хас на редкость спокоен, хотя ехидно поглядывает на меня. Видимо, предвидел подобное развитие событий, но ничего не сказал. Сволочь он. Гад ползучий. Тем более что с последним утверждением спорить трудно. Змея, она и здесь — змея.


На нас косились настороженно и даже несколько боязливо. Кое-где проскальзывала сдержанная злость и обида. На меня же смотрели недоумевающе. Иногда так и хотелось передернуть плечами или почесаться. Видимо, я должен был вести себя несколько по-иному.


Центральный зал, в котором нас принял местный Лорд, не отличался большими размерами. Зато обставлен со вкусом. Кроме нас и провожатого там присутствовали еще несколько особей. По всей видимости, то ли советники, то ли приближенные. Как интересно, а у Миксааша такого нет. Только Лайрасар изредка бывает, больше я никого не заметил.


Местный Лорд выглядел очень представительно. Белоснежный, с лилово-красными глазами, черными волосами, когтями и темно-фиолетовой отметиной на лбу. Он удивленно посмотрел на меня. Нет, внешне его лицо ничуть не изменилось. Зато гребни уловили волну интереса. Кажется, его в известность тоже не поставили. Ну вот, только неприятностей мне не хватало. Мало ли, может, этот змей не любит сюрпризов?..


— Как твое имя? — Ну вот, еще и представиться забыл. Дождался, пока напомнят о правилах вежливости.


— Меня зовут Элхар Кессер, — отвешиваю вежливый поклон. Со стороны советников остро пахнуло удивлением. И еще какой-то плохо различимой эмоцией, от которой заломило в висках.


— Нам очень приятно видеть тебя и твоих сопровождающих в нашем доме. — Вежливая речь лилась плавно и размеренно, но сам Лорд изнывал от любопытства. Но совсем не злился. У-у-у-у-у-у, во что меня втравили?!


О цели нашего визита здесь знали, потому беспрепятственно допустили в библиотеку. Правда, перед этим показали комнаты, в которых мы при желании можем отдохнуть. Их было всего две. Одна побольше, в которой разместились я и рессы, и другая, совсем маленькая, которую отдали Тин и Бобику. Правда, тогда же нас попросили оставить и оружие, но темные так ощерились, что я малодушно спрятал хвост. М-да, и ведь даже не прикажешь. Просто духу не хватит отобрать у детишек их игрушки.


Так что в библиотеку мы пришли при полном параде. С оружием в руках. Чтобы в случае чего отбиться от озверевшей моли. Или скаредного библиотекаря, не пожелавшего делиться книгами. Правда, закончить все в один день, как планировалось, у меня не вышло. Большинство книг, значившихся в списке Миксааша, Хранители запретили выносить за пределы библиотеки. Так что придется посидеть и выписать из них нужные места. А если учесть, что их может быть очень много…


Я смерил лениво расползшихся в разные стороны рессов хищным взглядом. Тин тут же скрылась за спиной Кайра. Остальные тоже попытались сделать вид, что мне они только кажутся, но не получилось. Каждый получил по внушительному тому, пачке бумаги и наставлению, что именно следует выписывать. Конечно, потом все равно придется проверить, но это всяко быстрее, чем исписать столько листов самому.


А интересовало Миксааша очень многое. Он почему-то возжелал то ли узнать, то ли освежить в памяти основные характеристики всех Кланов, документальные свидетельства смешанной крови, описание подвидов вымерших серпентеров и змеелюдов редких окрасов. Кроме того, некоторые исторические моменты и легенды. Да, интересно, не спорю. Но когда видишь перед собой книжку размером с три тома Большой Энциклопедии и понимаешь, что как минимум половину тебе придется переписывать, — интерес дохнет на корню.


В общем, первоначальный энтузиазм очень быстро выветрился. Кроме того, тело уже привыкло к физическим нагрузкам, так что пальцы аж зудели от желания помахать с-кешером. В какой-то момент я отложил в сторону ручку, с тоской посмотрел на пачку исписанных листов и решительно встал из-за стола. Взгляды остальных тут же скрестились на мне. И в них читалась такая преданность, такая надежда, что я даже отшатнулся. Сперва. Потом огляделся по сторонам и осведомился:


— Размяться никто не хочет?..


И змеи, и люди не просто хотели, а буквально жаждали этого всей душой. Даже Бобик скакал выше моей головы. Вот прыгучая псина. И как у него сил хватает свою тушку на такую высоту подбрасывать?..


— А никто не знает, где нашего проводника носит? — интересуюсь у радостно скалящегося Хаса.


— Зачем это он тебе? — тут же насторожился Тас. Кажется, он боялся, что я их просто разыгрываю. Вот еще, надо оно мне — такие злые шутки шутить.


— А ты знаешь, где у них тут тренировочный зал? Да и есть ли он вообще… — М-да, если у них тут поголовный пацифизм, то и специального места может не быть. Где тогда нам разминаться? Не в своей же комнатке?..


— Хм… кажется, он должен быть где-то здесь. Его же на все время к нам приставили. — Как самый спокойный, Шер обычно отслеживал множество мелочей.


— Значит, найдем, — решительно киваю и настораживаю гребни.


Та-а-ак, где тут у нас рядом ошивается неприкаянный змеелюд? Оный оказался не так далеко, правда, пребывал в таком раздрае чувств, что мне резко перехотелось с ним общаться. С прошлого раза голова еще не прошла, а тут новых впечатлений — хоть на зиму засаливай.


Вопрос: с чего их так всех… удивляет, а? Ведь стараюсь вести себя тихо и мирно. Конечно, у меня это не всегда получается, но я стараюсь. В соответствии с местными традициями и нравами. Правда, когда они меня совсем не устраивают, то больше полагаюсь на собственный здравый смысл и мораль.


Но все равно — почему? Черные, конечно, уже привыкли к моим… особенностям. Точнее, Миксааш и его ближайшее окружение. Остальные темные все так же не пытаются скрывать своего «недружелюбного» отношения. Хотя недоумевают — с чего это их Лорд пригрел около себя странного светлого?


Но не возмущаются. Чего не отнимешь у этих товарищей — так это преданности своему лидеру. Пусть им и не нравится, но попробуй кто-нибудь в открытую возмутиться поведением их любимого Лорда — начистят чешую и имени не спросят.


Думал, может, среди светлых не будут смотреть как на белую ворону. Но оказывается, даже для них я чересчур… не такой. Если не во всем, так уж во многом. Надо хоть поинтересоваться у этого бедного парня, почему его так разрывает от противоречивых чувств? А то хроническая мигрень мне обеспечена.


Вышеупомянутый светлый нашелся в одном из закутков библиотеки, лихорадочно листающий какой-то фолиант. Он бы поаккуратней обращался со столь ценным раритетом, а то книжка и так очень уж… трухляво выглядит, а тут еще и нервничающий змеелюд. Пусть не «боевой» раскраски, но когти все равно не маленькие.


Что я и сказал. По всей видимости, парень так увлекся своим делом, что даже не услышал моего появления. Иначе с чего бы ему так подскакивать на месте? Хорошо, что в руках ничего не было, а то непременно вырвал лист. И виноватым в этом был бы не он — а я. Мол, подкрался незаметно, напугал бедного и несчастного…


Нехорошо себя повел, в общем, причем именно я. Хотя одну действительно серьезную ошибку все же допустил, и пора бы ее исправить.


— Послушай, как тебя зовут? — Вообще-то именем светлого надо было поинтересоваться еще в самом начале. Но беседа пошла сразу куда-то не туда, потом все завертелось, так что пора бы воспользоваться моментом. А то кричать постоянно «Эй ты, проводник» как-то невежливо. Да и неудобно.


— Тархи Ла’Кэсс’Тарха, — осторожно, будто опасаясь чего-то с моей стороны, ответил парень.


— Ну а меня зовут Элхар. Зеленого можешь называть Кайром. Черные — это Хас, Шер и Тас. Девушку зовут Тин, а этого монстра, прикидывающегося безобидным псом, кличут Бобиком.


На парня после представления стало жалко смотреть. Он весь как-то спал с лица и даже немного опустился вниз. Светлоликий Келес, ну что на этот раз?!


— Что я опять сделал не так? — с тяжким вздохом спрашиваю у Хаса. Он уже более-менее привык к моим странностям.


Остальные же вели себя так, словно ничего из ряда вон выходящего не происходит.


— Ну… ты просто предложил ему стать твоим рессом или приближенным, — отстраненно полируя ногти, отозвался темный. Кажется, он на меня обиделся. Только за что?


— Это когда успел? — разворачиваюсь к черному всем телом. — Вроде бы не дрались…


— Укороченное именование принято только между равными в семье или когда ты сам устанавливаешь для кого-то правила именования. А такое применимо в основном к рессам, — пояснил мне Тас.


Ага, понятно…


— Значит, если я просто хочу пообщаться или представиться, то…


— То говоришь полное имя, а как к тебе обращаться, решает уже твой собеседник, — подхватил Шер, верно угадав назначение паузы в конце предложения.


Хотя в принципе, как я узнал позже, никто и ничего не решает, на все есть свои правила, которые и определяют порядок обращения. Так, если собеседники находятся на одной социальной ступени, то могут позволить себе обращаться друг к другу на «ты» и по имени.


Если же они принадлежат к одной семье, то опускается наименование рода, но разговаривать надо уважительно. К Лорду, пусть даже и чужому, следует обращаться «Лорд» и произносить имя полностью, если, конечно, тебе не приказали обратного. А к своему можно просто: «Мой Лорд».


Если же низший обращается к высшему, то имя должно произноситься полностью, со всеми приставками и наименованием рода. В общем, шаг влево, шаг вправо — неосторожное движение хвостом…


Так что весь выбор сводится к определению своего положения относительно представляющегося. Хотя стоящие ниже и младшие как раз и не торопятся начинать разговор первыми. Ведь если тебе не понравится манера разговора твоего собеседника, то поменять ее можно только при помощи с-кешера, а на подобные меры стараются без необходимости не идти. Поскольку результат может быть самый, что ни на есть плачевный.


Так что я сейчас попытался определить манеру общения и для себя, и для другого. А тот не горел особым желанием ни терять свою свободу, ни сближаться со столь непредсказуемой особью, как я.


— Ну что ж, давай, попробуем сначала, — с тяжким вздохом снова поворачиваюсь к светлому.


Тот заинтересованно наблюдал за нашей беседой, испытывая некоторое недоумение. По всей видимости, не мог понять, как такой взрослый Лорд может быть таким необразованным.


— Меня зовут Элхар Кессер…


— Лорд Элхар Кессер, — поправил меня Кайр, демонстративно разворачиваясь спиной. Ну вот, еще и у этого гордость не ко времени взыграла…


— В общем, с моим именем разобрались, — тут же постарался закруглить тему я. А то еще до каких-нибудь уточнений додумаются. — Остальные же, если такие умные, пусть сами представляются!


Я тоже умею обижаться. Со стороны, наверное, натуральный детский сад получается. Можно подумать, что если меня именовать так, а не эдак, то что-то изменится! Мозгов явно не прибавит, да и здоровья тоже. Вот ведь… понапридумывали правил, делать им больше нечего, что ли?


— Кайрешшер Ла’Шаэр’Кетте, — едва обозначив поклон, а точнее, слегка кивнув, представился зеленый.


— Найрхас Ла’Раах’Тасса, — последовал его примеру черный.


— Тасмаар Ларе’Раах’Тасса.


— Нойшер Ларе’Раах’Тасса, — все с теми же церемониями представились и остальные. После чего выжидательно уставились на меня. Я же в свою очередь так же пристально разглядывал Бобика.


— Ты чего? — осторожно потрясла меня за плечо Тин. Точнее, попыталась.


— Да вот, жду, когда этот тип тоже представится, — на полном серьезе отвечаю, не отводя взгляда.


Вокруг повисла тишина. Эмоциональный фон читался на редкость чисто и слаженно. «Идиот» — кажется, именно такой диагноз мне поставили все присутствующие, включая и псину.


— Сами такие, — не остался в долгу я.


— Гав-гав-рррр-гав!!! — наконец не выдержал этой игры в молчанку Бобик.


— В смысле его звать Бобиком, и все, — поспешила «перевести» Тин и тут же представилась сама: — А меня зовут Тин. Вот и познакомились.


Ну да, познакомились. Сколько времени на одно только выяснение имен потратили. Как они вообще успевают что-то делать, если даже чихают согласно традициям и прочим ритуалам?


— Чем могу быть полезен Лорду? — тут же поспешил сменить тему светлый. Видимо, нашу компанию можно переносить в строго ограниченных дозах, иначе местные психушки будут переполнены. О, кстати, а они вообще умеют лечить расстройства психики или нет?


— Э… — Ну вот, не хватало еще забыть, зачем я вообще его искал. — Ты не мог бы показать место, где мы могли бы потренироваться?


Погонять ветер хотелось все сильней. Иначе первым пациентом местной клиники стану именно я. Мои нервы просто не выдержат подобного напряжения.


— Да, конечно, следуйте за мной. — Светлый поклонился и заскользил куда-то в сторону.


Мы дисциплинированно последовали за ним и вскоре оказались в довольно просторном зале. От тренировочного его отличало только наличие своеобразного «бельэтажа». По всей видимости, здесь проводятся какие-то массовые мероприятия и на этом балкончике размещаются зрители. Уточнять не хотелось. А то опять выставлю себя дураком…


Тренировочных с-кешеров тут не оказалось. Может, они и были, но наш проводник развел руками. Мол, не знаю, где взять. Вот, только помещение и нашел… Пришлось поверить. Так что тренироваться решили с тем, что имеется, но удары не наносить. А то поубиваем друг друга на фиг. Тин вообще предложила помахать голыми руками, но темные скривились и пренебрежительно ответили, что, мол, они не малолетки, чтобы решать проблемы кулаками.


Хас тут же кинулся к Кайру. Несмотря на сходное положение рессов, эти двое старались при каждом удобном случае повыяснять: чей хвост длинней, чья чешуя крепче и чей с-кешер прочней. Тас с Шером тоже шустро слиняли в противоположный угол. Посреди зала остался только я, недоуменно хлопающий глазами, да Бобик с Тин, уже затеявшие какую-то щенячью возню.


Ну, все, обижусь на них и буду сам разминаться…


Демонстративно развернувшись к остальным спиной, я удалился в дальний угол и призадумался. А чего бы такого сотворить? Думалось тяжеловато, поэтому пока что просто раскрутил оружие вертолетной лопастью. Воздух тонко посвистывал под стальными лезвиями, чем-то напоминая шипение змеи.


Так и не придумав ничего интересного, я просто воскресил в памяти один из тренировочных поединков и постарался его выиграть. Мне уже удалось уложить троих противников, когда гребни, словно кипятком обдало. Нешуточное ошеломление едва не стоило мне сломанного носа, поскольку траектория ухода от воображаемого удара закончилась бы аккурат в стене. Лицом.


Так я и думал. Светлый и не собирался нас покидать, столбиком застыв у стеночки. И именно его чувства чуть не стали причиной моей травмы. Оказывается, объектом столь сильного изумления стали не наши темные «парочки», а я. Ну да, как же, как же. Помню я все это. «Светлые не могут, светлые не умеют…» Достало.


Почему, ну почему я должен поступать так, как другие считают нужным, а не так, как хочется мне? Зачем подстраиваться под других? И отчего остальные не могут просто так отказаться от стереотипов? Мол, если шкура твоя светлого цвета, то ты полный ноль? С-с-с-с-с-с, как же меня это достало!


— Ч-ш-ш-о-то не так? — От переизбытка эмоций в речи прорезалось шипение.


— Ты… Ты… неужели?! Но… тогда… почему? — Кажется, Тархи сейчас уже где-то далеко и вряд ли может мне внятно ответить. Он и со своими мыслями разобраться не может. Вон бормочет себе под нос как полоумный. Кажется, его сейчас лучше оставить в покое и продолжить тренировку.




Для Тархи день появления гостей показался воистину бесконечным. Не успел он отойти от осознания того, что светлый является ла’элларис для гордых темных, как посыпались новые неувязки. Отец отнесся к визитерам на редкость тепло. Хотя тоже не сильно жаловал представителей воинских Кланов.


Кроме того, эта странная компания его явно заинтересовала, причем задолго до того, как они пересекли порог Тронного Зала. Значит, он знал о них? Неужели договорился с Лордом Миксаашем? Интересно, о чем же был этот разговор? Кажется, это посещение имеет несколько смыслов. И знает ли о них сам «посылаемый»?


В библиотеке все прошло вроде как без осложнений. Правда, темные, как всегда, отказались сдать оружие, но Тархи к этому уже привык. Светлоликий Келес, ну как можно так сильно цепляться за какие-то железяки? Как дети, честное слово…


Внутри помещения же никаких происшествий тоже не было. Светлый ла’элларис быстро нашел занятие своим рессам, загрузив их работой. Краем глаза молодой Хранитель увидел список, который, по всей видимости, выдал Лорд Миксааш. Кажется, гости задержатся у них надолго. Это что же так заинтересовало темного, что он решил перебрать чуть ли не половину библиотеки? Правда, руками своих подчиненных.


Тем не менее, долго чужаки в библиотеке не задержались. Точнее, по меркам Хранителей они пробыли там немного. Что же касается непоседливых темных, то для них это время, наверное, показалось едва ли не целым днем. И первое, что они потребовали, — это место для разминок.


Ну, кто бы сомневался, драчливые соседи чаще всего просят именно это. Поэтому Тархи сразу решил повести их в Большую Залу, где обычно проводятся всеклановые мероприятия. Скоро там должен был проходить Таруш Сайрашш. «Начало нового времени» — так бы перевели это люди.


Они празднуют начало нового цикла в другое время. Змеелюды же приурочивают его к началу «Сезона Роста». Когда растения дают новые побеги, неразумные твари заводят потомство, а сами шас-саари на некоторое время теряют способность здраво рассуждать.


Кроме того, ноки, нефы и руумы тоже празднуют Таруш в это время. Когда-то давно и рурры считали циклы от этого времени, но в последнее время все больше и больше перенимают культуру людей. В том числе и их праздники. Чем это обернется для мохнатых — неизвестно. Ну, да и пусть они сами размышляют над своими проблемами.


Однако гости, по всей видимости, подумали, что столь долгое затишье надо срочно прерывать. Светлый решил представиться. Но, Светлоликий, как же он это сделал! Тархи просто не мог понять, то ли над ним особо изощренно издеваются, то ли этот… этот… неужели он настолько неотесан?!


Оказывается, это действительно так. Хотя непонятно. Судя по возрасту, ему уже немало циклов, а правильно обращаться друг к другу учат еще в детском возрасте. Не спал же он все это время?! Или?.. Может, он «проклятый»? Такое иногда бывает, когда в Клане часты близкородственные связи. Тогда появляются не совсем полноценные особи.


Правда, они внешне тоже сильно отличаются. Чаще всего подобные шас-саари слабы и физически неполноценны. Об этом Лорде Элхаре Кессере такого не скажешь. Ишь как чешуя лоснится. Да и по размеру странный гость ничуть не уступает темным, которые являются наиболее крупными представителями расы змеелюдов.


Во время работы в библиотеке тоже как-то особых признаков «проклятия» заметно не было. Да и темные не допустили бы, чтобы ими командовал слабый или умственно отсталый. Так что разбираться с этой загадкой придется долго. Молодой Хранитель, как и любой представитель этого Клана, был очень любопытен и не мог пройти мимо нераскрытой тайны.


Только вот источники информации об этом странном Лорде весьма ограничены. Его рессы, Лорд Миксааш и он сам — вот пока все, кому Тархи мог доверять в подобном случае. Остальные вполне могут пересказать слухи, догадки и прочую ерунду. Нет, это тоже может быть интересным, но только после того, когда будут собраны все достоверные факты.


Но использовать «источники» сложновато. К Лорду Миксаашу не обратишься. Не того уровня, да и не пустят к нему. Хотя… если попросить отца, то можно и договориться, но делать этого не хотелось. Тархи уже давно считал себя вполне самостоятельным, чтобы решать какие-то проблемы с чужой помощью.


С рессами вполне можно поговорить. Вроде бы они должны отвечать, и отвечать правдиво. К тому же он — хозяин этой территории, свободный в отличие от них и… светлый. Рессы все темные, так что могут послать его… чистить дальние коридоры.


Вразумить же подобных невежливых шас-саари можно либо самостоятельно, с-кешером напомнив разницу в социальном положении (только скорее напомнят ему), либо обратиться к их ла’элларис, который вроде как должен вразумить своих подчиненных, но в то же время…


В какой-то момент Тархи понял, что окончательно запутался во всех этих мудрствованиях. Правда, это не мешало ему вести гостей в Большую Залу. Если честно, то он втайне надеялся, что это просто какая-то странная и непонятная шутка. И ждал, что именно на тренировке все откроется.


Однако когда все гости стали тренироваться, то Хранитель понял, что его мозги просто закипают. Лорд Элхар Кессер (теперь даже в мыслях Кэсс’Тарха так уважительно стал называть этого «светлого») оказался действительно очень странным. Ни один из рессов даже не рискнул с ним сражаться. И вскоре стало понятно почему. Светлый двигался так, как не каждый темный сможет. И оружием пользоваться умел…


Тархи понял, что еще немного, и он либо рехнется, либо… Глядя в чуть светящиеся красные глаза светлого, Хранитель неожиданно вспомнил один старый документ. Его молодой серпентер как-то раскопал в одном из далеких и заброшенных участков библиотеки. Текст почти не сохранился, а вот картинка…


С нее на читающего смотрели такие же, почти ощутимо выворачивающие наизнанку, красные глаза. Только вот расцветка носителя была совсем не такая. Не равномерно-серая, невыразительная. А яркая и довольно запоминающаяся. И не только она. Больше всего Кэсс’Тарха запомнил неожиданно четкие гребни. Радужные, словно переливающиеся. Как художник смог передать этот цвет и каким образом он сохранился до сих пор…


Название и предназначение этого странного Клана Хранитель смог узнать только позднее. Гораздо позднее…


Неужели??!! Или, может быть, ошибка? Мало ли, просто одаренный смесок. Да и цвет странный. Амулет? Вполне возможно. Так что этот странный змеелюд вполне может оказаться темным. Или не очень темным. Как бы заглянуть под эту его личину?..


Все-таки порасспросить его спутников стоит.


Составление плана сбора информации на ближайшее будущее неожиданно успокоило. Так что можно было без трепета посмотреть на выжидательно застывшего Лорда и спокойно ответить:


— Нет-нет, все в порядке. Прошу меня простить, если смог как-то побеспокоить Лорда.


Да, и обращаться к нему теперь стоит именно так.




Ну вот, кажется, наш проводник что-то задумал. А еще говорят: «Светлые такие, светлые сякие». Этот Хранитель буквально за мгновение стал так сосредоточен, как хищник в засаде. Весь подобрался, напружинился…


С одной стороны, это хорошо. Меня уже достал тот сумбур чувств, которым этот Тархи буквально фонтанировал. С другой же стороны, не отпускает ощущение, что «почуянной дичью» являюсь именно я. Вот ведь еще одна неприятность на мою голову! Теперь придется следить за каждым своим шагом.


Или не придется? Интересно, в чем он меня подозревает? Вроде бы еще ничего такого сделать не успел. Книг не рвал, памятников не рушил… Разве что тот недавний спектакль с именованием. Хотя вроде бы чего тут странного? Ну не знаю я, что у них и на имена целый ритуал придуман, что ж тут такого?


Блин, с этими змеями никогда не знаешь, какой именно поступок покажется им странным. А ты нервничай, дергайся и следи за каждым своим шагом. Так и паранойю недолго заработать. М-да, нервы здесь нужны просто железные, не говоря уже о здоровье.


Ладно, не будем о грустном. Тем более что мне надо сегодня еще одно дело сделать. А именно воспользоваться языковым амулетом деда. Я на всякий случай захватил и его, и свитки. Пора бы уже ответ ваять. Наверное, уже все сроки прошли, если они, конечно, существовали. Займемся-ка мы этим после обеда. Только надо найти уединенный уголок в библиотеке и поискать там книжицу на тему деловой переписки.


Кстати об обеде. Мои внутренние часы говорят, что его время уже подошло. Так что можно со спокойной совестью повесить с-кешер за спину, окликнуть остальных и попросить проводить нас в столовую. Остальные не сильно возражали, особенно Бобик.


Вот ведь троглодит четырехлапый. Иногда мне кажется, что он все понимает, только говорить отказывается. Во всяком случае, слова, которые так или иначе, связаны с едой, понимает точно. Правда, встает другой вопрос — а зачем мне его кормить? Пользы с этого…


Ну ладно, ладно. На тренировках он мне помогает. Иногда. Вот в принципе и все. Остальное его время посвящено или еде, или сотворению очередной пакости. Причем именно мне. Зараза неблагодарная.


Мои размышления на тему полезности домашних питомцев пришлось прервать, так как мы пришли. Правда, это место мало напоминало столовую. Если точнее, то нас привели в тот же самый зал, где состоялась встреча с местным Лордом. Кажется, обед немного откладывается…


Декорации не поменялись, а вот состав действующих лиц значительно расширился. Посреди зала довольно нахально устроилась троица зеленых змеелюдов. Точнее, таковым был их основной цвет. От Кайра они отличались длинными темно-коричневыми полосами по бокам и более светлой чешуей на хвосте.


Смески? Но почему они столь нагло себя ведут? Эмоции от этой компании вызывали у меня глухое раздражение. Но еще больше злил страх, который исходил от кого-то, спрятавшегося за колонной около Лорда. Кажется, именно этого шас-саари и преследовали темные.


Тархи тоже был удивлен, и непритворно. Как только он оглядел весь зал, так тут же постарался переместиться поближе к Лорду. Правда, для этого ему пришлось бы пройти мимо наглых гостей. Так что…


Решительным движением хвоста выдвигаюсь вперед. Рессы тут же занимают места по обе стороны от меня. Таким образом. Хранителя задвинули в середину и решительно направились к местному правителю. Просить обед. Ибо мы организмы еще молодые, растущие.


Теперь надо сделать выражение лица поневозмутимей и… Зеленый, мимо которого я двигался, удивленно обернулся. Заметил цвет моей чешуи, скривился, явно собираясь сказать какую-то гадость, и… заткнулся, напоровшись на мой пренебрежительный взгляд.


Пока он приходил в себя и пытался понять, а не примерещилось ли ему это, Кайр решительно отодвинул его плечом. Чужаку пришлось посторониться, чтобы пропустить не такого уж и мелкого змея. Следовавший за Кайром Тас вынудил «захватчика» сдвинуться еще немного, подвигая и своих товарищей.


Те же были настолько увлечены игрой в гляделки с местным Лордом, что заметили нас далеко не сразу. Только после того, как мы показали им хвосты, а Тархи благополучно добрался, куда так спешил.


— Это еще кто такие? — возмущенно приподнялся на хвосте лидер наглой троицы. Кажется, наше появление не предполагалось.


Я лишь пренебрежительно дернул плечом. Мол, надо оно мне, со всякими непонятными типами общаться. Кайрешшер верно понял это движение. Полуобернувшись к торчащей посреди зала троице, он высокомерно бросил:


— Брысь отсюда, тайроште.[13 - Тайроште (шаэс.) — имеет два толкования. С нейтральной или положительной эмоциональной окраской переводится как «младший». С отрицательной — «низший, бесправный, обязанный подчиняться».]


Чужаки подавились воздухом и даже немного присели. Кажется, подобной встречи они никак не ожидали. Пришли, понимаешь ли, качать права, а тут их послали. И, по всей видимости, далеко и надолго. Надо будет потом поинтересоваться, что же такого зеленый сказал, что бедняги выглядят как пыльным мешком ушибленные.


Но спорить не рискнули. Хотя обиду и затаили. Особенно их лидер. Кажется, подобный эмоциональный настрой стоит читать как «Я вам это еще припомню!». Ну вот, надеяться на то, что неприятности оставят меня в покое, крайне глупо и самонадеянно.


Тархи тем временем выяснил причину ссоры. Честно признаюсь — подслушивал. Но уж больно интересно было, из-за чего все произошло. Оказалось, из-за неосторожности… сестры Тархи. Светлые змеелюдки предпочитают посторонним не показываться, так как сами защитить себя не могут, да и их мужчины в физическом плане уступают темным.


Чем последние и пользуются. Поскольку у смесков или более слабых представителей Клана вероятность завоевать подругу жизни очень мала, то такие… особи вполне могут нагрянуть в светлый Клан, чтобы «позаимствовать» девушку оттуда.


Поэтому и Хранители, и Целители стараются своих девушек не показывать. Да и вообще, все Кланы, так или иначе, свой «женский контингент» защищают. Только одни с помощью оружия, а другие с помощью мозгов.


Бывают, конечно, и проколы. Как, например, в этот раз. Девушка направлялась к своей подруге в гости. Каким образом при этом ее заметили чужаки — непонятно, но они решились даже преследовать ее на чужой территории. В результате пришлось вмешаться Лорду. Чем бы все закончилось — непонятно, но тут принесло нас.


Из-за колонны показался сам предмет раздора. Гребни у меня насторожились непроизвольно. Да и остальные проявили явный интерес к новому действующему лицу. Только Тархи забеспокоился еще сильней. А вот Лорду явно было интересно, чем же это все закончится.


Хм, за все время моего пребывания здесь я встретил только троих «девушек». Зеленую, черную и вот теперь — светло-серую. В отличие от своего белоснежного братца девушка была заметно темней. Хотя по размерам не уступала ему. Тоненькая и хрупкая. И воспринималась она скорее как подросток, нежели как взрослая особь. Так что интерес увял на корню.


Конечно, может быть, мне просто больше понравились темные девушки? А вот, кажется, Таса эта хрупкая змейка не оставила равнодушным. Надо бы присмотреть за парнем, как бы ошибок не наделал. Ведь именно я несу ответственность за действия своих рессов. Какими бы они ни были, эти действия.


И еще не надо забывать о выставленной троице. Может, я и перестраховщик, но эти мстительные типы мне не нравятся. Не удивлюсь, если они устроят какую-то пакость. Причем интуиция подсказывает, что эта планируемая неприятность будет направлена именно на меня. Ладно, поживем — увидим, а пока стоит напомнить про обед. Голодный змеелюд опасен для окружающих, а голодный Бобик — вообще стихийное бедствие мирового масштаба.




Шаэсс, я тебе это припомню! Не раз и не два. Это же надо было додуматься — приставить меня нянькой к великовозрастной деточке. Которая пока в лоб не получит, не догадывается, что стоять под ударом — опасно. Так и норовит засунуть свой хвост во все щели. А мне вздрагивай каждый раз, когда его полосатой чешуйчатой шкуре достается.


Да и остальные… змеюшный детский сад! Братец, чтоб тебе икалось, не переставая, с твоими экспериментами! Сам бы и нянчился, раз такой умный. Нечего спихивать ответственность на других. Тем более — на меня. Нашли себе, понимаешь ли, крайнюю.


Нет, вот только доверь ребенка посторонним. Пусть даже они и выглядят поумней на фоне остальных. С этой хвостатой мелочью же вечно, если не одно, так другое. Конечно, признаю, паренек довольно шустрый и неглупый. Но это не повод снимать с себя ответственность! Какое это обучение, если после него приходится применять лечение?


Под конец же этот темный не придумал ничего лучше, как отправить Элхара к Хранителям. Вот уж кто совсем от рук отбился! Пора бы уже напомнить им основное предназначение. Отправлять к светлым ребенка одного довольно рискованно. Тем более если учесть умение этого непоседливого радужного притягивать к себе неприятности.


М-да… кстати, стоит напомнить этой «деточке», что нельзя забывать своих питомцев. Они у меня уже хором скоро петь будут! Или думает, что если Тари’Кхарраш находится в другом месте, то их не слышно?![14 - Тари’Кхарраш — (шаэс.) дословно: отражение чешуи. Способность змеелюда создавать мини-существ, которые являются своеобразным средством связи.]


Все, достало, за шкирку и назад. Хотя бы на некоторое время. Пусть разберется со своим зверинцем, бумажками и прочей текучкой. А потом может продолжить искать приключения на свой хвост!





С-СЕШ-Ш ШЕЙГЕ



Как оказалось, традиции темных (в частности, Клана Миксааша) несколько отличаются от традиций светлых. Так, здесь принято кормить гостей в собственных комнатах, а не за общим столом. Поэтому светлый Лорд вежливо послал нас… назад. Мол, там и дожидается нас еда. Пришлось возвращаться.


Нет, я, конечно, понимаю, что со своим уставом надо сидеть дома, но неудобно же! Ну да ладно, не будем о грустном. Тем более что настойчивый зуд где-то в глубине мозга говорил о том, что некие мелкие полосатые личности горят желанием пообщаться со своим «папочкой».


Светить подобными «детенышами» перед всеми не хотелось. Так что быстро выпинал рессов и Тин в библиотеку, а сам, отговорившись делами и захватив амулет и свитки, перенесся в кабинет. Змейка довольно прохладно отнеслась к моему появлению. Даже голову над краем чаши не подняла. Ну да ладно, потом помиримся.


Амулет лег на развернутые свитки. Теперь дождаться, пока он станет бледно-розового оттенка, и сжать в кулаке. Ох… по мозгам, словно кувалдой ударили. Даже свет на пару мгновений померк. Зато после этого я получил жуткую боль и знание трех незнакомых языков, которые пытались разместиться в моих мозгах.


Теперь осталось только положить перед собой припасенные заготовки и спокойно перевести на нужный язык. Остановился только тогда, когда нужно было ставить печать. Роспись — это ничего, нарисовал длинную и запутанную загогулину, и догадывайся, кто и что это было. А вот печать… помнится, когда переписывал Договор, то просто капнул крови. Но если вдруг переписка будет большой — во мне настолько не хватит!


Змейка, искоса наблюдавшая за этими дипломатическими потугами, заинтересованно подняла головку. Взглянула на меня, на документ и выползла из своего убежища. После чего свесилась с края стола и постучала хвостом по второму сверху ящику. Заглянув в него, обнаружил в глубине небольшую каменную печать. Только чернил к ней не прилагалось.


Из любопытства просто приложил находку к листу. На чистой поверхности остался четкий отпечаток штампа. Интересно змеи шипят…


Второй документ закончил гораздо быстрее, поскольку ни над чем больше задумываться не надо было. После чего с облегченным вздохом перевязал лентами, обнаруженными все в том же ящике, и отдал змейке. Та затащила свитки на Договор, где они и пропали в яркой вспышке. Вот тебе и служба экспресс-доставки. Мгновение — и письмо у адресата.


Ну вот, одной проблемой меньше. Точнее, двумя. Теперь можно заняться и остальными. Надеюсь, этих «царственных собратьев» не пробьет на общение и этим обменом любезностями дело и закончится. Все, можно возвращаться, пока остальные не хватились.




По возвращении все оказалось очень и очень грустно. В смысле, что нас пригласили на местное официальное мероприятие, посещение которого обязательно для всех. Отвертеться не получится. Так что вспоминаем все, чему учил Лорд Миксааш, и пытаемся не ударить в грязь хвостом…


Не люблю официальные приемы. Хоть и нахожусь на подобном мероприятии в первый раз. Надеюсь, что и в последний. Или это только змеелюдские официальные празднования так выглядят? В любом случае мне здесь не нравится — это я понял сразу. Больше всего действо напоминало званый вечер богатых людей, как показывают в кино. Может, оно и в действительности так же происходит, не знаю. В общем, все приглашенные бродили по просторному залу, сбивались в компании по интересам, общались… только от этих разговоров у меня между лопатками чесалось. Понять, кто же именно стал самой обсуждаемой персоной, было несложно. Судя по количеству бросаемых на нас взглядов, вариантов было не так уж много.


И еды практически не было. Так, легкие закуски и питье. От последнего пришлось отказаться, употребляя только воду. Как же, помню я свой прошлый опыт винопития, повторять не хочется. Даже если от напитков не пахнет тем самым пресловутым тайерхоном. Риск хоть и благородное дело, но в некоторых случаях понимаешь, что лучше все же перестраховаться.


Два дня, которые мы прожили у Хранителей, прошли относительно спокойно. Правда, Тархи постоянно пытал каверзными вопросами. Кажется, в серый цвет моей шкуры парню не верилось. Вот он и бродил за нами как привязанный. Бобик его даже ревновать стал и заподозрил в покусительстве на хвост. Эту часть моего тела он считал своей собственностью и никому не позволял даже коснуться, рыча и угрожающе щелкая зубами.


А последние выросли — дай боже! Клыки заметно выступали из-под верхней губы. А когда он «ласково» щерился — окружающим становилось плохо. Кажется, в предках у этого товарища явно присутствовала шальная акула. На него же мяса не напасешься! Зачем я вообще спасал это чудо?


В остальном же было практически тихо и спокойно. Ели, спали, тренировались, в библиотеке сидели. Кстати, я много оттуда вынес в плане знаний. Очень уж любопытная литература попалась. Надо будет сделать копию и отослать деду. Что-то мне подсказывает, что такому подарку он будет очень рад. Если, конечно, не бросил собирать информацию по змеелюдам.


Но произошло и еще кое-что, что всерьез заставило меня задуматься и заинтересоваться как прошлым расы шас-саари, так и будущим. Только рассказывать про это приключение не стал. Сперва сам разберусь, а потом буду задавать вопросы. Как Лордам, так и своим рессам. И деду. Мне кажется, что он тоже кое-что знает на интересующую меня тему.


Ладно, к вопросу о том, что случилось.


Начнем, наверное, с моего неистребимого любопытства. Очень уж интересно было посмотреть, как живут светлые. А устроились они — дай Келес каждому! Начать хотя бы с того, что у Хранителей был водопровод! Честное слово, самый натуральный. Даже имелось что-то вроде общественных бань, где каждый желающий мог поплескаться. Если, конечно, нет ванной в собственной комнате.


А такое позволить себе мог далеко не каждый. Территория у светлых была не то чтобы очень большая. Скорее — маленькая очень, уж эти ребята любят всяческие специализированные помещения. Все у них строго в отведенных местах делается.


Ну да ладно, не об этом речь. В общем, когда исследовал очередной коридор, то на меня накатило странное чувство. Точнее даже — предчувствие. Чего-то очень нехорошего. От этого ощущения у меня гребни дыбом встали и виски заломило. Пришлось остановиться и немного успокоиться. Только после этого получилось нормально подумать.


Конечно, по-хорошему, следовало позвать рессов, взять Бобика и Тархи (Тин не брать, там, скорее всего, будет драка) и именно такой группой направиться на выяснение причин плохого самочувствия, но…


Во-первых, я, наконец, отвязался от этого приставучего выводка. В кои-то веки у них нашлось другое занятие, и меня временно оставили в покое. Сейчас эта гоп-команда изучала местную выставку достижений. Что-то вроде большой ярмарки, на которую приглашают и другие Кланы. Даже Бобик ускакал с ними!


Этому, конечно, в какой-то мере способствовало мое заявление о работе в библиотеке, но у меня просто резко планы изменились… ну ладно, ладно, нагло соврал. Просто достали они уже! Особенно этот светлый, который следил буквально за каждым моим движением. У меня уже нервное подергивание хвоста на него появилось. Не хватало еще потом психику лечить.


В общем, спровадив свиту куда подальше, я занялся любимым делом — сованием хвоста куда не просят.


А во-вторых, все мои чувства вопили, что времени у меня практически не осталось и надо спешить, поскольку могу не успеть. Куда и зачем — непонятно, но что-то подсказывало, что результат промедления мне не понравится. Перехватив с-кешер и выпустив лезвия, двинулся в сторону источника неприятных ощущений.


Для этого пришлось не только поплутать, но и миновать ряд довольно неприятных ловушек. Интересно, что же светлые так защищают? Неужто лезу в главную сокровищницу Клана? Будет очень неприятно потом объяснять, почему и как там оказался.


Но нет, узкий и захламленный ход привел в небольшую пещерку. Самым интересным в ней были не драгоценные камни или еще что-то подобное. Нет, их там и не наблюдалось. Зато присутствовало гораздо более ценное, по меркам змеелюдов. Дети. Там были дети. Парочка совсем маленьких шас-саари увлеченно пытались сложить из крупной гальки пирамиду. Но скользкие камни не хотели лежать спокойно и расползались в стороны.


Невольно застыл, пытаясь не выдать себя даже шорохом. Думаю, за сокровищницу мне бы меньше влетело… Но в то же время здесь гораздо интересней! Маленькие змеелюды отличались от своих взрослых собратьев. Начать хотя бы с того, что змеиная часть у детей значительно длинней, чем у взрослых. Да и личико отличается. В частности, глаза. Непропорционально большие, из-за чего мелкие казались немного жутковатыми.


Хотя, наверное, мамаши этих карапузов так не считают. Наверное, для матерей их дети самые-самые…


А еще у детишек ручки были покороче и хвост тупой. Как бы это объяснить… ну у взрослых хвост сужается относительно равномерно, а у детишек очень резко. Из-за чего создается впечатление, будто бы его купировали. Или отрезали. А новый пока не вырос.


Только не могу понять, что здесь делаю? Может, мне надо помочь этой мелюзге собрать «пирамидку»?..


Когда уже собрался уходить, гребни, словно кислотой, обожгло, а чешуя встала дыбом. Такого всплеска эмоций я никогда не испытывал. Словно внутри пошел вразнос небольшой термоядерный реактор. И когда он рванет окончательно — непонятно.


Источником столь впечатляющих чувств стала сероватая тень, которая выскользнула из-за большой глыбы и направилась к детям. Те замерли столбиками, покачиваясь из стороны в сторону. Так, это что, данная полупрозрачная сущность нападает на малышей?..


Предыдущий всплеск оказался всего лишь слабым подобием нынешнего. С единственным отличием — сейчас я все контролировал и загнал эмоции внутрь. Эдакая эмоциональная батарейка, мощностью в одного серпентера.


Призрачный силуэт почти добрался до мелюзги, когда с-кешер, свистнув, отбросил его на стену. Прозрачность сразу исчезла, и моему взгляду предстал странный субъект. Сероватая, грубая и морщинистая кожа. Желтые, прозрачные глаза с вертикальной щелью зрачка бордового цвета. Частокол мелких рыбьих зубов. Две дырки вместо носа. Узкое, безгубое лицо. Длинные, когтистые руки.


И отвратительнейший запах, бесящий меня до потери пульса!


Резким движением отбрасываю детей себе за спину. Полуоглушенная малышня шустро заползла за валун. Стоявший предо мной оскалился и зашипел. Кажется, ему не понравились мои действия. Знать бы еще, для чего ему детвора? Так, чисто ради интереса. В любом случае отдавать мелких я не собирался.


— Скветлый! Фксерффно скъем! — Что этот чудак проквакал? Фефекты фикции давно не выпрямляли?


С-кешер лег «на горизонт», а хвост собрался крупными кольцами. Теперь удары можно наносить из любого положения и любыми частями тела. Пусть попробует «скъесть». Поперек глотки встану.


Серый попытался достать меня когтями. Нет, он совсем дурак? У меня рука с древком гораздо длинней, чем его конечность. Пока будет пытаться поцарапать — лент нарежу из шкуры. Вскоре это же понял и противник. Нет, враг. Откуда-то пришло четкое осознание, что в этом мире данный индивид настолько лишний, что у меня от этого хвост чешется!


Мы кружили по пещерке, пытаясь достать друг друга. При этом мне еще приходилось отслеживать, чтобы этот чудак с ошибкой в первой букве не добрался до детей. Обоим досталось, но незначительно. Я лишился щитка на левом плече, а серый получил удар хвостом в бок. Хруст костей был слышен даже мне, только на прыгучести врага это не отразилось.


Он совсем не уступал в скорости, а недостаток силы компенсировал какой-то дрянью на когтях, от которой разъедало даже камень. Ничего, подберусь поближе и плюну прямо в м… лицо. Посмотрим, кто тогда шипеть будет!


