Furtails
Хеллфайр
«Космический крейсер "Варяг"»
#NO YIFF #волк #хуман #война #конкурс #фантастика
Своя цветовая тема

Война с Ноор началась первого января три тысячи третьего года по Земному летоисчислению. Пятого февраля три тысячи седьмого она была завершена полным поражением захватчиков. Но цена победы оказалась чрезмерно высока - миллиарды и миллионы жизней. Галактика никогда больше не будет прежней. Земляне и террийцы, главные противники Ноор, первые давшие отпор завоевателям, по окончании войны провозгласили о создании Союза Суверенных Систем и Планет. Задачи Союза казались просто непосильными: восстановить экономику планет, сильнее всего пострадавших от войны; создать мощный военно-космический флот, поскольку прежний стал слишком слаб, да и в битвах потрёпан; установить контроль над Ноор, загнанных в свою систему, дабы они там и оставались. Да ещё и укрепить те связи, что возникли между союзниками в тяжёлые годы испытаний. Одна планета ни за что бы не справилась. Одна звёздная система - тоже. Но в Союз вливались всё новые и новые члены, и свои задачи космическое объединение успешно выполняло.


Главенство в Союзе занимали Солнечная и Террийская системы, что вполне очевидно и достаточно справедливо. Две главных планеты - Земля и Терра, два пусть и разных, но в чём-то очень близких вида - люди и антропоморфы - возглавили самое мощное межзвёздное объединение со времён создания Вселенной. И многим показалось, что обретя такое могущество, больше нечего бояться... Но оптимисты уже достаточно ошибались в прошлом, чтобы слушать их в будущем. На созванном собрании представителей различных звёздных систем вынесся вопрос о создании Объединённого Флота, цель которого - защищать границы Союза и его членов, а также пресекать все возможные военные конфликты поблизости от его границ, ибо сочувствие к чужой беде в самом начале войны с Ноор помогло бы избежать напрасных потерь. И решение о создании Флота было принято...


Глава первая.


Космический крейсер "Варяг" строился по принципиально новой технологии на воздушных верфях Марса два года и первый полёт совершил в июле три тысячи десятого. Надо сказать, этот корабль был совершенно непохож на те, что создавались до него. Во-первых, он был предназначен для совместного экипажа из представителей трёх планет: Земли, Терры и Андорры, небольшой планеты, находящейся в той же системе, что и Терра, но жители которой физиологически немного отличны от жителей главной планеты. Во-вторых, крейсер относится к классу "межгалактических", а это значит, что он предназначен для боевых действий в глубоком космосе, у границ Союза. В-третьих, на его вооружение поступили новейшие энергетические пушки, о которых пока другие корабли Объединённого Флота могли лишь мечтать.


Энергетическая пушка - "конёк" сил самообороны Земли. Нет, она не плюётся пучком частиц, лазером, фазером, даже плазму не использует. Стреляет она обычным цельнометаллическим снарядом, либо снарядом с расширенной взрывной боеголовкой. Принцип стрельбы прост - снаряд выталкивается из орудия с огромной скоростью и устремляется к кораблю противника. С одной стороны, снаряд летит быстрее любой ракеты и сбить его практически невозможно. С другой, использование данного вида оружия менее энергозатратно, чем использование лазера. И последнее, но не по важности - снарядов на борт можно брать, пока не забьёшь погреба, называемые по привычке "пороховыми". Лазеры же очень ограничены - даже линкоры Ифрактов не несут на одну пушку больше, чем на тридцать залпов. А у "Варяга" на каждый ствол приходится по пятьдесят (двадцать металлических и тридцать бронебойно-фугасных) снарядов. Кроме того, лазер медлителен: нужно выпустить в космос робота-наводчика, либо собрать в пучок заряд, произвести прицеливание и только потом выпустить луч разрушительной энергии для того, чтобы попытаться продырявить корпус противника, маневрирующего словно пьяная блоха на карнавале. От снаряда эффект не меньше, а даже больше, ибо цельнометаллическая дура пробивает борта любых кораблей насквозь, а бронебойно-фугасный, если ещё и залетит внутрь корпуса, разрывает судно на части. Главный союзник в космических сражениях - вакуум. Даже если весь вражеский корабль будет расчленён переборками через каждый метр, первый же удачный залп способен лишить его команду возможности работать в повреждённых отсеках, а значит, противник становится менее опасным и более уязвимым.


Во время войны Ноор использовали в качестве оружия "звёздный гарпун", просто разрезавший борта кораблей союзников. Экипаж выносило в открытый космос, в повреждённые отсеки зайти было нельзя без скафандра, а уж работать в них не представлялось возможным. Сами Ноор, которым космос смертью не грозил, тем не менее использовали систему дублирующих помещений - например, у их крейсеров дубль капитанской рубки находился в центре корпуса. Поэтому даже при разрушении башни-надстройки корабли захватчиков без командования не оставались. Но их борта оказались достаточно слабыми, поскольку Ноор слишком уж полагались на своё умение сбивать ракеты на подходе - и снаряды от землян, пронзавшие их борта, проклятых насекомообразных тварей неприятно удивили...


Нужно заметить, что "Варяг" имел нестандартную для кораблей Земного Флота форму. Корпус судна создали прямоугольным, со сглаженной кормой и удлинённым острым носом. На днище расположили две невысоких башни-надстройки. На палубе - одна башня-надстройка, в которую помещены командный пост, навигационная рубка, радиорубка и центр корректировки огня, вторая же надстройка низкая, но вытянутая, создана для дубль-помещений. Корма крейсера имеет углубление, в котором находятся дюзы - две главных и четыре вспомогательных, все цилиндрической формы и различны лишь по размеру. Двигательный отсек надёжно упрятан под толстой бронёй. В носу же расположен ангар для истребителей "Варяга", используемых им для сопровождения и разведки.


Вооружение "Варяга" грозно и сердито. Двенадцать 400-миллиметровых гладкоствольных энергетических пушек главного калибра: восемь расположены в четырёх башнях на палубе, ещё четыре в двух башнях на днище. Орудия способны проворачиваться на триста шестьдесят градусов и "перекидывать" ствол на сто восемьдесят. Ещё - десять 280-миллиметровых вспомогательных, расположены по бортам. А также тридцать лёгких универсальных 50-миллиметровых скорострельных пушки для уничтожения истребителей, бомбардировщиков и ракет противника, а также астероидов и других угроз космоса. Кроме того, ракетное вооружение "Варяга" состояло из восьми (по четыре на палубе и на днище) пусковых установок для лёгких ракет "Том-39", а также четырёх (две на правом борту и две на левом) пусковых установок для тяжёлых ракет "Багратион". Ещё на носу и на корме имелось по две пусковых шахты для космических торпед (ракет сигарообразной формы с одним-единственным двигателем) "Плеск" и два миносбрасывателя. Более того - "Варяг" имел на борту двенадцать истребителей Х27/3 "Хищник". Одним из их пилотов и был лейтенант Григорий Репин.


"Хищник" - попросту отличная машина аэрокосмического типа. Форма вполне обыкновенна, напоминает форму атмосферных реактивных самолётов, когда-то использовавшихся на Земле. Нос длинный и чуть искривлённый. Выпуклая просторная кабина, широкие крылья расположены ближе к двум огромным двигателям. Скоростная, маневренная и удобная в управлении машина, имеющая две 40-миллиметровых пушки в носу и ещё по четыре такого же калибра в крыльях. Кроме того, под каждое крыло крепятся по две ракеты класса "космос-космос". Против космических кораблей больше эсминца они, конечно, не годятся, а вот истребители и бомбардировщики разлетаются на раз, а именно от них и нужна защита "Варягу" - космические корабли должны сражаться с космическими кораблями, а различная кусачая мошкара с другой мошкарой. Единственный минус Х27/3-го - истребители продуманы для людей. Андоррианцы со своим строением задних лап - они пальцеходящие - не могут управлять "Хищником", а вот террийцы вполне справляются. Гриша всегда был рад тому, что родился на Терре, иначе бы он не сел в кабину такой превосходной машины. И уж тем более не попал бы на борт "Варяга".


Григория буквально выбил себе на борт капитан "Варяга" Михаил Алексеевич Соколов, пятидесятилетний человек, во время войны с Ноор командовавший крейсером "Хантер" Американской части Земного Космического Флота. Репина переводили со сторожевого судна на карриер "Андромеда", но прознав об этом, Соколов предпринял все действия, чтобы захватить пилота себе. Репин имел тысячу триста пятьдесят семь часов стажа на одном "Хищнике", участвовал в нескольких операциях по ловле космических пиратов и если бы обладал чуть менее заносчивым характером, то давно был бы повышен в чине...


Сейчас этот серый с чёрным треугольником на длинной морде молодой двадцатисемилетний волк стоял, положив передние лапы с короткими пальцами на край мойки, и задумчиво изучал себя в зеркало. Он не спал нормально уже четыре дня и выглядел очень непрезентабельно. Шерсть сколотилась, усы топорщатся, чёрный нос сухой... Лейтенант вздохнул и крутанул вентиля, пуская чуть тёплую воду. Сложив передние лапы лодочкой, он подставил их под струю и подождал, пока наберётся достаточно. После чего плеснул себе в морду, едва успев зажмуриться. Когда же он соизволил разлепить глаза, то увидел в отражении такой ужас, что поспешил схватить жёлтое тряпочное полотенце и принялся ожесточённо вытираться.


За всё время пути он не выспался ещё ни разу. То в голову капитана придёт идея начать проверку двигателей в самый неподходящий момент, то срочный взлёт объявят... То Сидира, навигатор их, проплывёт мимо. Ничего в ней особого нет, андоррианка и андоррианка, но всё же, всё же... Как же Гриша мечтал лечь с ней в постель и... Поспать, чувствуя на груди её мягкий мех.


Отбросив мечты и взяв расчёску, Гриша нещадно накинулся на свою же морду, позволяя себе лишь чуть-чуть поскуливать, расправляя непослушную шерсть и собирая колтуны. Сполоснув посеревшую от выдранной шерсти расчёску, он набросился на голову, пригладив каждый сантиметр, даже за ушами - сейчас всё должно выглядеть идеально. "Варяг" подходил к астероидному полю Ганимеда: куче обломков когда-то погибшей планеты, где-то внутри которых находились цели для их крейсера, а также крейсера ифрактов "Фирс" и фрегата "Аддин", принадлежащего звёздной системе Гроннар. Все три корабля проходили завершающий этап испытаний, все три были новенькие, едва вылетевшие за пределы атмосфер своих планет... И каждый нёс в себе по четыре тройки истребителей, перед которыми эскадрилья "Варяга" должна показать всё своё умение.


Лейтенант Григорий Репин, как и его друг, лейтенант-человек Джек Хортлайт, командовали каждый пятёркой истребителей "новичков", отобранных специально для команды "Варяга". И теперь должны были продемонстрировать, чему научили своих подопечных за те четыре месяца, что выделили им на подготовку пилотов. Кто-то спросит - почему это на новейший корабль набрали, можно сказать, дилетантов? Ответ - в том-то и дело, что "Варяг" новый. Его взлётные отсеки - части ангара, отгораживаемые от остального помещения, оттуда осуществляется разгон и взлёт истребителей - на пятнадцать метров короче стандартного. Пятнадцать метров при взлёте равняются трём лишним секундам разгона. Без должной тренировки можно развить недостаточную скорость и, вылетев в открытый космос, потерять управление. Или оторваться слишком рано, тогда можно и вовсе не вписаться в люк и размазаться об стену. Гриша сам бился многие дни переучиваясь к взлёту с меньшим разгоном. Кроме того, на новых пилотах настоял сам капитан - ему хотелось собрать такую команду, которая была бы подготовлена именно для "Варяга", команду, любящую и заботящуюся о своём корабле. И кажется, ему это удалось.


После водных процедур волк не спеша облачился в лёгкий скафандр тёмно-серого цвета, сделанный специально под анатомические особенности террийцев (даже специальное отделение для хвоста есть), а также нацепил широкие бутсы, герметично соединявшиеся со скафандром. Затем повесил на спину небольшой баллон с воздухом, рассчитанный на то, чтобы не дать своему хозяину умереть от удушья ровно час. Признаться, Репин не особо любил такое одеяние - постоянно в нём чешешься, да ещё и пропотеваешь, потом в душ топать ... Зато при разгерметизации кабины у пилота больше шансов остаться в живых. Ненамного, на процентика три-четыре, но побольше. А в космосе лишних предосторожностей не существует.


Закончив одеваться, Гриша взял лежащую на журнальном столике кобуру с четырёхзарядным устройством, похожим на револьвер, и прицепил её к поясу. Потом ещё раз посмотрел на себя в зеркало, провёл лапой по чёрным усам, придавая им горизонтальное положение, и вышел из своей каюты, оказавшись в просторном, хорошо освещённом коридоре. Закрыв за собой дверь, волк пошёл направо по коридору - к лифтам, что доставят его в ангар.


* * *


Михаил Соколов приложил растопыренную пятерню к считывающей панели и створки дверей, ведущих в капитанскую рубку, немедленно разъехались в стороны. Сцепив руки за спиной, капитан "Варяга" прошёл вперёд и оказался в рубке управления.


- Доброе утро, - первым поприветствовала его навигатор.


Сидира была родом с Андорры. Белая антропоморфная волчица в сероватом скафандре с жёлтыми полосами на передних лапах. Если честно, по внешнему виду антропоморфов с Андорры различить сложно - вторичные половые признаки у них не выражены. Кто самка, а кто самец можно понять (если не лезть под хвост, конечно) лишь по форме морды, которая у самок обычно несколько вытянута, а также по более мягкому голосу и чуть менее крупному строению туловища.


- Доброе, - кивнул капитан. - Какие новости?


- Мы подходим к месту рандеву. Ждём встречи с "Фирсом", он уже на экранах локаторов, сэр.


- Отлично. А что с "Аддином"?


- До него чуть подольше придётся лететь, - произнёс Вячеслав Жилков, человек, первый пилот "Варяга". Сидевшая рядом с ним молоденькая рыжая лисичка-террийка обернулась и кивнула как бы в подтверждение.


- Истребители выпустили? - спросил Соколов, проводя рукой по коротким чёрным усам. - Мы должны быть готовы к встрече наших друзей.


- Группы уже готовятся, капитан.


А вот старший помощник Виктор Гончаровский был родом с Терры. Сейчас этот мощный тёмно-серый волк стоял позади Соколова, держа в правой лапе наполовину опустошённый коричневый стаканчик с кофе. Его серая униформа имела золотые полосы на плечах и спине до самого хвоста, а на левую сторону груди нанесены три синих пятилучёвых звезды.


- Отлично, - кивнул капитан. - Вылетают все истребители?


- Все до единого, - волк выпил ещё кофе, громко хлюпнув при этом. - Покажут ифрактам пример, как нужно летать.


- Степень подготовки у наших рыбоподобных друзей неплохая.


- А у нас отличная.


- Ну, посмотрим. Зачем гадать? - заметил Соколов. - Тем более, есть более важный разговор. Какова наша цель? Прислали характеристики?


- А то! Цель, если честно, приятная - старый патрульный крейсер. Цельный кусок металлолома. Задача проста, найти его и разнести на молекулы.


- Неплохо, - кивнул человек. - Далеко не худший вариант. А название крейсера имеется?


- "Абдула". Славный корабль, чья жизнь закончится сегодня. Разрушенное нами тело его умрёт, распавшись на молекулы, но дух будет жить вечно и дальше витать по просторам Вселенной, изучая её великолепные бескрайние просторы.


- Печально и возвышенно. В вашем духе, сэр, - заметила Сидира.


Самец улыбнулся ей в ответ.


- Хотя я лично считаю, что после выстрелов "Варяга" витать будет нечему, - закончил Соколов.


- У "Варяга" сегодня серьёзная конкуренция по части уничтожения всякого космического мусора.


- Сэр, - позвала террийка. - У нас сигнал вызова. Судя по частоте - ифракты!


- Что же, мы этого ждали, - произнёс капитан. - Подключите меня, Настя. Я с ними лично поговорю.


Михаил быстро прошёл на своё место за широким пультом управления. Щёлкнул парой кнопок и вывел на широкий экран изображение капитана ифрактского крейсера "Фирс". Длинная рыбья морда с шестью короткими жёлтыми щупальцами под носом-лопатой вперила все четыре зелёных глаза в лицо человека. Внешне ифракты чем-то напоминают древних ихтиозавров - разве что гораздо меньших по размеру. Во время войны с Ноор их планета пережила тяжелейшую блокаду, однако захватчикам так и не удалось даже высадить на ней десант, а массированные бомбардировки поверхности Ифракта не привели к желаемому Ноор результату. Подводные города ифрактов практически не пострадали от внешних бомбардировок, а глубинные бомбы успешно уничтожались ещё до того, как достигнут глубины в двадцать метров, не говоря уже о нужных двухсот. Но вот многочисленным островам, на которых и базировалась большая часть космического флота ифрактов, досталось крепко. К концу войны в космосе находились лишь двенадцать процентов кораблей от всего состава их сил самообороны. Сейчас же флот ифрактов стал одним из самых мощных в Союзе. Не без помощи Солнечной и Террийской систем, конечно.


- Приветствую вас, капитан Соколов, - с большим акцентом произнёс по-русски ифракт. Голос его был крикливым, да ещё и искажённый переговорным устройством. Получив приветствие в ответ, он перешёл на всесоюзный космический язык, называемый галактом, - Мы вас ожидали, но не думали, что вы нас так быстро нагоните.


- Мы и сами не думали, что встретимся с вами прямо сейчас, капитан Сьхилл, - отозвался человек.


- Я могу сказать лишь одно - это хороший знак.


"Варяг" приближался к "Фирсу" и корабль ифрактов можно было разглядеть даже невооружённым глазом через широкое псевдостекло капитанской рубки. Похожее на чудовищного космического осьминога, или лучше сказать, кальмара, достаточно большое судно. Длинный пирамидовидальный нос с множественными металлическими "гребнями", вытянутый эллипсовидный корпус, вокруг которого хаотично вращаются четыре громадных кольца с множеством иллюминаторов, ну и шесть тонких гибких щупалец, на кончиках которых торчат короткие, похожие на антенны, стволы лазерных орудий. Единственный двигатель "Фирса" переключён на самую малую скорость и из широкой дюзы на корме вырывается лишь слабое светло-голубое пламя.


- Движемся на малой скорости к месту рандеву, - продолжил ифракт. - "Аддин" немного задержится, капитан Соколов. Гроннары потеряли обшивку одного из главных двигателей - тот не выдержал похода.


- Вас понял, - произнёс человек. Повторять слова ифракта не потребовалось - пилоты слышали разговор и уже уменьшили скорость. - Когда будем выпускать группы, Сьхилл?


- Мы готовы, - отозвался ифракт.


Соколов многозначительно посмотрел на своего помощника. Гончаровский кивнул, вернулся к своему пульту и нажал на кнопку общекорабельной связи.


- Внимание, пилоты! Приказ капитана - выполняйте взлёт незамедлительно!


* * *


"Хищник" лейтенанта Репина имел два отличительных признака от других истребителей: во-первых, на его крылья сверху и снизу были намалёваны фиолетовые шестилучёвые звёзды, а во-вторых, от кабины и до самого хвоста по фюзеляжу тянулись три синие полоски. Правда, такие же полосы ещё имел и Джек Хортлайт, поскольку они обозначали командира "пятёрки", но у человека они ещё пересекались за кабиной двумя красными полосами.


Сейчас Гриша очень сильно пожалел, что его машина стоит дальше всех от лифтов - в ангаре царил пусть и хорошо организованный, но всё же хаос. Механики орали что-то пилотам, забирающихся в свои машины и вновь вылезающих из них, пилоты отвечали тем же, несколько дроидов, наносивших последний лоск на истребители, удирали прочь от этого столь жуткого бедлама, двое людей-оружейников с матом катили робота-тележку с установленными на нём ящиками. Только Джек сидел на крыле своего истребителя и смотрел на всё это с философским спокойствием.


- Гриша! - выкрикнул он. - Срочный взлёт, слышал? Мы наткнулись на ифрактов! Сейчас будем танцевать!


- Отлично! Только бы не вальс, я его танцевать не умею! - отозвался волчара, продираясь сквозь толпу. - Ты моего механика не видел?


- Он тебя дожидается возле истребителя!


Механик действительно ждал Гришу. Тигр с Андорры лет тридцати-тридцати пяти стоял рядом с истребителем, облокотившись на его нос и закрыв глаза. Уши его периодически дёргались и лёгкие шаги пилота он услышал несмотря на царивший в ангаре шум.


- Наконец-то, - с оттенком неудовольствия произнёс механик. - Я уж тебя заждался, лейтенант.


- И тебе привет, Тембар. Как мой малыш?


- В порядке, - тигр соизволил открыть глаза и отойти от машины. - Всё в лучшем виде. Только постарайся не врезаться ни в какой астероид, хорошо?


- Постараюсь, - пообещал Гриша.


Он быстро залез в кабину, поднявшись по трёхступенчатому трапу, приставленному к носу машины. Опустившись в кресло, он просунул хвост в специальное отверстие и надел шлем. Затем немного повозился с кислородным баллоном и устало вздохнул. Опустить забрало - и полная герметизация. Это есть. Приподнявшись, махнул механику лапой. Тот кивнул и отошёл. Ухватившись за поручни колпака кабины, Гриша потянул её на себя. Раздался негромкий писк - кабина закрылась. Глубоко вдохнув, Гриша сдвинул рычаг на приборной панели и включил двигатели. Низкий вой возвестил, что двигатель работает исправно и из дюз истребителя принялся вырываться жёлтый огонь.


- Итак, - произнёс волк. - "Стая", это "Вожак". Как настроение?


В шлемофоне наперебой заговорила пятёрка ведомых, докладывая, что к взлёту готова.


- Отлично. От винта!


"Хищник" двинулся вперёд по палубе и вкатился во взлётный отсек. Позади истребителя с шипением возникла цельнометаллическая толстая стена, воздух принялся уходить из отсека. Затем начали раскрываться створки люка. Гриша увеличил скорость и повёл машину вперёд, разгоняя её до максимума. У самого люка он надавил на кнопку, убирающую шасси, одновременно сдвинув на себя рычаг высоты. Истребитель задрал нос вверх и вылетел из "Варяга". Бросив взгляд влево, Гриша увидел, как совсем рядом с ним из другой части отсека вылетает ещё один Х27/3.


- Эй, лейтенант! - раздался весёлый голос Джека. - Покажем водоплавающим, что мы можем?


- А то, лейтенант! - отозвался волк.


Он включил локатор и на маленьком прямоугольном экране, вмонтированном в приборную панель, появилось зелёное поле, на котором замелькали синие и белые условные изображения кораблей. Мерцающие точки - истребители, а вот крейсера показаны эллипсами, длиной где-то с коготь Гриши.


Истребители ифрактов уже выстраивались неподалёку. "Хайтеры". Нет, не "хантеры", а "хайтеры". Эллипсовидная кабина, полностью металлическая и лишь с небольшим круглым окошком-иллюминатором. Хорошая обзорность ифрактам не нужна, у них камеры, транслирующие изображение на мониторы внутри кабины. Справа и слева по борту два треугольных крыла, направленных параллельно корпусу. На этих крыльях установлены по четыре лёгких плазменных пушки. При выстреле шарик плазмы вылетает из орудия, а при столкновении с твёрдым телом немедленно проплавляет его. Единственный минус такого оружия - крайне низкая прицельная дальность. На расстоянии от тысячи метров плазма начинает замедляться, а на двух тысячах она уже начинает дрейфовать. Это ведь не снаряд и даже не ракета.


Но обычный космический бой истребитель на истребитель подразумевает максимальное расстояние до тысячи метров, не больше. Разумеется если истребитель не вооружён либо энергетической пушкой, либо лазером. Однако лазерную пушку на истребитель ставить опасно, неэффективно и дорого, а при выстреле заряд гарантировано расплавит саму машину. А робо-лазеров, которые перед выстрелом сначала отсоединятся от корпуса, отлетают и только потом стреляют, много на хрупкий истребитель не установить... Обвешивать ракетами также не стоит - слишком снижается манёвренность и повышается уязвимость, поэтому "ракетоносные" истребители (ровно как и несущие торпеды) называются в дань старым временам только "бомбардировщиками" или "штурмовиками". По регламенту, истребитель не может нести больше десяти ракет.


Однако даже при слабом вооружении "хайтеры" едва ли не равны по эффективности Х27/3. "Хищник" быстрее, однако машины ифрактов маневренней, да и управление у них более гибкое, благодаря чему подбить рыбоподобных инопланетян трудновато. А эскадрилья ифрактов представляет опасность даже для крейсера - закидают плазмой так, что корабль противника расплавится ко всем чертям космическим. Ну ничего. Х27/3 в вооружении уступает, зато скорость у него гораздо выше.


- "Стая", - крикнул Гриша. - Собираемся! "Матёрый"?


- Я!


Пилот Харбор - двадцатипятилетний лис с Терры. Пожалуй, лучший в "Стае". После самого лейтенанта Репина, конечно. Стаж - тысяча триста двадцать часов.


- "Волчица"?


- Я!


Лера Рюмина - двадцатичетырёхлетняя девушка с Марса. То бишь, из тех землян, что колонизировали Марс... То есть, марсианка. Стаж - тысяча триста пять часов.


- "Загонщик"?


- Готов.


Ларс Льюис - двадцатишестилетний человек с Земли. Сумасбродный он, но пилот отличный. Да и по-другому быть не могло... Стаж - тысяча триста семь часов.


- "Охотник"?


- Я у вас на хвосте.


Аскольд "Аск" Уилсон - двадцатипятилетний человек с Земли. Неплохой пилот, хотя на взгляд Гриши могли бы взять на "Варяг" и кого попрезентабельней. Стаж - тысяча двести девяносто часов.


- "Вульф" здесь, сэр, - не дожидаясь вопроса, проговорил Вольф Англанд, двадцать четыре года. На Земле назвали бы немцем, а так просто марсианин. Вот этот пилот многообещающий, но стаж у него меньше всех - тысяча сто пять часов.


- "Стая", выстраиваетесь за мной, - отдал приказ Репин. - Сопровождаем крейсер и ждём встречи с нашими друзьями.


Глава вторая.


После этих слов Гриша развернул машину носом к ифрактам, а сам стал вглядываться в экран локатора. Группа Джека выстраивалась с другого борта крейсера. Гриша на считанные секунды отвлёкся, скользя взглядом по рядам иллюминаторов "Варяга", по плавным изгибам его корпуса, по его орудиям и надстройкам. Красивый корабль.


- Эй, господа и дамы! - внезапно услышал он в наушниках знакомый приятный, но чуть скрипучий голос. Говорили на галакте, с небольшим акцентом, однако достаточно бегло. - Присоединяйтесь к эскортированию!


- Санара? - спросил волк. - Ты что ли?


- Гриш? Григорий Репин? Вот это встреча...


- Отставить трёп, - бросил в эфир Джек. - Облобызаться успеете ещё.


- Отставить "отставить"! - весело ответила Санара. - Знай, что ты говоришь с подполковником, лейтенант!


- Эк ты куда ускакала! - заметил Гриша.


- Я не специально, жизнь заставила! А ты в каком ранге?


- Лейтенант.


- Всё ещё? Мелко плаваешь! Приказываю - лейтенант Репин, приткнитесь к моему хвосту и эскортируйте крейсеры. Как поняли?


А это уже попахивает матриархатом! И злоупотреблением служебным положением. И нарушением субординации, кодекса чести и просто моральных правил! Гриша поскрипел зубами, но всё-таки сдержался и достаточно спокойно ответил:


- Вас понял! Приткнусь к вашему хвосту и займусь эскортированием кораблей флота! Рыбья морда...


Естественно, последнюю фразу он высказал, предварительно отключив связь.


"Стая" тем временем рассыпалась, разлетелась, прикрывая "Варяг" с разных сторон. Гриша не мог не улыбнуться, наблюдали за тем, как слаженно держится тройка из "Матёрого", "Волчицы" и "Охотника". Харбор взял на себя инициативу и теперь вёл Леру и Аска к носу "Варяга". "Загонщик" занимал позицию слева от палубной надстройки, "Вульф" - справа. Вообще-то в космосе понятия "вверх", "вниз", "влево" и "вправо" абсолютно не действуют. Понятие "вверх" может приниматься строго индивидуально. Так что молодые пилоты пользуются компасами, которые, грубо говоря, и помогают им разбираться, где что находится и куда лететь. Но это только молодые...


Это явление назвали "внутренний компас". Развивается оно у бывалых пилотов истребителей и бомбардировщиков и заключается в том, что находясь в кабине, они безошибочно определяют, в каком положении находится их машина. Допустим, во время манёвра истребитель перевернулся "вниз кабиной". Понятно, что в данном случае "верх" для него становится "внизу". Однако необъяснимым образом пилот осознаёт это и переворачивает машину в правильное положение. Чем вызвано явление внутреннего компаса, у всех ли он вырабатывается и каким образом вообще действует - разбираются учёные. Кто-то предполагает, что пилот попусту запоминает, в каком положении находятся ближайшие объекты и подстраивается под них. Кто-то говорит о вмешательстве великой космической силы. Остальные имеют свои версии. Сколько голов, столько и умов...


Рассуждения Гриши прекратили ифракты. "Фирс" собрал щупальца и в ту же секунду круглые истребители ринулись к крейсеру, закрутились вокруг него и совершенно неожиданно разошлись в боевой порядок: по три с каждого борта, да ещё по звену прикрывают крейсер с днища и с палубы.


- Неплохо, - вновь включив передатчик, произнёс лейтенант Репин. - Вы хорошо вышколили свою эскадрилью, подполковник.


- Приятно слышать это от вас! - тут же раздался насмешливый голос Санары. - Вы тоже не так уж и смахиваете на дилетантов!


- О, благодарю, - прорычал Гриша. - Если бы мне позволили, я бы сейчас показал вам, на что способен!


- У нас будет шанс выяснить это в астероидном поле.


- Поверь, я этот шанс не упущу!


- У нас дружественная беседа, не так ли? - послышался голос Джека. - Неужели вожак в погоне за рыбой оставит стаю?


- Эй! Я двоякодышащее млекопитающее!


- Хоть ящерица, - парировал Джек. - Плавники есть? А жабры?


- Ну есть...


- Значит, рыба.


- Отставить неуместные разговоры!


Ворвавшийся в их милую беседу голос Гончаровского быстро привёл пилотов в чувство меры и субординации.


- Ещё раз попробуете засорить эфир - я вас лично вымету из него! - не остановился на достигнутом старпом. - И с борта "Варяга" заодно! В открытый космос! Без скафандров! Всё поняли?


- Так точно! - поспешил ответить Гриша.


Гончаровский хмыкнул и вроде бы отключился. Но разговор всё равно прекратили. И так слишком много лишнего сказано.


Через пятнадцать минут движения в практически полной тишине, нарушаемой лишь редкими и сухими приказами, с "Варяга" передали, что замечен "Аддин". Гриша нарушил строй и, подозвав "Волчицу" и "Загонщика", полетел в сторону крейсера.


Корабль Гроннара был великолепен. По-своему. А на взгляд террийцев (да и землян) он был выдумкой сумасшедшего конструктора-абстракциониста. Нос дискообразный, прямоугольный корпус огромный и весь в выпуклостях, в коих размещены ракетные установки. А вот надстроек нет. На округлой корме - четыре главных двигателя и шесть вспомогательных. Один из главных двигателей не работает, а три оставшихся переключены на полную мощность. Гроннар пытался догнать своих союзников.


Истребители вылетели в космос полном составе - все двенадцать машин носились возле корабля. "Нанги". Так называется хищная птица, живущая на одной из планет, входящей в звёздную систему Гроннара. Трёхкрылые, с вытянуто-трапециевидным корпусом и четырьмя дюзами на корме. Из вооружения одна волновая пушка со средним диапазоном, способная полностью лишить энергии вражеский корабль, да по две ракеты на каждом крыле. Скорость и маневренность средние, так что это далеко не самые лучшие истребители. И уж точно не конкуренты "Хищникам".


- Внимание, лейтенант Репин! - раздался голос Санары. - Приказываю: звену истребителей "Варяга" присоединиться к нам для встречи корабля Гроннара! Как слышите, ответьте?


- Выполняем! - ответил Гриша. - "Волчица", "Загонщик", держитесь позади меня. Идём на сближение с Гроннаром.


* * *


- Сэр, до поля Ганимеда осталось полчаса полёта, - доложила Сидира. В ответ Михаил Соколов коротко кивнул, а Гончаровский склонился над своим пультом управления, возбуждённо размахивая хвостом.


Три крейсера и тридцать шесть истребителей со средней скоростью приближались к цели своего путешествия. Огромные серые обледеневшие глыбы неправильных форм болтались в пространстве. Там, среди обломков, крейсера ждут учебные мишени, на которых они смогут опробовать свои орудия. А пилоты истребителей тем временем продемонстрируют своё мастерство, облетая астероиды.


- Повысить скорость, - решил Соколов. - Пилоты, держите курс в центр поля. Навигатор, произведите необходимые расчёты. Пятидесятимиллиметровые к бою! Расстреливать любой астероид, что приблизится к "Варягу". Старпом, связаться с башнями и доложить о готовности!


- Есть! - топорща усы воскликнул терриец и немедленно обернулся к пульту. Щёлкнул парой кнопок. - Внимание, говорит помощник капитана Виктор Гончаровский! Полная боевая готовность! Снарядами цельнометаллическими заряжай!


- Докладывает командир башни "А"! Боевая готовность произведена!


- Башня "Б"?


- Докладывает командир башни "Б", заряжена!


Соколов позволил себе лёгкую улыбку. Носовые палубные орудия готовы. А как с днищем?


- Башня "Ц"? - продолжал Гончаровский.


- Докладывает командир башни "Ц"! Боевая готовность произведена, сэр!


Носовые орудия были готовы к стрельбе. Соколов прямо видел, как где-то в недрах корпуса "Варяга" клешни-манипуляторы берут продолговатые цилиндры снарядов и заряжают орудия. Весь данный процесс полностью автоматизирован, а для каждой башни имеется свой запасной блок питания, так что даже в случае отключения энергии по всему кораблю пушки стрелять будут.


- Башня "Икс", - волк перешёл на кормовые орудия. - Готовность?


- Докладывает командир башни "Икс"! Боевая готовность произведена, сэр!


- Башня "Игрек"?


- Башня "Игрек" докладывает! Орудия заряжены.


- Башня "Зет"?


- Докладывает командир башни "Зет"! Мы готовы!


- Главные орудия заряжены, капитан! - выкрикнул Гончаровский.


- Отлично, - кивнул Соколов. - Старпом, свяжитесь с истребителями. Одно звено - на разведку. Остальные пусть займут положение над нами. Пилоты, занять положение выше наших друзей и перевести двигатели на крейсерскую скорость. Теперь уже недалеко.


* * *


- Говорит лейтенант Репин! "Загонщик" и "Охотник" - двигайтесь за "Вульфом" к полю Ганимеда. Остальным собраться и лететь на уровне моих крыльев.


Передав приказ, Гриша отключил связь и заелозил на месте. Хвост затёк, а поделать с этим ничего нельзя было. Отцеплять ремни, чтобы хоть чуть-чуть его расслабить - глупость, непозволительная лейтенанту военно-космических сил. Не расслаблять внимание, вот залог выживания в космосе для лётчика-истребителя.


Внезапно волк увидел, как дёрнулся "Варяг". Понизив скорость, Гриша заметил, как из двигателей крейсера на несколько секунд прекратило вырываться пламя, после чего неожиданно вылетело огненным вихрем, отброшенным на сотни километров назад. Исполинский корабль немного приподнял нос и начал взмывать над остальными крейсерами соединения. Гриша поспешно отлетел левее крейсера и не без восхищения смотрел на его орудия, пока корабль поднимался рядом с ним.


- "Вожак"! - раздался недовольный голос. - Почему нарушил строй?


- Я не под твоим командованием, Джеки. Тем более, я не хочу, чтобы меня размазало об палубу! - прорычал Гриша.

- Тогда займи положение под крейсером, а я прикрою ему борта.


- Слушаю и повинуюсь, - бросил Репин.


Накренив "Хищник", лейтенант повёл его под днище "Варяга" вместе с присоединившимися к нему ведомыми. Когда он уже занимал положение под башней "Ц", внезапно раздался негромкий писк, возвещавший о том, что астероидное поле Ганимеда оказалось в пределах действия слабенького локатора Х27/3. И действительно - впереди в космосе посвёркивали множество звёздочек, которые с каждой секундой всё росли и вскоре должны были превратиться в уродливые бесформенные обледеневшие куски камня и металла, вращающиеся во Вселенной.


- Говорит "Вульф"! Астероидное поле Ганимеда прямо по курсу, препятствий на пути продвижения "Варяга" не обнаружено! Возвращаемся!


- Быстро они, - заметил Харбор. - "Вожак", что делать?


- Летим как летели. Начнём игру, когда будет приказ, - ответил Гриша.


Сейчас он даже позабыл о своём собственном хвосте. Если для крейсеров поле - место для финального испытания орудий и двигателей кораблей, то для истребителей это место противостояния и спортивного азарта. Санара не постеснялась об этом напомнить - три ифрактских истребителя во главе с подполковником отделились от основной массы и теперь летели параллельно "Варягу".


- Готовьтесь, лейтенант Репин! - услышал Гриша голос Санары. - Сегодня мы выбьем из вашей шерсти всех блох!


Нет, она точно подполковник?


- Соблюдайте субординацию, мэм, - отозвался самец. Затем улыбнулся и добавил:


- А то уху сделаю!


И быстро отключил связь, чтобы не услышать гневного клёкота и смеха своих ведомых.


* * *


- Они все шуты, - сокрушённо пробормотал Гончаровский, очень эффектно кладя правую лапу себе на морду. - Кого мы набрали в состав истребителей?


- Любому нужно "выпустить пар" после столь продолжительного полёта, - спокойно ответил Соколов. - Главное, чтобы они в битве были собраны.


- Всё равно... Они ставят под угрозу межпланетные отношения.


- Разрешите, сэр? - произнесла Сидира и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Санара старая знакомая лейтенанта Репина. Такие разговоры между ними происходят часто и способствуют разряжению обстановки.


Волк фыркнул и отвернулся.


- Клоунада.


- Лучше сосредоточьтесь на управлении "Варягом", - посоветовал Соколов. - Астероиды - вот сейчас наша задача. Кстати, сколько до них?


- При этой скорости - ещё пятнадцать минут полёта, - ответила Настя.


- Тогда приказываю - полный вперёд!


- Есть полный вперёд, - ответил Жилков.


- Сбросить скорость только перед входом в астероидное поле, - продолжил капитан. - И постарайтесь ни на что не наткнуться.


* * *


- "Варяг" набрал скорость! - выкрикнула "Волчица". - Командир, что делать?


- Следовать за ним, - приказал Репин. - И будьте осторожны. Джек?


- Я за вами.


Двенадцать истребителей устремились вперёд, держась как можно ближе к крейсеру, ножом рассекающим космическое пространство. "Хайтеры" Санары не отставали.


- "Стая"! Собираемся в клин! - решил Гриша. - "Матёрый", "Вульф" - вы за мной. Орудия в боевой режим!


Сказав это, он сдвинул пару рычагов, активируя пушки "Хищника". Из крыльев выдвинулись и замерли короткие стволы орудий. После этого Гриша прибавил скорости, выводя истребитель вперёд строившихся позади него ведомых. Приём был принят не просто так - во-первых, они пройдут между астероидов в одном месте, а значит меньше шансов, что кто-то случайно наткнётся на мелкий камень, коих всегда много именно по краям поля Ганимеда, а во-вторых такое построение вызовет зубоскальство у ифрактов и наглядно продемонстрирует возможности земной техники.


Построение выполнили идеально - это Репин увидел и на экране локатора, и когда посмотрел назад через пластик кабины. "Матёрый" и "Вульф" заняли позиции позади его двигателей, "Волчица", "Охотник" и "Загонщик" летели за и над ними. Причём выдерживали между собой примерно равное расстояние.


- Молодцы! - похвалил соединение Гриша. - Теперь всем соблюдать максимальную осторожность! Перед вхождением в астероидное поле всем снизить скорость!


- А ифракты?


- Пусть. Мы должны демонстрировать им своё мастерство, а не умение расшибаться об космические объекты. Строй не нарушать! Кто нарушит - голову откушу! - он сделал многозначительную паузу. - И я серьёзно.


Джек тем временем тоже построил свои истребители: две тройки летели одна над другой, приближаясь к астероидному полю. Гриша чуть сдвинул "Хищник" влево, чтобы посмотреть на "Варяг". Крейсер шёл чуть выше их, двигая грозными стволами орудий и готовый в любой момент открыть огонь, чтобы раскрошить в пыль астероиды на своём пути. "Фикс" поднял свои "щупальца" и стремительно нагонял "Варяг", а вот "Аддин" полз позади всех, облепленный своими истребителями. Ифракты разбились на две группы - шесть истребителей остались прикрывать "Фикс", остальные три поспешили вперёд, скорее всего на соединение со звеном Санары.


- Что же, пока всё нормально... - произнёс сам для себя лейтенант Репин. - "Стая", говорит "Вожак"! Как только мы войдём в астероидное поле...


Он не договорил. Точнее, ему не дали.


- Внимание, срочное сообщение с Союза! - раздался громкий выкрик Гончаровского. - Подключаю!


"Внимание! Внимание! Говорит Верховный Главнокомандующий Объединённым Флотом..."


В голосе главнокомандующего слышалось нескрываемое волнение. Что ещё случилось? Гриша насторожился.


"...Только что наши пограничные корабли подверглась атаке неизвестного противника. Третья, пятая и шестая охранные эскадры уничтожены полностью, седьмая и двенадцатая отступают. Объединённый Флот выдвинулся на позиции, намереваясь нанести контрудар по захватчикам... И мы его нанесём! Нам нужно лишь время. Приказываю: крейсеры "Варяг", "Аддин" и "Фирс" немедленно должны отправиться в квадрат Х8-Д2-РГ8 для соединения с восьмой охранной эскадрой, героически сражающейся против нашего врага. Ваша задача - помочь им продержаться до прибытия основных сил. Капитан Михаил Соколов назначается командиром соединения. Удачи, и да поможет вам Господь".


- Воодушевляющие слова... - проговорил Харбор.


- На нас напали... Кто? Какой дурак вздумает пойти против Союза?


- Может, Ноор? - спросила Лера.


- Нет, это невозможно, - ответил Гриша. - У них не осталось сил. Да и за их системой установлен полный контроль...


- Вы слышали? - ворвалась в эфир Санара. - На нас напали! Охранные эскадры...


- Слышали! - откликнулся Джек. - Поэтому замолчите все! Я выйду на связь с "Варягом" и запрошу о дальнейших действиях!


* * *


- И что теперь?


Такой простой вопрос... Вот только как на него ответить? А ответ гуманоид с Гроннара, похожий на человека с серой кожей, ждал не меньше, чем Сьхилл. Два голографических экрана висели в центре капитанской рубки и с их поверхности оба капитана внимательно смотрели на Соколова и Гончаровского. От этого второй чувствовал себя как его собратья на старушке-Земле до введения закона, ограничивающего охоту - а именно под прицелом двух двуствольных ружей. Свинья-Главнокомандующий поставил командиров "Варяга" в очень неловкое положение. Остальные ждали их действий, а им без подготовки придётся взять командование над ещё двумя крейсерами. А это значит, что Соколов автоматически становится командиром соединения, а на плечи террийца ложится весь груз заботы о самом "Варяге".


- Отправляемся на помощь восьмой охранной эскадре, - ответил наконец Соколов. - Летим на средней скорости... Капитан Барк, "Аддин" сможет её развить?


- Вполне, - кивнул гуманоид.


- Но Соколов... Разумно ли Гроннару отправляться с нами? - спросил Сьхилл. - Если повреждён один двигатель, где гарантии, что из строя не выйдут остальные?


- Мы их проверили, - вмешался капитан Барк. - Опасности нет.


- Перед стартом вы их тоже проверяли? - прошипел Сьхилл.


- Отставить неуместные разговоры, - прервал их человек. - Космолётчиков вернуть на крейсеры, сами крейсеры - полный вперёд! Чем больше у нас будет орудий, тем лучше. Если у Гроннара появятся хоть какие-то подозрения насчёт исправности двигателей, пусть немедленно отправляются на Андорру. А пока летите за нами, Барк.


- Слушаюсь и повинуюсь, - кивнул тот и отключился.


- У нас мало времени, - обратился Соколов к Сьхиллу. - Прошу вас занять положение выше "Варяга" и быть готовыми к встрече с противником. Возможно, очень опасным противником, раз ему удалось нанести множественные удары и прорвать нашу оборону.


- Мы ещё не знаем, кто это, - как бы кивнул Сьхилл и его щупальца быстро-быстро заизвивались. - Но если они встретятся нам по пути, клянусь, они пожалеют об этом.


- Я тоже так думаю. А теперь - удачи, капитан.


Сьхилл прервал связь.


- Теперь наши проблемы, - сказал Соколов, вернувшись на своё место. - Сидира! Проложи курс до квадрата Х8-Д2-РГ8 и доложи, сколько времени пути займёт переход. Пилоты! Двигатели погасить. Дадим нашим истребителям сесть и только потом двинемся в путь, - наконец человек обернулся к волку. - Гончаровский, группы сажать! Затем попытайтесь выйти на связь с Землёй и узнать всё о нашем противнике. Корабли, тип снарядов, экипаж и так далее.


- Есть! - ответил Гончаровский.


- И ещё. Всему экипажу немедленно переодеться в боевые скафандры и проверить запасы воздуха. Если начнётся бой, на это времени может не остаться. Первым делом - машинное отделение и орудийная прислуга, наводчики, навигаторы и радисты внутренней связи.


- Вас понял, - он на секунду замолчал, а затем вдруг перешёл на неформальный язык. - Миша, ты думаешь, это начало новой войны?


Михаил Соколов прикрыл глаза.


- Судя по всему - да. А теперь принимайтесь за работу...


Он повернулся к Гончаровскому.


- Знаешь, старпом... У меня когда-то была мечта... Заветная мечта - чтобы у меня наконец-то родился внук.


- Ну и?


- Теперь эта мечта померкла, - сказал он. - У меня другая. Я очень хочу встретиться с теми, кто на нас напал, и опробовать на них орудия "Варяга".


- У нас мечты схожи, капитан.


Глава третья.


Издавая низкий вой, "Хищник" выкатился из взлётного отсека и теперь проезжал на своё место в ангаре. Тембар, одетый в посвёркивающий защитный скафандр, со шлемом на голове и баллонами с воздухом за спиной стоял и размахивал лапами неподалёку. Истребитель затормозил, погасил двигатели, чуть-чуть развернулся и замер. Кабина его тут же открылась и освободившийся от привязных ремней лейтенант Григорий Репин поднялся в полный рост.


- Что происходит? - первым делом спросил он, сняв шлем. - На нас напали?


- Судя по всему, да! - ответил механик. - Клянусь своими вибриссами, дело попахивает очень нехорошим запахом!


- Запахом пороха, пыли и крови... - бросил Гриша. - Заправь малыша и проверь боезапас.


- Куда вы?


- В туалет, - огрызнулся Гриша. - В каюту, куда же ещё! Попробую посмотреть всесоюзные новости! Мы ещё не в зоне боевых действий, сюда должна доходить трансляция!


Он умчался из ангара быстрее, чем механик успел ответить. Теперь - в каюту. Размахивая одеревеневшим хвостом, он в нетерпении дожидался, пока лифт закончит двигаться. Едва его створки раскрылись, Репин выскочил из кабины и помчался по коридору.


В своей каюте он бросил шлем на койку и бросился на поиски пульта. Когда проклятой вещи не оказалось ни под кроватью, ни под столом, лейтенант подбежал к телевизору и ткнул пальцем прямо в экран. Если бы не перчатка, он бы проткнул его когтем, а так экран щёлкнул и показал изображение родной Терры.


- Канал пять, - устало и нервно скомандовал Гриша.


Успел!


- ...ль ужасающие кадры! - звучал чуть ли не испуганный голос диктора-самки. - Мы получили их пять минут назад.


На экране крутился охваченный пламенем дискообразный корпус земного корабля, рядом взрывался крейсер-сигара. Стайки истребителей носились взад-вперёд, один пролетел совсем близко от охранного спутника, снимающего происходящее. А вот и противник - громадный корабль, четыре крыла, огромный корпус во множественных впадинах и выемках, две треугольных кабины. Впрочем, рассмотреть его хорошо не удалось. Вот он накренился, показывая лишь днище, и внезапно от его корпуса в сторону летевшего неподалёку крейсера землян устремились синие дискообразные заряды. Четыре из них ударили в корпус, два в корму, ещё один начисто срезал надстройку. Загоревшийся корабль накренился, получив ещё заряды от находящегося вне поля видимости противника, после чего взорвался. Но враг не ушёл от возмездия - дискообразный (американская конструкция) крейсер людей дал залп ракетами, поразившими судно в нос и в крылья. В космосе сверкнула яркая вспышка и противник перестал существовать. Тут же на крейсер накинулись бескрылые машины с вытянуто-каплевидным корпусом, абсолютно непохожие на те, что использовались Союзом. Впрочем, они не смогли пробить броню земного корабля, а вот он ответным залпом уничтожил штук пять или шесть. Рядом, почти у края экрана, разлетелся в пыль крейсер-сфера ифрактов. Тут экран покрылся помехами и погас, возвещая, что спутнику пришёл конец.


Внезапно появилась перепуганная мордочка дикторши-волчицы. Террийка. Чёрная, с белыми ушками и белыми кругами вокруг глаз, очень приятная на вид... А глаза синие. Как у Сидиры.


- Теперь с уверенностью можно сказать - нам объявлена война! - продолжила она, смотря в упор на Гришу. - Союз просит граждан сохранять спокойствие...


На экране сменилась картинка. Черноволосый белый человек в строгом костюме стоял перед трибуной и возвещал в небольшой чёрный микрофон под барабанное щёлканье камер и негромкий шум роботов-операторов.


- Мы пока не можем определить тип кораблей захватчиков и не знаем их силы, но заверяем вас - враг будет разбит, победа будет за нами!


Пафос. Гриша поморщился от этого, но тут на экран вернулась дикторша.


- Это был фрагмент выступления президента Торговой Конфедерации Земли, - чётко произнесла она, хотя голос её подрагивал. - Смотрите полную версию сегодня в...


Далее пошёл длинный перечёт часовых поясов Земли, поэтому Григорий Репин переключился на другой канал. Затем на ещё один. Потом на третий - и попал на ещё одни новости. Здесь диктором был человек и выглядел он не в пример сдержанней.


- Генерал Кроун сообщает: первая ударная флотилия ифрактов разбила противника и теперь...


- Блин! - сокрушённо сказал Гриша, когда экран покрылся сеткой помех, а после и вовсе погас. Видимо, "Варяг" отключил связь с внешним миром. Теперь даже трансляции с Земли будут только по расписанию... Но две важные вещи Гриша узнал. Первое - Объединённый Флот сражается. Второе - противника их вполне можно уничтожать.


Он вновь нацепил шлем, но анатомически проработанное забрало закрывать не стал. Выйдя в коридор, заблокировал вход в свою каюту и побежал по коридору обратно во взлётный ангар.


* * *


Сидира устало опустилась в своё кресло. Провела лапой по лбу, когтями расчёсывая шерсть. После чего осторожно натянула перчатку и соединила её с рукавом скафандра.


- Надела бы шлем, - немедленно последовал комментарий от Гончаровского.


- Если бой начнётся, тогда обязательно надену, - ответила самка. - А пока он мне будет только мешать. Вы-то вообще без защиты. Не считая форменного костюма, конечно.


- При прямом попадании ракеты в рубку шансов выжить у нас менее пяти процентов. Даже в скафандре.


- Очень оптимистическое заявление, - заметил Соколов. Он-то в свой скафандр обрядился, только шлем не закрывал. - А если снесёт только половину кабины?


- Не хочу болтаться в открытом космосе и ждать, пока у меня кончится воздух, - отмахнулся волк. - Причём уверяю вас, скафандр мне не понадобится... Но давайте-ка оставим мои проблемы и займёмся проблемами общими. Навигатор, сколько нам ползти до места встречи?


- Ещё час, - доложила Сидира. - Так что наберитесь терпения.


- Истребители выпустим, как только вражеские корабли окажутся в зоне досягаемости радаров.


- А что у нас с союзниками?


- Восьмая охранная эскадра. Три корабля Солнечной системы, четыре Террийской, ещё два ифрактов, остальные принадлежат Навинской системе. Состав: два линкора, один линейный крейсер, два тяжёлых крейсера, один монитор, шесть эсминцев. Истребительский состав: тридцать восемь машин.


- Интересно. Это достаточно большие силы.


- Немалые, - согласился Соколов. - Но наша помощь им, видимо, не помешает. В составе одной из погибших эскадр было три линкора и три крейсера, а также на два десятка больше машин.


- Ясно. В таком случае нам действительно стоит поторопиться.


- Пока мы узнали одну очень важную вещь. Наш противник пусть и силён, но его можно уничтожать.


- Есть и ещё кое-что. Он не пользуется ни лучевым оружием, ни ракетами. Тип его боеприпасов - снаряды, - добавил Гончаровский. - Только специфической формы. Ни одна из планет Союза такие не использует, и Ноор тоже. Снаряды эти обладают достаточно большой силой, чтобы пробивать корпуса кораблей нашего флота.


- И это не фугасы.


- У них вообще нет боеголовок... - подтвердил Соколов. - Но они неплохо режут корпуса наших кораблей.


- У нас тоже, - оскалился Гончаровский. - А теперь, капитан, я прошу вашего разрешения перейти в запасную боевую рубку и направить ко мне ко-пилотов Онуэру и Браггиса.


- Так вот почему вы не надели скафандр! - догадался человек. - Но что вы задумали?


- Думаю, там от меня будет больше пользы.


Михаил Соколов задумался, но вместо него ответила Сидира.


- Уйти в недра корпуса! - вскочила она. - Вы струсили!


Морду Гончаровского исказила гримаса ярости. Усы встопорщились, шерсть встала дыбом, уши торчком. Оскалившись, он собрался ответить, однако перебранке помешал капитан.


- Отставить! - рявкнул на самку Соколов. - Держите себя в лапах и не нарушайте субординацию! Старший помощник, разрешение даю! Это резонное решение. В случае повреждения основной рубки - принимайте командование!


- Есть сэр! - Гончаровский отдал честь и быстро пошёл к выходу из рубки. Но остановившись перед Сидирой, он повернул к ней голову.


- Я решил разделить командование ради целостности боеспособности "Варяга", дорогуша, - ядовито произнёс он для волчицы. - А ещё раз обвините меня в трусости - я не посмотрю на то, что вы самка. Уши надеру.


- Очень любезное заявление, - Сидира и не подумала извиниться. - Вы настоящий джентльмен... Джентльфуррь.


Старпом хмыкнул, но продолжать не стал и покинул рубку. Сидира вернулась к своему делу.


* * *


Следующие сорок минут движения крейсеров были самыми напряжёнными. Вновь выпущенные истребители - шесть с "Варяга", шесть с "Фирса" и три с "Аддина". С "Варяга" выпущена была "Стая" в полном составе, а вот вместо группы подполковника Санары выдвинулись шесть истребителей капитана Вуана. Его лейтенант Репин не знал, да и разговаривать о чём-либо сейчас не хотелось.


"Хищники" разлетелись в стороны. "Матёрый", "Вульф" и "Волчица" заняли позицию с левого борта "Варяга", "Охотник" и "Загонщик" вслед за вожаком зависли с правого. Крейсера перешли на полный ход и даже "Аддин", берёгший двигатели, повысил скорость.


В рубках крейсера волнение тоже установились. В основной Михаил Соколов нервно тарабанил пальцами по подлокотнику, дожидаясь от пилотов слов, что на локаторе показались корабли восьмой охранной эскадры. В запасной Виктор Гончаровский сел в кресло и прикрыл глаза, не смотря на прибывших ко-пилотов. Слова Сидиры больно резанули по его самолюбию. Он действительно отправился в запасную рубку для того, чтобы в случае потери основной "Варяг" не остался без командования, но прозвучало это как будто он ждал и боялся разрушения первой.


Секунды текли неумолимо медленно, переходя в такие же неторопливые минуты. "Варяг", "Аддин", "Фирс" и их истребители уже подошли к нужному квадрату, но на экранах не появилось ни одного корабля. Не было ни врага, ни своих. В капитанской рубке "Фирса" Сьхилл поджал щупальца и мерно помахивал хвостом, что говорило о немалом волнении ифракта. Капитан Барк замер, не моргая смотря на экран локатора. Да и пилоты истребителей нет-нет, да и переводили взгляд на свои экраны, ожидая появления сверкающих дружественных - или хотя бы недружественных точек. Но ничего не обнаруживалось.


- Да где наши корабли?! - не выдержал наконец Соколов. - Они должны быть на экранах! Навигатор, как вы это объясните?


- Квадрат верен, сэр, - заверила Сидира. - Я не знаю, что происходит.


- Включите тепловизоры.


- Уже включены, - отозвалась Настя. - Никаких признаков.


- Может, в ходе схватки они перешли в другой квадрат? - спросил сам себя Соколов.


- Боюсь, что нет, сэр, - неожиданно произнесла Сидира охрипшим голосом. - Посмотрите наверх!


Настя глухо застонала.


Тело в серебристом защитном скафандре плыло над ними. Вот оно ударилось об пластик кабины и отлетело в сторону.


- Господи...


- Множественные объекты на экране... - сообщил Жилков бесчувственным голосом. - Капитан... Это обломки.


Соколов не ответил. Он неотрывно смотрел через пластик и чувствовал, как его наполняет ярость, так хорошо знакомая ему по войне с Ноор. Мелкие обломки корпусов кораблей, разбитые истребители, листы металла, трупы... Где-то внизу плыл давно остывший корпус разрушенного космического крейсера, рядом с ним крутилось оторванное орудие. Линкор с множеством дыр в корпусе, разрушенными надстройками и разбитыми двигателями, вращался неподалёку. Рядом с ним плыли куски корабля неизвестного противника. Ещё трупы - все вперемешку, ифракты, люди, фурри, обитатели Гроннара, Армиллы, Сундарской системы, Навинской системы, других планет и соединений Союза... Воды и воздуха здесь уже не было, ровно как и огня, когда-то бившего из обломков, жадно дожиравшего последний кислород и теперь угасшего. Всё это указывало на то, что помощь здесь не нужна была уже давно...


- Ты видишь это, Соколов?! - внезапно услышал остолбеневший капитан "Варяга". Это на связь с основной рубкой вышла запасная.


- Я не слепой, - ответил капитан.


- Мы опоздали...


- Они мужественно дрались, - заметил Соколов.


- Здесь около полсотни остатков вражеских кораблей, и это не считая истребителей.


Автоматически включились экраны. Вышедшие на связь Сьхилл и Барк выглядели отнюдь не лучше Сидиры, что сейчас закрыла глаза и до боли в лапах вцепилась в подлокотники своего кресла.


- Они... Они все погибли, - произнёс ифракт. Голос его звучал ещё более искажённым. - Соколов, что нам теперь делать?


Михаил Соколов вздохнул и закрыл глаза, пытаясь успокоиться. Затем открыл их и посмотрел на Сьхилла.


- Что? - переспросил он. - Для начала - поищем выживших. Выпускайте все ваши истребители, осмотрите каждый участок, но попробуйте отыскать хоть кого-нибудь... Второе - доставьте на борт остатки хоть одного противника. К счастью, трупов тут достаточно. А потом решим, что делать. Барк, это относится и к вам. Но для вас ещё и отдельное задание - пусть шесть ваших истребителей патрулируют космос за нашей кормой. На всякий случай.


- Вы думаете, здесь кто-то выжил? - спросил ифракт.


- Нет, но проверить надо.


- Капитан... - раздался в этот момент голос Гончаровского. - Вы не заметили одной странности?


- Что такое, старпом?


- Взгляните на локаторы! Все наши корабли находятся чрезвычайно близко друг от друга. Такое ощущение, что их собрали вместе и расстреляли всех.


- Но тут явно шёл большой бой.


- В котором преимущество явно было у нашего флота, - добавил ифракт.


- И что же произошло потом?


- Вот это пока не ясно.


* * *


Получив приказ, Григорий Репин разделил свою группу. "Матёрый", "Волчица" и "Вульф" отправились к самому большому скоплению трупов, надеясь отыскать хоть кого-то из уцелевших. "Охотник" и "Загонщик" полетели следом за "Вожаком" к борту разбитого земного линкора.


Честно говоря, Гриша слабо вверил, что кто-то смог уцелеть в данном аду. Слишком много трупов. Слишком серьёзные повреждения кораблей. Запас воздуха в обычном баллоне - час, но...


- Думай о деле, - произнёс сам для себя лейтенант Репин. - "Охотник", летите и обследуйте обломки вон того крейсера, что крутится под линкором. "Загонщик", облетайте линкор с левого борта. Я зайду с правого. Будьте осторожны, не врежьтесь во что-нибудь.


- Есть! - ответил Аск.


Истребители разлетелись в разные стороны.


Гриша первым делом понизил скорость до минимума и заскользил мимо развороченного борта корабля. Над сетью иллюминаторов тянулась надпись "Cons...", но прочесть её полностью было невозможным, потому что обрывалась она внушительных размеров дырой. С палубы свесилось непонятно на чём держащееся орудие. Несколько бортовых пушек оказались и вовсе выворочены со своих мест. Мимо "Хищника" проплыла выдранная вместе с куском обшивки ракетная установка, но сказать, принадлежит ли она линкору или другому кораблю, было невозможно. Затем Грише пришлось немного опустить истребитель, чтобы не врезаться в скопище трупов.


Он на секунду задержал своё внимание на разбитой башне линкора, из которой торчал странный дискообразный предмет с небольшим металлическим крестом посередине. Он вонзился в корпус корабля и застрял в нём. Гриша на всякий случай вызвал "Варяг" и доложил об этом.


- Мы их уже изучили, - отозвалась Настя. - Это снаряды нашего противника.


- Снаряды?


- Сосредоточьтесь на поисках выживших, пилот, - бесцеремонно прервал их Гончаровский. - Попробуйте осмотреть линкор изнутри.


- Сэр, можно ещё один вопрос... Что это был за корабль?


- Линкор военно-космического флота Земли "Конституция". Американский сегмент Земного флота, - после небольшой паузы ответил терриец.


Вот значит как...


Не выпуская шасси, лейтенант Репин повёл свой истребитель на посадку - влетел прямо в одну из дыр и стал снижаться. Магниты на корпусе сработали незамедлительно и "Хищник" оказался намертво прикреплён к кораблю.


- Я сел, - доложил волк. - Попробую изучить корабль изнутри. Может, в отсеках кто-нибудь уцелел.


- Будьте осторожны. Если через двадцать минут не вернётесь - мы пошлём за вами спасательную группу, - сообщил Соколов.


- Мне хватит и десяти минут, - ответил Репин.


- Тогда дерзайте, лейтенант.


Гриша заблокировал шлем и включил подачу воздуха. Затем глубоко вдохнул и нажал на кнопку, обеспечивающую забор воздуха из кабины. Он выждал ещё секунд десять, после чего набрал на небольшом пульте на правой передней лапы комбинацию из трёх кнопок и включил магниты на бутсах. Только теперь он отцепил привязные ремни, поднялся и откинул колпак кабины. Осторожно перебрался на крыло, с него слез на... А вот с определением, куда он слез, непонятно. Пол, потолок, стена? Кажется, всё-таки пол.


Он достал оружие. "Барракуда", Б-7, четырёхзарядный энергетический револьвер, табельное оружие всех космолётчиков. Отдача выстрела невелика, при включенных магнитах стрелка лишь сильно качнёт - прицел, конечно, это сбивает, но стрельба в космосе вообще не самая лучшая идея. Нет, Гриша вовсе не ожидал нападения... Но война с Ноор многому научила космолётчиков на поколения вперёд. Способные спокойно действовать в космосе, проклятые насекомообразные в любой момент могли нанести удар из-за угла своими острыми конечностями, насквозь пробивая и доспехи и тела неосторожных спасателей. Ноор, кстати, зачастую этим пользовались, если их корабли пытались взять на абордаж. Здесь пока присутствия врагов не наблюдалось, однако Гриша не мог позволить себе так по-глупому влипнуть.


Пройдя длинный коридор, он упёрся в металлическую створку, преграждавшему ему проход. Гриша не спеша набрал на вмонтированном в стену пульте комбинацию и створка немедленно пошла вверх. Воздуха за ней не было. Да и не могло быть - уже знакомый диск разрезал обшивку и вонзился в пол. Гриша остановился, чтобы получше рассмотреть его. Да, это действительно был серебристо-чёрный диск метра в четыре диаметром, на диске крест метровой длины. Лейтенант пошёл дальше, когда внезапно его хвост дёрнулся и сам собой потянулся к диску.


- Что за? - одёргивая хвост, воскликнул лейтенант.


Ощупав диск, Репин сделал вывод, что это достаточно мощный магнит. Пистолет едва не вылетел из его лапы, когда он приблизил его к поверхности диска. Интересная штучка... Как же они ею стреляют? Оставив этот вопрос, он пошёл дальше, настороженно оглядываясь и прислушиваясь, хотя последнее смысла не имело.


Вскоре стали попадаться и первые трупы. Когда Гриша проходил очередной отсек, на него поплыло тело. Репин задержал его лапой, посмотрел в мёртвое лицо и пустил дальше. Таких тел ему встречалось всё больше. Да, линкору сильно досталось. Чем больше он шёл, тем больше встречалось трупов. Кто-то успел мёртвой хваткой схватиться за какой-нибудь выступ, поручень, предмет - и остался болтаться. Кто-то летал в невесомости. Причины смерти различны и если бы не мысль, что скафандр не открыть, Гриша не стал бы сдерживать рвоту при виде некоторых особо неудачных смертей. Особенно трудно ему стало, когда перед ним повисла половинка тела, безвольно трепыхающаяся в одном из отсеков. Одно лишь немного его утешало - экипаж почти полностью состоял из людей... Едва об этом подумал, как порадовался, что на нём шлем. Иначе бы сам себя в морду ударил за такие мысли.


Через минуту лейтенант понял, что пора возвращаться. Выживших на борту "Конституции" не было. Лишь ради выполнения долга, он прошёл ещё чуть дальше, миновал очередной отсек и... Застыл, увидев наставленную ему на грудь "Барракуду". Гриша медленно поднял лапы и посмотрел на хозяина оружия, которой оказалась женщина в серебристо-сером комбинезоне.


- Я свой! - выкрикнул он, от неожиданности даже не подумав, что его не слышат.


Слова-то женщина и вправду не услышала, но зато прекрасно видела форму Репина и оружие всё-таки опустила. Тогда лейтенант повернулся к ней боком, показывая нашивку на плече. Он постучал по ней пальцем и кивнул. В ответ девушка - всё-таки девушка, лет двадцати четырёх, не больше - подняла руку и притронулась к горлу под клапаном шлема. Всё ясно. Переговорное устройство повреждено. Гриша убрал оружие, поднял правую лапу и провёл ею по воздуху, затем указал на девушку и изобразив двумя пальцами "человечка" повёл его к лапе. Она кивнула, но оружие так и держала в руке. На следующий вопрос - "выжившие есть?", девушка покачала головой, но оружие опять не убрала. Продолжая "разговор", Гриша указал на пистолет. Девушка всунула оружие в кобуру, подняла руки и соединила их в треугольник, указывая большими пальцами на себя, а остальными вверх. После этого и Гриша схватился за "Барракуду". Такой знак означал одно - противник рядом.


Они двинулись обратно к "Хищнику" по всё тем же коридорам, уже немного почистившихся от погибших, медленно улетавших в открытый космос. Мельком Гриша разглядел и знаки отличия девушки - техник. Как она уцелела? Впрочем, это можно будет спросить и в самом истребителе, и по возвращении на крейсер.


"Хищник" лейтенанта дожидался их всего в нескольких десятках шагов, когда девушка внезапно вскинула оружие и выстрелила. Пуля устремилась вперёд и врезалась в стену корабля прямо над головой странного существа, внешним видом напомнившего Репину динозавра-хищника, с двумя парами паучьих лап и жёсткими мушиными крыльями на спине, а также с огромными жвалами на морде. Глаз у ящера было тоже две пары, узкие такие глаза с красными большими зрачками, да ещё и затянутые какой-то плёнкой. Ноздрей у ящера нет, а чешуя отливает стальным блеском. В длинных передних лапах он держал острый диск, точно такой же, как те, которыми стреляют их корабли (а то, что это представитель расы противника, Репин не засомневался: таких тварей в Союзе нет), только в разы меньше. Лейтенант незамедлительно поднял оружие, проклиная невесомость, и надавил на спуск. От выстрела он пошатнулся и лишь благодаря магнитам на форменной обуви не улетел болтаться в невесомости, зато его пуля вонзилась инопланетянину в бок. Тварь отшатнулась к стеле, выпустив из лап диск. Не останавливаясь на достигнутом, Репин выстрелил вновь, на этот раз почти одновременно с девушкой - но тварь неожиданно оторвалась от пола и взлетела к потолку, после чего оттолкнулась от него и вновь завладела диском.


Пока противник, раскрыв свои крылья, приземлялся, Репин отключил магниты и взлетел вверх. Оказавшись у потолка, он прицелился, но монстр отпрыгнул в сторону, одновременно кидая диск.


Репин ловко перевернулся и оттолкнулся задними лапами от потолка. Он успел поджать хвост в тот момент, когда диск пролетал над ним. Девушка выстрелила ещё раз, однако прыткая тварь сумела увернуться и от этой пули. Однако то ли сказалась рана, то ли инопланетянин просто ошибся - но он приземлился как раз перед волком.


Гриша выстрелил вновь. На этот раз его нехило откинуло назад, да так, что он врезался в потолок, но и в инопланетянина попал. Пуля вошла ему как раз между двумя глазами, пробив череп и выбив комки того, что наверняка служило ящеру мозгом. Бессильно взмахнув лапами (всеми лапами) чудовище рухнуло на пол, после чего оторвалось от него и принялось переворачиваться в воздухе.


Приземлившись, Репин вновь включил магниты и следом за девушкой поспешил к истребителю. Он пропустил её вперёд, дождался, пока она займёт узкое пространство за креслом пилота, после чего влез сам. Произнёс мысленную благодарность в адрес конструктора Х27/3-го, после чего забрался в кресло, опустил колпак и включил подачу воздуха.


- Взлетай, взлетай! - крикнула на галакте пассажирка, стянув шлем. - Тут могут быть ещё!


Гриша сдвинул забрало, одновременно включая двигатели.


- Я не ошибаюсь? Это наши захватчики?


- Да! Взлетай!


В третий раз повторять ей это не пришлось - волк отцепил магниты и истребитель вылетел в космос. Пилоты назвали бы такое состояние "бесхребетник" - когда истребитель болтается в космосе без управления. Но сейчас у Гриши не было никакого желания получить диском в крыло или кабину при взлёте. Он включил двигатели на полную мощность, дал истребителю немного покрутиться, а самке, то бишь девушке - поорать, после чего движением лапы повёл машину прочь.


- "Варяг", это "Вожак"! - выкрикнул он. - Со мной выживший! На погибших кораблях может прятаться противник! Повторяю, на погибших кораблях может прятаться противник!


- Знаем, - ответил ему Гончаровский. - Наткнулись. К счастью, без потерь. Тело одной из тварей уже доставили на "Аддин", его уже изучают... Кто выживший?


- Кто ты? - обратился фуррь к человеку.


- Салли Брайн! Старший техник третьего двигателя линкора "Конституция"!


- Слышал, - перебил Репина старпом, когда тот принялся повторять полученную информацию. - Возвращайтесь. Ваши ведомые уже отходят к нам, у нас тут тоже проблемы наклёвываются...


- Сэр?


- Замечены два крупных объекта. Идут к нам.


Двумя минутами ранее...


- Сэр! - голос Санары звучал в капитанской рубке "Варяга" с удвоенной мощью - Сообщаю! Противник здесь! Они отлично чувствуют себя в космосе! Попрятались в щелях в бортах кораблей и обстреливают нас...


- Похоже, добивали выживших... - решил Соколов. - Подполковник, пальните по ним!


- Уже выполняю, капитан!


- Значит, противник не может быть далеко, - заметил Гончаровский, державший прямую связь с основной рубкой. - Не разумно ли будет прекратить поиски уцелевших, капитан?


- Сьхилл, отзывайте ваши истребители, - внял совету старпома Соколов. - Оставьте три истребителя в дозоре.


- Есть, - ответил капитан "Фирса".


- Если они оставили свои команды... То скорее всего, за ними вернутся...


- Капитан. Вы правы, - заметила Настя. Она испуганно помахивала хвостом, а её усы и глаза красноречиво говорили, насколько она растеряна и испуганна. - Две цели на локаторе. Идут к нам.


- Мечты сбываются... - только и смог сказать Михаил Соколов, и тут на связь наконец-то вышел лейтенант Григорий Репин.


Глава четвёртая.


- Внимание! - взревел Соколов. - "Аддин"! Немедленно отходите вглубь скопления обломков, у вас повреждён двигатель! "Фирс"! Займите позицию левее "Варяга", но держитесь на расстоянии!


- Сэр, передаёт лейтенант Репин! - выкрикнула Настя. - Техник Брайн сказала, что у противника есть очень мощное оружие, с помощью которого они уничтожили восьмой флот! Это оружие представляет собой средних размеров корабль с длинным носом, раздвоенным корпусом и с двумя боковыми двигателями!


- Такой есть?


- Нет, - ответил Жилков. - Эти корабли похожи на те, что как раз и уничтожал восьмой флот. Размером с крейсер, но не больше. Двигатели у них точно на корме.


Да, это были крейсерские корабли неизвестного противника. Четыре крыла, две треугольные кабины. Корпус овальный, с многочисленными впадинами на носу и на корме, в которых устроились орудия, с первого взгляда напоминавшие рогатки: раздвоенные металлические антенны, между двух толстых усиков которых крутились окутанные синим свечением диски-снаряды.


- Истребителям - назад! - рявкнул Соколов. - Орудия к бою, цель - корабли противника! Но без приказа не стрелять! Для начала посмотрим, на что они способны... Пилоты, быть готовыми к манёвру-уклонению!


- Сэр, разумно ли? - взволнованно спросил Виктор Гончаровский. - Может...


- Нет, не может! Мы должны выяснить, с чем имеем дело! Средний калибр! Быть готовыми к противоракетным действиям! Ракетные установки и торпедные аппараты - задействовать! Повторяю, огонь лишь по команде! Сначала выстрелим из пушек, если не получится - огонь!


- А истребители?


- Ринутся в бой, если мы не сможем уклониться, - мрачно произнёс Соколов. - Сьхилл...


- Мы не выстрелим, пока они не выстрелят, - ответил ифракт. - Наша цель - тот, что справа.


- Тогда мы возьмём левого.


Крейсеры противника разошлись в стороны. Видно, появление кораблей Союза они здесь не ожидали. "Варяг", понизив скорость, двинулся вслед за тем, что был слева, держа его на прицеле орудий. Начались томительные ожидания дуэлянтов, когда секунданты должны дать команду - и они дали, потому что неожиданно от правого крейсера противника в сторону "Фирса" устремились диски. Спрут-корабль ринулся вверх и снаряды пролетели под ним. Немедленно щупальца "Фирса" вытянулись в сторону врага и дали залп.


В тот же момент открыл огонь и второй противник. Соколов скомандовал, пилоты выполнили: содрогнувшись, "Варяг" рванулся вверх и вправо. Стволы его орудий засветились слабо-голубоватым светом, а затем сразу шесть цельнометаллических снарядов полетели к противнику. Тот тоже принялся уклоняться, но скорость снарядов "Варяга" оказалась гораздо выше, чем скорость дисков. Два прошли мимо цели, зато остальные четыре ударили в борт крейсера, вздыбив его и вырвав куски обшивки. "Варяг" содрогнулся ещё раз, теперь уже от выстрелов ракет - по кривой дуге они устремились к противнику. Тот не стал дожидаться их приближения. Несколько дисков устремились к ракетам и принялись взрывать их одну за другой. Лишь одна-единственная ракета прорвалась сквозь заслон и тут же рухнула прямо на правую кабину корабля. Судя по взрыву, это был тяжёлый "Багратион" - кабину крейсера оторвало напрочь и с кучей обломков вышвырнуло на мили прочь. Огонь на месте повреждения сразу погас - воздуха внутри вражеского корабля по-видимому не было.


Новые диски устремились к "Варягу" и вновь крейсер продемонстрировал качество своей артиллерии. Ни один из дисков не смог прорваться через заслон из снарядов. К этому времени перезарядившиеся главные орудия дали залп. Извергнутые из самого ада снаряды большей частью пролетели мимо крейсера, но два всё-таки попали ему в борт и в этом месте образовались порядочных размеров дыры.


"Фирс", увернувшись от очередной порции дисков, вновь выстрелил. Лазеры в четырёх местах прожгли корпус противника, но крейсер и не думал сдаваться. Множество дисков устремились к крейсеру ифрактов. Тот дал "полный назад", вдруг нырнул вниз и выстрелил из перезарядившегося "щупальца". Одно крыло вражеского судна отделилось от корпуса и закувыркалось в космосе. Пара дисков без всякой опасности пролетели в нескольких километрах от "Фирса".


"Варяг" задрожал вновь. Теперь несколько дисков всё же попали в крейсер. Один слегка разрезал обшивку по левому борту, но броня "Варяга" сыграла с магнитным свойствами снарядов врага злую шутку и диск "прилип" к корпусу, почти полностью загородив ту дыру, которую сам и проделал. Воздух со свистом принялся вырываться из корабля, но отсек тут же был закрыт и разгерметизирован, пока команда ремонтников с необходимым оборудованием мчалась на помощь. Второе повреждение оказалось серьёзнее: диск ударил в нос "Варяга", углубился и застрял в нём, чудом не зацепив один из лифтов для подачи снарядов.


- Торпеды! - взревел Гончаровский в унисон с капитаном.


"Плеск" вышел из аппарата и полетел к крейсеру врага, сопровождаемый конвоем из снарядов. Пара дисков ударили в них, но торпеду пропустили - вытянутый цилиндр, сверкая единственным двигателем, вонзился в изувеченный нос крейсера и взорвался. Видимо, это уже более серьёзное повреждение: противник накренился, рассеивая вокруг обломки.


В тот же момент его собрат получил от "Фирса" полную порцию лазеров. Взбешённый тем, что диски на этот раз пролетели в непосредственной близости от его корабля, Сьхилл не остановился на достигнутом и выпустил из носа ракеты. Совершенно нехарактерное для ифрактов оружие сработало идеально. Ракеты, преодолев пространство, отделяющее их от противника, ударили сразу в обе кабины крейсера. Не ожидавшие такого сюрприза инопланетяне даже не успели их перехватить. На пару секунд окутанный огнём корабль наклонил нос, теряя управление, и вновь сверкнули лазеры. На этот раз Сьхилл вознамерился продемонстрировать всю мощь своего корабля. Лучи вырвались и из щупалец, и из-под гребней, ударили в крейсер и тот наконец-то взорвался, разбросав сверкающие обломки во все стороны.


Соколов не собирался отставать от ифракта. Теперь "Варяг" дал залп бронебойно-фугасными снарядами и крейсер противника охватил огонь. Он закувыркался в космосе, когда ещё один "Плеск" ударил его в палубу. Силой взрыва тепловизоры оказались ослеплены - крейсер захватчиков просто перестал существовать, обратившись в груду металлолома. Это сопровождалось громогласным "УРА!!!", прокатившимся от носа и до кормы "Варяга".


Михаил Соколов устало рухнул обратно в кресло, из которого в порыве чувств встал, чтобы вместе с остальными порадоваться победе. Спиной он ощущал взгляд Сидиры, которая явно была удивлена таким поступком. Ну и плевать! Давно Михаил Соколов не ощущал сладкого вкуса победы, да ещё и добытой такими малыми усилиями!


- Ремонтная команда, доложить о повреждениях! - бодро приказал он.


- Говорит старшина ремонтной команды Горфанг! - раздалось в ответ. - Повреждения успешно устраняются! Раненных и убитых нет! Один отсек пришлось срочно разгерметизировать, но находящиеся там члены экипажа не пострадали!


- Отлично. Орудия? Двигатели? Системы жизнеобеспечения?


- Всё в порядке.


- Старшего помощника Виктора Гончаровского срочно просят перейти в основную рубку, - поменяв тип связи, продолжал капитан. Он ещё раз сдвинул тумблер. - Лейтенанта Григория Репина прошу сопроводить спасённого в основную рубку.


Он снова отключил связь и теперь обратился уже к пилотам.


- Ухо держать востро. Все системы с боевого режима не снимать. Три истребителя... Нет, шесть истребителей пусть немедленно отправляются к обломкам вражеских кораблей и поищут выживших. Всех уцелевших - на борт "Варяга" для допроса... Хотя навряд ли там кто выжил. И ещё, передайте капитану Сьхиллу мою благодарность за отличную стрельбу. Но пусть не расслабляется и выпустит дозор. Исполняйте.


* * *


- Расскажите нам всё.


Подчиняясь быстрому взгляду Виктора Гончаровского, лейтенант Григорий Репин отошёл в угол боевой рубки и встал там, ощущая предательскую слабость в задних лапах. Всё-таки не каждый день переживаешь настоящий космический бой. Он бы сейчас с удовольствием забрался под едва тёплый душ и принялся бы чистить свою взмокшую и перевзмокшую шерсть, но желание услышать рассказ Салли о гибели восьмой эскадры было просто невозможно превозмочь. Тем более, что никто в капитанской рубке сейчас не обращал на него ровным счётом никакого внимания... Разве что Сидира искоса поглядывала на лейтенанта. Она вообще выглядела странно: шерсть взъерошена, хвост поднят, уши прижаты... Но он не смог её долго разглядывать - Салли начала рассказ.


- Бой завязался около одного часа двадцати минут назад, - сообщила она, поглядев на часы.


Сначала всё было хорошо. Мы установили прочную связь с капитанским мостиком и я слышала, как докладывают о каждом уничтоженном корабле противника. Они напали на нас внезапно, но это им не слишком помогло. В начале боя мы потеряли всего один истребитель, уничтожив шесть-семь крейсеров и столько же их машин... Затем мы потеряли свой эсминец. "Долпфин", кажется. Линкор получил несколько попаданий, но мы пока неплохо сражались и даже думали, что отгоним врагов... Но тут они задействовали своё чудо-оружие.


- Чудо-оружие? - переспросил Соколов.


- Именно, - кивнула девушка. - Я слышала, как один из наших пилотов описывает странный корабль... Я вам уже говорила, как он выглядел. Он завис перед нашим флотом, а затем, по-видимому, дал залп. "Конституцию" затрясло, мы получили приказ покинуть отсек. И направились к шлюпкам... - голос её дрогнул. - Это было ужасно... Везде взрывы, часть отсеков оказалась уже закрыта... Мы - я и младший механик Джерри Симпсон - сумели пройти через один из отсеков, а вот за нами немедленно опустилась створка и мы услышали страшный взрыв... Когда мы оказались в шлюпке и попробовали взлететь, оказалось, что двигатели не работают, а система катапультирования парализована. И тогда мы увидели это чудо-оружие... Корабль не слишком большой, как нам показалось, и из вооружения у него, похоже, всего одна пушка. Его опутывал целый рой истребителей...


- Как он стрелял вы не видели? - перебил старпом.


- Нет, но это точно был он. Зато мы видели остаточные разряды на его носу, сэр. По-моему, это был улучшенный вариант так называемой "Звёздной рапиры".


О, лейтенант Репин прекрасно знал, что такое "Звёздная рапира". Проект супер-корабля, корабля-орудия, способного одним залпом разрушить небольшую планету. В качестве заряда должен был использоваться лазерный или термический луч, но огромнейшей мощи. Идею хотела воплотить в жизнь Гроннарская система, но Земля и Терра забраковали это решение. Во-первых, строительство такого корабля затратное дело и неэффективное. Во-вторых, он был попусту не нужен. Союз против уничтожения планет, даже планет врагов. Иначе бы вся система Ноор состояла бы из безжизненных камней и астероидов.


- Создание такого корабля - слишком дорогое удовольствие, - заметил капитан.


- Мне кажется, наш враг так не считает, - парировала Салли. - Они одним махом уничтожили весь флот, после чего двинулись в космос.


- И куда? Вы случайно не определили?


- Я - нет. Но Джерри... Он сказал, что судя по нашему углу наклона и их движению, их корабли двигаются вглубь территории Союза.


- Но точно вы сказать не можете?


- Нет.


- Сидира! - гаркнул Соколов. - Проверь - какие от нас поблизости находятся планеты, принадлежащие Союзу!


- Капитан! - ворвалась в разговор Настя. - Капитан Барк докладывает: есть пленные! Они их везут на "Варяг"!


- Отлично! - кивнул Соколов. - Мы их встретим... Мисс Салли, это всё?


- Пожалуй, да. Могу лишь добавить, что после этого они принялись добивать уцелевших. Причём без всяких видимых на то причин.


- Почему же? - фыркнул Гончаровский. - Причина у них была, причём весомая, - он прищёлкнул когтями. - Вы видели в действии их оружие.


- А на других участках фронта такое было?


Этот неожиданный вопрос приковал к Григорию Репину сразу несколько разнокалиберных взглядов. Гончаровский смотрел с таким выражением, будто собирался съесть собрата на месте. Соколов смотрел серьёзно и тяжело, но разгадать его взгляд лейтенант не смог. Сидира - испуганно, а вот Салли с пониманием. Колкий взгляд Насти без слов говорил, что лейтенант зря обратил на себя внимание и его сейчас вытурят.


- Правильный вопрос, - неожиданно произнёс Соколов. - Подобного оружия на других участках нет. Иначе бы мы знали о нём.


- Можно... Мне выдвинуть одну версию?


- Конечно же можно, - ядовито прошипел Гончаровский. В его глазах зажглись неприятные огоньки, а на морде появился злобный оскал, но Репина это не смутило.


- Сэр... Эти существа не встречались нам раньше, но они следили за границами Союза, иначе откуда бы они знали расположения наших охранных эскадр? Они готовили нападение заранее. И прекрасно знали, что мы распылим силы.


- И?


- Их корабль или пушка, или чёрт знает что такое, только что разнесла целый флот и теперь вместо того, чтобы уйти, держит путь вглубь Союза. Более того, её или его прикрывает целый флот. Они не считаются с потерями, они даже рассредоточили силы, уничтожая уцелевших - у меня есть ощущение, что они не думают о возращении...


- А, у него есть ощущения, - начал было Гончаровский, но неожиданно для себя самого, Репин прервал старпома.


- Я не договорил, сэр. Так вот, они идут в один конец. У них нет сил, чтобы бороться с нашим Объединённым флотом. Но он сейчас на границах, отражает атаки врага. При этом на других участках противник не спешит прорываться, иначе бы мы уже знали об этом. Всё похоже на отвлекающий манёвр. А теперь возьмём то, что имеем... - он сделал паузу. - Небольшой флот, охраняющий супер-пушку, уничтожившую кучу крейсеров, линкор, эсминцы и истребители. И видно, это не предел её мощности. Теперь они уходят вглубь Союза. Назад они уходить не собираются, а столь крупное соединение даже в космосе не сможет действовать незамеченным, ударяя в тыл нашим кораблям. Да и кроме того, энергии наверняка у них не так уж и много для диверсий. Из всего вышесказанного следует вывод, что они готовятся напасть на объект гораздо более крупный, чем любой линкор, любое соединение, любой флот в конце концов.


- Чёрт возьми... - неожиданно просипела Сидира.


Соколов тоже всё понял, но Гриша осознал, что ему дают возможность договорить. Он собрался с духом и выпалил:


- Мне кажутся, они атакуют ближайшую планету!


Гончаровский бессильно переводил взгляд с капитана на космолётчика и обратно. После чего хрипло, словно что-то держало его за горло, задал вопрос:


- Какие у нас есть доказательства этого?


- Никаких. Кроме того, что я сам бы сделал также, - неожиданно пришёл на помощь Репину Соколов. - Мы не видели силы этого оружия, но если оно смогло уничтожить целое соединение... Целую эскадру одним махом... Причём вместе со своими же кораблями... Оно поистине мощное. Я не вижу никаких других причин, почему они не отвели его, а повели вглубь Союза.


- Проклятие! - прорычал Гончаровский. - Навигатор, какая планета самая близкая к нам?


Сидира, сидевшая ранее словно остолбеневшая, встрепенулась и сказала так тихо, что её едва услышали:


- Андорра, сэр... Расположена... На краю Террийской звёздной системы. Время полёта до неё - два часа на полной скорости.


- Из них по меньшей мере полчаса уже прошло, - вставил Соколов.


Он задумался.


- Лейтенант Репин, отправляйтесь в свою каюту и отдохните...


- Я не устал, сэр.


- Всё равно. Вы должны отдохнуть, возможно, нам понадобится истребительская группа. Старпом, передайте на "Фирс" - возможно, цель наших врагов - Андорра. Пускай "Аддин" немедленно отправляется к Земле на всей скорости, какую сможет выжать, и при этом сообщает на всех каналах, что возможны проникновения вражеских кораблей вглубь территории Союза. "Фирс" и "Варяг" же на полной скорости двинутся к Террийской системе... Вы ещё здесь, лейтенант?


- Простите, сэр, - произнёс Гриша и направился к выходу.


- Капитан, нам доставили пленных... Их двое, - услышал он голос Насти за спиной.


- Отлично. Мисс Салли, я прошу вас покинуть боевую рубку. Сидира, проложите курс и проводите её до... До моей каюты. Пароль к главной двери: "Венера". После можете также отдохнуть. Вы мне тоже нужны бодрой.


- Благодарю, сэр...


Он не услышал дальнейшего. Михаил Соколов встал со своего места, подошёл к самке и положил руку на её плечо.


- Мы успеем, - произнёс он.


Сидира коротко кивнула.


Она и Салли покинули кабину спустя пару минут, когда белая волчица закончила прокладку курса. Ещё через одну минуту под конвоем из двоих людей привели пленных.


Первый был явно молодым ящером, одетым в полупрозрачные серые доспехи. Верхняя пара конечностей и крылья у него немного обгорели. Второй - субъект под три метра ростом с повязкой на правой части морды. Выглядел он постарше, да и рангом был повыше. Держась твёрдо и оставляя вмятины от длинных когтей, он встал в середину рубки и бросил на Соколова испепеляющий взгляд.


- Какой язык вы знаете? - спросил на галакте Соколов. Ящеры молчали. Он задал такой же вопрос на языке Ноор, на нескольких земных языках, но пленные не понимали его слов. Неожиданно Гончаровский, которому эта игра порядком поднадоела, стянул перчатку с правой лапы, выдернул "Барракуду", подошёл к молодому ящеру и приставил оружие ему ко лбу.


- Знаешь ли ты английский? - спросил он, при этом вовсе не на английском, а на галакте. - И учти - если ты меня не понимаешь, жить тебя осталось три секунды. Раз... Два...


- Понимаю.


Голос ящера был таким, будто бы его долго душили подушкой, после чего серьёзно простудили. Такому хрипу мог бы позавидовать любой киношный злодей, мутант или пришелец.


- Кто вы? - спросил Соколов. Гончаровский отошёл, но оружия не опустил.


- Короли Вселенной, - сказал тот, кто постарше. Осознал, что в молчанку играть теперь бесполезно.


- Название расы, или сейчас ты будешь королём Вселенной с дыркой в голове.


- Сционы.


Соколов бросил взгляд на старпома. Волк лишь покачал головой. Таких он не знал.


- Местонахождение вашей системы?


Сцион гулко зарокотал. Видно, это должно было означать смех.


- Системы? Да у нас шесть звёздных систем, в каждой от пяти до десяти планет! Всё ваше космическое образование - жалкое подобие нашей мощи!


- Ну, это мы ещё посмотрим, - улыбнулся Соколов. И улыбка его не означала ничего хорошего. - Почему вы напали на нас?


- Напасть первым - предотвратить войну.


- Не понял?


- Мы напали на вас, чтобы вы не напали на нас.


- Чушь! - взорвался Гончаровский. - Союз ни на кого никогда не нападал и не будет нападать! Он создан для защиты планет и систем!


- Ха-ха-ха, защита предшествует нападению.


- Бред.


- Не учи нас тактике войны, wolfuck, - выдал сцион, явно демонстрируя познания в Земных языках. - Мы следили за вами многие годы. И поняли, что вы представляете угрозу.


- Что вы запустили вглубь нашей территории? Что за корабль? Какова его цель?


- Ха, ты думаешь, я тебе это скажу, humdiot?


- Вы бы хоть ругательства старые изучили, прежде чем новые придумать, - спокойно отреагировал Соколов. - А не скажешь... Гончаровский, пристрели его.


- Вы не имеете права так обращаться с военнопленными.


- А вы как обращались с нами, добивая уцелевших?


- Это тактика.


- А это - месть. Пли!


Гончаровский вскинул пистолет и положил палец на спусковой крючок. Он действительно был готов выстрелить в любой момент, ощущая оружие подушечкой своей лапы. Конечно, не убить - засадить пулю в плечо, сразу станут сговорчивее...


- Стой! - рявкнул помладше.


Гончаровский едва ли не с сожалением опустил оружие.


- Они не будут стрелять.


- Какая разница? - ящер повернул к Соколову морду. - Цель у нас простая. Взорвать ваши планеты. Если получится - все. Не получится, то тогда хотя бы одну.


- Мы это и так знаем, - махнул лапой старпом. - И навряд ли у вас это получится. Так что, есть вам ещё что сказать?


- Вы и без нас всё знаете, - оскалился ящер постарше.


- Увести их, - приказал Соколов.


- Мы всё равно победим! - заорал тот, кто постарше. - Наше оружие уничтожит вашу жалкую расу! У неё много залпов - на всю вашу Солнечную систему хватит!


- Ну и акцент у них... - поморщился капитан.


Как только ящеров вывели из рубки управления, человек обернулся к Гончаровскому. Волк стоял, нервно теребя пальцами усы на левой части морды.


- Теперь мы на девяносто процентов можем быть уверены, что их цель - Андорра. Она ближайшая планета, она входит в Союз и её наверняка выбрали уже давно. Оружие этих... Сционов - несовершенно, корабли слабее наших. Но уничтожив пару планет, они нанесут нам поражение ужаснее, чем если бы разбили Объединённый Флот.


- Согласен. И если я не зря проучился в звёздной академии, спорю, что все их удары были отвлекающими манёврами, чтобы пропустить эту супер-пушку на нашу территорию.


- Не просто пропустить, но и обеспечить ей коридор. Вспомните - на помощь восьмой эскадре погнали только нас. Значит, по крайней мере сначала помощь им не требовалась. Это и техник Салли Брайн подтвердила.


- Всё это попахивает очень нехорошо, сэр. Но у нас пока есть пара козырей. Первое - они о нас не знают. Второе - они не должны идти быстро. У них есть повреждённые корабли, плюс сционы должны же дождаться свои крейсера!


- Второе можно оспорить... А вот с первым я полностью согласен, - кивнул Соколов. - Может, мы успеем их нагнать.


- Молитесь, чтобы успели.


- Пусть эти ящероподобные насекомые, либо насекомоподобные ящеры и дальше мечтают о том, чтобы добраться до наших планет. Мы же их мечты разорвём в пух и прах!


Гончаровский сощурился и на его морде появилось подобие улыбки.


- Ваша мечта о мести и их мечта о победе... Посмотрим, какая сбудется.


Глава пятая.


Осторожного стука лейтенант Григорий Репин не ожидал. Он только что вернулся из душа, где вымыл из своей шерсти весь пот, переоделся в обыкновенную форменную куртку и брюки, оставив скафандр, и теперь блаженно растянулся на кровати, наслаждаясь отдыхом. Теперь же, пару раз чертыхнувшись, он слез с кровати и подошёл к двери под сопровождение цокота собственных когтей.


- Кто там? - спросил он.


- Это я, - раздался голос Сидиры. - Гриш, впусти меня...


Дверь открылась ещё до того, как она успела назвать его имя.


- Проходи, - произнёс волк.


Сидира явно была взволнована. Он понял это уже при первом взгляде на её мордочку. Она прошла мимо и тяжело опустилась на край койки.

.

- Эти твари... Похоже, они летят к Андорре. Она - ближайшая планета отсюда...


Волк запер дверь и сел рядом с самкой.


- Не волнуйся. Даже если это и так, то мы успеем их перехватить. "Варяг" очень скоростной корабль.


- Мне страшно, Гриша... - она скрестила лапы на груди. - Они летят к моей родной планете.


- Мы их остановим.


Он приобнял её, пододвинувшись поближе.


- Поверь, я знаю, о чём говорю. Это очень хороший корабль.


- При чём тут корабль... Ты видел, что случилось с этим флотом? Они уничтожили его, причём с лёгкостью!


- Я бы так не сказал!


- Ну пусть и не с лёгкостью... Ты слышал рассказ этой... Этого человека! Ты видел разрушенные корабли! Это сделал всего один корабль!


- Одно дело - разрушать корабли. Совсем другое - уничтожать планеты...


- А если она на это способна?


- Не забудь, это только версия, причём моя!


- Капитан Соколов с ней оказался согласен.


- Он никогда не ошибается? Не думаю.


Она ничего не ответила, лишь повела лапой по кровати.


- Гриша, сколько мы с тобой встречаемся? - неожиданно спросила она.


- Около месяца. Не больше.


Странно. С чего это вдруг она решилась сменить тему?


- И ещё ни разу...


- Ни разу.


- Я... Я подумала... - она потупила взгляд. - Гриша, вдруг что-нибудь сегодня пойдёт не так... Первых врагов мы одолели... Но вдруг нам просто повезло?


- Ближе к делу. Чего ты хочешь?


- Тебя, - неожиданно даже для самой себя выпалила Сидира. - Я не верю... Но ведь всё может быть?


Григорий Репин не ответил.


- Гриш?


- Сейчас?


- А когда же ещё? Если мы нагоним этих... Существ, то может завязаться битва, исхода которой не знаешь ни ты, ни я.


- Я знаю, какой будет исход, - попытался улыбнуться Репин, но попытка эта вышла достаточно жалкой. - Но может мы отложим это дело до возвращения?


- Нет. Я хочу сейчас.


Гриша судорожно кивнул и кинулся к двери. Проверил, заблокирована и она, а когда обернулся, увидел, что Сидира уже раздевается. Он и сам мигом сбросил куртку и джинсы на пол. Андоррианка подошла к нему, опустила взгляд на его задние лапы и медленно подняла...


- Неплохо... - произнесла она. - Очень неплохо...


- Ты ещё уверена в своём решении? - с непонятно откуда взявшейся смущённостью проговорил Гриша.


Вместо ответа она кинулась на него и быстро вцепилась своими губами в его губы. Гриша не стал сопротивляться, а затем резко толкнул и повалил самку на кровать. Чувствуя, как захватывает его чувство, граничащее с животной похотью, но гораздо, гораздо более светлое и сильное, он упал на Сидиру и продолжил прерванный поцелуй...


* * *


- Террийская система! - выкрикнула Настя. - Прямо по курсу, шесть с половиной минут пути.


- Как двигатели? - взволнованно спросил Соколов.


Весь путь от места гибели восьмого флота и до Террийской системы "Варяг" проделал, выжимая из своих двигателей всё возможное. Ровно как и "Фирс". Если бы с ними летел "Аддин", он бы уже давно безнадёжно отстал от двух крейсеров, космическими шпагами разрезающие межзвёздное пространство.


- Давление на красной отметке, температура тоже, но пока ещё не критично, - отрапортовала второй пилот. - Внутренняя обшивка не плавится. Думаю, мы выдержим ещё минут десять-двадцать.


- Как вы считаете, мы нагоняем их?


- Трудно сказать, сэр. Я очень надеюсь, что да.


Соколов в который раз поднялся с крейсера и принялся нервно расхаживать по рубке.


Да, "Варяг" и "Фирс" мчаться на пределе сил. Да, их враг в то же время почти наверняка ковыляет, как битая кобыла. Только вполне возможно, что он уже доковылял до Андорры. Все тепловизоры были включены и каждую секунду капитан бросал на них внимательный взгляд. Но он не ожидал увидеть на приборах тепловое излучение от разогретых дюз вражеских кораблей. Наоборот. Он надеялся, что не увидит вспышки взбешённой энергии, возвещавшей, что пришёл конец Андорре и её жителям.


Признаться, у него был повод волноваться. Если у вражеского корабля хватило сил одним махом покончить с восьмой эскадрой, то залп по Андорре означает для неё очень плохие последствия. Минимум - уничтожение городов и гибель миллионов. Максимум - смещение планеты с орбиты или такое страшное повреждение, что она взорвётся, оставив после себя медленно остывающее поле астероидов. Сционы вызвали у него стойкое ощущение, что эти твари явно долго готовили своё нападение и навряд ли в их планах будет просто сжечь пару лесов, да пересушить несколько рек Андорры...


Гончаровский на связь не выходил. Соколов знал, что он волнуется не меньше. Под защитой корпуса "Варяга" старпом чувствует себя в большей безопасности, чем в рубке, и эта мысль наверняка ему вовсе не по душе.


Сигнал вызова с "Фирса" нарушил затянувшуюся тревогу.


- Капитан Соколов, - Сьхилл плавал перед экраном связи и его щупальца мельтешили, словно бы он хотел что-то ими схватить. - Мне кажется, что мы ошиблись с выбором курса. Врага здесь нет.


- Я тоже очень хочу в это верить, - произнёс Соколов, не смотря на ифракта. - Но мы проверим всё до конца...


- И что делать, если их здесь нет?


- "Аддин" должен был уже предупредить все станции поблизости от восьмой охранной эскадры. А значит, сейчас планеты установят такую оборону, какую противнику ни за что не сломить.


- Значит, всё было не напрасно?


- Разумеется нет... Да и кроме того, мы проверили способности наших двигателей. И...


- Противник на экране! - завопила Настя так, что Сьхилл отпрыгнул от экрана связи.


- Противник?! Где?


- Идёт к Андорре! Корабль шестнадцать-семнадцать, все окружены истребителями, сэр!


- Боевая тревога! Быстро! - приказал Соколов. - Старпом, на связь!


- Слышу. И вижу. Мечты сбываются, да, капитан?


- Отставить разговоры! Орудия к бою!


- Есть, сэр...


Соколов наконец оборотился к Сьхиллу.


- Есть план, капитан?


- План? Я думал, что вы...


- Ясно. Перед нами семнадцать... Семнадцать, да?


- Да, - откликнулась Настя.


- Семнадцать боевых кораблей и куча истребителей. И где-то среди этого скопления космического мусора движется их хвалёный корабль. Приметы помните?


- Естественно, - хмыкнул ифракт.


- Врываться и атаковать их с кормы навряд ли будет умно, - продолжал Соколов. - Их оружие достаточно малоэффективно, но если они начнут стрелять по всем нам скопом...


- Постойте, а как же силы самообороны планеты?


- Андорра - ближняя к рубежам обороны. Как вы думаете, куда делось большинство кораблей её флота?


- Отправилось на помощь охранным эскадрам?


- Именно.


- И как нам тогда драться, а?


- Не паникуйте, капитан, - спокойно ответил человек. - Как насчёт того, чтобы нанести по ним тройной удар?


- Распылить силы и отвлечь огонь? Капитан, это же чистое самоубийство!


Соколов замолчал.


- Капитан Сьхилл, - сказал он спустя несколько секунд. - Там - Андорра. Планета, входящая в состав Союза. Планета, население которой исчисляется десятком миллиардов ни в чём не повинных жителей. Планета, на которой живут наши близкие и друзья. "Варяг" сейчас - та сила, что может спасти их. Но без вас мы не справимся. Это не приказ, капитан Сьхилл. Это просьба - помогите нам!


- Но как мы справимся с такой армадой?


- А нам и не надо справляться с ними. Наша цель - этот их супер-корабль. Если бы его нельзя было уничтожить - у него не имелось бы такое охранение.


- Да, только вот всё в его эскорт и упирается...


- Ваш "Фирс" нападёт на них сверху. Истребители - снизу, - предложил Соколов. - А мы попытаемся прорваться к их посудине, пока они будут заняты вами.


- Почему не мы, а вы должны нанести удар?


- Вооружение "Фирса" - лазеры. Они неплохи, мощны и разрушительны, но слишком долго перезаряжаются. А тут всё решает быстрота. Если они сумеют убрать его в центр флота - навряд ли сможем добраться до их оружия.


- Согласен, - кивнул ифракт. - Вы думаете, получится?


- Выпускайте машины, капитан. Мы должны хотя бы попытаться.


- А позвольте спросить - сколько времени у вас ушло на то, чтобы разработать этот план?


- Ну... - Соколов покосился на часы на своей приборной панели. - На него ушло приблизительно три минуты, а что?


- Три... Хорошее число, - заметил ифракт. - Надеюсь, оно нам поможет. До связи, капитан. Надеюсь...


- У нас всё получится. На нашей стороне эффект неожиданности и более тяжёлое вооружение, Сьхилл. И умение неплохо воевать.


* * *


- Вовремя... - только и сумела сказать Сидира, успевшая до сигнала тревоги почти полностью одеться. Репин же переодевался в скафандр. - Гриша, пожалуйста, будь осторожен.


- Не волнуйся за меня.


Они выбежали вместе. Мигом пронеслись по пустому коридору и разошлись в разные стороны: она кинулась в боковой проход, ведущий к лифтам, что доставят её в капитанскую рубку, он тоже к лифтам, но уже к тем, что спускались в ангар. А вот в ангаре пришлось ловко проталкиваться сквозь толпу разношёрстного народа.


- Полностью готов! - крикнул Тембар. Он стоял рядом с "Хищником" лейтенанта Репина и зажимал уши, потому что совсем рядом сдвинулся истребитель "Волчицы". - Сэр, кажется, это наш враг!


- Не кажется, а точно наш враг! - ответил Репин, взбираясь на крыло машины, а с него перелезая в кабину. - От винта!


Он надел шлем, закрыл люк, опустился в кресло и застегнул ремни. Проверка на герметичность и костюма, и истребителя показалась ему самой длительной в жизни. Затем лейтенант привёл в действие двигатель и "Хищник" поехал к взлётному отсеку.


- Внимание, истребители! - громыхал в его наушниках голос Соколова. - Ваша задача сейчас - занять положение под вражескими кораблями и по сигналу атаковать их! Постарайтесь внести как можно больше сумятицы в их ряды! Группы подчинены подполковнику Санаре! Повторяю, группы подчинены...


"Ну, сейчас она оторвётся" - пронеслось в голове Репина, когда "Хищник" покинул крейсер и вылетел в открытый космос.


"Стая" уже была здесь. Ларс и Харбор вели остальных к "Вожаку", растянувшись в неровное подобие клина.


- Сменить положение! - рявкнул лейтенант Репин. - Орудия к бою! Все истребители - за мной, нужно соединиться с ифрактами!


- Сэр, вы слышали капитана...


- Слышал и полностью одобряю! За мной!


Он посмотрел на экран, затем налево через колпак. Пятёрка Джека летела за своим лидером параллельно им. Чуть в стороне опускались ифракты.


- Вниз! - услышал Репин голос Сонары. - Вниз и без команды машины не выпрямлять!


Всё условно... С виду кажется, что пространство крутится вокруг тебя, а не ты в пространстве. Репин повёл себя и своих ведомых под вражеский флот, одновременно лихорадочно пытаясь понять, что задумал Соколов. Он не видел, как "Фирс" взмывает выше "Варяга" и готовит орудия. Одно Гриша знал точно - какой-то план у Михаила Соколова имеется и истребителям в нём отведено своё место.


- Все! Слушать меня! - призвала Санара. - Истребители "Варяга" обеспечивают прикрытие наших кораблей! Лейтенант Джек Хортлайт, ваша задача отвлечь на себя истребители! У противника их явно больно много, нужно немного уменьшить их количество! Лейтенант Григорий Репин, ведите своих ведомых за нами и защищайте, когда мы ворвёмся в строй вражеских кораблей! Пилоты, приём-вызов - волна "J"! Не от кого нам здесь скрываться!


- Какая у нас тактика? - поинтересовался Харбор.


- Самая простая. Мы с "Фирсом" отвлекаем их, "Варяг" же прорывается сквозь огонь и взрывает их супер-пушку.


- А потом?


- А потом мы постараемся продержаться до подхода кораблей либо с Андорры, если они на ней ещё остались, либо с дальних рубежей!


- То есть, геройски погибнем, унеся с собой как можно больше врагов, - подвёл красочный итог Аск.


- Отставить панику и мысли о смерти! Думайте только о гибели ваших врагов! Пошли! Выправляйте истребители - и в атаку!


Гриша выправил Х27/3-го и немедленно повёл его вверх. Туда, где в космосе сверкали звёзды-корабли противника. Он успел оглянуться на "Варяг" - космический крейсер рвался в бой, наставив все свои орудия на противника. "Фирса" видно не было, хотя скорее всего, он сейчас заходит на атаку...


- "Стая", это "Вожак"! - вызвал ведомых Гриша. - Все готовы продемонстрировать мне, чему научились?


- Да, сэр! - откликнулась громче всех Лера.


- Отлично! Держитесь вместе и прикрывайте друг друга до самого проникновения вглубь вражеского соединения. Затем - в стороны. Старайтесь увязаться за машины ифрактов. Крейсера не атакуйте, наши снаряды против них мало чем помогут. Следующее - их диски магнитные. Старайтесь не давать им даже близко пролетать от ваших крыльев! Снарядов не жалеть! Вперёд!


- Вперёд!


Видимо, у противника всё-таки имелись локаторы, поскольку неожиданно от вражеских кораблей отделились яркие точки. Истребители. Бескрылые, каплевидные, и чем вооружены - пока не ясно. Зато известно, что их очень много.


- Джек! - крикнул Гриша.


- А?


- Спорю, что я уничтожу больше хлама, чем ты?


- Конечно! - расхохотался человек. - Глотай космическую пыль, щеночек!


Шестёрка истребителей немедленно оторвались от остальной группы и ринулись наперехват врагу. Гриша увеличил скорость, чувствуя, как начинают действовать на тело перегрузки. Оскалив зубы и прижав уши, он включил боевой режим и сдвинулся чуть левее, чтобы открыть место для стрельбы летевшему прямо за ним Ларсу.


Враг открыл огонь.


Строй истребителей Джека рассыпался - машины уклонялись от проклятых дисков. Едва большинство из них пролетело, как грянул ответный огонь - разогнанные до невообразимых скоростей снаряды вырвались из стволов, скорость истребителей сразу понизилась, однако пушки своё дело сделали. Пара истребителей наткнулись на них и взорвались странным ярко-красным пламенем, ещё три потеряли управление и закувыркались в космосе. Новые выстрелы взрезали борт одной из машин сционов, тогда как другая глупо задрала нос, дёрнулась, словно выпрыгивающая из воды рыба, и взорвалась. Выстрелили и ифракты - несколько прожжённых плазмой машиной взорвались, либо просто закувыркались в космосе, ещё одна вильнула влево и врезалась в своего же, благодаря чему сверкнули сразу два взрыва.


Гриша взял на прицел один особо наглый истребитель, выстреливавший диски с удивительной меткостью: несколько раз они пролетали в опасной близости от бортов машин союзников. Репин надавил пальцем на кнопку-гашетку и ощутил, как вздрогнула машина от одновременной отдачи сразу всех своих орудий. Сцион крутанулся и вдруг разлетелся чуть ли не на молекулы.


- У меня уже два! - прорвался сквозь какофонию звуков вопль Вольфа.


- А у меня три! - ответил Харбор. - Не расслабляться! Наша цель - прикрытие, а не битва!


Вражеские корабли были уже близко. Джек и его ведомые остались позади, заняв собою большую часть вражеских машин. Гриша бы многое дал, чтобы присоединиться к ним, но он понимал, что его лучший пилот прав - "Стая" должна прикрывать ифрактов.


- Ракеты готовь! - крикнул Гриша. - Выберите цели! Не навредим - так хоть напугаем!


- Как сказать! На вид, они не особо крепкие!


Пока противник не успел понять, что его заслон порван, а истребители врага ринуться в преследование, Репин получил возможность бросить взгляд на противника. Уже знакомые ему по видео крейсера. Штук шесть, не меньше. Между ними, над и под - бескрылые папиросы с вогнуто-выгнутым корпусом и расширенной кормой, походящей больше на сферу. Из этой сферы и вылетели каплеобразные истребители. А посередине - вот она! Вытянутый нос, двигатели по бортам! Всё верно!


- Отмена приказа! Подполковник Санара! Взгляните на центр вражеской группы!


- Что там?


- Этот корабль - и есть их супер-оружие! Надо его уничтожить!


- У меня нет такого приказа...


Репин был сейчас готов перегрызть ей глотку. Фигурально, конечно.


- Санара! Это оно, понимаешь, оно!


- Всё я поняла, лейтенант! - стальным голосом произнесла Санара. - А если его наши выстрелы не возьмут?


- У нас есть ракеты!


- Оставим это дело крейсерам! Где гарантия, что наши заряды его возьмут?


- У нас ракеты! Санара! Отдай приказ - я попробую взорвать эту штуку!


Враг заметил их и открыл огонь. Диски падали на истребители, словно лавина. Строй машин треснул и развалился, все ринулись кто куда.


- Ладно! - неожиданно крикнула Санара, когда смертоносная лавина пролетела мимо. - Принимай командование над своими! А я займусь крейсерами!


- Спасибо! - крикнул лейтенант Репин. - "Стая"! Перекличка! "Матёрый"!


- Я здесь!


- "Охотник"!


- За вами!


- "Загонщик", "Волчица"?


- Здесь!


- Меня не забудьте! - крикнул Вольф.


- Отлично! Пока они не перезарядили орудия - вперёд! Атаковать мою цель!


Он едва успел это крикнуть, как вверху взорвался один из крейсеров: это на него рухнул "Фирс" и пронзил своими лазерами и ракетами. Строй машин противника тоже развалился - часть ринулась на крейсер ифрактов, остальные принялись собираться вокруг своего супер-оружия. А этот корабль, почувствовав опасность, ринулся к Андорре, что висела не так уж и далеко...


У Гриши внезапно остановилось сердце. Андорра. Прекрасная планета, так похожая на Землю и его родную Терру... Она висела огромным сине-белым шаром действительно очень недалеко от развернувшейся в космосе битвы. От неё в сторону сражающихся спешили несколько кораблей - тяжёлые и неуклюжие мониторы самообороны, окружённые роем истребителей...


- Джек! Андорра защищается! - радостно выкрикнул лейтенант. - Сейчас будет легче! Джек? Джек!!!


Глава шестая.


Истребитель Джека Хортлайта взорвался в тот момент, когда "Варяг" наконец-то вступил в бой.


Ракеты "Том-39" вонзились в борт крейсера сционов, уже схлопотавшего в крыло луч от "Фирса". Весь корпус корабля захватчиков покрылся розами взрывов, а затем... А затем, будь дело в атмосфере, раздался бы громкий треск, когда крейсер переломился напополам. Рядом рванул ещё один, на этот раз получивший лазеры от ифрактов.


- Полный вперёд, - приказал Соколов.


Подчиняясь пилотам, "Варяг" ринулся в атаку. Один из крейсеров развернулся к нему и был уже готов дать залп, когда носовые орудия "Варяга" выстрелили сами. Снаряды - два цельнометаллических и один фугасный - ударили в так удачно развернувшийся корабль, проделал в его борту огромные дыры и помешав запустить диски. Сработала и вспомогательная артиллерия - снаряды протыкали борт крейсера насквозь. Неожиданно противник накренился и закувыркался в космосе, не пытаясь даже продолжать стрелять. "Варяг" немедленно перевёл огонь на другой корабль, выстрелив одновременно с ним.


Один из снарядов "Варяга" пробил крейсер как раз между кабинами и вылетел у него из кормы. Повреждённый крейсер принялся вращаться, как и его собрат, однако и "Варягу" эта победа легко не досталась. На этот раз диски ударили с более катастрофическими последствиями. Первый срезал 280-миллиметровую, разрезал корпус и застыл в нём. Второй неожиданно прилип к борту "Варяга", не нанеся ему повреждений; ещё штук пять пролетели мимо, но шестой изогнулся и резанул борт крейсера. Ещё один изогнулся и ударил в корпус неподалёку от дюз. Новый залп "Варяга" разнёс наглого сциона.


- Где их супер-пушка? - вскричал Соколов, обращаясь к Сидире. - Ты её видишь?


- По-моему, там, где больше всего кораблей противника! - ответила волчица. - Посередине их скопления!


- Ясно! Летим туда!


- Сэр! Доклад о повреждениях! - крикнул Гончаровский.


- Сейчас некогда! Двигаться и стрелять можем - вперёд!


Сционы оборонялись изо всех сил. Один из их крейсеров удачным залпом срезал "щупальце" "Фирса". В ответ ифракты навели оставшиеся пять и выстрелили по врагу. Крейсер развалился буквально на куски.


- Нам тут жарко! - включился Сьхилл. - "Варяг" бы здесь не помешал!


- Идём, - ответил Соколов. - Держитесь.


"Варяг" наклонился на правый борт и дал новый залп, теперь целясь в скопление кораблей. Снаряды пробивали корабль за кораблём, но большего добиться не смогли. Зато новые диски стеной полетели к "Варягу". Уклониться от них несмотря на все старания пилотов было невозможным.


Несколько дисков вонзились в нос "Варягу". Два-три ударили в башню "А", срезав её с носа корабля. Ещё один пронзил правый ствол башни "Ц".Последние два-три вонзились в надстройку.


"Варяг" накренился. Свет мигнул пару раз, с потолка в капитанской рубке посыпались искры. Соколов едва удержался в кресле, а Сидира и вовсе вылетела из него, заскользив по полу.


- Сэр! - выкрикнула Настя. - У нас множественные повреждения!


- Ваша задача - вести корабль! Выровняйте нас!


- Вас поняла, - проговорила Настя.


- Доклад о повреждениях! - приказал Соколов.


- Башня "А" - уничтожена! Башня "Б" - повреждена, действует всего одно орудие! - посыпались плохие новости. - Целостность корпуса нарушена. Нарушена герметизация отсеков...


- Системы жизнеобеспечения?


- Не повреждены.


- Продолжаем бой, - решил капитан. - Развернуться бортом!


- Сэр?


- Ударим из всех орудий.


- Но мы удобная мишень! - вставил Гончаровский.


- Риск оправдан, старпом.


* * *


- Сдохни!


Гриша повёл истребитель вверх. Ракеты класса "космос-космос" пронзили безвоздушное пространство и врезались в обе кабины крейсера сционов. Сверкнули взрывы - и повреждённый корабль ушёл вниз.


Драться стало легче. Хотя несколько истребителей ифрактов и тройка из шести машин Джека, считая и его "Хищник", были уничтожены, подошли силы самообороны Андорры. Восемьдесят однокрылых машин с пушками по обе стороны от округлой кабины, коршунами налетели на врага. За ними ударили и мониторы - четыре дисковидных посудины, вооруженные недальнобойными, но зато тяжёлыми энергетическими орудиями и мощными ракетами. Видимо, это сционам вообще не понравилось - они запаниковали, их огонь стал нестройным, каплевидные машины врезались уже друг в друга. Однако двухдвигательный корабль продолжал лететь вперёд, наставив орудия на Андорру.


Однако тут Грише стало некогда смотреть на других. Он видел, как получил удары дисков "Матёрый", вырвавшийся вперёд, накренился и тут же взорвался. Затем вспыхнула "Волчица", крутанулась и тут же взорвалась. Издав оглушающий вопль, Гриша развернул "Хищник", прицелился в истребителей сционов, сделавший это, и пробил его своими снарядами. Рядом "Охотник" нагнал своего противника, пустил ракету и взорвал его.


Ситуация накалялась. Враг разворачивал корабли, уступив место для своей пушки, одновременно сосредоточив свои залпы на мониторах. Один, пробитый десятками дисков, взорвался уже через минуту, второй отвернул, охваченный пламенем. Супер-пушка сционов, окружённая пятёркой ещё неповреждённых крейсеров, двинулась в образовавшуюся брешь.


- "Стая", - крикнул Репин. - Собираемся и за мной! Нужно задержать этот проклятый корабль!


- Мы сей...


"Вульф" потерял крыло, начисто срезанное диском, развернулся, кувыркнулся и попал точно в борт крейсера сционов. Гриша в немом оцепенении смотрел на разлетающиеся обломки. Только что он потерял троих ведомых. Причём двое - те, на кого он особо рассчитывал.


- "Охотник". "Загонщик". За мной, - сухо приказал лейтенант. Он сделал "бочку", увернувшись от неизвестно какого по счёту диска и рванулся вслед за уходящими крейсерами сционов.


Совсем рядом "Фикс", лишившийся ещё двух щупалец, медленно выходил из боя. Весь его корпус был покрыт воткнувшимися дисками, двигатель работал с перебоями. Его истребители продолжали драться: четыре машины под командованием Сидиры рвались в битву. Но помочь им Сьхилл уже не мог и принял решение вывести корабль.


У Гриши в груди зародилось стойкое ощущение проигрыша. Вот он - враг, на расстоянии протянутой лапы, только подлети и взорви! Только прорваться сквозь огонь пяти крейсеров не выйдет. Истребители самообороны Андорры были заняты уничтожением истребителей и крейсеров врага, а мониторы стали лёгкой мишенью для противника. Волк лихорадочно пытался придумать хоть что-то, но никаких мыслей ему в голову не приходило. Будь у него полный состав машин, он бы попытался пробиться через оборону...


- Санара! - неожиданно осенило Репина. - Санара, ты меня слышишь?


- Да, - ответила ифракт. - Только я немного занята.


- Лети к нам и веди всех своих ведомых. Надеюсь, они у тебя ещё остались! Нам нужно догнать крейсера, идущие к Андорре!


- Ты с ума сошёл? Они нас уничтожат!


- Мы можем попытаться!


- Ничего не выйдет!


Гриша почувствовал, как от шеи и до кончика хвоста у него пробежало мерзкое ощущение СТРАХА. Такая обречённость была в голосе Санары.


- Мы ничем не сможем помочь! Я вывожу свои машины из боя, лейтенант. Прости.


- Санара...


Он увидел её "хайтер" справа от себя.


- Даже если мы прорвёмся - как мы уничтожим их пушку?


- У меня остались ракеты...


- И нет никакой гарантии, что от них будет толк!


- Отставьте панику, подполковник! - вдруг раздался гневный голос Виктора Гончаровского. - Всем уцелевшим истребителям - собраться вокруг "Варяга"! Мы атакуем!


Гриша бросил взгляд сначала на экран локатора, а затем через правое плечо - назад.


"Варяг" мчался вперёд. Выглядел он ужасно - но больше всего Гришу испугало, что несколько дисков вонзились и в его надстройку. Неужели... Впрочем, голос Михаила Соколова незамедлительно успокоил его.


- Атакуйте крейсера и расчистите нам дорогу для залпа! Мы собираемся уничтожить это их супер-оружие!


- Есть, капитан! - гаркнул Репин. - Ведомые - за мной! Санара?


- Ну, если нас прикрывает "Варяг" - я с вами! - ответила ифракт.


- Неужели поверили в успех?


- Я верю в его орудия, лейтенант Репин, не больше, не меньше.


В это время один из пяти крейсеров эскорта внезапно вспыхнул. Ярко-красный луч пробил его от носа до кормы, и крейсер немедленно взорвался. А затем на корабли врага рухнул разбитый "Фирс", стреляя из всех уцелевших орудий. Сционы тут же дали по нему полный залп. Диски-снаряды пробили "Фирс" во многих местах, после чего крейсер ифрактов взорвался сам.


Санара яростно закричала на своём языке. Повысив скорость, она вырвалась вперёд, но Репин увеличил скорость и нагнал её.


- Куда тебя несёт? - рявкнул он. - Санара!


- В атаку... Сам хотел!


- В атаку, а не на самоубийство!


Позади пальнули вспомогательные пушки "Варяга" и каплевидный истребитель исчез из пространства.


- Капитан! - убедившись, что Санара понизила скорость, вскричал Гриша. - Что делать?


* * *


- В атаку, лейтенант Репин. Цель - ближайший крейсер! Освободите нам проход!


- Капитан, на что вы рассчитываете? - спросила Сидира. - У нас повреждены орудия!


- И что с этого, навигатор? У нас повреждены лишь носовые орудия!


- А нам-то что от этого?


- Кормовые - в полном порядке.


- Но мы ведь не кормой летим! - воскликнула Сидира, однако человек отмахнулся от неё.


- Пилоты, сколько времени у "Варяга" уходит на полный разворот?


- До двух минут... - ответила Настя.


- А это можно сделать быстрее?


Вячеслав и Настя переглянулись.


- Возможно, - наконец сказала террийка. - Можно отключать и включать двигатели до тех пор, пока не будет совершён разворот, но... Это слишком опасно, сэр. А у нас серьёзные повреждения.


- Чем это грозит?


- Нарушение целостности корпуса, сэр.


- Мы проверяли двигатели...


- Не при таких манёврах.


- Всё равно. Выполняйте данный манёвр по моей команде.


- Сэр! Мы развалимся!


- Но не сразу же! На залп хватит?


- Самоубийство, - вздохнула террийка. - Даже если мы уцелеем - по нам дадут такой залп...


- Хватит разговоров, - решил капитан. - Атакуем их. Немедленно.


* * *


Григорий Репин зашёл на вражеский крейсер и дал залп. Очереди его снарядов ударили по второй кабине корабля сционов без какого-либо эффекта. Зато следовавший за ним "хайтер" Санары дал залп плазмой, которая явно имела больший эффект. Внутри крейсеров сционов воздуха не было - но назойливое внимание истребителей им явно не нравилось.


"Варяг" к тому времени почти нагнал соединение. Поэтому один из крейсеров сционов несмотря на истребители, крутившиеся вокруг него словно слепни вокруг жирной коровы, двинулся навстречу "Варягу". Самонадеянность, граничащая с безрассудством. Торпеды "Варяга", сопровождаемые двумя фугасами, выпущенными из башни "Б", полетели к крейсеру и вонзились ему в борт. На фоне красочного взрыва борт вражеского корабля разлетелся на множество обломков.


Так называемое "супер-оружие" остановилось, наводя свой нос на Андорру. Крейсера к этому моменту разошлись в стороны, словно освобождая место. По раздвоенному корпусу корабля от самых двигателей до вытянутого носа начало распространяться синее свечение.


Репин взглянул на "Варяг" и замер, уже не слыша в наушниках яростного вопля Санары, которая уничтожила истребитель, только что сбивший "Охотника"... Космический крейсер разворачивался бортом к врагу, причём с такой скоростью, какую лейтенант не мог себе и представить. Его башни главного калибра были провёрнуты и дула энергетических пушек смотрели точно на корабли сционов. Пришедший в себя лейтенант всё-таки двинул "Хищник", переворачиваясь через левое крыло и уходя вверх. А "Варяг", чей корпус сотрясался, словно в лихорадке, наконец-то развернулся всем бортом и выстрелил из своего главного калибра.


Гриша успел заметить, как над ним - а точнее, под его истребителем - проносятся снаряды. Три из них прошли слева и справа от корабля сционов, но остальные ударили ему в корму и в правый двигатель, разбрасывая громадные листы металла. Хвалёное супер-оружие накренилось и принялось кувыркаться в космосе. "Варяг" дал новый залп, теперь уже из вспомогательных орудий. Крейсера сционов ринулись заслонять свой корабль, но было слишком поздно: снаряды "Варяга" втыкались в корпус их супер-оружия один за другим, пробивая его насквозь и вылетая в космос с другой стороны.


Лейтенант Григорий Репин только разворачивал истребитель, когда сверкнул взрыв и ударная волна раскидала в разные концы дерущиеся флоты. Волк схватился за рычаги, но вернуть управление взбешённым "Хищником" было пока просто невозможно. Лишь чудом увернувшись от какого-то крупного обломка, он включил двигатели и попытался замедлить вращение. Перегрузки вмяли его в кресло, даже скафандр не особо-то помогал. Вскоре ему удалось вернуть управление и развернуть Х27/3-го, но ещё долго он полулежал в кресле, не в силах нормально двигаться. Лишь пару минут спустя он посмотрел туда, где ещё так недавно шло ожесточённое сражение.


Поле битвы изменилось. В стороне летали разбитые и целые крейсеры сционов, между ними истребители с обеих сторон. Единственный уцелевший монитор безвольно болтался поблизости от Андорры. В середине всего это сражения крутился разбитый и повреждённый "Варяг".


- Кто-нибудь меня слышит? - спросил Репин.


Связи не было. Волк включил двигатели и медленно повёл "Хищника" в сторону крейсера. Ошарашенный произошедшим, он не сразу заметил показания локатора - позади него появились корабли Союза под предводительством "Аддина".


* * *


"Варяг" медленно отходил к Андорре, стараясь не напрягать и так слишком много пережившие двигатели. Корпус корабля был покрыт вмятинами, пробоинами, разрезами и впившимися дисками, большая часть отсеков подверглась разгерметизации, управление из повреждённой основной капитанской рубки пришлось перенести в запасную. Из двенадцати истребителей вернулись трое, но кроме того, на "Варяг" посадила свой "хайтер" Санара и опустились пара машин из флота самообороны.


Потери были ужасающими. И не только потери личного состава "Варяга": на "Фирсе" не уцелел ни один ифракт, сбором тел которых сейчас занимался "Аддин". Большая часть истребителей Андорры оказались уничтожены, такая же участь постигла два монитора. Но всё это не было напрасно - Андорра сверкала в космосе, словно жемчужина.


Часть сционов после взрыва своего "супер-оружия" сдались сразу, часть попробовала оказать сопротивление, но была уничтожена. Вторая ударная эскадра, вызванная "Аддином", подошла как раз вовремя: подбитый "Варяг" тогда крутился в космосе без всякого управления и если бы сционы опомнились, они вполне могли бы уничтожить его.


Чтобы обсудить результаты, небольшое собрание было устроено в запасной рубке "Варяга".


- Для начала - я прошу всех встать и почтить минутой молчания память наших погибших товарищей, - сказал капитан Михаил Соколов, поднимаясь со своего места за навигационным столом.


Они встали: старший помощник Виктор Гончаровский, навигатор Сидира, старшина ремонтной команды Горфанг, сорокалетний седоусый волк с Андорры и пилот Григорий Репин, прибывший по приказу капитана. Все четыре пилота "Варяга", формально не принимавшие участия в совете, также поднялись со своих мест.


- Итак, - сказал через минуту капитан, вновь присаживаясь за навигационный стол. - Для начала я хочу поблагодарить старшину Горфанга за прекрасное выполнение своих обязанностей. Только благодаря его командам мы ещё летим. А теперь о более важных вещах. Наши ударные эскадры отогнали противника от границ. Тем не менее, с уверенностью можно сказать: началась война. И война, судя по всему, затяжная. Оружие у сционов слабое, но они берут нас числом.


- Есть ли у них ещё корабли-пушки, подобные тому, что мы уничтожили? - спросил Гончаровский.


- Есть, - кивнул Соколов. - Ещё одно подобное орудие было уничтожено ещё на границе линкорами "Лос-Анджелес" и "Миссисипи". А там, где есть уже двое, может появиться и третий. Сейчас "Варяг" отправляется на ремонт в доки Андорры, а затем нас перебрасывают на границы. Охранные эскадры сильно пострадали и там нужны корабли.


- "Варяг" - крейсер нападения, - глухо заметил Репин.


- Он и будет крейсером нападения, если война вновь докатится до наших рубежей. Я надеюсь, вы не откажетесь возглавить новую группу истребителей?


- Не откажусь ли я? - нахмурился волк. Он устало провёл лапой по глазам. - Нет, не откажусь. Но сначала я должен отдохнуть.


- Ваши пилоты погибли не зря. Мы рискнули всем и всё-таки победили, - с неожиданной теплотой в голосе произнёс старпом. - Ваши истребители дали шанс "Варягу" приблизиться на достаточное расстояние для удара.


- Не только наши истребители... Что с "Фирсом"?


Соколов помрачнел.


- Корабль был уничтожен со всем экипажем. Сьхилл пожертвовал собой, чтобы дать нам шанс спасти Андорру.


Лейтенант замолчал.


- Сэр, - вступила в разговор Сидира. - Сционы воспользовались тем, что все наши корабли бросились в бой и у планет была слишком малая охрана. А что теперь?


- Совет Объединённого Флота примет решение создать ещё и эскадры планетной обороны. Сционы воспользовались молниеносностью своей атаки и лишь благодаря этому они смогли прорваться вглубь Союза. Теперь, когда они показали нам, на что способны, этого не повторится.


- Надеюсь, сэр, - произнёс Гончаровский. - Но я надеюсь, что нам всё равно скучать не дадут.


- Мечтайте-мечтайте, старпом, - чуть улыбнулся Соколов. - Вам бы только повоевать.


- А как же! Эти твари изуродовали наш корабль! Мой корабль, в конце концов! Это им так просто не сойдёт с их грязных лап, рук, или что там у них...


* * *


Сидира постучала в дверь его каюты, но к её удивлению, она оказалась незапертой.


- Войдите.


Волчица, стараясь не показывать волнение и всё-таки чуть-чуть помахивая хвостом, вошла в каюту лейтенанта Репина. Тот лежал на койке и смотрел в потолок.


- Как ты? - тихо спросила она.


- Уже лучше, - ответил самец, обернувшись. - Знаешь... Я так испугался, когда увидел, что они попали в надстройку...


- Ты думаешь, я за тебя не испугалась? Я уж думала, ты погибнешь!


- Меня не так-то легко убить... - он сел и отодвинулся, освобождая ей часть койки. - Присаживайся.


Сидира опустилась рядом. Она вновь была в обычной форме, без шлема и баллонов с воздухом.


- "Варяг" вскоре войдёт в атмосферу Андорры. Капитан меня отпустил.


- Отлично...


- Спасибо тебе.


Волк удивлённо посмотрел на самку. Та отвела взгляд.


- За что?


- Ты спас мою планету.


- Мы все её спасли... Все... Мы с истребителями расчистили путь, "Фирс" разрушил строй, а "Варяг" дал залп.


- Всё равно... Ты обещал, что сделаешь это - ты обещание выполнил.


Репин с трудом сглотнул.


- Знаешь... После наших встреч я мечтал поселиться с тобой на Андорре и зажить спокойной, размеренной жизнью...


- Некоторым мечтам не суждено сбыться, - покачала она головой. - Война.


- Война... А знаешь что! - Гриша приобнял её за плечо и притянул к себе, ощутив, как её усики щекочут ему шею. - Раз я выполняю обещания, то обещаю тебе, что постараюсь побыстрее закончить эту войну и зажить с тобой на Андорре, как полагается нормальной семье! Как тебе?


- Нет. Давай пока ты мне пообещаешь, что всегда будешь возвращаться ко мне, хорошо? - она провела носиком по его мордочке. - Пожалуйста...


Он посмотрел в её глаза. Тёмно-голубые, нет, даже синие глубокие глаза.


- Хорошо. Обещаю, - сказал он.


Сидира ещё крепче прижалась к волку и облегчённо вздохнула.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: ASnow «Все мы были людьми», fox mccloud «История одной любви», Автор под номером Л «Звери и двери»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 171 старый комментарий на форуме