Furtails
Крион Марк, Ganlok Blackmane
«Новая жизнь (3-е место конкурса "Буриме")»
#NO YIFF #разные виды #война #конкурс
Своя цветовая тема

Просыпаясь, Антон заворочался и, дернувшись, зашипел от боли в прижатом хвосте. Несмотря на прошедшие месяцы, организм привыкать к тому, что у него есть хвост не хотел. Резко перевернувшись на живот, Антон погладил пострадавшую конечность, разглаживая шелковистую шерсть когтями. Осторожно сев и сбросив покрывало, он с удовольствием потянулся, широко зевая. Было воскресное утро и можно было спокойно встать, а можно поваляться еще. Впрочем, солнечное небо за окном намекало, что на улице будет хорошая погода, и сидеть дома было бы просто глупо. Вновь потянувшись до хруста, Антон прыжком выскочил из кровати и, прибежав в ванну, встал перед зеркалом. В нем отражалось совсем не то, что несколько месяцев назад. Не немного полноватый молодой человек со слегка мечтательной улыбкой, а поджарый антрокот, напоминающий окрасом регдолла. Шерсть на теле была более короткой, чем на лапах, а на голове росли настоящие волосы кошачьей расцветки.

Оглядев себя, Антон гордо поднял хвост. Совсем недавно он и мечтать не мог о том, чтобы выглядеть так, хотя новый вид и принес неудобства, о которых Антон не подумал.

Забравшись в душевую кабинку, он подставил голову упругим струям воды, задумчиво вспомнил события, сделавшие его мечту реальностью.

В принципе земляне были сами виноваты. Пока они тихо сидели на своей планете, ими интересовались только ближайшие соседи и различные ученые. Заштатный мир на окраине галактики лежал вне интересов могущественных цивилизаций.

Однако на Земле, как и на многих других планетах, можно было обнаружить артефакты предтеч, древнейших рас, оставивших свое наследие будущим цивилизациям. Естественно, эти артефакты исследовались самыми различными спецслужбами. Впрочем, они не были активны. Но как часто бывает, до одного из таких артефактов дорвался никем не признанный гений, неизвестным образом сумевший его запустить. В результате этого, он исчез, а возле каждого крупного города появился портал.

Пока правительства и спецслужбы земных держав пытались понять, что произошло, через порталы на Землю прибыл боевой флот империи Сиин. Двенадцать рас, двенадцать могущественных флотов, сила, которой земным армиям нечего было противопоставить. В любое обычное время империя даже не заметила бы слаборазвитый мир. Но открытие порталов все решило. Империя Сиин уже пользовалась порталами для захвата различных планет, однако, их открытие – весьма редкое событие.

Правительства земных государств не успели среагировать, и были низложены. Все руководящие должности заняли или пришельцы, или лояльные к ним люди, возглавляемые наместниками империи. Впрочем, недовольных было немного. Сиинцы не лезли в повседневную жизнь, они лишь изменили часть законов, приведя их в соответствие со своими. А новые технологии намного улучили жизнь простых людей. И что из того, что начальник теперь похож на человекоподобную крысу или собаку? Ведь они действительно заботятся о своих подшефных. Да и денег теперь хватает на поездку не в турцию, а на Канопус.

Одной из новых технологий была так называемая биокоррекция. Вообще, технология именовалась по другому, но среди населения прижилось именно «биокоррекция». Эта технология не только ликвидировала инвалидность, но и предоставила возможность менять свое тело в очень широком диапазоне. Так или иначе, биокоррекцией воспользовались все земляне. В том числе и такая лояльная к империи Сиин часть общества, как субкультура «фурри». Одним из них был Антон.

Приведя мех – и мысли заодно – в порядок, Антон пошел на кухню, по пути машинально проведя кончиками пальцев по глубоким царапинам на стене. Встопорщив усы, антрокот усмехнулся. Да, первые дни в новом теле были не самыми приятными. Начавшее костенеть мышление и сознание отказывалось принимать новый облик. Особенно трудно было научиться управляться с когтями. Дернув хвостом, Антон отбросил неприятные мысли и, мурлыча что-то жизнерадостное, принялся нарезать хлеб для бутербродов.

По таймеру включился телевизор, антрокот на мгновение прислушался. Вещали о каком-то открытии в области межгалактических двигателей. Заинтересовавшись, Антон подхватил тарелку с бутербродами и пошел в гостиную, где сел на диван. Чтобы не придавить хвост, сесть пришлось полу-боком.

Увы, информации об открытии было исчезающе мало. Антрокот понял лишь, что новый тип двигателей был создан империей, входящей в состав другой империи, которая в свою очередь была частью еще одной империи… окончательно запутавшись в империях, Антон переключил канал, опять случайно проткнув когтем резиновую кнопку. Досадливо прижав уши, антрокот вцепился зубами в бутерброд.

Прогноз погоды был ожидаем. Солнце, легкий ветер, ни единого облачка. Хвост, словно живущий своей жизнью, начал извиваться. Антон усмехнулся в усы, стал бы кем-то из псовых – завилял бы хвостом.

Вообще, жизнь фурря оказалась полна неудобств. Антону было неприятно признавать, но обстояло все так, словно он завел домашнего питомца. Шерсть в самых неожиданных местах, к примеру. Но Ленов, а именно такой была фамилия антрокота, не жаловался. Его мечта исполнилась – о чем еще можно было желать? Разве что неожиданного исчезновения новых проблем, связанных с нынешним обликом.

– …флота Содружества отказались покидать околоземное пространство. Пока неизвестно, как будут развиваться события. Это были новости Земли на первом канале.

