Furtails
Хеллфайр
«Ликино-Дулёво: мёртвый город»
#NO YIFF #волк #гепард #хуман #постапокалипсис
Своя цветовая тема

От автора:


Идея постапокалипсиса в мире фурри возникла у меня давно. Тем не менее, из-за объёма пони-работ раньше заняться ею я не мог. В то же время, укрепившееся было из-за игры «S.T.A.L.K.E.R.» желание рассеялось благодаря созданию серии «PONY-S.T.A.L.K.E.R.». Новый толчок к созданию рассказа дал просмотр фильмов «Сайлент-Хилл» и «Мгла», благодаря которым создался первоначальный образ постапокалипсиса. Одновременно удачно начался конкурс, благодаря которому в качестве места действия был выбран мир, альтернативный человеческому.


Выбор небольшого подмосковного городка тоже был неслучайным. Бедная Москва и так много пережила. Да и не нравится мне тенденция в любой постапокалипсис запихнуть громадный город с множеством подземных тайных баз, военных объектов и иной ерунды, благодаря которой обязательно появляются орды мутантов и стада фанатичных придурков с автоматами.


Благодарю одного своего друга за ценные правки и не менее ценные идеи.


Данная часть - даже не первая, а нулевая, показывающая читателю «карту города». Если она окажется достаточно удачной, то серия начнётся. Если нет - что же, каждый эксперимент может не удастся.


На всякий случай прилагается «почти верная» карта города:

https://pp.vk.me/c623925/v623925710/acf5/2wfy_bytiCY.jpg


Краткие пояснения

Примечание: не все описанные здесь мутанты будут встречаться в данном рассказе.


Адская кобыла - произошедший от не-антро лошади мутант-хищник с повадками хорошего охотника. Крупные габариты абсолютно не мешают ему передвигаться быстро и практически бесшумно даже по лесу. Устойчив к пси-атакам.

Аномалия - порождение аномальной природы. Существуют гравитационные, энергетические и кислотные, огненные и воздушные аномалии.

Аномальное растение - любое мутировавшее растение.

Артефакт - порождение аномалии.

Бандиты - убийцы, грабители, негодяи.

Броник - жарг. бронежилет.

Вид мутанта - термин, обозначающий, живой ли мутант или нет. К мёртвым относятся зомби, жмуры, кровавые псы, мёртвые кошки/псы. Понятие «подвид» не искажено.

Водный гад - напоминающая огромного червя тварь, селящаяся обычно вблизи воды. К кислотному дождю невосприимчив. Пси-активен - не только защищён от пси-атаки, но и способен создавать иллюзии, на определённом расстоянии воздействуя на мозг неосторожного «выживальщика».

Ворона - большинство птиц мутировали и вороны - не исключение. Питаются только свежим мясом, причём охотятся по ночам: в ходе мутации адаптировались к ночному образу жизни.

Выживальщик - любой фуррь или человек, не приписанный к какой-либо группировке.

Глашатай - слабый сам по себе мутант, произошедший либо от фурри, либо от человека. Не имеет передних конечностей, голова сильно деформирована, нет глаз, носа, ушей, но имеется огромный рот. Способен оглушать своим криком, также криком подзывает и берёт под контроль мутантов, не способных к пси-защите. На человека или фурри такого влияния оказать не может, однако вызывает головную боль и сильное чувство страха.

Голем - мутант колоссальной степени ожирения, но опасности практически не представляет. Имеет пси-защиту.

Гончий - уродливый мутант неизвестного происхождения. Нет пси-защиты.

Грызун - в основном, мутировавшие крысы. Выглядят очень омерзительно, не редко наличие различных внешних уродств. Нет пси-защиты.

Дочка - мутировавший ребёнок или детёныш. Ходит всегда вместе с Папой.

Жмур - мутант без глаз, с длинными передними конечностями и длинными задними. Судя по вытянутой звериной морде и наличию шерсти, жмуры происходят от фурри. Устойчив к пси-атакам.

Зомби - оживший мертвец, либо человек, либо фуррь. Пси-защищён.

Комбез - жарг. комбинезон.

Кот - обычные кошки, в результате мутаций превратившиеся в свирепых хищников. Различают два вида - мёртвые кошки (кошки-зомби, если говорить проще) и кошки обыкновенные, мутанты, но живые.

Крюгер - уродливый мутант, имеющий вместо рук что-то вроде лезвий, причём достаточно острых. Произошёл от человека. Нет пси-защиты .

Кустарник - жарг. оружие, конструкция которого изменена вне заводских условий; любое самодельное оружие.

Мёртвые псы, кровавые псы, адские псы - подвиды мутировавших не-антро собак. Нет пси-защиты.

Не-антро - обычный зверь (т.е. не разумный).

Снаряга - жарг. снаряжение.

Сталкер - фуррь или человек, специализирующийся на добыче артефактов для их первичного изучения, использования и продажи. Также возможен поиск пищи, воды, оружия, боеприпасов, охота на мутантов и иные задачи.

Сталкерство - жарг. работа сталкера, например, поиск артефактов. "Сталкерить" - заниматься работой сталкера.

Схрон - жарг. тайник.

Сынок - мутировавший ребёнок или детёныш. Ходит всегда вместе с Папой.

Папа - разжиревший мутант неизвестного происхождения. Очень живучий.

Пси-атака - вид атаки мутанта, действующий на сознание человека, фурри или другого мутанта. Виды пси-атак различны.

Пси-защита - возможность противостоять атакам пси-мутантов.

Ползун - мутант-охотник. Выглядит как громадный серый мешок с десятком щупалец, но, несмотря на внешний вид, очень быстрый и ловкий. Пси-активен.

Фурри - антропоморфные звери. В данном произведении - стопоходящие.

Хабар - вещи, деньги, ценные предметы, артефакты и так далее.


* * *


В чём причина Катастрофы? Версий много. Кто-то уверял, что это дело рук и лап учёных Соединённых Штатов Америки. Но тогда резонный вопрос, - какого же рожна у них то же самое, что и у нас? Другие говорили, что это военный эксперимент, вышедший из-под контроля. Если честно, это больше похоже на правду, только вот тогда это должен быть мега-глобальный эксперимент. Третьи вопили об инопланетянах, которые пытаются теперь захватить Землю. Сейчас психам раздолье... Четвёртые возглашали о каре Божьей за грехи наши. И так далее. А на деле - да какая разница? Так или иначе, за день настоящий апокалипсис охватил Москву, за неделю всю Россию, а за месяц - весь мир. Семь миллиардов двести пятьдесят семь миллионов сто шестьдесят восемь тысяч двести тридцать пять жителей было на нашей Земле. Сколько погибло - не знает никто. Сколько потом «обратилось», превратилось в тварей, для описания которых иногда просто не хватает слов - тоже. Людей выкосило сильно: из десяти человек восемь точно погибали, причём трое-четверо после ещё и обращались. Фурри также не повезло. Меньше всего пострадали кошачьи, тигры, львы, леопарды/гепарды, а вот потери среди прочих видов были вполне сопоставимы с людскими. Обыкновенные животные же обращались поголовно, растительность дохла и возрождалась уже в ином обличии. Природа изменилась... Ещё недавно я поигрывал в игру «S.T.A.L.K.E.R.» - так вот, название «Зона» лучше всего характеризует то, во что перевоплотился мир.


* * *


- "Леди. Самый верный друг", - прочитала потёртую надпись на могилке какой-то не-антро собачки Саша.


Видимо, на этом кладбище домашних животных жители открывшегося перед нами города хоронили когда-то своих питомцев. Хотя почему "когда-то"? Шесть месяцев назад. Вот так... Всего шесть месяцев прошло с тех пор, как мир рухнул в пучину смерти. Шесть месяцев с тех пор, как он изменился и теперь тем, кто выжил в аду на земле, приходится быстро приспосабливаться к его новым законам и правилам. Мы с Сашей приспособились жить в движении - постоянно бежим откуда-то куда-то в надежде отыскать место, где будем хотя бы в относительной безопасности. Но пока что нам оно не встретилось. Города по пути либо разрушены, либо захвачены мутантами, либо контролируются такими уродами, что мы сами покидали их подобру-поздорову. Правда, кое-где мы встречали нормальных выживальщиков - но в большинстве это были сталкеры, да одиночки, такие же кочевники, как и мы. Впрочем, польза от них была. Именно благодаря ним мы добрались сюда. Куда? Да к чёрту на рога!


Я на секунду задержал взгляд на свой спутнице. Саша была гибридом. Треугольные ушки, вытянутая мордочка, пушистый хвост, рыжие пятна на серой шёрстке - всё говорило о том, что в родне у неё были лисы, хотя гены волка явно перевешивают. Одета она почти в то же, во что и я - чёрная куртка с вшитыми в неё бронепластинами (отобрали мы этакое богатство у нескольких негодяев, которые в свою очередь пытались ограбить нас), тёмно-синие джинсы, только чуть светлее моих и с прорезью для хвоста. Ну и грязные бутсы у неё были с плоской подошвой и расширенным носком, то есть, анатомически адаптированы для фурри. На правом плече весит колчан с десятком самодельных стрел, а проще - палок с оперением из вороньего пера и металлическим наконечником, в левой лапе она сжимает большой тёмно-синий лук для спортивной стрельбы. К ремню, придерживающем джинсы и не дававшим им спадать с исхудавшего тела, прицеплен широкий столовый нож с пометкой «Японская сталь». Всегда его хотел, если честно, мой-то складной ножичек с лезвием в указательный палец длиной не защита... Характер у неё спокойный, даже мягкий, хотя в пылу битвы может и разойтись не на шутку. А ещё, у неё прескверная привычка постоянно напоминать мне своими действиями, что она слабая самка. Из-за этого рюкзак с нашим нехитрым «хабаром» она доверила нести мне.


В рюкзаке - обычный серый походный рюкзак, изрядно потрёпанный жизнью - находились важнейшие вещи: медикаменты, то есть простые антибиотики, пара противовирусных, бинты, жгут, две баночки зелёнки. Знаю, что мало, но это всё, что удалось раздобыть. Из еды двое консервов с тушёнкой и кусок хлеба весом где-то в триста грамм, с которого сегодня утром я счищал плесень. Две двухлитровые бутылки с питьевой водой, одна уже почти пустая. Немного патронов, спички, зажигалка, даже компас имеется. Ах да, есть ещё большой фонарь с четырьмя запасными батарейками и маленький, правда, этот без батареек вообще. Ну ничего. В городе полно магазинов, и если их не обчистили дочиста, что вполне может быть, то мы пополним наши запасы... Хоть чем-нибудь. А может, здесь найдутся лагеря выживших, ведь если есть город, то должен быть завод, предприятие, где могут работать жители, а значит, там можно создать базу и если она только и вправду есть, и уцелела...


«Только», «бы», «может быть»... Вся моя жизнь с момента Катастрофы состоит только из этих слов. Может быть, там нам помогут. Может, пристрелят. А может - и сожрут. А что гадать? "Макаров" мой, переделанный из травмата в боевой, заряжен, патроны есть, у Саши стрелы остались. Вперёд. В изменившемся мире стоять на месте не следует, схлопочешь либо клык в шею, либо коготь в грудь, либо пулю или стрелу в... Мягкое место. Правда, с таким же успехом можно и самому смерть найти. Но риск есть риск, а потому, я поправил рюкзак и махнул рукой в сторону городка.


- Пошли, Саш, нечего нам здесь стоять. Переберёмся через железную дорогу и...


Волчица скептически посмотрела на город, потом на меня.


- И куда? Может, нам лучше пройти дальше, по линии? Там может быть слишком опасно...


- Ну, пойдём мы, и чего? - нахмурился я. - Слева - болота тянутся, мы их с тобой видели. Я на болота не сунусь, да и ты, надеюсь, тоже. Вправо идти - возле леса, по железной дороге, по относительно открытой местности, на корм мутантам в общем... Нет уж, спасибо. Кроме того, нам нужно хоть чем-нибудь пополнить запасы продовольствия. Или ты решила сесть на диету?


- Ха-ха, очень смешно! Смотри, как бы самому на такой же диете не оказаться! Хотя... Может, тогда ты будешь не по вкусу мутантам, а?


Натянув улыбку, я взял оружие в обе руки и двинулся вперёд. Самочка двинулась за мной. По земляной тропинке мы вышли из леса и, пригибаясь, быстро перебежали к линиям железных дорог. Я первым встал на рельсы и огляделся.


Местность, если честно, к романтическим прогулкам не располагала. Слева железнодорожное полотно вдруг разделялось и заворачивало либо к старому заводу, цеха которого видны даже отсюда, либо делая поворот и огибая болота, уходя куда-то вправо, к самому горизонту. Что уж творилось на этих с виду таких спокойных болотах, выяснять мне не хотелось, хотя и так ясно, что количество мутантов там может ненамного превышать количество аномалий. Справа линия и вовсе тянется нескончаемо, к едва видневшейся далеко-далеко впереди стене леса, которую загораживает разве что опрокинутый на бок поезд. Видимо, он сошёл с рельсов давным-давно, но убрать его, понятно, некому. А вот впереди смотрят на нас своими пустыми глазницами окон без стекла потерявшие былую красоту здания, захиревшие и покинутые. Они выглядели так, как будто были заброшены лет десять, а то и двадцать. Впрочем, так выглядят дома в любом городе после Катастрофы. Когда-то следуя своему увлечению компьютерными играми, нашёл я в "Яндексе" фотки Припяти. Так вот - Припять красивее выглядит.


Кроме домов, прямо перед нами раскинулась изуродованная Катастрофой лесополоса, куда уж точно не стоило совать и носа. Откусят. И единственное, что мне понравилось - стоило обойти чей-то огороженный забором участок с деревянным домом, как мы выходили к нескольким гаражам, а от них можно пройти прямо на автомобильную дорогу, что пролегла по этому краю города. А там где дорога - там и магазины.


- К лесу не пойдём, - произнёс я, продолжая осматривать окрестности. - Сейчас обходим этот дом, выйдем на дорогу и по ней налево дунем. Согласна?


- А у меня есть право голоса? - съехидничала Саша. - Почему именно налево?


- Во-первых, нам не стоит проходить возле леса...


- Это скорее парк. Или лесополоса. Смотри, вон справа вновь дома начинаются.


Справа от лесополосы действительно стояли несколько пятиэтажных домов и потерявшая былую белизну девятиэтажка.


- Без разницы. Мало ли, какая тварь там может водиться? Во-вторых, нам лучше пока не выходить в город. И в-третьих, я отсюда вижу, что возле вон той пятиэтажки находится какое-то небольшое здание. Вполне может быть, что это магазин или универсам.


Действительно, слева, между пятиэтажным и девятиэтажным домом, находилось низкое строение, такое же серое и с виду безжизненное, как и всё вокруг. Саша тоже посмотрела в ту сторону и чуть улыбнулась.


- Это то здание, за гаражами и дорогой?


Я кивнул.


- Ну, под магазин очень даже подходит... Пойдём. Вроде бы мутантов нет, аномалий тоже. Только там навряд ли что осталось и из продуктов.


- Попытка не пытка, - заметил я.


Хотя Саша и сказала, что мутантов не видит, да и я ничего подозрительного не заметил, мой план решили незначительно изменить. Мы просто спустились с насыпи и, укрываясь за почерневшим деревянным забором, направились к гаражам, чтобы попасть прямо к входу в магазин и если что, успеть туда забежать... Или наоборот, отбежать от него. Как раз возле гаражей встретились и первые сюрпризы - на земляной тропинке мирно раскручивалась слабо сверкающая сиреневым с золотым цветом аномалия: небольшой вихрь над землёй, вполне различимый даже невооружённым глазом. Обыкновенный "капкан", обойти который не стоит труда, но рисковать не рекомендуется, поскольку при попадании в такую аномалию шансов выжить никаких. Она словно тисками сжимает ту часть тела, которой вас угораздило в неё влететь, а затем начинает медленно втягивать вас в себя. В конце концов, вас попусту расплющивает и ваши кровавые сгустки из перемолотых костей, мышц и внутренних органов усеют местность метров на десять вокруг. Понятно, что такая смерть нас не устраивала, ровно как и любая другая, поэтому мы с Сашей не поленились сделать с десяток лишних шагов и обойти ловушку по крутой дуге. Ну их, эти аномалии...


Пока я всматривался в дыры-окна посеревшей девятиэтажки, находившейся левее магазина, Саша вложила в лук стрелу и шагала впереди меня, готовая встретить любого противника стрелой в рожу. Миновав помойку, на которой от старых времён остались лишь обрывки газет, разбитая стиральная машинка и то, что не переваривают желудки мутантов, она вышла на проезжую часть и вдруг резко развернулась и опустилась на одно колено. При этом натянула тетиву, словно бы целясь в кого-то. Я кинулся к ней на помощь, однако ещё до того, как успел подбежать к волчице, та встала и чуть опустила лук.


- Юр... - проговорила она. - Гляди-ка.


Вдалеке от нас уходящая к гаражам дорога делала поворот. И как раз на этом повороте застыло... Что-то. Или кто-то. По крайней мере, издалека это существо напоминало человека. За дальностью расстояния я не мог его хорошо разглядеть, но всё же это было как-то странно. Может, он зомби?


- Эй! - крикнула Саша и, подняв правую лапу, помахала ею. - Вы живы?


"Человек" в ответ поднял руку и тоже помахал. Значит, живой.


- Бегом к нему, - решил я.


Мы кинулись в сторону незнакомца, но тот вдруг шагнул в сторону и скрылся в зелёных зарослях кустарника. Мы побежали быстрее, однако добежав до того места, где он только что стоял, поняли, что незнакомца и след простыл. Зря Саша принюхивалась, пытаясь уловить его запах - воздух давно провонял гнильём и пылью, так что учуять незнакомца оказалось попусту невозможным. Прекратив вдыхать "ароматы" постапокалипсиса, волчица обернулась ко мне.


- И что это было? - спросил я.


- Не знаю, - оскалилась самка, показывая тронутые желтизной зубы. - Пошли отсюда. Может, это псих просто какой-то?


- Может быть.


Я ещё раз посмотрел на то место, где исчез человек. После чего поспешил за волчицей. Назад, к магазину.


* * *


Это был обыкновенный продуктовый супермаркет, кои плодились как грибы во всех городах Подмосковья. Однако давно он потерял былые краски. Внутри - пустые, пыльные стеллажи, на которых раньше лежали продукты в ярких упаковках, стояли бутылки с различными напитками, чистящие средства, другая ерунда. По полу разбросан мелкий и несъедобный сор. Кассы, разбитые и перевёрнутые, словно бы в разрушенном мире деньги имели какую-то ценность. Невысокие шкафчики хранения, все либо открыты, либо с отломанными дверцами. И игральный автомат «Клешня» с мягкими игрушками, пыльный и заброшенный, как и всё вокруг.


- Никого, - сказал я, бегло осмотрев помещение. И добавил. - Вроде бы.


- Пройдись между стеллажей. Посмотри сам, - посоветовала Саша, осторожно прикрывая за собой двери. Замок на них был разбит и мои надежды на пополнение наших запасов сильно ослабли.


Я скинул рюкзак на пол и пошёл осматривать магазин. По идее, всё верно - мне с пистолетом легче развернуться, чем Саше с её луком. Хотя обернувшись, я заметил, что настоящая причина, по которой Саша послала меня, заключалась в автомате - самочка прочистила стекло рукавом куртки и всматривалась в игрушки. И чего он её так привлёк? В детство впала?


Конечно же, магазины в городах пустели с удивительной скоростью. И оставалось только то, что уже просто опасно есть. На молочных полках замерли бутылочки и баночки, пакеты майонеза и кетчупа. Хлеба не было, зато в морозильных камерах остались пакетики с замороженными когда-то грибами и брокколи, упаковка креветок, которые просто никто не стал брать после разморозки... Зато не осталось ни алкоголя, ни консервов, что обычно разбиралось с огромной скоростью. Впрочем, среди всеобщего бедлама обнаружились несколько бутылок с газировкой. Взяв одну, «тархун», одиноко стоящий на полке в окружении павших собратьев, я смахнул пыль с этикетки, посмотрел на срок годности, перечень ингредиентов, из которых был изготовлен данный напиток, присвистнул, понимая, что и после моей смерти от старости эту воду ещё можно будет пить, и, взяв бутылку, продолжил свои поиски.


Кто ищет, тот всегда найдёт - так гласит знаменитая поговорка. Удивительно, но она подтвердилась! Сначала я обнаружил заваленные какими-то картонками несколько банок тушёнки, посмотрел даты, вскрыл одну, понюхал и убедился, что она ещё свежая. Или точнее, не очень свежая, но вполне годная к употреблению. Ещё нашлись бутылочки с «минералкой» из-под крана, срок годности которых также не вышел. Это меня особо обрадовало. Ну и наконец, упаковки сухариков, слегка отдающих неприятным запахом, но по-прежнему съедобных. Да славьтесь в веках консерванты! Как замена хлебу хоть на чуть-чуть вполне пойдёт. Сильно расстроится тот, кто оставил этот схрон, узнав, как дочиста мы его обокрали... Если конечно, хозяин всё ещё жив.


Саша тоже времени зря не теряла. Убедившись, что сигарет/денег в кассах нет, она вернулась к автомату с игрушками и теперь мучилась с этой адской машиной для высасывания денег, пытаясь вскрыть её.


- Зачем это тебе? - спросил я, поднимая рюкзак.


- Я никогда в них не выигрывала, - оскалилась волчица. - Время расплаты.


Я пожал плечами и пошёл собирать свои «находки». С минералкой не церемонился - слил всё в одну из «двухлитровок», предварительно вылив из неё остатки простой воды. Тушёнку покидал в то же отделение, затем сверху добавил сухарики, оставив только одну пачку, которую тут же вскрыл. И в этот момент раздался звук бьющегося стекла. Обернувшись, я увидел, что Саша запустила лапу через порядочных размеров дыру внутрь автомата и роется в игрушках. А обернувшись, она держала в лапах и прижимала к грудке небольшого беленького зайца.


- Я его себе оставлю? - как-то совершенно по-детски спросила она.


- А мне-то что? Сама только тащи, - улыбнулся я.


Двадцатидвухлетняя волчица прижимает к себе детскую игрушку, которая ей дороже любой провизии. Женщины... То есть самки. Кто их поймёт?


- Будешь? - я протянул ей сухарики.


- Ешь сам.


Мне-то что, я съем. С этой упаковкой и вовсе повезло - никакого привкуса и запаха кроме «холодца». Интересно, из чего же эти сухари делают?


- Куда пойдём? - спросила Саша, засунув зайца за ремень.


- Куда? - переспросил я. - Ну... По дороге. Обойдём лес по ней и двинем дальше в город. Может, здесь есть выжившие, может, даже базы.


- Было бы неплохо найти карты или хотя бы узнать, как город-то называется.


- Да, карта бы нам не помешала, - кивнул я. - А ещё не помешали бы патроны.


Разговор зашёл в тупик, так что мы просто замолчали. Я расстегнул рюкзак, подал Саше бутылку газировки. Та взяла её в правую лапу, быстро скрутила крышку и сделала небольшой глоток.


- Вкусно, - она посмотрела на свою левую лапу, грязные подушечки и обломанные когти, и тяжело вздохнула.


- Чего?


- Да так... - голос её звучал устало и почему-то безжизненно. - Слушай, Юр, вот мы могли бы с тобой встретиться при нормальных обстоятельствах? Вот так бы просто посидеть, поговорить... В каком-нибудь романтичном месте, без мутантов, без постоянного страха, что нас убьют, сожрут, пристрелят?


- Нормальные обстоятельства не выгнали бы меня из Москвы. И не загнали бы тебя в тот дом, - хмыкнул я. - И не пришлось бы мне отбивать тебя от стаи кровавых псов.


Волчица провела лапой по усам и прижав ушки, едва слышно проговорила:


- Кровавые псы... Лучше окровавленными их называть.


Кровавые, окровавленные... Какая разница? Главное - эти твари отлично дохли от моих пуль, которыми я угощал их, стоя на крыше "Жигулей", пока Саша тщетно пыталась спастись от мутантов в развалинах чьей-то дачи. Тогда с нами ещё был Фёдька, последний из той пятёрки выживальщиков, в которую входил и я, что выбрались из Москвы.


- Да как угодно. Мутанты они и есть мутанты, - я оттянул рукав и посмотрел на свои часы. Механические "Командирские", ещё советской сборки, способные, по словам Саши, "идти столько лет, сколько тебе и не прожить", которые показывали время с точностью до трёх минут. После чего встал и вновь достал пистолет, который было сунул за ремень.


- Сколько время? - спросила волчица, тоже вставая и вешая лук на плечо.


- Час дня. Пойдём отсюда. Если в этом районе города ничего не обнаружим, пойдём в другую сторону. Может, здесь всё-таки найдутся выживальщики?


Она покорно кивнула и отдала мне бутылку. Я сунул её в рюкзак, застегнул его и закинул за плечи. Я не преувеличивал - нам действительно пора. Если мы не найдём других выживших или хотя бы место, где можно провести ночь, то нам срочно нужно будет покинуть город. Оставаться ночью в городах, полных омерзительных, быстрых, сильных, и, что самое главное, голодных тварей, я бы никому не посоветовал.


Однако выйти из магазина так просто не получилось.


Я уже собирался толкнуть дверь, но тут на моё плечо опустилась лапа Саши. Когти негромко цокнули по одной из защитных пластин.


- Гляди, - с беспокойством произнесла волчица.


Я посмотрел - и обомлел. Возле помойки стоял человек. Похоже, тот, кого мы видели перед тем, как прошли в магазин. Однако внешний вид у него оказался... Непрезентабельным. Какой-то оборванец, бледный невысокий худощавый человек в грязной и изодранной одёжде, без оружия. Я поначалу принял его за зомби, однако похоже на то, что он всё-таки живой. Черт лица я разобрать не смог и это мне сильно, очень сильно не понравилось.


- Эй! - крикнула Саша. - Эй, вы! Что с вами?


Человек в ответ поднял руку и помахал ей.


- Бомж, - констатировал я. - Как они только выживают...


- Приспособились.


Я открыл дверь, осмотрелся. Не опуская пистолета, медленно вышел наружу. Сашка вышла за мной, лук не снимая, однако положив правую лапу на рукоять ножа, на случай, если незнакомец вздумает броситься на нас.


- Что с вами?


Человек не ответил. Пару секунд постояв, он вновь поднял руку и помахал ей.


- Что за чертовщина... - прорычала Саша. И крикнула незнакомцу:


- Либо ты сейчас представляешься, либо мы тебя застрелим, понял?


Следующие секунды я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Человек просто исчез. Не ушёл, не растаял, не растворился в воздухе - просто пропал, будто бы и не было, за долю секунды. А рядом со мной уже валилась на землю Саша, обхватившая передними лапами голову и кричавшая от боли. Да и сам я почувствовал, как в мои мозги словно бы впиваются раскалённые иголки. Едва удерживая сознание, которое всё больше и больше вытесняло ощущение адской боли, я спрыгнул со ступенек магазина на землю и тут увидел это.


Тварь была бесформенным существом, почему-то больше всего похожим на жирную чёрную кляксу, только ростом мне до живота. Уродливый мутант с кучей щупалец. Ни глаз, ни морды вообще у него не было, просто чёрная штуковина со щупальцами, двигающаяся прямо на меня. Не знаю, откуда взялись силы, но я схватил пистолет в обе руки и без перерыва три раза нажал на спусковой крючок. Пули одна за другой вонзались в переднюю часть твари, отрывая целые куски, но не причиняя ей особого вреда. Однако один плюс от этих выстрелов был - головная боль вдруг резко отступила.


- Саша! - рявкнул я, выпуская четвёртую пулю. - Беги!


Волчица, видимо, тоже пришла в себя, потому что соскочила вниз, пробежала за моей спиной и завернула за угол магазина. Я выстрелил в монстра в последний раз и побежал за ней.


- Что это было?! - обернувшись, крикнула она. - Что это было?!


- Да беги ты, беги! Не разговаривай!


Мы бежали друг за другом, громко стуча по асфальту. Напротив какого-то детского сада Саша вдруг быстро завернула и помчалась вправо. Я - за ней, поскольку и сам увидел, как во дворе, на игровой площадке, рядом с грибом над песочницей несколько уродливых тварей, напоминающих издали присевшего на корточки человека, наслаждаются телом... Чьим телом? Не до этого было. Проскочив через игровую площадку с опрокинутыми качелями, мы подбежали к подъезду одной из пятиэтажек и, открыв тяжёлую металлическую дверь, проскочили внутрь. Я оттолкнул плечом Сашу, сам пошёл вперёд. Крепко сжимая рукоять пистолета в подрагивающих руках, поднялся вверх по лестнице. Этаж. Ещё этаж. Ещё...


К счастью, подъезд оказался пустым. Я добежал до пятого этажа, быстро скользнул взглядом по закрытым дверям, опустил пистолет и тяжело дыша, присел прямо на ступеньки. Да, не привык я к столь быстрому бегу.


- Ну и дела... - устало сказала Саша, поднимаясь ко мне. Вид у неё был сильно растрёпанный и подавленный. Вообще-то фурри более выносливые, чем люди, однако от такого бега и она порядком запыхалась. - Ты не поверишь, Юр, я чуть не... Фух, чуть не умерла.


- А могла бы, - ответил я. - Хорошо ещё, что эта тварь медленная.


- Что это вообще было?


- Хрен его знает.


Всё ещё не успокоившись, я вытащил обойму из пистолета, скинул рюкзак рядом с собой и принялся рыться в нём в поисках патронов.


- Дай попить, - попросила самка.


Я подал ей бутылку с простой водой. Приняв её, волчица свинтила крышку и принялась пить большими глотками. Я же наконец-то отыскал патроны и принялся «забивать» магазин. Пять недостающих пуль, конечно, не слишком много, но лучше по нашему изменившемуся миру ходить с полным боезапасом.


- Видимо, эта тварь действует на сознание людей и фурри, сначала посылая им зрительные образы, чтобы подманить поближе, а затем ослабляет, причиняя сильнейшие головные боли, - проговорил я, не прерывая своего занятия. - Пси-мутант, в Москве такие не редкость.


- А почему с нами не получилось?


- Может, потому что нас было двое и оно просто не смогло сосредоточить свои силы? Кроме того, я это ранил... Кажется.


- Мерзость, - она прикрыла глаза. - Не успели войти в город - пси-мутант, какие-то твари у детсада... Откуда только берутся эти уроды?


Вот на что я не смог подобрать ответ. Катастрофа изменила живые организмы, убивая их или обращая сразу же. Некоторые, так называемые, «мёртвые» виды мутантов не могут приносить потомство и их ряды пополняются лишь новыми смертями. А вот те, кто просто мутировал... У этих тварей за шесть месяцев прошёл настоящий эволюционный сдвиг, породив из тех же кошек таких чудовищ, которые и не снились ни одному писателю-фантасту.


- И куда мы дальше пойдём? - задала новый вопрос самка. За что люблю Сашу - всегда умеет вернуть собеседника к действительности.


- К лесополосе, - решил я. - Обойдём её, выйдем на дорогу и продолжим обследовать город. Уж надеюсь, больше подобных монстров нам не встретится.


- Что-то слабо в это верится...


Я строго посмотрел на неё.


- А лучше план у тебя есть?


* * *


Вблизи лесополоса показала, настолько именно она оказалась изуродована Катастрофой. А мутация произошла такая, что жители города её, наверное, и не узнали бы. Изогнувшиеся под невероятными углами стволы сосен, берёз и ёлок. Поднятые и изломанные в десятках мест толстые ветви. Широкие сквозные дыры, будто бы деревья пробивали насквозь артиллерийскими снарядами. Иные уродливые мутации, из-за которых на стволах расплылись цветные пятна, листья превратились в длинные колючки, а колючки у хвойных осыпались и тонкие ветви-щупальца извиваются, расходясь в разные стороны. А между стволов сверкали и искрили аномалии. Здесь раскинула свои лапы энергетическая "сеть", тут «паутинка». режущая сталь в палец толщиной, тут крутилось "торнадо", на котором можно было в первый и последний раз в жизни воспарить над землёй без всяких приспособлений для этого, там виднелся "капкан", а кое-где даже посвёркивала "блуждающая энергия", летавшая по замкнутой траектории возле ствола сосны... В общем, мутировавший лес. Попробуй догадайся, какие твари в нём проживают. Мёртвые псы, зомби, грызуны...


- За мной, - взмахом руки "пригласил" я Сашу, когда мы завернули на дорогу и побрели по ней. Ну и путь, признаться... Между старой девятиэтажкой и лесом, по почти не пострадавшей от Катастрофы асфальтированной дороге. Такой контраст дал пищу для богатому воображению. Трудно поверить, что здесь мы одни... А ведь когда-то по ней также ходили. Не держась за рукоять пистолета или не натягивая тетиву лука, а просто гуляли, направлялись в магазин, в гости, из гостей... Грустно всё это. Я окидывал взглядом оставшиеся без хозяев квартиры, опрокинутые уличные фонари, разбитые машины и не чувствовал ничего, кроме пустоты внутри.


По пути нам вновь попалась аномалия, но на этот раз лишь благодаря острым глазам Саши и её крику я успел вовремя остановиться и почти сразу же почувствовал слабый ветерок. Неподалёку от врезавшейся в ствол сосны «Лады», прямо посередине дороги вертелся «вихрь». Пришлось брать вправо и продираться через порядком разросшиеся кусты. К счастью, их мутация заключалась лишь в том, что листья уменьшились по сравнению с нормальными в два-три раза, но зато их стало гораздо больше. Обойдя аномалию, мы вернулись на дорогу.


Понятно, что возвращаться к магазину, возле которого бродит пси-тварь, мы оба не захотели. Кроме того, следовало бы ещё получше осмотреть город. Может, мы всё-таки обнаружим выживших? Или хотя бы ещё еды, чтобы завтра двинуть куда подальше от Москвы, а значит, и от центра Катастрофы. Поэтому единогласным решением свернули налево и пошли дальше по окраине города.


Идя вдоль упавших один за другим фонарных столбов и постоянно оглядываясь на лесополосу, мы миновали группу аномалий, уютно раскинувшихся на принадлежавшему кому-то участке возле железной дороги. Полюбовались на то, как над небольшим заросшим прудом, отрезавшем нас от железнодорожной линии, блестят водные аномалии. Затем обошли упавший на борт «КамАЗ» с прицепом, кабина которого была разворочена то ли аномалией, то ли прямым попаданием из РПГ, и подошли к небольшому магазинчику с чудом сохранившимся названием «Мебель». Здесь у нас снова появилась дилемма.


Во-первых, дорога продолжала идти вперёд, углубляясь в город. Чем глубже в город - тем страшнее твари, но может, мы найдём и лагерь? Во-вторых, от того места, где мы стояли, шло ответвление, которое уходило влево, между лесополосой и другой частью города, и соединялось вдалеке с автомобильной трассой, куда мы также могли пройти. В-третьих, мы могли прямо сейчас выйти сейчас к пятиэтажкам и пройти к видневшейся за ними котельной, трубу которой я заметил ещё минуту назад. Такие места обычно обносятся бетонным или металлическим забором, как раз для лагеря «выживальщиков» подойдёт. Хотя с такими же шансами мы могли бы наткнуться на логово мутантов. Ну и что делать?


- Какую дорогу выберем? - спросил я у волчицы.


- Давай уж вперёд, - ответила та после секундных размышлений. - Как шли.


Я пожал плечами - мол, как хочешь - и мы двинулись по той же дороге. Дальнейшие события показали, что самка была абсолютна права, избрав именно этот путь. Потому что все другие привели бы к тому, что у семьи мутантов был бы вкусный обед.


Мы как раз миновали «Мебель», когда вдруг слева от нас кусты зашевелились и прежде чем я успел развернуться, чей-то твёрдый голос негромко приказал:


- Кидайте оружие и поднимете верхние конечности так, чтобы я их видела.


Да, не таким образом я хотел бы встречать выживальщиков. Ну хоть не мутанты, с обладающими разумом и договориться можно. А хотели бы убить - пристрелили бы сразу.


- Американских боевиков насмотрелись? - спросил я, бросив пистолет. Он брякнул об асфальт и отлетел в сторону. Сашины лук и колчан упали за секунду до этого, а затем, решив не искушать судьбу, волчица выкинула и нож. А вот свой я оставил. Так, на всякий случай.


- Не умничай, человек, - в голосе появились нотки раздражения. - Иначе глотку перегрызу.


- Только попробуй, - прорычала Саша, скаля зубы. - И мы посмотрим, кто кому голову откусит.


- Это кто же у нас такие воинственные? Повернитесь-ка, только медленно. Иначе пулю в живот всажу, до-о-олго помирать будете.


Я обернулся.


Перед нами стояла лисица светло-рыжего окраса с грязной, давно не знавшей мыла короткой шерстью. Плотный армейский комбез достался ей точно не со складов, в некоторых местах заштопан, кое-где прожжён, на правом плече большая круглая дырка... Заляпанные грязью ботинки не в лучшем состоянии. А вот мордочка чистенькая. Правда, растопыренные усы чуть подкручены и почерневшие на кончиках, будто бы она их где-то опалила. Однако всё это я рассмотрел уже потом. Сейчас меня больше занимал удерживаемый ею на уровне груди обрез двуствольного охотничьего ружья. И пальчик с обломанным когтем, который она держала на спусковых крючках, готовая в случае чего дать по нам залп.


- Не стреляй, - я поднял руки. Саша последовала моему примеру.


- И сумку.


Я скинул рюкзак.


- Кто вы? - прищурясь, спросила самка. Ружьё она, естественно, не опустила.


- Юрий Михайлович Талов, - представился я.


- Александра.


- А фамилия?


- А зачем она тебе? - спокойно ответила вопросом на вопрос волчица.


Взявшая нас в плен дамочка, которой, кстати, по виду не дашь больше семнадцати, заскрежетала зубами. Сашу этим пронять было трудновато, только как бы у лисы нервишки не зашалили и она бы не решила наказать мою спутницу за дерзость.


- Вовка! - внезапно крикнула лисица. - Вова! Подойди-ка сюда, посмотри, кто к нам заявился!


"Мда. Вляпались". - решил я, когда увидел, как от железнодорожной станции к нам направляются сразу несколько фигур. Пара людей и какой-то фуррь, в котором при приближении я узнал серого волка. Вся троица к моему удивлению оказалась одета в охотничью одежду с маскировочной расцветкой, не новой, но хорошо сохранившейся, и вооружены они неплохо - у людей "Калашниковы" хрен-знает-какой-модели, у волка за пояс заткнуты два пистолета.


- Эт ещё что? - спросил один из людей, мужчина лет сорока-сорока пяти, с короткими чёрными усами и порядком отросшей щетиной. Почему-то на его лице мне самым странным показался нос - этакий немного свороченный влево. Как будто ему кто-то в лицо двинул...


- Это я пока не знаю кто, - быстро ответила лисица. - Но на бандитов не похожи.


- Мы просто путники, - вставил я. - Идём от Москвы.


- От Москвы?! - прищурился волк и обратился к тому самому сорокалетнему. - Владимир Александрович, слышал? Они из Москвы идут!


- Не глухой, - бросил человек. Затем смерил меня взглядом. - Москва, сынок, центр Катастрофы. Там выживших почти нет, а кто выжил, тот оттуда не выберется.


- Неправда, - ответила Саша. - И там выжившие есть... В московсковском метро, по городу кое-где... Были, во всяком случае.


- И вы преодолели такой путь? Вдвоём?


- Не совсем. Сначала Саши со мной не было, а нас было пятеро, пятеро, вышедших с территории Москвы и направившихся сюда. Один погиб при выходе из города в аномалии. Потом ещё двое по пути, - я посмотрел в глаза Владимира, пытаясь понять, верит он нам, или нет. - Мы с напарником спасли Сашу в одной из деревень, через которые лежал наш путь. Но два дня назад он был загрызен собаками, когда мы залезли на старую хлебопекарню в надежде переждать кислотный дождь.


- Кислотный... У нас его называют «прожигающим». Прожигает кожу, а вот дерево, пластик, пластмассу и металл почему-то не трогает.


К моей неописуемой радости, Владимир автомат повесил на плечо.


- Лена, - обратился он к лисице. - Подбери их оружие и снаряжение. А вы двое - за мной. Поговорим.


Так как «Калашниковы» всё ещё угрожали... Эм, целостности нашего тела, мы с Сашей переглянулись и направились следом за Владимиром.


- Что это за место? - спросил я на ходу.


- Станция «Дулёво», - ответил человек, не оборачиваясь к нам.


- «Дулёво»?


- Естественно. Вообще-то город наш так называется - Ликино-Дулёво. Слышали?


- Ага, - подала голос Саша. - Ликинский автобусный завод, Дулёвский фарфор...


- Формально, город до Катастрофы был поделён на три микрорайона. Лиаз, по названию завода, Ликино, - он махнул рукой назад. - И Дулёво. Лесополоса как раз и разделяет микрорайоны Ликино и Дулёво.


- Вы единственные выжившие в городе?


- Да ты что! - рассмеялся Владимир. - В городе до Катастрофы тридцать тысяч жителей было, неужто, думаешь, все отсюда свалили?! Мы - всего лишь блокпост. Охраняем эту часть от тварей из-за линии и не даём всякой нечисти двинуться дальше.


- Здесь как раз и расположен неподалёку ДФЗ, - внезапно заговорила Лена. - "Дулёвский Фарфоровый Завод". На нём расположились больше двух тысяч выживальщиков. Завод хорошо охраняется, припасов много... Пока его удаётся удерживать. Также и с Лиазовским заводом, Ликинским автобусным то бишь... А вы откуда идёте? С какой стороны?


- С болот. Мы как раз из-за линии. Сначала пробовали пробраться в город Дрезна, но по пути, как я и говорил, наткнулись на тварей, завернули обратно... И случайно набрели на вас.


- Если вы переходили через «железку», вы должны были видеть, как раздваивается дорога, идущая на север. К болотам которая.


- Ага.


- За этими болотами как раз «ЛиАЗ».


- Мы его видели. А другая дорога куда ведёт?


- Она проходит над мостом через шоссе, над тем мостом, что отделяет микрорайон Лиаз от Ликино.


Местонахождение моста мы не знали, поэтому слова лисицы особо ценной информации не несли. Но для общего развития запомню.


- На «ЛиАЗе» тоже много укрылось... - проговорил Владимир. - Тысячи три-четыре-пять. Может, и больше.


- Из тридцати тысяч?


- Большинство сумело эвакуироваться, тысяч шестнадцать-семнадцать. Это только официально. А вот те, кто не успел покинуть город либо остались в квартирах, либо разбрелись по территории, либо... - мужчина замолчал, хотя и без слов ясно, что именно случилось с теми, кто не нашёл подходящего укрытия. Его слова пробудили воспоминания и перед моим взором встала картина Москвы в день Катастрофы.


Тяжёлые тучи, затянувшие небо. Летавшие, словно пушинки, троллейбусы и автобусы, грузовики и легковушки, взрывавшийся асфальт, появление аномалий, выход из ниоткуда стай мутантов, взрывы, стоны, агония раненных и умирающих, горящих и разрываемых на куски, части тел, трупы, бег, спуск в метро, пальба, рёв мутантов, визг аномалий, давка, в которой погибло под землёй не меньше, чем на земле от клыков и когтей рассвирепевших голодных монстров. Я видел, как какая-то волчица выхватила из толпы обезумившего народа мальчика лет семи и потащила его вниз, а он вырывался и звал маму, оставшуюся болтаться в воздухе, поднятая силой аномалии, позже получившей набившее всем оскомину ещё по играм и книгам название "Карусель". Видел, как пол под её лапами вздыбился и прямо на том месте, где она только что бежала, появился горящий факел. Ребёнка-то она успела отшвырнуть, а сама...


Дальнейший путь до станции мы прошли под звук собственных шагов.


"Дулёво" оказалось достаточно небольшой станцией. Низенькое станционное здание, раньше бывшее молочно-жёлтого цвета, а теперь почти полностью покрытое серым налётом. От леса за железнодорожными путями её защищал уже знакомый нам поезд. Опрокинутая на левый борт электричка. Один вагон сохранил вертикальное положение, лишь чуть-чуть соскользнув с рейс, и в нём находилось несколько выживальщиков. От двухэтажных домов, расположившихся по той же стороне, что и станция, её защищали целые стены аномалий, среди которых больше всего было сверкающих "сетей" и шаров "блуждающей энергии". Через дорогу от всего остального города станцию огораживала девятиэтажка, возле которой находился небольшой магазинчик.


- "Пятёрочка", - нарушила затянувшееся молчание Лена, проследив мой взгляд. - Я там раньше закупалась. А чуть подальше есть «Магнит». Тоже неплохой магазинчик был... Когда-то.


- Вы их обчистили?


- Давно уже. Там сейчас даже мутантам поживиться нечем.


Нас ввели в станционное здание и проводили до одного из кабинетов.


Здесь Владимир отослал лишних, сам сел за стол, на котором сиял золотистый "Луч", подпитывавший настольную лампу, чей провод был обмотан вокруг артефакта. При её свете он выдвинул ящик, достав из него после непродолжительных поисков кучу тетрадных листов и карандаш.


- Имена, фамилии.


Я назвался и посмотрел на свою спутницу. Волчица даже усами не пошевелила.


- Александра.


- А фамилия?


- Она вам так нужна?


Владимир посмотрел на нас взглядом человека, с которым шутить не стоило. Я ткнул локтём Сашу в бок, за что получил испепеляющий взгляд её глаз. Фамилию называть она явно не собиралась.


- Ладно. Александра Иванова, - он быстро записал нас. - Город, как понимаю, Москва?


- Адрес сказать? - спросил я, предпочитая умолчать, что Саша-то отнюдь не из Москвы.


- Это никого не интересует.


Он ещё что-то записал.


- Куда направляетесь?


- В любое место, где нас не смогут сожрать, - честно и прямо ответила Саша.


Владимир хмыкнул.


- На ДФЗ собрались?


- Нам хоть куда. Если примут, конечно.


- Принять-то примут... Если польза от вас будет, - он в упор посмотрел на меня. - В армии был?


- Был. По призыву.


- А твоя подружка спортивной стрельбой занималась, как я понял?


- Нет, - Саша покачала головой. - Отец как-то мне лук сделал... Вот и понравилось пускать стрелы. Стреляла для себя, но неплохо.


- Скажешь - занималась, - посоветовал Владимир. - Если захотите, то на ДФЗ вас примут. Показать, как добраться?


Я посмотрел на волчицу. И без слов её мнение было абсолютно понятно.


- Да.


- По идее, самый короткий путь - сейчас идти вдоль дороги, мимо старых построек, детского сада, мимо рынка - как раз и перейдёте. Только не целыми, а кусочками. И в животах, - он улыбнулся, будто бы это показалось ему смешным. - Так что вам нужно будет идти вдоль линии и завернуть к заводу... Это путь далеко не безопасен, но вы должны понимать, что теперь-то навряд ли сыщешь место, где можно будет спокойно пройти. Я отправлю с вами Лену - она как раз должна будет доставить на завод ежедневный отчёт. Выйдете через полчаса.


И почему меня всегда окружают самочки, но такой напряг с девушками?


- Отлично, - кивнул я, поскольку от нас явно ждали ответа. - А когда нам отдадут оружие?


- Когда отойдёте подальше. На бандитов вы не похожи... Но вдруг я ошибся?


- Бандиты? Я думал, они только в Москве есть, - хмыкнул я.


- Ага. Бандиты - это те, кто решил, что с помощью бензина и пуль выжить легче, поскольку можно забирать всё, что тебе нужно у других, а значит, они будут всегда и везде. Кажется - после конца света стоило бы всем объединиться, а на деле объединяются лишь в пределах своей группировки. Даже заводы имеют серьёзные разногласия... Особенно по поводу района Ликино.


- А что там такого важного?


- Эта местность кишит бандитами, мутантами и аномалиями. А там где аномалии - там и артефакты. Вы, я думаю, уже знаете, как они используются.


- Разумеется, - ответила за меня Саша. - Одни для заживления ран, вторые для защиты, третьи для ремонта, четвёртые как источники энергии. Вон, как у вас.


- И как части в фильтрах для очищения воды. И как "гасители" аномальной активности и пси-активности, - добавил Владимир. - Да как угодно. Вполне понятно, что контроль над этим важным районом захотели получить оба завода, да только не вышло.


- Почему?


- Там негде укрыться. Все более-менее подходящие здания давно захвачены мутантами. На востоке, через главную дорогу, находится детский сад, который содержится под контролем бандитов. Рядом, в деревне, бегают такие монстры, что туда даже с техникой соваться может только сумасшедший. Единственное нормальное место для лагеря - остатки фабрики, разрушенной ещё до Катастрофы, но там слишком много аномалий. Да и мутантов оттуда выбивать тяжело. Зато в Ликино развелось много сталкеров, сборщиков артефактов, если проще.


- Мы знаем, кто такие сталкеры, - заметила Саша.


- Заводы решили, что драться за этот район просто глупо, учитывая, что в таком случае и удерживать его под контролем не выйдет. Вот и оставили его сталкерам да одиночкам. То и дело их трупики встречаются.


Видимо, у Владимира очень изощрённое чувство юмора, потому что тут он рассмеялся. Смех у него оказался противный и какой-то повизгивающий, как у гиена Кости, с которым я некогда учился в одном классе.


- Как же вы здесь выживаете? - удивилась Саша. - Покинули бы это место...


- И куда направимся? - вмиг стал серьёзным человек. - Немногочисленные города на Урале и в Сибири уцелели, это всем известно. Санкт-Петербург теперь столица всей немутировавшей Евразии. Только они все удовлетворяют лишь свои потребности, да изредка помогают таким городкам, как наш, привозя провизию, медикаменты, и, что самое важное - патроны. Ну и уйдём мы - через месяц эти города окажутся захвачены мутантами.


- Катастрофа разрушила привычный мир, - продолжал он. - Но это не значит, что его нельзя восстановить. Кустарные разработки наших умников и военные учёные в конце концов сделают своё дело - вопрос только в том, как скоро. Здесь мы не только выживаем, но изучаем артефакты, аномалии и мутантов, сокращаем их численность и готовим плацдарм для будущих наступлений. А оно будет, оно обязательно будет. Вы знаете, что, например, в Англии создана Единая Граница Безопасности - шесть городов во главе с Бристолем объединились, создали систему защиты и сейчас постепенно расширяют свои границы? Но эта тактика для России не подходит - с нашей огромной территорией возведение подобной границы возможно лишь в далёком будущем. Сейчас мы просто чистим место.


- И вы думаете, что вам удастся отвоевать город?


- Два месяца ушло на то, чтобы отправиться от ужаса Катастрофы и возвести первичную систему защиты. Ещё три мы изучали артефакты и аномалии, эвакуировали тех, кто не мог остаться или просто хотел убраться отсюда подальше. И копили силы. Теперь время для наступлений. Понимаете... Когда ударила Катастрофа, мир трясся в агонии. Затем до некоторых начало доходить, что с последствиями апокалипсиса, пусть и не со всеми, можно бороться. Ходили, да и сейчас ходят слухи, что в самых далёких северо-восточных частях России города не только уцелели, но там почти нет и аномалий, только пока они не могут связаться с западной частью. Есть слухи, что на севере Африки Катастрофа также не такая уж и сильная, что в Австралии её последствий практически не ощущают...


- У всех своя катастрофа, - заметила Саша. - Половина Северной Америки превращена в радиоактивную пустыню. Южную накрыло смертоносным облаком, да и до Европы добралось. Париж сгорел. Киев пал. Минск единственный город в Белоруссии, что отражает удары тварей, остальная территория защищается такими же людьми и фурри, что и вы, которые не пожелали оставить свой дом. Миру уже прежним не быть.


Всё так. Большая часть США сейчас покрыта радиоактивной пылью, а уцелевшее население редко ходит без счётчика Гейгера. Последствия безумной пляски взбесившегося атома частично ощутила на себе и Западная Европа. Ещё повезло, что на воздух не взлетели ракеты американцев. А то начавшаяся цепная реакция запросто положила бы конец не только тому, что осталось от "великой нации", но и всей планете. А вот у нас подобная ситуация с химическими предприятиями, из которых вся дрянь вытекла. Да ещё и бандиты... В Белоруссии народ дружный, и то у них подобной мрази много развелось. А у нас ещё больше.


- Не спорю, - соглашался тем временем с мнением волчицы Владимир. - И у нас тоже есть места, отравленные либо радиацией, либо химическими препаратами, за которыми просто некому стало следить... Но ведь мы можем что-то сделать, что-то изменить! Может, когда-нибудь найдём способ и аномалии разрушать... Ладно, что-то я уж разговорился с вами. Итак, найдите Лену и передайте ей это, - он быстро написал что-то на тетрадном листе, оторвал его и подал мне. - Она проведёт вас до завода по безопасной дороге. Да и мне, знаете, будет спокойней. Эта дурёха всегда ходит одна, и каждый раз я опасаюсь, что она наткнётся на какую-нибудь тварь.


Похоже, он всё-таки нам доверяет. Что же, а мы не собираемся это доверие подрывать.


- Благодарю, - кивнул я.


- Удачной дороги.


Мы вышли из станционного здания и отправились разыскивать нашу проводницу. Я на всякий случай огляделся вокруг, запоминая, как добраться до станции. Всегда неплохо знать расположение мест, в которых нет большого риска, что тебя сожрут, стоит тебе опустить ствол. Да и народ здесь собрался нормальный. Кажется. Всего - человек шесть, считая Владимира, и четверо фурри, двое волков, леопард и наша "проводница". Которая, кстати, куда-то запропастилась.


Лена обнаружилась возле конца платформы - она стояла спиной к нам и курила, смотря на крыши домов своего города. Казалось, лисица пребывала в состоянии глубокой задумчивости, но наше приближение услышала и мгновенно обернулась. Я без слов протянул ей выданную Владимиром бумагу. Она взглянула на неё, после чего смяла, сжав в лапе.


- Хм... - произнесла самка с оттенком неудовольствия. - Что же, добро пожаловать в команду. Жалование получать не будете, но зато я вам гарантирую весёленькую экскурсию по здешним достопримечательностям.


- Нам нужно лишь добраться до завода. Без всяких экскурсий.


- Вы слишком серьёзны, - чуть улыбнулась она. - И да... Простите, что направляла на вас оружие. Просто у нас тут и так слишком большие проблемы с бандитским отродьем.


Она затянулась в последний раз, из-за чего красноватый кончик сигареты подтянулся к самому фильтру, бросила окурок под лапы и раздавила под подошвой своих ботинок. Лихо развернувшись и махнув хвостом, самка направилась вдоль опрокинутых вагонов к локомотиву.


- За мной, - не оборачиваясь, бросила она.


- А у этой дамочки родители часом не военные были? - понизив голос, поинтересовалась Саша. - Мне кажется, она очень любит командовать.


- Не знаю, - коротко ответил я. - Меня больше интересует, куда она пошла.


Самка же тем временем прошла в один из вагонов и перебросившись парой слов с молодым человеком кавказской внешности, получила от него наше оружие. Отдала его нам, после чего передала и рюкзак. Я на всякий случай проверил содержимое - вроде бы никто ничего не спёр, хотя спокойно могли бы. Отлично.


- Оружие держите наготове, - предупредила нас Лена. - Хотя я надеюсь, что обойдёмся без него.


- До завода долго идти?


- Минут пятнадцать-двадцать. Но это если повезёт. Идти быстро, разговаривать шёпотом, лишнего шума не производить, стрелять, только если вам грозят вот-вот вцепиться в горло. И меня не обгонять.


Мы прошли мимо трещавшей "сети" и выйдя на шпалы, побрели по ним. Впереди лисица, за ней Саша и последним я. Шли молча, больше оживлённо крутя головой. По правую руку, за линией, видны крыши невысоких дачных домиков, слева поднимаются дома, в большинстве - двухэтажные и пятиэтажные. Проход к ним загораживали остатки бетонной стены и каких-то строений, возводимых вдоль линии, да так и не доведённых до ума. Здесь Лена предупредила, чтобы мы были внимательней. Сама она постоянно останавливалась, чтобы взять в лапу камень и бросить его перед собой. Вскоре я понял, зачем - четвёртый или пятый гравий внезапно повис в воздухе, а затем рассыпался в каменную пыль. Лена остановилась, хмыкнула, взяла ещё пару камней и кидая их, определила границы аномалии. Вот тебе и "S.T.A.L.K.E.R." в полной красе, с той лишь разницей, что эта аномалия убьёт тебя сразу и загрузиться вновь уже не получится. И местность подходящая: всё вокруг серое, безжизненное, частично разрушенное, полное аномалией. Одна радость, мутанты нам пока не повстречались, но это вполне объяснимо тем, что возле линии им просто нечего и некого жрать.


Мы шли достаточно быстро, так что вскоре Лена свернула с железной дороги и пошла в город, взмахом лапы подзывая нас за собой. Последовав за ней, мы оказались в порядком заросшей аллее, перед высоким зданием, судя по всему, нежилым, рядом с которым находились деревянные дома. Тут Лена остановилась и обернулась к нам.


- Здесь - самый опасный участок нашего пути, - произнесла она. - "ЛИДАМТ" или по-новому он ещё называется "МОКИТЭУ". Хреновое местечко, поскольку мутантов здесь хватало ещё до Катастрофы. За ним находится детский сад, но там только аномалий много, а мутантов почти нет. Доберёмся до туда - значит, сегодня можно играть в "рулетку". Судьба к нам благосклонна.


- Ты в нём училась что ли? - прервал я её пафосную речь.


- Ага. Не успела, - кивнула лисица. - Но тут дело в другом. Может, ты и не чувствуешь, Юрий, а вот твоя подружка могла бы заметить.


- Я не его подружка, - ощетинилась Саша.


- Как угодно.


Волчица принюхалась. Затем недоверчиво посмотрела на Лену.


- Чем-то кислым попахивает.


- Вот-вот, - кивнула та. - Так пахнут Крюгеры.


- Крюгеры?


- Мерзкие твари. Выглядят как высокий человек, чьё тело всё покрыто язвами и глубокими морщинами. Передние конечности превратились в остро отточенные естественные клинки, с помощью которых они охотятся и защищаются. Выдерживают всего две-три пули в голову, но в них надо ещё попасть. А подымем стрельбу - привлечём такое количество монстров, что и не отобьёмся.


- И что делать?


- Готовь лук. Постараемся пройти быстро, но мало ли что... Огонь из огнестрельного откроем только в том случае, если твари кинутся на нас скопом.


- А где завод?


- Там, - она махнула лапой вперёд. - Сейчас крадёмся мимо общежития и выйдем на дорогу к рынку. Минуем его, перейдём дорогу - и вот завод. Правда, идти придётся быстро. И ещё, по пути возможны встречи с Фанатиками.


- Кем-кем?


- Фанатики. Религиозные сумасшедшие, запершиеся в развалинах церкви и клуба, что неподалёку от завода. Мы их пытались раза три выбить оттуда, но они уж больно хорошо там укрепились. Вся группировка состоит повально из психов. Они считают, что Катастрофа - конец света...


- В этом они не ошибаются, - перебил её я.


- ...Апокалипсис, если точнее, - продолжала лисица. - А все выжившие являются грешниками, оставленными здесь по воле Господа, поскольку все погибшие уже отправились в Рай. И поэтому их нужно уничтожать, дабы они смогли обречь вечный покой и райское блаженство. Фанатики выходят из церкви обычно ночью, но могут встретиться и днём. И при встрече лучше нам их убить раньше, чем они нас.


- Круто.


Здрасте. Бандиты, мутанты, аномалии, плюс какие-то психи с религиозными наклонностями. Весёленький городок! Может, нам ещё инопланетяне встретятся?


- Всё, пошли. Нечего нам здесь стоять и ждать, пока нас прикончат.


Передвигались мы короткими перебежками от одного мутировавшего дерева к другому, стараясь не производить много шума. Растения оказались аномальными - один раз я неосторожно прижался к коре какого-то тополя и сразу же почувствовал, как плечо погрузилось во что-то мягкое. Дёрнувшись, я высвободился и ещё успел заметить быстро исчезающий отпечаток на стволе. У ещё одного тополя обнаружился дятел, или точнее, его остатки, впечатавшиеся в кору прямо над моей головой и по-видимому, переваренные этим аномальным растением. Идеально. Аномалии, мутанты, бандиты, психи и хищные растения.


Внезапно Лена остановилась и подняла лапу, приказывая встать и нам. Я замер на месте, неосознанно сжав в руке рукоять пистолета. Саша натянула тетиву.


У входа в здание раскручивался очередной «капкан», возле которого лежали остатки какой-то попавший в аномалию твари. По соседству с ловушкой устроился монстр, похожий на одного из тех мутантов, что я видел возле детского сада, и, подбирая лапами куски разбросанного мяса, отправлял их в свою пасть.


- Это ещё кто? - прошептала Саша.


- Гончий, - прорычала в ответ лисица. - Уж не знаю, от человека, фурри или чёрта они произошли, но уроды редкостные.


- Они опаснее Крюгера?


- Гораздо. У них высокая скорость, крепкая чешуя и плохая привычка атаковать всё, что они могут сожрать. И что самое худое, Крюгеры их любят и нередко охотятся вместе. Хотя и жрут с удовольствием.


- Может, убить его? - предложила Саша. - Я сделаю это быстро и бесшумно.


- Опасно. Если ты его не убьёшь сразу, он поднимет дикий вой.


- А обойти?


- У этой твари хорошее обоняние. Он почует нас. Человек бы ещё может быть прошёл, но не мы.


- Я один не пойду, - вставил я.


- Да один ты и не дойдёшь... Ладно, делаем так. Сейчас тихо, но быстро идём мимо, молясь, чтобы нас не заметили, чтобы не подул от нас к нему ветер, чтобы он был слишком занят поглощением этой пищи или просто поленился нас атаковать. Кто не верит или разуверился в Боге - сейчас самое время вспомнить "Отче наш".


Сказав так, Лена двинулась впереди нас, стараясь идти так, чтобы быть и одновременно загороженной от взгляда твари растительностью, и не терять её... Или его из вида. Саша пошла за ней следом и её хвост оживлённо подрагивал. Да и мне, признаться, было страшно. В жизни вообще ничего не боится либо дурак, либо душевнобольной. Следуя совету Лены, перед первым шагом поднял глаза к посеревшему небу, загороженному ядовито-зелёной листвой и коротко помолился о том, чтобы нам Господь дал возможность миновать мутанта. Вдруг поможет?


Шёл я медленней самок - фурри передвигаются гораздо мягче, тише и легче, чем люди, и поэтому идти мне необходимо вдвойне осторожней, чем они. Скорее благодаря удаче, чем умению неслышно ступать, мы миновали этого монстра. Будь он повнимательней, поменьше занят запахом и вкусом свежего мяса, то вполне бы смог заметить нас и прикончить. Либо предупредить своих собратьев. Но эту опасность удалось преодолеть и мы вышли на разбитую тропу возле невысокого бетонного забора, огораживающего от посторонних глаз то, что находилось за ним. Впереди - кусты аномальной растительности с большими листьями и внушающими вид колючками, за ними автомобильная дорога, на которой лежит опрокинувшийся на бок микроавтобус, и вновь пятиэтажные дома, за которыми поднимались ввысь искорёженные Катастрофой сосны.


- Тут когда-то была детская библиотека, - сказала Лена. - А за этими домами - котельная. Слева по той стороне дороги находится школа, она как раз напротив детского сада. Вон там-то мутантам раздолье.


- Ясно.


- И ещё здесь было старое кладбище. Затем его перенесли и построили эти здания, - уже ни к кому конкретно не обращаясь, больше для себя самой, продолжала лисица. - А кладбище превратилось в парк... Чуть дальше находится ещё один детский сад и... Мой дом. Пятьдесят восемь по улице Кирова... - голос её чуть дрогнул, но она всё же справилась с собой. - Церковь, про которую я вам рассказывала, как раз чуть правее нас. Если идти вперёд и вправо, то окажемся возле неё.


- А завод где? - вернула её к действительности Саша.


Лисица посмотрела на нас и еле слышно вздохнула.


- Завод справа. Идите за мной.


Проследовали за нашей «проводницей» дальше, прижимаясь к забору, потом вышли к небольшой палатке, явно табачной, но давно потерявшей все свои запасы. Несколько шагов спустя мы оказались возле кирпичного здания, огороженного деревянным забором, большая часть которого рухнула или сгнила. Миновав это место, я наконец-то увидел сам рынок, представлявший группу низких одноэтажных кирпичных строений, возле которых расположилось одно кирпичное высокое и чуть правее его - огороженное железным забором здание такого же типа, какое мы видели только что. Часть металлической крыши снесло, в стене огромные дыры. На стоянке возле здания застыли с десяток легковых автомобилей, заржавевшие, поломанные, без шин и стёкол.


- Торговый центр "Орион", - бросила лисица. - Рассадник грызунов и пауков. А тот дом из красного кирпича когда-то был платной клиникой... Ложись!


Команду «ложись» необходимо исполнять мгновенно, что мы и сделали. Я распластался на земле одновременно с Леной, рядом опустилась на живот и Саша. Впрочем, я на неё внимания не обращал. Мои глаза приковало к себе нечто, что выходило из-за клиники.


Поначалу можно было подумать, что это мутировавший до громадных размеров пивной бочонок, отрастивший себе толстые ноги и вышедший погулять. Гороподобная жирная туша имела светло-серый окрас, мощные ноги и короткие, хиленькие ручки. Морда напоминала грубо обтёсанный камень. Ни ушей, ни глаз, ни носа тварь не имела, зато у неё был рот такой величины, что я с лёгкостью мог бы засунуть в него свою голову. Туша эта неспешно двинулась прочь от рынка, круша всё на своём пути. Ну и монстр.


- Голем, - спокойно сказала Лена, как будто видела подобных монстров каждый день. А может и вправду видела? - Красавец, правда? Он не слишком опасен. Медлителен, глуп, а его башню легко снесёт короткая очередь из «Калашникова». Единственная проблема - часто они закрывают дороги к нужным местам. Приходятся тратить драгоценные пули.


- Почему же он ещё жив, если он настолько уязвим?


- В нём нечего есть. Мутанты подобных не трогают, зомби не интересуются. А сам он ничего не ест, и рот он использует лишь для того, чтобы всасывать в себя воду. Воду Голем ищет везде, ему её постоянно не хватает, так что они постоянно высыхают и впадают в спячку до первого дождя.


- Интересная штука, - заметила Саша. - А почему мы его тогда боимся?


- Вообще-то я просто хотела о нём рассказать, - улыбнулась лисица. - Так что вставайте и пойдём, тут больше ничего интересного нет.


Крутой поворот.


- Нет, ты совсем?! - вспыхнула Саша, вскакивая с земли. - Я уж думала, сейчас артобстрел будет! Нашествие мутантов! Бандиты! А она нам просто показывала своего любимчика!


Я тоже просверлил нашу проводницу взглядом. Нашла время! Может, головушка у неё не в порядке? А что, какое потрясение-то для юного ума!


- Не кипятись, - спокойно бросила лисица.


- Да я тебе щас...


- Хватит! - оборвал я её. Затем смерил взглядом хихикающую лисицу. - Извращённое чувство юмора у тебя. Веди уже к заводу.


- Да чего тут вести! Посмотрите вперёд!


Я проследил за кивком этой психанутой. Прямо перед нами, стоило сделать всего пару десятков шагов, простиралась асфальтированная дорога. За ней расположился ещё один полуразрушенный торговый центр, слева от которого виднелись поблёкшие купола церкви, а справа...


* * *


"Дул... с... й... фа... ор" - всё, что осталось от группы букв, печально стоявших на крыше завода. Путь к нему порос терниями - во всех смыслах. Разросшиеся кусты быстро оплели всю местность, обхватив и фонарные столбы, и покрытые рыжими иголками ели, оставив лишь узкие коридоры, ведущие к проходной. Лена спокойно прошла вглубь этих зарослей, а я всё же остановился, переглянулся с Сашей. Ещё раз подумал, потому что кусты выше меня ростом в два раза и на этом их мутации вполне могли не ограничиваться, но всё же решился и пошёл следом за Ленкой. Саша зашумела ветвями и листвой за моей спиной.


Проходная завода выдержала катастрофу, и хотя потемневшее стекло дверей покрылось многочисленными трещинами, а краска давно облупилась, над входом в завод развевался флаг - обернувшийся назад и чуть расправивший крылья белый сокол на синем фоне. Красочный флаг поблек и затёрт, но более-менее цел.


Охранялся вход тремя фигурами. Двое оказались людьми, третий - леопард. Все в грязно-зелёных комбинезонах, в руках и лапах держат "Калашниковы". Завидев нас, один из людей подошёл к Лене и перекинулся с ней парой фраз. Затем обернулся к нам.


- Сдать оружие и снаряжение, - последовал приказ, высказанный тоном, не терпящим возражений.


Это понемногу начинало мне надоедать, каждому встречному отдавать свой пистолет. Но всё же пришлось передать этому человеку "Макаров", ровно как и Саше пришлось отдать свой лук. Затем у нас отняли стрелы и ножи, и только после этого вместе с Леной провели к проходной.


Внутри, в кабинке охранника, сидел ещё один человек, полноватый мужчина с короткими усиками, который, видимо, находился на этом месте ещё до Катастрофы. Он даже не удосужился встать с кресла, когда нас под прицелом автомата подвели к нему, лишь приказал расстегнуть куртки и просмотрел, не спрятано ли у нас чего под ними. Он проявлял к нам такой интерес сонной черепахи, что я подумал - как вообще этот завод ещё существует с такой хреновой системой охраны? Впрочем, у меня не возникло мысли, что если бы мы пришли сюда без проводника, интерес к нашим личностям возрос бы необычайно.


Досмотр был закончен. Как только охранник махнул рукой, пропуская нас, ствол автомата немедленно уставился в пол.


- Меня зовут Максим, - человек протянул мне руку.


- Юрий.


- Саша, - волчица тоже протянула лапу, но вместо рукопожатия человек взял её и быстро поцеловал. Джентльмен? Удивительно, что они ещё существуют после Катастрофы.


- А мне ты никогда лапу не целовал, - улыбнулась Лена.


- Не ври. Проведёшь их к главному?


- Айн момент. Я надеюсь, Алексей на месте?


- Да, в своём кабинете.


- Пошли, - обернулась к нам лисица. - Здесь недалеко.


К моему удивлению, лифт, способный довести нас до кабинета таинственного Алексея, работал. Да и как я сразу не обратил внимания на то, что в проходной есть электричество?


- На заводе имеется автономный генератор? - поинтересовался я, когда мы вошли в кабинку лифта.


- На заводе имеется автономная котельная и система очистки воды, - пояснила Лена, своим обломанным когтем надавившая на одну из кнопок на пульте. - И разумеется, оставлять его без электричества было бы просто неправильно. А генератор у нас работает от энергетических артефактов.


- Это сколько же их вы используете?


- Знаете, не так уж и много. Всего пятнадцать-шестнадцать "Синих сфер", да парочка-троечка других артефактов. У нас тут много "сетей", "бликов", "молний", поэтому в подобной разновидности артефактов нужды у нас нет.


- И что, один генератор на весь завод?


- У нас четыре больших генератора и десятки малых. Плюс дизельные. Поэтому мы обеспечиваем ещё и ту часть, что принадлежит иным предприятиям. Это "Кузнецовский фарфор" и картонажный завод. Первый расположен на нашей территории, второй - за ней. На "Кузнецовском" создаётся кустарное оружие, броники и прочая ерунда, картонажка же у нас создана как блокпост, да ещё там бронедрезины находятся.


- Значит, у вас под контролем достаточно большая территория? - спросила Саша.


- Разумеется. Впрочем, у "ЛиАЗа" побольше будет.


Лифт остановился и мы вышли в коридор. Здесь нас встретили три ствола - охотничьей двустволки и укороченного «Калашникова».


- Они к Алексею, - бросила Лена и нас немедленно пропустили в один из кабинетов.


Я мельком оглядел помещение. Шкаф, забитый книгами, невысокая тумбочка с двумя выдвижными ящиками, стол, несколько стульев с мягкой обшивкой и кресло, в котором сидел мужчина средних лет в военной форме и на пару со склонившимся рядом с ним волком-альбиносом в так называемом «сталкерском комбинезоне» что-то высчитывал на калькуляторе.


Лена деликатно кашлянула и они мигом оторвались от своих занятий.


- О, новички, - волк расплылся в улыбке и вышел из-за стола. - Лен, ты их где откопала?


- Возле станции проходили и встретили нас, - улыбнулась ему в ответ лисичка. - Знакомьтесь, Юрий Талов и Александра... Иванова. Это наш главный повар, Григорий Распутин.


- Распутин? - переспросил я, пожимая лапу волку. Подушечки его оказались почему-то холодными, а руко... Лапопожатие крепким.


- Знаете, у сталкеров есть привычка брать себе клички? Я четыре месяца пробыл в шкуре настоящего сталкера. Пока на этот завод не пришёл.


Да, тяжеловато ему пришлось сталкерить с таким цветом шерсти...


- Гриша ответственен ещё и за количество продуктов, поэтому он здесь, - пояснила Лена. - Кстати, как у нас дела?


- Нормально, - ответил Алексей. - Наличных продуктов хватит ещё на полгода минимум. Это если без поставок.


- Я вижу, дела у вас идут хорошо, - заметил я.


- Сплюнь, парень. А так - да.


- А как насчёт работы?


Фурри и человек посмотрели друг на друга. Затем Алексей соединил пальцы рук в «замок» на животе и с расстановкой произнёс:


- Смотря, что умеете делать.


- Бегать и стрелять, - не задумываясь, ответила ему Саша.


- А, это все умеют, - взмахнул лапой Григорий.


- Да, только не все преодолели путь от Москвы до нашего болота, - вставила Лена.


Вот здесь я впервые в жизни увидел, чтобы волк настолько мог выпучить глаза.


- От Москвы?! - взревел Григорий. - От Москвы и до сюда?! Целыми и невредимыми?


- Нас было больше, - поспешил ответить я. - Вышло всего пятеро. Трое погибли в дороге, ещё с одним мы спасли Сашу, но позже и он погиб.


Алексей смерил нас взглядом.


- Я вас направлю к нашему личному учёному, Сергей Захарычу. Он для вас работу подберёт. Как раз где бегать и стрелять нужно. А пока, - он залез в стол и выудил из него пару бланков. - Присаживайтесь и заполните это... Лен, а ты что тут делаешь?


- Так вы мне для доклада листы выделите?


- А, да, - он снова полез в ящик и вытащил необходимые Лене листы размера А4, штук пять-шесть. Приняв их, лисица кивнула и покинула в кабинет. Григорий тоже попрощался и вышел, оставив нас один на один с управляющим этой базы.


Бланки заполняли карандашами. Всё оказалось более чем банально - имя-фамилия-отчество, год рождения, образование, служил/не служил, вредные привычки, умения, другая ерунда и немного "о себе". Всё это мы заполнили минут за десять и сдали Алексею.


- Сейчас спуститесь вниз и идите на территорию завода, - говорил напоследок человек. - Повернёте налево и пройдёте к старым складам. Впрочем, если хотите, дойдите до самой стены, пройдите мимо гаражей и как раз к складам и выйдете. Не заблудитесь. Скажете Сергею Захарычу, что вас послал я лично. Там работу и получите. Затем сходите и отметьтесь, чтобы вам выдали спальное место и личные шкафчики для вещей.


- Благодарим.


- И ещё - завод покидать вы не имеете права без моего разрешения, ясно?


- Да это и понятно, - заметила Саша. - А оружие и снарягу нам отдадут?


- Получите позже, здесь оно вам не нужно. Всё, свободны.


Не став пользоваться лифтом, мы спустись по лестнице на нижний этаж, миновали проходную, где охранник занимался разгадыванием кроссвордов (вот ему раздолье в постапокалипсистичном мире - кроссворды-то все бесплатно брать можно), и вошли на внутреннюю территорию завода.


За шесть месяцев мы достаточно отвыкли от того, чтобы встречать такое количество людей и фурри, поскольку если нам по дороге кто и попадался, то только небольшие группы выживших. Здесь же... Женщины, мужчины, самцы и самки, даже дети и детёныши есть. На нас сразу обратили внимание - не думаю, что к ним каждый день заявляются выживальщики. Пока шли, я успел насчитать шестерых мужчин, десять женщин, троих детей, двух мальчиков и девочку лет четырнадцати-шестнадцати, троих серых волков, из которых одна самка, чёрный волк, двое лисов, один леопард и это только гражданские. А то и дело нам встречались люди и фурри в комбинезонах, бронежилетах, с пистолетами и автоматами. Группа сталкеров, легко узнаваемых по специфичным комбинезонам, более лёгких, чем броники военных, не изменяя привитыми игрой идеалами, сидели у костра и играли на гитаре. Между ними устроился юный тигрёнок и поигрывал игрушечным пистолетом, видимо, тоже воображая себя сталкером. Мы же постарались побыстрее прошмыгнуть мимо всех этих обитателей завода, чувствуя себя белыми воронами... Или лучше, чёрными лебедями, поскольку одежда на всех гражданских оказалась чистой, почти новой. Даже у вояк-охранников и то лучше, чем у нас. Ну оно и понятно, здесь же лагерь настоящий.


На всякий случай спросив у водителя погрузчика, немного староватого на мой взгляд мужчины, в какой именно склад нам надо, мы отправились к Сергей Захарычу. По пути прошли нечто, вроде огорода, представлявшего собой вскопанные грядки, над которыми расправили нечто вроде тента, покрытого тонким слоем сиреневой пыли. Миновали упомянутые Алексеем гаражи, в которых находились несколько тракторов, погрузчиков, даже грузовики и один джип, прошли мимо выстроенных в ряд автоцистерн с надписями "Вода" и "Молоко", в которые, скорее всего, тоже была налита вода, и наконец, подошли к нужному нам складу. У входа на табурете сидел подросток-лисёнок рыжего окраса с белой грудкой, одетый в спортивные штаны и чёрную майку, и читал какую-то газету.


- Нас Алексей послал, - сказал я ему.


Пацан посмотрел на нас, отложил газету и встал. Вильнул хвостом, белый кончик которого оказался весь запачкан землёй, вытащил из кармана чёрные очки и посмотрел через замызганные линзы на нас.


- Идите сюда, - проговорил он.


Складское помещение произвело на нас впечатление. У стен выстроились шкафы, причём в таком количестве, будто бы их тащили сюда со всего города, от самого входа начинали тянуться ряды столов с разложенными на них различными вещами, от артефактов до различного вооружения, причём по большей части разобранного. В другом конце склада находилась поставленная на ребро бетонная плита, деревянные бруски с наклеенными на них белыми листами, даже манекены с напяленными на них куртками и бронежилетами, в общем, самые различные мишени. Напротив них стоял седой низенький человек со странным оружием в вытянутых руках. Внешне оно напоминало пистолет, но без ствола, на месте которого находилось нечто вроде стального бруса. Внезапно раздался короткий свист, а зачем человек, опустив оружие, кинулся к бетону.


- Три сантиметра! - выкрикнул он. - Мало! Мало!


- Ровно на три сантиметра? - крикнул ему лисёнок, одновременно привлекая его внимание к нам.


Человек обернулся и ещё держа своё странное оружие в правой руке, поспешил к нам навстречу.


- О, здравствуйте, здравствуйте! - затараторил он. - Позвольте представиться - Сергей Юрьевич Захарычев. Это мой ассистент, Никита. Вас ко мне прислали?


-Да, нас к вам послал Алексей... Да, простите, меня зовут Юрий Талов. Это моя спутница Саша.


- Очень рад! Очень! - быстро ответил нам Сергей Захарыч. - Я как раз испытываю новые образцы оружия, думаю вам, как сталкерам, будет интересно...


- Сталкерам? Мы не сталкеры!


- Не сталкеры? - кажется, он немного опешил. - А кто же вы, позвольте узнать?


- Просто выживальщики, - ответила Саша. - Нам сказали, что вы найдёте нам работу.


- Разумеется. Работу сталкеров, - он посмотрел на нас так, как смотрит абсолютно здоровый человек на полных идиотов.


- Но...


- Вот только не надо отказываться, - прервал меня лисёнок. - По крайней мере, сразу.


- Работа сталкера - самая востребованная в этом мире, - продолжил за него Сергей Захарыч. - Обследование новых артефактов и аномалий, уничтожение мутантов и так далее.


- Но данная работа ещё и очень опасна.


- Не так уж она и опасна. Если вы добрались сюда от Москвы, то знайте - по сравнению с таким путём походы в роли сталкера покажутся вам лёгкой прогулкой.


Интересно, откуда он про Москву узнал?! Или уже доложили о нас?


- Расскажи им о плюсах, - посоветовал лис, водрузивший на свою морду очки и стоявший рядом, сложив лапы на груди.


- Плюсы обыкновенны, - бросил Сергей Захарыч. - Неограниченная продуктовая карточка, возможность принимать ванну хоть каждый час, а не два-три раза в неделю, самое лучшее снаряжение, в том числе и оружие, право оставить себе любой артефакт, подобный которому описан в специальном реестре. А также право на десять процентов от продажи всех найденных вами артефактов.


Звучит заманчиво. Особенно "ванна". Неужели у них имеются подобные запасы воды? Навряд ли... Но ведь вроде бы Владимир упомянул о "фильтрах". Может, они нашли способ брать воду из подземных или наземных источников и очищать её? Стоп... Тент над грядками! Чем он там был посыпан?


Я слышал, что некоторые артефакты обладают свойством фильтрования. И это очень хорошо, потому что чистую воду сейчас можно найти лишь в бутылках. Например, в наземные источники так и так попадают капли кислотного дождя. Система фильтров позволяет получить из ста миллилитров такой воды семьдесят миллилитров "чистой". Уж не знаю, пригодна ли она для питья, но использовать её для различных иных целей вполне возможно.


- Но мы только пришли, - заметила Саша, продолжая разговор.


- Так я вас что, сейчас прямо что ли гоню по развалинам лазить? А инструктаж? А группу набрать под вас! Сталкеры ходят группами от трёх до пяти стволов, не меньше. Денёк-два отдохнёте, тогда работой своей и займётесь.


- Мы подумаем, - кивнул я.


- И думать не надо. Соглашайтесь. Свято место долго пусто не бывает!


- Среди сталкеров высокая смертность...


- Не такая уж и высокая, поверьте! - заверил нас Сергей Захарыч. - Потери у нас - всего трое за месяц. И то один случайно, вляпался в "Плесень", болван. А говорили ему спутники, не при в тот подъезд.


Упоминание о какой-то плесени в подъезде и скоропостижной смерти сталкера заставили меня вздрогнуть. Интересно, спасаясь от пси-твари мы ничего не подцепили? Тоже же ведь в подъезд забегали...


- А что это у вас? - поинтересовался я, меняя тему.


- Это? - Сергей Захарыч поднял своё оружие.


- Это обыкновенный образец кустарного оружия, - ответил за него лис. - Понимаете ли, в постапокалипсисе с патронами напряг, особенно под редкие или крупные калибры. И если для дробовиков и обрезов ещё есть где-то что-то, для пистолетов нашего производства и «Калашниковых» либо находят, либо привозят, а вот для уникальных образцов вооружения патронов маловато. Или вот доставили нам три «Калашникова». Куда старые девать? Сто автоматов нам не нужно, патронов не напасёшься! Вот поэтому и переделываем. По большей части, идёт модернизация имеющегося, но появились и новые образцы, как этот, - он поднял оружие.


Теперь я получил возможность рассмотреть его получше. Сделанный на базе ТТ, он чем-то напоминал "Маузер" 1895-го года, особенно благодаря неотделяемому магазину. "Ствол", если верхнюю часть пистолета вообще можно назвать стволом, расширялся возле курка, который оказался тоже видоизменён и напоминал короткий, но широкий и острый шип.


- "Единорог", вторая модель, - представил нам оружие Сергей Захарыч. - Стреляет семисантиметровыми стальными иглами, производимыми здесь же. Магазин снаряжается по одной, вмещает десять игл.


- Игломёт?


- Опытный. Есть небольшие проблемы с убойностью, - заявил Сергей Захарыч. - Удалось добиться того, что стрела или игла, как угодно, входит в бетон на три сантиметра. Представляете, что будет с телом человека или мутанта?


- Либо насквозь пробьёт, либо застрянет, что тоже неприятно, - блеснула своими познаниями Саша.


- Пробьёт, ещё как пробьёт! Здесь, - он указал на расширенную часть. - Находится артефакт "Синяя сфера". Принцип действия объясню по-простому - при нажатии на спусковой крючок происходит удар по артефакту, который немедленно вырабатывает энергию. По видоизменённому стволу она устремляется в нужную нам сторону и в буквальном смысле выпихивает стрелу с умопомрачительной скоростью.


- Дальность?


- Триста метров, максимум триста пятьдесят. В условиях города очень даже неплохая вещь, но для борьбы в чистом поле не подойдёт.


- Но это так, поиграться, - заметил Никита.


- Да, конечно, - кивнул Сергей Захарыч. - Тем более, с дыркой в теле мутант всё равно будет передвигаться... У нас есть гораздо лучшие и уже зарекомендовавшие себя образцы.


Он прошёл к столу и приподнял напоминавшее арбалет оружие. Как я мог судить, сделано оно из старого охотничьего ружья.


- «Арбалет Усовершенствованный» - АРУ. Очень тихое оружие для охоты на мутантов. Выпускает четырёхсотмиллиметровые металлические стрелы, - он указал на заднюю часть ружья, откуда выпирал зелёный угол артефакта. - Используется артефакт «Спринтер». Он немного слабее «Синей сферы», но зато не разбрасывается энергией во все стороны. При спуске, - он развернулся и никого не предупредив нажал на курок. Послышалось лёгкое шипение, а я успел заметить, как мимо нас что-то сверкнуло. Человек же продолжал говорить. - ...Энергия придаёт стреле необходимое ускорение. Дальность - до трёхсот метров. Бандитские бронежилеты и панцири мутантов пробьёт навылет.


- Да здесь и нормальный броник навряд ли спасёт, - хмыкнул я, отыскав взглядом на бетонной плите стрелу. Она вошла почти наполовину своей длины.


Хм, мне кажется, или у Саши от такого и вправду слюнки потекли?


- «Громобой», - продолжал учёный, беря в руки следующий предмет кустарного вооружения, пистолет, как мне показалось, с глушителем. - Стреляет дробинками, используя для разгона обломок любого энергетического артефакта. Фатальная дальность - семьдесят метров.


Послышался негромкий «паф», после чего один из манекенов, бывший в бандитской куртке, упал. Я не спеша подошёл к нему и полюбовался сквозь дыру в куртке на разбитую пластмассу.


- «Сюрприз».


Услышав ещё одно название, я поспешил отойти с линии огня.


А вот это мне больше нравилось. Сергей Захарыч сжимал в руках оружие, представляющее собой нечто вроде барабанного обреза ружья. Или обреза ружья с барабаном.


- Видоизменённый дробовик. Дальность всего сорок метров, тяжёл, снаряжается несъёмный барабан самостоятельно, но! для города экземпляр вполне подходящий, - Сергей Захарыч поднял своё оружие. - Барабан на шесть патронов, причём совсем не обязательно забивать его полностью. В условиях, когда нужно отбиваться от стай мутантов, просто отличный образец нового вида вооружения. Кроме того, с близкого расстояния завалит любого крупного мутанта, который только вздумает к вам подойти. Что самое важное - достаточно надёжен.


- Работает без артефактов? - полюбопытствовала Саша.


- Без. Но работает на "отлично".


Ещё один экземпляр оказался сделан на базе "Калашникова".


- "Калашников Аномальный", "А-К-А". Автомат использует стандартный патрон, но в оружие интегрирован кусочек энергетического артефакта, что увеличивает скорость полёта пули. Любой бронежилет навылет. Всего у нас шесть таких. Принципиальных измерений нет, но пуля при стрельбе из такого оружия обладает более высоким ускорением, а эффект отдачи резко снижен, что важно при стрельбе очередями.


- А это - «Моран», - он взял последний образец оружия. Внешне оно напоминало длинноствольную винтовку с оптическим прицелом, на мой взгляд, немного примитивной конструкции. Ну это и понятно, "кустарник" же. - Ружьё под револьверный... То бишь, пистолетный патрон. Бьёт на дистанцию до семисот метров. Скорость пули и подобная дальность опять-таки достигаются за счёт артефакта, но здесь установлен более редкий, "Искра". Порождается в гравитационных аномалиях.


Сергей Захарыч положил винтовку.


- Разумеется, здесь не всё. Просто сравниваем разные виды вооружения. Каждый имеет свой плюс или минус. "Моран" бьёт далеко и сильно, но требует времени для перезарядки. С "Сюрпризом" то же самое, однако у него ещё и дальность хромает. Пистолеты стреляют недалеко, "А-К-А" склонен к быстрому износу. Единственное, чему я доверяю - АРУ. Мы уже запустили их в "серийное производство", - он усмехнулся. - Спрос у охотников за мутантами необычайно высокий.


- Это интересно, - заметил я.


- Если пойдёте на работу "сталкерами", получите возможность выбрать не только стандартное оружие, но и что-нибудь из этого.


- Мы подумаем, - повторил я. - А сейчас... Где у вас можно отдохнуть?


- Зайдите к Константину Дёмину. Он у нас распределяет вновь прибывших. Найдёте его в административном здании. И ещё раз говорю, подумайте над моим предложением! Поверьте, сталкерство - прибыльная, да к тому же не такая уж и опасная работа!


Я быстренько распрощался с Сергей Захарычем, уверив, что мы обязательно поразмыслим над его предложением, и вместе с Сашей покинул склад.


- Ну? - спросила она по пути к проходной.


- Что «ну»?


- Как тебе его предложение?


- А тебе как?


Волчица опустила голову.


- Знаешь... Неплохо было бы. Опасно, конечно, но...


- Льготами польстилась?


- А почему нет? Надо ещё поговорить с Леной, как это, работать сталкером. Выгодно, нет?


Нет, ну судя по всему, выгодно. Только риск большой. С другой стороны, а какую работу ещё можно найти без риска? Да и причём, мы и вправду дошли из Москвы сюда, а путь этот «был для нас не лёгок и не скор». Может, и вправду попробовать? В конце концов, стрелять я умею неплохо, с ума не сошёл, чтобы жизнь кончать в аномалии... Бегаю не быстро, но приспичит, и чемпиона мира обгоню.


- Поговорим, - изрёк я. - Только сначала зайдём к этому Дёмину.


К счастью, долго искать этого самого Дёмина нам не пришлось. Им оказался немолодой мужчина с покрытым шрамами лицом, обязанности которого заключались в том, чтобы распределять вновь прибывших. В список находившихся на территории завода лиц (и морд) мы вошли под номерами "две тысячи семьсот сорок восемь" и "две тысячи семьсот сорок девять" соответственно. Затем нам выдали продовольственные карточки, по которым мы могли получать завтрак, обед и ужин, а также ключи от личных ящиков, как будто бы все наши вещи нельзя уместить в один. После чего отправили в цех номер два.


Цех оказался обширным помещением, где располагались кровати или просто положенные на пол матрасы, служащие спальными местами, рядом с которыми застыли ящики, тумбочки и шкафы для личных вещей. Имелись даже стулья и письменные столы кое у кого. Сейчас цех практически пустовал - видимо, его "обитатели" разбрелись по своим делам. Какого же было наше удивление, когда придя туда мы встретили практически при входе нашу знакомую лисицу, что готовилась к возвращению на станцию-блокпост: сидя на краешке своего матраса она собирала в рюкзак консервы, спички, коробки с патронами и ещё что-то.


- О, соседи! - улыбнулась она, увидев нас. - Как ваши дела?


- Мы были у Сергей Захарыча, - ответил я. - Интересный старичок... Сколько ему?


- Шестьдесят семь, и он ещё полон сил. Так что, он вас просил сталкерами стать?


- А ты откуда знаешь? - с подозрительностью в голосе спросила Саша.


- За другим вам бы к нему не послали, уж поверьте! Я надеюсь, вы согласились?


- Сказали, что подумаем.


- И думать нечего! - быстро ответила Лена, грубо запихивая в рюкзак очередную банку. Вытаскивая лапу, она зацепилась когтём за какую-то нитку и тихо зарычала. - Соглашайтесь, работа не пыльная. Опасная, да, но какая сейчас работа лёгкая?


- Вот тебе и ответ, - шёпотом сказал я Саше.


- Хорошо, после обеда сходим к нему и скажем, что согласны, - произнесла та.


- Вот и молодцы, - лисица закинула рюкзак за плечи, встала и указала лапой на старый шкаф, стоявший у стены. - Ваши личные вещи уже доставлены, только оружие оставлено в оружейной, что находится в бункере. Там и возьмёте.


- В бункере? А где это?


- Ах да, вы же не заводские... Ладно, давайте-ка я быстро вас посвящу в инфраструктуру завода. Итак... - она взмахнула хвостом, будто бы указывая нам направление. - На северном краю завода расположены старые склады. Вы их видели, в одном из них как раз лаборатория Захарыча. Рядом со складами находятся ангары с нашей техникой. Там стоят автопогрузчики, автомобили и грузовики, которые используются внутри завода. Неподалёку от них выстроились цистерны с питьевой водой - это наш неприкосновенный запас, на случай, если подвоза воды не будет и мы израсходуем имеющиеся запасы. Здесь, - она притопнула. - Старые и новые цеха, переоборудованные под постоянное проживание. Отопление, электроэнергия и остальные благи. Скоро для каждого персональную душевую и канализацию проведём. Неподалёку от нас находятся мусоросжигальни, что используются ещё и как крематорий. Вы наверняка видели эти две трубы. Чуть подальше - водоочистительная станция и котельная, за ними стоят резервуары для хранения мазута, рядом как раз и вход в бункер. Да, кстати, неподалёку огорожены две аномалии, за черту не заходите. А то сами понимаете, что будет. Сам бункер на деле старое бомбоубежище, просто расширенное. Что там в глубине находится, вам знать не нужно, но прямо при входе есть оружейная. В ней и посмотрите оружие. Правда, я думаю, оно вам не понадобится - лучше дадут. Так что прямо сейчас идите к Сергей Захарычу и поговорите с ним! А мне пора.


Она сделала шаг вперёд и подала лапу сначала мне, потом Саше. Кивнув на прощание, лисица выбежала из ангара, оставив нас раздумывать над её словами. Впрочем, думать особенно долго мы не стали - заняв свои места, представляющие собой два матраса и два шкафчика для вещей, видимо, стыренные из магазина вроде "Пятёрочки", мы отправились к Сергей Захарычу и заявили, что согласны на сталкерство.


* * *


Остаток дня провели спокойно - пообедали супом с тушёнкой и двухсотграммовкой настоящего хлеба, показавшегося нам необыкновенно вкусным, мы расположились у себя на местах изучать выданный нам «Справочник». «Справочник» представлял собой постоянно пополняемую книжку с кучей листов, куда записывались виды мутантов, аномалий и артефактов. Разумеется, с описаниями. Принципиально нового мы почти не узнали, разве что сменили названия некоторых аномалий на те, что представлены в «Справочнике». После ужина несколько минут потратили на поиск наших имён и фамилий в списках сталкеров, и поняли, что мы определены в группу «Рассвет».


«Рассвет» - одна из многих групп на территории ДФЗ. Занимала она, как и все другие сталкеры, склад в южной части завода, где имела собственное оружие, собственные костюмы, артефакты, даже продуктовые запасы, только своих спальных мест нет. Обнаружились сталкеры как раз рядом со складом, сидящие на наваленных при входе брёвнах (хоть без костра) и что-то обсуждавшие. Мы подошли к ним и обменялись взаимными представлениями.


Главным в группе являлся Дмитрий Ионов - мужчина средних лет, с порядком отросшей чёрной бородой, одетый в военный комбез. Бывший мент... Полицейский, одним из первых на завод пришёл. Семья погибла во время Катастрофы, потому и остался. Ещё один человек представился Анатолием Вишневским и при взгляде на его лицо я подумал, а правильно ли мы сделали, согласившись на сталкерство? Дело в том, что количество украшающих "фейс" Анатолия шрамов мне абсолютно не понравилось. Этот оказался простым обывателем, который за шесть месяцев прошёл школу Второй Мировой, Афганистана и Чечни вместе. Третьим в группе был фурри, гепард Максим Боголюбов (повезло ему с фамилией...), выглядевший чуть постарше меня. Как и Вишневский, он был одет в обычный комбинезон сталкера. Морда его ничем не запоминалась, а вот порванное левое ухо и белый след на шее говорили, что и ему когда-то порядком досталось то ли от мутанта, то ли от аномалии, то ли от бандитов. Работал Максим до Катастрофы заведующим какой-то забегаловкой, не в городе, где-то в Подмосковье. Однако в тире стрелял метко, может, потому и выжил?


- Итак, - сказал Дмитрий, внимательно смотря на меня. - Коль вас приписали к нашей группе, я обязан предупредить - я тиран и люблю, чтобы мне подчинялись безоговорочно. Скажу «прыгать» - чтобы прыгнули! Стрелять - стреляйте!


- Это он так шутит, - оскалился Максим. - На деле, никто у нас никому так особо не подчиняется. Просто Дима действительно может спасти ваш «асс» от зубов какой-нибудь мутировавшей твари.


- Ага. Как ты мой спас, - толкнул его локтем человек и продолжил. - Работа у «Рассвета» непыльная - в основном, мы занимаемся поисками артефактов, совместно с этим отстреливая мутантов. Поиск ведётся в районе Дулёво и иногда в Ликино... Эм, я надеюсь, вы понимаете, о чём я?


- Карты города у нас нет, но о разделении районов знаем, - кивнула Саша. А я ещё и добавил:


- Ликино - это та часть от лесополосы до железнодорожного моста?


- Ага, - кивнул Анатолий.


- В том районе много гравитационных аномалий, вот их-то мы и обследуем каждый второй, третий, четвёртый и пятый день в неделю, - продолжал Дмитрий. - Завтра как раз пойдём в очередной обход, если хотите, мы вполне сможем вас взять с собой.


- Не спеши, - оборвал его Максим и обернулся к нам. - Взять-то мы можем, только вот мой вам совет - не торопитесь. Вы не местные, так что вам лучше изучить карту города, а затем только в походы ходить. Кроме того, на карте помечены места, где лучше не появляется даже группами...


- Карта висит на складу. Посмотрят, - оборвал теперь уже его Дмитрий. - И между прочим, я их приглашаю как раз для того, чтобы они получше сориентировались в условиях города. Наглядный урок получится.


- Это всё конечно интересно, - осторожно перебил их я. - И мы подумаем. Но у нас тут встал вопрос - а какое нам стоит выбрать оружие?


Сталкеры переглянулись.


- А вы какое предпочитаете?


- Мне интересен АРУ, - произнесла Саша. - Но я не думаю, что он будет удобен...


- Он немного тяжеловат, да ещё и стрелы с собой таскать... Зато бьёт тихо и верно. Так что мы не возражаем, - улыбнулся Дмитрий. - У нас-то у всех троих «Калашниковы», так что нам не помешает то, что стреляет бесшумно.


«Калашниковы» - это хорошо, это я люблю. Хотя после армейки меня от этого оружия воротит.


- А как насчёт «Сюрприза»? - предложил я. - Он, конечно, не бесшумный, но...


- Это многозарядный дробовик?


- Барабанный.


- Ну точно, - Дмитрий зачем-то посмотрел на небо. - Я уже сказал, что у нас троих «Калашниковы». А это не особенно удобно. И патроны жалко тратить, да и сами автоматы - они больше против бандитов годятся, а не мутантов разгонять. Так что если ты возьмёшь дробовик, Юр, тебе от нас благодарность. Это оружие отлично подходит для уничтожения всякой мутировавшей хрени. Ты с дробовиком вообще как обращаешься, дружишь?


- Охоту люблю. Но стрелял редко.


- Научишься, - кивнул сталкер. - Здесь либо научишься, либо сдохнешь. А подохнуть мы вам не дадим, слово даю.


По-моему, он был выпивши. Но всё равно, такие заверения меня обнадёжили.


- А у вас полигон для стрельбы есть? - спросила Саша.


- Расположен в восточной части завода. Мишени - на любой вкус. Даже мутантов можно пострелять, если они к нам забредут!


- Вот у меня ещё вопрос есть, - вступил я. - Нам говорили, что в церкви расположились какие-то агрессивно настроенные религиозные фанатики.


- Ага. Есть такое.


- Территория завода с церкви разве не простреливается? Она же не так уж и далеко.


- Во-первых, сектор обстрела очень неудачный, - покуривая, заметил Максим. - Нас прикрывают здания и разросшийся кустарник. Во-вторых, неоткуда им бить. В церкви одно возвышение осталось, колокольня, что как раз за год до Катастрофы достроили. Но есть ещё и "в-третьих". Понимаете, если бы завод захотел, мы бы этих скотов за пару часов прибили. Но... Эта операция потребовала не только силы и средства, но ещё и трату боеприпасов, и повреждения машин, да ещё унесла бы много жизней. По этой же причине Церковники, ну или Фанатики, как мы их ещё называем, и не хотят конфликта. А нам попусту не нужны потери. За пределами лагерей мы их мочим, они нас, это верно, но выбивать друг друга с занятых территорий никто не собирается.


- Худой мир лучше доброй ссоры?


- Именно, - кивнул гепард.


- Что вам ещё рассказать? - спросил Дмитрий.


- Ну... Что у вас с продуктами?


- Вы сами могли видеть наши огороды. Выращиваем потихоньку... Ещё есть на территории завода с десяток кур, свиньи, даже три козы есть, то есть, козёл и две козы. Опять же, подвоз регулярный.


- А из других не-антро кто ещё имеется? - поинтересовалась Саша.


- Шесть собак, четыре кобеля, из них двое немецкие овчарки, далматинец и дворняга, а также две суки-дворняги. Ещё есть несколько кошек, четыре-пять. Оно и к лучшему - на складах после Катастрофы много мышей осталось, и не только мутировавших, без кошек мы бы много продуктов потеряли.


- И кому пришла гениальная идея уйти на завод?


- Алексею, кому же ещё, - Максим бросил окурок себе под лапы и продолжил:


- Когда Катастрофа пришла, он командовал группой выживальщиков, вот и отвёл их на завод. ДФЗ очень сильно повезло тогда - большинство аномалий образовались возле него, а не на территории. На «ЛиАЗе», например, аномалий в разы больше и снаружи, и внутри завода. Но не в этом суть. Вместе с мирными жителями пришли и несколько отрядов вояк, они-то и защитили завод от стай мутантов, что тогда сюда устремились. Когда наступил вечер, над заводом пролетел военный вертолёт, сбросил находящимся здесь оружие, боеприпасы, в общем, груз разный, и сказали, чтобы мы привлекли внимание уцелевших, поскольку завтра будет эвакуация. Ну и привлекли осветительными ракетами. Только мало кто улетел - большинство решило остаться, особенно из коренных жителей кто. Вы же знаете русских - нас хрен выкинешь с нашей территории. Вот и остались. Самок и детёнышей разумеется увозили, но и опять же, не все улетали. Кто-то мужа не мог бросить, у кого-то и родных не осталось из-за Катастрофы. А разъярённая баба хуже любого мутанта, - он хихикнул. - Вот так и живём. Кто-то семьёй даже обзавёлся, свадьбы играем, водку пьём. Хор-р-рошо!


- У вас и дети есть.


- Есть, - согласился гепард. - В основном, конечно, стараемся отсылать, но не все согласны, да и некоторых просто не к кому посылать. Раза два в месяц подлетает вертушка, оттуда припасы сгружаем, туда отбывающих грузим...


- Вояки рады бы нам помочь, да им не разрешают. Сейчас ракеты, да и снаряды для автоматических пушек - на вес золота, - пробормотал Дмитрий. - Мы как-то раз просили по церкви садануть, это ещё месяца полтора назад, да только без толку. Не выписывают ракет.


* * *


На следующий день, сразу после завтрака (овсяная каша, пара бутербродов, яйцо да кружка кофе или чая на выбор, прям райское угощение!), мы отправились на склад, где сдали свои куртки и получили комбинезоны сталкеров. Видно, модель нам выдали старую, но заверили, что от клыков и когтей мутантов она защищает лучше, чем от пуль, а это важнее во время походов по городу. Что же, будем надеяться, что сегодня обойдётся без перестрелок. Из оружия решили ограничиться пистолетами Макарова, настоящими, боевыми, которых на базе было просто огромное количество, и тем, что уже представили своей группе - Саша взяла АРУ и пятнадцать стрел, я же вооружился "Сюрпризом". Ещё нам достались добротные ножи с широким и длинным лезвием, а также по шесть петард. Как объяснил Владислав, человек, отвечающий за снабжение сталкеров перед походами, взрывы и треск от петард неплохо отпугивают некоторые виды мутантов и при этом отвлекают зомби, что может нам пригодиться. Хотя конечно, взрывы способны привлечь внимание иных тварей, но тут уж всё зависит от ситуации. Впрочем, мы спорить и не думали. Набрав снаряжения и взяв лёгкие рюкзаки, в которые положили дополнительные патроны, пару консервов, упаковки бинтов и антибиотиков, и прицепив к ним по две фляжки с водой, мы двинулись к проходной, где нас дожидались «Рассветники».


- Здорово, - поприветствовал нас Дмитрий. - Итак, сейчас переходим дорогу и обойдя рынок, двигаемся через старое кладбище. Знаете где это?


- Напротив детской библиотеки, - кивнул я.


- Отлично. Конечно, кладбища там сто лет уже нет... Но не суть. Около котельной расположились с десяток аномалий, нужно их проверить. Однако всем быть осторожнее - там нам вполне могут встретиться мутанты. Ничего особенного, грызуны да собаки, ну, может, пара зомби ещё на нас наткнётся. Этой мрази вообще много развелось. Помните дешёвые американские киноленты? Зомби бить только в голову. К себе не подпускать. Укусят - ничего страшного, не мутируете, тем более, что у большинства и зубы-то отвалились, но всё равно неприятно. Они воняют сильно.


- Ясно.


- Обследовав ТЭЦ, пройдём по улице «Коммунистическая» до станции. Нужно проверить, нет ли там мутантов, так как они являются прямой угрозой нашему блокпосту. Обратно отправимся той же дорогой. Карту, я надеюсь, вы изучали?


- Кое-что помню, - высказалась Саша.


- Ладно, по дороге разберётесь. И да, нам могут встретиться и другие сталкеры, поэтому первыми огонь не открывайте. Лишь если начнут стрелять по нам, тогда отвечайте. Ясно?


- Так точно, - улыбнулся я.


- Пошли.


Пошли мы той же дорогой в зарослях, по которой вчера и попали на завод. Впереди, сжимая в руках "Калашников", шагал Дмитрий, за ним Саша и Максим, а мы с Анатолием - позади. Пройдя заросли, вышли на шоссе и пройдя мимо рынка, свернули на порядком заросшую тропинку, ведущую к библиотеке. Впрочем, до неё мы не дошли - перейдя дорогу, мы миновали пятиэтажку, на нижнем этаже которой располагался магазин, и оказались на территории "старого кладбища". Место, надо признаться, удручающего вида. Старые асфальтированные дороги, идущие через всю территорию, ощутили на себе всю прелесть Катастрофы. Из широких трещин торчали полужухлые растения, в некоторых местах целые куски оказались практически вырваны и куда они делись, трудно представить. В других местах асфальт оплавился и потерял форму - видно, от огненных аномалий.


Здешние могучие сосны выдержали все трудные годы своей длительной жизни и преодолев даже все трудности Катастрофы, тянули свои рыжие вершины к небу. Их видоизменённые корни вырывались из-под земли и на их кончиках распустились красивые белые цветы, источавшие крайне неприятный запах. Справа от нас у двухэтажных домов старой постройки красиво крутились огненные аномалии. Слева, на детской площадке во дворе пятиэтажки устроилась рядом с искорёженными качелями золотистая гравитационная «воронка», между деревьев кое-где посвёркивали "капканы". Здесь же мы встретили и первые признаки деятельности мутантов - кора одного из деревьев захватила нечто, что до Катастрофы было не-антро собакой. Бедное животное оказалось оплетено множеством коричневых отростков, проникавших сквозь её кожу и судя по всему, всасывающих кровь. Собака же могла лишь поскуливать, поскольку её пасть была обмотана множеством таких же отростков.


- Кровопийца. Мы так называем эти деревья, - остановившись, произнёс Дмитрий бесчувственным голосом. - Странное растение, если честно. Если влипните - не сопротивляйтесь, оно само вас отпустит.


- Само?


- Оно питается кровью живых существ, но никогда не доводит свою жертву до смерти, - кивнул сталкер. - И самое интересное - влипли вы в одного кровопийцу, он вас "попробовал", другой уже не схватит. Хрен знает, что это значит. Может, у них разум есть, или что-то типа этого. Или уровень крови чувствуют...


- Разум? У деревьев? - усмехнулась Саша.


- Я серьёзно. Как дерево может рассчитать, что ему нужно выпить столько-то крови, чтобы его жертва потом смогла передвигаться? Более того, никогда не будет проникать вам в глаза, рот, уши и так далее, а больную особь тем более не тронет. Вот эту собаку, кстати, судя по всему скоро отпустит, так что... Макс!


Гепард коротко кивнул. Сделав шаг вперёд, он выхватил нож и ударил в незащищённое горло псины. Раздался короткий сдавленный вой, после чего труп повалился к лапам Максима. Дерево как будто бы зашипело, втягивая в себя свои щупальца-сосальщики и на глазах превращаясь в обычную сосну.


- Мёртвых тоже не трогает, - вытирая нож об шкуру собаки, произнёс он. - И раненных.


- Интересное деревце.


- Интересное - не то слово. Ладно, пойдёмте дальше. И удвойте внимание - мутанты по одному не ходят. Если здесь есть одна псина, вполне можем встретить других.


Он как в воду глядел. Не успели мы пройти и до середины парка, как где-то слева раздался чей-то недовольный рык, а потом к нам понёсся вполне знакомый мне гончий. Стоит признаться, среагировал я тогда как типичный придурок - развернулся в сторону мутанта и вместо того, чтобы выстрелить, застыл, сам не зная зачем. Просто тупо пялился на тварь.


- Огонь! - рявкнул Дмитрий.


Его команда привела меня в чувство. Я вскинул дробовик и не целясь выстрелил одновременно с "Калашниковым" сталкера. Уж не знаю, моя дробь или пули из автомата оказали своё действие, да только монстр резко споткнулся и повалился на землю, не добежав до нас с десяток метров.


- Не столбеней, парень, - улыбнулся Дмитрий, опуская оружие. - И перезаряди дробовик. Мало ли что.


Я кивнул. Чуть подрагивающими пальцами извлёк красный цилиндрик и откинул прочь. Перевернувшись в воздухе, он упал в кусты и тут же к нему подбежало что-то среднее между крысой и пауком. Понюхав патрон, "паукомышь" схватила его в зубы и кинулась обратно в кусты.


- Жрать хочет, - проследив за ней, изрёк гепард.


- Они опасны? - поёжилась Саша.


Гепард помучил нас с ответом, почёсывая за своим пробитым ухом.


- Не, если только ты не притворишься мёртвой и не дашь достаточному количеству приблизиться к тебе.


Мы пошли дальше, но не успели сделать и десятка шагов, как Саша остановила нас.


- Там, - она вытянула лапу, показывая куда-то налево. - Что-то блестит.


Волчица показывала в сторону трёх "капканов", окруживших засохшую сосну. Я посмотрел туда и почти сразу же заметил, что между извивающихся корней дерева, выползших на поверхность земли, действительно сверкает артефакт, представлявший собой почти правильную бело-серую пирамиду с красными жилкам на рёбрах. Красивый.


- "Слюда", - проговорил Анатолий. - Макс, достанешь?


- А почему нет? От аномалий он далеко... Щас сделаем.


Гепард скинул рюкзак и сняв "Калашников", направился к артефакту. Запустив лапу в карман, извлёк оттуда большую старую заржавевшую гайку, обвязанную грязноватым бинтом, и кинул перед собой. Она упала рядом с артефактом, не встретив никакого препятствия. Тогда фуррь убыстрил шаг, почти бегом подбежал к "Слюде", в одну лапу взял артефакт, другой подобрал гайку, и вернулся к нам.


- Держи, - он подал артефакт Саше. - Твоя добыча.


- Но ведь ты его поднял.


- А ты нашла, - улыбнулся гепард.


- И какие у него свойства? - поинтересовался я.


- При ношении на поясе он серьёзно повышает выносливость. Будете дольше бегать. Побочный эффект - через полчаса начинает подташнивать и возможна головная боль. Но она быстро исчезает, если артефакт пару минут не использовать.


- Интересная штучка, - кивнула Саша. - Пожалуй, пока я его уберу.


- Дело твоё.


Позже удалось найти ещё три артефакта - две как бы спрессованные чугунно-чёрные пластинки под названием "диск", скорее игрушка, чем артефакт, обладающий всего одним полезным свойством - пластины эти прочнее любого металла. И лишь один достаточно полезный артефакт - "синяя сфера", подобранная возле "сети" опять-таки Максимом. При этом шерсть гепарда встала дыбом и этот пушистый шар вернулся под наш общий смех.


- Сама подойди к энергетической аномалии, я на тебя потом посмотрю, - обиженно проговорил сталкер, вызвав новый взрыв хохота у Саши.


Смех наш прервался напоминанием, что мы находимся в городе, почувствовавшем на себе весь ад Катастрофы. Громко рыча, штук пять-шесть собак решили устроить нам сюрприз и выскочили в атаку. Дмитрий среагировал первым и развернувшись, открыл огонь. Анатолий прибавил свой автомат секундой позже, а затем начали стрелять уже и мы. Пули скосили двух псов, остальные же развернулись и с лаем бросились прочь. Видимо, решили, что продолжать атаку против таких противников им не стоит.


- Вот вам и наши добрые друзья, - нахмурился Дмитрий, подойдя к одному из трупов. - Эти собаки подверглись мутациям, но они не ожившие мертвецы.


- Большая стая.


- Скорее, небольшая. Обычное дело, их много развелось за все эти шесть месяцев. Мне кажется, сюда стеклись псы со всего Подмосковья.


- Они вернуться, если мы не будем двигаться, - проговорил Анатолий. - Так что пойдёмте дальше. В этих мутантах всё же есть большой плюс - они не терпят зомби.


- Зомби обычно долго не... Не существуют, - заметил я.


- Ага. Они неповоротливы, тупы и неспособны дать достойный отпор. Жрут их все, кому не лень, и кто гниль стерпит. Жмуры и те намного опаснее.


- Ну, если свежие - тогда опасны и зомби, - заметила Саша.


- Или если восставших из мёртвых слишком много.


- Заканчивайте философствовать, - повысил голос Дмитрий. - Вы ещё обсудите, как нам приготовить лучше жмура, или сварить суп из мёртвого пса.


- А что? Вдруг вкусным он окажется? - захлопал глазами фуррь.


Настроение у всей группы вновь повысилось. Пройдя между котельной и ещё одной группой пятиэтажек, куда убежали повизгивающие псы, мы оказались позади двух зданий, огороженных решётчатым забором.


- Школа и детский сад, - произнёс Максим. - Раньше туда детёнышей водили... Теперь там много Сынков и Дочек.


- Кого-кого?


- А, вы же не знаете здешних мутантов. Это мутировавшие дети. Привязаны к так называемым Папам - разжиревшим тварям, неповоротливым, медлительным, но сильным. Ходят по двое-трое. Часто находятся в школах, детских садах, на детских площадках - наверное, они обладают частичной памятью, вот и несёт детей на подобные места. А Папы их защищают.


- А мам что, нет?


- У Пап отсутствуют половые признаки. Может, и есть.


Здесь же обнаружился ещё один артефакт - возле расположившейся у подъезда ближайшей пятиэтажки пылала огненная аномалия, а неподалёку валялся бесформенный предмет чёрного цвета с бурыми вкраплениями. Максим (который, как я понял, был в группе главным «добытчиком» артефактов) объяснил нам, что это «Уголёк». Самое полезное его свойство - фильтрация воды. Даже капли кислотного/прожигающего дождя можно отфильтровать и пить без вреда для здоровья, а уж система таких фильтров справится с любым загрязнением. Артефакт гепард обернул в обрывки газеты, находившейся у него в рюкзаке как раз для таких целей, и положил к себе. Как позже оказалось, это самое ценное приобретение нашей группы.


Далее мы вышли на автомобильную дорогу, всю разбитую и потрескавшуюся, и пошли по ней. Как я понял по уцелевшей на одном из домов выцветшей надписи, это и была улица Коммунистическая. Так она ничем не отличалась от остальных дорог в мёртвом городе. Справа оставались пятиэтажные и девятиэтажные дома, слева - двухэтажки, при этом с обеих сторон сверкали гравитационные аномалии, и росли аномальные деревья, вывернутые и исковерканные стволы которых покрылись ковром недлинных иголок. Мутантов здесь не встречалось, только один раз я заметил, как в подъезд очередной двухэтажки нырнуло что-то большое, но Дмитрий сказал мне не беспокоиться попусту - пока мутант подбежит к нам, мы так набьём его желудок пулями, что он навряд ли сможет их переварить.


По пути к станции заглянули на разрушенную детскую площадку, где среди кучи аномалий обнаружились лишь куча ошмётков и ни одного артефакта. Впрочем, как выразился Максим, сегодняшний поход "достаточно богат". Ну, ему виднее. Пока сталкеры оглядывались, я осмотрел местность, запоминая так, на всякий случай, что здесь есть. Слева пятиэтажка, ограждающая нас от точно такой же другой, возле которой находился вчера упомянутый Леной "Магнит". Впереди - что-то вроде небольшой лесополосы, гораздо меньшей по территории, чем та, что разделяет микрорайоны, рядом с ней незаконченная стройка, порыжевшее восьмиэтажное здание и сразу за ним - котельная, труба которой возвышалась над городом.


- А на той котельной кто-либо остался? - спросил я. - Вроде место для лагеря удобное?


- Там достаточно много тварей, - ответил мне Дмитрий. - Особенно Крюгеров и жмуров, которых первые жрут почём зря. Так что если там выживальщики и появляются, то только в качестве обеда.


- Весёлый город.


- Веселее не придумаешь.


К станции мы добрались без приключений, лишь обошли одиночные аномалии, да Саша напугала какого-то грызуна, пытавшегося обглодать консервную банку. Выйдя к станции, мы почти сразу же наткнулись на патрульного - знакомого нам серого волка. Он сначала вскинул свои пистолеты, но признав своих, опустил их.


- О, здорово, - поприветствовал он нас. - Неужели заводские решили нас проведать?


- Ага, - кивнул ему Максим. - Как вы здесь?


- Да как-как... Нормально. Мутантов нет, аномалии внутри станции не появляются, артефакты никто не выбрасывает. Скучно.


- Лена пришла? - спросил я у него.


- Здесь. Что ей сделается?


- И как она не боится одна ходить...


- А чего тут бояться? - пожал плечами волчара. - Город-то её родной, она здесь все дырки знает похлеще любого мутанта. Так что если за кого и переживать, так это за того, кто с ней встретится. Опять же, стреляет неплохо и бегает быстро. Ну и ум имеется, хотя при её формах можно подумать, что...


- Ишь разговорился! Сейчас ты у меня быстро побежишь, а я по тебе буду хорошо стрелять, - раздался знакомый голос.


* * *


После недолгого раздумья, Дмитрием было принято решение задержаться на станции. Сталкерам нужно забить магазины, поскольку пуль они всё-таки потратили достаточно, а пока они занимались этим делом, мы решили навестить Владимира. Он обнаружился в своём кабинете, сидя за столом и читая какую-то газету. Судя по дате, газета эта вышла задолго до катастрофы.


- Есть новости? - в шутку поинтересовался я.


- Ага. «Армия ДНР разбила танковую колонну нацгвардии...». Судя по всему, победа будет за ними, - серьёзно ответил Владимир и отложил бумагу. - Что хотели?


- Да так просто, навестить.


- В сталкеры записались? - смерив нас взглядом, спросил он и сам же ответил: - Вижу, вижу. Как на заводе, освоились?


- Более-менее, - кивнула Саша.


- Что же, рад за вас. Чем больше нормальных стволов - тем лучше, не так ли? - он встал из-за стола. - Пойдёмте, прогуляемся. Вы в какой группе-то оказались?


- «Рассвет».


- Димки что ли? Поздравляю, вам повезло с командиром. Лучше него на ДФЗ мало кого найдёте.


- Чем же он прославился?


- А, так, пустяки. Сталкер он хороший и как человек нормальный.


Выйдя из станционного здания, он первым делом отправился к сталкерам.


- О, вся группа в сборе, - ухмыльнулся Владимир, пожимая руки людям и лапу гепарду. - Что это нас решили навестить?


- А почему бы не проведать старого друга? - фыркнул гепард. - Ты-то тут как? Небось, задница в форме кресла уже?


- Скорее, кресло в форме моей кормы. А ты как, всё ещё балуешься с утюгом?


Видимо, в жизни Макса имел место какой-то весёлый случай, потому что все четверо рассмеялись.


- Юр, Саш! - повернулся к нам Анатолий. - Чего стоите, как бедные родственники? Подходите!


- Благодарю, - кивнул я. - Что это ещё за случай с утюгом?


- Ну... Вот этих троих, - Максим ткнул растопыренными пальцами в сторону людей. - В своё время мутанты прижали в Лиазе и гоняли по его улицам. Так умный человек, по имени Дима, расстреляв весь свой боезапас, забрался на седьмой этаж первого попавшегося дома, обнаружил, что там открыта квартира, и нырнул в неё, спасаясь от двух гончих. Он не знал, что квартира занята мной. Представьте - сижу я так себе, ничего не думая, в квартире, спокойно ем тушёночку, и тут ко мне в комнату врывается взъерошенный человек, на спине которого восседал гончий. И валится прямо ко мне. Я так остолбенел, про пистолет мой единственный забыл, а тот второй гончий ворвался - и прямо на меня. В общем, наши две пары катались по полу, пока мне под лапу случайно не попал... Утюг. В комнате бардак был страшный, видимо, хозяева спешили, вот и уронили этот важный предмет домашнего хозяйства... Гончему очень не понравился такой сюрприз. Впрочем... Вы когда-нибудь получали утюгом по голове?


- Он потом выбежал за моим гончим и преследовал его до третьего этажа, - вспомнил Дмитрий. - А там их обоих мои ребята встретили. Гончего перепуганного и Максима с утюгом наперевес.


- Не просто Максима, а Максима, вождя племени Грозных Утюгов, - добавил Анатолий.


- Сильно, - кивнул я. - Значит, вот так вы познакомились?


- Ну да. Потом у нас возникли разногласия с ликинскими... Ну, с лиазовскими, вот мы и ушли на ДФЗ все вчетвером. Тут легче и дисциплина помягче, да и сталкерить поинтересней.


- И по талону больше дают, - поддакнул Максим.


- Вы сейчас на завод возвращаетесь? - спросил Владимир у нашего командира.


- Да. Мы обход закончили.


- Загляните-ка вы к "Монетке". Там пси-тварь завелась, надо бы разобраться. А у меня стволов мало.


- Так это же наш знакомый! - воскликнул я. - А разве его можно убить?


Этим вопросом я привлёк к себе всеобщее внимание.


- Как тварь выглядит?


- Это нечто бесформенное... - припомнил я. - Выглядит как какой-то... Осьминог что ли. Сухопутный. Всадил в него пять пуль, а ему хоть бы хны.


- А он фантомы случайно не создавал?


- Да, - кивнула Саша. - Создал какого-то человека.


- Ползун, - определил Владимир. - Их действительно убить тяжеловато. Воздействует на мозг как людей, так и мутантов. Расстреливать рекомендуется с дальней дистанции.... Он достаточно опасен, так что если хотите - можете это шоу пропустить.


- Нет уж, я собираюсь с ним поквитаться, - оскалилась волчица.


- Тогда уж лучше замени-ка свой арбалет на что-нибудь огнестрельное. Стрелой такого мутанта не взять.


- У меня "Макаров" есть.


- Отлично, - Владимир посмотрел на нас. - Разберитесь с ним уж, а то как бы этот скот к нам не зашёл.


- Сделаем, - пообещал я.


Приготовив оружие, наша группа выдвинулась со станции. Выйдя на дорогу, мы миновали "Мебель", обошли "КамАЗ", пошли дальше, слушай Анатолия, который своим чуть хрипловатым голосом рассказывал нам о "Ползунах".


- Тварь, сразу скажу, неприятная, - говорил он. - Большая часть их живёт на красочном заводе - он появится по левую руку, если идти по железной дороге дальше на юг. Кстати, неподалёку от завода, также слева, находится пруд и Дулевский стадион, где развелось большое количество водных гадов... А справа от завода - парочка озёр, лесок и дачное хозяйство. Туда мы редко суёмся, там артефактов много, но и мутантов предостаточно, которых ползуны часто подчиняют себе. Убить ползуна можно лишь прострелив в нём с десяток дырок, изрубить на куски, раздавить или сжечь.


- Понятно. Только вот ещё что - в прошлый раз из-за "Ползуна" Саша почувствовала такую страшную головную боль, что не смогла сопротивляться. Да и мне, если честно, поплохело.


- Пси-мутант воздействует на мозг по-разному. Но чтобы воздействовать на всех пятерых сил у него не хватит. Мы его зажмём и прикончим. Единственное - он может создать фантома... Но я думаю, несуществующее в реальности нас не испугает, не так ли?


- Смотря, что он может создать, - заметила Саша.


- Они разнообразием не блещут. Вы что-нибудь видели?


- Человека, по виду - бомж какой-то. Он ещё нам рукой махал.


- Ну, значит этого бомжа мы скорее всего и увидим. Если только тварей там не несколько.


Таким образом переговариваясь, мы миновали девятиэтажку. Здесь Дмитрий остановился.


- Далее идём так - Юр, давай со мной, Саша в середину, остальные прикрывают сзади. Если что, - это он обращался только ко мне. - Всаживаешь ему в морду дробь и отбегаешь с линии огня, понял?


- Понял.


- Дробь твоя ему серьёзного урона не нанесёт, зато дезориентирует и мы его прикончим. И будь осторожен.


- Как мы поймём, что тварь здесь?


- По фантому. Ползун неспособен создавать фантома на расстоянии свыше десяти метров от себя. А создаст он его обязательно, едва заметит наше приближение.


Мы подходили к магазину и как раз в этот момент появился фантом. Тот же самый человек, коего мы видели, стоял на крыльце магазина и махал нам. Ни дать ни взять, хозяин магазина, который ждёт постоянных клиентов.


- К бою, - коротко приказал Дмитрий.


Я покрепче сжал рукоятку "Сюрприза".


При подходе к магазину фантом исчез и сразу же я почувствовал лёгкое... Как бы покалывание в голове. Дмитрий тоже поморщился от боли, однако быстро поднялся на крыльцо и вскинув автомат, вбежал в магазин. Я вбежал следом, готовый в любой момент нажать на курок, но твари рядом не оказалось.


- И где он? - спросил я.


Дмитрий внезапно отпрыгнул к кассам и подняв ствол автомата, принялся стрелять. Я тоже поднял дробовик, но в этот момент прилипшая к потолку тварь спрыгнула вниз и с грохотом приземлившись между стеллажей, направилась к нам. Передвигалась оно как амёба, быстро-быстро меняя форму, вытягивая щупальца и переваливаясь на бок, на "живот" и "спину", снова на бок...


- Стреляй! Стреляй! - заорал сталкер.


Я спустил курок раз, другой. Если от пальбы автомата у меня просто заложило уши, то грохот "Сюрприза" ударил молотом по самому мозгу не хуже пси-мутанта. Но главное, пули и дробь возымели своё действие - "мешок" с каким-то хлюпающим звуком ринулся в другую часть магазина, оставляя на полу чёрную студнеобразную массу.


Дмитрий быстро заменил магазин "Калашникова" и крикнув мне, чтобы я оставался на месте, кинулся следом за мутантом. Он настиг его, когда тварюга стремилась заползти за стеллажи, и открыл огонь практически в упор. «Мешок» пару раз дёрнулся и повалился на пол.


- Готов, - устало проговорил сталкер, пнув труп мутанта ногой. - Отлично сработано, Юркий. Кстати, мои выстрелы ничего не решали - он бы всё равно издох от ран, полученных благодаря твоей дроби.


- А? Что? - я ещё не отошёл от стрельбы. - Спасибо...


- Пойдём к нашим.


Сталкеры и Саша, оставшиеся на улице, встретили нас одобрительными воплями.


- Сделали его, да? - улыбнулся Максим, пожимая мне руку. - Поздравляю. А мы уж думали вам на помощь бежать, да боялись, что вы в пылу битвы в нас выстрелите.


- Ну, видно, моя месть не свершится, - заметила Саша.


- Я его за тебя пристрелил, - с видом бравого солдата заявил я.


Волчица резко взмахнула хвостом. Недовольна.


- О, благодарю! - с сарказмом произнесла она. - Ты ещё за меня есть начни!


Кое-кто рассмеялся.


- Ну что, пошли назад? - предложил Анатолий. - Ещё набежит сюда тварей стая, ну их в одно место.


- Пойдёмте отсюда, - согласился Дмитрий. - Наша работа выполнена.


Я перезарядил дробовик, Дмитрий - "Калашников", и наш отряд двинулся в обратный путь. Проходя мимо лесополосы, мы получили возможность лицезреть, как во все стороны разлетаются ошмётки мутанта, угодившего в капкан - гончий попал в аномалию, несколько раз попытался вырваться, но как-то быстро сдался и остатки твари долетели даже до дороги. Ничего особенного, Саша и то не дрогнула, а вот мне, если честно, поплохело. Просто на секунду представил себя на месте мутанта.


Миновав станцию, где задержались на пару минут, чтобы доложить Владимиру об уничтожении мутанта, мы вышли на ту же «Коммунистическую» и направились к заводу. Вспомнив предупреждение о мутантах на территории школы, мы с Сашей как по команде повернули головы в сторону двух обшарпанных жизнью и Катастрофой зданий, однако ничего особого не заметили. Зато буквально через минуту наткнулись на остатки стаи мутировавших собак, обгладывающих тела своих собратьев. Саша вскинула было АРУ, но Дмитрий сказал, что псы нам опасности не представляют сейчас, а значит, и трогать их не нужно. Эти твари хороши тем, что конкурируют со множеством других мутантов, а также резко снижают численность зомби и жмуров. Этакие «санитары» города. Ещё я заметил и другого "санитара" - зверька размером с кошку, который занимался тем, что обгладывал тела вместе с псами. Испытав небольшое удивление, я понял, что это и есть кошка, самая обычная лишённая шерсти уродливая мутировавшая кошка. Которая при нашем приближении схватила кусок мяса в зубы и быстро-быстро полезла на сосну. Забравшись на толстый сук сосны, она злобно смотрела на нас, махая голым хвостом.


И вот он, завод. Мы вышли к рынку, обошли его по дороге и выйдя на проезжую часть, добрались до зарослей аномальных растений, не забывая то и дело поглядывать на церковь за своею спиной. Катастрофа отыгралась на ней со всей своей демонической силой - купола давно разрушены и рухнули вниз, колокольня выглядит как средневековая башня, выдержавшая осаду варваров, вооружённых катапультами, забор, ограждающий церковь, проломлен, сад на её территории мутировал и уродливые деревья тянули ветви без листьев к небу. При входе я заметил фигуру. По-моему, фуррь, волк или пёс, одетый в невзрачный комбез и с винтовкой в лапах. Он хмуро смотрел нам в спину и мне казалось, что он едва сдерживается, чтобы не выстрелить в нас. Однако нарушить хрупкое перемирие между Фанатиками и заводскими этот субъект не осмелился.


- И это всё? - спросил я, когда мы продирались сквозь заросли по пути к проходной. - Вся ваша работа?


- Обычно да, - кивнул Дмитрий. - Однако иногда бывают экстренные вызовы, когда необходимо оказать помощь другим сталкерам, выживальщикам или даже Ликинскому автобусному. А ещё на улице Перегудова находится блокпост ДФЗ, туда тоже могут послать, если на них мутанты нападут или бандиты. Так что расслабляться особо не советую. Что поделаешь - работа такая.


- А что находится дальше, за церковью? - спросила Саша. - Мы на карте видели какой-то парк, а за ним... Как его... Ликино-Дулёвский лицей.


- Парк - обычный парк, раньше назывался парком Победы, да только потом его перенесли... Вот если бы не эти проклятые кусты, я бы вам показал - монумент как раз поставили возле завода. В парке много тварей неприятных, особенно гончих. Дальше магазин «Кристина», излюбленное место зомби, уж что их туда влечёт, не знаю. Только толпятся они за ним. Сама школа, ну или лицей, чуть подальше, на улице Кирова, и если не хотите расстаться с жизнью, туда лучше не ходить. Дальше - поликлиника по нашей же, восточной стороне дороги и школа номер два уже со стороны города. Туда тоже не стоит соваться, мутантов развелось уйма, - он вздохнул. - Между лицеем и поликлиникой - лес, он дальше на север и восток уходит, там, кстати, ещё в начале Катастрофы самолёт гробанулся... Как раз где-то за Ликинским стадионом.


- Самолёт? Наш?


- А чей же ещё! Пассажирский. В день Катастрофы-то помехи были охренительные, да плюс аномалии... Вот и рухнул. К нему бы пробраться, да не получается, уж больно лес этот поганое место! Дальше на север, к Лиазу ближе, идёт улица второй пятилетки, деревянные дома, и, наконец, ликинский стадион. И то, и другое - места обитания кучи мутантов... Ну всё, я словесную экскурсию могу закончить?


- Спасибо, - кивнул я. - Значит, по стороне ДФЗ лучше нам не ходить.


- В городе опасных мест не меньше, но там и лагерей больше. А восточная часть Ликино-Дулёво давно утеряна, её и не очищают. Аномалий там много и артефактов тоже, но риск слишком велик. Если уж вы по какой-то причине не можете идти по городу, а только там, то тогда идите по автомобильной трассе, не переходя её. Так менее опасно.


После быстрого досмотра, мы вошли в проходную.


- А чем на заводе можно заняться? - спросил я.


- Развлечений маловато, - задумчиво произнёс Максим. - Но есть. Можете посетить нашу "библиотеку", что сделана прямо здесь, на месте фирменного магазина. Можно посмотреть на бои мутантов...


- Стоп-стоп, - перебил я его. - Бои мутантов?


- Ну да, - кивнул гепард. - Отлавливаем некоторых и стравливаем. Можно даже ставки сделать.


Мда. Не сказать, чтобы это меня особенно удивило, но всё-таки как-то неприятно слышать такое. Надеюсь, людей или фурри они здесь не стравливают? А то как «Долг» - с виду хорошенькие, а сами...


- Ясно... Что ещё?


- Телевизор посмотреть. По заводу с полтысячи "теликов", хоть плазменных, хоть каких. Прямых трансляций, конечно, нет, но зато есть диски и видеокассеты, так что просмотр различных фильмов на самые непохожие вкусы вам гарантирован. Что ещё... Карты, шахматы, нарды... Компьютерные игры, кто хочет - приставки из магазинов мы давно стырили. Всё-таки хорошо, что есть энергетические артефакты - у нас прям настоящая жизнь.


- Эти артефакты во многом - благо, - заметил Анатолий. - Жаль, что рождены в таком дерьме.


Согласен. Не было бы Катастрофы, или если бы она хоть поменьше территорию обхватила, артефакты бы заняли такое широкое применение в повседневном мире... Одни энергетические артефакты чего стоят! А лечащие? А боевые! Вот тебе и "Сталкер"! Одним на артефактах можно бешеные деньги срубать, другим производство улучшать. Но Катастрофа есть Катастрофа. Теперь артефакты есть везде и лишь на них держится измученный мир...


* * *


Мы с Сашей заканчивали обедать, когда в цех вошла какая-то светловолосая женщина в обычной гражданской одежде и возвестила, что приближается гроза, поэтому всем "жителям" завода рекомендуется вернуться под свои крыши. Вздохнув, я встал из-за стола, сдал нашу посуду и вместе с волчицей вышел из столовой.


Тучи действительно приближались. Шли они с севера, со стороны микрорайона Лиаз - тяжёлые тучи несколько зеленоватого цвета, какие не видывал бы мир без Катастрофы. Обычно именно такие и несли в себе "кислотный" или "прожигающий" дождь, поэтому при их приближении стоило побыстрее найти себе подходящее убежище. Однажды я видел, как мёртвую собаку обратило в чёрное пятно на земле всего за десять-пятнадцать секунд не такого уж и сильного ливня. И что странно - действует только на живых существ. Правда, растения лучше приспособились, пусть жухнут, сереют, засыхают, но не умирают. А вот птице, животному, фурри или человеку под такой дождь лучше не попадать. Впрочем, нам-то что? Я беспокоился разве что за нашу общую знакомую лисицу, ведь Лена ещё не пришла. Хотя вполне возможно, что она вернётся ближе к вечеру. Если дождь не затянется... С другой стороны, ну не каждый же день ей провожать на завод новых выживальщиков?


Дождь начался, принеся с собой не свежесть, как обычно, а неприятный запах, чуть напоминающий вонь серы. Кто-то из заводских вытащил респираторы, однако мы с Сашей достаточно принюхались к этому запаху, чтобы обойтись без всяких фильтров. Сев на кровати и одолжив у одного из наших "соседей", человека по имени Константин, колоду игральных карт, принялись проводить время с Сашей игрой в подкидного "Дурака". За шесть месяцев мы оба потеряли былые умения, даже если у Саши они и были, так что наша игра оказалась равна. Что же, лучше уж предаваться подобным бескровным поединкам, чем постоянно бегать от орд мутантов.


Полчаса мы провели за игрой, покуда капли нечастого дождя барабанили по крышам зданий и земле, собираясь иногда в дурно пахнущие зеленоватые лужи. Признаться, кислотный дождь - явление достаточно редкое, однако очень неприятное. К счастью, подобные ливни длятся недолго. И вот тучи двинулись дальше, струи прекратили литься на землю и лишь кое-где всё ещё стекали вниз. Дождь прекратился и вместе с этим жизнь завода вернулась в привычное русло.


Оставив Сашу одну, я решил прогуляться по заводу. Сказано - сделано. Выбрав южное направление, я побрёл туда, обходя по пути быстро исчезающие лужи. Никто на меня не обращал внимания, кроме сталкеров, собравшихся у своего склада и занимавшихся тем, что играли в карты на обесцененные деньги. Чуть дальше встретил девушку лет двадцати, направляющуюся в северную часть завода. Казалось бы, ничего особенного, только вот шла она под грохочущую из плеера музыку - видимо, работающего либо на батарейке, либо на осколке энергетического артефакта. Если честно, за шесть месяцев я отвык от подобного... Интересно, а сколько стоит здесь музыкальный плеер? Или они бесплатные?


- Эй, сталкер! Что слоняешься без дела? Иди сюда!


Голос Максима я после нашей "экскурсии" узнал бы где угодно. И действительно - гепард стоял позади меня, держа в лапах вытянутый светло-серый цилиндр.


- Здорово, - он подкинул предмет в воздух и ловко поймал его одной левой. - Слушай, сгоняем с тобой сейчас на картонажку? Я вот эту игрушку им несу. Они новую очистительную установку запускают, им фильтры нужны.


- Нам с Сашей запрещено покидать территорию завода...


Гепард вылупил глаза.


- А кто её покидает? Я знаю границы территории ДФЗ, туда можно. Ну, в крайнем случае, я скажу, что тебя уговорил... - он подмигнул. - Ну что, пойдёшь? Заодно с тамошними познакомишься. Дельные парни!


Я всё равно хотел осмотреть территорию завода... Так почему бы и не пройтись с этим сталкером?


- Лады, - кивнул я.


- Пойдём к восточному выходу.


Восточный выход представлял собой невысокое здание, в котором по-видимому раньше сидела охрана, а теперь расположились трое сталкеров, рядом - снесённый шлагбаум и высокая металлическая решётка, которая с помощью лебёдки отодвигалась и освобождала путь либо пешим выживальщикам, либо технике. Сейчас ворота оказались как раз открыты, поскольку через них проезжал квадроцикл.


- Разведка и доставка в одном лице, - бросил гепард, когда мы вышли за ворота. Квадроцикл нёсся куда-то вправо, на юг. - Это Алмазов Юрка на дальний блокпост отправился.


- Что ещё за блокпост?


- Да так... Там раньше то ли песок, то ли щебень, то ли ещё что добывали... Административное здание, вышка, да всё это бетонкой огорожено. Так-то ничего особенного, но место это с давних времён лагерем служило, вот и сохраняем.


- С давних времён?


- Со времени Катастрофы, - отмахнулся гепард. - А что, разве с её момента не прошла уже целая вечность?


- Шесть месяцев - не вечность.


- Поверь, вечность. Ты московский, не так ли?


- Ну да.


- Ну вот... У вас там и заводов много, и предприятий, метро есть... Боеприпасы, танки-пушки-пулемёты... А у нас? Оружейный магазин в Орехово, полиция да то, что нам сейчас привозят. У вас, говорят, все с "Калашниковыми" ходят, а у нас каждый патрон на счету.


- Зато в Москве и твари сильнее, аномалий больше...


- Это как посмотреть, - хмыкнул фуррь. - У вас город большой, естественно, что и опасностей больше, чем у нас. А нам и так хватает. Хотя у нас дела лучше, чем в Орехове...


- Орехово? Случайно не Орехово-Зуево?


- Оно самое. Как на север ехать, через Лиаз, что микрорайон, мимо «ЛиАЗа», что завод, так и окажешься в деревне Кабаново, - пояснил Максим. - Вот через Кабаново по главной дороге, либо по «железке» можно добраться до Орехово-Зуева.


- Я на карте видел.


- Ага. Город, конечно, больше нашего, скучённость страшная, потому и мутантов там до хрена и выше. Вот там реально тяжело жить. А здесь так, детский сад, ясельки.


- Как «Кордон» в «Сталкере»?


Гепард направил на меня свои вертикальные зрачки и на морде его появилась улыбка.


- Тоже играл? Ага, как Кордон. Или знаешь, здесь больше подойдёт Бар с Дикой территорией вместе. Артефактов здесь не слишком много, но есть, даже ценные попадаются, мутанты сильные, однако не такие, как в Припяти, безопасные места имеются... Точно завод "Росток", только больше.


- Ну да, ну да, - проговорил я, задумываясь над другим вопросом, который не замедлил сказать вслух. - Слушай, а чего вы с «ЛиАЗа»-то ушли?


- Дисциплина замучила. "Лиазовцы" уж больно военизированные. За пределы завода не выходить, выживальщиков без специального приказа не приводить, за каждый патрон расписываться, как потратил, про топливо для машин я вообще молчу. Тьфу. С одной стороны, всё правильно, но достало, - он провёл лапой по горлу. - Вот так.


- Понятно.


Мы перешли через железнодорожные пути, по которым на завод когда-то доставлялись необходимые для производства грузы, и оказались перед видавшей виды металлической стеной, над которой возвышался почерневший грейферный кран. Чтобы пройти на картонажку, пришлось идти налево, к главным воротам. Пока шли, Макс успел произвести ещё одну "экскурсию".


- Впереди, прямо за этими пятиэтажками, наша "деревянная часть города". Мы туда редко ходим, вам уже объясняли, почему - тварей слишком много. А прямо за картонажкой ещё куча деревянных строений, относящихся к так называемой «собачьей зоне».


- Как я понимаю, там много собак?


- Собаки, кошки, козы, гуси, коровы и другие мутировавшие не-антро животные, - кивнул гепард. - Когда Катастрофа только ударила, о них позаботились меньше всего. Большинство - обычные зомби, но есть монстры и похуже. Например, адские кобылы.


- Лошади?


- Лошади и лоси. Мутировали они за эти шесть месяцев удивительно сильно.


- Тарками стали?


- Хуже. Во всяком случае, кажутся похуже. Они хищники, они быстрые и они почему-то чрезвычайно тихие. Пожалуй, одни из самых опасных мутантов. Живут в лесу, что ты можешь видеть прямо отсюда, но в город не выходят. Бегают позади лицея, поликлиники, старой лесопилки и Ликинского клуба, что как раз напротив фабрики, от неё лишь старыми домами да трассой отгорожен. И самое интересное, место падения самолёта эти твари почему-то избегают. Проверено.


- А поточнее скажешь, где этот самолёт рухнул?


- Поточнее... Вот как идти по восточной стороне, мимо лицея, мимо поликлиники, мимо деревни, выйдешь к стадиону, - я кивнул, припоминая карту. - Как раз рядом со стадионом и будет детсад бандитский... О, как сказал-то хорошо... Кхм... Так вот, не доходя до детсада надо повернуть на восток и пройти по лесу. И выйдешь. А тебе-то зачем?


- Да просто интересно.


Мне и вправду было интересно.


К этому времени мы оказались возле ворот картонажки, около которых дежурили двое - молодой высокий парень с каштановыми волосами, по-моему, лет восемнадцать-девятнадцать и гепард, чуть постарше человека, но на голову его ниже. Оба вооружены охотничьими ружьями, к ремням, придерживающим замызганные джинсы пристёгнуты кобуры с пистолетами. А вот одежда обыкновенная, никаких броников нет.


- К Роману Анатольевичу, - коротко бросил Макс. Охрана кивнула и разошлась в стороны.


Первое, что открылось моему взгляду - стоявшее на рельсах чудо(вище) инженерной мысли постапокалипстического мира. Немного данная штуковина напоминала "Газель" с тяжёлыми металлическими колёсами, имевшую бронированные борта и кабину, а также металлический "стакан" на крыше, из которого торчал крупнокалиберный пулемёт, пялясь хищным стволом в небеса. В правом борту оборудована металлическая дверь. Судя по всему, данная машина двигалась с помощью парового двигателя, ибо позади "стакана" торчала невысокая труба. В общем, заплывший жиром гиппопотам, наверняка медленный и жрущий топливо литрами, однако вполне способный защитить свой экипаж от когтей и зубов мутантов, что дорогого стоило.


- "Черепаха", - взмахнул лапой гепард. - При необходимости может оказывать поддержку всей юго-восточной части завода, откуда зачастую на нас прут орды мутантов.


- А до блокпоста сможет добраться? Что на станции?


- Может, но для этого у нас есть две лёгкие дрезины. Они ставятся на шпалы на заводе. У ДФЗ нет автомобилей для рейдов в город, лишь мотоциклы и квадроциклы, это тебе не «ЛиАЗ». А вот дрезины - отличное средств для передвижения, да и безопаснее они машин. Кстати, те парни управляют данной милашкой.


Возле крана обнаружились двое людей. Один, приятного вида молодой мужчина, поднялся и пошёл к нам навстречу. Одет он был в сталкерский комбез и военные бутсы, к поясу пристёгнут пистолет. Всё-таки заводские недостатка в оснащении не испытывают.


- Знакомься, - кивнул мне гепард. - Роман, однако он предпочитает, чтобы его звали по прозвищу. «Водила». Водила, это Юрий Талов.


- Водила? Неплохое прозвище, - я протянул ему руку.


Мою ладонь сжали металлические тиски.


- Здорово, - кивнул Роман. - А ты что, новый член нашего маленького общества?


- Ага, - ответил ему Макс и протянул свой цилиндр. - Кстати, держи подарочек. С ним сегодня сыскали артефактик, вам фильтр выдали!


- О! Отлично. А то сейчас воду отфильтровали, а пить побаиваемся, фильтры-то старые, месяц уже похают!


- Ты знаешь что, Юр, заберись вон на то здание и оглядись-ка, - ткнул когтем в сторону гепард. - Оттуда далеко видать, как раз может кое-что интересное и найдёшь. А я пока помогу им фильтр приладить, а то у этих руки растут из одного понятного места.


Территория картонажной фабрики оказалась достаточно небольшой, что и неудивительно - не шик какое предприятие. Разместилось здесь всего тридцать-тридцать пять выживальщиков, из них всего десять фурри. Из оружия преимущественно охотничьи ружья, разве что у одного чёрного волка с расцарапанной мордой в лапах какая-то снайперская винтовка. Хотя маленькая территория картонажки сыграла свою положительную роль - здесь не было аномалий. Зато они отыгрались на территории за заводом, особенно облюбовав деревянные дома, вид на которые открывался с крыши одного из зданий, куда меня любезно пригласил Данила - тот самый чёрный волк. На картонажке он был чем-то вроде главного наблюдателя, задача которого состояла лишь в одном - посматривать, чтобы со стороны раскинувшихся позади завода деревянных домов не полезли мутанты.


Стоя на крыше, я взглянул в одолженный у волчары бинокль сначала на деревню, где за поваленными заборами сверкали аномалии и бегали неприятного вида твари, затем перевёл вправо - два озера, чистое, неподалёку от которого стоят металлические гаражи, и чуть подальше ещё одно, поменьше, но всё заросшее кустами. Там и тут висели над водой аномалии. Чуть вдалеке, уже за деревней, виднелся упомянутый Максом "блокпост": огороженное бетонным забором площадь, в центре находилось административное здание и неподалёку от него высокая вышка. И повсюду между деревянными домами бегают мутанты. Видимо, животинка, что там жила и которую никто спасать не стал, принесла потомство.


Переведя бинокль влево, я с минуту любовался на фарфоровый завод, пятиэтажки и церковь и наконец-то посмотрел на лес, про который говорил Максим. Он-то меня и интересовал больше всего. Хотя смотреть тут нечего - через тропинку, отделявшую лес от "деревяшек", начинались вновь исковерканные сосны и ели, порыжевшие или посеревшие. Опять-таки, куча аномалий, куда же без них? Но вот мутантов нет. По крайней мере, я никого не увидел. Зато обнаружил иное - почти у края леса лежала опрокинутая легковушка, причём брошенной здесь она не выглядела.


- Вот так и сижу тут, как ворона, - тем временем говорил волк, видимо, желая мне излить свою душу. Судя по настойчиво исходившему от него запаху спирта, не без причины. - Целыми днями пялюсь вдаль... Даже пострелять ни по кому не могу. Что за жизнь?


- Спасибо, очень интересно. Отсюда... Эм, хороший обзор, - оборвал его я, передавая бинокль. Выслушивать полупьяного фурря мне отнюдь не хотелось. - Но мне пора.


- Эх, ну и молодняк пошёл, - оскалился волк, хотя "молодняк" был ему ровесник. - Ну и иди отсюда... Сталкерюга.


Он вновь приложился к биноклю и застыл, осматривая местность. Что поделаешь, водка она и в постапокалипсисе водка.


- Ну как, налюбовался? - спросил меня Максим, когда я спустился на землю. Он, видно, покончил со своей работой. - Дело своё мы сделали, пойдём отсюда? Ромка, ты не против?


- Да идите, - кивнул человек. - Передавай привет Сергей Захарычу!


- Обязательно! Пошли отсюда.


Мы вышли за ворота картонажки и отправились обратно ко входу на территорию ДФЗ.


- Ну, видел что-нибудь необычное? - спросил меня фуррь.


- Да ничего такого... Разве что машина валялась у кромки леса.


- Вот это я и имел ввиду. Наша работа.


- Ваша?


- Неделю назад здесь бандитская мразь раскатывала. Нашу территорию осматривала или в деревню собралась, вот уж не знаю. Только вот не повезло им. На третий день из леса накинулись на них две адские кобылы и вытащили из машины. Были там стрелок, водитель и какой-то собиратель, судя по всему. Расправились с ними за пару секунд, а машину перевернули и обратно в лес убрались.


- Неплохо.


- Мутанты, что с них взять? Так что если внезапно раздастся на заводе вой сирен и будет приказ всем имеющим оружие пройти к восточному входу - беги туда, если ты не сука трусливая, - он на секунду как бы задумался, затем продолжил. - Мутанты на нас редко нападают, но если атакуют, то большими стаями. И от наших пуль зависит, сколько будет потерь и будут ли они вообще.


- То есть, если нападут мутанты, бежать на помощь? Это и так понятно.


- Ну и отлично, - тяжёлая лапа гепарда приземлилась мне на спину. - Я знал, что ты нормальный мужик. А теперь мне надо отчитаться перед нашими главными. Я надеюсь, ты дорогу до цеха сам найдёшь?


- Иди-иди, - кивнул я. - Благодарю за прогулку.


- А, ерунда. Больше знаешь - значит, ещё сможешь поспать! Удачи!


Он ушёл, лениво помахивая хвостом из стороны в сторону. Я же направился к своему цеху. Лужи, оставшиеся после дождя, подсохли и количество вышедших из своих убежищ обитателей завода увеличилось. Тут сталкеры ходят, тут группа работников, судя по всему, понесла какие-то канистры, там за деревянным столом тигр уселся и читает какую-то книгу.


Саша, видимо, тоже решила времени зря не терять. Волчица валялась на своём матрасе, положив правую заднюю лапу на левую и поигрывала в своего зайца, которого держала на животе. Комбез и бутсы она сняла, оставшись в чёрной майке и коротких синих шортах, которые непонятно где достала, чем поначалу достаточно удивила меня. Задумала поменять имидж? Но разгадка такой смены одежды оказалась вполне простой - причина явственно угадывалась в хорошо вымытой и причёсанной шерсти, чистых ушах и чуть-чуть завитых усиках. Да, признаться, такой я её никогда не видел.


- Здешний душ - просто чудо, - отложив игрушку, изрекла она, когда я подошёл. - Ты бы тоже сходил. Знаешь, это так классно...


- Потом схожу. А ты, значит, уже обжилась?


- Ага. Знаешь... Думаю, я здесь задержусь.


- Ну, я тоже уходить не собираюсь. Пожалуй, здесь вполне можно жить.


- Отлично! - с неподдельной радостью выкрикнула самка. - Кстати, Сергей Захарыч обещал специально для меня создать ещё один образец АРУ, с "Синей сферой" в качестве артефакта. Чтобы стрела летела быстрее и дальше.


- Ну что же, пускай делает.


- А ты сейчас куда уходил?


- Да так, - я махнул рукой. - С Максом зашли на картонажку.


- И как она выглядит?


- Да обычно. Обнесённая забором территория, несколько зданий, кран и железная дорога, - про дрезину я умолчал. Саша не поклонница игр серии "Метро", но любопытство наверняка потащило бы её "просто посмотреть". - Этакий блокпост, что нас от деревни ограждает.


- Деревня за заводом? Помню-помню, на карте видела. Эх... Вот бы туда сходить. Судя по рассказам, там артефактов неисчислимое количество.


- Ага, да. И мутантов не меньше. Останутся от тебя рожки да ножки.


Я присел на край своей "кровати".


- Неромантичный ты, - улыбаясь, продолжала самка. - Мы могли бы взять с собой упаковку сосисок... Подкормить мутантов и когда они привыкнут к нам, устроить под их охраной шикарный пикничок!


- Мечтай-мечтай, - покачал я головой. - Сама же знаешь, мутантов приручить нельзя.


- Ну и не приручай. Юр, у тебя совершенно нет фантазии.


Она замолчала, уставившись в потолок цеха. Я тоже не стал больше разговаривать - не о чем было. Впрочем, недолго.


- Нервозность во мне какая-то, - неожиданно продолжила волчица потускневшим голосом. - Всё никак не могу осознать, что мы в безопасном месте. Я же родом из Куровского, не из Москвы, как всем говорю. До сих пор помню первые дни Катастрофы как вчерашний...


Я не стал её прерывать. Чувствовалось, что волчице надо выговориться. Что вполне естественно. За всё время нашего совместного пути мы мало разговаривали - то мутанты поблизости, то нужно куда-то бежать, то отстреливаться, то спать и жрать. Да и о прошлой жизни говорить особо-то не хотелось. Как там поётся... "И в памяти лица близких нам людей, праздник ярких флагов, звонкий смех детей. Всё утихло, остались слёзы среди камней".


- Жизнь была у меня обыкновенная, - говорила она. - Как у всех. Училась на преподавателя английского языка - есть у меня к этому склонность, испытывала тёплые чувства к одному знакомому лису, с родителями общалась, но как-то отстранённо, тоже как у всех... В день Катастрофы я решила сходить за хлебом. Ну по пути в магазин и накатилось... Первое, что вспоминается - странный гул в ушах, как будто ветер ураганный задул, а затем меня обрушило на землю. Сам знаешь, как это было... Деньги просыпала, я с собой мелочёвкой набрала, "бумажки" тратить не хотела, ну ещё не понимая, что происходит, принялась их собирать. Тут-то рядом со мной аномалия и появилась. Огненная, мигом и снег, и асфальт, всё проплавила. Слава Богу, я опомнилась, успела отпрыгнуть чисто на инстинкте самосохранения. Очумело кручу по сторонам - тут легковушку закрутило в воздухе, там автобус на бок валится так ме-е-едленно, рядом прохожего взрывом на остановку откинуло, он так в неё врезался, сразу душа наружу... Ну и мутанты поперли. Бросилась домой, раз - собака на пути, не-антро, конечно, лапами машет, задыхается, а я-то что... Я-то помочь не могу!


Я повернулся к ней. Волчица лежала, закрыв лапами мордочку и коротко всхлипывая.


- Саш... Не надо...


- Оставила её, пошла дальше - слышу, рычание за спиной, - глубоко вдохнув и немного успокоившись, продолжила она. - Обернулась - собака эта... Зубы скалит, на меня смотрит, слюна капает. Я - бежать, она за мной. Уж не знаю, сколько мы неслись, только она потом отвлеклась на какого-то несчастного человека, прыгнула на него и в глотку вцепилась. Я в шоке бегу, даже не подумала на помощь прийти... Да и нечего бы я там уже не сделала. Домой прибегаю, дверь открыта. Мать чемоданы собирает, отец уже вышел, машину нашу, «Волгу» столетнюю подгоняет к подъезду. Уж собрали в спешке деньги и документы, вниз - а там нас ждали. Знаешь, в экстремальных ситуациях что люди, что фурри, все зверями становятся. Короче... Папу вытащили из машины, да какой-то ублюдок тюкнул ему по голове молоточком, и всё, нет у меня отца. А сами уехали... Впрочем, недалеко. Я когда уходила из города, видела остатки машины - её аномалией разорвало на части, навряд ли там кто уцелел.


- А почему ушла?


- До весны жила в Куровском. Мать в марте погибла, родни не было, вот тогда и решила уезжать. Я наткнулась на маленькую группу выживших, которые собирались покидать город, вот и попросила взять с собой... Взяли. Бесплатно, кстати. Не могла я там больше оставаться, Юр, не могла. Пусть даже и сожрали бы меня по дороге - не могла.


- И плутала до тех пор, пока не встретила нас?


- Пришлось... Днём шла, ночью забивалась в щели и дрожала, сжимая лук.


Она поднялась, смахнула слёзы.


- Ладно, пойду, схожу в столовую. Возьму что-нибудь вкусное.


- Мне с тобой сходить?


- Не надо, Юр. Я одна побуду...


Может, стоило мне всё-таки сходить с ней, но раз «не надо», значит, не надо. Когда Саша ушла, я сам встал и чтобы хоть чем-то себя занять, принялся знакомиться с нашими соседями. Ничего особого в них не было - люди как люди или фурри как фурри. Большинству - лет тридцать-сорок, и почти все уроженцы именно этого города. Оно и понятно, иначе чего бы им здесь оставаться? Каждый из них воюет за свой дом... Да, воюет. Ибо борьба с порождениями Катастрофы есть самая настоящая война.


Слёзы - слабость? Не думаю. Во всяком случае, не такие. Потому что слабые в нашем мире не выживают. А у Саши пока неплохо получается.


* * *


За шесть месяцев жизнь заставила меня забыть слова «лень» и «безделье». Так что даже на заводе я не мог просто так полежать. Следуя совету Саши, помылся, пообедал, сходил в местную библиотеку, поговорил с Алексеем, который поинтересовался, как у меня дела, вернулся в наш цех с грудой книг, в общем, делал всё, чтобы занять себя. Так со времени возвращения на завод после обхода и до ночи и провёл я три дня. За это время нас начала узнавать малая часть обитателей завода, говорить «здравствуйте» и «доброе утро», Алексей гордо объявил, что наша «проверка» окончена и мы теперь вольны действовать на заводе по своему усмотрению (естественно, не выходя за рамки правил), а Саша всё чаще стала уходить куда-то и возвращаться лишь под вечер. Однажды я решил проследить за ней и обнаружил, что она с Максимом часто уходит в южную часть завода. Хм... И на кого будут дети похожи? Хотя на деле ничего такого - обычно при таких браках рождается либо пятнистый волчонок, либо серый гепард.


В общем, жизнь на заводе оказалась не такой уж и плохой. Прошло три дня с тех пор, как мы пришли сюда - успели походить по городу с членами "Рассвета", успешно уничтожили с десяток мутантов, набрали артефактов... По вечерам читали книги или смотрели фильмы. Я иногда ходил на картонажку - тамошние рассказывали неплохие истории, которые каждый видел (по крайней мере, уверял, что видел) своими глазами или слышал из первых уст. Вертушка доставила боеприпасы и продукты питания. Экипажу сдали пару десятков артефактов и лапы Крюгера, отправленные учёным на изучение. И всё бы хорошо... Только отвыкли мы с Сашей от такой жизни. От общения, от дружеских рукопожатий, даже от безопасности. По-прежнему малейший шорох заставлял волчицу настораживать ушки, пока я вздрагивал и ощущал сиюминутную потребность взять в руки пистолет. По-прежнему мы с ней спали, подложив под подушки ножи. Что поделать... Катастрофа не просто сделала мир другим - она изменила и его жителей, и их сознание.


Поскольку делать после походов всё равно нечего, я чаще стал разглядывать карту города и ещё больше расспрашивать его жителей. Как оказалось, делился Ликино-Дулёво не только по районам, но ещё и на по географическому принципу - на западную часть и восточную. Когда-то давно, в восточной части города существовала железнодорожная ветка - по-моему, продолжение той, по которой ходили поезда на ДФЗ. Тянулась она через весь город до самого Лиаза, отделяя деревянные дома, которыми наполнена восточная часть, от стены леса. Лес же тянулся и вовсе от красочного завода и всё дальше, дальше и дальше на север. Потом эту дорогу разобрали и вся нагрузка легла на западную ветку, а местные жители растащили шпалы и от восточной не осталось ничего, кроме стремительно зарастающей после Катастрофы широкой земляной дороги, по-прежнему отделяющей дома от первых деревьев леса. Как я понял из рассказов и описаний, делился на восток-запад город по той самой дороге, которое мы переходили, чтобы попасть на завод. Кстати, и ДФЗ, и "ЛиАЗ", лицей, поликлиника, больница, многие школы - всё это находится очень близко к шоссе. Сами жители по праву называют его "главной дорогой".


В Лиазе, правда, географическое правило нарушается - от железнодорожного моста над дорогой разделение идёт уже по железнодорожной насыпи, поскольку сам завод занимает почти всю западную часть города (там от моста и до проходной «ЛиАЗа» лишь пять-шесть девятиэтажных домов, школа, новая поликлиника, да пара магазинов, и то за ними расположена южная часть завода, которая, начинаясь от болот, уходит всё дальше на север и восток - постепенно расширяясь и выходя прямо к шоссе с востока и к границе города с севера). На востоке находится большинство домов, из которых больше всего девятиэтажек. Вообще, в микрорайоне Лиаз количество девятиэтажных зданий выше, чем в Ликино и Дулёво вместе. Лагерей там тоже больше, поскольку «лиазовцы» обладают достаточным количеством людей, техники и оружия, чтобы удерживать многие районы. Кроме территории самого завода, парка и небольшого рынка, находящихся на противоположной стороне дороги, они ещё контролируют бывший кинотеатр «Мир», который расположен глубоко в восточной части города, между древними двух, трёх и пятиэтажными зданиями и более современными девятиэтажными. Хотя «современными», конечно же, в кавычках. Детсады и школы, увы, утеряны, захвачены мутантами. Однако "ЛиАЗу" удалось получить контроль над ещё несколькими важными пунктами - стоматологической поликлиникой, находящейся в северо-восточной части города, рядом с хлебопекарней и стадионом, также заполонёнными мутантами, отстрел которых лиазовцы и ведут, а также над магазином «Пятёрочка», расположенным на востоке практически у насыпи. Это позволяет им удерживать данный район от бандитов.


Лагеря сталкеров также были отмечены на карте, но большинство их находилось в районе Ликино, обычно на равном расстоянии от западной ветки и шоссе. Расчёт здесь простой - с болот, то есть с запада, постоянно лезут мерзкие твари, а на востоке не только тварей много, но и бандитов предостаточно.


Сама железная дорога, огибая микрорайон Лиаз, в конце концов раздваивается - сначала перед городским кладбищем, затем ещё раз за ним, как бы беря его в «кольцо», или, лучше сказать, в квадрат. За кладбищем вновь начинаются болота и леса, здесь территория города заканчивается. И что там находится теперь, мне никто сказать не мог. Хотя из Орехова один-два раза приезжали группы сталкеров, но путь этот долог, очень затратный и чрезвычайно опасный.


За все дни, я настолько изучил данную карту, что мог бы спокойно прогуливаться по всему городу, не боясь, что заблужусь - если бы надо было. Но за три дня мы ни разу не меняли маршрут. Выходя в Дулёво, мы проходили через старое кладбище, с него выбирались на улицу «Коммунистическую», доходили до станции, где нас обязательно встречали Лена или же сам Владимир, и по той же дороге возвращались назад. Если честно, такой путь мне начинал надоедать - никакого разнообразия! Нет, может, оно и к лучшему, но всё-таки... Не хотелось бы дать моим знаниям захиреть. Хотя возможно, потрясение Катастрофы повредило что-то в моём мозгу, если я захотел приключений на свой "асс", как высказывался Максим.


Однако четвёртый день развеял наши фантазии о спокойной жизни. Потому что рано утром мы стояли возле старого и давно не работавшего фонтана, расположенного перед проходной, позёвывая и посматривая на нашего командира.


- Поясняю ситуацию, - говорил Дмитрий, расхаживая перед своей группой. Почему-то он показался мне слишком взволнованным, каким-то взбаламученным. - Бандитская сволочь устроила лагерь в доме тридцать четыре по улице Советской. Для тех, кто не знает, - понятно, к кому он обращался. - Этот дом старой постройки расположен чуть северо-восточнее старой фабрики. Находится там краеведческий музей, с другой стороны дома - мили... Тьфу, полицейское отделение, к сожалению или счастью, почти полностью разрушенное. Одно время там был лагерь сталкеров от "ЛиАЗа", но затем они по соглашению оставили это место. И вот... Музей - последнее каменное здание на границе Ликино и Лиаза, остальные деревянные, не считая магазина "Низок".


- Сам "Низок" давным-давно захвачен гончими... А какой лагерь был! - шепнул мне Максим.


Сам музей, да и "Низок" я видел на карте и хорошо запомнил их расположение. Первый - с западной стороны города, отделённый от железной дороги несколькими домами, да гаражами, занимающими большую площадь. "Низок" - крупный магазин, по-моему, стройматериалов, высится на восточной стороне города.


- У них под контролем уже детсад. Если они захватят хотя бы ещё одно здание с восточной стороны дороги, то тогда смогут разделить Дулёво и Лиаз, - задумчиво произнёс Анатолий. - А это значит...


- Значит, что нам будет плохо, - закончил за него Дмитрий. - Поэтому чем раньше мы уничтожим бандитов, тем лучше. Действовать будем тремя группами. От ДФЗ - наша и "Охотники", от "ЛиАЗа" выходит группа "Бета". Бандитов по нашим данным всего семь-восемь, так что мы должны будем с ними справиться без особых проблем.


- "Охотники"? - нахмурился Макс. Видимо, это и для него была новая информация. - Они же уничтожают мутантов! Они не солдаты!


- А ты солдат? К тому же, мы отправляемся глубоко в Ликино. Кто его знает лучше "Охотников"?


- Когда они с нами встретятся? - спросил я.


- На выходе с территории завода, ровно через пять минут. Так что всем перепроверить оружие - и за мной.


Я посмотрел на часы, показавшие без одной минуты восемь. Рановато у сталкеров начинаются дела. Раньше мы выходили в девять, начале десятого. Впрочем, работа постовых началась ещё раньше.


Не знаю, как я отнёсся к этой информации... С одной стороны, опасно, да. Но с другой... Я засиделся на заводе. Нет, я не идиот, чтобы зря рисковать своей жизнью - но и быть "попкой на насесте" неохота. Судя по тому, как Саша скалила зубы, хитро прищурив глаза, она тоже истосковалась по настоящей работе. Тем более, что к бандитскому отродью мы относились крайне отрицательно. И это я очень сильно смягчил. Я понимаю, когда убивают для выживания: убивают того, кто наставил на тебя ствол, того, кто сошёл с ума, того, у кого есть пища, когда ты не брал в рот несколько дней ни крошки. Но бандиты в большинстве своём убивают лишь из прихоти, обворовывают тех, у кого и так ничего нет. Подобную мразь надо мочить, иначе она расползётся во все стороны.


В группу «Охотники» входили пятеро. Всего там три человека и два фурри.


Главным в «Охотниках» был Михаил Алексеевич - мужчина средних лет без каких-либо примечательных черт лица, одетый в лёгкий комбинезон, вроде бы даже не кустарный. По-моему, высокой защитой он не обладал, зато не стеснял движения, как мой. Вооружён Михаил оказался «Сайгой-12». На мой взгляд, не лучший выбор, хотя я бы не слишком удивился, узнав, что в это оружие вмонтирован кусок какого-нибудь артефакта, повышавшего его боевые характеристики.


Ещё один член команды - Константин Абрамов, сильно бородатый мужик лет сорока пяти, чьё лицо всё покрыто множественными морщинами. Вооружение у него оказалось крайне нестандартное - ППШ-43. Да-да, именно ППШ. Уж не знаю, откуда они достали такую рухлядь... Кстати, как я выяснил уже позже, оружие совсем не простое - переделанный под более современный патрон пистолет-пулемёт был вдвое тяжелее, но зато и вдвое мощнее, чем в "прошлой жизни". А вот комбез на Константине какой-то потёртый, шитый-перешитый и, по-видимому, ещё старее и хуже наших. Над левым нагрудным карманом приколот значок в виде красной звезды. Коммунист, что ли?


Третий - Борис Григорьевич - ничем таким особым не отличался. Этому человеку лет тридцать пять, чёрные волосы коротко подстрижены, лицо гладко выбрито. Вооружён, по-моему, лучше всех, поскольку держит в руках "Калашников" без приклада. К поясу пристёгнута кобура с пистолетом и сигнальной ракетницей.


Четвёртый член группы заставил меня вздрогнуть. Виктор Болтов. Это был крупный чёрный волк в неплохом комбезе, вооружённый МР5. Это не такой уж и редкий образец оружия, но в тот момент меня ошарашило даже не это. У волка не было левого глаза. Вообще - ото лба и до щеки левую часть его морды рассаживал белый шрам, а на месте глаза зияла впадина. К счастью, он постоянно его... Её щурил, словно бы стесняясь своей раны.


К счастью, у пятого и последнего члена группы всё было на месте. Лисица бурого окраса, зеленоглазая, на длинном пушистом хвостике белая полоса. Одета в лёгкий комбез, а вот вооружение нестандартное. Длинноствольная винтовка со снайперским прицелом и глушителем, тоже кустарного производства. Под взведённым курком посвёркивает "Синяя сфера". Звали лису Мария. И фамилия подходящая - Стрелкова. Уж не знаю, настоящая ли, или она сама её придумала...


После знакомства, наши отряды двинулись в путь. Миновав дорогу, по пути полюбовавшись на то, как сверкает рядом с киоском с мороженым «двойной капкан», который наблюдался уже второй день и вполне мог вскоре преподнести нам артефакт, мы поспешили выйти на старое кладбище. Распугав парой выстрелов кучку грызунов, грызущих труп убитой вчера Сашей мёртвой собаки, прошли дальше. Вот что мне нравится в этом городе - аномалии все видимые и местоположение своё редко меняют.


Не доходя до помойки, мы завернули на узкую тропинку, поросшую колючими зеленовато-коричневыми растениями, и, обойдя «Карусель», оказались между двумя пятиэтажками.


- Сейчас обойдём детский сад - и выйдем к лесополосе, - произнёс Михаил Алексеевич. - Всем соблюдать осторожность.


- Детсад лучше обойти с восточной стороны, возле дома пятьдесят восемь, - вставила Мария.


- Пятьдесят восемь? - переспросил я. - А он ведь на улице Кирова, не так ли?


- Карту ты смотрел, молодец. Девятиэтажка, ты её сразу узнаешь - она здесь одна такая, - кивнул Дмитрий.


Да, это здание я видел, но мне и в голову не приходило, что это дом Лены. Бывший дом. Сейчас же возле него крутились различные аномалии, а в переплетении квартир наверняка устроились на днёвку какие-нибудь твари.


Мы ещё ни разу не проходили здесь, так что я в первый раз получил возможность рассмотреть это здание в "полной красе", а не только с пятого по девятый этаж. Ничем таким оно от любой другой девятиэтажки в городе не отличалось, но всё равно приковало моё внимание. Нет, наверное, жизнь на заводе всё-таки расслабила меня.


- Назад! - рявкнул Виктор, вскидывая свой пистолет-пулемёт.


Чисто на инстинктах, я развернулся, глазами выискивая цель и одновременно вскидывая дробовик. Чисто на инстинктах, я выстрелил одновременно со сталкерами. Пули и дробь ударили в тело мерзкого создания небольшого размера, серого уродца, отдалённо смахивающего на человека. Череп лопнул, выплеснув чёрное содержимое на землю. Тело разорвало на части пулями и тварь упала прямо передо мной, протянув скрюченные конечности с длинными пальцами. Покрытое серой чешуёй создание слабо напоминало человека, а вот больше, гораздо больше, походило какого-то чёрта, ну или импа.


- Сынок, - фыркнул Максим. Он быстро заменил магазин. - Не расслабляйтесь. Даже если твари не сбегутся на наши выстрелы, Папа точно придёт.


- Да он уже здесь! - выкрикнула лисица.


Я мельком взглянул на неё - она поднимала свою винтовку, одновременно дёрнув пушистым хвостом и раскрыв рот с внушавшими уважение клыками. В ту же секунду раздался слабый свист. Ствол сверкнул синим. Я ещё только оборачивался, а в проржавевших воротах детсада тяжеленная чёрная туша валилась на землю.


- Папочка Сыночка не уберёг, да и не отомстил. Плохой Папа, плохой, - улыбнулась лисица, однако улыбка её была отнюдь не весёлой. - А теперь предлагаю всем смыться отсюда, и побыстрей!


Команда "смыться побыстрей" означала то же самое, что и "рвём когти, унося голову и душу". Или, как говорят американцы, "спасаем свои задницы". Впрочем, как не называй - ринулись мы между детсадом и пятьдесят четвёртым домом с огромной скоростью. Краем глаза я видел, как в проёмах окон корпусов детсада мелькают уродливые твари, удивлённые столь быстрым перемещением добычи. Никто из них не напал из нас, наверное, просто не поняв, что происходит, а у нас не было ни времени, ни желания открывать по ним огонь. Нет ничего хуже, чем легкораненый зверь, что гонится за тобой по пятам, взбудораженный болью, запахом своей крови и желанием твоей.


Мы миновали детскую площадку, пару низких ворот, огороженных по большей части рухнувшим невысоким металлическим забором, выпрыгнули на дорогу за детским садом, при этом Виктор, обогнав нас всех, приземлился в метре раскинувшейся прямо на дороге "сети". Развернувшись на месте, волк быстро схватил за талию и шею Сашу, догнавшую его, и толкнул её вправо.


- Туда! - крикнул он.


Меня толкать не потребовалось - спрыгнул на асфальт, услышал треск под подошвой бутс, но не задерживаясь, я кинулся следом за Сашей. Успев, кстати, за эти пару секунд в который раз подтвердить тот неутешительный вывод, что я вовсе не спринтер...


- Влево!


Голос принадлежал не то Борису, не то Анатолию. Я не разобрал, некогда было. Как-то сразу свернув влево и видя перед собой спину Саши, я слишком поздно заметил, что дорога здесь заканчивается, зато начинается некрутой скат. Далее последовал трюк "голова-попа-ноги", в результате которого Саша, быстро совершившая кувырок через голову, вскочила на лапы. А вот я пролетел за ней и больно ударившись обо что-то локтём правой руки, покатился по земле. Однако дробовик всё-таки сберёг. Упал в траву, через секунду поднялся - локоть от удара пронзило током, «Сюрприз» неожиданно стал чрезвычайно тяжёлым, усталость нахлынула с новой силой. Но чувство того, что сейчас за нами от детсада кинется орава мутантов, заставило меня всё же побежать дальше.


- Стой, шушера! Стоять! - услышал я через десяток метров.


Нас догнали. Сталкеры кинулись влево, мы за ними - и оказались возле очередной помойки, огороженной с разных сторон деревьями, по-моему, тополями. Здесь Константин махнул рукой:


- Привал!


И сам рухнул на траву. Возраст, как-никак.


Я привалился спиной к металлическому контейнеру и тяжело переводя дыхание, оглядывался. Ну никак не могу подавить въевшуюся надолго привычку осматриваться по сторонам. Всё же не раз она мне жизнь спасала. Итак, прямо перед нами и за нашей спиной несколько двухэтажных домов, слева видны пятиэтажки. Возле поваленных заборов двухэтажек тянутся металлические коробки гаражей. Где это мы?


- Практически напротив лицея, - переводя дыхание, ответил Дмитрий. - Сейчас пойдём по дороге рядом с шоссе... Тогда его и увидим.


- Зачем нам туда?


- Слышь, дай передохнуть! - махнул он на меня рукой.


Отдыхали мы шесть минут - через три более выносливые фурри встали и принялись перезаряжать оружие, через ещё одну за оружие принялись уже мы.


- Позади нас котельная, а там дальше - лесополоса, - убирая в карман запасную обойму, проговорил Дмитрий. - Лесополоса на деле не такое уж и страшное место, наша группа там вполне может пройти, но зачем зря тратить патроны?


- Поэтому, - продолжил за него Михаил. - Мы сейчас жмёмся к во-о-он той пятиэтажке, проходим мимо неё и идём дальше, до самого АТС. Впереди будет школа, по правую руку, за дорогой - поликлиника и торговый центр "Лис".


- "Лис"?


Сашка насторожила ушки.


- О, он же на карте ещё не был обозначен, когда всё это случилось... - кивнул Дмитрий. Наш командир встал, поправил Калашников, отряхнулся и только тогда продолжил. - Магазин дешёвых товаров, стоит между поликлиникой и деревней. Ну, деревянными домами...


- Мы поняли, - ответила Саша.


- Ну да. За "Лисом" находится станция "Скорой помощи", она с поликлиникой соединена. Чудесное местечко. Мы оттуда когда-то машины угоняли - после Катастрофы, конечно же.


- Мутантов там много?


- Как и везде по восточной стороне. К счастью, торговый центр был разрушен, поэтому в нём-то никого нет. Но вокруг бегают.


- Заканчиваем трепаться, - приказал командир "Охотников". - Всем приготовить оружие и за мной. Дима, поднимай своих, нечего рассиживаться.


Выйдя на тропинку возле двухэтажек, мы пошли дальше, не забывая поглядывать назад и по сторонам. Похоже, от детского сада нас никто не преследовал, но где гарантия, что не встретятся иные твари?


Переходя не слишком широкую дорогу, которая как бы разделяла пятиэтажки и двухэтажные дома, я получил возможность взглянуть и на лицей - вздымавшееся на той стороне шоссе здание без окон, серое, унылое, произвело на меня удручающее впечатление. Кажется, я разглядел и какую-то тварь, что бегала в одном из классов на втором этаже, но может, это просто мне показалось. Тем не менее, мы едва ли не бегом переходили дорогу, чтобы как можно быстрее загородиться от лицея пятиэтажкой. Ну их, этих мутантов... Если сейчас поднять стрельбу, то простое бегство нас не спасёт.


Мы прошли пятиэтажку, миновали низенький магазинчик и оказались на дороге, что отделяла микрорайон Дулёво от лесополосы. Уходя налево, на запад, дорога выходила как раз к магазину "Мебель", правда, невидимого из-за загородивших его зданий. Мы как раз там когда-то и принимали решение, куда нам дальше идти... Господи, какое счастье, что мы тогда решили шагать дальше, а не завернули к котельной...


Впереди лесополоса заканчивалась асфальтом. У дороги стояла буроватая четырёхэтажка с проломленной крышей, за ней ещё одна и полуразрушенная пятиэтажка. Расположенные практически возле шоссе, от растянувшейся лесополосы их огораживала лишь та самая асфальтированная тропинка, возле которой стояли несколько одиноких машин. Именно на эту тропинку мы и спустились. Опять-таки пришлось спускаться - мне кажется, или не только Москва стоит на семи холмах?


Сразу после того, как мы вышли к зданиям, Саше пришлось продемонстрировать своё умение владеть АРУ - заметив незваных гостей, из-за небольшой котельной вылетело приземистое серое существо, напоминавшее молодого гончего, и кинулась вперёд с негромким рычанием. К счастью, тварюга атаковала нас одна, за что и поплатилась - стрела навылет пробила ей голову. Мутант повалился на землю, немного подёргался и затих.


- Спокойно, гадёныш, спокойно, - прорычала Саша, подходя поближе. Выдернув стрелу, она пнула мёртвого монстра и помахала нам лапой.


Следуя за «Охотниками» дальше, мы обнаружили, что не только в восточной части города имеются деревянные дома. Пара-тройка обнаружилась и здесь - практически примыкавшие к лесополосе. Во дворе одного сидели у бездымного костра трое людей и что-то пили. Рядом с одним из них сидел не-антро пёс, дворняга этакого соломенного цвета, грызущая кость невероятных размеров. За покосившимся забором сверкал «капкан».


- Выживальщики, - бросил Михаил, не удосуживаясь даже взглянуть на пьяниц. - Не понимаю я их. Предлагали же - идите к нам, на завод, в безопасную зону. Нет, им вот так вот жить хорошо...


- Здесь так же опасно, как и везде, - махнул рукой Дмитрий. - А так, даже хорошо, что они здесь находятся - отстреливают твари, удерживают район.


- Лучше бы здесь находились наши сталкеры, - ответил человек.


Собака насторожилась. Оставив кость, она поднялась, посмотрела на нас, но вновь вернулась к еде.


Здание АТС представляло собой полуразрушенную коробку, над которой возвышался огрызок металлической башни. В парке, что сделан возле АТС - скамейки, карусельки да посаженные не так уж и давно невысокие деревья - сверкала одна-единственная "сеть". Впереди же стояло здание школы, в стене которой зияла широкая дыра, по правую руку виднелась обгрызенная поликлиника и то, что когда-то было ТЦ «Лис» - одна-единственная уцелевшая каменная стена, куча кирпичей и ещё больше аномалий, что на этих кирпичах расположились. Да... Что уж творилось в день Катастрофы здесь трудно представить даже мне, с моим-то развитым воображением.


Вопреки ожиданиям, мутантов мы не видели. И всё равно интуиция подсказывала мне, что переходить дорогу и искать артефакты возле "Лиса" не стоило.


- Куда дальше? - спросил я.


- Углубляемся в город, - ответил Дмитрий, развернулся и зашагал влево по асфальтированной дорожке. Мы - за ним. Хотя деревья лесополосы оказались совсем рядом с нами, слева, на расстоянии вытянутой руки или лапы, никаких монстров не было и здесь. Ну, кроме вездесущих грызунов разных типов и мастей, да парочки кошек, которые на этих тварей охотились. Но их мы не опасались. Они же и вовсе на нас внимания не обращали.


Ещё по пути встретился любимый монстр Лены - расположился он возле обломков деревянного дома, стоявшего когда-то за школой. Трогать Голема никто не стал - всё равно от него вреда никакого.


* * *


Мы миновали несколько разрушенных двухэтажек и оказались в центре микрорайона Ликино. Справа от нас стояли девятиэтажки, небольшой детский сад, слева виднелось красное здание гимназии, а впереди, по обе стороны дороги, стояли двухэтажные и трёхэтажные дома старой постройки. Здесь наконец-то началась и активность мутантов - сначала на дорогу выскочила группа собак, которых мы отпугнули выстрелами, одну убив, а другой повредив правую заднюю лапу. Затем из дома на шум стрельбы выскочило омерзительное создание, взмахнуло передними лапами, которые я поначалу принял за острые ножи, и кинулось на нас. Однако в последний момент камикадзе получил дробь в морду и повалился на землю. Так я убил Крюгера, что, если честно, не вызвало никакой особой радости. Следующими «гостями» стали двое гончих, вздумавших атаковать нас сзади - Максим и Виктор встретили их дружным огнём, уложив на месте. Что хорошо в фурри, так это их природные способности, особенно слух и обоняние. И хорошая реакция. Саша тоже отличилась - усмотрела на балконе второго этажа одного из домов наблюдавшего за нами мутанта и по её наводке Дмитрий прибил монстра.


Наконец, мы вышли к фабрике. То есть, не к самой фабрике, а чуть правее её, возле пожарного депо, вплотную примыкавшего к больнице. На середине дороги, отделяющей нас от больницы, стояли два столкнувшихся автомобиля - именно к ним кинулся Дмитрий, приказав нам всем оставаться на месте. Как оказалось, главный лагерь бандитов - детский сад - находился как раз на той стороне шоссе и переходя дорогу, мы вполне могли подвернуться нападению оттуда.


Лагерь этот мне тогда не удалось увидеть, но что он из себя представляет, мне вполне красочно описывали. Здание детсада не слишком сильно пострадало во время Катастрофы, а аномалий на его территории практически нет, что сыграло у бандитов решающую роль в выборе этого места как лагеря. Мало того, что он находился на восточной стороне, так с юга его защищал Ликинский стадион, где расположилось множество водных гадов и гончих. С севера детсад прикрывал ликинский клуб, по территории которого разбрелись множество мутировавших собак. Хотя и с севера, и с юга к детсаду вели дороги, проходили они через деревни (то бишь по деревянной части города), которые были заполнены мутантами. А значит, подобраться к лагерю и не столкнуться с монстрами нельзя. Позади детсада раскинулся лес, уходящий на север, юг и восток, так что и оттуда нападения ждать не стоило. Обнеся по периметру старый забор металлическими листами, стащенными бандитами со всего города, и поставив ещё у всех стен грузовики, пригнанные сюда со стоянки в "ЛиАЗе" за какую-то жалкую пару дней, бандиты превратили детсад в отличную базу. У них имелись фильтры для очистки воды, запасы которых находились в автоцистернах, легковушка и с десяток мотоциклов, под детсадом создан погреб с боеприпасами, а система отопления работала как на обычном дровяном топливе, так и на энергетических артефактах, так что даже в феврале температура в здании не опускалась ниже плюс пятнадцати - вполне терпимый результат. Взять детсад с воздуха могли бы военные, но и на это ракет не выписывалось. Разрешение наносить удары с воздуха давалось, только если на территории бандитской базы находятся постоянно сорок негодяев, однако бандитов там было всего тридцать восемь, а остальные разошлись по немногочисленным лагерям в других восточных районах города. На западную часть бандиты хоть и заходили, но никогда не покушались, прекрасно понимая, что тогда их будут оттуда выбивать. Но вчера к ним прибыло подкрепление из десяти "новобранцев", приехавших на раздолбанной "Газели" со стороны Шатуры. И негодяи решили попробовать взять быка за рога. Контроль над западной частью города позволил бы им значительно расширить территорию своих лагерей, устраивать нападения на более крупные отряды сталкеров и выживальщиков, а главное - блокировать «ЛиАЗ» и «ДФЗ», своих главных противников. А там... Кто знает? Слабые всегда держатся той стороны, которая в данной момент играет лучше других. Может, тогда им удалось взять под контроль какой-нибудь из заводов, укрепив свою власть и распространив её практически по всему городу. Впрочем, какой смысл разгадывать планы чокнутых негодяев? И это я ещё смягчил.


- Чисто, - сказал Дмитрий, оборачиваясь к нам. - Всем быстро перейти улицу.


Мы последовали его приказу. По пути я взглянул в ту сторону, где должен был находиться детский сад, однако через грязно-зелёную листву деревьев увидеть, что находилось за ними, было попусту невозможно. А вот наблюдатель вполне мог бы там расположиться. Скорее всего, именно его и искал Дмитрий.


Старая фабрика произвела удручающее впечатление. Понятно, почему она не стала лагерем - через ещё стоявший бетонный забор с натянутой по верху колючей проволокой виднелись лишь несколько огрызков стен, да пара строений, находившихся просто в чудовищном состоянии. Территория самой фабрики обширна. На западе она практически достигала железной дороги, на север уходила до здания музея, которое виднелось далеко впереди. Но всё, что находилось за стеной, представляло смесь кирпича, стекла и грязи. Мутантов и аномалий там наверняка предостаточно. Чего уж там отбивать?


Больница, которая раскинулась справа, выглядела получше. Невысокие корпуса мало пострадали, кирпичная стена тоже. Разве что вездесущие аномалии сверкали на входе, но куда же без них?


В целом, путь проходил без осложнений. Прижимаясь к стене, защищающей нас от того, что бегает на фабрике, мы миновали больницу. Вышли к небольшому магазинчику, поставленному возле полуразрушенной кирпичной арки, через которую можно было бы попасть на территорию фабрики. Мы туда не собирались, но Михаил всё-таки заглянул в неё, держа оружие наизготовку. Подними бы мы стрельбу, бандитская сволочь наверняка бы услышала выстрелы, поскольку музей стоял совсем недалеко. Однако получить удар в спину от мутантов нам тоже не хотелось. К счастью, на этот раз судьба нам улыбнулась. Никого.


- Твари обычно держатся ближе к центру территории фабрики, - прокомментировал это для меня и Саши Анатолий. - У периметра им делать нечего.


- Ясно.


- Ну что, дамы и господа, по местам? - раздался голос Михаила. - Пора заняться делом!


Ох, не люблю я таких молодчиков... Перед боем бахвалятся, а потом у них сразу всё отпадает. Михаил-то вроде бы не из таких, но кто его знает?


* * *


Музей представлял собой здание этажа в четыре, старой постройки. Очень старый. Вход в «полицейскую часть» здания - обращённая к линии часть музея - оказался разрушен и путь к нему преграждали несколько аномалий. Слева от него находилась четырёхэтажка и виднелись крыши гаражей, справа множество трёхэтажных зданий, устаревших и обвешавших задолго до Катастрофы.


Мы разделились. Мария Стрелкова бросилась к трёхэтажке, что находилась от нас по правую руку. Оттуда открывался прекрасный вид на лагерь бандитов. Михаил попробовал её отговорить, или хотя бы взять с собой «ещё кого-нибудь», но лисица ответила, что в одиночку доберётся быстрее и незаметнее. Надеюсь, что она не встретится с мутантами... Дмитрий, Анатолий и Максим двинулись другой дорогой - вышли к шоссе и направились параллельно «Охотникам», подбираясь к музею с таким расчётом, чтобы когда те начнут стрелять по нам, ударить им в спины. Меня и Сашу тоже пока отдали в распоряжение Михаила. Из-за нашего слабого вооружения.


Удачной позиции для обстрела музея не было - от крайнего дома до него метров пятьдесят открытой местности, а изгибы здания не позволяли стрелять точно по входу. Кроме того, вход же в музей преграждали опрокинутый на борт грузовик-рефрижератор и две легковушки, за которыми вполне могли укрываться бандиты. И как мы будем их отсюда выбивать?


- Наша задача - отвлечь на себя огонь тварей, - ответил на этот вопрос Михаил. - Собираемся возле стены фабрики, - он махнул рукой влево, в сторону четырёхэтажки. - И открываем огонь, прячась за деревьями. Не ахти какое укрытие, но всё же лучше, чем ничего.


- У бандитов хорошее оружие?


- Не думаю. Скорее всего, пистолеты да обрезы.


- Всё равно, - покачала головой Саша. - Долго нам не продержаться.


Я был с ней полностью согласен. Это не игра, где одной аптечкой можно исцелиться от пулемётной очереди. У нас-то и ничего подходящего из медвеществ нет - ну так, перевязать да боль остановить. А с другой, что ещё можно сделать?


- Мы и не должны долго держаться, - ответил ей Михаил. - Едва начнётся пальба, "Рассветники" ударят по противнику. Учитывая их умения и вооружения, есть большие шансы, что с нашей стороны обойдётся без потерей.


- А группа с "ЛиАЗа"? - спросил я.


- Их-то мы и ждём. Когда подойдёт Шарик, тогда и начнём.


- Шарик? - переспросил я. - Это что, какой-то сталкер?


- Нет, это мутировавший пёс. Так что пожалуйста, не пристрелите его.


Мы с Сашей переглянулись. Мутантов не приручают - они для этого слишком дикие. Но... Мало ли что?


Ждать пришлось недолго. Минут через пять со стороны музея выскочил пёс, по виду - овчарка, только какая-то распухшая, с редкой короткой шерстью. Если бы Михаил не сказал нам, с чем предстоит встреча, собачка бы получила дробь в морду. И всё равно мой палец инстинктивно лёг на спуск.


Пёс подбежал к нам и только тогда я заметил, что на его шее находится небольшой чёрный ошейник, за который был заткнут какой-то клочок бумаги. Виктор отцепил его, потрепал пса по морде и подал командиру. Надо же... Мутантов приручить нельзя, да, Юрий? Видно, я очень сильно ошибался. А действительно, отличный способ связи в подобных ситуациях. Кому придёт в голову, что мутант работает как настоящая почта?


- Лиазовцы на позициях, - проговорил Михаил, прочитав записку. - Начинаем.


Отпустив пса, мы побежали занимать позиции в кустарнике возле фабрики. Место, конечно, не ахти какое, однако стволы мутировавших деревьев могли нас прикрыть от пуль. Только Виктор и Саша не поменяли позицию - прижимаясь к углу дома, в котором исчезла Мария, волки крались вдоль обрушенного металлического забора, прячась за кучей какой-то арматуры. Оттуда Виктор и огонь открыл, забарабанив по рефрижератору.


Я тоже нажал на курок, раз, другой. На третий ко мне присоединились и остальные. Палили мы куда попало - с нашей позиции был виден лишь один рефрижератор. Но попадать-то нам и не требовалось. Главное, это отвлечь на себя внимание. И у нас это получилось, потому что бандиты ответили нам дружной пальбой. Я прижался спиной к стволу тополя, слыша, как пуля впилась в кору. Едва выстрелы чуть поутихли, Виктор поднялся во весь рост, выпустил короткую очередь и бросился назад, к фабрике. Он успел нырнуть за стену дома в тот момент, когда по нему вновь принялись стрелять. Как только выстрелы стихли, Саша приподнялась, пустила стрелу и кинулась к волку.


Упорство двух сторон достигло критической отметки. Из всех нас только Мария имела возможность подстрелить хоть кого-нибудь, что она и делала. А вот мы и бандиты тупо обменивались пулями и дробью без всякого успеха. Волчара и тот больше из-за угла не высовывался, боясь получить пулю.


Однако бандиты недолго обстреливали нас. Вскоре один из них выскочил из-за рефрижератора, оборачиваясь и пытаясь выстрелить в кого-то, кто находился за его спиной. И упал, получив очередь из "Калашникова". Группа Дмитрия кинулась в атаку.


- Вперёд! - крикнул Михаил.


Подчиняясь приказу, я выскочил из-за деревьев и чуть пригибаясь, поспешил ко входу в библиотеку. К этому времени Дмитрий и Максим уже спрятались за рефрижератор, а рядом с Анатолием появился какой-то человек... Уж не знаю, кто, но они вдвоём продолжили обстреливать музей. Сталкер с "ЛиАЗа"!


- Они внутри! - крикнул Дмитрий, заметив нас. - Зажаты!


- И что делать? - крикнул я ему.


Достигнув рефрижератора, я спрятался за машиной. Рядом с нами присел Максим. Саша и Константин остались позади, прикрывая нас.


- Ну, как вечеринка? - радостно переспросил гепард, лихорадочно оглядывавшийся по сторонам. - Мы троих уделали, да ещё и Машка одного прибила. У них нет шансов!


Что-то хлопнуло, бахнуло и вдруг застучало по грузовику. Затем вновь грохнуло. Ясно, открыли дверь в музей, выстрелили и вновь закрыли.


- Отстреливаются, гады, - прошипел человек. - Ничего...


К нам, низко пригибаясь, подбежал молодой лис, опустился, тяжело переводя дыхание, и, обдав меня запахом нечищеной пасти, доложил:


- Нам их не достать.


- Прекращайте огонь, - ответил Дмитрий.


Сказал-то он вроде негромко, а пальба затихла.


Я выглянул из-за рефрижератора. На пространстве от машин и до тяжёлой стальной двери, закрывавшей вход в музей, лежало три тела. Все трое - люди, двое мужчин и женщина... Господи. Что же это за мир...


- Эй, вы! - крикнул Дмитрий во весь голос. - Сдавайтесь! Нас слишком много!


Дверь чуть-чуть приоткрылась.


- Да хрен вам!


От сильного толчка она распахнулась и во все стороны полетала дробь. Бандит, отстрелявшись, скрылся внутри музея. За ещё одной дверью, деревянной. Которая и приняла на себя сразу пули с дробью. Не знаю, попали мы в кого-нибудь, но судя по всему, нет.


- Вот сволочи, по-хорошему не понимают, - скалится лисяра. - Штурмовать придётся.


- Коридор внутри узкий больно, - зло процедил Дмитрий. - Пока будем вваливаться, перестреляют всех. Граната есть?


Лис внимательно посмотрел на него.


- Свои неохота тратить.


- Щас принесу.


Рассредоточившись за машинами и держа вход на прицеле, мы ждали, пока лис не подойдёт к своим. С кем-то поговорив, он вернулся к нам и передал Дмитрию шарик гранаты.


- Моя любимая игрушка, - заметил человек. - "Лимонка"... Эх, даже кидать жаль.


Выйдя из-за грузовика, он сжал гранату в кулаки, размахнулся и кинул её внутрь музея. Сам вновь бросился в укрытие.


Раздавшийся грохот был для меня слаще музыки. Дверь, не выдержавшая такого издевательства, влетела внутрь музея, куда тут же кинулись лиазовцы - несколько фигур метнулись в здание и раздались звуки коротких очередей. Мы тоже не стали долго ждать и бросились на помощь. Впрочем, она не понадобилась. Оглушённые взрывом бандиты не могли оказать серьёзное сопротивление. Вскоре из дверей вышел лис и взмахом лапы подозвал нас.


Если это и было музеем, то когда-то давно. Узкий коридор практически пуст, лишь труп бандита валяется на полу. Справа за дверью обнаружился более-менее обширный кабинет, в котором стояли сдвинутые вместе четыре стола. На столах за неимением скатерти разложены газеты. Обед у бандитской сволочи простой - несколько консервов, хлеб явно домашнего производства, да какая-та бурда в тарелках. У стен стоят две непочатые бутылки водки, несколько пластиковых бутылок с питьевой водой медикаменты, баночки консервов и коробки с патронами.


Пройдя дальше по коридору, мы до сих пор не нашли никаких упоминаний, что здесь был музей. Как позже объяснил Анатолий, вещи из музея перетащил себе "ЛиАЗ", ещё тогда, когда здание было под их контролем. Зато здесь обнаружился труп шестого и последнего бандита. Труп, от которого я содрогнулся. Ещё бы! Ведь бандитом оказался волчонок, совсем ещё щенок. На вид лет четырнадцать-пятнадцать, не больше. Одет он был в лёгкую кожаную куртку, джинсы и кроссовки. Окровавленная правая лапа лежит на рукояти пистолета. Очередь прошила его тело от плеча и до живота, вывалив внутренности на пол. Потом это всё соберут и кинут на корм мутантам...


- Проклятие... - услышал я Сашу. - Неужели и детёныши к ним переходят?


- Естественно, - хмуро проговорил Дмитрий.


- Он пытался меня застрелить, - как бы в оправдание проговорил лис. Я обернулся к нему - самец грустно смотрел на тело убитого пацана, вертя в лапах "Калаш". - Пришлось стрелять первым.


Обследовав здание музея и убедившись, что ничего ценного там нет, мы собрали стволы бандитов, их припасы и вышли, чтобы попрощаться и разойтись по своим базам. Пока прощались, поздравляя друг друга с выполненным заданием, я как следует изучил группу "Бета". Состояла она из пятерых - четверо людей и один фуррь. Снаряжение у них оказалось качественное, нечего и добавить. Добротные армейский бронежилеты в отличном состоянии, из оружия укороченные "Калашниковы", полицейские пистолеты, гранаты, даже дымовые шашки имеются. Рюкзаки небольшие, но вместительные, в них лишь самое важное. "Бета" относилась к "силовым группам", в задачу которых входило именно уничтожение мутантов и враждебных элементов, так что у бандитов и так были шансы невелики, а учитывая наш численный перевес и меткость Марии... Самое интересное - в отличие от сталкеров с ДФЗ, сталкеры "ЛиАЗа" пользовались кличками. Например лис прозвался Гвоздодёром... Ну, у всех свои тараканы в голове.


А группы на "ЛиАЗе" действительно, не чета нашим. Их готовят по-солдатски и командуют над ними офицеры. Милитаристы хреновы...


Расходились мы по той причине, что оставаться дальше у музея смысла не было. Бандиты навряд ли бы рискнули сунуться сюда, чтобы вновь занять здание. Таким образом они бы не только распылили бы свои силы, но и рисковали вновь подвергнуться атаке и потерять ещё несколько стволов. Да и заводы теперь должны будут отправить к музею отряд для создания очередного блокпоста. Во избежание подобных ситуаций впредь. Так что после прощания мы сразу же двинулись в обратный путь.


Во избежание встреч с бандитской сволочью, назад шли той же дорогой. Успешно проведённая операция резко повысила у всех настроение. Даже встреча с парой гончих, выбежавших с фабрики, его не испортила. Однако лесополосу обходить стали не с востока, а с запада - не заворачивая, прошли почерневшую от пожара девятиэтажку и оказались на той же улице, на которую когда-то выбежали мы с Сашей, спасаясь от ползуна. Миновав уже знакомый нам девятиэтажный дом, вышли на дорогу и направились к станции, где обрадовали своим появлением Владимира. Оттуда вернулись на "Коммунистическую" и через старое кладбище вышли на завод. Финалом этого похода могла бы стать перестрелка с церковниками, но к счастью, обошлось без этого. В десять сорок семь мы вошли на территорию ДФЗ и разбрелись кто куда. Командиры групп поспешили докладывать об удачной миссии Алексею, "Охотники" двинулись в свой ангар, а я попрощался со своими и отправился передохнуть после похода. Саша тоже вернулась в цех - переодеться. И вновь пошла "прогуляться". Как будто никто не знает, к кому бегает эта волчица...


Так что время пошло своим чередом. Больше крестовых походов на этот день не предвещалось, так что я позволил себе чуть-чуть расслабиться... И продрых до обеда.


* * *


Играть в шахматы на четверых. Поздно вечером. В мире после Катастрофы. Кому может прийти в голову такая безумная идея? А вот пришла. И главное, какая извращённая мысль: взять стол, сдвинуть четыре доски, раздобыть четыре разных типа шахмат и устроить бескровное сражение. Но зато нестандартненько и весело. Играли вчетвером - я, Сашка, Максим и "Водила", который нас-то и пригласил на картонажку. Здесь же, под специальным тентом, мы и устроили битву под внимательными взглядами многих глаз. Смысл битвы оставался прежним - зажать королей всех противников. Однако Саша и Максим по-видимому сговорились, так как почти не брали друг у друга фигуры, а под конец и вовсе объявили, что заключили между собой мирный договор. Естественно, у нас с Водилой не было ни единого шанса. В ответ мы тоже объединили усилия и игра с большим успехом. Достигнув счёта «2:2», мы окончательно пришли к выводу, что эта битва должна показать превосходство человеческого разума над разумом фурри, или наоборот...


После того, как на доске осталось четыре короля, поняли, что это знамение свыше.


- А я уже позабыла, когда в последнее время смотрела на звёзды, - вздохнула Саша, запрокидывая голову к небесам. - Эх...


- Вот в чём плюс Катастрофы - на звёзды смотреть огни городов не мешают, - невесело проговорил Водила.


- Может быть.


Я тоже поднял голову, чтобы посмотреть на небо - и заметил, как по нему движется нечто бесформенное. Туча не туча... Нет, точно не туча - стая птиц. Это в одиннадцать-то вечера?


- Вороньё полетело, - ответил на мой вопрос Максим. - Охотятся, твари.


- Охотятся?


- Да хрен его знает... Сам знаешь, на различных животных Катастрофа по-разному и подействовала.


- Вороны - не животные, а птицы.


- Да какая разница? Хоть горгульи, - бросил гепард. - Главное, что мутировали. Видят в темноте, храбры до невозможности, жрут только свежее мясо. Хорошо, что его мало - они обычно друг друга забивают.


- Как же вы с ними боретесь?


- Да так... И дробью, и огнемёты у нас есть... Только вороньё само сюда не летает, после того как мы тут стаю расстреляли целую. Да и не так много их осталось. Говорю же - падаль не едят. А свежего мяска им не оставят. Вот и жрут друг друга, клювами забивают, - он усмехнулся. - Хуже было бы, если бы голуби так мутировали.


- А те?


- А те - как тараканы. Пофиг на любую Катастрофу.


Стая птиц скрылась на юге.


- Надо бы как-нибудь мне до "ЛиАЗа" добраться, - решил я сменить тему. - Хочу на их завод посмотреть?


- Что, бросить нас решил? - притворно-испуганным голосом спросил Максим.


- Нет-нет. Макс, я слишком люблю независимость. А там, как ты говорил, военизация серьёзная.


- Жёсткая дисциплина, - кивнул фуррь. - У них там одно время только военные заправляли, вот от них и пошло...


- Зато техника там классная, - вставил Водила. - Особенно "Крошка".


- Что за "Крошка"? - быстро спросила Саша.


- Ну, "Крошка" - это ирония. На деле, это большой и тяжёлый автобус-танк. Создан на базе старого автобуса "Лиаз-677". Выпускались такие во времена СССР. Но теперь это тяжёлая боевая машина, двигающаяся со скоростью менее сорока километров в час и поглощающая топливо десятками литров, но обладающая достаточной мощью, чтобы обеспечить защиту своему экипажу. Вооружение состоит из трёх крупнокалиберных пулемётов. Для наших условий - лучше не придумаешь.


- А что ещё есть?


- Если брать из боевых групп... Два автобуса новых моделей, также обшитых бронёй, но это так, мобильные ДОТы. Три-четыре легковушки. Две «Газели» "КамАЗ". И с десяток мотоциклов. Это ещё не считая того, что нужно для обеспечения завода - погрузчики, цистерны, автопогрузчики, другая ерундистика... Такое количество техники - острая необходимость. Завод с её помощью обеспечивает связь с нами, с дальними лагерями. Отражает атаки мутантов, прущих на город. Снижает их численность здесь. В общем, делает всё, что необходимо, дабы удержать нас от окончательного погружения в хаос.


- Погружения... - Саша сделала красноречивый жест. - Куда уж дальше-то?


- На дно, девочка, на дно, - бросил Водила. - Вы шли из Москвы? В скольких городах вы встретили подобные базы?


Он был прав. Небольшие лагеря, в основном временные - вот всё, что уцелело. Чем ближе к Москве, тем меньше оставалось выживших. Города во время Катастрофы покидали в спешке... А вот сейчас и подумаешь - может быть, остались бы и всё было бы по иному... Но об этом, конечно, никто тогда не думал. Животный страх, вызванный Катастрофой, заставлял массы народа удирать, бросив всё, что только можно было оставить. Да и Россия не Америка, у нас крупнокалиберного ствола в каждой семье нет. А близко к центру Катастрофы, то есть к Москве, никакой ствол не поможет. Там города покидали повально, а оставшиеся долго не протягивали.


Нет, в самой Москве тоже живут. Даже "безопасные зоны" там есть. Ну, как здесь... Только вот за пределы города не выйдешь. Или выйдешь, но отдельными кусочками. Тварей, что там развелось, не счесть. Аномалии на каждом шагу. Там приспособились жить только потому что деваться некуда. По этой же причине и я из Москвы подорвал - живёшь, как крыса, питаясь объедками, из укрытия носа не высовываешь. Жить и умереть в клетке не по мне, уж лучше достаться на зуб мутанту, перед этим вспоров пулями животы его собратьев. А тут как раз слушок пошёл - мол, в Подмосковье последствия Катастрофы не такие уж и сильные, надо туда когти рвать. Многие уходили, уповав на удачу. И я с одной из групп пошёл. Правда, удача почему-то сопутствовала лишь мне. Ну, и Саше. При нашей встрече, я сразу понял, что она не москвичка, хотя первоначально представлялась именно так. Может, не доверяла нам, а может что себе напридумывала. Впрочем, окажись она хоть с Кудыкиных гор - всё равно бы мы её с собой забрали. Хотя бы потому что фуррь в команде резко увеличивал наши шансы добраться-таки до какого-нибудь лагеря.


- А в Москве как, мутантов много? - спросил Максим


А ты сам как думаешь?


- Да как... Нормально. Нам хватало, - небрежно бросил я.


Много. Много тварей одного вида и очень много тварей разных видов. Большинство селились в центре, в ЗАО и за МКАДом.


- Как там вообще жилось?


Да как! Вот прицепился! Нормально.


- Как в "Метро"?


- Да при чём тут "Метро"? - взбеленился я, но быстро успокоился. - В "Метро" почему под землю ушли?


Потому что на земле радиация была. А при Катастрофе подобное, тьфу-тьфу, места не имело. Где жили? В основном, занимали заводы, фабрики, храмы - всё, что находилось за стенами и могло дать защиту. Метро тоже заняли, это да, но его и оборонять всё-таки можно, и аномалий под землёй меньше. Мутантов тоже. Зимой только жить было трудновато... Сейчас легче. Но мутанты, аномалии - развелось всего слишком много что на земле, что под землёй. Чувствую, город не удержать.


Жили как жили. Пользовались тем, что собирали в рискованных и недалёких походах. Некоторые не брезговали и мутантами. Слава Богу, с питьевой водой проблем сильных не было. О фильтрах никто и не знал. С топливом для различных отопительных котлов и двигателей - тоже всё более-менее благополучно. А вот хуже всего стало с обществом. Религиозный фанатизм, расизм, национализм, в общем, повальное сумасшедшие. Какие уж там бандиты... И без их вмешательства друг в друга стреляли. Правильно Саша как-то сказала: в экстремальных ситуациях что люди, что фурри, все зверями становятся. Конечно, не все. Однако почва для помешательств была отличной. Была даже такая группа, в которой фурри признавали виновными в Катастрофе и уничтожали за это повально. В середине зимы сумасшедший (или пьяный) увёл бензовоз и колесил на нём по улицам города, пока наконец не врезался в опрокинутый автобус и не взорвался. В общем, весело-то жить в Москве.


- Твари! - прервал мой рассказ Данила. - С деревни, стая! Двигаются к нам!


- Ну, блин. Отдохнуть не дадут, - Водила поднялся, посмотрел на нас. Мы с Сашей оружия не взяли, лишь Максим с "Калашниковым" не расстался. - Вас, дамы и господа, приглашаю в качестве наблюдателей. Посмотрите, как работаю настоящие, - он добавил пафоса в голос. - Защитники этого мира!


- Иди и стреляй уже, защитник, - бросил гепард. - А то забегут сейчас сюда - придётся демонстрировать тебе, кто из нас лучше работает.


Я вскарабкался к Даниле. Волк стоял, приложившись к прицелу винтовки и наблюдая за тварями, что неслись к нам со стороны деревянных домов. Внезапно волны света ударили по ним - на картонажке зажглись прожектора. И мгновенно заговорило оружие: стреляли с крыш зданий, кто-то вёл огонь с будки охранника, из бойниц, проделанных в заборе. Мутанты представляли собой толпу самых разношёрстных тварей. Кого там только не было. Собаки, грызуны, гончие, даже пара Крюгеров. За всем этим скопищем двигалось нечто, напомнившее чёрный мешок на скрюченных тощих ногах. В свете прожектора он заблестел маслянисто-чёрными искрами.


- Что там позади за тварь? - выкрикнул я.


- Глашатай, - бросил Данила. - Пси-мутант. Он-то всю эту мразь на нас и пустил... Щас я его...


Звук и свет выстрела - и мутант валится на землю. Атака тварей замедлилась, а затем они и вовсе бросились наутёк. Уцелели два гончих, Крюгер, да три пса, один из которых прихрамывал при отступлении. Остальные остались лежать. Что же, при такой бездумной атаке по иному и быть не могло.


- Каких только уродов после Катастрофы не появилось... - проговорил Данила, перезаряжая винтовку. - Знаешь... Надоело мне это вот так, - он красноречиво провёл лапой по горлу. - Если бы не ответственность, свалил бы отсюда.


- И куда бы?


- Да... Это я так. Куда уходить - дом мой здесь, - чуть повеселившим голосом изрёк волк. - А дом надо защищать. Согласен?


Разумеется, я был с ним полностью согласен.


* * *


Да, жизнь определённо налаживалась. Так налаживалась, что уходить дальше, на поиск более безопасных мест, и не хотелось. После полуголодного блуждания по лесу те блюда, что выполнялись по приказу Распутина к столу каждый день, казались нам шедеврами кулинарии. Завод не испытывал проблем с продовольствием, имел регулярный подвоз, небольшие собственные участки как на своей территории, так и за ней, опять-таки сталкеры приносили продукты из походов. Правда, за шесть месяцев город успели опустошить практически весь, но совершать рейды в ближайшие городки и посёлки никто не запрещал. На седьмой день на ДФЗ прибыла новая группа выживальщиков - двое мужчин и волк. Все трое оказались в изрядно потрёпанном состоянии. Произошла небольшая стычка с Церковниками - один из наших сталкеров получил ранение в правую руку, зато один фанатик остался после боя с пулей в черепе. Раз в неделю выходила газета «Газета». Да, да. Название неоригинально, зато почитать интересно. Сводки с различных мест, описания артефактов, аномалий, мутантов, оружия кустарного, пополняемые карты местности - наложенные на реальные карты рисунки сталкеров с указаниями опасных мест - и ещё многое, многое другое. Даже кроссворд был. Бумагу для выпуска использовали переработанную - с бумагой напряг, как в военное время. Впрочем, сейчас и вправду военное время.


Что хорошо в обществе сталкеров - нескучно. Всё время рассказы какие-то, истории. По большей части всё бред сивой кобылы, но и это неплохо, хоть развлекают. Играют, веселятся, при этом почти не пьют. За исключением некоторых личностей... Но и эти "личности" расслабляются только под вечер, днём-то расслабляться нечего. Прям неканоничные какие-то сталкеры. Но называть по-другому не получается - всё-таки охотники за мутантами это охотники за мутантами, штурмовые группы это штурмовые группы, а сталкеры -

сталкеры.


Саша и Максим уже в открытую заявили о своих отношениях, получив поздравления от нас и Анатолия и подколку от Дмитрия - мол, всё-таки совратил самку, вождь всех утюгов. К счастью, нашего командира подобные отношения "на работе" мало волновали. Его беспокоило лишь то, чтобы мы метко стреляли и зорко смотрели по сторонам.


В субботу выходить на работу нам не требовалось, так что этот день мы провели в играх, книгах, просмотре телевизоров и отдыху. Делами тоже немного позанимались - я пролистал справочник по мутантам, что выполнялся и пополнялся сталкерами. Нашёл глашатая, прочёл о его способностях и подумал, что ползун не такой уж и опасный мутант. Этот хуже.


Воскресный день провести можно было бы как и субботний. Можно бы. Но, видимо, нет в жизни сталкера выходных. А ведь я как раз думал, что здесь всё-таки скучно...


Итак, в воскресенье, взъершенный Максим влетел в наш цех в полдевятого, как раз после завтрака. И не просто влетел, а с такими воплями, которыми бы и мёртвых разбудил.


- Подъём, сталкеры! Все - через пять минут сбор у проходной! Оружие не забудьте! Экстренная ситуация!


Он выбежал пятнистой молнией, так ничего не объяснив?


- Вот сука... - произнёс я, вставая с матраса. - Что ещё случилось?


Пока мы с Сашей одевались, мимо нас успел пробежать всего один из трёх сталкеров, что были "прописаны" в нашем цехе. За ним выскочили уже и мы. Первым делом - в оружейную, где было не протолкнуться. В толпе и услышали - "ЛиАЗ" попросил столько сталкеров, сколько ДФЗ мог предоставить. Там же узнали, что группы "Рассвет", "Закат", а также группа поисковиков "Ищейки" выдвигаются в полном составе. Остальные будут готовы выйти к нам на помощь в любую минуту.


К Дмитрию мы выскочили через четыре минуты пятьдесят семь секунд. Вооружённые до зубов и готовые действовать. К счастью, личные наши рюкзаки мы не разбирали, так что минимальный запас воды, пищи, патронов и лекарственных средств у нас был с собой.


До "ЛиАЗа", как я думал, мы будем добираться пешком. А это значило, что поход будет длительным и наверняка без стрельбы не обойдётся. Но всё оказалось гораздо позже, поскольку на выходе нас ждали две легковушки, обшитые лёгкой бронёй, и... Автобус. Судя по всему, та самая "Крошка". "Буханочный" корпус, куча брони, пулемёты по бортам в специальных, как это... В общем, в специальных изгибах в борту, так я это назову. Пулемёты обеспечивали полное прикрытие автобусу с левого и правого борта. На первый взгляд эта машина представляла собой помесь БТРа, автобуса и танка.


- Ситуация такая! - громогласно объявил Дмитрий. - Колонна автомобилей, двигаясь со стороны Шатуры, подверглась атаке мутировавшей сволочи. В район уже отправились группы с "ЛиАЗа", но наша помощь им будет совсем не лишней. Кто хочет ехать - в машину.


Последнюю фразу он произнёс таким тоном, что стало ясно - кто не хочет ехать, тому тоже придётся.


- Эх, поразомнём косточки! - весело высказался Максим, прыгая в автобус. - Господа и дамы, сегодня мы спасём чьи-то "асс", рискуя своими!


- Если так будет каждые выходные, перейду на "ЛиАЗ", - пообещал я, забираясь следом за ним.


- Не, каждые выходные нам так везти не будет! И вообще, радуйся, что хоть какая-то работа ещё есть, Юрка!


- Защищать группы новоприбывших - обязанность заводов, - быстро ответил Дмитрий. - Не поможем - сдохнут они.


Отлично. Отлично, блин! Замечательно! Юрий Талов, вы - идиот. Да-да. Типун тебе на язык, а не спокойная жизнь. Опять приключений на "асс" захотел?


Всё это пронеслось в голове, когда я уже был в автобусе. Саша со своим АРУ влезла последней, но встала вместе со мной. Мы задержались, рассматривая внутреннее убранство автобуса. А выполнено оно интересно: позади бронированных листов наложены практически до потолка мешки с песком, все сидения сдвинуты в середину и расположены спинка к спинке. Для тяжёлого оружия - специальные крепления в задней части автобуса. Что же, судя по всему, машинка дробь выдержит. Пулю из пистолета тоже, из обычного пистолета, конечно, без артефакта. Насчёт чего покрупнее - уже есть сомнения. Но, я думаю, создатели "Крошки" не зря так уродовали средство передвижения. Главное - кабина и колёса защищены.


Всего в машину набилось человек семнадцать и четверо фурри, считая нас. Виктор, Саша, Мария и Максим - да, четверо. Ах да, ещё водитель - не знаю, гепард или леопард, но точно кто-то из кошачьих.


- Держитесь! - рявкнул он. - Парней зажало на улице третьей пятилетки. Успеем - спасём несколько шкур!


- Юр, Саша! Садитесь! - крикнул нам Дмитрий.


Машины рванули с мест. Сквозь небольшие щели-окна, закрытые бронестеклом, я видел, как мы выезжаем на шоссе и развернувшись, несёмся по нему. Слева потянулся рынок, затем справа показалась церковь - к счастью, обошлось без стрельбы. Видно, фанатики не захотели с нами связываться.


- Сколько ещё групп ринется на помощь? - спросил я у Макса, который сидел ближе всех.


- От ДФЗ, думаю, все. Там всё-таки территория ближе к "ЛиАЗу", он-то пусть своих и посылает.


- Нас не слишком ли много?


- А ты знаешь, что там творится? - оскалился гепард. - Это же восточная территория! Я даже не знаю, успеем ли мы подъехать... Запомни, лиазовцы так просто помощи не попросят!


- Они в полнейшем дерьме, если обратились за помощью! - добавил Максим, крутя в пальцах сигарету с длинным фильтром. Курить он не стал, убрал её обратно в карман. - Так что мы, возможно, заслужим канистру водки или чего покрепче.


- И чего же? - спросила заинтригованная Саша.


- Спирту, милая, спирту! - рассмеялся гепард, как будто бы рассказал какую-то смешную шутку. - Нажрусь я в какашку и буду приставать к дамам с нелестными комплиментами, пока мне кто-нибудь на хвост не наступит!


Ох, зря он это сказал. Анатолий примерился и мыском бутсы придавил ему хвост. Дико взвыв, гепард вскочил с места, устремив полный ярости взгляд на человека. Вот это была смешная шутка!


- Убью! - обиженно прорычал фуррь, садясь на место. Сашка принялась гладить его по голове, но он отстранился.


- Ладно, все успокойтесь, - произнёс сидевший позади меня чуть полноватый мужчина, одетый в военный броник. - Что-то они у тебя, Дим, совсем распоясались.


- За своими следи, а мою группу не трогай, - парировал наш командир.


Справа появился лицей. Внезапно автобус затрясся, что-то загромыхало - стрелок с правого борта дал короткую очередь по зданию.


- Отставить стрельбу! - рявкнул водитель. - Патроны ещё пригодятся.


- Есть отставить стрельбу!


- Убил кого-нибудь?


- А как же?


Ну, всё ясно. Захотелось понтануться перед новичками, показать, что не тот завод мы выбрали. Нет уж, спасибо - я вольная птаха, приказы выполнять буду, но маршировать строем не собираюсь.


Хотя откуда я мог знать, что на заводе «ЛиАЗ» маршируют строем?


Мы миновали госпиталь, ТЦ «Лис» и теперь ползли по дороге, сместившись на левую часть - всё равно встречного движения нет. Огибая редко попадавшиеся на пути остовы машин и аномалии, мы приближались к повороту на фабрику. Справа от нас проносились деревянные дома с разросшимися садами, один раз мы увидели здание и часть забора Ликинского стадиона, затем ещё несколько деревянных домов, кустарник...


По левое плечо была больница. Туда я не смотрел. Моё внимание приковало то, что оставалось справа - а именно, здание детсада. Нашитый из всего, чего попало, забор с протянутой по верху колючей проволокой. Само здание, серовато-жёлтого цвета, двухэтажное, особых разрушений я не заметил. При входе застыли несколько грузовиков, выполняющих роль дополнительных заграждений. Как у музея...


- Туда бы пальнуть, да без толку, - услышал я голос Марии. - Эх, сволочи...


- И не говори, - ответил ей кто-то, кого я не знал.


Детсад остался позади. Теперь справа, вдалеке от дороги, виднелись какие-то здания, едва различимые из-за аномальных растений, на пустыре, что тянулся от дороги и до этих растений, поблескивали аномалии. Ничего особенного. Слева дома старой постройки, что до самой библиотеки тянуться. Стая каких-то тварей, по-моему, собак, нырнула в подъезд.


- Внимание, всем приготовиться, - негромко сообщил водитель.


- И как готовится? - поинтересовался я у Дмитрия.


- Это не для нас. Для стрелков. А вы и так готовы, - при этих словах он ухмыльнулся.


Ну, с этим я был согласен.


Волнение внутри "Крошки" усилилось. Ещё бы. Из того, что я слышал о "ЛиАЗе" мне было известно, что тамошняя группировка, несмотря на дружественные отношения, попросила бы помощи у ДФЗ лишь в самом крайнем случае. Пока мы только подъезжали, я пытался прикинуть, что нас будет ждать. Итак, "ЛиАЗ" не поленился пригнать к нам технику для перевозки и защиты. Ясно, что не сразу. Кроме того, наверняка не сразу они послали эти машины. "ЛиАЗу", с его вооружением и оснащением, помощь действительно нужна лишь в крайнем случае. А здесь - три группы сталкеров! Значит, нам придётся жарко.


Мы завернули вправо, проезжая мимо магазина «Низок». Это и была дорога на Шатуру - вывёрнутая и разрушенная асфальтированная дорога. Хоть без аномалий.


Легковушки унеслись вперёд. Видимо, ситуация становилась совсем щекотливой, да и мы уже слышали треск автоматных очередей. "Крошка" свернула на обочину и остановилась.


- Пошли! - Дмитрий первым выскочил наружу.


Я выбежал четвёртым, получив по колену хвостом Максима. Отбегая от входа, закрутил головой, оценивая ситуацию.


Дорогу перегородил автобус, выполняя роль своеобразной стены, за которой укрылись стрелки. Проломив и так не очень-то целый забор, громадный "КамАЗ" с прицепом застыл у занятом стрелками деревянном доме. Одна легковушка преградила дорогу слева от нас, за ней тоже укрылось несколько стрелков. Маршрутная "Газель", у которой единственной защитой была металлическая сетка на кабине водителя, да листы металла, защищающие двери, стояла тут же. К колесу привалилась молодая женщина в "гражданке", руку которой перевязывал огненно-рыжий лис.


- Мутанты валят с севера! - рявкнул мне на ухо Максим. - Восток защищают, а на севере сил не хватает! За мной!


Становилось ясно, почему нас вызвали. Юг перекрыла "Крошка" и какой-то бензовоз, там расположилась часть стрелков с "ЛиАЗа" и те, кого они защищали. По дороге, то есть с востока, защита тоже неплохая. Но необходимо было прикрывать запад и север. Запад - со стороны «Низка», оказался уже засыпан трупами мутантов. Они-то и ранили нескольких бойцов с «ЛиАЗа» и пару из выживальщиков. А вот атаки с севера пока что отражались слабо.


Дорога лежала между разросшимся кустарником и деревянными домами. Тут и там сверкали аномалии, между которых петляли твари. Привлечённые остановкой такого количества мяса пали под пулями, но выстрелы заставили всполошиться целую волну мутантов, и вот теперь твари неслись сюда.


Выбежав на упомянутую дорогу, мы поняли, что выбирать цели нам не придётся. Очередная волна тварей шла в атаку - четверо гончих, взбившись в стаю. Максим открыл огонь, пришив первого. Затем Саша выпустила стрелу и второй монстр опрокинулся на спину, не делая попыток подняться. Незамедлительно затараторил "Калашников" Дмитрия, да и я не теряться и на пару с Анатолием стал поливать тварей дробью. Один из гончих кинулся влево, пробежал через кусты, практически обогнул изуродованный тополь... И упал, схватив дроби полную морду.


- Почему не уезжаете? - рявкнул Дмитрий кому-то, стреляя вслед четвёртому гончему.


- У нас бензовоз проколол два колеса! А он полон горючего! - раздался ответ. - Нельзя потерять, никак нельзя! Да ещё и «Газель» с дороги слетела, вытащить не можем! А там дети!


- Так делайте!


- Делаем уже, делаем!


- Юрка, Саша, за мной! - выкрикнул гепард. - Займём позицию в кустарнике, чтобы нас в бок никто не ударил!


- Думаешь, ещё твари будут!


- Да они сейчас прут волнами, только успевай магазины менять!


Такой канонады я не слышал ни разу в жизни. Вой, рёв, рык смешался с треском, хлопками, громом, визгом тормозов. Твари наступали с отчаянной решимостью, забыв все инстинкты самосохранения. Их привлекало наше мясо, но и эта не главная причина. Дело в том, что монстров направляли глашатаи - эти твари подчиняли своему влиянию всё в округе, и кинули на нас целую армию, надеясь поживиться если не нашими телами, то остатками павших в бою. Да мутанты-то не особо и сопротивлялись.


- Откуда они лезут? - выкрикнула Саша, когда ещё пара монстров пали от наших выстрелов.


- В деревне их - до хрена и выше! Вот и кинулись из всех щелей! Надо отходить, а эти никак ещё не могут вытащить свои развалюхи!


- В "Крошку" бы погрузили! В автобус!


- А мы как уедем! Мест-то нет! Не бежать же! Да и машины бросить сейчас - потом не вытащим!


На дороге появилось нечто, похожее на уродливого волка без глаз и с длинными передними и задними лапами. Он настолько быстро приближался к нам, что Максим едва успел его пристрелить.


- Вот и жмуры подтянулись, - выдал он. - Ещё чуть-чуть - и зомби появятся! Вот тогда будет весело!


Пока Максим и Анатолий прикрывали, я быстро перезарядил "Сюрприз". Стоять по пояс в траве какого-то ядовито-зелёного цвета и ждать очередной атаки мутантов - сомнительное удовольствие. А они возвращались. На этот раз на дорогу выскочил живой ковёр и целый отряд грызунов атаковал нас.


- Да откуда они берутся! - завыла Саша. Выхватив пистолет, она принялась палить, правда толку от этого...


- Помнишь про глашатая? - крикнул ей Максим, паля по мутантам.


- Он?


- И скорее всего, не один! Направляют на нас...


- А прибить их никак нельзя? - спросил я.


Одна мутировавшая мышка подскочила к моей ноге, за что и поплатилась, оказавшись под подошвой моих бутс.


- Можно! Но этим другие занимаются! Ты дорогу держи!


Держать больше не потребовалось - поняв, что здесь им не прорваться, мутанты отступили. Я на всякий случай перезарядил оружие.


- Кажись, отбились, - заметил Дмитрий. - Интересно только, насколько?


Стрельба понемногу утихла, зато раздался рёв двигателей.


- «Газель» вытащили! - раздался выкрик. - Всё! Отступаем, парни!


- Айда! - заорал Дмитрий.


"Крошка", ревя мотором похлеще тираннозавра, заняла полдороги. Возле неё крутились двое сталкеров, отцепляя «Газель». Рядом уже выруливал бензовоз, с прикрытием из легковушки выезжавший на дорогу. Что-то метнулось от его борта, но наткнулось на короткую очередь и повалилось на дорогу.


- Сейчас первым делом рванём на «ЛиАЗ», - сообщил Дмитрий на бегу. - Нужно должок взять назад... Так что выбирайте любой автобус!


Стрельба возобновилась - видимо, глашатаи поняли, что мы уходим, поэтому и повели своих невольных солдат в новую атаку. "Крошка" огрызнулась с обоих бортов, затем замолчала, пропуская нас внутрь, и вновь заговорили пулемёты.


- Патронов не жалеют, - бросил Максим, забегая последним. - Эх, нам бы такие машинки...


Взвизгнув, "Крошка" ринулась вслед за остальными автомобилями. Рядом что-то загромыхало - последняя из легковушек пронеслась мимо нас.


К счастью, обошлось без потерь. Виктор получил укус в плечо, Михаилу какая-то тварюга прокусила ногу. Одному сталкеру с «ЛиАЗа» прокусили бок. Судя по всему, это не единственные раненные, но хотя бы без смертей обошлось.


Тут же и узнали, в чём дело. Группа выживальщиков двигалась к городу, но по пути наткнулась на группу аномалий. Объезжая их, бензовоз-то и пропорол колёса. Пока останавливались, меняли - налетели на них мутанты. Вооружение у выживальщиков ещё то, да и бойцов мало... К счастью, патруль с "ЛиАЗа" услышал выстрелы. Но большая часть сталкеров завода занималась обороной северных рубежей, поэтому сюда прибыл очень слабый отряд. Как раз в это время "Газель"-то и врезалась в забор, застряв без возможности самостоятельно выбраться на дорогу. Сталкеры сообщили на базу, что им нужна помощь, и вот «Крошка» уже неслась по дороге на Дулёвский фарфоровый завод.


* * *


К счастью, мутанты преследовать нас долго не смогли и "Крошка" выехала на шоссе. Я пододвинулся поближе к окну.


Справа от нас уже виднелась железнодорожная насыпь, за которой вздымались девятиэтажки. «Крошка» свернула по шоссе, на секунду открыв вид и на сам мост. От Катастрофы он мало пострадал, гораздо хуже пришлось поезду, что когда-то по нему ехал. Большая часть состава осталась на мосту, но локомотив и два передних вагона рухнули с него. Хорошо ещё, что за шоссе, а не на дорогу.


Миновав парочку аномалий и следуя кривизне дороги, "Крошка" подъезжала к заводу. Я переместился на левый борт, стараясь рассмотреть сам завод. В просвет между обломками девятиэтажки и какого-то небольшого здания, я успел рассмотреть высокий металлический забор, заводскую трубу... И всё, потому что завод закрыло какое-то здание.


- Ничего, насмотришься ещё, - улыбнулся мне Максим. - Считай, уже подъехали.


"Крошка" проехала под пешеходным мостом, от которого остался лишь какой-то обгрызенный остов. Здания кончились, зато теперь потянулась низкая проходная "ЛиАЗа". Несколько более-менее целых машин, за которыми расположились самодельные баррикады - наваленные друг на друга мешки с песком. За ними расположились отряды солдат завода. Затем потянулась бетонная стена, закрытая ещё и металлическими пиками, поверх которых накинули колючую проволоку.


Следуя дороге, "Крошка" свернула левее и притормозила напротив трёх-четырёхэтажного (разобрать не удалось) здания. Я уж думал, что мы остановимся, но машина сразу же поехала дальше.


- Подъезжаем к «Пентагону», - сообщил Дмитрий. - Прошу любить и жаловать.


Мы проехали мимо продолжавшегося бетонного забора, за которым виднелись внутренние постройки "ЛиАЗа", мимо административного здания, отгороженного от дороги рядами баррикад. Медленно, очень медленно в узкое пространство, которое давало рассмотреть окошечко, вползало ещё одно здание - одиннадцатиэтажное белое здание, серое и с виду безжизненное, не идущее ни в какое сравнение с высотками Москвы, но всё же достаточно внушительное. Похоже, это и был "Пентагон". За ним стена заканчивалась и вместо неё предстали раскрытые металлические ворота, загороженное с двух сторон перевёрнутыми автобусами. Именно к ним и направилась "Крошка". Именно через эти ворота мы и попали на территорию Ликинского автобусного завода.


Свернув с дороги, "Крошка" проехала мимо уже остановившихся машин выживальщиков, обогнула знакомый нам автобус и застыла напротив гаражей.


С шипением открылись двери. Какой-то лис и волк погрузили на носилки раненного лиазовца и унесли. Михаил и Виктор от такой помощи отказались, на своих двух отправившись в медпункт.


- Ну вот-с, - произнёс Дмитрий, обращаясь ко мне и Саше. - Я пойду получу нашу «зарплату» - думаю, уж потраченные патроны нам точно оплатят. Вы пока походите здесь, осмотритесь.


- А когда возвращаться будем?


- Услышите. Сигнал - гудок. После гудка ждём десять минут, даём ещё один и через пять минут уезжаем.


Сталкеры тем временем растеклись по заводу, так что после ухода Дмитрия мы остались одни.


Возле «Газели» я увидел его. Серый лис с белыми кончиками ушей и трёхцветным хвостом, рассечённым сверху белой полосой, а снизу - чёрной. Одет лис был в лёгкий комбез, старый, но ещё добротный. Зелёные глаза смотрят хмуро и жёстко. На вид он был молод, но эти глаза...


Тогда я ещё не знал, кто стоит передо мной. А если бы знал, что он сделал и сделает, то... То просто первым бы пожал ему лапу. Но кто из нас может предвидеть будущее?


Завидев нас, лис встал и чуть прихрамывая, подошёл к нам. Протянул лапу, подушечки на которой были покрыты множеством царапин.


- Константин Соломин, - представился он. - Командир этой группы. Спасибо, что помогли нам.


- Юрий Талов, - кивнул я. - Не за что.


Саша тоже назвала своё имя и пожала лису лапу.


- Откуда вы?


- Из Подмосковья. С разных концов, - нахмурился лис. - Искали безопасное место, где могли бы ещё хоть немного потянуть.


- Вас так мало...


- Мы многих потеряли по пути сюда.


- И куда вы теперь направляетесь?


- Пока что - останемся здесь, - он извлёк из кармана видавшую виды пачку "Парламента" и вытащил оттуда предпоследнюю сигарету. - Говорят, на северо-востоке есть уцелевшие города. Но добираться туда стоит при полном вооружении и оснащении.


- Вы останетесь на заводе? - поинтересовалась Саша.


Константин закурил.


- В ближайшее время - да, - кивнул лисяра. - Ещё раз благодарю за спасение моего хвоста. А теперь простите, мне нужно проведать кое-кого. Удачи.


Этот состоявшийся на территории автобусного завода короткий разговор никак не открыл передо мной такую личность, как Константин Соломин. Пока что никому из нас и в голову не пришло, с кем именно мы встретились. Гораздо, гораздо позже общаясь с ним, я узнал, кто такой этот лис. Впрочем, его прошлое, настоящее и наше общее будущее - совсем другая история...

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: ANDRoidFox «Омега Самка (рассказ пока не дописан)», Редорриан «Возможная реальность...»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален