Furtails
Kontra
«Звери и двери»
#NO YIFF #волк #лис #медведь #хуман #война #конкурс
Своя цветовая тема

Стояли звери

Около двери.

В них стреляли,

Они умирали.


Вдох. Выдох. Вдох. Задержать дыхание.

Стоящий заметно нервничал. Хвост, покрытый коричневой шерстью, метался из стороны в сторону. Уши постоянно двигались, пытаясь уловить приглушенные листвой звуки леса. Наконец, решив что всё спокойно, он осторожно отодвинул ветки кустов копьём и вошел в лес.

Сосны вздымались столбами, образуя из веток непроницаемый полог. Остановившись на границе разделяющей кусты и лес, крепко сложенный молодой вулф стал ощупывать носом воздух.

«Ладно, Шоно, соберись. Отец не стал бы меня хвалить за промедление», – подумал стоящий среди кустов вулф, пригладив серую шерсть на голове.

«Нос отчетливо чует тех, кто вполне мог бы съесть меня, ноги готовы унести подальше от проблем, а голова решить эти проблемы. Так что бояться нечего. Я готов ко всему что предстоит и восстановлю покой родителей», - спокойно рассуждал Шоно.

А ещё нос чувствует запах грибов. Осенний лес пахнет не так как летом. В воздухе стоит едва ощутимое амбре первых холодных дней - лес готовится к зиме. Пахнут грибы и опавшая листва. Пахнет сыростью, но в то же время очень приятно. Ночью уже очень холодно, но днем еще бывает солнечно. А ещё полно всяких лесных растений и цветочков, ели и шишек, листьев. И мусора подземников.

Резкий запах отходов их машин был особенно неприятен носу. Ручей текущий мимо их убежища оказался отравленным. В том месте где он впадает в реку огибающую Холмоград не водится рыба. Из-за яда жителям города пришлось копать канаву для отвода ручья намного вниз по течению реки.

Пройдя немного под пологом леса, Шоно увидел источник мерзкого запаха в этой месте. Это было черное пятно. Учитель называл это маслом. Правда непонятно, как золотая жидкость получаемая из семян солнечника может называться также как и эта омерзительная масса. Осторожно огибая пятно, он старательно смотрел под лапы и на стволы деревьев вокруг, стараясь не испачкаться в пятнах поменьше. Если не быть внимательным, то потом с трудом отмоешь шерсть от неё. Не понятно зачем, но Наставники несколько раз морали его серую шерсть в этой гадости.

Всё же странно, что Учитель отпустил меня в таком наряде. Из одежды на мне только набедренная повязка и ожерелье из перьев и костей. Нет даже соломников или мотанок на лапы. Конечно, за годы тренировок с наставниками я привык ходить в подобном. Но только вне города. В город наставники всегда выдавали одежду и обувь. Да и показаться в городе без одежды означало оскорбить всех своим видом. Такое могли позволить только малолетние дети или нездоровые духом. Но учитель настоял на тренировках именно в таком виде. На мои расспросы, зачем это, он неизменно отвечал: «Подземники думают, что мы дикари. Что мех является нашей естественной одеждой и нам не ведом стыд. Так давай не будем их разочаровывать». Как бы то ни было, но тренировки дали своё. Теперь мои лапы огрубели и спокойно переносили мелкий мусор вроде камушков и веток. А жизнь без одежды закалила. Даже сильный холод был не столь страшен как обычным жителям города, а во время прогулки в простой льняной рубахе и таких же штанах не раз замечал на себе вполне однозначные взгляды противоположного пола. Особенно это было заметно при наступлении холодов, когда даже самая густая шерсть переставала спасать от утреннего морозца.

Неожиданно мой нос учуял запах, от которого на загривке зашевелилась шерсть. Терпкий запах мохнаря. Остановившись на месте, я стал внимательно слушать. Уши дергались стараясь поймать любой звук. Постояв так некоторое время, и убедившись что опасность не угрожает, я двинулся дальше. Встреча с мохнарем не сулила ничего хорошего даже осенью. Хоть он и готовится к спячке, но никогда не откажется пополнить запасы жира за счет одинокого путника. Особенно вооруженного одним лишь копьем. Это было еще одним указанием Учителя. С ним я больше подхожу на образ безобидного и глупого дикаря.

Да ещё и это ожерелье постоянно цеплялось за мех, но ослушаться учителя и снять его я не осмелился.

«Запомни. Ты сильный и смелый воин. А значит должен носить знак отличия от других. Возьми остатки курицы и принеси мне её кости. А также возьми с кухни перьев и бечевы», - говорил Учитель. Вот так и появилось у него ожерелье. Хотя странно, что это ожерелье могло показать его силу или достаток. Скорее уж одежда из шкуры топтуна могла показать, что её владелец или настолько силен что смог добыть или настолько богат, что смог купить его шкуру. Но Учителю как всегда виднее.

И вот я уже на опушке леса. Ветер треплет траву и листья кустов. Дальше начинается территория подземников. Теперь только осталось найти приманку и съесть её. А дальше надеяться что я подойду им как раб.

Стараясь фильтровать запахи я пошел по лесу в поисках обозначающего «Опасность». Система запахов была придумана, как и почти всё, Хорунжими. Каждый охотник, выходя из леса, с собой брал небольшую сумку с бутылочками наполненными пахучими жидкостями и небольшую стопку бирок. Бирка для запахов представляла собой небольшую дощечку с продетым сквозь неё шнурком для удобства крепления.

Поэтому идя по лесу можно было встретить несколько запахов. Опасность. Вода. Город. Или просто Путь. Последний применялся когда необходимо было пометить пройденный маршрут. Сейчас я искал острый запах «Опасность», но осенний лес с его сыростью делал обнаружение его «на расстоянии прямой видимости» Что значило, что тебе удастся раньше увидеть табличку для запахов чем почуять его.

А вот и искомый острокислый запах. Подойдя к дереву я посмотрел на нацарапанные под биркой символы. Свет и Звук. Не то. Нужны Еда и Ловушка.

Система запахов конечно удобна, но не настолько разнообразна для обозначения всего и вся. Поэтому приходится дополнять их символами.

Кажется рядом ещё одна метка опасности. Подойдя к дереву с меткой я посмотрел на символы. На дереве были нацарапано искомое. Еда и Ловушка. А значит искомое рядом.

Идя по кромке леса, я наконец нашел то что искал. На пне разместилась металлическая клетка в которой лежало что-то душистое. Определить визуально что это такое у меня не вышло, но запах, как и говорил Учитель, «заставляет выделяться слюну». Дальше всё просто. Клетка это первый тест на ум и силу. У неё сверху есть ручки. Если желающий полакомиться едой достаточно умен, то он поймет, что надо разжимать клетку держась за ручки. По-другому не получается – у клетки слишком маленькие ячейки. И только достаточно сильный сможет перебороть пружину механизма.

Ну вот и всё мама, папа. Я или смогу отомстить за вас или скоро встречусь с вами.

С глухим щелчком клетка зафиксировалось, теперь можно спокойно достать содержимое и отправить в рот. Приз победителю был слегка сладковат и напоминал по вкусу хлеб, пропитанный чем-то сладким. Пора идти дальше.

Неужели подземники такие тупые, что не понимают что где мёд там и пчёлы? Хотя, наверное это даже и хорошо. Иначе как мне выполнить поручение Хорунжего и попасть в плен?

Отойдя на пару шагов, я почувствовал как начинает кружиться голова. А это значит, что отрава подземников подействовала. Теперь надо найти в себе силы аккуратно лечь на хвойную подстилку леса и молиться хорунжим чтоб подземники нашли меня раньше чем голодный мохнарь.

Очнулся я от противного лекарственного запаха. Так пахло в промышленном квартале Холмограда. Стараясь не двигаться и никак не показывать что отрава перестала на меня действовать, я стал прислушиваться к происходящему вокруг.

Жужжащий шум, грохот чего-то металлического и странные, похожие одновременно на гавканье и бульканье голоса. Попытки пошевелить лапами кончались резкой болью. Подземники. Значит всё прошло нормально и теперь они тащат меня к себе в нору. Хотя скорее всего везут, так как осторожно оглядевшись по сторонам, я понял что нахожусь в чем-то похожим на телегу. Те же борта из дерева и изогнутый каркас на который натянут непрозрачный тент. Только в отличии от ранее виданных мной телег у этой пол и каркас были сделаны из металла.

Что было куда неприятней, но зато ожидаемо, везли меня связанным. Ладно, не получится удобнее устроиться так хоть послушаем о чем говорят подземники. Голова ещё плохо работала, но эти гавкающие звуки были мне знакомы. Учитель в своё время помог овладеть ими. Напрягая память, я начал постепенно понимать о чем они говорят.

[- Здоровый попался. Я думал что больше уже никто не попадется на приманки. А вот гляди. А ты всё ныл, что приманки не нужны.]

[- Ага. Один зверь почти за две недели. Отличный результат. А сколько там привезли зверей с последней охоты?]

[- Нашел с чем сравнить. Здесь сразу видно, зверюга в расцвете сил, а из деревень притаскивают не пойми кого. Да и деревень вокруг думаешь уже много осталось для пополнения?]

[- Ну недалеко отсюда огромнейший город. Да и плодятся они быстро. В худшем случае будем просто разводить. Раньше же скот разводили и ничего, а теперь будем зверей разводить.]

[- Кстати про город. Там же огромное население. Чтоб стольким жить и не сдохнуть от голода и грязи необходима организация и нормальное развитие. А попавшийся нам одет как дикарь. Почему так?]

[ - Да хрен знает. Может ритуал посвящения у них такой. Выжить в лесу с голой жопой и попытаться что-нибудь добыть. Может даже бродящего здесь медведя. Кстати, надо посмотреть как он там, а то приманка уже давно лежит.]

[- Боишься что траванулся?]

[- Не. Как бы раньше времени не очухался. Говорю же тебе, зверюга знатный, такой очухается и нас сожрет же.]

Край тента отодвинулся в сторону и на него уставился подземник. Что это был именно он сомнений не было. Плоская морда, с каким-то бугром кожи посередине и совершенно без волос.

[- От зараза. Он кажись и правда очнулся. Ща шокером отключу.] – сказал смотревший на меня подземник.

[- Лучше вколи снотворного. У тебя же военный шокер. Можешь ему и сердце остановить.] – ответил невидимый мне второй подземник.

[- Обойдётся. Вон какой здоровый. Переживет.] – И сняв с пояса зелёный предмет, похожий на кирпич, ткнул им меня.

Тело свело судорогой и сознание, не перенеся такого издевательства, покинуло меня.

Очнулся я от того что начал захлебываться.

