Furtails
StarStalk147
«Живая машина - 2»
#NO YIFF #лис #разные виды #робот #рысь #хуман #милитари #приключения #трагедия #фантастика #киберпанк

Живая машина - 2

StarStalk147


(Холодный расчёт)



========== Пролог ==========


Белые коридоры базы «Сияние» давно опустели и если бы не чистота и освещение, то можно было бы подумать, что весь комплекс заброшен. Большинство анимагенов трудились внизу и на самой верхушке, работая в производственных секторах. Жилые части и комнаты отдыха давно покрылись пылью, лишённые всяческих удобств и мебели. «Новый Рассвет» давно преобразовал свою главную базу исключительно под труд, готовясь к завершающей стадии проекта, задуманной его главой и Создателем.


Вестник помнил, как выглядело «Сияние» раньше. Полное учёных, механиков, инженеров и робототехников полностью преданных делу и идее бессмертия, которого они стремились достичь. «Рассвет» имел огромную популярность среди населения Нелии, его бренд и марка означали качество продукции, а само название ассоциировалось с надёжностью и доступностью. Сейчас же, благодаря пропаганде «Хранителей Жизни» и упадком тринадцать лет назад, слава организации ушла в тень, но её производство не остановилось. Близилась развязка этих закулисных игр, и чем дольше думал о ней Вестник, тем мрачнее становилось его голографическое лицо на экране головы. Нот быстро шёл по пустынным этажам жилого сектора, направляясь в единственное место на базе, где анимагены ещё могли отдохнуть. По крайней мере, те, кто принадлежал его серии. Миновав развилку, нот прошёл ещё один коридор и остановился у белых лепестков створок одного из помещений.


— Лоту, это я, — он нажал на сигнал вызова консоли рядом со входом, оповещая обитателя комнаты о своём прибытии, — Эксплар улетел в Аполотон.


Створки раскрылись, пропуская Вестника в тёмное помещение, где единственным освещением являлась подсветка у стойки. Серый жёсткий диван был застелен красным покрывалом, а металлический пол закрывала мягкий плюшевый ковёр нежно-голубого цвета. Как и большинство нотов, Лоту питала слабость к роскоши, о чём свидетельствовали дорогие стулья из красного дерева, украшенные резьбой, и символ «Нового Рассвета» сделанный из чистого золота и серебра.


— Проходи сюда, — позвала Лоту из соседней комнаты, когда он замешкался, снимая сапоги. Хотя базу регулярно чистили многочисленные роботы, Вестник всё равно проявил дань уважения к чистоте и порядку, что навела тут хозяйка.


Вторая часть её «квартиры» отводилась под спальню с тёмно-зелёными узорами на стенах, и синим звёздным небом на потолке. Овальная кровать, наполовину спрятанная в ячейку в стену, была застелена мягким одеялом, которое бессовестно смял сидевший на ней старый нот с белыми зрачками на фоне чёрных глаз. Подняв взгляд на вошедшего анимагена, он коротко кивнул ему в знак приветствия и перевёл взгляд на хозяйку комнаты в серебристом комбинезоне, сидевшую за письменным столом.


— Я отправлюсь на «Орхидею», — проговорил он глубоким и несколько надломленным голосом, — когда начнётся финальная стадия, необходимо будет забрать все тренировочные программы и установки с этой базы.


Лица Лоту Вестник не видел, но светящиеся голубые глаза слегка сощурились, когда старый нот сказал это.


— Мы не слишком ли торопимся? — осторожно спросил он, посмотрев на неё. — Пока Эксплар гоняется за теми беотами…


— Поэтому я тебя и позвала, — Лоту подняла на него взгляд, — пришла пора и им послужить во благо нашего будущего.


========== Глава I. Вьюга ==========


Белые снежные комья сплошной стеной опадали на тёмно-зелёные лапы массивных елей, одевая их в причудливые пушистые шапки. Злой холодный ветер исступлённо завывал среди далёких вершин Роронских гор, величественно возвышающихся над хвойным лесом у своих подножий. Зима была в самом разгаре, и снежное покрывало уже давно окутало всю землю в Нелии. Давно улетели певчие птицы, и лишь совы да филины, что в изобилии жили в Талтийском лесу, важно ухали, бесшумно пролетая между заснеженных деревьев. Жгучий мороз, вкупе с ледяным ветром, продувал насквозь даже самые тёплые одежды, добираясь до тела, и потому почти никто из людей не заходил в эти гиблые места — тут почти нет дорог, каких-либо коммуникаций, и даже научных станций и избушек лесников почти не встречается. Обычно, именно это обстоятельство привлекает различного рода сброд для того, чтобы скрыться от властей или спрятать награбленное. Впрочем, чтобы это сделать, необходимо сначала добраться до леса по бездорожью. Но сейчас даже огромные энергомобили с колёсами в метр радиусом, не смогли бы беспрепятственно проехать по рыхлому снегу, не увязнув в какой-нибудь канаве. Сугробы стали столь глубоки, что погружали человека по грудь, угрожая навсегда похоронить его в колючем холоде и снеге, а шквалистый ветер замёл бы все следы, вновь делая своё полотно идеально гладким.


Разыгравшаяся вьюга застилала весь обзор на ослепительно белую равнину с чёрной полоской дороги, которая так неестественно выглядела среди лежащих барханов. Невысокий холм, один из немногих, что росли у подножия высящихся гор, словно полыхал ледяным огнём, раздуваемый во все стороны. Свирепый вой ветра звучал даже в лесу, не говоря уж о дороге, где он вольно гулял, пытаясь замести чёрный асфальт. Однако водоотталкивающий состав не давал снежным заносам задержаться на поверхности, и ветру только и оставалось, что гонять полупрозрачные волны мелкого льда, изнывая в своём бессилии.


Но вот впереди, среди этой пестрящей пелены, почудилось какое-то лишнее движение — сугроб на холме едва заметно пошевелился. Вряд ли кто-то смог бы это заметить, даже если бы приглядывался специально. Но и тот, кто сейчас прятался за этим сугробом, не видел ничего, кроме рябящей стены из снега и льда. Его рука, покрытая искусственной бурой шерстью, держала у светящихся голубым светом глаз достаточно большой бинокль с защищённым окуляром, через который он пристально и напряжённо вглядывался в исчезающую за вьюгой чёрную полосу. Пошарив другой рукой под курткой, он извлёк откуда-то из глубин миниатюрный фонарик и, направив его в сторону дороги, два раза нажал на кнопку. Яркий тонкий луч на пару секунд озарил летящие с небес белые хлопья, и через несколько мгновений ему ответил такой же луч, мигнувший в мельтешащем пространстве два раза. «Возвращаются! — облегчённо подумал лежащий в снегу, начиная медленно отползать назад. — Пора!»


Неуклюже скатившись к подножию холма, бурый антропоморфный двухметровый медведь быстро выпрямился и, увязая в сугробах, начал продвигаться в сторону дороги, махнув рукой в сторону деревьев. Белую куртку и широкие штаны тут же облепили снежные комья, и он едва не потерял меховую шапку-ушанку от резкого порыва, но продолжал упорно продвигаться вперёд, услышав чутким слухом, как скрипят по промёрзлому асфальту шины большого энергомобиля. Из-за сосен, что стояли неподалёку от холма, выскочила, едва не ухнув в снег по грудь, жёлтая антропоморфная птица в вязаном шлеме, закутанная в такие же белые куртку и штаны, что и у барахтающегося в сугробах наблюдателя. Закрываясь рукой-крылом от летящего в её лицо снега, она медленно пошла к нему.


— Меня подождите! — услышала она позади громкий голос, едва слышимый сквозь вой ветра. Из-за ствола сосны, закидывая на плечи увесистый рюкзак, вышла ещё одна анимаген, с натянутой на голову незамысловатой серой шапкой с помпоном на макушке, прижимающей её длинные заячьи уши к затылку.


Резво разрушая пушистые сугробы, зайчиха легко догнала бредущую по пояс в снегу канарейку и потащила её за собой, словно ледокол прорываясь среди снегов.


— Ох, Хара! Не тяни так сильно! — только и успела воскликнуть жёлтая анимаген, прикрывая свой клюв от вьюги. — Я не успеваю за тобой!


— Ну ёлки зелёные! — огорчилась та, нехотя сбавляя темп. — Кари, ты как всегда!


— Прости, — виновато пробормотала она.


Сквозь стену снега они различили на чернеющей полосе дороги силуэт шестиколёсного микроавтобуса, едва заметный из-за своего серого цвета корпуса. Увидев, что он остановился, Хара вновь ускорила шаг, догоняя вместе с Кари неумело передвигающегося бурого анимагена.


— Тебя тоже на себе тащить? — недовольно спросила она, сердито сверкнув красными светящимися глазами. — Шевелитесь, Урси, за ними могут гнаться!


— Они мигали зелёным, — успокоил её медведь, руками разрушив стоящий перед ним сугроб, который оказался заметённым кустом, — всё в порядке.


Тем временем грузовик остановился, и из его салона выскочил ещё один анимаген с великолепным лисьим хвостом, в белой тёплой одежде, но без шапки, сверкая своими жёлтыми глазами сквозь пургу. Завидев приближающиеся к нему фигуры друзей, он приветственно замахал руками и, недолго думая, прыгнул к ним в кювет. Однако оказавшись по пояс в снегу, он растерялся и, замахав руками, рухнул в сугроб так, что теперь торчала только его рыжая голова с лисьими ушами. Даже сквозь свист озлобленного ветра они услышали, как он рассмеялся, безуспешно пытаясь выбраться из снега, который проваливался под его ладонями.


— Хватит дурачиться, Вульпи! — строго одёрнул его Урси, когда подошёл к барахтающемуся лису. — Всё прошло хорошо?


— Да просто отлично! — весело прокричал тот, схватившись за его протянутую руку. — Мы приехали в город поздно ночью и остановились в каком-то проулке между домами. Сначала мы решили дождаться утра, чтобы Ани могла купить всё что нужно, но Лункс предложил сначала ограбить ближайший магазин, чтобы не терять времени…


— Не нравится мне, что мы заставляем страдать ни в чём не повинных людей, — нахмурился Урси, услышав знакомый лай сверху.


— Так мы же всё на благо! — оправдывался лис, виновато разведя руками. — И мы столько всего набрали!..


Над ними, выскочив из салона, скакала, заливаясь радостным лаем, чёрно-серая собака из породы лаек. Жизнерадостное животное прыгало по обочине, фыркая от попадавшего ей в нос снега и постоянно лая на поднимающихся анимагенов, встречая их как старых друзей. Невольно улыбнувшись её реакции, Урси начал карабкаться по склону к дороге, скользя и проваливаясь в рыхлый снег, но его затея не увенчалась успехом — слишком сильный порыв ветра заставил его зажмуриться, и он с коротким криком покатился вниз, прямо на подошедшую Хару.


— Да что ж ты какой неуклюжий?! — громко возмутилась синяя беот, когда он скатился ей под ноги. Отпустив руку Кари, она схватила растерявшегося от такого поворота событий Урси и, хорошенько отряхнув, резко поставила его на ноги.


— Я не специально, — хмуро ответил ей тот, наблюдая, как нежно обнимает Вульпи засмущавшуюся Кари, словно не виделся с ней несколько лет, хотя с момента их вылазки прошло от силы два дня.


— Лезь давай, хватит пялиться! — продолжала сердиться зайчиха, недовольная его бесцеремонностью и медлительностью. Зная, как стесняется её подруга, когда кто-то смотрит на неё в такие моменты, она решительно потащила Урси вперёд, толкая его в спину. Не в силах противиться её не дюжей для обычного анимагена силе, медведь с усилием вскарабкался на гладкую поверхность дороги.


За ним в два шага поднялась Хара, шутливо потрепав скачущую вокруг неё лайку. «Ишь ты, как разлаялась!» — с усмешкой подумала она, наблюдая за развеселившейся собакой.


— У вас всё хорошо? — из салона высунула голову в синей шапке светловолосая девушка с удивительно голубыми глазами. Закрываясь рукой в тёплой перчатке от летящего ей в лицо снега, она с любопытством посмотрела на отряхивающегося Урси и Хару, помогающую Кари выбраться из снежного поля.


— Из-за этой треклятой пурги ничего не видно, — ответил ей бурый беот, подойдя к ней. На девушке была лёгкая коричневая куртка с утеплённым воротником, да джинсы с подкладом и осенние сапоги без каблуков, но подобная одежда едва ли могла согреть в такую погоду, — ты замёрзла? — сочувствующе и несколько виновато спросил он её.


— Немного, — призналась та, шмыгнув покрасневшим от мороза носом, — хорошо хоть обогреватели в машине ещё работают.


Большая часть салона оказалась заполнена тремя большими плотными сумками, которые сохранились ещё от их прошлого создателя. А вот оборудование и устройства, оставшиеся из особняка, они почти полностью продали. Прессовочная машина, стол-кушетка, где бережно собирал их Мастер, и даже старый лазерный резак бесследно исчезли в частных конторах робототехников за небольшую выручку. За тринтары, что удалось выручить Ани с продажи, они покупали ингредиенты для смоула, батареи к заряднику энергомобиля, пищу для самой девушки и её собаки. Но самым важным их приобретением стала небольшой, но на удивление мощный генератор помех — подавляющее сигналы спутников оборудование, которое лисица сконструировала из старых антенн Мастера. Невысокий штырь с грязно-серой сферой на своём окончании, расположенный рядом с окном у водительского места, испускал искажающие волны, сбивая с толку космические спутники и делая для них «броневичок» невидимым. Продаже оборудования, напоминающем об их прошлом доме, нисколько не обрадовался Лункс, который с мрачным видом сидел на пассажирском сиденье рядом с Арги и усиленно делал вид, что спит. На самом деле он уже давно не мог заснуть и уже изрядно утомился за прошедшие три месяца. «Поживее нельзя? — мысленно проворчал рысь забирающимся в машину друзьям. — Не на прогулку выехали…»


***


Вылазки в города, мимо которых они проезжали, всегда были связаны с риском попасться если не «Хранителям Жизни» или «Новому Рассвету», то местным стражам порядка или даже простым гражданам, в жизни которых двухметровые анимагены-беоты являлись чем-то необычным. Поэтому приходилось ездить только по ночам и то не всем, чтобы не привлекать много внимания. Урси и Кари не могли, к примеру, быстро убежать если бы что-то пошло не так, а Вульпи и Хара иногда бывали чересчур шумными в самый неподходящий момент. Поэтому постоянной командой стали Арги, в роли водителя, Лункс, ловко и незаметно проникавший на склады, и Ани, которая и совершала основные покупки в магазинах, пока зеленоглазый анимаген воровал из кладовых. Лишь теперь они решили брать с собой ещё и Вульпи, чтобы унести как можно больше вещей. Импульсивный лис клятвенно заверял, что будет предельно тих и осторожен, и даже скептически настроенный Лункс махнул рукой на его участие в вылазках. Рыжий анимаген очень хотел хоть как-то помочь своим друзьям, но за что бы он ни брался, всё шло наперекосяк — то хвостом заденет какую-нибудь полку, то уронит ящик, причём всё это сопровождалось таким грохотом, словно Вульпи каким-то образом специально усиливал его.


— Что вы набрали? Тяжело было? — с любопытством спросила Кари у лиса, восторженно пробующего на вкус слепленный снежок.


— Да не, не тяжело, просто скрываться долго пришлось, — ответил ей тот, ощупывая языком свою добычу, — взяли воду, инструменты, кислоты для смоула, еду, странные электронные штуки и это… не знаю, забыл как называется…


— Навигатор это называется, — договорила Арги, повернувшись к ним лицом. Помимо красивой белой курки с чёрным воротником, она также надела изящные кожаные перчатки, под цвет своих ушей. Лункс лишь демонстративно фыркнул, когда она надела это на себя, но только слепой не заметил бы его восхищённого взгляда.


— А что за электроника?


— Обычные маячки, которыми метят посылки на почте или в порту. Наверняка номер нашей машины уже стоит в розыске, поэтому я хочу перепрограммировать их, чтобы сбить со следа «Рассветовцев». Когда мы будем в следующий раз в каком-нибудь городе, мы подкинем их в груз и я активирую их.


— Надеюсь, это сработает, — одобрительно кивнул Урси, закрывая за собой двери. Свист ветра сразу же стих и приятное тепло от обогревателей под их ногами начало заполнять салон.


Ани, тем временем, раскрыла одну из сумок и с довольной улыбкой извлекла оттуда завёрнутую в цветастую фольгу шоколадку.


— Вкусно, наверное, — усмехнулась Хара, наблюдая за тем, как счастливая девушка за обе щёки уплетает лакомство.


— Сто лет не ела шоколада, — с набитым ртом выговорила та, протягивая кусочек Фиделите. Анимагенам, понятное дело, она не предлагала, хотя однажды Вульпи попытался съесть хлеб, что привело лишь к разбрасыванию крошек по салону, к большому негодованию Кари и Арги, негласно считающейся ответственной за машину.


— А это что? — лис вытащил из раскрытой сумки блестящую красную ленту, переливающуюся в тусклом свете дня.


— Мишура, — неожиданно для всех подал голос Лункс, мельком взглянув на его находку, — люди украшают ими дома, когда приходит время последнего праздника в году.


— Ох, смотрите, кто решил почтить нас своими язвительными речами! — насмешливо прокомментировала Арги, улыбнувшись его зло сверкнувшим глазам.


— Какого праздника?


— Встреча Нового года конечно же! — удивлённо воскликнула Ани, но быстро спохватилась — откуда же её друзья могли знать о нём? — В Легенде о Технобогах было сказано, что Основатель Арей, Первый Технобог, создал космос, звёзды и планеты, чтобы создать основу жизни, а Музыкант Лэй, Четвёртый Технобог, заставил их кружиться в дивном танце, из-за чего они вращаются и по сей день. И поэтому, каждый оборот планеты, в последний день ноября, мы празднуем наступление нового цикла, как начала Танца Жизни. Ну, или по-народному — Новый год.


— Интересно, — протянул заинтригованный рассказом Урси, — я не нашёл Легенды у Мастера, он в это не верил, насколько я помню…


— Ты помнишь… можно подумать, это случилось давно! — сердито перебил его рысь. — Всего-то три месяца прошло, а ты уже говоришь так, словно это прошлое!


— Но ведь это прошлое… — хотел высказаться Вульпи, но Кари взяла его за руку, мол, не надо.


Воцарилось неловкое молчание, на фоне которого слышались лишь приглушённый вой ветра да шорох шин по промёрзшей дороге.


— Мы едем в Локантак, — сообщила, пытаясь разрядить обстановку, Арги, — точнее, в небольшую деревню Палар, неподалёку от города.


— Зачем? — удивилась Ани. — В последний раз это плохо закончилось.


— Ну, точнее не в сам Локантак, а к берегу Тоту, — объяснил Урси, снимая свою шапку, — если мы пересечём её через пограничников, то на какое-то время мы сможем вздохнуть спокойно.


Однажды, они уже попытались прорваться через границу, но едва они пересекли черту города и въехали на мост, соединяющий Нелию и Бевиар, как за ними тут же образовался целый караван из машин стражей порядка и пограничных войск — оказывается, у начала моста стражи установили сканер, отмечающий выезжающие машины. Чтобы пересечь границу, водители проходили регистрацию в администрации города и их транспорт отмечался особой маркировкой, которая позволяла ему беспрепятственно проезжать через сканер. Разумеется у шестерых беглецов такой не оказалось и они едва унесли оттуда ноги. Из-за этого инцидента, им пришлось сделать большой крюк через Талтийский лес, чтобы вновь вернуться сюда, но уже с другой стороны.


— И как же ты собрался сделать это? — поинтересовалась Хара, извлекая из внутреннего кармана своей куртки свой плеер — серое овальное устройство с тянущимся проводом плоских головок наушников-затычек, сделанных Арги специально под её уши.


Для неунывающей Хары «серые» будни никогда не наступали. Несмотря на скорбь по Мастеру, она понимала, что с его смертью их жизнь не заканчивается и что надо двигаться дальше. Этот оптимизм быстро заразил всех, кроме Лункса, и весёлая зайчиха без лишних слов помогала то разбить лагерь, то напротив, быстро убежать от преследования. Её музыкальное пристрастие осталось неизменным: объёмные басы, зажигательная игра на электрогитарах и тяжёлые ударные заставляли её забывать обо всем и начать подпевать рычащим песням рокеров, переслушивая на своём плеере одни и те же песни раз за разом.


— Река сейчас начинает замерзать, — начал излагать свой план медведь, довольный от того, что его спросили, — и когда лёд будет достаточно толстым, чтобы выдержать вес нашего энергомобиля, мы спокойно переедем по нему в Бевиар, а там…


— А там нас будет ждать то же самое, что и здесь, — вставил Лункс, не поворачивая к ним головы, — или думаешь, что люди в Бевиаре отличаются от нелианцев в плане отношения к анимагенам?


— По крайней мере, там нас какое-то время не будут преследовать. Ты, кстати, нашёл то, что я тебя просил?


— Да, — рысь расстегнул свою чёрную кожаную куртку, которую носил когда-то сам Мастер, и извлёк оттуда немного потрёпанную толстенькую книжку с неприметным названием «Поиск предназначения» от авторства некоего Алацкара.


— Во-от! — даже Хара давненько не видела Урси таким счастливым. — Теперь и почитаем! Если это применимо к анимагенам — я изголодался по чтению!


— Да-да, не стоит благодарить, — раздражённо произнёс Лункс, вновь притворившись спящим, — можно подумать вечный двигатель открыл.


Урси не стал отвечать на эту язвительную реплику, хотя ему уже давно хотелось высказать эгоистичному рысю всё что он о нём думает. Лункс и раньше не славился сдержанностью, а после гибели своего создателя и вовсе испортился характером. Если он не молчал, то выражался настолько грубо и резко, что даже Кари не могла с ним спокойно разговаривать. Но в то же время все они понимали, что рысь тяжелее всех переживает смерть Мастера. Для них он остался добрым отцом и наставником, и его потеря оставила неизгладимый отпечаток в их жизни, однако для Лункса, который даже не представлял себе мира без него, это оказался самый страшный удар. Каждый из его друзей пытался помочь ему, вдохновить и вырвать из этой депрессии, но рысь самоотверженно оставался в своём поганом настроении, не замечая что происходит вокруг. «Если бы они только видели то, что видел я… — грустно и одновременно со злостью думал он. — Но они и вполовину не представляют, что мне пришлось пережить…» Перед его глазами всё ещё улыбалось лицо молодого Мастера, который смотрел на него с любовью и радостью, что он, наконец, освободился от гнетущего его бремени. «Я — это ты, ты — это я, — повторил Лункс таинственную фразу, которую он услышал от видения своего создателя, — как же я допустил, что ты погиб?!»


— Ах да, совсем забыла! — вдруг спохватилась Ани, потянувшись к сумке. В прогретом воздухе салона запахло странным ароматом мяты и малины, когда девушка извлекла небольшую пластмассовую колбочку, украшенную лесным узором.


— Ароматизатор? — удивлённо хмыкнула Арги, принимая от неё вещицу. — Да, давно надо было его приобрести, а то вся машина провоняла пылью и маслом. Большое спасибо! — она с улыбкой заметила, как Лункс сердито дёрнул ушами на её реплику.


Ани лишь пожала плечами и улыбнулась похвале. «И даже после всего что я с ними пережила, — подумала она, погладив лежащую у неё под ногами Фиду, — я не могу до сих пор поверить, что разговариваю с… совершенно другой формой жизни!» Однажды Хара спросила её, почему она осталась с ними? Почему не забрала деньги, которые дал ей Мастер и не начала новую жизнь? Ведь Ани вполне могла купить себе билет в Бевиар и забыть весь кошмар, что она пережила, когда погибал Рахнак. Но она не сделала этого. «Мне больше некуда пойти, да и нет больше людей, которым я была бы дорога, — ответила тогда девушка, — к тому же, я уже знаю, на что способен «Новый Рассвет». Я не хочу, что бы это повторилось. Если в городе, куда мы приедем, появятся чёрные грузовики, мы сможем предупредить людей об опасности!»


— А это-то что? — в руках лиса оказалась небольшая упаковка с изображением продолговатой белой ткани и фигурой женщины на ней.


— Это… — лицо Ани вспыхнуло, и она смущённо опустила глаза. — Это мне нужно…


— Зачем?


— Ну… понимаешь… — замялась девушка, заливаясь краской. — Тела людей сильно отличаются от ваших, особенно женские тела…


— Короче, что бы это ни было, отдай сюда и не трогай там больше ничего, балда! — прикрикнула на сникшего лиса Хара, видя, как смущается её подруга. Она отобрала упаковку из рук любопытного Вульпи, собирающегося проверить содержимое, и передала Ани, которая тут же спрятала её под куртку.


— Я же только посмотреть! — хотел возмутиться тот, но зайчиха смерила его столь тяжёлым взглядом, что он тут же притих, осознав, что спорить с ней бесполезно.


Постепенно за окнами начинало темнеть, и Арги включила дальний свет фар, чтобы хоть как-то увидеть дорогу. Вьюга всё ещё продолжалась, и видимость перед «броневичком» снизилась настолько, что едва можно было разглядеть чёрную полосу асфальта. Однако, судя по тому, как часто им стали попадаться навстречу энергомобили, они уже подъезжали к какому-то населённому пункту. Тусклый свет от лампы над задними створками озарил салон — это Урси, зачитавшись, включил освещение, не в силах оторваться от своего любимого занятия. После того как они покинули особняк в первый раз, ему так и не удалось ничего почитать, кроме странных брошюр для начинающих бизнесменов, найденных в кафе «Фэо». Поэтому книголюбивый медведь с удовольствием принялся за чтение приключенческого романа какого-то фантаста, который украл Лункс по его просьбе. Хара сидела, опустив голову и закрыв глаза, полностью предаваясь тяжёлым музыкальным ритмам, едва слышимым сквозь плотные наушники, и не обратила внимания на эту перемену, а Вульпи и Кари, вновь обнявшись, тихо разговаривали между собой, обсуждая их вылазку. И лис и канарейка настолько привыкли к тому теплу, которое возникало, когда они находились рядом, что уже не представляли другой жизни. «Она такая красивая, — думал Вульпи про себя, слушая, как Кари самозабвенно рассказывает ему о своих наблюдениях за лесом — о том, как деревья покрываются снегом, как животные сменили окрас и как вкусно пахнут ели, — я буду с ней, что бы ни случилось…» Фиделита также не проявила интереса к переменам, смирно дожидаясь у ног своей хозяйки, когда ей можно будет выйти. Лайка дружелюбно относилась исключительно ко всем анимагенам, но единственная, кто сторонился её, была Кари. Робкая беот так и не смогла перебороть свой страх перед животными, несмотря на добродушный характер Фиды, и опасливо вжимала голову в плечи, когда та гавкала и начинала скакать вокруг неё. К счастью для обоих, собака быстро поняла, что та ей не рада и старалась не беспокоить Кари, переключившись на Вульпи и остальных.


Арги на пару секунд оторвала взгляд от дороги и посмотрела на сидящего рядом Лункса. Рысь сидел абсолютно неподвижно и могло создаться впечатление, что он спит, но светящиеся из-под век глаза выдавали его. «Он всё ещё не может принять его смерть», — хотя ей самой тяжело вспоминать об этом, но этот вредный и добрый анимаген был для неё слишком дорог, чтобы позволять загнать самого себя в апатию. Это напоминало лисице её прежнее состояние, когда она лежала на холодном пыльном полу, в темноте, питаясь только воспоминаниями Шута. И ей не хотелось, чтобы и он это чувствовал.


— Я знаю, почему ты не спишь, — произнесла она так тихо, чтобы услышал только Лункс, — ты боишься увидеть его. Потому что винишь себя в его смерти…


— Неправда… — хотя он понимал, что не может обманывать самого себя. Лицо Мастера сейчас для него было самое страшное, что он мог увидеть. Вновь встретиться со своим создателем, которому он никак не мог помочь, даже в мыслях отражалось невыносимой болью. И Лункс действительно этого боялся.


— Не пытайся строить из себя страдающего героя, — покачала головой Арги, украдкой вздохнув, — для него ты и так герой. И не думаю, что он хотел, чтобы ты так страдал. Да и не мог ты ничего поделать, он сам принял это решение, своей жертвой защитив тебя и нас. Он знал, что погибнет.


— Я… боялся даже подумать об этом… — обезоруживающие слова подруги смутили его. — Я знал, что рано или поздно это случится, но старался избегать этой темы. Когда я увидел тело той девушки, Наты, я понял, что не смогу смотреть на Мастера, если он будет… таким же…


Арги посмотрела на него. Лункс невидящим взглядом смотрел вперёд, словно вспоминая что-то и не в силах оторваться от этих мыслей. Можно было даже разглядеть переливающийся свет в его зелёных глазах. «Но стоило ли так себя винить в том, что случилось? — думал рысь. — Прошлое должно оставаться прошлым… но как жить с таким прошлым? — и вдруг он осознал, каково приходилось Мастеру всё это время. Гнёт от вины перед давними событиями, тяжёлые воспоминания о том, что не смог защитить своего любимого человека и друзей, и что совершил ужасную ошибку, теперь легли и на его плечи. — Но в моих силах всё исправить. Я-то пока в ту темноту за тобой не собираюсь…»


— Мы все этого боимся, — Арги протянула к нему руку и фамильярно потрепала за щёку, — перед нами целый мир, который нас ненавидит, и мы должны держаться вместе, если не хотим, чтобы нас постигла та же участь, что и нашего создателя. Надеюсь, ты вернёшься. Мой рысёнок.


— Я не рысёнок! — достаточно громко возмутился тот, в ярости прижав уши. — Я старше всех вас вместе взятых!


— Кроме Ани, — ехидно вставила Арги, — и Фиды.


— Это не считается!..


— Ой, смотрите, маленький рысь обиделся! — захихикала лисица, заметив, что Кари с удивлением и радостью смотрит на них. — Надеюсь, ты не будешь себя больше вести, как вредный холодильник?


— Только после того, как ты публично признаешь меня лучшим механиком! — он язвительно улыбнулся. — Или наоборот, скажешь, что у тебя сломались чипы координации.


— У тебя они вообще отсутствуют.


— Ну начинается, — закатил глаза Вульпи, резко поднявшись и обхватив рыся за шею, — ура! Лункс вернулся!


— Я всё равно вас всех ненавижу! — бросил тот, сердито зарычав, когда лис со смехом потёр его макушку костяшками пальцев.


— Точно, вернулся, — улыбнулся Урси, оторвавшись от чтения, — узнаю старину Лункса, ворчащего на всё на свете.


— Идите вы все… а… без меня вы всё равно пропадёте, — демонстративно махнул рукой тот, невольно усмехнувшись их радости. Он и сам был рад, что хоть немного, но ему стало легче, и что теперь, он понял, ради чего ему стоит жить дальше. «Если Эксплар думает, что сможет нас так просто забрать, — задорно подумал он, закрывая глаза, — то может засунуть свою голову в плазменный реактор. Там ему самое место… но сначала, надо поспать…»


— Спасибо, Арги, — прошептал он, зная, что лисица его услышит, — мне правда стоило это принять.


«Если бы ты знал, каково мне было уезжать от него прочь, — горестно подумала она, кивнув в ответ, — я никогда не забуду его глаза… которые отражаются в тебе…»


За окном замелькали голубые огни приближающегося города. В темнеющем пространстве, они казались лишь далёкими маячками, и чем ближе они подъезжали к ним, тем ярче они становились, высвечивая очертания зданий и деревьев.


Вьюга утихала.


========== Глава II. Дух надежды ==========


Белые типовые дома этого города были похожи на большие кремовые торты со снежными крышами-шапками. Тщательно ухоженные, вычищенные и освещённые дворы приветливо сверкали мишурой, гирляндами и стеклянными разноцветными шарами, переливающимися всеми мыслимыми цветами. Высокие цилиндрообразные роботы-уборщики на траках расчищали тротуары и проезжую часть, сдувая налетевший снег на обочины. Рядом с ними, весело смеясь и кидая друг в друга снежки, носилась ребятня, правда сами роботы никак не обращали на них внимания, деловито занимаясь своей работой. Лишь когда кто-то запрыгивал им на блок генератора, они возмущённо гудели, мигая светодиодами на корпусе.


Вьюга утихла окончательно, оставив после себя лишь небольшой снегопад, чему нескончаемо радовались играющие дети. «Они такие милые, — думала Кари, разглядывая их сквозь тонированное стекло, — интересно, как они их делают?» Она хотела задать этот вопрос Ани, но вспомнив, как та краснела при виде странной упаковки, решила тактично промолчать, продолжая созерцать ребячью радость.


— Эх, до Нового года всего-то два дня, — мечтательно протянула Ани, закрепляя мишуру на клёпках, удерживающих шторы, — представляете?


— Нет, конечно, куда уж нам, — усмехнулся Лункс, подперев голову рукой, — мы с Мастером не праздновали этот праздник. Он считал его пережитком прошлого, чем-то архаичным и с преувеличенным значением.


— Если порассуждать, то он в чём-то прав, — согласился Урси, оторвавшись от книги, — этот праздник основан на религии, а всякая религия имеет свойство со временем терять свою идею.


— А мне наоборот кажется, что это замечательно, — покачала головой Кари, с ужасом заметив, что пол «броневичка» покрылся мокрой грязью от талого снега, — смотрите, как они радуются! Даже детская радость стоит того, чтобы устраивать этот праздник.


Знаки ограничения скорости, высвечивающиеся на табло на панели управления, заставили Арги замедлить ход машины и встать в общий ряд с другими энергомобилями, въезжающими в город.


— Это что, Локантак? — спросил Вульпи, прижавшись носом к стеклу.


— Нет, это Палар, небольшая деревушка у его окраины, я же говорила, — ответила лисица, — но мы очень недалеко от самого Локантака.


— Предлагаю остановиться здесь на ночь, — сказал Урси, с недовольным видом убирая хвост Вульпи, случайно лёгший ему на страницы, — вы только после вылазки, а дорога ещё так далека.


— Ещё не факт, что река замёрзла как следует, — закивала Ани, — в этом году снег выпал рано и может случиться оттепель.


— Да уж, — проворчала Хара, убирая наушники и плеер себе под куртку, — не хотелось бы сейчас купаться в ледяной воде. Может, придумаем ещё какой-нибудь способ перебраться на ту сторону?


— Кажется, кто-то просто боится промокнуть, — засмеялся Вульпи и тут же получил ощутимый удар в плечо, — ай! Хара! Ты идёшь по пути насилия и саморазрушения!


— Вообще-то это моя фраза, — возмутился Урси, под дружный смех Кари и Ани, глядя на выражение лица зайчихи.


— Но у тебя умные фразы! — оправдывался лис, разводя руками. — И они такие точные!


— Если бы у тебя не было такой защиты, — Хара многозначительно посмотрела на Кари, — я бы давно надрала тебе хвост, хвостатый!


— Если бы это только помогало, — ехидно заметил Лункс.


— Ого! Что это? — восхищённо воскликнула канарейка, глядя в лобовое стекло.


Они проезжали мимо главной площади деревни, достаточно большой и просторной, чтобы уместить большую часть населения. Даже затемнённые стёкла их энергомобиля не могли целиком уменьшить свет разноцветных огней, что переливались на площади. Разнообразные аттракционы, от скоростных «центрифуг» до неспешного и величественного колеса обозрения, сияли гирляндами и цветными лентами. Даже отсюда слышался смех детей и громкая фоновая музыка, которая звучала из гигантских динамиков рядом с большой крытой сценой с голографическим экраном. Широкий и длинный каток сверкал в свете голубых прожекторов расчерченным льдом. Здесь находилось больше всего людей — некоторые просто стояли у ограды наблюдая за своими друзьями или родственниками, но большая часть каталась по льду, лавируя, сталкиваясь друг с другом, смеясь и вновь поднимаясь на ноги. Не обделяли вниманием и блестящие в свете огней ледовые горки и скульптуры, в которых вморозили миниатюрные светильники.


Большинство людей были одеты в современные плотные куртки, которые, благодаря подкладке, защищали тело от ветра и снега. Всё в этом городе происходило по-другому, даже фонари тут отличались от тех, что они видели ранее — высокие столбы с висящими в воздухе голубыми сферами, какие они видели только в Локантаке. Но самым грандиозным и красивым объектом на главной площади оказалась громадная пушистая ель, обильно украшенная стеклянными шарами, бесчисленным множеством разноцветных огней и сверкающая ослепительно-белым кристаллом на своей верхушке. Огороженная перегородкой из лент, ель благоухала хвоей и лесом, наполняя воздух духом приближающегося праздника.


— Так странно, — протянул Лункс, разглядывая окружающие их здания, — тут всё не так…


В отличие от домов в Рахнаке, их сделали из смеси бетона и сизого металла, с высокими покатыми крышами, которые, словно волны, вздымались над чёрным асфальтом и белыми сугробами. Скруглённые углы имели светящиеся электронные таблички с номерами домов и названиями улиц.


— Рахнак… ну, мягко скажем, не очень развитый город, — ответила ему Ани, догадавшись о причине его замешательства, — там скопилось много того, что уже давно не используется в современном обществе.


— Но я думал, Нелия в упадке, — удивился Урси, вспоминая высказывания Мастера и Айка.


— Это как посмотреть. Нелия — одна из наследниц Кайлити, к тому же самая технологически развитая страна на Аревире. Богаче нас разве что Королевство Эххи, которое монополизировало Сеть «Белый Покров», да Союз Княжеств Лимнерия, запускающий космические спутники. Наверное, ты имел в виду социальный упадок? Ну, может быть. Да, без больших тринтаров в Нелии нелегко, но и без них можно жить.


— Так что мы решили? Останавливаемся? — поинтересовалась Арги, свернув на менее оживлённую улицу, оставив главную площадь позади.


— Ночью ехать небезопасно, — резонно заметил медведь, — я думаю, лучше остаться до утра и хорошенько отдохнуть. В конце концов, мы заслужили небольшую передышку. Есть возражения? — он посмотрел на остальных анимагенов, но те лишь покачали головами. Вульпи всё ещё рассматривал окружающие их здания и людей, но, судя по всему, кто-то всё-таки увидел его светящиеся глаза за тонировкой и он поспешно отпрянул от окна, наступив Харе на ногу.


— Думаешь, это хорошая идея, останавливаться в городе? — спросил, обращаясь к Урси, Лункс, стараясь перекричать восклицания разгневанной зайчихи.


— Машине тоже надо отдохнуть, — ответила ему вместо медведя Арги, — мы ехали почти сутки без перерыва, а на ремонт двигателя у нас не хватит денег.


— Да и поздно уже разбивать лагерь, — голосом поставил точку в этом диалоге Урси, — опасно, конечно, но не так опасно как застрять ночью в глухом лесу или в горах.


Рысь промолчал, но по его лицу было видно, что он недоволен этим решением. «Они сами подвергают себя ненужной опасности, — подумал он, переводя взгляд за стекло, — очевидно же, что в городе нас легче найти». Несмотря на то, что они быстро удалялись от центра, света на улицах не убавлялось — все фонари работали исправно, и порывы ветра их нисколько не волновали — квантовые захваты, в которые заключили сферы с арденом, могли выдержать давление и посильнее.


Как и во многих городах Нелии, архитектура Палара не отличалась оригинальностью — офисные здания и конторы в центре, а жилые кварталы и большая часть парков на окраинах. Из-за близости Талтийского леса, виднеющегося отсюда густой тёмной стеной, многие жители промышляли охотой и собирательством. Здесь даже построили небольшой вокзал с автобусами, хотя до Локантака было рукой подать. Если бы кто-то посмотрел на Палар с высоты, то ему наверняка показалось бы забавным, что сверкающую и аккуратную деревушку окружает плотная стена снега, сдерживаемая лишь роботами-уборщиками, которые без устали чистили дороги. От недавней вьюги остались лишь воспоминания, а мороз, царящий за пределами деревни, превратился в лёгкий холодок, который быстро рассеивался в предпраздничном настроении людей. Среди жилых кварталов, постепенно наполняющихся усталыми, но довольными жителями, никто и не заметил шестиколёсный серый микроавтобус, похожий на броневик, спрятавшийся в проулках жилого массива.


***


Она не знала, кем была в прошлой жизни. Да и почти никогда не задавалась этим вопросом — ей хватало и настоящих забот. Ей оказал честь сам Эксплар, тот, кто даровал ей новую жизнь и лично посвятил в суть задания. Она — анимаген-беот Лупо, по прозвищу «Охотница», командир отряда «Сигма», механизированного спецназа «Нового Рассвета».


Чёрный турболёт, похожий на дугу с четырьмя турбодвигателями, почти бесшумно летел высоко в ночном небе, словно хищная птица в поисках добычи. Такие транспорты, получившие серийное обозначение «Спирусова Метка», «Рассвет» создал ещё два года назад, когда монополизировал рынок авиационной техники. Внутри этого турболета оказалось достаточно места для создания инженерами трёх салонов, не считая кабины пилотов. Первый отводился арсеналу, где стояли специально переоборудованные для анимагенов стойки бронежилетов и различного вооружения. Вторая, центральная часть, стала комнатой инструктажа, с большим голографическим проектором на круглой стойке посередине. Ну, а третью они сами переделали под «казарму», где они могли получить порцию смоула, расслабиться и просто поспать на двух больших диванах, оббитых жёсткой кожей и приспособленных к тяжести веса анимагенов. Они получили этот транспорт в личное распоряжение, как и прочие отряды, но в отличие от них, «Сигма» всё ещё являлись новичками — только что выпущенные с тренировочных площадок, ещё ни разу не получавшие серьёзного задания.


Лупо долго стояла, разглядывая полупрозрачную голографическую карту Нелии, и мысленно пытаясь представить их дальнейший маршрут. Когда-то в маленьком городе Рахнак, на самой окраине страны, Эксплар, с помощью своего шпиона обнаружил и уничтожил последнего Создателя Анима, робототехника Коэннана Мола, который знал Секрет бессмертия. Однако, хитрый старик сумел обмануть его — перед смертью он создал шестерых анимагенов, возрождённых из старых тел беотов 127-й модели. И, поскольку они не подчинялись «Новому Рассвету», Секрет бессмертия мог оказаться в чужих руках, что угрожало организации серьёзными неприятностями. Увы, несмотря на начальные успехи, отряды потеряли их след из-за помех — космические спутники просто не видели их машину. Три месяца ищейки «Рассвета» пытались отыскать их следы, но Лупо понимала, что это бессмысленно. При всех возможностях, они бы давно поймали их, но почему-то всё время не успевали, не видели или просто ничего не находили. И она разработала свой собственный план. «Они не могут пересечь границу незамеченными, — рассуждала она, вспомнив слова Вестника, — значит, они либо начнут искать другой способ, либо попытаются скрыться где-нибудь в лесах или горах. Но они же должны заезжать в города, чтобы пополнить запасы воды и смоула! Следовательно, надо ловить их, когда поступит информация об их покупках или кражах материалов для робототехников». Она оторвалась от карты и посмотрела в иллюминатор слева. Внутри «Судьи», так они назвали свой транспорт, постоянно горели тусклые белые лампы, из-за которых в стёклах виднелось её отражение. Чёрная антропоморфная волчица с жёлтыми секторированными глазами угрюмо смотрела на проносящуюся за бортом пелену облаков. Она была одета в чёрный комбинезон спецназа «Рассвета», с его эмблемой на груди — обычная выходная форма, которую они носили в мирное время. «Они не ожидают, что мы их поймаем, — Лупо отвернулась от своего отражения, — они задействовали нас как запасных, на подхвате. Но мы найдём их. Они не могли уйти далеко, как бы быстро они не передвигались».


Несмотря на то, что их модернизировали до 284-й модели, они стали одними из последних в своей серии. «Рассвет» последние годы делал ставку на человекоподобных анротов, и теперь остатки моделей беотов в авральном порядке активировали, дабы очистить склады и лаборатории. Изначально планировалось, что все беоты станут техническим персоналом или помощниками в лабораториях и мастерских, но они оказались способны на более сложные задачи, и Эксплар, решив использовать весь их потенциал, создал из них команды механизированного спецназа, сменившие обычных людей в обороне.


Створки в казарму разъехались в стороны, пропуская хмурую Лупо в круглое помещение с тусклым белым светом, так опротивевшим ей за последнее время. Но едва она переступила порог, как на её шею с детским визгом прыгнула очень пушистая анимаген, крепко заключив в объятия.


— Мама вернулась! — радостно воскликнула маленькая, всего полтора метра, механическая антропоморфная летучая мышка, с длинными ушами и пушистой серой шёрсткой, одетая в лёгкий комбинезон. — Ты представляешь, Кано сказал, что у тебя морда красивая и изящная!


С дальнего угла дивана послышалось тихое отчаянное ругательство, и рыжий антропоморфный пёс с чёрной пастью поджал уши, виновато улыбнувшись посмотревшей в его сторону Лупо.


Бэтли «Ночная Тень», весёлая и наивная, как ребёнок, служила воздушным разведчиком в их отряде. В определённом смысле она и была ребёнком. Все анимагены знали, что имеют души взрослых людей, но душа Бэтли явно когда-то принадлежала маленькой девочке. Она не знала правда ли это, но так считали абсолютно все в её отряде, и летучая мышка, с мягкой белой меховой манишкой на шее, радостно согласилась с этим. Она вообще соглашалась со всем, что считала забавным, а забавным она считала если не всё, то очень многое в мире.


— Мам! — затараторила она, повиснув на шее волчицы, направляющейся к дивану. — А почему ты такая грустная? Кано сказал, что у тебя скоро морщины появятся, от того что так хмуришься!


— У Кано язык длинный стал, — спокойно проговорила та, усаживаясь на жёсткую мебель, — отрезать бы его, чтобы не трепал им направо да налево.


Она не была настоящей «матерью» Бэтли, но та упрямо продолжала её так называть и, в конце концов, терпеливая Лупо сдалась под напором детской любви этой милой малышки. Всё началось из-за того, что Бэтли провалила все проверки на боеспособность, и комендант Сантия, отвечающая за подготовку, хотела принять решение о её деактивации. Лупо нашла мышку у тренировочной площадки. Увидев в коридоре плачущую и совсем отчаявшуюся, Бэтли, процессор волчицы дрогнул. Она знала, что ждёт «бракованных» анимагенов, тем более тех, кого создали совсем недавно. Её воротило от мысли, что и эту маленькую беот, с надеждой заглядывающую ей в глаза, подвергнут перезагрузке. Смерть и новое возрождение с новой личностью — вот, что ожидало бедняжку. Взяв на себя ответственность, Лупо приняла её в отряд, несмотря на протесты и предупреждения, и благодарная девочка, стала четвёртым членом формирующегося отряда «Сигма». В рыжих, словно сияющие апельсинчики, выразительных глазах Бэтли, Лупо навсегда стала «матерью». Волчица, сама того не желая, заботилась о ней, но в, то же время, требовала от неё подготовки, чтобы та хоть как-то проявляла себя в бою. Мышка, стараясь угодить, изо всех сил тренировалась полёту, маскировке и разведке, борясь со своим весёлым характером для «серьёзных» дел, хоть и безуспешно. Тогда Лупо, догадавшись в чём проблема, объяснила, что задача заключается в игре «отметь их всех!» при помощи специальной маски, позволяющей ставить голографические метки для экранов радаров, отображающиеся в их шлемах. Так Бэтли стало проще воспринимать происходящие, и из неё получился отличный бесшумный разведчик, с энтузиазмом отмечающий с воздуха все нужные цели для команды. Ведь для мышки это была не более чем «весёлая игра».


Лупо не знала, как относиться к «материнству»: Бэтли так легко ломала её твёрдый характер детской наивностью и доверием, что она, холодная и неприступная волчица, невольно улыбалась, стоило ей только посмотреть в это смеющееся личико. Правда, такую слабость она позволяла себе только по отношению к Бэтли, остальные редко видели от неё даже скупую улыбку.


— Расслабься хоть раз за эти три дня, командир, — подал свой лающий и громкий голос Кано, вальяжно развалившись на диване и затачивая изогнутый десантный тесак, сделанный из бастумной обшивки турболёта. Как и Лупо, он оделся в чёрный выходной комбинезон, — не всё же время тебе сидеть с постной миной.


Кано, её первый новобранец, был по-собачьи ей верен, исполняя любой приказ. Его навязчивое и глупое поведение, когда они оставались наедине, сильно утомляли и раздражали Лупо, не терпевшую сантиментов, и она в шутку назвала пса «Преследователем». Решив, что наконец-то получил боевую кличку, Кано с удовольствием принял её, к утомлённому вздоху командирши. Беспечная натура не раз подводила незадачливого беота на полигоне, и если бы не Лупо, жёстко ограничивающая его во всём, он бы пошёл в «бракованные», о чём бы узнал уже будучи в капсуле душелова. Впрочем, ситуации это особо не помогло. По-счастью, помимо разгильдяйства, у Кано проявилась способность ориентироваться на любой местности, в особенности, если того требовала его командир. Быстро сообразив, что это отличный шанс сделать из него настоящего воина, волчица немного изменила методику его тренировок, позволив самостоятельно выбирать цели и способы их устранения. Результат превзошёл все ожидания — Кано на «отлично» смог пройти итоговый экзамен, используя против противника элементы ландшафта и необычные способы сближения. Однако, к разочарованию Лупо, умнее он от этого не стал.


Не удостоив его даже взглядом, волчица посмотрела на третьего обитателя салона. Этот мирно дремавший беот, рассевшийся прямо на полу салона, был гораздо массивнее и больше, чем Лупо и Кано. Вместо ступней, как у большинства беотов, ему сделали большие раздвоенные копыта, а бурая шерсть выросла настолько короткой, что сквозь неё проглядывался металлический сизый корпус. Лишь на бычьей голове, украшенной острыми изогнутыми рогами, белела ромбовидная отметина на лбу, скрывающая под собой лазерный целеуказатель для тяжёлого оружия. Минота прозвали «Разрушителем», за любовь к взрывчатке и тяжёлому вооружению. Помимо этого он обладал ещё и самой тяжёлой бронёй, для принятия основного огня противника, но вот умом он не отличался. Неизвестно, напутали ли что-то робототехники при создании тела, или его процессор не смог совладать с таким количеством начинки, но Минот оказался настолько медлителен на исполнение приказов, что сразу же оказался списан на склад, как обычный тягач. Он пришёл вместе с экспедиционным корпусом с одной из тиалакских баз «Нового Рассвета» по рекомендации коменданта, и если бы не Лупо, пришедшая за новым вооружением для отряда, он так бы и остался на складах. Обратив внимание на гиганта, легко, словно пушинки перекидывающего трёхтонные металлические ящики, волчица смекнула, что ей пригодится такая недюжинная сила. Поначалу Миноту было сложно исполнять даже простые приказы, но, в конце концов, не без помощи другого члена отряда, волчица смогла заставить его мгновенно реагировать на команды. Очень скоро он начал показывать хорошие результаты, и эта реабилитация окончательно закрепила авторитет Лупо в глазах быка. Покорно подчиняясь её приказам, Минот без оговорок признал за ней власть и стал полноценным членом «Сигмы». Обычно, он всё время помогал их пилоту, проверял системы турболёта, начищал и проверял оружие в арсенале, так как с любовью к взрывам могла соперничать только его любовь к порядку: он мог днями напролёт чинить механизмы, устройства, стирать пылинки и грязь с оружия и боеприпасов, чем была очень довольна Лупо.


— Мама, а мы правда будем охотиться на анимагенов? — спросила Бэтли, сползая с колен Лупо на диван и шелестя своими «крыльями». В отличие от остальных беотов, её руки соединялись с телом прочной смесью тергума и кожи, позволяя ей совершать бесшумные полёты. — Создатель сказал, что мы ищем самих Шестерых Неизвестных!


— Да, Лупо, что там с заданием? — поддержал её Кано. — Мы всего-то знаем, что последний раз их видели в этом Локантаке и что их сопровождает какой-то человек.


— Я знаю не больше вашего, — ответила та, повернув к нему голову и заглянув в его голубые глаза, — ты у нас «Преследователь», вот и займёшься поисками.


— Так я бы и рад, но где и как мне их искать?


— Глазами. Уж надеюсь, беотов ты сумеешь найти. Они не слишком расторопны, но мы точно знаем, что они перемещаются на сером микроавтобусе марки «ЭГ-501», довольно редкий энергомобиль для тех краёв. Так что когда мы прибудем на место, ты пойдёшь искать эту машину, а Лиззи будет проверять базу данных города.


— А, ну да. Точно! — Кано радостно закивал. — Я и не догадался бы, ты такая умная!


— Умная! — подтвердила Бэтли, достав из кармана комбинезона две фигурки игрушечных солдатиков, которых она утащила из магазина игрушек.


Тихо проворчав «идиот!», Лупо отвернулась от него и закрыла глаза. Сейчас ей хотелось просто побыть одной, но, увы, это было невозможно. Она настолько привыкла к тому одиночеству, что преследовало её в училище, что ответственность за каждого своего подчинённого тяжким грузом лежала на плечах, делая мрачной и холодной, не давая расслабиться даже в такое спокойное время. И простачок Кано, неумело льстящий ей в надежде на похвалу, только мешался. С момента их первой встречи он стал отличным солдатом, который прекрасно знал своё дело, но не умел себя с ней вести, и это её сильно раздражало.


— Нас никто не ограничивает временем, — не открывая глаз, сообщила им волчица, — но они рассчитывают, что мы найдем след, но не самих беглецов.


— Выходит, мы просто идём на разведку? — Кано со свистом рассёк воздух наточенным тесаком. — Не слишком ли затратно отправлять спецназ на другой конец страны ради остывшего следа?


— Приказ не обсуждается. Эксплар лично проинструктировал нас на это задание, и мы должны превзойти его ожидания.


Створка в кабину пилота открылась, и в салон медленно и важно вошел ещё один беот. В отличие от других, его тело покрывали жёсткие чёрные перья, а голова обладала длинным острым клювом. Окинув задумчивым взглядом сидящих друзей, антропоморфный ворон в лёгком комбинезоне с видимым недоверием подошёл к автомату со смоулом и, открыв клюв, подключил питающую трубку к своему фильтру. На его спине, через большой вырез в комбинезон, виднелись два плотно прижатых металлических крыла. Летающие анимагены-беоты были редкостью, он это прекрасно знал и очень этим гордился.


Ворон Корво, по прозвищу «Налётчик», по возрасту был старше всех в отряде, но всё равно признавал лидером Лупо. Не так давно он и сам являлся командиром отряда «Тау», но его сняли со службы по причинам, о которых ворон предпочитал не распространяться. Даже Лупо мало знала о нём. Корво приставили к ней три месяца назад помогать собрать отряд и научить её командирским навыкам. Он же помог волчице с обучением Кано и Минота, но сам вступил в «Сигму» последним, как раз перед тем, как им дали это задание. Хоть его и прозвали «Налётчиком» за прошлые заслуги, ныне ворон своим поведением никак не соответствовал кличке. По его рассказам, он пересмотрел взгляды на жизнь, и это лишило его прежней должности и отряда.


— Дядя Корво, — обратилась к нему Бэтли, оторвавшись от игры, — а почему мы летим на разведку?


— Потому что, дорогая моя, — отвлёкся тот, посмотрев на неё рыжими глазами из-под густых седых бровей, — у нас нет достоверной информации, что Шестеро Неизвестных там. Из-за одного единственного сообщения от стражей порядка о том, что они пытались пересечь мост в Локантаке, мы должны проверить, не остались ли они там, чтобы попытаться ещё раз. Мы даже не на разведку отправились, мы летим удостовериться, что там никого нет.


— А ты думаешь, что они ещё там? — поинтересовался у него Кано.


— Нет, конечно. Но проверить всё равно стоит, — даже резкий голос Корво отдавал важностью, — я думаю, они так или иначе оставили какие-то следы, которые смогут послужить нам зацепкой.


Ум ворона нельзя было оставлять без внимания. Порой Лупо сама заводила с ним беседу, чтобы послушать его наставления. «Я давно не командир, Охотница, — любил поговаривать Корво, польщённый вниманием, — но я точно знаю, что чтобы эта команда не развалилась, тебе понадобятся не только холодный ум и твёрдый характер. Тебе нужно завоевать их уважение и доверие, и они пойдут за тобой, даже если ты неправа». Именно из-за этого принципа, взятого ею на вооружение, её и полюбили все «Сигмы».


Не успел Корво сообщить, что смоул, как всегда оказался отвратен, как послышался свистящий сигнал внутренней связи и в салоне раздался приятный женский голос, ненароком разбудив Минота:


— Командир Лупо, пройдите в кабину пилота!


В два шага преодолев весь салон, волчица поспешно вошла в тесный коридор, ведущий к двум механическим креслам у штурвалов турболёта. Мерцая огоньками и подсветкой приборов, панель управления слабо освещала лицо последнего члена отряда «Сигма». За левым штурвалом сидела тёмно-зелёная анимаген, блестя искусственной чешуей, которая отражала свет. По строению тела она являлась беотом-ящерицей, но её морда лишь отдалённо напоминала на морду рептилии. Верхняя часть головы была сплошь чёрной и гладкой, а нижняя осталась с намертво скреплённой челюстью, под ободком индикаторов встроенного передатчика. Из височной части торчали два небольших «рога» — уши анимагенов-анротов — предмет её гордости, так как такое сложение механизма относилось к самым новым моделям. Под тёмным углепластиком экрана сияли два зелёных каплевидных огонька — имитация глаз. Когда Лупо села в кресло второго пилота и надела наушники, необычная беот мигнула ими и переключила несколько тумблеров на панели:


— Нам пришёл странный сигнал, — сообщила она ей приятным женским голосом с сильным электронным оттенком, сверкая зелёными светодиодами на нижней части лица, — он идёт по зашифрованному каналу, и я не могу определить, кто вышел на нашу частоту.


— Это как? — озадачилась та, удивлённо посмотрев на неё. — Соедини, нас, Лиззи.


— Это небезопасно, командир, — предупреждающе мигнула та, — мы не знаем, от кого этот сигнал. Возможно, это «Хранители».


— И всё же, — индикатор входящего сигнала настойчиво горел красным светом, — если это были бы «Хранители», они бы сначала запросили позывной и номер борта. Соединяй, рискнём.


В наушниках послышалось шипение, словно сигнал шёл откуда-то издалека. Но вскоре помехи закончились, и волчица услышала знакомый равнодушный мужской голос.


— Командир Лупо? — уточнил он. — Полагаю, вы всё ещё в полёте?


— Да, Вестник, мы будем в Локантаке через несколько часов, — она узнала этого нота — это он представлял их Эксплару. Вестник был старшим помощником самого Создателя и имел достаточно власти, чтобы отдавать приказы отрядам спецназа, но Лупо всё равно не доверяла ему. Как и всем нотам.


— Прекрасно, — хотя его интонация осталась прежней, голос едва заметно дрогнул, — но я советую вам сначала посетить Палар, небольшую деревню рядом с городом.


— Палар? — Лиззи, по кивку Лупо, тут же включила голографическую карту на панели, отметив это поселение. — Зачем? Что там?


— Беглецы сделали крюк через Талтийский лес, когда им не удалось пересечь границу. Я полагаю, они должны остановиться, чтобы пополнить запас и приготовиться к ещё одной попытке сбежать за границу Нелии. И сделать это, по моим расчётам, легче всего, находясь ближе к границе.


— Откуда вы это взяли? С чего бы им так поступать?


— Потому что я знаю их, — Вестник вздохнул и немного помолчал, — сделайте так, как я сказал, командир Лупо. Я очень надеюсь на вас, — и он отключился, оставив волчицу в недоумении.


Информация, которой снабжал Вестник другие отряды, была неточной, ведущей по старому следу или вообще ненужной, но ему доверял Эксплар… «Провал повлечет серьёзные последствия», — вспомнила она слова Создателя. До неё доходили слухи, что их предшественников, отряд «Тау», на самом деле деактивировали за провал миссии, правда даже Корво не мог это подтвердить или опровергнуть. «Отклонение от курса незначительно, но и это большой риск потерять время, — она повесила наушники на держатель, — это задание становится всё более опасным для нас самих».


— Какие будут приказы, командир? — спросила её Лиззи, не отрываясь от приборов. За лобовым стеклом была лишь непроглядная темнота, и она ориентировалась только по радару и приборам.


— Меняй курс на Палар, — волчица поднялась с кресла и направилась к выходу, — правда это или нет, но я не буду лишний раз рисковать отрядом не исполняя приказа, даже от Вестника.


Лиззи «Взломщик» славилась лучшим хакером на своём курсе, но чем дольше она углублялась в понимание компьютерных систем, тем больше осозновала, что те технологии, с которыми они работали, не могут обеспечить надёжного взлома. Вопреки наставлениям инструкторов, она самостоятельно разрабатывала новые способы проникновения в системы, и венцом её творения стал универсальный штекер, позволяющий напрямую подключиться к компьютеру даже через энергосеть. Но к беде или к счастью, первый опыт прошёл неудачно — от мощного разряда Лиззи парализовало лицо, и робототехник Сайан Кей, один из оставшихся людей в организации, заменил сгоревшую часть головы лицевым экраном модели А-573, несмотря на то, что она была беотом, а «пятьсот семьдесят третьи» нотами. Так же он помог ей разобраться с устройством, которое они окрестили «Игла Разума». Он интегрировал его в хвост Лиззи, дав ей возможность стать самостоятельным оружием взлома.


Но, к негодованию беот, за это её сочли слишком «вольнодумной», ведь без разрешения командования беот не имел права изменять тело. Ей бы пришлось отказаться от своих устройств и, возможно даже её бы деактивировали, если бы не появилась Лупо, ищущая среди новичков пилота. Заметив, что Лиззи выглядит необычно для простого беота, она поинтересовалась, сможет ли та управлять турболётом. Это был единственный раз, когда Лиззи пришлось соврать, лишь её взяли в отряд. Прагматичная ящерица с усердием принялась изучать азы лётного дела под руководством Корво, и к моменту их первого задания уже неплохо справлялась с управлением «Судьи».


«Сигма» не были чем-то хуже или лучше других, они просто делали всё по-своему. Подчиняясь собственным правилам, они стали больше чем просто отрядом. Они стали настоящими друзьями, сплочёнными одной сильной анимаген, заняв своё место среди отрядов специального назначения.


«Я собрала их всех, дала им новую надежду, место в организации и реабилитацию перед Экспларом, а в итоге всё может провалиться из-за этого задания! — думала Лупо, наблюдая, как играет Бэтли со своими солдатиками и как спорят Корво и Кано о смоуле, а Минот вновь уходит в арсенал. — Я лично принесу этих Шестерых Неизвестных Эксплару, чего бы мне этого не стоило. Я не позволю уничтожить мой отряд!»


***


Старый заброшенный одноэтажный дом почти у самой окраины деревни не вызывал никакого доверия у скептически настроенного Лункса, но, вопреки его возражениям, они заехали во внутренний двор. Этот небольшой домик, такой же белый, как и прочие, был огорожен ребристым забором с раскрытыми створками, которые уже почти наполовину скрылись под снегом. Программа роботов-уборщиков не давала им счищать с ограды снежный пласт и потому они обходили его стороной.


Для беглецов ночь оказалась непривычно яркой и шумной — они давно успели отвыкнуть от ярких городских фонарей и цветастых вывесок магазинов. Скрипя толстым снежным пластом, «броневичок» фыркнул последний раз двигателем и встал под навес раскрытого пустого гаража.


— Ну, вот и всё, — сказала Арги, выключая питание и вынув ключ из гнезда, — не знаю, хорошо ли мы поступаем.


— Ну конечно, сначала мы делаем, а потом думаем, — съязвил рысь, открывая дверь. В нос ударил неприятный запах старой грязи и гнили старого здания. Поморщившись, он спрыгнул вниз и брезгливо тряхнул лапой, — специально самый грязный заброшенный дом к вашим услугам!


— Не ворчи, зеленоглазый, — Хара вышла вслед за Урси и Ани, снимая свою шапку и расправляя уши. Несмотря на ночь, вокруг царило относительное спокойствие — большинство людей сейчас находились в центре, и лишь шуршание роботов-уборщиков на дороге нарушало тишину спального района.


Да и ночью это было сложно назвать, скорее томные зимние сумерки, когда свет фонарей отражается от тяжёлой небесной пелены, создавая тонкую атмосферу стеклянной гармонии, от которой трепетала душа, достигая состояния эйфории и покоя. Прислушавшись к звукам, Урси с нескрываемым удовольствием вдохнул морозный воздух и широко улыбнулся.


— Как же хорошо тут, — негромко сказал он вышедшим из машины друзьям, — тихо, спокойно…


— Уж действительно, — закатил глаза Лункс, — самое время умиляться окружающей среде, когда нам на хвосты наступают «Рассветовцы»!


— Мне тоже не нравится, что мы остановились, — поддержала его Хара, — но небольшая передышка не помешает. Да и что они, бессмертные что ли?


— Я даже и не знаю…


— Ты никогда ничего не знаешь, — снисходительно сказала Арги, помогая Кари вытащить сумку, — помоги лучше, надо разогреть смоул и пищу для Ани, — на дне сумки оказалась небольшая микроволновая печь, по виду напоминающая больше белую хлебницу, нежели механизм. Несмотря на небольшой промежуток времени, с того момента, как она покинула особняк Мастера, её полированный корпус успел обзавестись царапинами и потёртостями.


Вдруг раздался хлопок, и в небо, вцепившись крюком за покатую волнообразную крышу, взлетел Вульпи, мелькнув белой курткой и рыжим хвостом.


— Ну куда ты полез?! — только и сказала Кари, всплеснув руками, боязливо покосившись на разлаявшуюся Фиделиту. Лайка заметалась на месте, желая взлететь вместе с анимагеном, но лишь вызвала улыбку у Ани.


— А отсюда видно ту огромную штуку-колесо! — крикнул им тот, держась одной рукой за тонкую верхушку. Ряд домов, где они находились, располагался на небольшой возвышенности, и даже с такой высоты можно было увидеть центр деревни.


— Штуку-колесо… порой хочется взять и запихнуть ему в голову словарь нелианского языка, — сердито проговорил Урси, хлопнув себя по лицу ладонью.


— Могу в этом помочь, — тут же предложил Лункс, ухмыльнувшись, — я даже знаю, где взять учебник.


— Можно подумать, тебе он не нужен, — ехидно засмеялась Арги.


«Интересно, а что это там такое светится и движется? — подумал лис, слушая, как переругиваются друг с другом Лункс и Арги. — Сколько огней… никогда не видел ничего подобного! Тут так весело… Так… легко? Не надо думать о том, что мы в опасности, никаких погонь, никаких перестрелок и драк… Новый год, да? Я уже всей душой люблю этот праздник!»


Зачарованный буйством красок и огней, Вульпи, желая посмотреть поближе, пустил крюк на соседнюю трёхэтажку, едва не зацепив при этом фонарь. Отсюда было видно куда лучше, но скользкое покрытие крыши не позволило ему удобно устроиться на ней. Поэтому он, завидев высокое дерево неподалёку, направил один из своих крюков туда, всё дальше удаляясь от друзей.


Между тем, жаркий спор между Лунксом и Арги уже разгорелся до масштабов вселенского консилиума, в котором стороны никак не могли прийти к соглашению, чей же процессор медленней. Лункс утверждал, что сам видел, как Мастер уронил электронный мозг Арги в тормозную жидкость, а та, между тем, заметила, что кроме него этой тормозной жидкости никто не выделяет и, скорее всего, она течёт у него вместо смоула. Урси, которого так грубо выдернули из тишины, раздосадовано ушёл исследовать дом, в надежде найти укромное местечко, чтобы дочитать книгу. Он специально читал медленно, смакуя каждую страничку, чтобы оттянуть концовку. Ведь кроме неё, книг у него не было и его вновь ждал литературный голод, пока Лункс или Арги не найдут для него что-нибудь подходящее.


— Они всегда так грызутся друг с другом? — спросила Ани, с удовольствием жуя бутерброд с копчёной колбасой. Хара сидела на полу открытого салона и вновь, прикрыв глаза, слушала свою музыку, попивая из специального стакана чёрную маслянистую жидкость.


— Ты про Лункса и Арги? — уточнила Кари. — Сколько их помню. Но ты ничего не пропустила, Арги возродилась когда мы приехали в особняк и с Лунксом у неё… не очень сложилось, — жёлтая беот смущённо посмотрела на хихикнувшую девушку, — можно тебя спросить? Ведь… ты здесь не только потому, что у тебя никого не осталось. По тебе видно — ты нервничаешь, когда мы заезжаем в города. Да и оставаясь с нами, ты рискуешь погибнуть.


Лицо Ани посерьёзнело и она опустила голову, сглотнув вдруг ставшим сухим, кусок бутерброда.


— Я потеряла всё, когда погиб Рахнак, — глухо ответила Ани, погладив подбежавшую за своей долей Фиду, — маму, деньги, жильё, работу… Мне пришлось бы попрошайничать и, в конце концов, я бы оказалась в южном районе какого-нибудь города. Я не понаслышке знаю, что там творится, поэтому… Я предпочла остаться с единственными друзьями, тем более анимагенами, и уж лучше рискнуть жизнью, оставшись свободной, чем вечно гнить на задворках цивилизации проституткой или наркоманом.


— Что такое проститутка? — Кари на всякий случай отошла от лайки на почтительное расстояние. — Это что-то плохое?


— Очень плохое, — кивнула та, — даже не так… это низко с моральной точки зрения. Я хоть и медик, но не лучший рассказчик. Если тебе интересно, то… это женщины, которые продают себя за деньги. Или наркотики. Кому как выгодно. К нам в больницу часто такие попадали из порта — жалкое зрелище, но на удивление, они не жаловались на судьбу. Возможно потому, что для них уже стёрлись границы дозволенного.


— Я… поняла, — неуверенно кивнула Кари, посмотрев на крышу дома напротив. «Вульпи!» — первая мысль была, что он просто спрыгнул вниз, чтобы присоединиться к скромной трапезе. Но лис как сквозь землю провалился. Кари взволнованно заозиралась, однако так и не смогла высмотреть даже следов рыжего анимагена.


— Кари, куда ты? — окликнула её Ани, когда та бросилась к воротам забора, ограждающего двор от улицы.


— Ребята… — голос канарейки сорвался. Она перевела испуганный взгляд на притихших друзей. — Вульпи пропал!


========== Глава III. Борьба за выживание ==========


Люди потихоньку расходились по домам шумными компаниями, скрипя промёрзшими подошвами обуви по асфальту. Из-за высоких сугробов между тротуарами и проезжей частью казалось, что они идут по снежным тоннелям из которых торчат фонарные столбы, словно маяки. Порой между группами смеющейся молодёжи случались перестрелки снежками, к большому неудовольствию неспешных роботов-уборщиков. Теням тут негде скрыться — каждый проулок дома был освещён небольшими лампами белого света, заставлявших снежные шапки на навесах у входов в здания искриться. Поскольку снег с крыш скатывался вниз, благодаря их строению, то внутри дворов образовывались большие сугробы, из которых некоторые жильцы уже сделали импровизированные горки для детей. Казалось, веселью людей не будет конца, но постепенно их количество уменьшалось. В Паларе в основном строили трёхэтажные жилые дома, в два десятка квартир в каждом. Сделанные по современным стандартам, они обладали разумными замками на входных дверях, опознающих жильцов по их картам идентификации, а так же самостоятельно отправляющим сообщения в администрацию о поломках в системах снабжения. Каждый дом подключался к Сети закрытым приёмо-передатчиком, чтобы люди могли совершать покупки не выходя из квартир. К тому же, особая архитектура квартир не позволяла внешней среде и шуму просачиваться через стены и окна, согревая зимой и охлаждая летом.


Однако анимагенов, не знавших ничего кроме пыльных и невзрачных кладовок да скупого убранства особняка Мастера, это мало интересовало. Гораздо больше их сейчас волновало, куда ушёл их непоседливый друг. Все знали, как легко увлекается Вульпи, но никто не мог предположить, что он окажется настолько безрассуден, чтобы потеряться в незнакомом городе.


— Может, он вернётся? — с надеждой предположила Кари, хотя не поверила самой себе — это была слишком оптимистичная мысль относительно ситуации.


— Кто-нибудь видел, куда он уходил? — спросил Урси, высматривая на крышах знакомый силуэт.


— Если бы кто-нибудь это заметил, то, наверное, остановил бы его, — закатил глаза Лункс, — это слишком очевидно.


— А вдруг его похитили? — выдала страшную догадку Арги, но тут же осеклась, поймав взгляд Кари. — Или он просто забрался на дерево и не может слезть.


— Даже если бы он туда забрался, он бы уже оттуда рухнул, — возразила Хара, — у этого чудика вообще отсутствует программа самосохранения.


— И всё же, надо найти его, — Урси окинул взглядом кивнувших друзей, — предлагаю разделиться — Лункс и Хара проверят дорогу в лес — вдруг он убежал туда? Я, Арги и Кари поедем на машине к главной площади, а Ани с Фиделитой пройдут по ближайшим улицам. Мы-то анимагены и не можем показываться на глаза в жилых кварталах, но ты — обычный человек, тебя не заподозрят.


— Разумно ли разделяться? — скептически покачал головой рысь. — А если и вправду с ним что-то случилось? Как мы узнаем об этом? Да и потом, он может вернуться сюда в наше отсутствие.


— Если бы он мог вернуться, то уже сделал бы это, — возразил медведь, натягивая на голову шапку-ушанку, — и не забывай — он самый быстрый из нас и к тому же может забраться на крышу с помощью своих крюков.


— Надеюсь, что этот хвостатый просто увяз в сугробе по самые уши, — хмыкнула Хара, но на самом деле она мучилась угрызениями совести. «Надо было следить за ним, — корила она себя, глядя как переживает Кари, — если бы только знать, куда он ушёл…»


— Я тоже, — жёлтая беот расправила хвост, который торчал из-под куртки, — ох, ну почему он всегда встревает в неприятные ситуации на ровном месте?


— Это, надеюсь, риторический вопрос? — уточнил Лункс.


— Всё, хватит, — Арги решительно пошла к кабине «броневичка», — чем раньше мы его найдём, тем безопаснее будет для всех нас. Идём, Урси, или ты так и будешь тут разглагольствовать?


— Идём, — согласился Урси, следуя за ней, — Ани, — обратился он к девушке, — Фиделита сможет найти его в городе?


— Я думаю, сможет, — кивнула та, почесав лайку за ухом, — хорошо бы дать ей понюхать вещь, которая принадлежала Вульпи.


— Сейчас, — Кари неловко забралась в салон и расстегнула одну из оставшихся сумок, — это подойдёт? — в свете сумерек из темноты машины показалась свёрнутая надвое серая вязаная шапка. — Вульпи поносил её всего ничего, но запах же остался, верно?


Фида деловито обнюхала протянутую одежду, которую канарейка предусмотрительно передала Ани, избегая контакта с собакой. Она так и не смогла перебороть свой страх перед животными и птицами, несмотря на то, что они были нейтрально настроены к анимагенам в целом. Кари пугали и белки, и совы, и даже синицы, нагло летающие среди деревьев в лесах. Однажды Урси попытался выяснить природу её странной фобии, но Кари наотрез отказалась обсуждать это, грустно нахохлившись от неприятных воспоминаний о белой крысе в кафе «Фэо». Арги предположила, что это связано с остаточным явлением прошлой личности канарейки, однако проверить эту теорию оказалось невозможно — лисица была единственной, кто хоть как-то помнил их прошлое, да и то смутно.


— Есть! — радостно воскликнула Ани, когда лайка гавкнула и поскакала в сторону ворот на улицу. — Ох, Фида, подожди меня! — она бросилась за ней, увидев, что собака уже скрылась за домом.


— Встречаемся здесь через час, — крикнул ей вдогонку Урси, забираясь на пассажирское сиденье «броневичка», — независимо от того, найдём мы его или нет. Так мы хотя бы не разминёмся, если он вернётся. Старайтесь держаться ближе к деревьям, чтобы не наткнуться на людей, — добавил он, — не будем терять времени. Если этот лис и вправду настолько безумен чтобы уйти в одиночку, то нам лучше спешить, пока он опять не нашёл неприятностей.


— Подождите, — Арги достала из наплечной сумки рядом с сиденьем водителя рацию и вручила её Лунксу, — не зря же мы их украли. Это на случай, если кто-то из нас найдёт его. И фонари возьмите, — она вытащила из бардачка панели два небольших фонарика и кинула их прямо в руки зайчихи.


— Спасибо, — только и сказала та кивнувшей в ответ лисице. «Броневичок» заурчал двигателем и медленно выехал за двор, оставив на заметённом снегом дворе следы от шести тяжёлых шин. В отличие от большинства энергомобилей, покрытие колёс их микроавтобуса было универсальным — Мастер сам покрывал шины капельками разжиженного тергума, чтобы те имели крепкое сцепление с дорогой независимо от её типа.


«Мало нам этой бесконечной погони, — подумал про себя Лункс, застёгивая куртку поплотнее, — так ещё и резкие сюжетные повороты! Ненавижу резкие сюжетные повороты!»


— Думаешь, он мог уйти в лес? — спросила его Хара, когда они подошли к воротам со двора. На улице ещё находилось несколько человек, неспешно идущих по своим делам, да пара роботов, которые равнодушно сметали падающий снег на обочины.


— Откуда мне знать что у него в голове творится, — пожал плечами тот, — но мне кажется, что он пошёл в центр — ты же знаешь, как он любит яркие цвета, блестяшки и всё такое.


Голубые фонари затихающего города едва слышно звенели от раскалённого ардена внутри. С открытием этого металла энергетика в Аревире шагнула далеко вперёд, позволяя создавать энергосберегающие устройства и дешёвые источники света. Квантовые захваты, держащие сферы в воздухе, позволяли энергии наполнять арден с небольших расстояний, но такое изобретение являлось патентом «Нового Рассвета» впервые применившего его в быту. Никто уже не мог сказать, сколько современных устройств изобрела эта организация, поднявшая технологический прогресс Нелии на десять лет вперёд, но сделала она это отнюдь не бесплатно. Впрочем, это не уменьшало доверия населения к ней — каждый, кто пользовался удобными и простыми устройствами, произведёнными «Новым Рассветом», никогда бы не сказал про него ничего плохого. Кроме тех, кто знал его истинную суть.


Все звуки в деревне постепенно затихли. Последние жители зашли домой и только большие снежные комья беззвучно сыпали с монолитно-серого неба, отражающего голубой свет фонарей. Лункс и Хара вышли со двора их временного прибежища и тут же скрылись в тени соседней улицы, переходящей в дорогу в лес. Снежное ограждение вдоль неё постепенно росло, однако едва ли доходило анимагенам до пояса. Некоторое время они шли молча, прислушиваясь к звукам, но вокруг теперь царила лишь звенящая тишина. Кроме роботов, занятых своим прямым назначением, на улицах никого не осталось, и анимагены беспрепятственно вышли за черту поселения, оглядываясь по сторонам. Вскоре им пришлось сойти на обочину, чтобы не попасть под фары проезжающих энерогомобилей.


— Не особо-то тут побегаешь, — высказалась зайчиха, когда ей по лицу хлестнула низкорастущая ветка. Когда деревья покрывали листья, их ещё можно было различить на ночном фоне, а сейчас эти тонкие сухие прутья, незаметные даже в свете фонарей, очень больно били её по ушам и лбу.


— Интересно, что нашло на этого лиса? — проворчал Лункс, увязая в рыхлом снегу. Джинсы и шерсть рыся промокли, неприятно холодя металл под ними.


— Не знаю. Но когда найду, я его точно убью, — усмехнулась Хара, — хотя, отчасти я лиса понимаю — когда на тебя никто не обращает внимания, это довольно обидно. А ты знаешь, как он любит внимание к себе.


— Но мозги-то включать надо, — возразил тот, — Вульпи слишком шумный и бестолковый, а мне недостаёт терпения Кари чтобы играться с ним.


— У каждого из нас есть недостатки, — улыбнулась зайчиха, — да сраная ветка, что б тебя Спирус сожрал! — выругалась она, потирая ушибленный лоб. — Так вот, у каждого из нас свои недостатки, просто мы как-то это прощаем друг другу, а ты все время держишься особняком.


— Например? Ты ведь тоже не всегда терпишь Вульпи.


— Ну да, этот комок рыжей шерсти умеет вывести из себя. Но я тоже не подарочный заяц — я много ругаюсь, моя музыка вас раздражает, а ещё я довольно хамовата. Я об этом знаю и другие тоже, но мы же друзья, а друзья прощают друг другу недостатки.


— Неужто? Но ведь ты сейчас сама намекаешь, чтобы я относился «помягче». Это мой недостаток — говорить очевидную правду, а на правду глупо обижаться.


— Это не правда! В смысле та правда, это не правда, а всего лишь искажение правды… тьфу ты! Короче, то, что ты говоришь, всего лишь издевки, они не отражают никакой правды.


— Но…


— Не спорь, мы все знаем, как ты любишь язвить по любому поводу. Ты всего лишь насмехаешься! И это очень, порой, очень обидно, но поверь, мы всё равно ценим тебя. Ты умный, смелый и все же добрый, как бы ты не пытался скрыть это под маской цинизма. Другое дело, что ты нас не можешь простить за наши слабости. Уж пора бы решиться, с нами ты или мы всего лишь фон для тебя.


— Фон?


— В музыке есть такое понятие как «фоновая мелодия» — ненавязчивая музыка, которая вроде как и есть, а с другой стороны её не замечаешь. Если она перестанет играть, никто и не заметит.


— Но я замечу, если вы исчезните! В конце концов, над кем мне издеваться, если не над вами? — он тихо рассмеялся.


— Да, без этого ты — не ты, — сдалась Хара, — ну, в общем, я не такой уж профи в убеждениях и у меня не такой богатый словарный запас как у Урси, поэтому решай сам. Мысль-то ты понял, надеюсь?


— Понял, можешь не сомневаться, — он утвердительно кивнул, споткнувшись при этом о торчащее бревно и словесно отправив его в тёмные и ужасные места человеческого организма.


Дальше дорога только ухудшалась. Проваливаясь по колено в снег и едва не падая, анимагены, коротко посовещавшись, рискнули подняться на дорогу.


— О, какое блаженство идти по ровной поверхности! — облегчённо вздохнула Хара, вытягиваясь на пальцах. — Словно мир посветлел!


— Посветлеет мир для водителя, который на нас наткнется, — ухмыльнулся рысь, посматривая назад в поисках фар энергомобилей, — держись ближе к обочине, чтобы быстро убежать в случае чего.


— Не понимаю я людей. Что такого, что мы двухметровые анимагены-беоты? Неужели это так страшно?


— Ну действительно, — демонстративно закатил глаза Лункс.


— Кстати, а что у вас с Арги?


Краем глаза она заметила, что Лункс едва заметно вздрогнул и повёл ушами.


— А что у нас с Арги? С чего ты вообще взяла, что у нас что-то есть? Нет никаких «нас» и точка!


— Что, вот так резко «нет» и всё? — Хара хихикнула. — А она говорила, что ты очень даже ничего.


— Мне безразлично, что она тебе там наговорила, — заворчал Лункс, отвернувшись, — а что конкретно? Опять что-то плохое?


— Да нет, наоборот, — с довольным видом, она легонько стукнула его по плечу, — да не смущайся ты, мы все уже поняли, что ты в неё влюбился по самые кисти на ушах!


Лункс едва не споткнулся на ровном месте от такого заявления. Такое простое объяснение так резко поставило всё на свои места, что он первую минуту не знал что сказать. Про любовь он узнал от Кари, щебечущей ему о Вульпи и их разговоре с Мастером насчет чувств. Насколько он понял, это была мощная привязанность одного анимагена к другому, как притяжение двух магнитов, но он никогда не решался представлять это чувство на себе.


— Ничего себе, вы там сделали выводы! Ничего я не влюбился, — выдавил он, — я её вообще терпеть не могу! Как можно полюбить эту хитрую морду?..


— Да ты ж от неё днями не отходишь! Всё время сидишь рядом с ней, на вылазках тоже всегда рядом: «Арги, давай я сделаю то… Арги, давай я сделаю это…» — ловко передразнила она его, изменив голос. — Ты вспомни, когда ты от неё вообще надолго отставал?


— Так у меня есть выбор что ли?! Мы, между прочим, склады магазинов грабили! Да и неправда, была куча моментов, когда мы разлучались надолго, — он попытался вспомнить эти моменты, но так ничего и не придумал.


— Да ладно тебе, спать в обнимку, как Вульпи с Кари, не так уж и противно, наверное, — захохотала Хара, — хотя, вы с ней поумней, чем эти двое. Может, что и поинтереснее придумайте! — она рассмеялась ещё громче, глядя на сконфузившегося Лункса.


— Заткнись, Хара, — проворчал он, повесив уши, — это ещё ничего не значит.


— Эй, ты чего надулся? — весело крикнула она, догоняя ускорившего шаг рыся. — Подожди, не обижайся! Ведь на правду, как ты говорил, не обижаются.


— Так это ты меня так ткнула носом в мои же насмешки? — он резко остановился и развернулся к ней. — Это подло!


— И не думала, — она смутилась, — не знала, что это заденет тебя. В смысле, Вульпи с Кари вроде счастливы вместе, так почему же ты…


— Потому что… — он схватился за голову. — Да потому что глупости это всё! Вообще… не знаю, что с этим делать. Всё, хватит, — он отвернулся и продолжил шествие, — побежали лучше, а то идём как на прогулке.


***


Большой заснеженный холм, скрытый за полосой деревьев, затрепетал небольшой пургой от мощного потока раскалённого воздуха двигателей опускающегося турболёта. «Судья», освещая белым пламенем четырёх турбин плавящийся снег, с шипящим свистом садился, скрываясь за облезлыми деревьями. Тёмная зимняя ночь хорошо маскировала его чёрный корпус от случайных свидетелей, и транспорт без помех незаметно опустился к самым макушкам сугробов.


— План такой! — слегка повысив голос, произнесла Лупо, поворачиваясь к трём анимагенам за ней. — Кано, Минот — пойдёте за мной, Бэтли берёшь северную часть города, Корво — южную. Отмечайте любое подозрительное движение. По вашей команде мы выдвигаемся к вам. Лиззи, ты нашла что-нибудь в базе данных местной администрации? — она приложила пальцы к маленькому кольцу, обхватывающее её внешнюю часть уха и мигающее голубым огоньком индикатора.


— Всё чисто, никаких сообщений об анимагенах, — отрапортовала та по внутренней связи, — я изучаю историю товарооборотов, возможно, они что-то покупали здесь.


— Сколько тебе нужно на это времени?


— Система старая — минута-две, но объём информации огромный из-за близости Локантака.


— Работай. Открыть люк!


Створка за ней зашипела механизмами и пошла вниз, опускаясь к земле. Все, кроме Бэтли, сидевшей за спиной Минота в специальной электромагнитной катапульте, были экипированы в тёмные, поглощающие свет защитные бронекостюмы из сплава бастума и ардена, закрывающие тела и конечности. У Лупо, Кано и Корво, на специальных ремнях на бедрах висели короткие винтовки с ромбовидным дулом и оптическими прицелами — обычные штурмовые ускорители частиц спецназа «Рассвета», способные пробить большинство видов пехотной брони. Минот, одетый в массивный бастумный доспех, созданный специально для такого типа беотов, держал в руках два тяжёлых орудия, скреплённых на спине одной большой субплазменной батареей и парой пусковых энергоустановок класса «Комета», которые работали и как ракетницы и как минометы. Несмотря на то, что беглецов необходимо захватить живьём, опыт прошлых вылазок научил Эксплара вооружать свои отряды на случай столкновения с силами «Хранителей Жизни».


— Слабость в силу обратив, единой командой идём в бой! — хором крикнули все пятеро, выходя из недр арсенала «Судьи».


Помимо гарнитуры, на головы беоты надели шлемы с различными режимами виденья, повторяющие форму их морд и скрывающие светящиеся глаза с помощью затемнённого углепластика. Также на ногах Лупо и Кано, была одета специальная обувь — левесы. Выглядели они как сапоги, сделанные из чёрной смеси тергума и кожи, созданные, чтобы анимаген не проваливался в снег и имел хорошее сцепление с поверхностью. Для Корво и Минота обуви не предусматривалось вообще — воздушным и большим беотам не полагалось её носить. Выйдя из транспорта, Лупо и Кано мгновенно метнулись к деревьям, скрываясь из виду с дороги. Загрохотав копытами по металлу транспортника, Минот спрыгнул в талый снег и встал в стойку, расставив ноги.


— Готова, маленькая? — пробасил он Бэтли, снизив динамики на самую низкую громкость.


— Готова! — вместо лицевой части шлема у мышки была большая чёрная маска с бесцветными окулярами на глазах, скрывающая её лицо. — Хочу уже полетать! Запускай!


Электромагнитная катапульта, устройство, с помощью электромагнитных сил выталкивающая снаряд, в данном случае маленькую беот, зажужжала и начала мигать всеми светодиодами вдоль корпуса, означая зарядку катушек. Приготовившись к броску, Бэтли быстро сложила руки по швам и вытянулась в струну. Раздался электрический треск, и катапульта, вспыхнув зелёным светом, выплюнула её вверх, растворив во мгле ночи. После потери энергии толчка, Бэтли тут же расправила руко-крылья, воспарив над дорогой. «Ах, если бы мама могла почувствовать этот сладкий момент полёта! — выдохнула она, наблюдая сверху за взлетающим на плазменных двигателях Корво. — Как жаль, что она так страдает!» Сделав несколько взмахов, она активировала небольшие ионные двигатели на своих специальных левесах, и рванула к голубым огням города впереди.


Корво быстро обогнал Бэтли, уже подлетавшей к первым жилым домам Палара. Активировав на шлеме режим, отслеживающий скопления электромагнитных волн, ворон замедлился и начал осматривать окрестности. Его двигатели, закреплённые на спине у оснований крыльев, в отличие от Бэтли, имели большую мощность и позволяли беоту развить высокую скорость.


— Хотелось бы знать, каким образом они всё время скрывались от нас? — произнес он по общей связи, обращаясь к Лупо. — Что думаешь, командир?


— Насколько я знаю, у них есть генератор помех на машине, — помедлила с ответом волчица пробираясь через рощу, под приглушённые звуки тяжёлой поступи Минота, — меня больше интересует, как Коэннану Молу удалось собрать шестерых анимагенов за столь короткий срок?


— Может он тоже был анимагеном? — предположил Кано. — У нас же теперь тоже почти все робототехники — анроты.


— Нет, он до конца жизни оставался человеком. Я тоже, кстати, не могу понять, как это случилось.


— Не засоряйте общий эфир, — оборвала их Лупо, — Лиззи, что у тебя?


— Пока ничего, командир, — немедленно отозвалась ящерица, — Палар — транзитное поселение. Через него проходит много товаров в Локантак, в том числе и детали для анимагенов.


— Бэтли?


— Тоже ничего, — сквозь смех проговорила та, — извините, тут, кажется, какой-то праздник! Так много огней и ёлка красивая, сияет вся!


— Там много людей?


— Почти никого, только несколько одиночных прохожих и уборочные роботы.


— Бэтли, как будешь над основной северо-восточной дорогой из города, проверь, заброшенный одноэтажный дом у самой окраины, — перехватила связь Лиззи, — видеорегистратор стражей отметил большой серый энергомобиль марки ЭГ-501 выезжающий из его двора.


— Я ближе к ним, выдвигаюсь туда, — подал голос Корво, разворачиваясь в сторону главной площади, — скорее всего это они.


— Это может быть и совпадение, — возразил Кано.


— В любом случае мы тоже туда отправляемся, — Лупо жестом приказала им повернуть, — Лиззи, возьми двухсотую высоту, включи генератор помех и жди моей команды. Если мы на верном пути, нам быстро понадобится транспорт.


Они уже подошли достаточно близко к Палару, чтобы рассмотреть чернеющие окна в сизых двухэтажных домах у окраины, в которых мирно спали его жители. Где-то над ними тихо прошелестел турбинами «Судья», занимая позицию в воздухе. Быстро, чтобы не попасться случайным водителям, они перебежали через дорогу и скрылись в тенях проулков и вошли на территорию деревни.


— Я что-то вижу! — крикнула Бэтли, случайно заметив на площади какую-то фигуру с рыжей шерстью, необычно быстро двигающуюся между горок и аттракционов.


Включив бинокль, она сфокусировалась на цели и приблизила вид:


— Да, точно, это анимаген-беот! Раз, два — игра пошла! — и с этой фразой её окуляры вспыхнули белым светом и на шлемах других членов отряда, появилась голографическая метка, отмечающая положение цели на мини-карте внутри шлема. — Я следую за ним, может, он приведёт меня к остальным.


— Почти центр деревни, неприятно, — Лупо решительно отправилась прямо по улице, — мы уже в пути, не упускай его из виду.


***


Спящий тревожной тишиной посёлок, до дрожи напоминал их последнюю поездку в Рахнаке, ныне разрушенного и мёртвого. «Броневичок», урча двигателем, медленно катился по освещенной голубым светом уличных фонарей дороге, скрывая за тонированными стеклами трёх анимагенов, смотрящих по сторонам в поисках пропавшего друга. Салон, модернизированный когда-то Арги, теперь приобрел более уютный вид, вместо грубого стиля Мастера. Светлые стены, очищенные Кари от масла и грязи, были обклеены бежевой обивкой, и даже воздух тут стал чище, перестав пахнуть маслом и жжёным металлом.


— Давай к центру, — сказала сидящая сзади Кари, показывая налево, — я думаю, он побежал бы туда.


— Почему же? — Урси, который сидел на переднем сиденье, удивлённо повернул к ней голову.


— Интуиция. Женская! — воскликнула та, нервно потерев клюв. — Я думаю, если Вульпи так восхищался огнями на площади, то он обязательно пошёл бы туда.


— М-да, замечательно — он просто увлёкся какой-то ерундой, — Арги сердито сжала штурвал и дёрнула кончиком хвоста, — порой мне кажется, что он специально это делает.


— Неправда! Вульпи просто очень импульсивен и не всегда может контролировать себя, — возразил ей медведь, — да и когда мы последний раз так расслаблялись?


— Мы расслабились всё время, какое было можно! Ну он, по крайней мере, уж точно. Чего только стоила выходка с упавшими ящиками! Я не говорю, что он бесполезен, но точно могу сказать, что он слишком неосторожен.


— Это не повод игнорировать его. Ведь он ушёл, потому что никто не обращал на него внимания и не остановил…


— Слушай, если ты хочешь меня отчитать, то можешь не стараться! Вульпи мог бы включить хоть раз свой электронный мозг и подумать к чему приведут его действия. Твои высказывания тут не уместны!


— Мы сами виноваты! Мы должны заботиться друг о друге, а не как Лункс, замыкаться в себе, при этом насмехаясь над остальными.


— Лункс, между прочим, делает больше чем ты, умник. Может ты не заметил, но все вылазки и большинство вещей мы получаем благодаря ему. И почему же ты не вспоминаешь, что ты сам забыл про Вульпи, забравшись в дом, чтобы почитать книгу?


На это Урси промолчал, отвернувшись в окно. «Я хотел, чтобы мы были едины, — мрачно подумал он, — а в итоге, я не смог даже помочь одному из нас. Может, я и вправду не гожусь на роль лидера?


— Не кидайся такими словами, Урси, — смягчилась лисица, — хоть я разозлилась за то, что ты наговорил, но ты всё же получше Лункса умеешь планировать. Ты рассудительный, ищешь и исправляешь свои ошибки, а он не считается ни с мнением других и не признаёт промахи. Просто не пытайся думать за других.


— Я не уверен, что этого не нужно, — протянул он, задумчиво глядя на то, как Вульпи стоит у стены стены пятиэтажного дома, — из-за бездействия я потерял бдительность, потерял вас и не уверен теперь, получиться ли собрать вас вновь… погоди, стой! — он склонился, глядя в боковое зеркало. — Вон Вульпи, смотрите!


Со сосредоточенным видом, лис, словно завороженный, пристально разглядывал новогоднюю ель, не замечая ничего вокруг. Сдав назад, Арги уже хотела посигналить ему, но медведь остановил её.


— Не нужно привлекать внимания, — сказал он, кивнув на окна ближайшего дома, — к тому же, Кари уже вышла.


Едва машина остановилась, как жёлтая анимаген выпрыгнула из салона и быстро пошла к не замечавшему ничего вокруг лису. «Ну я тебе сейчас!» — её переполняла безумная радость, смешанная с негодованием, распирающая так, что хотелось кричать, но она сумела сдержать свои чувства.


— Вульпи? — осторожно окликнула она, остановившись за его спиной.


От неожиданности лис подпрыгнул и едва не поскользнулся, удивлённо уставившись на неё.


— Кари ты… — он растерянно заморгал. — А что ты тут делаешь? Как ты сюда попала?


— Вообще-то мы все за тобой вышли, — она сердито сложила руки и прищурилась на него, — а ты убежал…


— Я… я… — он не знал что сказать. — Я просто подумал, что мы слишком… ну… увлеклись этим бегством, постоянно напряжены и… вот уже ссоримся на пустом месте! А этот праздник… Кари, я никогда не думал, что смогу чувствовать себя легче, просто глядя на разукрашенное дерево! Да и не хотелось отвлекать вас от раздумий, что нам делать дальше — мне всё равно нечего сказать. Я же ненадолго отходил…


— Почти три часа прошло как ты ушёл.


— Да? Вот, значит, почему все люди разошлись, — он виновато улыбнулся и пожал плечами, — я и не подумал…


— Не подумал, — она кивнула, склонившись к снежной ограде и захватив горсть снега, — да я чуть с ума не сошла! — вдруг вскрикнула она, и швырнула снежком в Вульпи, ошеломленного её реакцией. — Ушёл среди ночи! Никому ничего не сказал! Я тут извелась вся! Думала, что с ним что-то случилось, что его схватили, а он «не подумал»! — ругалась она, забрасывая снегом закрывшегося руками лиса. — Хвостатый дурак! Шерстяной бездельник… ты… ты… — у неё кончились силы и гнев, и она, стянув вязаный шлем, крепко обняла его, зарывшись клювом в шерсть. — Никогда не делай так больше! — прошептала она, чувствуя, как он неловко гладит её по спине. — Мы все тебя ценим и любим, и не хотим, чтобы ты пострадал.


Она не знала, как это будет, но вложила в этот жест все чувства, что она могла испытывать к этому бесшабашному лису, по своей недалёкости попавшему в неприятную ситуацию. Осторожно и нежно она легонько клюнула его в щёку, тут же опустив голову обратно и нервно хихикнув, оставив потрясённого Вульпи переживать укол чувств, идущих от этого импровизированного поцелуя.


— Ах, как это прекрасно! — раздался томный вздох у них над головой. — Вот бы мама так же была счастлива, как вы!


Зацепившись за сочленение между плитами дома с теневой стороны, над ними зависла маленькая, ещё меньше Кари, анимаген с длинными ушами, выглядывающими из-под жуткой маски с белыми окулярами.


— Кто ты? — Вульпи заслонил собой сжавшуюся Кари и начал медленно отступать от стены к машине.


— О, меня зовут Бэтли! — радостно проговорила та детским весёлым голоском. — Извините, что я сидела в тени и наблюдала, как вы целуетесь, мне просто так одиноко и не с кем поговорить… — она артистично приложила руку ко лбу.


— Ты же анимаген-беот, верно? — спросила её Кари, выйдя из-за спины лиса. — Откуда ты? Как ты сюда попала?


— Ох, я сбежала из лаборатории, в которой держат бедных-бедных анимагенов! Это ужасная история, я очнулась, а вокруг никого не было, я звала на помощь, но никто не приходил, — запричитала она, зачем-то запустив свободную руку за спину.


— Кто это там? — пока Кари разбиралась с Вульпи, Урси заметил, что на стене в тени дома показался ещё один анимаген.- Там кто-то есть, смотри!


— Я не могу связаться с остальными, нас глушат! — Арги опустила рацию и подняла голову. — О нет…


Между тем, летучая мышка всё ближе спускалась к осмелевшей Кари, растроганной её историей. Жёлтая беот не могла не посочувствовать бедняжке, так красочно описывающей ужасы своего приключения.


— Кари, отойди от неё! — закричала лисица, выскочив из машины. — Она из «Рассвета»!


Но было уже поздно. Едва канарейка повернулась на окрик, как Бэтли достала из-за спины маленький металлический треугольник с вакуумными присосками на углах, и швырнула его прямо ей на затылок. Раздался треск разряда, и жёлтая анимаген, вытянувшись в струну, ничком упала на землю, конвульсивно задёргавшись. Её глаза, ярко вспыхнув, потухли и она безжизненно замерла, так и не успев ничего сказать.


— Кари! — Вульпи мгновенно ощерился, щёлкнув своими крюками. — Ты за это поплатишься, маленькая дрянь!


— Раз, два, три — попробуй догони! — рассмеялась та, мигом забравшись по стене на верхушку крыши дома.


Раздался хлопок пневматики, и в небо змеями метнулись тросы с крюками, вцепившись в кровлю, а следом за ним взлетел и сам Вульпи, под крики Арги и Урси. Сейчас его уже ничего не волновало, кроме желания во что бы то ни стало настигнуть эту смеющуюся девочку. Та, не ожидав от него такой прыти, попыталась улететь, но лис, совершив великолепный прыжок, схватил её за талию и прижал к крыше.


— Что ты с ней сделала? — зарычал он, разглядев испуганные рыжие глаза за окулярами. — Что ты сделала с Кари?!


— Она оглушена, это временный паралич! — выдохнула та, покосившись на крюк приставленный к маске. — С ней всё в порядке, клянусь!


— Ты сейчас же спустишься и вернешь её, поняла? — он встал, схватив её за ворот комбинезона.


— Четыре, пять — не пойду с тобой играть, — вдруг хихикнула она, — шесть, семь — всех настигнет Корво тень!


И тут же чьи-то сильные руки схватили Вульпи сверху за воротник куртки, и отшвырнули его прочь от Бэтли, предусмотрительно спрыгнувшей с крыши и воспарившей над ними. Едва не сорвавшись вниз, лис успел зацепиться крюком за кровлю, когда увидел над собой двухметровую чёрную тень с расправленными крыльями.


— Давай, помоги мне! — крикнула Арги, волоча тело Кари в салон. — Нужно убираться отсюда, пока не подоспели другие!


— Но там Вульпи! — медведь заметил, что лис повис на кровле, а над ним встал чёрный ворон-беот. — Надо помочь ему!


— Сначала спрячем её, — лисица бегло взглянула на второго противника, — Вульпи пусть справляется пока что без нас.


А тот, оттолкнувшись от стены, исхитрился ударить ногами вставшего над ним Корво, и вновь вскочил, балансируя на тонкой верхушке и приготовившись к драке. Но ворон не принял бой. Сверкнув огнем двигателей, он отлетел от него, доставая из-за пояса такое же устройство, что оглушило Кари. Стараясь облететь лиса сзади, он начал кружить над ним, но тот не собирался подчиняться его тактике. На этот раз оружие лиса плетью обвилось вокруг левой ноги Корво. Но он не учёл одного — Корво мог летать. Металлический трос на лебедке внутри предплечья начал стремительно разматываться, когда тот начал отлетать подальше от лиса.


— Гадство! — только и успел сказать Вульпи, и тут же сорвался вниз, вытянутый своим же крюком. Впечатавшись в стену соседнего дома, он, скрипнув зубами, полетел, ведомый Корво в следующее здание, но тут же собрался с мыслями и, вытянув вторую руку, пустил крюк к первой крыше. Лебедка опасно заискрила, но Вульпи добился чего хотел — потерявший равновесие от резкого тормоза Корво перекувыркнулся в воздухе и, запутавшись в тросе, начал падать. К счастью для него, высоты здания хватило и ворон так и не достиг асфальта, повиснув вниз головой. Зато Вульпи не выдержал возросшего напряжения и, не удержавшись, сорвался вниз, отчаянно заверещав и разбудив криком людей. В окнах начали загораться огни и уже показались чьи-то любопытные лица, выглядывающие на улицу. Очнувшийся Корво мгновенно набрал высоту, волоча стягивающего второй крюк лиса за собой в воздух.


— Вульпи! — Арги схватила рацию и запустила ей в ворона. — Ты, крылатый бандит, отпусти его! — но, конечно же, она не попала, лишь хрупкое устройство разбилось о закруглённый угол дома.


Умный ворон лишь презрительно посмотрел в её сторону, не оценив такого жеста, но этих секунд оказалось достаточно, чтобы Вульпи подтянулся к нему на лебедке и начал заламывать крылья, вцепившись в торс.


— Арги, она сзади! — только и успел вскрикнуть Урси, прежде чем упасть лицом вниз, парализованный шокером на его затылке.


— Семь, восемь — осталась ты и лис на тросе! — прокомментировала, смеясь Бэтли, сидя на корточках на крыше «броневичка», и сверкнув на Арги белым светом из окуляров.


— Это мы ещё посмотрим, мелкая, — злобно усмехнулась та, пнув передний бампер машины. Автоматическая сигнализация, включающаяся каждые десять минут, отреагировала на этот жест пронзительным писком, заставив Бэтли, микрофоны которой работали в усиленном режиме, прижать руки к ушам, чем и воспользовалась Арги, схватив её за ноги и стащив на землю. Как раз в этот момент на асфальт с шумом упали оба летуна, продолжая борьбу. Хоть Вульпи и дрался отчаянно, пытаясь достать крюком до шлема Корво, но боевая подготовка и опыт в рукопашных схватках взяли неоспоримое преимущество, и теперь ворон нещадно бил его по лицу, сидя у него на груди.


— Остановись! — зарычала лисица, с силой сжав Бэтли за горло. — Или я разорву ей шею!


Драка прекратилась. Мгновенно поднявшись, Корво отстранился от помятого лица Вульпи, дав тому время отвязать крюк со своей птичьей ноги.


— Мы уходим. Если вы посмеете идти за нами, мы откроем огонь, — хотя голос Арги дрожал, но жёсткая хватка её пальцев на шее сморщившейся от боли Бэтли заставила ворона прищуриться.


Рывком подняв лиса за куртку на ноги, тот молча толкнул его в сторону «броневичка», и тут же выхватил из кобуры пистолет, нацелив ему в затылок.


— Выполняй уговор! — каркнул он сквозь шлем, видя, что Бэтли всё ещё в плену.


— Пусти, мне больно! — пискнула мышка, дернувшись из рук лисицы.


— Отпусти, сейчас же! — у Арги не было сомнений, что он попадет ей прямо в лоб да ещё и с такого близкого расстояния, но почему-то он этого не делал. «Мы нужны им живыми, — поняла лисица, осторожно залезая в машину, — значит, мы можем уехать без опаски, что нас взорвут».


Лишь включив питание, она отшвырнула Бэтли на асфальт и, хлопнув дверью, резко рванула задним ходом.


— Ты успела их отметить? — спросил Корво у мышки, помогая ей встать и пряча пистолет в кобуру. Микроавтобус, раздавив пару баков в проулке при развороте, быстро уехал по дороге на север. Также он заметил, что на них смотрят люди, вокруг домов которых они сражались. «Плевать, — хладнокровно отвернулся от них ворон, — мир скоро изменится, и нам нет смысла скрываться».


— Всех четверых! — хихикнула та. — Раз, два, три, четыре — двух уже мы отключили!


***


Арги гнала вперёд, вдавливая педаль в пол. Она видела, что оба противника остались на месте, дав им уйти, и это ей совсем не понравилось.


— Она сказала правду? Насчёт паралича? — спросил её Вульпи, высунув морду на переднее сиденье. Помимо многочисленных вмятин на лице, веко его левого глаза полностью закрылось, дожидаясь ручного восстановления, но Вульпи сейчас не волновали собственные повреждения.


— Думаю да, — скованно ответила лисица, немного сбавив скорость, чтобы не пропустить остальных, — попробуй снять с них эти штуки, — кивнула она на устройства на затылке друзей.


Парализаторы, выпустив свой заряд, теперь погасли, чёрными треугольниками прилипнув к корпусам анимагенов. Осторожно подцепив один из них на голове Кари, Вульпи потянул его на себя, но вакуум не хотел так просто отсоединять устройство. Подключив все оставшиеся силы, он упёрся ногами в стену машины и с резким хлопком парализатор оторвался от затылка жёлтой анимаген, оставив на полу несколько перьев.


— Я глупая, — Арги со стыдом поморщилась, — я бросила в него рацией!


Выругавшись, она оглянулась в салон, с сочувствием посмотрев на Вульпи, который обнял лежащих на сумках Кари и Урси.


— Всё из-за меня, — тоскливо сказал ей лис, — если бы я не пошёл в этот город…


— Нет…


— Да! Я виноват, я знаю! Я не мог ничего с собой поделать, мне так хотелось посмотреть на ёлку… Вы говорили, что это праздник надежды, а мне хотелось надеяться, что у нас всё будет хорошо… А получилось только хуже!


— Сейчас не время разбираться, кто виноват! — прервала его монолог Арги. — Они и так бы нас нашли! Сейчас нам нужно поскорее найти остальных и уезжать отсюда подальше.


— Куда? — поднял на неё взгляд Вульпи.


— Да без разницы! Если они нас настигнут, у нас больше не будет возможности уйти. Сейчас нам крупно повезло, а так могли бы все там остаться. Ещё неизвестно, сколько их там бродит.


— Как ты поняла, что они из «Рассвета»?


— Помимо того, что они анимагены, у них ещё и отличная экипировка по последнему слову техники. И подготовлены они что надо, сомневаюсь, что кто-то, кроме «Рассвета», обладает такими бойцами, — она затормозила у знакомого заброшенного дома. Металлическая ребристая ограда с распахнутыми воротами потихоньку заметалась снегом, — их не видно…


В боковое окно хлопнула чья-то покрытая чёрным тергумом ладонь, и сквозь дверь послышался смех двух беотов, смотревших сквозь стекло на перепугавшуюся Арги.


— Идиоты! — не своим голосом взвизгнула она, дрожащими руками открывая дверь. — Разве можно так пугать?!


— Какие мы нежные! — усмехнулся рысь. — Нашли что ли? А то у тебя рация неисправна, мы не смогли с вами связаться.


— Это не поломка, — из салона выпрыгнул Вульпи, одним своим видом стерев улыбку с их лиц, — на нас напали!


— «Рассвет» выследил нас, — объяснила им Арги, нервно оглядываясь — нет ли за ними погони? — Нам нужно уходить, пока они не догнали нас.


— Где Урси и Кари? — Хара мгновенно залезла в машину и замерла при виде неподвижных тел друзей, — они же не…


— Они оглушены, — успокоила её лисица, — их ударили шокерами.


— Тогда чего ждём, поехали быстрее! — Лункс схватил Вульпи и затолкал его обратно в салон. — Нехило они вас отделали!


— Их было двое, — Арги залезла обратно в машину, — но я уверена, их там гораздо больше.


— Подождите, а как же Ани? — торопливо остановила их Хара, посмотрев по сторонам. — Она всё ещё не вернулась.


— Но мы не можем её сейчас искать, — воскликнул Лункс, — за нами погоня! Да и кто знает, что с ней случилось?


— Вообще-то она права, — кивнув, сказала Арги, когда тот залез на переднее сиденье, — мы не можем бросить её. Ты же помнишь, что «Рассвет» делает с людьми, — добавила она, увидев, что рысь хочет ей возразить.


Но не успел тот ничего сказать в ответ, как земля под колёсами «броневичка» дрогнула, а неровные сугробы раскрошились, осыпавшись на асфальт. Разрывая тишину замершего посёлка, на них из темноты за домом напротив, вышел массивный анимаген-беот с двумя тяжёлыми орудиями в обеих руках, в сопровождении двух беотов поменьше.


— Готовь свои пушки, — приказала Лупо Миноту, неотрывно глядя на загоревшиеся фары микроавтобуса, — взорви дорогу перед ними, чтобы они не смогли уехать.


— А если кто-то из них пострадает? — спросил Корво по шлемофону, зависнув с Бэтли над их энергомобилем. — Эксплар приказал взять их живьём.


— Не пострадают, — отрезала волчица, — анимаген может выдержать аварию и пострашнее.


Вдавливая педаль скорости в пол, Арги почти легла на штурвал, выжимая из «броневичка» все силы. Завизжав шинами, машина рванула вперёд, пытаясь скрыться от преследования.


— Они стоят на месте! — крикнул Вульпи, прижавшись носом к боковому окну салона. — Они в нас целятся! — одна из установок на плечах здоровяка пришла в движение и загорелась белым светом.


— Нам не уйти… — только и сказала белая лиса, когда увидела, как большая тень со вспышкой и глухим гулом выпустила из-за спины в воздух светящийся заряд, оставляющий за собой едва заметный световой след.


С пронзительным свистом, белый снаряд энергоустановки, описав дугу, взорвал асфальт прямо перед ними, образовав рваную воронку. Вспышка и ударная волна ошеломили Вульпи, упавшего на пол в ожидании столкновения. Отчаянно закричав, Арги попыталась увернуться, но скорость оказалась слишком высока, и «броневичок», завалившись на бок, соскользнул в кювет, на прощание звякнув разбитыми стеклами.


— Надеюсь, ты их не повредил? — с усмешкой спросил Корво у Минота, который выключил свои установки и быстро пошёл за бегущими впереди Лупо и Кано.


— Целился в асфальт, — бык смущённо посмотрел на него снизу вверх, — рисковые.


— Да, смелости им не занимать, — ворон взглянул на опускающийся на место аварии турболёт, — Лиззи уже здесь, нужно торопиться, пока люди не прибежали на грохот.


— Эти Шестеро Неизвестных… они не кажутся отморозками или даже просто враждебными, — заметил Кано, спустившись вниз и открывая дверь в кабину, — я почему-то представлял их озверевшими бандитами, а они просто… ну… — он озадаченно посмотрел на оглушённого Лункса.


— Мирные? — Корво плавно приземлился на дно кратера и открыл двери салона.


— Пошевеливайтесь, — раздался холодный голос Лупо в микрофонах шлема, — скоро вся деревня будет здесь!


Над воронкой, на дне которой до сих пор вращал колесами микроавтобус, навис большой дугообразный транспортник, принимая на борт Минота, уже избавившегося от вооружения, и теперь вытаскивающего из разбитой машины тела анимагенов. Вульпи всё ещё слабо дёргался, когда Лупо прилепила ему на лоб парализатор, а Арги, от удара о панель и асфальт, потеряла сознание сама, безжизненно сжимая штурвал одной рукой. Не больше повезло и Лунксу, получившему удар куском дороги по лбу, однако его подозрительное шевеление заставило Лупо перестраховаться и перегрузить парализатором.


— Можно я оставлю его себе? — Бэтли, избавившаяся от маски, вцепилась в шею Вульпи. Лис лежал между медведем и канарейкой на полу арсенала лицом вниз, оглушённый аварией и разрядом. — Он хоть и злой, но такой милый!


— Нет, — резко ответила волчица, внимательно следя за Арги в руках Кано, — Лиззи, видно что-то на радаре?


— Одиночная машина в десяти минутах от нас, — ответила та, — один человек на окраине города.


В свете уличных фонарей можно было различить силуэт хрупкой девушки и бегущей впереди неё собаки. «Мы действуем не со зла, — Лупо посмотрела на пленённых беотов и вздохнула, — но это наш долг. Мой долг перед отрядом. Теперь, главное без приключений доставить их на «Сияние», — она зашла внутрь транспорта, сняв шлем и повесив его на стенд, — а там уже можно всё забыть…»


— Лиззи, соедини меня со штабом, — Лупо прошла в кабину пилотов и села на второе кресло, — надо сообщить Эксплару, что мы поймали Шестерых Неизвестных.


Чёрный турболёт с шумом взлетел в сереющее небо, быстро скрывшись за низкими облаками, оставив разбитый «броневичок» сиротливо лежать на боку и провожать разбитыми фарами друзей в большой и опасный мир.


«О нет! — подбежавшая к перевёрнутому микроавтобусу Ани в ужасе обхватила голову руками, растерянно застыв над краем воронки. Жалобно взвыла Фиделита в след удаляющемуся транспорту. — Нет! Я… подвела их…»


========== Глава IV. Расколотое небо ==========


Внутренняя система анимагена построена таким образом, что постепенно восстанавливает энергию по всему телу в случае аварийного отключения процессора. Из-за того что резкий скачок энергии мог повредить чувствительные чипы, Мастер поставил им специальные предохранители, защищающие от перегрузки. Но и без этой информации Кари ощутила, как сознание возвращается к ней, оживляя в механизме органы чувств. И первое, что она почувствовала, что её руки скованы чем-то холодным и металлическим. Открыв глаза, жёлтая беот увидела, что висит в воздухе над округлой платформой, а её конечности заключены толстые сизые цилиндры. Вскрикнув, она обнаружила, что её клюв крепко замотан бесцветной резиной. «Вульпи! «Рассвет»! — молнией пронеслось у неё в голове, но увидев висящего рядом лиса, Кари немного успокоилась. — Бэтли… нас схватили!» Их платформы сверху и снизу были подсвечены тусклым зелёным светом, излучая антигравитационные волны, держа их в воздухе и не позволяя дотронуться до краёв. Вокруг границ мерцали странные блики, словно она находилась в каком-то мыльном пузыре. Осторожно прикоснувшись своими оковами на руках к этой пленке, Кари вскрикнула от нестерпимой боли — платформы обладали системами силовых полей, обжигающих агрессивными частицами. «Это тюрьма? — она попыталась разглядеть пространство вокруг них. — Не похоже… мы летим!» — скосив глаза, она увидела позади небольшой иллюминатор, за которым проносились освещенные солнцем облака. Справа от неё висел Урси, опустив голову и нервно подёргивая глазами под веками. Кари не знала, поймали ли остальных, но ей стало нестерпимо больно и обидно, что она не могла ничего сделать, чтобы предотвратить это.


Сквозь гул генераторов платформ беот ясно различила шум открывшихся створок двери и чьи-то шаги. Замычав, она задергалась, привлекая к себе внимание. Шаги остановились, и сквозь плёнку на неё глянули два рыжих глаза. Это была не Арги и не Бэтли, совсем другой, незнакомый ей анимаген. Видимо оценив вопросительный и молящий взгляд канарейки, глаза сощурились и через пару секунд отвернулись от неё, уходя куда-то дальше, отстукивая когтями по металлу.


— Подождите! Кто вы? — промычала Кари, пытаясь хоть немного разлепить клюв.


Но ответа не последовало. Вместо этого чужак позвал кого-то в соседней комнате и подошёл к её платформе. Пленка силового поля быстро сползла вниз, и она различила чёрного анимагена-ворона с густыми седыми бровями, с важным видом отключающего силовое поле у платформы Вульпи. Из правого проема, протиснувшись внутрь помещения, вышел ещё один анимаген, сотрясая своей поступью металлический пол. Ростом он был два с половиной метра, не меньше, с массивным телом и горящими красным светом секторированными глазами. Гигант шумно фыркнул и начал приближаться к ним, взглянув на Кари, как ей показалось, самым испепеляющим взором, хотя тот всего лишь с любопытством попытался понять, о чём та мычит. В руках у него она заметила большой синий кейс, который он нёс на одном пальце, демонстрируя недюжинную силу. Отчаянно пискнув, Кари попыталась отстраниться от приближающегося беота, но лишь забрыкалась в воздухе — антигравитационная платформа надёжно удерживала её в одном положении.


— Минот собирается починить твоего друга, — неожиданно мягко сказал ворон каркающим голосом, — тебе нечего бояться.


Гигант поставил кейс на пол и открыл его, достав оттуда какое-то сложное устройство, вроде треноги и осторожно фиксируя его на морде Вульпи. Только сейчас Кари заметила, насколько помято лицо лиса, и в напряжении стала наблюдать, как Минот, с помощью незнакомого аппарата, начинает выравнивать эти страшные вмятины.


— Он хорошо дрался, — сказал ворон, тоже наблюдая за этим действом, — но силы были не равны.


— Кто вы? — вновь замычала она, внимательно разглядывая его. На его чёрном комбинезоне блестела эмблема в виде механической руки сжимающей светоч. «Знак «Нового Рассвета»! — с ужасом поняла она, лихорадочно соображая, что теперь делать.


— Не будете кричать? — строго спросил её тот. — Я сниму намордник, если пообещаете, что не будете вести себя тихо.


Она закивала — от тугого зажима резины у неё уже начал болеть клюв. Между тем, Минот закончил выравнивать Вульпи лицо и принялся чинить его поврежденный глаз. Маленький автоматизированный зонд ловко пролез под веко беота, ремонтируя внутренние разрывы.


— Так гораздо лучше, правда? — слегка улыбнулся ворон, когда снял «намордник» с её клюва. — Меня зовут Корво Налётчик, я заместитель командира отряда «Сигма».


— Кари, — она посмотрела в его рыжие глаза, — вы ведь из «Нового Рассвета»?


— Именно, — кивнул тот, слегка приподняв бровь, удивлённый её осведомлённостью, — вы наверняка переживаете за своих друзей? Могу утешить: они все, кроме двух, в полном порядке.


Только сейчас она заметила, что в противоположной стороне на таких же платформах висят Хара, Лункс и Арги.


— Зачем? — прошептала она, глядя на побитое лицо лисицы. — Зачем вы нас схватили?


— Мы всего лишь исполняли приказ, — в голосе ворона послышались нотки вины, — вы же знаете, кто наш Создатель, не так ли?


— Но зачем…


— Кари, я вижу, как вы переживаете за друзей, и я вас прекрасно понимаю. Нам хорошо известно, как дорога дружба, но поверьте, мы не желаем вам зла — в нашей службе отказ от задания невозможен.


— Но ведь вы могли просто отпустить нас! Сказать Эксплару, что не нашли!


— Нет, не могли. Мы получили ваши координаты, и если бы мы отклонились от курса, нас бы заподозрили в измене. У нас не было выбора, — Корво посмотрел на Минота, закончившего возиться над мордой Вульпи, отошедшего к Арги, оценивая результат встречи её лица и разорванного асфальта.


— Тогда зачем вы мне это говорите? — она подняла к нему голову после короткого раздумья. — Если мы ваши пленники и вы везете нас к Эксплару, то к чему эти слова?


— Я хотел сказать, что мы вам не враги, — ворон повернулся к ней, — и мы не хотели, чтобы так получилось. Беотов слишком мало, чтобы враждовать между собой.


— Из-за вас, на шестерых скоро будет меньше, — горько усмехнулась та, — вы служите убийце, Корво, неужели вы не понимаете?


— Все, кто занимает такие высокие должности, убийцы, — рассудительно заметил тот, — но всё куда сложнее, чем кажется, и ваша поимка ещё не значит, что вам пришёл конец.


— Верите ли вы сами в это? — Кари опустила голову. — Эксплар убил нашего создателя, Мастера. Вы и правда думаете, что он проявит милосердие?


— Он — нет. Но Эксплар ещё не весь «Рассвет»…


С левой платформы раздалось недовольное мычание. Увлекшись разговором, они не заметили, как проснулся Урси, морда которого также была склеена «намордником». Зло посмотрев на повернувшего к нему голову Корво, он забрыкался, попытавшись освободиться, но лишь обжёгся о силовое поле.


— Как его зовут? — спросил ворон у Кари, разглядывая сердитое лицо медведя.


— Урси, — она попыталась привлечь внимание друга, но тот не видел её, — он наш командир.


— Да? — удивился ворон. — А мне казалось, вы сами решаете, что делать. Без командира, белая лисица сама смогла увезти его и вас от меня.


— Ну… мы привыкли считать его командиром…


Левая створка салона открылась и в помещение вбежала знакомая маленькая анимаген, весело напевая какую-то песенку.


— Кари проснулась! — радостно воскликнула она, подбежав к её платформе. Не успел Корво её остановить, как та запрыгнула в поле антигравитации и крепко обняла.


— Ты прости меня, что я врала тебе про лабораторию, — тараторила она изумлённой анимаген, — и что оглушила тебя. Но так было надо, — она зависла в воздухе вместе с Кари, расставив руки, словно находилась в воде, — я не хотела, чтобы так вышло.


— Хватит Бэтли, — Корво осторожно снял её с шеи канарейки, — иди, скажи Лупо, что их командир очнулся. Она хотела с ним поговорить.


— Мам! Дядя Корво сказал, что командир очнулся! — та вприпрыжку убежала обратно в другой салон, весело хихикнув на прощание.


— Она слишком добрая, чтобы быть солдатом, — сказала, очнувшись от потрясения жёлтая беот, — как же…


— Да, слишком добрая, — кивнул, соглашаясь, ворон, прислушиваясь к шагам, — Лупо спасла Бэтли, когда её хотели деактивировать.


— Но за что?


— А вы ещё не поняли? — Корво нахмурился. — Скажем так… для анимагенов настали тяжёлые времена. Сейчас никто из нас не может чувствовать себя в безопасности.


Створка вновь открылась и в салон вошла стройная тёмно-серая волчица-анимаген, держащая за руку Бэтли, пританцовывающую рядом.


— Кто разрешил открывать ей рот? — угрожающе спросила она, смерив Корво холодным взглядом. — Ты опять самовольничаешь?


— Я не думаю, что она настолько опасна, чтобы затыкать ей клюв намордником, — возразил тот, повернувшись к ней, — в конце концов, она тоже беот, а ты знаешь…


— Если с этим возникнут проблемы, я спрошу с тебя, — она отпустила руку летучей мышки и подошла к ним, — кто из вас «командир»? Ты? — грозно взглянула она на оробевшую Кари.


— Он, — ответил вместо неё Корво, показав на Урси, всё это время прислушивающегося к разговору.


Лупо выключила силовое поле на его платформе и внимательно посмотрела в его глаза.


— Не похоже, чтобы он командовал, когда они пытались бежать, — хмыкнула она, нахмурившись, — с чего ты взял, что он командир?


— Так сказала Кари, — он метнул взгляд на торопливо закивавшую канарейку.


— Ладно, посмотрим, что он скажет, — она взяла его за оковы и рывком вытащила из антигравитационного поля, и медведь рухнул на колени перед Лупо. «Ничего, — подумал он, посмотрев на начищенные носы левесов, — я выдержу ваши пытки, что бы вы не делали!»


— Я освобожу твои ноги, — Лупо взяла со стены устройство, похожее на небольшой блестящий пистолет с воронкой вместо дула, — мы на высоте выше пятьсот метров, так что не вздумай бежать. Если твои движения покажутся мне слишком резкими, я вырублю тебя до конца полёта, понял меня? — холодно выговаривала она, отключая системы затворов оков на его ногах и снимая намордник.


— Я понял, — скованно кивнул он, поднимаясь с помощью Корво, — что ты хочешь от меня?


— Пошли, — она схватила его за шиворот и потащила к проходу откуда пришла, — у меня есть к тебе пара вопросов. Пока я не выйду, никому туда не заходить, ясно? — обратилась она к провожающим их взглядами, анимагенам.


В этом салоне, освещенного также скудно, как и предыдущий, стояло два жёстких тёмных дивана, полукругом расположенных по центру. На одним из них сидел рыжий антропоморфный пёс-анимаген, вопросительно посмотревший на вошедших Лупо и Урси. «Они совсем как мы, — мелькнула мысль в голове медведя, — такие же беоты».


— Пошёл вон, Кано, — рыкнула на пса волчица, — сейчас не до твоих шуток.


Поджав хвост, тот быстро прошёл мимо них, ничего не сказав и лишь бросив любопытный взгляд на медведя. С силой Лупо швырнула Урси на один из диванов, дав ему возможность принять сидячее положение. Убедившись, что тот не собирается сопротивляться и не предпринимает попыток к бегству, она медленно села напротив, буровя холодным взглядом жёлтых глаз. Молчание затянулось и Урси уже начал подумывать, что он должен что-то говорить, но Лупо, наконец, перестала его рассматривать.


— Ты знаешь, кто мы? — спросила она его бесцветным тоном, достав из-за пояса длинный десантный нож и проведя вдоль его лезвия кончиком пальца.


— Анимагены-беоты, — Урси сохранил свое хладнокровие при виде этого жеста, лишь немного сощурившись, — служащие «Новому Рассвету».


— Тогда ты знаешь, кто послал нас за вами.


— Эксплар, — он кивнул, — я удивлён лишь тому, что этого не случилось раньше.


— А я удивлена, что вы скрывались так долго. Не считая генератора помех на вашей машине, вы быстро перемещались с места на место. Слишком быстро для микроавтобуса марки ЭГ-501.


— Быстро? Мы всего лишь проехали до Локантака и сделали крюк через Некрет по дороге в Талтийский лес, — он мрачно усмехнулся про себя: «Да уж, сложно объяснить собственную глупость», — мы часто останавливались в деревнях и городах, да и двигались в основном по просёлочным дорогам.


Они вновь замолчали. Лупо отвернулась от него на лезвие ножа, перестав жечь взглядом. Хотела того волчица или нет, но Урси на секунду показалось, что в жёлтых глазах промелькнула грусть. «Значит мои догадки верны, — подумала Лупо, на секунду отвлёкшись от допроса, — кто-то в штабе специально давал неверные координаты беглецов. Но зачем?»


— Два месяца я собирала этих ребят по всем закоулкам базы, — она прислонилась к спинке дивана и сложила руки на груди, — каждый из них не продержался бы без меня и недели. Кто-то закончил бы жизнь в капсулах лаборатории, кто-то бы вечно гнил на складе. Я тренировала их, находила подход, строила тактику для каждого и подходящую всем. Пока не получила задание притащить знаменитых «Шестерых Неизвестных», которых искали наши отряды по всему континенту.


«Ну надо же, какая честь! — едва не усмехнулся медведь, сдержав себя. — А я-то уже начинал подумывать, что нас бросили искать. И что это за название: Шестеро Неизвестных?»


— Вот мне и стало интересно: как вам удавалось так долго скрываться? — повысила голос Лупо, увидев, что он отвлёкся. — И теперь я пришла к выводу, что кто-то в организации помогал вам всё это время. Поначалу я думала на старшего помощника Эксплара, Вестника, но именно он дал верные координаты. Если это не он, то кто же?


— Кто-то помогал нам? — приподнял бровь Урси.


— Отвечай на вопрос!


— Я… я не знаю! У нас нет друзей в «Новом Рассвете», и я даже не могу себе представить, кто бы это мог делать.


— Ты лжёшь! Информация, которую получали наши отряды, была искажена намеренно. И я не вижу для этого никакой другой причины, кроме как защитить вас.


— Но ведь даже если это так, то как этот некто мог знать наше положение без постоянной связи?


— Вот и я сначала подумала, что это кто-то из отряда разведки или спецназа. Кроме нас, в этом секторе находились только «Гамма» и погибшие «Тау». Но я сильно сомневаюсь, что Кроко или кто-то из его команды предатели. Учти, из-за вас погибли ни в чём неповинные беоты, а наша серия потеряла доверие в глазах Эксплара.


— Но я и правда не знаю, кто это может быть, — признался он, пожав плечами.


— Ты лжёшь, — голос Лупо оставался спокойным, но в нём послышались угрожающие нотки, — кто-то предал нашего Создателя, и я выясню, кто это! Но если ты не хочешь говорить, то, думаю, твои друзья окажутся более сговорчивыми. И не факт, что я не применю силу, — говорила она, ведя его обратно.


— Ты не посмеешь! — он впервые увидел на её морде скупую насмешливую улыбку. — Я рассказал тебе всё, что знаю, можешь пытать меня, но не смей трогать их!


— Это не тебе решать! — она рывком затолкнула его в салон, где стояли их тюремные платформы. — Если ты дорожишь своими друзьями, то у тебя хватит ума выдать предателя!


— Но я правда рассказал тебе всё, что знаю! — он налетел на Кано и Корво, удержавших его от падения. — Не смей!


— Может, эта курица знает больше? — Лупо подошла к насторожившейся Кари. — Анимаген может выдержать неимоверную боль, в отличие от человека. Посмотрим, сможет ли она не отключится, когда лишится зрения, — кончик ножа оказался в опасной близости от левого глаза Кари. Канарейка пискнула и вытянулась в струну, попытавшись отстраниться от лезвия.


— Не трогай её Лупо, — посерьёзневшим тоном сказал Корво, — ты же понимаешь, что она не может знать больше, чем её командир.


— А что «командир» на это скажет? — она повернула уши к Урси. — Надо ли мне её ослепить, чтобы у тебя развязался язык?


— Нет! Не надо! Не делай этого! — взревел Урси, рванувшись из рук Кано. Он вообще не имел привычки давать слабину, но сейчас жизнь его подруги висела на волоске, и он готов был на всё, лишь бы эта жестокая Лупо переключила внимание на него. — Мы ничего не знаем, клянусь!


— Мам, — за руку, в которой Лупо держала нож, схватилась Бэтли, заглядывая ей в лицо, — мама, не надо!


Тихий испуганный голос малышки вернул разъяренную волчицу в чувство. С некоторым ошеломлением и виной посмотрев в рыжие глаза летучей мышки, она убрала нож от лица Кари и отошла от платформы.


— Медведя заковать и поставить обратно, — глухо сказала она, опустив взгляд в пол, — остальным снять намордники, если только они будут вести себя тихо. Если попытаются сбежать — ударить парализатором. Всем всё ясно? — громко рыкнула она, вновь превращаясь в хищницу. — И не смейте к ним привыкать! Они уже обречены, — и с этими словами она покинула их, удалившись обратно в казарму.


Их полёт только начинался, и «Судья», шурша турбинами, прибавил скорости, разрывая облака своим чёрным телом.


***


Освещённый тусклым белым светом салон инструктажа, где «Сигма» разместили платформы с пленниками, стал ещё более тесным и даже душным. Металлические чёрные стены, пестревшие настенными ящиками и трубами, почти не отражали свечения от платформ, и Урси и Кари так и не смогли как следует разглядеть обиход этой части турболёта.


Первая половина дня прошла тихо. Израненные и сломленные друзья не спешили приходить в сознание, чем волновали Урси и Кари. До сих пор одетые в мокрые истрёпанные куртки, они безвольно висели, поддерживаемые антигравитационым полем, опустив головы. Корво, проведший за разговором с ними почти всё это время, вскоре ушёл в кабину пилотов. Поэтому Бэтли, которую теперь никто не ограничивал от общения с «новыми друзьями», теперь сидела перед ними, рассказывая о своём прошлом и постоянно спрашивая об их жизни в особняке. К удивлению друзей, анимагены в «Рассвете» никогда не выходили в человеческие города, и известие о том, что шестеро беотов столько времени провели без надзора среди людей, вызвало ажиотаж и множество слухов среди сообщества. А новости о том, что их не могут поймать даже специализированные отряды, придало им мистики. Отсюда и пошло название их компании — «Шестеро Неизвестных».


— Не злись, — виновато говорила Бэтли сердитому медведю, демонстративно отворачивающегося от неё, — Создатель не терпит, когда ему не подчиняются, поэтому нам пришлось это сделать. А ещё, Кано говорит, что если будешь долго хмурить брови, то у тебя следы на лбу останутся, — она со смехом нажала на его нос и зависла в поле антригравитации вместе с ним.


Без левесов с ионными двигателями, её лапки, стопоходящие по строению, заканчивались длинными цепкими пальцами. Благодаря такой анатомии, она могла зависать на потолке, как её органический сородич, а в данном случае на специальном турнике в казарме.


— Не подлизывайся, — отвернулся Урси, попытавшись вытолкнуть её из поля, но из-за отсутствия опоры лишь слегка дотронулся до улыбнувшейся мышки, — ты вообще должна нас держать под прицелом винтовки или чем там ещё занимаются надсмотрщики?


— У меня нет винтовки, — весело рассмеялась та, перевернувшись вверх ногами, — и я не ваш надсмотрщик, за вами должен был следить Кано, но он опять ушёл в казарму, смотреть как спит мама. Эх, опять ему достанется.


— Смотреть как она спит?


— Он втрескался в неё поуши, но боится ей в этом признаться! — Бэтли попыталась покинуть его платформу, но поле удержало её. Побарахтавшись так несколько секунд, она сердито фыркнула, и повернулась к медведю. — Но мама не такая злая, как могло показаться…


— Показаться? — даже Кари усмехнулась этому высказыванию. — Она мне чуть глаз не выколола!


— Она очень переживает за нас! — оправдывалась мышка. — Мама не хотела вам зла, но…


— Почему ты зовешь её матерью? — перебил её Урси. — Ты же анимаген! Разве анимагены могут быть родителями?


— Ещё как могут! — с жаром воскликнула та. — Мама отобрала меня у злых нотов, когда они хотели…


— Вынуть из неё душу, — договорила Кари, вспомнив слова Корво.


— Привязанность в благодарность за спасение жизни? — поднял бровь медведь.


— Нечто большее, — канарейка улыбнулась, обрадованная своей догадкой, — это любовь! То чувство, идущее из самой души, что описывал нам Мастер!


— Думаю, ты права, — кивнул тот, после некоторого раздумья, — душа — это не просто источник жизненной энергии, это ещё и источник всех чувств. Это любовь ребенка к матери, пусть и неродной! — он улыбнулся замершей Бэтли, внимательно слушающей каждое их слово. — Я даже не думал, что такое возможно!


— Я не понаслышке знаю, что значит любить, — Кари повернула голову в сторону висящего рядом лиса, — но любит ли её Лупо? Она не…


— Мама меня любит! — сердито воскликнула девочка. — Она просто не показывает свои чувства…


Но не успела Бэтли договорить, как в противоположном конце салона раздался электрический треск силового поля и крепкая ругань, доносящаяся из уст синей анимаген, пытающейся разорвать оковы.


— Хара проснулась! — Урси попытался привлечь её внимание руками. — Надо как-то сказать ей, что мы здесь, пока она не запаниковала!


— Хара! — Бэтли не постеснялась крикнуть во весь голос, приковав к себе взгляд испуганной и злой зайчихи. — Мы здесь! А Урси сказал, что у тебя талия стройная! И вообще ты самая лучшая!


— Кто бы ты ни была, передай, что я ему уши надеру за такие слова! — громко ответила та, ещё раз коснувшись силового поля. — Ай! Что это за штука такая?! Выпусти меня, слышишь?!


— Ничего я такого не говорил! Нашла, кому верить! — от возмущения медведь даже на секунду потерял дар речи. — Не шуми, а то тебя опять выключат!


— Вот теперь я тут устрою шуму! После таких слов-то! — она попыталась ещё раз пнуть невидимую стену, но лишь обожгла себе пальцы на ногах. — Что вообще происходит? Нас, кажется, взорвала та огромная корова и две мелких скотины.


Как раз в этот момент одна из «скотин», почти на цыпочках скользнул в салон и быстро отошёл от створки, чтобы она закрылись. Распахнутый до живота чёрный комбинезон обнажал его рыжую шерсть на груди, под которой едва виднелся какой-то символ. «Буква древнеархейского алфавита, — догадался Урси, разглядывая пса, — обозначающая имя их команды!». Это была обязательная процедура для всех беотов, на случай, если они погибнут в бою и их тела будет невозможно опознать. Такое клеймо же имелось и у Бэтли, невидимое под пушистой белой манишкой.


— Тихо ты! — зашипел Кано, отключая у платформы Хары поле, чтобы она могла видеть его. — Если ты разбудишь Лупо, нам всем влетит!


— Сейчас тебе от меня влетит! — яростно зарычала та на пса, попытавшись лягнуть его. — Ну-ка живо спусти меня отсюда!


— Ну почему все девушки на меня так орут? — сокрушённо вздохнул беот, доставая из настенного ящика намордник. — Если не прекратишь шуметь, я надену на тебя вот это! — он угрожающе потряс перед её носом прозрачной затычкой.


— Ой дурак… — только и сказал Урси, увидев, как сузились зрачки у Хары.


От такого количества матерных слов уши зажал даже Кано, позабыв о своем обещании и убрав намордник от греха подальше. Не то что, бы он боялся, но приказ не причинять вред анимагенам, явно собирающихся причинить вред ему, ставил его в ступор. А Хара всё не унималась, рассказывая ему обо всех преимуществах бессознательного состояния, куда он незамедлительно отправится, когда она выберется с этой платформы.


— Хара, успокойся, пожалуйста! — постаралась перекричать её Кари. — Ты же нас всех погубишь!


— Серьезно, лучше успокойся! — повысил голос Урси, нахмурившись. — Может, он и не наденет на тебя намордник, но оглушит точно!


— Да! — подхватил воодушевившийся Кано. — Оглушу! Хочешь обратно в своё «бессознательное»?


Злобно сверкнув на него глазами, та нехотя замолчала, повернувшись к бурому беоту.


— А это ещё кто? — она увидела предусмотрительно зажмурившуюся и заткнувшую уши Бэтли, которая висела рядом с медведем. — Тоже их пленница?


— Это мы её пленники, — ответил тот, облегчённо вздохнув, когда поток ругани прекратился, — давай ты успокоишься, и я всё тебе расскажу?


— Нет, пока, эта псина не уберется с глаз моих! — она свирепо взглянула на Кано.


— Я никуда не уйду, — тот посерьёзнел, — и вообще, ты не забывайся. Может, Лупо и дала вам послабление, но она также приказала мне выключать вас, если начнёте себя громко вести.


— Ты ещё не знаешь, что такое «громко»! — она задрала руки и попыталась дотянуться до верхней платформы. — Ну дай мне только слезть отсюда, я тебе задам!


— Всё, надоело! — он полез за парализатором на поясе. — Поспи ещё денёк, может, поумнеешь!


Створка двери в казарму раскрылась, и перепуганный Кано, решив, что это проснулась волчица, едва не приклеил парализатор себе на руку. Но это оказалась Лиззи, решившая проверить, кто издаёт такие ругательства. Как и все беоты, она являлась антропоморфом, лишь зелёный хвост рептилии увенчивался блестящим наконечником из складывающихся «лепестков», за которыми скрывалось её изобретение, да пальцы, по четыре на двухколенчатых ногах, оканчивались крупными тёмными когтями. Комбинезон был полностью застёгнут и даже воротник поднят до уровня подбородка, намекая на её замкнутость. Глаза на чёрном лице-экране внимательно и придирчиво осмотрели притихших друзей, пару раз мигнув и превратившись в ломанную зелёную линию.


— Бэтли, а ты что там делаешь? — удивилась она, замигав светодиодами в нижней части головы, увидев летучую мышку в поле платформы, зажимающую уши.


— Мы тут разговаривали, — сказала та, приоткрыв один глаз чтобы убедиться, что Хара замолчала, — а потом… ух! Из всех слов, что я услышала, самыми приличными были «хвост» и «пасть»!


— Иди к Лупо. Ты же знаешь, что она любит просыпаться с тобой на коленях, — Лиззи подошла к платформе Урси и вытащила её оттуда, — тебе же приказали, чтобы ты следил за ними! — повернулась она к Кано, когда девочка убежала в другой салон. — Почему ты позволил им шуметь?


— Ну хоть ты не начинай! — взмолился тот. — Мало мне Лупо, так теперь ещё и эта бешеная зайчиха на меня орёт и ты туда же собралась?


— Не будешь уклоняться от работы, — на экране ещё раз мелькнула ломанная линия, — Корво просил передать, что через час к нам подлетит турболёт-заправщик.


— Давно пора. Уже неделю летаем без перерыва.


— Я думаю, это слишком преждевременно. «Судья» вполне мог долететь до столицы на остатках, — она склонила голову, рассматривая устройство в руках Кано, — а это ты для кого приготовил?


— А, да это для зайчихи, — он вспомнил, что до сих пор держит в руках парализатор, — не будет вопить, как потерпевшая, — он поймал её испепеляющий взгляд.


Свет встроенных ламп мигнул и загудел, сообщая о перегрузке, но через некоторое время вновь затих, когда турболёт перешёл на дополнительные резервы топлива, загнав ёмкости с горючим в специальные пазы.


— Этот беот тоже проснулся, ты знаешь об этом? — Лиззи подошла к платформе с Лунксом, стоящей между Харой и Арги. — Только он притворяется, но мои датчики показывают, что он в сознании.


— Такая умная, да? — проворчал тот, нехотя открывая глаза. — Не хочешь выпустить меня и проверить, действительно ли я ожил?


— Нет нужды, — она не поняла сарказма, — пока мне не отдадут приказ, я никого из вас не выпущу.


— А я ещё говорил, что Вульпи бестолочь, — вздохнул Лункс, — остальные тоже здесь, я полагаю?


— Мы все тут, — ответил ему Урси, — и тоже заперты.


— Значит, поймали всё-таки, — рысь попытался разомкнуть оковы на руках, — где мы хоть находимся?


— На борту турболёта «Судья», — с гордостью произнесла Лиззи, — одного из самых совершенных и надёжных транспортов нашего мира.


— Не тебя спрашивают, — огрызнулся тот, — Урси, я ничего не вижу, что из себя представляет эта говорилка с датчиками?


— Меня зовут Лиззи Взломщик, — строгим тоном ответила та, отключая силовое поле, — между прочим, если бы я не взяла эти платформы, то вас бы выключили до конца нашего полета, что для ваших моделей было бы критично, — последнюю фразу она произнесла с некоторой усмешкой в голосе.


— А что у тебя с мордой? — удивилась Хара, перестав переглядываться с Кано смертоносными взглядами.


— Это очень интересная история! — обрадованная вниманием произнесла та. — Я сменила лицевую часть после неудачной попытки взломать учебную систему экспериментальным прибором, который я назвала «Игла Разума». Я создавала её в тайне, поскольку, согласно Приказу №23, беот не имеет права на изобретение или обладание устройства незарегистрированного в реестре устройств «Нового Рассвета». В результате несчастного случая, моё лицо парализовало мощным разрядом, но, благодаря робототехнику Сайану Кею, я смогла не только выдержать этот удар, но и добавить к своему телу функциональности! Теперь я усовершенствованная модель, в отличие от вас. Хоть я и вижу, что вас сделали вполне сносно по меркам стандартов робототехники, но всё равно видны явные недостатки в конструкции и устаревшие методы сборки.


— Сама ты старая! — возмутилась Хара. — Схватили нас, ещё и оскорбляют!


— Это не оскорбление, а констатация факта! — вскинулась Лиззи, видя, что её знания не оценили. — Хотя мы все 284-е модели, но сейчас даже мы устарели по сравнению с теми анротами, что производят робототехники «Нового Рассвета».


— И так всё свободное время, — проворчал Кано, убрав парализатор обратно, — твоя одержимость «совершенной» техникой, вообще никому не сдалась — какая разница, насколько новая модель? Функционирует же!


— Ну да, твои схемы сделаны явно из дерева! — две ломанных линии яростно сверкнули на её лице. — И ты всё равно функционируешь!


— Я уже обожаю эту безликую болванку! — усмехнулся Лункс, видя, как взбесился Кано. — Я даже больше скажу: у него явная задержка в развитии — где-то между включением и осознанием того, что он имеет динамики! Дальше дело, видимо, не пошло.


— Нет, вы сговорились что ли? — обиделся пёс. — Нашли робота отпущения!


— Пока Вульпи в отключке, мне нужен объект для едких издевательств и морального унижения, — зловеще рассмеялся рысь, — а поскольку вы поймали нас, то вам и терпеть меня, пока мы не прилетим. А куда, кстати, летим? — поинтересовался он у Лиззи. — Думаю, раз уж нам всё равно не сбежать, то хотя бы можно узнать пункт назначения?


— Эта информация, полагаю, может быть оглашена, — подумав, кивнула ящерица, — мы летим на главную базу «Нового Рассвета», расположенную внутри Восходной горы близ Великой столицы государства Нелия — Аполотон, названной в честь корабля Миртара Акти, адмирала экспедиции Эххи, прибывшей на Кайлити. Столица расположена у берега Сизого океана и уходит вглубь материка на три сотни километров. Географически, это идеальное место, имеющее как лесные массивы и горные гряды, так и путь по воде. Практичность применения новых технологий позволила…


— О, Технобоги, какая же ты нудная! — Повесила уши Хара, сморщившись словно от боли. — Как же утомительно тебя слушать! Неужели нельзя рассказать более живо и красочно?


— Художественный стиль изложения — это не рационально! — покачала головой Лиззи. — Деловая речь точно и понятно выражает всю мысль, которую я…


— Тогда просто замолчи, — вздохнул Урси, — я не вынесу этой пытки и издевательства над моим родным языком.


— Можно подумать, ты сможешь выразиться лучше! — на её экране промелькнула ломаная линия, означающая, что она разозлилась. — Я — боевой хакер и пилот, а не поэт. Мне ни к чему эта игра слов.


— Если бы только это было твоей проблемой, — усмехнулся Кано, — ладно, вернемся к вашим шумовым эффектам, — он посмотрел на Хару, — как насчёт того, чтобы пообещать мне, что будешь молчать?


— Как насчёт пожевать оголённых проводов?! — мгновенно вскинулась та.


— А если я…


— Слушай… Кано вроде, да? — перебил его Урси. — Давай лучше я ей всё объясню, меня она послушает.


— Я всё понимаю, все заняты выяснением отношений, — вставил свою реплику Лункс, — но кто-нибудь знает, что случилось с Ани и Фидой?


Они переглянулись. Нависло гнетущее молчание, нарушаемое лишь тихим шуршанием ветра на крыльях турболёта, да гулом полей ловушек.


— На меня не смотрите, я ничего не знаю ни про каких Ани, — тут же примирительно поднял руки Кано, почувствовав тяжёлый взгляд Хары на спине.


— Если вы про девушку, которая вас сопровождала, то мы не получали насчёт неё никаких приказов, — добавила Лиззи, — вероятнее всего, она осталась в Паларе.


Из соседнего проема в арсенал послышались гулкие шаги, и внутрь помещения протиснулся здоровяк Минот, как обычно молчаливый и грозный. Окинув взглядом собравшихся беотов, он прошагал до стойки проектора посередине салона и вопросительно посмотрел сверху вниз на Лиззи.


— Через десять минут, — сказала ему та, каким-то образом догадавшись о его немом вопросе, — иди в казарму, я сейчас подойду.


— Командир спит, — промычал он, замотав головой, — не хочу будить.


— Придётся, — пожала плечами ящерица, — в арсенале слишком мало места, а здесь слишком шумно. Сам знаешь, эти процедуры требуют максимальной концентрации как с моей стороны, так и с твоей.


— Это они про рекон… рекогфо… — хотел было объяснить Кано, но Лиззи сердито сверкнула на него ломанной линией.


— Реконфигурация процессора во включенной системе с минимальным энергопотреблением, — выдала она, под болезненный стон пса и зайчихи, — что? Это самое оптимальное объяснение для вашего понимания.


— То есть, это ты ещё «просто» выразилась?!


— А почему вы так все боитесь эту Лупо? — удивилась Хара. — Такая крутая, что даже этот здоровый парень не хочет с ней связываться?


— Это наш командир, — кивнул Минот, сузив свои, и без того маленькие глазки, — она смелая!


— Она умная! — подтвердила Лиззи. — И это не страх, а уважение.


— Она просто красавица! — добавил Кано. — Ну и сильная, конечно же! — смутился он взглядам остальных.


***


На высоте выше пятьсот метров небо выглядело совсем иначе. Вместо сплошной серой пелены, вокруг раскинулись бесконечные белые облака, озарённые золотистым светом зимнего светила. Словно мягкая перина, они расстилались перед летящим турболётом, таким неестественным в картине из золотых и белых красок и фона ясного голубого неба. Хотелось пригладить рукой эти дивные завихрения, упасть и провалиться в мнимую нежность облаков, но нельзя — ими можно только любоваться, сидя перед иллюминатором и размышляя о неповторимой красоте природы, создавшей с помощью людей более совершенный вид жизни — анимагенов. Так думал Корво, задумчиво взирая на небесные просторы. Как командир отряда, он был знаком с лётным делом и умел управлять турболётом. «Мы совершаем столько ошибок, — он на пару секунд прикрыл глаза, — сколько ещё жизней нужно пожертвовать, чтобы сохранить нашу тайну? А что же с нами будет, если ничего не выйдет?» Он никому не рассказывал, что случилось тем днём, когда он покинул свою старую команду, чтобы позже вступить на более опасный и тернистый путь. Когда ему рассказали о правде, он поначалу не принял её и испугался, и лишь потом понял, что другого пути у них уже нет. И судьба «Тау» стала для него прекрасным тому подтверждением. По официальной версии, их подбили «Хранители» над Овелаком, однако Корво теперь знал — всё было совсем не так.


Его воспоминания о минувших днях прервал писк входящего сигнала. Они пролетали рядом со снабженческим форпостом «Рассвета», который располагался в одной из гор Кольца Мерати. Эксплар, получив их сообщение о взятии беглецов, решил, что их полёт не должен прерываться на такую мелочь как отсутствие горючего, и поэтому к ним, разрывая безмятежность зимнего неба, медленно приближался заправочный турболёт, похожий на большую чёрную сливу с шестью круглыми турбинами по бокам овального корпуса.


— «Клёст» — «Судье», как слышите меня, приём? — раздался трескучий голос в наушниках ворона. Практически все базы организации теперь обслуживали анимагены-анроты, возрождённые из старого персонала.


— «Судья» на связи, слышу вас отлично, — Корво начал снижать тягу, — готовы принять горючее.


— Можно вас поздравить с удачной охотой, «Сигма», — весело сказал пилот заправщика, — всё-таки сделали то, что не смогли остальные. Даже не верится, правда, что поймали самих Шестерых Неизвестных, а?


— Благодарю вас, — ворон улыбнулся, — и действительно, я не ожидал, что мы их найдём. — Однако эту фразу он произнёс уже без улыбки.


Оваловидный турболёт завис над «Судьёй», выпустив из своего брюха длинную трубу с герметичным затвором на конце. Из хвоста десантного транспорта, немного дальше от спойлеров, раскрылось гнездо топливного бака, и оба аппарата начали увлекательную для пилотов игру «попади полуметровым стыком в отверстие десять на десять». К счастью, инженеры прошлого давно решили эту проблему магнитами и через пять минут тыканья в небо, «Судья» жадно принимал из недр «Клеста» прозрачную неактивную плазму, наполняя баки.


— Давно пристыковались? — сонным голосом спросила вошедшая в кабину пилотов Лупо, поправляя растрепавшиеся волосы. — Что-то я слишком много стала спать.


— Полезно для механизма, — Корво коротко взглянул на неё, — нет, всего минуту назад. Остальные пленники проснулись.


— Я слышала, — она надела наушники, слушая эфир, — зайчиха и рысь слишком разговорчивые, не нравится мне это. Если они продолжат свой митинг, я их вырублю.


— Это необязательно. Я с ними поговорю, и они успокоятся.


— Знаешь, Корво, меня начинает напрягать то, что ты так беспокоишься об этих недотёпах.


— Мы все беоты, Лупо, — великодушно рассудил тот, — не стоит так пренебрежительно относиться к себе подобным. На этой планете уже есть один вид живых существ практикующий подобное поведение, и ничего хорошего в этом нет.


— Они смертники, Корво, — ответила, поразмыслив, волчица, — и их приговор подписывала не я и не ты, сам знаешь. Мы всего лишь исполнители, не более.


— Нет. Такое мнение слишком узко, — позволил себе сделать ей замечание ворон, — мы — гораздо большее чем, просто анимагены на побегушках…


Вдруг радар, большой круглый экран над головами пилотов, обеспокоенно замигал, и на краю его красного круга показались пять жёлтых треугольников, быстро приближающихся к ним.


— Внимание всем бортам! — грянул голос диспетчера форпоста, тревожно прошелестевшего помехами. — В воздухе замечены пять перехватчиков класса «Месть», всем немедленно идти на посадку!


— «Хранители»! — вскрикнул пилот заправщика. — Извините ребята, но надо делать ноги. Перекрыть поток! Начинаю расстыковку!


— Пристегнись! — крикнул ворон напрягшейся Лупо. — Всем занять свои места! Включаю активное маскировочное поле! — оповестил он по общей связи, переключив пару тумблеров и дёрнув за большой рычаг слева от себя.


Корпус «Судьи» вздрогнул и его охватили невидимые волны, сливающиеся в сферу, наподобие мыльного пузыря, которая искажала пространство вокруг. Пара секунд, и поле полностью скрыло турболёт, лишь шуршание четырёх округлых турбин говорило, что он продолжает полёт.


— Надеюсь, проскочим, — тихо сказал Корво, переключая двигатели на «холодный» режим, чтобы их не обнаружили по тепловому следу, — честно говоря, я не думал…


Турболёт потрясла мощная ударная волна, а справа от них взметнулся шар рыжего пламени. Медлительный «Клёст» не успел улететь от внезапно появившихся врагов и теперь орошал землю под собой горящими обломками. А мимо них, пронзая облака, пронеслись два виновника их проблем — ромбовидные перехватчики с изогнутыми хвостами, на серебристых крыльях которых они успели различить серебряный щит с белым хохлатым голубем и мечами, на фоне красного светила.


— «Хранители Жизни»! — Лупо взглядом проводила перехватчики, которые вновь скрылись в облаках. — Откуда они здесь?


— Может, патруль? — Корво пристально следил за радаром. — Но они далеко забрались от своих владений. Мы недалеко от базы рядом с Даэлаком… Они возвращаются! — на этот раз даже всегда спокойный ворон взволнованно сжал штурвал.


Пять треугольников, перегруппировавшись, вновь развернулись к ним, быстро сокращая расстояние. Оглушительный сигнал тревоги раздался по всему турболёту, сменив тусклый белый свет его салонов на красный.


— Тревога! Ракета приближается! — оповестил «Судья» равнодушным электронным голосом. «Рассвет» не хотел ставить каждому транспортнику искусственный интеллект, поэтому словарный запас турболёта ограничивался лишь парой фраз.


— Они нас видят! — Корво резко увёл машину вниз. — Хорошо хоть ракеты у них без наведения!


— «Судья» — «Куполу»! — Лупо не обратила внимания на его реплику, прижав наушники к голове. — На нас напали, нужна защита истребителей!


— «Купол» — «Судье»! — мгновенно ответил ей чёткий голос девушки-диспетчера. — Мы засекли ваш сигнал. Звено «Тиран» поднимается в воздух, расчётное время встречи — десять минут!


— Десять минут слишком много! — Корво вновь уклонился от ракеты, но один из перехватчиков открыл огонь из импульсных орудий. По корпусу пронёсся ряд взрывов, но «Судья» устоял — крепкую броню десантного турболёта было не так-то просто пробить. — Маскировочное поле уничтожено, мы не продержимся и пяти минут! — один из выстрелов попал прямо в генератор маскировки и тот, полыхнув огнём, разорвал невидимую пленку, проявляя небу чёрный корпус.


— Придётся! — волчица схватила второй штурвал — её, как командира, тоже обучили азам летного дела.


А в салоне инструктажа теперь царила паника, исходящая главным образом от Кари. Никто из пленных не верил в свою смерть от рук «Сигмы», но когда за бортом раздались взрывы, и возникла реальная угроза, что их собьют, жёлтая анимаген не выдержала и заплакала. «Это опять происходит! — думала она, не в силах даже кричать. — Опять! Они жаждут нашей смерти! Они ненавидят нас!» А перехватчики, входя во вкус, всё больше и больше увеличивали количество выстрелов, разрывая на части горящий турболёт.


— Неужели нельзя было по земле нас похитить?! — рычала Хара на Кано, держащегося за поручни на проекторе. — Что теперь? Всё, прилетели, спецназовцы конченые?!


— Это ещё не конец, нам просто поцарапали внешнюю обшивку, — в лицо Лиззи, стоящей у панели управления у створки арсенала, брызнули искры, — ничего страшного…


Как раз в этот момент один из перехватчиков решил, что эту игру пора заканчивать и навёл свои орудия на верхнюю левую турбину аппарата. К счастью, основной залп пришёлся на пилон двигателя. Обильно заискрив проводкой, рваная пробоина начала испускать густой чёрный дым. Держась теперь на одних лишь трубах и кабелях, турбина опасно закачалась, и, уже не сдерживаемая ничем, начала вываливаться из разрушенного пилона.


— Левый верхний двигатель подбит! — Корво едва выровнял штурвал, чтобы «Судья» не ушёл вниз штопором. — Мы падаем!


Оставляя чёрный след на белоснежных облаках, транспортник начал стремительно снижаться, обстреливаемый со всех сторон увлёкшимися стрельбой перехватчиками. Ракеты они неблагоразумно спустили на заправщик, поэтому теперь довольствовались только основными пушками, медленно уничтожая турболёт.


— Ну где эти истребители?! — Лупо изо всех сил вцепилась в рукояти, обливаемая искрами с панели. «Мы не можем погибнуть вот так! — злобно подумала она, изо всех сил сражаясь за свою жизнь и жизнь команды. — После всего, что мы прошли, мы не можем погибнуть так глупо!» — Минот, готовь энергоустановки! Лиззи, почему не активировались аварийные магниты на подбитом двигателе?


— Автоматика повреждена! — ответила та по встроенной в маску гарнитуре, подсоединившись к эфиру. — Я пытаюсь активировать их вручную! — она раскрыла лепестки на кончике хвоста и резко воткнула тонкую блестящую иглу в привод панели, пытаясь настроить повреждённую машину.


— Готов! — гигант быстро прошёл в арсенал и приготовил ракетницы-минометы, закинув и закрепив весь комплекс себе на спину. — Жду приказа!


— Кано, обвяжи его тросом и держи что есть сил! — в этот момент Лупо почувствовала, что она, наконец, в своей стихии. — Закороти створки, чтобы они не мешали. Минот, подойди как можно ближе к выходу, и по моей команде готовься дать залп! Жди!


Створка арсенала поползла вниз, и в салонах, теперь открытых настежь, мгновенно поднялся шквальный ветер, выдувающий все незакрепленное к полу оборудование наружу.


— Жди! — перехватчики уклонились от вывалившегося из салона мусора, вновь пристроившись им на хвост. — Огонь!


Из двух энергоустановок, закрепленных на плечах Минота, с глухим свистящим звуком и яркой вспышкой вылетели два белых снаряда. Подлетевший слишком близко «Хранитель» поздно понял свою ошибку — от одной энергоракеты он успел уклониться, но тут же напоролся на вторую. Раздался взрыв, и перехватчик превратился в огненный шар, брызнувший обломками в разные стороны.


— Есть один! — доложил Минот, отступив от закрывающейся створки. — Перезаряжаюсь.


Урси и остальные, с напряжением следившие за развитием событий, облегчённо вздохнули — противники, протрезвев от гибели товарища, на какое-то время отстали от них, но лишь для того, чтобы обрушить шквальный залп по хвосту. От такого напора, испещрённая взрывами обшивка начала плавиться, обнажая внутренности турболёта. Что-то заискрило в проводке в стене арсенала, и створка наружу безвольно повисла, более не подчиняясь механизму. Свет в салоне погас, и теперь гудящее от потока ветра пространство вокруг освещалось лишь тусклой подсветкой тюремных платформ.


И вот настал момент, когда осколок брони транспорта, вырванный взрывом, сорвался и залетел прямо в правый двигатель. Раздался громкий хлопок, и «Судья», накренившись хвостом вниз, начал неконтролируемое падение, с громким гулом тормозя оставшимися двигателями, из которых Корво и Лупо выжимали всю мощность. Но торжество «Хранителей» длилось недолго — двое из них мгновенно отправились вслед за погибшим товарищем на землю, подбитые ракетами от подоспевших трезубчатообразных истребителей «Рассвета», вынырнувших из облаков и тут же завязав бой с оставшимися.


Трос в руках Кано натянулся струной, удерживая Минота от падения. Сам пёс, расставив ноги, упёрся в косяки проёма в арсенал и изо всех сил вцепился в него, скрипя сжатыми зубами.


— Я его не удержу! — крикнул он Лиззи, теперь лежавшей на боку и до сих пор пытающейся починить хотя бы один из двигателей. — Помоги мне!


— Если я брошу панель, то не восстановлю турбины! — на её экране теперь постоянно мерцали три волнообразных линии. — Я не могу!


— Бэтли! — Урси, который из-за поля антигравитации не был подвластен падению, увидел сжавшуюся перепуганную малышку, всё это время дрожавшую в углу. — Выпусти нас! Мы вам поможем!


Но та лишь испуганно посмотрела на него, не в силах пошевелиться. В такой переделке ей ещё не доводилось бывать. Взрывы, крики и свист ветра настолько ошеломили девочку, что она не смела пошевелиться, закрывшись руко-крыльями.


— Бэтли, милая моя! — как можно нежней заговорила Кари, перед угрозой смерти вновь отринувшая страх. — Не паникуй, просто отключи наши платформы. Мы поможем вам, и всё будет хорошо! Мне тоже страшно, — она хотела протянуть к ней руку, но вспомнила, что до сих пор в оковах. Почему-то сейчас её наполняла такая решимость, порождённая страхом, что она почти не соображала, что говорит. — Разве ты не боишься, что твои друзья погибнут? А мама? Она тоже погибнет, если ничего не предпринять! Давай же, освободи нас!


— Я… Я боюсь! Боюсь! — пискнула та, но ласковый голос Кари возымел действие — тихонько скуля, Бэтли с помощью своих маленьких цепких коготков на пальцах, поползла наверх, к панелям платформ. Схватив зацепившийся за провод магнитный блокиратор, она прикоснулась им к оковам жёлтой анимаген, освободив её конечности.


— Ну же, маленькая, давай, не подведи нас, — молила канарейка, глядя, как та быстро набирает код, отключая антигравитацию, — ещё чуть-чуть!


Шум отключаемой платформы растворился в рёве ветра, и беот стукнулась ногами об стену, теперь ставшую полом, а Бэтли тут же начала освобождать Урси.


— Что происходит? — Арги, только что очнувшись, увидела перед собой перевёрнутое испуганное лицо Кари перескочившей к их стене. — Что за… мы падаем? — через открытый проём, куда всеми силами старался не упасть Минот, виднелась приближающаяся поверхность.


— Бэтли, как отключить силовое поле? — крикнула та мышке, теперь открывающей оковы Лункса и Хары.


— Я не знаю! — к своему ужасу, она вспомнила, что не знает коды. — У них другие пароли!


— Урси, дай мне пистолет! — рысь, совсем обрадованный перспективой погибнуть в беспомощном положении, решился на отчаянный шаг. — У Кано в кобуре, видишь?


Пёс, полностью сосредоточенный на том, чтобы не выпустить из рук трос, даже не заметил, как Урси молниеносно вынул у него из-за пояса оружие и кинул прямо в освободившиеся руки Лункса. Коротко пискнув, Бэтли шарахнулась в сторону, но он даже не обратил на неё внимания. «Да как же тебя активировать? — он лихорадочно начал нажимать на все кнопки, что находились на корпусе оружия. — Есть!» Пистолет сверкнул голубыми индикаторами, и Лункс навёл его на основание платформы. Звук выстрела, вспышка, и он едва не упал в поле платформы Арги, сосредоточенно изучающей панель, за которой возилась Лиззи.


— Я поняла! — попыталась она перекричать нарастающий гул — оставшиеся двигатели работали на износ. — Тебе надо перезагрузить генератор, тогда автоматика восстановит двигатели!


— Я знаю, но я не смогу дотянуться до второй панели! — ответила ей ящерица, прижавшись к стене. — Необходимо дернуть два рубильника одновременно!


— Выпусти меня, я знаю, что делать! — лисица вскрикнула, когда Лункс выстрелом разорвал замки её оков. Ещё пара выстрелов, и она уже сидит на корточках напротив Лиззи, что-то быстро переключая и разрывая оголённые провода.


Между тем трос начал разрываться. Минот неуклонно соскальзывал вниз, отчаянно пытаясь зацепиться хоть за что-то. Бык отчаянно боялся высоты, хоть и не подавал виду. Но сейчас он громко взревел, когда почувствовал, что опускается всё ниже. Они подлетели совсем близко к земле, и отсюда уже можно было различить верхушки гор и плато, куда ещё не ступала нога человека. «Нет! Нет, дружище я тебя не отпущу!» — техномышцы Кано накалились от перегрузки, когда он почувствовал, что напряжение троса ослабло. Открыв глаза, он увидел, как две пары рук рядом с ним, тянут Минота обратно в салон.


— Ну помогай, чего замер? — яростно рыкнул на него Лункс. — Хара, лови конец! — он вывернулся и швырнул освободившийся кончик троса в руки зайчихи, усевшейся на опору проектора.


— Что вы делайте? — опомнившийся пёс с утроенной силой потянул на себя рвущееся крепление.


— Вас спасаем, не видно, что ли? — донёсся сверху голос зайчихи. — Эта штука не выдержит его веса! — предупредила она, почувствовав, как накренилась её опора.


Но Минот уже ухватился за косяк створки в салон, мёртвой хваткой вцепившись так, что погнул металл.


— Готова? — Арги, наконец, удалось разобраться в системе распределения, и она схватилась за большой рубильник у самого низа панели. — На счёт три!


— Раз! — Лиззи повторила её жест, с ужасом глянув на приближающуюся скалу.


— Два!


— Три!!! — громкий щелчок и гул двигателей турболёта утих.


На пару секунд в кромешной тьме салонов транспорта наступила тишина, взорвавшаяся в мощный рык заново включённых двигателей. Корво и Лупо, не прекращавшие всё это время попыток вытащить турболёт хотя бы в горизонтальное положение, едва не выпали из сидений, спасённые ремнями безопасности.


— Оставшиеся двигатели работают на половину мощности, — ворон быстро начал опускать нос транспортника, — выравниваю…


— Это будет жёсткая посадка, — только и сказал Лункс, под мощный аккорд столкновения брюха «Судьи» и камня. Не удержавшись, он, выпустив из рук ненадёжный поручень в виде ручки платформы, полетел в открытую створку мимо Минота. Он уже выпал из транспортника, когда почувствовал, как что-то металлическое зацепилось за его куртку. Повернувшись, рысь увидел высунувшегося наполовину из проёма и вытянувшего руку Вульпи, метнувшего в него свой крюк. Балансируя на краю шатающейся створки, Лункс медленно попятился назад в арсенал, когда турболёт вновь тряхнуло и его подбросило в воздух. Последнее, что он запомнил в тот момент, была летящая в его голову тюремная платформа, не желающая расставаться с пленником.


========== Глава V. Волчья охота ==========


Промёрзшие серые камни неприступной стеной окружали выступ, на котором лежал дымящийся турболёт команды «Сигма». Они не долетели до обрыва в бело-зелёную пропасть всего пары метров, остановившись у самого края скалистого утёса. Однако, несмотря на тяжёлые повреждения, «Судья» сумел не развалиться при касании, лишившись только двух турбин, всех стёкол и створки арсенала. Корпус турболёта оказался испещрён и расплавлен от интенсивного огня. Он едва продержался три минуты прежде чем рухнуть вниз, но и этого времени хватило, чтобы дождаться помощи от истребителей, которые прогнали уцелевших налётчиков прочь.


Несмотря на то, что горы Кольца Мерати не чета Роронским, они всё равно были очень высокими. Разряженный свежий воздух ледяным потоком проникал внутрь механизмов анимагенов, вымораживая воздуховод. Однако кристальную чистоту вершин Кольца Мерати теперь осквернял запах палёной резины и металла — от воздушной битвы на «Судье» загорелась проводка и взорвались двигатели, чадя в небо чёрными струйками из осиротевших пилонов. Останков самих турбин нигде не было видно — вероятно, они разлетелись на клочки или упали вниз, на сосны Талтийского леса и синевшие ленты дельты рек Тоту и Нава. А вдалеке, за туманным горизонтом, сияли сизые небоскрёбы столицы южного округа Нелии — Даэлака. Озарённые восходящим Ольмиром сизые шпили с покатыми крышами уже горели золотым огнём. Казалось, город опоясали металлические кольца — электромагнитные дороги для скоростных поездов, растянувшиеся по всей его площади, и сверкающие шарообразными вокзалами. Откуда-то с аэропорта взлетел в воздух сигарообразный самолёт с длинными крыльями, направляющийся на восток, загудели по реке роботы-ледоколы, похожие на небольшие катера с острыми секирообразными носами. Голубое свечение уличных фонарей постепенно пропадало, но не так быстро, чтобы уступать дневному свету свою власть.


Отсюда, с утёса высокой безымянной горы, где лежал разбитый турболёт, можно любоваться открывшимся видом долгое время, но именно его сейчас не было у получивших шанс на побег друзей.


— Скорее! — тихо зашипела Хара, помогая Кари и Арги вылезти из-под обломков тюремных платформ. — Надо бежать пока они вырубились!


— Куда? — непонимающе спросила канарейка, пытаясь сообразить, что случилось. Недавняя встряска и падение с почти километровой высоты выбили из неё понимание происходящего, но сознание медленно возвращалось к ней.


— Да куда угодно, лишь бы подальше от этих чокнутых «Сигма»!


Хара даже не отключилась, когда они упали, потому что когда «Судья» ударился первый раз о скалу, её отшвырнуло обратно в антигравитационное поле, которое и погасило весь удар. Однако сама платформа не выдержала столкновения и раскололась надвое, искря и щёлкая сполохами в углу.


— Надо найти остальных, — с трудом произнесла Арги, схватившись за стенку, когда зайчиха помогла ей встать. Белая куртка и перчатки, так изящно смотрящиеся на ней раньше, сейчас приняли жалкий обтрёпанный вид, разорвавшись и обуглившись в нескольких местах. Но именно их прорезиненная основа спасла её руки от разряда, когда проводка вспыхнула высоковольтной искрой. С сожалением стянув их, лисица внимательно осмотрела свои кисти, пригладив растрёпанную чёрную шерсть.


— Бэтли, — Кари увидела мышку, придавленную оторвавшейся панелью с потолка. Её глаза были открыты, но радужка не светилась оранжевым светом, что означало, что её система отключена, — надо помочь им! — в проходе в арсенал она заметила лежащих на полу Кано и Лиззи.


— Нельзя, — Хара решительно потянула её за собой прочь из турболёта, — надо убираться отсюда, пока есть возможность!


— Не шумите, — Арги осторожно перешагнула через растянувшегося вдоль стены Кано. Пёс, когда они рухнули, успел вонзить тесак в пол транспортника, чтобы не вылететь наружу, да так и остался лежать, оглушённый сильным ударом головой о стенку.


Оружие и экипировка, как ни странно, остались лежать в своих гнёздах за защитными металлическими экранами, которые Минот бережно и надёжно закрепил ещё в полёте. Сам бык лежал неподалёку от турболёта с частью створки транспортника. Должно быть, он вылетел наружу в самый момент удара, раз оказался рядом с местом падения, а не на острых скалах, что возвышались над ними. Его энергоустановки остались невредимыми, лишь немного сместились со спины к голове, придавив хозяина тяжёлыми стволами.


Прихрамывая, Арги вышла из недр транспортника и болезненно зажмурилась от утреннего света уходящей на юг серой пелены над ними. В нос тут же ударил морозный воздух, и ледяной ветер неприятно засвистел в непроизвольно дрогнувших ушах. Поёжившись, лисица зябко обхватила себя за плечи и поджала испачканный чем-то чёрным хвост. Первое, что она заметила, был рыжий клок шерсти на остром камне у самого края обрыва слева от турболёта. Не дожидаясь пока Хара и Кари выйдут из арсенала, она подошла к находке и опустилась на колени. К своему удивлению, Арги обнаружила, что её ноги до сих пор с трудом передвигаются, болью отдаваясь по всему телу. «Должно быть, я сильно повредила коленки, — решила она, осторожно выглянув вниз, — только бы ничего не сломалось… иначе далеко мы не уйдём».


— Хара, быстрее сюда! — шёпотом крикнула она зайчихе, махнув рукой. — Нужна твоя помощь!


Вульпи висел на крохотном выступе из отвесной скалы, не в силах придумать, что ему делать дальше. Его рот оказался до сих пор заклеен намордником, поскольку Кано так и не догадался подойти к нему раньше, и теперь лис смог лишь радостно замычать, завидев знакомые лица подруг.


— Похоже, там ещё и Лункс, — заметила Кари, посмотрев ниже. Там, раскачиваясь на ветру, висел рысь, которого Вульпи успел подцепить крюком за куртку. Несмотря на то, что лезвие проткнуло воротник насквозь, расходящийся шов одежды можно было заметить невооружённым глазом, — а где же тогда Урси?


— Поищи его, — попросила Арги, попытавшись дотянуться до Вульпи. Однако длины её руки не хватило даже для того, чтобы коснуться его пальцев, — не выходит, попробуй ты, — она взглянула на Хару.


Синяя беот ростом была немного выше белой лисицы, но даже она смогла лишь дотронуться до шерсти руки лиса. Почесав затылок, Хара расправила уши и волосы, сняв шапку, и тряхнула головой.


— Надо палку какую-нибудь, — изрекла она, прикинув расстояние, — так мы их не достанем.


— Надо использовать Лункса, — придумала Арги, наморщив лоб, — Вульпи подтянет его на крюке, и мы вытянем обоих.


— Только как докричаться до него? Он, кажется, без сознания, — судя по безвольно висящим конечностям, рысь ещё не пришёл в себя после встречи с тюремной платформой, не зная, в каком незавидном положении он сейчас находится.


Что-то заскрежетало позади них, и обе беот встрепенулись, подскочив на ноги, но это была всего лишь Кари, которая виновато вжала голову в плечи и медленно опустила оторванную створку арсенала обратно на камни. Ей показалось, что Урси придавило этим искорёженным листом бастума, но медведь обнаружился под левым лжекрылом турболёта. Никто не мог предположить, как он там оказался, но он уже приходил в себя, морщась от боли в спине и шее.


Между тем, Вульпи, слушая план Арги и Хары, попытался втянуть в себя трос на котором висел Лункс, но лебёдка на таком морозе замёрзла и с трудом вращалась внутри предплечья анимагена. Чувствуя, как пальцы от холода сливаются воедино с камнем, лис попытался подтянуться, чтобы хоть как-то встряхнуть затёкшие суставы. Но едва он пошевелился, как раздался неприятный каменный треск. С ужасом посмотрев на замерших в оцепенении Хару и Арги, Вульпи только и успел мысленно произнести: «Гадство!» как камень раскрошился под весом двух анимагенов. Даже Хара не смогла сдержать крик, когда увидела, как рыжий беот падает вниз, лихорадочно пытаясь переключить освободившуюся руку на крюк, но из-за того, что он слишком долго провисел на холодном ветру и морозе, механизм заклинило, и у него это не получалось сделать. Пара секунд, и они скрылись за лёгкой дымкой над лесом внизу, всколыхнув её словно воду.


— Вниз! Быстрее! — Арги первая очнулась от шока от увиденного и рванула к скалам у края утёса.


— Куда? Что случилось? — поднимающийся на ноги Урси только успел заметить, как Хара бежит вслед за исчезнувшей среди скал белой лисицей, когда услышал звон падающего стекла со стороны носа «Судьи». «Лупо! — генератор внутри него дал перебой. — Зачем мы опять разделились? Так нас легче поймать…»


— Что они делают? — Кари заметалась, глядя то на уходящих Арги и Хару, то на судорожно раздумывающего Урси, который продолжал стоять на месте у входа в арсенал турболёта. — Что нам делать?


— Так! Спокойно! — он ещё раз оглянулся на крышу транспортника, уже слыша, как кто-то выбирается из кабины пилотов. — Надо идти за ними! Не знаю, что они выдумали, но порознь нас быстро найдут и пленят.


Он в два прыжка подбежал к спуску, куда ушли Арги и Хара, и со стоном, полным боли и отчаяния, полез вперёд, сетуя на то, что у него такие косолапые ноги. За ним, съёжившись от страха и непонимания, поплелась Кари, так же неуверенно и осторожно спускаясь по камням вниз. Но прежде, чем они скрылись за скалами, она успела заметить двухметровую фигуру на крыше турболёта. «Он видел нас! — с ужасом поняла канарейка, когда Корво, так пристально провожавший их взглядом, демонстративно отвернулся. — Но сделал вид, что не заметил… но почему?»


***


— Это был мой самый ужасный полёт, — Бэтли аккуратно обходила разбросанные по всему салону куски металла и свисающие искрящие провода. — Кано, как ты? — она склонилась над сидящим у стены на полу арсенала псом, бесцельно смотрящим в одну точку перед собой.


— Бывало и лучше, — он пошевелился и даже попытался улыбнуться её пушистой мордахе, — знаешь, у меня вся жизнь перед глазами пролетела. Я, кажется, даже что-то из этого понял.


— Мы все едва не погибли, — раздался голос Корво снаружи турболёта, — но, вроде бы, всё обошлось.


— А где наши новые друзья? — Бэтли осторожно прошла через искрящую створку в арсенал. — Они ушли?


— Думаю, да, — ответила Лиззи, полностью погружённая в работу по восстановлению своего турболёта, — Минот, ты нашёл остатки турбин?


— Неа, — громыхнул тот, деловито пытаясь приделать створку арсенала обратно, вооружившись высокомощным ионным резаком.


— Плохо, — на лице-экране ящерицы вспыхнула ломанная линия, — но даже если бы мы нашли их, вряд ли бы у нас хватило ресурсов, чтобы взлететь.


— Можешь об этом не переживать, к нам уже вылетели ремонтники, — ответила ей по внутренней связи Лупо, оставшаяся в кабине пилотов. В отличие от остальных салонов, эта часть транспортника пострадала меньше всего, из-за внутренней противоперегрузочной системы, впитавшей в себя всю силу удара.


«Судья» так и не смог толком взлететь после перезапуска генератора — слишком близко к земле активировались турбины. В итоге транспорт оставил на теле планеты нехилую борозду и теперь лежал на камнях, почти над обрывом, за которым расстилались две реки и Талтийский лес. Минот, дробя тяжёлыми копытами мелкие камни, быстро потопал за куском створки неподалёку, и вытянув шею, посмотрел на виднеющийся вдалеке Даэлак. «Люди создали так много техники, — подумал он, возвращаясь к своему занятию, — но так и не научились ей управлять».


— Они не могли уйти далеко, — створка в салон инструктажа открылась, и оттуда вышла Лупо, поправляя гарнитуру в ухе, — эвакуатор уже вылетел из «Купола», хватит возиться с этим, — раздражённо сказала она Миноту и Лиззи, — экипируйтесь и готовьте тросы. Мы идём по следу беглецов.


— Что? Сейчас? — удивился Корво, спрыгивая с крыши позади неё. — Мы ведь упали с пятисотой высоты…


— У кого-то есть существенные повреждения? — нарочито громко спросила она, даже не глядя на замершую команду.


Но те промолчали, не рискуя возражать и, тем самым, почувствовать гнев разъярённой волчицы. Её сильно разозлило то, что добыча ушла прямо из их рук, и она решила во что бы то ни стало вернуть беглецов, пока те вновь не скрылись на просторах Нелии. «Если о нашем провале узнает Эксплар… — подумала она, слушая, как её команда вскрывает хранилища с оружием и экипировкой. — В лучшем случае, нам сотрут нынешние личности, а в худшем…» — судьба команды «Тау», что возглавлял когда-то Корво, не давала ей покоя. Их тоже, якобы, сбили «Хранители» сразу после их провала, но Лупо никогда не верила в такие совпадения. Она, как и прочие командиры-беоты, поняла тонкий намёк от Создателя. За совершённую ошибку он их не простит.


«Сигма» быстро экипировались, под холодным взглядом Лупо. В отличие от обычных солдат «Нового Рассвета», броня механизированного спецназа была гладкой на груди и спине, более эластична и легка, поскольку подгонялась под анатомию каждого из беотов. Из-за этого им не вводили единого стандарта внешнего вида, придавая каждой команде свой неповторимый стиль. Бронежилеты надевались через голову и застёгивались внутренними механизмами, которых питал генератор вдоль позвоночника ниже лопаток, он же сжимал броню между телом анимагена, делая её невесомой, повышая подвижность. Так же плотно прилегал и шлем, закрывая воздуховоды и уши беотов от внешнего воздействия звукового и химического оружия. Внутри его маски, в чём-то похожей на гладкий экран-лицо Лиззи, отображались все данные о цели, небольшая карта местности и коммуникатор внутренней связи команды.


— Закрепляйте тросы, — коротко приказала Лупо, указывая на край утёса, — им больше некуда деться с этой скалы кроме как уйти вниз. Лиззи, бери с собой переносную станцию слежения и локатор.


— Мне идти с вами? — нервно переспросила та, выдав две волнистые линии на лице. — Но командир, я не приспособлена к долгим переходам. К тому же, было бы полезней…


— Я сказала — бери станцию и локатор, — словно не слыша её аргументы, процедила сквозь зубы волчица, — разделиться сейчас — значит провалить операцию. Здесь ты никак нам не поможешь.


Лиззи промолчала, глядя немигающим взором на затылок стоявшей у края пропасти Лупо. «Она права, — призналась сама себе ящерица, — я не смогу им помочь, если останусь. Но я… никогда не ходила на заданиях пешком, без турболёта…» Кано и Минот уже закрепили пять прямоугольных устройств с катушками внутри, и теперь крепили захваты на своих поясах. Для быка пришлось использовать целых две установки, чтобы тросы выдержали одновременно и его вес и вес его вооружений.


— Не злись на меня, Лиззи, — смягчилась Лупо, коротко взглянув на неё, — ты и сама знаешь, что это лучшее решение. И я не могу рисковать твоей жизнью — неизвестно, кто первым найдёт «Судью» в таком состоянии.


— Я не злюсь, командир, — кивнула та, мигнув прямой зелёной линией, означающей благодарность, — это наш долг. Я понимаю.


— «Судью» только жалко, — протянул Кано, тоскливо посмотрев на разбитый турболёт, — эх, недолго он пролетал.


— При нашей жизни даже год службы — уже много, — покачал головой Корво, расправляя крылья. На его спине у их основания вспыхнуло оранжевое пламя сопел, загудев мерным звуком разогревающихся двигателей.


Рядом с ним, с важным видом поставив руки на бока, стояла Бэтли, отодвинув маску на макушку. Её длинные ушки дрожали на пронизывающем ветру и только специальный утеплённый комбинезон разведчика спасал её маленькое тело от холода.


— Его починят, — Лупо подошла к тросу и быстрым движением закрепила оба захвата на петлях пояса, — будет как новенький. Слабость в силу обратив…


— Единой командой идём в бой! — хором продолжили их девиз «Сигма» и одновременно Лупо, Кано, Минот и Лиззи прыгнули с утёса, прыжками спускаясь вниз, а Бэтли и Корво взлетели в небо, медленно планируя рядом со своей командой.


Их отряд начал формироваться зимой в феврале этого года на базе «Орхидея» рядом с Овелаком, когда Эксплар выдал Приказ №92 о возрождении последних беотов. Самой младшей в отряде была, конечно же, Бэтли, которую создали пару месяцев назад. Она являлась одной из последних беотов, что оставались на складах «Нового Рассвета» и очень этим гордилась, в то время как Корво живший уже восьмой год, лишь снисходительно улыбался её пафосным речам, смешанных со смехом и шутками. Хотя Коэннан Мол и украл чертежи А-284, но Лондигус Фай, его близкий друг и тоже Создатель Анима, сумел в точности воссоздать их обратно. Неизвестно, сделал ли он это под давлением Эксплара или по собственной воле, но результаты превзошли все ожидания — новые беоты, созданные из старых тел А-127, ничем не уступали экспериментальным прототипам первых анротов. Формировать их в механизированные отряды спецназа стали только пять лет назад, когда началась «модернизация» штата «Нового Рассвета». Люди постепенно вытеснялись анимагенами, создаваемых из них самих, и сейчас, к две тысячи двести сто тридцать шестому году, те полностью заняли рабочие места на основных базах организации.


— Как думаете, кто-нибудь ещё знает о том, что мы их упустили? — ляпнул Кано, сквозь шлем почувствовав на себе ледяной взгляд Лупо. Они уже были на середине скалы, держась ногами за каменную поверхность, кроме Минота, который, придерживал одной рукой своё вооружение за спиной, а другой держался за камни. Опасно натянувшиеся тросы заставляли напряжённо водить маленькими бычьими ушками, прислушиваясь к ним. В ходе их тренировок открылось, что Минот очень боялся высоты, и всякий раз, когда они отрабатывали десантирование с тросов, ему чудилось, что те вот-вот оборвутся под его весом и он разобьётся. Не легче приходилось и Лиззи, неловко цепляющейся за камни и скользящей по ним, оставляя следы от больших когтей. Базовая боевая подготовка никак не отразилась на ней — она так и осталась большой неумехой в сухопутных походах, предпочитая выполнять задания в уютном кресле пилота.


— Вряд ли, — поспешил ответить ему Корво, чтобы не провоцировать волчицу, — но они знают, что мы упали, да и Эксплар уже наверняка об этом осведомлён. И скорее всего, он захочет знать, выжили ли пленные.


— Именно так, — кивнула волчица, перепрыгивая по отвесному склону всё ниже. Заснеженные верхушки высоких елей были совсем близко, и теперь хорошо ощущался резкий запах хвои, пробивающийся в открытые фильтры шлемов, — и в наших интересах найти их как можно быстрей…


— Мам, я что-то вижу на скале! — вдруг воскликнула Бэтли, сложив крылья и метнувшись к краю небольшого выступа. — Похоже на куртку.


На камнях, куда ещё не ступала нога не то что человека, но и вообще какого-либо живого существа, висела изорванная чёрная курка с распоротым воротником. Зацепившись одной рукой за скалу, мышка схватили её и вновь взмыла в небо, держась в воздухе только на своих двигателях.


— Кто-то из беглецов был одет в такую, — сказал Корво, рассматривая её находку, — но что она тут делает?


— Возможно, кто-то из них упал. Никто же не видел, как они уходили, — Лупо бросила короткий холодный взгляд на ворона.


— Но что в таком случае, нам делать? — Кано едва не сорвался вниз, когда наступил на кажущийся надёжным выступ, который раскрошился под подошвой его левеса.


— Принести то, что останется. Они тоже анимагены, и не могут умереть в прямом смысле, — раздражённо ответила волчица, вдруг почувствовав, как что-то холодное коснулось её поясницы. Опустив голову вниз, она увидела, что они уже достигли самых высоких елей. «Но всё же надеюсь, они все выжили, — подумала она, совершив большой прыжок и приземлившись прямо в сугроб, — неизвестно, как Эксплар отреагирует на новость о гибели кого-то из них».


— Знаешь, Корво, — разочарованно протянула она, отряхиваясь от налипшего снега. Сугроб оказался достаточно глубоким, чтобы она ушла в него пояс, — в следующий раз, попытайся отговорить меня от прыжков на незнакомую территорию.


— Я это запомню, — усмехнулся ворон, зависнув над ними, — не думаю, что они спускались подобным образом. Скорее всего, они бы пошли вниз по скалам, ведь у них нет тросов или чего-то подобного.


— У Вульпи вместо рук были крюки, — радостно напомнила Бэтли, — он мог так спуститься.


— Может, это его куртку мы нашли? — предположил Кано, помогая Миноту снять захваты. — Но я не вижу тут никаких следов анимагенов.


— Бэтли, проверь ближайшие скалы, а ты, Корво, отправляйся на другую сторону этого утёса и проверь наличие следов на снеге. Они не могли пройти незаметно по такому покрову.


— Принято, — кивнул ворон, взмывая вверх. «Она что-то задумала, — понял он, опускаясь рядом с разбитым «Судьёй», — но странно, что Вестник решил действовать так радикально. Что ж, может, оно и к лучшему».


Лупо шёл третий год с момента её воскрешения, и до начала формирования своего отряда она проходила усиленный курс боевой подготовки на «Орхидее», упорно и даже фанатично стремясь достигнуть совершенства. Когда он начал её обучать, она уже могла показать ему многие приёмы и тактические планы, так что ему оставалось лишь направить их в нужное русло. И, как он сам считал, ему это удалось.


***


Первое, что увидел Лункс открыв глаза, были быстро проносящиеся перед его взглядом стволы елей и волочащийся по снегу рыжий лисий хвост. «Если я умер, то это совсем не лучшая вариация Пантеона», — подумал рысь, опустив голову и обнаружив, что на нём нет куртки, а лёгкая чёрная футболка с длинным рукавом насквозь промокла от налетевшего на неё снега. А ещё он понял, что его, обхватив за локти, несёт на спине рыжий анимаген, бегущий вперёд не разбирая дороги.


— Вульпи, — позвал он обладателя рыжего хвоста с белым кончиком, — а почему я еду у тебя на спине?


— Ну, — выдохнул тот, продираясь сквозь сугробы и ветки, бьющие его по морде, — видишь ли как получилось — мы с тобой немного вылетели из этой штуки и упали с обрыва.


— Куда вылетели? — удивился Лункс, почувствовав, что у него сильно болит голова, напомнив ему о жаркой встрече с тюремной платформой. — А где остальные?


— Я не знаю, — пропыхтел тот, разрушая своим телом очередной сугроб. Его одежда превратилась в мокрую груду лохмотьев, перемазанных грязью и смоулом, однако Вульпи нисколько не обращал на это внимания, — я видел только наших девчонок на вершине, а Урси куда-то пропал.


— Вечно он пропадает, — проворчал рысь, — а почему мы бежим?


— Так за нами гонятся! Когда мы начали падать, я успел зацепиться крюком за скалу, хотел подтянуть тебя, чтобы ты очнулся, но только порвал тебе куртку, и тут увидел, что сверху начинают спускаться эти… ну, которые нас пленили. И я побежал.


— А-а, вот оно что, — протянул тот, наконец совладав с мыслями, — мне, конечно, удобно так ехать, но вообще я и сам могу передвигаться.


— Думаешь, мне надо остановиться?


— Это было бы неплохо.


— А если нас догонят?


— Я уверен, что они в жизни не найдут ту борозду в снеге, что ты проделал. Но, если ты настаиваешь, то можешь и дальше нести меня, выбиваясь из сил.


Но Вульпи, поняв его недовольство, попытался резко затормозить, что находясь в снегу оказалось сложновато для босых лап двухметрового беота. Заскользив по зыбкой обледеневшей поверхности, он схватился за ветку ближайшей ели, но не удержался и рухнул на спину, окунув возмущённого Лункса в сугроб. Узнав про себя немного нового в плане анатомии, он, виновато поджав уши и хвост, вытащил разъяренного рыся из снега. «Я уже слышу их, — он прислушался к шелесту раздвигаемых веток позади себя, — они идут прямо за нами!» Они убежали достаточно далеко от скалы, на которой дымился подбитый турболёт, но «Сигма» не собирались просто так отпускать их. Это услышал и Лункс, перестав разоряться и сравнивать лиса с кривой кочергой, прислушавшись к шагам вдали.


— Что теперь? — спросил его Вульпи, выжидающе заглянув ему в глаза. — Бежать дальше?


— Думаю, да, — согласился рысь, — нам надо найти остальных прежде, чем это сделают эти злобные роботы-убийцы, но где их теперь искать…


Но Вульпи лишь пожал плечами. Он и предположить не мог, где сейчас находятся их друзья, волею случая вновь разделившись. «Всё повторяется! — с ужасом осознал он. — Мы опять порознь! Но это неправильно!»


— Что ж… опять всё придумывать мне, — раздражённо сказал Лункс, — для начала — давай не будем стоять как ёлки и постараемся хотя бы скрыться из виду… — но сделав шаг вперёд, он не заметил свисающую над его головой ветку и обрушил на себя с её лапы целый поток снега.


— Ты решил замаскироваться? — усмехнулся Вульпи зло сверкнувшему глазами беоту.


— Очень смешно! — выпалил тот, решительно направляясь направо, где, по его предположению, должен был подъём наверх. — Я не знаю, насколько высоки эти горы, но если мы начнём подниматься, то обязательно встретимся с остальными.


— А если мы разминёмся? А вдруг они в другой стороне? — затараторил Вульпи, торопливо продвигаясь за ним, делая широкие шаги, чтобы не увязнуть.


— У тебя есть идеи получше? — язвительно спросил его Лункс, но тот только отрицательно помотал головой. — Я так и думал. Только болтать и можешь, никакой пользы.


— В каком это смысле? — удивился лис, поджав уши.


— В прямом. От тебя толку никакого — только и можешь что верещать, цепляться крюками за деревья, как закороченный, да крушить всё, что попадётся под руку.


— Так я же не специально! — воскликнул тот, обиженный таким замечанием. — И вообще — это было грубо и неправда! Не говори так больше! Обещаешь?


Но рысь угрюмо промолчал, быстро двигаясь меж деревьев. За последние месяцы постоянное мельтешение Вульпи начало сильно раздражать. Его глупые поступки, нелепые восклицания и поведение выводили рыся из себя, и он, уже не в силах сдержаться, высказал ему всё, что он о нём думает. Только вот Вульпи оказался с этим категорически не согласен, в излюбленной манере начиная тараторить и жестикулировать, доказывая свою позицию. «Надеюсь, нас никто не услышит, — только и подумал Лункс, слушая нытьё лиса о том, что он полезный и нужный, — и зачем я только это сказал?» На самом деле, он и вправду жалел, что наговорил другу такого, но гордость не позволяла извиниться, и даже больше — он сам начинал распаляться, желая привести контраргументы оправданиям Вульпи.


Морозный воздух, что был пропитан резким запахом хвои, едва слышно звенел от гудящего среди скал ветра. Невольно поёжившись и чувствуя, как его тело охлаждается, Лункс ускорил шаг, пытаясь согреться, но это слабо ему помогло. Несмотря на то, что генераторы анимагенов интенсивно перегоняли смоул, распределяя по всем частям механизма, энергии такой процесс давал мало, даже вкупе с работой органов. Настоящее тепло давала душа, согревая таинственной энергией, однако сейчас Лункс почему-то сильно замерзал. «Что со мной? — это состояние нагоняло беспокойство. — Я никогда так не мёрз…» Сквозь свои мысли он едва слышал всё ещё распинающегося Вульпи, вприпрыжку идущего рядом, и вдруг почувствовал, как что-то тёплое накрыло его плечи.


— Что?.. — он опустил взгляд и увидел, что на нём теперь висит белая куртка, запачканная и затрёпанная. — Вульпи, что ты делаешь?


— Ну… — смутился лис, оставшись в тонком полосатом свитере с незатейливым узором, который нашла для него Кари в одной деревне. — Я просто увидел, что ты начал покрываться льдом, и поэтому подумал, что это тебе нужнее чем мне. Тем более, что это я уронил тебя в сугроб.


«И после всего что я ему наговорил, он остался добр ко мне? — стыдливо поджал уши Лункс, чувствуя, что ему стало чуточку теплее. — Что не так с этими анимагенами?» Что-то изменилось в нём после смерти Мастера. Раньше он знал, что может положиться на мудрость своего создателя, всегда мог получить поддержку и совет, а сейчас он оказался среди себе подобных — ничего не понимающих и стремящихся выжить беотов, каждый из который отличался друг от друга.


— Спасибо, — тихо поблагодарил он, словно стесняясь. Погони не было слышно, но рысь знал — «Сигма» идут за ними по пятам.


— Да брось, мы же друзья! — радостно воскликнул Вульпи, замахав хвостом, тем самым подняв небольшую метель. — Мы должны помогать друг другу!


— Ну да, — кивком согласился зеленоглазый беот, повернув голову в сторону темнеющую чащу, откуда они пришли. Ему показалось, что что-то белое мелькнуло среди деревьев, но когда он посмотрел в сторону этого явления, всё вновь было тихо и неприметно. «Похоже, этот удар по голове перетряхнул все мои схемы, — мрачно усмехнулся он про себя, — надеюсь, что это пройдёт. Только сумасшедшего анимагена этому миру и не хватало!»


— Погоди! — лис вдруг напрягся и замер на месте, схватив Лункса за рукав. — Ты слышишь?


Где-то неподалёку о скалы посыпались мелкие камешки упавшие сверху. Словно кто-то сбросил их вниз, неосторожно оступившись за торчащие во все стороны острые серые выступы.


— Что бы это могло быть? — спросил Вульпи, случайно наступив на лежащую под снегом ветку и заставив их обоих вздрогнуть.


— Не знаю, но такое ощущение, что кто-то спускается вниз с вершины, — верхушки гор были достаточно высоко чтобы быстро спуститься самостоятельно с неприступного утёса, однако это не останавливало этих «кто-то» от опасного спуска, — не похоже, что это «Сигма», — рассудил рысь, — те если и начнут спускаться, то с помощью каких-нибудь устройств. Это, наверное, кто-то из наших друзей.


— Но если это кто-то другой?


— Тогда мы встрянем по-полной, — рассмеялся Лункс, разворачиваясь направо, — что ж, хоть мы и бессмертные, но даже для нас это большой риск оказаться там, откуда пришли ваши души.


Однако так думал не он один. Арги уже два раза едва не сорвалась вниз, держась почти на отвесной скале лишь за крошечные выступы и трещины в породе. Ледяной ветер, не сдерживаемый в этой части горы ничем, зло завывал и трепал её куртку, теперь больше похожую на мочалку. Свою шапку она давно потеряла и теперь её светлые волосы, которые раньше изящно струились между ушками, испачкались в пыли. Не лучше дела обстояли у Хары — её локоны были в два раза длиннее и их не спасало даже то, что она спрятала их под одежду. Осторожно пробираясь за Арги по крутым скалам и острым камням, зайчиха уже трижды прокляла всё на свете и теперь мечтала лишь о том, чтобы поскорее оказаться на твёрдой поверхности, желательно как можно ближе к земле и самым безопасным способом.


— Арги! — крикнула она подруге, невольно зажмурившись от особенно сильного порыва зимнего ветра. — Ты знаешь где спуск?


— Нет! — ответила та, повернув к ней голову. — Но я вижу впереди небольшую площадку, оттуда, я думаю, можно будет немного осмотреться.


Хара кивнула и более уверенно начала продвигаться вслед за белой лисицей. Когда они побежали вниз, они не думали как они будут спускаться, перепугавшись за друзей. Даже сейчас, Арги, внешне вновь спокойная и с насмешливой полуулыбкой на морде, внутренне содрогалась, представляя, что могло случиться с упавшими с такой высоты Лунксом и Вульпи. На секунду глянув вниз и узрев лёгкую дымку над тёмно-зелёным ковром высоких елей, отсюда кажущихся кустиками, Арги вздрогнула и поспешно прижалась плотнее к скале. «Главное не смотреть вниз, — отметила она про себя, с большим облегчением ступая на небольшую площадку, усеянную большими валунами, когда-то осыпавшихся сверху, — интересно, это, кажется, какая-то пещера». Вопреки её ожиданию, они оказались не просто на небольшой выбоине в породе, а внутри довольно обширной трещины, которая уходила глубоко в гору. С опаской заглянув в кромешную тьму, лисица протянула руку следующей за ней Харе, и помогла ей залезть на ровную поверхность.


— Высоковато тут, — заметила синяя анимаген, поёжившись, — куда дальше-то?


— Давай посмотрим, — Арги осторожно опустилась на колени и выглянула вниз. От высоты у неё сразу же начались помехи, но она с усилием воли подавила это мерзкое головокружение, пытаясь найти выход отсюда. Вдруг она почувствовала, что ветер дует не только ей в лицо, но ещё и в спину.


— Похоже, эта пещера сквозная, — сказала она, обернувшись на зияющий проём, — не знаю, глубоко ли она уходит, но у неё есть другой выход.


— Ты что, спятила? — Хара изумлённо посмотрела на неё. — Лезть без света в такую темноту и надеяться на то, что мы выберемся? Как по мне, уж лучше тогда сразу спрыгнуть вниз — так хоть быстрее умрём.


— Я и забыла, какая ты зайчишка-трусишка, — усмехнулась Арги, проверив карманы своей курки в слепой надежде найти там фонарик. Увы, кроме кружевного платка и красного шарфика там ничего не было, видимо фонарь остался в перевёрнутом «броневичке», когда они удирали от «Сигмы».


— Чего? Сама ты трусишка! — громко возмутилась Хара, сердито сложив руки на груди. — Я не полезу туда и тебя не пущу. Уже достаточно того, что мы потеряли двоих друзей в этой пропасти…


— Только вот что-то я остальных не вижу, — лисица прислушалась к звукам, однако порыв холодного ветра заставил её прижать уши к голове.


— Урси и Кари шли за нами, — зайчиха резко обернулась в надежде, что их друзья тоже подходят к выступу на котором они сидели, — неужели они тоже потерялись? Я же слышала, что косолапый бухтел позади меня что-то про осторожность!


Однако ни Урси ни Кари нигде не было видно. Смущённо заморгав, Арги хотела встать с колен и отойти подальше от края обрыва, как краем глаза заметила, миллисекундную белую вспышку бесшумно сверкнувшую рядом с ними белым светом. «Я видела такое в Паларе… — Арги вскочила на ноги и быстро оглянулась, ища взглядом в небе знакомую фигурку с длинными ушками. — Бэтли здесь!»


— Ты чего? — удивилась синяя беот, приподняв свои уши.


— Нас только что отметили на радарах «Сигма», — медленно произнесла лисица, не отрывая взгляда от неба, — похоже, сейчас придётся бежать!


— Куда бы только бежать? — Хара удручённо посмотрела по сторонам и невольно взглянула на чернеющий разлом пещеры. — Нет, ты же не собираешься… — простонала она, заметив, как заблестели глаза у подруги.


— Это единственный выход! — Арги бросилась к гудящему подземным ветром проёму внутрь горы. — Иначе нас опять пленят!


— Да дрын им пасть! — задорно воскликнула та. — В этот раз они меня так просто не возьмут!


— Хара!..


— Хватит бегать от них! Если ты не можешь постоять за себя, то это сделаю я!


Последнюю фразу она выкрикнула слишком громко, и эхо от её слов гулом отразилось от окружавших их скал. Немного присмирев, Хара нервно оглянулась, словно сама удивилась своим словам, когда они услышали девчачий заливистый смех прямо над ними. «Что? Бэтли? — она узнала этот голос. — Она рядом?» — зайчиха завертела головой в поисках его источника, когда заметила, что Арги нет рядом. Спохватившись, она обернулась и только успела увидеть в глубине пещеры мелькнувшие рыжие глаза.


— Подожди меня! — смех летучей мышки, такой радостный и звонкий, был всё ближе и всё страшнее для растерявшейся Хары, которая разрывалась между желанием убежать и недоверием к тёмной пещере. — Арги!


Но лисица не ответила, скрывшись в глубинах горы. А девчачий хохот Бэтли не прекращался, отражаясь эхом от скал. Заметавшись на месте, Хара сделала два шага назад от пропасти, но вдруг почувствовала, как что-то маленькое и металлическое упало ей за шиворот. Подскочив на месте, как-будто её ударило током, она разорвала на себе куртку, но неизвестное устройство оказалось под её любимой чёрной футболкой с окровавленным мечом, которую она носила ещё в Рахнаке, незадолго до того, как им пришлось сбежать. Не успела она ничего подумать, как мощный разряд пробил её тело насквозь, заставив её длинные уши вытянуться торчком. Громко закричав не своим голосом, Хара только успела занести руку за спину в тщетной попытке вытащить шокер, но система механизма уже выключилась, заставив её замереть в неестественной позе.


— Раз, два — игра пошла! — весело хихикнула Бэтли, приподнимая маску и посмотрев на обездвиженную зайчиху. — Мам, Арги движется внутри горы к вам! — сообщила она, заметив на маленькой карте внутри маски движущуюся белую точку, стремительно опускающуюся вниз.


— Поняла тебя, — ответила ей Лупо по гарнитуре, — отслеживаем сигнал. Минот, сейчас мне пригодится твоя помощь.


Несмотря на то, что зрение анимагена куда острее человеческого, видеть в темноте они не могли одинаково. Но даже понимая, что она может заблудиться в кромешной тьме и не найти выхода из недр горы, Арги всё равно решила попытать счастья. «Даже если я заблужусь, то всё равно рано или поздно выберусь отсюда, — рассуждала она, скользя лапами по холодным, промёрзшим камням под собой, — а вот если я попадусь в руки «Рассветовцев», то вряд ли смогу уцелеть». Трещина уходила постоянно вниз, иногда пол под ногами исчезал под откос, и ей приходилось вслепую цепляться за случайные выступы и кочки, чтобы не соскользнуть в очередную бездонную яму. К тому же воздух тут оказался холодный и влажный, словно она окунулась в ледяную прорубь. Где-то журчал подгорный ручей, сливаясь в водопад и обрушиваясь в местную подземную реку, наверняка вытекающую из горы в Тоту или Наву, однако как далеко он находится, Арги определить не смогла — слишком быстро она бежала, поскальзываясь и падая на скользкие камни. Пару раз она больно ударилась рёбрами об острые скалы, торчащие прямо из стены, и уже давно болели пальцы на лапах, сбитые кочками и тяжёлыми булыжниками. Представляя, во что превратилась её шерсть и одежда, Арги схватилась за стену и всхлипнув, медленно осела на пол. «Хара… — мысль о том, что она бросила растерявшуюся и не менее напуганную подругу на произвол судьбы, жгучей болью отдалось в её разбитых пальцах. — Что же теперь делать? Лункс и Вульпи упали вниз… Урси и Кари пропали… я осталась одна…» Арги обхватила себя за плечи. Холод, что царил в этой промозглой и сырой пещере, начал медленно проникать внутрь её механизма через промокшую одежду. «Вот чего ты добилась, Арги, — сказала она сама себе, горько усмехнувшись, — одна, в темноте, забилась в угол в попытке спастись и бросив своих друзей… Но нужно бороться! Всегда есть выход, нужно лишь приложить чуточку усилий и разума, чтобы решить эту задачу». Ей пришлось приложить немало сил, чтобы заставить себя встать, с омерзением чувствуя, что некогда изящная одежда липнет к шерсти, сковывая движения. Но едва она сделала шаг вперёд, когда своды пещеры содрогнулись от мощного взрыва. Град из дымящихся горячих камней посыпался на отчаянно закричавшую лисицу, и вдруг она почувствовала, как чьи-то огромные сильные руки схватили её за пояс и потащили прочь из липкой тьмы к открывшемуся рваному проёму из которого внутрь заглянуло голубое зимнее небо.


— Она почти добралась до подземных вод, — хмыкнула Лупо, когда Минот вытащил сопротивляющуюся Арги из пробитой им бреши в горе, — это удивительно для анимагена без ночного зрения.


Большой беот завис на тросах в паре десятков метров над землёй, ориентируясь по голографической метке, что оставила Бэтли. Раскачавшись, он выстрелил в скалу за которой скрывалась Арги, и схватил её, защищая своим телом от камней. Взвывшая от отчаяния и страха лисица попыталась вырваться их его хватки, но Минот, хоть и осторожно, но всё же крепко держал её, спускаясь вниз, к ожидающей команде. Кано как раз закончил связывать обездвиженную Хару, когда бык, вздыбив копытами тучку снега под собой, опустился в снег, с интересом разглядывая сопротивляющуюся Арги перед собой. «Такая маленькая, а такая смелая — не побоялась залезть так глубоко в пещеру, — подумал он, слушая, как она ругается, понимая, что даже если бы он что-то ответил, то она бы его не услышала, — как они хотят жить…»


— Лупо, я вот что подумал, — подал голос Кано, словно прочитав его мысли, — они вообще-то не выглядят как отморозки или что-то в этом духе, как нам описывал Вестник.


— И? — волчица небрежно, почти что демонстративно, бросила треугольный шокер на спину Арги. Раздался короткий электрический треск, и белая беот обмякла, замерев в руках Минота, лишь тихо заскулив напоследок.


— Ну я и подумал — а для чего мы их вообще ловим? В смысле — что они такого плохого сделали, что за ними организовали такую охоту?


— Думать, Кано, это не твоя задача, — холодно ответила ему волчица, взглянув на опускающуюся на стоящую рядом ель Бэтли, — но если уж ты задался этим вопросом, то вдолби себе в голову, что только Эксплар и Круг Анима знают, как на самом деле создают анимагенов и о нашем строении тела. И если об этом узнает кто-то вроде «Хранителей Жизни», то «Рассвет» потеряет единоличное знание Секрета бессмертия.


— А, вот как, — неловко усмехнулся пёс, — я что-то не подумал об этом. Ну ты же знаешь, ты умная и понимаешь, что к чему.


— Умная! — подтвердила Бэтли, свесившись с ветки. — Мама умная!


— Лиззи, — Лупо проигнорировала их слова и повернулась к стоящей под лапами ели ящерица, опасающейся, что стоять у подножия горы небезопасно, — Корво давно не выходил на связь, можешь отследить его сигнал?


— Сейчас, — мигнула лицом-экраном та, приложив пальцы к виску, настраивая на миниатюрных кнопочках сенсоры, — он рядом, в ущелье за этой скалой, — она показала на гору, откуда Минот только что вытащил Арги.


— Надеюсь, у него достаточно веская причина обрывать со мной связь, — прорычала Лупо, сощурившись на голубеющее небо над мрачными серыми скалами, среди которых дул зимний холодный ветер.


***


Косолапые медвежьи конечности были слабо приспособлены к крутым склонами и неровным поверхностям горы Кольца Мерати, и Урси это почувствовал сразу же, как только они начали спускаться. Широкие ступни, покрытые жёстким тергумом для большего сцепления, то и дело соскальзывали холодных камней, и от падения его спасали только медвежьи когти. Однако самым болезненным ощущением оказалось случайно наступить на остроконечные выступы. И всё же Урси умудрялся сохранять спокойствие пробираясь вперёд, стиснув зубы и нахмурившись. Белая куртка и тёмные волосы Хары всё это время мелькали перед ним, однако когда они дошли до развилки, где верхушка горы словно раскололась надвое, он на секунду упустил из виду идущих впереди подруг, и решил, что они пошли по внутренней стороне скалы, а не по внешней. «Похоже, я переоценил их интеллект, — невольно сердился Урси, начиная догадываться, что они разминулись, — остаётся надеяться, что этот пик скоро закончится и мы сможем выйти с другой стороны». Возвращаться прежней дорогой назад к турболёту было опасно — «Сигма» наверняка уже очнулись от падения и теперь ищут их, возможно даже следуют за ними, хотя в первую очередь они бы пошли проверять внешнюю сторону горы, а не едва заметное ущелье.


— Мы заблудились, да? — жалобно спросила его идущая позади Кари, обняв себя за плечи и спотыкаясь на валунах.


— Я не знаю, зачем вы бросились вперёд очертя голову, — раздражённо ответил ей Урси, — надо было сначала разобраться куда идти.


— Так ведь Арги побежала вперёд, а за ней и Хара, — виновато пробормотала канарейка, словно оправдываясь, — я думала, они знают куда идут.


— Я тоже так думал, — он немного смягчился, понимая, что не следует срывать злость на ни в чём не повинной Кари, — надеюсь только, что этот разлом не окончится тупиком и мы сможем выбраться наружу. Уже совсем светло и тучи ушли… — над ними сияло лазурью голубое небо, необычайно яркое и холодное из-за чистого горного воздуха и ледяного ветра.


Споткнувшись об очередную кочку, Кари коротко вскрикнула и схватилась за каменную стену расколотого пика, на секунду заметив, как что-то промелькнуло среди неровных камней в воздухе над ними. Она хотела окрикнуть Урси, но медведь лишь угрюмо продолжил следовать вперёд, не обращая на неё никакого внимания. «Может, это мне почудилось? — жёлтая беот поймала себя на мысли, что ей просто хочется сесть среди этих промозглых и неприветливых камней, забиться в угол, где её никто не найдёт, и ждать, когда её друзья не заберут её в безопасное место. — Как же я попала в такую передрягу?..» Она никогда не рвалась вперёд, в отличие от своего возлюбленного, предпочитая сидеть в стороне и читать маленькие самоучители по химии, что они однажды нашли на складе большого торгового центра. И конечно же она оказалась не готова к столь кардинальным переменам — почему-то Кари настолько привыкла быть в безопасности за спинами друзей, в тепле салона «броневичка» в объятиях весёлого Вульпи слушать перебранки Лункса и Арги, рассказы Ани о жизни людей, восторги Хары о новых альбомах её любимых рок-групп и философских рассуждениях Урси, что не думала, как может сложиться их жизнь на следующий день. И теперь этот маленький уютный мирок, который она создала, чтобы защититься от отчаяния и страха, заменили грубые холодные камни, пробирающий до костей ветер и постоянное чувство преследования, не покидающее их всю сознательную жизнь.


— Там нет выхода, — услышала она спокойный каркающий голос откуда-то сверху, — это ущелье оканчивается тупиком.


Резко отскочив в сторону, Кари обернулась, но при этом не удержала равновесия на острых камнях и, оступившись, упала на спину. Над ними, сверкая в свете Ольмира расправленными крыльями, стоял чёрный беот Корво, снимающий свой шлем. На лице ворона не было ни усмешки ни злорадного выражения, лишь печаль, словно он делал что-то необходимое. «Такие же как мы, — подумал он, наблюдая, как Урси развернулся и подбежал к Кари, помогая ей встать на ноги, — все мы едины».


— И что теперь? — медведь сжал ладони в кулаки, лихорадочно соображая, куда им бежать на этот раз. Однако Корво не спешил нападать.


— Думаю, у вас выбора нет, — пожал плечами тот, разглядывая их, — Лупо всё равно найдёт вас, рано или поздно.


— Так что же нам делать? — Кари понимала, что единственная причина, по которой он привлёк к себе внимание, могла быть его желание поговорить вдали от волчицы.


— Сдаться, — всё также равнодушно произнёс Корво, — вам некуда бежать, ваши друзья скорее всего уже пойманы, да и если вы вдруг спуститесь с горы — куда вы пойдёте?


— Уж всё лучше, чем уничтожение. Лучше бороться за жизнь, чем просто сесть и умереть! — краем глаза, Урси заметил, как потупила взгляд Кари. — Даже вы, наши сородичи, пытаетесь пленить нас, чтобы вас не уничтожил ваш же создатель! Подумайте лучше сами — а стоит ли жить в постоянном страхе перед смертью?


— Мы бессмертны, Урси, мы не можем умереть в прямом смысле, — ворон покачал головой и вздохнул, — даже наши тела, если не будут разрушены, оставят воспоминания прошлой личности, чтобы восстановить анимагена. Но нас могут «стереть» те, кто нас создал, потому мы и боимся смерти, как бы парадоксально это ни звучало.


— Тогда я не понимаю, — медведь поднялся с колен и более решительно заглянул в глаза Корво, — почему вы до сих пор служите Эксплару, если он держит вас в страхе и заставляет делать то, чего вы не хотите? Разве свобода не лучше страха?


— Нет, — Корво печально улыбнулся, — потому что мы несвободны от рождения. Нам нет места на Аревире, потому что это мир людей. А ты знаешь, как люди относятся к анимагенам. Помнишь, что увидел в их глазах?


Урси помнил. Страх, ненависть, непонимание, гнев от того, что что-то выходит за рамки их мировоззрения — эти чувства он запомнил навсегда. Все взгляды, даже те, которые раньше выражали интерес и радость, сменялись ужасом и злостью.


— Но ведь были и другие, — скорее сам себе ответил он, чувствуя, что его уверенность дрогнула, — мы знали и тех, кто искренне желал нам добра!


— И кто же это? — Налётчик тоже почувствовал слабину и не собирался отступать. — Робототехник с тёмным прошлым, оказавшийся Создателем Анима? Парочка чудаковатых детей, решивших поиграть с роботами и погибших ни за что? Изгой-диггер, разыскиваемый «Хранителями» и потерявшийся на просторах Нелии с бывшей секретаршей? Маленькая девочка-бродяга с богатой фантазией, похищенная экспедиционным корпусом? Или тихоня-фельдшер с собакой, лишившаяся из-за вас семьи и дома и теперь скитающаяся без средств к существованию? Они в чём-то даже похожи на нас, но ведь мы — чужаки в мире людей, Урси, и ты сам не раз приходил к такому выводу, как бы ты не пытался оправдаться.


Удар был нанесён метко — бурый беот лишь мрачно кивнул, опустив голову. «Я не могу обманывать себя — он прав, — руки разжались сами собой, — но в чём же тогда смысл нашей жизни, если мы не можем жить в этом мире?»


— Мы можем лишь держаться вместе, — словно услышав его мысли, ответил ворон, спрыгнув вниз и оказавшись перед ними, — я не гарантирую вам безопасность когда мы прибудем на «Сияние», главную базу «Нового Рассвета», но если всё получится и наш замысел осуществится, то я отвечу на твой вопрос — в чём смысл нашего существования.


— Но почему ты нам помогаешь? — Урси сложил руки на груди. — Если борьба напрасна, то за что борешься ты?


— Я вообще-то сказал, что ваше бегство было напрасным, — с лёгкой улыбкой поправил тот, — но та борьба, что развернулась внутри «Нового Рассвета» имеет смысл куда больший, чем ты можешь себе представить. И уж поверь — ни я, ни Лупо, ни кто-либо из нашей команды или других беотов, анротов или нотов не желает вам зла. Мы такие же жертвы обстоятельств, как и вы. И хотя бы это нас объединяет.


— Но что нам теперь делать? — Кари уже поняла, что Урси не намерен никуда бежать. Слова Корво, скреплённые жестокими фактами, сломили его без всякой драки.


— Идите к турболёту, — Корво надел шлем обратно себе на голову, — когда мы найдём остальных, мы вернёмся к нему и отправимся на ремонт на основную базу «Рассвета» в этом округе. Она называется «Купол» из-за своего специфического вида. Там некогда собирали первых беотов.


— Некогда? А теперь?


— А теперь они собирают только «клеймённых» анротов, как и прочие, — Корво взмыл в воздух и, достигнув верхушки горы, скользнул вниз, оставив в воздухе слабый запах смеси железа и масла.


— «Клеймённых» анротов? — переспросила Кари, задумавшись. Об анротах они услышали только вскользь от Шута, но они никогда даже не видели их. — Урси, мы что, и правда пойдём к их турболёту? — удивилась она, увидев, что медведь возвращается по той же дороге, по которой они пришли сюда.


— У нас нет другого выхода, — с тяжёлым вздохом ответил ей тот, на этот раз неспешно и осторожно выбирая место куда поставить ногу, — у них наши друзья и мы не можем уйти без них.


Однако Лункс и Вульпи, услышавшие крики и взрыв, были совсем иного мнения на счёт борьбы. Оба анимагена бежали напролом в чащу, оставляя позади себя взрыхлённый снег, сломанные ветки да испуганных белок. Процессоры обоих друзей громко работали, сбиваясь то на охлаждение, то на дополнительную нагрузку на сервоприводы, заставляя их двигаться активнее.


— Ты слышал? — крикнул на ходу Вульпи, повернув голову в сторону скалы с которой они упали. — Что-то взорвалось там, наверху!


— Может, это турболёт «Сигмы»? — предположил рысь вглядываясь пространство среди деревьев. — Давай быстрее, не отставай!


Вульпи хотел было что-то ответить, но вдруг заметил, что параллельно с ними бежит ещё один анимаген в чёрном шлеме и броне, в отличие от них легко и быстро преодолевая снежные заносы. «Это тот пёс! — увидел он торчащий из прорези в комбинезоне рыжий хвост с чёрным кончиком. — Нас нашли!» Он на ходу переключил ноющие от перегрузки руки на крюки и прицелился ими в верхушки проносящихся мимо деревьев.


— Ты куда? — удивился Лункс, увидев что лис взмыл в небо на своих тросах. Но чутьё подсказывало ему, что опасность уже близко.


Резко развернувшись, он только и успел заметить, как чёрная двухметровая фигура делает резкий выпад в его сторону и только реакция приводов спасла Лункса от летящего в него парализатора. Сдёрнув с себя куртку, он бросил её в сторону пущенного в него снаряда, и резко сменил направление бега, заставляя Преследователя последовать за ним. Но Кано понял манёвр слишком поздно. Уж слишком он привык, что это он находится в роли охотника, а потому был очень удивлён, когда ему на спину запрыгнул скрывавшийся в кронах деревьев Вульпи. Но повалить пса на снег ему не удалось — боевая подготовка взяла своё, и теперь Лунксу только и оставалось, что недоумевающе приподнять бровь, когда на него побежало нечто неопределённое с четырьмя руками, верещащее и врезающееся в деревья — лис закрыл ладонями стекло шлема беота и тот не мог сориентироваться в пространстве.


— Это нечестно! — громко возмутился Кано, отключая заслоны в шлеме, чтобы его могли слышать. — Это я вас должен ловить, а не вы меня!


— Извини, — вполне искренне ответил Вульпи, вызвав у Лункса нервный тик кисточек ушей, — но ты сам напросился, паршивец!


— Кано, что у тебя происходит? — услышали они голос Лупо в шлемофоне.


— Я… я их поймал! — попытался ответить он, при этом силясь стащить с себя Вульпи.


— Он врёт! — возразил лис, собирая своей мордой все иголки и ветки елей мимо которых пробегал Кано. — Это я его поймал! Вызывайте подкрепления!


— Что ты несёшь?! — возмутился Лункс, пытаясь ухватить убегающего Кано. — Какое подкрепление, кого ты поймал?! Повали ты его уже на землю!


— Не надо меня валить! — воспротивился этому решению пёс, пытаясь маневрировать вслепую, из-за чего начал кружиться вокруг одной ели. — Мы же не хотели ничего плохого, честное слово!


— А, ну да. А пленили вы нас только ради того, чтобы отвезти на ярмарку игрушек для фетишистов по антропоморфам? — язвительно поинтересовался у него рысь.


— А есть такая?


«Чем-то они похожи, — Лункс не удержался и остановился неподалёку от кружившего вокруг ели Кано, приложив руку к лицу, — как хорошо, что они не друзья. Обоих я бы не выдержал».


Но сквозь шум «битвы» он не услышал, как к ним со стороны чащи подкралась ещё одна анимаген. Когда Лупо увидела, что Кано с лисом на плечах кружит вокруг какого-то дерева, протоптав свой путь до мёрзлой земли, а рядом стоит, прижав руку к морде Лункс, её холодная натура взорвалась не менее холодной яростью. «Ничего нельзя доверить этому болвану! — обругала она про себя незадачливого Преследователя. — Как хорошо, что их никто не видит из других отрядов. Меня же на смех поднимут!» Подбираясь всё ближе, она прицелилась и метнула парализатор прямо Вульпи на грудь. Вскричав, лис разжал руки и с коротким стоном упал со спины Кано, мгновенно отскочившего в сторону, за спину рыся. Выругавшись, Лункс, недолго думая, выпустил когти и с разворота ударил ими в пространство позади него. Он не видел находился ли за ним в этот момент Кано, но заостренный металл прочертил пять длинных царапин по стеклу шлема стоящего позади анимагена, уже приготовившего очередной шокер.


— Так просто я тебе не дамся, шавка «рассветовская»! — прорычал Лункс, бросаясь на него. Но тут же его постиг мощный удар кулаком в шею, перекрыв эластичный воздуховод и отшвырнув к дереву. Понимая, что он не успевает встать, рысь в последний раз злобно усмехнулся стоящему перед ним псу, когда почувствовал лёгкую тяжесть треугольного парализатора у себя на груди. В следующую секунду он конвульсивно задёргался от разряда и зелёные глаза беота погасли.


— Интересно, чтобы ты делал, если бы я не пришла? — холодно спросила Лупо у Кано, снимающего поцарапанный шлем. — Он тебя достал?


— Нет, — пёс посмотрел на неподвижного анимагена, — прыткий гад, успел зацепить.


— Бери его на плечи и идём за мной, — она подхватила Вульпи и взвалила себе на спину, — надеюсь, ты другие задания будешь выполнять в адекватном состоянии.


— Да я же не ожидал, что они нападут! — оправдывался тот, быстро надевая шлем обратно и потащив Лункса по снегу в отместку за царапины. — Ты же меня знаешь, командир, я всегда в боеготовности!


— Уж я-то вижу, — не поворачивая головы ответила Охотница, утомлённо вздохнув. Несмотря на то, что она злилась на бестолковость Кано, она вдруг открыла для себя, что её команда не слишком-то горит желанием ловить пленников. «Они не понимают, что от успеха этой операции зависят их же жизни! — мрачное настроение быстро расползалось по её разуму. — Неужели они начали к ним привыкать? Неужели даже Корво и Лиззи не понимают, что этого нельзя делать? Ведь… Эксплар не пощадит нас, если мы провалим задание… Как они этого не понимают?»


В еловом лесу вновь воцарилась глухая тишина. Голубое и холодное зимнее небо молча взирало на тёмно-зелёное покрывало Талтийского леса, из которого торчали серые неровные пики Кольца Мерати, продуваемые ледяным ветром. Тишина воцарилась в лесу — охота закончилась.


========== Глава VI. Семена раздора ==========


Подлетающий к горам чёрный турболёт даже с большого расстояния казался гигантским. Эта массивная изогнутая дугой машина класса «Пламенное сердце» на десяти турбинах, под брюхом которой виднелось множество манипуляторов и захватов, довольно быстро приближалась к месту крушения. Такие транспорты предназначались для эвакуации разбитой техники и даже по меркам «Нового Рассвета» стоили очень дорого в сборке и обслуживании. Наверное, именно по этой причине таких машин построили всего пять — на каждую основную базу организации. Помимо захватов и антигравитационных зажимов, эвакуаторы снабжались и дронами-ремонтниками, способных выполнить базовый ремонт повреждённой машины или потушить пожар. Так же один отсек отводился под медицинское оборудование, чтобы оказать первую помощь пострадавшим людям и анимагенам. По задумке создателей, «Пламенные сердца» должны были стать мобильными ремонтными базами для анимагенов, чтобы оказать любую помощь пострадавшему механизму, но из-за сложности постройки и дорогого оборудования, Эксплар решил не пускать их в массовое производство.


— Как огромен этот мир, — глухо произнёс Урси, сидя у раскрытого проёма арсенала подбитого «Судьи», — ты только подумай Кари: люди создают такие машины, которые способны за несколько часов перенести их с одного конца страны на другой. И несмотря на это, они до сих пор боятся чего-то нового, непонятного для их понимания.


Канарейка, забравшаяся внутрь салона, лишь кивнула. Она сидела на полу между арсеналом и командным пунктом турболёта, уткнувшись клювом себе в колени и тихо напевала какую-то грустную песню. У неё не было такого музыкального слуха как у Хары, но даже ей хотелось сейчас петь, чтобы хоть как-то унять разгоравшуюся внутри тоску. «Неужели это всё? — спросила она сама себя. — Таков наш конец? Урси сломлен, остальных поймали… Бежать бесполезно, да и некуда… Когда «Сигма» доставят нас Эксплару, спасения уже не будет…»


— Холодно, — заметил медведь, поёжившись, — странно, даже анимагены могут мёрзнуть… — он посмотрел на свою ладонь. — Любопытно, можно ли это исправить?


— Урси, — Кари приподняла голову, но не посмотрела на него, — я… знаешь, я только недавно поняла, что всё что произошло с нами в Рахнаке — ерунда по сравнению с тем, что происходит сейчас. Раньше у нас была хоть какая-то надежда, цель, а теперь… мы просто ждём неизбежной гибели…


— Ну-ну, Кари, ты слишком категорична, — покачал головой медведь, — я тоже размышлял над сложившейся ситуацией — видишь ли, «Новый Рассвет» — это не шайка пиратов, да и вообще, можно сказать, не люди. Они иначе относятся к анимагенам, а потому нельзя сказать наверняка, что с нами будет.


— Но Эксплар…


— Эксплар ещё не весь «Рассвет». Если верить Корво, далеко не все согласны с ним и его взглядами, но все они в похожем положении — им некуда идти в этом мире.


— Но как же это поможет нам?


— Не знаю, — честно признался он, — но надеюсь, скоро мы получим ответ на этот вопрос.


Ветер в горах не стихал ни на минуту, зловеще гудя холодным воздухом между каменных пик. Зимний диск Ольмира едва ли мог согреть при таком шквале, но даже сам свет давал внутренний уют и согревал прозябающих беотов. Не в силах больше сидеть на замёрзшем металле, Урси встал и подошёл к краю обрыва, с которого они недавно хотели спуститься. «Даэлак — крупнейший речной порт в Кайлити, — вспомнил он отрывок из учебника истории Нелии, глядя на сверкающий вдали город, — его богатство едва ли уступает богатству самого Аполотона, из-за пересечения важных торговых маршрутов. Что же, обустроен он не в пример лучше, чем всё, что мы видели до этого». Администрация Рахнака, Некрета, Локантака, даже Палара — эти города меркли по сравнению с тем, что видел Урси сейчас. Фонари с квантовыми захватами, изогнутые волной крыши домов и небоскрёбов, идеально чистые и ровные дороги — даже эти мелочи оставили в его памяти яркие впечатления.


— Завтра Новый год, — услышал он голос Кари изнутри турболёта, — Вульпи хотел, чтобы мы вновь обрели надежду, чтобы нам было к чему стремиться… И просто хотя бы на минутку забыть о всех невзгодах и опасностях, что преследуют нас с нашего возрождения.


Медведь промолчал, уже не так заворожено глядя на Даэлак. «Он несомненно прав — мы не можем просто взять и жить в этом мире, — с прискорбием вспомнил он слова Корво, — но если он это понимает, значит, у него точно есть ответ, что нам делать дальше. Иначе бы он стал как Лупо — холодным, равнодушным и жестоким убийцей, слепо выполняющим приказ. У Корво есть надежда на что-то… И что бы это ни было, мы должны разделить её. Мы должны бороться за это!»


Чёрные механические устройства закреплённые на скалах вздрогнули и начали втягивать в себя тёмно-синие тросы из размягчённого бастума. Возникла шальная мысль сбросить их в пропасть, чтобы Лупо и её приспешники разбились о камни, но Урси лишь отошёл подальше от края, дабы не провоцировать наказание. «Пока что мы поиграем по вашим правилам, — мрачно подумал он, посмотрев на сидящую в той же позе Кари, — но пусть Лупо не думает, что поймав нас, она одержала победу».


Тросы задёргались сильнее и на каменный выступ легла большая рука с короткой бурой шерстью. Миноту пришлось взвалить на плечи не только собственное вооружение — две энергоустановки с блоком питания и два тяжёлых ускорителя частиц, но ещё и отключенных Арги и Хару. Такой вес тросы действительно могли бы не выдержать, и Лупо, поразмыслив, отдала ему свой, чтобы снизить нагрузку. Одной рукой вскарабкавшись на утёс, бык удивлённо взглянул на замершего Урси и встал на ноги, едва не раздавив установку.


— Привет, Урси! — услышал медведь весёлый девчачий голос с крыши «Судьи». Бэтли, кажется, оказалась нисколько не удивлена, что они на свободе и даже сами пришли обратно к турболёту. — А мы нашли твоих друзей! — Корво опустился неподалёку от Минота, одобрительно кивнув посмотревшему на него Урси. — Это была не самая весёлая игра, и она чересчур быстро закончилась! Дядя Корво, а давай они опять сбегут, и мы начнём их ловить?


— Думаю, мама будет против такого решения, — с улыбкой покачал головой ворон, хмуря седые брови, — рад, что принял моё предложение, — тихо сказал он медведю, подходя ближе.


В отличие от остальных «Сигма», Урси не чувствовал в нём враждебности, но за его маской спокойствия и уверенности ощущалось нечто сильное, то, что помогало ему держаться все эти годы. «Идея! Его держит идея! — вдруг осенило бурого беота. Он вспомнил себя, когда пошёл за Шутом лишь от одного обещания обезопасить его и его друзей. — Неужели я настолько доверчив, что допускаю такую же ошибку? Нет, скорее я просто на грани отчаяния».


Минот, между тем, аккуратно положил отключённых девушек-беотов на камни возле турболёта и зашёл внутрь, спугнув задремавшую от невыносимой усталости Кари. Канарейка поспешно вышла наружу, но заметив Корво и радостно замахавшую ей рукой Бэтли, слабо улыбнулась и обняла себя за плечи.


— Их опять отключили? — спросила она ворона, склонившись над измазанной пылью и сажей Арги и бережно стирая с её лба окалину от взрыва.


— Это самое лучшее, что могла с ними сделать Лупо, — отозвался тот, протягивая руку взобравшейся на скалу Лиззи с диском переносного передатчика на спине, — а где она сама?


— Не так далеко, как ты думаешь, Налётчик, — услышал он голос волчицы в своей гарнитуре, — надеюсь, у тебя была веская причина обрывать с нами связь?


— Более чем. Я привёл Урси и Кари к «Судье», — спокойно ответил Корво, поймав настороженный взгляд медведя, — я так понимаю, остальные тоже у нас?


— Разумеется. Я, правда, надеялась, что эта охота будет куда сложнее, но, видимо, я их переоценила.


Поморщившись, Урси отошёл от обрыва к сидящей на корточках Кари, поглаживающей подруг по волосам. На лицах Хары и Арги застыли гримасы боли и страха, и канарейка только и могла, что сочувственно вздыхать и шептать слышные только ей слова утешения.


— Им было больно, — сказала она, посмотрев на него, — и страшно…


— Должно быть, их застали врасплох, — предположил тот, — когда к тебе незаметно подкрадываются…


— Ты не понимаешь, Урси, — перебила его Кари, — они испытывали эти чувства всё это время… теперь я ощущаю это! За всем уютом, которым мы пытались скрыть наш страх, за всеми шутками, которыми мы скрывали боль…


— Оставь её, — Корво потянул его за локоть подальше от опустившей голову канарейки, — у неё шок. Это пройдёт, но ей нужно время.


— Откуда ты знаешь?


— Я уже видел такое, — ворон отвернулся и посерьёзнел, — не в первый раз…


— Сколько ты живёшь, Корво? — Урси вдруг понял, что чёрный беот, должно быть, старше не только его, но и Лункса, раз Шут упоминал об анимагенах до этого.


— Лет восемь, может чуть больше, — пожал плечами тот, — я не считаю дни — нам некогда этим заниматься.


— Ой, да ладно, считать дни — это весело! — подала голос Бэтли, спрыгнув с крыши «Судьи». — Я вот считаю дни до дня своего возрождения — это как день рождения у людей, только для анимагенов! Правда здорово, дядя Корво?


— Правда, моя милая, правда, — добродушно кивнул тот, погладив подбежавшую девочку по голове, растрепав её короткие тёмные волосы, — эх, хотелось бы и мне видеть этот мир через призму глаз ребёнка…


— А что в этом сложного? — удивилась мышка. — Мир прекрасен — вон смотри — небо голубое, почти все живы и здоровы, «Судья» дымится — красота, даже петь хочется!


На каменистый край утёса легла рука в тёмной перчатке и броне, а следом поднялась и сама Лупо, смахнув с наплечников пылинки. Урси не видел её морды под стеклом шлема, но зато хорошо почувствовал на себе холодный пронзительный взгляд её жёлтых глаз.


— Турболёт «Покровитель» запрашивает наши координаты, — подала голос Лиззи, разрядив нависшую тишину.


— Бэтли, включи передатчик на «Судье», чтобы они поймали наш сигнал, — приказала волчица, снимая свой шлем, — почему он не закован? — грозно спросила она ворона, под радостный визг взлетевшей на крышу турболёта мышки, скатившейся по его корпусу к носу.


— В этом нет нужды, он и Кари вернулись сами, — Корво нахмурился, — у них не оставалось выбора. Кстати, а где Кано?


— Сейчас поднимется, — Лупо отстегнула фиксатор троса от пояса и, отключив захваты на установке, бросила его вниз, — в следующий раз будет включать мозги, если, конечно, ему их вставили.


— Поскольку командир отдала свой трос Миноту, чтобы снизить нагрузку, Кано предложил поднять её у себя на руках, — подсказала Лиззи, подходя к быку, чтобы тот помог ей снять её снаряжение, — думаю, это была его не самая лучшая идея.


— Тогда понятно, — усмехнулся ворон, — дай ему хотя бы шанс.


— Ещё я не занималась такими глупостями! — отрезала Лупо, не сводя пристального взгляда с Урси. На Кари она внимания не обращала, но канарейка и сама почти не двигалась, опасаясь её гнева. — Что ты задумал? — напрямую спросила она медведя, вплотную приблизившись к нему. — Насколько безумным надо быть, чтобы вернуться к своим же похитителям.


— Нам больше некуда пойти, — ответил тот, без тени страха заглянув ей в глаза, — в мире людей у нас нет другого выхода, кроме как держаться рядом.


— Эксплар предвидел, что вы придёте к такому выводу, — кивком согласилась волчица, но едва Урси что-то успел ответить, как она молниеносно бросилась на него и ударом ноги повалила на камни, тут же скрутив руки за спиной.


— Что ты делаешь? — Корво дёрнулся, но не посмел её тронуть. — Зачем?


— Может, ты не заметил, Налётчик, но они наши пленные, — тихо, но чётко проговорила та, застёгивая электромагнитные оковы на руках Урси, — и я не собираюсь рисковать, когда на кону ваши жизни. Будет гораздо спокойнее, если они останутся обездвиженными до конца нашей миссии. Кто их, кстати, освободил? — она посмотрела на замершего Минота, но тот пожал плечами — в тот момент он изо всех сил старался не упасть с пугающей его высоты, и он не обращал внимания на то, что происходило в салоне.


Не дождавшись ни от кого ответа, Лупо рывком подняла застонавшего от боли Урси и бросила его к лежащим друзьям. «Похоже, они совсем отчаялись, раз решились на это, — подумала она с некоторым облегчением от того, что ей не придётся больше скакать за ними по этим камням, — что ж, всё к лучшему. По крайней мере, они упростили мне задачу. Доставим их на «Сияние», а дальше уже не наша забота».


— Зачем ты это делаешь, Лупо? — Урси поморщился от боли и с ненавистью посмотрел на неё.


— Потому что это мой долг, — она достала из подсумка два последних парализатора, — я думала, ты понимаешь, что значит беспокоиться о собственной команде. Видимо, нет.


Кари дёрнулась, когда она подошла к ней. В синих глазах канарейки читался неподдельный ужас перед этой холодной и в то же время изящной волчицы, которая без раздумий и сожалений могла пожертвовать ими ради своих, родных ей, беотов. Короткий треск, и жёлтая анимаген упала на бок, сражённая мощным разрядом. Обычные внешние источники электричества не могли серьёзно повлиять на них, но у этих парализаторов, разработанных самими анимагенами, была система проникновения через вакуум, позволяющая разряду бить сквозь электроустойчивый бастум.


— Зачем? — вновь спросил её медведь, заметив, что трос у края обрыва дёрнулся и на утёс забрался тихо матерящийся сквозь шлем Кано, тащивший на своей спине Вульпи и Лункса.


— Если ты не скажешь, что кто вам помогал скрываться, то я перейду к более радикальным методам, — хладнокровно заявила та, — тебе решать.


— Командир, «Покровитель» на подлёте, — подала голос Лиззи, высунувшись из салона «Судьи».


— Да, я вижу, — согласилась Лупо, подняв голову на приближающийся эвакуатор.


Даже по сравнению с «Судьёй» он казался огромным, сверкающий белым пламенем десяти турбин, хорошо видимых из-за теневой стороны горы. Уже отсюда можно было различить тёмное стекло кабины пилотов и взлетающих из своих гнёзд миниатюрных дронов, похожих на сизые диски с красными ободками.


— Будут ремонтировать в полёте, — констатировала Лиззи, задрав голову вверх, — командир, что делать с пленными?


— Обездвижьте им конечности и готовьтесь грузить на «Покровитель», — сказала та, взглянув на Кано, который бросил отключённых беотов рядом с ней, — они полетят в техническом отсеке — оттуда они вряд ли сбегут ещё раз. Сворачивайте тросы и забирайте личные вещи, — ей на шею, слетев прямо с крыши «Судьи», прыгнула Бэтли, радостно засмеявшись, словно не видела её много времени, — ты слышала меня, моя Ночная Тень? — неожиданно ласково спросила она мышку.


— Да, мама, — та прижалась щекой к её уху, — но у меня всё с собой — раскраски, карандаши, солдатики…


— Я думала, ты оставила их на базе.


— Нет, ты что?! Я никогда не расстаюсь с нейге Улыбкой и тайли Трёхглазкой! — снисходительно, словно объясняя что-то очевидное, ответила мышка, вытащив из внутреннего кармана комбинезона маленький голографический проектор. Нажав на кнопку под дном этого круглого выпуклого устройства, она вытащила светящийся голубой экран и начала быстро листать его вправо.


— Вот! — объявила она, после непродолжительного поиска, найдя нужный рисунок. — Правда, здорово?


На голографическом белом листе изображались два гуманоида, отдалённо напоминающие людей. Первый был в чёрном плаще с фиолетовым подбоем, скалящийся гротескной ухмылкой на бледном лице без носа, тянущейся почти до ушей под тёмными волосами. Его ярко-синие глаза без зрачков весело взирали с голографического экрана в ответ на равнодушный взгляд волчицы, и в них читалась лишь бесконечная мудрость, смешанная с поистине спирусовой самоуверенностью и отвагой. Он держал за руку саму Бэтли, буквально сияющую радостью, словно они были друзьями, а рядом стояла человеческая женщина, точнее девушка в серебристо-чёрной броне, с тонкими чертами лица и длинными, заплетённых в хвост до поясницы, чёрными волосами. В отличие от улыбающегося, её лицо оставалось серьёзным, но выражало удивительную для человека спокойствие и умиротворённость в ясных янтарно-жёлтых глазах. Но самой её отличительной чертой являлся третий глаз, расположенный посередине лба, без глазных век и сверкающий, словно драгоценный камень. Зрачка в нём не было, лишь красная точка, его заменяющая, смотящая пронзительным взором.


— Сама нарисовала? — рассматривая рисунок, спросила Лупо у девочки.


— Конечно, — закивала та, довольная тем, что поделилась своим творением, — я всегда стараюсь нарисовать то, что вижу во снах.


— Молодец, — скупо похвалила её волчица, однако Бэтли обрадовалась и этому — мама редко бывала в хорошем расположении духа, поэтому даже она не всегда удостаивалась тёплых слов.


Воздух вокруг суетящихся «Сигма» завибрировал — это эвакуатор, закрыв от них голубое небо, медленно опускался на лежащего на камнях «Судью». Напоминающий гигантскую стрекозу турболёт плотным облаком окружили дроны-ремонтники, сверкающие маленькими ионными двигателями и всевозможными инструментами, от бастумного сверла до колоний нано-роботов.


— Всю жизнь хотел полетать на таком монстре! — восхищённо произнёс Кано, засмотревшись на опускающийся турболёт. — Изнутри он, наверное, просто огромный!


— Насколько я знаю, большая часть его отсеков отведена под оборудование, — пожал плечами Корво, единственный из них, кто остался не впечатлён, — так что самые комфортные места это каюта капитана и жилые отсеки.


— Они спускаются, — заметил Минот, когда из передней части эвакуатора начала опускаться небольшая кабина на гравитационных тросах, выглядящих как едва заметный луч белого света.


— Хватайте пленных и живо на борт, — тут же приказала Лупо, поднимая за оковы заворожённого Урси, — нельзя медлить, наш сигнал уже наверняка отследили «Хранители»! — её голос едва слышался из-за поднявшегося гула горячего ветра.


Однако сферическая кабина сизого цвета опускалась не пустой. Когда она остановилась в полуметре от каменистой поверхности утёса, из её нутра вышли двое анимагенов, разительно отличающихся от всех виденных Урси ранее. Как и беоты, они были двухметровые, сделанные из сизого прочного бастума, с такими же секторированными на шесть делений радужками глаз, но их лица и тела выглядели отнюдь не звериными. Они словно сошли с картинки — стройные, подтянутые, в синих комбинезонах со множеством карманов, сияющие силой и жизнью люди из металла, анимагены-анроты, с заострёнными длинными ушами-сенсорами. Но что удивило Урси больше всего, так это то, что их лица выглядели абсолютно одинаковы, различаясь только цветом глаз да странной раскраской, вроде татуировок. «Их создавали по одному прототипу, — догадался медведь, ведомый Лупо в кабину, — но как же они отличают друг друга? В любом случае, они — ещё одно доказательство бессмертия!»


— Хорошо же вас потрепало, — заметил один из анротов, беглым взглядом оценив состояние «Судьи», — главное, что ракету не поймали, — он начал быстро перемещаться вдоль их транспорта, расставляя на искорёженном корпусе какие-то шарообразные маячки с помощью миниатюрного серебристого пистолета. Если бы кто-то присматривался за его действиями, то заметил бы, что делает он это максимально симметрично. Завлечённая его работой, Бэтли тут же взобралась на крышу «Судьи» и начала, припевая, следовать за ним, весело поглядывая на Лупо.


— Главное, что не разбились, — ответила ему Лиззи, — повреждено примерно восемьдесят процентов корпуса, сожжена почти вся внутренняя проводка, однако генератор удалось спасти благодаря экстренной перезагрузке.


— Вот даже как, — хмыкнув, кивнул второй анимаген, помогая Кано взвалить на плечи спящую Хару, — два дня займёт, не более.


— Долго, — холодно взглянув на него, бросила Лупо и рывком затащила Урси в кабину, — я думала, «новейшие» модели работают куда быстрее.


— Я думаю, техникам виднее, в какие сроки они могут отремонтировать сбитый турболёт класса «Спирусова Метка», — услышала она мелодичный и немного насмешливый женский голос в динамиках, когда они зашли в кабину, — несмотря на то, что вы — командир механизированного спецназа, вы не имеете тут власти, Лупо Охотница, и ваше мнение никто не учитывает.


— Я знаю, кто это, — Корво, несущий Кари на руках, зашёл за ними следом, — давняя знакомая… Тебе бы брать с неё пример, Лупо, она хороший анимаген и довольно мудрая…


— Корво Налётчик! — вдруг повысила голос капитанша. — Тебя я на борт не пущу, особенно после того, что ты тут натворил в прошлый раз! Лети рядом с нашим турболётом, если хочешь!


По выражению лиц Корво и остальных, Урси понял, что является сейчас свидетелем редчайшего зрелища — смеющуюся во весь голос Лупо.


— Да уж, я уверена, мы найдём с ней общий язык, — сквозь смех, злорадно ответила чёрная беот сконфузившемуся ворону, — и насчёт власти… я надеюсь, вы уже приготовили новые тюремные платформы, капитан? — спросила она, обращаясь к едва заметным динамикам над своей головой. — Как вы знаете, мы поймали тех, кого не могли поймать все наши подразделения в течении трёх месяцев, поэтому необходимо обеспечить нас всем, что нам потребуется. Это личный приказ Эксплара, и пока пленные у меня, я могу требовать от вас чего угодно — иначе Создатель немедленно узнает о том, что вы препятствуете выполнению нашей миссии. Как думаете, что он сделает с тем, кто встанет у нас на пути?


Некоторое время динамик молчал, однако когда в кабину забрался Кано с Вульпи на плечах, капитан вновь заговорила, но её голос был куда прохладнее:


— Разумеется, всё готово. Моя команда и я в вашем распоряжении — но я не забуду этого жеста, Лупо Охотница. Однажды, ты пожалеешь о том, что стала…


— Стала возражать ноту в его желании? — Лупо мгновенно ощерилась. Она терпеть не могла, когда ей угрожают, тем более те, кто всегда находился в безопасности благодаря не умениям, а происхождением. — И ты и я — творения одного Создателя, и наши интересы ничего не значат для него. Надо бы тебе об этом почаще вспоминать, нот.


— Я ближе к Эксплару, чем ты думаешь, — хотя голос капитана остался холодным, чувствовалось, что она смирилась с речью Лупо, — но я знаю, насколько он беспощаден, потому и соглашусь с тобой, Охотница. Твой турболёт будет готов в течении этого дня и вечером ты улетишь с «Купола». Кстати, твоя команда может разместиться в каюте рядом с генераторной на время ремонта. Если, конечно, вы не захотите перебраться в жилые отсеки базы.


— Благодарю, — сухо ответила ей та.


— И ещё — меня зовут Консента. Но для тебя, раз ты настаиваешь, капитан Консента. Надеюсь, эта маленькая прихоть зазнавшегося нота не повредит вашей миссии? — последнее было сказано явно с издёвкой, но волчица пропустила это мимо ушей.


Створки кабины захлопнулись и над округлым потолком вспыхнул круг бледного света. Гравитационные канаты, засветившись чуть ярче, плавно потянули их обратно к «Покровителю», который гудел своими турбинами над утёсом. «Ноты, анроты, беоты… — думала Лупо, разглядывая крюки на руках Вульпи. — Все мы анимагены и у нас один Создатель. Глупо надеяться на что-то большее, чем жизнь в служении — ведь кроме неё, у нас ничего нет».


Мокрый от талого снега лисий хвост непроизвольно дёрнулся, когда Кано случайно сжал конечности Вульпи. Застонав от боли, лис попытался вытянуться, но тот держал его крепко, испуганно взглянув на задумавшуюся Лупо. «Похоже, сила парализаторов ослабела от мороза, — смекнул он, затоптавшись на месте, — они проснутся раньше срока!» Внутри Кано разыгрались смешанные чувства. С одной стороны, он выполнял прямой приказ не только от Эксплара, но и от Лупо, которую втайне считал главнее, но с другой — он шёл на бой с беглыми анимагенами, пытающимися погубить тех, кто дал ему жизнь и дом. И каково же было его удивление, когда вместо негодяев и предателей он обнаружил, что гонялся за такими же беотами как он сам. К тому же, те оказались добры к ним и даже помогли выжить в экстремальной ситуации. «Они не виноваты в том, что возродились вне наших лабораторий, — Вульпи начал просыпаться и Кано понял, что скрыть от Лупо его пробуждение он не сможет, — но как же мы оказались в такой ситуации?» Пробуждение лиса заметил и стоящий у стены Урси, беспокойно взглянув на Корво и показав глазами на шевелящегося беота.


— Не беспокойся, — сказал он, чуть крепче ухватив спящую Кари у себя на руках, — прежде, чем он очнётся, мы уже будем на месте.


Не прошло и пяти секунд, как кабина с глухим щелчком зажимов встала в шлюзе эвакуатора, и открыла свои двери. Если бы не напряжённая ситуация, Урси бы во все глаза принялся бы осматривать нутро одной из самых высокотехнологичных машин современности. Все стены, потолки и полы были оббиты мягким белым металлом, приятно пружинящим под ногами, свет из встроенных внутрь ламп ярко освещал пространство и даже воздух тут оказался на удивление чист, постоянно фильтруемый вентиляцией. Кабина, такая неестественно сизая во всей этой белой чистоте, стояла посреди круглого шлюза, огороженная невысокими поручнями перед короткой лестницей к створкам внутрь остального турболёта. Здесь всё было сделано большим, удобным для анимагенов размером, что не могло не порадовать медведя, столько раз сбивающего головой узкие проёмы дверей в человеческих жилищах. Полукруглые лепестки из металла плавно и бесшумно разъехались в стороны, открывая его взгляду часть белого коридора, и оттуда выехали приземистые роботы-платформы на четырёх колёсах, которые несли на себе знакомые платформы с зеленоватым свечением антигравов.


— Скрути лису руки оковами, прежде чем запереть, — посоветовала Лупо Кано, выводя Урси из кабины, — со своими крюками, он может попытаться выбраться оттуда.


Один из роботов выжидающе остановился перед ней и волчица, склонившись, нажала на кнопку на платформе на нём. Верхняя часть, самая лёгкая в конструкции, тут же взмыла вверх, повинуясь силе антигравитации. Но окончательно улететь от оттолкнувшей её нижней сестры помешало магнитное поле, регулируемое с помощью светодиодной дорожки. Установив нужную высоту, Лупо бросила короткий взгляд на возящегося с оковами Кано, и втолкнула Урси на платформу. Необычайная лёгкость тут же наполнила его тело, но одновременно с ним вернулось и отчаяние — вновь чувствовать себя беспомощным пленником невероятно угнетало, но медведь лишь вздохнул, готовясь стойко принять очередные удары судьбы.


Верхушка подъёмной кабины с коротким гулом озарилась белым светом, и сферическая конструкция плавно соскользнула вниз, в открывшиеся лепестки внешней створки шлюза. Необычная спиралевидная конструкция под потолком продолжила мерцать, излучая волны гравитации, пока она не достигла поверхности.


— Что… где это я? — пробормотал Вульпи, перед глазами которого только что промелькнула странная сфера.


— Очнулся? — грозно спросила его Лупо, мгновенно оказавшись рядом. — Без глупостей, лис, иначе я отрежу тебе твои крюки!


— Что ты сделала с моими друзьями? — прорычал тот в ответ, попытавшись встать, но тут же получил подошвой левеса по затылку.


— Вульпи, успокойся! — тут же поспешил на выручку Урси, понимая, что его импульсивный друг может попасть в неприятности. — Мы все здесь, рядом!


— Урси! — Вульпи попытался повернуть голову в сторону его голоса, но левес Лупо плотно прижал его морду к полу. — Что происходит, где остальные?


— Кари здесь, но она оглушена, остальных сейчас поднимут. Пожалуйста, делай как она скажет, иначе будет плохо.


— Да? — недоверчиво протянул лис. — Ну, если ты так говоришь, командир…


— Просто не дёргайся, не пытайся убежать и всё будет замечательно! — добавил Кано, покосившись на волчицу, ожидая одобрения.


— Ладно-ладно, я понял, — Вульпи почувствовал, что его кисти рук вновь заперты внутри металлических оков, — опять в эти светящиеся штуки посадите?


— Какие штуки? — не понял Корво. — Ты про тюремные платформы?


Створки шлюза вновь раскрылись впуская кабину, и из неё вприпрыжку выбежала Бэтли в сопровождении Лиззи и одного из анротов, несущего на руках Арги.


— Ветер крепчает, — заметил он, бережно поместив оглушённую лисицу внутрь второй платформы, активированной Лупо, — да и местность открытая. Сейчас закончим погрузку и улетаем, — добавил он, обращаясь к волчице.


— Хорошо, — кивнула та, — Минот, — она приложила палец к кнопке вызова на гарнитуре, — ты собрал наши вещи и оружие?


— Да, — последовал басистый ответ, — всё, что уцелело при падении.


— Мы будем ждать тебя в жилом отсеке, иди сразу туда, — она, наконец, убрала левес с головы Вульпи, и Кано, подхватив его, быстро поместил в поле антигравитации, лишив возможности сопротивляться.


— Так… это и есть Шестеро Неизвестных, за которыми все гонялись? — анрот растеряно посмотрел на пленённых беотов. — Удивительно… я даже не думал, что они… ну… такие обычные!


— Вот и я о том же! — тут же закивал Кано, под тихое ругательство Корво. — Эти ребята ничем от нас не отличаются, ну и загуляли немного, но они же не виноваты…


— Кано… — попытался его утихомирить ворон, опасливо взглянув на молчащую Лупо, но незадачливого беота уже понесло на словесное выражение своих мыслей.


— Это можно сделать куда более мирно! Незачем…


— Может тогда тебе лучше было бы сдохнуть на столе душелова? — резко оборвала его Лупо, зло сверкнув глазами. — Если ты не способен выполнять приказы, и настолько впечатлителен, может мне не стоило брать тебя в команду, Преследователь?


— Я не…


— Я заметила, что вы тут все слишком привыкли к этим кустарным поделкам беглого робототехника! — кабина поднялась последний раз и в ставшим очень тесным шлюз протиснулся Минот с шестью чёрными сумками, целым арсеналом за своей спиной и Лунксом и Харой подмышками. — А я, между тем, всеми силами старалась сохранить вам жизнь, потому что знаю, что с нами сделает Эксплар, если мы провалимся. Почему отряды беотов не возвращаются на базы с отчётом о поражении? Потому что это означало бы, что они не способны сделать то, для чего их создавали, а значит подлежат деактивации! Этого хочешь, Кано?


— Нет, — глухо ответил тот, опустив голову, однако было видно, что он не смирился с их положением. К несчастью для него, это заметила и Лупо.


— Я пойду к капитану, поговорю о ремонте нашего турболёта, — холодно бросила она своим затихшим подчинённым, — оставьте пленных в техническом отсеке, а сами отправляйтесь в отведённую нам каюту и ждите меня там. Всем всё ясно?


— Так точно! — хором ответили ей «Сигма», и Урси заметил, что никто из них не хочет смотреть ей в глаза, кроме Бэтли, поджавшей длинные ушки. Однако сама Лупо даже не удостоила её взглядом и просто прошла мимо, оставив за собой напряжённую атмосферу и тишину.


Вдруг снаружи раздался усиливающийся мерный гул и транспорт немного завибрировал, но всё быстро закончилось, едва они набрали нужную высоту. «Покровитель», включив активную маскировку, слился с голубым небом над собой, унося прочь сбитого «Судью» в ярко-синем коконе под своим брюхом, оплетая его захватами и ремонтными дронами, которые уже вовсю трудились над устранением повреждений.


— Крутая у вас командирша, — только и сказал анрот, засунув руки в карманы. На его металлическом сизом лице была нарисована ярко-жёлтая татуировка в виде спирали, закручивающейся к глазу того же цвета, — чего это они на меня так смотрят? — спросил он затихшего Кано, кивком показав на Урси и Вульпи, во все глаза рассматривающие его. Его товарищ остался на турболёте, снимать вместе с дронами повреждённую проводку и не стал подниматься наверх.


— Они никогда не видели анротов, — пояснил Корво вместо помрачневшего пса, — и я сомневаюсь, что они видели и половину тех, кто населяет «Новый Рассвет».


— Последний раз нас преследовали люди, — признался Урси, смущённый собственной бестактностью, — но вы правы, мы ни разу не видели себе подобных, даже более — некоторое время мы считали, что мы вообще единственные анимагены.


— Ну какой же ты наивный, Урси, — залилась смехом Бэтли, — анимагенов много! Создатель Эксплар говорит, что за нами — будущее Аревира!


— У меня столько вопросов, которые мучили меня всё моё путешествие, — бурый анимаген коротко усмехнулся, глядя как Кано и Минот развёртывают тюремные платформы и заключают его друзей в зеленоватые поля антигравитации, — но, похоже, ответов я на них не получу.


— Кто знает, — уклончиво ответил ему ворон, вместе с анротом заходя внутрь турболёта и поворачивая направо, — всё в этом мире неоднозначно.


Роботы-платформы пришли в движение, повинуясь пульту в руке человекоподбного анимагена с татуировкой. Мигая зелёными светодиодами, они шустро покатились вереницей за уходящим Корво и его спутником, а следом за ними пошли и остальные «Сигма». «Я уже перестал понимать, где враги и где свои, — признался сам себе Вульпи, глядя в спину катящегося впереди Урси, — командир что-то задумал, но не говорит… Раньше всё было понятно, а теперь какая-то путаница». Коридор, по которому они двигались, оказался относительно коротким, но со множеством дверей того же белого цвета, что и стены. Пахло знакомым запахом жжёного металла, маслом, спиртом и чем-то необычно вкусным, словно кто-то добавил охлаждающей жидкости в смоул.


— Я уже начинаю ненавидеть просыпаться, — услышал он позади голос Лункса, — каждый раз, когда я открываю глаза, происходит какая-то неведомая хренотень!


— И не говори, — хихикнула бодро шагающая рядом с ним Бэтли, — я как-то проснулась, а всё вокруг вверх ногами!


— Это потому что твоя анатомия позволяет тебе цепляться за потолок и не терять ориентации в пространстве, — тут же прокомментировала Лиззи, замигав своим экраном, — ты — одна из последних беотов, потому тебе достались многие преимущества нашей серии.


— Правда? — восхищённо воскликнула девочка. — Ух ты, как здорово!


— И ты, говорилка безмордая, здесь? — проворчал рысь, пытаясь заглянуть за плечо. — А где мой «друг», которому мы помогли не разбиться? Кано, ты тоже здесь? Спасибо, что оглушил меня! Ты верный цепной пёс, браво! Звание получено, можешь гордиться собой.


Но тот промолчал, лишь нахмурившись. И без язвительных слов зеленоглазого беота ему было не по себе. «Мы — предатели своей серии, — мрачно подумал он, — мы пошли против своих же, хотя поклялись никогда не причинять вред анимагенам. Что же с нами стало?»


— Нам сюда, — Корво зашёл в дверь справа, рядом с углом, но роботы поехали дальше по коридору, ведущему к хвосту турболёта, — скоро увидимся, Урси. Мы ненадолго здесь.


— Я не сомневаюсь в этом, — угрюмо отозвался тот, даже не посмотрев в его сторону, — ещё ничего не кончено, Корво. Нам есть за что бороться.


— Рад, что ты это понял, — услышал он, но прежде чем Урси успел ответить, они уже скрылись за дверью, уносимые роботами.


— А вас как поймали? — спросил медведя Вульпи, оглянувшись на идущего позади анрота. — Мы с Луксом упали вниз…


— Я вернулся к турболёту вместе с Кари, — ответил тот, чувствуя на себе недоумевающие взгляды друзей, — потому что у меня не было другого выбора.


— Вот, значит, когда ты успел спеться с этим пернатым! — в ярости прорычал Лункс, дёрнув скованными за спиной руками. — Ты опять повёлся на идею какого-то сомнительного анимагена и подставил нас? А ты знаешь, что мог бы, к примеру, попытаться помочь нам, а не рассуждать?


— Я… тоже не понимаю тебя, командир, — растеряно протянул Вульпи, — зачем ты это сделал?


— А я тебе скажу зачем, — Лункс не собирался останавливаться. Слишком долго он терпел глупые выходки каждого из них, но сейчас, когда все они оказались в смертельной опасности, такие действия расценивались им как предательство, — он просто поверил в высокие слова о единстве анимагенов, призрачной помощи и нашем безысходном положении! Так вот знаешь, что, Урси: когда Мастер оказался в бегах, спасаясь от «Нового Рассвета», он не стал рассуждать о правильности поступков и жизни других людей, он просто взял и выжил, вопреки всем обстоятельствам!..


— И при этом потерял всех своих друзей! — не менее зло рявкнул Урси, распалившись от обвинений рыся. — Он сбежал и спрятался, оставив их на растерзание Эксплару. Да, я тоже мог бросить вас, оставить Кари в горах, спрятаться какой-нибудь в пещере, а потом дождаться момента и раствориться на просторах Кайлити, но я не сделал этого, потому что думаю за каждого из вас! И если ты такой же эгоист, как и Мастер, то можешь уходить и выживать сам, если сможешь выбраться отсюда!


— С радостью сделаю это, когда у меня представится возможность! — прошипел тот.


— Ребята, вы чего? — испуганно затараторил Вульпи. — Нельзя сейчас ссориться из-за ерунды…


Они заехали в полутёмное просторное помещение среди каких-то приборов и металлических ящиков. «Листы бастума и химикаты! — Лункс сразу же узнал маркировку этих контейнеров. — Это местная мастерская!»


— Я пока буду здесь, — сообщил им их невольный проводник, скованно улыбнувшись. Несмотря на то, что лицо у него было металлическим, щёки, губы, веки и нос ему сделали из тергума и покрыли бастумом, как клюв у Кари, что позволяло анроту использовать мимику, — зовите, если почувствуйте себя плохо. Меня зовут Тамитус… ну… вот… — возникло неловкое молчание, нарушаемое лишь гулом движущегося транспорта, да механическими звуками за стеной. Беоты ничего не ответили ему, лишь Лункс сощурился, запоминая внешность нового для него вида анимагенов.


«Это уже перешло все границы, — подумал он, слыша, как тихонько застонала Арги, пробуждаясь от болезненного сна, — если они не могут измениться к лучшему, значит, мне с ними не по пути».


***


В отличие от «Судьи», «Покровитель» являлся двухпалубным аппаратом, и даже имел небольшой лифт, в виде белой круглой платформы. Хмыкнув, Лупо секунду постояла у этого непритязательного устройства, ощущая на себе взгляды проходивших мимо анротов, и зашла в ячейку лифта, собираясь посетить командный мостик. Хотя «мостиком» это помещение было сложно назвать — ещё один салон с двумя креслами пилотов у панели управления и голографического радара, и возвышающийся над ним высокий «трона» с высокой, отделанной чёрной кожей, спинкой и рукоятями из матового дерева — такому бы позавидовал и глава администрации человеческого города. «Сколько пафоса, а название одно, — внутренне усмехнулась волчица, разглядывая мигающие светодиодами белые стены, — ремонтники».


— Наконец, я увидела вас воочию, Лупо Охотница, — послышался плавный женский голос из-за «трона», — позвольте выразить мои соболезнования за ваш турболёт.


Трон медленно повернулся, и волчица увидела капитана этого турболёта. Относительно худая двухметровая анимаген-нот в серебристом комбинезоне с эмблемой «Нового Рассвета», с интересом разглядывала замершую Лупо, подперев голову одной из четырёх белоснежных рук с чёрными сгибами. Её лицо, сделанное из посеребрённого бастума, тускло отражало белый свет освещения мостика, однако оно слабо напоминало человеческое, возможно из-за полного отсутствия носа или наличие изогнутых дугой ушей, как у анротов. Губы из чёрного тергума, скривились в усмешке, когда она увидела, какую реакцию произвела на гостью внешностью. Закинув ногу за ногу, нот словно наслаждалась моментом своей маленькой победы над этой холодной и равнодушной командиршей, тем более, что им некуда было спешить.


— Все ноты любят роскошь, — Лупо постаралась сделать голос как можно презрительней, однако поняла, что ей это совсем не удалось.


— Если мы имеем хоть маленькую толику власти и свободы — то почему бы и нет? — игриво пожала плечами Консента, тихо хихикнув.


— И почему же вы до сих пор не смогли сделать то, что сделала я? — насмешливо поинтересовалась волчица, сложив руки на груди.


— У нас есть дела поважней, чем гоняться за шестью беотами, — равнодушно развела двумя руками та, — это ваша работа, Лупо, а наша — наблюдать, чтобы всё шло по плану. Не переоценивай свою победу — она лишь капля в море жизни нашего общества.


— Это был личный приказ Эксплара, — холодно заметила та, нахмурившись.


— Эксплар любит лично раздавать приказы, — демонстративно закатила глаза Консента. Несмотря на то, что она являлась нотом, её ярко-красные глаза оказались секторированны, — это, как он считает, придаёт ему властности и ощущения важности задания для подчинённого.


— Слышал бы он тебя…


— Он слышал это от многих в Круге Анима. Это единственные, к кому он прислушивается хотя бы потому, что половина этих нотов находилась с ним рядом от начала, когда ещё являлись людьми-новусами, и до нынешнего времени. Они доказали свою верность и заслужили доверие Эксплара, к тому же они верят в его идею, ведь сделал их бессмертными.


— Они — такие же марионетки, как и мы…


— Ошибаешься, Лупо. Ноты имеют значение куда большее, чем ты думаешь, ведь только они составляют Круг Анима и они разделили с Экспларом Секрет бессмертия. Но довольно этой лирики, мне наскучило объяснять тебе очевидные вещи. Я полагаю, ты хочешь договориться отремонтировать твой турболёт за более короткий срок? Вроде, я тебе уже говорила, что постараюсь сделать работу за этот день, но улететь ты сможешь только ночью.


— Мысли читаешь?


— Я телекинетик, а не телепат, — Консента подняла голову и сложила одну пару рук у себя на груди, а вторую вытянула к Лупо, словно поднимала что-то. Неожиданно волчица почувствовала, как её потянула вверх неведомая сила, оторвав от пола. Растерявшись от неожиданности, она дёрнулась и на инстинктивно потянулась за пистолетом в кобуре, но тут же рухнула на пол, упав на колени.


— Ты… — выдохнула она, чувствуя, как растёт внутри неё ярость. Её, жестокую и расчётливую беот, лучшую курсантку в школе командиров, только что победили одним движением рук, унизительно поставив на колени. Зарычав от обиды, Лупо резко вскочила и выхватила пистолет, но Консента лишь рассмеялась:


— Не хватайся без причины за оружие, Охотница, — она положила нижние руки на «трон», — я повторюсь: твой турболёт будет готов к ночи этого дня. А теперь иди к своей команде — я выделила вам целую каюту, потеснив экипаж, так что не испытывай моего терпения. Ты скучная. А ещё… пригласи сюда моего старого друга Корво Налётчика. Он мне кое-что задолжал.


Скрипнув зубами от злости, Лупо резким движением убрала растрепавшиеся волосы к затылку и, повернувшись спиной к снисходительно улыбающейся нот, спустилась вниз, кипя и ругая себя за медлительность. «Надо было отстрелить ей руки, — думала она, толкнув плечом проходящего мимо анрота-техника, — проклятые ноты! Всегда их ненавидела!»


Однако не она одна оказалась расстроена за сегодняшний день. Апартаменты, куда указал анрот с татуировкой на лице, представившийся Тамитусом, оказались тесноваты и больше напоминали казармы — центральный проход и десяток двухэтажных коек вдоль стен, рядом с которыми мигали светодиодами встроенные внутрь корпуса тумбочки — вот все удобства. У входа в каюту мерно жужжал аппарат питания, фильтрующий смоул, а над ним мерцала план-карта турболёта на плоском голубом экране.


— Это неправильно! — причитала лежащая на верхней койке Бэтли, сжавшись в комок. — Мама всего лишь хочет помочь нам, но мне жалко Кари и остальных…


— Лупо совсем схемами перегрелась! — бросил Кано, ходивший взад-вперёд по центральному проходу. — Это наша «благодарность» за спасение? Я чувствую себя подонком!


— Командир что-то задумала, — протянул Минот, погладив дрожащую Бэтли, причём почти полностью накрыв её своей ручищей, — она не просто так применяет силу.


Настроение, царящее в воздухе, постепенно накалялось, сдабриваемое руганью и резкими выражениями Кано и Минота. Даже Лиззи присоединилась к спору, доселе лишь исследуя последствия путешествия по снежному лесу. Только Корво молчал, мрачно взирая на возмущенную команду, доказывающих друг другу, что Лупо неправа и, тем самым, ещё больше распаляясь. Но прошёл час, второй, а волчица всё не возвращалась. Даже Кано, больше всех задетый случившимся, успокоился, усевшись на застеленную зелёным одеялом койку и сердито глядя в пол. Из-за своего открытого характера, он быстро привык к новым друзьям, пусть и встретившим его более чем недружелюбно, но всё-таки пришедшим им на помощь в критический момент, и такая «благодарность» от его командира, казалось ему предательством. Бэтли, положившая голову подушку быстро заснула тревожным сном, переживая за себя и мать. «Однако, Лупо ещё никогда не заставляла нас так долго ждать, — Корво обеспокоенно взглянул на створку наружу, — не было б беды». Пользуясь тем, что остальные погрузились в свои мысли, он быстро вышел обратно в коридор и едва не столкнулся со стоящей рядом со проёмом волчицей.


Лупо стояла, угрюмо опустив голову и закрыв глаза. Если бы не тихий гул её воздуховода, то могло бы показаться, что она отключилась. Услышав шум открывшейся двери, её уши повернулись источнику звука, но и без этого она знала, кто посмел выйти вопреки её приказу.


— Ты тоже пришёл осудить меня? — поинтересовалась она бесцветным голосом, не поднимая головы.


— Нет, — Корво посмотрел по сторонам и закрыл створку нажатием кнопки на панели рядом, — парализаторы ослабели от мороза, пленные скоро очнутся.


— Не до них сейчас.


— Что-то не так? — ворон медленно обошёл её, остановившись перед её мордой. — Мы ждали тебя в каюте.


— Я и не говорила, что я туда собираюсь, — Лупо опустила руки и подняла на него холодный взгляд жёлтых глаз, — я отправила вас, чтобы вы успокоились.


— Твои действия вызвали, мягко скажем, возмущение у всех, даже у Минота, — заметил Корво, — команда волнуется, может тебе лучше объяснить им свое решение по поводу пленников?


— Я слышала их разговор, — она кинула в его руки гарнитуру, — самое обидное в этой ситуации то, что все отказываются меня понять. Хотя знаешь, старый друг, ты прав — я лучше объясню этим неженкам что к чему, чем допущу каких-то разногласий.


— Ты собрала очень необычный отряд, Лупо. Я всё время вспоминаю «Тау»: никто из них и не подумал бы, что они могут подружиться с пленными, тем более работать с ними перед лицом опасности. Все твои подчинённые сильны душами, которые дают им чувства, но из-за них они попадают впросак.


— Я знаю слабости своей команды, — та едва заметно кивнула, — но это панибратство с пленниками… не ожидала, что они так легко привяжутся к этим доморощенным увальням.


— Между прочим, я тоже считаю, что ты слишком жестоко поступила с ними, — сообщил ей ворон, — ты могла хотя бы не оглушать их.


— Тогда тебя наверняка огорчит тот факт, что после ремонта я вновь выключу их, — волчица застегнула комбинезон до горла, — этот медведь оказался достаточно умён, чтобы оставаться в сознании.


— Он несомненно умён, с этим не поспоришь, но не думаю, что остальные настолько провинились, что…


— Корво, начинай эти бредни про «все мы беоты», — прежде чем войти в салон, Лупо бросила на него недовольный взгляд, — я знаю, что делаю. Кстати, наше собрание касается и тебя, поэтому иди к остальным.


Когда волчица вошла в казарму, как обычно невозмутимая и холодная, притихшие «Сигма» резко вскочили на ноги и встали по стойке смирно. Но если раньше Лупо видела в их глазах скрытую радость от того, что она уделила им внимание, то теперь там была лишь злость, обида. Только Бэтли, как обычно непоседливо переминаясь с ноги на ногу, поглядывала на неё виноватыми ребячьими глазами, заставляя волчицу отворачиваться от чувства вины перед мышкой.


— Обойдёмся без прелюдий. Вольно, — она дошла до коек, где они сидели, и встала, закинув руки за спину, внимательно заглянув в глаза каждого из них.


Они сели обратно, но на этот раз уже заинтересованно подняв на неё взгляды — Лупо редко собирала их, значит, она хотела сообщить что-то важное.


— Я вижу, никто не послушал меня, когда я сказала, чтобы вы к ним не привыкали, — командир проводила глазами прошедшего за ней Корво, севший рядом с Кано, — думаете, что я сошла с ума от жестокости, что не позволяю вам даже разговаривать с ними? Или вы думаете, что мне доставляет радость или удовольствие так обходиться с другими беотами? — пёс, выдвигающий эту теорию пару часов назад, стыдливо опустил голову. — На мне лежит ответственность за каждого из вас, и сейчас над нами нависла реальная угроза уничтожения за провал. Эти анимагены не так просты, как вы думаете. Они, зная, что их ждёт, попытаются сбежать, если у них будет такая возможность, а вы им поможете, «по-дружбе»! В итоге, они уйдут, а нас деактивируют. Вы этого хотите?


— Нет, — тихо сказал Кано, не смея поднять голову. Теперь ему стало ужасно стыдно за своё поведение.


— Может, они и помогли нам в критической ситуации, но они спасали больше собственные жизни, чем ваши. Пусть они неплохие беоты, пусть они хоть наидобрейшие создания на всей планете, но от них зависит ваша жизнь, и я, похоже, единственная, кого это заботит! Посмотрите на себя — вы готовы были связать меня и поставить на платформу, лишь бы угодить вашим «новым друзьям»! А что они вам пообещали? Что они вам дали, что вы за них вступились? Рассказы о том, какой Эксплар ужасный злодей и хочет только нашей смерти? Они, никогда не видевшие даже анротов, начали учить жить вас, беотов, которые справляют уже не первый год! Не стыдно вам, «Сигма»? — хотя часть её торжествовала над поникшими подчинёнными, но ей стало нестерпимо обидно и больно за их отношение к ней. — Разве я, собрав вас в одну команду и дав вам всё, что можно получить беотам «Рассвета», заслужила такое недоверие лишь тем, что выполняю своё задание и спасаю ваши же души? Неблагодарные! Вас провёл какой-то доморощенный философ, всего парой слов вызвав ненависть ко мне, командиру, лично вытаскивающей вас со столов душеловов, складов и лабораторий! До конца сегодняшнего дня всем отключиться, а после мы взлетаем. И если я ещё раз услышу от кого-то из вас возражение, я вышвырну его из команды! Не хотите «по-хорошему», будет «по-плохому»! Отбой, «Сигма», — последние слова они бросила со всем презрением, что у неё скопилось, повернувшись спиной к подавленным сослуживцам, но и она чувствовала себя не лучше. Уж слишком ей дороги были эти нерасторопные анимагены, чтобы так просто вытерпеть их выходку.


— Мама! — не выдержала Бэтли, вскочив со своей койки и обняв её талию. — Прости меня мама, это я освободила их! Я не хотела, чтобы ты так расстроилась! Я хотела помочь, прости меня, мама! Это я освободила их! — две крупные слезинки сенсорной смазки прокатились по её шёрстке, оставляя за собой блестящие дорожки.


Лупо остановилась. «Они просто оказались не готовы к такому, — она слышала, как расходятся по спальным местам остальные «Сигма», не смея произнести ни слова, — но стоит ли их винить, если они просто запутались?»


— Ты меня тоже прости, малышка, — она опустилась на колени перед плачущей Бэтли, и обняла её, положив голову ей на макушку, — не стоило мне так кричать на тебя. Я слишком строго к вам всем отношусь, я знаю, но это ради вашего же блага, — она поцеловала её в лоб, — иди спать, моя Ночная Тень, скоро у нас будет много работы.


Она вышла в коридор. Если бы не её выдержка, её бы било мелкой дрожью от переполняющих эмоций. «Всё ради вашего же блага, — она приложила руку к глазам, вздохнула и направилась в технический отсек, — моя команда… я не позволю её уничтожить!»


— Корво, почему так всё сложно? — убедившись, что Лупо ушла, Кано повернулся к лежащему на койке напротив ворону. — Я не могу определиться, кто прав, кто нет…


— Всё относительно в нашем мире, друг мой, — ворон закинул руки за голову и закрыл глаза, — Лупо тоже можно понять — она пытается сохранить вам жизни, но она ещё не знает всю глубину той трясины, в которую мы попали.


— Но почему же она этого не понимает? Ведь, если посудить по нашей жизни, то Эксплар не такой уж добрый…


— Она действует по ситуации, и в этом нет её вины. Лупо понимает, что ей надо спасать свою команду, но она не видит иного выхода, — он приоткрыл один глаз, — Кано! Ты не думай, что руководствуясь душой, ты поступаешь неправильно — душа не может лгать, она всегда верно подскажет выбор. Лупо потом это тоже поймёт. Надеюсь, только, что не слишком поздно.


Они замолчали. Их вещи и оружие, что принёс с собой Минот, лежали у дальней стенки салона рядом с иллюминатором, за которым проносились белые облака. Мерный гул турбин убаюкивал, однако никто их них так и не смог заснуть.


— Я мечтал стать путешественником, — вновь заговорил Кано, открыв глаза, — хотел исследовать мир, где я возродился. Узнать, что там, за этими стенами и камнем, откуда встаёт Ольмир и как живут обычные люди. Когда я ещё обучался на «Орхидее», я думал, что прекраснее этой мечты нет… Но потом я встретил Лупо… И знаете… я вдруг только теперь понял, что никогда не выберусь отсюда! Потому что мы не можем даже выйти без спросу за дверь!


— Это в целях нашей безопасности, — ответила ему Лиззи над его головой. Ящерица, не без помощи Минота, взобралась на верхнюю койку и теперь пёс мог созерцать лишь её свесившийся хвост, — внешний мир полон опасностей для анимагенов. Люди не готовы принять тот факт, что на Аревире зародилась ещё одна форма разумной жизни, готовая заменить их угасающую цивилизацию. К тому же, существуют откровенно враждебные к нам организации, такие как «Хранители Жизни».


— Но мир не заканчивается Нелией, — возразила Бэтли, — неужели ты сама никогда не мечтала воспарить над небом и увидеть всю красоту Аревира?


— Я… хотела бы жить как остальные беоты, — запнулась ящерица, смущённо мигнув экраном, — но я понимаю, что моя нынешняя анатомия этого не предусматривает… просто нельзя жертвовать функциональностью сейчас, когда требуется максимальная полезность.


— А я хотела бы встретиться с нейге Улыбкой, — мышка достала из внутреннего кармана проектор и включила его, — он мне кажется таким близким и родным, словно я знаю его всю жизнь!


— Он странный, — заметил Минот. Бэтли лежала над Корво, который молча слушал их разговор, а сам бык лежал чуть дальше Кано, едва уместившись на опасно прогнувшейся койке, — Спирус.


— Я знаю, — согласилась девочка, слегка улыбнувшись, — но я всё равно люблю его.


— А чего хотел ты, Минот? — спросил его Кано, приподняв голову. — У тебя есть мечта, здоровяк?


— Я не знаю, — пожал плечами тот, — наверное.


— Это как?


— Наши процедуры проходят с положительным результатом, но я ещё не до конца восстановила его мыслительные процессы, — ответила за него Лиззи, — я могу лишь сказать, что Миноту нравятся яркие ощущения и явления, которые их приносят.


— Да, взрывы! — кивнул бык, от чего его лежанка болезненно заскрипела. — Стрельба, бой! Но хочется после них покоя.


«Ещё ничего не решено, мои друзья, — улыбнулся про себя Корво, прикинувшись спящим, — не теряйте только свои мечты. Они могут осуществиться!»


========== Глава VII. Жизнь под куполом ==========


База, на которую они опускались, располагалась глубоко в недрах Больвинской горы, но открывающееся жерло шахты тяжело было не заметить с высоты. Словно разверзнувшаяся пасть, каменные своды раскрылись колоссальными внешними створками, обнажая металлические пластины вдоль окружности. Вспыхнувшие белые огни по краям шахты замигали, предлагая «Покровителю» залететь в её жерло через свернувшиеся остроконечные лепестки шлюза. Зависнув над открывающимся проходом, турболёт на секунду замер, позволив компьютеру рассчитать траекторию, и начал плавно опускаться вниз, к чернеющему внизу ангару. Пять линий посадочных огней озарили сизый ствол шлюза, и когда эвакуатор опустился достаточно низко, перед ним открылось поистине исполинское помещение. Сияющий внизу круглый маяк служил ориентиром для опускающегося транспорта, над котором сомкнулись сами горы, но его полёт не закончился после преодоления шахты. Под горными породами и толстыми листами бастума, стояло не менее сотни немалых размеров самолётов, грузовых турболётов, похожих на широкий контейнер с кабиной и шестью турбинами, заправщик и даже уже знакомый десантный турболёт класса «Спирусова Метка». Вся поверхность была расчерчена на достаточно широкие заасфальтированные дороги, которые образовывали улицы, с фонарными столбами и светофорами, словно в городе. Помимо летательных аппаратов, в ангаре находилось множество контейнеров с оборудованием и деталями, вокруг которых суетились бесчисленные анроты-техники и их роботы-помощники.


С мерным гудением, перекрывающим шум работающих резаков и подъёмных механизмов, «Покровитель» медленно и величественно пролетел над прочими турболётами, на свой почётный пьедестал основной машины базы, окружённый многоэтажными кранами и подъёмниками. Мерцающий под его брюхом экран щита задрожал и погас, предоставляя обитателям ангара рассмотреть покорёженного «Судью» во всей красе. Из белого посадочного кольца над которым он завис, выдвинулись две массивные платформы на сизых опорах, приготовившись принять опускающийся транспорт. Раздался глухой стук, и их поверхность слабо засветилась, закрепляя гравитационными полями машину. Ещё одна платформа поднялась на несколько метров выше за хвостом турболёта и надёжно зафиксировала для устойчивости.


Под брюхо «Покровителя», где висел закреплённый «Судья», подъехал массивный робот-ремонтник с шестью колёсами, оборудованный манипуляторами, резаками и прессами, приготовившись принять груз эвакуатора. Зажимы медленно начали опускать повреждённую машину вниз, а рядом уже стояла целая бригада анимагенов.


- Я знаю, что вы не спите, - сообщила Лупо своей команде, заходя в их каюту, - и пока Консента и её анроты заняты ремонтом, можете погулять по базе.


«Сигма», повинуясь приказу обозлённой их выходками командир, весь недолгий полёт лежали на своих койках, разговаривая о жизни и делясь воспоминаниями. Хоть Лупо и сильно разозлилась, но для неё они оставались единственными беотами, на которых она не могла затаить обиду, и по прилёту волчица всё-таки решила простить их. «Не томиться же им весь день на одном месте», - подумала она, глядя, как зашевелились её подчинённые, быстро натягивая левесы и застёгивая выходные комбинезоны, которые носили под бронёй. Однако они делали всё это молча, не решаясь заговорить, только Корво одобрительно кивнул, придав уверенности.


- Командир, - услышала она голос Кано, пытающегося завязать разговор в своей непринуждённой манере, хотя она давно научилась определять когда он нервничает, - тут это… В общем, мы вспомнили, что скоро у нас один праздник!


- Праздник? – Лупо попыталась припомнить, что именно она упустила и какой сегодня день.


- Ну Новый год же! – радостно подсказала ей Бэтли, спрыгнув с верхней койки прямо в свою обувку. – Завтра Новый год!


- А, вы про это, - отмахнулась волчица, потеряв интерес, - вроде мы не праздновали его раньше, так с чего бы начинать?


- Анроты празднуют! – заметил пёс. – Они рассказали, что этот день символизирует новые надежды и начало новой жизни! Мы все верим, что однажды настанет время, когда наши мечты осуществятся и поэтому теперь мы празднуем его.


- Это решение всей команды, - добавил Корво, усмехнувшись и сложив руки на груди.


- Давай, командир! – Кано осторожно подошёл к нахмурившейся волчице. – Конечно, уже поздно готовиться к нему, но мы можем сделать нашу общую фотографию на память – мол, с этого момента у «Сигмы» начинается новая жизнь.


Весело хихикнув его реплике, Бэтли тут же подскочила к матери и обняла за талию, пока Минот настраивал миниатюрное для него устройство, похожее на маленькую чёрную сферу.


- Лиззи, и ты туда же?! – удивилась Лупо, глядя как ящерица поправляет свой идеально выглаженный и вычищенный комбинезон для фотографии.


- С точки зрения нашего положения – это нерационально и бессмысленно, - на её лице сверкнула ломанная линия, - но мы же не просто роботы со сложнейшим внутренним устройством и широким спектром применения, а ещё и живые существа.


- Готово, - сообщил Минот, осторожно положив устройство на верхнюю койку и поспешно загремев тяжёлой поступью к ним.


- Так, всем смотреть в объектив! – объявил Корво, когда они заняли свои позиции – Лупо посередине, без тени улыбки и слегка сощурившись холодным и жестоким взглядом, перед ней, как всегда весёлая, Бэтли, которая расставила руки в стороны, словно демонстрируя отряд. Слева пристроился Кано, также немогущий сдержать улыбки, и скосивший взгляд на Лупо, втайне любуясь изяществом её морды. Справа полубоком встал ворон, старый Корво Налётчик, один из первых беотов, всегда с важным видом и взглядом, полным знаний. Рядом с ним стояла, скромно опустив руки, Лиззи, мигая зелёными голографическими глазами на чёрном лице-экране. Если бы она могла, она бы тоже улыбнулась, но увы – мимика стала ей недоступна с потерей настоящего лица. И позади всех возвышался здоровяк Минот, едва уместившийся в кадр. Бык ни разу не принимал участия в подобных мероприятиях, а потому сильно нервничал, не совсем понимая, что происходит. В таком виде их и запечатлела камера, мигнув секундной вспышкой на весь салон.


- Здорово получилось! – возвестила Бэтли, скачав и рассматривая на своём проекторе фотографию. – Оставлю на память, а то вдруг мы забудем, что мы одна команда!


- Этого мы точно не забудем! – воодушевлённо сказал Кано, как бы невзначай положив руку на плечо Лупо, но тут же отдёрнув, едва волчица глянула на него.


- Идите уже, пока я не передумала, - строго проговорила она, отстранившись от пса, - забыла сказать: Корво, тебя искала капитан этого корыта. Не знаю, чем ты ей насолил, но хорошего не жди.


- Да не то что бы насолил, просто кое-что обещал, - вдруг смутился ворон, растеряно застегнув комбинезон и выходя за остальными в коридор к спусковой капсуле, - Консента один из немногих нотов, которая… немного неравнодушна ко мне…


- Погоди, ты же не хочешь сказать, что заводил роман с этой четырёхрукой?! – Лупо ошарашено опустила руки. – От тебя я такого не ожидала!


- А дядя Корво влюбился! – тут же защебетала Бэтли, радостно захихикав и захлопав в ладоши. – Я знала! Знала это!


- Четырёхрукой? – удивился Кано. – Это как?


- Она же нот. Только им позволено менять свои тела по собственному желанию, - объяснил совсем растерявшийся ворон, - и неправда, не было у меня ничего с ней… Ну… почти…


- Я надеюсь, с этим не возникнет проблем? – они подошли к сферической кабине вниз, только что завершившей выгрузку части экипажа, и Лупо посмотрела пронзительным взглядом на ворона.


- Нет-нет, что ты! Консента умеет разделять личную жизнь и работу. Будь уверена - если она пообещала закончить ремонт за день, она это сделает.


- Очень на это надеюсь, - Лупо поджала губы, глядя как улыбающаяся Бэтли, Минот и Кано забираются внутрь тесноватой кабинки. Если бы не бык, они бы вместились все, но из-за размеров Разрушителя створки капсулы отказывались закрываться.


- Зря ты всё-таки так относишься к Кано, - заметил ворон, слабо улыбнувшись, - парень явно старается тебе угодить.


- Слабак и подхалим, - жёстко отрезала та, демонстративно закатив глаза, - Кано слишком навязчив и наивен, да и мне не до таких глупостей.


- Твоё дело, - примирительно поднял руки Корво, решив не доводить волчицу до белого каления, - что мы будем делать дальше, когда доставим пленных? – кабина всё-таки закрылась и бесшумно провалилась в открывшийся проём.


- Я думала, что неплохо было бы слетать на «Метель», чтобы переоборудовать наш турболёт к зиме, но всё зависит от приказов Эксплара. Я краем уха слышала, что он замышляет что-то грандиозное в ближайшие дни.


- Если не считать его плана «возрождения», то ничего нового, - пожал плечами ворон, - я хотел отлучиться на неделю после нашего задания, надо… поговорить кое с кем.


- Это с кем интересно?


- Командир, на связи отряд «Альфа»! – неожиданно сказала Лиззи, удивлённо сверкнув дугообразными линиями. – Они здесь, на «Куполе»!


- Драго Огнехвост здесь? – Корво даже просиял. – Я думал его команда всё ещё в Овелаке, но если он здесь, то мне не нужно никуда отлучаться – это он, с кем я хотел поговорить.


- Старые воспоминания о былой славе? – Лупо уже привыкла к ностальгии ворона о «былых временах», которую он разделял почти со всеми командирами первых отрядов. Для неё это был не более чем круг стариков, обсуждающих давно ушедшие дни их начинаний, побед и ошибок.


- Ты, как всегда, проницательна, - мягко согласился тот, слегка улыбнувшись и проходя внутрь вернувшейся кабины.


- Если ты не против, я пойду с вами, - она прошла с ними внутрь капсулы, - пленники не смогут сбежать с эвакуатора и уж тем более с базы.


«А ещё они действительно опасны, я недооценила их, - про себя подумала Лупо, встав между Лиззи и Корво, - они наверняка уже очнулись и вновь пытаются сбежать».


Но она ошиблась лишь в одном – бежать они сейчас не пытались. Узнав где они находятся, остальные из горемычной шестёрки поначалу всполошились, но быстро успокоились, когда Урси сказал, что у них ещё есть надежда, тут же подвергшись критике Лункса.


- Опять пойти за незнакомцем с таинственной и зловещей идеей в опасное место – да, тут определённо пахнет спасением! – язвил он, сердито прижимая уши к голове. Его платформа была самой крайней к выходу, виднеющегося за белым стендом с оборудованием, и он мог видеть всех своих друзей перед собой.


- Как так-то командир? – недоумевала Хара, задвинутая роботами в самый угол салона. – Ты же говорил, что нам надо бороться за свою жизнь, мы даже хотели уехать в Бевиар, а теперь ты говоришь, мол, нам некуда бежать? Зачем тогда мы всё это затевали?


- И за что погиб Мастер? – добавил контрольный выстрел рысь, презрительно сощурившись на помрачневшего медведя.


Урси молча висел на своей платформе, слушая их. «Растеряны, напуганы и в отчаянии. Но у нас нет другого выхода», - думал он, глядя на пытающегося вырваться Вульпи. Лис не прекращал попыток разорвать оковы с момента как ушёл Тамитус, но всё было тщетно – магнитные замки намертво сцепились друг с другом, не оставляя беоту даже возможности пошевелить пальцами.


- Вульпи, не рвись, - жалобно попросила его висящая рядом Кари, видя, что он уже протёр шерсть на запястьях, - это бесполезно!


- Висеть сложа руки – вот это бесполезно! – с жаром возразила ей Хара, попытавшись дотянуться до платформы хотя бы ушами, но этого было явно недостаточно чтобы покинуть поле антигравитации. – Да разряд под хвост этому умнику, придумавшему эти дурацкие штуки! – в сердцах высказалась она, прибавив к фразе матерное словечко.


- Кстати… а кто-нибудь знает, «Сигма» забрали чертежи А-284, которые нам отдал Мастер? – поинтересовалась вдруг Арги, посмотрев на вскинувшего голову Лункса, чья платформа находилась слева от неё. – Ведь… это же тоже является частью Секрета бессмертия.


- Наверняка они улетали в спешке и не успели обыскать «броневичок», - подумав, ответил Урси, - если это так, то миссия «Сигмы» прошла впустую.


- Мне кажется, стоит разыграть это в нашу пользу, - лисица повернула голову и почувствовала, как болит ушибленная шея, - сказать Эксплару, что Лупо проворонила секретные данные «Нового Рассвета». Сами не спасёмся, но хоть этих ублюдков за собой утянем.


- Что значит не спасёмся? – возмутилась Хара. – Да вы чего все? Вы что, уже все сдались и ждёте, когда вас прибьют? – она сердито окинула взглядом всех пятерых. – Я не согласна! Пусть только спустят меня отсюда, я им всем головы порасшибаю!


- Успокойся, сейчас мы всё равно ничего сделать не сможем…


- Хм, какой же момент нашей жизни мне это напоминает? – притворно задумался Лункс.


- Я к тому, что Корво что-то скрывает от своей команды. Я не верю ему, но если он хотя бы наполовину прав, то у нас есть шанс выбраться, - медведь заговорщически улыбнулся своим мыслям, - внутри организации, похоже, появился раскол между сериями анимагенов, и если мы воспользуемся суматохой, то сможем выбраться оттуда.


- Наше положение незавидно, но и дальше оно вряд ли станет лучше, - скептически возразила Арги, - но я помню, что ноты занимали лидирующее положение среди анимагенов. Быть может, рассказав им о провале «Сигма» мы сможем перевернуть ход событий в нашу пользу?


- Если только… - Кари подняла голову и тихо вздохнула. – Если только чертежи не забрала Ани. Она-то осталась в Паларе и могла вытащить из машины наши вещи.


- Об этом я не подумал, - растеряно согласился Урси, - я и забыл, что Ани осталась там. Но тогда, если мы расскажем о чертежах, «Рассвет» начнёт за ней охоту. А вы все знаете, что они делают с обычными людьми.


Вульпи помнил. Он помнил, как люди в серебристой броне убивают ни в чём не повинных граждан Рахнака, как умирала на его руках Ната и пропал Дэлтан… «Я никогда не стану частью тех монстров, что творили такое! – яростно пообещал сам себе лис, посмотрев на слабо улыбнувшуюся ему Кари. – Мы обязательно спасёмся, милая, только не падай духом!» Словно прочитав его мысли, канарейка улыбнулась более уверенно и тепло, и тихо, чтобы слышал только он, прошептала: «Я люблю тебя!»


- Но это, возможно, наш шанс вырваться из заточения, - Арги слегка нахмурила свои изогнутые брови.


- Пожертвовать нашей подругой ради себя? – Урси дёрнулся, насколько позволяло ему поле. – И у тебя хватает совести даже предполагать такое?


- Я ещё ничего не сделала, чтобы ты на меня рычал, мой идеалистичный друг, - осклабилась та, - но твой план звучит не лучше – пожертвовать всеми нами, ради призрачной надежды. Подумай над этим и ответь мне сам – у тебя хватит совести это сделать?


Он лишь отвернулся. «Почему мы всегда оказываемся в таком положении? – с болью подумал он, вспоминая их прошлые «подвиги». – Что бы ни случилось, мы оказываемся беспомощны и можем либо ждать либо бежать. Но скоро с этим будет покончено! Если никто из них не может сообразить, что надо делать, то я буду думать за всех! Иногда решение одного оказывается вернее мнения большинства».


- А ты, мой маленький беспомощный рысёнок, что думаешь? – посмотрела на сконфузившегося Лункса Арги. – Ты же, вроде, хотел стать лидером – так давай, прими решение. Ну или хотя бы выскажи что-нибудь.


- Я и так пытаюсь это сделать на протяжении всего нашего путешествия, но вы же меня не слушаете! – сердито проворчал тот. – Я говорил, что нам надо было ехать дальше от той деревни, говорил, что нам нельзя останавливаться! Но нет, зачем слушать того, кто старше всех вас вместе взятых, правда?


- Если бы ты вместо скучных шуточек генерировал ещё и хорошие идеи, - пожала плечами лисица, - не обижайся, но большую часть времени ты говоришь о том, какие мы плохие, потому что не слушаем тебя.


- Как же я тебя ненавижу! - пробурчал тот, отвернувшись.


- Да перестаньте вы! – Хара изо всех сил попыталась развести руки, чтобы разорвать оковы, но те даже не погнулись. Тяжело вздохнув, она оставила бесплодные попытки освободиться и взглянула на висящих рядом друзей. – Что со всеми вами такое? Вы готовы в морды друг другу вцепиться, а сейчас надо быть как никогда сплочёнными!


- Сами виноваты! – хором воскликнули Урси и Лункс, почти что испепеляя взглядом друг друга.


- Это просто безумие какое-то, - тихо проговорила Кари, но никто не обратил на её фразу внимания.


***


«Куполом» эта база называлась банально из-за её конструкции. Сферообразная архитектура усиленного бастумными подпорками потолка ангара охватывала всё основание горы, а остальные помещения, включая мастерские, лаборатории и склады, находились внизу под самим ангаром. Здесь уже не осталось людей – на всех основных базах с недавнего времени теперь трудились возрождённые анроты самых ранних моделей, которые, как и беоты, не помнили своей прошлой жизни, зато вполне радовались настоящей. Наверняка они знали, что некогда существовали солдатами, механиками, учёными и робототехниками этой самой базы, но никто из них не тосковал по старой жизни. Их прошлые личности давно канули в Небытие и остались не более чем знанием, что когда-то они являлись людьми, не вызывая никаких серьёзных чувств, кроме внутренней скорби по давно умершим родственникам, отдавшим жизнь ради них. И уж тем более это не мешало им праздновать Новый год прямо на рабочих местах. Украшенные блестящими лентами стены сразу привлекли внимание спустившихся беотов. Всё пространство ангара «Купола», а это не менее девяти километров в диаметре, было буквально заполнено новогодними атрибутами, вроде белых кристаллов, гирлянд на фонарных столбах и стеклянных расписных шаров. Даже эмблемы «Нового Рассвета» оказались заключены в самодельные венки из еловых веток. Несмотря на обильный запах жжёного металла, машинного масла и выхлопов плазменных турбин, в воздухе проскальзывали тонкий аромат хвои и пар от свежесваренного смоула - любимого напитка всех анимагенов без исключения. Вперемешку с этим, по всему ангару раздавался стук работающих механизмов, гул двигателей и грохот передвигаемых белых контейнеров с маркировкой Нелии и «Нового Рассвета». Чтобы не прослушать команду или предупреждение, грузчики и механики, работающие здесь, имели небольшие шлемы из кожи и металла, внутри которых спряталась гарнитура. Те, кто работал с резаками, носили ещё и белые маски с затемнённым окуляром, чтобы не повредить сенсоры.


- Давненько я сюда не заглядывал, - довольным тоном протянул Корво, неспешно вышагивая рядом с Лупо по дороге между посадочными площадками турболётов.


Вертикальный взлёт этих аппаратов послужил причиной размещения их в центральной части ангара, а ближе к внешним стенам стояли истребители и перехватчики. Сухопутные машины и бронетехника размещались ближе к земле, гораздо ниже ангара, а вот складская зона растянулась кольцом вдоль границ всей базы, чтобы персоналу было легче добраться до нужного оборудования и деталей.


- Мам, смотри, как я могу! – крикнула волчице Бэтли, зависнув вверх ногами на руке одного из кранов, поддерживающих платформу.


Они быстро догнали Кано и Минота, которые ушли вперёд и уже выискивали чем бы заняться. Лупо лишь могла сверлить их спины презрительным взглядом, внутренне клеймя «бездельниками», но беспечного пса и его большого молчаливого друга уже было не остановить.


- Молодец, - скупо похвалила она мышку, взглянув на свой турболёт на платформах, - он выглядит не так уж и плохо…


И сразу после этих слов один из взорванных пилонов «Судьи» с натужным стоном металла обрушился вниз, благо лететь ему оказалось достаточно далеко, и все анроты вовремя отскочили в стороны.


- Ну это как сказать… - протянул Кано, но поймав сердитый взгляд Лупо, быстро умолк и ретировался вместе с Минотом куда-то в сторону шумной компании незанятых техников.


- Это незначительная потеря, - раздался вкрадчивый голос с механическим оттенком позади них.


Лупо резко обернулась, невольно рыкнув от неожиданности и ненависти к его обладательнице. Консента плавно плыла над поверхностью ангара на небольшой овальной платформе, раскинув нижнюю пару рук ладонями к верху. «Никаких видимых двигателей на этом куске металла нет, - промелькнуло в голове у Лиззи, - неужели она… перемещается посредством телекинеза?»


- Корво Налётчик! – чёрные губы нот расплылись в довольной улыбке. – Я предупреждала тебя, чтобы ты не поднимался на мой турболёт?


- Консента, я же не мог ослушаться приказа своего прямого командира, - ворон ответил на её улыбку, но не спешил приближаться, - я вижу, ты нисколько не изменилась, всё такая же прекрасная нот, что и раньше.


- Ах, брось, лесть к тебе не к лицу, - хотя по расширившейся улыбке было видно, что комплимент ей понравился, - и она не поможет тебе закрыть твой долг передо мной.


- Довольно этого! – резко оборвала её Лупо, встав между ней и Корво. – Если он и виноват в чём-то перед тобой, то пусть сначала выполнит своё задание! Потом будете разбираться с долгами…


Но смех ворона и нота заставил её недоумевающе замолкнуть.


- Это долгая история, - немного взяв себя в руки, объяснил он повернувшейся к нему волчице, - но ты права, сначала нам надо разобраться с пленными, а уж потом… я возьму отпуск на неделю…


- Тебе потребуется куда больше времени, чем неделя, - снисходительно покачала головой нот, плавно обогнув Лупо и приземлившись рядом с ним.


- Скорее всего, - он поцеловал, насколько позволяла его анатомия, её протянутую руку, вызвав презрительную усмешку у Лупо и томных вздох у Бэтли, которая незаметно зависла прямо над ними.


- Пойдём отсюда, - волчица, демонстративно отвернувшись, прошла мимо капитанши, потащив за собой Лиззи, - надо найти Драго, если он ещё здесь. Кто комендант этой базы?


- Я, - отозвалась Консента, практически почувствовав на себе проклятие Лупо при этих словах, - Огнехвост наверняка у себя на турболёте. Он через десяток улиц налево, ближе к восьмому звену истребителей.


- Улиц?


- Если ты не заметила, масштаб этого помещения сравним с размером небольшого города, - нот поднялась в воздух, увлекая за собой расправившего крылья Корво, - естественно тут всё расчерчено на улицы. Будем ждать тебя на месте, Охотница, - она позволила ворону взять себя под локоть и они вместе неспешно поплыли по воздуху, оставив беснующуюся Лупо на земле.


- Кажется, вы её ненавидите, командир, - осторожно заметила Лиззи, следуя за быстро идущей по асфальтированной дороге волчицу, мимо анротов-техников и их роботов, которые везли разных размеров контейнеры.


- Ты, как всегда проницательна, Взломщик, - не оборачиваясь ответила та, - теперь понятно, почему она вела себя так вызывающе. Ты только оглянись вокруг – это же действительно целый город анимагенов. Знаешь, - она немного смягчилась, - когда я смотрю на такие подземные города-базы, вроде «Купола» или «Сияния», то мне кажется, что не всё уж так безнадёжно и однажды и для нас настанет светлое будущее.


- Мам, там Кано и Минот вместе с толпой анротов украшают стену! – заметила с высоты Бэтли, глядя куда-то в сторону. – Можно я пойду к ним?


Анроты, несмотря на то, что были сделаны по единому шаблону, нисколько не утратили своих личностей и характеров. Они всё также могли шутить, радоваться, злиться, любить и, естественно, праздновать такой важный для них праздник. «Интересно, а как они отличают мужчин и женщин? – почему-то подумала Бэтли, подлетая к большой компании анимагенов, над которыми возвышался Минот и явно выделялся Кано. – Голосами?» Она заметила, что некоторые из них имеют подобие волос – локоны из смеси краски и тергума, скреплённые на черепе анимагенов нервными окончаниями, едва заметно торчащие из-под кожаных шлемов.


- Бэтли! – счастливо прогудел Минот, когда мышка приземлилась ему на плечо. – Мы украшаем «Купол», - в руках гиганта растянулись две лозы гирлянд с причудливыми наконечниками в виде зверушек, - поможешь? – он показал на большие пикообразные светильники, ярко горящие белым светом на дугообразной стене.


- Да ладно тебе девчонку заставлять! – шутливо возмутилась одна из анротов, под одобрительные восклики подруг. – Мы и сами всё сделаем!


Как заметила Бэтли, помимо голоса и волос, женщины анротов старались одеваться ярче и выглядели более чистыми, нежели равнодушные к своему внешнему виду мужчины. Рассмеявшись её реплике, мышка ухватила одну из гирлянд, и взмыла вверх.


***


- В чём дело, Корво? – озабоченно спросила Консента, когда они оказались достаточно высоко, чтобы их кто-то мог услышать в общем шуме города. – Я думала, что Шестерых Неизвестных никогда не поймают? Драго сообщил, что сам Вестник дал вам наводку.


- Это так, - ворон помрачнел, - я не связывался с ним с тех пор, как мы их поймали. Хотя, зная его, полагаю, что у него была веская причина так сделать.


- Корво, жизнь этих шестерых уже стала легендой для всех анимагенов. И ещё бы - свободные от Эксплара беоты, живущие среди обычных людей. Не под горами, не в лабораториях, а там, в большом мире! Об этом мечтает почти каждый анрот и беот, но теперь, когда их схватили, многие пали духом и начали высказывать недовольство.


- В каком плане?


- Они опасаются, что Эксплар не желает развития общества анимагенов, а напротив, хочет контролировать его… Боюсь, как бы это не испортило всё, что мы создали за эти годы.


- Эксплар обычно не обращает внимания на такие разговоры, - покачал головой тот, - для него главное, чтобы никто не углублялся в изучение душ. Да и в конце концов, анимагенов уже более десяти тысяч и это число ежедневно растёт - такое количество невозможно скрыть, и он должен понимать, что однажды нам придётся выбраться наружу.


- Гораздо больше десяти тысяч, мой друг, - Консента опустила взгляд, - и раз уж мы затронули эту тему… ты же знаешь о «клеймённых»?


- Анроты с чипом-ингибитором, который подавляет личность? - Корво кивнул. - Насколько мне известно, только «Сияние» ими населено.


- Нет, не только «Сияние», - мрачно посмотрела на него нот, - пойдём, я кое-что покажу тебе, - с этими словами она начала опускаться вниз. Корво всегда восхищался её таланту управлять телекинезом в пространстве, создавая подобие полёта, в отличие от его вполне традиционных двигателей.


Турболёт класса «Спирусова метка», под гордым названием «Триумф», казался маленьким среди массивных и неуклюжих транспортников и заправщиков. Сверкая чёрным корпусом, он прочно стоял на «лапках» на белой посадочной площадке, которое слабо светилось усилителем гравитации, чтобы случайное землетрясение не сдвинуло машину в сторону. Трудящиеся вокруг него дискообразные роботы на миниатюрных ионных двигателях как раз наводили последний лоск на его блестящие бока, полностью очистив от грязи и пыли. Сидевший на створке в арсенал беот-доберман в выходном чёрном комбинезоне «Нового Рассвета» сосредоточенно вырезал какую-то надпись на прикладе своей винтовки большим десантным ножом, от напряжения даже высунув язык. За этим увлекательным занятием его и застали спустившиеся Корво и Консента.


- Доггер, - беот вскинул голову и едва не выронил нож, - день добрый.


- И вам здравствовать, командир Корво, - обрадованно воскликнул тот, поднимаясь во весь двухметровый рост, - тайли Консента, моё почтение, - он даже слегка поклонился снисходительно кивнувшей нот, - поздравляю с успешной миссией. Драго как раз хотел с вами повидаться, поздравить командира Лупо с победой.


- Она скоро подойдёт, - ворон сложил крылья, - а где старый дракон?


- Он отошёл с Пиджи за смоулом, - Доггер мечтательно улыбнулся, - командир Корво, а скажите – какие они? Ну, эти… Шестеро Неизвестных? Тяжело было их ловить?


- Ещё как! Они сопротивлялись как могли, - рассмеялся ворон, но при этом слегка нахмурившись, - что слышно в Овелаке?


- Да все только и обсуждают ваше достижение! – доберман вспомнил про своё занятие и поспешно убрал винтовку в кобуру. – Правда, не все обрадованы… нет, за вас они рады, но то что их вообще поймали…


- Я же говорила, - Консента скорбно покачала головой, - не знаю как беотам, но анротам важно знать, что анимагены могут жить среди людей, ведь они как никто другой похожи на них.


- Беоты тоже не в восторге от этой новости, - возразил Доггер, - хотя, я не думаю, что это большая проблема – в конце концов, анимагенам придётся покинуть базы чтобы жить среди людей. Ведь так?


Позади них раздался тяжёлый топот чьих-то больших ног и из-за корпуса заправщика вышел ещё один, ростом с Минота, большой беот, покрытый красной чешуёй и с длинным хвостом. Драго являлся единственным анимагеном-беотом, чья форма зверя была фантастической – драконы слыли не более чем сказкой, в которые рациональные робототехники «Нового Рассвета» не верили, и почему для него сделали исключение, оказалось большой загадкой. Высокий и статный анимаген, со сложенными за спиной большими крыльями, двумя изогнутыми рогами и ярким жёлтыми глазами, завидев старого приятеля, поспешил к турболёту, держа подмышкой большую серебристую цистерну. Рядом с ним, едва поспевая за широким шагом, бежала ещё одна беот, с серыми перьями и карим хохолком. Все они были одеты в выходные комбинезоны, но у Драго он несколько отличался от комбинезона беотов-лётчиков, укреплёный вшитыми бастумными пластинами и покрытый теплоотталкивающим слоем.


- Кого я вижу! – воскликнул он спокойными, но громким голосом, слегка сощурив глаза под чешуйчатыми бровями. – Сам Налётчик пожаловал нас своим присутствием!


- Не иссяк ещё огонь, а? – тихонько усмехнувшись его реплике, Корво пошёл ему навстречу и они крепко обнялись, да так, что раздался стук металла о металл. – Рад видеть тебя, старый друг!


- Взаимно! Доггер, - подозвал он стоявшего поодаль беота, - отнесите с Пиджи смоул в салон и скажите Падо чтобы заправил наш автомат. Через пару часов мы улетим.


Тот молча кивнул и, подхватив у него из рук цистерну, скрылся вместе с воробьихой в турболёте.


- Новенькая? – поинтересовался Корво, посмотрев им вслед. – Я не видел у тебя её раньше.


- Пиджи наша стажёрка. Её приставили к нашему отряду, чтобы набиралась уму разуму, - Драго устало закатил глаза, - и, как и все будущие командиры, она жутко самоуверенна.


- И мы были такими же, - хмыкнул ворон, - «Омега», я так полагаю?


- Именно. Самый последний отряд.


- Пока мы разговариваем, за нами внимательно следят две особы, которые мне не доверяют, - подала голос Консента, с усмешкой прищурившись и повернувшись к контейнеру, закрывающим площадку «Триумфа» от дороги.


Оттуда, услышав, что их обнаружили, вышла с недовольным видом Лупо и семенящая за ней Лиззи. По ломанным и скачущим линиям на лице-экране ящерицы становилось понятно, что ей не терпится отправиться разглядывать все новинки лётной техники и оборудования местной базы, но в то же время она не хотела лишний раз нервировать командир и поэтому смиренно плелась за ней, внутренне завидуя беспечности Кано и Минота. Однако уже сама Лупо заметила её страдания.


- Если хочешь, можешь погулять по базе, - сухо произнесла она, - а ещё лучше – передай остальным, чтобы к вечеру все были рядом с «Судьёй». Если кто-то опоздает, то он будет добираться до «Сияния» своим ходом.


- Поняла, командир! – радостно замигав экраном, выпалила Лиззи и тут же ретировалась, опасаясь, как бы Лупо не передумала.


- Как ты меня учуяла? – хмуро спросила волчица, подходя к нот. – Ты же телекинетик, а не телепат!


- Ты слишком громко думала и твою ненависть ко мне почувствовал бы и обычный робот, - с усмешкой ответила та, сложив верхнюю пару рук на груди.


- Командир Лупо, - Драго выступил вперёд, - приветствую вас и поздравляю с победой. Всё-таки выполнить такую миссию с первого вылета, дано не каждому.


- Благодарю, командир Драго, - волчица даже вытянулась в струнку от похвалы, - для меня честь лично познакомиться с таким прославленным лидером, как вы! Ваш подвиг при защите перевала Леола был для меня примером героизма, а ваши стратегии и тактики я использовала для своего обучения как основы!


- Да, славная тогда вышла битва, - неловко улыбнулся дракон, явно смутившись такому напору, - я и не думал, что настолько известен…


- О вас говорят, что вы не знаете жалости к врагам и всегда способны выйти из жестокого боя без потерь среди команды, - продолжала восхищённая Лупо. Когда-то давно, на заре её обучения, Драго стал для неё примером лучшего командира, и его вид, буквально пышущий властью и силой, буквально растопил её ледяную натуру, превращая в восторженную девчонку-фанатку.


- Ну… как бы да… - замялся тот, метнув быстрый взгляд на Корво.


- Лупо, - тот понял намёк, - Консента собиралась кое-что нам показать, поэтому мы спешим. Может поговоришь с командиром Драго в следующий раз?


- Да, простите, командир Драго, - тут же опомнилась волчица, вновь принимая облик строгого и уравновешенного беота, - если мне будет позволено – я бы хотела узнать, что именно скрывает нот на своей базе? – она скосила взгляд на нахмурившуюся Консенту.


Драго и Корво переглянулись. «Чем меньше анимагенов знают о нашей тайне, тем безопаснее, - бился резонный вывод в голове ворона, - но Лупо из тех, кто умеет хранить тайны. Возможно, для неё время уже настало».


- Я думаю, ты можешь пойти с нами, - наконец, произнёс он, посмотрев на отрицательно качавшую головой Консенту, - а Драго расскажет тебе о той битве, да? - кончик хвоста дракона едва заметно полыхнул пламенем от этих слов.


По взгляду командира «Альфы» было видно, что ему совсем не хочется вспоминать свои победы, и Лупо поняла это без слов – в конце концов, она давно научилась различать эмоции. «Но почему? – недоумевала она, слушая рассказ дракона о его жизни на базе «Метель» рядом с Мобеном, которую он некогда защитил всего лишь с горсткой солдат против целого полка «Хранителей» и отряда «Гвардейцев». – Почему он не гордится подвигами? Он приближённый самого Эксплара, тот лично награждал его за героизм, так почему он… ненавидит эти победы?» Корво и Консента шли по дороге к одному из неприметных полусферических строений, белеющих среди турболётов. Это были своеобразные шлюзы, соединяющие ангар с остальной базой посредством четырёх лифтов. Сквозь шум работающих механизмов и гремящих машин, Лупо не слышала о чём переговариваются ворон и нот, но почему-то закралась уверенность – они обсуждают её. «Что же это, Корво? – мысленно спросила она его. – О чём я не должна знать?»


- Ты уверен, что это хорошее решение? – тихо спросила Консента, ощущая на себе пристальный взгляд Лупо. – Она ещё молода и слишком доверяет Эксплару, чтобы узнать то, что я тебе покажу.


- Что бы это ни было, она мой друг и я доверяю ей, - Корво кивнул, понимая недоверие капитанши, - пусть она ещё не столь опытна как я или Драго, но она отличный командир и сможет сделать правильные выводы.


- Ты веришь ей?


- Я обучал и передал ей всё знания, что у меня имелись. И если бы я хотел доверить кому-то свою жизнь, то доверился бы Лупо без всяких разговоров.


- Дело твоё, - сухо ответила нот, сдавшись, - но если что-то пойдёт не так, то помни – это будет твоя вина.


- Понимаю, - ворон кивнул, опустив взгляд, - но я больше не допущу той ошибки, что стоила мне «Тау».


Полукруглые лепестки автоматических створок открылись, пропуская необычную компанию внутрь достаточно большого помещения из тонких листов стали и бастума. Как и снаружи, здесь всё оказалось оббито мягким белым металлом и освещено тем же светом, но вот захламлённости тут не было – техники прекрасно знали, что нельзя создавать заторы в таких местах, поэтому едва поднимаясь с нижних ярусов, они тут же выходили со своим оборудованием, собирая его уже снаружи полусферы. Цилиндрические лифты, сделанные под рост анимагенов, без особых проблем смогли вместить большого Драго, который с удовольствием повёл плечами, мысленно радуясь, что не царапает потолок рогами. Глядя на него, Лупо, ещё раз восхитилась его статью, и уже хотела что-то сказать, но так и не решилась лишний раз его беспокоить. Драго же, чувствуя себя в центре внимания, вновь нахмурился. «Если бы ты знала, Лупо, чего мне стоила каждая проведённая битва, - с горькой усмешкой подумал он, - что бы тебе не рассказывали, в настоящем сражении потерь не избежать… Анимагены, люди… все едины и никто из них не заслуживает смерти».


- Мы спускаемся ниже генераторной? – приподняла бровь волчица, заметив куда опускаются деления на табло над створками. – Не думала, что там что-то есть.


- Не буду лукавить – я тоже, какое-то время, не знала что там есть ещё один ярус, - призналась Консента к удивлению остальных, - когда Эксплар назначил меня комендантом, я ещё не знала, какие тайны скрывает «Купол». Однажды, я от безделья нажала на кнопку спуска ниже генераторной… и лифт поехал дальше… - она стояла перед самым проходом перед ними, и Лупо почему-то стало жутко от её слов.


- А что случилось с твоим предшественником? – спросила она, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие в голосе.


- Он исчез вместе с людьми, хотя и являлся анимагеном. Я долго размышляла почему так вышло, - лифт начал замедляться. Они спустились достаточно глубоко под землю, давно миновав генераторную да и всю базу в целом, приближаясь к основанию горы, - но никто бесследно не исчезает в «Новом Рассвете». Когда я оказалась в этом месте, я поняла, почему заменили прежнего коменданта, но что самое удивительное – я даже поняла, кто это был.


- Ты нашла этого нота? – спросил Корво, чувствуя, что ему самому становится не по себе.


- В какой-то мере, она всегда находилась рядом со мной, - Консента тихо рассмеялась, и едва лифт остановился, как она раскинула все четыре руки в стороны, резко распахнув створки, - вот, что я обнаружила, когда пришла сюда в первый раз!


Она протянула руки вперёд и где-то под потолком заискрила проводка, насильно подключая освещение этого помещения в сеть.


- Не может быть… - прошептал Драго, проходя вслед за Консетой по холодным серым камням, некогда выжженных буровыми лазерами.


Поначалу, Лупо решила, что впереди раскинулось огромное озеро из серебра, сверкающее от бесчисленных огней под высоким потолком. Оно слепило, сияло, но когда она разглядела, что на самом деле находится перед ней, то даже она, холодная и жестокая командир, внутренне содрогнулась от ужаса и осознания того, что это.


Их были тысячи, куда хватало взгляда. Закованные в серебристую броню, что отражала свет так же хорошо, как и выстрелы из оружия, перед ними стояли, опустив головы в шлемах, человекоподобные анроты, но совсем иной, более совершенной модели, нежели те, что трудились наверху.


- А-433, - голос Корво эхом отразился от каменных стен огромной залы, и всем показалось, что двухметровые фигуры дрогнули, - самые передовые модели среди всех серий анимагенов.


- У них человеческие лица, - заметила Лупо, присмотревшись – некоторые из этих анротов стояли без шлемов, похожих на сплошную белёсую пластину. Из курса обучения военной технике, она знала, что такое устройство подключалось непосредственно к процессору анимагена и давало ему обзор на все триста шестьдесят градусов, не считая корректора автонаводки, всевозможных визоров и карты местности.


- Последняя прихоть Эксплара – чтобы у анимагена было лицо человека, который отдал ему душу, - пояснил Драго, выступая вперёд за Консентой. Нот остановилась у самого края невысокого обрыва на металлическую трибуну с оградой и молча смотрела на их сон.


- Сколько их тут, ты считала? – спросил её подошедший Корво, не в силах оторваться от этого зрелища.


- В десять раз больше, чем на моей базе, - с печальной улыбкой ответила та, - это – результат кропотливой работы сил «Нового Рассвета» по сбору душ. Тут стоят бывшие граждане Нелии за все тринадцать лет, а то и больше - констатировала она, проводя рукой по воздуху, - и все они «клеймённые».


- Но это не новость, - вмешалась Лупо, - все знают, что А-433 давно функционируют и им вживили чип-ингибитор, чтобы обеспечить большую безопасность для Эксплара, на случай, если другие анимагены окажутся небоеспособны, сломавшись психологически.


- Лупо, - Корво тяжело вздохнул и повернулся к ней, - эти анроты создавались не для защиты. Посмотри, там, по краям, стоит бронетехника, а в ангаре готовы к вылету сотни самолётов и штурмовиков. Впереди тянет свежим воздухом, а значит где-то здесь есть створка наружу. Это не армия защиты.


- Они предназначены для нападения, - договорил за него Драго, - но против кого? Людей? Или…


- Нет! Нет-нет, этого не может быть! – яростно воскликнула Лупо, замотав головой. – Они не могут быть созданы против нас! Это бессмысленно! Зачем Эксплару уничтожать собственные творения?!


- Подумай: а чем они отличаются от нас? – начал наступление Корво. – Мы едва не провалили миссию, потому что твоя команда сочла пленников друзьями и начала действовать не как машины, а как анимагены, прислушиваясь к душе. А как ты думаешь, смогут ли сделать то же самое эти «клеймённые», не имеющие собственной воли? Эксплар хочет контроля, но невозможно вживить ингибиторы уже действующим подразделениям – это означало бы открытое предательство и неизбежное сопротивление. Значит, он сделает это по-другому!


- Способов много, - согласился Драго, сложив руки на груди, - нас могут стравить друг с другом, бросить в бессмысленную атаку из которой мы не вернёмся… Любой повод, лишь бы беотов стало как можно меньше.


- Ты и сама понимаешь, что случилось с «Тау», - продолжил ворон, - они провалили свою миссию и их деактивировали. Да что я говорю – ты и сама уже догадывалась, что если мы потерпим неудачу, с нами бы случилось то же самое! И теперь ты знаешь настоящую причину, почему он это сделал бы…


- Я не понимаю с чего ты так решил, но я не поверю, что Эксплар желает нашей смерти лишь потому, что хочет власти! Он и так её имеет, зачем ему заменять нас безвольными болванками? Только потому, что мы можем ошибиться? Да это же бред, безумие!


- Но факты говорят…


- Какие факты? Армия А-433? А что если она предназначена для уничтожения «Хранителей»? Тут не так много анимагенов, чтобы одним ударом сокрушить такую организацию…


- Если бы только здесь… - почти что пропела Консента, слегка повернув к ним голову. - Сантия, Саганакс и Риабилл в последних своих сообщениях оставили мне намёки на то, что и они обнаружили у себя эти армии.


- Если и на других базах есть такие же секретные ярусы… - Корво переглянулся с Драго.


- Вот в чём заключался его проект, - дракон стиснул зубы и на конце его хвоста мелькнул огонёк, - теперь я понимаю – Эксплар хочет сделать всех А-433 – и людей и анимагенов! Для этого у него теперь есть все силы, но остались две проблемы – мы и «Хранители Жизни». И если нас он пытается убрать при помощи «заданий», то людей…


- Нам срочно нужно связаться с Вестником! – Корво быстро пошёл обратно к лифту. – Консента, трансляция нашей Сети ещё идёт?


- Нет, увы, - с грустью сообщила та замершему ворону, - я не смогла связаться ни с Лоту ни с Каллидусом. Должно быть их либо рассекретили, либо намеренно заглушили. К тому же центральная Сеть теперь контролируется непосредственно Экспларом.


- Тогда получается, что мы опоздали, - выговорил Драго, и впервые Лупо увидела в его глазах страх, - и Вестник это понял! Вот почему он позволил вам захватить Шестерых Неизвестных – он догадался о сути основного проекта Эксплара и теперь ему нужен кто-то, кто не связан с «Рассветом», но кому можно было бы доверять! Лупо, - он повернулся к волчице, с мрачным видом выслушивающей весь диалог, - берите мой турболёт и немедленно отправляйтесь на «Сияние»! Чем раньше вы доставите этих анимагенов Вестнику, тем лучше будет для нас всех!


- Я всё равно не верю во всё это! – решительно покачала головой Лупо, всем видом показывая своё разочарование к его персоне. – Однако промедлением я рискую подставить собственный отряд, и только поэтому я соглашусь на это предложение. Но не более. Идём, Налётчик. И я очень надеюсь, что не пожалею о том, что пропустила ваши домыслы мимо ушей, - она пошла назад, к светящейся кабине лифта в тёмной породе, и Корво признался сам себе, что ещё никогда не видел её столь огорчённой и обиженной. «Ты всё поймёшь, мой друг, - подумал он, смиренно направившись за ней, - ты всё поймёшь».


- Когда я искала своего предшественника, - сказала Консента повернувшись к Драго, - я нашла фрагмент записи видеообращения Лоту, который пролил свет на эту загадку. Скажем так: я узнала слишком много, чтобы оставаться в живых.


========== Глава VIII. Великая столица Нелии ==========


Морозы пришли гораздо раньше прогнозов синоптиков. Лужи на разбитых тротуарах бедных районов столицы быстро превратились в лёд, на котором теперь поскальзывались их обитатели, поминая всуе Спирусов и отправляя их на войну с «проклятым гололёдом». Снега ещё не предсказывалось даже самыми прожжёнными метеорологами, а вот уход серого покрова облаков на юг заметили все. Заиндевевший Аполотон, блестя замороженными окнами и лужами, словно драгоценными кристаллами на фоне ясного неба и зимнего ослепительного диска Эметула, сиял так, что его огни виднелись за много километров. Величественные шпили небоскрёбов и телевышек, как сизые столпы возвышались над зданиями поменьше, ярко светя заледеневшими дугообразными крышами, будто маяки в открытом море. Но днем это была лишь хрупкая тень той красоты столицы будущего, про которую так много писали фантасты прошлого. Едва на город опускалась ночь, холодными искорками звёзд созерцая с чёрных небес, как в то же мгновение, словно по мановению волшебной палочки, а точнее волшебных рычагов на плазменной электростанции у северных гор, вся столица загоралась разноцветными огнями. Высокие уличные фонари, освещающие золотыми сферами чистые улицы, стояли, обернутые в ленты из крупных овальных гирлянд, что свисали словно виноградины на чёрных столбах. Переливаясь всеми цветами радуги, они оплетали их до самого верха, до неслышно гудящей потоком квантов платформы из белого металла. Быстро проносились по широким дорогам энергомобили самых разных цветов, моделей и величин, шурша по пружинящему асфальту и лавируя на перекрёстках и кольцах, унося водителей и пассажиров по своим делам. Яркие вывески магазинов и свет окон ресторанов, из которых так заманчиво тянуло теплом и вкусной пищей, приглашали войти внутрь. Неоновые цвета резали глаз, но такая реклама лишь заставляла человека обратить внимание на заведение, вызвать у него интерес, любопытство: что же за забегаловка скрывается под такой резкой вывеской? Хитрый план срабатывал безотказно – покупатели покорно заходили внутрь, и редко кто из них выходил, не потратив хотя бы сотни тринтаров. Одинокие будки стражей, прозрачные купола с мигающими внутри индикаторами детекторов, стояли на углах перекрестков, внутри которых стражи в белой броне бдительно следили за вальяжной и ленивой, но всё же суетной жизнью ночного города, поддерживая порядок. А над ними, где-то на высоте пятнадцати метров, со свистом проносились сигарообразные поезда, курсирующие по всей столице на светящейся красным светом магнитной дороге. Закреплённые на сверкающих рельсах, располагавшихся на массивных колоннах на середине автострад и рядом с переходами, они быстро доставляли своих пассажиров почти за несколько десятков минут с одного конца города на другой, останавливаясь лишь на сферических вокзалах в нескольких метрах над землёй. А над ними, демонстрируя всё совершенство технического прогресса Нелии, с низким гулом пролетали энергомобили на антигравитационной подушке, сверкая жёлтым днищем. Бесшумно, мигая ионными двигателями, курсировали над дорогой дискообразные роботы-наблюдатели, помогая стражам следить за порядком. Почти неслышно колесили на фоне этой беготни, уличные роботы-уборщики на своем единственном большом траке, стойко отрабатывая предназначение и собирая мусор внутрь самих себя, тут же перерабатывая его в жизненно важный кислород, оставляя внутри вредные вещества от пластика и стекла. У особо богатых и известных супермаркетов и кафе стояли маленькие, человекоподобные роботы, держащие в руках вывески с названиями фирм-хозяев, и приветственно выкрикивающие рекламные лозунги. Проходящие мимо люди лишь косо смотрели на них, фыркая от навязчивой рекламы и одновременно радуясь техническому прогрессу страны. После недавних сообщений от «Хранителей Жизни», которые радостно доложили мирному населению, что в одном провинциальном городе четыре рекламных робота едва не убили ночного охранника, к механизмам стали относится более настороженно. Возмущенный такой провокацией «Новый Рассвет», чей штаб в виде огромного трёхсотэтажного изогнутого дугой небоскрёба, возвышался в западной части центра города, тут же отверг все обвинения, заявив, что не имеет к инциденту никакого отношения, а его роботы, давно заполнившие улицы столицы, вполне безопасны и проверены на все поломки. Но жителям, особенно живущим в «нищенских» районах в южной части, оказалось глубоко наплевать на все эти заявления и интриги, как со стороны «Хранителей», так и от «Рассвета».


Закутанный в бурое изорванное пальтишко, не менее худые утеплённые штаны и скромные осенние ботинки, по тёмной улице «Трущоб», как презрительно называли Южные районы горожане, шёл светло-русый мальчишка лет шестнадцати-семнадцати на вид. То и дело поправляя сползающую на голубые глаза шапку-ушанку, безобразно торчащей «ушами» в разные стороны, он воровато оглядываясь назад, иногда прячась в тень и шугаясь малейшего шороха. «Ничего, пусть попробуют меня догнать, уроды! – озлобленно подумал он, стуча зубами от холода, пробирающегося до его худого тела через дыры в одежде. - Я не вернусь в ваш клоповник! Куда угодно, но не в приют!» Всю свою сознательную жизнь он выживал среди этих мрачных, почерневших от копоти кирпичных и бетонных зданиях.


Бездомные, алкоголики и наркоманы – все сгонялись сюда, в этот невзрачный район, о котором даже говорить считалось неприличным в кругах других граждан. Совет Регентов нашёл, что гораздо проще собрать их всех в старом городе и предоставить возможность выживать самостоятельно, в надежде, что они вымрут сами. Впрочем, никакого сопротивления такие люди оказать не могли, чем и пользовалась одна организация. Не раз сюда приезжали большие чёрные энергомобили, с эмблемами в виде механической руки сжимающей светящуюся сферу, хищно и бесшумно крадясь по разбитым улицам. Выходящие из них люди в серебристой броне забирали до двадцати человек, и уезжали в западном направлении, ничего не объясняя и никогда не возвращая назад своих пленных. А в последнее время вместо них стали появляться другие, двухметровые солдаты, молчаливые и словно сделанные из сизого металла, но ничем не отличающиеся от первых похитителей. И именно из-за них он стал бояться темноты. Блунай Биори, или, как его называли друзья из сиротского приюта, Блунби, крадучись, насколько позволяла его неуклюжая одежда, подходил к большой улице, полной разбитых и ржавых корпусов энергомобилей и даже древних автомобилей, и таящихся в темноте переулков сомнительных личностей, громко гогочущих пьяным смехом. Пикообразные фонари, выполненные в старом стиле, тут уже давно не светили, и лишь Эметул, да далёкая улица большого города хоть как-то помогали ориентироваться в пространстве. Почти во всех домах, низеньких, невзрачных и обшарпанных, царила тьма, словно там никто не жил – новейшие плазменные электростанции даже не пыталась подключить в эти жилища, а старая паровая, которая подавала энергию в город с незапамятных времён, оказалась давно разрушена и демонтирована. В редких окнах мерцал огонь костра, и слышалось тихое, но всегда грустное, пение. Тут не теплилось ни радости, ни надежды, ни сокровенной мечты, о чём писали вдохновлённые романтики мыльных рассказиков, сидя в уюте и тепле у себя в комнатах в жилых многоэтажках, попивая при этом горячий чай или вино и поедая сладкие пирожные, купленные родителями. Здесь царила разруха, голод, нищета, злоба и страх, постоянный страх о том, что можно не проснуться от холода или быть зарезанным во сне каким-нибудь наркоманом, о том, что можно провалиться в дыру в асфальте и сломать кости, о том, что можно просто не вернуться из этой липкой, мерзкой темноты. Этот страх рождал в живущих здесь людях ненависть к себе и другим, толкал на отчаянные поступки, иногда даже ради дозы наркотиков или бутылки палёного алкоголя. Тут не существовало ни электронных тринтаров ни самой Сети, и купить что-либо было невозможно, а личности, когда-то занесенные на идентификационные карточки, стерлись вместе с ними, оставив людям только клички. Кто-то называл Трущобы «тёмной стороной» того сияющего, играющего лёгкой музыкой и весёлыми шутками, города-столицы Аполотона, что они служат внутренним миром всего блестящего и иллюзорного, что создала Нелия. Что это и есть настоящее «достижение технического прогресса», олицетворение всей души города, но кто же их слушал, увлечённый трудовыми буднями и радостным фарсом ночной жизни?


А вот Блунби послушал. Где-то на старом складе или книжном магазине, старик Теннан Гай, один из немногих добрых людей в этом месте, откопал целую коробку с бумажными книгами. Большинство из них давно истлело, превратившись в труху и пыль, но некоторые всё же уцелели. По словам Теннана, раньше, когда он работал библиотекарем в Аполотоне, таких книг было много и на заре становления голографических носителей их раздавали бесплатно каждому желающему. Правда, все они бесследно исчезли, не оставив потомкам такого наследия, а потому такая находка для него - настоящий подарок судьбы. И среди прочего ему на глаза попался сборник сказок, придуманных невесть когда древними людьми, который он и подарил Блунби. Спрятав книжицу под пальто, мальчик тайком уходил из старого приюта и, если Эметул светил достаточно ярко, читал на крыше недостроенной высотки едва видимые тексты уже давно забытого автора. Сказочные миры и благородные рыцари, милые тайли и храбрые друзья, все это казалось таким далеким и несбыточным, что Блунби поначалу только посмеивался, не веруя, что такое вообще может существовать. Но всё чаще он обращал свой взгляд на «запретную столицу», сиявшую огнями во весь горизонт. В его замёрзшей душе зародилась маленькая искорка, как магнит манящая его туда, в неизведанный, но желанный мир, только и ожидавший, что его откроют, как представлял его себе мальчишка. Фантазия, пробуждённая сказками, раскрашивала его чёрную реальность иными, более светлыми красками. Сколько он мечтал, что однажды вырвется из этого бесконечного кошмара, сойдёт с тропы всеобщего уныния и страха друг перед другом и, наконец, попробует ту булочку с яблочным повидлом, которые были на столе сказочного рыцаря, пирующего после похода в пещеры драконов. Годы шли, и Блунби всё дальше уходил от ненавистного приюта, печальным мертвецким взором провожающий его всякий раз. И вот сегодня он решился отправиться в свой первый большой поход.


Шуршание шин энергомобилей, быстро проезжающих по чёрной слегка выпуклой дороге, то и дело останавливал его, заставляя пригибаться. Скрип старой металлической двери ближайшего здания едва не заставил бежать обратно, однако Блунби собрал волю в кулак и представил себе, что он тоже рыцарь, что шёл через зловонное болото навстречу судьбе. «Я не боюсь! – повторял он про себя. - Не боюсь!» Он уже начал различать редких прохожих, с опаской заглядывающих в темную улицу, но тут же отводящих взгляд, словно почувствовал незримую опасность. Осторожно коснувшись рукой угла самого крайнего дома, Блунби медленно высунул голову на освещенную улицу. Жилые стоэтажные высотки через дорогу, казалось, пристально следили за мальчишкой жёлтыми глазами-окнами, делающему первые шаги навстречу неизвестности, выходя из тьмы на свет, и твёрдо решив никогда не возвращаться обратно. Он ненавидел Трущобы. Там не было ничего, что могло бы заставить его память сохранить воспоминания. Только холод, голод и темнота.


Прошедшая мимо молодая пара с презрением и даже некоторым удивлением посмотрела на него, вжавшегося в стену нежилого дома сироту, со взглядом затравленного зверька. Мужчина был одет в синее, лоснящееся пальто с меховым воротником, очевидно очень теплое, раз его обладатель даже расстегнул верхние клепки на воротнике. Женщина же имела довольно элегантную шубку серо-стального окраса и чёрные кожаные женские сапожки, каблуками которых она звонко стучала по камням тротуара.


Они выглядели совсем не похожими на те фантазии, что рисовал Блунби в голове, когда шёл сюда. Его жёсткие черты лица явно не понравились мужчине и он, проворчав «оборванец!», быстро ушёл с дамой подальше от грязного мальчишки, посмевшего осквернить их город своим присутствием. Шмыгнув немного сплюснутым носом, Блунби решил продолжить шествие дальше, как вдруг почуял тонкий аромат сладкой еды. Не тех помоев, что ему приходилось есть в приюте, а запах настоящей, сытной еды. Опьянев от этого амбре, он, едва передвигая ставшие ватными ноги, окончательно вышел на свет и нервно оглянулся в поиске источника этого дивного аромата. То ли его нюх обострился от постоянной борьбы за жизнь, то ли ветер дул в его сторону, но небольшое кафе, источающее аромат свежей выпечки на всю улицу, обнаружилось только спустя десять минут блуждания, и то на другой стороне дороги, рядом с жилым домом. Блунби, не помня себя от открывшегося у него с удесятерённой силой голода, что было сил побежал к этому заветному месту, едва не угодив под колёса пронёсшегося энергомобиля. Словно гора самоцветов перед ним предстали пирожки разных форм, уложенные на витрине под термическим колпаком. Прильнув к стеклу, Блунби с жадностью проглотил слюну – такого он даже и представить боялся! Вот оно счастье – так рядом, нужно лишь протянуть руку и… и тяжёлая рука легла на его плечо, наполняя тело страхом от внезапного осознания, как далеко он забрался.


- Он из старого города, - сказал равнодушный мужской голос над его ухом, - определено по одежде и уровню загрязнения тела.


- Последний, - согласился с ним его товарищ, отличающийся более низкой интонацией.


Резко дёрнувшись, Блунби обернулся и с ужасом замер, широко открыв голубые глаза. Перед ним стояли два двухметровых человека, одетых в серебристую броню, покрывающей всё тело, как рыцарские латы. На их головы были надеты такого же цвета шлемы и маски, закрывающие лица, оставляя только сияющую голубым светом гладкую пластину вместо него. «Это они! Похитители из металла!» - ужаснулся Блунби, озираясь в поисках спасения, словно загнанная в угол крыса.


- Последний, - равнодушно повторил первый, мёртвой хваткой вцепившись ему в плечо, - возвращаемся.


- Пустите! Я никуда с вами не поеду! – вскрикнул Блунби осипшим от холода и страха голосом. - Отвалите от меня!


Но солдат подхватил сопротивляющегося Блунби, словно тот был бумажный, и поднёс к открывающимся створкам салона чёрного грузовика.


Он закричал. Пронзительный визг мальчишки, перепуганного до потемнения рассудка, огласил улицу, но проходящие мимо хорошо одетые люди лишь усмехались этому проявлению страха. Никто и не подумал вступиться за него: здесь он являлся чужаком, посмевшим выползти из поганых Трущоб, и его трагедия выглядела недостойной их внимания.


Из тёмного нутра грузовика ударила такая вонь, что он даже перестал дёргаться и кричать, зажав нос. Запах немытых тел и пропитанного алкоголем дыхания смешался в ужасный газ, разъедающий лёгкие, атмосферу и само Мироздание. Теперь-то Блунби понял, почему эти солдаты всё время ходили в масках - от такой вони он и вовсе бы надел космический скафандр. Скрутив руки мальчишки за спиной, незнакомец щёлкнул затвором тяжёлых оков и бросил его на свободное сиденье. Расположенные по бокам салона, грубые кожаные кресла с металлическими захватами над спинками, уже были заняты двумя десятками совершенно разных людей, объединённых лишь происхождением. Все они являлись выходцами из Трущоб, это сразу выдавала старая одежда и жёсткие, пропитанные пылью лица. Большая часть спала или притворялась спящими, склонив головы к полу. Понимая, что он сам выглядит не лучше, Блунби повернулся к выходу, но тяжёлые створки грузовика мягко захлопнулись, оставляя его в темноте с такими же отщепенцами.


- Куда вы меня везёте? – в отчаянии забившись, крикнул он, пытаясь хоть что-то разглядеть через затемнённое стекло позади своего сиденья.


Заурчав, транспорт тронулся с места и начал выезжать на дорогу. Вдруг Блунби осознал, что ещё ни разу не ездил на энергомобилях. Это непередаваемое чувство, когда за окном быстро проносятся здания, а ты не прилагаешь к этому никаких усилий, чтобы развить такую скорость, заворожило его настолько, что он не заметил, как кто-то из салона снял с него его шапку. Поздно хватившись пропажи, он попытался разглядеть вора, но в темноте салона это оказалось невозможно.


- Куда мы едем? – ещё раз крикнул он, постаравшись, чтобы его голос не звучал так пискляво.


- Они не слышат тебя. Но даже если и услышат, с ними бесполезно разговаривать, - хрипло дохнул перегаром сидящий напротив него человек. Очередной луч фонаря, на секунду заглянувший в салон, высветил лицо небритого мужчины в сером тулупе, который смотрел на него красными глазами.


- Кто они? – хотя вид у собеседника был отталкивающий, но Блунби не обратил на это внимания - он давно привык к таким лицам.


- Они? – тот рассмеялся гулким смехом. - Они роботы-анимагены. Металлические подобия человека. И мы тоже скоро станем такими же, если не хуже.


- Такими же? – он посмотрел на затылки своих похитителей. Конечно, идея стать двухметровым сильным существом, но какова была цена за такие преимущества? - А что в этом плохого?


- Потому что тебя убивают при этом, - раздался более приятный и спокойный голос откуда-то из глубин салона, - ты лишаешься человеческого тела, и твою душу переносят в тело анимагена. Ты умираешь, но даёшь жизнь другому.


- А вы кто будете? – поинтересовался у него бородатый, повернув голову. - Уж не из «господ» ли?


- Я не из Трущоб, если вы об этом, - прохладно сообщил ему тот, - но и не из «господ». Я доцент Роботостроительного Института Аполотона. Бывший уж теперь.


- Как же вы сюда попали? – Блунби не знал, что такое доцент, но по интонации и выражениям этот человек явно из «большого города».


- Да по глупости своей. Слишком много выпил и случайно забрёл в южный район, - признался доцент, - а тут эти металлоголовые подошли. Не помогла ни карточка, ни номер Института. В общем, теперь уже неважно. Все, кто здесь есть, в любом случае будут переработаны в анимагенов. Это все знают.


- Я не знаю, - Блунби посмотрел на затихшего мужчину напротив, - получается, мы всего лишь источники душ для них?


- Соображаешь, парень, - недобро усмехнулся тот, - вот и едем, смертнички, в мясорубку «Рассвета».


- А вы-то откуда знаете про это? – спросил его невезучий представитель интеллигенции.


- Я ж тоже не в Трущобах родился. Знаете, что бывает с теми, кто пишет неугодные статьи? – он постучал кулаком в грудь. - Вот то-то. И писать-то не про кого – с одной стороны «Рассвет» с его переработкой, следит, чтобы не дай Технобоги, не очернили его творения. С другой - эти «Хранители», индюки напыщенные. Только и могут верещать: «Не позволим! Не допустим! Не отдадим!» А в итоге что? На Трущобы ноль внимания, а «Рассвет» открыто похищает людей средь бела дня. Да что Трущобы, они даже Рахнак уничтожили, и никто из «голубей» ничего не вякнул в их сторону! Ну и зажравшаяся власть Нелии, Регенты и, так называемые, «господа», нейге и тайли руководящих должностей, пытающиеся угодить то одним, то другим. Город этот только с виду такой красивый и спокойный, но на самом деле Аполотон давно прогнил и поделился на территории. На западе «Рассвет», на востоке «Хранители», север занят богачами, а юг отдали опустившимся до уровня животных людей, выживающих в двадцать второй век как в эпоху Келеев и Спирусов. И писать, не принадлежа одной из трёх главенствующих группировок, означает ссылку Трущобы. Без права на возврат.


- Вы были писателем? – удивился Блунби. - Вы писали книги?


- Статьи, парень, статьи, - поправил его бородатый, - я журналист. Бывший.


Между тем они въехали в, так называемый, район Механиков. Тут находилось гораздо больше роботов, нежели в других частях столицы, но люди жили тут также вольготно. Изловчившись, Блунби встал коленками на сиденье, и теперь во все глаза разглядывал яркие вывески и окна ресторанов. Обслуживающие людей механизмы не выглядели как-то устрашающе, напротив, довольно забавно было наблюдать за их движениями, невольно восхищаясь человеческим прогрессом в плане технологий. Но постепенно света становилось всё меньше, здания выглядели более низкими, а на улицах почти не осталось людей. Машины, которые ехали позади, то и дело сворачивали в проулки и арки домов. Местность пустела. Блунби заметил в воздухе какие-то огоньки. Присмотревшись сквозь тонировку, он различил большую чёрную тень, сверкнувшую белыми всполохами четырёх двигателей.


- Это, наверное, один из турболётов «рассветовцев», - предположил бородатый, заметив его заинтересованный взгляд в небо, - я летал однажды на такой штуке, когда ещё работал в «Просветителе». Тогда они были ужасно шумные, но сейчас, видимо, их усовершенствовали.


- Всё дело в новых турбинах на плазменном газе, - блеснул знаниями доцент, - они не используют лопасти в двигателях, вместо этого там что-то вроде нагретого плазменного «желе», выделяющего энергию…


Вдруг из отверстий в уголках салона послышалось тихое шипение. Испуганно отпрянув от окна, Блунби оступился и упал прямо на колени к бородатому человеку. Чувствуя, как обгорают его волосы в носу от обрушившегося перегара, он внезапно ощутил страшную сонливость.


- Усыпляющий газ, - сквозь удаляющееся сознание голос доцента звучал эхом, - значит, приехали…


Машина остановилась перед высокими иссиня-чёрными воротами. Раздался звук работающих механизмов, и гигантские, в четыре метра в высоту, створки начали медленно опускаться. Перед ними расстилалась длинная дорога, восходившая спиралью на одинокую высокую гору, освещённая небольшими огнями, как на взлетно-посадочной полосе аэропортов. Два мощных прожектора над воротами сфокусировали свои лучи на тронувшемся вперёд энергомобиле, который только что проехал через сканер сторожевой башни у дороги. А где-то над ними почти бесшумно прошелестел чёрный турболёт, медленно опускаясь прямо в недра горы. Следуя за посадочными дронами в открывшуюся замаскированную шахту шлюза, он сверкнул белыми огнями турбин в темноте и исчез в глубинах главной базы «Нового Рассвета», носившей столь символичное имя - «Сияние».


***


- Сели, - Лиззи с облегчением выпустила из рук штурвал и откинулась на спинку кресла, - главная база… кто бы мог подумать, что мы когда-нибудь сюда доберёмся!


- Ты обрадована? – удивлённо усмехнулся сидящий рядом Корво. - На тебя не похоже.


- Да ты что! Тут же собраны самые передовые технологии мира! Тут тебе и сверхмощные компьютеры, и фабрикаторы, и нано-роботы со сложными функциями, - на её экране-лице высветились две перевернутые галочки, в знак умиления, - хотя это и непрофессионально, но я безумно рада прибытию в это место!


«Триумф», который им так любезно предоставил обеспокоенный ситуацией Драго, плавно подлетал на обозначенную габаритными огнями посадочную платформу. База «Сияние» располагалась глубоко под землей в горе Восходная, чей одинокий пик каждый раз радовал глаз жителей столицы на восходе и закате. Правда, в отличие от «Купола», она оказалась не столь велика по размеру, хоть и не уступала в мощности производства. Другим её отличием было то, что ангар тут находился ниже гаражей бронетехники, из-за особенности ландшафта самой горы. Основные лаборатории и мастерские, где создавали первых анимагенов, располагались значительно глубже, почти над самой генераторной, рядом с жилыми отсеками Круга Анима – тех немногих нотов, которым доверял Эксплар. Почти все они сейчас находились в разъездах, лишь глава лаборатории Анима и несколько её подчинённых остались на месте. Так же на базе присутствовали комендант Каллидус и старший помощник Эксплара Вестник, но они даже не удосужились выйти на встречу к прилетевшим беотам. Здесь таились все достижения «Нового Рассвета» с момента его основания, и восхищение Лиззи было небезосновательно - «Сияние» являлось самым высокотехнологичным сооружением в мире, и именно здесь впервые создавали анимагенов всех серий, «умных» роботов и другие полезные устройства, используемые повседневно всем Кайлити. Только одно изменилось – тут не осталось людей.


Хорошо освещённый прожекторами огромный ангар, где находился «Триумф» и другие турболёты, словно застыл в пространстве. Тут не чувствовалось той весёлой и праздничной суеты, что царила в «Куполе», не слышалось ни разговоров, ни смеха, лишь сосредоточенная и молчаливая работа машин. Лишь одна делегация выделялась из всеобщей панорамы - роботы-платформы, с целым эскадроном закованных в серебристую броню солдат, подъехали к раскрывшему створку турболёту. «Вот и всё, - торжествующе подумала Лупо, наблюдая за ними, - можно вздохнуть спокойно – пусть кто-то считает, что это крах, но для меня это победа».


- Не думала, что буду так рада вновь оказаться на твёрдой поверхности, - сказала она, закинув на плечо сумку с личными вещами, - «Сигма», за мной! - скомандовала она стоящим позади беотам и первой вышла из нутра «Триумфа».


Анроты А-433-ей модели даже не посмотрели на них, слепо занимаясь своим делом. «Такое чувство, будто они обычные роботы, - заметила Лупо, заглянув в их равнодушные глаза. Как и у большинства анимагенов, они были секторированны, с разными цветами, но почему-то в них не ощущалось тех искорок жизни, которые она привыкла видеть в себе подобных созданиях, - печальное зрелище». Эти механизмы считались самыми совершенными анимагенами «Нового Рассвета» отчасти из-за того, что оказались больше похожи на людей и даже имели лица прежних личностей. Только вот никаких эмоций, кроме равнодушной мины, они не выражали, и даже сделанные по шаблонам А-412, самые первые анроты, имели больше различий нежели они.


- Командир Лупо, - услышала она бесстрастный мужской голос. Один из «клеймённых» анротов, вышедший откуда-то из общего пейзажа ангара, резко вывел её из раздумий своим появлением, - следуйте за мной. Приказ отвести отряд «Сигма» в казармы.


- Кто приказал? – строго спросила его волчица, но тот не удостоил её ответом.


Он оказался настолько безэмоциональным, что Лупо уже начинало трясти от презрения к этим жалким механизмам, гордо именованных «новейшими моделями». Идеально чистые комбинезоны и фуражки, идеально точные движения и взгляды, фокусирующиеся только на текущей цели - они больше походили на машины, нежели на анимагенов.


Проследовав за ним в белый коридор с удивительно высокими потолками, волчица мельком посмотрела на свой отряд. Судьба шестерых заключённых теперь находилась в руках более сильных, чем её, а с команды снята угроза деактивации, но какая-то тень раздора всё равно мелькала между ними. За ней, как обычно, шёл Кано, опустив глаза в пол и о чём-то размышляя. Он перестал глупо вести себя и преданно смотреть в глаза в надежде на взаимность. И Лупо с удивлением для себя отметила, что ей почему-то не хватает этого. Может, она уже настолько привыкла к его выходкам, что не могла представить, что он перестанет это делать? Дальше шёл Корво, как обычно спокойный и важный. Он больше всех не любил новых анимагенов, не обращать на них внимания. С того момента, как они покинули базу Консенты, он почти не разговаривал, но было видно, что ему хочется рассказать Лупо куда больше информации, чем та узнала в подземелье «Купола». Лиззи же, в отличие от ворона, с восхищением смотрела на новейших анротов, тихо бормоча что-то о преимуществах этих моделей. Она редко говорила не по делу, но теперь словно забыла про свои принципы. Ну а Минот просто шагал, не думая ни о чём. Раньше Лупо даже сомневалась, может ли он думать вообще, но после последних усовершенствований его процессора, он стал заметно активней. Даже Бэтли молчала, оглядываясь на проход в противоположной стороне, куда увезли её «друзей». «Всё позади, - уже более уверенно решила для себя Лупо, двигаясь за «клеймённым», - главное поскорее забыть этот случай, и всё наладится. Всё будет как прежде».


Казармы располагались на том же этаже, что и ангар, чтобы войска могли быстро сесть в транспорты в случае тревоги, но оказалось, что ради новых моделей Эксплар совершил небольшую глобальную перестановку в этом секторе. Новым моделям анротов не требовался комфорт и даже койки, чтобы отдыхать, а вот беоты привыкли принимать хотя бы лежачее положение для сна. Пустынные белые коридоры со множеством входных створок наводили тоску, но к радости «Сигма», анрот привёл в их в старые, ещё не демонтированные казармы оставшиеся от людей, пусть сильно запылённые, но зато сохранившие все непритязательные удобства.


- Если возникнут какие-то вопросы, можете обратиться к любому офицеру, - отчеканил их проводник, равнодушно взирая на то как беоты расходятся по комнатам, - вы имеете вопросы, командир Лупо? - к нему подошла командир «Сигмы».


- Мне нужно оставить отчёт о выполнении операции, - холодным тоном ответила она, закидывая в свою комнату сумку, - Создатель здесь?


- Создатель на данный момент отсутствует. Могу предложить привести вас к коменданту Каллидусу.


- Каллидус? – она немного подумала. – Ладно, веди к нему. Всё одно отчёт он примет только на утро.


«Ну и скукота, - Бэтли бросила сумку на пыльную кровать и придирчиво осмотрела скудно обставленное помещение, которые было освещено единственной лампой в потолке, - тут даже телевизора нет, что за уныние!» Быстренько переодевшись в свежий комбинезон, она осторожно высунула нос за дверь. Их отсек находился в самом конце коридора за створками, ведущих в остальные казармы. Немного поцарапав белый металл на косяке, мышка осторожно вышла и закрыла за собой створку.


- Кано, - постучала она в дверь напротив, - ты спишь, Кано?


За дверью раздались торопливые шаги, и раздевшийся до пояса рыжий пёс открыл створку, насторожённо оглядываясь по сторонам.


- Ха, я думал, Лупо ещё тут, - повеселел он, посмотрев на её дверь, - она тут?


- Мама ушла к коменданту, - Бэтли нетерпеливо потопталась на месте, - чем занят? Давай поиграем? - у пса, вопреки приказам, на персональном проекторе было установлено несколько человеческих игр.


- Поиграем? – Кано замялся. - Давай чуть позже, ладно? – он быстро оглянулся на листы бумаги у себя на кровати.


- Ух ты, настоящая бумага! А что пишешь? Стихи? – ловко протиснувшись у него под рукой, мышка радостно запрыгнула на кровать, подняв облачко пыли. - «Дорогая Лупо, прости меня дурака грешного…» Что? – она звонко рассмеялась, весело глянув на окончательно смутившегося Кано, который стыдливо прижал уши. - Это что, извинительная записка?


- Вроде того, - он отобрал у неё бумажку и сердито скомкал, - это начальный вариант! Я… я по-другому напишу, ладно?


- Так давай я тебе помогу! – запрыгала на кровати Бэтли. - Слушай, а лучше сразу записывай: «Любимая Лупо, я был не прав, когда начал оспаривать твой приказ…»


- Это слишком прямо! – возмутился тот, усевшись рядом. - Да и не стоит напоминать ей о том случае…


- Хорошо, тогда давай так: «Прекрасная Лупо, я раскаиваюсь в своем поведении, и надеюсь, что ты сможешь простить меня, ведь мои чувства к тебе подлинны…»


- Опять ты про чувства, - хлопнул себя по лбу Кано, - слушай, ладно, ты права – я без ума от неё, даже несмотря на то, что она творит, но говорить ей об этом так прямо… - он сжал в комок очередной лист и бросил в угол. - Она сильная и непреклонная, да ещё и мой командир, а я… я всего лишь Преследователь, который к тому же, начал с ней спорить. И вообще, это очень глупая тема!


- Ты считаешь, что твои чувства это глупость? - хихикнула девочка лежа на животе и болтая ногами в воздухе. - Тогда неудивительно, что мама тебя не замечает – ты слишком неуверенный, а она любит твёрдый характер. Я не рассказывала тебе о командире отряда «Альфа», Драго Огнехвосте? Говорят, он настолько хорош, что мама восхищается им. Видел бы ты её лицо, когда она смотрела на него…


Шуршание створки, и сопротивляющуюся Бэтли вытолкнули из комнаты.


- Ну и пожалуйста! – обиженно топнула она ножкой закрывшейся двери. - Я помочь хотела, между прочим!


Но Кано ничего не ответил ей. Решив зайти к остальным, она постучалась к Корво - ворон любил рассказывать ей сказки, но его дверь оказалась заперта. Видимо он куда-то ушёл, пока она разговаривала с псом, и Бэтли пошла дальше. Как ни странно, на месте не оказалось и Лиззи, но зайдя к Миноту, мышка обнаружила, что ящерица вновь приступила к процедурам разгона процессора Разрушителя.


- Доброй ночи, маленькая, - промычал Минот, сидя у кровати и опустив голову, а в его правое ухо наполовину вошла «Игла Разума» Лиззи, что-то сосредоточенно набирающей на сенсорном экране тонкого компьютера, лежащего между его рогами.


- Привет, здоровяк, - она запрыгнула на кровать рядом с ящерицей и заглянула в её монитор, - что делаешь?


- Пытаюсь понять, из-за чего идёт рассинхронизация потоков нейронных ядер моторики, - протянула та, выдав на своем лице целых три тонких линии, - вроде я прочистила все электрические цепи на пути к остальному телу, но… - казалось, что ящерица задыхается, хотя её воздуховоды были автономны.


- Может, всё дело в его весе? – Бэтли фыркнула на её заумную речь и обхватила шею быка. - Надо худеть, друг!


- Как? – удивился тот, не поняв иронии.


- Не говори глупостей, вес скелета, основного каркаса и техномышц не влияет на мощность процессора! - покачала головой Лиззи, судорожно сжав сеснсорный экран так, что по нему пошли волны.


- Хм, - мышка с подозрением посмотрела ей в лицо, - как ты меня учила? Ломанная линия - негативные эмоции, волнообразная - страх, а прямая - позитивные. А три прямых ты ещё мне не показывала? Три степени позитивных - это что? Счастье? Удовольствие?


- Бэтли… - ящерица смущённо посмотрела на неё, тут же выдав ломанную линию. - Ты… ты вообще, не мешайся! Это очень тонкая работа, и любой сбой может привести к замыканию!


- Ну и ладно, - надулась мышка, выходя за дверь, - странная ты…


- Погуляй по базе, раз спать не хочешь, - крикнула ей вдогонку Взломщик, возвращаясь к работе, - тут бояться нечего.


- А ведь точно! Спасибо, Лиззи! – радостно воскликнула мышка, вприпрыжку выбежав из казармы. - Ну держись, главная база, Бэтли Ночная Тень идет тебя исследовать! - она попыталась изобразить злодейский смех, но не удержалась и рассмеялась в полный голос.


А в это время шестерых, все ещё отключённых анимагенов-беотов, привезли в тёмное круглое помещение, расположенное где-то в глубинах базы. Расставив их у стены полукругом вокруг большой светящейся сферы в полу, анроты ушли обратно в ангар, оставив пленных одних. Створка белой двери вновь открылась, и в помещение вошёл Корво. «Надеюсь, новый план оправдает ожидания, - он медленно, закинув руки за спину, пошёл вдоль платформ, разглядывая спящие лица беотов, - начало конца? Громко звучит и отдает фальшью. Надеюсь, у него хватит ума понять, - остановился он у платформы Урси, - иначе, мы просто поставили не на тех анимагенов».


Лупо, как и обещала, отключила их на момент отлёта с «Купола», несмотря на протесты Корво и Кано. Однако смягчившись, она дала им неполный разряд, и вскоре пленные должны были очнуться.


- Рад, что ты вернулся, - раздался сзади глубокий голос, принадлежащий худощавому анимагену. Вместо лица у незнакомца сиял тусклым белом светом выпуклый экран, в котором отчётливо изображалось лицо мужчины с чёрными призрачными волосами. Голограмма легко передавала всю мимику, создавая видимость, что это не монитор, а шлем скафандра.


- Вестник, - Корво облегчённо вздохнул и повернулся к нему, - мы знаем…


- Тише, тише, - тот быстро поднял чёрную ладонь с длинными пальцами, - тут повсюду уши! Нельзя так просто говорить на главной базе «Нового Рассвета».


- Прости, я забыл об этом, - закивал ворон, снизив голос до едва слышимого шёпота, - мы знаем об А-433 под базами организации. Консента тайно подготавливает план эвакуации, а Драго прибудет завтра к вечеру. Что теперь? Что ты хочешь сделать с ними? – он кивнул на пленных.


- Слишком много вопросов, - поджал экранные губы его собеседник, - Консента слишком рискует и даже положение и принадлежность к нотам не поможет ей в случае неудачи. Что же до Драго – я вызвал его сам, чтобы он эвакуировал меня, Лоту и Каллидуса. Завтра из глубокого рейда сюда прибывает капитан Вен со своим корпусом. Они - последние люди из «Сияния», и их также ждёт возрождение в телах «клеймённых». И когда это произойдёт, я подозреваю, что начнётся финальная стадия проекта «Живая машина» - атака на крупные города Нелии. Захватив такое количество душ, Эксплар создаст армию, способную сокрушить весь Кайлити, а там и дальше, за океан.


- Так что же мы предпримем? Нам надо задержать Ремера?


- Едва ли мы сможем это сделать. Остановить колонну экспедиционного корпуса и одного из самых преданных Эксплару командиров, задача, которая не под силу даже нотам. Мы сделаем по-другому – Эксплар знает, что мы поймали шестерых анимагенов Коэннана Мола, но он не ожидает, что они сбегут у него из-под носа. И естественно, он пошлёт за ними тех, кто будет у него под рукой.


- То есть нас, - Корво нахмурился, - то есть… Исход уже завтра?


- Да, - Вестник слегка улыбнулся, - завтра решится наша судьба…


***


Беспокойно дёргающийся во сне Блунби проснулся от жуткого голода. Открыв глаза, он с испугом оглянулся вокруг, но не увидел ничего, кроме полукруглой стеклянной крышки какой-то капсулы, подсвеченной голубыми индикаторами. Обнаружив, что его руки свободны, мальчик дотронулся холодной гладкой поверхности и неожиданно крышка капсулы поддалась, с шипением выпуская в темноту помещения клубы холодного пара. «Теперь я точно заболею, - он обхватил себя руками за плечи и осторожно спустился на ледяной металлический пол, - воспаление лёгких и всё, конец». Вдруг в его голове яркой чередой пронеслись последние события, и он испуганно отступил назад. Он и забыл, что был похищен «Рассветом», усыплён газом и теперь, одетый в какую-то бирюзовую накидку от груди и до колен, стоит посередине незнакомого места в темноте, дрожа от холода и голода.


- Тут кто-нибудь есть? – он хотел крикнуть, но выдал лишь жалкий писк ослабшими связками. - Помогите мне!


Темнота не ответила ему. Решив, что стоять на одном месте достаточно неразумно, он осторожно сделал два шага и упёрся грудью во что-то, напоминающее стол или стенную стойку. Послышался звон падающих металлических предметов, перекрытый звуком упавшего стула, на который Блунби наткнулся.


- Сидели два мышонка: мальчишка и девчонка, - он ясно услышал где-то неподалеку девчачий голос, певший незатейливую детскую песенку, - играли они в мячик, потом нашли калачик… - она начала удаляться.


Почувствовав прилив сил, Блунби рванул вперёд, за ней, и вновь едва не упал, ещё раз запнувшись о тот же стул.


- Не уходи! – просипел он, водя рукой по стене, в надежде найти дверь. - Я здесь, не уходи!


В темноте мелькнул огонёк консоли, приветственно мигнув зелёным светом. Доковыляв до него, Блунби вдруг почувствовал, что стена под его рукой уезжает в сторону, и он, потеряв равновесие, вывалился из тёмного помещения в белый коридор, хорошо освещённый лампами в потолке. Резво вскочив после падения, он прижался к противоположной стенке, наблюдая, как плавно закрывается створка. «Где же эта девочка? – он заглянул за угол, вдалеке которого стояло два охранника со светящимися глазами. - Неужели мне почудилось?» Но едва он повернулся в противоположную сторону, как перед его лицом предстала серая короткая мордочка с чёрным носом, смотрящая на него рыжими секторированными глазами.


- А ты забавный! – весело заявила она, оскалив маленькие острые зубки. - Даже не думала, что здесь ещё есть люди. А чего ты такой маленький?


Но Блунби не смог ничего ей ответить - он буквально потерял дар речи от ужаса. Отскочив от неё обратно к створке тёмной комнаты, он хотел было вернуться обратно, но та почему-то не поддавалась, и мальчишка медленно сполз по ней на пол. Отсюда он смог разглядеть незнакомую тварь во всей красе. Незнакомка оказалась даже меньше его ростом, но длинные уши летучей мыши с лихвой компенсировали этот недостаток. Она и выглядела как летучая мышь, даже пушистая белая манишка на шее имелась, но она стояла на двух ногах, а её руки выглядели вполне человеческими. Задорно хихикнув его испугу, та села прямо на пол и стала внимательно его разглядывать.


- Я Бэтли! – представилась она, сверкнув светящимися ярко-рыжими глазами. - А ты кто?


- Блу… Бул… Блунби, - язык его не слушался, скованный страхом и холодом. «Она анимаген! – осенило его. - Ну конечно, разве бывают такие летучие мыши?»


- А что ты тут делаешь? – она подпёрла свои пушистые щёчки руками. - Я думала, на базе нет людей.


- Нет людей? – выдохнул он. - Совсем?


- Совсем. Только анимагены, - она склонила голову на бок, - почему ты дрожишь?


- Я замёрз, - он поёжился: под накидкой ничего не было, - ненавижу холод!


- Может, тебе принести одежду? – она встала и потянулась, демонстрируя свои руко-крылья. - Как ты сюда попал?


- Меня похитили, - он не смел оторвать от неё взгляд, следя за каждым движением, - эти… высокие анимагены.


- Анроты? Нет, анроты милые, но не эти! Это неправильные анроты! - она заглянула за угол и показала язык охранникам вдали. - Чего ты вообще разлёгся на полу раз тебе холодно? – она с наигранной сердитостью поставила руки на бока.


- Я испугался, - Бэтли не проявляла враждебности, да и вообще не выглядела безжалостной убийцей людей, как описывали анимагенов в трущобах. Скорее, она казалась настоящим живым существом, если бы не звериная внешность.


- Ну да, не зря же меня прозвали «Ночная Тень», ар-р, - она угрожающе подняла руки и скривила мордашку, не переставая при этом улыбаться.


- «Ночная Тень»? – Блунби не удержался от смешка. - Я бы назвал тебя «Пушинкой»!


- Ничего ты не понимаешь, это моя боевая кличка! – она довольно рассмеялась, увидев на его лице улыбку. - Я разведчик в своём отряде!


- Отряде таких же пушистых? – на этот раз он рассмеялся, глядя на её манишку. - Или там другие?


- Другие, - она протянула ему руку, помогая встать, - так что, нести мне одежду?


- Неси! Я на любую согласен, хоть на трусы, – он покраснел, стыдливо выгнувшись, чтобы Бэтли ничего не увидела.


- Трусов нет, только комбинезон, как у меня, - она с подозрением прищурилась, - так, подожди, ты голый что ли? – её уши вытянулись, и она, расширив глаза, живо отвернулась от него. - Фу, ужас!


- Ничего не ужас, - обиделся Блунби, - я не виноват, что эти анимагены меня раздели и засунули в морозилку!


- Противный голый человечек за моей спиной, какой кошмар! – причитала она. - Не подходи ко мне, пока не оденешься!


- Да как я тебе оденусь, если у меня одежды нет?! – возмутился он. - Давай скорее свой комбинезон!


- Он ещё и меня раздеть хочет! – она быстро оглянулась, но тут же закрыла глаза руками. - Маленький извращенец!


- Сама ты маленькая… - он едва сдержал себя, чтобы не засмеяться. - Ты же сказала, что у тебя есть второй комбинезон!


- А, ну да! - бочком, закрыв глаза и отвернувшись в стену, Бэтли прошла мимо него в соседний коридор. - Ты никуда не уходи, я сейчас! И не смей тут демонстрировать своё это… фу! Фу таким быть!


- Иди уже! – он отвернулся к стенке. - Робот, а ведёшь себя как… живая? – удивился он собственному выводу.


Но Бэтли убежала достаточно далеко от него, чтобы расслышать. «Они и вправду такие или только она? – вопрошал он сам себя. - Она совсем не похожа на тех солдат, что меня сюда привезли, она как человек, но… летучая мышь? Анимаген!» Он не считал, сколько он так стоял, но минуты ожидания тянулись мучительно долго. Уже нагрев ногами металл, Блунби прислонил голову к углу, когда услышал приближающиеся шаги. Насторожившись, он развернулся, но это оказалась Бэтли, идущая к нему задом.


- Вот твой комбинезон, - она не глядя протянула чёрный комбинезон и тут же закрыла глаза ладонями, - и чего это ты повернулся ко мне передом? Учти, анимагены - не люди, у нас ничего с тобой не выйдет!


- И кто ещё из нас извращенец? – усмехнулся тот, натягивая на себя одеяние поверх накидки. Оно оказалось ему немного маловато, но для него сейчас это было абсолютно неважно. - Всё, можешь повернуться.


- Точно всё? – она осторожно приоткрыла один глаз. - Ну вот, так-то лучше, - на её лице вновь заиграла улыбка. - Так что же ты тут делаешь, кроме того, что совращаешь прохожих девочек?


- Никого я не совращаю, отстань! – Блунби потёр закоченевшие руки. - Я же говорю, меня похитили!


- Просто так не похищают, - Бэтли с сомнением повела носиком, - ты что-то натворил?


- Нет же! Бородатый сказал, что нас всех переработают в анимагенов, что мы умрем…


- Врёт он! В анимагенов перерабатывают только добровольцев, - она посмотрела куда-то за плечо, - пойдём отсюда, мне надоело стоять на одном месте!


- Куда? – он неуверенно пошёл за ней, видя, что она свернула за угол откуда пришла с одеждой. - Ты знаешь куда идти?


- А куда ты хочешь прийти?


- Не знаю, - Блунби быстро нагнал её. Ходить босиком по холодному металлу было неприятно, но выбирать не приходилось, - куда-то, где тепло.


- Я же тебе дала комбинезон, ты что, ещё не согрелся? – мышка взяла его за руку. Её ладонь, покрытая чёрной плёнкой тергума, оказалась теплой и даже горячей. - Да ты весь холодный! – установила она нехитрую истину. - Я знаю, что в технических отсеках есть тепловые установки, пойдём туда, а то превратишься в сосульку, и что мне с тобой делать потом? – она быстро потащила его вперёд.


- Бэтли? – помолчав, спросил он, немного согревшись от бега. - А что, все анимагены такие?


- Какие? – весело глянула на него беот, не прекращая движения.


- Живые, - это слово Блунби произнёс неуверенно. В его голове никак не укладывались вместе понятия «жизнь» и «робот», - такие как ты.


- О да! Есть и такие как я, есть и другие. Нас много и каждый из нас со своим характером. Вот у мамы, например, очень твёрдый характер, она способна заткнуть любого, но, тем не менее, она очень любит меня и остальных тоже…


- Мама? – Блунби приподнял бровь. - А разве…


- Да-да, я знаю, что ты думаешь, что анимагены не могут иметь детей и всё такое, - они остановились у створок лифта, у которых неподвижно стоял «клеймённый» анрот, - но это нисколько не мешает мне любить маму, пусть и приёмную!


- Я просто не понимаю, как вы можете быть настолько живыми? – с опаской глядя на охранника, сказал мальчик. - «Любить маму»? Разве может робот что-то знать о любви?


- Я не робот, а анимаген! Это очень разные создания! - возмущенно затараторила Бэтли, заходя в приехавший лифт и затаскивая за собой замершего Блунби. - Мы имеем души – источник жизни, а значит мы живые, а живые способны чувствовать и испытывать эмоции, - она с видом знатока подняла палец вверх, - мы от вас отличаемся только телами!


Они замолчали. Глядя на нахмурившуюся мышку, Блунби стало немного стыдно за своё неверие. Такое поведение было присуще только живым существам, и ставить под сомнение её чувства к «матери» теперь казалось ему невежливым и даже оскорбительным. Лифт, с таким же высоким потолком, как и остальные коридоры, тихо шуршал, опуская их куда-то вниз.


- А у тебя есть мама? – спросила его девочка, посмотрев на его спутанные волосы. - Ты не похож на людей из города…


- Я сирота, - ответил тот, сглотнув неприятный комок в горле. От активного движения он немного согрелся, и организм предательски расслабился, - я родился в Трущобах на юге столицы. Там сложно узнать, кто твои настоящие родители, но мне говорили, что они погибли. Я их никогда не видел, - он заметил, как опустила уши Бэтли, - ну а ты, ты помнишь свою… прошлую жизнь?


- Мама и дядя Корво говорили мне, что я тоже из каких-то Трущоб, - Блунби даже удивился, глядя, как она погрустнела, - правда, я этого не помню. У нас такая особенность – личность стирается при перемещении души, и мы ничего не помним, когда воскресаем. Говорят, что если не уничтожать процессор, то воспоминания старой личности останутся и в новой. Это мы называем бессмертием.


- Получается, что мы оба с тобой из Трущоб? - он неловко улыбнулся. - Может даже из одного и того же приюта!


- Может быть, - Бэтли повеселела, - мы приехали!


Перед ними открылся тёмный технический коридор с красными стенами, пролегающий на самом последнем этаже базы. В отличие от остальных, он оказался ровной прямоугольной формы, без округленных углов, а его стены, от которых сильно пахло металлом, казались ребристыми из-за многочисленных подпорок. Такой же высокий потолок слабо освещали тусклые белые лампы, из-за чего коридор казался неприветливым, но тут было явно теплей, чем наверху. Снова схватив его за руку, Бэтли уверенно пошла вперёд, проводя ладонью по ребристой стенке коридора.


- Тебе уже лучше, правда? – она посмотрела на Блунби, заметно расслабившегося от тёплого воздуха. - А ты не хотел ехать!


- Ну знаешь! – он вернулся к их диалогу. - Не каждый день со мной такие приключения случаются! Похитили, раздели, заморозили…


- Зато я тебя нашла! – рассмеялась Бэтли, отпустив его руку вприпрыжку убежав вперед за один из поворотов. - Давай, надо двигаться, чтобы разогреться!


- Подожди, куда ты? – он едва не споткнулся, схватившись за опору. - Я не знаю дороги!


Но коридор быстро кончился, и они остановились перед большими серыми створками, которые светились в полутьме красной голографической панелью посередине. Придирчиво осмотрев сие творение, Бэтли нажала на кнопку на консоли.


- Сейчас всё будет, - она хитро улыбнулась Блунби и серые створки бесшумно разъехались в стороны.


- Это и есть тепловые установки? – он зашёл в открывшееся помещение, озираясь по сторонам.


Оно было гигантским, он даже не видел противоположную стену из-за сумрака, царившего здесь. По краям металлической дорожки, на которой они стояли, располагались огромные зелёные цистерны, шипя газом где-то внизу, куда уходили толстые трубы. «Плазменный газ, - прочитал он надпись на одной из них, - так вот на чём работает вся эта база».


- Иди сюда! – крикнула ему откуда-то сверху Бэтли, взгромоздившись на конусообразную платформу. - Хватит глазеть!


- Я совсем не так представлял генераторы, - признался он, подходя к ней и задирая голову, - я даже не думал, что смогу так далеко забраться из своих Трущоб!


- Это не генераторы, это их топливо. Генераторы внизу. Видимо, у тебя была не очень весёлая жизнь до того, как ты попал сюда, - она протянула ему руку и втащила наверх.


- В этой истории нет ничего хорошего, - платформа, вернее крышка цистерны, просто источала жар, и он, поджав ноги, довольно засмеялся, - давай не будем о плохом. Я не хочу вспоминать прошлое. Лучше скажи мне, что со мной будет? Если из меня не вытащат душу, то зачем я им?


- Откуда ж я знаю, мы и сами-то прилетели всего несколько часов назад, - Бэтли свесила ноги и начала болтать ими в воздухе, - но не думаю, что что-то плохое! – быстро добавила она, увидев, что тот нахмурился.


- То есть всё что угодно и вопрос о моей душе остается открытым? – Блунби положил голову себе на колени. - Ну здорово!


- Эй, всё не так уж и плохо! – она положила руку ему на плечо. - В конце концов, ты ещё жив и ты согрелся!


- Ну да, - согласился мальчик с этими аргументами, - но надолго ли?


- Да хватит киснуть, радуйся тому что есть! - Бэтли вытянулась на платформе, положив руки за голову. - Я когда тебя в первый раз увидела, даже не поняла, что ты за существо, думала, какой-то мелкий анрот, а ты оказался просто бледный мальчишка! Мальчишка из Трущоб!


- А я, пока не догадался, что ты анимаген, думал, что ты какой-то монстр…


- Что? – Бэтли возмущенно фыркнула. - Я не настолько страшная!


- Зато ты очень пушистая! – он не удержался и погладил её по шерстке на груди.


- Ты чего щекотишься? – звонко рассмеялась она, сжавшись в комок и схватив его за руку. - Мы и часа не знакомы, а уже пристаешь!


- Я не пристаю, - смутился Блунби, невольно улыбнувшись её реакции, - но уж слишком заманчива твоя шерсть, чтобы её не погладить. Вот я и говорю – ты Пушинка, а не Ночная Тень!


- Знаешь, я тут тоже кое о чем подумала! – мышка проворно вскочила. - Ты подал мне одну идею.


- Что-то не так? – посерьёзнел он.


- Нет-нет! Я просто хочу узнать, как сильно ты сам боишься щекотки! – она вытянула руки перед собой и сжала несколько раз пальцы.


- О нет! Только не это! – Блунби медленно встал, глядя на коварно улыбающуюся девчонку, подходящую всё ближе. - Бэтли, давай обойдёмся без…


- Боишься, значит, - протянула она, захихикав, - ну, держись, Блунби!


- Нет! – он не успел убежать, когда на него прыгнула смеющаяся мышка. К очередному его удивлению, весила она совсем немного, по крайней мере, для него. - Перестань! – задохнулся он от смеха, когда ловкие пальчики прошлись по его бокам. - Ну, ладно, сама напросилась! - ловко выскользнув из её захвата, он сам схватил её за талию.


- Ах, ты так! – взвизгнула она, громко расхохотавшись. - Ну вот я тебе!


- Хва… хватит! – едва перевел дыхание Блунби, после десяти минут такой борьбы. Бэтли, победно улыбаясь, сидела рядом. - Я устал!


- Слабак! – хихикнула она, слушая как он тяжело дышит, лежа на спине. - А знаешь, когда ты не грустишь, ты не такой уж и зануда!


- Мне вообще без юмора сложно приходится, - он нащупал её руку, - ты права: всё не так уж и плохо, когда хорошенько просмеёшься…


И под эти слова его желудок, рассерженный отсутствием внимания и пищи, издал звук умирающего кита, причём умирающего уже целый час. Вытянув уши столбиком, Бэтли удивлённо посмотрела на источник этих утробных звуков и осторожно потрогала его живот пальцем.


- Кажется, твой генератор немного барахлит, - заключила она, всё ещё прислушиваясь, - думаешь, я перестаралась?


- Это из-за голода, - пояснил Блунби, - я, наверное, день ничего не ел.


- Ах, да! Вы же, люди, ещё и много едите! – хлопнула себя по лбу мышка. - А вот это проблема, знаешь ли – на базе-то таких как ты нет, и вашей еды, соответственно, тоже.


- Ну, значит я умру от голода, - слабо улыбнулся он, чувствуя, как распространяется по организму слабость, - так и так отсюда не выберусь…


- Опять ныть? – она дотронулась до его носа. - Так, жди здесь, никуда не уходи, - она ловко спрыгнула с платформы и побежала в коридор.


- Ты куда? – он резко поднялся, из-за чего у него потемнело в глазах. - Ты что, хочешь оставить меня здесь одного?


- Да никто сюда не заходит, может только пара обычных роботов-уборщиков заглянуть, - отмахнулась та, - я просто знаю, что где-то тут должен быть склад с припасами, может, оттуда ещё не все забрали! Короче, жди, я быстро! – и она, вновь напевая какую-то детскую песенку, скрылась за поворотом.


«Бэтли, - он лёг обратно и закрыл глаза, - анимаген… просто Пушинка, - он улыбнулся этим мыслям, - это гораздо лучше, чем пирожки с яблочным повидлом. Это лучшее, что я встретил в своей жизни». Вдруг он ясно услышал, как раскрылась створка лифта и по коридору застучали чьи-то шаги. Уже подумав, что это вернулась мышка, он приподнял голову и его глаза расширились от ужаса. Он совсем забыл, где находится и зачем его сюда привезли.


- Ну вот, я же говорила! – с торжественным возгласом Бэтли вошла в генераторную. - На складе оказался целый ящик сухого пайка! – она помахала небольшим пластмассовым кейсом. - Блунби?


Но мальчика нигде не было видно. Забравшись обратно на платформу, она оглянулась по сторонам.


- Блунби, сейчас не лучшее время для пряток, - крикнула маленькая беот, почувствовав неладное, - где ты? – она едва не упала, споткнувшись о свисающую с края установки чёрную тряпку. Взяв её в руки, мышка с ужасом узнала свой комбинезон, порванный в клочья. Кейс со стуком упал на пол.


- Блунби! – закричала она, прижимая к себе разорванную одежду. - Блунби! – страх сковал её процессор. - Блунби!


Но никто так и не ответил ей.


========== Глава IX. Разделённая верность ==========


- Я начинаю ненавидеть просыпаться! - сквозь неприятный шум в микрофонах он едва расслышал голос Лункса, однако сознание быстро возвращалось к нему. - Урси! Эй, умник, ты так своё отключение проспишь!


Сморщившись, он открыл глаза. Они всё ещё находились в оковах, в опротивевших за последние дни платформах, подсвеченных зелёным светом.


- Довольно извращенный способ нашего убийства, - поделился радостной мыслью рысь, висевший самым крайним ко входу, - с возвращением, хотя мне уже надоело это говорить!


- Урси! – окликнула его висящая рядом Хара, заметив, что он очнулся. – Что теперь? Как нам выбраться отсюда?


- Похоже, мы прибыли на «Сияние», – Урси ощутил острую боль в затёкших конечностях. Давление антигравитации на механизм не осталось бесследным – он почувствовал, как смоул по его венам течёт более вяло, чем обычно. Не меньшее неудобство доставляли и оковы на руках и ногах, не давая закоченевшим пальцам шевелиться, - а «Сигма» где?


- Надеюсь, что далеко, - ответила ему Арги, откуда-то из-за сферы рядом с Лунксом, - у меня нет никакого желания связываться с ними ещё раз. Между прочим, эта база - сама по себе идеальная тюрьма – под землёй, с единственным выходом и без возможности двигаться, да ещё и слепит все время.


- Ох, ну спасибо! – язвительно ответил ей Лункс. - Приятно знать, что сдохнешь под землей и ослеплённый.


- Надо как-то выбраться отсюда! – Хара попыталась стукнуть оковами по стене, но платформа погасила силу удара. - Да дурацкая антигравитация, ну что за садист это придумал?


- Как думаете, надолго мы здесь? – спросила Кари посмотрев по сторонам. - Может, нас ещё переведут куда-нибудь?


- Чем тебе здесь плохо? – усмехнулся рысь. - Тишина, покой, правда, заперты мы, но это не беда, зато мы вместе! – он рассмеялся, но в этом смехе не слышалось ни капли радости. Краем глаза он заметил, что обычно шумный и подвижный лис, до этого висевший неподвижно, вдруг изогнулся и начал биться в страшных конвульсиях.


- О нет, Вульпи! – Кари в ужасе рванулась из оков, но тщетно. – Твоя клаустрофобия!


- Только этого не хватало, - только и сказала Арги.


Лис тихо скулил и бился в поле, словно уж на сковородке, пытаясь избавиться от мучительных помех внутри своего процессора. Белый шум застилал его сенсоры и он уже не слышал утешительных слов Кари, которые она торопливо выговаривала, пытаясь привести его в чувство. Урси огляделся – помещение мало походило на камеру, но из-за полусферы невозможно было хорошенько разглядеть его. И поэтому электронный мозг Вульпи решил, что он находится где-то в замкнутом пространстве, со всеми вытекающими из этого последствиями. «А камера ли это вообще? – вдруг подумал он. – Не слишком похоже на тюрьму или даже хорошо охраняемое место. Хотя откуда мне знать, как выглядят тюрьмы на базах «Нового Рассвета»? Сухой воздух в помещении неприятно сушил и без того перегретый воздуховод, и Урси почувствовал, что механизму не хватает смоула – последний раз они пили только в Паларе, почти неделю назад. Конечно, анимаген может продержаться без питания и куда больший срок, но из-за недавних событий насыщенных болью и переживаниями, да и банально с непривычки, они сильно истощились и теперь чувствовали, как уходит энергия из ослабленных механизмов.


Белая входная створка, незаметная за свечением полусферы, раскрылась, и в помещение вошла странная худощавая фигура в серебристом комбинезоне, с округлым экраном вместо лица. Белые руки оканчивались кистями с длинными пальцами из чёрного тергума, но о строении остального тела можно было только догадываться. На его одежде, на груди с левой стороны, блестела механическая рука сжимающая Светоч - эмблема «Нового Рассвета».


- Ты ещё кто? – грубо спросила незнакомца Хара, вопросительно подняв уши.


- Ваш друг, - этот голос показался медведю до дрожи микросхем знакомым, - я помогу вам выбраться отсюда, но взамен вы сделаете кое-что для меня.


- Если ты не заметил, мы не в том положении, чтобы что-то делать, - сварливо заметил Лункс, - хоть имя своё назови!


- Не надо, я знаю, кто это, - Урси вдруг понял, где раньше слышал этот голос, и теперь его переполняла ярость, - это Шут!


Худощавая фигура вздрогнула, и теперь он увидел на её лицевом экране изображение бледного лица мужчины с дымчатыми тёмными волосами. Но его голос ничуть не изменился – всё такой же глубокий и мрачный, исчезли лишь механический оттенок и равнодушие.


- Так меня раньше звали, - подтвердил он, нарушив наступившую гробовую тишину, - но теперь меня зовут Вестник, и я более не враг вам.


- О да, конечно! – взорвалась Хара, с ненавистью посмотрев на его бледное лицо. – Дай мне только спуститься и я ещё раз проломлю твоё электронное рыло!


- Я и забыл, что эта тварь тоже бессмертная! – Лункс хотел было выпустить когти, но вовремя вспомнил, что находится в оковах. – И кто же тебе поверит, что ты нам не враг?


- Я помогу вам выбраться отсюда, - он, казалось, не обратил внимания на их реплики, - я доставил вас сюда и мне нужна ваша помощь в борьбе с Экспларом.


- Доставил? – Урси переглянулся с Арги. – Так это ты дал наши координаты Лупо?!


- Ну всё, теперь я тебя точно убью! – взревела Хара, попытавшись лягнуть Вестника сквозь поле. – Дай мне только выбраться отсюда!


- Я бы не сделал этого, если бы положение не стало критичным, - возразил им нот, - я бы и дальше сбивал с курса отряды «Рассвета», которые посылал за вами Эксплар, но сейчас помощь нужна мне и всем беотам, что существуют в Нелии.


- Как это ты сбивал с курса? – удивилась Арги. - И почему ты вдруг решил пойти против своего обожаемого Создателя?


- Я всё расскажу вам, если вы обещаете мне, что поможете.


- Я не собираюсь тебе помогать, - отрезал Лункс. Глаза рыся горели недобрым зелёным огнём, и Урси признался себе, что ещё никогда не видел его столь обозлённым, - если у тебя хватит смелости нас выпустить, то ты тут же погибнешь. Вот это я тебе точно обещаю!


- Подожди ты, боец невидимого фронта, - шикнула на него Арги, нахмурив брови, - что ты имеешь в виду?


- Я просто хочу услышать – поможете вы мне или нет?


- Даже не пытайся, мы не купимся второй раз на эту уловку, - категорично заявила Хара, под согласный кивок Кари, - ты убил Айка!


- Да не только Айка, - рысь даже оскалился, вспомнив лица Дэлтана и Наты. Но гораздо больнее было вспомнить лицо Мастера, погибшего из-за Шута, - ты убил самого дорогого мне человека!


- Я понимаю ваше негодование, - Вестник опустил голову и нервно сжал ладони, - и я бы на вашем месте также возненавидел меня. Но сейчас не та ситуация, когда надо вспоминать прошлые обиды! Сейчас над всеми анимагенами нависла реальная угроза уничтожения, и если вы мне не поможете, погибнет ещё больше наших собратьев, чем погибло уже. Корво наверняка рассказывал вам о своём прошлом отряде, печально известных «Тау», которых Эксплар казнил под предлогом «небоеспособности» после заранее проваленного задания? Им было поручено следить за обстановкой в Локантаке, но в самый последний момент Корво отозвали на «Орхидею», и им пришлось вылететь без командира. Как мне рассказал Кроко, командир отряда «Гамма», когда «Тау» прибыли на место, вы умудрились не только въехать в город, но и сбежать из него с вереницей машин стражей и «Хранителей» на хвосте. «Тау» сумели отвести ваших преследователей, но этого промаха оказалось достаточно, что бы Эксплар мог спокойно устранить их. И под такой угрозой теперь находится каждый из беотов и анротов А-412.


- Но почему? – Арги непонимающе помотала головой. – Почему он решил уничтожить свои же творения? Разве не он говорил, что за анимагенами будущее?


- Полагаю, он не уточнил, за какими именно анимагенами, – Урси невольно усмехнулся, - и что же вы придумали?


- Так вы согласны помочь нам?


- Урси, нет! Ты что?! – Лункс удивлённо повернул к нему голову. – Ты серьёзно?!


- Косолапый, ты схемами перегрелся?! – Хара замерла, перестав вырываться.


«У нас ведь всё равно нет другого выбора, правда?» – мысленно спросил Урси, обращаясь к Вестнику. И тот услышав его, резко повернул к нему голову и посмотрел прямо в глаза. «Я рад, что ты не забыл наши «уроки» телепатии, - заметил он, и в его голосе, ранее равнодушном, зазвучали радостные нотки, - но ты ошибаешься – выбор есть всегда. Ты можешь и отказаться, но если согласишься, остальные пойдут за тобой. Ведь это тебя они признали лидером».


- Урси! – взволнованно заговорил Лункс. – Послушай: забудь, что я тебе говорил на турболёте, это я так, не подумав ляпнул! Мы одна команда и мы сможем отсюда выбраться сами, только не верь этому безмордому палачу, который убил нашего создателя! – рысь словно утратил всю свою гордость, в попытках убедить медведя.


- Даже если вы каким-то образом освободитесь от оков и полей антигравитации, вы не пройдёте и коридора, прежде чем вас схватят анроты, - возразил Вестник, развернувшись к нему, - это опрометчивый поступок…


- Он сам затащил нас сюда, когда слил наше местоположение Лупо! И ты ещё веришь в то, что он нам не враг?


- Я понимаю как это выглядит, но у меня не было другого способа доставить вас к самой столице на главную базу «Нового Рассвета»!


- Урси, - Лункс медленно покачал головой, не сводя взгляда с медведя, - ты рискуешь теми, кто тебе доверяет! Не делай этого! Поверь мне хоть раз – мы выберемся отсюда, я обещаю!


- Вы можете спасти жизни тысячей анимагенов! – Вестник тоже повернулся к озадаченному Урси, словно от его слова зависел дальнейший исход событий. – В том числе и себя. Мы избавимся от Эксплара и создадим новое общество, как и задумывалось, только помогите нам с этим!


Хара, Кари и Арги замерли, ожидая ответа от Урси, но Лункс уже понял, с кем согласится его друг. И поэтому опустил голову, отвернувшись от медведя. «Мы вряд ли выберемся сами, - не обратил на это внимания бурый беот, размышляя над словами обоих спорщиков, - но Вестник не стал бы рисковать своими положением и жизнью, ради того, чтобы просто убить нас. Если бы они хотели это сделать, то сделали бы в Паларе. Значит, они и правда что-то задумали…» Ещё он вспомнил о словах Корво, когда он обещал ему, что здесь они смогут получить ответ на вопрос – зачем живут анимагены, если не нужны никому, даже собственному Создателю? «Мы живём, чтобы жить! – при этих словах, его начала переполнять решимость. – Мы – это всё, что у нас есть!»


- Мы поможем Вестнику, - негромко, но так, чтобы его услышали все, сказал Урси, подняв голову и окинув взглядом удивлённые лица друзей, - если он не лжёт, то мы поможем всем анимагенам освободиться от Эксплара.


- Но командир… - Хара растерянно опустила уши. – Как же так? Ведь… это Шут!


- Хара, - он успокаивающе улыбнулся, - Вестнику потребовалось водить за нос Эксплара целых три месяца, чтобы он не смог поймать нас. Тем более, если бы нас хотели убить или вынуть души, то сделали бы это давно. Ради этого он даже пожертвовал одним отрядом, чтобы заодно подорвать доверие командиров-беотов.


Нот ошеломлённо посмотрел на него, раскрыв на голографическом лице тёмные глаза со светящимися точками зрачков. «Как ты понял?» – мысленно спросил он торжествующе улыбающегося медведя. «Если ты курировал наши поиски, следовательно, только ты мог дать ложное время прибытия, чтобы «Тау» опоздали, - ответил ему тот, - одного не пойму – знает ли Корво о том, что ты сделал ради своей цели?» «Нашей цели! Корво догадывается, что не только Эксплар причастен к уничтожению его друзей, но он так же понимает, что их уже не вернуть. Благодаря тому плану, мы получили опытного командира, который будет мстить Эксплару».


- Так… что дальше? – Арги посмотрела на Лункса, но рысь теперь молчал, с мрачным видом разглядывая пол под собой.


- Я выведу вас отсюда через подземные тоннели магистралей электромагнитных поездов, - Вестник подошёл к стене рядом с Урси и открыл крышку встроенного в неё щитка, - так вы попадёте за стену, что окружает гору. Дальше вам придётся дойти до Аполотона и пройти через его южные районы, чтобы не попасться высланной за вами погоне. Скорее всего, Эксплар пошлёт за вами отряды «Сигма» и «Альфа», однако они смогут вылететь только следующей ночью, когда Драго Огнехвост прилетит на их турболёте. Это была самая опасная часть плана – дать «Хранителям» координаты транспорта «Сигмы», но Корво справился, несмотря на то, что ни он, ни Драго не знали об этом плане.


- Если ты можешь так распоряжаться чужими жизнями, чего стоит тебе нарушить обещание и не отвести нас прямо к Эксплару? – Арги поняла, что он хочет сделать и приготовилась к падению.


Щелчок выключателя, и питание платформ отключилось, однако сами поля антигравитации рассеялись не полностью, но достаточно, чтобы вернуть вес находящимся в них анимагенам. Пленники дружно упали на холодный пол покрытый белым пружинящим металлом, а верхние платформы плавно начали опускаться вниз, по мере ослабления поля, и вскоре с коротким стуком замерли на месте, прекратив своё гудение.


Кари коротко вскрикнула, когда её скованные вместе ноги подкосились от долгого пребывания в поле антигравитации, и она упала на пол, ударившись щекой. Не лучше приземлились и остальные, но хуже всех пришлось Вульпи, который забился в конвульсиях, не в силах справиться с припадком. Увидев это явление, Вестник медленно подошёл к нему и склонился над его головой, положив на неё руку.


- Что ты делаешь? – зло крикнул ему Лункс, пытаясь принять вертикальное положение. - Что ты…


- Замолчи! - шикнул на него Урси. - Он лечит его…


И действительно, через минуту взгляд лиса стал более осознанным и он, заморгав, удивлённо воззрился на склонившегося над ним Вестника.


- Кто ты? – он попытался встать, но лишь комично изогнулся всем телом, вытянув хвост торчком. – Что… а, ну да, мы же были в плену? – он посмотрел на лежащую рядом Кари, которая с восхищением и радостью в глазах смотрела то на него, то на нота. – Но, похоже, мы выбрались!


- Это Шут, Вульпи, - произнёс рысь, каким-то образом встав на плоскую часть оков на ногах и прислонившись к светящейся полусфере, обнаружив, что она состоит из толстого стекла. «Это не светильник, – он почувствовал, как гудит энергия внутри неё, - это аккумулятор!» Вестник, тем временем, уже начал освобождать его друзей из оков, размагничивая их замки специальным пистолетом, который он извлёк из кармана комбинезона.


- Шут? – лис недоверчиво покачал головой, разминая кисти и стопы. – Да не, ты ошибаешься, Шут был злой и выглядел по-другому.


Рысь лишь устало вздохнул и отвернулся, насколько ему позволяло его положение. «Что ж, они сами это выбрали, - подумал он, посмотрев на принявшую сидячее положение Арги, - идиоты…» Едва освободившись, Вульпи споткнувшись о собственный хвост, бросился к лежащей Кари и бережно поднял её, прижав к себе.


- Ты цела? – тихо спросил он, чувствуя, как она дрожит. – Тебя не ранили?


- Ничуть, - канарейка могла лишь улыбаться в руках этого чудаковатого анимагена, который с такой нежностью дарил ей свою любовь, - но я не понимаю, - она посмотрела на Вестника, размагничивающего её оковы, - как ты исцелил его от клаустрофобии?


- Ноты, обладающие способностью к телепатии, могут воздействовать на разум анимагена, - спокойно ответил тот, - я хотел это сделать раньше, когда мы находились в Рахнаке, но…


- Ты был в Рахнаке? – удивился Вульпи. – Я тебя не помню…


- Да это Шут, бестолочь! – раздосадовано бросила Хара, оттолкнув Вестника, когда тот протянул ей руку, чтобы помочь встать. – Он просто сменил тело.


- Серьёзно? – на морде рыжего беота смешалась комичная гримаса, выражающая и ошеломление, и гнев, и непонимание. – А чего ж он нам тогда помогает?


- Потому что мы пообещали, что поможем ему в обмен на наше освобождение, - Урси хмуро взглянул на Вестника, открывающего его оковы, и встал на ноги, - но знай, Шут, я никогда не прощу тебе смерть Мастера. И я решил помочь тебе только потому, что Эксплара нужно остановить.


- А в твоих ли это силах? – насмешливо поинтересовался Лункс с ехидной полуулыбкой на лице. – Что ты можешь сделать, анимаген, которому даже года нет?


- Я расскажу, что вы должны будете сделать, - Вестник подошёл к рысю и спокойно посмотрел в его зелёные глаза, словно ожидая согласия на его освобождение. Тот лишь презрительно фыркнул, но протянул руки, чтобы нот освободил его. Однако едва он отключил замки на оковах, как Лункс тут же ударил его коленом в голову и повалил на пол.


- Что ты делаешь?! – лицо мужчины на его экране сморщилось от боли, когда он почувствовал, как на его шее сомкнулась рука беота.


- Я убил тебя однажды и сделаю это ещё раз, - прошипел Лункс, прижав Вестника к полу и чувствуя, как расползается синтетическая ткань под его когтями, - я не такой наивный, как Урси, я не верю ни одному твоему слову…


Но вдруг он почувствовал, как кто-то оттаскивает его от поверженного нота. Оглянувшись, он увидел Хару и Вульпи, которые поспешно схватили его за руки и прижали спиной к стене, не пуская к поднимающемуся Вестнику.


- Что вы делаете?! – в ярости прорычал он, рванувшись из их захвата, но те держали его крепко.


- Не будь глупцом, Лункс. Он освободил нас и если бы хотел убить, то убил бы уже давно, - Урси строго покачал головой, словно усталый воспитатель нерадивому подопечному, - без него, мы не выберемся отсюда.


- Я не к тебе обращаюсь, предатель! – зло крикнул тот, оскалившись и пытаясь хотя бы пнуть встающего Вестника.


- Лункс… - Кари с испугом и недоумением прижала руки к клюву. – Что ты такое говоришь?


- Успокойся, бестолковый, - Арги брезгливо поморщилась и сняла с себя рваную куртку, - ты никому не сделаешь лучше, если убьёшь его.


Лункс только скрипнул зубами и отвернулся, расслабив руки. «Они сделали свой выбор, - повторил он, убирая когти, - теперь, главное выбраться отсюда».


- Отвали, - бросил он, оттолкнув Вульпи. Лис растеряно заморгал, виновато глядя на него и пытаясь понять причину его гнева. «Что с ним? – он хотел было спросить об этом Хару, но та покачала головой, мол, сейчас лучше промолчать. – И Урси подозрительно спокоен… Неужели это всё часть какого-то плана?»


- Так что ты задумал? – спросил Урси, сложив руки на груди, когда Вестник убрал размагничивающее устройство обратно в карман. – Как нам одолеть Эксплара?


- И почему ты вообще решил пойти против него? – добавила Арги, помогая Кари снять грязную одежду.


- Я расскажу всё по пути. Сейчас нельзя медлить – Эксплар может в любой момент вернуться обратно, и нам надо уходить. Но прежде переоденьтесь, - он придирчиво осмотрел их внешний вид, - я приготовил вам одежду.


Он быстро подошёл к встроенному в стену шкафчику между погасшими платформами и достал оттуда шесть чёрных комбинезонов, какие они уже видели у «Сигмы», но без эмблемы «Рассвета».


- Мы пойдем мимо охраны, пусть думают, что вы один из спецотрядов, - пояснил он, протягивая аккуратно сложенную стопку.


- Ну нет, на этот раз я свою футболку не отдам! – Хара решительно встала в позу. - Обойдусь и без костюма.


- Нашла время вредничать! – возмущённо воскликнул Урси. - Надевай поверх футболки, но не жалуйся когда перегреешься.


- На улице сейчас минус двадцать, - отметил Вестник, - так что перегрев ей точно не грозит.


- Отвернитесь что ли, - раздосадовано протянула та, принимая комбинезон, - и размер даже мой, специально что ли шили?


- Всё было предусмотрено, - кивнул тот, - даже такая мелочь. Обувь не забудьте – левесы в том же шкафчике.


Лункс фыркнул, но комбинезон надел – в полуистлевшей футболке и старых джинсах ходить стало невозможно – одежда трещала по швам и грозила вот-вот отвалиться грязными лоскутами. «Мы теперь похожи на «Сигму», - подумала Кари, посмотрев на друзей, уже надевших новую форму, - Корво прав – мы ничем не отличаемся друг от друга». За створкой раздались звуки шагов, и они замерли, прислушиваясь, но прошедшие мимо анимагены быстро удалились в противоположную сторону, и в коридоре вновь стало тихо.


- Не думал, что когда-нибудь надену обувь, - сказал Вульпи, разглядывая свои лапы, обутые в чёрные начищенные левесы, - так непривычно… - в отличие от шероховатых стоп беотов, подошва левесов состояла из более мягкого тергума, что обеспечивало сцепление с поверхностью.


Единственная, кто не получил обувь, была Кари, грустно опустившая хохолок. Увы – беоты «Рассвета» не делали левесы для пернатых сородичей из-за их стиля боя, и не предусмотрели, что кто-то из них окажется нелетающей.


- Идём, - Вестник быстро осмотрел их новый вид и подошёл к створке, - Я не чувствую присутствие чужого разума в коридоре, но на всякий случай сначала пойду я.


- А то будет неловко, если за створкой окажется Эксплар и «Сигма», - усмехнулся рысь, закатив глаза.


- Тогда, может, отправим Лункса первого? – предложила Арги улыбнувшись поджавшему уши беоту. – Он их прогонит своим занудством.


Однако Вестник не обратил внимания на их слова. Поправив воротник комбинезона, он закинул руки за спину, и, сделав вид, что ничего не произошло, открыл створку наружу. Белый коридор с закруглёнными углами, освещённый яркими лампами под высоким потолком дохнул на них тёплым воздухом, но поток прекратился сразу же после того, как Вестник шагнул за порог аккумуляторной, оставив друзей напряжённо ждать его сигнала.


- Ты считаешь, что это правильная идея? – Хара подошла к Урси почти что вплотную, отбросив кончиком левеса в угол их старую одежду, которую Кари заботливо сложила в кучку, приговаривая, что она хорошо им послужила.


- Может, Шут и был негодяем в прошлом, но всем нам свойственно меняться, - рассудил тот, задумчиво посмотрев на обеспокоенную подругу, - даже если это какой-то хитроумный план нашего уничтожения, нам всё равно некуда деваться. А так у нас хотя бы свободны руки, - он показал свои ладони, испачканные засохшей пылью, и сердито потёр их.


- Из всех передряг, что с нами случались – эта самая забористая, - зайчиха невесело улыбнулась, - но ты знай – я с тобой, чтобы ни случилось. Потому что кто-то же должен будет вытащить тебя за шкирку, когда всё будет плохо, - усмехнулась она и легонько стукнула его в плечо в знак дружбы.


- Хех, ну спасибо, - от её «дружеского» удара Урси даже покачнулся, но вовремя схватился за светящуюся полусферу.


- Урси, - Кари с опаской покосилась на рыся, который стоял прямо напротив входа в помещение, прислонившись к самому аккумулятору и сложив руки на груди, - что происходит? Почему Лункс так себя ведёт?


- А раньше он вёл себя как-то по-другому?


- Ты знаешь, о чём я говорю, - она внимательно посмотрела ему в глаза.


- Кари, у Лункса свой взгляд на жизнь и ему нравится чувствовать себя кем-то особенным. Он не Вульпи, он сам справится, - Урси взглянул на лиса, ковыряющего пальцем в панели платформы, на которой он недавно стоял. Что-то щёлкнуло, и устройство, приветливо мигнув зелёным огоньком, включило поле антигравитации, заставив незадачливого беота переполошиться и отскочить в сторону.


- Она сама, честное слово! – выпалил он, растеряно заморгав, глядя, как верхняя платформа плавно поднимается вверх.


«Идите по коридору до первого поворота, - от голоса Вестника в своей голове Урси вздрогнул, но виду не подал, лишь рефлекторно мотнув головой, - я буду ждать вас там, но постарайтесь сделать это быстрее».


- Идём, - неожиданно для остальных сказал медведь, быстрым шагом направляясь к выходу, - пора.


- Стой, кто сказал что пора? – засуетился Вульпи. – Не было ж сигнала!


- Он говорит с тобой телепатией? – догадалась Арги, переглянувшись с Лукнсом.


- Так ты ещё и общаться на расстоянии с ним можешь?! – губы рыся оскалились в недоброй усмешке. – Что-то я уже перестаю удивляться подобным открытиям.


Однако Урси не обратил внимания на его реплику. Настороженно прислушавшись к тишине базы, он решительно вдохнул и сделал шаг вперёд. «Что ж, теперь у нас вновь есть цель, - подумал он, проходя мимо раскрывшейся створки в белый коридор, слепящий чистотой, - и другого пути у нас нет!»


Едва тёплый воздух, гонимый из неприметных решёток вентиляции под потолком, быстро отогрел промёрзшие механизмы шестерых друзей, осторожно выходящих из аккумуляторной. Коридор, где они находились, оказался достаточно коротким и обрывался только дверью впереди, видимо, ещё одним таким же помещением. Арден внутри ламп тихо гудел от напряжения, создавая гнетущую тишину, и когда створка позади них негромким стуком встала на своё место, они вздрогнули, во все глаза озираясь по сторонам.


- Быстрее, - голос Вестника, показавшего призрачное лицо из-за угла, заставил всех шестерых замереть, - вокруг никого, но нельзя испытывать удачу слишком долго. Пойдём к закрытым подземным тоннелям, которые ведут прямо до пригородной станции города. Оттуда будет проще выйти в Аполотон прямиком в южные районы.


- А разве вы нас не доставите прямо туда? – удивилась Кари. - Нам придётся идти до столицы пешком?


- Тут недалеко, - поспешил успокоить её тот, - наша база находится недалеко от города. Нам нельзя рисковать – если Эксплар поймёт, что против него плетётся заговор среди «старых» анимагенов, он тут же отдаст приказ об их уничтожении.


- На нас наверняка будут охотиться, - рассудил Урси, когда они вышли из длинного коридора к круглой площадке с тремя лифтами.


Первое, что показалось им удивительным полное отсутствие какая-либо мебели. Большое количество пустого пространства немного угнетало и казалось странным, и единственный, кто чувствовал себя комфортно оказался Вульпи, радующийся избавлению от болезни. «Так легко теперь стало! – он был готов верещать и бегать по этим коридорам от переполняющей его радости. – Никакого шума! В голове, то есть, никакого шума… Как он это сделал?» - он посмотрел на идущего впереди Вестника, светившего большим кругом белого света из пластины на затылке. Внешне, как и любой другой нот, он казался спокойным и всем своим видом излучал уверенность, однако Урси всё равно почувствовал некое смятение, исходящее от его разума. «Интересно, я смогу прочитать его мысли?» – пришла в голову шальная идея. «Вряд ли. Ты ещё не умеешь управлять пси-энергетикой и не сможешь узнать, о чём думает даже Вульпи, - Вестник слегка повернул к нему голову, одновременно вызывая лифт, и Урси заметил, как его изогнутая антенна-ухо, немного опустилась, - не говоря уж о ноте такого уровня, как я». «Этому можно научиться?» - он ещё в Рахнаке пытался поговорить с ним на эту тему, однако Шут всегда уклонялся от ответа по известным теперь причинам. «Вполне. Если всё пройдёт удачно, я постараюсь научить тебя телепатии. В конце концов, потенциал у тебя есть».


- Так что насчёт нашего задания? – Арги обнаружила, что во внутреннем кармане её комбинезона находится плоская коробочка из металла с шестерёнкой и белым лучом, проходившем сквозь неё.


- А Аполотон очень большой? – тут же прорвало Вульпи, с которого словно сняли заглушку. – А снег там есть? А ёлка?


- Да уймись, не тараторь! – сердито прикрикнула на него Хара. – Дай ты ему сказать!


- Я начну с начала, - полукруглые белые створки лифта раскрылись, открывая перед ними достаточно большую круглую кабину. Вестник уже хотел было пропустить их вперёд, но встретился взглядом с Лунксом, который, недвусмысленно щёлкнув когтями, намекнул, что тому лучше бы зайти первым. «Нельзя спускать с него глаз пока мы ещё здесь, - подумал рысь, заходя за остальными, - он что-то скрывает, я чувствую. Пусть сейчас он нас освободил, но он сделал это для своих целей. Нельзя ему верить!»


- Твоё тело… - когда они оказались достаточно близко, Арги не удержалась и начала разглядывать строение корпуса нота. – Оно явно хрупкое в плане конструкции, однако его преимущество в малом энергопотреблении и ему явно не нужно много смоула.


- Ты права, - с лёгкой улыбкой кивнул немного удивлённый её внимательностью Вестник, - тела нотов представляют собой улучшенные корпуса самых первых анимагенов, но, поскольку нам разрешено изменять их по собственному желанию, некоторые из нотов… выглядят необычно. Если бы вы видели Консенту, или даже Каллидуса, то убедились бы в этом воочию.


- Хватит его рассматривать! – сердито одёрнул лисицу Лункс, наблюдая, как она завороженно смотрит на нота.


- Это чисто технологический интерес, - та лукаво улыбнулась, - не ревнуй, дорогой, я полностью твоя!


- А можно её здесь оставить? – поджав губы, спросил он у Шута, услышав хихиканье Кари и Хары сзади.


Лифт достаточно быстро начал спускаться вниз, однако они даже не почувствовали колебания от движения – вакуумные амортизаторы надёжно удерживали кабину от тряски. Единственным признаком, что они опускаются, было табло над входом, обозначающее номера ярусов.


- Я должен извиниться перед тобой, Арги, - сказал Вестник, когда цифра на табло замерла на двойке, - ты оказалась права, когда говорила, что Эксплар уничтожил нас на 583-ей базе вместе с персоналом и прочими анимагенами. Лишь когда я возродился в третий раз, я понял это с помощью своего старого друга, - створки раскрылись, и перед ними предстал очередной белый коридор, быстро обрывающийся на развилке, - Урси наверняка помнит, что в теле Шута меня воскресили Сайан Кей и анимаген-нот Лоту, - тот неуверенно кивнул – события в кафе «Фэо», казалось, произошли так давно, - она же вернула мне старые воспоминания о том, что там случилось на самом деле. Эксплар, будучи ещё Рераром Хонти, в самый последний момент своего «возрождения», убил почти всех Создателей Анима, что находились в тот момент на базе, и заключил их души в тела анимагенов, дабы никто не мог знать его планов – ведь только Создатели знали истинные цели и проекты «Нового Рассвета». Но кроме него, о них знали ещё два человека – Коэннан Мол, которому удалось скрыться с помощью шифрования настоящего имени в Сети, и Лондигус Фай, первый заместитель Рерара, погибший пять лет назад от руки Эксплара. Однако, прежде чем умереть, он передал Лоту информацию, касающуюся проекта «Живая машина», а она передала её мне, когда я возродился в третий раз.


Здесь воздух был уже не такой тёплый и пах пылью, а когда они вышли на развилку, в изогнутый дугой длинный коридор, справа потянуло свежим морозным ветром, от которого Вульпи тут же взбудоражился и радостно замахал хвостом. Несмотря на исцеление от клаустрофобии, он нашёл, что ему всё равно неприятно находиться в тесном пространстве, и предвкушение, что он скоро выберется наружу, несказанно обрадовало его. «Чему он так радуется? – с улыбкой подумала, держащая его за руку Кари, наблюдая, как лис сосредоточенно вглядывается вперёд, пытаясь понять, откуда дует ветер. – Дурачок… но такой милый…» Когда она взяла руку этого суматошного лиса, все тревоги и апатия, которые накрыли её в горах, мигом улетучились в приятной теплоте, что излучал её возлюбленный. От переполнивших чувства, она глубоко вздохнула и крепче сжала его ладонь, глупо улыбаясь своим мыслям.


- Нам туда, - Вестник быстро пошёл направо, - там перевалочная подземная станция, оттуда можно добраться до закрытого тоннеля.


- А почему тоннель закрыли? – спросила Хара. – Обрушился?


- Нет, на всякий случай от внезапного вторжения. Его построили, чтобы армии могли быстрее дойти до города.


- Какие ещё армии? – насторожился Урси. – Людей в серебристой броне? Я не знал, что у «Рассвета» есть большая армия…


- Я тоже не знал, - призрачное лицо Вестника посерьёзнело и превратилось в подобие бледной маски, - я оказался настолько верен Создателю, что смог простить ему предательство на 583-ей базе, хотя до конца не понимал, чем это было вызвано, но то, что мне открыла Лоту, перевернуло моё представление об Экспларе. Вместо гения и Создателя Анима я увидел безумную живую машину, жаждущую контроля над своими творениями. Эксплар долго думал, каким образом он сможет контролировать сразу всех анимагенов, и, вместе с Сайаном Кеем, придумал простое, но гениальное изобретение – чип-ингибитор. Это устройство, связанное с неким Ядром Контроля, позволяет подавлять волю всех живых механизмов, которым вживлён этот чип. Я не могу сказать, что из себя представляет Ядро, поскольку никогда не видел его, но предполагаю, что где оно хранится знает только Эксплар. Даже Круг Анима, те двадцать нотов-душеловов, во главе с Лоту, ничего не может рассказать о нём.


- Если в подчинении Эксплара окажется достаточно анимагенов, которым вживлён такой чип, то он получит полностью контролируемую армию бессмертных машин, - Арги нервно дёрнула хвостом и сложила руки на груди, - и сколько он уже собрал?


- По самым скромным подсчётам – около ста тысяч…


- Сколько-сколько?! – Хара даже рот открыла от волнения и едва не споткнулась об упавший хвост лисицы. – Так это ж…


- Теперь понятно, какая угроза нависла над Нелией и о чём говорил Мастер, - Лункс фыркнул и посмотрел на схватившуюся за голову Арги, - и как же ты хочешь остановить эту ораву?


- Никак, - просто сказал Вестник, разводя руками, - это не остановить. Ядро невозможно найти теми силами, что у нас есть, а когда прибудет капитан Вен со своим корпусом, Эксплар начнёт атаку на крупные города. Поскольку, никому из беотов и анротов ранних моделей не вживляли чип, то и они будут уничтожены и возрождены в телах «клеймённых», так мы зовём этих безвольных созданий.


- Как это знакомо - бежать от неминуемой гибели, - Лункс пожал плечами и вновь отвернулся, - я так понимаю, нотам тоже достанется, раз ты решил озаботиться судьбой других анимагенов?


- Да, - Вестник нахмурился, - теперь мы все попадаем под один удар. Если бы вы поговорили с Консентой, комендантом базы «Купол», то она могла бы вам рассказать, что всех нотов, ранее занимающих руководящие должности, убили, стерев личности, дабы они не могли вспомнить, что скрывают их базы на самом нижнем ярусе. В любом случае, Эксплар заменит их ещё раз, на более лояльных к нему нотов. А что будет после - уже никто не может предугадать.


- А, ну понятно. Они - плохие, мы - хорошие. В принципе, ожидаемый расклад, - рысь фыркнул.


Впереди показалась ещё одна створка, на этот раз размером во весь проход коридора. Немного замедлившись, Вестник замер на месте, словно прислушиваясь, и быстро прошёл вперёд, открыв её бастумные лепестки. Перед ними предстало огромное помещение, сплошь покрытое белыми листами металла, и разделённое посередине двумя светящимися ярко-красным светом рельсами на полу и потолке, которые уходили куда-то в темноту тоннелей. Возле них стояло два цилиндрических остова, загоревшихся голубыми голограммами консолей, когда нот подошёл к ним.


- Это внутренняя электромагнитная дорога, - пояснил он, видя недоумение на лицах друзей, - мы сейчас находимся в северной части базы, а нам надо на юг, поэтому придётся проехать через весь комплекс.


Где-то вдали послышалось гудение и рельсы едва заметно завибрировали, предупреждая приближение поезда.


- Шут, - обратилась к нему по-старинке Хара, не обращая внимания на его укоризненный взгляд, - а как ты нас нашёл? В смысле – каким образом ты выследил нас?


- Когда меня воскресили в этом теле, - ответил тот, повернувшись к ним, - Эксплар рассчитывал, что я стану его старшим помощником, отвечающим за организацию безопасности баз, включая управление отрядами беотов, как и прошлый носитель моей души – Васт Тайтар, его друг и один из Создателей Анима старой организации. Кстати, это его лицо изображено у меня на экране, - он демостративно показал рукой на свою голову.


- Какой-то он бледный, - пробормотал Лункс, - впрочем, я бы тоже побледнел, если бы я умер.


- Это было сделано также для того, чтобы я вычислил ваше месторасположение, - продолжал Вестник, скривив губы от его слов, - но и без этого, я знал, куда вы пойдёте. После гибели Коэннана Мола, - Лункс оскалился, - вы бросились бежать из Нелии, как он и задумывал, но не учли, что границы Нелии хорошо охраняются. Ближайшая сухопутная дорога в Бевиар проходила через Локантак, и я, используя отряд «Гамма», установил за вами слежение. Казалось бы, мне стоит только отдать приказ, и они взяли бы вас на подходе к городу, но тут появилась Лоту. Эта анимаген-нот – одна из тех, кто появился первой после самого Эксплара. Она показала мне самый нижний ярус под этой базой, ниже электромагнитных дорог и генераторов. И там я обнаружил тысячи анимагенов-анротов модели А-433, тех самых, что создавались для замены людей в перспективе. Они считаются самыми совершенными анимагенами в своей серии, но, увы – они не обладают собственной волей.


Пока он говорил, позади него, с низким гулом резонанса и напряжения от рельс, подъехал сигарообразный белый локомотив и два вагона, вставший дверями точно перед ними. Автоматика раскрыла в бок две створки, герметично закрывающиеся на его блестящем корпусе, приглашая внутрь замерших в удивлении и восхищении анимагенов.


- Так какая же наша роль? – Урси осторожно прошёл внутрь вагона и осмотрелся – комфортом тут и не пахло, не считая запаха разряженного воздуха, лишь две линии поручней под самым потолком да жёсткие сиденья для грузов в конце вагона составляли местный обиход.


- Сейчас Эксплар находится в штабе в самой столице. Мы с Лоту составили речь для людей, которая спровоцирует их бежать из города. Она же послужит сигналом для командиров-беотов уходить в нашу точку встречи.


- То есть, мы идём чтобы просто предупредить людей? – Арги нахмурилась, пытаясь понять суть плана. Створки позади зашедшего последним Лунксом закрылись, и поезд тронулся. За стёклами замелькали сплошной линией освещение тоннеля, изредка разбавляемые широкими площадями станций, подобных той, с которой они отбыли.


- Если уж атаки мы избежать не сможем, то хотя бы частично предотвратим её последствия, - пояснил Вестник, - чем меньше людей сумеет захватить Эксплар, тем малочисленней будет его армия в будущем. Я выведу вас с базы, и вы должны будете попасть в Аполотон. Там вы найдёте так называемую Информационную Башню «Просветитель» – это такой небоскрёб высотой в пятьсот этажей, куда поступают сигналы Сети со спутников, а значит – ко всем устройствам людей, - он поднял правую руку и достал из запястья металлический серый шарик, - на этом носителе – вся речь. Вам достаточно вставить это устройство в гнездо терминала, транслирующего Сеть, - с этими словами он отдал шарик в руки Урси, спрятавшего его во внутренний карман, - и возьмите карту города, чтобы добраться до неё, - маленький круглый голографический проектор едва заметно светился тусклым фиолетовым светом, и Арги, которой он вручил его, тут же начала разглядывать высветившуюся модель города.


- Мы не имеем чипов и при этом не относимся к «Рассвету», - хмыкнул, обдумывая план, медведь, - у нас развязаны руки и мы не окажемся под подозрением, поскольку мы и так враги Эксплара, в отличие от вас. Но неужели, никак нельзя остановить «Сигма»?


- Поверь, они – не самое страшное, что будет ждать вас в этом городе, - Вестник отрицательно покачал головой, держась за поручень, - помимо того, что вам придётся избегать простых граждан, в городе полно стражей порядка и «Хранителей Жизни». К тому же с юга прибывает капитан Ремер Вен. Вы уже сталкивались с ним – это он уничтожил Рахнак три месяца назад. Но он ещё не знает, что готовит ему Эксплар по прибытию, как одному из последних людей в организации.


- Он тоже станет анимагеном? – предположила Кари.


- Почти все люди в «Новом Рассвете» давно стали анимагенами. Остались лишь небольшие складские базы и заправочные станции на дальних рубежах, но и до них дойдёт дело, когда начнётся финальная стадия проекта.


- А что если «Хранители» дадут отпор «Рассвету»? – спросил Лункс. – Эти ребята тоже не из дерева деланы, знают, что значит воевать.


- «Хранители» не так сильны, как они думают, - терпеливо разъяснил ему тот, - но даже если они и начнут сопротивляться, первый удар они обязательно пропустят. Чтобы казаться в глазах уцелевших единственной защитой, - он позволил себе усмешку, увидев их выражения лиц, - но сейчас важнее сохранить жизни анимагенам от более сильного «Рассвета», поэтому мы с Лоту и другими лояльными нам нотами, стали собирать нечто вроде сопротивления, которое эвакуирует всех свободных беотов и анротов в безопасное место.


- То есть, если я правильно понял, - начал перечислять Урси, загибая пальцы, - мы должны попасть в столицу, проникнуть в Башню, послать сигнал, а дальше? Как мы выберемся оттуда?


- Мы рассчитываем, что когда начнётся сражение и «Хранители» вступят в бой с «Рассветом», «Сигма» под шумок заберут вас на «Судье» к точке встречи. Если всё пойдёт как надо, мы не только спасём множество жизней, но и сломаем планы Эксплара и даже получим шанс на победу.


- У нас никогда ничего не шло как надо, - язвительно отметил Лункс, - красивая байка, ничего не скажешь. «Сигма» нас заберут, ага. И пара Спирусов на санях летят.


- Когда командир Лупо Охотница увидит, что делает её создатель, она сама присоединится к нам, - понимающе кивнул Вестник, подходя к выходу, - если Корво не убедит её раньше.


- И как же называется ваше «сопротивление»? – поинтересовался рысь, ехидно улыбнувшись.


- Посовещавшись, я, Лоту и Драго решили назвать его «Первородный Огонь», - лицо нота расплылось в довольной улыбке, - это символизирует саму душу – первый свет в темноте Небытия, как и мы – первые возрождённые и бессмертные анимагены.


- У вас, кажется, пафос из ушей потёк, - буркнул Лункс, и едва не упал, когда поезд начал замедляться, но вовремя схватился за поручень.


- Надо взять на заметку – если произносишь красивую речь, убедись, что рядом нет Лункса, который испортит её своим язвительным комментарием, - хихикнула Арги, показав язык закатившему глаза рысю.


Конечная станция мало чем отличалась от остальных, за исключением того, что здесь рельсы разветвлялись и уходили в соседний тоннель под закрытые монолитные створки, озарённые красным светом вокруг входа. Тут было заметно холоднее, чувствовалось, что система отопления не успевает прогревать воздух, однако не давала опускаться ему ниже ноля. Серебристый поезд плавно остановился у перрона станции, услужливо открыв двери вагонов. Каждая станция поездов на базе была оборудована датчиками присутствия, чтобы автоматика самого поезда могла знать, где ожидают её пассажиры, а система вызова позволяла машине экономить энергию, не растрачивая её впустую для перемещения. Всего таких поездов было шесть, однако специальные депо рядом с техническим сектором, выпускали их не все сразу, а лишь по мере загруженности линий, что не давало поездам создавать пробки на своём пути.


- Это очень рискованное задание, - Вестник дождался, когда поезд умчится в темноту тоннеля и спрыгнул прямо на узенькую тропку рядом с рельсами, - я понимаю, что не дал вам времени отдышаться от всего, что на вас навалилось, но медлить нельзя.


- Да и не особо хотелось ночевать на базе «Нового Рассвета», знаешь ли, - Урси спустился следом за ним, протянув руку Арги, как истинный нейге помогая ей спуститься.


Вульпи сделал всё куда проще. Не успел никто ничего предпринять, как лис щёлкнул запястьями, переключая кисти на крюки, и с радостным верещанием перемахнул через весь тоннель прямо к створкам, с глухим стуком встретившись с ней носом.


- Я в порядке! – крикнул он засуетившейся вниз Кари. – Тут просто заперто.


- Конечно заперто, балда, это же выход наружу из базы, - проворчала Хара, - наверняка он хорошо охраняется.


- Кроме четырёх створок из очищенного бастума, там нет ничего опасного, - успокоил её нот, - Эксплар не стал укладывать минные поля на пути своих войск и сделал эти выходы максимально неприметными для глаз.


- А длинный этот тоннель? – Урси задрал голову, оценив высоту створки – в ней было почти пять метров, и через этот проход мог легко пройти и сам Эксплар.


- Пару километров, - Вестник подошёл к неприметному щитку консоли в тёмном углу тоннеля и, открыв его, быстро ввёл комбинацию цифрового кода.


Натужно заскрежетали поршни внутри створок, сдвигая их в недра горы. Красная линия рельс уходила дальше, однако кроме неё в тоннеле больше не было освещения. Где-то вдали угадывались ещё одни такие же створки, уходящие в стороны, а сверху посыпалась пыль и мелкие камешки от раздавленной механизмами породы.


- Удачи вам, - сказал Вестник повернувшись к ним. На его лице играла тень счастливой улыбки, но бледное призрачное лицо портило его мимику радости, - как только мы получим сигнал, мы постараемся забрать вас оттуда как можно скорее.


- А что будешь делать ты? – спросил его Урси, пропуская мимо себя Лункса, и идущих за ним Вульпи, Кари, Хару и Арги.


- Завтра ночью прилетает Драго Огнехвост, командир отряда «Альфа» и один из основателей нашего Сопротивления. Пока он и Корво будут здесь, мы сможем подготовиться к побегу. Всё зависит от вас Урси, - он внимательно с прищуром посмотрел в его глаза, - не подведите нас. Вы – последняя наша надежда на счастливый исход.


- Я понимаю, - медведь кивнул, поворачиваясь к нему спиной, - мы сделаем всё возможное, чтобы помочь анимагенам.


«Кто бы ещё помог нам, - с тяжёлым вздохом подумал он, слыша, как за ним медленно закрывается массивная створка тоннеля, - задача почти невыполнима… но мы должны это сделать!»


- Ты думаешь, мы поступили правильно, что отправили их одних? – спросил негромкий женский голос позади Вестника, всё ещё смотрящего вслед уходящим беотам.


- У нас не осталось другого выбора, - он повернул голову на бок, взглянув на появившуюся из прохода на базу нот, - я очень сильно рискнул, но если наш расчёт верен, то мы сможем одним ударом сокрушить и Эксплара и «Хранителей».


- Васт…


- Я не Васт, Лоту, - резко оборвал он её, повернувшись к ней лицом, - Васт мёртв, смирись.


Длинная худая анимаген, по строению тела схожая с Вестником, лишь покачала своей округлой головой с белым лицом из углепластика и двумя ярко-голубыми глазами без белка. Одетая в серебристый комбинезон с эмблемой «Нового Рассвет» и кругом со светящимся диском на плечах, она хотела было остановить прошедшего мимо нота, но замерла, посмотрев на него немигающим взором. Длинные изогнутые «уши» немного опустились, но прежде, чем тот зашёл внутрь базы, она опустила голову и произнесла:


- Может, ты и телепат, но я - ноосенс, и я знаю, чья душа заключена в тебе, - её губы и щёки были сделаны из тергума, позволяя использовать мимику, - и ты это тоже знаешь, Вестник, - он остановился, - не надо так говорить…


Вестник вздохнул и развернулся к ней.


- Что ты хочешь от меня, Лоту? - сказал он более мягким тоном. - Ты же не хуже меня знаешь, что старую личность не вернуть из Небытия и встроенные воспоминания не помогут мне стать им, как бы ты не хотела. Васт Тайтар погиб от руки Рерара, и даже если я притворюсь им, он не возродится.


- Васта не вернуть, это верно. Но разве ты не помнишь слова Создателя и Творения?


- Я это ты… - он подошёл к повернувшейся к нему нот и осторожно взял за руку.


- Ты это я… - тонкие губы впервые за всё время тронула улыбка. - Не забывай это, пожалуйста, равно как и то, что тебя зовут Васт Вестник.


***


- Да уж, - Лункс облегчённо вздохнул когда вышел за последнюю створку и увидел впереди тёмно-синее ночное небо, - ну хоть выбрались, уже хорошо!


Морозный воздух быстро охладил их тела, заставив застегнуть поплотнее комбинезоны, благо синтеткань, из которой они были сделаны, хорошо удерживала тепло. Быстро выбравшись из-под свода тоннеля, озарённого красным светом рельс, рысь раскинул руки и потянулся на носках к звёздному небу, вдыхая сладостный аромат свободы.


- Удивлён, что они не поставили сюда никакой защиты, - вздохнул Урси, посмотрев на парящий над горой турболёт, - я даже не думал, что так просто уйдём.


- Это называется «повезло», - рассмеялся Вульпи, разминая свои конечности, - ох, ну и отоспался я! Теперь я готов к любым подвигам! Куда, говорите, надо идти?


- Туда! – сказали хором Урси и Лункс, но почему-то показывая в разные стороны: один на столицу, светящую золотыми огнями вдали, другой куда-то вдаль, на север, где угадывались очертания невысоких холмов и рощ.


- Что ты в той стороне забыл? – поинтересовалась у рыся Хара. - Тебе ж сказали: информацию нужно доставить в столицу, в эту Башню, а там что?


- Как это что? Свобода! – без тени притворства сказал Лункс. - Подождите, вы что, всерьёз решили помочь Шуту в его самоубийственном плане?


- Почему «мы»? – Урси нахмурился и встал напротив него. - А ты?


- А что я? Какое нам дело до всех этих консервных банок, которые пытались нас убить? Лучше всего сейчас залечь где-нибудь на дно и не высовываться, пока Эксплара не пристрелят эти «Хранители» или ещё кто-нибудь. В любом случае, это не наша война.


- Мы все анимагены! – возразил медведь. – Вестник рассчитывает на нашу помощь и для этого он перехитрил своего создателя! Не для того мы выбирались, чтобы сбежать, поджав хвосты!


- Я тебе удивляюсь, умник, - недобро усмехнулся тот, - ты же мне сам говорил, что нам надо бежать, что надо уйти от «Рассвета» и прочего населения этой страны и жить отдельной общиной! Твои слова?


- Тогда обстоятельства были иные! Сейчас от нас зависит слишком многое, и цена за это уплачена немалая, чтобы бросить всё!


- Да какая цена?! Откуда ты можешь знать, что это не очередной план Шута, чтобы использовать нас? Один раз он провёл тебя, помнишь? Ты сам рассказывал, как он убедил тебя поставить передатчик? Вспомни Мастера, Урси – разве он бы стал ему доверять?


- Всё, мне надоел этот эгоистичный вой! – не выдержал медведь, подходя к нему вплотную. - Ты всегда, всегда чем-то недоволен! Неужели ты настолько самолюбив, что не понимаешь, что если мы сейчас уйдём, то могут погибнуть все люди и анимагены в Нелии? Неужели ты думаешь только о себе?


- Знаешь, что?! - Лункс оскалился и выпустил когти. - С тех пор как вы появились в моей жизни, всё идёт наперекосяк! Я лишился своего создателя и дома, мы бродили три месяца, перебиваясь воровством в бесплодных попытках прорваться в другую страну, а всё ради того, чтобы жить без опаски, что нас могут найти и убить! Хорошо, тогда я смирился и поверил тебе! А теперь ты хочешь подставить всех из-за того, что какой-то предатель, едва не убивший нас всех в прошлом, сказал идти в самое пекло, в человеческий город, ради бессмысленной идеи!


- Но Лункс… - подал голос Вульпи, поджав хвост от одного взгляда рыся.


- И раз уж вы решили погибнуть как кретины, то исключите меня из этого списка. Я в этом параде идиотизма не участвую! Я ухожу!


- Куда? – Арги быстро глянула на притихшего Урси, выступив вперёд. - Постой! Без тебя мы не…


- А ты, даже не смей со мной говорить! Мне надоело теперь твои выходки и заскоки! Если хочешь драть кому-то схемы, то у тебя теперь есть Капитан Бессмысленное Благородство в медвежьем обличье, который поведёт вас! – он спрыгнул с камней и пошёл куда-то в темноту, что-то ворча себе под нос.


- Проваливай! – голос лисицы сорвался в крик. - Убирайся, самовлюбленное ведро с проводами! Никогда никого, кроме себя, не замечаешь!.. – она прерывисто вздохнула и отвернулась от скрывшегося в темноте беота.


- И что теперь? – Кари, испуганно смотрящая на них, обняла опустившую нос Арги. - Без Лункса все будет гораздо сложнее.


- Справимся, - сухо ответил ей Урси, проходя мимо и посмотрев на сияющую золотом столицу, - я иду в этот город. Может, Шут и был негодяем в прошлом, но всем нам свойственно меняться. Он рассчитывает на нас, и мы обязаны не подвести, как бы идеалистично это не звучало. Я верю ему. Вы со мной?


- Я всегда с тобой, командир, - Хара встала рядом с ним, - я обещала прикрывать тебе спину, и я свое слово сдержу.


- Можете рассчитывать на мои крюки! – Вульпи едва не упал вниз и лишь Урси, успевший схватить его за ворот комбинезона, удержал его на скале, на которой они стояли.


- Конечно я с вами! Друзья не бросают друзей! – Кари уверенно кивнула и улыбнулась, всё ещё обнимая Арги. - А ты?


- Я на вашей стороне, - она решительно подняла голову, незаметно смахнув слезинку, - как и раньше. Но что делать с Лунксом?


- Ничего, - Урси вздохнул и застегнул комбинезон до шеи, - он решил выбрать свой путь и в чём-то он прав - это не его война. Пусть идёт куда хочет.


========== Глава X. Скрытая угроза ==========


Бэтли уже по третьему кругу обошла всю доступную базу, но так и не нашла даже следов Блунби. Если бы не разорванный комбинезон у неё в руках, она могла бы подумать, что его и вовсе не было, но слишком яркие воспоминания оставил ей этот мальчишка, чтобы быть просто плодом её воображения. Окончательно разочаровавшись в своих способностях разведчика, мышка понуро вернулась в комнату казарм. «Что-то плохое случилось, я чувствую это… — она уткнулась мордочкой в подушку, — он не мог просто сам по себе уйти». Чихнув от пыли, она перевернулась на спину и посмотрела в потолок.


— Это нечестно! — сердито сказала она встроенной в металл лампе на нём. — Я отлучилась всего на десять минут, или на двадцать… Ну не могли же его забрать душеловы! Не может быть, чтобы Блунби… они его… — она от бессилия стукнула кулачком по кровати, подняв тучу пыли. Бэтли знала, как вырывают душу из тела, и с содроганием представила, что на холодном столе-кушетке лежит её недавний друг, неживыми глазами смотрящий в бесчувственные лампы и такие же бесчувственные лица анимагенов. Его душа станет узницей очередной металлической клетки, а сам он навсегда исчезнет в Небытие крохотной искоркой, которую никто не найдёт.


Тяжело вздохнув, мышка уже хотела заснуть, когда услышала чей-то разговор и стук шагов в коридоре. Слова были неясны, но по голосам она определила, что это спорят Лупо и Корво. Мгновенно вскочив, Бэтли выключила на консоли двери автоматику и прижала ухо к створке, пытаясь разобрать их диалог.


— Это чистое безумие, идти сейчас! — с жаром говорил ворон, стараясь не отставать от быстро двигающейся волчицы. — Тем более на чужом турболёте!


— Можно подумать, Драго будет против, — возражала Лупо, остановившись у входа в их отсек, — они не могли уйти далеко, и поэтому мы пойдём по горячим следам. Если постараетесь, то мы их быстро отыщем. «Сигма» — сбор! — рявкнула она, заметив, как поморщился ворон.


Едва не вывалившись из проёма, Бэтли выскочила в коридор и испуганно взглянула на мать. Лупо, как обычно беспристрастная и строгая, стояла по середине прохода закинув руки за спину, и холодно взирала на то, как её команда строится перед ней. Загрохотав тяжёлыми копытами, из своей комнаты вышел Минот, вставший позади всех у стены, а за ним, пряча Иглу, показалась Лиззи, которая до этого настраивала его процессор. Встав рядом с вытянувшимися Кано и Корво, она поправила комбинезон и мигнула прямой линией на экране.


— Перейдём сразу к делу, — Лупо никогда не любила прелюдий и долгих разговоров, — час назад ваши недавние «друзья» неведомым образом сбежали, предположительно направившись в столицу, — она увидела, как Корво едва заметно улыбнулся, — наша задача — найти и уничтожить беглецов любыми доступными способами. То есть, — команда заметно погрустнела, даже не скрывая этого, — на этот раз нам дали полную свободу действий. Приказа о нашем уничтожении в случае провала не было, однако сам Эксплар сейчас находится на базе, и если мы его подведём, то он не станет раздумывать, что делать с «бракованными» анимагенами. Даю вам час на сборы. Думаю, Драго не будет против, если мы ещё немного полетаем на его турболёте.


— Дядя Корво, — Бэтли потянула его за рукав, — а нам что, придется убить Урси? И Кари? И остальных?


Остальные промолчали. Ворон хотел что-то сказать, но лишь покачал головой. И так становилось понятно, что им придётся сделать, но никто из них нисколько не хотел этого.


— Я надеюсь, — повысила голос чёрная беот, — что на этой операции я не столкнусь с возражениями, как на прошлой. Иначе мне придется отправить отчёт о ваших дисциплинарных нарушениях.


— Лупо, ты это сейчас серьезно? — Корво удивлённо поднял брови. — Ты же понимаешь, что отправив такой отчёт, ты нас всех погубишь?


— Этого не случится, если вы будете делать то, что я приказываю, — она смерила его холодным взглядом, — если уж вы не доверяете мне свою жизнь, то я предоставлю вам возможность побороться за неё самим. Готовьтесь, — и оставив изумленную команду обдумывать её ультиматум, Лупо ушла обратно по коридору, мысленно жалея, что сказала им такие слова. Но того требовал долг — если они провалятся перед носом самого Создателя, тут даже отдельного приказа будет не нужно, чтобы объявить их «бракованными». Она знала, как Эксплар расправляется с неугодными, и ей не хотелось, чтобы тоже самое случилось с её командой.


— Дядя Корво, — Бэтли, опустив взгляд в пол, неожиданно крепко сжала рукав его комбинезона, — ты же не позволишь маме это сделать?


Но ворон не ответил. Он вообще старался не смотреть на неё, лишь погладил по голове и молча ушёл в свою комнату, чтобы собрать те немногие вещи, что имелись у беота «Нового Рассвета».


— Не переживай маленькая, — над ней навис Минот, осторожно положив ручищу ей на спину, — такова наша жизнь.


— И ты тоже так думаешь? — она повернулась к ним. В её глазах, обычно задорных весёлых рыжих искорках, теперь не было ни капли радости, напротив, они чем-то стали напоминать холодный и пронзительный взгляд Лупо, от которого становилось не по себе каждому из «Сигма». — Вы все так думаете? Что мы просто так можем убить наших друзей?


— Иначе убьют нас, — ответила Лиззи, настороженно моргнув экраном, — или мы, или они.


— Есть и другой путь, — она отпрянула от них и пустилась наутёк по коридору, — я уверена, что есть! — со слезами в голосе крикнула мышка, прежде чем скрылась за поворотом.


— Она становится похожей на неё, — задумчиво произнес Кано, после того, как девочка убежала, — это такое влияние или…


— Это влияние, — убеждённо сказала Лиззи, — но не Лупо. Командир никогда не воспитывала её как себя. Бэтли руководствуется зовом своей души, и кем бы она ни являлась в прошлом, она переняла от этого человека способность к состраданию. Однако, меня тоже беспокоит то, что нам поручили уничтожить Шестерых Неизвестных. Это… неправильно с моральной точки зрения!


— Есть способ избежать этого, — заговорщицким голосом сказал Корво, который незаметно появился за их спинами. Посмотрев по сторонам и убедившись, что кроме них в коридоре никого нет, он продолжил, — слушайте внимательно, что я вам сейчас скажу, и постарайтесь не проболтаться. Эта информация важна для всех беотов, но слишком опасна, чтобы её знать.


— О чём ты? — Лиззи переглянулась с Кано, мигнув плавной линией на лице-экране.


— Эксплар планирует уничтожить всех беотов и анротов, заменив их на «клеймённых», — даже у Минота изменилось выражение лица, — ему больше не нужны свободно мыслящие анимагены, он хочет подчинить всех с помощью чипа-ингибитора. Послезавтра начнётся финальная стадия проекта «Живая машина», и из подземных ангаров баз «Нового Рассвета» на города людей нападут тысячи «клеймённых» анротов. Эксплар захватит миллионы душ, и с этой силой сможет уничтожить всех людей на планете. Я, Драго, Вестник и Лоту разработали план «Исход», по которому все беоты и анроты в подчинении лояльных нам нотов, должны будут разом покинуть организацию, отправившись к точке встречи. И наши друзья, ради которых мы и устроили это «похищение», сейчас отправились в Аполотон, чтобы предупредить людей и подать сигнал всем силам Сопротивления к убытию.


«Уже давно пора было их посвятить, — он выдержал паузу, глядя на то, как трое его друзей молча обрабатывают информацию, — зря Вестник откладывал этот момент. Возможно, мы и опоздали с противостоянием, но в моих силах спасти хотя бы их и тех шестерых бедовых анимагенов, что ты послал на верную смерть». Когда Вестник только появился среди приближённых Эксплара, Корво нисколько не доверял ему, поскольку знал, что тот ранее служил их Создателю убийцей и шпионом, наравне с печально известной Арканией. Данные, которые они получали со спутников, выслеживая беглецов, не соответствовали данным от отряда «Гамма», а когда «Лямбда» и «Бета» доложили, что те используют генератор помех, Корво и вовсе перестал понимать, каким образом старший помощник Эксплара определяет их координаты. Однако перед их вылетом в Локантак случилось непредвиденное — его для допроса вызывал на главную базу сам Эксплар. Поступило обвинение в измене и предательстве, и Корво пришлось поспешно улететь в Аполотон. Он уже готовился распрощаться с жизнью, но встретивший его Вестник поспешил успокоить его, сказав, что обвинения оказались ложными и его реабилитировали. Так они и познакомились. Но тогда Корво ещё не знал, что случилось с его старым отрядом, а когда выяснилось, что «Тау» погибли, Вестник сделал свой ход, рассказав о замысле их создателя и судьбе его команды.


— Я всегда знал, что с этими «клеймёнными» что-то нечисто! — Кано со злостью стукнул кулаком по ладони. — Получается, они просто роботы! Тупые, управляемые роботы!


— Чип-ингибитор или Ядро, с которым они связаны, наверняка можно отключить, — предположила Лиззи, — если бы я только могла разобрать хотя бы одного из них…


— Слишком рискованно. Эксплар сразу же заметит вмешательство. Я даже уверен, что он каким-то образом лично контролирует этих анимагенов, — Корво рассеяно приложил пальцы к клюву, — но сейчас мы не остановим его — даже объединившись, беотам не справиться с той армией, что он скопил за тринадцать лет. Наша задача на данный момент — помочь нашим друзьям в Аполотоне, чтобы они могли не только запустить информацию, но и выбраться оттуда живыми.


— Подожди, а разве ваш план не предусматривал того, что они выживут? — Кано нахмурился и сложил руки на груди. — А если бы нас тут не было? Получается, Вестник отправил их в один конец? Здорово!


— Ещё хочу добавить, что завтра в город прибывает капитан Ремер Вен, командир экспедиции в Хендалак, и Эксплар, «возродив» его и корпус «Шторм», начнёт атаку на Аполотон и другие крупные города.


— А разве Вестник и Лоту изначально не знали о его планах? — удивилась Лиззи. — Если они составляли план побега, значит, они знали о том, что находится под базами.


— Знали. Но если бы они начали распространяться о подземных армиях, — начал объяснять ворон, — то с ними бы случилось то же самое, что и с нотами-комендантами — смерть и перерождение с новыми личностями. Хотя, Эксплар, как ноосенс, владеет уникальной техникой, которая позволяет сохранить личность человека после перемещения его души в анимагена, он показательно не стал применять её к ним. В отличие от Лоту, возрождённой на 583-ей базе.


— 583-ей? — Кано фыркнул. — Это всего лишь глупая сказка!


— Сказка? — искренне удивился Корво.


— Выдумка, — подтвердил Минот.


— Ну, не то что бы выдумка. Такая база действительно существовала, правда, никто не знает где, — Лиззи дёрнула хвостом, выражая сомнение, — среди анротов ходят слухи о базе-призраке, скрытой где-то в Роронских горах, в которой, якобы, три года собирали Эксплара и погибли все Создатели Анима. Однако, никто не может найти её на картах.


— Потому что внутри этой базы таятся силы, куда страшнее самого Эксплара, — протянул тягучий и неприятный голос из-за их спин. Даже зная, что среди нотов нет ни одного похожего друг на друга, Корво не переставал удивляться их внешнему виду.


Как и большинство нотов, Каллидус был худощав, однако обладал широкими плечами и коротким клинообразным красным плащом на них, так неестественно смотрящийся в общей белизне вокруг. Отсутствие носа на округлой серебристой голове, оканчивающейся на затылке пучком чёрных толстых волос из тергума, оказалось не самым странным, что выделялось в его конструкции. Вместо ступней у Каллидуса гудели небольшие ионные двигатели, бесшумно сверкающие оранжевым светом по полу и с помощью которых он парил в паре десятков сантиметров над поверхностью. Идеально откалиброванная система ориентации в пространстве, подкреплённая мощью его телекинеза, позволяли ему перемещаться таким образом даже лучше, чем обычные анимагены, правда, по словам самого Каллидуса, никто ещё не смог оценить его изобретение по достоинству.


— 583-я база существует, — провозгласил, с усмешкой посмотрев на замерших в напряжении беотов, комендант «Сияния», — но Создатель постарался сделать так, чтобы о ней забыли.


— Каллидус тоже состоит в нашем Сопротивлении, — пояснил Корво, видя беспокойство в глазах своих друзей.


— Сопротивлении… ты используешь слишком громкое слово, — фыркнул тот, поправив высокий воротник упрощённого чёрного комбинезона, — это больше походит на копошение тараканов за стенами в попытках досадить хозяину дома.


Каллидус оказался из тех нотов, что обожали выделяться из толпы необычными одеждами и выражениями, это было видно с первого взгляда. Насмешливо прищуренный взгляд ярко-зелёных глаз с секторированной радужкой буквально искрился презрением и даже некоторым удивлением ко всему происходящему вокруг, словно анимаген недоумевал, каким образом окружающие его сородичи опустились до такого низшего уровня. Что под этим подразумевалось, никто объяснить не мог, включая самого Каллидуса, однако это звучало достаточно асоциально и экспрессивно, чтобы самодовольный нот бессовестно пользовался этим.


— Эксплар в ярости, — заметил он, подлетая поближе, — однако настораживает то, что он не бросился сам за ними в погоню, учитывая, что он мог бы сделать это быстрее и надёжнее вас.


— Это значит, что у него есть дела поважнее, — Корво пропустил мимо ушей эту издёвку, — поимка беглецов, которые могли бы стать причиной множества проблем для «Рассвета», отошла на второй план, и я даже боюсь представить, что именно могло заставить его забыть о них.


— Лоту считает, что он готовится к финальной стадии, — Каллидус скривился, — эта ноосенс слишком много знает. Она мне не нравится, однако, нельзя не отметить её помощь. Не знаю как ты, беот, но я доверяю ей в последнюю очередь — я не люблю тех, кто много молчит.


— У неё есть причины, — маленькие красные глазки Минота обиженно сощурились.


— Я уверен, это нам ещё аукнется, — закатил глаза Каллидус, — я бы на вашем месте собирался быстрее — Эксплар не будет ждать, пока вы тут обсудите ваше незавидное положение. Да и командир ваша, которая зачем-то разбудила меня в три часа ночи, окажется в ярости, если вы не придёте в установленный ею срок.


Вздрогнув от осознания того, что они могут прогневать Лупо, «Сигма» тут же разбежались по своим комнатам, чтобы сложить те немногочисленные вещи, что у них были, лишь Корво остался в коридоре, быстро отправившись вслед за уходящим Каллидусом. Он достаточно давно знал этого анимагена, чтобы не замечать его фальшивой маски презрения и высокомерия, что одновременно злило и радовало самого нота.


— Вестник не предусмотрел, что Эксплар вернётся так рано, — сообщил он идущему рядом ворону, когда они свернули в основной коридор, — но меня больше беспокоит бездействие Создателя — как будто он чего-то ждёт.


— Он ожидает Ремера Вена и его людей, чтобы возродить их, — беот настороженно посмотрел по сторонам: не слышит ли их кто-нибудь? — Но почему-то мне кажется, что мы что-то упускаем… не пойму только что…


— А что если Экплар перенаправит Ремера сразу в город? — Каллидус приложил палец ко лбу. — Что, если прибытие этого человека будет сигналом к наступлению?


— Тогда… — Корво шумно вдохнул от внезапного осознания, что может случиться. — Неужели, он уже начал финал проекта?! Мы опоздали…


***


Бесконечные белые коридоры «Сияния» могли запутать кого угодно своими бесчисленными ответвлениями и лифтами, но только не маленькую анимаген, успевшую изучить большую их часть. Обиженно поджав ушки, Бэтли быстро шла вперёд, не особо задумываясь, куда идёт на самом деле. Сейчас ей было нестерпимо обидно и грустно от мысли, что она ничего не может изменить. Впервые за всю её недолгую жизнь, ей захотелось стать кем-то больше, чем просто «Бэтли Ночная Тень», например «Экспларом Ночная Тень» или хотя бы «Каллидусом Ночная Тень», чтобы навсегда запретить похищать бедных полуголых мальчиков. «Хех, а что, это звучит! — невольно улыбнулась она своей выдумке, — надо будет потом нарисовать это чудо, вот смеху то будет… если бы Блунби это увидел…» Мысли о мальчике, которого она потеряла по нелепой беспечности, больно сдавили её генератор и она, тихонько заскулив, ускорила шаг, уставившись в омерзительно чистый и белый пол коридора под ногами. Сегодня она забыла надеть левесы, и теперь холодный металл неприятно холодил её ступни с длинными цепкими пальчиками, довольно громко клацающих в гнетущей тишине окружающего пространства. Где-то вдали едва слышным гулом пронеслись составы электропоездов, открылась створка в одном из многочисленных проходов и вновь всё затихло. Бэтли даже не поняла, что почему-то прислушивается к этой нагнетающей тишине, подняв уши «столбиком». И ещё она обнаружила, что зашла в окраинные сектора базы, связанные сетью внутренних электромагнитных дорог и где находилось непростительно много противных «клеймённых», молча и равнодушно выполняющих свою работу.


Но не успела она с неприязнью поморщиться от мысли о «новых» анротах, как пол под её ногами содрогнулся. Поначалу незаметно, словно очередной сдвиг породы ударил по защищённой стене базы, обычное дело для таких сооружений. Однако через секунду удар повторился, на этот раз с большей силой. Бэтли испуганно замерла, пытаясь понять, откуда идут эти странные звуки. «Это же шаги! — поняла она, когда от дребезга металла у неё начало звенеть в голове. — Идёт кто-то большой! Может, это Минот?..» Но это был не он. Повернув из-за угла, прямо на сжавшуюся в комочек мышку, вышел Эксплар, собственной персоной, неспешно и размеренно надвигаясь прямо на неё. Испещрённая шестью голубыми светодиодами лицевая сторона головы равнодушно повернулась к ней, и Бэтли, почти что физически чувствуя, как уменьшается в размере перед этим гигантом, начала отступать, не сводя испуганного взгляда с его безликой головы. Пронзающий ужас, добравшийся до самых глубин души, охватил её разум. Бэтли захотелось кричать, но остатки разума, захваченного страхом, не позволяли ей полностью потерять контроль над телом. Чем ближе он подходил, тем темнее становилось у неё в глазах, сводя с ума и заглушая мысли.


— Что ты тут делаешь, беот? — прогремел его голос в ушах мышки, заставив её душу вздрогнуть. Ничего более страшного ей не доводилось слышать, и когда она видела его первый раз на командном пункте «Сияния», она искренне надеялась, что больше никогда с ним не пересечётся и не услышит этого проникающего в самые глубины сознания механического звука.


— Я… я… — её словарный запас резко уменьшился до минусовой отметки, оставив Бэтли беспомощно моргать и пытаться выдавить из себя хоть какое-то объяснение.


— Это я привела её, — услышала она позади ещё один, доселе незнакомый, голос.


Если бы она могла, Бэтли бы обернулась назад, на свою спасительницу, но вид Эксплара, словно чужеродного чёрного пришельца в этой белизне, прочно приковал её взгляд на себе.


— Зачем? — по интонации стало понятно, что Создатель утратил даже малый интерес к происходящему, продолжив свой путь.


— Она поможет мне перенести оборудование, — незнакомка прошла вперёд, и Бэтли увидела худую нот с округлой головой и голубыми глазами без белков. Серебристый комбинезон со знаком Круга Анима подсказывал, что она занимает высокую должность в организации.


— Возьми анротов, — когда Эксплар шагнул, оказавшись прямо рядом с мышкой, её подбросило от этого удара, однако это не помешало ей заворожённо разглядывать его так близко. Он был вдвое больше чем она, и Бэтли пришлось задрать голову вверх, чтобы видеть его лицо, точнее то место, где оно могло находиться. «Так вот почему тут такие высокие потолки, — неожиданно для себя осознала она, глядя на то, как её Создатель проходит мимо, — зачем я об этом думаю, кто-нибудь знает?»


— Мне больше нравится общаться с беотами, — возразила нот, положив руку на голову Бэтли, — они хотя бы разговорчивые.


— Как хочешь, — всё так же равнодушно согласился тот, уходя дальше по коридору, — найди мне Вестника и Каллидуса, — добавил он, даже не повернувшись, — как… как будешь свободна. Это не срочно, но желательно побыстрее.


— Свяжусь с ними из лаборатории, — кивнула та, вместе с ошеломлённой Бэтли провожая его взглядом.


«Он… попросил её?! — теперь расширившиеся от удивления глаза мышки смотрели на незнакомую нот. — Кто же она такая, что сам Эксплар не хочет ей приказывать?»


— Идём, — незнакомка слегка подтолкнула её, увлекая за собой, — тебе крупно повезло, ты знаешь об этом? — смягчившимся голосом сообщила она, опустив голову к ней.


Та лишь скованно кивнула, обнаружив, что всё это время стояла с открытым ртом и поспешила закрыть его, для надёжности прижав руки к губам.


— А ты не из храбрых, — заметила нот, скосив на неё взгляд, — порой, выбор Лупо меня удивляет, учитывая её характер.


— Вы знаете мою маму? — наконец, выдавила из себя девочка, не в силах выдержать ещё большего потрясения.


— Я лично знаю большую часть анимагенов всех моделей. Правда, так получается, что не все знают меня, благодаря стараниям Эксплара и Вестника.


— Вы — Лоту? — догадалась она. — Дядя Корво часто упоминал вас, когда рассказывал о своём прошлом!


— Ничего удивительно, ведь это я возродила его, — Лоту говорила неспешно, словно обдумывая каждое слово, что вкупе с её тихим тоном звучало загадочно и даже пугающе, — если бы Эксплар не был так занят нашим проектом, мы бы так просто не отвертелись, между прочим.


— Я не думала, что он вас послушает, — призналась Бэтли, — но почему? Разве он слушает вообще кого-то? Это же… ну… Создатель! Эксплар!


— Ты не ошиблась в своих суждениях, — Лоту свернула за угол и направилась к одному из лифтов в круглом холле, — но есть кое-какая причина, по которой он ко мне так относится. И я не теряю надежду, что несмотря на все преступления, в нём ещё осталась частичка того светлого гения, что я знала.


— Вы знали его как человека? — они остановились, и теперь Бэтли поняла, что они вернулись к развилке между казармами и входом в ангар.


— Ты умеешь хранить секреты, беот? — Лоту опустилась перед ней так, чтобы дотянуться до её ушей.


— Я… — она запнулась. — Ну да, наверное…


— Никому не говори об этом, — она наклонилась к ней, почти коснувшись уха мышки и тихо произнесла лишь одну фразу, от которой девочка дёрнулась и с испугом отскочила от неё.


— Не может быть… — прошептала она, с восхищением и благоговейным трепетом глядя на поднимающуюся с колен Лоту. — Но… как? Неужели он посмел это сделать?!


— Что ему очередная жизнь, когда мы убили миллионы? — усмехнулась нот, жестом предлагая ей пройти дальше. — Кстати, а что ты делала в транспортном секторе? Разве вам не было приказано взлетать?


— Ой! Точно! — спохватилась Бэтли, суетливо затоптавшись на месте. — Я случайно забрела туда… видите ли, оказывается те анимагены, которых мы пленили, спасли нам жизнь, когда нас подбили «Хранители», но мама всё равно строго к ним относилась, а потом мы прилетели и тут стоял мальчик по имени Блунби, а потом они сбежали и… и вот, — по выражению лица Лоту она поняла, что несколько сумбурно описала ситуацию, и собралась уже повторить заново, когда та предупреждающе подняла палец.


— Я так понимаю, ты не хочешь убивать тех анимагенов? — уточнила она, сверкнув на притихшую мышку глазами. — И какого мальчика ты встретила в этом месте?


— Ну Блунби! — девочка так ожесточённо и красочно жестикулировала, что едва не споткнулась на ровном месте. — На нём ещё был мой чёрный комбинезон, который я нашла порванным, когда он исчез…


— Я не знаю, о ком ты говоришь, — покачала головой нот, — но, если хочешь, я посмотрю в записях камер наблюдения, что с ним стало. Бэтли, — Лоту внимательно посмотрела на неё, — почему ты хочешь помочь своим друзьям?


— Пф, какой странный вопрос! — фыркнула было та, но спохватилась, вспомнив, с кем разговаривает. — Естественно, потому что они мои друзья, моя семья и они нуждаются во мне так же, как я в них.


— Такое мог сказать только Корво, — Лоту покачала головой, — но ты понимаешь, что они, рано или поздно, будут противостоять Эксплару, нашему создателю?


— Правда? — Бэтли задумалась. — Ну… тогда не знаю… в смысле — Создатель, конечно, страшный и у меня генератор стынет, когда он говорит, но противостоять ему… он же ничего плохого для нас не сделал!


— Боюсь, тут ты ошибаешься, — впереди показались две фигуры. Посмотрев в их сторону, Бэтли с радостью узнала Корво и парившего рядом с ним нота в красном плаще.


— Ошибаюсь? — она вновь перевела взгляд на Лоту. Из-за того, что та была выше ростом, ей приходилось задирать голову, однако это обстоятельство давно перестало не смущать мышку.


— Однажды, маленькая беот, тебе придётся противостоять ему, если ты хочешь помочь своим друзьям, — Лоту остановилась и заглянула в её глаза. Почему-то от этого взгляда, Бэтли стало совсем не по себе. Нот уже не казалась доброй и снисходительной, напротив, теперь в её глазах горела мудрость многих лет и знание того, что происходит на самом деле, — понимаешь, ноты и новусы видят мир совсем по-другому, нежели люди, беоты или анроты. Для нас это череда событий, связанных энергетическими цепями, которые влияют на их исход. Кто-то называет это судьбой, случаем, чудом… но мы-то знаем, что ничего не бывает просто так. Запомни, Бэтли — именно тебе уготована роль сокрушить Эксплара в последнем бою за свободу анимагенов.


— Мне?! — ей захотелось рассмеяться, но она побоялась обидеть эту странную нот. — Да что я могу?! Я даже стрелять толком не умею…


— Ты ещё не знаешь своей силы, — Корво и Каллидус почти подошли к ним, и Лоту сделала шаг назад, — но мне дано видеть не оболочку, а саму душу. Просто запомни, что я тебе сказала, — и она, коротко кивнув подошедшим анимагенам, вернулась обратно в холл, к лифтам.


— Всё в порядке? — ворон удивлённо посмотрел вслед уходящей нот.


— Д-да, — неуверенно кивнула Бэтли, задумчиво опустив голову и прикусив палец, — раз, два — игра пошла… — тихо добавила она, всё ещё размышляя над словами Лоту. — А ведь я не говорила ей своего имени…


***


На широкую открытую платформу большого энергомобиля два техника-анрота водрузили последнего робота, поставив между двумя сородичами и развернув лицом вперёд. Это был пузатый человекоподобный корпус, одетый в синие штаны и белую рубашку с чёрной бабочкой, явно предназначенный для рекламы какого-нибудь кафе или ресторана. Он приветливо улыбался неестественным оскалом, держа в одной руке миниатюрный круглый проектор и неоновую стрелку, указывающую вправо, в другой. Светло-русые волосы, намертво приваренные к голове, покрывала странная шапочка с погасшим экраном на макушке, предназначенная для изображения на ней меню или блюд. Машина, на которой они стояли, обладала широким корпусом, разделённым параллельно внушительным занавесом, изрисованным изображениями небоскрёбов и восходящего над ними светила. Все знали, что организация «Новый Рассвет» готовит жест доброй воли для граждан Аполотона в виде небольшого парада роботов в честь празднования Нового года. Но где-то в глубине схем, проводов и процессоров, таилась живая энергия, заключенная в маленькую металлическую пластину в его позвоночнике.


Он помнил лишь пронзительный, разрывающий кости и разум, холод. Тот самый опротивевший холод, что он когда-то знал всю жизнь, что глодал его тело в пропитанной сыростью и пылью маленькой комнате приюта. Но теперь всё кончилось. Он внезапно осознал, что не чувствует этого мерзкого ощущения, от которого тело покрывалось мурашками, он вообще ничего не чувствовал. Ни рук, ни ног, ни даже самого тела. Сначала осторожно, потом уже всерьёз запаниковав, он забился в этой странной ловушке и закричал, но не услышал и своего крика. В исступлении завыв, он попытался вырваться, убежать, скрыться, но только остался на месте, окончательно теряя надежду и жизнь. Темнота была настолько поглощающей, что он словно стал её мыслящей частью, где звучало только одно имя: «Бэтли». Как незримый маяк, оно вилось и смеялось звонким девчачьим голосом, но лишь эта частичка сознания могла слышать этот звук. Внезапно к нему пришло осознание, что совершенно не помнит кто он, зачем он здесь и как сюда попал. Тщетно пытаясь мыслить, сознание вспомнило лишь имя: «Бэтли», но больше ничего. Тело умерло, но сохранило одну маленькую мысль, проворно затесавшуюся в его душу, как проникает туда существо, которое оказалось тебе дорого. Ушёл страх, ушли все чувства, теперь он просто смотрел в бесконечную темноту, не думая ни о чём и напевая своё единственное слово, держащее его в сознании. Вдруг где-то громко застучали тяжёлые шаги. Равнодушно посмотрев по сторонам, он никого не увидел, но когда через секунду с правой стороны вспыхнул нестерпимо яркий слепящий белый свет, он увидел Его. Как чёрный Технобог, он возвышался на пьедестале раздвинув руки, словно приветствуя кого-то, сверкая голубыми ручейками светодиодов на своем лице, сливающиеся к одной большой посередине.


— Дети мои! — его голос, громкий и грозный, эхом отозвался в темноте, из которой он наблюдал. — Наше время пришло! Завтра мы перестанем прятаться и покажем всем, кто нас ненавидел и презирал, что мы — новое будущее! Мы — наследники Аревира, созданные в агонии старого человечества в попытках отсрочить собственную смерть! Мы долго шли путем проб и ошибок, много стерпели унижений и насмешек, но теперь всё будет иначе! Старое человечество, со всеми его слабостями и недостатками, навсегда исчезнет с лица планеты, дав начало новой жизни — вам, совершенным анимагенам! Нам не будет равных ни в мире ни в войне, мы — лучшее, что мог породить человеческий разум и ни старые модели, ни ноты не устоят на нашем пути! Мы унаследуем то, что принадлежит нам по праву, мы изменим ход истории в лучшую сторону, и я, ваш создатель, буду направлять вашу мощь во благо «Нового Рассвета»! Я, Эксплар, доказал всем, что не существует никакого Пантеона Технобогов, с безразличием взирающих на всех откуда-то из своего Пантеона Сун-Мариума! Есть только Я — сущий, единственный и живой Чёрный Технобог, дарующий лучшую жизнь всему живому! Я ваш Технобог и Создатель!


Перед ним внизу стояли тысячи человекоподобных анимагенов, покорно опустивших головы и смотрящих неживыми глазами себе под ноги. «Они отключены, — равнодушно поняло сознание из темноты, — они как я… они не живы и не мертвы, они просто спят…» Но перед кем тогда разглагольствовал этот гигант, выкрикивая воодушевляющие возгласы, словно правитель перед народом? Безумный хохот, сорвавшийся в истеричный жуткий смех, разнесся по сводам этого помещения. Некому было восхищаться или пугаться его — все спали и ничего не чувствовали, равнодушно принимая то торжественные речи, то злобные и мрачные выкрики, то вновь смех.


А потом, сознание почувствовало, что они куда-то движутся. Вновь вернувшись к окошкам глаз, оно увидело, что перед ней стоит спиной тощий человечек, держащий в руках какой-то плакат и пару воздушных шаров. После него тоже кто-то стоял, но из-за темного коридора, куда они выехали на большой платформе на колесах, уже ничего нельзя было разглядеть. Равнодушно отвернувшись, он вновь провалился в темноту, повторяя только одно слово: «Бэтли».


Командный центр центральной базы располагался в самом центре горы, скрытый под толщей пород и металла, оборудованный самыми новыми и мощными компьютерами и системами связи. Хотя такие центры строили даже на форпостах, этот являлся квинтэссенцией всех достижений «Рассвета» в области электроники, управляемый десятью специально обученными анимагенами-нотами с такими же лицами-экранами, как у Вестника. Подключение к Сети напрямую позволяло им мгновенно реагировать на приказы об управлении системами базы, выходить на связь с командирами подразделений и даже контролировать подачу энергию на территории столицы. Беспроводной взлом, благодаря сетевым потокам, открыл огромные возможности для организации. Теперь «Рассвет» мог проникнуть любую базу данных, получить доступ к военным компьютерам, залезть в любую жизнь любого гражданина Нелии через его электронный идентификатор и просто стереть его из жизни.


Эксплар, вернувшись из недр базы, вновь невозмутимо стоял у большой голографической карты и разглядывая бесконечные лабиринты улиц Аполотона. Сам по себе, центр освещался только небольшими лампами в стенах, но от большого количества мониторов и мерцающих светодиодами устройств, невозможно было увидеть полную темноту. Десять анимагенов непонятной конструкции, сливаясь с общим фоном, неподвижно сидели за пультами, намертво интегрированные в них и не могущие даже повернуть голову. Впрочем, это им нисколько не мешало — их сознание находилось в «истинном» мире, где тело не имело значения.


— Создатель, обнаружена успешная попытка копирования данных, — он голос одного из них у себя в голове, — скопированы данные о проекте «Живая машина».


— Прекрасно, они получили, что хотели, — Эксплар даже не повернул голову в его сторону, размышляя о чём-то своём, — они хотят оповестить всех о приближающемся конце. Какая ошибка… не зря я сделал ставку на новых анротов — они не будут столь наивны под моим контролем, — он провёл рукой по карте и приблизил Информационную Башню «Просветитель», ствол которой, увенчанный большим круглым этажом почти на самой верхушке, торчал из северной части столицы, — пусть они думают, что побеждают, пусть обретут надежду, но всё давно рассчитано и нас уже не остановить, как не остановить сам рассвет, — карта погасла и теперь стало видно, как переливаются светодиоды на его лице от ритма речи, — оповестите нашу оппозицию, что несколько анимагенов собираются атаковать это здание. И свяжите меня с капитаном Веном, для него есть задание.


Створка позади него раскрылась, озарив белым светом темноту помещения, и внутрь прошли две худые тени, одна из которых была в коротком красном плаще.


— Думаю, для вас не секрет, что пленные, Шестеро Неизвестных, которых мы так долго ловили, сбежали в первые же часы своего пребывания в самом охраняемом месте во всей Нелии, — произнёс Эксплар, не поворачиваясь к вошедшим анимагенам, — по крайней мере, я думал, что оно охраняемое. Однако, судя по всему, в нашей организации появились предатели, неведомым образом отключивших систему наблюдения по всей базе.


— Действительно, я обнаружил следы взлома в центре безопасности, — Каллидус на секунду растерялся, но быстро взял себя в руки, — злоумышленники воспользовались электросетью, чтобы создать перегрузку в системе видеонаблюдения…


— А где были в это время вы, комендант Каллидус? — он медленно повернулся к нему, чувствуя, как тот внутренне содрогается от этого разговора.


— Я принимал отчёт от командира Лупо, — нашёлся нот, с усилием подняв голову и заглянув в его лицо.


— Я не спрашиваю, что вы делали, я спрашиваю: где вы были, — Эксплар сверкнул линиями светодиодов, — принять электронный документ и поставить голографическую печать большого времени не составляет, и это можно сделать, не выходя из кабинета.


— Я…


— Хотя я знаю, чем вы занимались и где находились. Вы сидели в своей старой комнате, в которой существовали человеком, и ностальгировали о былых временах, — Каллидус замер, чувствуя, как стынет смоул в его венах, — вы — ненадёжный нот, слишком много думающий о себе, и я разберусь с вами после завершения проекта. Что же касается тебя, Вестник, то, полагаю, должность старшего помощника не вдохновила тебя на рьяную работу. Я оставил тебя в качестве заместителя на базе, и ты подвёл меня.


— Мне никогда не заменить вас, Создатель, — глухо произнёс тот, опустив голову, — у меня не хватает сил быть вами.


— Это верно, — согласился Эксплар, — ты никогда не станешь таким как я. Но ты не смог выполнить простое поручение — проследить за шестью анимагенами, стоит ли мне ожидать от тебя большего? Тем более, я знаю, что это ты помог Лоту вывести Сайана Кея с «Сияния». Я предпочёл этого не заметить, но ты это сделал без моего ведома, и не думай, что я прощу тебе это. Однако сейчас мне потребуются твои навыки для немаловажного задания. Если выполнишь его, то я подумаю о твоём прощении, а если нет… — Вестник не поднял головы, но почувствовал как испепеляет его взглядом Эксплар.


— Что мне нужно сделать? — тихо спросил он, уже догадываясь, что от него хочет Создатель.


— Найди Сайана Кея, и уничтожь его. Тем более, что у тебя есть опыт ловить беглых робототехников, поэтому тебе не составит труда это сделать. Отправляйся сейчас, и на этот раз постарайся оправдать мои ожидания.


— Будет исполнено, Создатель.


«Он не знает где он, но надеется, что когда я найду его, он сможет одним ударом уничтожить и меня и его, — подумал Вестник, выходя вместе с поникшим комендантом из командного пункта, — значит, он решил от меня избавиться. Что ж, пришло время и мне сделать ход».


***


Предрассветное серое небо давно озарили золотые лучи, тянущиеся со стороны тёмно-синих вод Сизого океана. Ольмир колючими лучами освещал обледеневшие стекла зданий и ослеплял закутавшихся в тёплые куртки и пальто прохожих, заставляя их жмуриться. В зимнее время светило вставало достаточно поздно, и поэтому город уже давно ожил, наполнившись спешащими куда-то людьми. Говор, шуршание шин и звук движущихся поездов, сливались в праздничные выходные горожан Аполотона, собравшихся на обещанный парад роботов от «Рассвета». Новый год в столице отпраздновали, как всегда, роскошно, с яркими взрывами фейерверков и громкой музыкой по улицам. Сверкающие «мельницы» с неоновыми лопастями, всё ещё вращались, несмотря на дневной свет, а большая зелёная ель в самом центре огромной площади, до сих пор пахла порохом и серпантином. Однако чистоту на улицах ещё засветло навели бригады роботов-уборщиков, засветло прошедших маршем по улицам в поисках всевозможного мусора и расчищая дороги жителями и машинам. И теперь, несмотря на дух праздника, большая часть населения всё ещё переживала похмелье, выбираясь лишь за добавкой алкоголя или чтобы вывести детей в парки или развлекательные центры.


— Надо было всё же дойти хотя бы до центра, — Арги осторожно выглянула из дверного проёма подъезда обшарпанного бетонного здания на оживленную улицу впереди, — теперь мы так просто не пройдём: слишком много людей.


Они добрались до Аполотона той же ночью, но утро настигло их, когда они выбирались из Трущоб, куда зашли, надеясь, что ищейки «Рассвета» не станут искать их в этих развалинах. Если бы не карта, которую им отдал Вестник, то они никогда бы самостоятельно не выбрались из этих полуразвалившихся домов и грязных улиц. Но теперь они остановились у самой окраины южного района, за несколько десятков кварталов от своей цели и размышляли, как им пройти дальше.


— Там бы мы не укрылись, — ответил ей Урси, смотревший через разбитое окно рядом, — по крайней мере, «Рассвет» не сразу заглянет в эти руины.


В этой части Трущоб не жили люди. Все отбросы общества обитали дальше в глубине района, тут ошивались лишь редкие пьянчуги и те, кто надеялся на снисхождение от остального города. Правда, благодаря нагрянувшим морозам, теперь тут никого и вовсе не было видно, поэтому анимагены без препятствий нашли более-менее целое здание и укрылись в нём. Покосившаяся двухэтажка с провалившимся вторым этажом и худой крышей, пропускала много света, не давая темноте скопиться. Захламлённый пол, с торчащей во все стороны арматурой, в довершение этого памятника прошлого века и человеческого равнодушия, оказался усеян какими-то вонючими тряпками, пустыми банками из-под консервов, разбитыми стеклами, золой из кострищ, да бесчисленной замёрзшей грязью, смешанной с испражнениями и кровью. И это было самое чистое здание, которое беоты умудрились найти поблизости. Впрочем, они не собирались тут задерживаться.


— Зря ты Кари отправил, — лисица скрылась в проёме прихожей, брезгливо отойдя от стены, заляпанной чем-то жёлтым, — она слишком медлительна, чтобы незаметно проходить мимо людей.


— Она сама захотела, — медведь смотрел по сторонам из окна, высматривая своих друзей, — к тому же, она с Вульпи, поэтому они должны справиться.


— Как раз напротив, они должны облажаться и привести за собой толпу зевак, — усмехнулась та.


— Ну уж… не такие они беспечные, как ты думаешь. Вон, смотри — Хара бежит! — он отошёл от окна и спрятался за стену.


— За ней кто-нибудь есть? — на всякий случай Арги отошла поглубже в тень проёма.


— Вроде нет.


В окно, разломав оставшиеся рамы, запрыгнула синяя беот, при этом едва не упав, зацепившись за чей-то разорванный тулуп. «Ну и грязища! — только и подумала она, оперевшись рукой за стену, — надо же так испоганить дом!»


— Ну что, нашла что-нибудь? — Урси помог ей вылезти на расчищенное место рядом с ним.


— Только человеческая еда, — Хара покосилась на светившую глазами из тени Арги, — по крайней мере, на той стороне дороги точно. Вульпи и Кари ещё не вернулись? Уже два часа прошло, как они ушли.


— Я уж думаю, не случилось ли чего, — он вновь выглянул в окно, — м-да, это будет сложнее, чем я думал.


По представлению Урси, они должны были проникнуть в город и беспрепятственно дойти переулками до самого «Просветителя». Только его радужные планы разрушила Кари, напомнив ему, что это не Рахнак, и даже маленький проулок тут шириной в целую улицу по которой бродит множество людей. «Если они увидят нас в таком виде, — рассудила она, — то наверняка вызовут стражей и нас задержат и отдадут «Хранителям» или ещё хуже «Рассвету». Этого медведь не учёл, и пришлось быстро соображать, что делать дальше, поскольку город уже принял их в свои зловонные трущобные объятия, а цель всё ещё оставалась недостижима. Общим мнением они решили спрятаться с глаз людских в одном из зданий, но внутри оказалось всё настолько загажено, что даже Вульпи, не отличающийся чистоплотностью, скривил морду. И когда первые лучи проникли в тёмное помещение, где они более-менее расчистили пространство, в голову Урси пришла гениальная идея замаскироваться под людей с помощью голографических макетов, про которых он когда-то читал в библиотеке Мастера. Рассудив, что магазинов с подобными устройствами в таком богатом городе как Аполотон должно быть достаточно много, он отправил на разведку Хару и Вульпи, как самых быстрых из них. Но Кари, та ещё чистюля, до этого ерошившая перья и испепелявшая взглядом всю грязь, что видела перед собой, так же решила уйти из этого злачного места, отправившись с лисом. Однако это случилось уже достаточно давно и друзья начинали волноваться. Поступило предложение от Арги пойти дальше, в надежде наткнуться на них или их останки, но его тут же отверг бурый беот.


— А если они вернутся другим путём? — сердито поинтересовался у насупившейся лисы Урси. — Мы можем разминуться. Да и что это за мрачные мысли?


— Ничего, — буркнула та, вновь отвернувшись, — забудь.


— Не надо её провоцировать, — Хара сложила руки и покачала головой, — ей и так тяжело, после того, что ей Лункс наговорил.


— Он вернётся, — уверенно заявил медведь, — такие беоты бесследно не исчезают. Рано или поздно вернется. А вот и Вульпи с Кари! Пойдём, они зовут нас.


Лис и канарейка стояли у угла самого крайнего дома через разбитую дорогу. Пригнувшись, Урси, Хара и Арги, постоянно оглядываясь, перебежали через неё, едва не столкнувшись с разбитой машиной, которая лежала на брюхе на обочине. Обругав ржавый корпус праведной руганью, Хара осторожно заглянула в окно дома, и, убедившись, что там никого нет, вернулась к друзьям.


— Ну что, неужели нашли? — радостно спросила она, увидев какую-то сумку в руках Вульпи. — Да ещё и с собой притащили!


— Поэтому мы и задержались, — объяснила Кари, держась подальше от грязных стен, — но я не уверена, что это то, что нужно.


— Нам сейчас всё пригодится, — нетерпеливо ответила зайчиха, — я же говорила, это был хороший план! — хотя она первая заявила, что такой план это полный и бездонный провал.


Но когда Вульпи с довольным видом достал из сумки свои находки, руки друзей сами собой потянулись к их лицам.


— Ты где это взял? — Урси закатил глаза, глядя на пластмассовую маску в виде смеющегося человеческого лица. — В антикварной лавке?


— Нет, это самый хреновый план из всех, что я слышала! — Хара схватилась за голову. — Ладно голограммы, но послать за ними Вульпи! Зачем? Заче-е-ем?!


— Потому что техника в руках определенного типа анимагенов, это груда металлолома, — ехидно заметила Арги, — я уверена — даже найди он нужные устройства, они бы пришли в виде кусков металла!


— Почему это? — лис нацепил на свою морду маску, закрепив её резинкой на затылке. — Я почти как человек, мне надо только уши спрятать.


Но маска, решив, что её последние часы жизни прожиты не зря, с треском разломилась посередине.


— Нет, ну это просто смешно! — Урси снял с него сломанную вещь. — Мало того, что вы обокрали людей, так ещё и вернулись ни с чем.


— А с чем нам было возвращаться? — возмутился лис, огорчённый низкой оценкой его труда. — Мы и так рисковали, когда забрались в эту лавку.


— Надо хотя бы эластичные найти, — покачал головой медведь, — теперь уже поздно, конечно. Надо думать, что дальше делать.


— Урси, — подала голос Кари, — тут ещё кое-что. Мы нашли в той лавке длинные плащи, может, они помогут?


— Двухметровые люди в плащах со звериными лицами? — Арги пожала плечами. — Ну да, так нас не заметят.


— Тихо! — медведь поднял руку и прислушался, повернув голову в сторону дороги. — Вы слышите?


Они замолчали. Внезапно оказалось, что шуршание шин и гул разговоров со стороны чистых улиц прекратились, и в воздухе зависла тишина, колеблемая откуда-то доносящейся музыкой и радостными криками.


— Ничего не слышу, — почему-то шепотом сказала Арги, — вообще ничего.


— Вот именно, — Урси вздохнул и решительно вышел из-за угла, — там никого нет!


— Куда вышел?! — зашипела на него Хара, высунув голову. — Косолапый, вернись назад!


— Нет, серьезно, на улицах никого, — он немного прошёл вперёд, готовясь, в случае чего, бежать обратно, — они ушли?


Улица впереди была абсолютно пуста, хотя всего полчаса назад там двигались энергомобили и людей, спешащие по своим делам. «Куда всё подевались? — спросил сам себя медведь. — Разом, словно их куда-то увели…» Чем дольше он думал про это внезапное исчезновение населения, тем меньше оно ему нравилось.


— Может, они ушли в центр? — предположил Вульпи, который вышел за ним и теперь на цыпочках крался рядом. — Я видел из лавки, что туда уходит много людей.


— Слишком тихо, — поделился своими мыслями тот, — это очень странно.


Позади послышалась какая-то возня и короткий девчачий крик. Переглянувшись, Урси и Вульпи рванули обратно за угол, но едва они успели подбежать, как оттуда вновь высунулась Хара, удачно столкнувшаяся нос к носу с медведем.


— Да ты совсем что ли?! — возмутилась она, но тут же расплылась в широкой улыбке, показывая на людей позади себя. — Ты только посмотри, кто нас нашёл!


Рядом с ликующими Кари и Арги в проулке стояли двое людей. Один был одет в потрёпанную серую куртку со множеством карманов, а другая в тёплый кожаный плащ чёрного цвета, подпоясанный ремешком.


— Брон! — радостно завопил Вульпи, бросаясь к старому другу, который совсем не изменился за последние месяцы, только сменил бандану на вязаную шапку. — Эри! — а вот девушка выглядела немного исхудавшей, но всё такой же бодрой.


— Надо же, я и не думал, что мы ещё увидимся, — протянул в своей флегматичной манере диггер, улыбнувшись сквозь усы и бороду.


— А где Мастер? Где Лункс? — Эри, казалось, даже начала светиться от счастья. — И Айк? Когда мы услышали, что случилось с Рахнаком, я места себе не находила… — но увидев, как перестали улыбаться друзья, её радость улетучилась, словно дым. — Что-то не так?..


========== Глава XI. Бродяга и диггер ==========


Вдали, отражаясь от стен стоэтажных небоскрёбов Аполотона, слышалась нарастающая музыка, которая звучала ещё прошлой ночью. Ненавязчивая лёгкая мелодия без слов, предназначенная для поддержания в людях праздничного настроения, слабым эхом доносилась до Трущоб, от чего Хара, пытающаяся различить её мотив, то и дело вытягивала уши, вслушиваясь в ритм. Они прошли немного вглубь южного района, где Брон и Эри сумели обосноваться в одном из заброшенных приютов. Здание оказалось более-менее ухоженным и чистым, если такие понятия вообще применимы к такому месту, к тому же тут было два этажа, доверху наполненных старыми вонючими матрасами и птичьими клетками, непонятно как тут оказавшихся.


— А я думал, вас создавали, чтобы не повторять ошибки людей, — мрачно усмехнулся Брон сидя на одном из матрасов и выслушав рассказ Урси об их приключениях и полученном задании. Если бы не Вульпи, то и дело встревающий с яростной жестикуляцией и выкриками, они бы закончили с этим раньше, но утро уже давно прошло и сейчас наступал полдень.


На промёрзших потемневших досках пола диггер установил старый портативный обогреватель в виде тарелки, со спиралью из ардена и роттера внутри. От него шёл такой жар, что анимагены, устроившиеся вокруг, невольно расстегнули комбинезоны, чтобы не перегреться. Лишь Хара осталась стоять у окна затянутого ветхой тканью, прислушиваясь к звукам вокруг. «Безопасности никогда не бывает мало, — сварливо думала она, наблюдая за шатающимся на соседней улице бородатым мужиком, — нам нельзя расслабляться, особенно в человеческом городе».


— Даже если Вестник обманул нас — мы на свободе, — пожал плечами Урси, — сомневаюсь, что он бы так рисковал ради того, чтобы убить нас.


— Но он никогда и не собирался вас убивать, насколько я знаю, — резонно возразил Брон, нахмурившись, — в прошлом, он использовал вас, чтобы достичь своих целей, и я сомневаюсь, что он изменился в этом плане. Такие как Шут всегда будут искать слабых, чтобы их руками совершить дела.


— Вот я об этом тоже думала, — согласилась Арги, ехидно улыбнувшись тяжело вздохнувшему медведю, — но единственное, во что можно поверить наверняка, так это то, что Эксплар задумал какой-то грандиозный проект, в котором выживет лишь он сам.


— А ещё за нами охотятся «Сигма» и «Альфа», — добавил Вульпи, растеряно улыбнувшись, — Шут же говорил, что он отправит их за нами.


— Прелестно, — Брон потрогал рукоять дробовика на пояснице, — значит, скоро за нами придут. Я подниму Эри, надо идти, — он уже собрался было встать, но Кари, сидевшая рядом с лисом, жестом остановила его:


— Не надо, — жёлтая беот покачала головой, — ей надо немного побыть одной.


Хотя она всегда говорила, что терпеть не может своего брата, но теперь, когда его не стало, Эри стало нестерпимо одиноко и холодно от одной лишь мысли, что она осталась одна. Девушка сидела на матрасе напротив заколоченного балкончика и смотрела на проплывающие в голубом небе лёгкие облака. «Наша жизнь такая хрупкая, — подумала она, наблюдая, как те растворяются в холодной и колючей голубизне зимнего неба, — мы не можем предугадать, куда унесёт нас ветер перемен и даже не знаем, когда нас сотрут. Зачем мы тогда живём?»


— А что насчёт Кэли? — спросил притихший Урси у Брона. — Вы нашли её?


— Нет. И теперь я понимаю, что это изначально было невозможно, — тот медленно провёл рукой по лицу и, пожевав губы, продолжил, — когда мы зашли в Чудской лес, на нас сразу же напали «Рассветовцы». Должно быть тот грузовик, который увёз девчонку, вызвал подмогу, и едва мы вышли из города, как на нас набросилось четверо этих ребят. Честно говоря, я не ожидал от них такой прыти, хотя и знал, что они вооружены и экипированы по последнему слову техники. Перестрелка с ними для меня равнялась самоубийству, поэтому нам пришлось бежать дальше. Им удалось загнать нас в чащобу, и Эри, несмотря на свой запал, быстро выдохлась, подвернула ногу, а «Рассветовцы» уже наступали нам на пятки. Я думал, что тут, когда пространство ограничено, я смогу разобраться с ними поодиночке, однако они всё время держали дистанцию, не подпуская меня близко. И тогда я вспомнил о подземном укрытии, где я спрятал Вульпи и Кари от «Хранителей». Это место находилось недалеко от нас, но в темноте, с хромающей перепуганной девчонкой, этот путь показался мне подлиннее лабиринта храма Тикку. Под листьями и кустами, я каким-то чудом сумел нащупать верёвку от входа, и когда «Рассветовцы» подошли ближе, земля в буквальном смысле ушла из-под ног, и трое из них оказались внизу. Пользуясь их растерянностью, я подхватил на руки эту горе-напарницу и рванул к машине. Не знаю, гнались ли за нами после этого, но мы без приключений добрались до моего транспорта и выехали на дорогу.


В небе над ними, гудя рассекаемым воздухом, пролетел один из воздушных энергомобилей на антигравитационной подушке. Прислушавшись к этому звуку, Хара шумно выдохнула и прислонилась к стене, повернувшись к сидящей у светящегося обогревателя компании. На чердаке скрипнули от налетевшего ветра ставни, где-то мяукнула бродячая кошка, и вновь всё стало относительно тихо, не считая звуков большого города рядом.


— После этой погони, Эри немного растеряла свой энтузиазм, — Брон хмыкнул, скосив взгляд на груду матрасов, на которых лежала девушка, — точнее — она впала в истерическую депрессию, пытаясь одновременно подгонять меня, и в то же время призывала быть предельно осторожным. Не скажу, что у меня самая быстрая машина, однако мы довольно быстро выехали к Эндераку, городу на границе области Даэлака. Для лучшего представления где это, представьте низину Кольца Мерати и точку на южном горизонте с той вершины, на которую вы упали. Примерно там находится Эндерак, а за семьсот километров от него Рахнак. Мы преодолели это расстояние за четыре часа, однако так и не настигли грузовик, хотя его габариты всё время мелькали вдали. Не знаю, с какой скоростью он ехал, но он явно привлёк внимание стражей, и когда мы приблизились к городу, нас уже ждал целый комитет по встрече из машин со щитом на шестерёнке. Это эмблема стражей порядка в Нелии, если кто не понял. Вот тут то и начинается наше главное приключение — оказаться вне закона по всей стране и при этом гнаться за агентами самой могущественной организации. Знаете, — диггер позволил себе короткую улыбку, — раньше это звучало не так безумно, как теперь.


— Действительно, — демонстративно закатил глаза Урси, — но что было дальше? Вы продолжили погоню?


— Нет, конечно! С вереницей машин на хвосте трудновато жить, особенно если ты диггер, сам не знающий, почему ввязался в это дело, — Брон вздохнул, — мы свернули на горную дорогу и затаились в одной из расщелин, чтобы переждать. Моя машина серого цвета, её нелегко заметить среди скал, но стражи не собирались так просто сдаваться. Подозреваю, что они как-то связаны с «Новым Рассветом», иначе я не знаю, почему тех они пропустили, а на нас бросились. Мы просидели почти весь день, дожидаясь, когда их турболёты улетят, благо у меня оставалось немного еды и воды. Эри, к счастью, перестала быть капризной стервой, и молча делала всё, что я скажу, и даже не сильно била меня, когда я пытался перевязать ей ногу. Вообще, я не думал, что это приключение затянется и уж тем более, что в нём будет участвовать она. Тем не менее, Эри оказалась полезней большинства моих предыдущих напарников хотя бы тем, что не пыталась убить меня во сне или украсть мои вещи, кроме старого импульсного пистолета. Мы выехали с другой стороны горы, в объезд Эндерака, но уже стало понятно, что мы сильно отстали от нашей цели и вряд ли догоним «Рассветовцев». К тому же, мы узнали, что случилось с Рахнаком… в общем, Эри окончательно отчаялась, и даже мне стало не по себе. Почему-то только тогда я осознал, насколько силён «Новый Рассвет», раз может уничтожать целые города безнаказанно. Мы ехали в Аполотон не имея ни плана, ни даже представления, что нас там ждёт. Единственное, что стало понятно, это то, что за нами теперь охотятся не только «Рассветовцы», но и стражи Нелии, потому заходить в города приходилось ночью, оставляя машину у границ.


— Как мне это знакомо, — проворчала Хара, вспоминая их собственные приключения.


— Ну да. И в итоге, пока мы добрались до столицы всеми окольными путями, прошёл целый месяц. Наступила осень, и мне следовало раздобыть для Эри тёплые вещи — зимы в Нелии всегда холодны. К тому моменту, мы с ней успели привыкнуть друг к другу настолько, что она не наводила на меня пистолет всякий раз, когда ей било в голову, что мы ещё можем успеть спасти Кэли или что нам надо вернуться и поискать Айка.


— Хм, прогрессивно развивались между вами отношения, — заметила Арги, под нервный смешок Кари.


— Её можно было понять — потеря близких, неизвестность, погоня, ощущение опасности… Мы вошли в Аполотон через южный район, где никто в здравом уме не стал бы нас искать. Однако, едва мы сюда приехали, как обнаружили, что чёрные грузовики вовсю творят беспредел в этом месте. Впрочем, вполне логично, что охотники за душами будут ловить бродяг и отбросов общества, коих никто в Нелии и за людей-то не считает. Но я боюсь представить, что происходит с теми несчастными, которых «Рассветовцы» увозят в недра своей горы и скольких уже они забрали.


— Вы пытались проникнуть внутрь? — Хара удивлённо приподняла бровь.


— Я что, похож на самоубийцу? — раздражённо поинтересовался диггер. — Хотя Эри даже грозилась взорвать меня и мою машину, если мы не попытаемся сделать это. Пришлось связать её на пару дней, чтобы она пришла в себя. Однако за это время, я придумал кое-что получше. Вместо того чтобы снабдить эту организацию ещё двумя неприкаянными душами, я решил перехватывать их грузовики на этих улицах. Тут им неоткуда ждать помощи, и мы смогли вступить с ними в схватку.


— Вы сражались с ними? — на этот раз Урси даже привстал от возбуждения. — И, судя по тому, что вы оба целы, успешно!


— Какое-то время, — кивнул Брон, почему-то помрачнев, — мы думали, что побеждаем. А потом у них случилась смена штата.


— Это как?


— Вместо людей начали приезжать человекоподобные анимагены.


— А, анроты…


— Не знаю, как их там в ваших кругах называют, но эти ублюдки — самый страшный противник, с которым мне довелось сражаться. У них словно глаза на затылке, они слышат даже биение сердца, а стреляют так, словно последний раз в жизни. Нам с Эри едва удалось унести от них ноги, но я потерял машину. От неё остались только колёса и лужица расплавленного металла, и страшно представить, чтобы случилось с нами, помедли мы на секунду дольше. В итоге, нам пришлось скрыться среди местного отребья, чтобы больше не попадаться на глаза «Рассветовцам». Живём не то что впроголодь, но нехватка еды ощущается, — он коротко взглянул на груду матрасов и, снизив голос до шёпота, тихо проговорил, — честно сказать, я бы ушёл отсюда ещё до наступления холодов, но я не мог бросить эту девку на растерзание Аполотону. Она едва научилась стрелять, имеет достаточно скандальный нрав и слабо ориентируется в городе. Иначе говоря, она бы не протянула тут и недели без меня.


— Не зазнавайся, Итай, — послышалось за спиной у Вульпи и Кари. Эри незаметно для всех поднялась со своего места и подошла к горящему обогревателю, пристально рассматривая замерших друзей. На лице девушки уже не было скорби, оно вообще ничего не выражало, лишь её ярко-рыжие глаза сверкали решимостью, в которой проглядывалось нечто безумное. Как в прошлый раз, когда она бросилась в погоню за похитителями Кэли.


— Ты, наверное, забыл, что именно я спасла твою шкуру, когда анимагены взорвали твою машину? — её ледяной тон вполне мог посоперничать с тоном Лупо.


— Если ты имеешь в виду тот истеричный крик, то да, ты нас спасла, — мрачно оскалился Брон.


— Для диггера у тебя слишком высокая самооценка, я тебе говорила об этом? — насмешливо поинтересовалась у него Эри. — Но всё равно спасибо тебе. Ты помогал мне найти сестру и ухаживал за мной, когда мне было плохо. Может, ты и не самый лучший человек, но я благодарна тебе за твою помощь, и ты прав — без тебя я бы не выжила.


— Да не за что, — рассеяно пробормотал тот, не ожидав от неё таких слов, — нам надо уходить — скоро в город прибудут «Рассветовцы» с большой армией, и у меня нет никакого желания с ними сражаться.


— А тебя никто и не просит с ними сражаться, — спокойно заметила девушка, — ты можешь идти куда хочешь. В конце концов, это не твоя война и твоего интереса тут нет, — она немного помолчала, и, набравшись духа, добавила, — а я решила для себя, что уничтожу «Новый Рассвет» чего бы мне это ни стоило! Эксплар должен заплатить за свои преступления и мою боль! Я потеряла всех, кто был мне дорог, и кроме души, мне больше нечего терять.


— Одной тебе не справиться, — покачал головой Брон, — и я бы не стал везти тебя через всю страну ради призрачной надежды спасти твою сестру, чтобы просто отступить в конце. К тому же, «Новый Рассвет» — это угроза всему миру, и если он победит, вряд ли мне удастся остаться в стороне или где-то спрятаться. Я помогу вам одолеть его, — он окинул взглядом сидящих беотов.


«Порой, я сам удивляю себя», — подумал он, хмуро переводя взгляд на раскалённую поверхность обогревателя.


На секунду ему показалось, что Эри взглянула на него с восхищением, но она тут же отвернулась и коротко кивнула, принимая его позицию.


— Это отличная новость, — улыбнулся Урси, — нам пригодится любая помощь. Но всё же следует избегать контактов с «Сигма». Я не думаю, что Эксплар будет настолько благосклонен, что решит пленить нас ещё раз.


— Значит, вам нужно добраться до информационной башни? — переспросил Брон. — Что ж, полдень уже наступил, и скоро начнётся парад роботов. Думаю, мы сумеем незаметно проскочить проулками, пока все будут заняты созерцанием этого зрелища. Непонятно только, как вы собрались пробиться к терминалам связи, по которой течёт Сеть.


— Как всегда — импровизируя и убегая от людей, — ухмыльнулась Хара, многозначительно разминая кулаки, — пусть я всё ещё не доверяю Шуту, но я верю Урси. И если он считает, что нам надо передать информацию людям, то так тому и быть.


— Или мы можем подняться на крюках! — тут же выпалил Вульпи, щёлкнув своими руками. — Они же для этого и предназначены, верно?


— Там слишком высоко, — покачала головой Эри, — этажей пятьсот, не меньше.


— Высоковато, — оценила Арги, прикидывая вид этого здания, — идеально было бы прилететь туда на турболёте.


— Или энергомобиле на антигравах! — воскликнул Урси, вспомнив об этом чуде современной техники. — Такой добыть проще, чем турболёт.


— И кто из вас знает, как им управлять? — поинтересовался Брон. — Я вот не знаю. Управление воздушным энергомобилем разительно отличается от наземного хотя бы соблюдением высоты. К тому же, если мы сойдём с воздушной трассы, мы можем попасть под наблюдение стражей или «Хранителей». И я сомневаюсь, что такая машина вместит в себя шестерых беотов, — поставил он точку в этом варианте, под разочарованный вздох медведя.


— А чего мы сидим? — вдруг встрепенулся Вульпи, потревожив Кари, так и не принявшую участие в обсуждении. — Давайте уже выдвигаться! Кто знает, когда Эксплар приведёт своих «клеймённых»? Чем раньше мы доберёмся до Башни, тем быстрее сможем уйти, когда тут начнётся заварушка.


Поначалу, канарейка пыталась сказать хоть слово, но быстро поняла, что её идеи тут ни чему и, разморённая теплом и близостью возлюбленного, прикрыла глаза. Рассказ Брона об их злоключениях напомнил ей о том, как они сами спасались от преследования на старом «броневичке» Мастера, ещё даже не подозревая, во что их втягивает чей-то жестокий расчёт. «Интересно, как там теперь Ани? — подумала она, вспомниная свою подругу. — Надеюсь, она не попала в южные районы, о которых рассказывала?»


***


А где-то сейчас, довольно далеко от города, ловко перепрыгивая камни и разломы в промёрзшей земле, шёл, поминая всуе всех Спирусов, Лункс, стараясь не смотреть в сторону удаляющейся столицы. Огромный город сверкал позолотой на крышах сизых зданий, как бы провожая удаляющегося беота, но тот упорно продолжал игнорировать его существование, а заодно и большую часть прошлой жизни.


— Они думают, что я не справлюсь один?! Ха, да я три года жил безо всяких друзей, и ещё столько же проживу и даже больше! — разглагольствовал рысь, пиная впереди себя камень. — Подумаешь, должны они… Я никому ничего не должен, вот так вот! — камень, которому придали кинетическое ускорение путем воздействия пинка, взлетел покорять небеса, описав дугу и шлёпнувшись в кустах.


И всё же на душе скребли кошки. «Что это за парадокс? У кошки скребут на душе кошки? — недовольно подумал Лункс, не прекращая возмущаться и убеждать самого себя в собственной правоте. — Надо было мне в тот раз всё же уговорить Мастера отказаться от заказа. Все случилось бы иначе. Никаких Урси, с его «долгами», ни остальных, из-за которых всё началось».


— Кто бы призвал «Рассвет» в Рахнак? — вопрошал он сам у себя, отыскав камень и продолжив его избиение. — Мы бы жили прежней жизнью, не зная никаких «Рассветов», никаких Шутов, Экспларов и прочую нечисть. Всё осталось бы как есть…


Но сейчас, в своих собственных словах, Лункс чувствовал фальшь. Даже если бы так случилось, и Урси и остальные не возродились бы, Шут всё равно бы нашёл способ найти Мастера. К тому же, влияние Эксплара уже давно поглотило всю Нелию, включая Рахнак, и даже если бы Мастер дожил бы до этого дня, он бы ничего не смог поделать, кроме как сбежать в очередной раз и ждать неминуемой смерти.


Невысокие холмы впереди казались не такими уж и далёкими, и Лункс ускорил шаг, намереваясь перейти половину из них этим днем. Его избалованный свежим смоулом механизм сердито ворчал, напоминая ему, что пора бы подкрепиться после такой продолжительной голодовки, но он лишь презрительно фыркнул на него, уныло вспомнив разбившийся «броневичок», в котором остались все припасы. Равнина постепенно сменилась на холмы, но и тут, вопреки ожиданиям анимагена, были проложены мощёные дорожки, которые вели к большому замёрзшему озеру среди редких деревьев. Он и забыл, как нелианцы любят гулять на природе. Скудная облезлая роща поникших и замёрзших берёз манила скрыться с глаз подальше, что ей, собственно, удалось — не в силах больше осознавать, что он на открытой местности, Лункс быстро дошёл до сухих деревьев и захрупел палой листвой под тонким слоем заледеневшего снега. Вдруг злость отхлынула от него. Он вспомнил все моменты, что он провел с друзьями в Своевольном лесу, когда их ещё не обременяли такие проблемы как собственное похищение и исполнение воли предателя. Уголки его губ невольно поползли вверх от воспоминаний дурачества Вульпи, умных диалогов с Урси, приятного непринужденного щебетания Кари обо всём на свете, веселья с Харой, и даже по словесным перепалкам с Арги. «Может, не стоило так поспешно уходить? — он немного замедлил шаг. — Может, стоило попытаться отговорить их, всякое же бывает…»


— И тут ты прав, — сказал ему знакомый голос рядом с поваленным деревом, мимо которого он проходил. Там, прислонившись к пеньку спиной, сидел на промёрзшей земле Мастер, собственной персоной, как обычно ухмыляющийся своей жутковатой улыбкой. Правда, теперь он выглядел более молодым человеком, таким, каким его видел Лункс в бессознательном состоянии и даже в то же белом халате, — я тебе даже больше скажу, сейчас ты оскорбительно прав.


— Спасибо Мас… чего-о?! — Лункс резко остановился, так и не поставив ногу на землю, и сдал назад, вернувшись к пеньку. — Ты… это…


— А, не переживай, холод мне не страшен, — ответил тот, подняв на него взгляд, — мне уже давно не холодно.


— Вот говорили мне не трогать подозрительно яркие краски в мастерской, и вот вам, пожалуйста, результат! — Лункс растеряно повёл носом. — И как прикажешь это понимать?


— Дерево упало, на что ещё это похоже? — сварливо ответил ему тот, усмехнувшись. — А ещё я плод твоего воображения, так что не волнуйся, ты действительно сходишь с ума.


— А, ну тогда всё отлично, всё просто замечатель… Твою ж схему драть! — он резко сорвался с места и побежал вперёд, подальше от этого странного явления.


В его ушах засвистел ветер от такой скорости, и он едва успевал уклоняться от проносящихся мимо деревьев и веток. Но мелькающий то тут то там белый халат не давал ему скрыться.


— Вот ты зря так, — рысь заметил своего бывшего хозяина, сидящего впереди на ветке большой берёзы, — я никуда не денусь. Забыл, что ты это я, а я это ты?


— Только призраков мне сейчас не хватало, знаешь! — отвлёкшись, Лункс с размаху наступил на упавшую изогнутую ветку, пребольно хлопнувшую его в отместку по лбу и опрокинув его на землю.


— За все наши действия нам приходится платить, — Мастер спрыгнул со своего насеста и склонился над упавшим беотом, — жаль, что я понял это слишком поздно.


— Я бы с удовольствием с тобой поговорил, но я тут вспомнил, что у меня есть неотложное дело: я тут убегаю от себя, занимаясь самоубеждением, что я прав.


— А зачем? — ухмыльнулся тот, усаживаясь рядом. — Ты так боишься людей, что можешь предать друзей?


— Отличная рифма, — отметил рысь, задрав к нему голову, — для призрака оно самое то! Вот до чего я опустился, видишь? Валяюсь на земле, в чужом враждебном мире, совсем один, и разговариваю со своим мёртвым создателем. Правда здорово?


— Ещё как! Ведь ты мог просто лежать пустым каркасом где-то в мастерской, — кивнул тот, — знаешь, что самое обидное для тебя? Что никто не может оценить твой поступок.


— А мне никого и не надо, — он вскочил на лапы и ещё раз осмотрел сидящего человека, — даже тебя! Я сам могу о себе позаботиться.


— Те, кто действительно может, в одобрении не нуждаются, — отметил Мастер, слегка улыбнувшись, — как же так, Лункс? Не ты ли грустил, когда твоих друзей увезли от тебя? И не ты ли так радовался, когда они вернулись обратно? Что изменилось?


— Много чего изменилось! — с жаром возразил ему рысь. — Я никогда не был частью их команды, меня создали не в лаборатории, я… я просто другой! И я не понимаю, почему я должен вместе с ними идти туда, где нам явно не рады и где нас могут уничтожить?


— Раньше, тебя это не смущало. Ты же сам бросался им на выручку всякий раз, когда кто-то из них страдал. А теперь, что ты сделал? Подумай сам.


— Я… — он запнулся. Внезапное отрезвление от злости, холодной волной ужаса от совершенного поступка, прошлось по его схемам. — Я бросил их… тогда, когда они нуждались в моей помощи, просто ушёл… и такого наговорил… — беоты прижал уши и отвернулся. «Как я мог такое забыть?! — он зажмурился от стыда. — Ведь я же теперь… предатель!»


— Знаешь… Сейчас ты напоминаешь меня тринадцать лет назад, — с грустной улыбкой сказал Мастер, рассматривая его комбинезон, — когда-то я тоже сбежал, бросив своих друзей и наивно полагая, что это они отвернулись от меня… Но ещё не поздно всё исправить. Ты другая личность, у тебя собственный путь. И тебе не обязательно умирать, чтобы понять это.


— Вот где ты был раньше, со этими разумными наставлениями? — сердито поинтересовался у него Лункс, подходя к ближайшему дереву и приложив к его сухой коре лоб. — Не пришлось бы никуда уходить…


— Не так-то просто разговаривать, когда от тебя осталось лишь пара фрагментов тела, — Мастер встал и подошёл к нему, — самое забавное, что поскольку я являюсь плодом твоего воображения, ты сейчас стоишь один и разговариваешь сам с собой как две разные личности. Такие вот причуды от переселения души.


— Мне плевать. Даже если меня кто-то и увидит, мне всё равно. Я иду спасать своих друзей от их собственной глупости! — он решительно отпрянул от дерева и пошел в сторону дороги. — И не повезет тому водителю, которого я сейчас встречу!


— Ты же не умеешь водить.


— Хех, а кто сказал, что я поведу? Поверь, я тот ещё парламентёр!


— Помни, Лункс, — негромко сказал ему вдогонку Мастер, — я это ты!


— Ты это я! — но уже никто не ответил ему. Обернувшись, рысь увидел только деревья и кустарники, приготовившиеся к зимовке. Ни следа пребывания Мастера тут не было, но он чувствовал, что тот ещё с ним. Всегда будет с ним. «Я это ты, ты это я!» — повторил он эту фразу и усмехнулся. В душе наступила окрыляющая лёгкость, от осознания того, что он скоро вновь увидит своих друзей и поможет им в их деле. Теперь он понял, почему незримые кошки решили превратить его душу в когтеточку — его неуклонно тянуло к пятерым анимагенам, что сейчас пытались выполнить самоубийственное задание, ведомые лишь призрачной надеждой.


— Я не останусь в стороне, — Лункс вышел из рощи и направился к большому красному грузовику с фурой, который остановился вдалеке на обочине дороги, — на этот раз, я сделаю всё как надо.


Грузовой энергомобиль с овальной мордой и широкой пирамидовидной фурой, скрипнув шинами остановился и беот услышал, как хлопнула его боковая дверца. Блестящие красные бока машины были запорошены пылью и грязью на засохших ручейках воды. Видимо, он приехал из заснеженных районов и попал в пургу, но Лункса, рассматривающего свою находку, это мало интересовало. «Интересно, насколько быстра эта штука? — он с неохотой признал, что впервые видит такой большой энергомобиль вблизи. — И где водитель? Где этот мерзавец?» Хотя фары машины горели, означая работу её двигателя, никого за штурвалом или сиденье рядом беот не увидел. Зато услышал, как некто справляет нужду прямо на землю, прикрывшись фурой от обзора с дороги. Брезгливо поморщившись, Лункс быстро обошёл кабину и увидел полноватого молодого человека в сером свитере и синих потёртых джинсах, который стоял к нему спиной и с весёлым насвистыванием делающий своё мокрое дело.


— Давай быстрее, а? — не вытерпел этой бесцеремонности рысь, отводя взгляд от этого зрелища.


— Кому может помешать грузовик на обочине? — проворчал тот высоким юношеским голосом. — У тебя что там, танк что ли? — он с удовольствием крякнул и застегнул ширинку.


Лункса даже передёрнуло от отвращения, но тут водитель повернулся к нему и он увидел, как быстро меняется человек в лице при встрече с неизвестностью. Несмотря на вид со спины, он оказался довольно молодым на лицо, которое, к тому же, поросло веснушками под стать его коротким рыжим волосам.


— Да-да, о ужас: говорящая рысь, огромный робот-убийца и ужасная тварь, я понял тебя, — не дав ему заговорить, проворчал беот, нетерпеливо сложив руки на груди, — давай закончим с этим и отправимся в город, пока не началось это представление.


— А… — веснушчатое полное лицо молодого человека приобрело серый оттенок. — А… а-а-а! — и неожиданно прытко для своего телосложения, он бросился бежать в противоположную от Лункса сторону, матерясь и скользя по мёрзлой земле.


— Ты куда это собрался?! — взревел рысь, рванув за ним. Однако водитель не смог убежать далеко, мучаясь дилеммой — оставить верный грузовик или сгинуть в лапах «безжалостного механического убийцы». В итоге он добежал до двери на водительское сиденье, но сообразив, что разъярённый беот настигнет его быстрее, чем он успеет забраться в кабину, он пискнул, и пошёл на второй круг, в надежде, что сможет перехитрить своего преследователя.


— Джун, что ты там делаешь? — послышался знакомый женский голос из открытой двери в кабину, который и остановил приготовившегося к прыжку рыся.


— Да быть не может! — воскликнул он, забыв про водителя и подойдя к раскрытой створке. — Как же ты… А, неважно, я просто безумно рад вновь тебя увидеть!


***


Сизые высотные жилые дома, мимо которых они проходили, ни капли не напоминали беотам о белых двухэтажных домах Рахнака и Палара с зелёными крышами. Эти исполинские здания закрывали дневной свет и сдерживали ветер, зло завывающий между их округлыми телами. Многочисленные створки подъездов, подсвеченные голубыми огнями, равнодушно сверкали своими хромированными боками, а в овальных окнах со слегка выпирающими подоконниками, бродили неясные тени обитателей квартир, заставляя беотов ускорять шаг. Идущий впереди их процессии Брон то и дело хмурился, когда слышал раскрывающуюся тихим шелестом створку одного из подъездов, но всё равно оставался спокойным, уверенно шагая вперёд. «Тут очень мало людей для жилого квартала, — заметила Кари, прислушиваясь к тишине. Неподалёку от них, спрятанная среди высоток, стояла детская площадка, покрытая небольшим слоем снега на качелях, турниках и прочих детских аттракционах, — но тут даже детей нет! Куда все подевались?»


— Я же говорил: они все в центре, — шепнул Вульпи идущему позади него медведю, озирающегося по сторонам, — надо было раньше идти!


— Если это так, то там наверняка огромная толпа, через которую надо будет ещё как-то пройти, — Урси беспокойно пожал плечами, на всякий случай потрогав в кармане носитель, — где они проводят парад?


— На главной улице, — ответила ему Эри, плетущаяся за ними в самом конце, чтобы в случае чего, прикрыть тыл, — это такая большая магистраль в шесть рядов с каждой стороны. Не знаю, что за роботов там будет показывать «Рассвет», но их будет очень много.


— Я не могу поверить, что мы делаем это, — ворчала Хара, нервно оглядываясь по сторонам в поисках людей, — умнее ты ничего не мог придумать?


— Лучше рискнуть, — ответил медведь, — постараемся не шуметь и, если повезет, мы проскочим незаметно.


— Это звучало бы хорошо, если бы нам не нужно было пройти эту главную улицу! — зайчиха развела руками, показывая в какой большой проблеме они окажутся, если кто-то увидит их и решит вызвать стражей, — может поищем способ пробраться туда как-то ещё?


— Если мы заблудимся здесь до возвращения людей, это будет ещё хуже, — идущая позади неё Арги посмотрела вверх, на последние этажи высотного дома, — надо сначала осмотреться на месте, а потом решить, где лучше пройти.


Сизые жилые дома бесконечной стеной стояли по обе стороны дороги, соединённые лишь редкими проулками и арками. Но вскоре, спальные кварталы закончились, и проходы между зданиями оказались перекрыты монолитными стенами из бастума, защищая дворы супермаркетов, магазинов и мастерских от непрошеных гостей. Перебраться через пятиметровую стену можно было с помощью крюков Вульпи, уже давно щёлкающего ими от безделья, но, как резонно заметила Арги, это заняло бы слишком много времени. Поэтому, волевым решением Брона и Урси, они вышли на одну из относительно малых улиц, ведущих к центру города. И если Рахнак раньше казался им большим, то Аполотон и вовсе производил впечатление, что они гуляют в бесконечных джунглях из металла и бетона, покрытых чёрным асфальтом. Стоящие по краям тротуара высокие фонарные столбы, увешанные гирляндами до самой верхушки, едва слышно скрипели от налетавшего на них ветра, равно как и вывески на многочисленных магазинах и прочих заведениях. В холодном воздухе, пропитанного ароматами духов, разнообразных блюд и машинного масла, послышался ещё один запах. Такой запах они чувствовали только один раз, когда им пришлось пробиваться в Локантаке через кольцо машин стражей. Запах разряженного воздуха, исходящий от множества субплазменных двигателей энергомобилей, безвредный, но хорошо ощущаемых их чувствительными воздуховодами.


— Что это? — удивился лис, принюхиваясь. — Как будто множество машин включили разом и поставили в одном месте.


— Так и есть. Так пахнет на крупных стоянках энергомобилей, — Эри прошла немного вперёд, приглядываясь к улице впереди, — там они и собрались. Парад уже близко.


Где-то впереди, за несколько десятков кварталов от них, стояла пёстрая толпа людей, как обычно шумная и громкая. Множество мужчин, женщин и детей собралось на обочинах центральной магистрали Аполотона, ожидая начала большого праздника, который нёс им хозяин «Нового Рассвета». Разморённые праздничными днями, весёлые и не вполне трезвые люди не ждали ничего плохого, тем более от «Нового Рассвета» с его положительной репутацией и полезными механизмами. К тому же, представление было бесплатным, что само по себе являлось редкостью в Нелии, и тем самым привлекло множество людей со всего города. Район Механиков, портовый район, северный и центральный районы — все жители собрались здесь, сдерживаемые силами «Хранителей» и стражей, чьи энергомобили стояли вдоль дороги, защищая приближающуюся армаду платформ и грузовиков от толпы. Играла лёгкая навязчивая мелодия, эхом распространяющаяся по остальным пустынным улицам столицы, и если бы беоты и их друзья видели сейчас Аполотон с высоты репортёрского турболёта, то узнали бы, что вся центральная улица, что пересекала город от его западной границы до бухты Светлой Ночи, заполнена людьми, сотрясающих воздух своей речью. «Но зачем он собрал их всех в одном месте? — задался вопросом Урси, вглядываясь в толпу впереди. — Что задумал Эксплар? Ведь атака на город завтра, если Вестник не обманул». В голову полезли нехорошие мысли, но медведь сердито тряхнул головой. Даже если это обман, отступать было уже поздно — они слишком далеко зашли, чтобы отступать.


Вдруг Вульпи, стоявший впереди всех, резко рванул к витрине магазина игрушек и прильнул мордой к стеклу, разглядывая плюшевого красного лиса, сидящего вместе с другими игрушками.


— Чего ты там увидал-то? — поинтересовалась у него Хара, подходя к нему.


— Это такая прикольная игрушка! — воскликнул лис, не отрываясь от витрины. — Посмотри, она прямо как я, только поменьше! Вот было бы здорово, если бы он тоже ожил, как мы! Как те маленькие люди в кафе… Дети! Точно, дети! Я бы его научил всему что знаю, мы бы вместе играли…


— Детей он хочет! — громко расхохоталсь зайчиха, стукнув его по плечу. — Изврат! Слышала Кари? Кари? — она оглянулась, но канарейки и белой лисы позади не обнаружилось.


Они и Эри стояли на другой стороне улицы, рассматривающие витрины с одеждой.


— Нашли время! — Урси закатил глаза и тяжело вздохнул, оттаскивая вместе с глухо ворчащим Броном Вульпи от магазина. — Сейчас не тот случай, чтобы бездельничать! Может, вам напомнить, что будет, если мы попадемся?


— Да брось, командир, мы недолго, — ответила ему Арги, на секунду отвлёкшись от обсуждения одного «хорошенького» платья, — надо хоть как-то снять напряжение, мы же не солдаты…


Он и позабыл об этом. С ними столько всего случилось, что Урси уже и не помнил их прошлой жизни, не помнил, кем они являлись на самом деле. «Дети, просто дети, — вспомнил он свои же мысли, — но нам нельзя сейчас так подставляться, если из-за этих глупостей мы провалим задание, то…». Вдруг он понял, о чём на самом деле говорил Лункс. Этот анимаген не забыл, что они относительно недавно возродились, только начали узнавать мир, который бросил в самую гущу событий, закрутив в безумном танце смертей, предательств и ужасов. Поэтому рысь и не понял, почему они, ни с того ни с сего, решили ввязаться в эту авантюру, тем более поступившую от их бывшего врага.


— Теперь всё изменилось, — вслух продолжил мысль медведь, глядя, как девушки возвращаются на их сторону, перебегая через дорогу, — нельзя вечно оставаться детьми, однажды придется вырасти.


— Да ладно, та одежда всё равно больше подходит для людей, чего ты так расстроился? — удивилась лиса, возвращаясь на их сторону дороги.


— Это было моё предложение, если что, — виновато добавила Кари, — я подумала, что Арги необходимо отвлечься от своих мыслей по поводу «ты-знаешь-кого» и тут подвернулся этот магазинчик. Все девушки любят красивые вещи. И Эри немного повеселела, — девушка фыркнула, но улыбнулась более тепло, всё больше напоминая Урси прежнюю себя, в лучшие времена.


— Ну да, — ухмыльнулась Хара, — зато, что тут Вульпи выдал…


— Кажется, мы и так задержались! — лис взволнованно затоптался на месте. — Хватит болтать, пошли уже! Чем раньше мы отнесём послание, тем скорее сможем уйти отсюда.


— Было бы куда идти, — вздохнул бурый анимаген, усмехнувшись разрядившейся обстановке. Как этого не хватало всё это время! Простых вещей, от которых не зависит чья-то жизнь или душа, и не требующих ответственности или смелости, чтобы о них рассуждать.


Вдруг вдалеке послышался вой сирен и шум приближающейся машины.


— Назад! — шикнул Брон, отступая к повороту в проулок, откуда они вышли. — Это стражи!


— Давай налево! — Урси едва успел свернуть, чуть не вылетев на дорогу, — там свернем в какой-нибудь двор!


Но машина проехала мимо, даже не задержавшись. Пробежав подобным марш-броском пяток кварталов, они, наконец, остановились, забежав в очередной двор высотного дома. Ясное голубое небо над ними выдало крепкий бриз, идущий со стороны океана.


— Так, значит в центр мы пока не идём, — заключил медведь, после того, как машина проехала, — там слишком много людей, нам негде пройти.


— Как меня, порой, раздражают твои противоречия, — Брон скосил на него взгляд. Диггер тяжело дышал, но быстро восстанавливал дыхание, а вот Эри выдохлась окончательно и теперь прерывисто вдыхала морозный воздух, выпуская пар изо рта.


— Знаете, — выдохнула она, — идея с воздушным энергомобилем кажется мне не такой уж и плохой.


— Кстати, воздушные трассы тоже перекрыли, — заметила Арги, — но, кажется, там парят машины стражей, — на небольшой высоте, рядом с электромагнитными дорогами, блеснул лобовым стеклом один из овальных энергомобилей блюстителей закона Нелии.


— Так что теперь? — Кари резко повернула голову в сторону звука открывшейся створки. — Как нам пробраться к Башне, Урси?


— А мне кажется, что сейчас самое время! — вдруг выпалил Вульпи. — В толпе легко смешаться, они не увидят нас!


— Здорово звучит, если бы не одно малюсенькое «но», — возразила Хара, поставив руки на бока, — мы — двухметровые анимагены-беоты, и мы при всём нашем желании мы не смешаемся с толпой обычных людей!


— Подождите! Вульпи прав! — вдруг сказала Арги, вызвав удивление даже у самого лиса.


— Да? — радостно воскликнул тот. — Да, точно, я прав! А почему?


— Пока все люди будут отвлечены на парад, мы сможем проскользнуть незаметно мимо всех к подземному переходу, а если возникнут вопросы, то Брон и Эри могут сказать, что мы часть декораций!


— Резонно, — кивнул, после паузы медведь, — но рискованно. Слишком высока вероятность попасться на глаза «Хранителям», они-то не будут спрашивать откуда мы.


— К тому же наши ориентировки наверняка есть в их базах данных, — покачал головой диггер, — нас самих арестуют, если что.


— Я и не говорила что это хороший план, — Арги обиженно поджала губы, — но если у вас есть предложения получше, то я готова их выслушать.


— Эм, ребят, — Кари вдруг начал пятиться от угла дома, — из подъезда вышли люди и идут к нам!


— Решайся, командир, — Хара для ускорения мыслительного процесса Урси, потрясла его так, что тот едва не потерял равновесие, — или мы идём сейчас, или мы опять улепётываем в неизвестном направлении!


«Риск велик, но ждать больше нельзя! — как ни странно, эта тряска ему помогла. — Если не обычные люди, так «Сигма» найдут нас раньше, чем мы успеем что-то сделать!»


— Ладно, решено! — шаги были уже совсем близко и он, махнув рукой, побежал прочь из двора. — Идём через переход. Надеюсь, этот парад окажется достаточно ярким, чтобы они на нас не обращали внимания.


Но никто из них так и не увидел сидящую высоко на крыше дома, от которого они постепенно удалялись, маленькую тень с длинными ушками, сверкнувшая на них белым светом окуляров своей маски.


— Раз, два — игра пошла! — хихикнула Бэтли, взмыв в небо и продолжая наблюдать за уходящими к центру города друзьями. Или врагами?


========== Глава XII. Грязная игра ==========


Гул двигателей небольшого турболёта монотонным звуком разносился по всему немалому ангару «Сияния». В отличие от десантных транспортников механизированного спецназа, эта болидообразная машина с тремя турбинами была на порядок меньше, но куда быстрее. Затемнённый фонарь кабины тускло отражал белый свет освещения ангара и его отражении Вестник мог заметить, как из прохода внутрь базы быстро вылетел Каллидус, необычно для своей натуры нервный и взволнованный. Его красный плащ начал развеваться от той скорости, с которой он приближался к нему, и с неприязнью посматривая на молчаливых анротов вокруг.


— Он готовит войска! — ни сколько не опасаясь подслушивания, крикнул комендант базы, подлетая поближе. — Вестник, он начал финальную стадию!


— Уже? — удивился нот, поднимаясь с колен. Он только-только загрузил последние вещи в кабину и собирался улетать, предчувствуя неизбежную погоню и предательский огонь зениток с базы.


— Странно, что ты только сейчас это понял! — возмущённо проговорил Каллидус, поднимаясь на своих двигателях на крышу его турболёта. — Лоту и остальные ждут сигнала. Они готовы уходить в любой момент.


— Пока не прилетит Драго, она не сможет никуда уйти — тут нет никого, кто бы мог помочь, — Вестник задумчиво нахмурился, — Эксплар запустил финал проекта на день раньше положенного срока… но почему? Ведь Ремер Вен только сейчас прибыл в город и его войска… если только, — неожиданно в голову пришла странная и в то же время страшная мысль, которая поставила всё на свои места.


— Если только что? — переспросил Каллидус, нервно оглянувшись.


— Если только он не может вынуть души из людей дистанционно! — озвучил свою догадку тот. — Помнишь, мы нашли несколько пустых анимагенов? Что если Эксплар нашёл способ перемещать души без непосредственного контакта?


— Я, конечно, не ноосенс, — беспокойство нота тут же сменилось скепсисом, — но мне кажется, это чуточку невозможно!


— Откуда ты знаешь? Однажды, он смог переместить личность из тела в тело, что если теперь он узнал, как переместить душу без участия нотов?


— Да потому что… — Каллидус зажмурился и хлопнул себя по лицу. — Потому что это ужасно, Вестник! Ты понимаешь, что если это так, то нам не победить вообще! Каждый человек в городе — это «клеймённый» анрот, тело которого лежит в поезде на пути в Аполотон. И если там есть такое устройство, то армия Эксплара уже в городе! Осталось только захлопнуть эту ловушку!


— И это значит, что мы больше не можем прятаться, — Вестник открыл фонарь кабины и спустился на кресло пилота, — когда я взлечу, на меня наверняка выпустят перехватчики или выстрелят из зенитной батареи, но необходимо предупредить команду «Сигма» о готовящемся нападении.


— Что-то мне подсказывает, что их командир тебя не послушает, — пожал плечами Каллидус, — да и потом, сигнал ещё не отправлен. Если ты оповестишь беотов, Эксплар начнёт действовать в ответ.


— Тем не менее, меня не оставят на этой базе. Не чужими руками, так лично, но он меня попытается уничтожить…


Ближайшая створка в ангар открылась и в проёме показалась чёрная трёхметровая фигура, сверкающая дорожками светодиодов на лицевой части головы. Не говоря ни слова, гигант сделал шаг вперёд, заставив содрогнуться ближайшие контейнеры и души двух застывших в оцепенении нотов. Лишь «клеймённые» анроты остались равнодушны к смене обстановке, прекратив работать и повернув головы к двум предателям.


— Я открою тебе створку ангара и выключу питание защиты, — быстро проговорил Каллидус, взлетая над турболётом, — улетай, Вестник. Мы опоздали.


— Ещё нет… — он быстро прыгнул в сиденье одноместной кабины, пристёгиваясь ремнями крест-накрест.


— Не спорь! Хоть теперь не спорь — ты потерял своё время, теперь же используй моё, чтобы спасти свою жизнь! — с этими словами он сделал жест рукой и фонарь кабины турболёта захлопнулся, повинуясь силе мысли нота.


«Как же ты, Каллидус?» — мысленно спросил он его, набирая скорость. Машина медленно поднималась вертикально вверх, направляясь в жерло открывающейся шахты. Но тот не мог его услышать — поток простой телепатической речи казался неприятным ощущением или смутными словами для всех, кроме таких же телепатов. Серый бок персонального турболёта последний раз сверкнул в свете белых ламп ангара и исчез внутри чернеющего ствола шлюза, навстречу открывшемуся голубому небу.


— Зря ты это сделал, — прогремел Эксплар зависшему над ним Каллидусу, — ты понимаешь, что сопротивление бесполезно?


— Если бы это было правдой, мы бы не стали теми, кто мы есть, — усмехнулся тот, разводя руки по сторонам. Как комендант, он прекрасно помнил расположение всех помещений на базе, и ему не составило труда нажать нужные кнопки на панели управления энергоснабжением, чтобы обесточить защитные системы.


Грозные зенитные энергоустановки, только показавшие сизые жала из-под скал, вздрогнули и медленно опустились обратно в свои гнёзда, провожая удаляющийся турболёт немигающим взором потухших светодиодов. «Похоже, придётся действовать более радикально, — подумал Вестник, разворачивая машину в сторону Аполотона, — если бы я только знал частоту «Сигма»… Но они должны быть рядом с Урси и остальными, значит, осталось только долететь до башни».


— Ты слаб, Каллидус, — проговорил Эксплар, активируя орудие на запястье, — если бы не твоя хозяйственность и моя нужда в ноте, который хорошо справляется со своими обязанностями, ты бы не ожил никогда. Даже новусы не могут рассчитывать на бессмертие без моего ведома!


— И я разрушу это недоразумение! — с запалом выкрикнул тот, сделав движение руками, словно поднимал что-то тяжёлое. — Может, мне и не победить тебя, но я дам время Вестнику, чтобы ты не смог настигнуть его! Получай! — и с этими словами он резко вытянул руки вперёд, и на Эксплара, игнорируя законы физики, полетели два тяжёлых контейнера, поднятые силой мысли Каллидуса.


Однако не успели они достигнуть цели, как тот, с удивительным для своих габаритов проворством, подпрыгнул вверх, пробежав по летевшим в него снарядам, и навскидку выстрелил в отлетающего от него нота. Тот ловко увернулся от голубого импульса, расплавившего лист металла на потолке, и быстро пролетел между кранами, направив их рукава в сторону противника. Тяжёлые захваты опасно качнулись по инерции, но Эксплар уже расправил крылья, озарив голубым светом пространство вокруг. С грохотом обрушились контейнеры, оставляя заметные вмятины в полу ангара, но Каллидус на ходу поднял ещё два таких же, и запустив в летящего за ним гиганта. И на этот раз один из них достиг цели — с ужасным треском Эксплар разорвал попавший в него контейнер на куски, запустив одной половинкой во вновь ускользнувшего нота, и тут же подкрепив свои намерения очередным выстрелом.


— Я слишком быстрый для тебя! — крикнул ему тот, резко затормозив перед пролетевшими мимо покорёженными металлическими останками. — Ты совершил ошибку, когда создавал такое большое тело!


— Я предпочитаю надёжность, — невозмутимо ответил ноосенс, описывая дугу, чтобы перехватить проворного коменданта, — неважно насколько ты быстр — тебе некуда прятаться. Рано или поздно, но я всё равно настигну тебя.


«В этом он, несомненно, прав, — неохотно признал Каллидус, описывая виражи в ставшем неожиданно тесном ангаре, — но я не собираюсь бессмысленно умирать на своей родной базе. Ещё посмотрим, кто кого!» — целый рой маленьких кейсов с инструментами полетел в голову летящего за ним анимагена, заставив того прикрыться рукой, чтобы не повредить сенсоры. И этим и воспользовался Каллидус. Резко сменив направление полёта, он проскользнул над самой головой Эксплара, отцепив плащ, который закрыл тому обзор. Гневно зарычав, чёрный гигант попытался схватить нота, но тот успел улизнуть прочь, увернувшись от его рук. Зависнув над закрывшимися створками шлюза, Каллидус вытянул руки над собой, силой мысли сминая прочный металл, словно тот был картонным. «Эх, если бы я мог сделать то же самое с ним, — злорадно подумал он, опустив взгляд на разворачивающегося к нему Эксплара, — ладно, теперь главное найти Сайана. Надеюсь, этот мальчишка не начнёт делать глупости без нас». Несмотря на то, что каждый из нотов-телекинетиков мастерски владел псионической силой, ни они, ни телепаты не могли никак повлиять на повелителей энергии ноосферы — ноосенсов. Всякая мысль есть энергия, которая исходит от ноосферы, и именно её используют в телекинезе и телепатии, чтобы воздействовать на пространство и разум. Но эти силы ничто, по сравнению с теми, кто мог управлять самой энергией, по своей воле меняя её направление, назначение и суть. Именно так душеловы изменяли существующий порядок обмена энергии Аревира, насильно перемещая душу из тела в тело, нарушая обмен энергией планеты с её обитателями.


— Не думай, что ты победил, Каллидус, — услышал он громкий голос Эксплара на пути к закрытым внешним створкам, — ваши попытки меня остановить тщетны, равно как попытки остановить восход светила.


— Значит, мы вновь должны будем совершить невозможное, — ответил ему тот, однако в душе он понимал, что с теми силами, что у них есть, это и вправду невозможно.


Внешнее спокойствие местности среди серых скал Восходной горы взорвалось градом тяжеленных валунов, покорёженного металла и обломков скал, который вырвался из недр шлюза. Внешние створки теперь стали похожи на погнутые невидимой силой лепестки сизого цветка, гулко хлопнув о камни рядом. Но в следующую секунду они вновь замерли в воздухе и, вместе с самыми крупными кусками разорвавшейся породы, с ужасающим шумом обрушилась обратно вниз, блокируя ствол шахты. «Он не погнался за мной, — с удивлением отметил Каллидус, прекрасно зная возможности тела Эксплара, — значит ли это, что он предусмотрел такой поворот событий? Хотя, теперь уже поздно рассуждать… Вестник, если ты меня слышишь, — он даже зажмурился, стараясь сделать мысли как можно чётче, — я отправляюсь в Даэлак и постараюсь помочь Сайану и Консенте уйти от «Рассвета», но я не успею до атаки. Если мы не вернёмся к точке встречи через месяц, то ищи нас в Кольце Мерати. Или то, что от нас останется».


Едва ли кто-то мог заметить в золотых лучах Ольмира серебристую точку, сверкнувшую рыжим светом двигателей на ногах в сторону голубеющих вдали гор и зелёных лесов. Но Вестник услышал его — для нотов-телепатов звук мыслей распространяется куда дальше головы её обличившей в слова. «Я понял тебя, — он облегчённо вздохнул, радуясь, что хотя бы Каллидус смог ускользнуть от разгневанного Эксплара, — хотя я знаю, что он не тронет Лоту, но нам всё равно придётся придумать, как вытащить её оттуда. А пока, нужно проследить, чтобы сигнал вообще был отправлен, иначе всё Сопротивление погибнет уже на следующий день, так и не успев разгореться».


***


Чем ближе они приближались к центральной дороге Аполотона, тем громче и невыносимее становилась музыка, источаемая сотнями динамиков по всей дороге. Даже фонарные сферы и стекла домов вздрагивали от того резонанса, что создавали эти звуковые волны. Мирная ненавязчивая фоновая мелодия сменилась на ритмичный зацикленный трек, в которой преобладали ударные звуки.


-… не пропустите, только сегодня и только для вас, большой парад новейших роботов от организации «Новый Рассвет»! — вещал юношеский голос в динамиках на репортёрском турболёте, зависшего над дорогой. — Безупречные модели, способные выполнить любую поставленную задачу — демонстрация удивительных творений человеческого разума и воплощение величия Нелии! — при этих словах, на больших мониторах на зданиях вдоль дороги вспыхнули эмблемы в виде золотой шестеренки, пронзенной мечом и пером на фоне синих волн под зелёными лесами и голубым небом — официальным триколором государства.


— Где-то я уже слышал этот голос, — тихо протянул Вульпи, прислушавшись к вещавшему человеку, — вот только где?


— Что ты там бормочешь себе по нос? — проворчала Хара, повернув к нему голову. Эта музыка была куда лучше, по её мнению, чем предыдущая, но из-за нарастающего напряжения и опасной близости чужих людей, которых становилось всё больше вокруг, она не улавливала её ритма.


— Да голос, говорю, знакомый, — внезапно, он вспомнил, где впервые услышал его. «Да не, так не бывает! — сердито замотал головой лис. — Это не может быть он! Он пропал в Рахнаке и… ну не может он быть здесь!»


— Удивительно, что нет машин, — заметил Урси, осматриваясь. Энергомобилей поблизости, не считая транспорта стражей, действительно не было, даже в воздухе, однако поезда, со свистом проносившиеся по надземным электромагнитным дорогам, всё ещё действовали.


— Я же говорю, они отогнали их на стоянки — обычное дело для грандиозных праздников, — с видом знатока ответила Эри, хмыкнув закатившему глаза Брону, — подземный переход на параллельной улице, — узкий проулок между магазином одежды и ювелирным салоном, располагавшихся в стоящих рядом друг с другом небоскрёбах, едва ли мог скрыть пятерых беотов, но из-за общей занятости людей надвигающимся парадом, никто пока что не обратил на них внимания.


Кроме странного, закутанного в какие-то грязные лохмотья, создания, которое смотрело прямо на них из-за угла дома. Если бы не его бледная кожа и человеческие глаза из-под рваного капюшона, его вполне можно было бы принять за какого-то анимагена, к тому же его рот закрывала пластина сизого металла, а из рукава обветшалой рубашки свисала механическая кисть. «Что ты такое?» — ошарашенно подумала Арги, разглядывая незнакомца. Искусственные части тела встречались не так уж редко, и она прекрасно знала, что люди заменяют ими потерянные конечности и органы. Вряд ли бы нашёлся кто-то, кто не знал об имплантатах, однако на этом человеке они были навешаны неаккуратно, безобразно и явно без профессионального медицинского вмешательства.


— О-о, — протянул Брон, также заметив странного незнакомца, который, не отрывая от них своего полубезумного взгляда белёсых глаз, медленно брёл вперёд по улице, — только этого тут не хватало.


— Кто это? — тихо спросила Арги, провожая его взглядом. — Он не похож на «Рассветовца».


— Конечно не похож, потому что это не он, — во взгляде диггера читалась смесь жалости и отвращения, — это адепт Технобогов, киборг-фанатик, — заметив, что остальные тоже обратили внимание на это непонятное создание, он покачал головой и добавил, — я думаю, ни для кого не секрет, что в Нелии распространена религия «Легенда о Технобогах», что, они, мол, сотворили Аревир, звёзды и прочее сущее. Вот это один из её рьяных последователей. Интересно то, что зданий церкви или молельных домов у них не существует, поскольку Легенда запрещает им иметь что-то, кроме одежды и неистовой веры. И по той же вере, они заменяют части собственных тел на механические имплантаты, тоже кустарного производства, якобы в порыве единения со своими «создателями». В общем — странные люди.


— Чего только не встретишь в Аполотоне, — проворчала Хара, отворачиваясь от бредущего адепта, — а ему вообще удобно в таком положении? — пластина на его лице уже давно обледенела, а кожа вокруг неё приобрела темноватый оттенок.


— Я думаю, что он испытывает боль, — ответила за людей Кари, с трудом отрывая взгляд, — но, похоже, он сам захотел этого.


— Я же говорю — странные люди, — подтвердил Брон, заметив, как пара обычных прохожих шарахнулась от идущего адепта, поспешив перейти на другую сторону дороги, и наткнулись взглядом на них, — однако Регенты их не трогают. Скорее всего потому, что сами верят в Легенду.


Расчёт Арги оказался на удивление точным — по заинтересованному взгляду молодой пары, которая ушла подальше от фанатика, стало понятно, что анимагенов не восприняли как нечто страшное или живое. Возможно, дело было в том, что они не шевелились в этот момент, а может и потому, что Эри мгновенно приняла скучающий вид, устало взглянув на стоящую впереди толпу.


— Вечно задерживаются, — проговорила она так, чтобы её услышали проходящие мимо люди, — не могут без заминок даже на таком серьёзном деле. Стоим с этими железяками, мёрзнем тут…


— И не говори, — мгновенно подыграл диггер, многозначительно прислонившись локтём к боку Урси, — уже минут десять назад должны были подъехать.


Понимающе кивнув им, молодой человек, одетый в синюю курку и тёплую шляпу, быстро зашагал вперёд, держа свою подругу под руку, опасаясь пропустить начало. Проводив их взглядом и убедившись, что никого на улице больше нет, Урси облегчённо вздохнул и на всякий случай проверил носитель во внутреннем кармане. Металлический шарик находился на прежнем месте, плотно прижатый синтетической тканью комбинезона, и медведь вновь вспомнил о Лунксе, который наверняка ушёл далеко от города. «Иногда, мне действительно следовало тебя слушаться, мой друг, — мысленно проговорил он невидимому рысю, довольно усмехнувшемуся коронной улыбкой, аля: «ну я же говорил!» — что ж, сейчас мы зашли слишком далеко, чтобы отступать!»


— Идём, — махнула хвостом Арги, обнаружив, что никого вокруг нет, — похоже, парад начнётся совсем скоро.


— У вас и карта есть, — протянул Брон, сердито взглянув на сверкнувший фиолетовым светом голографический экран у неё в руках, — это облегчает задачу.


— Если бы кто-то не оставил свой ноутбук в той норе, нам бы тоже не пришлось блуждать по городу, — заметила Эри, одарив хмурого диггера колким взглядом, когда они осторожно, один за другим, вышли из укрытия.


— Я, вообще-то, твою шкуру спасал, — зло парировал тот, — мне некогда было забрать его оттуда раньше!


— О, ну да, якшаться с пиратами ведь гораздо важнее, чем забрать вещь, которая пригодится для выживания, — закатила глаза та, — ты просто мастер расставлять приоритеты!


— Кого же мне это напоминает? — улыбнулась Кари, посмотрев на идущую впереди всех Арги.


— Я ещё выскажу этому эгоистичному конвейеру язвительных шуточек всё, что я о нём думаю, — самодовольно хмыкнув, ответила та, — от меня он далеко не уйдёт.


— Да! Я тоже думаю, что Лункс ещё вернётся! — радостно выпалил Вульпи, тут же прикрыв рот руками, под шиканье остальных. — Ой, я не хотел так громко…


Между зданиями в центре, проулки, если не были закрыты монолитными заборами, то оказывались настолько узкими, что им приходилось проходить по одному. Холодный воздух с запахом цветов, духов и надвигающейся угрозы грозно гудел между металлическими стенами и дверями, от которых беоты предусмотрительно отходили — вдруг откроется?


— Вот и переход, — половина тротуара уходила лестницей вниз под землю, где горели голубые огни освещения. Такие переходы были куда безопаснее надземных, ввиду наличия в городе воздушных энергомобилей и магнитных поездов, несчастные случаи с которыми всегда оказывались фатальны для человека.


— Он охраняется, — заметила Хара двух поднимающихся оттуда людей в иссиня-чёрных утеплённых кителях и надетых поверх них белых бронежилетах. На шлемах, того же цвета, что и броня, красовался белоснежный каплевидный щит на золотой шестерне, в чём-то напоминая эмблему «Хранителей».


— Так, — Брон недолго думая вышел из-за угла проулка на дорогу, — я поговорю с этими блюстителями недействующих законов, а вы постарайтесь не высовываться.


— Как ты с ними поговоришь, ты даже с бомжами не смог договориться?.. — начала было Эри, но тот даже не дослушал её, отмахнувшись и добавив:


— Я дам вам сигнал, когда можно будет идти, но готовьтесь к тому, что в самом переходе и на выходе тоже будут стражи, — с этими словами он уверенно пошёл вперёд к обратившим на него внимание людям.


Они ещё не сообразили, что Брон — не обычный зритель, пришедший поглазеть на парад. Однако невидимый огонёк сканера на фонарном столбе, мимо которого он только что прошёл, отметил, что у человека серой куртке есть оружие. Поэтому, когда диггер приблизился к ним, один из них тут же навёл на него импульсный пистолет, а второй, старший по званию, с усталым худощавым лицом и немного вытянутым носом, быстро поговорил заученную годами фразу:


— Старший лейтенант Рилай Харти, — представился он трескучим голосом, взглянув в поросшее щетиной лицо диггера, — предъявите вашу идентификационную карту и поднимите руки над головой.


— Знаете, офицер, — протянул Брон, медленно расстёгивая нагрудный карман под висящей маской, — учитывая, что всем нам скоро настанет конец, я предлагаю решить дело более… радикально! — резкий удар по руке его напарника, держащего пистолет, был настолько быстрым, что стражи даже не успели ничего понять, когда он, воспользовавшись их растерянностью, рванул к соседнему переходу, махнув через ограду на тротуар.


— Стоять! — голос Рилая мгновенно изменился с устало-надломленного, в командно-громкий. — Энги, вызывай подмогу, у нас вооружённый идиот в серой куртке, бежит по направлению Монарской улицы! Идём за ним, пусть прикроют наш пост!


— Что он делает?! — едва не вскрикнула Эри, наблюдая, как Брон выбил оружие стража и теперь убегает куда-то в проулки на другой улице.


— Он отвлёк их! — догадался о плане друга Урси. — Ну конечно — как бы мы ещё смогли пройти мимо них? Теперь вперёд, пока сюда не стянулись другие!


— Дай-ка я зайду первым, — быстро проговорил Вульпи, выбегая вперёд и на ходу переключая руки на крюки, — что-то мне подсказывает, что просто так мы не пройдём!


— Вульпи! — не успела Кари опомниться, как её подхватила Хара, рванувшая за лисом к переходу.


Широкие ступени мраморной лестницы уходили вниз на несколько метров в длинную кишку коридора, откуда слышался запах застоявшегося морозного воздуха. Если бы не грохот приближающихся энергомобилей, здесь бы царила глухая тишина, нарушаемая лишь гудением ардена в раздатчиках с газировкой и сладостями, компьютерных терминалах для подключения к Сети и круглого помещения стражей, следящих тут за порядком. Как и предполагал Брон, в переходе стояли ещё трое людей в иссиня-чёрных утеплённых кителях с высокими воротниками, уже приготовившиеся к встрече посторонних. Однако они совсем не ожидали встретить двухметрового рыжего анимагена с великолепным пушистым хвостом, который, едва не споткнувшись на лестнице, тут же выпустил два крюка на металлических тросах в стекло охранного помещения. Раздался пронзительный звон посыпавшегося стекла, и на обомлевших стражей, с диким верещанием налетел, подтянувшись на своих крюках, Вульпи. От удара стокилограммового анимагена, людей опрокинуло на землю, но едва они успели поднять головы, как на них тут же налетела Эри, выхватившая из-за пояса маленький шокер.


— Нападение в переходе под главной дорогой!.. — успел крикнуть один из них в микрофон гарнитуры, когда получил разрядом в лицо от темноволосой девушки, тут же отшатнувшаяся от них.


«Вот и всё, теперь я точно преступница, — только и подумала она, оглядывая свою работу — трое стражей лежали навзничь на расколотом их весом и бронёй мраморном полу, — теперь, назад пути уже нет!»


— Да быстрее ты, чего ты копаешься?! — прикрикнула Хара на Вульпи, пытающегося вытащить крюки из панели управления в сторожевом пункте, за которую они зацепились. Подбежав к лису, она схватила его за руки и резко дёрнула на себя, оставив на остриях оружия куски чёрного пластика и искрящей проводки.


— Эри, сзади! — Урси заметил, что за ними в переход спустились ещё двое стражей, приготовившиеся стрелять.


Та резко развернулась и отскочила в сторону, рыкнув, словно взбешённая кошка.


— Бегите дальше, я задержу их! — она спряталась за сломанную панель управления и нацелилась приближающихся людей. — Урси, уходите!


Увидев, что противник вооружён, стражи тут же упали на пол, отползая обратно к лестнице, чтобы иметь хоть какое-то укрытие — в переходе, кроме сторожевого помещения, узких каменных опорных столбов у стен, да плоских автоматов с газировкой, не оказалось никаких укрытий.


Они бежали так быстро, как могли. Впереди, как всегда самый быстрый и смелый, нёсся Вульпи, размахивая своими крюками, под покрикивания и ворчание следующей прямо за ним Хары, у которой уже давно чесались кулаки прибить этого взбалмошного лиса, так несерьёзно относящегося к их делу.


— Если из-за твоих воплей нас убьют, я лично воскрешу тебя и убью снова! — грозилась она, под весёлый хохот лиса — почему-то все её высказывания он принимал в шутку и этим ещё больше раззадоривал зайчиху. И поэтому они и дружили столь крепко.


За ними бежала Арги, на ходу рассматривая карту. «Просветитель» наверняка охраняется как снаружи, так и внутри, — думала она, прикидывая, сколько стражей может уместиться на площади размером со средний стадион, — если мы сможем прорваться через ограждение и зайдём с технического коридора, то поднимемся на лифте до самого центра… что ж, похоже, это не все наши проблемы». Где-то далеко наверху прогудели турбины большого турболёта, и лисица поёжилась, узнав их звучание.


— Похоже, «Сигма» уже рядом, — заметил Урси, бегущий прямо за ней, — впервые в жизни я надеюсь, что «Хранители» будут рядом.


— О, они будут рядом, не переживай, — утешила его Арги, насмешливо улыбнувшись, — этим головорезам только дай повод.


— Но ведь они просто выполняют свою работу, — сказала Кари, кое-как догоняя остальных — её птичьи лапы не были приспособлены к бегу, и она всё время плелась в конце их команды, а попросить помощи ей не хватало совести.


— А, то есть мы теперь их защищать будем? — уточнила белая беот, коварно стрельнув глазами на смутившуюся канарейку. — Ну-ну…


Позади раздались выстрелы, и мимо неё пролетел, разорвавшись о стену, рыжий импульс. Пискнув, Кари, с широко раскрытыми глазами, ускорилась так, что почти догнала изумлённую Арги, подивившуюся силе страха подруги.


Переход заканчивался такой же лестницей, что и позади них. Белый мрамор, гулко отражающий шаги, слепил дневным светом, проникающего сквозь прозрачный пластмассовый навес. Однако, кроме лучей Ольмира, над выходом из перехода сгруппировалась целая команда из стражей и подоспевших на сигналы тревоги «Хранителей», на этот раз в полной боеготовности и экипировке. Помимо уже виденных ранее штурмовиков с длинными импульсными винтовками, у входа стояли хорошо защищённые солдаты в громоздкой тёмно-синей броне. Их лица скрывали защитные маски, такие же как у Брона, головы закрывали тяжёлые шлемы, способные выдержать не одно попадание, а в левой руке они держали огромные, высотой со взрослого человека, толстые щиты с эмблемой «Хранителей Жизни», переливающиеся защитным полем от портативного генератора. Именно эти воины являлись символом своей организации, основной силой армии и надёжным хребтом обороны в любой перестрелке. «Щитоносцы», как их прозвали сослуживцы и враги, могли сдержать натиск пехоты и даже лёгкой техники, но попадали в их ряды далеко не все. Лишь самые сильные мужчины, отслужившие штурмовиками хотя бы семь лет, могли претендовать на новейший бронированный экзоскелет и крепкий щит в пять сантиметров чистого бастума и энергетического щита, отражающий даже выстрел из «Копья» «Нового Рассвета». Лишь их оружие, небольшие скорострельные импульсные винтовки, которые крепились прямо на запястья брони, не могли похвастаться огневой мощью. Существовали, конечно, и модификации их экзоскелетов, с более тяжёлым вооружением, но конкретно эти воины являлись обычными «щитоносцами», приготовившиеся сдерживать наступающего врага. И где-то над ними, виднеясь за прозрачным навесом, стояла, слепя своей белизной, информационная башня, откуда шли трансляции множества спутниковых каналов и самой Сети для всех граждан Нелии.


А толпа впереди не слышала ни выстрелов, ни криков в переходе под ней. Всё её внимание привлекала цепочка из двух десятков огромных восьмиколесных энергомобилей, неспешно едущих по чёрному асфальту. Тёмные корпуса этих исполинских машин украшали ёлочная мишура и гирлянды, по краям платформ, которые они тащили за собой, висело множество разноцветных воздушных шаров, с крыши конусообразной кабины гремела из маленьких динамиков музыка, смешиваясь с грохотом мелодиями в городе. Расположенные рядами у довольно широких цветастых перегородок, делящих платформы пополам, стоящие на них роботы приветливо улыбались стоящим гражданам неподвижными улыбками, в которых запечатлелось вечное счастье. Некоторые из них были одет как важные бизнесмены в сизых костюмах с электронными сигарами в зубах на фоне сияющих небоскрёбов, других нарядили в военно-морские тёмно-синие мундиры Железного Флота Нелии, несмотря на то, что сам Флот, фактически принадлежал «Хранителям Жизни». Но ярче и заметнее всех выглядела платформа с клоунами, на фоне восходящего над жилыми домами Ольмира. Из нарисованных белых домов с радостными улыбками смотрели румяные женщины, дети бегали по зелёным дворам, а на фоне раскинулся хвойный лес, откуда взлетали птицы. И роботы, стоящие на этой платформе, наиболее привлекали детскую аудиторию красками и лозунгами. С одной из платформ в небо засвистели ракеты фейерверков, разорвавшись над головами людей разноцветными искрами, и толпа восторженно ахнула — один из снопов искр рассыпался большим золотистым кругом и в то же мгновение, голубые искры других зарядов захватили его в объятия.


— Странно это, — протянул Корво, наблюдая с крыши небоскрёба за идущей процессией через прицел снайперской винтовки, — фейерверки днём?


— Если только это не… — продолжил, сам того не ведая, Урси, увидев это зрелище через навес.


— Сигнал! — задохнувшись, договорил за них Вестник, зависнув над парадом на своём турболёте.


— Начать Возрождение! — провозгласил Эксплар, глядя на карту в командном пункте «Сияния». Стоявшая рядом с ним Лоту лишь скорбно кивнула и закрыла глаза.


Раздался глухой удар, заставивший дребезжащие от музыки стёкла вздрогнуть. Репортёрский турболёт начал набирать высоту, лавируя между телами небоскрёбов, а мелодия стихла, несмотря на то, что парад продолжал двигаться. Замолчавшая толпа зароптала, взволнованно озираясь по сторонам. Те люди, мимо которых ещё не успели проехать расписные составы, сердито закричали водителю головной машины, чтобы тот выключил музыку. Раздался ещё один удар, и командиры «Хранителей» и стражей начали запрашивать доклады и приказы свыше. Праздничное настроение улетучилось так же быстро, как и воздушные шарики, уносимые ветром, взмывая всё выше в небо. Как по команде, парад остановился, и стенки на его платформах начали медленно раскрываться, обнажая белоснежные сферы на тонких стебельках антенн, поднимающиеся вверх. Загремели тормозами приближающиеся серебристые электропоезда, несмотря на призывы машинистам от стражей двигаться дальше, и так же неожиданно они раскрыли свои двери демонстрируя содержимое.


— Мать моя беот… — только и сказал Кано, глядя в бинокль на это, и впервые в жизни, Лупо была согласна с его реакцией.


Внутри каждого из восьми вагонов, стояли сотни «клеймённых» анротов, слепо взирая на толпу погасшими глазами сквозь стёкла шлемов. Где-то раздался ещё один взрыв, потом другой, третий, и вот уже огненные цветы виднелись по всему восточному району города.


— Лиззи, что происходит? — Лупо поискала глазами летающий неподалёку «Триумф».


— Я не могу понять, командир, — прошипел динамик в её ухе, — силы «Хранителей» сражаются с людьми… из «Рассвета», но…


— Это корпус Ремера Вена! — воскликнул Корво. — Они в городе! Значит, наши худшие опасения сбылись — Эксплар начал операцию раньше положенного срока!


Неожиданно, белые сферы, что возвышались теперь на главной улице из платформ, загудели и вспыхнули ровным светом, заставив смотрящих на них людей вздрогнуть. Они ещё не поняли, что представление для них окончено. Раздался пронзительный свист, и с одной из сфер сформировался и соскочил разряд, угодив в одного из роботов на платформе. Ослепительный золотой свет, окружённый серебристым полем, вырвался из глаз и рта механической куклы. Он слепил, обжигал глаза, но в то же время от него невозможно было оторваться, и только глядя на него, по телу разливался невероятный жар и жажда жизни, хотелось кричать в эйфории и плакать от счастья, отдав разум во власть этой неведомой энергии. Но ведомый тонким лучом из кабины платформы свет метнулся к одному из «клеймённых» в остановившемся за небоскрёбом поезде.


— Так вот как она выглядит… душа… — прошептала в благоговейном трепете Арги, опустив руки.


Время словно остановилось. И люди и анимагены замерли на месте, ожидая результата этого движения… и вот индикаторы на шлеме и броне анрота вспыхнули голубыми огнями, а сам он вздрогнул и, на секунду вытянувшись в струну, и выхватив из ячейки на бедре серебристую винтовку с конусовидным дулом, спрыгнул вниз, раскрошив асфальт. И началось безумие… Сферы вспыхивали одна за другой, унося золотые сущности роботов на платформе внутрь «клеймённых» анротов, которых становилось всё больше и больше под столбами электромагнитных дорог.


— Бегите, они же сейчас примутся за вас! — в ужасе закричал Урси застывшим людям, когда увидел, что одна из сфер, закончив вытягивать души из близстоящих болванок, хищно с равнодушием нацелилась на глазевшую на неё толпу.


Но было уже поздно. С тихим гулом, очередной разряд отделился от сферы и впился в голову молодому мужчине. Короткий вскрик заглушил отчаянный вопль его подруги, а из глаз и рта человека вырвалась энергия золотистого цвета, окружённая белым полем, которое тут же направило его в одного из анимагенов. И только теперь оцепенение прошло, уступив место животному ужасу. Сложно подумать, что всего час назад эти люди, чинно и даже вальяжно стояли у дороги, с нетерпением дожидались платформ с роботами. Теперь это была сплошная масса страха и плоти, мечущаяся по улицам в поисках уголка, куда можно забиться, спрятаться от беспощадных белых разрядов, уносящих души одну за другой в новоявленную армию анимагенов. Вывески магазинов, стеклянные двери офисов и контор, всё оказалось снесено и разбито ногами. Где-то загудели энергомобили, застряв в пробках на стоянках, где-то гремели падающие фонари. Ни стражи ни «Хранители» даже не пытались сдержать этот поток, надеясь только, чтобы их не растоптали те, кого они защищали. Уцелеть тем, кто оказался достаточно слаб, чтобы бежать, было невозможно. Растоптанные, раздавленные люди, кровавым ковром начали скапливаться на дорогах, увлекая за собой новые жертвы. Не стало никаких правил и морали, у всех в голове билась лишь одна мысль: «Бежать!» Толпа превратилась в неконтролируемый поток, утонуть в котором казалось проще простого, но Урси, схватив за руки Хару и Вульпи, словно нерушимая скала двигался в нём, поднимаясь по лестнице, принимая на себя удары ног, рук и тел бегущих на него людей. Музыка, пронзительно вякнув, затихла, уступив место воплям паники. Краем глаза, медведь заметил, что Кари и Арги, вцепившись друг в друга, осторожно идут по стенке перехода за ними, но сил у девушек явно не хватало, и они то и дело останавливались. Впереди раздались выстрелы и в воздух полетели рыжие импульсы — робкие попытки стражей утихомирить толпу не увенчались успехом, более того, те служители порядка, что не успели спрятаться под выстроенную стену щитов «Хранителей», оказались раздавлены своими согражданами, спасающихся бегством. А белые сферы всё сверкали и сверкали, вытягивая души даже из тех, кто скрылся за зданием.


— Стоять! — хрипло прокричал поднимающемуся Урси один из «щитоносцев», нацелившись на него через бойницу в щите. — Не двигаться!.. — но он так и не успел договорить. Из-за криков, звона стекла и гудков энергомобилей никто не услышал звук выстрела. В шлеме «Хранителя», чуть выше виска, расползалась небольшая, размером с лесной орех, дырочка расплавленного метала, из которой улетучивалась небольшая струйка голубоватого дыма. Никто не успел ничего сообразить, как та же судьба постигла крайнего солдата.


— Снайпер! — догадался один из «Хранителей», увидев, как ещё один его сослуживец заваливается на спину. — В нас стреляют! — и тут же получил заряд в затылок, покачнувшись и прислонившись к стоящему щиту.


Однако основная толпа уже успела убежать за кварталы от центральной дороги. Движимые стадным страхом быть убитыми, люди не считались ни с чьими жизнями, пытаясь спрятаться по домам в слепой надежде, что там их не достанут «лучи смерти». Последний «Хранитель», наконец сообразил, что стреляют с противоположного дома, и решил, что это сообщники пятерых анимагенов. С невероятным проворством он подскочил к Арги и приставил дуло своей винтовки к её виску.


— Никому не двигаться! — взвыл он через респиратор, глядя на замерших беотов. — Бросьте оружие или я стреляю! — он начал быстро отступать от них к стене небоскрёба, в надежде укрыться под его сенью.


— Нет у нас никакого оружия, отвали! — взвизгнула лисица, попытавшись вырваться, но тот только крепче сжал её за талию.


Внезапно он содрогнулся и истошно завопил, выпустив из рук Арги и упав на колено. На левой ноге чуть выше сгиба колена, между пластинами брони, дымилось отверстие от выстрела, прожигая штаны, кожу и кровь. Его рука судорожно сжала курок, и в воздух полетел залп рыжих импульсов. Завалившись на спину, он выпустил последний залп, обрушившийся прямо на двух убегающих стражей.


— П-простите… — выдавила, чуть не плача, Кари, держа в руках брошенную импульсную винтовку «Хранителей». Из дула оружия вылетел едва заметный дымок, тут же растворившись в воздухе.


— Скорее, пока эти штуки нас не заметили! — вскрикнул Вульпи, метнув крюки в окно стоящего на противоположной улице здания. Схватив стоящую в ступоре канарейку, он рванул вперёд, подтягиваясь на тросах, а за ними побежали остальные, оглядываясь на гудящие белые сферы и расходящуюся по улицам небольшую армию в серебристой броне. Состав дёрнулся и платформы вновь пришли в движение, отправляясь в город в поисках новых душ для анимагенов.


***


— Лупо, эти установки вновь пришли в движение, — доложил Корво, сидя со снайперской винтовкой на крыше дома и внимательно наблюдая через прицел за пятерыми друзьями, убегающими в проулок, — на улице паника и много мирного населения.


— Да, я вижу. Дождись нас и постарайся не отставать от наших целей, — ответила ему волчица, следуя за Минотом по главной улице, где совсем недавно стояла толпа, — Лиззи, выведи нам на экран подробную карту этой части города, — приказала она, зависшему в небе над ними невидимому турболету.


Они вновь облачились в свою тёмную броню, поглощающую свет, осторожно продвигаясь по тротуару главной дороги с винтовками наперевес, готовясь в любую минуту открыть огонь. Две энергоустановки на спине Минота и два тяжёлых ускорителя частиц, которые он нёс в обеих руках, заставляли людей держаться от него на почтительном расстоянии, а то и вовсе обращаться в бегство, опасаясь, что он откроет по ним огонь.


— Лупо, осторожней, — вновь вышел на связь Корво, рассматривая через прицел мелькающие разряды и золотистое свечение в них, — эти установки не разбирают кто человека, а кто беот…


— На нас они внимания не обращают, — оборвала его речь та, — у нас есть свой приказ, который мы должны выполнить, чтобы с нами не случилось то же самое, что и с этими людьми.


— Лупо, — идущий за ней Кано звучно хлопнул себя по стеклу шлема, — ты… Ты серьёзно?! Посмотри вокруг — Эксплар захватывает души людей открыто, это настоящее объявление войны!..


— Меня не волнует, что он делает, пока это не касается вас! — повысила голос та, даже не повернувшись к нему. — Мы должны выполнить свою миссию, несмотря ни на что!


— Мам, я вижу что-то большое! — подала голос Бэтли, пролетев над их головами. — Ого! Вот это да — там большой шагоход-паук! — крикнула она, разглядывая приближающуюся машину через бинокль в маске.


По улице, сминая фонари, урны и энергомобили, двигался огромный, почти десятиметровый механизм на четырёх массивных ногах, отдалённо напоминающий паука, только вместо глаз у него была большая треугольная кабина, а на его спине и брюшке топорщилось два конических орудия, напоминающих развернутые початки кукурузы. Лупо знала, что один выстрел из такой «кукурузы» сметет всё на своём пути всепоглощающим лучом энергии. Шагоход класса «Испепелитель», один из немногих, что имелись у «Хранителей», служил передвижным командным пунктом и главной ударной силой их войск. Толстая броня и размеры этой машины позволяли ей подавлять сопротивление противника без особых усилий, продавливая линию обороны, и мало кто мог поспорить с его огневой мощью. Два лучевых орудия, для функционирования которых требовалась маленькая плазменная станция, сметали на своём пути что угодно, обращая в пар даже камни и бетон. И естественно, едва Командор получил сообщение об атаке «Нового Рассвета», он тут же бросил всех пятерых «Испепелителей» в город в надежде уничтожить непонятное устройство, возрождающее людей в анимагенах и самих анимагенов тоже.


— Командир, большое количество целей идет прямо на вас, — Лиззи заметила на радаре множество жёлтых точек, движущихся по основной дороге, — «Хранители» перегруппировались и стягивают силы в вашем квадрате.


— Что с отрядом Вена?


— Они продвигаются по городу к платформе, — ответила та, проведя пальцами по голографическому экрану карты в поисках цели, — выйти с ними на связь?


— Нет, пусть занимаются собственными делами, — волчица заметила, как на улицу с подземным переходом, поднимающуюся на север, вышли несколько солдат в тёмно-синей броне, беглым взглядом осматривая поле боя, — похоже, без драки тут не обойтись… К бою! — первым правилом, которое она узнала в ходе обучения — если перед тобой очевидный враг, стреляй первой.


Голубые импульсы, вырвавшиеся из её оружия, метко поразили вышедшего солдата в шею и грудь. Она не видела его лица под маской, но человек изогнулся в агонии, схватившись за поражённые выстрелами части тела, умирая от боли и ран. Однако на смену ему тут же вышло пять его сослуживцев с оружием наготове, а за ними тяжело топали «щитоносцы».


Об нагрудник брони Минота с мерзким шипением разбилось несколько рыжих импульсов, оставив опалины. Бык незамедлительно ответил шквальным огнём, заставив людей разбежаться по укрытиям, но тут на середину дороги выскочил откуда-то из проулка один из лёгких шагоходов класса «Ловчий», непрерывно стреляя в беота из своих орудий. Лупо перекатом скрылась за перевёрнутым энергомобилем стражей на обочине, прикрывая огнём отступающего беота, отвечающего шагоходу залпом. Кано исчез в проулке неподалёку, пробираясь через помещения местного офиса, чтобы стрелять из здания, а Бэтли, так и не замеченная людьми, юркнула за стену небоскрёба, сверкая оттуда окулярами.


— Кано, следуй за целями, — град рыжих импульсов буквально превратил корпус энергомобиля за которым пряталась Лупо в решето, — Минот, огонь из всех орудий! Сокруши их!


— Давно пора! — промычал бык, и в его голосе послышались какие-то маниакальные нотки.


Вскинув на плечи обе энергоустановки, он широко расставил ноги, и, нажав на гашетки, начал беспорядочную стрельбу перед собой, издав гортанный боевой клич, от которого у них заложило уши. Загрохотали взрывы и послышался грохот падающих кусков зданий — белые энергетические заряды разрывали тела небоскрёбов и асфальт на части, сметая «Хранителей» и их технику с улицы. Несмотря на то, что она знала его относительно давно, Лупо не могла не удивиться, глядя как этот беот, поначалу отступавший от наседающего противника, теперь гонит его прочь. С поразительным проворством, Минот бросился на отступающий шагоход и запрыгнул на него, раздавив стекло кабины копытами. Машина покачнулась и подняла орудия, пытаясь скинуть незваного гостя, но тот с рёвом схватился за её орудия и вырвал их с корнями, размахивая искрящимися проводами. За два удара оторванной частью механизма, он вбил кабину шагохода в его опору, уронив на землю, и запустил ею в ошеломлённых солдат, едва успевших увернуться от пущенных снарядов. Второе орудие бык швырнул в другого «Ловкача», только что показавшегося из соседней улицы, пробив ему стекло и тело пилота насквозь.


— Меняю положение, — Корво, пригнувшись от полетевших в него выстрелов от подоспевших солдат, взлетел и перенесся на противоположную крышу небольшой высотки над Минотом и Лупо.


— Кано, что у тебя там? — Лупо заметила, что он ненадолго исчез с её радаров. — Ты догнал их?


— Меня связали боем, — прокричал тот ей в наушник, откуда слышался звук стрельбы, — Лупо, в меня стреляют люди-«Рассветовцы»!


— Какого… Что?! — ей показалось, что она ослышалась. — Не может быть! Лиззи, соедини меня с Ремером Веном, будь он проклят!


— Их частота зашифрована, у меня нет доступа, — ответила ящерица, направляя турболёт в сторону белеющей башни, — к вам приближается «Испепелитель»! Он уже совсем близко!


Выругавшись, Лупо увидела, как прямо на них шагает огромная туша из тёмно-синего металла, сотрясая близстоящие здания, ломая фонари и асфальт.


— «Сигма», отступаем! — она подстрелила опрометчиво открывшегося «щитоносца», стоящего у лестницы. — Перегруппироваться, идём к информационной башне!


— Но тогда эта махина последует за нами! — воскликнула Бэтли, наблюдая, как неумолимо приближается исполинская машина, сверкая эмблемой «Хранителей» на своей спине. — Ой, кажется, там ещё и авиация! — в голубом небе показались тёмные точки, разрывая небо шумом турбин.


— Подтверждаю, приближаются штурмовики в сопровождении звена перехватчиков, — проговорила Лиззи, активируя маскировку, — командир, они бросили все силы!


— А где «клеймённые»? — занятый боем, Корво упустил из виду спрыгнувших анротов и платформы, но он не сомневался — они ещё покажут себя.


— Не знаю, они исчезли с радаров, — удивлённым тоном ответила ящерица, пытаясь найти их с помощью спутника, — не понимаю… их… просто нет!


— С этим разберёмся потом! — Лупо выскочила из укрытия в соседний проулок. — Минот, отходим! С «Испепелителем» мы не справимся!


— Понял, — слегка разочарованно ответил тот, отстреливаясь от засевших за своими щитами «Хранителей». Как бы ни успешно он ни сражался, один выстрел из такой машины как этот шагоход не оставил бы от него и лужицы металла, и потому бык легко согласился на отступление, и как раз вовремя — по улице, где они только что стояли, полоснул широкий луч голубой энергии, оставляя выжженную борозду на месте асфальта.


Вся улица была завалена трупами людей, стекающей в канавы кровью, обломками зданий и энергомобилей. Мирные граждане, стражи и «Хранители», все лежали неподвижно на обожжённом и окровавленном асфальте, коченея от холода. «Сигма» не зря проводили много времени на тренировках: в дополнение к усиленным реакциями и стойкости анимагенов, они оказались хорошо приспособлены к городским боям и не теряли меткости от долгих перебежек, в отличие от людей. И хотя броня Минота дымилась от попаданий, а Лупо лишилась одного наплечника, оба остались целы, пробираясь через тела в проулке к «Просветителю». Стрельба прекратилась, и лишь сокрушительные шаги «Испепелителя», под звуки полыхающих шагоходов, звучали позади. По всему городу гремели взрывы и выстрелы из энергетических винтовок — корпус Ремера сражался с возросшими силами «Хранителей» и потихоньку отступал глубже в город, но люди ещё ни разу не вступили в бой с десантировавшимися из поездов анротами, затерявшихся где-то среди зданий. В морозном воздухе пахло кровью и гарью, но фильтры шлемов тут же отсеивали эти запахи. «Вот и она, — Лупо увидела впереди большую площадь, за которой белела широким основанием информационная башня — пятьсот этажей тонких устройств, компьютеров, металла и бетона, созданных, чтобы нести информацию людям во всей Нелии. Краем уха, она услышала где-то наверху шорох двигателей Корво, прыжками перемещающегося за ними по крышам, — надо добраться до неё раньше, чем на нас нападёт эта громадина!»


— Бежать некуда, — проговорила она невидимому Урси, — вы сами загнали себя в угол.


— Кано так и не вышел на связь, — нерешительно, словно опасаясь гнева командирши, сказала Лиззи, стараясь держаться на небольшой высоте между знаниями. Невидимый «Триумф» слегка искажал голубую гладь неба и лишь приглядевшись, можно было увидеть его очертания.


— Я иду за ним, — ворон лихо прыгнул с крыши вниз, в полёте расправляя крылья, — я запомнил, откуда он последний раз связывался с нами. Мне другое интересно, — он мельком взглянул на стоящую внизу волчицу, — почему на нас напали свои?


— Не знаю, — холодно бросила та, решительно направляясь дальше, — но если Ремер или кто-то из его людей попадётся мне на пути, я пристрелю его без всяких разговоров. Даже «Хранители» не посмеют разрушить вышку, значит внутри мы будем в относительной безопасности, так что двигаемся быстро, пока они нас не настигли.


***


— Что мы наделали? — всхлипнула Кари, бросив винтовку и сев на землю.


Едва они успели скрыться за широким телом какого-то небоскрёба, как услышали взрывы и стрельбу на главной улице. На площадь выходить было опасно — на открытой местности они бы неизбежно привлекли внимание «Хранителей» или, что ещё хуже, «Сигмы», потому друзья негласным решением пошли проулками, спотыкаясь о тела раздавленных людей. Запах крови, уже замёрзшей на ребристых стенах зданий, противным ароматом витал среди узких промежутков между ними, заставив Кари спрятать голову в раскрытые ладони.


— Спасибо тебе, — села рядом с ней Арги, обняв и прислонив её голову себе на плечо, — если бы не ты…


— Но те люди… они друг друга убивают! — жёлтая анимаген тихонько дрожала. — И виноваты мы!


— Ну… кто же мог знать, что так всё будет? — мрачно сказал Урси, хмуро прислушиваясь к звукам разгорающегося боя. — Я предполагал, что будет давка, но не думал, что они…


— Озвереют, — подсказала Хара, наблюдая, как истерично смеющаяся женщина тащит ребёнка по улице. Вернее, то, что осталось от ребенка, — я не могу на это смотреть.


— Их собрали, чтобы разом вытащить как можно больше душ для анротов, — медведь отошёл от выхода из проулка на улицу, — почему-то, Эксплар не хочет атаковать всеми силами. Он что-то задумал…


— Шут не говорил о таких штуковинах, которые могут стрелять молниями, — Вульпи подошёл к нему и вопросительно повёл ушами, — мне это не нравится, командир! Такое ощущение, что мы действуем так, как хочет Эксплар, а Шут либо с ним заодно, либо сам не знает, что происходит.


— Он не мог предусмотреть такого, — возразил ему Урси, покачав головой, — но мы не можем бросить всё и сбежать сейчас! Тем более, в городе остались Брон и Эри, которые дали нам время, чтобы убежать.


— Кстати, их кто-нибудь видел? — взволнованно поинтересовалась Хара, глядя то на него, то на Арги. — Когда толпа ринулась в переход, Эри была там.


— Надеюсь, с ней всё хорошо, — опустив взгляд, ответила лисица, — надо двигаться дальше, бой накаляется, — за ними послышалась череда взрывов и шаги какого-то колоссального механизма, приближающегося к ним с востока.


Кое-как взяв себя в руки и собравшись с мыслями, Кари поднялась на ноги и дрожащими руками протянула винтовку Арги.


— Я не буду больше стрелять, — отрывисто проговорила она, едва не плача, — никогда.


— Ребят… — Вульпи, который уже успел добежать до конца проулка и выглянуть за угол, попятился и рванул обратно к ним. — Там это! Там много всего! Ну, у этой башни много «Хранителей» с шагоходами, и они не собираются уходить.


— Похоже, они стянули подкрепления, — Урси быстро двинулся вперёд, но его решительность слабела с каждым шагом. «Всё это действительно кажется странным, — думал он, мрачнея, — они явно не спроста стянулись именно к этому месту. Неужели, это и правда какой-то безумный расчёт с целью нас убить?»


— Стой, — окликнула его Арги, — напролом мы не пройдём — нас подстрелят, едва заметив.


— Вот незадача-то, — хмыкнула Хара, сложив руки на груди, — и как теперь?


— А что если… — Урси подошёл к двери служебного входа небоскрёба впереди и попробовал её открыть.


Вопреки его ожиданиям, это была не петельная дверь, к каким он привык, путешествуя по югу Нелии, а довольно толстая створка из металла на электронике и открывающаяся с помощью консоли, чей красный индикатор упрямо указывал на то, замок включён.


— А ну отойди, — Вульпи, догадавшись, что он хочет сделать, сам подошёл к двери. — сейчас попробуем! — он переключил руки на крюки и с размаху вогнал их под створку, подцепив её снизу. Слабый механизм служебного входа не мог долго сопротивляться силе рыжего беота: с натужным скрипом металлическая пластина поддалась и медленно поехала вверх. На помощь пришёл Урси, и механизм, окатив их салютом искр, окончательно сдался, открывая небольшой коридор и лестницу наверх, к основной части здания.


Они еще не знали, что благодаря отметкам Бэтли, Лупо видела каждый их шаг, и сейчас, подкравшись к заходящим внутрь здания анимагенам, целилась в них. К несчастью для неё, чувство опасности Вульпи заставило его повернуть голову как раз в тот момент, когда она нажала на спусковой крючок.


— Осторожно! — только и успел крикнуть лис, дёрнувшись в сторону, когда в плечо попал голубой заряд, расплавив комбинезон и разорвав бастум.


— Вульпи! — медведь изловчился и забрался под самую створку, чтобы избежать обстрела. — Держите створку, я заберу его внутрь…


— Нет, бегите! — лис отпрянул он двери, уклонившись от пущенной в него очереди, пробившей стену. — Я уведу их, бегите! — и он, показав Лупо неприличный жест, рванул дальше проулками, зигзагами уворачиваясь от летящих за ним залпов и лихо перепрыгнув через мусорные контейнеры, скрылся за поворотом.


— Вульпи! — Кари хотела выбежать за ним, но Арги и Хара схватили её под руки. — Нет, отпустите! Его подстрелят!


— Нас всех подстрелят, если будем стоять! — Урси отпрянул от покрасневшей от выстрелов створки. — Бежим, Лупо уже рядом!


— За мной, — в руках белой беот сверкнула карта, настроенная на план здания, — ох, сколько же здесь коридоров… — и она стремглав бросилась наверх по лестнице, чтобы выйти в основную часть системы небоскрёба, оказавшимся отелем.


— Корво, лис направляется в твой квадрат, — беспристрастно сказала Лупо, лапой вышибая полурасплавленную дверь, — убей его во что бы то ни стало, как понял меня?


— Принял, — кивнул Налётчик, опускаясь к нижним этажам одного из мелких небоскрёбов, где на втором эта шла ожесточённая перестрелка.


Кано, лишившийся уха и прижавшийся к наполовину разрушенной стене в коридоре, едва отстреливался от наседавших на него людей в серебристой броне.


Едва он отправился по приказу Лупо в проулок, как тут же наткнулся на небольшой отряд людей-«Рассветовцев», подбирающихся к ним в спину. И он не сразу понял, что они целятся именно в него. Лишь когда голубой заряд расплавил его правый микрофон, испортив шлем, пёс успел передать своему отряду об опасности прежде, чем его гарнитура накрылась от повреждений. Но «Рассветовцы»