– Флот кого? – удивленно обернувшись, спросил Антон у телевизора, но ответа, естественно, не получил. Задумчиво почесав прижимающееся ухо, он пробормотал: – хм… надо в понедельник, в центре, спросить, что за Содружество такое…

Как и многие другие люди, Антон ходил на лекции в недавно созданный Центр Просвещения. Там кто-то из представителей империи Сиин рассказывал, что собой представляет империя, ее политический строй, рассказывал ключевые моменты в истории и тому подобное. Не забывали на лекциях и про другие могущественные цивилизации. Недавно начали говорить про некое Верховенство Латан… или Лагран… Антон так и не смог запомнить название, слишком сонным он тогда был. В общем, запомнил лишь, что с этим самым Верховенством Сиин уже пару столетий находится в состоянии перманентной готовности к войне. От этих слов у него тогда весь мех встал дыбом. Антрокот даже представить себе не мог масштабы войны между двумя огромными империями. Да что там, от этих мыслей у него и сейчас встала дыбом шерсть, а из груди раздалось шипение. Треск ткани оповестил о когтях, ее дерущих.

Усилием воли утихомирив разбушевавшееся тело, Антон дожевал бутерброд и отнес тарелку на кухню. Достал из холодильника открытый пакет сока, попытался глотнуть прямо так и чуть не облился им. Прошипев что-то недовольное, антрокот налил сок в стакан и выпил мелкими глоточками.

– И как сиинцы пьют-то из стаканов? – стирая с усов сладкий яблочный сок, Антон посмотрел в окно. Во дворе собрались около десятка антрозверей и о чем-то совещались. Одного из них – высокого черного антроволка – Ленов узнал и усмехнулся, встопорщив усы. Если уж в компанию затесался Колян Рожнов, то можно смело ждать переворота мира с ног на голову. Уж этот фуррь своего не упустит.

– ТОХА!!! – от неожиданности антрокот выронил стакан, но благодаря обретенной вместе с новым обликом ловкости, успел его поймать. – ВЫХОДИ ПОДЛЫЙ ТРУС!!!

– Ты где орало нашел, чучело?! – высунувшись по пояс из окна, крикнул Ленов, и тут же прижал уши.

– ДА ВОТ, ОТДОЛЖИЛИ! – в ушах у антрокота отчетливо зазвенело. Тряхнув головой, он решительно закрыл окно и побежал одеваться.

Длинные шорты с дыркой для хвоста, легкая белая рубашка на размер больше обычного – чтобы не прижимало шерсть – не застегнутая на две верхние пуговицы и пуговицы на рукавах. Ну и ловко намотанные на ноги обмотки. Сколько не старался, но называть свои конечности лапами Антон так и не привык. А вроде думал, что к этому он привыкнет в первую очередь.

– Только крикни в свой матюгальник! Зуб даю, под хвост запихну, широкой стороной вверх! – дав пять всем присутствующим, Антон засунул лапы в карманы шорт. Руко – или все же лапо? – пожатие пока не практиковалось, когти имели дурную привычку вылезать в самый неподходящий момент.

Виляющий хвостом черный антроволк весело зубоскалил. «А ухмылка-то у него похлеще моей будет…» – отстраненно подумал антрокот, дернув ухом.

– Пошли! Нефиг перед моником весь выходной сидеть! – круто развернувшись, Николай чуть ли не вприпрыжку побежал в сторону автобусной остановки. – Яа свобо-о-оден, словно пти-и-ица в небеса-а-ах!

– Шут, – буркнула стоящая рядом антропантера, недовольно прижимая уши. Гул подтверждения прозвучал уже в спину Антону.

– Мож он и шут, но дело глаголет. Ай да за нами! – и Ленов припустил следом за несущимся к остановке антроволком.

Один из крупнейших торгово-развлекательных комплексов города был полон народу. Не только людей, но и недавно появившихся антрозверей. Компания друзей быстро определилась с планами на ближайшие несколько часов и, разбившись на небольшие группки, разбрелась по территории комплекса.

Антон с Николаем и антропантерой Аней решили для начала подкрепиться. Проблемой стал выбор, и даже не столько он, сколько необходимость учитывать свою новую физиологию. Нет, конечно, все трое могли есть все что угодно, но тянуло непременно к мясу, особенно сырому. В центре биокоррекции сказали, что это нормально и со временем пройдет, а пока во всех крупных ТРК открылись точки продажи свеженины. Немного поспорив, друзья направились к одному из таких магазинчиков.

– Хм, а кровью-то не пахнет, – принюхавшись, пробормотал Ленов. Коля пожал плечами и молча указал когтем на массивную вытяжку на потолке. Аня уже прилипла к витрине холодильника, облизываясь на мясо и нетерпеливо дергая хвостом. – Она вообще ела утром?

– Тох, это ж Родникова, – антроволк смешно сморщил нос, прижав уши. – Она ест только тогда, когда совсем прижмет. Мож и хорошо, что она теперь пантера, о диетах думать не будет. Эй, Нют! Выбрала чего?

– Мне вот этот, – названная по имени ткнула когтем в сторону средних размеров вырезки. Продавец упаковал выбранный кусок мяса в специальный контейнер, положил туда одноразовый ножик и вилку и отдал покупку быстро повеселевшей антропантере. Та расплатилась, прижав платежный браслет к сенсору терминала.

– Поделишься? – Коля молитвенно сложил ладони у груди, чуть склонив голову и завиляв хвостом. Аня фыркнула, ткнула антроволка в бок и кивнула.

– Куда я денусь от вас, дармоеды?

Весь остальной день прошел примерно в том же ключе. Разве что вкусности выпрашивали все по очереди.


Москва, офис ООН.

– Верховенство Лагран не имеет никаких претензий. Но Великий флот Содружества Лимер не подчиняется Верховнику (Верховник – титул императора в Верховенстве Лагран прим. автора).

– Сколько?

– Шесть-семь стандартных циклов (стандартный цикл примерно равен двум земным годам прим. автора). Тиан’Крисар на ремонте, а без него Содружество не отправит флот. Слишком велико расстояние от территории Содружества до планеты Земля.