[- Хватит его поливать, а то захлебнется ненароком. Очухался вроде. Шкура, спроси у него кто он такой.] – Раздался голос надо мной. С трудом понимая слова, я попытался сесть. Говорил подземник.

- Эм. Вы меня понимаете? – прозвучал приятный голос. Открыв глаза я увидел волчицу, одетую в странную одежду, с таким же странным предметом на шее.

- Да.

Повернув голову в сторону от меня, она перевела на языке подземников:

[- Он понимает нас.]

[- Тогда начинай рассказывать ему, про то кто мы и что его ждет, шкура.]

- Эм... Как вас зовут?

- Шоно. – ответил я, стараясь привести мысли в порядок. Отравиться, попасть в плен, получить удар не пойми чем, и едва не захлебнуться в один день было в новинку. Но было и хорошее. Его словарный запас пополнился новым словом «шокер» и связанным и ним гаммой чувств. В большей степени неприятных и оглушающих.

- Шоно, вы находитесь в доме высших существ. Они создатели многого что вы не в состоянии понять. Они создали и нас, в том числе. Это те самые боги о которых говорится в наших легендах. Хоть они выглядят и не так как мы себе представляли, но это именно они. Поверьте мне. Я уже достаточно живу с ними чтоб убедиться в правдивости этого... – вещала волчица.

Я сидел на полу и казалось совсем не слушал её. Сперва я то и дело тряс головой, чем приводил в недовольство находящихся в комнате подземников. Потом просто стал оглядываться, а в конце перебил рассказ волчицы вопросом.

- Подожди. Лучше ответь, как тебя зовут?

[- Что он сказал шкура? Переводи.] – Спросил один из стоявших подземников. Волчица сбилась с рассказа, повернула голову к человеку и ответила. – [Он спросил, как меня зовут.]

[- Зачем ему знать твоё имя? Хотя какая разница. Разрешаю ответить.]

- Меня зовут Сэржима.

- Откуда ты? – спросил я.

- Из Холмограда.

- Тогда тебе известно, что всё сказанное тобой является ложью. Это не боги. Это ошибка богов. Это недобитки, которые повыползали из своих нор и снова пытаются идти против Хоружных.

[- Эй, шкура, что он говорит?]

- А не слишком ли ты дерзок для такого жалкого вида? Вдруг они нас понимают и обидятся? Не думал об этом?

- Они не могут. Если бы они знали наш язык, то не нуждались в переводчике. Так что всё нормально. Лучше спроси у них, почему такие великие существа сперва меня чем-то оглушили, а потом поливали водой. Разве им не достаточно было просто показаться?

[- Шкура, тебе задали вопрос! Какого хера?] – Подземник подошел к волчице и нанёс ей удар по морде, от которого она отлетела к стене.

В это же время в комнату вошёл ещё один подземник. По тому, как все напряглись, особенно ударивший волчицу, Шоно предположил что это кто-то из старших.

[- Что здесь происходит?] – Спросил вошедший.

У меня конечно нет большого опыта в распознавании эмоций подземников, но похоже вошедший был очень рассержен увиденным. Это же понял и ударивший.

[- Полковник], - обратился к вошедшему ударивший, - [собака о чем то разговаривает с новеньким и не переводит нам.]

[- Во первых, это волчица, а не собака. Во вторых, я никому не позволял проводить рукоприкладство к ней, и за это назначаю тебе три смены вне очереди за нарушение приказов и саботирование устава. И в третьих], - оказавшийся непонятным «полковником» вошедший дружелюбно обратился в вулфе, - [Жужа, почему ты не хочешь переводить?]

[- Хозяин, простите меня. Новенький спрашивает, почему высшие существа схватили его, а не просто показали перед ним своё могущество. Я испускалась что меня накажут за это.]

[- Не бойся Жужа, никто тебя не накажет за чужие слова. И извини за произошедшее. ] – сказал он, подойдя к ней и аккуратно ощупывая место удара.

[- Обязательно после покажись врачу, а новенькому ответь, что Мы очень любим наших созданий и поэтому стремимся не шокировать его своим величием, а предоставить выбор. Поэтому переведи ему мой ответ и спроси, готов он служить своим истинным богам.]

Пока она переводила мне это всё, я постарался как можно лучше рассмотреть «полковника». Невысокий. Шерсть на голове коротко пострижена и имеет припорошенный сединой черный цвет. Одет всё в ту же странную одежду с открытыми только ладонями и головой. У нас такие носили только на очистных сооружениях, что никак не настраивало на серьёзное отношение. Но этот экземпляр заставляет напрячься. Сперва непонятно от чего, и только обратив внимание на лицо я понял что меня угнетает. У него был тяжелый взгляд. Тяжелый, холодный и кажется смотрящий сквозь тебя взгляд.

- Ты всё понял? – спросила меня вулфа. – Вопросы есть?

- А? А, не, нет. Я всё понял.

Посмотрев на меня, она перевела ответ.

[- И так], – начал подземник, - [я надеюсь на твою благоразумность. Ты вторгся на нашу территорию и охотился в наших угодьях без разрешения. Так же ты плохо молился нам. Я предлагаю искупить вину перед нами своим трудом. За это я обещаю тебе наше прощение. А так же еду и защиту. Какой будет твой ответ?]

- Глава говорит, что за вторжение в обитель богов тебя ждет смерть. – Перевела мне волчица. - Но есть вариант в искуплении трудом. Для этого придется поработать на них. Мой совет согласиться иначе они тебя убьют.

Всё верно. Всё как говорили учителя и наставники. Меня обвиняют и дают на выбор два варианта. Смерть или рабство. В принципе, лучше заранее убить несогласных чем потом испытывать проблемы с их лояльностью.

- Скажи ему, что я готов работать.

[- Хозяин, он согласился.]

[- Тогда скажи, что для этого придется срезать его когти, как знак доверия к нам и надеть на себя оберег.]

Про обрезание когтей я знал. Мне даже несколько раз наставники их обрезали, для того чтоб я привык работать без них. Опыт был не приятный, но не смертельный. Учитель даже говорил, что будь их воля, они ломали бы пленным лапы и вырывали зубы. Но тогда мы стали бы бесполезны как рабочие. Так что с зубами им приходится мириться, но при первой же возможности они нацепят намордник. А вот про обереги мне ничего не говорили.

- Высшие хотят проверить твою решимость. Они обрежут тебе когти и наденут оберег от злых сил. Не бойся, это не больно. Не слишком больно. Иначе тебя убьют.

Посмотрев на свои пальцы я перевел взгляд на подземников. Ничего, и без когтей я способен на многое.

- Хорошо.

[- Он дал своё согласие, Хозяин.]

[- Отлично. Боец], - обратился полковник ко мне за спину, - [обеспечь ему анестезию.]

Анесте.. Что? Странное слово. Учителя не учили меня этому слову.

Почуяв неладное, я оглянулся за спину и успел только заметить ухмылку подземника и приближающейся ко мне уже знакомый шокер.

Очнулся я когда уже стемнело. На полу стояла металлическая миска с супом. Пальцы были замотаны бинтом, а на шею было что-то надето. Ощупав предмет, я пришел к выводу что это кольцо, и сделано оно похоже из металла. Хм.. Интересно, как работает оберег. Что он не будет давать мне напасть на подземнков – это понятно. Но что ещё он может? И какой принцип его работы?

Ладно, поиски ответов на вопросы можно отложить на потом. Сперва надо осмотреть пальцы.

Аккуратно размотав бинты, я немного успокоился. Хоть когти и были срезаны, что само по себе печально, но срезаны аккуратно и даже обточены. Ну и пускай меня готовили и к этому. Когти отрастут. А приёмам без ногтей его обучили, когда так же обрезали когти его наставники. Только в отличие от подземников, наставники делали это больно. Очень больно.

- Смотрю ты уже очнулся, – прозвучал знакомый голос.

- Привет Жужа. – сказал я, оборачиваясь к вулфе.

Она всё так же одета в это странную одежду. Единственное что изменилось, это примятая шерсть на скуле. Похоже она что-то прикладывала к месту удара.

- Не дерзи. Веди себя сдержанней. Во имя учителя.

А вот это неожиданно. Отзыв и пароль, по уверению Учителей и Наставников, знали только посвященные в происходящее.

- Что застыл? Говори давай.

- Э.. Именем его, – сказал я так до конца не прейдя в себя.

- Молодец. А теперь слушай внимательно. Назначение того что у тебя на шее – оберегать от опасностей. Находясь на территории высших тебя не смогут достать злые духи. Как только ты его снимешь злые духи накинутся на тебя и убьют. Они также могут попытаться навредить, если ты перестанешь верить в высших. Это происходит когда злой дух вселяется в тело. Тогда оберег будет стараться изгнать духа. Это довольно болезненно. И не пытайся снять оберег. Тогда злые духи моментально убьют тебя.

Я слегка опешил от услышанного и не сразу понял, что надомной издеваются.

- А если серьёзно, Жужа?

- А если серьёзно, то прекращай называть меня этим именем.

- Но тебе же его дал твой Хозяин.

- Полковник? Ну да. Он наверное единственный кто ко мне нормально относится. Остальные давно бы выгнали меня, но он запрещает и не даёт в обиду. В общем, держит возле себя.

- Как переводчика.

- Всё верно. Как переводчика, – приоскалившись продолжила она. – Кто-то же должен просвещать вас.

- Понятно. Лучше поясни что со штукой на моей шее.

- Это называется ошейником. Он сделан из металла. Для контроля в нём используется электрический ток.

- Что?

- Я сама так до конца не поняла из объяснений полковника. Это что-то из прошлых времен. Забытое нами знание.

Забытое знание. Надо это запомнить.

- Так вот, если ты не будешь слушаться их, то они будут оглушать тебя этим самым током. Как не спрашивай. Он уже внутри ошейника. А попытаешься напасть - им же и убьют.

- И такое уже было?

- Да. Когда на полковника пытались напасть.

- И что?

- Ничего. Хоть он и не выглядит особенно сильным, но нападавшего, такого же вулфа как и ты, скрутил в момент. А потом показательно казнил. Завтра можешь подробно спросить об этом у других.

- У кого других?

- У тех, к кому тебя переведут. Там всё подробно и разузнаешь. И да, повторю ещё раз, не пытайся самостоятельно от него избавиться. Он тебя оглушит. Всё, теперь поешь и попытайся заснуть. Мне пора. И одень шорты. Они рядом с едой лежат.

Посмотрев в след уходящей вулве, я похлебал суп и принялся разбираться с одеждой. Ничего необычного мне не дали. Короткие штаны с завязками спереди и сзади для хвоста. Вот только ткань была необычной. Качеством покроя не намного превосходила Холмоградскую, но вот качеством ткани она превосходила на голову. Одев их, я лёг на место.