— Кхто ты? — отскочив в сторону, поинтересовался серый.


— Пш-ш-ш-шел! — прошипел в ответ я.


Он отодвинулся практически к противоположной стене и стал махать руками. Упускать такой случай я не собирался и рванул вперед. Самое главное — не дать ему проскользнуть вдоль стены к детям. А там можно выгнать врага в узкий коридорчик и прикончить. Достал, зараза, у меня уже почти сил нет!


Утробно взвыв, серый бросил в меня нечто, напоминавшее облако пепла. Интуиция взвыла истеричной сиреной ПВО.


Резко затормозив, я разъединил с-кешер и скрестил клинки, выставляя самый сильный щит, который знал. Перед глазами словно зажглось небольшое солнце, а отдача сдвинула назад.


Пока под веками плавали цветные пятна, встопорщил гребни и «нащупал» противника. От того тянуло неверием, плавно перерастающим сперва в панический ужас, а затем в яростную злобу.


— Ткхи!!! — не то взвизгнул, не то взвыл он. Дослушивать тираду я не стал, рванул вперед и нанес двойной удар. Серый распался на три неравные части. Но до земли не долетел, превратившись в темный, невесомый пепел. Даже, скорее, труху или нечто похожее.


Из-за спины потянуло таким неприкрытым восхищением, что гребень на хребте аж прижало. Ну, об этом можно было догадаться. Очередной амулет сдох. Только сплетен среди мелюзги мне не хватало. Хорошо, если в сказочку про радужного не поверят, а если нет? В общем, лучше перебдеть.


Скользнул к восторженно глазеющим на меня деткам.


— Мелкие, вам это все просто приснилось. — Что и как сделал, сам не понял, но мое желание скрыть этот бой внезапно стало как будто материальным и осело на ребятишек радужными искрами. Глазенки обоих закрылись, и они, свернувшись компактными клубками, засопели в четыре дырки.


Мне же пришлось срочно переноситься в кабинет и лихорадочно шарить по ящикам в поисках нового амулета. Ректор мне дал парочку с собой, на всякий случай, как он выразился. Эта его запасливость сейчас очень пригодилась. Боюсь даже подумать, что было бы, не найдись у меня запасных. Пришлось бы срочно мигрировать к деду.


По возвращении меня ждала недовольная компания. Как выяснилось, ярмарка перенесена на другой день, так что все остальное время рессы искали своего ла’элларис, костеря последнего на все корки. Спрашивать у окружающих: «Не проползал ли здесь наш ла’элларис, а то мы его немножко потеряли» — чешуйчатые постеснялись. Почему-то. По связи же я вообще не просматривался. Как отрезало.


В результате меня весьма недружелюбно предупредили, что раз, не стесняясь, вру своим рессам (охи и ахи в разной пропорции), то никуда они меня одного больше не отпустят. И таки да, протаскались за мной все оставшееся до мероприятия время.


В общем, на празднике мы тесной группкой стояли у стены. К нам не спешили приближаться, да и разговор заводить — тоже. По всей видимости, светлые тоже недолюбливали темных. И как мне кажется, причины у них были. М-да, местное общество просто-таки умиляет. И вспоминается, что змеи служат не только символом мудрости. Как они вообще уживаются на сравнительно небольшой территории с таким отношением друг к другу?


Тин за всем этим безобразием наблюдала с поразительным равнодушием. Кажется, подобные сборища она видит не впервые. Хм, интересно, когда же это успела насмотреться и, самое главное, где? Кажется, не один я старательно ретуширую «белые пятна» в своем прошлом. Темные же переносили все с редким терпением. Благовоспитанно подпирали стену, никуда от меня не отлучаясь и тоже отдавая предпочтение простой воде.


Только Тас постоянно оглядывался по сторонам. Или мне кажется, или он влюбился? Хм, а как же отношение к светлым? Или на девушек это правило не распространяется? Интересно живут змеюшки! Сами свои законы устанавливают — и сами же их игнорируют. Веселые товарищи.


Неожиданно хаотическое движение замерло, все светлые стали отступать к стенам. Даже мои рессы несколько оживились, нетерпеливо поглядывая куда-то в сторону. Там, на небольшом, но довольно просторном возвышении, располагалась группа змеелюдов. Они держали в руках какие-то странные гнутые штуковины. Интересно, что это такое?


Возбужденный гомон в зале стал значительно сильнее. Мое любопытство изнывало в попытке определить, что же происходит? С чего это все вдруг стали такими активными? Может, и мне надо приготовиться, только к чему?


Наконец вновь пришедшие расположились, перехватили свои странные предметы поудобней и… заиграли! Это оказались местные музыкальные инструменты. Я чуть на пол не сел. Всякое видел, но такое! На них же ни струн, ни клавиш, ни кнопочек хоть каких-то. Но при этом музыка получалась! Очень даже неплохая, мне понравилась. Приятная и ритмичная, немного завораживающая, но при этом абсолютно не раздражающая.


В освободившийся центр тут же скользнули пары танцующих. Немного, остальные то ли не хотели, то ли присматривались. Я тоже заинтересовался. Никогда раньше не видел танцев змеелюдов. Они оказались под стать музыке. Такие же завораживающие. Партнеры то плавно скользили друг вокруг друга, то стремительно срывались навстречу. Смотреть на это было одно удовольствие.


— Эл… — Тас нерешительно косился в сторону. Там, в группе своих соотечественников, стояла подозрительно знакомая светлая. Точно, вот и проводник наш там же.


— Иди. — Ну не буду же я портить ему праздник. Тем более что танец темного и светлой будет выглядеть еще красивей. Контрастно так. — Ребята, вы тоже, если хотите…


Действительно, никуда же отсюда не денусь, так что можно не изображать неподкупных бодигардов. Кажется, танцы здесь действительно любимое мероприятие, так как рессы ломались недолго и быстро расползлись в разные стороны. Даже Тин куда-то ушла, бросив виноватый взгляд. Она-то тут при чем? Самое главное, чтобы не влипла в какие-нибудь неприятности, а все остальное — мелочи жизни. Я же прислонился к колонне и настроился получать удовольствие от просмотра.


— Почему Лорд не танцует? — раздалось из-за спины. Ну вот, даже помедитировать спокойно не дают.


— Потому что Лорд не умеет, — спокойно отвечаю, разворачиваясь к собеседнику.


Точнее, собеседнице. Рядом стояла невысокая, едва дотягивающая мне до плеча, змеелюдка. Чешуя ее отливала светло-серым, только на спине потемнее. Да и цвет волос был каким-то… странным. Уже как-то привык, что при темной чешуе обычно светлые волосы и наоборот. Здесь же скорее присутствовал светло-коричневый оттенок. Хм, что-то я среди Целителей такого не встречал. Смесок? И ощущал я эту шас-саарн по-иному. Уж слишком она была… свободная для местного населения.


— Что, правда? — не поверила девушка. — Как же это так?


— Да вот, не научили, — скромно пожимаю плечами.


Действительно, этикету вроде как обучают, воинские умения тоже стороной не обходят, а вот танцам как-то постеснялись. Если бы я сейчас не увидел этот праздник, то вообще бы думал, что змеи подобные развлечения не признают. Или это подданные Миксааша праздники не любят?


— Хочешь, я тебя научу? — неожиданно предлагает моя собеседница. Кажется, оставлять меня в покое она решительно не намерена. Хм, и почему я совсем не против?


— Давай, — весело улыбаюсь и представляюсь, а то разговаривать обезличенно как-то неудобно. — Меня зовут Элхар.


— Интересное имя. — Ответная улыбка лучится неприкрытым весельем. — А меня Минарис!


За хрупкой внешностью скрывалась довольно сильная и целеустремленная натура. Ухватив за руку, она решительно потащила меня на «танцпол». Поставила напротив себя и приказала:


— Повторяй за мной и слушай музыку.


Сложного ничего не было. Правда, сперва немного сбивался, не успевая попасть в такт, но затем как-то привык и уже спокойно скользил вместе со своей учительницей. Движения простые и легко запоминающиеся.


— А хочешь… по-настоящему станцевать? — ехидно стрельнула в меня глазками Минарис. Кстати, они у нее были почти черные. Только не с фиолетовым отблеском, как у Хранителей или Целителей, а скорее с едва заметным красным. Интересный расклад получается…


— По-настоящему? Это как? — До сих пор я думал, что мы уже танцуем. Значит, это не так? Тогда чем мы тут занимаемся, хотел бы я знать.


— И откуда ты такой дикий? — непритворно удивилась она. М-да, действительно чувствую себя несколько неуютно. Кажется, у меня спрашивают вещи, которые знает последний младенец. А я на это ответить не могу. Интересно, кто из нас страннее?


— Да вот, так получилось, — пожал я плечами. Хм, повторяюсь. Но другого ответа дать не могу. Не стоит много врать, а то так и запутаться можно.


Но, кажется, ответ уже не требовался. Как в принципе и мое согласие. Змеелюдка скользнула к «оркестру» и что-то сказала.


На нее посмотрели с удивлением, но все же сменили музыку. Теперь она очень напоминала помесь танго и вальса. И довольно быструю помесь. Чтобы успеть за ритмом, мне пришлось поднапрячься.


Сейчас наши движения напоминали скорее поединок, нежели танец. Только здесь почему-то совсем не хотелось кого-либо бить. А вот поймать за руки, обвить хвостом чужой хвост и прижать его к полу — самое оно. Тем более что мой был явно длиннее. И тяжелее. Минарис выворачивалась, но азарт уже зацепил за живое, и уступать я не собирался.


Хорошо, что в своем родном мире мне нравилось смотреть спортивные танцы. Теперь некоторые движения всплыли в памяти и оказались весьма кстати. Девушка их явно не знала, а потому несколько растерялась, что позволило уверенно лидировать до конца.


Наконец мелодия затихла. Мы стояли друг напротив друга, настороженно глядя в глаза. Кажется, исход танца планировался совсем не такой, иначе с чего бы это партнерше быть такой удивленной? Вокруг озадаченно молчали, да и сама змеелюдка явно что-то усиленно обдумывала. Снова ухватив меня под руку, она направилась к стене.


Когда ушли с открытого места, Минарис отстранилась. Она как-то резко посерьезнела после танца. Потеребила шнурок на своей одежде, снова посмотрела на меня и решительно выпалила:


— Если ты позовешь, то я пойду за тобой. Но не останусь, не надейся!


От сопровождавших эти слова эмоций у меня чешуя по позвоночнику встала дыбом, а хвост завязался в странную фигуру. Если я правильно понял ее слова… но как? До сих пор не понимаю, хоть уже и дорос до хэссара. Все у этих змеев не как у людей. Ну почему я должен догадываться, почему нельзя было решить этот вопрос немного по-другому?


И «позвать» был совсем не прочь, но именно в этот момент по гребням, словно наждаком проехались. Казалось, что под чешую песка насыпали, и он остро жалит в самый неподходящий момент. Нет, это была не чистая опасность. Скорее всего, пойманное ощущение походило на медленно и неотвратимо приближавшиеся крупные неприятности. Возможно, с летальным исходом.


Поэтому я, скомкано извинившись, поспешил к своим рессам. Они стояли тесной толпой, за кем-то настороженно наблюдая. Объектом им служил… Тархи. Молодой светлый едва хвост узлом не завязывал, нарезая круги вокруг какой-то незнакомой змеелюдки светло-светло-серого оттенка. От нее же тянуло расчетом и цинизмом. Да еще и толикой пренебрежения. Больше всего это напоминало игру в кошки-мышки. Где в роли глупой мыши выступал Хранитель.


Дурили его знатно. Точнее, играли на инстинктах. Все-таки шас-саари в какой-то степени самые настоящие змеи и руководствуются не только разумом. Вернее, не столько. Очень многое в их жизни определяют именно привычки, свойственные этим милым зверушкам. Впрочем, не только им. Иногда я вообще понять не могу, чем именно руководствуются эти создания, поступая так или иначе.


Так вот, сейчас Хранитель думал чем угодно, кроме головы. А мне кое-что стало понятным. Имея невыразительные лица, серпентеры используют для проявления своих эмоций хвост. И сейчас наблюдаемая парочка ими такие кренделя выписывала! Точнее, это Тархи извивался, как бешеный червяк, а девушка явно провоцировала его на более… активные действия. Если бы не излучаемые ею чувства, то, наверное, и я бы попался. Сейчас же меня мутило от такого несоответствия, и думать о чем-либо, кроме удержания еды на месте, не получалось.


Остальные тоже не отрывали от соблазнительницы глаз. Все-таки иногда змеиная природа не так уж и хороша. Особенно когда мозги ставятся явно не на первое место. Немного понаблюдав за своими рессами и сообразив, что ничем хорошим подобное «представление» не закончится, передал им немного своих ощущений. Как это получилось — понятия не имею, но вся компания основательно передернулась и подобрала хвосты. По всей видимости, приятных эмоций от полученного «букета» было мало.


Но кроме этого меня тревожило странное предвкушение, которое доносилось с другой стороны. Такое холодное и скользкое, как замороженная селедка. Почему пришло в голову именно такое сравнение — не знаю. Но опять же ничего хорошего ожидать не приходилось. Оглядевшись по сторонам, я нашел источник этого чувства. Светло-коричневый, почти песочного оттенка змеелюд, который подпирал одну из колонн. Он тоже внимательно следил за столь интересной парочкой, засунув большие пальцы рук за поясной ремень.


В отличие от обычных серпентеров у этого с-кешера не было, только один прямой клинок за плечами. Хм, кажется, парень решил использовать его по назначению. Или я чего-то не понимаю, или эти двое связаны. Очень уж запах от них… похожий. Причем одинаково неприятный.


Однако пока размышлял, мужчина отлепился от стены и решительно направился к парочке. Если мои предположения верны, то действовать надо очень и очень быстро. Ничего особо умного в голову не пришло, кроме как…


Взяв в руку бокал с каким-то напитком, решительно двинулся ему навстречу. Но не совсем, а так, чтобы разминуться буквально на волос. Затем в последний момент чуть сместился, ощутил толчок, и… вся жидкость оказалась у меня на тунике. Светло-коричневый приостановился, оценивая нанесенный ущерб, но ничего сказать или сделать не успел. Мой кулак впечатался в его челюсть.


Кажется, сильный удар в это место должен лишать сознания. Не знаю, насколько устойчивы к подобным вещам змеелюды, но этого конкретного представителя отбросило назад и приложило об пол. С показным равнодушием я тщательно отряхнул тунику и, словно ничего не произошло, двинулся дальше. За спиной раздалось низкое, злобное шипение. По всей видимости, задумка удалась. Молодой Хранитель отодвинут на второе место, а почетную должность «врага отечества номер один» уступили мне.


Приближение противника я ощущал даже без гребней — так напряженно он сопел и скрипел зубами. Кажется, среди змеев не принято драться голыми руками. Почему-то даже примитивный тычок кулаком вызывает некоторое недоумение, остолбенение и сильную злость. Неужели даже в этом вопросе какие-то законы и правила имеются? Любят же чешуйчатые все усложнять! Причем до такой степени, что сами потом удивляются — ну и зачем им это надо было?


Однако приблизиться светло-коричневый не смог. На его пути встали рессы. Кажется, они решили, наконец, приступить к своим прямым обязанностям и защитить такого слабого и доброго меня. А Бобик так вообще в первых рядах с улыбкой от уха до уха. От которой срочно хочется куда-нибудь смыться. Как можно дальше и глубже.


Прикинувшись, что только сейчас заинтересовался тем, что происходит за спиной, я развернулся. Так и есть. Не понравившийся мне тип стоит напротив темных и сжимает рукоять меча. Кажется, встреча с подобными противниками не планировалась. И теперь, когда пришлось отступить от сценария, он не знает, как правильно поступить.


Остальные гости стали подтягиваться к нам. В том числе и несостоявшаяся жертва. Кажется, мозги у Хранителя встали на место или хотя бы немного просветлели. Так как взгляд решительно пробирающегося Тархи был более-менее вменяемый. А вот давешняя «соблазнительница» готова была меня убить на месте. Медленно и жестоко. Но внешне улыбалась так, словно я был ее единственным богатым родственником и находился при смерти.


— Ты! — наконец разродился ушибленный. — Ты что себе позволяешь?!


— Как ты обращаешься к Лорду?! — злобно прошипел Кайр. Не думал, что он так может. Его оппонент заметно стушевался. По всей видимости, разница в социальном статусе все же была существенной.


Ну что же, надо подыграть. Смерив наглеца взглядом типа «Лорд снисходит к низшему», свысока отвечаю:


— Впредь смотри, куда идешь.


Тут до нас, наконец, добрался Тархи. С другой стороны приближался его отец с кем-то из советников. Кажется, конфликт не стал для них такой уж неожиданностью.


— Что случилось? — попытался вникнуть в ситуацию молодой Хранитель.


— Ничего, уже ничего, — выделяя голосом второе слово, поворачиваюсь к нему. Светлый недоуменно переводит взгляд с меня на коричневого и явно хочет что-то спросить. Но этому помешал старший Кэсс’Тарха.


— Элхар, Тархи. — Кажется, это называется вежливое приглашение к общению. Ну что же, нам есть, о чем поговорить. Следую за местным Лордом с самым независимым видом. Из-за спины доносится шелест чешуи. По всей видимости, рессы не стали бросать своего ла’элларис на растерзание местной правящей верхушке и благовоспитанно следуют за своим Лордом.


О доносящихся же со стороны «заговорщиков» эмоциях лучше промолчать. Или вообще заблокировать, иначе у меня голова от боли лопнет. Но и забывать о данной парочке тоже не стоит. Может, конечно, это их личная инициатива, но что-то сомнительно. Молодой Хранитель не производит впечатления человека… тьфу ты, змеелюда, у которого много врагов. На редкость неконфликтный тип.


Остановились мы, только добравшись до возвышения, на котором сидел Лорд во время этого мероприятия. Советник, или кто там сопровождает местную власть, остался внизу. На площадке остались только оба Хранителя и я с рессами. Ну и псин, куда же без него. Кстати, а где Тин? Что-то давно ее не видно. Ох, как бы чего…


— Хас, ты не видел Тин? — спрашиваю, внимательно оглядывая зал. Ну и куда ее опять занесло?


— Нет. — Змей тут же подобрался. Чем может быть чревата встреча обиженной в «лучших чувствах» недавней парочки и нашей волшебницы, он знает лучше меня. — Поискать?


— Только Бобика возьми, на всякий случай. — Мой домашний монстрик совсем не против прогуляться в компании темного. Так что радостно спрыгивает вниз и пританцовывает на месте, пока Хас неторопливо спускается.


— Считаете, что вашей спутнице может угрожать опасность? — Лорд задает вопрос нарочито-ленивым тоном, но внутри явно настораживается.


— Не думаю, что та компания была очень рада крушению своих планов, — так же спокойно отвечаю. Или мне кажется, или этот Хранитель понял больше, чем его сын. По всей видимости, мозгами светлые пользоваться любят и умеют это делать.


— Вот как. — Старший Кэсс’Тарха задумчиво смотрит на меня, машинально подергивая кончик косы.


— Вы о чем? — влезает младший. Кажется, ему надоело ничего не понимать из разговора. Точнее, только догадываться или ловить смысл между слов.


— О том, что тебя пытались убить. — Темный с Бобиком тоже скрылись из глаз и не появляются. Да где же они пропали, я же волнуюсь! М-да, ну и кто жаловался на скуку и однообразие? Получите развлечение. Отказы не принимаются.


— Что??! — По всей видимости, такое «внимание» молодому Хранителю внове. Он ошарашено пялится на меня, хлопая глазами. — Убить? Меня? Но за что?!


— Было бы за что, уже бы убили. — Шутка выходит машинальной и несколько натянутой. Беспокойство за отсутствующих не хочет отпускать. Быстрей бы закончился этот разговор, сам поищу.


— Всего один вопрос. — Лорд Кэсс’Тарха опустил руку мне на плечо, словно боялся, что я прямо сейчас рвану на поиски своих друзей. — Они были заодно?


Ему хватило даже кивка. Он не стал выяснять, откуда мне это известно. Кажется, понял, что в данный момент от меня мало толку. В голове только тревога о пропавших куда-то Тин, Хасе и Бобике. Остальные то ли почувствовали, то ли разделили мое беспокойство, но мы быстро покинули зал. А вот где искать пропажу за его пределами, я и близко не представлял.


И спросить, главное, не у кого. В коридорах пустынно и тихо как в склепе. Только цокот когтей по камню и слышно. Цокот? Когтей??! Из-за поворота на меня вылетел Бобик. Вид его был, мягко говоря, возбужденный и страшный. Если же не мягко, то чуть не поседел, когда это создание появилось в коридоре. Кстати, по стенам оно бегает с неменьшей скоростью, нежели по земле.


В остальном же глаза горят, шерсть и иголки дыбом, пасть ощерена и такое выражение на морде, будто его месяц не кормили, а потом кусок мяса показали. Становиться объектом такой радости было очень неуютно. Рессы даже назад подались. Так, на всякий случай. Чтоб места для маневра было больше. И чтоб не подумали, что они от этого зверя за моей спиной прячутся.


— Что случилось?! — вырвалось у меня, когда я все же опознал это чудо четырехлапое. Ответа, естественно, не дождался. Зато меня ухватили за тунику и потащили куда-то в переплетение коридоров. По всей видимости, он хотел мне что-то показать. И очень срочно.


Не сговариваясь, мы ринулись за шургом. Оказывается, все то время, что мы с ним знакомы, эта псина ленилась и ползала как черепаха. Беременная. Потому что сейчас я его догнать не мог. Из виду не терял — и то хлеб. И это при том, что сам еле вписывался в повороты, иногда просто отталкиваясь руками от стен.


Спринт закончился в небольшом отнорке. Если не знать его месторасположение, то никогда и не найдешь. Именно в нем, привалившись к стене, сидели Хас и Тин. Судя по бледно-синему оттенку лица девушки и тусклой чешуе темного, ничего хорошего не произошло.


Наклонился над пострадавшими, попытался нащупать пульс на шее. Знаю, конечно, что еще и на руке можно, но искать придется долго. Так… пульс неровный, слабый. Дыхание тяжелое и с хрипами. Да что же с ними случилось?!


— Эл… — Хас чуть приоткрыл нездорово заблестевшие глаза.


— Что случилось?! — тут же быстро спросил я.


— Айрох… нас… айрох… — Кажется, темный начал бредить. Большего от него добиться не получилось.


— Что он хотел этим сказать? — обратился к Шеру. Почему-то он казался мне самым образованным.


— Айрох — это такой парализующий состав, — принялся скороговоркой объяснять тот. — Его используют для ловли диких зверей. Но если добавить в него еще несколько компонентов, то вполне можно остановить сердце. Или легкие.


Значит, их отравили. Уф, слава богу. С этим мы как-то разберемся, не впервой. Лишь бы пострадавшие дожили до оказания помощи.


— Сколько у нас еще времени? — сперва спросил, а потом уже подумал. Мало ли, вдруг в этом рессы не разбираются?


— Есть, но мало, — коротко отозвался Тас.


— До комнаты донести успеем? — Фразы стали короткими и отрывистыми. Напряжение все же сказывается.


— Нет, — мотнул головой темный.


— Тогда… — Ой, как же мне не хочется делать это здесь. Ведь если кто увидит — ничего объяснить не смогу. Просто потому, что если ядовитых представителей среди шас-саари достаточно, то целителей… нет, не тех, которые Клан. А других, природных, что ли? Которые могут исцелить при помощи всего одного укуса.


— Ребята… выйдите в коридор, — прошу, поудобнее устраивая «пациентов» у стены. Хас упрямо валился на пол, отказываясь сидеть. Пришлось подпирать его хвостом. Собственным. — Я сейчас попытаюсь помагичить, но мне надо свободное пространство и уединенность.


Объяснение, ничем не хуже других. И почти похоже на правду. Магией я пользоваться собираюсь, но только для поддержания Хаса. Иначе просто не смогу его укусить. При всей новообретенной пластике так изогнуться просто невозможно.


— Присмотри, чтоб не подглядывали, — тихо киваю Бобику в сторону уползших рессов. Последние мне вроде как не поверили, но пожали плечами и безропотно выполнили распоряжение. Похоже, здесь не слышали о магии, которая выполняется в подобных условиях. Мол, она либо есть, либо нет.


Выставив всех, присел возле пострадавших. Так, сперва Тин, поскольку ее вид мне совсем не нравится. Если зелье рассчитано на змеелюдов, то девушке должно быть в два раза хуже. Небо знакомо зачесалось, на языке появился мерзостный привкус, и клыки вонзились в ее шею.


Кусать пришлось сзади, почти у линии волос, чтобы не заметили следов. Ранки быстро заживут, но все же не стоит лишний раз нарываться на неприятности. С Хасом вышло еще быстрей, хотя чешуя неприятно скрипела на зубах. Накатила знакомая слабость, и мне пришлось присесть рядом. Благо места было достаточно.


Из-за угла высунулась любопытная морда Бобика. Оглядела наш ряд, смешно потерла нос лапой и скрылась. Но буквально в следующий же миг рядом нарисовались возбужденные рессы.


— Ну что?


— Ну, как?


Прозвучало одновременно. Пусть ребята и строят из себя выдержанных и суровых мужчин, но контролировать свои хвосты еще не научились. Поэтому кончики их отбивали барабанную дробь по камням.


— Отнесите их в комнату. Теперь им надо просто выспаться, — устало улыбаюсь.


Меня бы кто отнес, но придется добираться самому. По стеночке, медленно, отдыхая по мере возможности. Ну, или кто-нибудь из ребят вернется за мной, когда доставят наших выздоравливающих. Да, и еще надо будет потом выяснить, чьих рук дело. Почему-то мне кажется, что здесь не обошлось без той самой парочки. Вроде же больше никому дорогу не перебегали.


А вот дальнейшие действия представлялись слабо. С одной стороны, вроде как нужно отомстить. Причем — самому. С другой же — нет, не страшно, но неудобно. Если честно, то мне легче рассказать про этот инцидент тому же Тархи или его отцу. И пусть местная власть сама разбирается с преступниками.


Но не помешает сперва узнать традиции мести, которые приняты здесь. Да и препятствовать рессам в случае, если они захотят поквитаться, тоже не буду. Помогать… может, но запрещать — точно нет. Думаю, Хас как раз рванет мстить. Он у нас парень резкий, горячий. Чуть что не так — тут же за с-кешер хватается. Правда, в последнее время стал более сдержанным.


Да и досталось ему больше всех. Кроме Тин. Интересно, а как она поступит? Тоже рванет мстить? Забыть трудно, как они мне что-то там припоминали. До сих пор чешуя дыбом встает. Это были не самые приятные минуты моей жизни. Так что я совсем не против понаблюдать за развитием событий. Только вот для этого надо бы сперва поймать объекты мести, а уже потом решать кто, что и как.


Можно вообще соединить обе линии поведения. То есть и Лорду местному рассказать, и рессам. Конечно же, помочь им в поиске. Подстраховать, а то от этих любителей ядов всякого можно ожидать. Именно так и поступим. Пока же план-минимум — добраться до комнаты и выспаться. Ох, как же я хочу спать. Потом, конечно, захочу есть, но будем решать проблемы по мере их поступления.


И самая первая уже появилась. В коридоре, сложив руки на груди и раздраженно постукивая хвостом, стояла моя недавняя знакомая. Как же она не вовремя! В другое время я бы ее сам нашел, а сейчас хочется только отдохнуть. Причем — не активно.


— Я что, гоняться за тобой должна?! — накинулась она на меня.


— Извини, — покаялся я. — Просто друг попал в беду, надо было помочь.


— А сейчас ты свободен? — Кажется, у кого-то либо сильная близорукость, либо нездоровая фантазия. Меня же шатает! Неужели нельзя понять, что твой собеседник устал или ему плохо?


— Слушай, давай я высплюсь, и тогда мы поговорим? — Ну, честное слово, еще немного — и пошлю. В лес. Грибы собирать. Мухоморы.


Девушка окинула меня весьма скептическим взглядом, подхватила под локоть и куда-то потащила. Сопротивляться и что-то доказывать просто не было сил. Главное — найти относительно ровную поверхность, свернуться клубком, заснуть, и пусть она хоть хороводы вокруг водит, мне будет уже все равно.


Комнатка, в которую мы пришли, была небольшой и уютной. Во всяком случае, самый важный предмет (кровать) был. Мягкая, широкая, с кучей подушек. Потянувшись всем телом, я рухнул на ложе и свернулся клубком.


— Не так! Ляг на живот и вытяни хвост. — Нет, ну это уже ни в какие ворота. Спать я хочу, понимаешь — спать! — И долго мне ждать?!


— С-с-с-с-с-с, шкура Сойр, да ладно, ладно. Если после этого ты отстанешь…


Девушка опустилась рядом и стала разминать мне плечи. Массаж? Зачем? Тело, почуяв вожделенный отдых, расслабилось. Но если ей так хочется — сопротивляться не буду. Тем более что приятно. Прохладные пальцы касаются шеи, пробегают по позвоночнику. И не только пальцы. Мне стоило больших усилий удержать прижатым спинной гребень. Остальные от нахлынувших эмоций развернулись во всю ширь.


Сон испарился, как роса поутру. Кончик хвоста стал нервно отстукивать по полу рваный ритм. Нервы словно в два раза увеличили чувствительность. Казалось, что вместо чешуи у меня снова человеческая кожа. Причем очень и очень тонкая.


По лицу скользнули пряди светло-коричневых волос, ноздри защекотал дразнящий запах. Острые зубки чуть прикусили ухо, чужой хвост придавил мой. Я попытался перевернуться, но плечи тут же придавили к кровати, а Минарис горячо прошептала:


— Еще рано, подожди чуть-чуть.


Куда еще? Меня и так уже распирает! Однако послушался. Правда, для этого пришлось вцепиться когтями в покрывала и стиснуть зубы. Затылка коснулись теплые мягкие губы. Они заскользили вниз по шее и побежали по позвоночнику. Язык нырял во впадинки между позвонками, огибал бугорки, губы захватывали кожу, оттягивали ее и тут же отпускали. Терпение резко закончилось. Извернувшись, я прижал девушку к кровати. Или мне показалось, или я услышал тихий, на пределе слышимости, хруст?


Но задуматься об этом не было ни сил, ни желания. Минарис резко притянула меня к себе и поцеловала. Крышу сорвало и заклинило. Все остальное прошло без участия разума. Тело прекрасно справилось само, не заморачиваясь вопросами и рассуждениями. Правда, на границе сознания, как последний привет затухающего чувства самосохранения, промелькнуло заполошное: «Только без детей!!»




Мы лежали, обнявшись, жадно глотая казавшийся таким вкусным воздух. Но усталости не было. Лично у меня словно сил прибавилось. А два самых наболевших вопроса тихо и мирно испарились. Хотя небольшое смущение все же осталось. Но оно быстро удалилось по-английски, когда Мин чуть потянулась, чувствительно проведя коготками по моим плечам…


Правда, среди этой целой ванны меда оказался и половник дегтя. В какой-то момент отстранившись, Мин поинтересовалась:


— Какого ты на самом деле цвета?


— Неужели это так важно? — Настроение начало портиться. Неужели даже сейчас колер шкуры имеет такое значение?


— Тебе не нравятся такие вопросы? Почему? — Кажется, она не могла понять моей перемены настроения. Однако то, что уловила недовольство, изрядно удивило. Неужели она тоже умеет «чувствовать» других?


— Потому что я не понимаю и не принимаю деления окружающих на плохих и хороших только из-за цвета чешуи. — Вообще-то меня волнует не только это, но и названная причина одна из главных.


— Хм… — Гибко извернувшись, Мин устроила голову у меня на груди, пристально глядя в глаза. — Ты странный. Даже мой брат об этом не думает.


— Вот такой вот я странный зверек, — криво ухмыляюсь, понимая, что, скорее всего, наше общение заканчивается.


— Да, — серьезно кивает она. И внезапно добавляет: — Это очень хорошо!


Ответить я не смог — она нашла для меня совсем другое, приятное занятие. Ночь оказалась длинной и яркой. Уснули мы поздно, когда уже даже просто дышать стало трудно. Только это не мешало улыбаться во всю ширь, откровенно радуясь жизни. М-да, этот день оказался чересчур богат на события. Однако жалеть не приходится. Со всем же остальным разберусь завтра.


Завтра…




Вот мелочь шустрая! Шаэсс, твою… шкуру наизнанку, ты чем думал, когда этих радужников клепал??! Явно не головой. Более шебутного Клана я еще не встречала. Только помыслила об ускорении событий, как на тебе — этот мелкий тут как тут. У этого ребятенка вообще инстинкт самосохранения есть или удален за ненадобностью? После истощения к каналам подключаться! Причем — напрямую. У него в голове хоть одна извилина имеется или там сплошная кость? Сгорел бы, что мне тогда делать?


Хотя мальчик не виноват. Он же понятия не имеет, что собой представляет и почему то, что нормально для других чешуйчатых, для него может обернуться не очень хорошими последствиями. Это еще мягко сказано. Да и подзадержался парень с развитием. Давно уже надо было подключить каналы, зачем столько тянул?


Шаэсс, ну я тебе это еще припомню! Оставил меня нянькой великовозрастного оболтуса! Он влипает, во что ни попадя, а мне нервничай, переживай. Угу, заснул, красавец. Нет, серьезно — красавец. Вот за что их создателя благодарить надо, так за внешний вид. На редкость красивые зверушки. И дурные настолько же.


Ладно, пора приниматься за работу. Подключиться-то он подключился, но, если каналы не поправить, это гнездовье скоро наизнанку вывернет. Жадный паренек оказался, зачем ему утроение каждого канала??! Лопнуть от переизбытка энергии хочет? Нет, если бы он был не один — то ради всех богов. Пусть делает что хочет, но пока потомства не оставит — сидеть и бояться! Меня.


Нет, говорю же — жадина! Если третьи линии еще отрываются, то вторые он отсоединять не дает. Кусается, мелочь полосатая! Шипит и плюется. Ну и ладно, когда припечет — я посмотрю, как ты наворачиваться будешь. И припомню все те эпитеты, которыми ты обзывался. Ну, никакого уважения к старшим. Выдрать бы тебя, чтоб место свое знал. Да поздно. Вырос уже. Не поможет.


Та-а-ак… ты что творишь? Что творишь, я тебя спрашиваю? Зачем… твою шкуру навыворот, знала же, что ленивый, но даже не догадывалась насколько! Жалко, что ли, лишний раз перенестись во дворец? Ну, на кой минерал ты присоединил один из каналов к Тари’Кхарраш? М-да… все, дождусь, когда он закончит свои дела у этих Хранителей, и срочно выдергиваю к себе. Пора посадить его за учебу, иначе он мне тут от любопытства и ненужного энтузиазма весь мир перекроит на новый лад. А мне и в старом неплохо живется.


Слышишь, мелочь полосатая? Закончилась твоя вольная жизнь, пора приступать к своим обязанностям. А то ишь расшипелся он тут, шипелка гребенчатая!




Минарис Ларе’Раэ’Лиртха проснулась с трудом.[15 - Раэ’Лиртха — Клан огненных, или красных, змеелюдов, проживает в основном в пустынных и жарких краях, прирожденные торговцы. Обладатели темно-красной, краснокирпичной и бордовой чешуи с золотистым узором по хребту и огненно-красных волос. Глаза лиловые и темно-фиолетовые.] Даже покалывание магического «прерывателя» чувствовалось как сквозь толстое покрывало.[16 - Прерыватель местный аналог будильника. Полное название прерыватель сна. Громоздко, но другого слова они еще не придумали. Выглядит как кулон на цепочке, будящий своего хозяина слабыми электрическими разрядами.] М-да, этот шаэ’лариш оказался чересчур активным и выносливым.[17 - Шаэ’лариш — дословно: разделивший(шая) ложе.] Это в полудохлом-то состоянии! Что же произойдет, если у него с энергией будет все в порядке? Вот же повезет кому-то… Жаль, что нельзя позвать его с собой. Братец четко заявил, что чужакам в Хилор’Диша не место. Самим тесно.


Вот и отправились самые гибкие и умелые искать новые места для жительства. Кажется, здесь тоже нечего делать. Местные чужаков не любят, да и активны сверх меры. Особенно если судить по этому красавчику. Интересно, а постоянная шаэ’лариш у него есть? Было бы жалко оставлять подобный экземпляр другой.


Ну да ладно, после возвращения в родное Гнездо всегда можно будет вернуться и… в общем, решить этот вопрос. Хотя какое-то внутреннее чувство настоятельно советовало оставить странного змеелюда в покое. И поскорей его забыть. Слишком уж много в нем загадок да вопросов. Решить бы еще, стоит их разгадывать или это опасно для шкуры?


Минарис четко ощущала привкус магии на чешуе этого парня. Сильный привкус. В отличие от других она не видела, а ощущала силу на вкус. И могла с уверенностью сказать, что подобного «букета» не встречала нигде. А попутешествовать пришлось, пришлось.


К тому же лежавший на полу с-кешер вызывал странное чувство. Как она уже успела понять, местные светлые предпочитали не носить оружия. А это явно было сработано старыми мастерами. В общем, маскируется этот парень из рук вон плохо. Если уж выбрал образ, то должен и соответствовать ему. Но никак не выпирать из него со всех сторон, разжигая у окружающих законный интерес и желание заглянуть под личину. Он это что, специально? Тогда какой смысл в маскировке?..


Минарис еще раз задумчиво покосилась на спящего. Может, обыскать на предмет амулетов? Вроде что-то ощущалось ночью, да и была пара странных моментов, когда пальцы ощущают одно, а глаза видят совсем другое. Осторожно протянула руку к груди шаэ’лариш и застыла. Не меняя ритма дыхания, светлый едва заметно ощерился и тихо, предупреждающе зашипел.


У девушки пропало всякое желание обыскивать. В тихом звуке чувствовалась явная угроза. Все дети чешуйчатых с рождения знали, что резко будить спящего можно, только если ты с ним очень дружишь или доверяешь. Иначе можно получить когтями или с-кешером. Тогда даже половая принадлежность не спасет. Сонные шас-саари больше звери, чем разумная раса.


Хмыкнув и оставив странности на потом, Минарис быстро оделась и выскользнула из комнаты. За одним из поворотов длинного коридора ее ждала подруга. Которая тоже осматривала местное поселение. А в условленном месте дожидался телепорт, который должен был доставить их в родное Гнездо. Там же можно будет спросить у старших про все странности и несоответствия. Это гораздо безопаснее, чем будить спящего змеелюда…




Ох… м-да… ой…


Нет, чрезмерная физическая (и физиологическая) активность ни к чему хорошему не приводят. Правильно говорят, что если тебе очень плохо с утра, то вчера вечером было очень хорошо. Правда, это касается совсем другого «развлечения», но можно применить и ко мне.


Тело ломило, словно после «усиленной» тренировки, а под чешую как будто горящих маленьких угольков насовали. Или раскаленного песка. Он там пересыпается, раздражает и вызывает дикое желание почесаться. Изнутри. Но на такие подвиги я пока что неспособен, так что остается единственный путь. Перетерпеть. Может, оно само пройдет? Или обратиться к врачу? В смысле — Целителю? Вроде они здесь недалеко проживают.


Мин уже нет. По всей видимости, она ушла. Жаль, конечно, можно же было попрощаться. Или этого не надо делать? М-да, вопрос. Интересно, а у шас-саари есть какие-нибудь традиции или негласные правила, которые регулируют и эту сторону жизни? С их-то страстью придумывать законы для всего и вся. Ну да ладно, если меня будить или ждать не стали, значит, так и надо. Тем более что мне пора своих болящих навестить. А то отослал всех, а сам не пришел. Наверное, они волнуются.


Хотя раз Бобика до сих пор под моей дверью нет, значит, псина еще спит или занята другим, не менее важным делом — ест. Правда, проверить опять же не мешает. Совесть выползла из дальнего уголка души и тихо, но непреклонно напомнила, что я вообще-то в ответе за своих рессов. Тем более — пострадавших.


Одевшись и собрав вещи, скользнул в коридор, направляясь к комнатам друзей. Неприятные ощущения постепенно прошли. Вместо этого мир словно поменялся. Он стал как-то четче, ярче и… объемней, что ли? Словно до этого я видел его в двух измерениях, а теперь все приобрело объем. Неужели… грхм, проведенная ночь так повлияла?


Перед комнатой своих рессов пришлось остановиться. Проход преграждало сторожевое заклинание. Я его видел, не напрягая глаза и не применяя никаких специальных приемов. Сиреневые линии чуть подрагивали и лохматились. Как будто были сплетены из некачественной пряжи. М-да, вроде бы и смены ступени не произошло, так с чего такие изменения?


Ну да ладно, осторожно сдвигаем эти растрепанные нитки и проскальзываем внутрь. В первой комнате тихо посапывали Шер и Кайр. Причем зеленый спал, обнимая древко с-кешера. Кажется, это что-то вроде караула. Но кто же дрыхнет на посту? Придавить бы им хвосты, чтобы поняли — полагаться только на заклинания не стоит. Их можно обойти или снять.


В другой комнате ощущались «болящие» и Тас. Кажется, у них тоже все в порядке. Но проверить не помешает. Тихо перемещаюсь в соседнюю комнату и склоняюсь над своими бывшими пациентами. Бобик заинтересованно приоткрыл один глаз, но я тут же зажал ему морду. Не хватало, чтобы он разгавкался и все испортил. Что именно подразумевалось под этим самым «все», мне и самому было непонятно, но действовать это не мешало.


Псин тут же прижал уши и завилял хвостом. Мол, все в порядке, не выдам. Убедившись, что действительно — молчит, склонился над Хасом. Чешуя блестела здоровым блеском, дыхание тоже было ровным и спокойным. Правда, нити, которые окутывали спящего клубком змеелюда, были несколько тускловаты. Усталость? Все может быть.


Теперь Тиниир. Девушка тоже спала, но сон ее был неспокоен. Она сопела, пыхтела, что-то бормотала себе под нос. «Я тебя достану, сволочь светлая», — неожиданно четко произнесла она. Интересно, и кого это она так «любит»? Неужели опять меня? Но мы же вроде бы подружились или нет? Ладно, потом поговорим. Надоели эти непонятки. Может, предполагается, что я сам должен догадаться, но, увы, мне легче поговорить и четко уяснить все сразу, чем ломать голову над очередной загадкой.


Вот такой вот я неправильный змей. И меняться как-то не тянет.


Осторожно выскальзываю в коридор, чтобы нос к носу столкнуться с Тархи. И тут же прикрыть ему рот, чтобы не орал. Следом тенью скользит Бобик. В его глазах горит одна страсть — еда! Ради нее он готов практически на все. Даже покусать нашего гостеприимного хозяина. Светлый понимает это и предпочитает промолчать. Хотя вопросы у него едва ли не бегущей строкой в глазах отображаются. Ну да, напали, ну да, вылечились. И отсутствовал я. Мало ли что у меня за дела могут быть?


— Не здесь, пусть поспят, — говорю тихо, но так, чтобы молодой Хранитель услышал. Тот кивает и разворачивается куда-то идти.


— Вы это куда? — звучит из-за спины. Или это у Кайра такой слух, или мы все-таки шумели. У зеленого сна ни в одном глазу. Если бы я не видел, как совсем недавно он сопел, решил бы, что доблестный воин не спал всю ночь.


— Поговорить, — спокойно отвечаю, подталкивая застрявшего посреди коридора Тархи.


— Я с вами. — Это не просьба. Это — констатация факта. Кстати, поздравляю, — немного погодя сказал он, когда мы устроились в одной из комнат. — Хотя искать шаэ’лариш в таком состоянии…


Догадываться, кем надо быть для такого поступка, Кайр оставил мне. Хотя я не все понял из его речи. Но остальное можно уточнить чуть позже. Сейчас я благодарил всех богов разом за то, что шас-саари не краснеют. Какое счастье!


Остановиться решили в небольшой комнатке недалеко от выделенных нам апартаментов. Правда, перед разговором пришлось послать за едой. Бобик непрозрачно намекнул, что если его не покормят — ничего не произойдет. Пока ждали кормежку, молчали.


Кайр внимательно разглядывал меня, словно на тунике вышили интересные картинки, а Тархи рассматривал потолок. По всей видимости, намечающийся разговор был не из легких. По нужен в первую очередь именно ему. Иначе ради чего светлый пришел бы так рано? Да и фонило от него настолько разнообразным коктейлем чувств, что меня ощутимо подташнивало. А переливающаяся всеми красками обреченность вызывала желание побиться головой об стену.


— Я прошу Лорда… — наконец начал он, глядя куда-то мне в подбородок, и замолчал.


— Тархи, — тихо окликнул его я. Молодой Хранитель вздрогнул и поднял глаза. Удерживая его взгляд, я попытался говорить как можно спокойней и мягче. — Ты ни в чем не виноват, нельзя же, в самом деле, следить за каждым. У тебя на это просто не хватит ни сил, ни времени. Ведь так?


Тем более что сами светлые даже если и отследят кого, так противопоставить мало что могут. Это черные или зеленые — те просто прирежут вредоносный элемент и скажут, что так и было. Про других не знаю, поэтому говорить не буду. Но эти Хранители вряд ли способны на такие действия.


Им бы, по-хорошему, жить среди темных. Обустраивать помещения, документы вести, да мало ли что еще делать! А воины бы поддерживали порядок и отслеживали чужаков. Думаю, от такого тандема выиграли бы оба Клана. Да и остальные побоялись бы сунуться к такому союзу.


Но традиции, чтоб их вывернуло наизнанку. Не понимаю, кто их придумал, глупость же редкостная. Попробуйте разобрать на запчасти какой-нибудь механизм. Много он вам после этого наработает? Блин, это же все равно, что ноге поссориться с рукой. Неужели это понимаю только я? Вот бы переписать им все заново, пусть живут и мучаются, змеи невоспитанные!


— Да, прости, я все понимаю, спасибо… — Ох, ты ж, светлоликий Келес! Я же все это время «держал» взгляд светлого. Интересно, много он понял из моих измышлений?


«Практически все, мелочь ты полосатая! — неожиданно раздался в голове насмешливый женский голос. — Закрываться-то тебя еще не учили. Ну вот, навесили детский сад на мою голову! Шаэсс, я тебе это припомню!»


Та-а-ак… Все страньше и страньше. Это что, шизофрения? Вот только сумасшедшего змея местному населению не хватало для полноты картины. Тогда они точно объединятся, чтобы размазать меня тонким слоем по стенам.


«Сам ты это слово, — обиделся мой внутренний собеседник. — Значит, так, повторять не буду! Живо закончил здесь все дела, отправился к Миксаашу и перенесся во дворец. Кажется, наше знакомство состоится гораздо раньше, чем планировалось… Не знаю, радоваться этому или печалиться?»


Не понял, это что, она мне еще и указывать будет? А не слишком ли много…


«ЖИВО!!!» — грохнул ментальный вопль в ответ на мою попытку возмутиться. Твою ж… хвостом с размаху! Так и оглохнуть недолго.


— Лорд Элхар, — неожиданно прервал мой внутренний диалог голос Тархи. — Я благодарю вас за этот разговор и заверяю, что каждое его слово нашло отклик и навечно запечатлено в моей душе!


У меня глаза распахнулись от удивления. Это что сейчас было? А Хранитель решил не останавливаться на достигнутом, низко поклонившись. Если он попросится в рессы — пошлю. Наплюю на все традиции и пошлю к лягушкам на болото. Яйца нести!


Но пронесло. Светлый выпрямился и молча выскользнул в коридор, оставляя самому догадываться, что же его укусило. Судя по эффекту, зубок у этого «нечта» не просто много, а чересчур много. Искоса взглянул на молчавшего все это время Кайра. Тот ухмылялся настолько откровенно, будто сам спланировал и лично написал роль для каждого из участников данного странного представления.


— И как это понимать? — интересуюсь у скалящегося зеленого.


— Лорд попробовал свои зубки, — на удивление спокойно ответил он. И, немного подумав, добавил: — Но я рад, что не на мне.


М-да, кажется, я окончательно перестал что-либо понимать. Может, мне кто-нибудь объяснит, что же происходит и почему мне это не нравится? По всей видимости, придется последовать странному совету. В нем хотя бы есть намек на то, что будут учить чему-то новому. А раз будут учить, то и расскажут, какая новая болячка свалилась на мой многострадальный хвост.


Кстати о хвостах. Информацию я всю вроде бы нашел, так что откладывать возвращение нет смысла. Подождем, пока Хас придет в себя, и отправимся. Тин можно и на руках отнести, здесь не так уж и далеко. А ждать, пока она тоже выздоровеет…


С другой стороны, кто его знает, как на них отразилось мое лечение, Бобик вон уже ест как вполне здоровый и вспоминает детство. Во всяком случае, на руках я его только щенком носил. Сейчас разрешать то же самое этой упитанной туше у меня желания нет. Надорвусь.


— Кайр, разбудим наших или сперва сами поедим? — Ну и чего он смотрит, словно я ему денег должен? Так трудно на вопрос ответить.


— Эрм… — невнятно пробурчал он явно в ответ на свои мысли, а не на мой вопрос. — Ладно, пошли будить. Иначе эти темные обидятся и истерику устроят. Как же, обожаемый Лорд мало того, что где-то всю ночь шатался, так еще и на завтрак без них смылся.


Мне оставалось только улыбнуться и отправиться в сторону выделенных нам апартаментов. Кстати, надо будет не забыть расспросить пострадавших о нападении и перед уходом тщательно прошерстить местные коридоры. Оставлять без внимания нападение на своих рессов и Бобика я не собирался. Может быть, кто-то посчитает подобное поведение мальчишеством, но никто не смеет покушаться на то, что принадлежит мне!


— Знаешь, тебя легче убить, чем прокормить. — Что-то Кайра потянуло на откровения. Вот и сейчас, когда мы сидим за столом, вместо того чтобы есть, он рассуждает о чем-то отвлеченном.


Оказалось, что к нашему приходу все уже проснулись. Точнее, их разбудил Бобик, помчавшийся вперед и с громким лаем вломившийся в комнату. Мне потом высказали все, что думали по поводу воспитания питомца. Но это уже мелочи. Самое главное, что и Хас, и Тин чувствуют себя нормально. Правда, девушка жаловалась на слабость, но это вполне поправимо хорошим завтраком.


— Ты это о чем? — Больше не лезет, а жаль. Очень уж мне нравится кухня змеелюдов. Да и Тархи расстарался, по всей видимости. Только непонятно, с чего у него такая исполнительность прорезалась?


— Да так, мысли вслух. — Что-то наш зеленый разговорился. Пора занять его каким-нибудь делом, а то совсем в философию ударится.


— Кайр, ты не хочешь прогуляться по коридорам? — Даже если и не хочет, все равно со мной пойдет. А Тас и Шер пусть останутся с болящими. Думаю, еще день у нас есть. Заодно пусть рассортируют записи, а то как представлю, что придется разбирать эту гору свитков…


Уловив мой тоскливый взгляд, направленный на плоды трудов в местной библиотеке, Шаэр’Кетте просто-таки воспылал желанием составить мне компанию. И поскорее смылся в коридор, пока начальство не передумало. Остальные спорить не стали, ну кроме Хаса.


По всей видимости, поняв, за чем именно мы отправились, черный тоже захотел… прогуляться. Угу, всегда приятнее собственноручно набить рожу обидчику. Однако кто его знает, как на нем отразится еще одна доза яда. Почему-то мне кажется, что просто так противник не сдастся.


Выскользнув в коридор и завернув за угол, я поднял все гребни. Тут же в мозг хлынул поток информации, но я методично стал отсекать лишнее. Меня интересовали два конкретных змеелюда. Это склизкое ощущение забыть трудно, уж слишком сильно оно отличается от обычного.


Не то чтобы проводил какое-то исследование, просто, если постоянно ощущаешь рядом других шас-саари, поневоле начинаешь сравнивать. Так вот, все хвостатые, независимо от клановой принадлежности, имеют очень теплую палитру чувств. Нет, это не в смысле того, что они добрые или еще что-то вроде того. Это скорее что они… как бы это сказать… очень эмоциональны. И зачастую не скрывают своих переживаний. Может, это из-за недостатка мимики, кто знает.


Вот люди в этом отношении более одноцветны. Одно яркое чувство и приглушенный фон общего состояния. К остальным как-то не присматривался. Да и судить обо всей расе по одному или двум представителям неправильно.


Так вот, возвращаясь к врагам. Они словно… вытертые. И не ощущают в прямом значении этого слова, а «играют» чувства. Если только смотреть на них, то ничего вроде бы и не заметно, а вот если «пощупать»… фе, гадость какая-то. Противная, склизкая и смердит.


Поэтому найти их не так уж и тяжело. Правда, если они до сих пор находятся…


Вот! Поймал! Далековато, но дотянусь. Достану и выверну наизнанку. Поскольку запах, исходящий от этой парочки, заставляет стискивать зубы до хруста. Иначе заору на весь коридор, и вряд ли меня поймут. Именно так же пахла та меховая гора в центральном зале Школы. Только там он, оказывается, был еще слабым.


Хотелось бы мне знать, кто же именно так воняет. Почему-то кажется, что это не естественный их запах, а приобретенный. Ладно, с этим йотом. Сейчас же…


— Кайр! — Я срываюсь с места, одновременно доставая из-за спины с-кешер и выщелкивая лезвия.


Зеленый молча последовал за мной, только еще и щиток на лицо надел… А я думал, что это у него украшение на груди такое. Мы понеслись по коридорам, распугивая их обитателей. Остановить нас никто не попытался, да и вряд ли бы такое произошло. Связываться с вооруженными шас-саари здесь не принято.


— Эл, это уже территория Хе’Ссаров, — попытался притормозить меня Кайр.


— Плевать! — Я чуял врага и останавливаться не собирался. Даже если зашел на территорию чужого Клана. Месть — она для всех месть.


Впервые мне хотелось кого-то убить. Нет, не так, когда просто злишься на кого-то и орешь в запале. А вполне осознанно лишить жизни другого. Увидеть его кровь на оружии и посмотреть в затухающие глаза. Кажется, от меня-прежнего мало что осталось, но я не расстраиваюсь. Незачем там грустить.


Запах раздражал уже не гребни, а нос. Кажется, они совсем недавно были здесь. И никуда еще не ушли. Зеленый тоже подобрался и поудобней перехватил оружие. По всей видимости, на него этот «аромат» действует так же. Ну что же, значит, не будет лишних проблем. Все-таки змеелюды довольно трепетно относятся к своим женщинам.


Мы вылетели из-за поворота как пробка из бутылки шампанского. С одной лишь разницей — нас не ждали. Искомая парочка и компания коричневых. Радостный свист вырвался сам собой, заставляя стоявших пригнуться. Ну да знаю, очень уж высокий звук, ну и что?


Бледные были не то, что удивлены — ошарашены. По всей видимости, не предполагали, что их найдут. Правда, в результате мне досталась девушка, ну да ладно. Потом в случае чего помогу Кайру.


Хе’Ссары разлетелись в стороны, когда я врезался в группу. Моя противница попыталась уклониться, но разъединенный с-кешер позволял атаковать с разных направлений. Но это не мешало ей вертеться как уж на сковородке, скрываясь за бестолково мечущимися коричневыми. Пришлось выключать «препятствия» ударом в челюсть.


Разговоров не вели. По всей видимости, выражение моего лица говорило о бесполезности этой затеи. Как и о бесполезности просьбы пощадить. Нет уж, друзей никто щадить не собирался. А если бы я не мог генерировать противоядия, что тогда? Что тогда?!


Резкий удар хвостом впечатывает чуть зазевавшуюся противницу в стену. Как удивительно, шкура светлая, а двигается едва ли не быстрей черного. Лезвия с-кешера рванули вперед, чтобы проломить чешую и добраться до сердца врага. И тут в меня полетел рой тонких стальных игл. Приняв их на хвост, я все же завершил начатое действие, с хрустом всадив оба клинка в отравительницу.


Полыхавшее в ее глазах торжество внезапно сменилось непониманием и недоумением. А взгляд все это время не отрывался от хвоста, в котором торчала пара застрявших игл. Остальные улетели кто куда, отразившись от чешуи. Эти, по всей видимости, попали либо в стыки, либо под нужным углом. В любом случае это даже не царапина. Так, комариный укус.


Ну что она там увидала? Как будто такой фиговиной можно меня убить. Разве что в глаз воткнуть, да и то не дамся.


— Кхак… ты… кхто ты…


Ответа она бы все равно не услышала, даже если бы я решил его дать…


— Кайр? — Зеленый придирчиво полировал лезвия своего оружия тряпочкой, некогда бывшей частью одежды светлого. Мертвого светлого. И при этом недобро поглядывал в сторону сползшихся у стены коричневых.


— Ты закончил? — показательно-равнодушно поинтересовался он.


— Возвращаемся. — Пора домой. Хочу в свою комнату и на свою постель. Кажется, мне надо подумать.


Хе’Ссары так ничего нам и не сказали. Но вот уверен, просто так нам это не сойдет. Ну и пусть. Отмазка есть просто железобетонная. Наглые типы покусились на моих рессов, и как порядочный ла’элларис я не мог оставить это безнаказанным. Да и не хотел, если честно. Еще и запах этот… ох, вопросы-вопросы-вопросы. Кто бы на них ответил.


«Сказала же, возвращайся! Тогда все и узнаешь. Вот же беспокойное создание на мою голову!» Хм, кажется, от визита в замок не отвертеться. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас нам надо как можно быстрее вернуться назад и отправиться к Миксаашу. Дальше будем посмотреть, как говорила одна моя знакомая.




«Мы идем по Африке, по жаркой, жаркой Африке, и только пыль из-под шагающих сапог…» — понятия не имею, откуда взялась эта строчка, но она непрекращающимся рефреном звучала у меня в голове все то время, пока мы шли. Оставленные в комнате собрали разбросанные свитки и упаковали их в заботливо предоставленные Тархи тубусы.


Вообще светлый вел себя как-то странно. Прятал от меня глаза, но распоряжался довольно уверенно. Правда, эмоциями плескал, как взбесившийся фонтан. Я и сам старался держаться от него подальше, иначе головная боль на весь день была бы обеспечена. Чего он там себе надумал, хотелось бы знать.


Если это касается меня (а иначе с чего бы он прятал глаза), то ничего хорошего не случится. С имеющимися рессами порой не знаешь, чего делать, а тут еще этот… мыслитель. Самое страшное, что он к тому же образованный, что гораздо хуже. Все себе обоснует, распишет и поставит перед фактом. Ты же сиди и мучайся. Сперва ожиданием пакости, а потом попытками ее как-нибудь исправить.


Так что надо скрыться как можно дальше, надеясь, что Хранитель позабудет про существование змеелюда по имени Элхар. Будем на это надеяться.


В общем, территорию светлых покинули без проблем, если не считать привязавшейся песенки. Или стиха? В общем — навязчивой строчки. Целители тоже не имели ничего против нашего присутствия. Только пару раз предложили помощь Тин, но та отказалась. Может, стоило оставить ее на попечение Тархи, а потом забрать?


В принципе это вроде как хорошее решение, подлечилась бы. Но меня рядом не будет. И если вдруг кто-то решит напасть — помочь не сумею. В общем, не рискну оставить ее без присмотра. Так что она возвращается с нами. Ничего, до своей комнаты дотерпит, а там пусть отлежится. Все-таки змеелюды покрепче людей будут.


Когда же мы оказались на территории коричневых, то попали под наблюдение. Причем такое пристальное и откровенное, что даже черные удивились такому интересу к своим персонам. Ну не объяснять же, что мы с Кайром здесь немножко порезвились?


Ну и ладно, наплевать на слежку. У меня хорошее настроение, и не стоит его портить. Лучше еще раз полюбоваться на симпатичные магазинчики и… взять на руки Тин. Девушку заметно пошатывало, но она упрямо шла вперед. Только, скорее всего, посажу на спину. С-кешер мне вряд ли понадобится, а ей тоже посмотреть хочется.


— Давай залазь. — Ну и зачем так смотреть? Можно подумать, что я ей луну с неба предлагаю. Всего-то донести до комнаты, что здесь такого? К тому же быстрей передвигаться будем. Ведь волей-неволей приходилось подстраиваться под шаг Тин, чтобы ей не пришлось постоянно нас догонять.


— Ты мог бы приказать кому-нибудь из нас, — замечает Шер, когда девушка устраивается у меня на спине.


— Вы лучше по сторонам смотрите и не зевайте. — Ну да, в конце концов, кто кого охранять должен? И вообще, не перечить ла’элларис. Может, мне побездельничать хочется. Точнее, надоело изображать жутко крутого и опасного типа. Пусть рессы стараются, им по цвету шкуры положено.


— Кстати, а мы в лавки не зайдем?


— Только на территории зеленых, — уточняю не зря. Почему-то у Хе’Ссаров задерживаться не хочется.


— А у тебя деньги есть? — проявил живейший интерес Хас. Что-то он в последнее время молчаливый слишком.


— Только людские. — Демонстрирую кошель с остатками первого гонорара. Мы тогда хорошо в трактире посидели, но и в кошельке тоже завалялось несколько монет. Может, на какую безделушку и хватит.


— Неважно, у нас тут всякие ходят, — успокоил Кайр как специалист по экономике Шаэр’Кетте. — Конечно, у Охотников и выбор побольше, но…


— Вот именно что «но», — обрываю разошедшегося повествователя.


— А что вы здесь натворили? — О, Тин точно полегчало, раз вопросы задавать начала.


— Да так, пошумели малость. — Нет, я этому зеленому язык удалю за ненадобностью.


Что это его так на разговоры потянуло? Хотя и делает вид, что произошедшее его никоим образом не волнует, но почти барабанная дробь кончиком хвоста выдает. Ну да, как же, подраться разрешили. А то все тренировки и тренировки. Вроде как не всерьез.


Кстати, что-то у зеленого чешуя потускнела. Если это то, что я думаю, то придется запирать его в комнате. Магически, поскольку дверей у змеелюдов нет. Вообще. Только некие шторки, занавески и прочая муть.


— Кайр, ответь мне, пожалуйста, у тебя чешуя не чешется? — Надо бы уточнить, а то, может, просто приболел змей, и волноваться не о чем.


— Чешется… — И хмурый взгляд исподлобья. Угу, настроение тоже скачет. Думаю, нам надо поторопиться, хотя в лавку зайти все же успеем. Или нет?


— Что с ним? — Хас, обеспокоено заглядывая в глаза. Они же враги или я что-то путаю?


— Что, что, линька приближается! — Вот уж не было проблем. Странный звук за спиной заставил остановиться и развернуться всем корпусом. Иначе бы ничего не увидел. Рессы замерли и с каким-то нездоровым интересом разглядывали меня. Так, амулет работает, все ремни застегнуты, с-кешер не отвалился. С чего подобные взгляды?


— Э… Элхар… — Шер несколько раз свернул хвост кольцом. По всей видимости, старается потщательней подобрать слова. — Видишь ли, мы не линяем.


— Это как?! — Охренеть, что называется. Они что, не змеелюды? Или не чистокровные? — А как же смена ступени…


Ничего не понимаю!


— Да, как и у всех, — пожал плечами Тас. — По достижении определенного возраста.


— …!!!??!


— Погодите, погодите. То есть вы меняете ступень не в зависимости от линьки, а достигая определенного возраста, так? — Или я чего-то не понимаю, или они неправильные шас-саари.


— А у тебя разве не так? — спрашивает Тин, удивленно, из-за спины, зачем-то дергая за косицы.


— Нет, я линял после каждой ступени… — Громкий звяк упавшего оружия не дал договорить. Рессы стояли, раскрыв рот. Даже Кайр хлопал глазами с такой скоростью, что меня едва ветром не сносило.


— Линял?! — Не то хрип, не то сип вырвался из глотки Хаса. Ну да, разговаривать с открытым ртом проблематично.


— Угу, не самые приятные впечатления… — Однако пришедшая вслед за этим разговором мысль достала меня своей глубиной. — Так вы что, все… эшесы?!


Ты… ты… тывою ж дивизию!!! Детский сад. Это просто хвостатый, агрессивный и вооруженный детский сад. Тихие подхихикивания по мере осознания переросли в полномасштабную истерику. Кажется, от нас шарахались, Тин давно спрыгнула со спины и спряталась подальше, за Хаса. Мои же «детки» только недоуменно пялились.


«Вот-вот, и я о чем! Головняк сплошной. Но теперь не только у меня», — прорезалась моя личная шизофрения. Но голосок настолько ехидный, что сочувствовать как-то не получается. Зато пришло осознание, что мне теперь никуда не деться. Тот, кто создавал нашу расу, был редкостным семьянином. Ни один шас-саари никогда не бросит ребенка. И не оставит чужого без присмотра. Поэтому от новоявленных «детей» в лице всей расы змеелюдов мне никуда не сбежать. Хотя, может, Лорды все же не первой ступени? Могу я хоть на что-то надеяться!


— Эл, с тобой все в порядке? — Кайр. Хоть у него и начинается линька, но сейчас он почему-то оказался самым разумным. Остальные смотрят на меня… настороженно.


— Да, спасибо. — Не знаю, когда успел опуститься на землю, но сейчас поднимаюсь, опираясь на зеленого. Да, истерика у серпентера — зрелище запоминающееся. Вокруг нас пустое пространство, и подходить никто не спешит. Даже наблюдатели куда-то подевались.


— Пойдем дальше или посидишь? — Шер. Заботливый, как моя мамочка. Точнее, какой должна быть мать. От своих родителей я подобного участия как-то не припоминаю.


— Идем. Кайру надо как можно быстрее добраться до своей комнаты. — Ну да, характер у зеленого и так не самый покладистый, а уж во время линьки… Себя хотя бы вспомнить — покусать готов был всех и каждого.


— Так что, магазины отменяются? — Кто о чем, а девушки о шмотках. Хотя, с другой стороны, потом такого случая может не представиться. Остальные смотрели не менее просяще. Даже Шаэр’Кетте, которому, по идее, должно было хотеться спрятаться как можно дальше.


«Не ровняй себя и их. Они не так восприимчивы к внешним признакам». — Кажется, разговаривать с самим собой скоро войдет у меня в привычку. Ничего, странностью больше, странностью меньше — какая, в сущности, разница?


Магазинчик, который мы выбрали, на вывеске имел изображение шас-саари. Интересно, что же здесь продают? Не оружие, не одежду. Те лавки имеют соответствующие рисунки. И не ювелирная лавка. Тогда что?


Закрывающая вход занавеска была набрана из коротких цепочек и металлических украшений. При проникновении внутрь она издала мелодичный звон, одновременно предупреждая хозяев о том, что к ним пришли покупатели. Откуда-то из внутренних помещений выскользнул продавец. Милый коричневый парнишка с широкой черной полосой по хребту. Смесок? Хас пренебрежительно хмыкнул и отвернулся. Правда, интерес все же оказался сильнее, и черный поневоле развернулся к прилавкам.


А там… чего только не было. Этот магазинчик торговал всякой мелочью вроде заколок, лент, металлических цепочек, каких-то лоскутов, баночек и прочих неопознанных вещей. Здесь же выяснилось, что змеелюды дадут фору любой женщине по любви ко всякой мелочи. Казалось бы — взрослые парни, а закопались в блестящую россыпь быстрее той же Тин!


— Могу я чем-нибудь помочь Лорду? Из задумчивости меня вывел голос продавца. Ну да, я же стою посреди помещения и только пялюсь на своих рессов.


— А что у вас есть интересного? — Не говорить же, что зашел из чистого любопытства.


— О! Мы можем предложить высокому… — Мелкий-то мелкий, но язык у него подвешен как надо.


Предо мной вывалили ворох товара, начиная от ароматического масла для протирания нежной чешуи на лице и заканчивая лентами для волос. Причем каждую единицу нахваливали и рассказывали, из чего оно создано и для чего нужно. Правда, без навязчивости. Мол, хочешь — бери. Не хочешь — другие заберут. Хотя покупателей здесь что-то не толпилось.


Из всего предложенного приглянулось несколько лент, длинная черненая цепочка для волос с хитрыми захватами, несколько масел (запах понравился) и с десяток безделушек-украшений для рук и тела. Бобику купили ошейник из широких пластин, соединенных несколькими рядами цепочек. В общем, затарились все.


Мне помогли закрепить в волосах цепочки и повязать ленты. Теперь при движении головой раздавался тихий и мелодичный звон. Мне понравилось. Остальное упаковали в сумочку и пристегнули к поясу. Рессы тоже выбрали себе кто чего хотел. Настал самый опасный момент.


— Сколько это все стоит? — М-да, «умные» мы. Сперва нахватали, а потом интересуемся ценой. Кажется, я недалеко ушел от своих же рессов.


— Оес золотых,[18 - Оес — числительное «восемь» (шаэс.).] — тихо пискнул продавец. Кажется, момент опасен не только для нас.


— Сколько?! — Это уже Кайр. Ну и чего так орать? Я думал, больше будет. Набрались мы как собака блох. Хотя Бобик как раз получил меньше всего.


— Но я не могу… мне… нам… — Паренек чуть не стал в два раза меньше.


— Возьми. — За хорошее обслуживание стоит накинуть лишнюю монетку. Так что кругляшков на столе было чуть больше запрошенного. — И спасибо за покупки. Может, еще зайдем.


Думаю, дед будет рад хотя бы и безделушкам, но сделанным змеелюдами, а не человеческими умельцами в стиле «под хвостатых».


— Эл, но ты не можешь!.. — Это уже Хас кипит праведным возмущением.


— На выход! — Побольше металла в голосе, и показать направление. А то с них станется поискать здесь другую «дверцу».


— Ребята, ну не ваши же деньги тратятся. — Хм, какая у нас Тин прагматичная. Не ожидал. Действительно, нечего считать чужие монеты.


— Мы обязаны заботиться о ла’элларис, даже если он сам того не хочет! — А вот и Шер проснулся. Только не так они свои обязанности понимают, точнее — не там. И уж точнее — не указывать, как и на что тратить свои же деньги. Постараюсь разобраться с этим сам.


— Догоняйте. — Затянувшийся спор можно закончить, просто уйдя. Тогда у спорщиков сразу теряется пыл. Толку орать, когда не оценят?


«Злой ты, не дал детям поскандалить» — ехидно прокомментировала шиза. Если я и стал воспитателем в этом змеином детсаду, то потакать подобным глупостям не собираюсь.




Тин сидела на спине Эла, уткнувшись лицом в волосы змеелюда, и размышляла. Очень уж странно вел себя светлый. Особенно в последнее время. А выходка насчет линьки вообще перекрывала все, ранее виденное. Шас-саари же не обычные змеи, зачем им линять? Или все же надо?


Вроде бы в старых книгах встречалось упоминание об этом процессе, но видные ученые решили, что автор немного ошибся. Поскольку у современных серпентеров подобного не наблюдалось. А спрашивать не рискнули. Кто их, чешуйчатых, знает? Обидятся, и доказывай, что ты не пособие для отработки ударов оружием.


Может, все-таки древние книги были правы? Но Хас говорил, что змеи не линяют. Точнее, что он и его компания не линяли. Кто же прав? Эл вон сказал, что уже два раза сменил шкуру. Хотя по нему и не скажешь. По нему много чего не скажешь. И что оружием владеет не хуже (а то и лучше) темных, и Лордом является. В общем, его «непохожесть» выпирает со всех сторон.


Нет, надо срочно разбираться с этим змеем. Выглядеть дурой, общаясь с серой язвой, девушке не хотелось. Хватит с нее того, что из-за него травмы получает. Вот только не хватало ввязаться в разборки змеелюдов. Можно подумать, ей больше всех здесь надо. Да и дома появиться стоит. Сколько она уже «пренебрегает своими обязанностями»? Эх, и почему нельзя забыть о них на целый цикл?..


Но в то же время Эл всегда относился к ней если не хорошо, то по-дружески точно. Вон, на спине несет. Интересное ощущение. Когда смотришь на движения серпентеров со стороны, то ничего не заметно. А вот когда так плотно прижимаешься… кажется, что его тело — это одна сплошная мышца. Каждое движение, даже поворот головы отдается до самого хвоста. Ну и девушка поневоле ощущала, как перекатываются под чешуйчатой кожей упругие мышцы.


Кроме того, Тин задевало за живое отношение окружающих к Элхару. Тот же Лорд Миксааш — настоящий змей. Холодный, выдержанный, умный. Весь в перьях от разорванной подушки. Ну, куда это годится? Самое интересное, что светлого за эту выходку даже не наказали. Отчитали, провели воспитательную беседу — и все. Когда он зал чуть не разгромил, даже тогда отнеслись гораздо мягче, чем к кому-либо.


В общем, Тиниир решила показать всем цвет шкуры этого странного змеелюда.[19 - «Показать цвет шкуры» — местное выражение, обозначающее «вывести на чистую воду».] Заодно действительно посмотреть на ее окрас…





С-СЕШ-Ш ШШАС



— Ну и где ты прячешься? — возмущенно прошипел я, стоя посреди зала и упирая руки в бока.


Обратная дорога после моей внезапной истерики прошла на удивление спокойно. Рессы, конечно, косились и перешептывались, но пока на откровенный разговор не набивались. А по приходе в Клан шустро уползли в строну покоев Миксааша. Кажется, у его сына появилась уйма вопросов к папаше. Кайра они также поволокли с собой. По всей видимости, в качестве наглядного пособия. Ну и заодно нарытый материал прихватили. Чего ходить по несколько раз?


Я же послал Бобика на кухню и перенесся в зал со змеей. Теперь вот пытаюсь выяснить, мне действительно приглючился этот голос или все не так страшно?


— А самому догадаться не судьба? — тихо прошелестело по помещению, и глаза каменной статуи чуть засветились. Затем она словно раздвоилась. Только вторая «копия» была полупрозрачной. Но на этом странности не закончились. Камень на призрачной змее сменился антрацитово-черной чешуей без единого светлого пятнышка. При этом глаза оставались красными.


— В догадках не силен, — не особо дружелюбно отвечаю. Чует мой хвост, что по возвращении в комнату придется объясняться с Миксаашем и Лайрасаром. И почему-то возможные вопросы мне заранее не нравятся. Как и последствия моих ответов.


— Ты во многом не силен, — согласилась со мной «галлюцинация», превратившись в смуглую женщину, одетую в длинное черное платье. И неожиданно заорала: — Ты, сопляк, хоть иногда головой думаешь, а не противоположным ее концом?!


Я даже невольно отшатнулся, а потом разозлился. Да что же это такое? Чуть что — сразу орать. Можно подумать, что меня здесь в роли козла отпущения прописали. Если придется терпеть подобное обращение ради знаний, то лучше помру необразованным. Или сам постараюсь научиться. Хоть и хотелось в ответ если не заорать, так зашипеть от переполнявших чувств, но не стал. Хватит с меня эмоциональных припадков. Не малолетка, пора бы уже научиться контролировать себя.


Поэтому просто развернулся к странной женщине спиной и перенесся в свою комнату. Бобик был уже там, вольготно развалившись на кровати. Так, что за наглость? Это моя комната или чья? Шург на негодующее шипение вяло шевельнул хвостом и перевернулся на другой бок. Подобной наглости терпение уже не выдержало. Схватив тушку животного, перебросил его в кресло и запулил вслед обслюнявленной подушкой. Мне чужого не надо, а вот мое — не трожь!


«А ну вернись назад!» — неожиданно прозвучал в голове ментальный приказ.


«Фиг тебе! — четко подумал я. — Сперва нормально разговаривать научись, тогда и поговорим».


«Ах ты…» — начала новую песню собеседница. Но мне уже стало неинтересно, поэтому просто «отключил» ее. Как это получилось — понятия не имею, но ментального голоса больше слышно не было. Правильно, а то взяли моду орать ни с того, ни с сего. Лучше высплюсь, потом могут и не дать.


— Послушай, ну ладно, погорячилась. — Меня аж подбросило на кровати. Кто пришел?! В кресле сидела та самая женщина, почесывая млеющего Бобика за ухом. Когда это псин кому уступал свое место? Только из-за этого стоит ее выслушать.


— Ладно, давай поговорим, — соглашаюсь, устраиваясь поудобнее.


— Только не здесь, разговор уж больно интересный. — Смуглянка встала и растворилась в воздухе. Пришлось следовать за ней, прихватив Бобика. Тот скулил так жалобно, что даже меня пробрало.


— Чего ты хочешь? — интересуюсь, появляясь в зале и скользя к статуе.


— Я?! — А сколько удивления. Так и хочется поверить. Но не могу. Интерес пробивался даже сквозь эту маску. — Ладно, устраивайся, и попытаемся пообщаться…


Свернувшись клубком в кольцах статуи, слушал рассказ о том, что на самом деле происходило на Шаэссе, а не то, что записано в книгах. Хотя многое из прочитанного все же правда. Змеелюды действительно потомки гигантских змей. Точнее, они созданы из клеток саарэй (так эти змеи себя называли) и людей. Надо же, генное моделирование в древние времена!


Так вот, саарэй тогда решили куда-то уйти. Зачем и почему, Лидара (так зовут мою новую знакомую) не знала. Хотя не верю. Знает, но не говорит. Но когда эти змеи захотели уйти, то выяснилось, что мир оставить не на кого. Мол, они были его Хранителями и оберегали от всяких нехороших рас.


Тогда они и решили создать себе заместителей. Шас-саари. Дословно Co-Хранители. Как точно создавались змеелюды, мне не рассказали. Ли поведала, что она не создатель, а всего лишь обычный исполнитель. Точнее — наблюдатель. А еще точнее — разумный, наделенный свободой воли и личностью практически вечный хранитель информации с возможностью передачи ее другим носителям. Уф, еле выговорил.


В общем, еще одно создание саарэй. Только в отличие от нас — помнящее своих творцов. И даже разговаривавшее с ними. Среди серпентеров не осталось никого, кто бы помнил об этом.


Так вот, на шас-саари была возложена миссия по защите мира. Они должны были встречать каждого, кто решится поселиться на Шаэссе, и проверять, не принесет ли данный индивидуум вреда. Или раса. Людей и нефов встречали гиганты. Ноков и руумов — змеелюды под контролем своих создателей. Рурры заселились позже всех, их принимали только мелкие.


А вот дальше началось веселье. Последняя из рас оказалась не столь спокойной, как предыдущие. И не согласилась на условия, выдвинутые для поселения. Вместо этого записали всех живущих в этом мире в разряд пищи и решили жить долго и счастливо. Но не получилось. Милые и добрые змейки оказались весьма злыми и драчливыми.


В общем, началась глобальная война против захватчиков. Сперва только между змеями и Пожирателями (как окрестили эту расу за привычку выпивать жизнь из окружающих), а затем и остальные подтянулись. Поскольку чужаки не делали различия между «едой».


Победа далась большой ценой. Для шас-саари в особенности. Они потеряли всех радужных. Зато противника вроде как уничтожили. Во всяком случае, о Пожирателях пока ни слуху, ни духу. Но Лидаре все равно как-то тревожно последнее время. Так что расслабляться не стоит.


Вот такой вот краткий исторический экскурс. Далее мне рассказали про радужных. Почему они так важны для змеелюдов.


Оказалось, что саарэй что-то там намудрили при создании серпентеров. Точнее, понять-то их можно. Защиту сделали по высшему разряду, только у «родителей» получше. И способностями не обидели, магия тебе, физическая сила, реакции… в общем, живи да радуйся. Но не получается. Закон равновесия никто не отменял.


Правда, проявился он несколько оригинально. Шас-саари оказались «завязаны» на своих создателей. То есть при них они чуть ли не летали, а стоило гигантам надолго уйти, как начинался упадок. Тогда создали радужных. Если у обычных змеелюдов соотношение клеток саарэй и человеческих где-то приблизительно одна к трем, то у радужных, наоборот, три к одной. В общем, мы ближе к создателям, чем другие.


Конечно, это дает нам ряд дополнительных возможностей. Например, менталисты мы почти абсолютные, воспринимаем гораздо больше информации через свои органы чувств, магией обладаем в большей степени, ну и все остальное прочее. Зато и ограничений тоже вагон и маленькая тележка. Чтоб не зазнавались.


С некоторыми я согласен. Например, что к радужным «подключают» каналы мира. Это что-то вроде эдаких нервных окончаний. Если где-то что-то будет происходить не так (в смысле угрожать катастрофой), то я буду чувствовать почти физическую боль. Всех новых «перемещенцев» тоже. Только здесь скорее уголек под чешуей. В общем, хвостатая сирена, лакмусовая бумажка и команда быстрого реагирования в одном флаконе.


Или что радужные должны часто посещать другие поселения змеелюдов, «фоня» там своим «излучением», что ли. Ну, для того, чтобы те не деградировали.


А вот с тем, что радужные заводят детей только на пятой ступени, решительно не согласен. Нет, прям щас мне потомство не сдалось ни за какой чешуйкой, но почему такая несправедливость? Почему другие могут заводить детей уже на третьей ступени, а я — нет?


Хоть Лидара и объясняла, что это делалось исключительно для того, чтобы радужные чересчур не размножились. Мол, потомство у нас также будет радужным, заимей мы его хоть от нефов. Брр, кошмар-то какой. Ведь матерью ребенка радужного может стать представитель любой расы. Вот такие мы оказались «неприхотливые». Но это все равно не примиряет меня с этим ограничением. Достраховались. Теперь на всем Шаэссе всего один радужный, да и тот не рожденный, а измененный!


Кстати, еще касательно остальных змеелюдов. Да, они могут заводить потомство уже на третьей ступени. Но только от серпентеры. Если шаску нравится женщина другой расы, то тоже придется ждать до пятой ступени. Почему — Ли не объяснила. Сказала, что когда дорасту — сам пойму. Ладно, поверим и проверим.


Дальше мы заговорили про линьку. Действительно, змеелюды линяют. Да что там, даже саарэй линяли, а нам так уж сами боги велели. В смысле, чьи у нас гены. Только вот с остальными получился казус. Чтобы в отсутствие радужных все шас-саари не повымерли, Ли перевела их на «аварийный режим».


Нет, конечно, она сказала не так. Объяснила, что создатели на всякий случай учли и такую возможность. Мол, вдруг ни их, ни радужных долго рядом не окажется, тогда серпентеры переходят в, скажем так, «режим ожидания». То есть линять они практически не могут, до третьей (не говоря уже о пятой) ступени добраться тоже не в состоянии. Ну и, чтобы не вымереть, начинают считать ступени условно. В смысле по количеству прожитых лет.


Единственное различие, что шкуру не сбрасывают. А детишек плодят, как и плодили. Только если раньше змеелюдка могла родить за всю жизнь до семи-восьми малышей, то теперь трое уже потолок.


Правда, находиться в таком «режиме ожидания» они могут не очень долго. Всего полтора тысячелетия. Недоработали творцы, недоработали.


В принципе шаски могут развиваться и сами. Без обязательного присутствия радужного. Только вот драчливы и ленивы слишком. Им легче выяснять отношения между собой, чем день за днем выполнять нудные (по их мнению) упражнения, чтобы потом перелинять.


В общем, в мои обязанности еще входит пинать этих хвостатых, пока они не переползут хотя бы середину третьей ступени. После этого обычно у чешуйчатых включаются мозги, и они начинают сами ими шевелить, не оглядываясь на полосатого дядю.


Кстати, у моих рессов скоро начнется повальная линька. Кайру действительно первому досталось. Он бы уже скоро, может, даже сам перелинял. Смотря как бы жил. Остальные скоро подтянутся, поскольку пинаю их в последнее время действительно активно. И тренировки, и библиотеки, и драки… хотя последнего им и без меня хватало.


Теперь что касается моего появления в этом мире. Оказывается, Лидара здесь ни при чем. Ну, почти. Во всяком случае, откуда взялась радужная айса в моем мире, точно не знает. Хотя и имеет подозрения. Считает, что во всем виноват Шаэсс.


Кстати, их двое. Шаэсс-саарэй, глава и инициатор проекта создания змеелюдов. И Шаэсс-планета, на которой мы все, собственно, и живем. Вообще с языка создателей (ну и древнезмеелюдского, как здесь считают) это слово так и переводится: «Мир». Во всех его смыслах. Планета, спокойствие, процветание, животные там всякие…


Просто у гигантов было идиотское правило именования. Каждый из них звался Гора, Туча, Река, Песок, Ветер, ну и прочее в том же духе. А Мир был самый старший и самый одаренный, что ли? Поэтому и получил такое прозвание.


Так вот, виноват в моем появлении тот, который без хвоста. Лидара считает, что Шаэсс (планета в смысле) на самом деле живой. Он почувствовал, что змеелюды могут вымереть, или еще что его обеспокоило, и «нашел решение проблемы». На вопрос, почему именно я, услышал, что до кого первого дотянулся, того и цапнул.


А вот уже в успешном моем перерождении Ли замаралась целиком и полностью. Процесс уже начался, когда она активно к нему подключилась и довела до успешного завершения. В общем, при любых других условиях я бы точно помер. И не самой спокойной смертью. Так что повторения не предвидится. Разве что у меня свои детки появятся. А вот этого, как говорилось ранее, ждать аж до пятой ступени. Несправедливо!


Хотя, с другой стороны… приятного общения с девушками никто не отменял. Да и заботиться о «неожиданных» последствиях не надо. Кажется, смуглянка все же считывала мои мысли. Поскольку хмыкнула, сдвинула брови и пригрозила завалить работой так, что простой сон райским отдохновением покажется.


Кстати, надо будет все же навестить деда, а то в ближайшее время меня запрут здесь и никуда не выпустят. Особенно если узнают про мою расцветку. Тогда прибьют к кровати и скажут, что так и росло.


Такие вот пироги с котятами. Информации море, и обдумать ее надо. Иначе у меня голова лопнет. Правда, напоследок меня обрадовали, что теперь Лидара будет меня учить, как правильно обращаться со своими новоприобретенными способностями, чтобы я не помер раньше времени и не натворил чего страшного.


Ладно, проблемы будем решать по мере их поступления. Пока что радует наличие учителя, который поможет справиться со способностями. Чувствовать себя обезьяной с огнеметом несколько напрягает. Да и сравнение не самое приятное. В общем, даешь учебу!


Правда, она еще хотела потребовать от меня не лезть, куда не просят, но этого я пообещать не смог. Во-первых, на мне висят рессы. Если с ними что случится — влезу всей тушкой, и никто мне не запретит. Во-вторых, Бобик. Эта зараза только кажется воспитанной собакой, точнее — воспитанным шургом. На самом же деле…


Ну и третье, не озвученное, любопытство родилось раньше меня. Толку обещать, если все равно влезу только ради того, чтобы посмотреть — а как оно там? Даже если буду точно знать, что так же, как и везде. А вот кандидата на перерождение надо было выбирать лучше. Умного, сдержанного, ответственного и все такое. Героя, одним словом. Он бы тут всех сразу спас.


Закончили разговор мы на том, что сегодня ничего делать не будем, но завтра я переезжаю сюда, и начинается интенсивная учеба. Правда, всего на половину дня. Другую будут занимать рессы, мои обязанности Лорда и прочие разности. М-да, жизнь обещает стать веселей.




— Отец, ну такого же не бывает! — Найрхас искренне недоумевал и пытался понять, кто же прав. В смысле — линяют шас-саари или нет? Ведь если правда то, что говорит Эл, то он, Хас, еще несмышленый ребенок? Это же просто невозможно! Он себе уже пещеру под гнездо присматривать начал.


Значит, ла’элларис все же ошибается. Но тогда как понять его слова о смене шкуры? Это что, пережиток прошлого? Но тогда Элхар должен им значительно уступать, они же разумная раса, а не древние змеи.


— Успокойся и еще раз повтори все его слова, — спокойно попросил дядя, внимательно глядя на замерших рессов. Целитель Клана уже сказал, что Кайр абсолютно здоров. Правда, у него повышены все показатели, но это не смертельно.


— Он сказал, что у Кайра линька и что сам линял после каждой ступени, — в который раз повторил Шер. Правители переглянулись и указали молодежи на выход. По всей видимости, они хотели поговорить без лишних ушей.


Когда хвост последнего ресса скрылся, Миксааш встал и жестом пригласил Лайрасара следовать за собой. Остановился он только в кабинете, где уселся в кресло и достал бутылку вина.


— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — спросил Лорд своего брата.


— Они не врут, — задумчиво выдал тот, перекатывая в руке бокал.


— Это я и без тебя заметил, — поморщился правитель. Потом, задумчиво уставившись куда-то в сторону, начал: — Знаешь, а ведь мне отец рассказывал, что когда-то мы действительно линяли. Но после потери Ла’Ссаайре это стало скорее исключением, нежели правилом. Потом вообще — исключением…


— Ты хочешь сказать, что этот мальчишка… — подавшись вперед, недоверчиво начал воин, — правитель?


— Совсем чешуя дыбом? — уставился на него Миксааш. Нет, конечно! Подобного ему не отпустили бы без охраны. Да и с самого начала было видно, что вырос он среди людей. Ты себе можешь представить радужного среди людей? Нет, я думаю, что он знает, где найти Ла’Ссаайре. Или кого-то из Древних. Тех, которые еще помнят, как должно быть.


— А если спросить? — предложил Лайрасар.


— Промолчит или откажется говорить, — спокойно ответил Лорд.


— Почему ты так уверен? — удивился воин.


— Иначе не носил бы скрывающего амулета. Без него, скорее всего, видны все признаки. — Черный встал и скользнул к одной из стен. На ней висел вышитый гобелен с изображением причудливой вязи, за изгибами которой сейчас стал следовать палец Ла’Ссарана.


— Ты… попросишь его?.. — Второй змеелюд тоже поднялся и стал рассеянно следить за извивами рисунка.


— Нет, — неожиданно четко услышал он в ответ. — Я буду просто хранить Клан.




— Приветствую тебя, Старший. — Владыка руумов обозначил поклон перед своим венценосным собеседником. С недавних пор у правителей оказалось много занимательных тем для разговоров. Но одна из них была самой интересной. Новый Ла’Ссаайре интриговал и вызывал любопытство даже у сдержанных руумов.


— И тебе всего наилучшего, Владыка. — Кто бы мог подумать, что у столь непохожих и несовместимых на первый взгляд правителей окажется общее дело?


— Ничего нового? — Руум не понимал, почему последний держатель Договора их просто игнорирует, ограничиваясь вежливыми письмами. Точнее — пока одним. Правитель шас-саари подтвердил все, сказанное в Договоре, и заверил в своих дружественных чувствах. На этом переписка заглохла. Попытка отправить ему приглашение на официальную встречу с треском провалилась.


Вернее, провалилась с шипением. Страж наотрез отказался перемещать свиток и, раздраженно подергивая хвостом, скатал Договор в трубочку. Разворачиваться после этого пергамент отказывался. В общем, им давали понять, что Ла’Ссаайре немного не до них. И это было несколько… возмутительно.


Даже то, что правящий род Шарра является должником радужных, не дает последним права вести себя столь неподобающе.


— Ты слишком торопишься, Владыка, — проскрипел нок с той стороны переговорного артефакта. — И слишком быстро хочешь получить результат.


— Что ты имеешь в виду? — несколько растерялся его собеседник.


— Дай ему освоиться. Хранящий слишком молод, чтобы сразу же вести себя подобно нам, — немного невнятно отозвался Старший. — Не подгоняй его, придет время, и ты получишь все ответы.


— Вот ведь… — Руум недовольно покосился на погасший переговорный артефакт. Время, время… ведь оно-то как раз и не ждет. У Владыки слишком много вопросов к Ла’Ссаайре, и ему хотелось бы решить их как можно быстрее. Ведь фигура, подобная хвостатому, на мировой арене не будет мелкой. Так что если придется что-то менять, то хотелось бы знать об этом заранее.


Жители Шарра не отличались легкостью в привыкании к переменам. Впрочем, как и ноки. Но раз Старший не волнуется…


И все же стоит намекнуть Стражам Договора, что Хранящий несколько подзабросил свои обязанности. Пора бы ему пообщаться со своими венценосными собратьями. В конце концов, никто же не собирается приглашать мохнатых или этих людей. Посидели бы сами…


Все-таки столь долгое ожидание уже становится невежливым.




Послушайте, вам не кажется, что от нас что-то скрывают? — Шер задумчиво разглядывал свои ногти, изредка косясь на Кайра. Тот сидел неподвижно, даже вроде бы дышал через раз. Рессы старались его лишний раз не беспокоить. Мало ли, а вдруг ла’элларис прав? Тогда попасть под удар раздраженного Шаэр’Кетте будет верхом глупости.


— Мне кажется, что от нас скрывают все подряд, — нервно дернул хвостом Хас. Ему тоже досталось. Клановый Целитель его разве что наизнанку не вывернул, проверяя здоровье. Да устроил допрос с пристрастием на тему «А что вы чувствовали, а как именно вас тошнило, а в какую сторону голова кружилась…» В общем, под конец разговора темный уже откровенно шипел и скалил зубы. Только тогда его оставили в покое.


Что интересно, Тин осмотрели поверхностно. Мол, жива-здорова — и хватит. Девушку такое отношение несколько покоробило, но змеелюды издавна отличались более чем наплевательским отношением к остальным расам. Хотя Лорд Миксааш в этом смысле выгодно отличался от других Лордов. По крайней мере, он вполне спокойно относился к присутствию чужачки на территории Клана.


— Раз скрывают, значит, так нужно, — рассудительно отозвался Тас, свернувшись клубком в кресле.


Для очередного заседания «Общества по раскрытию расцветки Эла» традиционно выбрали комнату Хаса, как самую большую. В ней вполне хватало места для всех. Тас и Шер не могли похвастаться подобными апартаментами, хотя и жили неподалеку. Кайру тоже выделили небольшую комнатку. Не из-за того, что он принадлежал к якобы враждебному Клану, а исключительно из-за того, что рядом с местом обитания Эла других просто не было.


Кстати, ла’элларис тоже не мог похвастаться просторными апартаментами, но не жаловался. Ему отведенные комнаты даже нравились. Об этом говорило любовно сооруженное ложе, предмет зависти всех рессов. Продуманно расставленные кресла и разбросанные по комнате подушки, чтобы могли устроиться все. Достать здесь нормальные ткани было довольно сложно, так что светлый оказался состоятельным змеелюдом.


— Может, мы все-таки оставим его в покое? — еще раз попытался отговорить всех Тас.


— Тебе что, совсем не интересно? — аж приподнялся на хвосте Хас.


— Интересно, но… как бы это все плохо не кончилось. — Ответное бормотание можно было разобрать с трудом.


Тин молчала, не принимая участия в обсуждении. У нее было занятие поинтересней. Она пыталась понять, почему же так сильно хочет достать Эла. Ответа пока не находилось, но желание никуда не делось. Точнее, причины были, но все они выглядели настолько мелочными и детскими, что поневоле становилось стыдно.


Тем более что все это напоминало игры с боевым заклинанием. Которое неизвестно когда рванет.


Точно! Вот что так сильно задевало ее. Эл был слишком спокойный, слишком… равнодушный и отстраненный. Он действовал, только если ему непосредственно прищемляли хвост. В другое время предпочитая спокойно жить, не задумываясь о происходящем. Обычно шас-саари себя никогда так не вели. Они пытались влезть во все, поучаствовать в происходящем и, если вокруг тихо, самостоятельно устраивали какой-нибудь шум.


Последнее выходило у них лучше всего.


Именно любопытство, драчливость и энергичность отличали эту расу от остальных. Поэтому на их фоне светлый смотрелся очень уж странно, даже если не брать во внимание его обычные «непонятности» типа любви к воде и высоте. Такое несоответствие раздражало и подталкивало на опасные действия, в попытке разозлить змеелюда.


Если быть уж совсем честной, то это объяснение тоже не казалось таким уж весомым, но за неимением другого…


Облегченно вздохнув, Тин прислушалась к разговору. Нового ничего не услышала, кроме раздраженного шипения Кайра. Именно оно заставило всех прекратить разговоры и отправиться на обед. Неизвестно где пропадавший светлый вряд ли пропустит кормежку. Уж чем-чем, а аппетитом он точно пошел в эту чешуйчатую расу.




«Серпентарий, серпентарий, а я маленький такой…» Еще бедный и несчастный. Четыре хвоста и выражение лиц «А мы тут случайно мимо проползали» — вот как выглядит начало неприятностей. Ну, или начало неприятных вопросов. Рессы ждали меня перед входом в зал и активно делали вид, что ничего не происходит.


Да что там они — сам Лорд Миксааш сидел с таким выражением, как будто мы никуда и не уходили. От этого становилось только страшнее. Даже Бобик ел тихо, поджав хвост под брюхо.


— Э… вы ничего не хотите мне сказать? — наконец не выдержал я.


— Нет, с чего ты взял? — Лорд удивленно посмотрел на меня.


Пришлось раскрыть все гребни, чтобы убедиться — да, действительно, темный говорит правду. А вот друзья играют, и довольно неубедительно. Любопытство, легкая обида, непонимание и легкое раздражение расцвели буйным цветом. Хотя Кайр был взвинчен не на шутку. Если учесть, что после еды у нас будет тренировка…


В общем, зеленого надо либо закрыть в комнате, либо срочно угомонить. На полную смену чешуи уйдет как минимум сие шисов. Если он столько времени просидит взаперти, то разнесет комнату в щебенку, а если будет все это время лазать по коридорам — одними синяками не отделаемся.


Но как же его успокоить? Не скажешь же просто: «Не дергайся, все в порядке». Ага, как же, можно подумать, я не помню свое состояние во время линьки. Хм… а что, если немного поэкспериментировать? Знаю, что на живых тренироваться нельзя, но времени искать другой объект у меня тоже нет.


Раздраженный Кайрешер представлялся мне как настороженный еж. Иголки дыбом и шипит. Что, если «пригладить» ему эти «иголки»? Ведь я прекрасно помню, как выглядит и ощущается мною не только раздражение, но и другие эмоции. Нет, заменять я ничего не буду, для этого действительно надо сперва потренироваться на ком-нибудь другом, но вот сгладить и немного рассеять плохое настроение своего ресса вполне способен.


Получилось довольно легко, только браслеты на руках как будто немного сжались и потеплели. Или мне только показалось? Вроде бы дедушка говорил, что это какие-то артефакты. Или это не он говорил? А, какая, в общем-то, разница! Главное, что все получилось, и на тренировке можно не опасаться того, что либо Кайр кого-нибудь покалечит, либо ему выпишут лекарство от раздражительности под названием «звездюль».


Кстати, надо не забыть сказать Миксаашу, что с завтрашнего дня после обеда буду заниматься самостоятельно и где-нибудь подальше. Пусть меня не ищут и не беспокоят. Эх, заглянуть бы еще домой, а то соскучился и по деду, и по Савишу, и даже по кухарке…


Ладно, хватит предаваться мечтам. Времени у меня все меньше и меньше. Почему так считаю? Чувствую. После подключения каналов, о котором мне рассказала Ли, я гораздо серьезней отношусь к своим предчувствиям. Пусть лучше они окажутся ложными, нежели сбудутся.


А сейчас меня навязчиво преследует ощущение сжимающейся пружины. И когда ее сожмут полностью — произойдет что-то нехорошее.


Тренировка прошла на удивление спокойно. Если не считать того, что Хас достал Кайра, а тот, разозлившись, набросился на гвардейцев. Получил по хвосту и потерял остатки самообладания. Пришлось вмешаться да надавать по шеям всем, до кого дотянулся.


У меня, между прочим, тоже произошли изменения. Возросли скорость и выносливость. Кроме того, противники почему-то старались в драке не задевать. Даже когда я намеренно подставлялся под удар. Так что Лайрасар немного подумал и сказал, что на тренировки я могу ходить по желанию. Он больше ничего дать не может. В общем, нужен только опыт, а так моя учеба у него закончена.


Зеленого пришлось увести в комнату, ему явно стало хуже. Не понимаю… конечно, во время линьки довольно хреново, но не настолько же! Кажется, здесь что-то не так. Настроившись на своего ресса, с удивлением понял, что все его процессы ускорены в несколько раз.


Испугавшись, связался с Ли. Оказалось, что так и должно быть на данный момент. Нет, вообще-то линька длится гораздо дольше и не так бурно, но сейчас начался выход из «режима ожидания», поэтому змеелюды ускоренно добирают то, чего были лишены.


Точнее, не все серпентеры, а пока что только те, кто со мной плотно контактировал. А вот когда я приму титул Ла’Ссаайре — перелиняют практически поголовно. Ох, как же мне этого не хочется!!! Надежда пожить тихо и мирно загнулась в страшных корчах.


В общем, под чутким руководством Ли я взялся «свежевать» своего ресса. В смысле — стягивать с него старую шкуру. Остальные мне помогали. Хас и Шер прижали хвост Кайра, а Тас держал его за плечи. Руки зеленому пришлось связать за спиной, чтобы не поранил нас ненароком.


Дальше взял один из рассоединенных клинков с-кешера и осторожно подцепил самую верхнюю грудную пластину линяющего. С тихим «кр-р-ак!» она отстала. Осторожно потянув за нее, стал постепенно стягивать с зеленого потемневшую кожу.


Пришлось еще не раз и не два подцеплять лезвием отстающую чешую, чтобы помочь перелинять полностью. Конечно, процедура эта была не безболезненной, и рессам пришлось удерживать Шаэр’Кетте от излишне резких движений. Зато потом…


Мы стояли рядом, любуясь отдыхающим на кровати перелинявшим Кайром. Изменения в нем были весьма существенны. Во-первых, сам цвет чешуи стал заметно темнее, с изумрудной искрой. Ромбовидный рисунок по хребту расширился и немного мерцал.


Во-вторых, грудные пластины значительно увеличились и потолстели. На плечах и локтях проклюнулись небольшие шипы, а хвост обзавелся острым костяным навершием.


Ну и третьим (на мой взгляд, самым существенным изменением) было то, что от серпентера ощутимо тянуло магией. Кем он станет, пока непонятно, но зато будет, чем занять это драчливое чудо. Чтоб не лез пробовать свои новые силы, пока не привыкнет.


Кстати, надо посоветоваться с Лидарой. Может, стоит дать зеленому амулет, чтобы не смущать остальных шас-саари? Но у меня еще три линьки на подходе, где я амулеты для остальных достану?! С себя, что ли, снять? Ага, щас, как же. Самому мало. Ни деда, ни ректора просить не хотелось. Не надо им пока знать, что здесь происходит.


— Элхар! — прервал мои размышления голос Миксааша. Так, кажется, от Лорда спрятать новый облик Кайра не получится. Да и зачем? Я не чувствую с его стороны угрозы. А друг в этом змеюшнике мне совсем не помешает.


— Что-то случилось? — спрашиваю несколько отстраненно. Ли в голове говорит, что этому шас-саари можно доверять, но надо быть настороже. Все-таки он Лорд, и его в первую очередь заботят проблемы Клана. Так что если он почует выгоду — будет мне «щастье».


— Прибыл Лорд Арсаар Шаэр’Кетте. Он хочет видеть своего сына. Ну и тебя заодно. — Хм, если это было дословное цитирование слов гостя, то мне нанесли оскорбление. Точнее, дали понять, что не признают ла’элларис собственного сына. Ну ладно, посмотрим.


— Кайр? — Если он откажется идти, я не удивлюсь. Линька — довольно выматывающий процесс.


— Я готов, мой Лорд. — Так, а вот это уже плохо. Если признание ла’элларис дает надежду на то, что в будущем ресса можно будет отпустить, то признание статуса Лорда ставит серпентера в зависимое положение на всю жизнь. В общем, Кайрешер только что изъявил желание сменить Клан.


— Ты не торопишься с таким решением? — Светлоликий Келес, ну за что мне такие испытания?! То призрачные «детишки», то весь этот змеиный детсад на мою многострадальную шею, а теперь еще и новый родственничек в нагрузку…


— Я прошу Лорда принять мою жизнь и честь, кровь и надежду, — низко опустившись и уперев кулаки в пол, речитативом завел теперь уже бывший Шаэр’Кетте.


— Я принимаю тебя, обязуюсь хранить и защищать. — Как хорошо все-таки иметь в голове постоянного консультанта. Кажется, Ли не разрывает канал только для того, чтобы наблюдать за моими действиями. Тоже мне нашли цирк! — Вставай же, Кайрешшер Лай’Кессер.


Ну и правильно. Все равно в кровное родство даже по Клану никто не поверит. Так что добро пожаловать в нашу чокнутую семейку, почетный родич.


— Вообще-то Лорд ждет, — ни к кому не обращаясь, произнес Миксааш, со смешанными чувствами наблюдая за этим балаганом.


М-да, вот она, политика, во всей красе. Сделали меня со всех сторон крайним, отдувайся теперь. Раах’Тасса вроде ни при чем, к сыну зеленого Лорда отнеслись по-дружески, накормили, напоили. Кайр тоже вроде не при делах, отец с него спрашивать не имеет права. Он теперь мой родич и отвечает только предо мной. Соответственно и за его проделки отвечаю я. Иногда.


В общем, разговаривать с вельможным батюшкой придется мне. Как потом оказалось, такой финт ушами бывший Шаэр’Кетте выкинул неспроста. Он обдумывал ситуацию с того самого момента, когда узнал про линьку. В отличие от черных в данное объяснение поверил сразу и безоговорочно. Хотя и удивился, надо сказать.


И все время думал о том, что с ним будет после. А картинка вырисовывалась безрадостная. Кайр прекрасно понимал, что его отец от такой диковинки, как перелинявший змеелюд, не откажется ни за что. Особенно если этот мифический «некто» его собственный сын. В то, что родитель об этом не узнает, верить было просто смешно. Мы орали на улице как оглашенные (ну ладно, не орали, но и шепотом тоже не разговаривали).


В общем, ждало нашего друга незавидное будущее. Его бы заперли в самом сердце территории Клана, окрутили с целым гаремом змеелюдок (еще бы, такие гены пропадают!) и заставили исполнять роль эдакого болванчика. Только бы папочка что-то сказал, как сыночек усиленно закивал. В общем, местное божество и его «верный» апостол и толкователь.


Так что Кайр решил, что такое будущее его не устраивает совсем. Но от отца не спрячешься даже на территории чужого Клана. Миксааш хоть и относится к нему по-дружески, но развязывать войну, в которой еще непонятно кто окажется победителем, ради него не будет.


То есть, если отец потребует — выдадут ему зеленого на тарелочке с голубой каемочкой. И ленточкой перевяжут.


Вот он и нашел, как ему показалось, отличный выход — сменить Клан. Чтоб «нежный» родитель уже наверняка не добрался. И выбирал недолго. Остальные, чтоб не связываться с Шаэр’Кетте, его бы не приняли. Так что оставался один я с непонятным наименованием Клана Кессер. О таком никто не слышал, ну, да и что? Это не самая большая странность, когда дело касается меня.


Когда же я потом спросил его, а вдруг тоже уступил бы его отцу, эта хвостатая сволочь ответила:


— Не-а, не уступил бы. Отец всегда начинает давить на собеседника, а ты это просто ненавидишь. Так что из принципа не отдал бы!


Ну и кто он после этого?..


В общем, когда Кайр принес мне клятву подчинения Лорду, мы направились в главный зал, чтобы пообщаться с его отцом.


Что сказать, этот змей меня и впечатлил, и разочаровал. Внешне он выглядел… внушительно. Наверное, самый крупный из виденных мной змеелюдов. Нет, не длинный, а именно крупный. Массивный. Рельефные, просматриваемые даже под чешуей мышцы, широкие плечи, тяжелый подбородок и взгляд исподлобья. Мрачный субъект.


Теперь становится понятным, почему Кайр так шустро слинял от своего папочки. С таким попробуй поспорь. Авторитетом задавит. Хвостатым. Кстати о хвостах, у этого Лорда он был короче, чем даже у Миксааша, поэтому общее впечатление шас-саари производил внушающее. Эдакий танк в миниатюре. Ему только рыцарского (с поправкой на хвостатость) доспеха до полной картины не хватало.


Разочаровывало содержание. Презрение. Нежелание думать и видеть очевидное. Причем, что самое обидное, не абсолютное. Иначе как бы он тогда до сих пор продержался на месте Лорда? Значит, умеет думать. Вернее, не так — хитрить он умеет. Врагов ненавидит. Искренне считает, что именно Шаэр’Кетте обязаны править всеми, а он — во главе.


Привержен традициям, не признает ничего нового, расист и вообще не слишком приятная личность. Кайра я ему не отдам. Пусть хоть Келес с Ашер предлагает на обмен. Хотя этот не станет. Для него меня не существует. Так, козявка, которую и размазать по земле — огромнейшее одолжение, которое еще выпросить надо.


Кажется, Миксааш уловил наше взаимное «уважение», потому как не стал произносить длинных речей. Да и этот… как его… Арсаар Шаэр’Кетте не дал. Тут же громогласно зарокотал на весь зал:


— Сын, ко мне!


…я! Он что, собаку зовет? Еще бы «К ноге!» сказал. Почему-то этот серпентер нравится мне все меньше и меньше. Точнее, я начинаю его ненавидеть. Чересчур заигравшийся во власть ребенок, ящерица безногая и безмозглая!


Соответственно на приказ Кайр никак не отреагировал, продолжая смотреть на Лорда отсутствующим взглядом. Еще бы, не к нему же обращаются. Поэтому ехидно уточняю:


— Это вы сейчас кому?


На меня даже не обратили внимания. Медленно, но верно начинаю беситься. Зеленый буравит взглядом бывшего ресса. Ну да, став, по сути, моим подданным, бывший Шаэр’Кетте перестал быть рессом.


— Мое имя Кайрешшер Лай’Кессер, — сказал, как на пол плюнул. Молодец, уважаю.


— Что?! — Лорд аж на хвосте приподнялся от такой наглости. Ну да, как же, против него пошли. Только выглядит неубедительно, хвостик-то коротенький! — Да как ты посмел, мальчишка! Думаешь, этот слизняк бледный сможет тебя защитить?!


А вот обзываться не стоило. Ярость плеснула огненной волной.


— Молчать! — М-да, не подозревал за собой таких талантов. Шаэр’Кетте качнуло назад, чуть не опрокинув на спину. — Как ты с-с-мееш-ш-шь обратц-ш-ш-атс-с-ся к моему родичш-ш-ш-шу с-с-с-столь неуваш-ш-ш-шительно?!


Выпущенные ядовитые зубы и прорывающееся шипение сильно мешали дикции, но общий смысл мой собеседник уловил. Да и не только смысл. Все находящиеся в зале даже пригнулись. Лидара на заднем фоне требовала, чтобы я взял себя в руки, иначе пожгу мозги всем присутствующим. Кроме рессов и своего нового кланника. Их я оберегал чисто механически.


Пришлось немного успокоиться. Зато вместо этого приподнялся на хвосте. В моем исполнении это выглядело куда как величественней.


— Что вы хотели? — Холодно-пренебрежительный тон после почти откровенной вспышки гнева подействовал как ведро ледяной воды на голову. Зеленый немного оклемался, но все равно чувствовал себя слегка неуверенно.


Он посмотрел на Кайра. Потом на Миксааша, явно подозревая того в разыгранном спектакле. Но Лорд Раах’Тасса был спокоен как изваяние. Вот у кого нужно учиться манерам. Не орет, умен, вежлив, уважителен. И его за это тоже уважают.


— Я этого так не оставлю! — Кажется, на сегодня посещение Лордом Арсааром Шаэр’Кетте закончено. Что ж, помашем дяде ручкой. В смысле пропустим мимо, и даже головы вослед не повернем. Ибо — недостоин. И вообще, Ла’Ссаайре гневаться изволят, так что этикет летит ко всем чертям.




Миксааш сидел в кресле и со странным выражением лица изучал меня, занимающего противоположное. За правым плечом статуей застыл Кайр. Кажется, он взял на себя обязанности телохранителя Лорда своего нового Клана. Что по этому поводу думаю я, его не интересовало. Совсем.


— Знаете, Лорд Элхар Кессер. — Так, и с чего такой официоз, хотелось бы знать? Кажется, со сменой ступени неприятности тоже перелиняли и значительно прибавили в росте и объеме. — Я не буду ничего спрашивать и говорить. Но только до тех пор, пока это не угрожает моему Клану. После я буду вынужден просить вас решать свои проблемы самостоятельно.


Кажется, меня только что послали на фиг и сказали, чтоб с проблемами разбирался без его участия. Я его прекрасно понимаю, но все равно — обидно. Ладно, сделаем вид, что не больно-то и хотелось.


— Простите, Лорд Миксааш Раах’Тасса. — Мы тоже умеем говорить вежливо. — Но если наше присутствие столь стеснительно для вашего Клана, то позвольте откланяться и покинуть столь гостеприимные места.


Конечно, показывать кому-либо свои тайные апартаменты не хочется, а придется. Если черный нас выставит, то я буду обязан найти своей свите новое место жительства. А другого места я просто не знаю. Не к Хранителям же на постой проситься?


— Ты вообще понимаешь, что творишь?! — Так, обиды закончились, пошла попытка примирения.


— Грубить своей семье не позволю. — А также друзьям и себе. Но об этом пока помолчим, хотя последнее само собой разумеется. — Даже Лорду.


— Ладно, разберемся. — Кажется, Миксааша сейчас интересует только содержимое бокала, но как же обманчива внешность. Вот кто настоящий змей. Думаю, сейчас он уже просчитывает, какую выгоду можно извлечь из сложившейся ситуации, особенно если учесть, что его сын мой ресс и тоже скоро линять начнет. О чем я его честно предупредил.


— Пойду прогуляюсь, — говорю, ни к кому не обращаясь, и встаю с кресла. Черный едва заметно кивает, подтверждая услышанное, и снова погружается в раздумья. Ладно, сейчас пойду перекушу и вернусь в кабинет. У меня еще два важных разговора, надо собраться с мыслями. И понять заодно, чем мне грозит ссора с Лордом Арсааром Шаэр’Кетте.




— Ну и что теперь, Саш? Война? — Лайрасар развалился в кресле, тупо пялясь в потолок. Ему не раз и не два предлагали занять место брата, но черный либо сдавал подобных «советчиков», либо разбирался с ними сам. Он прекрасно знал, что в политике гораздо слабее старшего, потому и не стремился влезть в это болото. Вполне хватало наблюдения со стороны. — Зачем ты вообще ввязался в это дело?


— А ты ничего не понял? — Миксааш загадочно улыбнулся. — Кажется, нам очень четко дали ощутить расклад.


— Ты о том… — Лайр неопределенно покрутил рукой, пытаясь описать внезапно возникшую в зале тяжелую атмосферу.


— О нем самом. — Браг сидел напротив и довольно жмурился на огонь. Радостная улыбка не сходила с его лица, что случалось довольно-таки редко. Особенно в последнее время.


— Ну и что же это было? — заинтересовался младший. В последнее время он стал замечать, что жизнь меняется, причем довольно резко. И количество изменений все росло и росло. Виновного можно было даже и не искать, о нем знал едва ли не каждый на территории Клана Раах’Тасса.


— А это была Власть, мой дорогой братец. — Саш сполз по спинке кресла, сворачиваясь уютным клубком. — Абсолютная и непререкаемая Власть, против которой не сможет пойти ни один, в ком есть кровь шас-саари, будь ее там даже капля…


— Не понял. — Лайр даже приподнялся, чтобы наблюдать за своим родственником.


— Ты никогда не задумывался, откуда пошла традиция, что младшие всегда подчиняются старшим и все кланники подчиняются Лорду? — Глава Клана Раах’Тасса сейчас как никогда напоминал объевшуюся змею. Сытый, ленивый и довольный.


— Традиция? Откуда? Ну… всегда была? — Чего не отнять у брата, так это умения задавать вопросы, на которые ответ так сразу и не найдешь.


— А вот и нет! — радостно оскалился черный. — Все не так. Традиция… сейчас это традиция, а когда-то давно это была сила. Старшие были гораздо развитей своих молодых сородичей, потому могли не только требовать, но и добиваться подчинения, не прибегая к физической силе. Да этого и не требовалось. Достаточно было всего лишь ощутить рядом присутствие более взрослого, чтобы склониться перед ним…


Черный Лорд задумчиво уставился на огонь, нервно подергивая хвостом. Он был рад тому, что в его Клане появился этот странный светлый. Был рад тем изменениям, которые он с собой принес и принесет. И чувствовал, что дальше будет куда как интересней. Вот только бросить свой Клан он тоже не мог, так что придется искать средства, чтобы немного сгладить столь резкие повороты в жизни.


— Так ты хочешь сказать… — Лайр откинулся на спинку кресла, пытаясь понять, что же ему сейчас озвучили.


— Я был прав, он действительно относится к Старшим и сегодня дал нам это понять. — Взгляд Миксааша потерял всю свою мягкость и стал жестким, как и положено шас-саари, прожившему не один цикл. — Так, что даже Арсаар Шаэр’Кетте это сообразил. Несмотря на всю его… закостенелость.


— И что же нам теперь делать?


— Ничего, — спокойно пожал плечами Лорд. — Жить дальше и следить, чтобы светлый не свернул голову раньше времени. Думаю, подобного Шаэсс нам не простит.


— Н-да, и не живется же некоторым спокойно… — пробормотал себе под нос воин, устраиваясь в кресле поуютней. Сейчас можно спокойно посидеть с братом, потому что потом Элхар им этого не даст. На редкость непоседливый тип.




Мы скользили по коридорам, стараясь не обращать внимания на любопытствующих. А последних было многовато для двух таких скромных нас. По всей видимости, визит отца Кайра не прошел незамеченным для других змеелюдов, и теперь они пытались понять, что будет дальше. Да ничего не будет, это мои проблемы. И если надо, то для их решения я сам схожу в гости к Лорду Шаэр’Кетте. Что там останется после данного посещения — это уже другой вопрос.


Кстати, не забыть поговорить со своим новым родственничком по поводу такой подставы. Мне, конечно, приятно, что он считает меня способным противостоять его отцу, но заранее предупредить можно же было, чтобы Миксааша не подставлять? А то нехорошо получилось, сам нарываюсь, да еще и обижаюсь, что меня поддерживать не хотят. В общем, надо бы извиниться, потом, когда все хоть немного успокоится.


Сейчас надо срочно переговорить с дедом и Лидарой, а то в прошлый раз как-то из головы вылетело. Ну и занять рессов, чтоб не бродили без дела. Будет не смешно, если из-за них перессорюсь со всеми Кланами. Абсолютно не смешно.


Хотя, если вспомнить… коричневые нас уже недолюбливают, как только жаловаться не пришли за драку на их территории. С зелеными поругался только что, и крепко. Не думаю, что их Лорд нормально отнесется к такому разговору. Кто у нас там остался? Светлые и Миксааш. Ну… с последним ссориться уж совсем не хочется. Хороший он. Умный. Да и Ли нравится. Она говорит, что черный самый нормальный из всей этой лордовской компании.


Ладно, хватит лирики, пора заняться делом.


— Кайр, своди остальных на тренировку, а то мы в этот раз очень быстро… ушли. — Точнее, шустро смылись, пока некоторые линяющие личности не огребли себе неприятностей по самые шипы. Хех, ежик чешуйчатый.


— А ты? — Новоявленный Лай’Кессер тревожно глянул исподлобья. Что, совесть заела? Ну, ничего, сам виноват, вот пусть теперь и мучается.


— А мне кое с кем поговорить надо. Наедине! — сразу пресекаю все поползновения. Свиты при этом разговоре мне не надо. Не хватало еще начать с дедом официально общаться.


Кайр немного помялся, но, видя мою решимость сделать по-своему, отправился выполнять поручение. Проследил его до поворота и перенесся в кабинет. Там меня встретила возбужденно шипящая змейка. Кажется, она тоже хотела пообщаться. Ладно, чуть позже, а то снова забуду.


Шар засветился ровным светом, и в его глубине проступило такое родное лицо. Все, разгребусь с неотложными делами и смотаюсь домой, хотя бы на недельку. Без рессов! Буду есть и спать, спать и есть. В общем — лечить нервы.


— Привет. — Ну не знаю, что еще сказать? Что соскучился? А то не видно.


— Как ты там? — Кажется, не один я слов не нахожу.


— По-разному, — неопределенно пожимаю плечами. Хвастаться пока нечем. Да и достижений особых не заметно. — Мне с тобой поговорить надо. Серьезно.


— Слушаю. — Дед сразу подобрался и внимательно посмотрел на меня. Немного запинаясь и с трудом подбирая слова (не мог понять, что следует говорить в первую очередь, а что опустить), рассказал о том странном поединке.


Нет, тут дело даже не в самом нападении, а в моем отношении к происходившему. Конечно, даже к обычным преступникам я не пылаю особой «любовью», но в данном случае было ощущение, что предо мной заклятый враг. Тот, которого надо убить любой ценой. И подобное ощущение, особенно после объяснений Лидары, заставило насторожиться.


— Дети, говоришь. — Нармет был слишком серьезен для простых подозрений. Или он что-то знал кроме этого, или…


— Элхар, мне кажется, тебе стоит это знать. — Сейчас предо мной сидел не добрый дедушка, разговаривающий с любимым внуком, а Мастер Магии, который беседовал с Лордом шас-саари. После чего рассказал о неприятностях других рас и о теме Совета магов, после которого он встретился со мной.


В общем, проблема оказалась нешуточной и весьма наболевшей. Не только для змеев, но и для других. А вот это уже гораздо интересней. Или у меня паранойя, или здесь что-то не так. Подобных совпадений не бывает.


— Если тебе что-то станет известно… — Дед пристально посмотрел мне в глаза. Ну да, это не та тема, с которой стоит шутить. Если мои подозрения оправдаются — мало места станет всем. Эх, прости-прощай желанный отпуск. Никакой поездки домой, проблемы валятся как из дырявого мешка. И все почему-то на меня!


Кивнув на прощание, устало опустился в кресло. Змеюшка выползла из своей чаши и взволнованно уставилась мне в глаза. Мол, что случилось? Может, помочь чем? Хм, и чем же ты, мелочь, мне поможешь? Нет уж, сам разберусь. Кстати, мелкая же тоже что-то хотела, будем собирать проблемы до кучи.


Оказывается, остальные держатели Договора горели желанием пообщаться. То есть один горел, а другой… в общем, второй не особо спешил, хотя тоже был не прочь побеседовать. Мне даже показали картинки. Руум и нок. Совсем хорошо! И о чем же нам беседовать? О видах на урожай или модном цвете чешуи?


Ладно, напишу письмо. Только сперва пойму, все плохо или хуже некуда.


— Лидара? — Почему-то в замке моя новая знакомая предпочитает личные встречи, на телепатическую связь переходим, только когда я покидаю пределы Рас’Хашшес’Искер.


— Да, — кивнула она, появляясь в стоящем у стены кресле.


— Это ответ на мой вопрос или просто готовность пообщаться? — Почему-то она воспринималась мной как старшая сестра, несмотря на весь свой «возраст». Ну не могу воспринимать ее как древнее творение, не могу!


— И то, и другое, — грустно улыбнулась она.


— Но они же вымерли! — Ведь единственные, кого серпентеры ненавидели до дрожи хвоста, были Пожиратели. Однако в «Летописях…» же говорится, что их всех перебили! Из-за этого ведь радужные тогда и погибли.


— Значит, кто-то выжил. — Голос Ли был безжизненным. — Шаэсс, как же не вовремя!


Кто-то? Знать бы еще, сколько этих «кого-то», иначе будем рассчитывать на горстку-другую, а встретим «полчища несметные». К тому же почему не вовремя? Очень даже в самый раз. Было бы гораздо хуже, если бы уже началась война. А так у нас есть хоть немного времени, чтобы подготовиться. И знаем к чему.


— Ли, скажи… — Идея, пришедшая мне в голову, была бредовая до невозможности, но если у нас получится… — А можно ускорить линьку змеелюдов?


Действительно, нынешние шас-саари не противники Пожирателям. Первая ступень — это даже не смешно! Тогда сколько голов положили? И каких ступеней? Но если устроить массовую линьку… с другой стороны, может и не получиться. Ведь смена ступени происходит не просто так, нужно накопление определенных признаков, навыков… чего там для этого надо?


— Ну-у-у, — призадумалась девушка, — ремет практически всем взрослым получить удастся, а вот с хэссаром будут проблемы. На остальное даже и не рассчитывай, для к’тэс требуется умение владеть магией.


— Ладно, хотя бы это. — Действительно, хэссар — это не эшес, а дальше будет видно. Энергии змеям не занимать, главное — направить ее в нужное русло. Вместо межклановых драчек пусть готовятся воевать с врагом внешним.


— Согласна. Но для этого тебе потребуется собрать весь комплект Седар’Хашшес’Искер. Потому как без тебя ничего не получится. — Глаза Лидары возбужденно заблестели. Ну и правильно, хандрить я и сам могу.


— Комплект чего? — Не понял, это еще что за зверь?


— Седар’Хашшес’Искер. Это официальные символы власти Ла’Ссаайре. Корона, наручи, альхон,[20 - Альхон — украшение у змеелюдов. Представляет собой широкое, массивное ожерелье, высотой до половины шеи и спускающееся на грудь.] пояс и тас-ру.[21 - Тас-ру — украшение, носимое змеелюдами. От трех до пяти разомкнутых обручей, одевающихся на хвост. Гравировка, драгоценные камни, цепочки и прочие элементы по желанию носящего.]


— Ну и где мне это все найти?! — Мало мне неприятностей, так еще и хрень какую-то искать.


— Корона и наручи уже у тебя, а остальное… я чувствую, что оно где-то в Ташор’Ассарах, но точно сказать не могу. — М-да, чем дальше, тем страшней.


Значит, таскаю на себе королевские регалии? И почему никто не заметил? Оказывается, что пока они все не собраны, то будут выглядеть как ржавые железяки. Нет, это я утрирую, но все равно на первый взгляд отличить их от других подобных «украшений» довольно сложно. Если точно не знать, что именно пред тобой.


Кроме того, потом должен появиться какой-то «королевский камень». В смысле, что сами по себе все эти альхоны и тас-ру без инкрустации, а вот когда их надевает правитель — в пустых гнездах сами по себе появляются драгоценные камни. Какие? А это зависит от носителя. Иногда такие же, как и у предыдущего правителя, а иногда и меняются.


В общем, мне надо сделать всего ничего — обыскать громадную пещеру, заселенную серпентерами, и найти недостающие части комплекта. Правда, Ли обещала, что много времени это не займет. Мол, все эти части обладают своеобразным притяжением и стремятся оказаться друг возле друга.


Ладно, с этим разобрались. Теперь можно поиграть в политику. Тем более что согласно Договору Владыка руумов мне кое-что должен. Отпишу сразу и ноку, все-таки влияния у этой расы немало. Остальным пока не буду. Да и смысла нет, сам по себе я пока ничего не стою, так что на мое послание могут и внимания не обратить. А вот если предложение будет исходить от нескольких правителей…


Блин, как же мне не хотелось взваливать на себя все это, но придется. Правда, еще не знаю, когда обрадую шас-саари своей настоящей расцветкой. Нет, пусть пока поживут спокойно, потом у них будет слишком много дел. Да и у меня, чего там предполагать, тоже. Быстрей бы рессы перелиняли, можно будет и их припрячь. Хотя бы к поискам.


Да и с Лордами пообщаться не помешает…




Эти ленивые змеюки нашлись в комнате Хаса. Ну вот, пока их ла’элларис решает проблемы, эти нехорошие товарищи нагло объедаются! Скоро хвосты не поднимут.


— Па-а-адъе-о-о-м! — реву раненым изюбром.


Тас подавился куском, Хас свалился с кровати. Тин перевернула себе на колени какой-то напиток. Только Кайр отнесся к моему появлению равнодушно, а Шер молча смахнул с подола крошки.


— Ну и зачем так орать? — Зеленый хочет показаться равнодушным, но голос выдает его с головой. Ну, как же, не взял с собой, обидел ребенка. Ничего, пора привыкать к ответственности.


— Чтоб не спали, — спокойно отвечаю и начинаю раздавать задания: — Тин, Шер, вы в библиотеку. Мне нужно любое упоминание о Седар’Хашшес’Искер. Тас, на тебе карты местности и все описания боев последней большой войны, в которой принимали участие шас-саари. Желательно воспоминания участников, но ладно уж, бери все, что есть. Кайр, Хас, вы со мной.


Офигевшая компания застыла, пытаясь понять, что сейчас только что было.


— Быстр-р-ро! — подгоняю начальственным рыком, с наслаждением наблюдая возникшую суматоху.


Тихое поскуливание снизу. Ну да, Бобик. Но я на него обиделся, так что игнорирую. Жалобный скулеж становится громче, к нему прибавляется стук хвостом по полу и жалобный взгляд. Ну ладно, на первый раз прощаю, но чтоб больше ни-ни!


— Тас, возьми Бобика, для солидности… — Ну да, нехорошая я личность, люблю других нагружать.


Просто сейчас присутствие шурга мне не нужно. Отец Кайра и без того на меня нервно реагирует. Что же будет, если я заявлюсь с этим «милым» зверьком? Доводить до нервного срыва этого почтенного змея мне пока не нужно. Его, по крайней мере, уже «видел». Знаю, чего ждать, могу хоть немного просчитать. А вот с его преемником может быть гораздо хуже.


Найти Миксааша не составило труда. Он предпочитает находиться в своем кабинете, решая дела Клана. Думаю, меня все же выслушают и со всей серьезностью отнесутся к словам.


— Лорд Миксааш, можете уделить мне немного времени? — От столь официального обращения рессы аж на хвост осели. Ну да, привыкли, что мы общаемся если не как равные, то как хорошие знакомые. А тут на тебе. Лорд сам немного опешил, но, уловив что-то во взгляде, медленно кивнул.


— Я прошу отнестись к моим словам с пониманием и… поверить, как бы тяжело это ни было. — От такого начала Раах’Тасса даже подобрался в кресле.


Дальше я стал сухим и безэмоциональным голосом рассказывать все, что узнал и до чего додумался. Старался донести только факты, а не свое отношение к происходящему. Да его и не требовалось. После второй же фразы стоящие за спиной рессы превратились в два пылающих яростью костра. Была бы их воля — тут же кинулись проверять «детские сады» своих Кланов и мстить врагам.


Лорд вел себя чуть сдержанней, но все равно эмоции били через край. Пожиратели, или так’хрис на нашем языке, сделали самую большую ошибку в своей жизни. Они покусились на детей шас-саари. Змеи могут иногда простить многое: оскорбление (даже Клана), предательство, смерть сородича и другие, более мелкие грешки. Мало ли, в жизни всякие ситуации бывают. Но они никогда не простят убийства ребенка.


А уж за своего вообще сотрут с лица планеты.


В общем, если тогда так’хрис не добили, то теперь серпентеры не успокоятся, пока не вырежут всех, до последнего представителя этого рода. Полукровок, квартеронов — всех. Пусть даже сами погибнут до единого.