– Есть ли выбор?

– Нет. Небесный совет Содружества поставил ультиматум – либо все люди будут уничтожены вашими силами, либо они пойдут войной. А вместе с ними – примерно треть Вселенского совета.

– Вторая Всеобщая… еще одну такую войну мир не переживет. Можно как-либо иначе предотвратить войну?

– Верховник сказал, что постарается удержать союзников Содружества от вмешательства. А если человечество окажется достаточно сильным, чтобы отбить нападение Содружества... вспомните Шаар’Таркхаг. Тогда ситуация была схожей.

– Мы обучим землян. Но, боюсь, за шесть стандартных циклов войне в космосе они не научаться.

– Зря так считаете, уважаемый Наместник. Люди – весьма… драчливая раса. Как и многие в этот период развития цивилизации. Больше беспокойтесь о будущем.

– Благодарим вас за разговор, Высший.

Голографическое изображение гуманоидного волка в плаще с капюшоном исчезло, в зале зажегся свет. Два представителя империи Сиин развернулись к представителям пяти государств, членов Совета Безопасности ООН. Все присутствующие использовали универсальные сиинские переводчики.

– Значит, это правда, что Лагран и Сиин не находились и не находятся на грани войны? – первым, чуть ослабив галстук, задал вопрос представитель США. Стоящий слева сиинец, антролис, коротко кивнул. Его хвост или уши даже не шелохнулись, настолько великолепным был его контроль над собственным телом.

– Войны не избежать… у нас… двенадцать лет? – представитель Российской Федерации задумчиво смотрел перед собой. Второй сиинец, антрокрыса, тоже коротко кивнул. Остальные члены Совета Безопасности промолчали. Судьбу человечества эти люди решили отдать в руки тем, кто лучше разбирается в межпланетных войнах. Только у представителей России и Франции были свои мысли, но их они высказывать не стали.


Два года спустя…


– Это – стандартное боевое оружие империи Сиин, на русском зовется ружьем ускорительного принципа действия. Это не Гаусс-винтовка и не рельсотрон, запомните это! Хоть ее и называют для краткости гауссовкой или рейлганом, но это в корне неверно.

Помощники инструктора положили перед каждым курсантом довольно короткое, выглядящее не слишком футуристично ружье. Все стандартно, вот приклад, вот рукоятка управления огнем с предохранителем и спуском. Антон, как и все остальные новобранцы, не стал прикасаться к оружию.

– У этого ружья встроенный генератор, так что забудьте о батарейках. Стреляет вообще всем металлическим, что влезет в ствол, хоть гвоздями. Но лучше, конечно, стрелять стандартными пулями. Стреляет это ружьишко десятимиллиметровыми пулями особой конструкции, которые не сгорят к чертям от трения при полете на скорости в четыре тысячи метров в секунду. Отдача у оружия ускорительного типа есть! Ленов, что гласит нам третий закон Ньютона?

Антрокот встал и четко ответил:

– Сила действия равна по модулю и противоположна по направлению силе противодействия!

– Молодец, считай, по физике у тебя стоит пять баллов. А теперь, что это значит для нашего оружия. Масса снаряда равна семи граммам, то есть, семь тысячных килограмма. Скорость – четыре тысячи метров в секунду. Кто скажет, чему равен импульс пули?

– Двадцати восьми килограммам на метр в секунду!

– Верно. У калашникова же импульс меньше раза в четыре, но отдача у АК очень сильная. Кто скажет, почему?

– Действие пороховых газов и автоматики?

– Вопросительные интонации тут ни к чему. Садись, правильно. Однако эти факторы не слишком сильно влияют на отдачу, имейте в виду. В общем, делим импульс на половину массы оружия – четыре килограмма – и получаем четырнадцать метров в секунду отдачи. Это только у оружия, но эти четырнадцать метров прикладываются не абы к чему, а к вашему телу, плечу, если быть точным. А это значит, что герой, решивший не держать ружье слишком крепко, получит пару серьезных травм. Именно поэтому вы будете тренироваться стрелять из такого оружия без использования вспомогательных средств. Всем все ясно? Отлично, а теперь взяли оружие и шагом марш на полигон!

Антон подхватил не слишком тяжелое ружье и вместе с остальными покинул класс. Свой хвост антрокот по привычке держал довольно высоко над землей и чуть в стороне, чтобы никто случайно не отдавил.

В силы самообороны Земли Антон Ленов пошел вслед за своим другом, Николаем Рожновым. Антроволк тогда сказал: «А чем черт не шутит? Если создали, значит, есть для чего. А если есть для чего, значит пойду». Непрошибаемая логика убедила Антона – равно как и еще нескольких друзей Коли – что пойти стоит. И пока антрокот ни разу не пожалел о своем выборе. Было интересно узнавать много нового, стрелять из разнообразного оружия – как и порохового земного, так и работающего по совершенно невероятным принципам сиинского. Обещали даже показать оружие Верховенства Лагран и Содружества Лимер, а у этих империй вообще самые многочисленные и хорошо оснащенные армии.

Жили и спали все вместе. Парни и девушки спали в одном помещении, но командиры не волновались насчет неслужебных связей. Всем девушкам в принудительном порядке приказали пить противозачаточные и все, больше никаких правил. Землянам это показалось странным, однако, все решили руководствоваться правилом «со своим уставом в чужой монастырь не лезут». Ко всяким подозрительным звукам привыкли еще быстрее.

Антон дернул ухом, услышав свое имя, и встопорщил усы. Похоже, обсуждали его недавний разговор с инструктором, гадали, за что такое страшное его вызвали на ковер. Кот лишь усмехнулся, мысленно утихомирив кончик хвоста. Все было просто, как божий день – его похвалили за превосходные результаты стрельбы из порохового оружия и предложили пройти курс дополнительной стрелковой подготовки. Антрокот, естественно, согласился. Антон начал понимать тех, кто с фанатичным огнем в глазах изучал любую доступную информацию об новых образцах оружия.

Тряхнув ушами Ленов вместе с остальными выбежал на полигон. Там им выдали по продолговатому прямоугольнику и приказали занять свободные позиции на стрельбище. Справа и слева от антрокота как обычно встали Аня и Коля. Пантера тоже записалась в ССЗ, но выбрала направление полевого медика.

– Ну че, Тоха, зажжем? – весело скалясь и виляя хвостом, поинтересовался антроволк. Антон кивнул, в его глазах загорелся азартный огонек.

Курсантам быстро показали, как заряжать оружие. Прямоугольник, оказавшийся контейнером с пулями, вставлялся в отсек за цевьем, до щелчка, после чего можно было вести стрельбу. Никаких дерганий затвора и тому подобного. Справа раздался оглушающий грохот выстрела, и тут же заорал инструктор:

– Приказа ждать Пушкин будет?!

В общем, провинившийся выбыл – он временно оглох – а остальным показали, как регулировать мощность ружей.

– Пороха нет, но оглохнуть можно вполне, если выкрутить регулятор до максимума, – инструктор покачал головой.

Отдача у оружия оказалась слабее, чем Антон ожидал. Наверное, потому, что всем было приказано установить мощность выстрела в 25% от максимальной. Но вот точность поразила всех. Нервно дергая хвостом и прижимая уши, Антон изучал свою мишень. Все выстрелы попали именно туда, куда антрокот целился. У других были точно такие же результаты, разве что Ленов с Рожновым как обычно уложились в трехсантиметровый круг. И это ружье считалось далеко не самым лучшим! Антон с легкой дрожью подумал, что понятие разброса у оружия Сиин нет как такового. После стрельбища группу курсантов повели на полигон. Инструктор, загадочно улыбаясь, обещал сюрприз любителям бронетехники.

На полигоне – ровной площадке сто на сто метров – стоял некий зачехленный транспорт. По группе пронесся удивленный вздох, даже под плотным брезентом угадывались плавные обводы неизвестной машины. Такой дизайн использовался только одной империей…

– Итак, курсанты, вот обещанный сюрприз, – по команде инструктора, его помощники сняли с машины брезент. В наступившей тишине отчетливо раздался стук упавших челюстей. – Крисар-40-35, современный основной боевой танк Содружества Лимер.

– Охрене-е-еть… – выразил общую оценку молодой динго, один из любителей бронетехники. – Я ведь не сплю?..

– Нет, Светлов, ты не спишь. Не спрашивайте, откуда у сиинцев эта машина, но могу лишь сказать, что такого сочетания мобильности, защищенности и огневой мощи вы еще не видели, – инструктор обошел танк по кругу, любуясь плавными линиями корпуса. – Лобовая броня этой машины не пробиваемая. Композитная броня из разных марок найрана, выдерживает попадание среднего калибра корвета. Вооружен Крисар 30-мм противотанковой магнитно-линейной пушкой. Но лимерам этого показалось мало, и они каким-то образом впихнули еще и 130мм гладкоствольное баллистическое орудие…

– Товарищ инструктор? – раздался несмелый голос из группы. Антон тут же завертел головой, пытаясь увидеть говорящего.

– Спрашивай.

– Разве баллистические орудия эффективны?

– Против бронетехники – нет. Но пехоту на поле боя никто не отменял, а магнитно-линейная пушка эффективна только против бронетехники. В общем, я продолжу…

Домой Антон шел, погруженный в свои мысли. Они были в основном пессимистичными. Если сложить все, что инструктора говорили курсантам, то вероятным противником выступает… Содружество Лимер. А антрокот точно знал, что Содружество в целом мирное государство, хоть и вооруженное до зубов. Однако слишком много лимерского оружия они изучали, слишком частно в качестве главной темы урока был разбор тактики боя различных подразделений лимеров. Антон бы меньше беспокоился, если бы они изучали Верховенство Лагран. Однако…

– Тох, сделай моську попроще, чесс слово, как будто сметаны последнюю ложку отобрали, – этот язвительный голос антрокот узнает всегда.

– Рог, ты достал уже, – Ленов прижал уши, смотря на ухмыляющегося и виляющего хвостом антроволка снизу верх. – В следующий раз я тебя точно собачьим кормом кормить буду.

– Та ладно те, Тох, – тяжелая волчья лапа с размаху опустилась на плечо Антону. Антрокот с трдом устоял на лапах, обиженно мявкнув. – Слыхал? Недавно какие-то переговоры Земля-Лай’Литиан сорвались.

– Это те, после которых нам пять линкоров подарили? – Антон задумчиво посмотрел себе под лапы, дергая ухом.

– Агась. Среди наших ходят слухи, что как только их флагман пройдет весь цикл профилактического ремонта, нам войну объявят.

– Какой резон Содружеству давить Землю? Им что, предыдущих войн мало было?

– А ты че, забыл? Леи’Меран, а затем и Лимер Анэр первых циклов уничтожили люди. Другой вопрос, что потом тех людей, наших дальних родственничков, потом под корень срезали.

– Коль, умеешь ты настроение поднимать…

– А ты обращайся почаще, – Рожнов, все еще виляя хвостом, махнул лапой и побежал к себе. Проводив его взглядом, антрокот еще медленнее побрел к себе, нервно дергая кончиком хвоста. Ему очень не нравилось, как развивались события…


Шесть лет спустя…


– С Днем Рожденья! – ослепленного и оглушенного Антона втянули в комнату сразу несколько пар лап. Очумевший кот, часто моргая, пытался разглядеть морды тех, кто устроил эту засаду.

Коля Рожнов, Аня Родникова, Серега Ноктов, Леха Тарков – это только те, кого Антон видел прямо перед собой… а друзей было намного больше.

– Спасибо… – чуть дрожащим голосом проговорил кот, прижимая уши. Его хвост мелко подрагивал.

– Давай, веселее, Тох! Тридцатник был половиной жизни достаточно давно, чтоб об этом забыть! – высокий черный волк взлохматил гриву на голове Ленова, заставив его еще сильнее прижать уши. – Седня празднуем!

День рождения действительно удался. Друзья Антона, четырнадцать зейлинцев (производное от «земные сиинцы», люди, прошедшие полную биокоррекцию) разных видов, поздравляли регдолла с юбилеем, дарили небольшие, но сделанные своими лапами подарки. Бывшие сокурсники, а нынче боевые товарищи. Они уже успели повоевать в отдаленных от Земли уголках космоса в составе армии Империи Сиин. Сиинцы очень хорошо отзывались обо всех зейлинцах, говоря, что всего за восемь лет земляне стали столь же подкованными в битвах космического масштаба, как и они сами…

Тряхнув головой и отбросив посторонние мысли, Антон полностью погрузился в водоворот веселья и радости, устроенный его лучшими друзьями. Особенно сильно выделялась Аня, пантера, которую Ленов знал, еще будучи человеком. Эта кошка всегда была где-то рядом, а когда никто не видел – мурчала на ухо регдоллу что-то ласковое, отчего последний прижимал краснеющие изнутри уши. Николай лишь тихо посмеивался, смотря на парочку кошачьих. Сам черный волк втайне ото всех с кем-то встречался, но никакие слежки или засады не могли выявить тайную спутницу бойца тяжелой огневой поддержки.

В отличие от большинства празднований людей, зелийцы, как и сиинцы не употребляли алкоголь. И не из-за его вредя для организма, сколько из-за отсутствия какого-либо действия. В качестве его замены пили напиток с труднопроизносимым лимерским названием, который земляне называли просто – «нектар». Сладковатый напиток вызывал чувство радости и счастья, настоящую эйфорию, и при этом был абсолютно безвреден. К счастью для Антона и его друзей, нектар стоил совсем недорого – его научились производить и в Империи Сиин.

– Тох! То-о-ох! Оторвись ты уже от Аньки, тут тебя предки вызывают! – Коля с трудом, но смог докричаться до кота, смотрящего в глаза пантере. Оторвавшись от изумрудно-зеленых глаз девушки, Ленов оглянулся. Черный волк уже протягивал бусинку коммуникатора.

Вставив коммуникатор, напоминающий наушник-каплю, в ухо, Антон мысленной командой активировал голодисплей. Перед правым глазом появился полупрозрачный прямоугольник с фотографией молодого на вид мужчины-человека.

– О-о-о… шумно у вас там, – раздался в голове кота голос отца. – Мать не может с тобой поговорить, сам понимаешь, работа. Так что, буду отдуваться за обоих. В общем, поздравляю тебя, сынок, с юбилеем. Сказать многого не скажу, слов не хватает. Важно лишь то, что мы тобой гордимся. Кстати! Как получишь первую боевую награду – сразу приезжай хвастаться. Заодно и посмотрю хоть, чем сиинцы своих солдат награждают.

Даже не дождавшись ответа на свой монолог, отец отключился. Антон улыбнулся, опустив уши. Его родители всегда были такими. Любили, помогали, чем могли, но учили быть самостоятельным и не полагаться на старших. Кот смахнул выступившую слезинку и, задорно скалясь, направился в самую гущу друзей, что-то громко обсуждавших.

– А я говорю, хрень это все! – уже эта фраза вышибла из кота все хорошее настроение. Никита Молев не на шутку разошелся, в его голосе звучала явная злость.

– Успокойся, Кит! Если инфа из Центра, то все точно! – Антон обернулся: Лена говорила, хлеща себя хвостом по нижним лапам. Львица тоже была на взводе. Регдолл неожиданно осознал, что атмосфера веселья и беззаботности уступила место напряжению и какой-то злости. В воздухе витал запах предбоевого возбуждения.

– Да не могли они Тиан’Крисар за восемь лет отремонтировать! Там минимум двенадцать надо, и то, если форсированными методами, ты ж знаешь!

– И что? – за спиной тигра появился Коля. Черный волк, несмотря на вид, был самым крупным в группе, уступая лишь медведям, которых среди друзей Антона не было. – Они могли не проводить профилактику до конца. Так что, Кит, успокойся и не порть праздник. Ну придут эти лимеры раньше на пару лет, ну получат по сопатке раньше. Все, разбежались! У нас праздник, а всякие там центры пусть другим головы забивают!

Никита, тихо зарычал, но отступил, прижимая уши. Идти против Рожнова в группе ни у кого не хватало духу, слишком хорошо все знали, насколько тяжелые лапы у этого вечно виляющего хвостом волка. Антон в который раз уже подумал, что это Коле надо быть командиром группы, а не ему.

Инцидент, исчерпав себя, тут же забылся. Антон вновь кружился с пантерой в каком-то замысловатом танце, чуть прижимая уши от смущения, друзья наперебой обсуждали, какая из него и Ани получится пара, а Коля все так же вилял хвостом и улыбался, скрестив лапы на груди.


На следующий день…


Тягучий плач сирены воздушной тревоги сорвал остатки дремы, заставив вскочить с кровати. Рядом грохнулась на пол Аня, спешно собирая разбросанную в живописном беспорядке одежду. Антон выглянул в окно, подпрыгивая на одной лапе и пытаясь надеть брюки.

Небо заполонил рой точек, каждая из которых была десантной капсулой. Еще выше был виден силуэт огромного, заслонившего солнце корабля. «Тиан’Крисар… черт, ведь четыре года еще! Когда успели?!» Все это кот додумывал уже на бегу, когда выбегал из квартиры вместе с сослуживцами, решившими после гулянки остаться ночевать у Антона. Перед подъездом к дому стояла зенитка на с антигравитационным движителем и один за другим посылала заряд капсулированной плазмы в небо. Точно такие же сгустки плазмы на скорости в три маха летели в небо чуть ли не от каждого дома. Службы ПВО-ПКО, последние несколько лет только и делающие, что отрабатывающие развертку и отражение атак, сработали мгновенно. Зейлинцы погрузились в машины – некоторые из-за спешки дверьми отдавили себе хвосты – и на полной скорости рванули к местному штабу ССЗ. Мимо проносились тяжелые грузовики с другими бойцами сил самообороны, направляясь на ключевые узлы обороны города.

– Я – Чакрам-три-один, вызываю Центр ССЗ! Я – Чакрам-три-один, вызываю Центр ССЗ! – Антон тщетно пытался связаться со штабом через стандартный коммуникатор. За рулем сидела Аня, нервно прижимая уши и рыча при виде каждой кучи металлолома, бывшей некогда перехватчиком. Слева от машины рухнула полуразвалившаяся десантная капсула.

– Черт! Мы ведь дохрена ботов сбили, откуда еще?! – Аня чудом ушла от столкновения с остовом еще одной десантной капсулы, среди зейлинцев именуемой ботом.

– Тиан, м-мать его! – Антон отбросил окончательно заглохший коммуникатор. – Он спокойно вмещает полуторамиллионную армию с техникой, это не считая десятка линкорных верфей и… – регдолл судорожно вцепился когтями в обшивку сидения, когда машина совершила очередной головокружительный маневр. – И полусотни заводов!

– Чего?! – пантера выпучила глаза, прижав уши.

– Он в длину тыщу километров!

Ответ Ани был короток и нецензурен. Мимо, ревя двигателем, пронесся новейший российский тяжелый танк Т-2210. Наконец, впереди замаячило здание штаба ССЗ. Монументальный серый параллелепипед нес на себе следы бомбардировки обломками десантных капсул. Антон бегло осмотрел присутствующие машины – все его отделение прибыло в полном составе. Кот посмотрел в небо, прижимая уши и хлеща себя хвостом, и побежал в штаб.

Ливень десантных ботов продолжался. Собственно, по доктрине Содружества, первые три волны ботов несут беспилотные мини-гравтанки, которые должны были организовать плацдарм и подавить системы ПВО-ПКО. Если же эти волны не могут прорваться, то Тиан’Крисар начинает орбитальную бомбардировку, почти полностью уничтожая все на площади в десятки квадратных километров. Именно поэтому часть капсул с мини-танками пришлось пропустить и увести большую часть зенитных установок. В противном случае от города с пригородом осталась бы только огромная воронка. Силам Самообороны Земли было необходимо продержаться до десантирования самих лимеров, тогда можно было не опасаться ударов с орбиты. Ключевым словом было «продержаться»…

Облаченный в легкий защитный скафандр и вооруженный скорострельным ружьем ускорительного типа, Антон забрался в кузов тяжелого армейского грузовика, к бойцам своего отделения. Зейлинцы переговаривались, время от времени рыча или шипя. Ленов навострил уши, кончик хвоста смотрел в небо.

– Так! Наша точка – а-двенадцать-четыре-дэ-пэ! Для тех, кто не учил карты города – это здание на пересечении Дзержинского и Победы! Занимаем позиции и вышибаем гитки (гравтанки прим. автора)! Крисары-восьмерки бить под башню, если со лба, и во все щели, если с борта или кормы! Вопросы?! Нет вопросов! – регдолл протолкался сквозь сослуживцев, нечаянно отдавив некоторым хвосты и лапы, и постучался в окошко кабины. Увидев морду водителя, он показал поднятый вверх большой палец. Взревев двигателем, тяжелый грузовик стал быстро набирать скорость. Антон, прижимая уши от ветра и рева – он не стал пока надевать шлем – обернулся.

Четырнадцать бойцов плюс он, командир. Пятнадцать зейлинцев, стандартное отделение ССЗ. Универсальная, тактически гибкая боевая единица на поле боя. Ленов встопорщил усы в довольной усмешке, гордо выпрямился – его отделение было одним из лучших. Смотря на сосредоточенные морды, хмуро прижатые уши, но не заметив ни одного нервно дергающегося хвоста, кот почувствовал гордость не только за своих ребят, но и за зейлинцев вообще. Даже ветераны сиинской армии признали, что земляне – прекрасные бойцы. А этого дорогого стоит.

– «Гнездо» чакраму-три-один! «Гнездо» чакраму-три-один! У вас на пути будет капсула класса пять! Капсула класс пять! Предположительно, две восьмые гитки, повторяю! Предположительно два Крисар-восемь! Как понял, Чакрам, прием?!

– Я – Чакрам-три-один, принял! Две восьмерки по курсу движения! – дождавшись, пока отключится канал связи со штабом, Антон обернулся к своим бойцам. Николай с непонятным выражением морды, но стоящими торчком ушами проверял ручную противотанковую пушку. Это орудие, разработка российских и американских инженеров, была способна пробить восьмитонный Крисар-40-8 в лоб навылет, но имело скорострельность всего четыре выстрела в минуту. Поэтому Ленов кивнул второму бойцу-тяжеловесу, медведю Сергею Шаркову.

Коля, удерживаемый сразу четырьмя зейлинцами, опасно высунулся с левого борта кузова. Справа точно так же свесился над дорогой Шарков. Примерно в пяти сотнях метров дальше по дороге упал массивный десантный бот, с грохотом отбросил трапы. Через мгновение два маленьких, с гладкими, словно зализанными корпусами гравтанка вылетели наружу и завертели башенками, ища цели.

Оба бойца с противотанковым оружием прицелились, Антон дотянулся до Сереги и похлопал его по плечу, два раза. Внимательно следивший за командиром черный волк кивнул.

– От винта! – прорычал Рожнов, нажимая гашетку.