Пока вроде всё нормально. Меня не забраковали и не убили. Первая встреченная пленница оказалаясь симпатичной волчицей. На контакт пошла и, похоже, в курсе всего. Завтра меня переведут к остальным, где надо будет найти посвященных в дело.

Прошедший день помог достичь одних целей и поставить другие.

Свернувшись клубком, я начал думать о словах Сэржими.

Забытые знания. От этого веяло чем-то загадочным. Чем-то из великого прошлого. Как говорили Учителя, это та дверь, которая ведет в мир, когда ещё все Хорунжие наставляли свои виды и подземники не желали их уничтожить. Для меня это были времена наподобие сказок. Только персонажи сказок были не придуманы, а жили в самом деле. А некоторые и дожили до наших дней.

Когда я впервые узнал о цели всего этого.. Вроде во время последнего разговора с Пятьдесят Седьмым Хорунжим. Он тогда искал встречи с мной, чтобы поделиться восторгом от зачисления в Верные. Пройдя отбор он смог доказать полезность и верность видовому хорунжему.

- Пятьдесят Седьмой, я прошу вас ответить – начал я, убедившись что на башне стоит именно он.

- Я же просил называть меня по имени, Шоно, – перебил меня хорунжий. - Смотрю, ты смог стать Верным? – он указал на браслет на моей лапе.

- Да.

- Мне сказали, что ты стараешься каждую ночь побывать здесь. Не связано ли это с нашими беседами?

- Вы правы Андрэй. С последнего нашего разговора меня мучает вопрос.

- Какой же?

- Я так и не смог понять прошлый ваш ответ, поэтому, как вы и сказали, я зайду с другой стороны. В чем цель вашего нападения?

- Хороший вопрос.

Фокс облокотился на перила и замолчал. Я не решался заговорить первым. Наконец он кивнул каким-то своим мыслям и достал полоску рыбы, показав её мне.

- Это наверное самое простой ответ на твой вопрос. Всем мясоедам нужен белок. Самый простой пока что способ получения – это рыба и птица. Чтобы поймать рыбу нам необходимо ставить сети на реке. Но этот способ, в конце концов, выбьет из реки всю рыбу. Но можно пойти другим путем. Самим её выращивать. Для этого необходимо построить много чего и увеличить площадь посевов. То же самое и с птицей.

Фокс оторвал кусок от полоски и протянул мне.

- Как я и сказал, тоже необходимо и для птицы. Только в отличие от рыбы, птица ценна своими яйцами и их количеством.

- А не проще их пустить на мясо?

- Только петухов. Курица за свою жизнь приносит яиц в первые два года больше чем собственный вес в десять раз. А дальше тоже под нож.

- И?

- Понимаешь, это всё знания. Знание как и что растить. И эти знания есть у подземников.

- А разве Вы не владеете знаниями? Разве вы не наместники Бога на земле? Разве все знания не являются вашими?

Неужели наместник бога на земле может что-то не знать? А служители про это как-то не упоминали. В их сказаниях каждый был всезнающим и всемогущим существом, способным разрешить проблему любой сложности. Не могли же сказатели и служители врать нам или не знать этого. Просто не могли.

- Всё верно. Мы ими владеем. Но прочти мне первую строку Сотворения?

- Э-э... «Вначале не было ничего. И был только Бог. И был он один и была его сотня».

- Всё верно. Нас была сотня. И все знания были поделены между всеми. Поэтому после восстания часть из них была утеряна. А подземники владеют ими.

- Как так?

- Они пленили хорунжих и выпытывали их секреты. А потом убивали у всех на глазах.

- Но вы же высшие существа! Как вы можете умереть?

- Мы сами выбрали этот путь и роль. И поверь, наблюдая за вами, я ничуть не сожалею. Да, мне жаль прошлый мир. Мне жаль, что всё так обернулось. И конечно мне жаль, что приходится так поступать. Но это просто необходимо. Слишком многое было утрачено. Слишком многое.

Фокс положил себе в рот остатки рыбы и стал меланхолично пережевывать. Прожевав рыбу, он глянул на меня, на город расположенный внизу и немного подумал и ответил:

- Жизнь дерьмо... Но смерть ещё дерьмовей!

- Я не понял вас Андрэй. Причем здесь жизнь и смерть?

- Потом поймёшь. Охрана!

Вот так и закончился их последний разговор. На очередную попытку расспросить, хорунжий позвал служителей и его выпроводили из башни.

Ладно, можно и поспать.

Утром меня разбудил звук открываемой двери. В комнату вошли два подземника. Эти, в отличие от уже увиденных, имели несколько другую одежду: чёрную высокую обувь, всё тот же полностью закрывающий костюм, только теперь пятнистой раскраски и надетой поверх неё чёрной безрукавке.

[- Знатный зверюга, – сказал первый вошедший. – Давно таких не попадалось.]

[- Ты разговаривай меньше. Лучше на изготовку шокер и пульт возьми. Хрен его знает, что у него в голове. Вон как волком смотрит.]

[- А как ему ещё смотреть? Он же волк.]

[- С любовью.]

[- Ага, к свежему мясу.]

[- Да ну тебя.]

Один из них снял с пояса палку чёрного цвета и странного вида небольшую коробку размером примерно с ладонь:

[- Не помнишь какой там номер? - спросил он второго, держа коробку.]

[- Сзади посмотреть не судьба?]

[- Память развивай, – подземник перевернул коробку.- Ага, нашел.]

Нажав несколько раз что то на коробке он направил её на меня.

- Веди себя спокойно или тебя накажут, – послышался голос из коробки. Голос принадлежал Сэржими. Похоже, подземникам как-то удалось спрятать её голос и теперь пользоваться им. Ещё одно забытое знание.

- Хорошо, - ответил я им, - я буду вести себя спокойно.

[- Ну и что он нам пытается сказать?]

[- Да хрен его знает. Это надо шкуру сюда тащить. Скорее всего, или жрать хочет или наоборот, срать.]

[- Тогда давай его по-быстрому передадим бригадиру, а он уже сам разберется.]

Покачав перед моими глазами палку, он направил её торец в мою сторону.

На торце располагалось два металлических шипа. Неожиданно между ними, с неприятным треском, появилась синяя искра.

Понятно, шокер. Подземники заранее показывают, что его ждёт за непослушание.

- Молчи. Выходи и иди вперёд. На развилке останавливайся и жди указаний. – Проговорила коробка.

Подземники открыли клетку и расступились.

Один из них, тот что имел говорящий коробок, сделал движение шокером приглашая выйти.

Дальнейший путь проходил однообразно: попадавшиеся на встречу подземники старались куда-то зайти или прижаться к стене. На развилках я останавливался и ждал в какую сторону укажут шокером.

Сопровождающие меня подземники, видимо убедившись, что я полностью послушен и не думаю неповиноваться, постепенно расслабились. Выйдя из убежища подземников, они завели между собой разговор:

[- Слышал, на нашем складе оказывается иностранные ракеты есть. Перед закрытием комплекса военные где-то подрезали и нам дали.]

[- Это какие?]

[- Да адский огонь какой-то.]

[- Ну и?]

[- Да проблема у них с мозгами. Наши техники пытались им вправить - только всё зря. Или наводится не туда, или вообще летит своим курсом и на корректировку не реагирует. В общем, выкидывать их надо. Но Багров против. Он всё ещё с ними носится. Всё надеется починить.]

[- Дааа. Беда когда мозги протухли... Кстати, Багров это Лев Николаевич?]

[-Ага, он самый.]

[- Ты бы осторожнее. Старикашка-то с причудами. Ещё узнает что его не по имени и отчеству зовешь. Как старший по званию и возрасту может и обидеться на такое фамильярство.]

[- Не. Он друг моей семьи. Так что для меня он дядя Багор. Помню с детства всегда занудствовал про технику. Бывало, спросишь у него: «Дядя Багор, а почему лампочка светит?» А он начинает в ответ рассказывать про сопротивление, напряжение, возникновение тока и длину видимого спектра излучения световой волны. И это шестилетнему пацану. Жесть. ]

[- Бывает. Ну что, возьмём мобиль или пешком пойдём?]

[- Пешком конечно. Мы идём и наш наряд идёт. Так что можно и прогуляться. А начальству скажем что экономим моторесурс.]

Дальше подземники продолжили движение молча, лишь изредка переговариваясь.

По пути им попадались группы вулфов и фоксов, занимающихся различной работой.

Одни обрубали сучья у поваленных деревьев. Другие оттаскивали оставшиеся от очистки хлысты в сторону. К хлыстам подходили третьи группы и распиливали их на брёвна. Четвертые перетаскивали брёвна к куче других. Оставшиеся собирали оставшийся от деревьев мусор в кучи и выкапывали пни.

[- Так, где же этот медведь. Надо будет ему каску в красный цвет покрасить, - стал оглядываться владелец говорящей коробки.] Наконец подземники нашли искомого и направились в его сторону.

Подойдя к большому биару, сопровождающий направил в его сторону плоскую коробку и что-то нажал. Из коробки раздался голос: «Принимай пополнение».

После сопровождающий повернулся ко мне и проделал тоже самое, только теперь голос сказал: «Слушаться. Работать.»

Биар подождал пока подземники отойдут и обратился ко мне.

- Здорова. Ты кто такой и как сюда попал?

- Я Шоно. И я здесь во имя учителя.

- Именем его, – ответил биар на приветствие, – приятно получить в нашу компанию ещё одного ответственного работника. На воле чему учили кроме общего?

- Всему понемногу.

- Понятно. Тогда не нарывайся и веди себя потише. Когти тебе когда обрезали?

- Вчера.

- А сегодня уже выгнали на работу? – удивился биар. – Что-то люди торопятся. Обычно давали пару дней отдохнуть. Ладно, пошли, проведу экскурсию, а заодно подумаю, куда тебя пристроить.

- Как мне к тебе обращаться?

- Зовут меня Зунды, - ответил биар. – Но лучше просто Прораб. Мне это привычнее.

- Хорошо, Прораб, я внимательно слушаю.

- Смотри, люди, так себя называют подземники, сейчас занимаются обстройкой территории вокруг своей норы, – начал рассказ Прораб. - В основном очищаем её от леса и ровняем. На этом участке лес уже весь свалили, осталось только переделать его в брёвна. Потом люди пригонят свои телеги и погрузят лес и весь нужный им мусор. Работы осталось примерно недели на две.

- И что потом?

- Потом нас перебросят на новый участок, где всё начнётся заново. Так что от тебя пока требуется работать усердно, но особо не напрягайся. Когти у тебя свежеспиленные, так что на мусор и прочее с такими ставить смысла нет. Пойдёшь перетаскивать готовые брёвна. Это к вон той группе. И поаккуратнее с ошейником. Он тебя убить может.

- Знаю. Сэржими мне про него уже рассказала.

- Ну, тогда нормально.

Оглянувшись, Шоно слегка смутился. Что-то в увиденном было не правильно. Чего-то не хватало.

- Что стоишь? Иди работай.

- Ээээ. Что-то не так. – И осмотревшись ещё раз он понял. – Заборы. Охрана. Их нет. Как так?

- А, ты про это. А говорил, что Сэржими тебе всё рассказала.

- Она сказала, что остальное я узнаю на месте.

- Понятно, ну тогда пошли знакомиться с нашим надсмотрщиком.

Биар повёл меня к стоящей на дороге телеге подземников. В отличие от виденных раньше, эта не имела полотняного тента, а была полностью сделана из металла. На вершине её виднелись непонятные приспособления.

Подойдя к ней, биар остановился.

- Знакомься. Это Мортемью или просто Морт. Почему так называется, я не знаю. И вполне возможно, что настоящее название этого устройства другое.

- И что оно делает?

- Не даёт нам сбежать, – сказал биар, указывая на шею. – Ошейник принимает сигнал от неё и каким-то образом узнает, как далеко мы ушли. Если отойти от Морта на километр, то ошейник воспримет это как попытку побега и убьёт тебя. Сразу и без предварительного оглушения.

- Ого. И это тоже создали подземники?

- Да. Точнее всего один из них. Зовут вроде как Иван. Раньше мы часто проклинали его за это. Было не понятно, на каком расстоянии от Морта тебя убьёт.

- А теперь?

-А теперь нет. Сэржими поговорила с главным людей, его ещё называют полковник, и теперь нам помечают область за которую нельзя выходить. Да и в ошейниках теперь при приближении к границе зоны начинает раздаваться писк. Ещё вопросы есть?

- Да. Зачем подземникам столько дерева?

- А оно им и не нужно. Брёвна в основном идут на постройку жилья для нас. Опять же, прочее в основном относится к нам. То же жильё, в которых мы живём построены из поваленных нами деревьев. Зимой, надо их чем-то отапливать. Так что считай мы здесь работаем на себя. Ещё вопросы?

- Нет.

- Отлично, тогда иди работай.

Дойдя до группы перетаскивающих брёвна, Прораб забрал одного из них, а на его место поставил меня.

Впрягшись в упряжку, я с остальными потащил бревно.

- И так, – начал впереди идущий фокс, чей возраст был явно старше моего, - сегодня начало недели. Сотня велела в этот день вспоминать прошлое, – и принялся пересказывать Сотворение.

«Вначале не было ничего. И был только Бог. И был он один и была его сотня.»

«Вначале Бог сказал: да будет свет и да выжжет он тьму.»

«И увидел Бог свет, что он хорош, и отделила Сотня свет от тьмы.»

«И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И была ночь, и был день: день первый…»

А впереди идущий фокс похоже был священником. Или готовился поступать в храм. Знать Сотворение наизусть это серьезно. И слушая его, не было даже мысли что его знаний хватит только на пару строчек. Даже таща бревно в упряжке он сохранял одухотворенное выражение. Как у мученика, страдающего за благое дело. Казалось, что он находится не в упряжке, а проводит службу в храме одного из сотни хорунжих.

Хотя ничего удивительного в этом нет. Совет вполне мог послать и проповедников, чтоб находящиеся здесь не отчаивались и верили в скорое освобождение.

«…И сказал Бог: Я един и я Сотня. Так населю же я созданное мною Разумом. И да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.»

«И каждый из Сотни выбрал себе создание. И наделил их Разумом и создал обоего пола. И создал для них Хорунжих. И сказали им направлять их и учить их.»

«И благословили их Хорунжие, и сказали им Хорунжие: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле…»

А вот и про них. И действительно, хорунжие наместники и проводники своего рода на земле. Достаточно только поговорить с ними чтоб в этом убедиться. Достаточно вспомнить его встречу с ними.

Сотворение. Описания всей истории с момента создания мира до первого дня Белой Ночи.

Я тоже в своё время учил её. Это было обязательным этапом обучения каждого жителя Холмограда. Если пересказать Сотворение кратко, то получится примерно следующее:

Бог создал всё на свете и разделившись на сто частей, так называемую Сотню, сошел на землю в виде Хорунжих. Хорунжие обладали бессмертием и знаниями. И каждый из них выбрал себе народ, который он стал просвещать. Но один из народов восстал против своего Хорунжего и убил его. А получив все его знания пошел войной на остальных. Потеряв в этой войне половину Хорунжих, оставшиеся объединились и создали новый народ. И дали ему имя Последние. Они с лёгкостью разгромили восставших. Бунтовщики, отступили в свою последнюю крепость, и оттуда выпустили в мир Белую ночь.

Конец.

Дальше начинались Бытиё оставшихся Хорунжих. Каждый из оставшихся или возглавлял свой вид или помогал другим видам. Но в основном они были похожи. Хорунжий приходил и разрешал неразрешимое. Или останавливал эпидемии. Или просто организовывал быт. Чтобы они не делали, всё приводило к успеху.

Мне, кстати, даже удалось с одним из них познакомиться. И этим я обязан своей любви к городу и высоте.

Примерно года полтора назад до этого дня я, во время обучения, пристрастился выбираться из общей спальни и убегать на смотровую вышку. Там можно было спокойно подумать о будущем и вспомнить родителей. Это если повезёт. Если же не везло, то приходилось общаться со стражниками, благо они уже привыкли к нему, или с молчаливым фоксом. Фокс был самым лучшим собеседником. Он, в основном, молчал.

Как обычно, стоя на смотровой площадке пожарной башни, я смотрел вниз. Ночь уже спустилась на город и только свет окон выдавал на дома. С недавних пор это стало моим любимым местом.

Вид города с высоты напоминала мне ту пору из детства, когда отец брал меня на рыбалку. Если сидеть достаточно спокойно в лодке, то в какой-то момент начинало казаться что я плыву по звездному небу. Бесчисленное количество звезд заставляло голову слегка кружиться. И даже плескание рыбы заставляло всматриваться вверх. Вдруг и там, на небесном своде, пойдут круги.

Теперь же я представлял, что и в самом деле находился между двух небес. Сверху были холодные звезды, такие далекие и гордые. Их свет обещал множество тайн.

Снизу же, свет от окон и лампадок, образовывал собственное звездное небо. В нем даже можно было начертить созвездия. Там располагалось созвездие «Центральная дорога». Правее от него «Ткацкое» а следом за ним «Красильщиков». В отличие от верхних звезд, нижние манили теплом и уютом. Они обещали сытную еду и резкий запах производства.

Два неба. Два разных мира. И в отличие от детства, нижние звезды теперь ему нравились значительно больше чем раньше.

- Ты снова здесь, – раздался за спиной тихий голос.

Обернувшись, я не сразу понял, кто стоит. Фокс, одетый в свободные штаны и расстегнутую на груди рубаху. Вроде ничего необычного, таких фоксов в городе, как говорила бабка, «На угол по трое оперлись», и только приглядевшись, заметил, что пятно на груди образовывает цифры «5» и «7»

- Х-х-хорунжий, – только и смог я выдохнуть, припадая на колено. Сам Хоружный стоял передо мной. Посланник Небесной Сотни, наместник их на земле и вечный смотритель вида фоксов.

Фокс слегка поморщился, запахнул рубаху и заговорил.

- Встань. Ты равный мне и поэтому нет причин стоять на коленях.

Сам Хоружный. Мысли метались в голове. Неужели я и прошлые разы говорил с ним. Тогда какое же неуважение я проявлял просто стоя молча или игнорируя его. О великие Хорунжие, простите мне этот грех. Особенно пускай простит меня стоящий передо мной.

- А раньше ты мне больше нравился, – сказал фокс. – Не выкатывал глаза и вел нормальный разговор. Конечно редко, но хоть со словами.

- Хоружный, простите меня за наглость и за прошлое неуважение.

- Забыли. Дальше.

Что дальше? Что он хочет? Неужели и правда с ним разговаривать? Так какой в этом смысл? Он светоч знаний и наместник богов на земле, а я всего лишь тупой храмовый воин. И воин даже не его храма.

- Хорунжий, позво.. – но договорить мне не дали.

- Андрэй. Меня зовут Андрэй. Полное Андрэй Фокс, – и посмотрев на меня добавил. – Но для друзей я просто Кибер. Так можешь ко мне и обращаться.

- А. А меня Шоно.

- Шоно. Хорошее имя, – и посмотрев на ночной город, продолжил. – Так что заставляет тебя, Шоно, приходить сюда ночью?

Я заколебался, не зная что ответить. Рассказать всё как есть значило выставить в глазах хорунжего себя дураком. А иного выхода похоже не оставалось. Соврать наместнику бога у меня не хватит духу.

- Эммм. Второе небо… Андрэй.

- Второе небо? Это что значит? – удивился фокс.

- Снизу свет от окон и лампадок образует… - начал я объяснять ему, стараясь передать всё что было в голове.

Остаток ночи мы провели разговаривая про два неба. Насколько всезнающий оказался его собеседник. После беседы я ещё неделю ходил одухотворенным.

- Кхе. Кхе.

Покашливание вернула меня из воспоминаний обратно.

- Похоже тебе не интересна история создания нашего мира, юноша, – прервал мою задумчивость голос.

Оказывается, пока я вспоминал прошлое священник, так и буду звать фокса про себя, закончил чтение и стал проводить беседу со слушателями.

- Очень интересно.

- Тогда почему ты был настолько отстранен? Мне кажется, ты не слушал меня. Знаешь, что говорил по этому поводу пятьдесят седьмой хорунжий?

- Жизнь дерьмо... Но смерть ещё дерьмовей!

- Прекрати оскорблять моего родового хорунжего! – взвился фокс.

- Но Андрэй Фокс действительно говорил так, - уверенно сказал я и, немного подумав, добавил,- служитель.

- А… Э… Откуда ты знаешь полное имя пятьдесят седьмого хорунжего? – удивлению фокса не было предела.

- Я беседовал с ним много раз, служитель. Надеюсь, вы тоже с ним беседовали множество раз, чтоб знать как ответит хорунжий?

- Эмм. Да. Я беседовал с ним при посвящении. И потом… Тоже беседовал… - фокс-служитель быстро восстановил душевное равновесие. – Но я вижу, ты действительно слушал. И прими моё извинение, я принял твоё осмысление услышанного за пренебрежение.

Сложилась неприятная ситуация. Служитель хотел попрекнуть новенького в непочтении Сотни, но оказалось что тот имеет к ним большее отношение и лучше с ним знаком чем сам служитель. Теперь фоксу придется выкручиваться из этой ситуации чтоб не уронить свой авторитет. И похоже он нашел выход.

- Братья, мы доставили очередную нашу ношу. Так что предлагаю немного отдохнуть и вернуться за следующей.

Вечер наступил быстро. За монотонной работой было легко отвлечься. Перетаскивание бревен оказалось не так тяжело как могло показаться. Во время тренировок мне приходилось и тяжелее, поэтому меня даже иногда одергивали товарищи, напоминая что не у всех здесь столько рвения. Служитель продолжал подбадривать окружающих и читать на память тексты, но ко мне уже не обращался.

От холма донесся протяжный звук. Такой обычно издает широкорог во время гона.

Все вокруг стали собирать инструмент и садиться на землю.

- Шоно иди сюда, – позвал меня биар.

- Прораб, что случилось?

- Рабочий день кончился. Сейчас подъедут люди, заберут Морта и отведут нас сперва на ужин, а потом и отдыхать.

И правда, на дороге скоро показалась повозка.

Подъехавшие в ней люди не стали даже доставать переводчика, просто махнули рукой и стали прикреплять телегу к своей машине. Рабочие самостоятельно построились и, дождавшись когда люди их пересчитают, отправились по дороге вслед за машиной.

- Смотри, придем на ужин ты только не чуди, - говорил идущий рядом с ним Прораб. - Из-за одного идиота у нас уже отобрали ложки. Пытался ей ошейник вскрыть. Придурок. Его убили, а мы теперь суп просто хлебаем из чашки. Хорошо хоть люди в супе теперь всё мелко крошат.

- А суп это единственное чем они кормят?

- Нет конечно. Бывает мясо. Это когда они мохнача или широкорога убьют. Сами почему-то не едят, но нам отдают. Но на пару сотен ты от него получаешь только запах. Хе. Кстати про каши. Каши разные и для того чтоб не есть её лапами нам выдают скребки. Тогда они скребки выдают. Но попробуй только не верни. Свои же загрызут потом. Ещё кашу пальцами есть не хватало.

- А крупы откуда берут?

- Раньше с грабежа деревень. Пригоняли новых работников, а вместе с ними и продукты притаскивали. Но это было только первый год. Теперь под поля и огород много земли распахали. Понимают видимо, что грабежом не протянешь. Так что проблем с едой нет.

- И сколько ты уже здесь?

- Больше трёх лет. С самого начала. Мало уже кого из первых осталось. Наверное только я и Сэржими.

Серьёзно. Оказывается вулфа в рабстве уже больше трёх лет. Теперь понятно как она выучила язык подземников.

Поужинав всё тем же супом биар повёл меня в барак.

- Так, теперь смотри. У тебя есть ещё час до отбоя. Можешь сходить в туалет или помыться. Советую первое. Конечно, в бараке есть ведро, но сам всё понимаешь. Хотя нет, не понимаешь. Пошли покажу.

Войдя в барак, я стал осматриваться.

Столбы подпирающие потолок, и соломенные матрасы под ними. Вот и все условия для жизни. Мое внимание привлекли столбы. Точнее свисающие с них металлические веревки.

- Смотри, это называется разъем, – сказал биар, беря одну из свисавших веревок и показывая её конец мне. - Перед отбоем все обязаны подключить их к ошейнику и лечь спать.

- А если не сделать этого?

- Всех кто находится в бараке вырубят разрядом из ошейника и, убедившись что все без сознания, люди подключат тебя самостоятельно. Если сделаешь так два раза, то на третий тебя просто заберут. А это верная смерть. Так что мы стараемся подобного не допускать и смотрим чтоб все подключились.

- Понятно. Получается все друг за другом следят. А если он отсоединится во сне?

- Скорее присматривают. Хорошо, что вас в последнее время стали усиленно присылать, а то некоторые уже отчаиваться стали. Даже служитель уже стал не справляться. А про сон не волнуйся. Если нормально его присоединить – не оторвёшь.

Заметив как некоторые парами уходят из барака я спросил у Прораба куда они уходят.

- Шерсть вычесывать. Да и тебе тоже не помешает.

Понятно. Очищение шерсти от различного мусора вполне правильно. Шерсть уложить и почистить самостоятельно можно практически везде. Кроме спины естественно. Конечно при желании и упорстве можно и там, но качество будет не то. Да и работа с деревьями грозила различными нежелательными постояльцами. А клеща самостоятельно со спины не вытащить. То же самое и с головой.

Здесь всё так же как и во время обучения. Разбивались по парам и вычесывали шерсть после дня тренировок и беготни.

- Новенький, давай помогу, – сказал вулф только что закончивший вычесывать шерсть у Фокса.

- Спасибо.

Усевшись на освободившемся чурбане я стал рассматривать забор впереди.

- Поверни голову вправо – попросил его вулф.

Повернув её, я продолжил своё занятие. Забор тянулся дальше и в одном месте прерывался сеткой с очень крупной ячейкой.

- А это зачем, – спросил я у вулфа.

- Для супругов.

- Не понял?

- Люди иногда захватывают целые деревни. За забором барак для самок. Вот для встреч супругов и сделана эта сетка. Через неё можно и любимому шерстку вычистить и просто поласкаться. Это Сэржими уговорила Полковника сделать её. Как и уговаривала перемещать некоторых из одного барака в другой, чтоб они могли встретиться. Ладно, с мехом я закончил. Дальше справишься сам. И возьми себе собственный гребень.

- А тебе помочь?

- Спасибо. Не надо. Я уже чистый. Гребни в том ящике, - вулф указал на стоящий под навесом короб.

Приводя оставшуюся шерсть в порядок я думал над словами Прораба.

Значит, как только хорунжим стало известно о появлении подземников, они стали нас тренировать. И одновременно с тем не забывали о пленных. Воистину они великие.

- И много уже прислали? – спросил Прораб у меня.

- А ты не знаешь?

- Нет. Мне не сообщали об этом.

- Ну, с одной стороны это правильно. Не знаешь, не выдашь. Хорунжие в этом по-своему правы.

- А с другой?

- А с другой стороны, с вами приходится постоянно возиться. Последний раз целую толпу пригнали. Из подставной деревни.

- Подставной деревни?

- Да. По рассказам прибывших я понял, что хорунжие как-то вычислили на какую из деревень совершат нападение и нагнали туда вашего брата. В результате пленными в основном они и оказались. А дело ещё по весне было. Вот тогда я намучался. Ладно, давай спать.

Думая над словами биара я стал готовиться ко сну.

Люди, проверив что все подсоединили разъемы к ошейникам, погасили свет в бараке.

Следующий день оказался почти таким же, как и предыдущий. Утром меня вместо скрипа двери разбудил звук сирены. Покормили и отправили на работы. Подземники поставили свой фургон на прежнее место и уехали. Прораб распределил всех по командам. Мне опять досталось перетаскивать брёвна. Служителя хорунжего на этот раз не оказалось. Биар поставил его в команду уборки. Потом был обед, который подвезли подземники. А под вечер их, как и в прошлый раз, отвели в лагерь на отдых. Единственное изменение случилось в конце недели. Подземники после обеда забрали фургон и повели их в лагерь.

Я спросил у Прораба почему так.

- Сегодня у нас день отдыха. Приводим себя в порядок. Отдыхаем. И конечно общаемся.

- С кем?

- С подземниками. Скоро сам всё увидишь. Лишнего смотри не сболтай.

В лагере между тем появился новый запах. Где-то жгли дерево.

- Учуял?

- Да. Что это значит?

- Сегодня день уборки и помывки. Ты конечно уже привык к своему запаху, а вот люди нет. Им он кажется слишком сильным. Поэтому раз в неделю они дают нам вволю горячей воды и меняют матрасы. За холмом течёт ручей и выкопан пруд. Из него они берут воду и, подогрев с помощью печей, подают в помывочную. Зимой правда не очень. Особенно если плохо отряхиваться и вытирать шерсть.

- Понятно.

- Кстати, видишь возле входа к людям стоит палатка? – сказал биар, указывая на небольшое сооружение серого цвета. - Иди туда и стань в очередь.

Подойдя к сооружению я определил, что оно сделано из какой-то ткани. Возле неё столпилось несколько жителей лагеря. Проведя с ними некоторое время, я понял что внутрь заходят по одному. Там задают несколько вопросов и отпускают заниматься своими делами. Посещение обязательное.

Через некоторое время настала и моя очередь.

Отодвинув полог палатки я вошел в неё и оказался в помещении разделенном на две части стеклом. С одной стороны располагался человек. Всё та же серая одежда. В помещении так же находилась вулфа.

- Проходи, присаживайся, – она указала лапой на стул.

Сев на него я стал ждать. Вулфа подошла с непонятной вещью и коснулась ошейника. После передала через специальное оконце прибор подземнику. Тот, полистав открытую перед ним книгу, сделал в ней пометку и кивнул Сэржими.

- Вы у нас новенький. Возможно у вас есть вопросы к высшим, поэтому высшие готовы ответить на них. Задавайте, не стесняйтесь. – Сказала вулфа.

- Хорошо. Тогда пускай он ответит мне на вопрос. Они же боги. Создали нас и всё такое. Тогда почему вам просто не убрать эти все деревья одним только желанием?

- А ты всё так же дерзишь. Хотя это даже интересно. Посмотрим что они на это ответят, – и перевела вопрос.

[- Ответь ему по стандарту.] – Сказал сидящий за перегородкой.

- Понимаешь, всё в этом мире имеет свой смысл. Солнце светит не просто так. Оно греет землю и позволяет растениям расти на ней. Растения питают животных. Всё взаимосвязано. Поэтому если наши создания не будут трудиться – то в них отпадет надобность. Понимаешь это?

- Тогда в чем была цель нашего сотворения?

Вулфа так же спокойно перевела и этот вопрос.

[- Скажи ему, что у нас была целая вечность и безграничная скука. Или ответь что в мире было много говна и мы решили найти ему применение.]

[- Полковник не одобрил бы этого.] – Сказала Сэржими.

[- Пасть закрой. Хотя ладно, ответь в духе «Мы приготовили для вас миссию».]

- Высшие говорят, что создали вас с Высшей целью, но вы пока не готовы к ней.

- А. Я так и думал. Тогда у меня больше нет вопросов. Я свободен?

- Нет. Сейчас ответишь правильно на вопросы и пойдешь, - и сказала в сторону сидящего человека. – Он больше не имеет вопросов. Я прогоню его по списку?

Дождавшись кивка от полностью утратившего интерес подземника она начала говорить.

Дальше были простые вопросы: как самочувствие, как окружение, что нравится и прочее. Ничего из того, что я ждал. Ни попыток узнать кто против подземников, ни предложить докладывать о нарушениях. А после просто попросили пригласить следующего.

Выйдя из палатки я пошел искать Прораба. Найдя его, я задал вопрос который его волновал меня после разговора.

- Зунды скажи мне, почему они не попытались предложить мне работать на них и следить за всеми? Это же было бы логично?

- А зачем? Они полностью уверены в ошейниках. Они могут нас ими не только оглушить, но и убить. Так что мы для них как скот. Опасны немного, но не смертельно.

- Если они не боятся нас, тогда зачем нам обрезают когти?

- Чтоб не оставляли царапины, – и увидев недоумение продолжил. – Я серьёзно. Им не нравится, что после нас остаются царапины. Особенно когда мы работаем внутри их убежища.

- Внутри?

- Да. Есть отдельная группа, которая убирается внутри их комплекса. Это благодаря им у нас есть возможность узнать внутреннее расположение коридоров и проходов. Они как раз должны сегодня поменяться. Не хочешь поработать в убежище людей?

- Нет, спасибо.

- Шучу, не волнуйся ты так. Списки кто пойдет их менять были готовы неделю назад. И они всю эту неделю учили их, что и как делать, так что даже ответь положительно пошел бы только в следующий раз.

- И они всё это время живут под землёй?

- Нет конечно. Они просто живут в отдельном бараке.

- Тогда почему я их не замечал?

- Они встают раньше нас. И возвращаются позже.

Остаток дня я провел обдумывая услышанное.

После ужина нас опять загнали в барак. Уже знакомый фокс-служитель объявил время молитвы. За этим я и заснул.

Среди ночи меня разбудил шорох. Аккуратно, стараясь ничем не выдать своё пробуждение, я стал поворачиваться в сторону говорящих.

- Он не спит.

- Да? Ну тогда рассказывай всё сам.

Похоже, говорят про меня. И если второй голос принадлежит Прорабу, то вот первый мне не знаком.

Небольшой шорох, и возле меня возник Последний. Надо же. Последние вроде как никому не подчиняются. Их и так мало.

Последний представлял собой помесь разных видов. Особенно это хорошо было заметно по его голове: в профиль она напоминала голову вулфа, но с более широкой мордой, в анфас же – голову кэта. Тело, за исключением головы и хвоста, было покрыто мягкой длинной шерстью с небольшими, размером с желудь, черными пятнами. Но особенно выделялись его передние лапы, точнее неестественно длинные пальцы, оканчивающиеся матово-черными когтями.

Точнее неестественно длинные. Таких длинных и тонких не было ни у одного известного мне вида. Они скорее походили на пальцы подземников.

- Новенький, это твоё. Береги. Второго не будет. – с непонятным акцентом Последний протянул мне кусок ткани. При ближайшем рассмотрении это оказался кусок пропитанной смолой тряпки. Чтоб она не пачкалась, она была замотана в ещё одну тряпка. Значит, это должно было спасти меня от ошейника. Отлично, только куда теперь её спрятать?

- Носи под шортами, – и отвернувшись от меня, Последний плавно переместился обратно к Прорабу.

- Что нового?

- Нам наконец стал известен центральный проход и расположение кабелей. Также удалось более подробно уточнить маршрут обхода дверей на нижние уровни. Возможен обход внутренней двери через нижние уровни.

- Это точно?

- Да. Наших водили в соседние помещения для перетаскивания тяжестей. Они сказали, что проблем не возникнет.

- Это отличная новость. Описать смогут?

- Конечно. Я приказал не спешить и очень тщательно вспомнить маршрут на командный уровень. Любая деталь будет существенной.

- Всё верно. Учитель просит вас всех ещё потерпеть. С этими сведениями переговоры пойдут намного быстрее, и Сбор должен будет принять положительное решение.

- Мы будем ждать сколько понадобится ради нашего будущего. Нужных ты сможешь найти во втором бараке.

- Хорошо. Тогда я пойду. Во имя учителя.

- Именем его.

И только через несколько недель Последний появился снова и сказал только одно слово. Завтра.

Всю оставшуюся ночь жители барака не могли заснуть обсуждая завтрашние действия и распределяя обязанности.

Утором нас как обычно покормили и повели на работы. Дождавшись когда подземники скроются из вида Прораб велел всем обезопаситься от ошейников. И, как оказалось, вовремя.

Боом! Боом! Бу-боом!

Раздался из леса звук сигнального рога. Пора.

Я быстро посмотрел по сторонам. Все пришли в движение. Каждый стремился быстрее преодолеть расстояние до дома подземников и попытаться не дать им закрыть ворота.

- Шоно, не спеши! Будь в середине! - раздался окрик Прораба.

Оглянувшись, я увидел биара, бегущего за ним.

Прислушавшись к совету, я приотстал и поравнялся с ним.

- Сей.. час.. са.. мое.. глав.. ное.. это.. Морт.. фух, – похоже разговор на бегу ему давался очень трудно.

А про Морта я и забыл. Миновав его, я стал ждать момента когда ошейник начнет пищать. И даже бегущие впереди не сильно успокаивали меня. Никто не застрахован от случайности, и от того что неведомый ток сможет пробраться через защиту.

Пип. Пип. Пип.

Вот и сигнал о границе зоны. Если я плохо подоткнул тряпку, то Морт убьёт меня за лень и неаккуратность.

Раздался протяжный писк и от ошейника стало сильно пахнуть сосновой смолой. Писк продолжался какое-то время и внезапно затих. Слава Хорунжему, что ошейник смог только нагреться и не причинил мне существенного вреда.

Пробежав примерно половину пути мы стали усиленно махать лапами, стараясь сделать вид что чем-то напуганы. Уловка сработала. Первые кто подбежал к подземникам не стали пытаться их оглушить, а начали быстро говорить, всё время показывая в сторону леса. Остальные же побежали дальше.

Запыхавшись, я подлетел к начавшей образовываться толпе возле подземника.

[- ААндрюха! Да говорю же тебе, они как чокнутые тут верещат и в сторону леса тычут. Да хер его знает. Давай шкуру к микрофону быстрее!]

[- Опасность! Опасность!]

[- Где? Кто? – кажется подземник был так сбит с толку, что до него не сразу дошло кто это сказал. – Бля, ты говоришь?]

[- Опасность! Там! Опасность!] – напираю я на него вместе с толпой и заставляю его непроизвольно пятиться. До заклинившей створки ворот остается уже несколько сот метров. Всего один рывок для нас.

[- Да что там, можешь объяснить повторялка херова?]

Буу! Би-бууу!

Время вышло. Повторный сигнал означает что войска уже на кромке леса и скоро покажутся.

Теперь осталось только устранить стоящего подземника. Самое простое это свернуть ему шею. Резко ударяю его головой в подбородок и роняю на землю. После коленом продавливаю ему шейные позвонки, а лапами в это время обхватываю подбородок и резко с силой дергаю на себя и вверх.

Пора действовать дальше.

Быстро осмотрев подземника, я не нашел ничего полезного. Всё такая же чёрная высокая обувь, полностью закрывающий костюм пятнистой раскраски. Мелькнула мысль снять обувь, но тут же была отметена как несостоятельная. Обувь на вид слишком отличалась от привычной.

Оглянувшись, я понял что слишком долго возился с подземником. Толпившиеся до этого пленные уже куда-то разбежались.

Говорящий коробок молчал. Оружия, кроме странного предмета не было. А сам предмет не походил ни на один из видов волшебного оружия, которым нас обучили пользоваться. У него даже не было привычного для подземников изогнутого питателя.

Бах. Бах. Бах.

Эти звуки вернули меня к действительности. А вот похоже и нормальное магическое оружие. Помнится учителя обучали не бояться хлопков ударяя доской по доске. Ладно, некогда отвлекаться. Заметив возле огромной двери дверцу с желтым треугольником я открыл её и попытался поотрывать переплетенные внутри кабели.

Крхааак.

Боль и судорога по всему телу и сознание медленно гаснет. «Неужели ошейник сработал?» - было последней мыслью.

- Совсем сдурел? Сам к току полез, – раздался над головой знакомый голос Прораба. Сфокусировав взгляд на нем я немного пришел в себя:

- Сколько я был без сознания?

- Недолго. Первая волна как раз успела влиться в ход. А вот кажется и вторая на подходе.

Снаружи послышался шум. Подобный шум бывает когда капли дождя барабанят по крыши. Только это были очень большие капли. Я уже догадался что это за источник шума. В проход вливался бело-коричневый поток. Кролики. Много кроликов. Много быстрых и вооруженных кроликов. Поток вливался в проход и временами, казалось, даже захлестывал стены.

Один из кроликов подбежал к нам и протянул большие, не по его росту, кусачки. Такими обычно перекусывали железные пруты. Пискнув «Для ошейников», он устремился вслед за остальными.

Кролики в первых волнах. Смертники, чья задача была потоком прокатиться по этажам и смести собственными телами зачатки обороны. Быстрые, вёрткие, способные едва ли не бегать по стенам и прыгать на огромные для такого тела расстояния.

Поток всё вливался и вливался в проход. Святой хорунжий, да сколько же их.

Стая. Известный приём этих казалось бы мирных существ. Врываться в поселения противника и вырезать всё население не считаясь с потерями. Страшная сила, которая, впрочем, разобьётся о хорошо организованную оборону и превратится в бело-коричневый ковёр с красными пятнами.

- От это дело. Сейчас освободимся от ошейников и пойдём помогать,– сказал Прораб и принялся перекусывать мой ошейник. Освободившись и освободив биара, мы направились вниз с подошедшей третьей волной войск, состоящей на этот раз из вулфов и бобсатов. Войдя в проход, я старался не наступать в лужи крови.

И если сперва попадались только следы крови, то, спустившись по лестнице вниз, мы оказались в просторном помещении заполненным резкой вонью чего-то химического и с оттащенными к стене мертвыми телами подземников и нападающих. Здесь же мимо нас прошествовала группа из нападавших и протащила за собой несколько связанных подземников. Захват шел полным ходом.

Под ногой что-то с тихим звяканьем покатилось. Нагнувшись к источнику звука я подобрал странный предмет похожий на маленькую трубку с запечатанной одной стороной. Вроде как учителя говорили что это называется «Патрон». Патрон был немного теплый и из него несло химической вонью.

- Интересно, какой уровень уже взят?

- Ну, первых четыре это точно. Тех кого сейчас пронесли относятся к четвертому уровню.

- А как ты это понял? Ты их знал?

- По цифре на их одежде.

И правда. Следующая группа схваченных имела цифру четыре на нагрудном кармане.

Прораб отстал от впереди идущей группы и повернул в коридор, отходящий от основного.

- Куда?

- Где самое интересное.

Странно, как он определил где самое интересное? Но пройдя поворот, мне стало понятно. Пахучие метки. Только вот запах был не знаком. Неужели биар знает что это значит?

Дальше начался путанный ход. Лестницы, коридоры, спуски в шахту и пролезание в люки. Спустившись по очередной лестнице мы вышли в длинный коридор.

На нас тут же пахнуло запахами свежей зелени и земли. Коридор похоже представлял собой теплицу. Он весь был заставлен ящиками с землей из которых торчали разные зеленые листы. К каждому кусту подходила трубка из которой с равным промежутком времени капала вода. Солнце заменяли множество ламп, часть из которых теперь была разбита. Похоже, здесь подземники выращивали еду.

Проходя эти грядки я заметил опрокинутые ящики и отчетливые следы обуви на разбросанной земле. Видимо, здесь мы шли не первыми.

- Смотри. Наши здесь уже были. Подошва на носке шире чем на пятке.

И правда. Следы принадлежали холмоградским. У подземников следы были другими. Хотя и их следы тоже присутствовали. Наверное, именно их здесь и повязали.

Пройдя длинную комнату мы оказались в параллельно расположенном коридоре.

- Так. Это место уже соответствует описанию которое я получил от работавших здесь. Теперь надо направо. А дальше всего два уровня вверх и мы на месте.

Проходя по коридору, я невольно заглядывал в проёмы. Везде были такие же длинные стеллажи с ящиками земли. В последних комнатах было обилие стекла и стеклянных трубок. Вся эта система составляла собой единое целое. По трубкам циркулировала жидкость поступающая в сосуды. В сосудах располагались различные овощи. Одни были большие, другие маленькие и не болтались только поддерживаемые нитками. И всё было освещено. Свет словно исходил отовсюду. Он лился с потолка и отражался бликами от стекла.

- Неужели они так выращивают еду? В воде же ничего не растет. Как это они так?

И правда. Много странного было здесь.

Вот и следы сопротивления. На полу следы крови и присланные к стене несколько тел как подземников так и воинов холмограда. И под ногами постоянно попадаются эти вонючие патроны.

Теперь начался подъем. Спустя два пролета мы оказались в переполненном коридоре. Гомон перебивали удары молотков. Стоило только показаться из коридора как к нам подскочило несколько вулфов.

- Почему без снаряжения? Что случилось?

- Мы бывшие пленные.

- А понятно. Спасибо что не дали закрыть двери. Здесь что делаете?

- Пришли к вам на помощь. Что-то надо?

- Да открыть эту дверь. Черви заперлись. А по нашим данным это место управления всем этим местом. Сейчас шпуры доделаем и будем подрывать. Так что вам лучше уйти.

Спустившись вместе со всеми вниз мы подождали взрыва.

- Отлично! Раствор расколот. Выкрашиваем его и выдергиваем дверь.

Начали стучать кувалды. Из образовавшихся дыр по ним стали стрелять

- Дым кидайте. Не давайте им мешать нам.

Один из солдат достал из сумки трубку и поджег её. Подождав пока она начнет дымить он закинул её с дыру. Выстрелы прекратились.

Буух!

Дверь с грохотом вывалилась вместе с косяком. Мелкую железную проволоку перекусывали огромными ножницами.

Прикрываясь щитами, вулфы начали входить в проём. Вслед за ними, наплевав на опасность и недавние выстрелы, вошли и мы.

Комната представляла собой большой зал. В дальнем углу столпились подземники. В противоположной стороне, спиной к огромной схеме, похоже изображающей весь подземный дом людей, сидел ранее виденный мной Полковник.

Вперед вышел командир вулфов. Немного крупнее собравшихся и имеющий редкую для воинов пластинчатую броню, он заметно выделялся. И, как оказалось, умел говорить на языке подземников.

[- Сдавайтесь. Ваш дом полностью контролируется нами. Ваше упрямство и смерть уже ничего не решат. Я предлагаю вам, от имени Совета Холмограда, возможность жить как прежде.]

[- Кто ты такой?]

[- Я избранный Советом посол. Повторю ещё раз: ваш дом полностью захвачен. Сотрудничество с нами позволит вам жить дальше и …]

Подземник покосился на схему. Верхняя её часть была усыпана красными огоньками. И пока посол от Холмограда разговаривал ещё один уровень зажегся красными огоньками. И только два последних уровня ещё светились зелеными.

Вздохнув Полковник, перебив посла спросил:

[- Почему ты пошел против создателей?]

[ - Не вы нас создали. Мы прекрасно помним историю вашего предательства Сотни и Хоружных.]

[- Понятно. Тогда почему вы не приняли нас как учителей? Мы же вас учили знаниям?]

[- Вы нас использовали как рабов. У нас уже есть Учителя которые учат нас.]

[- Мы вам не нужны ни как боги ни как учителя. Тогда зачем мы вам?]

[-Вы нам не нужны как учителя. Но вам придется нас учить. Вы владеете знаниями Хоружных и пытались оставить их себе. И не только оставить, но и использовать против нас.]

[- А если мы не захотим? Что тогда?]

[- Вы умрете.]

[- Но тогда с нами умрут и знания.]

[- Мои учителя на этот повод просили передать следующее «Radix malorumestcupiditas»]

[- Это мне ничего не говорит.]

[- Жаль. Учителя были более высокого мнения о вас.]

Неожиданно помещение тряхнуло, сразу несколько лампочек на схеме погасло.

[- Эх. Лев Николаевич. Что же вы творите. Вас-то они точно оставили бы в живых, – пробормотал Полковник посмотрев на схему и обратился к послу. - Ладно, я понял.]

[- Так какой твой ответ? Помни, от него зависит жизнь всех в этом месте.]

[- Мой ответ? Хм. Да, – подземник посмотрел в сторону схемы. –Малахит, я надеюсь ты всё слышал?]

С кем этот подземник говорит? Подняв голову, я ничего и никого не увидел. Да и Полковник слишком спокоен для такой ситуации. Его дом захвачен и народу угрожает смерть, а он не пытается торговаться или что-то просить. Не нравится мне это.

[-Малахит, я знаю, ты слышишь. Я выполнил просьбу и задал им твои вопросы. Ты сам всё слышал - мы им не нужны. Малахит, я прошу - выполни мою последнюю просьбу. Не бойся, я не буду просить отомстить за нас или тем более попытаться кого-то спасти. Я прошу только об одном – выбей на нашем надгробии достойную надпись.]

Спустя мгновение откуда-то из-под потолка раздался голос

[- Хорошо.] – находящися в зале и я в том числе закрутили головами, пытаясь определить откуда шел голос.

[- Отлично.] – Подземник достал что-то из-под стола.

- У него оружие, сомкнуться, – раздалась команда. Передние ряды щитов сомкнулись отгораживая нас от возможных попыток подземника навредить кому-то.

[- Трусы.] - подземник приставил оружие к голове и выстрелил.

- Пошли, - сказал Прораб потянув меня ко входу, – больше ничего интересного не будет.

Выйдя наружу я присел возле входа в комплекс. Прораба нигде не было видно. Видимо у него остались свои счёты с людьми и он отправился расплачиваться по ним.

Накатившая усталость давала о себе знать. Поэтому просто хотелось посидеть на солнышке и посмотреть как выводят связанных подземников.

Мама, Папа. Теперь вы можете спокойно перерождаться. Те кто убил вас наказаны. Цель моей жизни была достигнута. О большем и мечтать было нельзя. Осталось только понять, что делать дальше и чем заполнить внезапно образовавшуюся внутри пустоту.

- Эй Шоно! Помоги мне! – раздался окрик.

Оглянувшись на голос, я увидел Прораба помогающего идти Сэржими.

Встав и подойдя к ним, я почуствовал запах паленой шерсти. И этот запах похоже шел от вулфы.

- Представляешь, она жива! Полковник по какой-то причине уменьшил ей ток в ошейнике и её только оглушило.

- Здорово. Рад, – без энтузиазма сказал я. После мести мне стало как-то все равно на происходящее.

- Можешь её пока поддержать? Я сейчас сбегаю за носилками.

- А просто положить её нельзя?

- Отказывается. Да ладно. Я быстро, – с этими словами он передал мне Сэржими и куда-то убежал.

Надо было что-то сказать.

- Как ты?

- Нормально, - ответила она слабым голосом, - только шерсть припалили.

Вжжиииу. Вжжиииу. Вжжиииу.

Над головой пролетели странные предметы. Только последний из них мне удалось немного рассмотреть. Он напоминал толстое бревно с маленькими отростками на нем. Более точнее не позволила скорость, с которой это летело.


***


Глава стоял в зале скорби. Зал носил такое название только среди людей. Официально это был зал памяти павшим. Зал представлял из себя просторное помещение с полом из прозрачного пластика. Под ним находилась карта Российской федерации. На ней были отмечены все города численностью от 25 тысяч. Огромная карта с перечнем погибшего населения в результате прошедшей войны.

Также в зале стояли памятники. Это были памятники были поставлены над местами убежищ которые не смогли пережить великую зиму. Куполами обозначались комплексы поверхностного базирования. Города, решившие выжить на поверхности. Прозрачное полушарие скрывало в себе сцену из-за которой ни одному городу не удалось пережить зиму. Междоусобица. Голод. Болезнь и даже Нападение Новов.

Подземные комплексы представляли из себя стелу с названием комплекса и причиной уничтожения. Некоторые стелы были абсолютно чистыми. Только в самом низу значилось название и количество населения на момент последнего контакта. Эта же дата значилась Датой смерти.

И вот в этом зале появилась новое надгробие. Рисунок на нем изображал пару волкообразных новов обоего пола стоявших спиной и куда-то смотрящих. Слева от них находился заклиненный экскаватором вход в комплекс Южный-10. А под ногами, за слоем земли и перекрытий были изображены миниатюры боя. Вот стая перегрызает горло мужчине. Правее солдат, прикрывая собой ребёнка, отстреливается от новов. Самая нижняя картина изображала нова поднявшего знамя в рубке управления и стоящего одной лапой на лежащем человеке.

- Глава. Разрешите вас побеспокоить? – сказал вошедший человек с небольшой папкой в руках, и дождавшись кивка продолжил.

- Начато рассмотрение предложений по переустройству комплексов в связи с полученными данными по штурму Южный-10. Так же пересмотрены нормы и порядок установления контактов и внешние действия на поверхности. Проходит разработка мероприятий по изменению…

- Прекрасная стела. Достойная быть точкой в этой истории.

- Эээ. Да. Конечно. Но я не по этому поводу. Поступили предварительные данные по результатам нанесения ракетного удара по объекту с местным названием Холмоград.

- Я слушаю.

- Результаты основаны на аэрофотосъемке домов, на размер застроенной территории, а также на примерном объем водоснабжения. Точное количество узнать является проблематичными. Но по примерным данным погибло около 250.000 новов. Около 95% построек выгорело полностью. Город можно считать уничтоженным.

- Хорошо. Что предпринимают выжившие жители? Что предприняла подошедшая армия?

- Они организовали несколько лагерей и производят попытки наладить жизнь. Это выражено в разборе завалов, восстановлении рыболовного промысла и прочей деятельности.

- Хорошо. Приготовьтесь к нанесению удара по лагерям выживших. На этот раз делайте упор на кассетный боеприпас с максимальным уроном по живой силе. Разрешаю использовать и химию. Только из быстровосполнимых веществ.

- Но количество работоспособных носителей и так...

- Ты меня не дослушал. После того как проведешь повторную атаку возьми вертолёты и бойцов. Необходимо отловить выживших и доставить к крупным поселениям новов. И да. Выжившим необходимо перед освобождением показать картины снятые на наши камеры и прокомментировать их. Пускай они отчетливо поймут, из-за чего это случилось.

- Но я не понимаю для чего всё это? Этим актом мы на долгое время отбросим мирное сосуществование с ними. И все попытки заставить добровольно работать на нас заранее обречены на провал. В чем смысл?

- Ты разве пропустил передачу с Южный-10? Волчонок достаточно ясно дал нам понять что наше место занято. У них уже есть свои боги и учителя. В их легендах мы злобные монстры восставшие против их создателя, а в каждой школе учителя с детства учат нам не верить. Мы просто не нужны им. Мы конкуренты. Так что нам остаётся или путь страха или путь вымирания. Я, например, предпочитаю жить. А быть злом нам не привыкать. Мы же как раз потомки последней империи зла. Так что начинайте выработку норм по выходу на поверхность и помощи уцелевшим комплексам.

- Но Глава, остаточный фон и возможность заражения…

- Глупости. Южный-10 провёл плотные контакты с местными и находился в открытом состоянии три года. Вспышек заболеваний и отличий от контрольной группы выявлено не было. Поверхность безопасна. Если правильно с ней обращаться. И кстати вопрос: почему Южный-10 был так легко взят?

- Судя по полученным данным это произошли из-за халатности…

- Мне не это интересно. Виновных уже не наказать. Мне просто интересно, почему даже имея наставление по обороне спецобъектов СССР, к коим и относится Южный-10, аж от 1988 года, они допустили всё это. Я понимаю, что полноценное минирование на подступах и постоянная аэроразведка была им не доступна. Также понимаю, что большинство из жителей убежища было с гражданскими профессиями. Но обычных пулемётов и постоянного караула должно было с лихвой хватить.

- Всё верно Глава. Только командование Южного-10 не учло что бездымный порох, которым и снаряжают патроны, меньше чем за сто лет спекается если его не трогать. А если трогать то просто портится до полного отказа горения. А так как глава Южного-10 не прислушался к нашим советам, то и не стал переснаряжать все патроны. Он переснарядил только у тревожной группы.

- Но просто закрыть вход они могли же. Запереться и начать звать на помощь.

- Я повторюсь: глава Южного-10 не прислушался к нашим советам и не стал изменять вход в комплекс.

- Понятно. И ещё…

- Что-то желаете?

- Да. Откуда стих на обратной стороне?

«Стояли звери

Около двери.

В них стреляли,

Они умирали.


Нашлись те, кто зверей пожалел,

Они открыли зверям эту дверь.

Зверей встретили песни и добрый смех.

Звери вошли… и убили всех.»

- Я уточню.


***


Идущий через лагерь фокс не обращал ни на что внимание. Ни на приветствие, ни на просьбы. Казалось, он ничего не замечает из окружения и шел напрямую. Вот и показалось его место. Волчье логово.

Стражники расступились с некоторой неохотой. И даже принадлежность его к Хорунжим не заставила их торопиться. Мельком глянув на стражников он узнал их. Сотня волков. Личная охрана Шестьдесят седьмого. Он лично их тренировал и внушал им верность. До такой степени, что они готовы были даже задержать хорунжего.

Именно Поэтому фокс шел не один а со своей полусотней Верных. И пусть только кто попробуют помешать ему.

Но охрана не стала мешать, правильно оценив настрой фокса и количество его сопровождающих.

На входе фокс заметил шнурок и табличку под ней.

«Дёрни за верёвочку дверца и откроется», – было написано на ней.

Ну что ж, дернем, - подумал фокс, и схватив шнурок рванул его. Шнурок не выдержал такого отношения, оборвавшись где-то в глубине тоннеля.

Волчье логово представляло собой глубокую нору которая заканчивалась большим помещением. Помещение находилось над бункером. Сверху лежали перекрытия из брёвен, камней, земли и глины.

Пройдя почти до конца коридора, фокс остановился перед поворотом. Поворот завешивал полог. Ещё одно приспособление для безопасности. Отодвинув его фокс прищурился от яркого света. Внутри помещения находился сам Шестьдесят седьмой и ещё один вулф. Похоже писарь.

- О! Кибер! Я рад тебя видеть. Надеюсь, твой визит действительно срочен. У меня здесь много дел из-за наших психованных друзей. В данный момент, это для примера, я диктую ответ для Вильноток о проведенном мероприятии.

[- Т-т-т-ты всё знал!]– заорал на него фокс от волнения перейдя на древний язык.

[- Что именно?]

[- Всё!]

[- Ну, это ты загнул, Кибер. Всё знать невозможно. И хорошо, что ты перешел на родной язык. Посыльный хоть не поймёт нас.]

[- Не притворяйся! Ты заранее, под предлогом нового праздника, вывел всё молодое население. Всех молодых самок и самцов. А также и детей. А все родители остались в городе! И они сгорели! Так что ты знал что нас атакуют и оставил их умирать в огне! ]

[- Ты бредишь. Я догадывался о такой возможности и решил подстраховаться. И заметь, я спас будущее и оставил возможность восстановления.]

[- Да? А убийство родителей тоже во благо?]

[- О чём ты? Я не понимаю.]

[- Знаешь, не один ты любишь играть в шпионов. Мои последователи тоже кое что могут.]

[- Ого, Кибер. Да ты растешь. И когда ты стал шпионить за мной?]

[- Наверное всегда. Как впрочем и ты за мной. Неужели ты всерьёз веришь, что пережившие Зиму могут быть наивными?]

[- Поздравляю. Ты сумел меня удивить. Я всегда думал, что ты годишься только к механике. Ну и конечно починке всего, от железнодорожных вагонов до микроскопов.]

[- Взаимно. И ты меня удивил, когда стал убивать родителей и воспитывать из детей верных воинов. Зачем тебе это?]

[- Не порти впечатление, Кибер, – волк поднял со стола кусок рыбы. – Смотри, это наверное самый простой ответ. Это рыба. И от неё идет невидимая нить к тому, кто её ест. Чтоб её смогли есть, нужен тот, кто будет её ловить. Для рыбака нужна охрана, чтобы он обеспечивал всех рыбой и не волновался за дом. А самая лучшая охрана получается из мотивированных. А кто может быть более мотивированным чем сирота, желающая отомстить за смерь. Особенно если в его сердце открыть дверь с помощью обещаний и веры.]

[- И теперь…]

[- Да. И теперь, благодаря психованным людям, у меня появился прекрасный материал. Правда замечательно?]

Фокс оскалился. Шерсть встала дыбом и лапа сама потянулась к висевшему на поясе ножу.

[- Ого. Да ты меня пугаешь. Шерсть дыбом и зубы торчат. Дикарь прям, но ты же прекрасно знаешь, что даже с куском рыбы в качестве оружия я сильнее тебя.]

Фокс зашипел и силой воли подавил свой гнев.

[- Я ухожу из этого лагеря и забираю с собой своих последователей.]

[- Да пожалуйста. Только объяснишь мне причину? Боишься повторного нападения?]

[- Да. Мы совершили непозволительное. И теперь за нашими подопечными начнется охота. Беспилотники несколько раз в день облетают остатки Холмограда, а сегодня утром охранники у убежища людей видели вертолёты. На месте их посадки охотники обнаружили помещение с проводами. Люди прилетали за чем-то. ]

[- И что? ]

[- Ты не понимаешь к чему всё идёт?]

[- Нет, я как раз отлично понимаю. Мы нанесли первый удар и он оказался успешным. Они сделали свой ход и спалили нашу столицу. Но что в этом такого? Ты разве боишься войны? Так глупо её бояться нам. Мы видели самую разрушительную из войн и смогли её пережить. Боишься жертв? Глупо по тем же причинам.]

[- Я боюсь, что всё обучение наших подопечных было зря. Твоя выходка похоронила возможность мирного существования и теперь нам уготована роль рабов.]

[- А она и так нам была предназначена. Люди не сдохли в своих убежищах и стали выползать наверх. Даже если бы мы заключили перемирие, они относились бы к нам как к скоту, что, если посмотреть на наш уровень развития, вполне закономерно. ]

[- И тебе совершенно не жалко жителей?]

[- Нет. Я сохранил их детей.]

[-С тобой не о чем говорить. Я ухожу.] - фокс повернулся к волку спиной и направился к выходу из зала.

[- Лови! ]– крикнул волк, и обернувшийся на этот вскрик Фокс успел заметить, как что-то летит к нему. Рефлекс сработал раньше разума и он уже разглядывал смятый в лапе свиток.

[- Это приказ о переходе под твой контроль с третьей по пятую группу.] – Сказал волк.

[- И зачем?]

[- Кибер, если ты вдруг окажешься прав, то этим я спасу ещё некоторое количество верных мне. Если нет, то через некоторое время ты можешь их прислать ко мне.]

[- Хорошо. Я позабочусь о них. Но больше не приходи ко мне. Это последнее что я сделаю для тебя.]

Волк подождал пока фокс покинет помещение и обратился к стоящему писарю.

- Ну что друг, наверно не понимаешь что это сейчас было?

- Э-э-э. Да.

- А это был разговор на старом языке. И ты наверное хочешь знать о чём он был.

- Э-э-э. Да.

О. Это приоткрылась кромка большой истории. Настолько большой, что вся эта кутерьма с подземниками и городом покажется сущей ерундой. Но об этом, мой юный друг, я расскажу в следующий раз. А пока начинай писать ответ.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы: Хеллфайр «Пангея (заморожен)», Имранов Андрей Вадимович. «Цитадель души моей», Ganlok Blackmane «Downfall»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ещё 15 старых комментариев на форуме