— Надо переговорить еще с Арсааром Шаэр’Кетте. — Блин, они меня вообще слышат или нет?! Может, не стоило так сразу? О, идея! — Кроме того, предлагаю собрать всех детенышей на территории Раах’Тасса и Шаэр’Кетте, для усиления защиты.


— Я… поговорю с Лордом, — через силу произнес Миксааш. Он поверил во все, что я ему сказал.


Все еще чувствуя себя виноватым, послал черному волну тепла и уверенности в том, что все будет в порядке. Мы сумеем укоротить этим шак’такхис их загребущие лапы..[22 - Шак’такхис — ругательство. Незаконный ребенок двух малосовместимых существ (вещей).]


Тот слабо улыбнулся, благодаря за поддержку. Нет, это не надежда и не желание приободрить. Это — уверенность. Вот увидишь, все так и будет!


Миксааш больше не улыбался, а серьезно смотрел мне в глаза. Совсем немного, всего пару мгновений, но этого хватило и мне, и ему.


— Я позову, когда прибудет Арсаар Шаэр’Кетте, — уже спокойно кивнул он.


— Буду ждать, — так же склоняю голову в ответ и направляюсь на выход.


— Ты ничего не хочешь… сказать? — Фраза догоняет меня у самого выхода. А пауза перед последним словом весьма многозначительная.


— Не время. Пока еще не время. — Только не сказать, а показать. И всем. Чтобы потом не было нареканий на то, что не видел и не верю. После этого неповиновения не потерплю. Слишком уж опасная игра.


Ладно, займемся другими правителями, раз серпентеров озадачили. Вообще-то сразу не сообразил, если детей будем охранять вместе, то потом можно будет и Кланы объединить? В смысле устроить то самое совместное проживание, о котором мечталось у Хранителей.


Но об этом позже, дела не ждут!




Замагиченное стило скользило по матовому листу гербовой бумаги, оставляя за собой ровные строчки текста. Сейчас мне было не до политесов, так что словесные кружева дипломатического приветствия канули в Лету. Не до них. Времени у нас не так уж и много. Скоро так’хрис поймут, что об их существовании знают. «Кормушка»-то перекрыта. А насколько я помню, деться им некуда. Есть хотят все время.


Хотя не понимаю, почему именно дети? Неужели во взрослых меньше той энергии, которой они питаются? Или это специально, чтоб оскорбить сильней? Ладно, об этом можно будет узнать потом. Если будет у кого. Или не узнать, без этого тоже проживу.


Опять мысли не туда ушли. Хотя это и не мешает строчить письмо. Самое плохое во всем этом, что придется снимать амулет. Нет, рано или поздно это в любом случае пришлось бы сделать. Но лучше поздно, чем рано. Кстати, надо будет попросить Лидару помочь подготовиться к официальному визиту. Думаю, что правители ноков и руумов настоят на личной встрече.


Хорошо, что можно будет перенестись, а то тратить неделю-другую на дорогу до места встречи просто не могу. И так хвост нервно подрагивает в предвкушении неприятностей. Только в этот раз — глобальных. Ну, вот почему нельзя жить тихо и спокойно? Почему надо обязательно решать кучу проблем?


Запечатанные свитки змейка шустро утащила в свою чашу, где они и исчезли в яркой вспышке. Так, письма отправили, Миксааш разговор готовит, пора проверить, что накопали рессы. Лезть грудью на амбразуру, не зная, что могут противопоставить тебе противники, — это верх глупости.


Кайр и Хас были на подхвате у Лорда черных, готовя неофициальную встречу трех глав. Меня, безусловно, записали в ряды правящих шас-саари, потому и готовились так… активно. Единственное, что напрягало, — удастся ли обойтись без демонстрации своей реальной шкуры или нет? Все-таки привычка серпентеров оценивать собеседника по цвету чешуи злит.


Остальные пока ничего не нашли. Тин, чихая от пыли, поведала, что попался только список предметов. Ну, это я мог сказать им и сам. Меня больше интересовал внешний вид и способ отыскать недостающие элементы королевского облачения. А то сидеть на хвосте в ожидании, пока «притянутся» остальные, — отдает легкой формой шизофрении.


Ладно, подождем. Пока что не к спеху. Но хотелось бы побыстрей.


Переношусь в свою комнату. Лидара обещала связаться, когда придет ответ от руума или нока. Кстати, писать на своем «родном» наречии куда как проще, чем на чужих языках. Пусть даже ты все их выучил с помощью амулета.


— Элхар! — В дверях нарисовался возбужденный Кайр. — Тебя где носит?! Пора приводить себя в порядок, скоро отец… ой, то есть Арсаар Шаэр’Кетте прибудет, а тобой словно пыль в дальних коридорах вытирали.


Ну, подумаешь, запылился немного, с утра не умылся. И не причесался, если быть честным. Так и на месте же не сидел! Сколько дел сделал, а сколько еще осталось? Кошмар.


— Хорошо, пошли. — М-да, знал бы, на что соглашаюсь, сбежал при первой же возможности. Увы, почему-то думал, что будут обычные водные процедуры, к которым уже как-то если не притерпелся, так воспринимал с философским равнодушием.


Оказалось, программа помывки для Лорда и иже с ним отличается от стандартной процедуры. Хотя бы большим количеством всяких составов, которые норовили вылить на меня. Кроме того, одеяние тоже отличалось. Помимо стандартной формы повязали широкий кушак из материи, напоминавшей шелк, и на руки надели странные металлические конструкции.


Они состояли из парных колец на каждый палец, которые соединялись цепочками и металлическими накладками с широким, пластинчатым браслетом на запястье. И все это позвякивало, сверкало и блестело. Блин, не серпентер, а ходячая выставка украшений. Хотя, если так же будут одеты остальные собеседники, то потерплю. Вообще странная у этих змеев мода. Непонятная.


Мы шли вдвоем и по коридорам, которые я раньше не видел. Кажется, в переходах, где обитают Раах’Тасса, не все так просто, как кажется на первый взгляд. Интересно, у этих змеев вообще что-то бывает просто и понятно? Не завязанное морским узлом с тройным перехлестом?


Или наша встреча пройдет более чем неофициально? В смысле тайно. Но не могу понять причин. Почему нельзя встретиться открыто? Ладно, не при большом скоплении народа, даже не орать на все подземелье, но и не красться по переходам, как группа заблудившихся диверсантов.


Думаю, Миксааш мне потом объяснит, после переговоров. Пока придется делать вид, что так и надо. Ладно черный Лорд, он знает, что я не совсем обычный, но позориться перед зеленым после того, как самолично доказал ему свое право повелевать, — это уже ни в какие ворота.


До небольшой уютной комнатки добрались относительно быстро. Судя по всему, она была из разряда помещений не для общего пользования. Очень уж сильно проглядывала в ее обстановке рука Миксааша. Или кого-то из его рода.


Арсаар уже полулежал на небольшом ложе. Эдакий спящий удав, переваривающий недавно пойманный обед. Другой помост занимал черный лорд, свернувшись широким кольцом. Третий, по всей видимости, предназначался мне. Возле наших лож стояли небольшие столики с закуской и вином. Все это великолепие освещала пара небольших светильников, так что в комнатке царил приятный расслабляющий полумрак.


В случае чего подавать еду и все остальное нам должны были Кайр, Хас и… молодая зеленая серпентера. Насколько я помню, именно она была в таверне. Да и ресс ее явно узнал. Ишь как хвост подрагивает. Правда, непонятно, мы здесь на посиделки собрались или важные вопросы обсуждать?


Оба старших Лорда молча следили за тем, как я устраиваюсь на ложе, сворачивая хвост кольцом и опираясь на него локтями. В принципе очень удобная поза. В случае чего можно очень быстро атаковать возможного врага. Только надеюсь, что это мне не понадобится.


— Я рассказал Лорду Арсаару о том… о теме нашей беседы. — Кажется, Миксааш пока избегает прямо говорить о проблемах. Почему? Извечная змеиная привычка или необходимость?


Насторожил гребни, тщательно обследуя окрестности. Кроме нас, никого не было. Магических возмущений также не улавливалось. Разве что небольшая группка змеелюдов почти на грани слышимости. Это еще кто? А… охрана.


— И что Лорд об этом думает? — Ну ладно, поиграю пока по их правилам, а там видно будет. Ну, нет у меня времени ходить вокруг да около. Ни у кого из нас этого времени нет!


— Бред! — Кажется, зеленый все не может простить мне своего поражения и «кражи» сына. Кстати, сестренка Кайра тоже не питает ко мне теплых чувств. Как и к своему брату. Только она еще понять не может, почему столь любимый родственник предпочел им (таким сильным и красивым) какого-то… светлого, пусть даже и Лорда! Ну, вроде как Лорда.


— Бред, говорите. — М-да, кажется, разговор будет куда как сложнее, чем мне думалось. Но в то же время уйти без положительного ответа не могу. Если во всей этой суматохе еще придется думать о защите детей — ничего путного не получится.


Хмуро посмотрел на издевательски ухмыляющегося Шаэр’Кетте и… сбросил ему весь свой бой с серой личностью одним пакетом. Сперва змей подавился вином, раскашлялся, застонал и схватился за голову. Ну, по крайней мере, излишнее веселье как рукой сняло.


Затем выпучил глаза и начал судорожно глотать воздух после чего с каким-то сдавленным то ли хрипом, то ли шипением растянулся на помосте. Стоявшая возле него девушка недобро покосилась на меня, но с места не сдвинулась. И правильно, ей в любом случае ничего не светит.


Тем временем импровизированный театр одного актера закончился. Арсаар подскочил на ложе, словно подброшенный пружиной, и злобно зашипел, молотя хвостом. Ну вот, кажется, все поняли и осознали. А то «Бред, бред…».


— Элхар, тебя никто не учил, что к Лордам надо относиться уважительно? — Ну вот, что с этого змея взять? Он явно наслаждался представлением. По всей видимости, Миксааш предполагал, что простого разговора не получится, потому и устроил посиделки в этой комнатке.


— У меня нет времени на убеждения. — Я нервно дернул хвостом, сбрасывая пару подушек на пол. — У нас у всех его осталось очень мало.


— Почему-то я так и подумал. — Черный потянулся и устроился поудобней. — Кстати, а почему ты не пригласил Лорда Лигхара Хе’Ссар?


— Потому как ему я еще не доверяю. — Скажем так, не доверяю вообще этому Клану. Очень уж они не похожи на остальных змеелюдов.


Слишком часто носители подобной расцветки были на стороне врагов. Конечно, это могут быть всего лишь совпадения, но… В принципе я и зеленому не очень доверяю, только деться мне некуда. Силами одного Клана всего не обеспечишь. Да и Кайру приятно будет.


— Вот, значит, как. — Угу, Арсаар вроде оклемался. — Вот, значит, кто враг…


Самое главное, чтобы он сейчас глупостей не наделал.


— Лорд Миксааш передал вам мои предложения? — Ну же, давай, хватит стенку гипнотизировать.


— И как ты это себе представляешь? — О, уже конструктивный диалог пошел.


Следующие пару минут я рассказывал о том, как представлял себе воплощение этой идеи. Вряд ли «детский сад» какого-либо Клана забит под завязку. Скорее, если учитывать состояние дел в Кланах, всех детей Ташор’Ассарах можно собрать в одном из них. Лорды выставят вокруг своих воинов, а мы с Тин обеспечим магическое прикрытие. Можно будет даже с Дедом и ректором пообщаться на эту тему.


Как самый последний вариант — отправить детей к Лидаре. Правда, надо будет сделать это так, чтоб никто не догадался, куда на самом деле попали эти чешуйчатые детки. Думаю, моя новоявленная учительница будет в состоянии присмотреть за этим ползающим подрастающим поколением.




— Не понимаю. — Владыка руумов с тоской смотрел на распечатанный свиток. — Не понимаю и не хочу этого понимать!


Вообще-то когда на его рабочий стол свалился Страж Договора, таща за собой перевязанный белой лентой свиток, правитель обрадовался. Неужели Ла’Ссаайре решил все ж таки прекратить свое добровольное молчание и пообщаться? Ну да, решил. Лучше бы молчал, подумалось рууму. Зато сразу стала понятна странная занятость змеелюда и нежелание Стражей передавать письма. М-да, таких проблем никто не ожидал.


Повторение Великой Войны, что может быть страшней? Особенно если вспомнить, что именно тогда был составлен пресловутый Договор и причину, которая вынудила правителя Шарра это сделать. А также потери, восстанавливать которые пришлось очень долго.


С другой стороны, внезапности уже не будет. Радужный предлагал не ждать, пока начнутся открытые столкновения, а готовиться к ним сейчас. Подтягивать войска, прошерстить окружение на предмет шпионов, позаботиться о мирном населении…


Кстати о шпионах — надо призвать Верховного Заклинателя и… вдумчиво того пожурить. Сколько времени в стране пропадают дети, а причину этого доводит до Владыки повелитель другой расы! Можно подумать, что сами они не в состоянии разобраться в происходящем.


Мозг руума начал привычно рассчитывать, какие приказы необходимо отдать в первую очередь, кого куда отправить и, самое главное, что приготовить к предстоящей встрече. Ну да, кто же откажется воочию узреть почти легенду этого мира радужного шас-саари. Изображение — это совсем не то, что может быть в реальности.


Рука, помимо воли, коснулась переговорного шара. Что-то в последнее время этот жест стал слишком привычен для Владыки Шарра. Как и стремление обсудить происходящее хоть с кем-нибудь. Нет, это была не слабость, скорее защитная реакция на столь резкие изменения. Совсем не радостно знать, что древний враг до сих пор жив и планирует в ближайшем будущем завершить то, что начал в далеком прошлом…




Старший ноков задумчиво изучал свиток. Он был интересен и сам по себе, помимо содержащейся в нем информации. Ровный почерк, твердый наклон, глубина нажатия… новый Ла’Ссаайре является весьма интересной личностью. В отличие от руума правитель Таллуса был знаком с последним радужным. Точнее — теперь уже предпоследним. И не питал в его отношении никаких иллюзий.


Если быть откровенным, шас-саари ноку не нравился. Ни как правитель, ни как просто личность. Может, даже оно и к лучшему, что Кхи’Шаэт не пережил той войны.[23 - Кхи’Шаэт — прежнее наименование Клана радужных. Теперь, как вы понимаете, Кессер.] Слишком уж был… амбициозен.


В общем, увидеть нового радужного и пообщаться с ним стоило. Тем более что предлог для встречи очень уж существенен. В той войне досталось даже нокам. Хотя их так’хрис старались не трогать. По крайней мере, один на один. Да и, в отличие от других рас, ноки могли выжить после «обеда». В смысле — после высасывания Силы. Другое дело, что тогда они теряли способность двигаться и навсегда оставались привязанными к одному месту…


Значит, враг снова объявился. Н-да, недоглядели. Ну что ж, будем исправлять ошибки молодости. Главное, чтобы не было слишком поздно. Кстати, надо будет поспрашивать агентов в других странах. Интересно, что творится в так называемой «большой политике». Кто-нибудь еще знает, с чем в скором времени предстоит столкнуться? Или, как всегда, спохватятся только тогда, когда потеряют треть территории?


На столе мягким синеватым светом замерцал переговорный Шар. Что-то руум в последнее время стал слишком часто требовать общения. Конечно, он получил такое же письмо (просто Ла’Ссаайре вряд ли общается с другими правителями, иначе в мире было бы куда как оживленней) и теперь явно горит желанием обсудить…


И его можно понять, за свою беспечность руумы в прошлый раз заплатили высокую цену. Теперь будут гораздо осторожней. Н-да, встреча обещает быть интересной, как и дальнейшее развитие событий.




Я свернулся уютным клубком, искоса наблюдая за остальными участниками «заседания». Все уже было обговорено, решения приняты, а дальше мы просто наслаждались напитками и относительной тишиной. Почему не полной? Ну, Миксааш и Арсаар что-то тихо обсуждали между собой, изредка отвлекаясь на еду или выпивку.


Стоящие около Лордов помощники подавали им выбранные блюда, снова замирая статуями. Правда, за внешней невозмутимостью скрывалась такая буря эмоций, что у меня чешуя дыбом становилась. Причем бесились в разной степени все, кроме Лордов. Те действительно наслаждались ничегонеделанием.


Кайр, например, искренне переживал насчет своего отца. Кажется, он до сих пор не мог поверить, что его вроде как отпустили. Точнее, разрешили перейти в мой Клан. И ведь парень почти угадал. Его отец не одобряет подобного поступка. Но после того как я заставил родителя слушать… в общем, Лорд Шаэр’Кетте сейчас не в том положении, чтобы настаивать на своем.


Хас же… короче, влюбленный змеелюд, находящийся рядом с объектом своих чувств. Только не понимаю, почему он такой нерешительный? В другой ситуации сам же лезет вперед, невзирая на должности и звания. Может, ему линьку пораньше устроить? Помнится, что в таком состоянии как-то пофиг становится пол и внешность окружающих. Единственное, что имеет значение, — сильно достал тот или иной субъект.


Тогда черный если не поговорит со своей пассией, так подерется точно. После наших тренировок он значительно прибавил в мастерстве. По крайней мере, стал очень даже серьезным противником для Кайра. Кажется, они в последнее время на равных. Были. После линьки еще не сцеплялись, но, думаю, сейчас Раах’Тасса зеленому не противник.


Ладно, сдвинем несколько потоков, а дальше все в руках ресса. Ну и светлоликой Ашер. Вроде бы она ведает здесь делами сердечными. Впрочем, дальше уже не мои проблемы. Ну не буду же я еще и сводничеством для рессов заниматься. В обязанности ла’элларис это не входит! Пусть разбирается сам.


А его избранница? Вот уж где воистину женщина. В том сумбуре чувств и переживаний можно заблудиться как в лабиринте. Или просто сойти с ума. Если все же попытаться разобраться, то сперва идет Кайр. То она любит своего братца, то ненавидит за смену Клана. Как же, они ведь самые лучшие, а остальные так, курят в коридоре.


Что же касается Хаса, так тут вообще пониманием и не пахнет. Темный не оставил серпентеру равнодушной (ну да, в официальном костюме змей неплохо смотрится), но она до сих пор считает его слабым. Мол, недостоин он ее, и все тут. Ну ладно, посмотрим, чем дело закончится.


Самое интересное начинается в отношении меня. Презрение. Ну, как же, светлый — и этим все сказано. Меня такое отношение уже почти не злит. Что возьмешь с детей. Они же не головой думают, а каким-то другим, неизвестным науке органом. Далее идет непонимание. Ее отец, который никого, кроме Шаэр’Кетте, и в грош не ставит, не только прислушивается к моим словам, но и выполняет просьбы. Точнее, почти распоряжения.


Вот уж где стоит задуматься. И растеряться тоже.


Ну и под занавес — любопытство. Что же Лорды тут делают да зачем это все надо. Хм, что могу сказать… стояла, слушала и ничего не поняла? Оригинально. Хотя ее выводы тоже можно просчитать в какой-то степени. Мы как бы особо не разговаривали. Всю информацию по врагам Лорду Шаэр’Кетте я «скинул» телепатически, так что действительно предыстория непонятна. Но меры по защите — что здесь-то не так?


Подумаешь, два, а то и больше (когда с остальными договоримся, точнее — если) Клана решили устроить совместный «Детский сад». Ну что здесь такого? Кроме того, что это никогда не делалось, как понимаю из намеков Миксааша.


Все остальные мелкие эмоции в расчет не беру, иначе останусь здесь до следующего утра. Кстати, пора бы на ужин и спать, а то чувствую, завтрашний день будет гораздо длиннее сегодняшнего.




Тин рассеянно скользила взглядом по строчкам книги, хотя мысли ее были очень далеко. Сегодня после обеда пришло сообщение через амулет, что отец ждет ее дома. Значит, можно возвращаться? Правда, ей дали еще семидневье, чтобы закончить дела, и тогда откроют портал. Ну, или если она свяжется с магом, назначив другой срок, только не позже уже обговоренного.


Конечно, домой тянуло, и еще как, но… остаться здесь хотелось больше. Тем более что намечается что-то весьма интересное. Вон как Эл засуетился, да остальные забегали. Нет, конечно, потом ей расскажут, но повествование — это совсем не то, что участие. Кроме того, эти хитрые змеи могут многое утаить. Ну да, кто же станет делиться своими секретами?


Ведь если просто взять, к примеру, библиотеку Лорда — о половине книг она даже не слышала! Вот бы привезти домой, отец был бы счастлив. Но не дадут. Просмотреть — и то с трудом уговорила. Не отдай Эл прямой приказ… вот уж кого слушают. Даже черные.


Тин еще раз пробежала глазами страницу и убедилась, что нужной информации на ней нет. Скажите на милость, как искать что-нибудь, если знаешь только обозначение? Не всегда один и тот же предмет называется одинаково. Может, другой автор поименовал это же, но по-другому? Кстати, а что они ищут? Вроде Шер говорил, что это вроде украшения… интересно, зачем оно светлому?


Долго размышлять девушке не пришлось. Сердито зашипевший змей напомнил, что они здесь вообще-то по поручению, а не просто помечтать пришли. Думать она может после ужина в своей комнате, и никто не помешает. Даже поможет в случае чего.


Привычно огрызнувшись, Тин снова уткнулась в книгу. Но мысль, последней посетившая ее голову, заставила всерьез озадачиться. Она же так и не узнала истинной расцветки Элхара! Пора бы поторопиться, времени осталось не так уж и много. А то, что он сейчас сильно занят, как раз на руку. Замотается, бдительность потеряет…




Хас отстраненно наблюдал за расходящимися, точнее, расползающимися Лордами. Он, наверное, впервые задумался, как это: нести ответственность за весь Клан. Не просто за себя, своих друзей или рессов, а за всех. Чем-то жертвовать, уступать, менять принципы и все остальное прочее. Кошмар, в общем.


Нет, темный не собирался отказываться от своей родни. Знал, случись что с отцом (не приведи Келес!!!), ему придется занять это место. Но, кажется, только сейчас начал понимать, что обязанности Лорда не ограничиваются отдачей приказаний и приемом всеобщего подчинения. Он еще и работать должен на благо Клана.


М-да, на фоне своего же ла’элларис будущий правитель смотрелся весьма бледно. А это было обидно. Найрхас не злился, нет. Он просто трезво оценил себя и окружающую его обстановку. В результате понял, что если не хочет оказаться дураком — придется что-то менять. Либо себя, либо окружение.


Уходить куда-либо змей не собирался. Здесь его семья, здесь его дом. Куда он пойдет? Поэтому надо наверстывать упущенное и срочно браться за ум. Иначе его отцу будет стыдно за столь непутевого отпрыска. Вон даже к девушке не подойдешь. Точнее, подойдешь, только ничего не получишь. Как тогда Гнездо строить? С кем?


Раздражение на самого себя глухо заворочалось в груди. Но ведь раньше он почему-то не задумывался о таком? Что изменилось? Почему? Главная причина вот она — зеленая, красноглазая и длиннохвостая. Нервно подергивает кончиком хвоста, уставившись в стену. Что там можно интересного увидеть?


Злость, колючим клубком свившаяся внутри, нарастала, ища малейший повод, чтобы выплеснуться наружу. Который не заставил себя долго ждать. Скользившая вслед за отцом змеелюдка ощутимо толкнула черного, стремясь покинуть помещение раньше его.


При всей своей кажущейся «равности» в положении мужчин и женщин серпентеры старались не переступать эдакой незримой границы. Ведь если брать представителей одного Клана, то слабый пол окажется действительно слабым. А уж задевать гордость мужчины-шас-саари не рекомендуется никому.


В общем, комнату девушка покинула значительно быстрее, чем предполагала. Ну да, увесистый толчок хвостом чуть пониже талии заставляет двигаться гораздо проворнее. Если, правда, не хочешь поцеловаться с полом. Зеленая не имела такого желания, зато загорелась другим — начистить наглому Раах’Тасса чешую. Поэтому выхватила из-за спины с-кешер и бросилась на «обидчика».


На что Хас довольно-таки быстро, но весьма аккуратно объяснил воинствующей змейке, почему не стоит нарушать некоторых правил. Лезвия с лязгом столкнулись, переплелись, и… оружие девушки улетело в сторону. Чтобы добраться до него, ей пришлось бы пойти мимо черного. Серпентера замерла в нерешительности, но продолжать сын Лорда не стал, развернувшись и последовав за своим ла’элларис.


Никто не вмешался. Конфликт двоих — это конфликт двоих, а не межклановые разборки. Правда, Миксааш задумчиво покосился на светлого. Кажется, у Ла’Ссарана накопилось слишком много вопросов, чтобы по-прежнему делать вид, что ничего не происходит. Кто знает, насколько хватит терпения у Лорда Раах’Тасса?




Шейгаль любовался алтарем, на котором лежали пояс и альхон. Не самые новые и не самые красивые, но за обладание этими предметами любой шас-саари отдал бы обе руки, а то и половину хвоста. Их уникальность заключалась в том, что рассматриваемые предметы составляли легендарный Седар’Хашшес’Искер. Змей проверил и перепроверил, пока не убедился окончательно, что в его руки действительно попали королевские регалии серпентеров.


Именно тогда наброски плана смещения нынешнего Лорда Кэсс’Тарха начали воплощаться в жизнь. Но вскоре Хранитель понял, что только местом правителя всего одного Клана он не удовлетворится. Ему хотелось править всеми, всеми!


Конечно, идеально было бы собрать все предметы набора, но, увы, времени не осталось. Кроме того, соглядатаи в других Кланах сообщили, что Лорды явно что-то задумали. Во всяком случае, змеи зашевелились, предчувствуя перемены, союзники тоже не желали ждать. Да и из Рас’Хашшес’Искер стали доноситься странные колебания.


В общем, Шейгаль понял, что дальше тянуть нет смысла, иначе весь его план может рухнуть. Кто его знает, что задумали правители? Особенно Миксааш. Черного Хранитель ненавидел больше всех остальных и считал своим первым врагом.


Слишком много планов и начинаний разбилось о хитроумие этого темного.


Правда, теперь оставался все же один нерешенный вопрос. Спокойно носить Седар’Хашшес’Искер могли только истинные правители змеелюдов — радужные. Но его союзники все же позаботились о том, чтобы светлый смог появиться перед своими будущими подданными в королевском облачении. Конечно, кое-кому придется заплатить за это своей жизнью, но когда воистину великих правителей останавливали подобные мелочи? Осталось только решить, кто же займет почетное место и умрет на алтаре.


Советник Лорда Кэсс’Тарха хищно улыбнулся своим мыслям. Что ж, кажется, высокая честь стать жертвой в ритуале «Обретения» достанется Найрхасу Ла’Раах’Тасса. Думается, его отец будет весьма рад такому событию.


Тем приятнее будет видеть покорно согнутую спину этого гордого Лорда…





С-СЕШ-Ш СЕРЕ[Сере — числительное «шесть» (шаэс.).]



М-да, кажется, идея ускорить линьку Хаса оказалось не самой удачной. Ну да, с девушкой он вроде как «разобрался» и успокоился. Да и сестренка Кайра не осталась равнодушной после этой встречи. Думаю, скоро она придет навестить своего брата, ну и заодно на черного полюбуется. Самое главное, чтобы последний опять в ступор не скатился.


Ну да ладно, это еще может быть, а может и не быть. То же, что есть сейчас, абсолютно не радует. У линяющего Раах’Тасса оказался настолько мерзкий характер, что выдержать его было просто невозможно! Из-за этого мы пропустили начальные признаки у Шера. Думали, просто спрятался змей подальше, чтобы его сынок Лорда не достал. Оказалось, нет, тоже линять собрался, хотя его я не трогал.


Только в отличие от Найрхаса этого змея постоянно клонило в сон. Эдакая хвостатая спящая красавица. Точнее — красавец. М-да, два линяющих змеелюда на руках — это совсем не весело. Особенно если учесть, что других дел тоже никто не отменял.


Поиски королевских регалий временно приостановили из-за нехватки рабочих рук. Отпускать Тин одну даже в библиотеку не хотелось. Мне достаточно всего одного раза на приеме у светлых, чтобы понять — враги есть везде. Ну, практически.


Поэтому она и Тас присматривали за линяющими, а мы с Кайром помогали в осуществлении плана устройства общего «детского сада». Собственно теперь с моей легкой руки это место так и называлось. Гораздо удобнее, чем «Тайное место, в котором подрастают наши дети». Ну, или что-то вроде.


С того обсуждения прошло всего два дня, а такое впечатление, будто месяц пролетел. Змеи, если им поставить цель, становятся очень энергичными. Я бы даже сказал — чересчур. Шуршат как наскипидаренные, только успевай приказы отдавать.


За столь короткое время мы нашли подходящую пещеру, оборудовали для проживания мелких, тщательно проверили на наличие тайных ходов и непонятных отнорков. Затем распределили и выставили стражу из представителей обоих Кланов. Здесь оказалось, что защитников должно быть одинаковое количество, иначе Лорды были не согласны. Мол, как это так, наших меньше?


Ладно, с этим разобрались. После чего настала моя очередь работать. Точнее, ставить магическую охрану. Она представляла собой эдакую «паутинку», нити которой натянуты на первый взгляд как попало. На самом деле пройти мимо нее было невозможно — обязательно хоть одну нить, но заденешь.


Самое интересное начиналось дальше. Стражи тоже являлись частью заклинания, поэтому о нарушителе узнавали мгновенно. И оказывались на месте тоже очень быстро. В общем, желающий тайком посетить «детский сад» оказывался в компании пяти разозленных воинов, а не маленьких детишек.


Телепортироваться туда тоже было невозможно. Разве что по кусочкам. «Паутинка» просто разрезала любого, кто пытался туда проникнуть. Если, конечно, этот «некто» не имел специального разрешающего амулета. Буду надеяться, что Лорды не станут раздавать такие своим врагам.


На третий день Тин и Тас потребовали от меня сделать что-нибудь с Хасом, иначе сидеть с ним буду сам. Пришлось соглашаться и заниматься рессом. В принципе там требовалось всего ничего. Просто, как и в случае с Кайром, помочь избавиться от старой чешуи. Разница лишь в том, что теперь держать «пациента» приходилось зеленому.


Чтобы два раза не бегать, решили сразу же помочь и Шеру. Собственно, с этого сони и начали, пока не проснулся и скандал не устроил, а потом уже взялись за нашего истерика. Никогда бы не подумал, что мужчина может так себя вести. Хуже иной женщины, честное слово.


Зато обновленные черные впечатляли. Снежно-белые волосы в контрасте с блестящей чешуей смотрелись очень даже ничего. Кроме этого серпентеры обзавелись выступающими костяными лезвиями от кисти и до локтя. М-да, таким в драке получишь — мало не покажется. Подобное же «украшение» было и на кончике хвоста.


Хм, интересно, как будут выглядеть эти шас-саари, когда достигнут ступени хэссара? Кажется, именно на ней заканчивается физическое формирование тела. Любопытно будет сравнить представителей разных Кланов, как они выглядят сейчас и когда пройдут все изменения. Пока же можно снова ставить Кайра и Хаса в пару на тренировке. А то что-то зеленый загрустил без своего извечного противника.


Кроме того, от Тин стала идти странная волна чувств. Меня она пугала и… притягивала? Да, наверное. Мне одновременно хотелось быть рядом, чтобы понять, что же это такое, и в то же время находиться подальше, поскольку подобная реакция казалась несколько ненормальной.


В общем, жизнь била ключом. Но чаще всего по голове или другим частям тела. И болезненно. Так что простой сон действительно казался райским отдохновением. Не говоря уже о большем. Помимо своих проблем навалилась еще и политика. Хранители Договора хотели меня видеть, причем лично.


Миксааш провожал каждое движение, при этом, всячески демонстрируя, что его терпение заканчивается. А зеленый Лорд, наконец, сообразил, что светлый несколько подорвал его авторитет, и теперь настоятельно хочет отыграться на моей шкуре. Причем подключил кого-то с мозгами и делает это весьма тонко. Намеками, недосказанностями, всевозможными оговорками…


Нет, ну почему мне нельзя просто настучать этой дурной змее по голове, чтобы мозги на место встали?! Обязательно плести словесные кружева, убеждая себя и чужого дядю в том, что я вовсе не экзотический кактус! Ли еще ехидно скалится и заявляет, что как только сниму маскировку, так сразу все решится. Угу, как же, скорее на моей шее станет гораздо больше наездников!


Вот сейчас, вместо того чтобы посидеть и распланировать свои действия, приходится заниматься организацией торжественной встречи с Арсааром Шаэр’Кетте. Нет, обычно в обязанности Лорда это не входит, просто Миксааш решил, что мне нужны подобные навыки, так что кручусь, как проклятый.


Оказывается, надо учесть столько всяких мелочей! Шас-саари легче, они живут среди всех этих правил с рождения, так что у них уже рефлекс выработался, а я? У меня уже скоро не голова будет, а Большая Советская энциклопедия! Эх, как бы на перезагрузку не нарваться…


Честно говоря, подобное развитие событий заставляет насторожиться. За таким валом проблем вполне возможно просмотреть какое-нибудь важное событие. Но Ли обещала отслеживать все происходящее и обратить внимание, если я что-то пропущу.


Кошмар какой-то! И не сбежать…


Наконец-то подготовка закончилась. Завтра к обеду должен прибыть Лорд зеленых. Кайр нервничает, но старается не показывать. Хас, впрочем, тоже. Только, скорее всего, больше надеется, что вместе с Арсааром придет и его дочечка. Кстати, наконец, узнал, как ее зовут. Шаорэлин Ла’Шаэр’Кетте. М-да, ну и имечко. Сперва вообще Шаолинь послышалось, так что пришлось переспрашивать.


Самое интересное началось утром, когда рессы отвели меня к местному портному. Поскольку на официальном мероприятии нужно выглядеть соответствующе, а не носить что есть. В общем, процедуры с плетением косичек и полировкой чешуи не самое страшное в жизни. Убить бездну времени только на то, чтобы подобрать несколько тряпочек, — вот это жесть!


Нет, действительно не могу понять — одеяние серпентеров не страдает обилием отделки или каким-то сложным кроем. Четыре куска ткани, что здесь такого тяжелого? Ну и куча всяческих ремешков, цепочек и прочей мишуры. Оказывается, нет. Из-за того, что змеелюды видят гораздо больше оттенков, чем люди, выбор ткани превращается в настоящую пытку. Ведь кроме самого цвета есть еще отливы, отблески, оттенки и прочая… муть.


Так что теперь я был одет в черную тунику с отливом в старое серебро. Как по мне, так черное — и все. Ли заявила, что нет во мне художественного вкуса и тяги к прекрасному. Разозлиться на нее, что ли?


Гости прибыли вовремя, даже не опоздав на протокольные пятнадцать минут. Сам Лорд Шаэр’Кетте и его свита. Хас может радоваться — его пассия тоже была там. Кстати, интересно, у шас-саари женщины могут наследовать власть или правят только мужчины?


Просто если Кайр теперь в моем Клане, то у Арсаара, получается, нет наследника? Или он не единственный сын в семье? Хотя Ли говорила, что три ребенка для семьи змеелюдов — это уже исключение. Надо будет после приема спросить у Миксааша, как происходит наследование титула. Может, должность Лорда вообще выборная.


К чему это вообще все — так случись что с нынешними правителями, хотелось бы, чтобы наши идеи не пошли… гулять, в общем. Наследники ведь могут не поддержать подобных начинаний. А вот с Хасом и Кайром я всегда смогу договориться. О, еще один вопрос — может ли Лорд Клана быть чьим-нибудь рессом? Мне кажется, что нет, но кто этих чешуйчатых знает?


Наверное, со стороны наша встреча смотрелась очень даже представительно. Во всяком случае, нарядились все как на праздник. Да и зал убрали соответственно. Но самое интересное началось потом. Как оказалось, официальная встреча существенно отличается от личной. Самое главное различие — представление. Нет, не в смысле показательного выступления, а, скорее всего, знакомство и декларация намерений, наверное, это можно описать так.


В общем, при формальной встрече змеелюды сперва общается при помощи жестов и тел. Считается, что при таком «разговоре» соврать невозможно. Не знаю, не пробовал. Хотя если научиться превосходно контролировать свое тело, то можно показать все, что угодно.


«Ошибаешься, — прорезался в голове голос Лин. — Насколько хорошо ты бы ни владел своим телом — соврать все равно не получится. Считай это особенностью расы — чуять ложь не в словах, а в положении тела».


Хм, как интересно… Ладно, вернемся к приему. Так что сперва мы с Лордом Шаэр’Кетте исполнили что-то вроде небольшого танца. Кстати, Миксааш мне не рассказал о значении поз. Я должен был сам показать свое отношение к происходящему и к тому, чего ожидаю от этой встречи.


Судя по доносящимся отовсюду чувствам, ничего особо страшного не произошло. Хотя некоторое недоумение, терпким привкусом осевшее на языке, заставило насторожиться. По всей видимости, где-то я все же напортачил. Но никто ничего не сказал, мы просто заняли места за столом.


Вторым номером программы была именно совместная трапеза. До сих пор никто даже звука не проронил. Все тихо, молча. Слышен только шорох чешуи по камням да редкое позвякивание металлических украшений. Когда надо произвести впечатление, змеи становятся очень аристократичными, если можно так выразиться. Плавные движения, полное отсутствие мимики, великолепные манеры и тихий, немного шипящий голос.


В общем, сразу вызывают уважение. Ну, наверное. Это если не слышать бурлящих эмоций. Сколько ни демонстрируй сдержанность, от натуры никуда не денешься. А шас-саари весьма эмоциональная раса. И сейчас они сгорали от любопытства. Присутствие за столом странного светлого, явно не относящегося ни к одному известному Клану, да еще и Лорда…


Но терпели. Ждали, пока их Лорд начнет разговор. Да и начнет ли вообще. Считалось, что если змеи расходились сразу после «танца», то никакого разговора о дружественной встрече можно не вести. Если уходили после трапезы, то это что-то вроде объявления нейтралитета. Мол, я тебя уважаю, но говорить нам все равно не о чем.


И только если Лорды после еды начнут разговор — можно договариваться. Тебя признали равным и достойным разговора. Кстати, это совсем не является показателем дружественных намерений. Врага тоже можно уважать. Особенно если он достаточно силен. Правда, это не касается Пожирателей. Они хоть и сильны, но серпентеры ненавидят их почти инстинктивно.


Кроме того, начинать разговор должны приглашенные, а не принимающая сторона. Мол, мы уже сделали первый шаг, когда пригласили вас к себе. Если же ты сам приходишь в гости, тогда опять же инициатива отдается хозяину — захочет он говорить с тобой или нет.


Конечно, подобные отношения приняты только между равными. Если ла’элларис заявится к своему рессу, то выставить его подчиненный не сможет. Однако и принесший клятву тоже может явиться к своему «начальству» в любое время. Если его не послали прямым текстом спать.


Вот такие пироги с котятами. Теперь надо дождаться окончания трапезы и выслушать, что же Арсаар захочет сказать. С одной стороны, он вроде как в привилегированном положении, ведь именно от его действий зависит дальнейший разговор, а с другой… с другой — не все так просто.


Уже одно то, что с моей подачи он замешан в совместном проекте с Раах’Тасса, говорит о многом. В частности, о том, кто здесь предлагает действия. А если вспомнить, что его сын (который сейчас находится за моим плечом) теперь зовется Лай’Кессер, то вообще получается интересный расклад.


Ладно, это уже не мои проблемы. Если бы Арсаар не попытался играть в свою игру — таких ситуаций бы не возникло. Ведь совсем не обязательно сообщать, кто именно предложил идею и настоял, скажем так, на ее реализации. Своим кланникам вообще можно было сказать, что это идея их Лорда. Никто бы проверять не стал.


Так нет же, зеленый решил все переделать. Ну что же, пусть попытается. Результат весьма гадательный, но уважение своих подданных он может потерять. Не совсем, конечно, но разговоры пойдут. Да что там, одной этой встречи хватит на целую кучу разговоров. А если что будет неизвестно или непонятно — так придумают. Долго ли умеючи?


Честно говоря, я не видел смысла в происходящем. Ну, кроме единственной идеи — официально заявить о наших отношениях. Но тогда непонятна причина. В то, что зеленый так проникся ко мне пламенной любовью, верится с трудом. Другого объяснения его поступку, символизирующему признание равенства, придумать не могу.


Собственно, даже поведение Миксааша остается непонятным. Ладно, сперва можно было объяснить просьбой ректора. Мол, у них хорошие отношения, так почему бы не помочь? Ну, заодно и беспокойство о собственном сыне. Вроде как тоже под присмотром.


Ну а дальше? Когда проблем от меня стало больше, чем пользы, чем он руководствовался тогда? Надо будет непременно спросить, не люблю недосказанностей. Сейчас он может меня поддерживать, а потом возьмет — и помашет ручкой. По закону подлости это произойдет как раз тогда, когда буду надеяться на его поддержку. В общем, надо прояснить этот вопрос.


Хм… пока предавался размышлениям, в зале произошли изменения. Трапеза закончилась, и теперь все смотрели на Лорда Шаэр’Кетте. Тот в свою очередь сверлил взглядом меня. Ну а я в тот момент был занят совсем другим, так что направление моего взгляда просчитать было невозможно.


Интересная картинка получилась, наверное. Грозный змей пытается задавить противника одним взглядом, а тот его нагло игнорирует, изучая что-то непонятное то ли на стене, то ли на потолке. В общем, психологической драмы не получилось ввиду неявки одного из участников. Ну-ну, посмотрим, что он будет делать дальше.


Арсаар оказался умнее и не попытался снова давить взглядом. Ну да, во второй раз смешно будет уже всем. Поэтому он сделал вид, что ничего не произошло, и мягко начал:


— Ла’Ссаран Миксааш Раах’Тасса, благодарю за гостеприимство. — Зеленый чуть двинул подбородком, обозначая поклон и демонстративно не замечая меня.


Ну-ну, опять взялся играть на нервах? И почему он никак не успокоится? Вот упрямый змей. Наверное, в ряды его предков где-то ослы затесались. Чего, спрашивается, неймется! Ладно, если хочешь, то поиграем. Ли всегда говорила, что когда я глубоко задумываюсь, то мое лицо становится похожим на маску. Причем довольно-таки пугающую. Так что изобразим нечто похожее и демонстративно свернем хвост клубком. Мол, развлекайтесь, а у меня дела еще есть.


Лорд чуть слышно скрипнул зубами на эту выходку. Только что его поставили в подчиненное положение. Ну и сам виноват, нечего было выпендриваться.


— Ла’Ссаран Элхар Кессер, — выдавил он сквозь зубы, снова изображая что-то типа поклона.


— Ла’Ссаран Арсаар Шаэр’Кетте. — Я склонил голову к плечу.


Вроде и поклон, но в то же время и нет. Он меня уже бесит, этот змей, с его попытками качать права всегда и везде. Носорог ползающий! Сидевший рядом Миксааш нервно дернул хвостом. Ему явно не нравилось все происходящее, но вмешиваться змей не спешил. Ну да, это не его драка, пусть и без применения физической силы.


«Эл, прекращай злиться, по крайней мере, так откровенно, — прорезался в голове ментальный голос Ли. — Иначе все твое окружение мигренью будет страдать».


«В смысле?» — не понял я.


«Твой гнев им на мозги давит, — разъяснила мне она. — Им больно».


Вот ведь! Теперь мне что, вообще чувствовать нельзя? М-да, от этой радужности сплошные неприятности.


«Глупый, экранируйся!» — посоветовала Ли и замолкла. Ну да, легко ей говорить, а мне мучайся, придумывай, как это сделать.


— …мы задержимся здесь, — донеслась до моего слуха фраза зеленого. М-да, пока я тут общался со своей личной шизофренией, Лорды уже о чем-то успели договориться. Кажется, Арсаар остается в гостях еще какое-то время. Правда, непонятно для чего. Ладно, разберемся.


На этом официальная часть мероприятия закончилась, и представителей Шаэр’Кетте повели в их апартаменты. Наверное, мне лучше будет есть отдельно, а то как-нибудь могу и не сдержаться да проехаться по мозгам этого наглого хвостатого. Или он специально нарывается? Хм, проблемка…


— Не злись на него, — тихо произнес Миксааш, все еще провожая взглядом делегацию зеленых. — Он не самый плохой Лорд.


Не знаю, по сравнению с Раах’Тасса он определенно проигрывает. Да и не так уж и много у меня знакомых Лордов, чтобы сравнивать. Черный и Хранитель — вот и все. Кроме того, о последнем я не так уж и много знаю. Так что…


— Я прогуляюсь. — Мне определенно следует побыть одному, иначе кому-то явно достанется.


Хоть кое-как и запихал злость поглубже, но от этого она никуда не делась. Даже наоборот — стала больше. Странно, что-то в последнее время слишком раздражительным стал. Неужели линька? Да нет, с чешуей все в порядке. Тогда что со мной происходит?


«Это каналы», — тихо ответила Ли.


«Что?» — Не понял, это сейчас она о чем?


«Это действие каналов, — попыталась объяснить Ли. — Ты что-то предчувствуешь. Плохое. Поэтому и раздражаешься быстро».


М-да, чем дальше в лес, тем злее ноки. Интересно, что за гадость я чую? Неужели зеленый постарается? Ладно, надо будет поговорить с Миксаашем, что может произойти, и подготовиться. Как говорится, кто предупрежден…


В коридоре меня ждала Тин. Она стояла у стены, нервно теребя подол туники. От бушевавших в ней эмоций пришлось заблокироваться. Я и так сейчас раздражен, не хватало еще и ее эмоций нахвататься. Тогда будет приблизительно то же самое, как после фляжки тайерхона.


— Эл, мне надо с тобой поговорить, — тихо попросила она.


Ну, надо так надо. Мы отошли подальше, забившись в небольшое ответвление. При этом девушка так волновалась, что и меня пробрало. Во всяком случае, хвост начал отстукивать по полу нервную дробь.


— Я хотела… — Тин покосилась на меня и неожиданно попросила: — Опустись пониже, не хочу говорить громко.


Действительно, даже в спокойном положении я ее практически на голову выше. А уж когда от избытка эмоций приподнимаюсь… пришлось свернуть дополнительно кольцо, чтобы оказаться практически ее роста.


— Что ты хотела? — Раздражение, как и волнение, не способствуют проявлению терпеливости.


Вместо ответа она подалась вперед, обхватила мою голову руками и крепко поцеловала. Неумело, но весьма напористо. От неожиданности щиты рухнули и чувства накрыли с головой, сметая последние остатки разума и контроля. Позабыв, где я и что делаю, обвил хвостом девушку, крепко сжимая в объятиях и отвечая на столь интересный «разговор».


Из затягивающего вихря эмоций меня вывел чуть слышный треск, придушенный вздох и отрезвляющая волна удивления и… страха? Да, точно, причем пришедшая откуда-то из-за спины. Раскрыв глаза и выпустив Тин, непроизвольно сдвинулся назад, чтобы контролировать всех присутствующих. Оказывается, это были Кайр и Хас. Только не могу понять, что же их так поразило?


Мимолетно оглядел себя и застыл. Хвост! Он был настоящей расцветки! Глянул на девушку и понял, что хочу ругаться. Грязно и громко. Но вместо этого только тихо и низко зашипел. В одной руке она держала оборванный амулет личины. Понятно…


Поднявшись на хвосте, я усмехнулся-ощерился, заставляя всех непроизвольно податься назад, и перенесся во дворец. Обидно. Больно и обидно. Думал, что хоть за свою спину могу не волноваться. Что могу доверять. А оно вон как обернулось. Нет, чтобы просто спросить, объяснил бы, почему не могу сейчас раскрыть свой окрас. Вместо этого они сговорились. Против меня.


Больно…


Забрался на статую Ли и свернулся тугим клубком. Почувствовал мягкое, теплое прикосновение, словно лучиком солнца пригрело. Опустил голову на скрещенные руки и… заснул.


«Все наладится», — тихо пронеслось в голове.




Найрхас Ла’Раах’Тасса пребывал в глубоком шоке. Добравшись от того самого коридора до своей комнаты, серпентер бессильно сполз по стене, сворачиваясь в клубок. Нет, он, конечно, подозревал, что с его ла’элларис не все так просто, но чтоб угодить в рессы к радужному?! Такого кошмара змей и представить себе не мог. Почему именно ужаса? Да просто за это место с него сдерут три шкуры и на четвертую позарятся. Кроме того, это наверняка требует такой отдачи и знаний, которых черный показать не сможет. Позориться же не хотелось.


М-да, о чем он размышляет? Начинать нужно совсем не с этого. А с того, что он предал своего ла’элларис. Мало того, что знал намерения Тин, так еще и поддерживал. Забывая при этом, что в обязанности ресса входит не выпытывание тайн своего Лорда, а сохранение их. От кого бы то ни было. Так что если Элхар не желал демонстрировать свой окрас (теперь понятно почему), то они все были обязаны поддержать его.


А Тас, кажется, отговаривал. Или это был Шер? В любом случае они повели себя гораздо благороднее, чем наследник Раах’Тасса. Значит, ему и отвечать. Может, его убьют сразу. Говорят, что гнев радужных весьма сокрушителен. Не хотелось бы, чтобы пострадали невинные. Кажется, он недавно хотел стать настоящим правителем? Ну что ж, можно начать с признания своих ошибок и принять наказание за них.


Жаль, конечно, расставаться с семьей, но так будет лучше. Да, именно так. Отца тоже не стоит впутывать. Вроде у них с Элом хорошие отношения. Пусть поступок сына не омрачит дружбу с Лордом.


Найрхас надел церемониальное облачение и бесшумно выскользнул в коридор. Пусть он умрет, но сделает это как сын своего отца, а не безродный ресс, нарушивший законы. Куда двигаться — такого вопроса не стояло. Раз Элхар оказался Ла’Ссаайре, то и жить должен в Рас’Хашшес’Искер. Жаль, конечно, что в первый раз за столько циклов его ворота раскроются по столь… неприятному поводу.


Как хорошо все-таки знать все ходы и выходы. Тихо проскользнув территорию Клана, шас-саари выбрался на набережную. Здесь посторонних всегда было мало. Змеи не очень любят близость воды, хотя с чего бы? Вон радужный как плещется и ему это даже нравится! Воспоминания опять свернули на недавние события.


Сказать, что серпентер был поражен, — это ничего не сказать. Он был в самом глубоком шоке за всю свою жизнь. Узнать, что столько времени с тобой живет чуть ли не божество, такое кого угодно из колеи выбьет. Зато сразу становятся понятны некоторые странности. В частности, воинское умение. Надо быть тупее камней, чтобы полезть в драку с Ла’Ссаайре. С другой стороны, они же не знали!


И даже не догадывались, хотя предположения иногда звучали довольно дикие. В том числе, что Элхар из Забытого Города, о котором ходит не меньше легенд, чем о радужных. Мол, там змеи до сих пор живут по заветам предков.[25 - А вот это уже наглые враки. Ничего подобного не существует, я бы знала.] Так, может, он тоже не выдумка?


Стражи Моста встретили его безмолвно и, казалось бы, осуждающе разглядывая пришедшего. Каменные шас-саари, держащие в руках оружие, на своем веку видели и не такое. За мостом вздымались ввысь арки полуоткрытых Ворот. Хас помнил, что сюда приходили многие, но еще ни один «посетитель» не вернулся назад. Кто и что сторожит покой владык, было непонятно. Может, он об этом скоро узнает на собственной шкуре…


За гигантскими створками простирался Покой Ожидания. По обеим сторонам тянулись ряды ниш, глубоких и не очень. Здесь приходящие к правителю серпентеров ожидали, примет их Ла’Ссаайре или нет. И неважно, кто это был — посольство от какой-либо страны или самый последний змей. Откуда владыка знал о посетителях — непонятно, но все источники твердили одно: незамеченных не было.


Чтобы не нарушать остальные традиции (как-никак Ла’Ссаайре не призывал ресса к себе), Хас застыл в одной из ниш, терпеливо дожидаясь зова Лорда Элхара Кессера.




Кайрешшер тупо пялился на кончик собственного хвоста, безжизненно распластавшегося по полу. Этот день ничем не отличался от других таких же, так почему? Почему он позволил вовлечь себя в подобное… подобный… в это? Из-за гордости, все еще вопившей на задворках сознания, что светлому подчиняться нельзя? Нечего скрывать, бывший Шаэр’Кетте надеялся, что его новый родственник окажется если не смеском, так темным.


Но чтобы радужным??!


Так вот, за присмотр, защиту, за то, что его приняли в Клан (и какой Клан!), он отплатил сполна. Ну да, что тут такого — всего лишь подставил своего Лорда. Он ведь явно не просто так скрывался ото всех, представляясь светлым. Даже Лорду Миксаашу, на территории которого обитает и то не сказал. Иначе это было бы заметно. Значит, Элхар, скорее всего, решал какие-то проблемы. А может, просто проверял, как живут змеи без своего Ла’Ссаайре.


Да какая разница — почему и зачем?! Это решение старшего, а Кайру, находящемуся на положении младшего, остается только следовать ему. И выполнять распоряжения как можно лучше. Вместо этого он как последний дурак гонялся за собственным хвостом![26 - Гоняться за хвостом — идиоматическое выражение, описывающее зряшную и бестолковую работу. Да, поймать-то его можно, но зачем? Типа носить воду в решете и тому подобное.] Поймал, дернул и закономерно расшиб лоб. И если бы только себе. К мамочке уже не бросишься за пониманием и утешением.


Зеленый поднялся и быстро собрал свои вещи. Жаль, не удалось попрощаться с сестренкой. Ну да ладно, можно оставить «секретный знак». Небольшой символ, который они придумали, чтобы давать знать друг другу, когда одного из них вызывал отец. Обычно чтобы наказать за очередную выходку.


Ну да ладно, его ждут Рас’Хашшес’Искер и Покой Ожиданий. Зато теперь понятно, куда время от времени исчезал их ла’элларис. Да и то, не будь связи рессов, никто бы не догадался. Мало ли куда может податься взрослый змей, особенно если он желает уединения?




Вот так вот и рушатся планы. Да ладно бы всего одного человека, а то целой державы. Отец не поймет. И не простит. Нет, как человек, как нежно любимый папа он бы только укоризненно покачал головой, грустно улыбаясь. Ничего, мол, страшного, ребенок немножко нашалил. А как правитель старейшего королевства…


Тин не могла сказать, что в семье ей плохо. Наоборот, она очень любила своих родных. И отца, и брата. Мать умерла, когда родился Иверни. Заболела какой-то непонятной болезнью, врачи с магами просто не успели ничего сделать. Буквально за пару дней женщина усохла.


Король и дядюшка Шетарр, как звала его маленькая принцесса, посчитали, что это было покушение на новорожденного сына. Тогда они решили скрыть существование брата. Сказали, что он умер вместе с матерью. А она должна была вести себя как наследница королевства, пока Иверни не вырастет.


Папа же… после этого он решил создать что-то вроде всеобщего Совета Правителей. Но если с остальными королями договориться можно было, то вот с владыками нелюдей — проблематично. У рурров просто не было централизованной общей власти. Здесь, конечно, можно было просто принять во внимание только крупные Кланы. Хонки неохотно шли на разговор, однако маги все-таки смогли их приобщить. На нефов решили махнуть рукой, толку с них…


Самыми упрямыми оказались руумы и ноки. Эти осторожные и много пожившие владыки отделывались намеками, отговорками и скользкими фразами. Единственное, что их волновало, — позиции змеелюдов в этом вопросе. Ургх, как же злило маленькую принцессу то, что какие-то хвостатые нелюди не дают ее отцу выполнить задуманное!


Тогда она выяснила, где именно можно чаще всего встретить представителей этой расы, а также кто знает о них больше других, — и отправилась туда. В грессе. Уговорила короля, что надо учиться не только дома, что в грессе она сможет получить бесценный опыт общения с другими… в общем, добилась своего.


Именно там встретила Хаса, когда он со своим дядей приехал в гости к ректору. Сперва шаск относился к ней настороженно, затем — как к забавной зверушке. Да и она сама не слишком жаловала нового приятеля. Но потом они вроде как подружились. Во всяком случае, Тин все чаще забывала о своей первоначальной цели. Даже уговорила серпентера навестить ее родной дом, пообещав, что чешуйчатых там примут.


После этого они не виделись, а затем появился Эл… Вот уж кто полностью соответствовал ее представлениям об этой расе. Холодный, смотрящий словно сквозь собеседника, слова лишнего из него не вытянешь. Ну, так ей казалось. Невзлюбила его с первого взгляда. Правда, чем больше узнавала, тем меньше понимала, что к чему.


Сперва был Хас, который оказался рессом светлого. На все ее вопросы: «Что же произошло?» — каждый раз отвечал одно: «Сглупил». Затем Лорд Миксааш, который относился к чужаку лучше, чем к собственному сыну. А тот воспринимал подобное поведение как само собой разумеющееся!


Дальше — больше. Эл отдавал приказы, словно действительно имеет на это право. И что самое главное — его слушали. Хас и другие явно больше предпочитали общаться с ним, чем с ней. Светлому даже поручили сходить к Хранителям! Что удивительно, к его мнению прислушивались даже там…


Тин сама не понимала, почему этот Элхар Кессер так ее раздражает. Точнее, не так, он вызывал столько противоречивых эмоций, что под конец оставалась только злость. Наверное, именно тогда полушутливое желание узнать, что скрывается под амулетом личины, стало почти навязчивым.


Ну вот, узнала. Ни о каком договоре с шас-саари теперь можно и не мечтать. А также с руумами и ноками. При чем здесь последние, было непонятно, но если вспомнить их интерес к позиции змеелюдов… Она прекрасно знала легенды, в которых говорилось про Ла’Ссаайре, радужного змеелюда, правителя всех серпентеров. Который после ее выходки будет относиться к людям… плохо, скажем так.


Кроме того, Хас и Кайр. Наверное, они сильно обиделись. Ну вот, из-за своего любопытства она потеряла самое малое трех друзей. Про большее думать не хотелось. И так на душе погано.


Кроме того, из головы не шел сам радужный. Да, в книгах писали, что они красивы, но чтоб настолько! Нет, у них не классические черты лица, да и вообще шаск, на взгляд человека, выглядит довольно странно, но… Элхар завораживал. На него хотелось смотреть все время. Следить за переливом чешуи, нервными движениями гребней, в лучах света подмигивающих разноцветными искрами. Даже красные глаза без зрачков уже не портили картины, а делали ее завершенной.


Эл… и что ей теперь делать? Наверное, сперва надо пойти и извиниться. Даже если накричит или ударит, все равно. Он вправе. А потом — обязательно повзрослеть. И научиться быть, а не казаться. Может, тогда он посмотрит именно на нее, а не чуть в сторону, как обычно. Хотя с его глазами очень трудно понять, куда же именно направлен взгляд.


Ладно, раз решение принято — пора заняться делом. Только вот куда идти? О! Точно! Можно же попросить Бобика проводить к хозяину. А то в последнее время этот зверь из кухни не выходит. Скоро совсем ходить разучится. И, наверное, захватить еды. Может, Элхар захочет поесть?..




Честное слово, вставать не хотелось. Было откровенно лень куда-либо двигаться. После сна воспоминания немного померкли, но неприятный осадок остался. Ну и ладно, справлюсь. Правда, не собирался так рано демонстрировать свой окрас. Да что там — вообще не имел такого желания. Честно говоря, эта должность не по мне! Ну не чувствую я «великой силы» для подобных «свершений».


Жил бы себе тихо и мирно с дедом Нарметом и Савишем. Работу нашел…


Здесь мысль застопорилась. Просто потому, что попытался представить, чем же мог заниматься? Дело даже не в наличии необходимых навыков, с моей-то памятью научиться любому ремеслу можно довольно быстро. Скорее в том, что люди не настолько доверяют змеям. Ну, допустим, захочу стать парикмахером. Кто ко мне стричься пойдет?


Кем тогда могу быть? Охранником? Ну да, очень мирная и спокойная профессия. Скорее уж упокойная. Ведь нанимают именно тогда, когда чувствуют угрозу себе или своему имуществу. Воином? Те же тапки, только в профиль. Архивариусом? Даже не смешно. Все-таки иногда на «подвиги» тянет, да и с противоположным полом хотелось познакомиться поближе. М-да, ничего в голову не лезет.


А еще проблема в том, что сам не знаю, чего бы мне хотелось. Странно это. Думал, как только освобожусь от опеки родителей, всегда и все выбирающих за меня, так сразу заживу новой жизнью. Ну да, зажил. Только сам выбирать еще не научился, по всей видимости.


— Да ладно тебе, не торопи события. — Ли, принявшая облик большой черной змеи, свернулась около постамента. — Выбирать он не умеет, нашел о чем думать!


— Тебе легко говорить… — Я растянулся на своем ложе вовсю длину. Голову удобно пристроил на скрещенных руках, а хвост сразу свесился вниз.


— Эл, если не помнишь, то ты выбираешь судьбу для целой расы. Тебе этого хватит? — ехидно подколола меня эта чешуйчатая.


— Ли, ну как ты не понимаеш-ш-шь! — зашипел, как вскипевший чайник.


— Это ты не понимаеш-ш-ш-ш-шь! — Ой, а у нее гораздо лучше получается, мне даже как-то спорить расхотелось. Но из чувства противоречия взял на полтона ниже и на два тона громче. Поднявшаяся словно для атаки змея опала, снова свернувшись на полу.


— Это ты не понимаешь, — тихо продолжила она. — Во-первых, шас-саари просто не из кого выбирать. Во-вторых, у них нет на перебор времени. Еще несколько циклов, и они просто начнут вымирать. Можешь не переживать, они поймут это очень быстро. Ты можешь представить, на что способен отчаявшийся змеелюд, или если кто-то пообещает спасение? Ну, или наступит, в-третьих. Когда никому уже жить не придется. Ты думаешь, эти Пожиратели так, раз по голове дал — и все? В прошлый раз серпентеры рассуждали подобным образом. Знаешь, чем все закончилось?


— Значит, я просто… — Ну вот, всего лишь соломинка для утопающего. Не самое утешительное сравнение. Думать о «спасителе всея расы» не хотелось. Голова кружиться начнет, и больно падать придется.


— Да нет, наверное, ты самый лучший радужный за всю историю Клана, — неожиданно подмигнула мне Ли. От такого резкого перехода чуть со статуи не свалился. — А что касается работы, то ты попробуй управлять, вдруг понравится? К тому же платят здесь соответствующе…


— Иди ты, — непроизвольно ухмыльнулся, глядя на сидящую женщину. И как ей не надоедает постоянная смена облика?


— Кстати, тебе два послания и три просителя. Что будешь делать?


Хм, послания… ну здесь понятно от кого. Скорее всего, руум с ноком. А насчет просителей, кто это?


— Кого там принесло? — сладко потягиваюсь. Эх, сейчас искупаюсь и переоденусь. Все-таки спать в одежде неудобно. Все эти цепочки так в бока впиваются, куда там вражескому оружию!


— Неужели не догадываешься? Рессы твои бывшие приползли. Еще девчонка. — Кажется, Ли злится, но почему?


Я же просто не знаю, что делать. Простить? Обидно было все-таки, больно. Кроме того, подумают, что мне на шею сесть можно. Не прощать? Ну и сам дурак получаюсь. Так с половиной Клана переругаюсь. Ну да, те, с кем дрался на тренировках, встречные-поперечные, которые ненавидели меня только из-за цвета чешуи. Кроме того, обижаться на детей и подростков…


— Просмотри сперва свитки, — посоветовала змея, видя мое замешательство. — А потом с детишками поговоришь. Простить все же надо, но наказать не помешает. Чтоб знали.


Кажется, это самый лучший выход. Разберусь с делами, потом поговорим с просителями. От ожидания еще никто не умирал. Хотя, смотря, сколько ждать придется.




Эргхм… осторожно почесал затылок. Высушенные магией волосы волной спускались на кресло. Лично моих навыков хватит только собрать их в хвост, чтобы не так сильно мешались. М-да, иногда услуги парикмахера однозначно становятся необходимы.


Купание прошло просто замечательно, а в недрах шкафа нашлась одежда как раз моего размера. Ли позаботилась о том, чтобы вещи прошлого владельца сохранились. Мне даже удалось самостоятельно застегнуть все ремешки и пряжки. Навешивать цепочки не стал. Неудобно. Да и прическу тоже своими силами не соорудишь.


В общем, развлекательная часть удалась, а вот дальше стало не так весело. Действительно, письма пришли от правителей руума и нока. Они хотели побеседовать лично и назначали встречу… на сегодня! У меня в запасе оставалось всего ничего — три часа!


— Ли, ты мне что, раньше не могла сказать?! — заорал я в потолок. Знаю, она меня услышит где угодно. Не с помощью голоса, так с помощью телепатии.


— Эл, привыкай заниматься своими делами самостоятельно. — Смуглая брюнетка возникла в кресле и независимо заложила ногу за ногу. — А то нахватался песчаных клещей и рад![27 - Нахвататься клещей — идиоматическое выражение, обозначающее кучу дел. «Нахватался как собака блох». Причем песчаные клещи — единственные паразиты, способные испортить жизнь серпентеру. А они еще и мыться не хотят!]


— Я занят был, — раздраженно мотнул головой. Отросшая челка упрямо падала на глаза.


— Учись распределять обязанности. У тебя сколько рессов, а ты все делаешь сам. Как это понимать? — В руке женщины возник бокал с каким-то напитком. Она пристально изучила содержимое, словно туда упала муха и плавает кролем.


М-да, как-то не подумал. Хотя для того чтобы подключить их к работе, пришлось слишком много объяснять. Все равно это больше похоже на оправдания, ведь я вообще не задумывался о помощниках. Почему-то мне это казалось правильным. Ошибался. Ладно, исправлюсь.


— Кстати, эскорт у тебя уже есть. — Ли все-таки рискнула пригубить бокал. Вот зачем хвастаться навыками, если не знаешь, что в результате получится? — Ты же не думал отправиться один?


Даже если и думал, об этом придется забыть. Оказывается, моя «наставница» была ярым приверженцем, если не традиций, так Клана радужных точно. Она читала мне лекции о том, как надо себя вести на приеме, сколько сопровождающих лиц брать, что можно надевать, а что нельзя. В общем, собирала как на войну.


Поэтому рессов простить все же придется, и поскорее. Поскольку других посвящать в свою тайну не собираюсь. А на официальном мероприятии ни о каком амулете личины не может идти речи. Во-первых, это просто неуважение к собеседникам. Мол, я им настолько не доверяю, что даже собственный облик не показываю.


А во-вторых, бесполезно. Все встречи такого уровня наверняка обеспечены заклинаниями распознавания. Так что даже если и надену эту висюльку — толку не будет. Но других представителей обижу точно.


Конечно, Ли говорила что-то о возможности самостоятельно скрывать свою расцветку, но обучать этому отказывается. Мол, только на следующей ступени. Ох, мне бы дожить до этого, не говоря уже о чем-то большем. Такие друзья, что и врагов не надо. Хотя последние тоже на уровне. Не хотелось бы с ними пока встречаться.


Немного посидев над свитками и не придумав ничего другого, отправился в зал. Там устроился в витках статуи, обратился к Ли:


— Ну, пусть заходят, что ли?


Задремавшие в нише Покоя Ожидания шас-саари резко вздрогнули, хотя вокруг было тихо. Пристроившаяся в самом углу девушка в обнимку с шургом сонно завозилась и протерла глаза. Совсем недавно она встретила эту пару и долго извинялась, пока с ней хотя бы заговорили. Да что там, она была рада, что змеи в происшедшем больше винили себя, нежели искали крайнего на стороне. Иначе могла и не дожить до возвращения домой.


Оба змеелюда настроились на длительное ожидание. Как бы пафосно это ни звучало, но они готовы были умереть здесь. Однако до такой крайности не дошло. Всего через половину дня их посетило странное чувство. Точнее, они вдруг поняли, что могут войти. Их ждут.


Серпентеры плавно, немного настороженно скользнули в неприметную дверь. Хотя еще мгновение назад готовы были поклясться, что никаких проемов здесь не было. Девушка последовала за ними. По коридорам шасков тоже словно вели за ручку. В нужный момент они «вспоминали», куда надо повернуть, чтобы попасть в нужное место. Которое открылось перед ними внезапно.


Огромный просторный зал со статуей у дальней стены. Гигантская змея настороженно следила за посетителями. Ее недовольство ощущалось всей кожей, хотя, казалось бы, какие эмоции могут быть у камня? Однако сомневаться не приходилось — им не очень рады. Даже неугомонный шург подался назад и спрятал хвост под брюхо.


В кольцах же этого изваяния полулежал радужный. Он словно не заметил пришедших, повернув голову куда-то в сторону. Полураскрытые гребни чуть подрагивали. Из-за отсутствия зрачка определить, смотрит ли на них хозяин покоя, «гости» не смогли. В зале повисла тишина. Кажется, Элхар не собирался ее нарушать.


Переглянувшись, оба шас-саари свернули хвосты клубками, опустили головы и уперли руки в пол. Поза подчинения и покорности, признание над собой полной воли другого. Девушка немного помялась, так же застыв, покаянно опустив голову. Совсем по-другому виделась ей эта встреча. Ведь чтобы извиниться, надо хоть что-то сказать. А этого она сделать не может, поскольку только Лорд имеет право заговорить первым.


Тишина стала почти давящей.


— Ну и?.. — тихо прошелестело под сводами. Змеи ощутимо вздрогнули. В этом голосе не было даже намека на чувства.


— Эл… — решительно шагнула вперед девушка, но осеклась. — Ла’Ссаайре Элхар Кессер, позвольте принести вам глубочайшие извинения за мое недостойное поведение. Я…


Радужный немного лениво повернул голову в ее сторону, и бойкая речь мгновенно захлебнулась. Тин немного помялась, а затем, глядя исподлобья, жалобно протянула:


— Эл, ну прости, пожалуйста, сама не знаю, что на меня нашло. Глупая, да. Прости хотя бы их, я ведь сама…


Рессы просто онемели. Без разрешения назвать правителя коротким именем, да еще после такого случая… в общем, если Элхар сейчас ее убьет, то они даже не вмешаются. Он вправе.


— А вы что скажете? — Радужный резко сел, опираясь спиной на каменную змею и глядя на остальных участников представления. Те сразу почувствовали его взгляд, от которого по чешуе пробежали нервные мурашки.


— Мы оправдаем, — тихо ответил за двоих Кайр.


Ла’Ссаайре прикрыл глаза и едва заметно пошевелился, меняя позу. Большего не потребовалось. Серпентеры прекрасно поняли, что имелось в виду и что осталось недосказанным. В принципе Элхару слова были не нужны. Он моментально уловил состояние всех «посетителей». После этого даже как-то наказывать расхотелось. У него просто не поднялась рука. Ведь знал же, что если ударит — они закрываться не будут.


Ох, сплошные недоразумения с этими чешуйчатыми!


— Хорошо, только ответьте мне на один вопрос. — Лорд замер, словно задумавшись. Все, включая шурга, подобрались. Они постараются, даже если он спросит что-то уж совсем невозможное. — Кто-нибудь из вас умеет делать официальные прически?


Немая сцена, отвисшие челюсти.




Кто бы знал, что эти шас-саари такие нервные?! Подумаешь, задал один простой вопрос. Ну да, на тот момент меня больше волновала грядущая встреча, чем устроенное представление. На этих охламонов с повинной головой ни хвост, ни рука не поднимется. Они так близко это приняли. Можно подумать, не пакость сделали (что тоже нехорошо), а самолично вырезали все царские династии на Шаэссе.


С одной стороны, приятно, меня действительно любят, раз так переживают, а с другой — пугает. Чихну ненароком — половина окружающих сляжет с инфарктом. Недаром мне не хотелось демонстрировать свой окрас. Ну вот, как хвостом чуял!


Ладно, вернемся к рессам. Оказывается, они оба умели это делать. В детстве любой змеелюд проходит эдакую школу «юного пажа». В смысле помогает взрослым ухаживать за волосами. С телом разбирается каждый сам по себе.


В общем, когда я объяснил, зачем мне это надо, шаски загорелись энтузиазмом. Правда, Тин все же пришлось отправить назад. Во-первых, передать Миксаашу и остальным, что мы заняты. Они, наверное, волнуются. Нас так долго нет. Во-вторых, выгулять Бобика, проследить, чтобы ему ничего не давали на ужин, а то помрет от ожирения. Он уже напоминает бревно на спичках. Сам круглый, а ножки тоненькие. Ну, в-третьих, от греха подальше. Как-то опасаюсь оставлять ее одну во дворце.


На удивление, девушка спорить не стала, а, взяв обиженно воющего шурга за загривок, отправилась обратно. Разве что аппетитно пахнущую корзинку оставила. Пришлось, кстати, отрядить с ней Кайра, а то заблудится в переходах. Ли принципиально не хотела ей помогать. Ну да, стоит, конечно, проучить, но… переживала она вполне искренне.


После того как зеленый вернулся, начался адский час. Рессы подошли к просьбе настолько серьезно, что я стал опасаться за сохранность своего скальпа. Они с энтузиазмом сперва прочесывали волосы, а затем мудрили над прической. Иногда в порыве вдохновения, не иначе, сильно дергая за отдельные пряди.


Но мучения на этом не закончились. Прическа, оказывается, не самое главное дело. Оба радостных ресса в пух и прах раскритиковали мой наряд, так что пришлось переодеваться. Оказывается, из спальни вел небольшой, замаскированный ход в пещерку, целиком и полностью заваленную одеждой, Украшениями, да и прочим неопределенным хламом. Глаза помощников вспыхнули демоническим огнем.


В результате часовых мучений из меня сделали «бледное подобие того, как должно выглядеть». Оказывается, на планируемое мероприятие следовало являться в полном официальном облачении. У нас оно пока отсутствовало, так что ребята подобрали нечто похожее из имеющихся украшений.


После их усилий некто, отражающийся в зеркале, был способен напугать даже ректора и невольно вызывал почтительный трепет. Даже меня пробрало. Но насколько же это было неудобно! Особенно странная помесь воротника-стойки и широкого ошейника. Парни назвали это альхоном. Кроме него нацепили еще целую кучу всякой гадости.


Больше всего умилило металлическое плетеное навершие на хвост. Они бы туда еще клинок нацепили или трещотку. Чтоб совсем весело стало. Сам себе я больше напоминал ходячую выставку работ змеелюдов, чем правителя могучей расы. Издеваются они, что ли?


«Не надо наговаривать на ребят, — вклинилась мысленно Ли. — Они сделали почти невозможное — превратили некоего расхристанного доходягу в настоящего правителя, способного одним видом внушать уважение».


Так, значит, я доходяга, да? До сих пор всех устраивал мой вид, а теперь нет?


«Ну да, раньше вокруг были все свои, так что можно было потерпеть. А сейчас как-никак в гости едешь».


Нет, ей что, доставляет удовольствие меня злить? И напоминать о том, что радужный я не по рождению, а измененный. Ладно, потом разберусь. В конце концов, это не самое главное в жизни. Сейчас меня больше всего волнует, что надо говорить. Никогда раньше не был на официальных приемах. Особенно в мою же честь.


Попробуем разобраться на месте. Можно же отделываться общими фразами, не обещая ничего конкретного. Мы же не собираемся заключать какие-то межгосударственные договора, а предполагаем просто обсудить ситуацию с Пожирателями.


Ох, и кого я обманываю? Понимаю же, что все будет совсем не так, как предполагается. Ну да хватит переживать, лучше от этого не станет. В случае чего после переговорю с Миксаашем. Можно же подписать бумаги потом? Ладно, посмотрим, как карта ляжет. Хотя собираться на переговоры такого уровня впопыхах — это не просто маразм, это форменное издевательство над тем, что называют «высокой политикой». В последнее время вся жизнь кувырком. Надо срочно с этим что-то делать!


После того как одели меня, рессы занялись собой. В принципе особых изменений в наряде не было, так, пара незначительных безделушек. Вроде бы все, теперь мы готовы. Кстати, если эти чешуйчатые наивно думают, что легко отделались, то сильно ошибаются. Мне уже надоело разрываться между кучей дел. Так что пахать будут как негры на плантации. В конце концов, кто из нас правитель?!


Сама встреча была назначена на территории ноков. С одной стороны, это хорошо. Таллус, место обитания этих милых существ, до конца не исследован. Что таится в глубине зарослей — не знает, наверное, никто. Во всяком случае, людей туда не пускают. Да и связываться с высоченными зелеными «милашками» мало кто рискует. В общем, по защищенности один из самых оптимальных вариантов. Но с другой стороны, идти на чужую территорию не самое удачное решение. Конечно, лучше всего было бы пригласить всех сюда, но светить пустым дворцом не хочется. Тогда правители мгновенно поймут, что Ла’Ссаайре из меня чисто номинальный. Пока что. Как говорится, так и так плохо. Выбирать в принципе не из чего.


Портальная комната находилась в стороне от Главного Зала (так я окрестил место со статуей). Нам пришлось немного пройтись по коридорам. М-да, дворец просто поражал. Не знаю, как там хонки, но змеелюды просто великолепно работают по камню. На украшавшие стены узоры хотелось смотреть вечно. А вообще интересно, сколько народу может вместить Рас’Хашшес’Искер?


Сама комната переносов тоже впечатляла. На стенах были выгравированы представители разных рас, а на полу — схематическая карта. Так что даже если не иметь магического маячка, то можно отправиться куда угодно. Достаточно просто найти нужное место на карте или просто развернуться лицом к нужному представителю расы. Мы сделали и то, и другое. Кроме того, я дал четкий мысленный приказ: «К Старшему ноков!»


На полу засветился белым портальный круг. Первыми в Него скользнули рессы, мне осталось лишь последовать за ними в распахнутый портал. Ну что же, начнем первый тур дипломатических игр? Почему-то кажется, что он будет далеко не последним.




Телепортационное окно в малом зал приемов Великого Древа появилось как по расписанию. Честно говоря, сидевшие в комнате правители не ожидали такого. Ведь Ла’Ссаайре самонадеянно не потребовал магической привязки, не прислан своего мага-телепортиста, чтобы навести канал. Так что сперва охрана даже подобралась, готовая дать отпор любому незваному гостю.


Но из очерченного белым светом проема выскользнула пара воинов-серпентеров. Они внимательно осмотрели всех присутствующих и только после этого сместились в сторону, давая возможность другим выйти из портала. Точнее, другому. Немного лениво и медленно из сияющего круга выскользнул радужный змеелюд. За его спиной с тихим шелестом свернулся канал.


Находящиеся в зале невольно залюбовались плавными и гибкими движениями гостя, занимающего свое место. Сопровождающие шас-саари замерли по обе стороны от своего правителя, сжимая в руках оружие. Заикнуться про нарушение этикета никому даже в голову не пришло. Знали, что Ла’Ссаайре змеи защищают истово, так что можно не предлагать расстаться со с-кешером. Не послушают.


Последний участник встречи плавно раскрыл и закрыл гребни, дав возможность полюбоваться радужным разводами. Мало кто знал, что сейчас всех просветили, прочувствовали, незаметно вывернули наизнанку. Надо же знать, кто тебя окружает?


Правда, Старшего ноков удивил возраст правящего змеелюда. Не слишком ли тот молод? Приходиться сыном последнему погибшему радужному этот явно не может. Тогда кто его родители? Откуда он вообще взялся? Кто за ним стоит? Загадок, связанных с этим чешуйчатым, становилось все больше и больше. Нока нервировало то, что из-за стольких «белых пятен» он не в состоянии просчитать поведение нового соседа. И понять, чего можно от него ожидать, — тоже.


В отличие от своего правящего собрата Владыка руумов терзался несколько другими вопросами. Нет, ему тоже хотелось узнать, откуда взялся этот новый хозяин Договора, но не настолько. Больше всего его интересовало, что шас-саари знает про исчезновения детей. И откуда у него такие сведения.


Когда Страж доставил долгожданное письмо, то Рахе’таос сперва не понял, что именно ему хотят сказать. Но затем Первый советник принес несколько документов, и правитель едва сам не отправился в гости к серпентерам, чтобы прояснить несколько деталей.


Однако его отговорили и предложили подождать до личной встречи. Заодно решить еще ряд животрепещущих вопросов, прямо не касающихся основной темы. Договор-то никуда не делся, и очень уж напрягала Первого советника его формулировка.


Кроме властителей в зале присутствовали еще двое советников-руумов и один нок. Охрана покинула помещение сразу после появления змеелюда. Вообще-то в ней смысла не было. Великое Дерево само в состоянии позаботиться о сохранности гостей Старшего. Мало кто знал, что оно живое и весь Таллус — это вообще-то его побеги. Частью неразумные, скорее глаза и уши. Так что в своем лесу от ноков не было секретов.


Несколько минут все присутствующие молчали, оценивая собеседников. Наконец Старший, как хозяин места встречи, поднялся и произнес:


— Приветствую собратьев под сенью Древа. Пусть благоволят нам боги!




М-да, не зря люди так не любят политику. То ли с испуга, то ли от напряжения, но я стал улавливать гораздо больше, чем раньше. До этого «читались» только эмоции, теперь пошли даже намерения, если можно так сказать. Да и «видеться» мои собеседники стали… странно. Вокруг них словно дымка появилась. Разноцветная. Пятнисто-зеленая у нока и льдисто-синяя у руума.


Про эмоции вообще молчу. Любопытство, подозрительность, готовность вытрясти из меня интересующие сведения, недоумение… чего, спрашивается, ждал? Распростертых объятий и рыданий на тему «Как мы все тебе рады!!»? Не смешно.


Одним из приятных моментов оказалось место встречи. Комната, словно сплетенная из веток, была на редкость уютной. И живой. Биение «сердца» этого помещения воспринималось буквально всей чешуей. Даже рессы и те прониклись. Ощущения были просто неописуемы. Словно тебя в ладони берет могучий великан. Сперва становится страшно от осознания размеров, а потом неожиданно смешно, когда понимаешь, что гигант-то добрый. Как дедушка. Точнее, бабушка. Это была «она», а не «он».


Немного отойдя от шока, послал волну признательности и дружелюбия. В ответ меня окатило материнским теплом и лаской. Чуть не захлебнулся. Кажется, с «ней» давно никто не общался. Надо бы сказать ноку, а то не дело, когда такое чудо скучает.


Вторым моментом были чувства рессов, хотя нечто подобное, конечно, ожидалось. В общем, они готовы защитить меня от всего на свете. К тому же плевать им было, кто и что противостоит. Немного самоуверенно, но все равно — приятно.


Молчание продлилось недолго — встал нок и поприветствовал всех. Дальше начался балет на минном поле, иначе это действо не обозвать. Оба правителя пытались осторожно вызнать у меня что-то, при этом всячески скрывая собственный интерес. Я же делал вид, что не понимаю их иносказаний, при этом злясь, все больше и больше. Конечно, согласен, политика и все такое. Свои правила игры, противники — матерые акулы, норовящие откусить себе побольше, но…


Но сейчас мы не земли делим, а свои шкуры спасаем, они что, не понимают??!


Раздражение поднялось горячей волной и выплеснулось наружу. Все присутствующие невольно вздрогнули. Ну да, а они что думали, в словесные салки сюда играть пришли?


— Я прошу правителей руумов и ноков выслушать мои слова. — Поднимаюсь на хвосте для пущей убедительности. — Давний враг, который казался побежденным, еще жив. Чтобы отомстить за прошлое поражение, он бьет по самому больному — нашим детям. Они служат ему едой. Да, это Пожиратели. Как мне кажется, они собрали достаточно сил, раз позволяют себе действовать в открытую. Пришла пора нам всем объединиться, чтобы дать им отпор. Обдумайте все сказанное и пришлите ответ.


На последних словах открываю портал и вместе с рессами отправляюсь домой. Да, не по протоколу. Да, грубо, но я уже просто устал и откровенно вымотался. Нервное напряжение оказалось слишком сильным, да еще без подготовки… в общем, все, хватит, пора возвращаться.


Если же они не поверят моим словам, то даже не знаю, что делать. К хонкам обращаться смысла нет. Передеремся. Они явно запросят за помощь новые пещеры, а этого делать никак нельзя. У меня скоро намечается увеличение численности шас-саари, так что место пригодится. Что же касается рурров — то эти стали слишком походить на людей. В смысле переняли человеческие привычки, так что здесь надо быть осторожней.


Люди же в данной игре не самый сильный союзник. Разве что маги, а много их наберется? Кстати, надо будет переговорить с дедом и ректором. Пора бы и им включаться в работу, как-никак общее дело делаем. Пожиратели никому спокойно жить не дадут.


Хотя подбору союзников надо будет уделить гораздо больше внимания. Кто его знает, как далеко протянул свои щупальца враг? Если даже в пещерах Ташор’Ассарах встречаются эти ублюдки, то что говорить о поверхности?! В общем, дел меньше не становится.


Кстати о делах!


— Хас, Кайр, — зову своих рессов. Пора приступать к отложенной экзекуции. Змеи появились практически мгновенно. — Будете мне помогать. Хас, на тебе вся переписка. Приносишь мне письма и готовишь ответы. Я подписываю. Кроме того, посмотри, что и с кого мы можем потребовать. Конечно, выясни, что нужно в первую очередь, а что может подождать.


Лицо черного вытянулось. Ну да, сколько лет он занимался исключительно ничегонеделанием? А тут сразу такие запросы. И не откажешься ведь. Обещали оправдать — вот пусть и работают.


— Кайр, — ласково смотрю на своего кланника. Тот аж ниже ростом стал, судорожно свивая хвост. — На тебе поиски недостающих элементов Седар’Хашшес’Искер, а также безопасность. Как ты понял, враги есть и среди нас, так что выясняй, кому можно доверять, а кому — нет.


Оба змея кивнули. Судя по остекленевшим глазам, они сейчас пытаются представить, с чего начинать. Ну-ну, пусть пошевелят извилинами, полезно.


— Кстати, — окликаю направившихся к выходу рессов, — о моей расцветке никому не говорить. Это ясно?


Еще один синхронный кивок, и оба серпентера скрываются из виду. Теперь можно взять амулет личины (очередной) и отправиться к Миксаашу. Следует узнать, что там происходит, а также чего хочет Лорд Шаэр’Кетте. Надо же, совсем недавно была наша встреча, а такое впечатление, что семидневье прошло как минимум!


Поужинать тоже не мешает, политика политикой, но есть хочется все равно. Или это будет завтрак? В общем, неважно.




Сижу в комнате и размышляю на тему того, что ничего не понимаю в происходящем. Или это я такой тупой, или что-то прошло мимо моего внимания. Причем слишком много прошло. Спрашивать на эту тему Ли буду только после того, как разберусь, чего именно не хватает.


Нет, то, что на меня серьезно обиделся Миксааш, — вполне закономерно. Исчез непонятно куда с важного мероприятия (которое сам и организовал). Так мало того — еще и двоих рессов с собой взял, никому ничего не сказавши. Да, с одной стороны, это мои подчиненные, никому давать отчета в том, что и где они делают, не должен. Но с другой — один из них сын моего близкого друга, так что хотя бы из вежливости…


Ну не могу же я сказать, что простите, Лорд, но ваш сын повел себя некрасиво, а я психанул. В общем, мы разборки устраивали. Сразу появится куча вопросов: что он сделал, где вы были, как наказали. А также множество уточнений и дополнений. Легче с самого начала рассказать все, чем лихорадочно придумывать достоверное вранье.


Лгать Миксаашу не хотелось, поэтому просто извинился и сказал, что они мне нужны были для работы. Почти поверили. Кроме сестры Кайра, которая тоже что-то делала в гостях у Раах’Тасса. Причем смотрела она на меня как на изверга. Как будто точно знала, что все это время я мучил ее бедного братца.


В общем, натянутость отношений осталась. По-хорошему, мне давно пора открыться хотя бы Лорду, но… боюсь. Придумываю тысячу и одну причину, чтобы этого не делать. Кажется, и что тогда нашим доверительным отношениям придет полный и окончательный… Ведь трудно испытывать дружеские (и немного покровительственные) чувства к божеству. А именно так остальные шас-саари воспринимают радужных.


Сам же черный относится ко мне как к сыну. Немного непутевому, отчаянно старающемуся казаться взрослым и ответственным, но все равно — младшему. Ну да, с его-то опытом…


Кстати! Ли, скажи-ка мне, а почему Миксааш не перелинял? Сама же говорила, что при желании и работе над собой это возможно! Думаю, что правитель Раах’Тасса уже давно мог сменить шкуру.


«А ты присмотрись повнимательней и все поймешь», — предложила мне она.


Присмотреться? Это как? Да и повода пойти в гости нет. Ведь отсюда я точно ничего не увижу.


«Эл, ну вот скажи, в кого ты такой… не очень умный, мягко говоря. Зачем ты подключался к каналам Шаэсса, если ими не пользуешься? И почему вечно смотришь вполглаза?» — Кажется, наставница серьезно разобижена. Причем на меня. Не понимаю, когда успел ее-то обидеть?!


Ли, ты это о чем? Если помнишь, то змеелюдом я не рождался, поэтому понятия не имею, о чем ты говоришь. И что значит «смотрю вполглаза». Ведь не хожу зажмурившись!


«Такое впечатление, что ходишь, — тяжело вздохнула статуя. — Ладно, придется рассказывать то, что обычно даже дети знают. Ты думаешь, что подобное строение глаз у шас-саари — это так, прихоть создателей? Нет, саарэй дали вам способность видеть не только внешнее проявление вещей, но и их внутреннюю суть. Так ты, например, можешь видеть не только облик существа, но и его эмоции, линии Силы и предрасположенность к разным видам магии. Но почему-то этим не пользуешься».


М-да, что называется. Кажется, именно такая ситуация описывается выражением «Могу — не значит умею». Действительно, иногда у меня получалось увидеть магические плетения, или ту дымку, которая окутывала правителей руумов и ноков. Но для этого нужно либо сознательное усилие, либо сильные эмоции.


«Ничего тебе не надо, — раздраженно зашипела Лидара. — Тебе это от рождения дано, так что давай приспосабливайся!»


А казалось, что уже научился пользоваться всеми способностями. Судя по скептическому хмыку Ли, мой уровень «овладения» недалеко обогнал подобный у обитателей детского сада. Весело. Ко всем прочим делам еще и обучение. Я вообще спать когда-нибудь буду или нет?


Ладно, вернемся к Миксаашу. Что надо делать?


«Ляг на кровать и расслабься. Затем мысленно потянись к нужному тебе серпентеру и постарайся прочувствовать его», — проинструктировала Ли. Хорошо, посмотрим, что получится. С первого раза «найти» Лорда не удалось. Нет, расслабился настолько, что чуть не заснул, а вот дальше дело немного застопорилось.


Наставница не спешила рассказать, как именно надо «тянуться». Пришлось импровизировать. Сперва представил себе черного во весь рост, до последней чешуйки. Затем постарался «слиться» с ним. Сознание словно ухнуло в темноту. Запаниковав, вскинулся на кровати, бешено молотя хвостом.


«Ну и чего дергаешься? Почти ведь получилось», — снова возник в голове голос статуи. Великий Келес, предупреждать же надо! Чуть с испугу не умер. Пришлось снова устраиваться на кровати и вызывать то странное ощущение скольжения в темноте. Через пару мгновений появилась «картинка»: Миксааш сидел на диване в незнакомой комнате. Сбоку к нему прильнула какая-то черная незнакомая мне серпентера. Хвосты обоих змеев плотно переплелись.


Кажется, я не вовремя. Это, наверное, жена Лорда и мать Хаса. С другой стороны, когда еще у меня получится сделать все правильно, так что попытаемся довести эксперимент до конца. Подглядывать не буду. Как только у них пойдет дальше простых объятий — тут же отключусь.


Ладно, что там у нас дальше. Прочувствовать нужного змея. Итак, попробуем. Только как? Ли, как всегда, молчит, оставляя самому догадываться, что надо делать. Хорошо, попробуем самый простой вариант — прикосновение. Не знаю, в виде кого или чего там присутствовал, но словно физически протянул руку и коснулся хвоста змея…


Сколько раз в детстве мама говорила — не суй, сыночек, пальцы в розетку. Больно будет. Так вот, не хватайте змеев за хвост, розетка по сравнению с этим легким поглаживанием покажется. Торкнуло меня знатно, мозги чуть не перегорели от двух обрушившихся на них дополнительных потоков.


Ну да, я ощутил не только самого Миксааша, но и ту женщину, которую он обнимал. Мать моя… змея полосатая, чуть с ума не сошел от любви к самому себе. Завидую Лорду, у него такая семья. Только странное чувство портит всю картину. Как будто маленький камешек, застрявший в обуви. Но поскольку серпентеры ничего подобного не носят, значит…


Повезло, что черный был не один. Иначе ничего бы не получилось. Ли тоже хороша — послушай, посмотри. Только не учла, что эти линии я вижу в первый раз, а значит, понятия не имею, какими они должны быть. Так что если принять за основу, что со змеем что-то не так, тогда за здоровый образец надо рассматривать его супругу.


Веселая картина вырисовывается, аж до слез. Кто-то основательно покорежил каналы шас-саари. Нет, ничего особо страшного и фатального, но и мелких недостатков вполне достаточно. Так, например, по сравнению с остальными Миксааш может считаться очень болезненным. Кроме того, не может заниматься магией. Все накапливаемые организмом ресурсы просто не задерживаются, развеиваясь в пространстве. Кажется, именно поэтому он и не смог перелинять.


Интересно, кто же это ему так удружил, а? Было бы любопытно пообщаться с данной особью. Близко так и долго. Пока не надоест. Кстати, надо будет проверить еще и Лайрасара на всякий случай. Иначе образуется потом неприятный сюрприз.


А также решить, что делать дальше. Нет, оставлять все как есть — не собираюсь. Буду исправлять каналы, вот только как это делать? Разгибать «вручную»? Вот только пациент после такого лечения выживет ли? Или придется смущенно вилять хвостом, мол, упс, промашечка вышла. Ли, что скажешь?


«Промолчать можно?» — ехидно осведомилась эта зараза.


Только попробуй! Я с тобой потом вообще разговаривать не буду.


«Ладно-ладно, уже и пошутить нельзя. В общем, слушай. Расу делали с хорошим запасом прочности по всем показателям, так что ничего страшного с твоим «пациентом» не произойдет. Кроме того, шас-саари изначально стремятся к идеальному состоянию организма. В смысле наделены регенерацией. К тому же касается она не только физической оболочки, но и остальных. Твой Лорд вылечился и сам, если бы имел достаточно силы».


Значит, ты говоришь, что если просто наполнить его каналы энергией, то они сами исправятся?


«Ну да. Хотя мне было бы тоже интересно пообщаться с тем, кто смог так воздействовать на змеелюда».


Не беспокойся, найдем и поговорим. Что же касается лечения, то не будем откладывать в долгий ящик. Перекачаем через себя!


Возмущенный вопль статуи остался где-то далеко, а я почувствовал себя гидроэлектростанцией в период половодья. За мной огромная масса воды (ну в данном случае энергии), а выпустить это все надо тонкой струйкой, иначе вместо Лорда получим равномерно прожаренную тушку. Не думаю, что его жена будет мне благодарна за такую «помощь».


Миксааш вздрогнул и начал озираться. Кажется, он что-то почувствовал, но никак не мог понять, что же именно происходит. Ну и правильно, а то еще дергаться начнет. Его каналы налились светом, ощутимо разбухли и… с едва слышным (мне) звоном выпрямились.


Хм, или мне кажется, или в Клане Раах’Тасса скоро на одного перелинявшего змеелюда станет больше. Интересно, а как сам Лорд отнесется к известию, что у него скоро линька?..


Ну вот, вроде бы одной проблемой меньше. Осталась другая. А именно Лорд Шаэр’Кетте. Этот, с позволения сказать, ящериц безмозглый решил все переиграть. Мол, его обманули — воспользовались наивностью, доверием и… так и хочется сказать гадость, но лучше промолчу. Наивный чукотский парень.


Нет, он в принципе не против объединения усилий, но на его условиях. Так, получается, что сейчас вроде как черные играют ведущую роль. И «детский сад» на их территории, и предложение исходило опять же от них (поскольку я живу на территории этого Клана, то и заслуги приписываются ему). А также что, мол, и в охране зеленых тоже урезали!


В общем, Арсаара это не устраивало. Этот змей хитро… умный собрался детей перевести к себе, организовать все по-своему, ну и идею тоже присвоить. Они, мол, уже это придумали, вот только сказать не успели. Рассчитывали, просчитывали, разработки вели… короче, все равно были первые.


Светлоликий Келес! Скажи мне, ну откуда берутся такие индивиды? Ведь не скажешь, что правитель Шаэр’Кетте тупой. Нет, довольно умный и образованный. Но дурной. Зачем лезть и все переделывать? Неужели от этого кому-то станет легче? В такие моменты как никогда хочется снять амулет и прокипятить мозги особо одаренным. Мигом станут шелковые, покладистые и согласятся со всем, что бы ни сказал.


Только это не выход. Ладно, разберусь с этим Лордом лично. Хватит уже, то он согласен, а назавтра уже передумал. Даже я себя так не веду!


Завтра с утра надо будет еще раз извиниться перед Миксаашем, помочь ему с линькой и совместно решить, что же делать с этим упрямым зеленым Лордом. А пока — баиньки. Хватит с меня нервных потрясений на сегодня.




Лорд Миксааш отдыхал в личных комнатах. Не так уж и часто появлялась возможность провести время с женой. Особенно — наедине. А в последнее время так особенно. Иногда змею казалось, что до сих пор они все словно спали, а сейчас — проснулись и ужаснулись, сколько дел оказалось не сделано.


И в роли прерывателя выступил один не в меру наглый светлый змеелюд. С одной стороны, жить стало значительно интересней, а вот с другой — возникло столько вопросов и проблем, что иной раз невольно задаешься мыслью: а зачем мне все это? И зачем Клану подобные неприятности?


Но внутренний голос упрямо твердит, что нет, нельзя оставаться в стороне. Да и вечное, неистребимое любопытство толкает в спину — интересно же, чем закончатся все начинания светлого? Да и решения тот предлагает весьма и весьма толковые.


Кроме того, у Раах’Тасса была своя, затаенная мечта. Он желал объединения змеелюдов. Пусть пока не всех, но хотя бы обитающих в Ташор’Ассарах. Потому и поддерживал светлого. Этот странный шас-саари делал именно то, что нужно. То, на что сам Лорд черных зачастую просто не мог решиться. Из-за того, что его бы не поняли даже собственные кланники.


Элхару было легче — представителей его Клана вблизи не наблюдалось. Да и сам шаск не спешил сообщать, какой расцветки его шкура. Зато командовал таким властным голосом, что вопросов подчинения практически не возникало. Как и желания спорить.


Миксааш давно заметил, что противиться этому светлому практически невозможно. Да и зеленый Лорд тоже козни строил только тогда, когда покидал территорию Раах’Тасса. А, находясь рядом с Лордом Кессером, только кивал, ну или хотя бы молча выслушивал доводы последнего.


Однако это не освобождает светлого от необходимости соблюдать хотя бы элементарные правила приличия! Ладно, забрал своих рессов с собой, так хоть скажи, где тебя искать в случае чего! Что ж это значит, он организовал все это, а черному оставил решать возникающие проблемы? Сам не хочет попробовать? Было бы интересно понаблюдать за этим процессом.


От ленивых размышлений змея отвлекло странное чувство, как будто его окатили горячей водой. Нет, неприятных ощущений не было, даже наоборот — так хорошо он еще никогда себя не чувствовал. Но в то же время непонятно, что произошло и почему. Кроме того, невыносимо зачесался кончик хвоста и позвоночник.


— Микс? Что с тобой? — приподняла с его плеча голову жена.


— Все в порядке, Эрвис, — приглушенно ответил змей, — просто голова закружилась…


Да и со зрением стали твориться удивительные вещи. То все словно расплывается, а то картинка становится на удивление четкой и яркой.


— Опять, — тихо вздохнула жена и плотно прильнула к мужу.


Она прекрасно знала, почему у Лорда иногда случаются головные боли или просто приступы слабости. Иногда серпентере так хотелось найти первую пассию Микса и завязать ей хвост узлом! Неужели из-за того, что мужчина предпочел тебе другую, стоит идти на подобное? Все равно назад это его не вернет, так зачем?


Выход зачастую был один-единственный — передать часть собственной энергии, которая пошла бы на восстановление. Что она обычно и делала. Но в этот раз все оказалось по-другому. Вернее, с точностью до наоборот — у мужа был явный переизбыток, к тому же нестабильный. Правда, полностью развернутые каналы быстро успокаивались, но…


— Эрвис, — как-то необычно тихо окликнул ее змей, — смотри.


Чешуя на руке Микса приобрела явно нездоровый, сероватый оттенок и потускнела. Словно стала неживой, ороговевшей.


— Что случилось? — не на шутку всполошилась она. Самое страшное — это не знать, что происходит.


— Кажется, кому-то все же придется ответить мне на вопросы. И отмолчаться не получится!


Лорд поднялся, сжал кулаки и решительно двинулся к выходу. Жена удивленно посмотрела ему вослед. Таким взъерошенным она своего мужа давно не видела. Наверное, с самого рождения Найрхаса. Интересно, что же все-таки произошло?




Хас в задумчивости разглядывал кончик собственного хвоста, украшенный небольшой костяной пластиной, чем-то похожей на коготь. Тот нервно подергивался, то и дело запутываясь в шелках, устилающих кровать. Подобное поведение с головой выдавало волнение хозяина. Хотя как назвать собственное состояние, черный не знал.


Да и вообще вся его жизнь вдруг резко изменилась. Всего в одно мгновение привычное положение вещей оказалось миражом, сказкой, недостижимой мечтой. Хотя стоит ли ее достигать — это уже совсем другой вопрос. Над которым и размышлял змей. Точнее, не только над ним.


Мысли плавно и немного лениво текли, перескакивая с одной проблемы на другую. После шока, вызванного истинной расцветкой Элхара, события понеслись со скоростью горного потока в половодье. Длинное, растянувшееся, кажется, на семидневье ожидание наказания. Осознание, что из-за твоей оплошности могут пострадать слишком многие. Холодное безразличие ла’элларис…


И как благословение сияющего Келеса — перевод в личную свиту. Хотя когда узнал свои обязанности — захотелось трусливо поджать хвост и попроситься домой. Но малодушный порыв был безжалостно задавлен на корню. Если Лорду угодно видеть его на этом месте, то Хас постарается оправдать его доверие.


Да и возможность увидеть других властителей так близко тоже многого стоит. Оказывается, они уже знают про существование Ла’Ссаайре. Это было несколько обидно. Неужели чужакам он доверяет гораздо больше, чем шас-саари? Хотя, может, Элхар не зря скрывает свой цвет? Может, он чего-то опасается или точно знает, что среди серпентеров есть предатель?


Найрхас зло хлестнул хвостом по стене — предать радужного! Это даже хуже, чем детоубийство. Но раз Кессер считает, что это так, то не ему спорить. Главное, нужно быть готовым защитить его в любой момент. Черный не строил иллюзий насчет собственной силы, до бывшего «светлого» ему не дотянуться. Но иногда даже самая малая заминка может оказаться решающей. И дело рессов — обеспечить своему Лорду эту заминку.


Кроме того, новые обязанности требовали существенной подготовки. Да, кое-что Хас знал, поскольку отец старался вбить в его голову хотя бы немногое из того, что должен был знать Лорд Клана, но это совсем не то, что целая раса! Как он может знать, что нужно тем же коричневым, если те не признаются? Или он что-то не понял? Надо будет уточнить, что Ла’Ссаайре подразумевал под «необходимым».


Переписка… здесь немного сложней и проще одновременно. По всей видимости, допуск в кабинет у него будет, так что вроде бы и легко, но, с другой стороны, знание других языков у черного оставляло желать лучшего. Кроме того, хотелось появляться и в Клане, а если он вынужден будет столько времени сидеть в Рас’Хашшес’Искер, то надо будет придумать объяснение. Ведь Элхар пока не разрешал раскрывать его тайну.


Хас нервно шевельнул хвостом. Действительно, все изменяется. Хоть сейчас и непонятно, в какую именно сторону, но можно надеяться, что в лучшую. Хотя и странный он, этот Кессер.


Размышления змеелюда прервало тихое позвякивание цепочек, прикрывающих вход. Кто-то просил разрешения вступить на личную территорию. Черный приподнялся и скользнул ко входу. Его заинтересовало, кто же в такое время хочет нанести столь неожиданный визит. Неужели Кайр?..


В коридоре, нервно подметая пол хвостом, обнаружилась Орин. Не то чтобы черный не обрадовался такой замене, но насторожился. До сих пор зеленая змеелюдка не обращала на него особого внимания. А чтобы посетить комнату — об этом он старался даже не думать.


— Орин? — недоуменно переспросил он.


— Хас, я могу с тобой переговорить? — Сестра Кайра явно чувствовала себя неуверенно. Кажется, произошло что-то, с чем она сама не смогла разобраться.


— Проходи. — Черный посторонился, пропуская ее внутрь. Ну и не отказал себе в маленьком удовольствии якобы случайно мазануть хвостом по ее чешуе. Как ни странно, серпентера на такое поведение никак не отреагировала. — Что произошло? — поинтересовался он, устраиваясь на кровати. По подхваченной у Элхара привычке выделил гостье кучу подушек, среди которых она и расположилась.


— Хас, вы же с Кайром были вместе? — наконец спросила она, придерживая собственный хвост. Так обычно поступали, когда не хотели выдавать волнение. — Ну, утром, когда… ушли.


Девушка не отрывала взгляд от пола, изредка косо посматривая на черного. Эх, как хотелось последнему хоть на мгновение стать обладателем способностей Ла’Ссаайре и понять, какие чувства обуревают собеседницу.


— Да, — не стал скрывать он. В конце концов, ему запретили распространятся только о цвете чешуи. Ну и о Рас’Хашшес’Искер.


— А где вы были? — не отставала она.


— Служили своему ла’элларис, — ответил Найрхас стандартной фразой. Ведь если радужный кого-то подозревал, то нужно рассказывать как можно меньше. Дело даже не в недоверии, просто Орин может совершенно случайно проговориться кому-то другому, а там и враг узнает. Зачем это надо?


— Хас, я серьезно! — Она даже чуть приподнялась в порыве чувств.


— Я — тоже. — Черный свил хвост в тугой клубок, показывая, что произнес все, что хотел.


— Ты… не можешь или не хочешь объяснить? — Серпентера посмотрела ему прямо в глаза. А вот это было уже опасно. Не освоивший еще нового состояния черный реагировал на все несколько нервно. Поэтому на прямой взгляд чуть подался вперед, настороженно принюхиваясь.


— Что ты хочешь узнать? — Ему приходилось придавливать хвост кольцами, иначе половина ложа уже была бы разбросана по комнате.


— С Кайром… с ним все в порядке? — Змеелюдка словно бы в задумчивости оперлась о покрывало. При этом ее рука, словно невзначай оказалась рядом с рукой черного. Тому пришлось вогнать когти в шкуры, чтобы не выдать своего состояния.


— Все хорошо, — несколько замедленно отозвался он, глядя в пол. — Лорд даже взял его в личную свиту…


— Просто я беспокоюсь. — Хвост зеленой с тихим шелестом свернулся широким кольцом, самым кончиком мазнув по антрацитово-черной чешуе. — Он… оставил послание, что может умереть, я так испугалась… А потом вернулся, но странный какой-то и ничего не говорит…


Раах’Тасса едва не зашипел. Она что, не понимает, что делает? Или понимает, но специально дразнит? И неважно, какой из этих вариантов правдив, — что делать ему? Особенно теперь! Раньше он отреагировал бы сразу, и не раздумывая. Сейчас же пытался понять, не отразится ли это на его дружбе с Кайром. Да, пожалуй, они могут назвать друг друга друзьями.


Все-таки радужные слишком сильно влияют на окружающих. Даже если не хотят этого…


— Орин, — тихо почти прорычал он. В голосе все явственней стали проскальзывать шипящие нотки. — Ты понимаешь, что творишь?


— А ты? — Желтые глаза, в которых золотые искры танцевали завораживающий танец, оказались неожиданно близко. — Ты понимаеш-ш-шь?


Кто первый потянулся вперед — осталось непонятным, просто два змеиных тела оказались сплетены так плотно, что даже волос не проскользнул бы. Покрывала упали на пол, но это уже никого не волновало. Прически рассыпались от пары прикосновений, и две светлые волны частью скрыли происходящее.


Каждый из них внезапно нашел ответ на самый главный в своей жизни вопрос, а все остальное стало совсем неважным…


— Ты знаешь, что у вас обоих запах поменялся? — Серпентера чуть наморщила нос, принюхиваясь к лежащему рядом шаэ’лариш. Хотя, скорее всего, тому недолго носить это название. Она не собиралась делиться своим, теперь уже — своим, мужчиной с другими.


Отец будет сильно недоволен. Ведь его дочь одна, без сопровождения отправилась на территорию Раах’Тасса, когда получила сообщение от брата. Испугалась — это не то слово. Потому что Кайр… он казался ей чем-то вечным. Есть мир, и в нем есть кровный родич, так будет всегда — что еще можно сказать? Когда вдруг этот самый близкий говорит, что все, скоро его может просто не быть…


Шаорэлин бросила все и рванула за разъяснениями. Но не успела, Кайрешшера уже не было в его комнате. Как и его «заклятого врага» Найрхаса. Остальные шас-саари из их компании сказали, что эту парочку куда-то забрал ла’элларис. Мол, они после встречи Лордов пошли к нему, вернулись, а потом снова ушли. Это было похоже на правду, поскольку светлого тоже видно не было.


Но в то же время послание все еще тревожило и беспокоило. Не стал бы ее родич шутить подобным образом. Значит, что-то случилось. Ей нужно, просто-таки необходимо знать, что же произошло!


Ожидание казалось бесконечным, но она отказывалась уходить, пока не увидит либо брата, либо его Лорда. А также не выяснит, что же здесь творится.


Дождалась. Правда, ясности это не прибавило, кроме того момента, что Кайр все-таки жив. Поговорить тоже не удалось. Родственник отговорился занятостью, обещал рассказать как-нибудь потом, буркнул, что все обошлось, и слинял. К Элхару она даже приблизиться не смогла — тот только глянул, как будто вскользь, но после этого сдвинуться с места зеленая просто не посмела. Зато потом обрушила на голову наглого выскочки столько ругательств, сколько знала. Правда, толку с того, раз объект их не слышал?


Оставался Хас. Орин прекрасно знала, как тот к ней относится. Ей было даже приятно такое внимание, хотя она все равно не считала черного достойным партнером. Конечно, в последнее время он сильно изменился, чем дальше — тем больше вызывая неприкрытый интерес. Да и Кайр стал относиться к нему уважительней. Со слабаком ее брат дружить бы не стал. Да что там, даже не общался бы, пусть они и являются рессами одного Лорда.


Ведь даже внешность молодого Раах’Тасса стала совсем другой. Несмотря на то, что змеи снаружи мало меняются, он словно бы разом повзрослел на несколько циклов. Как, впрочем, и брат, но здесь все было не так заметно.


Направляясь в комнату Найрхаса, серпентера хотела всего лишь выяснить, чем же занималась вся эта чешуйчатая компания, пока отсутствовала здесь. Да, собиралась воспользоваться собственным обаянием, да, рассчитывала подразнить и заставить помучиться, но… глядя в неожиданно серьезные, цвета сияющего Актара глаза, вдруг поняла, что всего этого ей мало.


И запах. Раньше этот змей пах совсем не так завораживающе. А к отблескам на чешуе хотелось притронуться рукой и ощутить, как под ней перекатываются мышцы. С внезапной четкостью пришло осознание, что не отпустит этого змея. Любой же наглой орш’ши,[28 - Орш’ши — нахальная, но неразборчивая в выборе партнера серпентера (шаэс.).] которая попытается ее подвинуть с этого места, завяжет хвост узлом!


Казалось бы, вокруг столько мужчин — выбирай любого, зачем враждовать? На всех хватит. Однако почему-то не получалось. Достойных выбора встречалось не так уж и много. Да и большинство из них были заняты. Мама не зря ворчала, что мужики мельчают и достойной партии уже не найдешь. Раньше Орин казалось, что мать просто так говорит. Но когда заинтересовалась этой стороной жизни, то поняла, что родительница была права.


Ей, как всякой нормальной шас-саари, видеть рядом с собой абы кого не хотелось. Девушка часто слушала рассказ матери, как они повстречались с отцом. И хотелось так же сразу понять, что этого конкретного змеелюда она никому не отдаст!


Дождалась…


Но кто бы мог подумать, что знакомый до последней чешуйки, часто виденный и прогоняемый Найрхас вдруг окажется тем самым? Интересно, что с ним произошло? Только спрашивать она не будет, как сможет — сам расскажет. Воспитательница ей не раз говорила, что любопытные серпентеры очень быстро теряют своих спутников. Ничего страшного, Орин подождет. А пока покрепче обовьет его хвостом и уткнется носом в плечо. Ш-ш-ш-ш, приятно пахнет… может, спросить хоть про это?


— М-да? — Черный почти урчит, он явно доволен и не собирается этого скрывать. — Не знаю, как-то не заметил.


— Может, прогуляемся? — Казалось бы, только что потратила изрядное количество энергии, но усталости нет. Наоборот, хочется действовать, двигаться. Ну и похвастаться своим спутником. Особенно если словно невзначай появиться с ним на Таарлох’Искер — Набережной Королей.


Черный удивленно вскинул брови. Подобного предложения он, честно говоря, не ждал. С большим удовольствием полежал бы еще. Ну, или не полежал. Но куда-то идти? Зачем? Однако когда Орин провела рукой по его груди, то все вопросы очень быстро исчезли. Ну, хочется ей прогуляться — так почему бы и нет?


Быстро приведя себя в порядок, парочка выскользнула в коридор. Каждому казалось, что этот день заканчивается хорошо, хотя начинался — хуже некуда. Только они не знали, что это еще не все, судьба очень любит неожиданности.


Чаще всего — неприятные…





С-СЕШ-Ш С-СЕЙ



Шейгаль находился в месте проведения ритуала. Оно располагалось совсем недалеко от Рас’Хашшес’Искер. Конечно, идеально было бы расположиться именно там, но на подобное у светлого просто не хватало нахальства. Как и любой змей, он испытывал некоторый трепет перед самим дворцом и его Стражами. Только все равно мечтал увидеть его внутреннее убранство, не говоря уже о том, чтобы занять Змеиный Трон.


У него все получится, ведь он столько готовился! Пусть союзники и потребовали ускорить проведение ритуала, но это уже почти ничего не значит. Да, хотелось бы выгадать еще немного времени, чтобы уж наверняка, но в принципе можно начинать уже сейчас.


Совсем скоро представитель его новых «друзей» доставит последние, необходимые «ингредиенты», и Шейгаль сосредоточит в своих руках всю власть над Ташор’Ассарах! А потом над всеми шас-саари Шаэсса. В идеале же будет и устранение довольно надоедливых помощников. Нельзя, чтобы змеи ощутили слабость своего предводителя. Что произойдет тогда, даже он не в состоянии представить…


— Райгаль, ну что там? — Светлый отвернулся от алтаря, на котором лежали детали облачения, и повернулся к своему сопровождающему. Вид артефактов манил, как близкая вода в оглушающую жару.


— Просят подождать еще немного, они почти пришли, — почтительно отозвался тот, на мгновение приложив к голове переговорный амулет.


— Быстрее, чего они ждут? — нервно хлестнул хвостом по камням Кэсс’Тарха.


— Благос-с-словения Келес-с-са, — раздалось ехидное шипение со стороны входа.


Резко развернувшись, Шейгаль увидел представителя Клана Раах’Тасса, протискивающегося в узкую щель.


— Нельзя было найти место поприличней, — прошипел тот, отряхивая довольно-таки щегольскую одежду.


— Важна эффективность места, а не его эффектность, — раздраженно ответил светлый.


Этого «помощника» он ненавидел больше всех остальных, как и любого представителя Клана Воинов. Причем последний прекрасно знал об этом чувстве и только нагло ухмылялся, демонстрируя ядовитые клыки.


— Вы принесли все, что нужно, Иклисс? — Хранитель специально пропустил дальнейшее именование, поскольку непризнанный и не представленный Клану змей не имел права носить родовое имя. А именно этого мать, оскорбившись отказом, отцу не отдала. Так что…


Темный тоже знал это и бесился. Однако поменять ничего не мог. Точнее, не хотел делать это так, как принято. В смысле явиться к другому родичу, пройти служение и все такое прочее. Как и его родительница, он хотел всего и сразу. Причем — на золотом блюде. Парень унаследовал все, без исключения, материнские недостатки и был редкостной сволочью даже по меркам шас-саари.


Правда, он даже гордился этим, но светлого подобное не волновало.


— Ну и что ты там принес? — поторопил его Шейгаль.


— Все, и даже немножко больше, — ухмыльнулся черный, протягивая Кэсс’Тарха странный сверток.


Немного благоговейно развернув грубую ткань, светлый достал шкатулку, из которой извлек небольшой кусочек чешуи. Если присмотреться, то можно было различить едва видимую полоску по краю. Но даже без этого Хранитель сразу узнал, кому раньше принадлежала эта кожа, — последнему радужному!


Как она попала к его союзникам — его не интересовало. Самое главное, что она поможет ему покорить своенравные артефакты!


— А вот и дополнение. — Повинуясь взмаху руки темного, двое смесков втащили в пещерку еще двух серпентеров.


Доставленные находились в бессознательном состоянии, но так было даже лучше. Особо радовало, что они принадлежали к Воинам. А уж когда Шейгаль в одном из них узнал Найрхаса, сына ненавистного Миксааша, — то вообще уверился, что боги на его стороне! А второй из доставленных оказался змеелюдкой. Ну что ж, и она пригодится…


— Хорош-ш-шо, очень хорош-ш-шо, — проурчал светлый. Шипение в его голосе выдавало крайнюю степень радости.


— Только я хочу сперва пообщаться с мальчиком, — сверкнул глазами Иклисс. А, ну да, это же его «сводный» братец. Ну-ну, пусть общаются, только чтоб жертва потом осталась живой. Женщины… в них не так много жизненной силы.


Сейчас как раз можно заняться последними приготовлениями к проведению ритуала. Немного, до осуществления мечты осталось совсем немного. А пока подручные приковывают жертву, можно еще немного полюбоваться тем, что скоро будет принадлежать ему!




Когда Хас очнулся, то сперва не мог даже думать — голова просто раскалывалась. Но постепенно боль отступала, и тело освобождалось от странного онемения. Не открывая глаз и не двигаясь, он попытался вспомнить, что произошло. Вот они с Орин прогуливаются по Таарлох’Искер. Затем просто бродить ей надоело, и они нашли уютную нишу, сплели хвосты и…


На голову обрушилась пустота. Кажется, их поймали. Но кто? Кому это было нужно? И кто настолько не дружит с головой, что посмел напасть на представителей двух самых воинственных Кланов. Да что там — напасть на женщину! Зеленая была тоже здесь, он чуял ее запах. Если с ней что-то случится…


— Ну что, братец, очнулся? — раздался над ухом противный голос, вызывающий непреодолимое желание съездить его обладателю в нос.


Найрхас открыл глаза и, повернув голову, уставился на стоящего рядом. Черный, но цвет волос скорее с бежевым отливом, а не сероватым, как у чистокровных Раах’Тасса. Метка на лбу почти не видна. Хвост кажется немного короче, из-за чего возникает ощущение некоторой грузности. Глаза желтые и какие-то нездоровые, что ли? И торчащие из-под верхней губы кончики клыков. Ядовитый?


— Не тебе, смесок, зваться моим родственником, — почти выплюнул он.


— Ой, какие мы гордые, — скривился говоривший и зло зашипел: — Думаешь, если отец тебя признал, так сразу стал лучше всех?


— Не тебе, предатель, родством мериться, — гораздо громче зашипел в ответ Хас и резко дернулся, чтобы проучить наглого полукровку. Но не получилось — глухо звякнули цепи, остановив движение.


— Не дергайся, бывший братец, не дергайся. — Ленивое похлопывание, сменившееся оглушительной затрещиной, от которой в ушах возобновился противный звон. — Недолго тебе жить осталось, лучше силы береги!


— Я тебя убью, — клятвенно пообещал Хас, с ненавистью глядя на ехидно скалящуюся рожу. — Своими руками.


— Мечтай-мечтай, детка. — Черный отодвинулся, давая возможность окинуть взглядом все помещение и увидеть скованную Орин на полу. — А я с твоей девочкой пока что развлекусь.


— С-с-с-с-с! — Хаса буквально выгнуло от бессильной злости. Ну, надо же было так глупо попасться! И когда — когда жизнь почти наладилась!


Ответом ему был только злорадный смех.


— Не порть мне жертв, — отозвался один из светлых, появляясь в поле зрения с большим металлическим подносом в руках. — Если сорвешь ритуал — сам будешь виноват.


— Так тебе вроде бы нужна только одна, — удивился темный, однако притормозил.


— А вдруг не хватит? — резонно возразил другой. — Что-то в последнее время змеи измельчали…


— Ничего, потом отыграюсь, — сквозь зубы пообещал Хасу его мучитель и сдвинулся в сторону. Кажется, он собирался наблюдать все происходящее от начала и до конца.


Тем временем тот, с подносом в руках, явно принадлежащий к Клану Хранителей, стал раскладывать на обездвиженном змее потертые украшения. А с одной стороны поместил небольшой кусочек старой чешуи.


— Это еще что за хлам? — невольно вырвалось у Раах’Тасса. Светлого от возмущения чуть на клочки не порвало.


— Чтоб ты знал, тупой змей! — наконец выдал он. — Это легендарные артефакты, принадлежавшие роду радужных правителей!


— Вот это барахло? — не поверил темный. Да, он слышал, что Лорд ищет регалии прежних Ла’Ссаайре, но чтоб они выглядели так… убого?


— Заткнись! — Хлесткая пощечина оказалась куда как слабей удара, нанесенного предыдущим «собеседником». — Знаешь, я с радостью отдам твою жизнь союзникам. С ра-дос-с-стью!


От Хранителя внезапно потянуло странным душком, от которого прикованного чуть не вывернуло наизнанку. А внутри поселилось стойкое убеждение, что этого змея тоже нужно убить. Обязательно! Внезапно Кэсс’Тарха замер, словно обдумывая какую-то мысль, и, явно споря с самим собой, произнес:


— Да, так будет гораздо лучше!


После чего двое подручных, повинуясь его жесту, подхватили с пола так и не очнувшуюся Орин и поднесли к алтарю. Еще один светлый, до этого момента старавшийся не попадаться на глаза, подставил большую чашу. Светлый взял изогнутый нож и задумчиво попробовал пальцем его остроту. После чего схватил серпентеру за волосы, задирая ей голову…


Найрхаса обожгло пониманием. Он сообразил, что именно сейчас произойдет, и от этого знания рванулся вперед, напрягая все свои силы.


— Не получится, братишка, не получится… — злорадно прошипел наблюдавший темный и возбужденно подался вперед, явно намереваясь не пропустить ни единого мига.




Мне отчаянно не спалось. Несмотря на все усилия. Кроме того, стало ломить виски, а спинной гребень чесался как бешеный. Это же сущее мучение — не иметь возможность поскрести зудящее место! Тонкая пленка просто не выдержала бы напора моих когтей.


Так что настроение было хуже некуда. Если бы не блестящая и почти сияющая чешуя, то подумал, что снова линяю. Но ведь нет же, здоров как стадо быков. И раздражен приблизительно так же. Наконец оставил бесполезные попытки сомкнуть веки. Взял с-кешер и отправился в тренировочный зал. Сгоню дурную энергию и вырублюсь. Ну, или хотя бы умотаюсь до такой степени, что будет плевать и на боль, и на зуд.


Добраться до места назначения не получилось — навстречу целеустремленно полз Миксааш, недвусмысленно помахивая оружием. Хм, судя по потускневшей чешуе — процесс линьки в полном разгаре. Надо срочно куда-то прятаться, разговор двух линяющих (ну ладно, одного просто невыспавшегося и злого) змеелюдов — это просто апокалипсис местного масштаба!


Не успел, Лорд заметил меня раньше. Так что пришлось остановиться и подождать. Ну ладно, подеремся, успокоимся, а там и поговорить можно. Однако темному не дали даже рта раскрыть — следом за ним буквально примчался Лайрасар. И тоже не в спокойном состоянии. Может, сегодня день такой, возбуждающий? Магнитные бури на Актаре или еще что?


— Микс, там зеленые пришли! — завопил на весь коридор воин.


— Как пришли, так пусть и убираются! — едва не вызверился на него брат. От такой отповеди черный резко затормозил и ошарашено уставился на родственника. Кажется, в подобном состоянии обычно спокойного и уравновешенного Лорда еще не видели.


— Там вообще-то Лорд, — осторожно и отодвигаясь подальше, продолжил Лайр. — И он очень хочет с тобой поговорить.


— С-с-с-с-с-с!!! — М-да, не у одного меня эмоции иногда заменяются шипением, чтобы не сказать чего-нибудь… ненужного.


Кажется, правитель Раах’Тасса готов был послать и зеленых, и их Лорда, да что там — все население планеты в далекий и интересный пеший маршрут только потому, что они мешают ему вытрясти из меня все интересующие его ответы. Однако многолетнее воспитание дало все-таки знать. Поэтому, одарив меня на прощание многообещающим взглядом, Миксааш все-таки направился встречать гостей. Пусть даже и незваных. Ох, и достанется же им…


— Что это с ним? — осторожно поинтересовался Лайрасар у меня.


— Линька, — пожал плечами я. Что тут еще можно сказать? Надо пойти с ним и присмотреть, чтобы взбешенный Лорд не наделал глупостей. Когда серпентер меняет шкуру — мозги явно берут выходной. Не зря же советуют сидеть в комнате и не выходить.


Двигаться пришлось аж до большой площади, расположенной на набережной. Там собрался чуть ли не весь Клан Шаэр’Кетте. С другой стороны приблизительно столько же черных явно создавали поддержку собственному правителю. Где-то за их спинами мелькали коричневые и даже сероватые хвосты. Явно Охотники и Целители решили не пропускать столь масштабное действо.


А сам Арсаар Шаэр’Кетте, по всей видимости, планировал начать большую бучу. Во всяком случае, выражение его морды было настолько надутое и самодовольное, что хотелось плюнуть. Ему на хвост.


— Ла’Ссаран Миксааш Раах’Тасса, — торжественно начал он, — я требую вернуть моего сына Кайрешшера Ла’Шаэр’Кетте и мою дочь Шаорэлин Ла’Шаэр’Кетте!


Поименованный ухмыльнулся настолько злорадной улыбкой, что у зеленого совершенно неприлично округлились глаза. По всей видимости, он как-то не привык видеть своего извечного оппонента в столь… интересном состоянии.


— Твоего сына на моей территории нет, — ехидно ответил он зеленому. — А распоряжаться рессом своего гостя Кайрешшером Лай’Кессер я не имею права. Что же касается второго твоего требования, то Шаорэлин Ла’Шаэр’Кетте отправилась домой.


— Она не вернулась, — глухо отозвался Шаэр’Кетте. — Так что я хочу узнать ее судьбу.


Несомненно, дальнейший разговор наверняка был бы столь же интересен, но внезапно меня окатило явно чужими чувствами — боль, бессилие, ярость и просто запредельное желание убить и спасти. Я словно воочию увидел натянувшуюся до предела нить, уходящую куда-то в толщу скал. Она была готова вот-вот порваться.


Времени на раздумье просто не оставалось, так что внаглую телепортировался по наводке. И попал в самый нужный момент — какой-то светлый хмырь пытался перерезать горло сестре Кайра. А рядом лежал прикованный почище Прометея Хас. Вот и пропажи сыскались…


Пока раздумывал — тело уже действовало. Удар хвостом отправил одного из держащих девушку и типа с ножом в недолгий полет до ближайшей стены. Извлеченный из-за спины с-кешер, высекая искры, опустился на цепи, удерживающие ресса. Пара ударов — и в небольшой пещерке на одного разозленного змеелюда стало больше. Вот только оружия у него не наблюдалось.


Окружение зашевелилось, с явно недружелюбными намерениями подбираясь ко мне. Открываю портал и коварным ударом чуть пониже спины отправляю Найрхаса в полет на набережную. Тем более что он так предусмотрительно сгреб с земли серпентеру. Нет, чтобы поинтересоваться здоровьем своего ла’элларис или хотя бы сказать «спасибо».


Ну да ладно, обойдусь. Тем более что здесь есть достаточно мишеней, на которых можно сорвать свое плохое настроение.


— Ты еще кто? — раздалось гневное шипение из угла. Опа, а этот темный, что здесь делает? Да еще и запах от него весьма… специфический. Как, впрочем, и от всех присутствующих. Надо же, на гнездо служителей Пожирателей нарвался. Как удачно!


Не удостаивая ответом, рассмотрел остальных. Два Хранителя, явно не противники. Хотя сумасшедший блеск глаз одного из них несколько напрягает. Еще парочка смесков. Кажется, черные с коричневыми, хотя могу и ошибаться. Ну и тот, говорливый. Кстати, что-то у него странное в каналах энергии. Только никак не могу понять, что именно.


— Ты! — Старший из Хранителей явно хотел сказать что-то очень важное, но мой взгляд привлекли разбросанные по полу предметы. Гребни словно кипятком окатило — это же именно то, что я искал! Недостающие части Седар’Хашшес’Искер!


Вот только отвлекаться не стоило — рядом что-то взорвалось, отбрасывая меня на стену и накрывая выбитыми осколками. Часть удалось отразить, а вот часть рассекла чешую. Больно.


Атаковал меня темный. Теперь я понял, что именно в нем было неправильным — кто-то искусственно сменил ему ступень! Некоторые каналы, которые приобретались с линькой, были явно «не родные». Они даже по цвету отличались.


— Ты умреш-ш-ш-шь! — Так, кажется, местное население совершенно не дружит с мозгами.


— Попробуй достань, — предлагаю, запуская в него нечто убойное. Выплетать до конца времени просто не было.


Волна Силы смела атакующего и основательно проволокла его по полу. Зато пока разбирался с одним, с другой стороны напали смески. Шутить сразу расхотелось, пришлось действовать максимально быстро и серьезно. Блокирую выпад одного, смещаюсь в сторону, закрываясь противником от второго атакующего, и сношу ему голову резким обратным ударом.


Затем хвостом отправляю тело в другого противника и, когда он пытается увернуться от столь оригинального «снаряда», в низком выпаде достаю его лезвиями с-кешера. Минус два.


Тем временем снова очухался черный, опять пытаясь достать меня заклинанием. Выставляю щит и смещаюсь за алтарь. Там места для маневра больше. Но тут меня словно чугунным бруском по голове погладили, это еще что такое?


Оказывается, пока мы тут пытались закопать друг друга, светлый не выдержал — он убил своего помощника и теперь брался вымоченным в его крови куском чешуи за отлетевший в сторону пояс. Почему-то это действие окончательно выбило меня из колеи. Зашипев как взбесившийся чайник, рванул к Хранителю. Когти буквально разворотили ему горло. Выхватил пояс и застегнул его на себе.


Однако за такое поведение пришлось поплатиться — в спину прилетело очередное заклинание. Гребень тихо хрустнул, и по позвоночнику потекло что-то горячее. Но все равно откуда-то пришла уверенность, что поступил я абсолютно правильно. Нельзя было допустить того, чтобы артефактом завладел кто-то другой.


Темный скалился в предвкушении. По его мнению, я был уже мертв. И эта мысль несостоявшегося убийцу не просто радовала — он получал от этого небывалое наслаждение. Запах Пожирателей стал просто одуряющим. Это не просто марионетка, нет. Он работал с ними осознанно, четко представляя, чего хочет.


Не враг — предатель, смерть которого должна быть максимально мучительной. Не поединок — казнь. Амулет с тихим шорохом рассыпался песком, не справившись с внезапным всплеском силы. Гребни развернулись, гипнотизируя и подавляя. Ядовитые клыки мешали закрыть рот, так что вырывавшееся из глотки шипение звучало почти постоянно.


Черный словно на стену налетел. Кажется, такого развития событий он не ждал. В его сознании перемешались жажда убийства, заложенное в инстинктах преклонение перед радужным и столь же глубоко вбитая преданность новым хозяевам. Вся эта мешанина окончательно снесла серпентеру крышу.


Дико не то взвыв, не то закричав, он бросился на меня. Оба лезвия превратились в смазанные серые росчерки и затормозили в чешуе, проламывая и разрывая ее. В мутнеющих желтых глазах безумная пелена медленно истаивала, уступая место разуму.


— Надо же, — тихо прохрипел он, — а я в сказки не верил.


Его кровь, пошедшая горлом, окатила руку и грудь. Напряжение постепенно оставляло, давая в полной мере ощутить боль, до этого момента казавшуюся какой-то… несерьезной, что ли? Пришлось опустить с-кешер, не в силах удерживать повисшее на оружии тело. Голова шла кругом — пропущенный удар в спину оказался весьма коварным. Да и в самом начале меня хорошо задели.


Каким-то чудом оставаясь в сознании, подобрал альхон и закрепил на шее как мог, не до красоты и гармоничности было.


Внезапно в и без того раскалывающейся голове раздался панический зов Кайра:


«Эл, ты где?! Скорее иди сюда, здесь такое!!!»


Ох, демоны вас полюби скопом и в отдельности! Да что ж это за день такой бесконечный!!! Как же меня это все достало. Хватит, наигрался. Не хотят по-хорошему, будут делать, как Я скажу, и чихать хотел на все остальное!


Сил на телепортацию просто не осталось. Пришлось нырнуть в протекавшую рядом реку и, активно работая хвостом (что вызывало совсем не радужные ощущения), доплыть до нужного места. Там, последним рывком, буквально выбросил себя на берег. Поднялся, сжимая в руках оружие и давая полной мерой оценить мой гнев, раздражение и боль. Так, кто теперь против?!


Они молчали, не в силах сказать хоть слово. Ну, еще бы, пусть бы только попробовали. Рессы, все четверо, склонились первыми, признавая за мной абсолютное право повелевать. Миксааш и Лайрасар, полуприкрыв глаза, последовали за ними. А затем по площади словно волна прошла — шаск за шаском сворачивали хвосты тугими кольцами, упирая руки в пол. Слышался только тихий шелест чешуи, все остальное проходило в полном молчании.


Последним остался Лорд зеленых. Он пытался вскинуть голову, сохранить гордость, но мой взгляд словно обрел вес. Под ним Шаэр’Кетте распластался по гранитным плитам, нервно подрагивая хвостом. Ничего, я этот «митинг» тебе еще припомню. Как приду в себя.


Последним усилием вскинул над собой с-кешер, издал пронзительный высокий свист и… свернулся в клубок, проваливаясь в долгожданный сон. Вот так всегда — как не надо, так веки просто чугунные, а как появляется время расслабиться, так бодрость из ушей плещет.


В общем, убью того, кто разбудит раньше положенного. Дайте, гады, хоть выспаться напоследок…




Лорд Миксааш находился в полном… хм… в замешательстве. Конечно, он знал, что с Элхаром не все просто, но чтоб настолько! Появление радужного из воды было, несомненно, к месту. Арс едва собственный хвост кусать не начал, когда из возникшего портала на набережную шлепнулись Хас и Орин.


В чем-то он прекрасно понимал своего извечного противника. Во-первых, когда твою дочь доставляет чужой змеелюд, позвякивая обрывками кандалов, а она без сознания — хорошего мало. Врагов у обоих Кланов предостаточно, так что угроза вряд ли была шуточной.


Во-вторых, едва придя в себя, серпентера так вцепилась в своего спасителя, что втроем не отдерешь. Всем все сразу стало понятно. Конечно, с одной стороны, Раах’Тасса радовался за своего сына. Шаорэлин весьма достойная шас-саари для создания семьи. А с другой — сочувствовал зеленому: практически за семидневье «потерять» обоих детей — это что-то да значит. Сперва Кайр стал рессом, теперь же и дочь четко показала, с кем хочет остаться. Кажется, именно из-за этого у Арса чешуя дыбом встала.[29 - Чешуя дыбом встала — здесь идиоматическое выражение, равное нашему «Крышу снесло».] Он едва не устроил всеобщую драку. Точнее, всевоинскую. Вряд ли бы остальные Кланы вмешались.


Но небольшая ехидная мыслишка на тему «Так ему и надо!» не хотела оставлять Миксааша. Ведь сколько Шаэр’Кетте кичился своими детьми? Мол, и такие они у него, и эдакие. В общем, самые-самые, а у остальных так, неудачные попытки.


Так что появление радужного было как нельзя кстати. Во всяком случае, масштабной войны удалось избежать. Только вот сам факт наличия змеелюда подобной расцветки был не менее ошеломителен.


Если честно, то черный испытал ни с чем не сравнимое облегчение, когда осознал, кого именно видит. К чему конкретно это относилось — подтверждению власти Кессера, надежде на возрождение рода или открывающимся перспективам — непонятно. Но подобную радость Раах’Тасса испытывал, дай Келес, раза четыре в жизни, не больше.


Правда, когда новоявленный Ла’Ссаайре плавно сполз на землю и свернулся клубком, у змея чуть сердце не остановилось. И, судя по вытянутым лицам, не у него одного. Во всяком случае, признаваться, что столкнулся лбом с Лайрасаром, бросившись на помощь, он не станет. Рессы оказались возле своего ла’элларис быстрее всех. Радужного осмотрели, быстро перетянули раны и утащили в комнату.


Миксаашу осталось только послать за Лордом Целителей и присмотреть за порядком. Точнее, оставить для этого своего брата, последовав за шустро передвигающейся процессией. После подобного «явления» вряд ли началась бы серьезная драка. Скорее малочисленные стычки на тему, кто больше уважает Клан Правителей.


Исслар Кха’Арисс оказался рядом. Он тоже предчувствовал неприятности, поэтому подтянул своих подданных поближе. Это же бесплатная (ну или оплаченная пострадавшими) практика! Шас-саари редко устраивают массовые побоища, так что подобное действо, а также возможные травмы, явно заинтересовали серого.


За право же лечить самого тот готов был собственноручно общипаться налысо, причем без обезболивания! Да что там, за возможность прикоснуться хотя бы к краю одежды Элхара могла разгореться настоящая война. Быстрей бы Ла’Ссаайре очнулся…


Но до конца мечтаниям Целителя сбыться было не суждено. Как только затянулись основные (и довольно глубокие) раны, так пациент, наплевав на всеобщий интерес, во второй раз свернулся клубком. Болезненные удары хвостом по рукам явно намекали, что изменять свое положение он не собирается. К тому же хоть и тихое, но весьма угрожающее шипение заставляло задуматься, стоит ли беспокоить спящего?


В конце концов, Бобик, грозно порыкивая и покусывая особо непонятливых, выставил всех вон. Здесь за Миксааша взялись оставшиеся без присмотра рессы. Увидев потемневшую чешую отца, Хас присвистнул и решительно потянул Лорда в свою комнату, так как до нее было ближе всего.


Здесь черного довольно непочтительно завалили лицом на кровать. На возмущенное шипение посоветовали не дергаться, а то перелиняет криво. Угроза хоть и была непонятной, но заставила задуматься — это как? Что именно у него перекосит? В любом случае осложнений не хотелось. К тому же «помощники» уже перелиняли, значит, знают, что делают.


Через какое-то время так раздражавший зуд ушел, оставив после себя блаженную прохладу. Немного полежав, серпентер поднялся и с удовольствием посмотрел в зеркало. Каждый представитель расы чешуехвостых уделял своей внешности немало внимания, причем это не считалось чем-то недостойным.


Поэтому сейчас Лорд любовался на появившиеся костяные шипы, едва ли не мурлыкая от удовольствия. Единственным моментом, омрачающим его настроение, было осознание того, что радужного все же нужно будить. Судя по тому, что брата до сих пор нет рядом, — змеи оказались не готовы к появлению своего правителя.


«Лучше бы и дальше скрывал свой цвет», — невольно подумалось Лорду. Вздрогнув, он настороженно посмотрел по сторонам, на всякий случай, сделав хвостом знак почтения Келесу. Мало ли, вдруг Ла’Ссаайре услышит? Нет, сам Миксааш был рад его появлению, но скорость, с которой стали происходить всевозможные изменения, пугала.


А как всякий змеелюд он очень не любил это чувство, поэтому и стремился избавиться от него. Сейчас было всего два выхода — либо поучаствовать в этом всем, либо избавиться от причины. Только последний вариант отпадал сам собой, поэтому черный с тоской вспоминал тихую жизнь, чуть вздрагивая от мыслей о будущем.


Как-никак он уже оценил характер радужного.




Арсаар стоял на краю Таарлох’Искер, задумчиво рассматривая текущую внизу воду. Его совсем не волновали творящиеся позади беспорядки. Трудно на чем-то сосредоточиться, когда вся твоя жизнь оказалась в руинах. Да что там, получается, что ты жил напрасно, а все сделанное — лишь неловкое дерганье в попытке достичь несуществующей цели.


Лорд криво усмехнулся своим мыслям, и неверная гладь реки исказила лицо в немыслимой гримасе. Надо же, тот, кого он считал слабым и неспособным правильно распорядиться своим Кланом, оказался самым удачливым и хитроумным из всех Лордов.


Ведь не зря же он с самого начала принял этого странного светлого, да еще и сына своего к нему в рессы не побоялся пристроить! Получается, знал ведь, кого именно принимает на своей территории, но не признался. Никому не признался. И если бы не вспыльчивость Кайра…


Задумчивое движение хвоста сбило вниз несколько камушков. Послышался тихий бульк, и по воде разошлись круги. Планы стать правителем Ташор’Ассарах так же канули в темной глубине. Какое там — если он попробует об этом заикнуться, его свои же убьют. А голову подарят Ла’Ссаайре, чтоб не гневался.


Нет, в глубине Шаэр’Кетте что-то отзывалось на появление радужного, и причинять ему вред он тоже не собирался, но считал полосатого мальчишкой, неспособным правильно распорядиться свалившейся ему в руки властью. Да и вообще, грызла нехорошая мысль о том, что правитель может быть не настоящим! Прятал же он свой облик до сих пор. Может, и этот наведенный?..


Пусть, пусть все чувства убеждали в ошибочности такого суждения, подлая мыслишка все никак не хотела уходить. Тем более, слишком быстро его унесли, и к тому же опять на территорию черных. Вдруг это что-то значит?


Змей боялся признаться самому себе в том, что не может простить светлому «предательство» сына. Именно это терзало его больше всего, заставляя искать доказательства самозваности радужного. В выборе дочери он тоже винил нового Ла’Ссаайре. Ведь до этого она на молодого черного даже внимания не обращала, а тут на тебе — шипение в дополнение к угрожающему помахиванию хвостом!


Кто знает, до чего бы додумался Лорд, не влети ему в спину какой-то «спорщик». Оба змеелюда с невнятным воплем рухнули в воду. Терзания отошли на второй план, уступив место инстинкту самосохранения. Ведь плавать шас-саари не любили, не умели и учиться не собирались.




«Вставай, вставай, вставай…» — неприятно зудело на краю сознания. Первой моей мыслью было, что не выключил будильник. Затем пришло осознание, что здесь вообще-то будильников нет. Ну, по крайней мере, мне не встречались. А третьей — глубоко нехорошая фраза о тех, кто мешает спать бедному уставшему змеелюду.


«Сам дурак, — неожиданно отозвалась Ли. — Ты каналы зачем подключал? Для красоты? Или чтоб своих «питомцев» не кормить лично?»


Так, кажется, она всерьез зла. Причем — на меня. Только не пойму почему? Вообще-то подобные претензии в последнее время стали раздражать. Ей кажется, что я сознательно игнорирую навыки, которыми каждый младенец умеет пользоваться. Только при этом почему-то забывает, что младенец-то не местный! Откуда мне знать, что и как здесь в порядке вещей?


«Дело совсем не в этом, — как-то устало вздыхает моя учительница. — Просто даже при наличии способностей ты все пытаешься сделать голыми руками. Вот этого-то я понять и не могу».


«В смысле?» — Теперь уже точно не понимаю я.


«Любой другой на твоем месте уже давно озаботился бы собственными способностями. Мол, что мне дает моя раса, цвет и носимые украшения. И пользовался бы этим. Ты же все пытаешься сделать сам. Ну, или обходишься малым — оружием там, парой заклинаний. Изредка инстинктами или интуицией. Когда же ты, наконец, начнешь быть настоящим радужным.?!» — Последняя фраза больше напоминала крик души, чем простой вопрос.


Наверное, тогда, когда мне, наконец, объяснят, чем владею и как это применять. Ли, пойми и меня, чтобы задавать вопросы, надо как минимум знать о существовании спрашиваемого! А как могу что-то узнавать, если вообще не представляю, о чем речь. Кажется, я тебе с самого начала говорил, что не местный. Так что рассказывать надо было все, и с самого начала.


Да что там говорить — младенец и тот знает больше меня о шас-саари! Не говоря уже о способностях и всем прочем. Ты же начала играть в молчанку. Вот и доигралась. И не надо так укоризненно молчать, я тоже хорош. Хотя можно сказать, что был слишком занят, но действительно мог хотя бы поинтересоваться — а что вообще собой представляю.


В общем, оба мы виноваты. Но давай не повторять прошлых ошибок? Ты рассказываешь все, что знаешь обо мне. Если что-то уже известно — я тебе тут же сообщу, и мы проверим, все ли заметил или что-то прошло мимо меня. Договорились?


«Хорошо. — Мне показалось, что она кивнула. — Давай поступим именно так. Самым первым расскажу тебе про каналы, а остальное — когда освободишься немного. Ты же теперь берешь энергию непосредственно из мира, так что можешь вообще не спать или тратить на это не так много времени. Да, согласна, отдых все же нужен, но не подобные… отключения».


М-да, это, конечно, радует, но иногда мне сон нужен хотя бы для того, чтобы не сойти с ума. В общем, спасибо, теперь буду знать. Ладно, зачем вообще будила?


«Да там твой детский сад взбунтовался, иди усмиряй, а потом поговорим обо всем», — немного ехидно отозвалась Ли и отключилась. Что-что там произошло?!


Я подхватился с кровати как укушенный. Спавший рядом со мной Бобик от неожиданности грохнулся на пол и, не проснувшись, с рычанием бросился на кресло. Стукнулся лбом, после чего ошарашено затряс головой. Что-то в последнее время я совсем о нем забыл.


Может, надо его вернуть на материк, а то в пещерах ему, по всей видимости, уже скучно. Тем более что щенок вырос, обидеть подобного монстра — это надо еще постараться! Ладно, о шурге подумаю после, сейчас надо разобраться со змеелюдами.


После сна чувствовал себя просто великолепно. Кинул мысленный призыв рессам и направился к выходу. Нужно побыстрее решить возникшие проблемы и вплотную заняться Пожирателями. Посягательства на Седар’Хашшес’Искер и использование кожи радужного я прощать не собирался.


Змеи появились быстро, практически мгновенно. Только их не было — и вот стоят, хвостами пол метут, в глаза преданно заглядывают, куда там Бобику! Кивком поприветствовав свиту, направляюсь на набережную. Нужно разогнать эту гадючью демонстрацию, пока они мне дворец не разнесли. Ну и что, что он на другом берегу? Эти — доберутся.


По пути Ли рассказывала про те части Седар’Хашшес’Искер, которые у меня уже есть. Чтоб знал, чем могу и должен пользоваться. А то какой-то неправильный радужный получаюсь.


Наручи давали возможность подчинять других. Это свойство я помнил еще после стычки с их бывшим владельцем. На вопрос, а как же этот тип завладел столь интересной «игрушкой», статуя нехотя призналась, что здесь главную роль сыграла осведомленность Пожирателей.


Оказывается, предыдущий владелец этого комплекта на некоторые части сделал, так сказать, «расширенный доступ». В смысле дал возможность своим приближенным и доверенным лицам пользоваться наручами. И только ими. А тот мятежник оказался дальним родичем одного из таких серпентеров. В общем, повезло мальчику.


Корона позволяла облегчить использование ментальных способностей. В смысле регулировать и ограничивать всяческие телепатические проявления. Эдакий магический аналог файервола, усилителя с приспособлением для фокусировки в одном флаконе.


Альхон (у, ошейник неудобный) давал возможность «чуять» подземелье. То, что раньше у меня получалось интуитивно, теперь происходило вполне осознанно. Если на данный момент знания были не нужны, то просто маячили где-то там, на задворках сознания. А как только появлялся интерес — в голове, словно карта разворачивалась. Трехмерная. В общем, полезное приобретение.


Пояс оказался многофункциональным щитом. Магическим. Наверное, от всего на свете. Правда, разряженным практически полностью, так что ему сперва нужно от меня подпитаться, а после этого хоть в кратер лезь — ничего не будет. Хотя насчет звезды замахиваться не стал бы. Да и инстинкт самосохранения тоже не стоит сбрасывать со счетов. Кто его знает, что Пожиратели за столько времени придумали. Смогли же сообразить, как переподчинить артефакты?


Кстати, Ли сказала, что у них вполне могло получиться. Ну, с половинной вероятностью. В смысле или да, или нет. Точно сказать она не могла, такого еще никто и никогда не делал. Вообще-то предположила, что точно получилось бы, если бы артефакты полностью «подбили» изнутри кожей радужного, но где столько возьмешь? Я со своей расставаться решительно не намерен.


А отсутствующий тас-ру открывал просто завораживающие возможности при телепортации. Начиная от силы (в смысле взять с собой кучу народа) и заканчивая дальностью. Хоть на другую сторону Шаэсса! Но опять же энергия берется из самого носителя. В моем случае — из присоединенных каналов.


Потому и носить их никто не мог — артефакты просто «выпивали» посягнувшего. Или сжигали, в зависимости от наполнения Силой. Ну, конечно, все они также служили своеобразными накопителями, причем солидного объема.


Ну а полный комплект давал еще парочку интересных способностей, но про них учительница промолчала. Сказала, что рано мне это знать. Сперва перелинять надо, без этого все равно ничего не получится. Ладно, нет так нет, мне и с имеющимся набором нужно освоиться.


В принципе практически все из перечисленного я могу и сам, но с помощью украшений лучше и в более полном объеме, что ли? В общем, отказываться не буду, хотя выглядит это облачение пока весьма… потерто.


Кстати, Ли настоятельно потребовала моего переезда во дворец. Тем более что теперь можно ничего и не объяснять. Вот только организую еще и переселение рессов. Не гонять же чешуйчатых туда-сюда? Нет, в принципе дополнительная физическая нагрузка лишней не будет, но вдруг мне что-то срочно потребуется?


Кроме того, надо озадачить еще Таса с Шером. А то что-то в последнее время про них совсем забыл. Ну, еще выяснить, куда делась Тин. Ведь сколько событий, а ее любопытного носа что-то не видно и не слышно. Неужели взяли под арест? Или она сама приняла обет добровольного затворничества? Хотя с последним решительно не согласен — подобное шило в замкнутом пространстве не удержишь.


На набережной мы появились в самый интересный момент. Все присутствующие, невзирая на цвет чешуи, что-то пытались доказать друг другу. При этом активно использовались не только словесные аргументы, но и физическое убеждение. Правда, надо отдать должное, со светлыми не задирались.


Пытаться что-то сказать или перекричать говоривших, конечно, можно, но зачем? Статуя и так на меня обижается, что все делаю «вручную». Ну что ж, попробуем по-другому. Собираем недовольство, раздражение и прочие неприятные эмоции и бьем этим всем по разбушевавшейся толпе. Гомон как отрезало. Все развернулись в мою сторону и замерли.


— По какому поводу спорим? — ласково улыбаюсь и складываю руки на груди. Змеи поняли, что Ла’Ссаайре гневается, поэтому постарались быстро расползтись. Правда, я не отказал себе в маленькой мести, обращаясь к выползающему на набережную Лорду зеленых: — А вас, Арсаар Шаэр’Кетте, я попрошу остаться.


Конечно, подтекста никто не понял, да и не важно. Рядом, тяжело дыша, остановился Лайрасар. Кажется, он пытался навести хоть какое-то подобие порядка, но не получилось. Слишком уж шас-саари оказались возбуждены. Ну да, не каждый день сказку воочию видишь.


Приглашенный серпентер раздраженно подергивал хвостом. Мое общество ему явно было неприятно, но и отказать тоже не мог. Иерархия на инстинктивном уровне — жесткая вещь. Вообще-то он сам виноват, нечего создавать проблемы, особенно на пустом месте. Хотя, может, я что-то не знаю?


Насторожил гребни, прислушиваясь к стоящему рядом. Хм, иногда слабая мимика только на пользу. Можно сделать невозмутимое лицо, когда в душе бушует буря. Чего здесь только не намешано! Обида, раздражение, недоверие, настороженность, слабая радость, снова обида и под занавес — странная решимость.


Кажется, этот серпентер что-то для себя решил и будет следовать выбранному пути, даже если Ташор’Ассарах рухнет. С одной стороны, это хорошо — упорство в достижении цели весьма похвально. А с другой — если этот шаск вобьет себе в голову что-то нехорошее, то переубедить его будет непросто.


Нет, я могу, конечно, просто начистить хвост этому Лорду и в приказном порядке отправить заниматься каким-нибудь делом, но возникает два момента. Первый — это все же отец моего помощника, а второе — кто тогда будет Кланом управлять? Кайр мне пока рядом нужен.


«Вечно у тебя все не просто», — проворчала Ли, но вмешиваться не стала. Ну да, мне пора самому разобраться в этом детском саду. Нет, ну эти змеи просто нечто, сколько лет мужику, а ведет себя как ребенок. Самое тяжелое во всей этой ситуации то, что в этих шас-саари дико перемешаны взрослые и детские черты. И отделить одно от другого у меня пока не получается.


Сзади приблизился Миксааш, недоуменно оглядывая опустевшую набережную. Кроме того, рядом с Хасом вдруг нарисовалась сестра Кайра. Хм, кажется, черного окрутили. Да и он совсем не против. Если вспомнить предысторию, то должен быть очень рад такому положению вещей.


Немного постояв, в попытке хоть немного отодвинуть неприятный разговор, открываю портал в свой дворцовый кабинет. Рессы быстро скользнули в телепорт. За ними, повинуясь моему взгляду, последовали оба Лорда и Лайрасар. Зеленую никто не приглашал, но она и не спрашивала — быстро последовала за своим змеем.


В помещении я привычно расположился в любимом кресле. Остальные разместились вокруг, благо места хватало. Из хрустальной чаши выглянула змейка и придирчиво осмотрела присутствующих. Очередной приступ ступора воспринимался как само собой разумеющееся.


Однако возвращаться на свое место мелкая не захотела. Взобралась мне на плечо и оттуда принялась сверлить сидящих напротив тяжелым взглядом. Вот ведь недоразумение полупрозрачное. Самое интересное, что серпентеры действительно опасались этого создания, выказывая свое благорасположение издали, не рискуя, впрочем, приближаться.


— Ну что, поговорим? — предлагаю, откидываясь в кресле. Наверное, лучше дать им возможность задать вопросы, иначе лопнут от любопытства. — Задавайте вопросы.


Змеи переглянулись. Кажется, такого они не ожидали, поэтому не могли сразу сориентироваться. Нет, вопросы у них были, и немало, но как выбрать самый важный, самый главный? Может, у радужного такое благодушное настроение очень быстро закончится?


— Лорд Шаэр’Кетте? — Пусть зеленый выговорится, иначе его просто порвет от внутреннего напряжения.


— Почему мы должны верить?! — наконец прорвало того. — А вдруг это тоже амулет? И почему он не появился раньше? Почему?!


Хм, сильно я его достал одним фактом своего существования. Это же надо было так довести столь самоуверенного змея.


— Почему не появился раньше — просто не видел смысла, — начал отвечать с конца. Все равно последний вопль души скорее риторический. — Что же касается амулета, то попробуй прислушаться к себе. Ничего не чувствуешь? А касаемо доверия — так ведь никого не заставляю. Можешь уходить.


Арсаар надулся, что в исполнении здоровенного шас-саари выглядело смешно. Если бы у него была трещотка на хвосте, то мы бы оглохли. Ведь ответ было не оспорить. Действительно, на инстинктивном уровне каждый из них ощущал, что шкура у меня настоящего, природного окраса. Что же касается «появления», то оно произошло в самый раз. Ну, так мне кажется.


В общем, обижаться не на что. А если говорить про детей, так гордиться должен! Сын в ближайшей свите радужного, а дочь нашла себе достойного мужа. Чем ему наследник Миксааша не угодил? Воин не из последних, умный, исполнительный, да и просто хороший змей.


— И что ты собираешься делать дальше? — Так, а вот и Лорд Раах’Тасса проснулся. Сидит довольный, улыбается и аж светится от радости. Тут тебе линька, переживание за «сына»… М-да, не думал, что за меня тоже будут беспокоиться. Тем более так.


— Разгребать завалы, — тяжело вздыхаю, с тоской косясь в сторону переговорного шара. Что-то по деду соскучился, просто до невозможности. Когда теперь попаду к нему — вообще неизвестно.


— Ну-ну, благослови Келес, — ехидно фыркнул черный.


— И чего это мы ехидничаем, Советник по внешним делам? — иронично вскидываю бровь. Или он думал, что все вопросы в одиночку решать буду? Наивный, как я погляжу. Между прочим, хочется увидеть отчет по нашим взаимоотношениям с руумами и ноками.


Действительно, наша выездная встреча получилась несколько… скомканной. Причем повел я себя не лучшим образом.


— Ну ладно, будем считать, что первый блин комом, и вообще, я еще учусь быть Ла’Ссаайре.


Кстати, на вытянувшееся лицо Миксааша стоило полюбоваться. Ну-ну, все только начинается, и если кто-то надеется отсидеться в сторонке… кстати, о назначениях и иже с ними.


— Лорд Шаэр’Кетте, вы назначаетесь Советником по военным вопросам. Прошу вас подготовить отчет о готовности шас-саари к войне.


Теперь вытянувшихся лиц было больше. Ошарашенный зеленый пытался понять, издеваюсь я или действительно серьезен? Ведь фактически ему отдавалась едва ли не половина власти. Ну, он так считал. Вот только не учел, что задумываться об этом станет просто некогда. А для действительно важных вопросов у меня есть Кайр. Ему и доверяю больше.


— А что, будет война? — невольно вырвалось у Арсаара.


— Да, Пожиратели зашевелились, — бросаю сквозь зубы, но хвост выдает предательскую дробь. Повисла настороженная тишина. О своих извечных противниках змеелюды знали только то, что их уже нет. Оказывается, это совсем не так. Но перспектива драки никого не испугала. Наоборот, народ предвкушающе подобрался.


— Э… Ла’Ссаайре… — наконец нарушается молчание. Кажется, Лорд Раах’Тасса не обрадовался своему повышению.


— Можно просто Элхар, — махнул рукой я. Змейка недовольно зашипела. Или ошибаюсь, или она там просто спала с открытыми глазами. Вот нахалка! В ответ на меня обиженно зашипели. Ну ладно, ладно, постараюсь больше не беспокоить.


— Лорд Элхар, — сделал вторую попытку Миксааш. — Вам не кажется, что…


— Мне кажется, — перебиваю черного и притворно нахмуриваюсь, — что вы пытаетесь оспорить мой приказ?


Улыбаюсь настолько радостно, что темного невольно передергивает. Ну да, зубки у меня на зависть некоторым. Особенно если вспомнить про ядовитые.


— Воля Ла’Ссаайре для меня закон, — церемонно склонил голову он. Ну вот, спорить еще собрался, змей хитроумный.


— У вас тоже есть возражения? — в упор смотрю на зеленого. Тот отрицательно качает головой и тоже склоняет ее в поклоне. Ну вот, с назначениями разобрались. — Кстати, рессы останутся здесь, никто не против?


Еще бы они попробовали возразить — это раз, и два — попытались бы удержать молодняк. В глазах моей вроде как свиты читалось такое страстное желание остаться в Рас’Хашшес’Искер, что хоть за хвост держи.


— Э… — шевельнулся Хас, пытаясь привлечь внимание.


— На твое усмотрение, — отмахиваюсь от его вопроса. И так понятно, что спросит. — Только чтоб на работу не влияло.


— Да, ла’элларис. — А вот молодой черный полон искреннего уважения, как, впрочем, и остальные. Только зеленая поглядывает настороженно, но против тоже не пойдет.


Кстати, надо найти занятие Шеру и Тасу, а то смотрят на меня, как будто я у них последнюю конфету отобрал. Ну ладно, сами напросились.


— Шер, займешься оружейной. Посмотри, что есть в наличии, надо ли починить и все такое прочее. — Вышеупомянутый засветился, как стоваттная лампочка. Ну, как же, пустили козла, ой, серпентера в арсенал. — Тас, на тебе сам дворец и его обеспечение. Понятия не имею, что здесь есть, а чего нет.


Кажется, последнему досталось сильней всего, но он не выразил ни капли разочарования. Наоборот, так зашуршал хвостом, что я испугался за сохранность мебели. Отобьет, чего доброго, либо хвост, либо что-нибудь другое. Кстати, на этом аудиенцию можно считать завершенной. А что, всех работой загрузил — пусть шуршат. Я же в это время отдохну немного и попрощаюсь с беззаботной жизнью.


— Все свободны, — мило улыбаюсь, недвусмысленно указывая на выход. Хватит трепать мои нервы. Нет, к подобным потрясениям следует привыкать постепенно. Или с самого рождения. Иначе столь восхищенные и поедающие взгляды вызывают нервное подергивание и чесотку хвоста.


Меня оставили в покое. Так что можно было расслабиться и сползти по спинке кресла. Такая короткая беседа, а вымотала неимоверно. Ведь все время приходилось соответствовать их представлению о радужных и прочим заморочкам. Нет, долго такого напряжения не выдержу, а потому будем менять стереотипы. В конце концов, кто тут правитель-самодур? Вот и буду дурить.


Кстати, совсем забыл! Ментально настраиваюсь на Кайра и интересуюсь:


«Кайр, а где Тин? Что-то ее в последнее время не видно».


«А она домой уехала», — недовольно отозвался зеленый. Кажется, я немного не вовремя. Ну ладно, то, что меня интересовало, узнал, не буду его отвлекать.


«Тогда ладно, пока». — Ну что, поговорить с дедом или нет?.. Задумчиво гляжу на хрустальный шар.


«К тебе посетители», — нарушает мою сосредоточенность Ли.


«Кто?» — удивляюсь. Вроде бы сегодня никого не должно быть.


«Охотник, Целитель и Хранитель приползли», — информирует меня она.


Кажется, наставница немного недовольна. И опять мной. Ну и что, могу я сперва поговорить с теми, кому доверяю? Хоть немного. Остальные… это остальные. Можно было вообще завтра позвать. Но ладно, не будем сразу же настраивать часть шасков против себя.


Пусть заходят. Только все равно не понимаю, о чем с ними говорить? Эх, ну не мое это, не мое. Правда, тащить все равно придется. Что ж, постараемся получить от этого удовольствие, раз избежать не получится.


«Не понимаю, что тебя не устраивает?» — поинтересовалась она.


Да у меня даже котенка не было, а ты мне вешаешь на шею целую расу. Вот скажи, что я могу умного сделать? Меня этому не учили и к подобным нагрузкам не готовили. Боюсь, понимаешь, боюсь, что наворочу такого, что предыдущее состояние раем покажется.


«Не переживай, — ехидно фыркает Лидара. — В случае чего подзатыльников я тебе надаю и направлю на путь истинный».


Лучше б посочувствовала, тихо вздыхаю и готовлюсь к приему гостей. Ну да, дождешься от нее сострадания, как же. Зато действительно стало легче. Во всяком случае, мандраж немного прошел, и включились мозги. То ли где-то слышал, то ли где-то читал, что у хорошего руководителя все делают подчиненные, а не он сам. Ну что ж, постараемся следовать этому постулату.


Так, а теперь посмотрим. Маршал у нас есть, начальник дипслужбы — тоже. Целителя определим главврачом, собственно, Хранителя — архивариусом или кем-нибудь подобным. Или начальником канцелярии. Кстати, можно и совместить. Думаю, всем светлым работа найдется.


А вот что касается Охотника… здесь есть одно большое «но». Слишком много раз его Клан засветился на подпевках у Пожирателей. С одной стороны, это можно объяснить тем, что Хе’Ссары наиболее открытый и представленный на поверхности Клан в отличие от тех же темных и светлых. Вот только это опять же не исключает ответственности Лорда.


Особенно если вспомнить ту парочку светлых, покушавшихся на Тархи. Ли, а ты что скажешь? Обещала же помочь по мере сил и возможностей.


«Я думаю, что тебе сперва надо разобраться с Целителем и Хранителем, а потом наедине поговорить с Охотником. Мало ли, вдруг что интересное скажет?»


Действительно, так и поступлю. Ведь мне, так или иначе, нужен начальник разведки. Думаю, у этого змея информации о внешнем мире гораздо больше, чем у Миксааша. Нет, это ему не в упрек, просто, даже если вспомнить территорию коричневых — там слишком много заимствованного. Даже оружие.


Пока предавался размышлениям, в комнату скользнули обсуждаемые. Они плавно и почти бесшумно приблизились к столу и застыли. Ведь хозяин кабинета практически никак не отреагировал на их появление. Ну да, вообще-то я их не звал, так что могу позволить некоторые вольности.


— Присаживайтесь, — мягко указываю на кресла перед собой. Змеи размещаются и снова сверлят меня настороженными взглядами. И чего, спрашивается, ждут? Ладно, продолжим в том же духе: — Что вы хотели?


Долго думал, как бы выразиться. «Зачем пришли?» — немного грубовато. «Чего изволите?» — не тот уровень подчинения. Так что остановился на самом, на мой взгляд, нейтральном варианте.


— Тиварисс Кэсс’Тарха, — приподнявшись, представился Хранитель. Собственно, его имя я и так знал, но не стал напоминать. — Прошу принять служение моего Клана и меня.


— Принимаю. — Ли, неужели нельзя было подсказать ответ?! Вдруг что-то не так скажу?


«Не переживай. — Ведь чувствую, что ухмыляется, а не докажешь. — Официальной и устоявшейся версии нет. Так что говори, как в голову придет. Разве что сразу выдели работу, а то не поверят».


Вот ведь! А говорила: правил нет, правил нет… Хотя работу вроде уже придумал, так что ничего сложного нет.


— У меня очень большая библиотека. — Точнее, надеюсь, что она здесь есть, и немаленькая. Иначе обидно будет. — Надеюсь, что скоро смогу узнать, что в ней содержится. Кроме того, хотелось бы иметь несколько помощников для ведения переписки.


— Воля Ла’Ссаайре для меня закон, — склонился Лорд Кэсс’Тарха. — А милость его безгранична.


Ну-ну, можно и без грубой лести. Где ж тут благоволение, если работой загрузил по самое «не улыбайся»?


«Дурак ты, — тяжело вздохнула Ли. — Тебе сколько раз говорить, что нахождение рядом с радужным для них уже счастье! А возможность при этом еще и послужить… В общем, загружай и не раздумывай. Иначе самого припашу!»


М-да, против такой угрозы ничего не сделаешь. Ладно, поехали дальше. Целитель. Под моим пристальным взглядом серый змеелюд откинул за спину темно-бордовую косу со множеством ленточек и представился:


— Исслар Кха’Арисс. Прошу прощения за то, что мое искусство оказалось невостребованным Лордом.


— Радоваться надо, — чуть склонил голову в ответном поклоне я. — Мне слабо представляется состояние, когда естественная регенерация моего Клана не сможет справиться. Но все равно надеюсь, что вы примете должность Верховного целителя.


Ну да, главврача местной психушки. Интересно, а у змеев вообще психотерапевты бывают? С таким напряжением именно этот специалист мне бы пригодился.


— Прошу простить за неточность, — еще раз поклонился серый. — С радостью послужу Ла’Ссаайре так, как он того захочет.


— Можете приступать, — улыбаюсь и недвусмысленно указываю на дверь. Лишние уши при разговоре с Охотником мне сейчас не нужны. Слишком уж вопросы… деликатные. На волне радости от появления радужного его по одному подозрению в отношениях с Пожирателями на чешуйки порвут.


Светлые переглянулись, но спорить не стали и выскользнули из комнаты. На краю сознания возникло ощущение присутствия в коридоре рессов. Точнее, Хаса и Кайра. То ли они сами пришли, то ли Ли направила. Она прекрасно может общаться с любым змеелюдом, хотя и притворяется.


Внимательно оглядываю коричневого. Мощный, на человеческий пересчет лет сорок пять — пятьдесят. Темная, с красноватым отливом чешуя, светло-русые волосы, зеленые, с золотистыми крапинками глаза. Умный, собранный, способный быстро принять решение, если вдруг ситуация поменяется. И второй ступени, судя по ощущениям. Правда, не показывает этого.


Вопросительно приподнимаю бровь — он что, представляться не собирается? Ну-ну, еще один гордый боец нарисовался? Можешь попробовать качать права, но где тогда окажется твой Клан — не представляю даже я.


— Лигхар Хе’Ссар. — Змей склоняет голову и задерживается в таком положении чуть дольше, чем светлые. — Прошу принять служение моего Клана.


Так, а вот это уже интересно. Почему он себя не упомянул? Насколько помню, когда это говорил светлый, то звучало немного по-другому.


— Только Клана? — уточняю, свивая хвост кольцом.


— Кажется, моя судьба уже решена? — Коричневый удивленно смотрит на меня. Ну, кто их учил отвечать вопросом на вопрос. Неужели непонятно, что раз спрашивают, значит, хотят услышать ответ.


— Если бы это было так, вы бы до комнаты не дошли, — хмыкаю, откидываясь на спинку. Почему-то мне совсем не хочется конфликтовать с этим серпентером. Даже больше — он мне симпатичен, хотя, чую, проблем с ним будет много.


— Вот как? — Выражение глаз коричневого мгновенно изменяется. Куда-то пропадает спокойствие, и взгляд приобретает отрешенность. Кажется, этот шас-саари давно натренировался скрывать свои эмоции. Но все равно продолжает их ощущать, а значит…


Раскрытые гребни ловят целую бурю переживаний. Он мгновенно пересчитывает создавшуюся ситуацию с учетом этой неопределенности. Надо же, чуть ли не живой компьютер, жаль будет потерять такой экземпляр.


Продолжаю наблюдать за ним с эдаким исследовательским интересом. Змей мгновенно понимает, что его «читают», и пытается успокоиться. Удается это не сразу, но умение владеть собой вызывает восхищение. Такого я еще не встречал.


— А зачем амулет личины носите? — интересуюсь у него. Ведь шаски по своей природе довольно амбициозны. Если кто-то сумел отличиться (пусть даже перелинять), то будет, наоборот, кичиться, но никак не скрывать.


Этот вопрос окончательно добил Охотника. Тот на мгновение просто перестал существовать в эмоциональном плане, а затем «взорвался» такой радугой, что лезть в эту мешанину у меня даже желания не возникло. Иначе голова точно разболится на целый день. Придется обращаться к Целителю. Если же вспомнить маниакальный блеск его глаз, то к этому способу буду прибегать только тогда, если уж другого варианта не останется.


— Ла’Ссаайре… — Змей встал из кресла и неожиданно принял позу полной покорности, — прошу принять мою жизнь и служение.


— Встань. — Не люблю разговаривать, видя только затылок собеседника. — Ты знал о Пожирателях?


Надо все же уточнить, а то, может, он вообще не понимает, за что ему не доверяют?


— Знал, — стеснительно потупился Лорд. Нет, я точно скоро с ума сойду. Взрослый мужик, умный, хитрый и так далее, а поведение как у дошколенка. Или это он специально дразнится?


— Из-с-сдеваеш-ш-шься? — угрожающе постукиваю хвостом по полу.


— Почти. — Серпентер прекратил дергать мне нервы и снова уселся в кресло. Так, кажется, диалог налаживается.


— Тогда почему? — недоумеваю. На купленного он не похож, запаха не имеется. Да и понимать должен, чем подобные игры заканчиваются.


Хе’Ссар отвернулся и на миг прикрыл глаза, а гребни обожгло затаенной болью. Понятно, не все так просто, как кажется на первый взгляд. А гораздо проще. Привык, понимаешь ли, что работают в основном на добровольной основе, вот и не догадался сразу.


— «Поводок» или шантаж? — Это только кажется, что понятия одинаковые, да не совсем. Ведь действовать можно и через близких. По своему прошлому миру помню столько вариантов, что просто оторопь берет.


— Не понял. — Шас-саари удивленно смотрит на меня.


— Говорю, как заставили, и кто пострадал? — Ну, спрашивал совсем не это, но из рассказа наверняка станет ясно кого, как и чем.


— Младший сын, — тихо вздыхает Охотник. — Они что-то сделали, и теперь без помощи так’хрис ему не выжить.


— В смысле? — недоумеваю.


— Усыхает как ручей в жару, — объясняет мне Лорд. Ну вот, опять эти Пожиратели что-то с каналами накрутили. По всей видимости, на Миксааше тренировались, а уже на сыне Лигхара полностью отыгрались. Ну что же, на всякий прием есть свой лом. Ну, или тот, кто не знает, что с этим не справиться.


— Приводи сына, только побыстрей, и можешь шкуру этих гадов постелить ковриком на пороге. — М-да, с самомнением надо что-то делать. А вдруг ошибаюсь и ничем помочь коричневому не смогу, что тогда?


«Тогда я дам тебе по шее три раза и выдеру чешуйку на память! — вклинивается в мои размышления Ли. — Прекрати паниковать! Ты Лорд или погулять вышел?»


Откуда такие познания в жаргоне? Не помню, чтоб подобное говорил.


«Вот непонятливый, да мы же с тобой в постоянной связи, можно подумать, что нечто подобное я пропущу», — ехидничает эта зараза.


Действительно, переживать буду после. Пока же стоит отпустить Хе’Ссара, а то он уже на меня как-то странно смотрит. После того как разберусь с его сыном — тогда назначу на должность.


Все, хватит разговоров, пора кормить бедного радужного змеелюда, иначе он ядом плеваться в посетителей начнет. Раз появились рессы, то пусть они меня и проведут туда, где еду выдают. И неважно, что может быть другое время суток. Я недавно проснулся, значит, завтрак!


Стоявшие за дверью прониклись моей бедой, поэтому накормили быстро и без вопросов. Блюда, правда, были с кухни Миксааша, но тут уж ничего не поделаешь, своя пока не работает. Во дворце вообще многое еще не работает. Тихо радуюсь тому, что скинул бытовые забо