– Болванка пошла! – почти синхронно с ним проревел медведь, так же нажимая на спуск.

Два грохота слились в один, чтобы через мгновение их перекрыл слитный взрыв двух легких танков. Антон временно оглох, не успев закрыть уши, но видя, как его бойцы вскакивают с мест и, грозят небу кулаками и оружием что-то крича, прорычал:

– Да, черт возьми! Получили?! – грузовик дернулся из стороны в сторону, объезжая горящие танки. Ленов надел шлем и активировал интерфейс системы прицеливания. Вызванная близким выстрелом из тяжелого ускорительного оружия временная глухота начала проходить.

Наконец, отделение добралось до трехэтажного офисного здания, одной из ключевых точек обороны – дом находился на дороге, условно обозначенной «окраина-штаб». Самый удобный путь до центра контроля местных ССЗ. Если его захватить, то вся глубокоэшелонированная оборона города превратиться в разрозненные группы войск. Конечно, через некоторое время войска вновь скоординируются, но к этому моменту привычные к молниеносным боям лимерские штурмовые дивизии уничтожат большую часть сил самообороны.

– Радин, Шарков, Рожнов, Родникова – крыша, Горников, Линков, Дорогин, Нарников – первый этаж! Остальные за мной, на второй! – Антон подождал, пока два снайпера и два бойца тяжелой огневой поддержки вбегут в подъезд, после чего вместе с еще пятью бойцами побежал на второй этаж. На первом этаже остались четыре бойца со скорострельными ускорительными ружьями.

Рядом со зданием остановились два Т-2210. Антон заметил в углу интерфейса значок связи и мысленной командой принял вызов.

– Здоров будь Тоха! – раздался жизнерадостный голос. На заднем плане работал на холостых оборотах мощный танковый двигатель.

– О, Сашок! Что, сюда направили? – Антон навострил уши, усилием воли утихомиривая задергавшийся хвост. Александр Громов, если уж здесь этот танкист, то гиткам лимеров можно только посочувствовать.

– Ага! Тут еще будут штурмовики кружиться, но на них не рассчитывай, они пару раз отстреляются и свалят!

– И то хлеб! – регдолл довольно оскалился.

– «Гнездо» на связи, всем командирам групп! Засечен вход в атмосферу десантных капсул класса двенадцать! Десантные капсулы класса двенадцать! Это – основная волна! Основная волна! Приготовьтесь!

– Какая нахрен основная волна?! – в панике Антон прижал уши, защищенный пластинчатой броней хвост хлестал кота по ногам. Рядом стоящие бойцы замерли, так же прижимая уши, псовые поджали хвосты.

Основная волна. Лимеры вновь показали, что они – далеко не простаки. Вместо второй волны беспилотных мини-танков они сразу отправили штурмовые дивизии. Времени на подход основных сил ССЗ уже не было, а это значит, что вся тяжесть обороны города ложилась на плечи всего-навсего трех батальонов тактических отрядов да десятка танков. Оставались еще около полусотни зениток со скорострельными плазменными орудиями, но они несли лишь легкую броню. Связь заполнили панические крики командиров отделений, занимавших узловые точки обороны. Антон видел лишь один шанс удержать оборону. И не он один.

– Всем отрядам на линиях один тире три! Отойти к четвертой линии обороны! Повторяю, отойти к четвертой линии обороны!

Отделение Ленова приняли на броню танки. Громов мотивировал это тем, что им «все равно по пути, да и другие будут делать так же». Прижимая уши и стискивая в лапах ружье, регдолл с какой-то грустью смотрел на небо, провожая взглядом многочисленные хвостатые точки массивных десантных ботов. Битва за выживание только начиналась.


– Что значит, не будет подкреплений?! Что значит, город решили сдать?! Тут еще полторы тысячи зейлинцев, какого хрена?! – Антон рычал прямо в морду вестовому, вздернув его за грудки. Молодой волк судорожно цеплялся за его сжатые кулаки, прижимая уши и поджав хвост.

– Я всего лишь вестовой! – проскулил он и Ленов разжал лапы. Тяжело дыша и скалясь, он смотрел вверх, в небо. Туда, где среди облаков можно было увидеть огромный силуэт флагмана Содружества.

– Черт! Стрижов! Что со связью? – кот обернулся на шакала, радиста. Тот покачал головой, опустив уши. Антон с трудом утихомирил хлеставший его по лапам хвост и посмотрел в сторону окраины.

Один за другим приземлялись массивные боты, выгружая десантников. Уже тот факт, что боты были управляемыми, говорил о десантировании штурмовой дивизии «Огненные крылья» – труднопроизносимое название на языке Содружества запомнить не смог никто. Антон вспоминал все, что знал об этих штурмовиках. «Элитные части… лучшие из лучших. Мастера взлома обороны. Отлично справляются с задачей удержания позиций до прибытия подкреплений. Вообще, похожи на наши ВДВ, только опаснее раза в четыре…» Регдолл был вынужден признать, что против «огненнокрылых» у тактических отрядов ССЗ нет ни единого шанса. Разве что случится чудо, и подкрепление все же придет.

– Ладно, братья и сестры, занимаем оборону. Нет смысла окапываться, наши противники умеют летать, в буквальном смысле, – Антон проследил взглядом за очередным десантным ботом. – Остается только молиться…

Пять минут растянулись, словно резина. Все замолчали, лишь подвывал поднявшийся ветер, да тарахтели работавшие на холостых оборотах двигатели техники. Зейлинцы сидели в импровизированных укрытиях, сжимая в лапах оружие и прижимая уши, благо шлемы позволяли это делать. Многие молились, некоторые в который раз проверяли оружие и боекомплект. Начало атаки они даже не заметили.

– Ли’Тиан сайнэл! – раздался боевой клич и посреди позиций зейлинцев, оставляя в воздухе инверсионные следы, с грохотом приземлились штурмовики. Антон сумел лишь развернуться, когда его словно ударили кувалдой в грудь. Кот успел почувствовать, как его лапы оторвались от земли, успел почувствовать жесткий удар по затылку, от которого не спас даже шлем, и потерял сознание.

Грохот скорострельных ружей словно пробивался сквозь толстый слой ваты. Антон несколько пессимистично вслушивался в перезвон колоколов, пытаясь понять, какой из звуков – стрельба или колокольный звон – он слышит на самом деле. Ныл отдавленный хвост, одно ухо сильно болело, в нос словно спирта плеснули. Кот окончательно пришел в сознание лишь после того, как рядом с грохотом упало что-то тяжелое.

Встав на четвереньки, Антон несколько секунд смотрел, как его лапы раздваиваются и «плавают» перед глазами, после чего медленно поднял голову. Удивленно прижал уши, округлив глаза: прямо перед ним лежал труп лимера в развороченной штурмовой броне. Сопла ранцевых ускорителей еще не успели остыть до конца, горя бледно-красным светом. Рядом с убитым лежал тяжелый пистолет с каким-то узором и написями.

Подхватив пистолет, регдолл с трудом встал на лапы. Увидел остов уничтоженного многочисленными попаданиями российского танка, постоял так несколько секунд. После чего догадался обернуться. Там, ближе к центру города, разгоралось сражение. А зейлинец стоял посреди улицы, заваленной убитыми землянами и всего лишь несколькими телами лимеров. «Огненнокрылые» подтвердили свою репутацию элитных солдат. А зейлинцам просто не хватало опыта. Опыта противодействовать падающим с небес с клинками наголо штурмовикам. Антону почему-то вспомнилась вселенная Warhammer’а. Подволакивая лапы, кот направился к штабу, туда, где кипел бой, где решалась судьба города. С ревом подбитого двигателя над головой регдолла пронесся лимерский ганшип и рухнул где-то позади. Ударная волна от мощного взрыва пошатнула Антона, заставив прижать уши, но не сбила с ног. Задрав морду к небу, кот обомлел: огромный Тиан’Крисар на его глазах совершил сверхсветовой прыжок и исчез… а это означало, что лимеры отступали, что было невероятно: победители не отступают…

Подтверждение мыслей Ленов получил буквально через десять секунд. Мимо, со свистом ранцевых ускорителей, пронеслись бойцы штурмовой дивизии Содружества. Один из них приземлился перед зейлинцем, оставил у его лап аптечку и, подпрыгнув, расправил крылья и унесся вдаль. Антон запоздало подумал, что крылья не просто имели декоративный перьевой покров, а являлись столь же неотъемлемой частью лимера, как и хвост у него, кота. Разве что были усилены экзоскелетом, чтобы поднимать резко увеличившийся вес. Зейлинец повернулся мордой в сторону окраины города, выронив подобранный пистолет, из которого так и не сделал ни одного выстрела.

Флот Содружества Лимер отступал, что бы это ни значило. Бой продлился меньше часа, и это почему-то пугало, а не радовало. Медленно осматриваясь, Антон видел лишь руины да тела мертвых бойцов ССЗ – убитых товарищей «огненнокрылые» никогда не оставляли на поле боя. Оптимизм был задавлен на корню, такие разрушения меньше чем за час… Ленов помнил фотографии Сталинграда Второй Мировой войны, город после атаки лимеров выглядел очень похоже. Кот даже не стал утихомиривать словно взбесившийся кончик хвоста – у него не было сил. Было лень пошевелить даже ухом, усами. Вновь поднявшийся ветер принес с собой свежий воздух и прохладу, приятно шевелил мех на морде. С легкой усмешкой зейлинец понял, что где-то потерял свой шлем и заметил пропажу только сейчас.

– Создать новое на руинах старого… может, не такая уж и плохая это идея, – раздался справа от кота голос Николая. Черный волк осторожно опустил на землю ручную автопушку, размялся, скрипя сочленениями избитой брони. Антон с удивлением осмотрел друга – похоже, он не получил ни одного серьезного ранения. – Иди в тыл. Анька чуть не застрелилась, ревет, тебя вспоминает.

Когда Антон, пошатываясь, побрел в сторону штаба, Николай достал сигарету, помял пальцами. Тяжело вздохнул, убирая ее в кармашек на поясе. Воздух позади волка пошел волнами, замерцал, и через мгновение за спиной Николая словно из ниоткуда появилась волчица с белоснежным мехом. Резко взмахнула огромными крыльями, подняв пыль, чуть поморщилась.

– Новая жизнь начинается не после смены тела, – голос белой волчицы был странным, словно кто-то говорил одновременно с ней. – Думаешь, они поймут? У их цивилизации сильный дисбаланс развития.

– Куда они денутся, лимер? – один из ведущих исследователей иных цивилизаций Верховенства Лагран, прибывший на Землю инкогнито, усмехнулся, весело завиляв хвостом. – Учить плавать лучше, бросая учащегося в глубокий пруд. Захочет жить – плавать научится. Все. Не пали контору.

Крылатая белая волчица улыбнулась, чуть прижимая уши. Ее фигурка словно размазалась в воздухе, пошла волнами и, наконец, исчезла. Волк поднял тяжелое оружие на плечо, посмотрел на небо, щурясь. Лимеры напоследок решили устроить этакий знак свыше, разогнав над разрушенными городами тучи. Хмыкнув и пробормотав что-то про «неугомонных экспериментаторов», лагрин побрел в сторону штаба ССЗ.

А Антон, с трудом удержав бросившуюся ему на шею пантеру и наблюдая такие же сцены вокруг подумал, что жизнь только начинается. Новая жизнь.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Ganlok Blackmane, Дремлющий «Дождь и гром», Элиас, Ааз «Снежная мгла», Хеллфайр «Большое Приключение Оливии Моунвилл»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален