Furtails
MISTER Z
«Восстание зверей»
#NO YIFF #война #разные виды #хуман
Своя цветовая тема

ВОССТАНИЕ ЗВЕРЕЙ

MISTER Z


Дело не в размере, а в том, как его использовать…


Глава I

Ночное небо разрывали молнии, катающиеся по нему словно по волнам. Они плясали под аккомпанемент грома, с треском ударяя по земле. Их было так много, и они били так часто, что создавалось впечатление того, что весь ужас вырвался из ада и решил оповестить всю планету о своем появлении.

Свет погас во всем доме. Мрак и тьма поглотили все, и только отсвет печи, которая ютилась в центре, не давал ночному мраку овладеть всем помещением безраздельно. Само строение было небольшим, всего две комнаты и кухня, объединенные вокруг прихожей. Одинокий домишко был в хорошем состоянии и оснащен некоторыми благами цивилизации, горячим водоснабжением, например. Дед Александра не поскупился, чтобы оставаться как можно дальше от людей, от надоедливых и шумных соседей.

Александр жил вместе с дедом Егором на окраине города. Здесь очень близко подступал лес, за что его дед и облюбовал это место.

Сейчас его дома не было, а Саша одиноко лежал на диване. Он не шелохнулся даже тогда, когда погас свет. Не пошел за свечами и не зажег их. Все это было бесполезно. Все было просто не нужно. Весь его мир состоял только из звуков, запахов и ощущений. Он слепой.

Саша ослеп, когда ему было пятнадцать. На уроке химии лабораторная работа с серной кислотой, как всегда началась с техники безопасности. Учитель долго объяснял, что и как следует делать, пока не позволил ученикам приступить к опытам.

Он лениво наблюдал, как дети в белых халатах открывают бутыльки с реактивами, а потом и вовсе удалился из класса по своим делам.

На одной парте с Александром сидела девочка Надя. Ее считали самой красивой во всей параллели. Умная и немного высокомерная, она следовала самым последним веяниям моды и всегда была стильной и крутой, выражаясь языком молодежи. Благо ее родители могли себе это позволить.

Сейчас она делала опыт, а Саня наблюдал за ней. Хотя в его возрасте это и странно для такого молодого парня, как он, Саша не интересовался девушками. Все его внимание было сосредоточено на учебе, хотя ботаником он себя никогда не считал. Мальчик просто смотрел, как она льет кислоту в пробирку, подперев одной рукой голову. Наконец, Надя отставила баночку с кислотой в сторону.

Она посмотрела на него и повторила еще раз вопрос, которым она донимала его уже месяц.

- А почему ты не хочешь быть моим парнем?

- Я же сказал, что не знаю. Друзьями мы можем быть, а парнем… Не знаю. Не дорос еще, наверное. – Так называемое состояние дружбы длилось весь текущий месяц.

- А все-таки почему? Ведь я тебе нравлюсь?

- Ну… - Начал Саша. – Ты красивая, модная и просто крутая… Но я не знаю…

- А что? – Изумилась Надя. – Я не достаточно хороша для тебя?

- Нет, нет, нет. – Поспешил он успокоить ее. – Просто я не могу так…

- И что?

- А как же… - Теперь изумился Саша. – Я не могу так… я же к тебе равнодушен…

- Ах так! – Надя вскочила со стула. – Ты просто мелкий сопляк! – Девушка орала так, что внимание всего класса мгновенно приковалось к ним. – Ты идиот. Ты придурок, теперь я… я… - Надя поняла, что на нее смотрит весь класс. Она сорвалась. Надя увидела, как ее подружки тихо смеются. – Чего ржете?! – Недовольно она рявкнула.

- Проиграла! Гони телефон. – В один голос две подруги захихикали. Надежда закипела от гнева. Ее новенький телефон последней модели ей придется отдавать из-за какого-то сопляка! Это идиотское пари она проиграла. И все из-за какого-то дебила. Девушка разошлась не на шутку.

- Ты идиот, придурок, дебил…

Надя обливала Сашу всеми возможными гадостями, которые только могла придумать, размахивая руками, а парень просто сидел и смотрел на нее, поняв, что последний месяц, когда она предложила ему, застенчивому и серому, дружить. Активно жестикулируя, Надежда вдруг схватила незакрытый пузырек с кислотой и от злости швырнула ее прямо в лицо Александру.

Парень закричал от жуткой боли, когда жидкость попала ему в глаза. Он закрыл их руками и, вскочив с места, пытался пробраться к раковине. Он метался, вертясь и пытаясь сбить эту невыносимую волну боли, которая уже охватила всю его голову. Он не мог ничего поделать, в сознании все помутилось.

Взмыленный учитель с расстегнутой ширинкой ворвался в класс. Он пытался остановить мальчика, чтобы понять, что произошло, пока весь класс просто наблюдал за происходящим. Только когда учитель учуял запах горелой плоти, он догадался, что случилось…

Школьный фельдшер вколола болеутоляющее мальчику, а сама отошла к директору и учителю химии.

- Я сделала все, что могла. Сейчас приедет скорая, а потом будет видно.

- Это все вы виноваты, - обратился директор к учителю, - вы оставили детей одних. Что теперь мы будем делать? – Учитель просто молча смотрел в пол.

- У мальчика сильные ожоги… - Женщина всплеснула руками, не договорив фразу.

- Вы идиот, Возуев. Идиот. – Директор сорвался на крик, заглушив стоны Саши. – Я вас уволю. Я сделаю так, что вы не сможете больше нигде работать. Но даже этого не будет достаточно, чтобы очистить имя моей школы. Что теперь подумают родители, администрация? Что?

Александр лежал на кушетке, терпя жгучую боль. Она стихла немного, но не прошла полностью. Он невольно стонал и рефлекторно хотел протереть глаза, но фельдшер не давала, пытаясь его успокоить шепотом. Парень слышал голос директора под завывание сирены скорой помощи…

Врачи так и не смогли вернуть Александру зрение. Он оказался погруженным во мрак навсегда. Осваиваться с окружающим миром было сложно, даже собственный дом стал чужим и холодным. Родители его погибли в катастрофе несколько лет назад, единственным, дед был единственным, кто у него остался, без него парень бы отчаялся.

Пока парень пытался обходиться без зрения, его дед Егор ходил по судам, чтобы хоть как-то наказать девку, которая продолжала учиться, но уже в другой школе. Старания старика так ни к чему и не привели, так как у нее были влиятельные родители. Все, что Егор смог получить это письмо с извинениями и десять тысяч рублей – на конфеты, не иначе.

В конце концов, Александр смог привыкнуть к своей слепоте. Школу он закончил кое-как, хотя до этого и был отличником, теперь в его аттестате красовалось несколько троек. Его слух и обоняние немного обострились, чтобы компенсировать недостаток зрения, но этого было слишком мало. Теперь его главным занятием было лежание на диване. В основном он слушал телевизор, иногда радио. Его дед не был богатым, поэтому аудио книги ему доставались редко, а читать специальные книги для слепых Саше не доставляло удовольствия. О своей дальнейшей жизни он как-то не думал пока, а дед не настаивал, хотя и копил деньги втайне на обучение, решив, что через годик-два заставит Александра пойти учиться.

Сейчас парень был один в доме. Его дед в очередной раз уехал на охоту, где-то на месяц или два. За это время Саша питался заварной лапшей и пил травяной чай, который насылал на него сонливость.

Когда свет выключили, Саня лишь перевернулся на другой бок и вскоре заснул, полностью забыв обо всем. Наверное, только во снах он и был счастлив теперь.

Глава II

Александр проснулся лишь оттого, что очередная реклама заорала по телевизору. Он проспал все утро, и теперь лениво встал с дивана. За ночь печь полностью прогорела, и теперь в доме было ощутимо прохладнее. Умывшись горячей водой, Саня выгреб золу из печи и, кое-как оттащив и вывалив ее на улице, снова загрузил печку топливом. Сидя у теплеющей печи, Александр продолжал слушать телевизор.

Наконец, когда в помещении стало немного теплее, парень позволил себе размяться и прошел на кухню. Он нашел чайник и, налив в него воды, поставил на печку. Когда тот оповестил о своем кипении пронзительным и противным свистом, Сашка налил себе чая и потом заварил лапшу – свое основное блюдо, пока он был один дома. Ел он мало, поэтому походил на скелет, едва обтянутый кожей. А даже если учесть, что он после потери зрения перестал выбираться из дома, его бледность все равно казалась неестественной.

Он был среднего роста, тощий, но не хрупкого телосложения. Длинные темные волосы ниспадали ниже плеч. Когда-то Саша их аккуратно расчесывал, поначалу даже когда ослеп, но потом решил, что это никому не надо и перестал о них заботиться, поэтому они теперь были почти всегда спутанными, но не грязными – мылся он регулярно, дед его поставил ванную, как альтернативу бане.

Густые брови почти всегда были сердиты, а нос постоянно тяготел от насморка, который заставлял его морщиться больше обычного. Тонкий рот теперь улыбался крайне редко - когда он слышал какую-нибудь шутку, Саша лишь на мгновение веселел, а потом становился по-прежнему грустным и печальным.

О своих глазах, некогда цвета зеленого лета, Александр не любил вспоминать, так как они напоминали ему о том, чего у него теперь не было. Теперь только мутные белки виднелись в изуродованных веках. Пострадали и веки, и глаза и слезные железы – Саша не мог даже плакать, когда хотел, а потому ему становилось еще тяжелее.

Сидя в своей любимой кофте, Саша продолжал мерзнуть, хотя печка уже достаточно хорошо нагрела помещения. Он пил горячий чай, который помогал избавиться от треклятого холода.

- Проклятые новости. – Проговорил он, заслышав заставку дневного выпуска.

В нем очередной раз повествовалось о вполне обычных вещах, ставших ежедневной рутиной: денег нет, никто ничего делать не желает, где-то кто-то пострадал от затопления, опять взрывы, терроризм.

Сашка без интереса слушал новости, пока в конце выпуска не пошел последний сюжет.

«Сегодня вынесен приговор по делу о браконьерстве, которое увеличило список вымерших видов. Судебная тяжба, продолжавшаяся уже два месяца, была вызвана уничтожением последних представителей вида птиц Фа. Эти птицы были открыты совсем недавно на одном из уединенных тропических островов и немедленно стали объектом для охоты из-за своего красочного оперения. Всего за несколько месяцев, несмотря на жесткие законы по запрету на продажу оперения этих птиц, их численность мгновенно упала. Ранее птиц уже пытались поместить в зоопарки и специальные центры, но они отказывались есть пищу из рук работников зоопарков и умирали в неволе. Последние несколько пар были найдены у одного бедного фермера, который пытался сбыть их туши за несколько сотен долларов. Самах Дензаба был приговорен к десяти годам тюрьмы, хотя его адвокаты заявляют…»

Александр злобно давил на кнопку переключения, чтобы заткнуть эти омерзительные новости.

«Это все, что они могут сказать? Все? Они уничтожили еще один вид, а судьба этого жалкого человечка для них важнее?» - Злился парень. Сухой голос диктора, сообщившего о трагедии, действительно трагедии, только добавлял масла в огонь. В конце концов, парень просто махнул рукой и улегся на диван, забыв и о телевизоре, и о еде, стынущей на кухне.

Александр вдруг вспомнил о своем друге. Дед Егор как-то принес ему маленького соболя, которого он нашел в лесу. Мальчик стал заботиться о зверьке и вырастил его у себя дома. Тогда он еще мог видеть, а потому любил гулять по парку у школы после занятий.

С собой на прогулки он брал Семанно – так он назвал соболя. Зверек любил кататься на шее у мальчика и ловко перебирался с одного плеча на другое, даже когда Саша что-нибудь делал. Мальчик любил то время, когда он мог играть с жизнерадостным и энергичным зверьком.

Однажды вечером Саня прогуливался по парку, а Семанно семенил впереди, кружа и петляя, чем забавлял мальчика. Когда они подошли к одной из скамеек, Саня подобрал какую-то палку, лежащую рядом, а соболь прыгал на скамейке.

Внезапно зверь насторожился. В кустах рядом кто-то зашевелился. Зверек выгнул спину дугой, а его шерсть встала дыбом. Вдруг из-за кустов выпрыгнула собака и кинулась на скамейку. Саша машинально встал, а Семанно кинулся к ближайшему дереву. Большой ротвейлер кинулся к соболю и почти сразу же разорвал его. Через секунду, пес обратил свою окровавленную морду к промедлившему мальчику.

Мальчик попытался ударить пса ногой, тот с силой вцепился в металлическую палку. Через несколько мгновений борьбы, челюсть ротвейлера уже была у руки мальчика.

В это время подбежал хозяин собаки и кое-как оттащил пса. Мгновенно сообразив, что ему светит, пухлый мужчина исчез так же быстро, как и появился, оставив Александра с окровавленной рукой у тельца соболя.

С тех пор Саша возненавидел домашних животных. Пресловутые кошечки и собачки теперь были ненавидимы им даже больше, чем их жалкие хозяева, которые не в состоянии ответить за свои поступки. Это въелось в его память, настолько сильно въелось, что вызывало приступы злости и омерзения.

Александр потрогал шрам от зубов пса и тихо зарыдал про себя. Слез у него не было, но тело содрогалось, пытаясь хоть как-то выразить ту боль, которую чувствовал юноша.

Когда Саша успокоился, то уже хотел выключить все еще работающий телевизор, но свет опять отключился.

Молнии вновь заплясали по небу, возвещая о своем прибытии громом. Они метались столь быстро и так часто, словно пытались выместить всю злобу, накопившуюся у них на головы людей. И им отчасти это удавалось.

Гром. Страшный гром не прекращался всю ночь. Он стих только на утро, на редкость холодное начало осени, и на редкость туманное. Странная тишина сковала все.

Глава III

Все следующее утро и весь день Саша спал. Он проснулся только под вечер. Умывшись, он снова растопил печь, а заодно и вспомнил о вчерашней лапше. Залив ее кипятком, он мрачно жевал безвкусную массу, запивая ее чаем. Телевизор он не стал включать, а решил послушать старенький магнитофон. Саша просто нажал на кнопку, оставив уже вставленную кассету в нем. Заиграла классика.

Александр чувствовал ее благотворное воздействие. Ее мистическое влияние, которое давало ему душевный подъем. А когда заиграло его любимое произведение – «Призрак оперы», то его практически унесло куда-то в неведомые края, в космическую даль. Его воображение рисовало далекие звезды, планеты. Он был на вершине счастья, на той вершине, которая теперь была ему доступна, за что искренне благодарил автора. Он прослушал ее, потом некоторое время лежал, потом опять включил. И так до самого вечера. Когда кассета остановилась, Александр выключил магнитофон и лег спать в хорошем настроении.

Следующее утро выдалось очень холодным. Холод проник сквозь одеяло и заставил выбраться из постели Саню, чтобы растопить печь. Чтобы не слушать тишину, он включил телевизор. Шел выпуск новостей. Пока Александр выгребал золу и ходил за дровами, новости уже закончились, а парень только и смог понять из выпуска, что произошло что-то важное. Впрочем, ему уже давно было на все наплевать. Он растопил печку и умылся. Завтрак был разбавлен некоторым количеством сухарей, которые оставались в банке на кухне, да чашкой кофе.

Весь день Александр слушал телевизор, всегда переключая выпуски новостей, узнавая их по заставкам. Так продолжалось еще несколько дней, пока ему не стало лениво. Иногда в голову приходили мысли, какие-то грустные, иногда странные, ничего веселого. Слушая фильм, Александр заставлял работать воображение, небольшую радость в его темной жизни. Хотел бы он иногда оказаться на месте самого захудалого киногероя, пусть неудачника или хулигана, но хотя бы со зрением…

Саша уронил пульт телевизора, а вставать с дивана и шарить по полу ему не хотелось, поэтому он не стал переключать новости.

«Уже несколько дней вся мировая общественность в панике. Правительства снаряжают экспедиции в отдаленные уголки природных ландшафтов, но пока не найдено еще ни одного зверя. Все леса и саванны опустели, пустыни и степи оказались голыми и безжизненными».

Александра это заинтересовало. Он оживился и стал внимательно слушать, а голос тем временем продолжал.

«Хотя продолжаются поиски, по-прежнему не найдено никаких следов любых птиц или зверей. Полное опустошение природных зон обитания животных стало вулканом для мировой науки. Биологи и экологи в панике…»

Саша еще не понимал о чем идет речь.

«Вот мнение доктора биологических наук Владимира Соревцова».

Голос корреспондента сменился на усталый бас, по-видимому, уже немолодого человека. В голосе чувствовались сдавленные хрипы. «Наверное, простыл» - Подумал Саша.

Доктор заявил, что не знает, что произошло и как это объяснить с точки зрения биологии, а потому уступил место другим участникам споров. Выступали и физики, и химики, даже астрологи и уфологи. Каждый высказывал странные гипотезы, которые по сказочности соперничали с самим явлением, суть которого дошла до Александра не сразу.

Все звери, птицы, даже пресмыкающиеся исчезли. Просто испарились и все. Не осталось даже следов их пребывания. Все мировое сообщество в панике, они ищут следы этого явления и исчезнувших животных, но не могут найти. Даже океаны опустели – рыба ушла глубоко под воду, даже черви попрятались. Происходило что-то странное, страшное и мистическое.

Александр просто тупо слушал разглагольствования по телевизору, не зная, чему верить, а чему нет – в эфире всегда полно дешевых акций и рекламы. Черт его разберет, но вот голос диктора новостей он знал, а в них обычно не шутят так идиотски…

Последним, кто пожелал выступить, оказался батюшка одной из деревенских церквей.

Он сказал, что это все наказание Господне. Люди были прокляты за свою жадность и должны покаяться, а пока они не смогут больше увидеть ничего живого, кроме тех домашних животных, которых приручили.

При словах о домашних животных у Сашки скривилось лицо. Он плюнул на все и выключил телевизор, решив, что нужно забить на все и расслабиться. Он пошел принимать ванну. Ему давно пора было помыться. Вечером он свежий и чистый лег спать, но последние новости его все же встревожили. Непонятно – шутка ли, ведь такое слишком уж походило на сказку, но как-то странно получалось. Александр только и удивлялся.

За следующие несколько дней ситуация не изменилась. Паника все нарастала, а Александр задумался о происходящем. Из всех точек зрения, ему больше всего импонировала позиция батюшки, который говорил о проклятии Господнем. «Наверное, так и есть» - Решил Саша, хотя в бога уже потерял веру. Хотя и не верил он никогда рьяно-то, редко в церковь захаживал с дедом.

Через несколько дней вернулся его дед. Он был охотником, который бил пушного зверя и загонял их шкуры. Он вернулся домой с пустыми руками.

Хотя Александр не любил занятие деда, у него ничего не было. Только дед не давал ему умереть с голоду, поэтому парень не смел вслух упрекать деда.

- Ничего. Совсем ничего. Что теперь будем делать? – Недовольно бурчал дед. Он устало нарезал колбасу.

- Не знаю.

- Я тоже. По радио слышал, что все это везде произошло. Если так, то худо нам. Я без работы остался.

- Жаль.

- Чего уж там. С голоду, может, и не помрем, а вот с остальным будет туго.

- Переживу. – Холодно ответил Саша.

- Знаю. – Дед знал, что Сашка не слабак, поэтому не стал дальше продолжать этот разговор.

Несколько дней дед сидел дома, а потом принялся искать работу. Денег было не так уж и много, поэтому заботиться нужно было уже сейчас. Он ворчал по поводу отсутствия работы непрерывно.

Сашка просто поражался потребительскому отношению деда к природе, хотя знал, что так просто его воспитали, поэтому и молчал. Старик всегда считал животных чем-то вроде мебели, только самодвижущейся, и уж тем более, животные для того и жилы, «в угоду людям, да на потребу» - как сказал как-то дед. Александр же живность любил, считал, что у нее тоже душа есть, хоть окружающие и посмеивались над ним.

Через несколько дней дед сообщил, что устроился водителем-дальнобойщиком. Он умел водить почти все виды транспорта, поэтому такой заработок был вполне неплохим, хотя и означал отсутствие самого деда дома месяцами. Кризис кризисом, а бизнес крутится еще…

Отправляться нужно было уже через несколько дней, поэтому дед позволил себе убраться в доме. Он наколол дров и хорошо прочистил печь. Закупил еды для Сашки и через несколько дней отбыл, наказав внуку, чтобы он был осторожен – старик будет отсутствовать около месяца.

Когда дед уехал, жизнь продолжила ползти сонным ритмом. Саша продолжал валяться на диване, слушая телевизор.

День за днем выпуски новостей предлагали новые данные о том, чего нет. Паника уже пропала, хотя ее следы еще оставались. Помимо обычных новостей о безрезультатных поисках, теперь появились вести о крупных пропажах оборудования и материалов. Грабили все: от сельскохозяйственных мастерских до военных заводов. Причем грабителей даже не могли заметить, не то, что поймать. Чудеса, да и только, как считал парень. Он уже начал подумывать, что ему мерещится этот дикторский голос, который говорил такие идиотские вещи. Но вот дед – он же не мог тоже мерещится. Это единственное, почему он верил новостям, даже в невероятное.

Через несколько дней произошло еще одно событие, которое снова поставило вверх дном всю планету: теперь пропали так называемые домашние любимцы. Пресловутые кошечки и собачки теперь тоже бесследно исчезли вместе с хомячками и крысами. Люди действительно испугались, начались беспорядки. В новостях то и дело говорили о все усиливающихся мерах безопасности. Теперь единственными животными, оставшимися в пределах досягаемости человека, был скот. Его охраняли днем и ночью, ведь он оставался единственным источником мяса для людей, цены на которое возросли так резко, что теперь только богачи могли позволить себе сосиску на завтрак.

К еде Александр был всегда холоден, наверное потому так легко и стал вегетарианцем. Видел он тела мертвых животных, потому и не хотел поощрять это. Даже косвенно. Саша про себя посмеивался над людьми: «Вот глупые. Не понимают что ли, что все их усилия напрасны? Ведь все это за пределами их понимания. Ха! Ничего, проживут и без мяса. Проживут, никуда не денутся, проживут…»

Глава IV

Ночь выдалась холодной. Александр почувствовал это даже сквозь свой свитер и подложил еще дров в печь. Этой ночью ему не спалось, хотя уже было далеко за полночь, Саша валялся на диване, а работающий телевизор создавал хоть какой-то фон.

Осень уже вовсю набирала силу, делая дни короче и холоднее. Листва на деревьях утеряла свой зеленоватый цвет, еще державшийся какое-то время, и опала, кружась в своем единственном первом и последнем танце.

Александр, выключив телевизор, начал засыпать, когда услышал какую-то возню у своего дома. И голоса.

- Здесь никого нет. Свет не горит.

- А может, они спят? Из трубы идет дым.

- Не знаю. Нужно проверить. До рассвета еще часа три, но мы не успеем дойти. Дара не успеет.

- А я говорила, чтобы бросили… – Вмешался низкий женский голос, превратившийся в хрип.

- Мы не бросаем своих.

- В любом случае нам нужно найти укрытие. Я схожу посмотрю.

Сашка все слышал. Бандиты, не иначе. Он встал и прошел в комнату деда и на ощупь взял ключ от сейфа и, открыв, взял дедово ружье. В дверь послышался стук, на который парень внимания не обратил. Пока стук повторялся еще несколько раз, Пока Александр заряжал ружье, стук уже прекратился.

Кто-то осторожно потянул дверь на себя, но крючок пресек подобную попытку на корню. Следующая попытка оказалась не по силам крючку, который со звоном был вырван из косяка. Высокая фигура заняла весь дверной проем.

- Хозяева… Кто-нибудь дома?.. – Произносил низкий вполне приятный голос.

- К сожалению для тебя. – Произнес Александр, выходя из-за угла с ружьем наперевес. – Не рыпайся, бандюга!

- Я не бандит. – Был странно спокойный ответ. Фигура замерла – дробью в живот никому получать не хотелось.

- Тогда кто же? Или просто так вламываться в дома уже считается нормальным?

- Мне нужно просто место, где можно переночевать.

- Не ври. На самом деле мне уже на все наплевать, поэтому просто убирайся или я застрелю тебя. Клянусь всем тем, что у меня осталось.

- Хорошо, хорошо. Я ухожу, не стреляй. – Фигура прекрасно видела в темноте, как к Александру крадется ее товарищ, поэтому старалась заговорить человека. – Просто мне нужно было где-то переночевать. Там на улице холодно…

Александр услышал скрип дерева слишком поздно. Он обернулся, но чья-то сильная рука уже вывернула его руку, выбивая из нее ружье. Через мгновение он повалился от удара.

- Что мы будем с ним делать? – Слова едва пробивались сквозь пелену боли к голове Александра.

- Не знаю. Наверное, нам придется его убить. – Говорящий стукнул парня по голове, отчего тот отрубился.

- Но он еще так молод…

- Твоя сострадательность тебя погубит, Мальков. – Сказал женский голос.

- Как ты себя чувствуешь? – Спросил тот, кого звали Мальков.

- Не так хорошо, как если бы во мне не было нескольких дырок. – Голос попытался засмеяться, но тут же задохнулся хрипом. Некоторое время они ходили по комнатам и обыскивали их.

- Бинты, да спирт – вот все, что мы здесь нашли… - Начал второй голос.

- Ничего. Надеюсь, что Вирстания переживет наше отсутствие еще денек.

- Она всегда хотела, чтобы мы когда-нибудь не вернулись.

- Иногда мне тоже так кажется. – Произнес Мальков.

- А что с ним… - Начал второй голос. – Мы так и не решили, что с ним делать.

- Кажется, он уже очнулся. – Заметил Мальков, когда увидел слабое движение головы. Александр немного приподнялся, ему никто не мешал. Он нащупал мягкое покрытие дивана, видимо его перенесли.

- Делайте, что хотите. Мне уже давно на все наплевать.

- Ты нас не боишься? – Несколько удивленно произнес Мальков.

- Нет.

- Почему?

- Хуже мне уже все равно не будет, а смерти я не боюсь.

- Тем лучше. – Произнес второй голос.

- Мы не можем допустить того, чтобы о нас стало известно. – Начал Мальков, вздохнув. – Ты нас видел… - Саша засмеялся. Гости молча смотрели на него.

- Раньше я думал, что я слепой, а теперь вижу, что вы.

- Ну-ка направь-ка сюда лампу. – Попросил второй голос. Мальков пододвинул настольную лампу у дивана поближе и направил ее яркий свет прямо в глаза Саше. Тот никак не отреагировал, а гости увидели его абсолютно белые глаза.

- А ведь он слепой. – Выдохнул Мальков.

- И что?

- А то, что теперь мы можем просто связать его. Он все равно ничего не сможет рассказать. Ведь он нас даже не видел.

- Это все равно привлечет ненужное внимание. – Возразил голос.

- Дара, тебе решать. – Повернулся Мальков к раненой, лежащей в раскладном кресле.

- Он не опасен для нас. Свяжем его.

- Дара, я против.

- Нас двое против одного тебя, Вос.

- Не зови меня так. – Недовольно ответил голос.

- Тем не менее, мы просто его свяжем, Восьерос.

- Дело ваше. – Пожал тот плечами.

- Мы просто здесь переночуем, а потом уйдем. Если будешь вести себя тихо, то тебя не тронем. – Обратился Мальков к Саше. – Понял?

- Ваши дела меня не касаются. Делайте все, что хотите, только оставьте меня в покое.

- Считаю, что договорились.

Мальков связал Александру руки. Парню показалось странным, что он был в меховых перчатках, но его это не особо взволновало.

Время перевалило за пятый час. Утро уже озарило первыми рассветными лучами дом и засыпанный листьями небольшой дворик. Гости зашторили все окна и расположились в комнате парня. Двое спали, оставив третьего следить за Сашкой, который заснул, не обращая внимания ни на что.

Глава V

Вечером, когда часы на стене показывали одиннадцать, гости собирались уходить. Дара уже не чувствовала боли при движениях, хотя все еще не могла самостоятельно передвигаться. Выспавшись за день, они поражались тому, что Сашка все спит и спит. Мальков разбудил его, когда развязывал парню руки.

- Уже уходите? – Холодно поинтересовался Александр.

- Да. Ничего на прощание желать не буду.

- Зато пожелаю я. – Потирая запястья, произнес парень. - Желаю мира вашим буйным головам. – Он тихо посмеялся над собственной шуткой, которую никто не понял.

Мальков остановил руку Восьероса, который хотел заехать парню по чайнику, Сашка услышал недовольное сопение.

Гости собрались уходить, Мальков уже подошел к двери, как до его ушей дошел странный звук. Он мгновенно насторожился, пытаясь распознать источник звука. Кто-то шарился вокруг дома, причем их было много. Мальков уже пригнулся, дав знак остальным, чтобы они сделали то же самое. К двери кто-то бесшумно приблизился, но до носа всей троицы, которая была в доме, дошел резкий, но слабый запах. Они этот запах узнали.

Мальков приготовил свой автомат, Вос два ТТ, а у Дары было ружье Сашки. Парень тоже что-то услышал. Он почуял напряжение в воздухе, которое так и закружилось в доме, и решил за лучшее залечь у кровати.

Незнакомец у двери постучал по косяку три раза. Когда после полуминуты ожидания ответа не последовало, он решил войти внутрь. Дверь со сломанным крючком отворилась.

Мальков сразу же распознал в незнакомце врага и пустил пулю точно в лоб вошедшей фигуре. Грохот выстрела сразу же привлек внимание всей округи. За домом началась активная возня, послышались какие-то звуки.

Раздалось дребезжание стекла. Кто-то прыгнул в окно, которое было здесь же в прихожей. Вос выстрелил из обоих пистолетов, и противник еще в полете схватил обе пули в грудь, ударился о раму ногами и повалился под окном.

У соседнего окна показалась тень. Два выстрела прогремели одновременно, озаряя вспышками ночной мрак. Дара застрелила противника, но ответный выстрел зацепил плечо Восьероса.

Шум у дома продолжался, но больше никто в него не решился забраться.

- Проклятье, как они наш нашли? – Спросил скорее себя Мальков.

- Учуяли. – Процедила сквозь зубы Дара.

Снова раздалось дребезжание стекла, но уже в Сашкиной комнате. Массивная фигура приземлилась на пол, тут же попыталась сделать шаг, но запнулась об лежащего Александра. С воем, нежели криком, фигура растянулась на полу, а развернувшийся Мальков выстрелил тройной очередью по голове, видневшейся в дверном проеме.

- Парень, парень, ты слышишь? – Позвал Сашку Мальков. – Вос выстрелил три раза в распахнутую дверь, заметив тень. Не попал.

- Да. – Крикнул Сашка.

- Если жить хочешь, то ползи сюда. – Мальков развернулся, отреагировав на движение, но не успел. Тень проскользнула мимо.

Дара первой начала двигаться к печке, которая уже совсем холодная стояла в центре дома. Каждое движение отдавало болью.

Сашка перелез через труп, одетый явно не по погоде – еще осень, поэтому для меховой одежды совсем уж рано. Парень провел руками возле тела, одновременно стараясь продолжать движение. Его пальцы нашли пистолет. Он уже был у печки, когда снова раздался звук разбиваемого стекла, на этот раз в кухне.

Через три секунды раздался оглушительный взрыв, заставивший всех в доме упасть на пол. Все здание сотряслось, с потолка посыпались части перекрытий. Значительный кусок стены, отделяющий кухню от прихожей, теперь почти полностью развалился, объятый пламенем. Огонь с неимоверной скоростью завоевывал все новое пространство, заполняя собой все.

Малькова придавило куском стены, который тот с яростью тут же отбросил. Восьерос, не обращая внимание ни на что, тут же вскочил и, согнувшись, подбежал к Даре, чтобы помочь ей подняться. Мальков снова открыл огонь. Сашка уже был уже у самой печи и продолжал двигаться, оглушенный, но наполненный жаждой жизни, заставляющей двигаться.

- Да они весь дом спалят! – Не выдержал Саша.

- Чертовски верно подмечено. – Восьерос сгреб парня за шиворот и уложил у стены, отобрав пистолет, который парень сжимал в руке.

- Здесь есть еще один выход? – Спросила Дара.

- Есть вообще-то. Люк в подпол вон там. – Парень указал в сторону стены, между двух окон. – Оттуда ведет туннель к сараю.

- Дара, следи за ним. – Восьерос пополз в сторону люка с кольцом.

Мальков уже истратил магазин и быстро вбивал новый на его место. В окне показалась фигура. Вос выстрелил. Фигура тут же скрылась, выронив предмет на пол комнаты.

Граната рванула, добавив еще больше огня всему этому представлению. Пожар, разгоревшийся на кухне, уже продвигался во все стороны, наступая на пятки заложникам деревянного дома. Дым заполнил все, дышать стало трудно.

- Быстрее. – Подгонял товарищей Мальков, который сам уже продвигался к открытому Восом люку.

Вос ждал, пока Дара первой пролезет в черную дыру. Затем он просто швырнул туда Сашку, а уже потом сам полез в люк, следя за окнами.

- Мальков. – Крикнул он и нырнул вниз.

Мальков обернулся, быстро сжался в комок и перекувыркнулся к люку, упав прямо в черную пустоту.

Вос первым бежал по узкому туннелю. Благодаря отличному зрению Мальков хорошо видел и его, и Дару, и Сашку, которые двигались вслед за Восом. Сверху послышался очередной взрыв, за которым последовал сильный грохот, возвещавший собой о крушении крыши. «Хорошо, значит вход блокирован» - Подумал Мальков.

- У моего Деда есть старенький «Москвич», который стоит в сарае. Надеюсь, без ключей обходиться умеете.

- Не надейся. – С сарказмом бросил Восьерос.

В конце туннеля была лестница, ведущая к старому железному люку. Выбравшись из него, беглецы оказались в хорошем металлическом сарае-гараже, в котором воняло бензином, краской и другими химикатами – всем, что могло пригодиться в хозяйстве.

- Кажется, нас не заметили. – Высказал вслух мысль Мальков.

- Тише ты. – Оборвал его Восьерос.

- Водить-то хоть умеете? – С недоверием спросил Александр.

- Что-то как-то. – Ответил Мальков, зажав нос.

Пока парень на ощупь возился с проводами, спрашивая их цвет у Дары, уже севшей вперед, Восьерос с Мальковом осторожно отодвигали засовы у дверей сарая, одновременно прислушиваясь к тому, что творилось во дворе. Ключи остались в доме, но зато дед, когда ремонтировал машину, показал Александру, как ее завести без ключей.

- Есть! – Чуть ли не крикнул Сашка, когда раздался приятный звук зажигания. Он тут же пролез назад, уступая место будущему водителю.

- Садись за руль. – Велел Восу Мальков. Тот молча сел.

Мальков расположился справа позади, когда автомобиль тронулся. Уже привлекший внимание, «Москвич» распахнул ворота, чуть не задавил одного из замешкавшихся врагов и понесся в сторону леса. Мальков пострелял в ответ на огонь неприятеля, который тщетно пытался догнать их.

Восьерос жал на газ даже тогда, когда «Москвич» уже был далеко в лесу. Ехали долго, час, наверное. Надо отдать ему должное – с раненым плечом, Вос управлялся с машиной в лесу очень хорошо. Но все же не настолько, чтобы в конце концов не врезаться в поваленное дерево. Удар не был сильным, но каждый ощутил его прелесть в полную силу.

- Ух. Вы совсем чокнутые. – Произнес Сашка сдавленным голосом, потирая ушибленные места.

- Скоро они нас найдут. Нужно двигаться. – Мальков смотрел на след автомобиля.

- Ну так идем. – Дара первая вылезла из машины.

- Эй, эй, а я? – Спросил Сашка.

- Мальков. – Недовольно проговорил Восьерос, видя, как тот смотрит на него. Он слишком хорошо знал этот взгляд. – Мы его с собой не возьмем.

- Мы не можем его здесь бросить. Его убьют.

- И что?

- Он даже не может убежать.

- А мы-то здесь причем? – Повторил Вос.

- А при том, что он помог нам свалить оттуда.

- Только не начинай, а?

- Не будь неблагодарной свиньей.

- Мальков, а Восьерос прав. Он не может идти с нами.

- Я знаю, но нельзя его здесь бросить.

- И что нам делать? – Спросил Восьерос.

- Не знаю. – Пожал плечами Мальков.

Вос начал барабанить пальцами по крыше машины. Он знал упрямство Малькова, поэтому задумался над тем, как избавиться от мальчишки. Дара уже несколько углубилась в лес.

- Эй, парни! – Позвала девушка. Оба подошли к ней. – Слышите ручеек? Блин, да я знаю это место. Здесь неподалеку есть хорошая пещерка, в которой можно укрыться. Давайте оставим парня там?

- А что потом? – Спросил Мальков.

- Он там переждет несколько дней, а потом, если пожелаешь, вернешься обратно, чтобы помочь ему. – Зло проворчал Восьерос. – И вообще, какая тебе разница, благородный ты наш?

- А вот есть. – Ехидно ответил Мальков. – Ладно, это лучший вариант. Пойдем.

Все трое вернулись к машине, где их ждал Сашка.

- Пошли. Побудешь в одном месте некоторое время, пока все не утихнет, а потом я выведу тебя из леса. – Объяснял по пути Мальков.

- Как хотите. – Безнадежно выдохнул парень.

Дара отвела их к пещере. В высоком холме, полностью поросшим травой и деревьями, был незаметный вход. Внутри было сухо и относительно тепло. Сашка уселся на каменный пол и тут же почувствовал его холод. Мальков это заметил и отдал ему свою куртку.

Троица уже вышла из пещеры, когда им на голову обрушилась еще одна неприятность. Теперь уже в виде вертолета. С винтокрылой машины спускались два луча прожекторов, которые шарили по земле. Кого или что они искали троица не знала, но предпочла скрыться в пещере, чтобы не быть обнаруженной.

- И опять вы со мной. – Попытался пошутить Сашка, услышав уже знакомые голоса.

- Ты приносишь одни неприятности. – Пробурчал Восьерос.

- Как уж получается. – Пожал плечами парень.

- Черт, мне кажется, что это надолго. – Констатировала Дара, сидя у входа и наблюдая сквозь растительность, как лучи шарят по земле. Они уже нашли разбитый автомобиль.

- Так. – Начал Мальков. – Расслабляться нельзя. Кто бы это ни был, они нас не должны найти. Идти пока нельзя, поэтому ждем здесь.

- А эту пещеру не найдут? – Поинтересовался Александр.

- Нет, если о ней не знать. Она слишком хорошо укрыта, особенно сверху. – Ответила Дара.

- Я рад.

Кто-то искал их. И Мальков, и Восьерос, и Дара были в этом уверены. И больше всего на свете им хотелось, чтобы их не нашли. Путь у них был еще долгий, поэтому оставалось только ждать, пока все не успокоится. И время медленно потянулось, мучительно растягиваясь в сознании.

Глава VI

Прошел час, другой, третий. Прожектора продолжали шарить по лесу. Множество людей прочесывало его, пытаясь что-нибудь обнаружить, но ничего кроме разбитой машины они не нашли.

Стало значительно холоднее, поэтому Сашка уже мерз по-настоящему. Мальков и Дара сидели напротив парня, а Восьерос у входа.

- Проклятье, теперь благодаря этим псам нас обнаружат. – Начал Мальков.

- Плохо, мы еще не готовы.

- Не мне говори. – Мальков вздохнул.

- Теперь их ход. Думаю, что они ищут нас.

- А может и их. Плевать, теперь уже поздно. Это выльется в настоящую войну, а они примут сторону людей.

- А кто «они»? – Вмешался Саша.

- Не важно. – Ответила Дара.

- Действительно не важно, - подтвердил Мальков, - теперь можно ему рассказать.

- Зачем? – Поинтересовалась Дара.

- Ну, просто чтобы он знал, что происходит и с кем он имеет дело.

- Зачем это?

- Считай любопытно взглянуть на его рожу. Все равно он ничего не сделает. – Пожал плечами Мальков.

- Как хочешь. – Дара сдалась.

- И что же вы мне расскажите?

- Ну… - Начал Мальков, - ты новости слушаешь?

- Иногда.

- Тогда должен знать, чем люди обеспокоены в последнее время.

- Знаю.

- И тебя это не удивляет?

- Не сильно. Когда-нибудь они все и так исчезли бы. Либо помогли люди, либо как сейчас.

- Логично. – Произнес мысли вслух Мальков.

- Ну так и что? Вы знаете, что произошло?

- Да. Э… Видишь ли, звери и птицы, да все живое было создано Творцом много лет назад. Творец придумал законы мироздания. И направлял вселенную по некоторому пути, оставляя ей некоторую свободу выбора. Таким выбором пользовалась и эволюция жизни. Конкретно на земле жизнь шла сложным путем, подчас вися на волоске от гибели. Как бы то ни было, эволюция привела все виды на Земле в состояние, которое тебе известно сейчас.

- И как это все связано?

- Сейчас поймешь. Видишь ли, как я уже говорил, природа имела некоторый выбор. И такой выбор она использовала, создав мутантов около полумиллиона лет назад. Дальше включились механизмы эволюции, в результате которых появились люди.

- Понятно.

- Как ты понимаешь, это было создано без участия Творца. Но он не стал мешать процессу, позволяя людям развиваться и наблюдая за тем, что происходило. И, надеюсь, ты понимаешь, что люди оказались совсем не такими, какими бы их хотел видеть Творец.

- О, прекрасно. Я каждый день слышу, как они падают в бездну собственного зла.

- Очень образно, - заметил Мальков. – Как ты уже понял, последние события были вызваны гневом Творца и его желанием защитить жизнь от полного уничтожения, которое он предвидел. Последней каплей стало уничтожение птиц Фа.

- Я понял, но откуда вы знаете это?

- Просто знаем и все тут. – Пожал плечами Мальков. – Это как инстинкты, заложено с самого рождения.

- Так кто же вы? – Александр понял, к чему клонит его собеседник.

- Не поверишь, мы звери.

- Звери?

- Именно. Не такие, каких люди привыкли видеть, мы, скажем так, стали больше похожи на вас, людей. Правда это касается лишь хождения на двух ногах, более гибких пальцев и речи. Ты должен был почувствовать мой мех, когда я тебя связывал.

- Я почувствовал, но не придал этому значения.

- А зря. Жаль, что ты слепой, а так бы ты смог нас увидеть.

- Совсем и не жаль, ведь тогда либо вы убили меня, либо я вас.

- Логично, - вновь заметил Мальков.

- Жаль, что мы не сделали первого. – Вмешался Восьерос. Парень лишь пожал плечами.

- Если вы звери, то какие именно?

- Я и Дара росомахи, а Восьерос соболь.

- Соболь? Со мной когда-то жил один. Его звали Семанно.

- Правда? – Ехидно, но с интересом спросил Восьерос.

- Да. Я тогда еще не был слепым, и дед как-то принес малыша домой. Сказал, что нашел. Я вырастил его и он жил со мной. Нам было так хорошо вдвоем, - ностальгия захлестнула парня, - мы были почти неразлучны…

- А что с ним стало? – Спросил Восьерос. В голосе уже не чувствовалось ни иронии, ни ехидства.

- Его… - Сашка запнулся, - его загрыз пес.

- Проклятые шавки! – Чуть не крикнул соболь. – В них нет ни капли благородства их предков – волков.

- Увы, это так. Пес не был болен, это мне сказали в больнице, когда проверили остатки слюны. Он почти откусил мне руку, когда я пытался спасти Семанно. – Парень невольно потрогал шрам.

- Ненавижу этих жалких домашних животных. Они даже зверьми называться не могут, потому, что просто недостойны. – Почти ровно проговорил Восьерос.

- Я тоже. Жалкие создания. – Ответил Александр.

- Не ожидал такого от тебя. – Заметил Мальков.

- Я тоже. – Встрял Восьерос. – Ведь люди обязаны многим этим тварям. Мясом и одеждой хотя бы.

- Мяса я не ем, а из одежды я ношу только синтетику. – Ответных реплик не последовало. – Правда, я всегда считал многих диких зверей очень даже красивыми. Верьте или нет, но это не просто слова.

- Подлизывается… - Недоверчиво произнес Вос.

- Сомневаюсь. – Вмешалась Дара. – Я почему-то чувствую, что он говорит искренне. Право же, если бы он не был слеп, то смотрел бы на нас с восторгом.

- Ну, я могу только представлять. – Парень вздохнул. – Мой слух немного компенсирует нехватку зрения, чего не скажешь об остальных чувствах. Хотя пальцы у меня теперь намного чувствительнее, я так и не полюбил читать книги для слепых. – Александр немного помолчал. – Э… звери?

- Да. – Дара и Мальков хором ответили.

- Можно попросить кое о чем?

- Да.

- Мне даже неловко как-то. Просто пальцы мне иногда заменяют глаза… и я хотел бы, если можно, вас потрогать. Так я смогу хоть как-то вас представить.

- Ну, почему бы и нет?

Мальков подсел к Александру и взял его за руки. Парень пальцами гладил его мех, идя по изгибам рук. Постепенно он дошел до шеи и продолжал подниматься. Его лицо просто лучилось счастьем, когда он осторожно проходился по щекам и носу Малькова, чувствуя его горячее дыхание.

- Я тебя хорошо представил. – Довольно произнес парень. – Мне почему-то показалось, что твои усы должны быть длиннее.

- А мне нравиться. – Произнесла Дара.

- А какого цвета у тебя мех?

- Светло-коричневый. На груди, голове и хвосте есть золотисто-желтые пятна, нет даже линии.

- А глаза?

- Зеленые.

- Зеленое лето… - Грустно промолвил парень.

- Что?

- Зеленое лето. Такого цвета у меня были глаза. Мне все так говорили.

- А что с ними стало? – Поинтересовалась Дара.

- Не самая лучшая история. А можно и тебя потрогать?

Дара подсела к нему слева, а парень начал рассказ. Когда он закончил, звери долго молчали.

- А ты какого цвета? – Нарушил это молчание Сашка.

- Я темнее Малькова, а в целом похожа на него. Только глаза у меня желтые.

- Золотистые. – Поправил Мальков.

- Хорошо, золотистые.

- А по сложению ты такая же, как и Мальков. – Заметил Сашка.

- На самом деле, она даже сильнее меня. – Смущено проговорил Мальков.

- У зверей и птиц все по-другому. – Заметила Дара.

- Я знаю. Лучше, чем у людей. Во всем. – Произнес парень.

- Во многом. – Поправил Восьерос.

- А… - Начал было Александр.

- Нет. – Резко оборвал его Восьерос. Парень вздохнул и всплеснул руками.

- Ну хорошо, только осторожно. – После некоторого молчания добавил Вос.

Дара сменила соболя у входа в пещеру. Она почувствовала ночной холод, хотя и была в куртке. Сашка же напротив забыл о нем, находясь между двух зверей, так сказать в теплой кампании.

- Похож на Семанно немного. – Закончил парень. – У него еще было маленькое темное пятнышко на груди в форме кляксы.

- У меня его нет. Сам я темно-бурый, а конечности почти черные. Глаза серые. – Опередил вопрос Восьерос.

- Загляденье.

Вос хмыкнул. Сашка счастливый сидел долгое время, пока его голова не решила, что время очередного вопроса.

- А с кем вы сражались?

- С домашними. – Сухо ответил Восьерос.

- С домашними животными, - продолжил Мальков, - с собаками, кошками и другими, одомашненными. – Последние слово он просто плюнул.

- Еще есть и перебежчики. Они когда-то считались дикими, а теперь на стороне домашних. Это близкие по родству с людьми обезьяны, кроме горилл и лемуров, с нами остались павианы и мандрилы. Еще есть утконосы и ехидны, некоторое количество грызунов и два или три вида оленей. А, и еще почти все свиньи.

- А почему вы воюете?

- У нас разные позиции. – Начал мальков. – Видишь ли, когда все звери преобразились, Творец открыл нам свои намерения и дал время, чтобы решить, что делать. Мы же затаились и начали готовиться к встрече с людьми. Ты должен знать об ограблениях по всей Земле. Мы берем все, что можем, чтобы обеспечить себе инфраструктуру, которая нам понадобиться. Каждый из нас чует, что война неизбежна.

- Но ведь она уже идет. – Возразил Сашка.

- Нет. Мы воюем с домашними. Я же говорил о войне с людьми. Войне на полное уничтожение.

- Страшно думать даже…

- Вот-вот. – Подтвердил Мальков. – Но мы должны быть готовы. Сейчас мы налаживаем производство оружия и техники. Творец показал нам возможное будущее, поэтому мы так готовимся. До времени нас не должны были обнаружить, но теперь все усилия насмарку. Наверняка люди уже нашли тела возле твоего дома.

- А война неизбежна?

- Почему же? Нет. Но нужно быть готовыми ко всему. Мы пойдем на мир, если он будет возможен. А если же нет, то мы будем защищаться.

- Печально. А все дикие звери едины?

- Да. Все звери и птицы, даже те немногие пресмыкающиеся, что были изменены, объединились.

- А как же? Вы же хищники, а есть еще и травоядные… - Начал Сашка.

- Хвала Творцу, мы не нуждаемся в воде и пище с тех пор, как…

- Мальков, ты дурак. – Оборвал его Восьерос. – Теперь он знает куда больше, чем можно было. Нам придется сделать так, чтобы он не смог рассказать о нас никому.

- Нет. – Возразил Мальков.

- Это так. – Поддержала Дара Восьероса.

- Я ничего никому не скажу.

- Я человеку никогда не поверю. – Отрезал Вос.

- Тогда вам остается только убить меня. – Парень раскинул руки.

- Никого мы убивать не будем. – Заявил Мальков.

- И что же делать? – Недовольно спросил Восьерос. – Не тащить же его к нам?

- Он может стать нашим э… гостем. Нас уже обнаружили, так что рано или поздно мы с людьми столкнемся. Если они захотят переговоров, то парень станет нашим помощником в этом деле.

- Ты сам понял, что сказал? – Зло уставился Восьерос на росомаху.

- Да.

- Тогда ты подлинный дурак. Оптимистичный и наивный.

- Может и так, но я не смотрю на мир через призму войны…

- Хватит! – Прервал их Александр. – Просто убейте меня. Я хоть и умру, но умру счастливым. – Троица удивленно уставилась на парня, тот словно почувствовал их взгляды. – Я немного побыл с вами, что же для меня может быть радостнее, чем даже просто поговорить со зверьми? Мне всегда звери нравились больше людей… Кроме того, я уже давно жду смерти. Все равно я никогда не смогу вновь увидеть всю красоту этого мира…

- Молчи. Ты и так сболтнул лишнего. – Оборвал Восьерос Малькова.

- А ты смело встречаешь свою судьбу. – Проговорила Дара. – Я восхищена.

- Как и я. – Подтвердил Мальков.

- Ты лучше, чем многие люди, но все же остаешься человеком. Хотя должен признать, что в тебе есть что-то и от благородства. – Росомахи удивлялись Восьеросу, ведь подобное из его уст было очень высокой похвалой, хотя и выраженной несколько пренебрежительно.

- И все же я хотел бы, чтобы мы поступили так, как предложил я. – Повторил Мальков.

- Я уже высказался на этот счет.

- Дара, тебе вновь решать. – Повернулся Мальков к девушке.

- Я не могу его убить, но не могу и оставить его с людьми, так как он может выдать что-нибудь им. Трудное решение, но, похоже, на придется взять его с собой.

- Дара, ты сошла с ума.

- Наверное.

- Вы, росомахи, всегда гордились своей силой и благородством, но теперь для этого не время.

- Ты хорошо нас знаешь, поэтому должен понимать, что мы не отступимся.

- Да, я знаю. Росомахи никогда не отступают и не сдаются. – Восьерос вздохнул. – Но если он сделает хоть что-нибудь, что мне покажется опасным, то я его пристрелю.

- Да будет так. – Вмешался Александр. – Я в вашем распоряжении. – Все обратили свой взор на него.

- Надеюсь, я не ошибся. – Очень тихо проговорил Мальков. Так, что его никто не услышал.

Утро уже расцветало. Ночь прошла незаметно, позволив солнечному свету подкрасться незамеченным. Дара и Восьерос легли спать, как и Сашка, оставив Воса следить за обстановкой.

Люди наконец-то убрались восвояси, оставив лес в тишине. Ведь ни птиц, ни зверей, таких, какими они были раньше, в нем не осталось. Теперь каждый зверь и птица старались быть незамеченным, а потому тишину ничто не нарушало. Начинался новый день.

Глава VII

Следующей ночью звери с Александром осторожно осмотрелись около пещеры. Убедившись, что никого нет, они направились к тайному входу в подземную сеть туннелей, которая давала приют зверям и птицам.

- Прости, я должен это сделать. – Извинился Мальков и снова связал Сашку. На этот раз помимо веревки у него на голове оказался еще и пакет. – Просто нас не поймут… - Начал оправдываться он.

- Я понял. – Успокоил его Саша.

- Ты нас не знаешь, ты напуган и вообще, ты молчишь.– Предупредил Восьерос. – Понял?

- Да.

Замаскированный пост наблюдения был скрыт растительностью. Внутри сидела пара охранников, которые не на шутку встревожились, когда увидели, что со зверьми идет Сашка. Малькову и Восьеросу пришлось долго объяснять им, что так нужно. После пяти минут упорства, стража успокоилась и пропустила всех в лифт. Начался долгий спуск. Когда двери открылись, вновь пришедших ждал усиленный конвой с черной крысой во главе.

- Так, так, так. – Медленно протянула крыса. – Пожаловали, наконец, да еще и с добычей.

- Мы тоже рады тебя видеть, Вирстания. – Кинул соболь.

- Потрудитесь объясниться. Вы провалили всю операцию, обнаружили себя и притащили сюда это… вот это… - Крыса не могла подобрать нужных слов.

- Не кипятись, мы все объясним. – Начал Мальков.

- Еще бы. Никуда вы ни денетесь. – Проворчала Вирстания. – Вы за мной, а вот это вот, - она указала на Сашку, - пока киньте куда-нибудь. Следите за тем, чтобы не убежал, и чтобы его не убили. Ясно?

- Да. – Трое конвоиров подхватили Сашку, как тряпичную куклу - тот не сопротивлялся, и понесли.

После достаточно долгого путешествия его кинули на пол. Парень слышал, как открывается и закрывается металлическая дверь. Где-то капала вода, и шел пар. Помещение было каменным, но теплым. Даже слишком – вскоре Александр покрылся потом. Он присел к теплой каменной стене и стал ждать.

Капельки воды, постоянно падающие где-то за стеной, постепенно превратились в сущую пытку. Кап, кап, кап, как по голове. Влажный воздух, который держался благодаря пару, шедшему где-то рядом же, сделал дыхание тяжелым и неприятным процессом. Время шло так медленно, что Сашка уже успел прочесть все известные ему молитвы десятка по два. «Если так пойдет и дальше, то я сойду с ума» - Подумал парень. Каждая минута стала мучением, но делать было нечего. Прошло еще два часа. Наконец, засов двери вновь заскрипел. Сашку вновь подхватили и понесли куда-то. После еще одной долгой поездки, его посадили на стул.

- Итак, как мы себя чувствуем? – Саша узнал голос Малькова.

- Отвратительно. – Признался он.

- Не удивительно, - продолжал росомаха. – Я хочу тебе кое-что рассказать. Пока мы отсиживались в пещере, прячась от людей, возле твоего дома нашли трупы домашних. Там уже работали чистильщики, когда люди – пресса и милиция прибыли туда. В результате перестрелки все домашние погибли. Однако позже, буквально через три часа, с людьми связался штаб домашних, чтобы назначить встречу и все прояснить. Мы перехватили их передачу. Судя по нашим данным, встреча состоялась сегодня. Теперь о нас знают.

- Именно – Вмешался другой голос, принадлежавший крысе. – Теперь только вопрос времени, какие ответные шаги предпримут домашние и люди. Содержание беседы не дошло до нас, но я не сомневаюсь, что поведал людям представитель домашних. Теперь мы должны опередить любые шаги в этом направлении. Встреча уже назначена.

- И почему вы говорите это мне?..

- Потому, что хотим, чтобы ты был среди наших представителей. Так как домашние создали себе плохую репутацию, спалив твой дом и расстреляв нескольких людей, ты станешь нашим козырем. Это позволит людям проникнуться к нам доверием. – Объяснил Мальков.

- Просто побудешь там. Мальков лично проследит за тем, чтобы ты не сболтнул лишнего.

- Я уверен… - Начал было росомаха.

- А я нет. С тобой поедут братья Ситако.

- Как скажешь. – Согласился Мальков.

- Вот и отлично. У тебя есть еще часа четыре. Можешь провести их с ним здесь.

- Хорошо.

Крыса встала и удалилась, фыркнув на прощание.

- Давай избавимся от этого. – Мальков снял пакет и развязал парню руки. – Теперь лучше?

- Да. А здесь жарко.

- Еще бы. – Мальков помолчал. – Послушай, там в пещере я чувствовал, что ты говоришь искренне. Я почувствовал, что тебе можно доверять. Именно поэтому я убедил Вирстанию, чтобы она согласилась позволить тебе поехать на встречу. Ты просто побудешь там, как знак доброй воли. Я думаю, что тебя даже можно будет отпустить к людям. Я не думаю, что ты знаешь хоть что-то мало-мальски полезное.

- А если я не захочу? Я смогу остаться с вами?

- А? – Мальков не знал, что ответить. Такого он не ожидал. – Думаю, что да.

- Это хорошо, потому что с людьми я более не хочу оставаться.

- Как хочешь, только предупреждаю сразу, многим ты не нравишься, и еще меньше могут тебе доверять. Тебе придется несладко.

- Я справлюсь.

- Хорошо. Давай обсудим то, что ты должен будешь сказать, если тебя спросят о чем-либо.

Мальков долго объяснял, как нужно отвечать на вопросы, при этом не сказав ничего лишнего. Наконец, он закончил.

- Ты все понял?

- Да.

- Отлично. У нас еще есть несколько часов. Можешь поспать, если хочешь.

- Нет, но вот воды бы было бы не плохо.

- Воды? Ммм. А вот с этим туговато. Нам ни вода, ни еда не нужны, поэтому и запасов у нас нет. Хотя, я могу попросить нашего врача. У него точно есть.

Мальков вышел из помещения, а потом через несколько секунд вновь зашел.

- Обожди, я послал за водой.

- Спасибо. Слушай, а эта Вирстания здесь главная?

- Да. Она руководит всем в пределах небольшого района. У нас военное разделение, при котором она является генералом. В каждом районе есть свой генерал, а вообще всем руководит достаточно большой круг зверей и птиц.

- А кто она? В смысле какой зверь?

- Вирстания черная крыса.

- Крыса?

- Да. Не та, которые жили в ваших канализациях, те примкнули к домашним, она дикая крыса.

- А те братья, о которых она говорила?

- Они волки. Братья, один серый, а другой почти белый. Всегда неразлучны. Серый, Люм, будет водителем, а белый, Ким, поедет спереди. Не удивлюсь, если в багажнике для него припрятана снайперская винтовка.

- Почему?

- Вирстания не доверят тебе, и теперь уже мне, так как я привел тебя сюда. Она наверняка подстраховалась.

- И тебя это не волнует? – Удивился Сашка.

- Нет. Если так надо.

Мальков умолчал о том, что Ким должен был позаботиться о том, чтобы люди пришли одни, и если Александр сделает глупость, убрать его.

Вскоре еще один зверь вошел в помещение и, поставив стакан на стол, удалился. Мальков пододвинул стакан к Александру.

- Извини, что подставляю тебя, - начал было Сашка.

- Не бери в голову. Я в тебе уверен и это главное.

- Спасибо за доверие. Слушай, а расскажи мне что-нибудь про росомах.

- Ну… - Начал Мальков. Он немного подумал и начал говорить. Он все говорил и говорил, повествуя все, что знает сам, стараясь выражаться понятно и красочно. Рассказал он и о достоинствах, и о недостатках своих сородичей. Наконец, пришло время отправляться в путь. В дверь зашел серый волк.

- Пора. Машина ждет. – Коротко произнес Люм и вышел.

- Пошли. – Мальков встал и под руку проводил Сашку к лифту.

После долгого подъема, им пришлось прошагать еще немалое расстояние, прежде чем они оказались в замаскированном гараже. Здесь пахло бензином и смазкой.

- А здесь прохладно, - поежился Александр.

- Ничего, в машине согреешься. – Мальков помог сесть парню.

Сиденье, покрытое дорогой приятной на ощупь обивкой было очень широким. Мальков закрыл дверь и нажал кнопку, чтобы открыть окно. Едкий запах освежителя ударил ему в голову.

- Блин, парни, когда же вы выкинете эту дрянь? – Поинтересовался он.

- Да мы уже как месяц ее выбросили, - отозвался Люм, который заливал бензин в бак из канистры. Ким молча сидел спереди.

- Надо было ее проветрить, что ли.

Гадкий запах просачивался сквозь руку, которой росомаха закрыл нос, доходил до мозга и вызывал тошноту и головную боль. Острое обоняние здесь было не лучшим помощником.

Наконец, Люм вылил остатки содержимого в бак и, открыв двери замаскированного гаража, сел в машину. Повинуясь плавному повороту ключа, дорогой джип сразу завелся. Люм выехал на поляну, закрыл за собой двери и снова сел в машину. Ее ощутимо трясло, пока джип не выехал на одну из трасс, проложенных недалеко, и не поехал по ровной дороге.

Глава VIII

Вечером, когда багровый закат становился все темнее и темнее, черный джип встал у старого заброшенного склада. Серые стены здания были покрыты грязью, а кое-где и вовсе развалились. Холодный ветер не прорывался в него только лишь потому, что ржавые двери склада еще держались на петлях.

Ким первый вышел из машины и осмотрелся. Его брат тоже вышел и открыл багажник. Внутри лежали два калаша, СВД и патроны к ним. Ким взял винтовку, вбил в нее магазин и поспешил к лестнице на крышу здания. Люм с Мальковом взяли автоматы и рысцой побежали к складу. Мальков вошел внутрь, а Люм обежал его вокруг. Никого. Они прибыли сюда раньше, чтобы избежать ловушки, если таковая была бы. Звери успокоились и положили автоматы внутри склада за одной из бочек, брошенных здесь же. Люм остался следить за обстановкой наверху, скрытый в дыре, заваленной хламом. Александр дожидался внутри, так как на улице для него было слишком холодно, хотя зверям было вполне комфортно. Наконец, показалась вторая машина. Черная волга ехала среди жухлой высокой растительности, окружавшей это место. Звери вместе с Сашкой зашли внутрь. Ким смотрел на приближающуюся машину, но увидел лишь тонированные стекла.

Он сделал непростительную ошибку – отвлекся. В это время предательский блеск оптического прицела выдал снайпера. Дротик с транквилизатором вонзился в шею волка, и тот вскочил от неожиданности, поскользнулся и с криком упал на землю. Звери моментально схватили автоматы.

- Ким! – Люм хотел выбежать наружу, но Мальков его остановил.

- Стой, тебя тоже подстрелят.

- Но…

- Никаких но! – Тон росомахи возражений не терпел.

Звери отошли к дальней стене помещения вместе с Александром, которого они заставили лечь на пол. Внутрь был только один вход, да еще три дыры, которые, правда, были сверху. Они стали ждать.

Через некоторое время внутрь полетели гранаты, распыляющие слезоточивый газ, постепенно заполняющий собой пространство. Звери тут же оторвали куски одежды и прикрыли ими носы, но и это не помогало – проклятый газ все равно просачивался через ткань. Вскоре обстановка стала невыносимой, но они терпели, ведь делать-то им было нечего. Сашка уже почти задыхался, но пытался не подавать вида.

Штурм начался. Солдаты открыли двери склада и тут же залегли на землю. Из-за плохой видимости Люм заметил только силуэты, но этого было достаточно, чтобы иметь цель. Он открыл огонь. Пули пролетали выше залегших штурмовиков, которые ответили таким же огнем. Их ружья с транквилизаторами окатили бочки и прочий хлам, за которым спрятались звери, но и одной иглы было достаточно, чтобы Люм скатился на пол. Мальков от этого просто взбесился. Он подхватил выпавший из рук Люма автомат и с обоих стволов, встав во весь свой двухметровый рост, начал окучивать противников. Он бежал на них, рыча от ярости. Росомахи никогда не сдаются и не отступают.

Двух дюжин дротиков было недостаточно, чтобы помешать ему вырваться наружу. Продолжая в бешенстве раскидывать всех, кто попадался ему под руки – патроны уже закончились – Мальков крушил все подряд, совершенно не думая о том, чтобы попытаться скрыться или отступить. Наконец, накачанный адреналином зверь начал слабеть, пока, наконец, не рухнул.

Александр уже давно потерял сознание, поэтому солдатам не составило труда погрузить его вместе со зверьми на машины и уехать из этого места, не привлекая особого внимания.

Парень очнулся и сразу же ощутил себя привязанным к кровати. Голова болела, а все тело ломило, как будто его прокрутили через мясорубку. Прошло немало времени, прежде чем он услышал звук отъезжающей в сторону двери.

- А. Я вижу, что ты уже очнулся. Приятно видеть тебя в добром здравии. – Начал приятный голос.

- Где я?

- В безопасности.

- Смешно. - Хмыкнул парень.

- Ну, хорошо. На секретном объекте. Меня зовут генерал Бьярнов.

- Я Александр. А почему я связан?

- Это все врачи. Сейчас развяжу. – Генерал выполнил обещание. – Это их причуда, хотя я говорил, что в этом нет необходимости.

- Что произошло? – Поинтересовался парень, потирая затекшие руки.

- Мы провели операцию, чтобы обезвредить этих э… - Генерал подбирал нужные слова. – Животных.

- Они сказали, что не причинят мне вреда. – Александр уловил тон генерала.

- Может и так, но это приказ сверху. Вопрос национальной безопасности.

- А что с ними?

- Они сейчас в лаборатории. Ученые проверят их состояние и проводят исследования. Без вреда для них. – Поспешил добавить генерал.

- Что вы будете делать?

- Я – ждать приказов. Командование велело узнать о них все, что можно. Надеюсь, что ты мне в этом поможешь. Я прав?

- Да, конечно. – Помедлив, согласился Александр. Он решил уверить человека в своей полной лояльности, пока не узнает всего, что недоговаривает генерал. А он точно недоговаривает.

- Вот и отлично. Я прикажу, чтобы тебя отвели в твои покои. Если ты голоден, то позови дежурного, он обо всем позаботиться. Извини, но мне нужно идти. – Попрощался генерал.

- Спасибо.

Генерал вышел, а через некоторое время в помещение вошел офицер. Он проводил парня в другое место и поинтересовался не нужно ли чего-нибудь ему. Сашка попросил чая и картофельного пюре без никто. Офицер удалился, оставив парня одного. Наверху он уловил жужжащие звуки, наверняка от камеры слежения.

Через некоторое время дежурный появился с подносом, поставил все на стол и снова поинтересовался, чем он может быть полезен. Убедившись, что больше ничего не нужно, он удалился. Александр принялся за еду. По запаху он определил, что в поре был добавлен чеснок, рядом лежал кусок жареной камбалы и еще что-то. Какой-то странный запах, пахло какими-то медицинскими препаратами. Решив, что ничего плохого не выйдет, если он съест пюре с добавкой, которая, по его мнению, являлась либо снотворным, либо успокоительным, парень быстро умял все блюдо. Его действительно потянуло в сон, поэтому он лег на кровать, так и не допив слишком сладкий чай.

Следующим днем снова появился дежурный офицер и принес завтрак – борщ со сметаной. Сашка поел и поинтересовался, может ли он увидеть генерала, на что офицер ответил, что тот слишком занят, но придет, как только сможет. Через час Александр попытался выйти из своих апартаментов, но двое солдат, стоящих снаружи, мягко, но доходчиво объяснили, что лучше ему оставаться внутри, что парень и делал.

Прошло еще два дня, прежде чем генерал снова посетил Александра. По его усталому голосу было понятно, что тот много работает и, наверное, недосыпает по ночам.

- Ну, как мы себя сегодня чувствуем.

- Лучше чем вчера. – Ответил парень.

- Что ж, это радует.

- У вас уставший голос. Наверное, много работаете.

- Да. Как насчет того, чтобы немного прогуляться, а?

- Хорошо было бы.

- Пошли.

Генерал повел Александра по многочисленным коридорам комплекса. По пути то и дело встречались люди: солдаты, ученые и рабочий персонал. Парень слышал обрывки разговоров:

…сегодня сложный день. С утра вся эта чушь…

…Эй там, полегче, это дорогое оборудование!..

…нужно завершить тесты до полудня, иначе я вам головы оторву…

…ничего, только молчание…

…как думаешь, что они затевают?

Не знаю точно, но ничего хорошего…

- Вот мы и пришли. – Генерал с Сашкой зашли в комнату.

- Что это за место?

- Это наше научное крыло. Позволь, я познакомлю тебя кое с кем. – Генерал окликнул кого-то и к ним подошел молодой человек в белом халате. – Отведи его к доктору Лукавину. – Велел генерал. – Извини, но мне уже пора. Доктор просил, чтобы ты к нему зашел. Я вернусь к вечеру. – Обратился он уже к Александру.

- Хорошо.

Лаборант отвел парня через серию длинных коридоров и многочисленных поворотов в кабинет доктора Лукавина.

- Здравствуй, Александр. Меня зовут Михаил Алексеевич Лукавин.

- Здравствуйте.

- Я врач-психолог. Я понимаю, что это звучит неприятно, и ты думаешь, что тебе не нужны мои услуги, но мне велели, а приказ, есть приказ. Давай просто поговорим, я немного попишу, и мы расстанемся друзьями.

Александр пожал плечами, что означало его согласие. Врач много спрашивал, уточнял и делал пометки у себя в тетради. Он задавал сначала вопросы о недавнем происшествии, пытаясь выяснить, что думает об этом Александр, и немало удивился, что ему все равно. Убедившись, что парень вполне осознает случившееся, Лукавин перешел на другие вопросы. Узнал он и о потере зрения, о том, как жил парень с дедом и что случилось с его домом.

Уже вечером явился генерал Бьярнов. Он вышел в соседнее помещение, чтобы обсудить кое-что с доктором. Александр напряг слух и сумел различить кусочек разговора.

- … это все прекрасно, но что вы конкретно узнали? – Спросил Бьярнов.

- У парня сильная психика, он смог переварить случившееся, поэтому он вполне здоров. Правда, потеря зрения серьезно его гнетет, что и делает его равнодушным и несколько отрешенным от мира.

- Вы узнали, как он потерял зрение?

- Да. В школе ему брызнули кислотой в глаза. Отвергнутая девушка.

- Хорошо, попытайтесь выяснить все, что только сможете.

- Есть.

Генерал сообщил парню, что на сегодня достаточно и сопроводил обратно в его апартаменты. На следующий день Сашку снова отвели к Лукавину. Сашка отвечал на вопросы односложно, не желая многого рассказывать. Он чувствовал вопросы с подвохами, скрытыми намеками, которые должны были заставить его проговориться, поэтому успешно их обходил. Так было и на следующий день.

Еще через день Александру удалось отдохнуть от изнурительных расспросов, хотя ему уже начинало нравиться дурить врача. Он буквально издевался над ним, кося под тормоза.

На следующий день вместо офицера к Александру вновь явился генерал.

- Доктор Лукавин говорит, что ты полностью здоров. Я рад за тебя.

- Спасибо.

- Итак. Теперь давай поговорим о тебе более подробно. Ты жил в частном доме по адресу Луговая 91?

- Да.

- Этот дом полностью сгорел. Ты говорил, что это заслуга неких домашних. Можешь пояснить?

- Все просто, домашние животные. Вы должны были найти их тела. И даже столкнуться с ними в живом виде.

- Да. – Несколько помедлил генерал. – Мы вынуждены были их ликвидировать.

- Дальше, как я уже говорил доктору, меня взяли с собой звери, потому, что я остался без дома, да и еще попал бы под пули. Я немного с ними пожил, а потом они сказали, что назначена некая встреча. На нее меня и везли.

- Знаешь зачем?

- Чтобы отделаться от меня. Я, как еще один рот им не нужен, а убивать меня они не стали, поэтому должны были просто всучить вам.

- Понятно. Ты что-нибудь можешь о них сказать?

- Достаточно, чтобы сказать, что они очень даже умны. Я кое-что подслушал, поэтому могу что-нибудь рассказать. Думаю, это имеет ценность.

- Хорошо, выкладывай.

- Почему бы это? – У генерала чуть челюсть не выпала от такого вопроса. – Не просто так же я должен выдавать информацию, а?

- Ну… - Генерал решил немного подумать, хотя ему искренне хотелось вмазать Александру. – Если информация будет ценна, то я уверен, что ты в накладе не останешься.

- Вот именно. Простой обмен – я вам все, что знаю о них, а вы мне единственную вещь, которую мне бы хотелось – зрение.

- Зрение?

- Именно. Я слышал о секретных проектах по созданию мощнейших лекарств. Уверен, что там найдется что-нибудь для меня.

- Это всего лишь слухи. Хотя я могу попросить врачей осмотреть тебя. – Предложил генерал.

- Спасибо.

Генерал быстро попрощался и вышел. Было слышно, что он раздражен, но себя сдерживает. Сашка вступил в опасную игру, в которой он высоко поднял ставки. Он решил попытаться получить зрение, а потом действовать по обстоятельствам. Конечно, ничего серьезного он не знал, поэтому блефовал. Если он получит хотя бы какую-то способность видеть, то это уже станет для него большим подарком. Подарок же этот он решил попытаться использовать, чтобы выручить зверей, которых держали на этой же базе. Они были еще живы, Александр просто это знал. Он испытывал к ним большую симпатию, чем к своему государству, к соотечественникам, к людям вообще. «Итак, начнем игру» - подумал парень.

Через несколько дней Александра отвели в медицинский отсек, где, судя по запахам, кипела бурная деятельность. Спирты, дезинфицирующие средства, запахи чего-то кислого – все это смешалось в такой букет, что от непривычки, Александр чуть в обморок не упал. Один из врачей пошутил, что такое случается с каждым вторым и что он удивляется, как они вообще к такому привыкли.

Врачи сделали несколько анализов, заставив парня полежать под разными приборами. Наконец, после нескольких часов процедур, они объявили о своем решении.

- Мы можем тебе сказать, что теоретически мы можем вернуть тебе зрение. Не стопроцентное, но хорошее. – Начал один из врачей.

- Мы должны будем сделать тебе операцию, но это только начало. Ты должен будешь принимать постоянно кое-какие лекарства в течение месяца, чтобы закрепить результат. – Продолжил второй.

- Генерал Бьярнов распорядился доставить тебя к нему после осмотра. Я провожу тебя. – Обладатель первого голоса встал и взял парня за руку.

Генерал с врачом долго беседовали о чем-то, но о чем, Сашка так и не смог узнать. После генерал пригласил его к себе.

- Мне сказали, что твое зрение можно восстановить, но для этого придется много потрудиться. Кроме того, результат далеко не гарантирован.

- Меня вполне устраивает. Как только я смогу видеть хоть что-то, чтобы это различать, я выложу вам все, что знаю.

- Врачи сказали, что это займет долгое время.

- Это мои условия.

- Извини, но это неприемлемо. Либо ты говоришь сейчас, либо не получишь ничего.

- Так не пойдет. – Возразил Александр.

- Хорошо, ты сам так решил.

Генерал встал и вышел. Через некоторое время он снова зашел в кабинет вместе с тремя офицерами. Парень почувствовал, как двое из них встали позади его стула.

- Держите его! – Приказал генерал.

Александр почувствовал, как сильные руки мгновенно вжали его в кресло. Он пытался сопротивляться, но тщетно. Холодная игла вонзилась в его вену, распространяя холод по жилам.

- Через минуту оно подействует.

- Что? – Спросил Сашка.

- Сыворотка правды. Ты все расскажешь, так или иначе.

- Обломаетесь. – Зло кинул Сашка.

- Посмотрим. – Пожал плечами генерал.

Минута прошла, и генерал начал задавать вопросы. Они сыпались из него, как из пулемета. Александр чувствовал себя расслабленным и вялым. Голова соображало медленно, а тело отказывалось слушаться. И еще этот голос. Противный тихий голос, который принуждал отвечать на вопросы. Он все шептал и шептал, вгрызаясь в голову, шептал, принуждая говорить, не молчать, а говорить правду. Ему нельзя было противиться. И Саша заговорил.

Сначала генерал был доволен, так как рассказ начался вполне нормально. Но потом его лицо начало мрачнеть с каждым новым словом. Александр нес чушь. Он говорил и говорил то, что его просили, но он так связывал слова, что из его уст вылетали странные фразы, непонятного содержания. Голос принуждал продолжать, но уже не мог требовать большего, так как все это было правдой. Только по каким-то причинам, непонятным даже самому Александру, парень нес такой бред.

Генерал злился все больше. Одновременно со злобой приходило и удивление. Ведь еще никто не мог противиться сыворотке. По крайней мере генерал о таких не слышал. Так как доктор Лукавин сказал, что парень психически здоров, генерал недоумевал. Наконец, он не выдержал и вскочил со стула. Он уже был один в кабинете.

Со злости и от безысходности Бьярнов начал трясти парня, пытаясь выбить из него хоть что-то. Ничего.

-… капля воды. В третий правый проход, пожалуйста… - Продолжал нести чушь Александр.

Генерал сдался. Он велел заткнуться парню, а сам налил себе стакан водки. Он выпил, а потом налил еще. Через некоторое время Бьярнов приказал вывести парня.

Прошло два дня, прежде чем действие препарата выветрилось полностью. Генерал пожаловал под вечер.

- Извини, что так пришлось поступить, но я лишь выполнял приказ. – Начал генерал. Сашка молчал. – Мне приказали выбить информацию любой ценой, а когда я сообщил, что ты хочешь в обмен, то они отказали. Черт, я просто восхищен. Ты смог выдержать действие сыворотки! Еще ни одному человеку такого не удавалось.

- Я рад. – Спокойно ответил парень.

- Начальство просто мечет, поэтому дало добро на твои условия. Партия с препаратами для тебя прибудет через два дня. Столько же нужно для операции. Я видел цифры и готов поклясться, что они просто скрипели, когда выделяли средства. Это же больше трех миллионов. Извини за мои действия.

- Да ладно. Это просто приказ.

- Ты же знаешь, что поставлено на карту. Наша безопасность…

- Я понимаю. Но поймите и вы. Зачем мне нужно все это? У меня ничего нет. Государство меня просто бросило, поэтому патриотических чувств у меня почти и не осталось. Единственное, что мне сейчас нужно, так это возможность хотя бы еще раз взглянуть на солнце, на рассвет, на зеленую траву…

- У тебя еще будет шанс. Но теперь цена несколько возросла.

- Насколько?

- Так как ты первый, кто выдержал действие сыворотки, то я поставлю два условия. Первое: ты никому об этом никогда не говоришь, а второе: объяснишь, как ты это сделал.

- Постараюсь.

- Ну вот и отлично. А теперь я передам тебя врачам. Они все сделают.

- Спасибо.

Александр радовался. Он практически ликовал. Ведь парень не только сумел каким-то образом обмануть действие препарата ничего не рассказать, но и добился своего. Кроме того, он порадовался, что государство немного раскошелится на его собственную персону. «Что ж, пока все получается» - подумал он.

Глава IX

Как и обещал генерал, врачи начали свою работу, как только привезли оборудование. После тщательной подготовки, которая включала в себя весьма болезненные процедуры, они приступили к самой операции.

Голову Александра зафиксировали и велели тому не шевелиться. Его веки так же зафиксировали, чтобы они не мешали. Над операционным столом навис большой аппарат. Сашке было немного не по себе, пока он ждал. Врачи управляли аппаратом из другой комнаты, поэтому он даже не знал, долго ли еще придется ждать.

Наконец, аппарат включился. Он долго пристраивался к парню, прежде чем не начал действовать. Лазерный луч производил точные и быстрые удары. Глазам стало больно, но об этом врачи предупреждали. Лазер продолжал, а глаза уже полыхали, распространяя жгучую боль на всю голову. Они неимоверно чесались. Так сильно, что парень невольно шелохнулся, но тут же остановил себя, так как мог все испортить. Лазер продолжал, как продолжалось и жжение. Александр старался терпеть изо всех сил, но не знал, долго ли выдержит эту боль. И когда он уже готов был дернуться, да сделать что угодно, лишь бы избавиться от нее, лазер закончил. Глаза продолжали гореть, но боль стихала.

Врачи объясняли, что сделали все, что могли, и все теперь зависит от организма. Завязав глаза парню пропитанной лекарствами бинтами, они отвели его в палату. Там он и лежал еще неделю. Александру вкалывали различные препараты и протирали глаза особым составом, от которого кружилась голова.

Сначала прогресса не было видно, но очередное утро стало истинно радостным для Александра. Он проснулся достаточно поздно, но его не беспокоили, а просто оставили завтрак рядом, это он уже почуял носом. По привычке, он умылся, даже не открывая глаз в туалетной комнатке, примыкающей к палате. Только открыв веки, как он делал всегда, хотя и не знал зачем, наверное, в силу многолетней привычки, он испытал жуткую боль. Боль долго не стихала, зародившись в глазах, она перешла в голову, и парню пришлось несколько минут постоять у раковины, чтобы она немного спала. Зато потом, он испытал такую радость, которой уже не было много лет. Он смог различить свет! Достаточно яркий свет и стал причиной болезненных ощущений в глазах, так как они уже больше двух лет ничего не видели. Он еще ничего не мог видеть, но ведь это был прогресс! Он чуть было не пустился в пляс, но тут же взял себя в руки. Кроме того, он не хотел, чтобы об этом успехе кто-нибудь узнал. Пока.

Постепенно зрение становилось все лучше день ото дня, что Сашка тщательно скрывал. Ему продолжали колоть препарат врачи, которые ничего не подозревали. Через несколько дней парень решил начать действовать. Он осторожно сообщил о некоем прогрессе врачам, максимально уменьшим его значение. Он попросил встречи с генералом. Когда тот пришел, Александр рассказал ему об улучшениях, на что генерал выразил удовлетворение.

Сашке понадобилась вся его изобретательность, чтобы убедить генерала прогуляться вместе с ним по комплексу. Ради этого, он решил дать ему немного информации, на что Бьярнов и клюнул, принимая за правду вымышленные истории, в которых содержалась весьма небольшая крупица правды.

Генерал увлеченно слушал Александра, запоминая каждую мелочь, а тот, тем временем запоминал расположение помещений внутри комплекса. Комнаты охраны, камеры наблюдения, склады и служебные помещения – все это он мог различить лишь отдаленно, но это уже было кое-что.

Так он проходил дня два, а потом осторожно поинтересовался о том, что случилось со зверями. Генерал долго молчал, прежде чем ответил. Он рассказал, что их держат в особом блоке «Д». Там они под постоянным наблюдением изучаются. Генерал умолчал о постоянных попытках выведать у них информацию самыми разными способами.

Александр продолжал наблюдать некоторое время, а потом приступил к следующей фазе. Он сообщил врачам о том, что уже может вполне прилично различать предметы, хотя опять же сильно преуменьшил реальное положение вещей. Теперь он попросил у генерала выпустить его на некоторое время на поверхность, чтобы он посмотрел на закат, а потом обещал ему рассказать все, что знает.

Генерал согласился, решив, что ничем не рискует, поэтому повел его к выходу. Саша же тем временем запоминал дорогу.

Когда он увидел алые лучики заката, затапливающие все небо и отражающиеся в недавно выпавшем снегу, он заплакал. Он так давно не видел этого и ему было так радостно, так хорошо. Раньше он не придавал значения тому, что может видеть, пока не лишился зрения. Теперь же он благодарил всех святых за то, что ему вновь даровали такую возможность. Он долго стоял и смотрел, пока небо постепенно не стало почти полностью темным. Генерал терпеливо ждал его чуть позади. Наконец, парень подошел к генералу, и они снова спустились вниз. Парень изо всех сил изображал то, что видит он очень плохо, что, по-видимому, ему удавалось. Он сказал, что устал и все расскажет генералу завтра, тот вежливо пожелал приятных снов и сопроводил Сашку до его апартаментов.

На следующее утро врач снова пришел, чтобы сделать укол Александру. Он носил с собой чемоданчик с лекарствами, в котором были самые разные медицинские препараты. Пока ему делали укол, парень интересовался назначением тех или иных лекарств. Он так делал уже третий день, поэтому врач охотно рассказывал обо всем, что его спрашивали. В прошлый раз парню повезло узнать о хорошем военном препарате, который помимо обезболивающего эффекта, погружает пациента в наркоз, чтобы можно было эвакуировать тяжело раненных солдат. Две иглы небрежно лежали на краю чемоданчика, пока врач делал укол. Врач оказался неловок и уронил пустую ампулу на пол. Пока он нагнулся, чтобы подобрать ее, Сашка мигом посмотрел на камеру наблюдения. Парень сделал неловкое движение, как бы желая помочь врачу, чем опрокинул чемоданчик. Все препараты рассыпались по полу. Врач вздохнул и начал собирать рассыпавшиеся лекарства. Александр помогал ему, незаметно для врача косясь на камеру наблюдения, которая свисала с потолка. Когда она отвернулась на наибольшее расстояние, парень ловко толкнул два нужных ему шприца под кровать. Врач ничего не заметил. Когда они собрали все лекарства обратно в чемодан, Сашка извинился за свою неловкость. Врач его успокоил, что все в порядке и ушел.

Когда пришел генерал, Сашка уже знал примерный план своих действий. Сначала они с генералом прошлись в его кабинет, а там Александр начал свой рассказ, занявший больше двух часов. Он врал так умело, как только мог. Он выдумывал истории о каких-то духах, общем сверхразуме и пытался изворачиваться от того, чтобы не сказать ничего действительно важного. В целом ему это удалось. Генерал все записывал, хотя и был недоволен – он ждал большего. Конкретной информации о планах врага или его местоположении он не получил, поэтому начинал потихоньку выходить из себя. Ведь именно ему вставят все убытки, которые понес бюджет, кроме того, он не выполнит приказ, за что его тоже по головке не погладят. Александр это почувствовал и решил немного изменить тактику. Ему пришлось рассказать о том, кто виновен в кражах по всей планете и о том, зачем это понадобилось зверям.

- То есть ты говоришь, что они создают инфраструктуру. Для чего? – Спросил генерал.

- Чтобы выжить. Ведь надо же им что-то есть, что-то пить и многое другое.

- Но это откровенный грабеж. Кроме того, военные заводы и фабрики это дело другое.

- Они говорили, что оружие им нужно только для войны с домашними. Они должны себя защищать.

- Они готовятся к войне. С нами?

- Нет. Хотя думаю, что смогут защититься, если потребуется.

- Понятно. И много их?

- Не знаю. Знаю лишь то, что к домашним примкнули некоторые из диких, обезьяны, свиньи и еще другие, правда, не помню кто.

- Почему они воюют?

- Точно не знаю, хотя слышал, что это из-за разногласий. Что-то о том, что домашние хотят прислуживать людям, а дикие просто жить отдельно и как можно дальше от нас.

- Интересно. Это все?

- Не совсем. Я еще кое-что хочу сказать, но можно кое о чем сперва попросить?

- Говори.

- Я бы хотел увидеть их.

- Кого? Зверей?

- Да. Мне интересно. Я их попросил себя описать, так как я их не видел, а теперь интересно посмотреть своими глазами.

- Ну хорошо. Надеюсь, это того стоит.

- Может быть, но это все, что я знаю.

Генерал с парнем прошли к лифту и спустились на этаж ниже. Там около лифта сидел одинокий дежурный с книгой в руках. В длинном коридоре никого больше не было. В конце виднелось несколько дверей. Генерал провел парня во вторую правую. Внутри помещения сидело несколько ученых и солдат, которые смотрели на мониторы. В стене так же было большое окно-зеркало, сквозь которое можно было смотреть на троих пленных зверей, а они видели лишь свои отражения.

Вид у них был паршивый. Избитые, полуживые звери были полностью прикованы к кроватям, напичканы электродами и приборами. У парня просто сжалось сердце, когда он увидел, что ученые сделали с ними. Сашка едва сдерживался от того, чтобы не подать вида, что ему их жаль. Вместо этого он сконцентрировался на другом. Он постарался незаметно все осмотреть и поинтересовался у одного из ученых, чем он занят. Ученый посмотрел на генерала и, получив в ответ кивок, рассказал, какие он проводит исследования. Александр мало что понял, зато успел осмотреть пульт управления, который был виден за спиной ученого.

После того, как Бьярнов решил, что экскурсия окончена, он отвел парня обратно в его апартаменты. Сашка на ходу выдумал историю о том, что он некий «мессия», которого звери ждали. Он наврал о том, что якобы он подслушал их разговоры, в которых об этом говорится, чтобы только отделаться от генерала. Тот спокойно все выслушал и, попрощавшись, вышел. Если бы он мог удавить парня силой взгляда, то уже сделал бы это.

Весь оставшийся день Александр пытался придумать план того, как спасти зверей. Он решил действовать этой же ночью, так как почему-то сомневался, что они долго протянут.

Наконец, парню оставалось дождаться отбоя, чтобы начать действовать. Когда свет выключили, он прочел обе известные ему молитвы и принялся за дело.

Взяв с собой два шприца с неким подобием транквилизатора, он тихо прокрался к двери, прислушиваясь к звукам уже утихающей базы. Прошло полчаса, прежде чем установилась окончательная тишина. Парень осторожно выглянул из-за двери в коридор. Две камеры, в двух его концах прощупывали окрестности, поэтому он поспешил скрыться за дверью. Он провел еще полчаса, пытаясь найти подходящий момент, когда обе будут смотреть в разные стороны. Пока он это делал, ему подвернулся удобный случай.

Мимо шел одинокий офицер, уже пьяный и поющий под нос какую-то песенку. Когда он медленно проходил мимо его двери, Александр решился и открыл дверь. Он быстро уронил офицера и, пока тот не успел понять, что произошло, втянул его внутрь. Пьяный человек так и не понял, что произошло, как ушел в глубокий сон. Сашка вколол ему первый шприц.

Подумав, что сможет переодеться в офицера и таким образом обмануть охрану в комнатах слежения, Александр раздел капитана и переоделся в его форму. Немного великоватая, она все же была неплохой маскировкой, так как камеры все равно особо не присматривались. Сашка отобрал и оружие, надеясь, что оно не понадобиться.

Он с бешено стучащим сердцем вышел в коридор. Эта вся авантюра вогнала в его кровь столько адреналина, сколько там не было уже больше двух лет. Александр спокойно пошел по направлению к комнате наблюдения, пытаясь выглядеть как ни в чем не бывало.

Он хорошо запомнил дорогу, так как генерал водил его к себе много раз. Парню пришлось обойти два патруля, чтобы не нарваться на подозрение. В эти моменты его сердце было готово просто выпрыгнуть из груди, так как он боялся, что его обнаружат, а тогда у него не будет больше возможности убежать со зверьми.

Наконец, он сумел выйти к нужной комнате. Он подошел к камере слежения, находившейся прямо над дверью прежде, чем она его увидела. Парень глубоко вздохнул и тихонько начал открывать дверь, боясь того, что она откроется слишком шумно. Когда он наполовину открыл ее, то увидел, что в помещении всего один солдат. В это время послышались шаги в дальнем конце коридора, которые заставили Александра мигом просочиться через полуоткрытую дверь, а потом ее запереть. Это все получилось у него на удивление тихо. Солдат со скучающим видом сидел напротив ряда мониторов. Сашка подкрался к нему и достал шприц.

Солдат успел вскрикнуть прежде, чем вся доза оказалась у него в горле. Сашка с большим трудом сумел повалить его на пол, за счет неожиданности, и пытался зажать ему рот, пока не подействует лекарство. Он слышал, как шаги приближались. Солдат продолжал вырываться и кричать, хотя его крики и заглушались рукавом, они были хорошо слышны, поэтому, когда он, наконец, затих, Александр притаился, готовый к тому, что в помещение ворвется патруль, услышавший крики и звуки борьбы. Но все обошлось. Шаги начали удаляться.

Александр осмотрел все мониторы, ища на них что-нибудь полезное. Его зрение еще не восстановилось, поэтому он едва разбирал то, что на них было, но вполне смог различить несколько нужных картинок. Он убедился, что никого рядом нет, и отправился к камерам, где содержались пленные звери, закрыв за собой дверь и уложив солдата на стуле так, словно тот заснул. Не забыл он и отобрать оружие.

По пути ему встретился еще один патруль, который ему удалось обойти благополучно. Когда он спустился на неприятно гудевшем лифте вниз, он прислонился к стене. На звук открывающейся двери не было никакой реакции. Только ровное дыхание дежурного.

Александр прокрался мимо него и попал в ту комнату, где он и видел зверей. Запомнив, что внутри как расположено, он даже в темноте разобрался в кнопках. Гулкое жужжание раздалось в тишине так неожиданно, что Сашка чуть не вскочил от неожиданности. Поняв, что двери открыты, он вышел в коридор и огляделся. Дежурный все еще спал.

Сначала он зашел в дверь напротив, но там оказались лишь новые приборы и оборудование. В двух ближайших дверях то же самое – лаборатории с большим количеством техники. Наконец, за очередной дверью показалась лестница. Александр спустился по скрипящим ступенькам и зашел в открытые двери с красной лампочкой над ними.

Внутри было включено некоторое освещение – две лампы тускло светили на пленников. Сашка тут же кинулся к ним, развязывая ремни, которыми те были привязаны, и убирая электроды. Звери лишь вяло шевелились, отреагировав на появление незнакомца.

- Я вас вытащу отсюда. Только держитесь. – Говорил парень.

- Сашка? Ты это? – Подал голос Мальков, когда парень отцеплял от него провода.

- Самый. Давайте шевелитесь. У нас мало времени.

- Болит все. Ужас…

- Тише. Давайте шевелитесь, нам еще надо выбраться отсюда.

Сане удалось отцепить все ремни от росомахи, а потом он подошел к серому волку. Мальков едва приподнялся, как тут же схватился за голову. Она сильно болела.

Пока Александр освобождал волков, Мальков сумел встать на ватные ноги и попытался пройтись немного. Получалось плохо, но он старался. Волкам потребовалось больше времени, прежде чем они тоже смогли хоть как-то встать.

- Как вы? Сильно накачали?

- Наверное. – Начал росомаха. – Кое-как идти могу, а вы, ребята? – Волки кивнули. – Пошли.

- Возьми, надеюсь, что у тебя еще есть силы. – Сашка протянул пистолет Малькову.

- Постараюсь найти. – Попытался улыбнуться зверь.

- Быстрее. Дежурный спит, так что тише.

Сашка со зверями поднялся по лестнице и вышел в коридор. Звери были вялыми, но движение определенно шло им на пользу. Когда они проходили мимо спящего дежурного, Сашка решил, что эту проблему они обошли, как завизжала резкая, противная сирена. На потолке замигали красные лампочки, а в динамик послышался голос:

- Тревога, посторонний в комплексе. Перекрыть все выходы.

- Черт! – Успел выругаться проснувшийся дежурный прежде чем увидел наставленный на него пистолет.

- Шевельнешься, убью. – Прошипел Мальков. Дежурный круглыми глазами смотрел на него. Ким подскочил к человеку и вытащил у того из кобуры оружие.

- Здесь есть другой выход? – Спросил Мальков. Дежурный молчал. Было видно. Что он напуган, но пытается сохранить остатки самообладания.

- Здесь еще выход есть? – Повторил Мальков.

Дежурный молчал. Ким подождал немного, а потом резко схватил руку дежурного и быстрым движением сломал ее. Человек скорчился от боли, матерясь на все и вся, волк перестарался.

- Если не скажешь, сломаю вторую. – Предупредил волк.

- Хорошо, хорошо. Отсюда есть две лестницы. Одна идет к запасному выходу. Вон там, вторая дверь налево, а затем еще одна направо. – Показал он.

- Хороший человек. – Ким нагнулся над дежурным.

- Ким, не надо. Лучше пойдем. – Люм понял, что тот собирается сделать.

- Ким стой, он не опасен. – Мальков схватил волка за руку.

- Это война, - прошипел тот, - а это враг, указал волк на дежурного.

- Он не опасен. Пойдем. – Ровным, но напряженным тоном повторил Мальков. Волк, немного подумав, отошел в сторону.

- Сашка, есть чем связать его?

- Найду.

Он только сейчас обратил внимание на то, что все одежду со зверей сняли. Парень осматривал их, снимая с себя ремень. Они почти такие, какими он их себе представлял. Не такие пушистые, как он думал, но очень даже красивые, по его меркам. Наконец, Сашка вытащил ремень и протянул его росомахе. Тот связал дежурного, а потом они пошли в сторону лестницы.

Они долго спускались по старой, почти полностью проржавевшей лестнице, пока не оказались в абсолютно темном коридоре. Они шли вдоль стены, полагая, что разветвлений не будет.

- А я думал. Что он слепой. – Выразил мысль вслух Люм.

- Так и было. – Начал объяснять Александр. – Я был слепым, но теперь благодаря помощи одного нехорошего человека и некоторым затратам таких же людей, я снова могу что-то видеть. Плохо – да, но лучше, чем ничего.

- Звучит, как сказка. – Заметил Ким.

- Может и так, но тогда мы все в сказке. – Пожал плечами Сашка.

- Может и так. – Согласился волк.

- А что будет, когда мы выберемся на поверхность? – Поинтересовался Мальков. – У тебя есть план?

- Нужно найти транспорт. – Ответил Сашка. – Думаю, там разберемся. Должна быть уже ночь, но база поднята по тревоге. Они нас уже ищут, поэтому я надеюсь только на то, что выход не виден снаружи.

- Хорош план. – Хмыкнул Ким.

- Есть другой? – Спросил Люм.

- Я не против этого. – Заверил его брат.

- Тише вы, я что-то слышал. – Заставил их замолчать Мальков.

Звери с Александром добрались до конца туннеля. Нащупав лестницу наверх, они начали подниматься. Первым шел Сашка.

Сверху железный люк был замаскирован среди камней и высокой травы, но Сашка не смог его сдвинуть. Ему пришлось дать место Малькову, который осторожно, чтобы не поднять шума, убрал его в сторону.

- Ты слышал? – Послышался голос сверху.

- Что? – Ответил второй.

- Э… Наверное показалось.

- А что? Пойдем, посмотрим.

Мальков заметил двух солдат, идущих в его сторону. Он быстро вернул люк в прежнее положение, держа его на весу, чтобы оставить щель для обзора.

- Здесь чисто. Наверное, показалось. – Сказал один из солдат.

- Ну ты и лох. – Ответил второй.

Оба они наступили на люк. Малькову пришлось ощутить весь их вес на своих руках и спине, но он не посмел даже вздохнуть, хотя было тяжело. Наконец, оба ушли. Мальков осмотрелся и осторожно снова сдвинул люк в сторону.

- Быстрее. – Торопил росомаха их, оглядываясь по сторонам.

Снаружи база была хорошо замаскирована. Только две вышки с прожекторами виднелись в ночи, да еще ограда с колючей проволокой.

Звери уже полностью отошли от действия препаратов, поэтому двигались теперь заметно быстрее парня, которому приходилось торопиться изо всех сил. Они незаметно подошли к краю ограды, где стояла пара солдат. Оглядевшись, Сашка увидел, что на базе переполох, и скоро в окрестностях появится куча солдат, поэтому действовать надо было быстро.

Солдаты стояли за оградой, спиной к зверям, но это делало невозможным обезвредить их тихо. Так считал Александр.

Мальков взял два пистолета и взял на прицел солдат. Оба брата присели, переглянулись, а потом одновременно прыгнули через забор. Такого парень еще не видел. Звери перепрыгнули двухметровую ограду с колючей проволокой, приземлились на спины обоих солдат и повалили их на землю. Парень сначала посчитал это галлюцинацией, так как его зрение только начало восстанавливаться. Мальков же с Александром такой прыжок повторить не могли, поэтому росомаха подошел к одному из столбов, поддерживающих металлическую сетку, и хорошенько ударил его. Пришлось сделать это несколько раз, прежде чем столб согнулся почти вплотную к земле. Теперь они могли перелезть через забор.

Волки уже разобрались с охраной и отобрали их оружие. Когда Мальков с Александром оказались снаружи, они побежали в сторону леса.

Глава X

Беглецы быстро скрылись от поисковиков, продолжая идти всю ночь. На день они укрылись в шалаше, который сделали из веток у большого дерева. Было не слишком холодно, а звери вообще не чувствовали мороза. Александр же хоть и мерз, не подавал вида. Следующей ночью они вышли на какое-то шоссе. Там им удалось хитростью остановить одинокую волгу. Пока Александр отвлекал водителя, звери зашли к нему сзади и наставили на него оружие. Связав мужика, они сели в автомобиль и поехали. Каким-то неведомым для Александра способом звери точно определяли свое местоположение и двигались, как они уверяли, в правильном направлении. Сначала он немного сомневался, но когда они оказались у знакомых врат в подземный мир, то парень точно решил, что звери наделены каким-то шестым чувством.

Подземное царство зверей кипело деятельностью. Вирстания, встретившая их у входа, немедленно приказала всем четверым явиться к ней, но когда увидела их внешний вид, то велела сначала почиститься и помыться, а потом уже идти к ней.

Сашка выглядел лучше всех, поэтому только умылся и причесался, как не делал этого уже несколько лет. Он подождал, пока звери обсохнут, а потом они снова зашли к Вирстании.

Сначала они коротко объяснили, что произошло, а потом она сама ввела их в курс того, что случилось за последний месяц.

Мир действительно был на грани войны. За последний месяц звери пытались наладить контакт с людьми, вроде даже шли переговоры, но потом все покатилось в бездну. Казалось, вся планета впала в хаос. Народные волнения перерастали в митинги, протесты и марши. «Зеленые» против скинов, политические партии друг против друга. Все это перерастало в драки и акции неповиновения. Не забыла по Земле прокатиться и волна терроризма, убивающая всех подряд. Звери старались держаться в стороне, но все это касалось их самым непосредственным образом. Так называемые переговоры постоянно срывались, ведь ни одна из сторон не желала мириться с условиями второй. Это все вызывало сильнейшее напряжение.

Александр вместе с друзьями просто ждал, пока что-нибудь произойдет. Всего два исхода, от них не зависящих, поэтому особенно делать было нечего. Звери упражнялись в стрельбе и рукопашном бою, сумев привлечь к этому занятию и парня. На человека продолжали смотреть косо, но все молчали. Так прошло две недели, пока не случилось.

Вирстания собрала всех зверей в округе в огромнейшем подземном зале. Она находилась под потолком, говоря в микрофон, чтобы ее было слышно. В стене, под ней находился большой экран, что-то показывающий, но что Александр не видел. Зрение его опять начало ухудшаться, так как он не получал лекарств.

- Два дня назад на один из наших подземных полисов напали. Завязался бой, результаты которого вы сейчас видите на экране.

Нечеткая картинка появилась из темноты. Все с ужасом смотрели на монитор. Качество записи было плохое, но среди неровных квадратиков можно было разглядеть ядерный гриб. Вирстания тем временем продолжала.

- Полис был уничтожен атомным зарядом, взорванным под землей, а тех, кто успел спастись, накрыл еще один взрыв, только уже наземный. Они взорвали все, в радиусе двухсот километров, даже один из своих городов. Не выжил никто.

Тяжелая тишина повисла в воздухе.

- Это война. – Прокричала крыса. – Они ее хотят, так ее же и получат. Война!

«Война, война!» - зал загудел от криков зверей, которые смешались в адскую какофонию. Казалось, сейчас там находятся тысячи демонов, готовых вырваться на землю и разорвать все и вся. Мальков с друзьями предусмотрительно вышли вместе с Александром. Они ждали крысу в ее кабинете. Когда шум начал стихать, Вирстания вернулась к себе.

- А, вы уже здесь. Хорошо. Я сейчас отправляюсь на высокий совет. Вы все со мной.

- Есть. – Хором ответили звери.

- Ты тоже, - крыса посмотрела на Александра.

- Я? Зачем?

- Это приказ. Теперь давайте, шевелитесь. У вас полчаса. Возьмите оружие и снаряжение.

Звери разошлись. Идя по коридору, Александр чувствовал откровенную ненависть встречных, ему стало ужасно горестно и больно. «Почему же так?» - Единственный вопрос, крутившийся у него в голове.

Звери быстро переоделись и собрались. Мальков буквально обвесился пулеметными лентами, Дара взяла автомат, а на спину закинула ракетницу. Восьерос тоже взял калаш, закинув за спину СВД. Так же у него было еще два его любимых пистолета.

Они пришли к крысе ровно через тридцать минут. Потом вместе с ней загрузились в поезд. Сашка только удивлялся, узнав, что под землей проложены миллионы километров таких дорог, связывающие подземные полисы. Дорога была достаточно долгой – чуть больше полутора суток. Наконец, они прибыли.

Их встретили двое. Тигр и лев. Александр так же заметил вдали скучающего носорога с пулеметом. Он поражался только тому, что все звери одинакового роста и почти равного телосложения. Впрочем, он уже начал к таким вещам привыкать. Вирстания быстро велела проводить их всех к начальству, что лев с тигром и сделали.

Повсюду витало напряжение и злоба. Сашка все это чувствовал, поэтому шел, смотря себе под ноги. На душе было погано.

Когда их всех довели к нужному месту, крыса оставила своих спутников, а сама отправилась на аудиенцию к своим командирам. Звери присели на диван, о чем-то задумавшись. Саня незаметно для себя уснул, находясь в окружении росомах.

Он проснулся только тогда, когда его неслабо начало трясти – это Мальков.

- Что? – Сонно спросил Александр.

- Уже все. Пошли.

- А что там? Решили уже?

- Да. Вирстания объяснит нам все позже.

Крыса ждала их в пустынном зале, который примыкал к одному из выходов зала собраний. Она зло пинала ближайший ящик с каким-то барахлом. Звери заподозрили нехорошее.

- Вирстания. – Никакого ответа. – Вирстания. – Повысил голос Мальков. Крыса обернулась.

- А, вот и вы. – Она попыталась прикрыть свои эмоции маской, но у нее плохо получалось. Было видно, что ей очень даже нехорошо.

- Что случилось?

- Много чего. Самое худшее – война.

- Я не об этом. Что случилось? – Еще раз повторил вопрос Мальков.

- Это касается только меня. – Тон крысы возражений не терпел. – Так. Сейчас нашей задачей…

Договорить Вирстания не сумела. Через зал мгновенно пронесся гепард, весь взмыленный и едва живой. Он мигом оказался у входа в зал собраний и так же скрылся за его дверьми. Вирстания посмотрела ему вслед, а затем велела оставаться своим спутникам здесь, пока она не придет.

Ожидание было тревожным. Было ясно, что новость важная, но какая? Александр со зверьми уже начал спорить о том, что за весть принес гонец, когда крыса с каменным лицом вышла из-за двери. Она подошла к ним.

- Что случилось? – В один голос спросили все.

- Ничего хорошего. Пришла кое-какая новость. Это все, что я могу сказать. Второе заседание пройдет завтра же утром. А теперь займите себя чем-нибудь. Вот ключи от ваших апартаментов на ночь. Я должна идти.

Звери с Сашкой молча смотрели вслед удаляющейся Вирстании. Потом они отыскали крошечную комнатку и расположились там же. Впереди было еще больше половины дня, но ничем заняться они не могли. Минуты растянулись в часы, которые звери проводили за чисткой оружия. Разговор как-то не шел совсем. Под вечер, когда делать стало совсем нечего, они устроились на ночлег, но сон опять же долго не шел. Единственное, что получалось делать, так это догадки насчет того, что произошло. Изредка кто-нибудь из них высказывал очередную версию, которая была еще невероятней предыдущей.

Наконец настала ночь, запустившая по земле сонный порошок, который принес долгожданный отдых.

Ночь. Осенний ветер гоняет листву по какому-то парку. Никого не видно, только Александр одиноко стоит посередине. На душе странное ощущение удовлетворенности и гордости. Он осматривается и замечает какую-то статую, а когда подходит к ней, то с изумлением узнает в ней человека, очень похожего на него. В руках он держит сверху, внутри которой что-то блестит. Сашка пытается рассмотреть, что внутри нее, но не может. Все расплывается, время замедляется, а потом и вовсе все меркнет.

Мокрый парень резко проснулся глубоко ночью, разбудив всех троих зверей.

- Что такое? – Спросил Мальков.

- Кошмар.

- Не бойся, мы рядом.

- А я и не боюсь. – Как-то спокойно проговорил Александр. Они снова легли спать.

На следующий день кампания ждала Вирстанию все утро. Уже в полдень, Мальков хотел выйти и поискать крысу, когда та сама явилась к ним.

- Страшные времена идут. Теперь наши ставки возросли.

Никто не понял, о чем она говорит. Вирстания закрыла за собой дверь и долго молчала, собираясь с мыслями. Наконец она рассказала, что за новость принес гонец.

Люди готовят новый удар. Теперь это биологическое оружие. По данным разведки глубоко в пустынных землях Америки под нефтеперерабатывающим заводом скрыта лаборатория. Недавно в ней началась необычайная активность, о которой звери прознали слишком поздно. Им удалось выкрасть кусочки информации, которые анализировали всю ночь ученые и военные. В итоге они пришли к выводу, что это новое оружие массового поражения. Предполагается, что вирус будет запрограммирован для полного истребления всего живого, за исключением людей.

- Теперь вы понимаете, что происходит. – Закончила Вирстания.

- Это ужасно. Как они вообще додумались до такого? – Недоумевал Александр.

- Страх подсказал. – Предположила Дара. – Люди нас боятся. Нас много, мы сильнее и мы едины.

- В любом случае, это ультиматум. Теперь мы просто обязаны уничтожить эту лабораторию. Совет уже разработал план операции, которую проведет генерал Ямир. Он будет командовать непосредственно штурмовым отрядом, в который вы и войдете. Вы вместе с братьями Ситако и еще несколькими нашими отправитесь на поезде в полис Хау. Там вы поступите под непосредственное командование генерала. Я считаю вас своими лучшими бойцами, которым можно доверить такую операцию.

- А я? – Спросил Александр.

- Ты тоже. Совет вместе с генералом Ямиром решили, что ты заслуживаешь доверия. В разработанном генералом плане для тебя отведена своя роль. Это все, что я знаю. Теперь я желаю вам удачи. За жизнь и честь! – Попрощалась крыса. Так же ответили и звери. Александр присоединился к ним.

Они быстро собрались и сели в поезд, забитый до отказа. Все сидели молча, серьезные, как никогда.

Глава XI

Генерал Ямир вместе со своими войсками встречал вновь прибывших самолично. Большой орел внимательно смотрел, как солдаты выходят из поезда. Когда все построились на небольшом пироне, где едва хватало всем места, генерал поприветствовал пополнение и распределил их по отрядам. Офицеры тут же принялись раздавать команды. Им дали отдохнуть полчаса, а потом приказали собраться в одном из огромных залов полиса, где должен был проводиться брифинг.

Всех солдат разделили на боевые подразделения, у которых были четкие задачи. Краткое изложение плана заняло больше часа, а потом солдат распустили, дав им отдохнуть еще два часа. За это время командиры смогли детально отработать все задачи, отведенные каждому подразделению.

Александру вместе с его друзьями была отведена самая ответственная роль. Чтобы отключить защиту на базе, нужно было проникнуть внутрь сооружения. Звери сумели несколько дней назад захватить высокопоставленного генерала вместе с его черным автомобилем. Исходя из того, что было при нем, звери догадались, какое положение он занимает, и как это можно использовать. Они подделали документы генерала, вставив туда фотографию и данные Александра. После чего тот переоделся в военную форму. В генеральской машине было место ровно для четырех пассажиров, поэтому вместе с парнем в нее загрузились Мальков, Дара и Восьерос.

Они спрятались во вместительном багажнике, а Александр сел за руль. Он был единственным их шансом проникнуть внутрь, чтобы потом отключить защиту базы. В противном случае, атака будет безуспешной. Парень искренне надеялся, что справится, хотя и немного сомневался.

Когда звери заняли позиции в прилегающих горах и холмах на закате дня, Александр, верный себе, помолился, а потом завел автомобиль и поехал на встречу судьбе.

Когда он был еще за несколько километров, на базе уже знали о его приближении. Он со спокойствием на лице подъехал к КПП. Дежурный офицер подошел к дверце автомобиля. Александр опустил стекло. Он уже видел совсем плохо, но смог различить серьезную охрану: множество солдат, патрулирующих вдоль двухметровой бетонной ограды, а так же какие-то турели и башни по периметру.

Парень был в черных очках, которые старили его на десяток лет. Он молча достал документы и показал офицеру. Тот внимательно посмотрел их и, видимо удовлетворившись, зашел в будку. Александр заметно нервничал, но старался не подавать вида, хотя капельки пота стекали по его щекам и шее. Дежурный позвонил куда-то, очень долго разговаривал, а потом нажал на кнопку, чтобы открыть ворота. Стоявшие перед воротами солдаты с тяжелыми пулеметами расступились, пропуская его внутрь.

Александр немного успокоился и поехал дальше. Он остановил машину у главного входа в здание. Это был единственный путь внутрь. Парень вышел из машины и спокойно прошел мимо двух часовых у дверей. Сверху наблюдала видеокамера. Адреналин в крови вновь забурлил. Он шел по коридорам мимо солдат, отдавая им по пути честь, мимо камер слежения и простых сотрудников. Бирка, висевшая на генеральском кителе, заставляла исчезать любые вопросы, которые могли появиться у встречных. Пока он шел к комнату управления, парень думал о том, как же им повезло, что они смогли так удачно заловить офицера секретной службы. Это открывало перед ним все двери. Единственное, чего опасался Сашка, было то, что с ним кто-нибудь заговорит. Ведь он совсем не знал английского.

Ему повезло – он добрался до нужной двери без проблем. У двери была камера. Один из солдат увидел его на мониторе и, узнав генеральские погоны, открыл электронную дверь. Александр, вздохнув, зашел внутрь. Он уже знал, что ему нужно будет сделать, и был к этому готов. Когда он вошел в комнату управления, там находилось двое дежурных офицеров. Они тут же вытянулись по струнке, отдавая честь. Сашка закинул руки за спину, а потом резко вытащил пистолет и выстрелил несколько раз в ничего не подозревающих людей. Оба тут же упали, пораженные в грудь. Один из них повалился на пол, успев выхватить оружие, а второго отбросило на пульт управления. Прежде чем Сашка успел что-либо сделать, он нажал на кнопку тревоги.

Противная сирена зазвучала на базе, поднимая солдат в ружье. Александр хладнокровно выстрелил офицеру в голову, а потом и второму. Он подскочил к пульту, пытаясь разобраться с управлением. Первым делом он закрыл дверь в комнату, а потом нацепил на ухо наушник, по которому он связался со зверьми.

Он спросил, что ему делать дальше. Голос на проводе диктовал ему команды, которые парень вводил в компьютер.

Сначала замолкла сирена, потом защитные орудия с гулом отключились, став совершенно беспомощными, а потом отключилось и электричество, правда ненадолго.

Звери приступили к штурму. Несколько групп, которые имели в своем распоряжении пару танков, невесть каким способом сюда доставленных, начали атаковать внешние стены. Солдаты, оставшиеся без помощи орудий, вынуждены были полагаться только на себя. Бои закипели у ворот и стен базы.

Мальков, Дара и Восьерос, ждавшие все это время в машине, выбрались из нее и в суматохе боя пробрались внутрь здания. На пути к комнате управления им встретилось несколько солдат, которых они быстро ликвидировали. Основное освещение было отключено, но аварийное уже работало, освещая коридоры и заставляя работать камеры слежения. Сашка впустил зверей внутрь.

- Я отключил все, что только можно было, но управление уже заблокировано.

- Ничего, мы уже здесь. Нужно установить заряды. – Мальков нес за плечами рюкзак с маленькими ядерными зарядами.

- Почти все солдаты сейчас снаружи. Я открыл все двери, которые смог, но в лабораторию нам сейчас не попасть.

- Ничего, прорвемся. – Заверил его росомаха.

Снаружи бой все разгорался и разгорался. Повсюду грохотали выстрелы, гремели гранаты и были слышны крики раненых и умирающих. Весь гарнизон, состоявший более чем из трехсот человек, уже сражался с нападающими зверями. Хотя у тех было численное превосходство, у людей имелось самое современное оружие, которое сравнивало силы.

Маленький отряд внутри здания уже пробирался к его первой цели – главной подстанции. По пути им встретилось лишь двое солдат. Гражданские в панике забивались в самые темные углы, стараясь не попадаться на глаза, но звери и так не обращали на них внимания.

Бой снаружи больше походил на мясорубку. Окровавленное месиво вокруг базы уже разрослось настолько, что грозило потопить все сооружение в себе. Звери медленно продвигались вглубь базы. Нужно было спешить.

Мальков заложил первый заряд между двумя главными генераторами. Включив его, он тут же наметил вторую цель – склад боеголовок. Отряд направился туда.

Вся база была почти полностью подземным сооружением, что, может, и делало его более защищенным от атак с земли, но подземные машины, которые вгрызлись в массивные стены сооружения, были большим сюрпризом для обороняющихся. Три машины проделали огромные дыры в стенах. Одновременно доставляя новые штурмовые отряды, которые и были основными ударными силами. Звери быстро смяли все сопротивление, которое пытались оказать ошеломленные солдаты.

Отряд Малькова встретился с одной из штурмовых групп возле прохода к хранилищам боеголовок. Массивные двери преграждали проход к хранилищу. Внутри забаррикадировались несколько солдат. Разбираться с дверью было слишком долго, поэтому звери решили действовать по-другому. Мальков расстрелял едва заметный люк вентиляционной шахты, а потом подсадил Восьероса. Более гибкий соболь без труда забрался внутрь узкого прохода. Мальков подал ему несколько гранат и автомат, так как сам не протиснулся бы туда.

Потом Мальков с Дарой встали у двери. Позади напряженно ждало еще три дюжины зверей. Сашка нервно ждал, что же будет дальше. Он вздрогнул, когда услышал взрыв. Потом до него донеслись едва слышные звуки выстрелов, доносящиеся из вентиляции. Наконец, дверь начала открываться. Соболь с автоматом стоял в проходе, зажимая раненное плечо.

Пока Мальков устанавливал заряд, пройдя мимо троих трупов, один из зверей помог вытащить пулю из плеча, чем чуть не отправил в обморок Воса, а потом забинтовал рану.

Когда вторая бомба была взведена, бой снаружи уже угас. Звери уже заняли территорию базы, а оставшиеся солдаты укрылись внутри комплекса. Часть из ударного отряда занимала позиции снаружи под руководством генерала Ямира, готовясь к обороне, а вторая часть начала зачищать комплекс. Звери не трогали гражданских, попадавшихся им, а оглушали их ударами прикладов или кулаков.

Мальков повел свой отряд на следующий пункт – ракетные шахты. Штурмовой отряд уже разбрелся по базе, прочесывая ее вдоль и поперек.

Все эти действия были настолько четкими и слаженными, что всего за час они заняли хорошо укрепленную базу, подавив практически все остатки сопротивления. Но это была только первая часть работы. Вторая была намного труднее. Нужно было защитить базу до того, как все заряды будут установлены, а вирус уничтожен. Генерал знал, что сейчас сюда направляется не менее тысячи солдат вместе с танками и авиацией. Звери вновь запустили генераторы базы, включили оборону и систему слежения. До прихода противника оставалось совсем чуть-чуть.

Мальков вместе с друзьями столкнулся с новыми трудностями. У шахт имелась своя комната управления, в которой засели остатки гарнизона. Пробраться в нее было очень сложно, и единственным входом была главная дверь, массивная и очень прочная. Росомаха застал там два штурмовых отряда, которые минировали проход. После того, как они отбежали на безопасное расстояние, раздался взрыв. После отряд быстро занял позиции у двери, но тут же увидел, что она едва поцарапана. Поняв, с чем имеет дело, Мальков связался с генералом. Ямир приказал отправляться в лаборатории. Мальков оставил штурмовиков у входа разбираться с дверью, а сам с отрядом отправился в другой конец комплекса.

И снова проблема. Чтобы туда попасть нужен был электронный ключ. Дверь лаборатории выглядела так же внушительно, как и у шахт, поэтому Мальков решил найти такой ключ. Какой именно звери не знали, поэтому Мальков приказал отрядам обыскивать всех в поисках похожих предметов. Это отняло много времени.

Генерал Ямир с воздуха увидел приближающиеся отряды. Он велел приготовиться защитниками, а сам вместе с еще тремя отрядами птиц поднялся еще выше. Каждая птица несла в когтях авиационную бомбу, поэтому они превратились в аналог бомбардировщиков. Благодаря прекрасному зрению, они легко выбирали цели, делали мгновенно расчеты и роняли бомбы на подступающие силы. К сожалению, за один раз птица могла нести только две такие бомбы.

Когда к Малькову на всех парах примчался Люм с ключом в руке, снаружи вновь закипел бой. Ким прибыл вслед за братом вместе с небольшой группой. Среди них было двое ученых, которые должны были уничтожить вирус. Звери прошли через герметичный шлюз и оказались в ослепительно белых стерильных помещениях лаборатории. Внутри никого не было, только оборудование. Звери тут же разбрелись по помещениям, но никого не нашли. В лаборатории имелся еще один шлюз, который, по-видимому, и вел туда, где должен был храниться вирус.

Теперь помимо карты нужно было еще ввести код и сетчатку глаза. Ни того, ни другого у зверей не было, поэтому было решено взломать замок, чем и занялся высокий серый хорь. Пока он разбирался с замков, снаружи зверей уже теснили внутрь комплекса. Ямир, как и большинство птиц погибли, когда прилетели первые истребители. Звери с оставшимися двумя орлами отступали внутрь зданий, занимая оборону, чтобы выгадать как можно больше времени. Теперь главным была большая белая медведица Сека, которая торопила Малькова. Впрочем, те и сами понимали, что уже времени почти и не осталось. Теперь каждый зверь понимал, что не выберется отсюда живым, поэтому сражался еще яростнее и неистовее, чем прежде. Они готовы были пожертвовать собой, чтобы устранить угрозу для других.

Наконец, замок был устранен. Звери прошли в темные стерильные залы. Сама атмосфера здесь была напрягающей, и от нее становилось не по себе. В больших стеклянных колбах, зажатых в тисках какого-то оборудования, содержалась зеленоватая жидкость. На большом мониторе отображалось состояние вируса, который успешно размножался в этих колбах.

Ученые тут же начали изучать компьютер и его данные. Пока они занимались этим, Мальков, Александр и несколько других зверей с опаской глядели на колбы с зеленой жидкостью. Ведь это была их смерть. До нее было рукой подать. Было неприятно находиться рядом с колбами, поэтому они поспешили уйти.

Бой снаружи уже затих, а вот в коридорах звуки сражения разгорались все яростнее и яростнее. Постепенно звуки боя все приближались. Сека с несколькими зверями отступала к лаборатории. Мальков с Александром смотрели на них через мониторы, которые были у дверей в лабораторию. Мальков велел приготовиться, а потом открыл двери.

Росомаха вместе с тремя товарищами выбежал из лаборатории, чтобы помочь уйти бежавшим к ним зверям. За ними по пятам шли люди. Завязалась перестрелка. Зверям пришлось укрыться за нишами в стенах, чтобы не попасть под обстрел. Они не могли пробежать в распахнутые двери лаборатории, и, получив несколько пуль, поэтому вынуждены были прятаться за стенами.

Звери, оставшиеся в самой лаборатории так же скрылись за дверьми. Время от времени люди и звери обменивались очередями.

Видя все это, Александр пытался хоть что-нибудь сделать. Он осматривался в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь, и тут ему на глаза попалась какая-то тележка на колесиках. Он подполз к ней и подкатил ее поближе к стене. У присевшего рядом мангуста Сашка попросил все гранаты, которые у него были. Не став дожидаться объяснения, зверь кинул ему четыре штуки. Сашка быстро разложил их на тележку и закрепил между ручек. Потом он подполз вместе с ней, прикрываясь за большим столом, к середине помещения, откуда был хорошо виден проход. Выждав, пока очередная очередь закончиться, парень взялся за кольцо одной из гранат, потом, пригнувшись, разбежался и, выдернув чеку, со всей силы толкнул тележку вперед.

Тележка быстро проехала по ровному полу мимо зверей, спрятавшихся за нишами, а потом, проехав еще немного, она взорвалась. Послышались вопли. Звери воспользовались этим моментом, чтобы отойти в лабораторию. Солдаты уже сориентировались и начали стрелять по убегавшему противнику.

Один из зверей упал между дверьми, еще одного ранило, но он продолжал бежать. Наконец, все скрылись за стеной лаборатории, и мангуст у стены нажал на кнопку, чтобы закрыть их. Массивные двери тут же пришли в движение. Когда они закрылись, Мальков огляделся. В живых осталось немного: сам он, Дара, Вос, братья волки, и еще пятеро. Росомаха заметил лежащее на полу тело Александра. Он тут же бросился к парню. Тот лежал в луже собственной крови с простреленным животом, корчась от боли.

- Держись, парень, - успокаивал Саню Мальков, - сейчас мы тебя перевяжем. Хессат! – На крик росомахи подбежала гиена. – Займись им. – Та кинулась к брошенному рюкзаку у стены.

- Внимание: условия репликации не соответствуют требованиям. – Сообщил компьютерный голос. Видимо, ученые взломали компьютер и сейчас уничтожают вирус.

Компьютер еще раз повторил предупреждение. Мальков подошел к ученым.

- Сколько еще?

- Уже готово, осталось пара секунд.

- Хорошо.

Росомаха достал из своего рюкзака бомбу и приладил ее под одну из компьютерных секций. Он взвел ее. Он положил пульт на стол рядом с компьютером.

Сашка, несмотря на протесты гиены, пытался встать. Мальков подошел к нему.

- Спокойно, тебе нельзя двигаться.

- Не надо меня зашивать. Все равно мы погибнем.

- Не надо… - Начал было Мальков.

- Он прав. – Подтвердил Восьерос.

- Мы уже свое дело сделали. – Сказала медведица. – Мы должны взорвать это место прежде, чем люди сюда проберутся. Он прав.

Мальков не нашел, что сказать. Ведь это была чистая правда. Теперь они уже точно не смогут отсюда уйти живыми.

Парень все же кое-как встал, заткнув дырку в животе оторванным лоскутом.

- Вы сделали? Убили вирус?

- Да. – Ответил росомаха.

- Хорошо. Теперь я спокоен.

В это время в дверях послышалось шипение. Звери тут же насторожились и схватились за оружие. Дверь снаружи уже пытались прорезать. На это уйдет какое-то время, но скоро они сюда прорвутся.

Парень кое-как встал на ноги. Он, опираясь на стену, проковылял в комнату с вирусом. Мальков подбежал к нему.

- Я хочу помочь. Я нажму на кнопку, когда они прорвутся. Задержите их, а я побуду здесь.

- Ты искренне помогал нам в трудные минуты. Я верю тебе так, как если бы ты был моим братом. Воистину, в тебе бьется сердце росомахи. – Александр улыбнулся.

- Жаль, что так получилось. Я был бы рад жить зверем с вами. – Парень закашлялся.

- Звери тебя не забудут. Я уверен. Я буду чтить тебя, как равного. – Мальков коснулся рукой лба парня. У зверей этот жест означал прощание с другом перед смертью.

Александр улыбнулся. В это время компьютер сообщил о том, что вирус полностью погиб. Теперь все. Оставалось только уничтожить базу. Свою задачу они выполнили. Звери собрались в главной комнате лаборатории. Они опрокинули столы и другую мебель, забаррикадировав дверь, которая уже начала поддаваться.

Ученые так же встали у баррикад с оружием. Сашка остался один в комнате. Он сидел в кресле у компьютера, глядя в его монитор, пытаясь разобрать на нем что-нибудь. Он напряг свои глаза настолько, что они начали болеть, но все же он смог разобрать то, что было написано.

Компьютер был устроен на удивление просто. Сама система была настолько навороченной, что парню оставалось лишь отдавать ей команды, а все остальное она делала сама. Хотя она и была на английском, парень без труда нашел нужную программу. На экране высветилась знакомая цепочка ДНК. Парень знал, что хотел сделать. Вспоминая все свои знания языка, он пытался добиться от программы того, чтобы она наложила вирус поверх человеческой ДНК. Тогда он будет действовать только на людей.

Проклятый языковой барьер сильно мешал, но внезапно слова начали появляться словно из ниоткуда. Он выбирал и вводил нужные слова так, как будто всегда знал их значение.

Жизнь покидала тело Александра, но он уже чувствовал только одно лишь желание завершить то, что начал. Он приказал компьютеру извлечь прототип сыворотки против вируса в колбы. Аппараты загудели. Мальков обернулся и решил посмотреть. Что случилось.

- Саня, - позвал он, подходя к дверям. Внезапно они закрылись прямо перед ним. – Саша, что ты делаешь? – Мальков испугался.

- То, что давно следовало бы. – Прохрипел в наушник ответ.

- Что же именно?

- Избавляю эту прекрасную планету от той чумы, что тут расплодилась. Людей быть не должно.

- Сашка стой. Ты не понимаешь, что творишь…

Все слова Малькова растаяли. Сашка уже не слышал его. Он приказал компьютеру соединить части ДНК сыворотки и вирус, чтобы в результате получился вирус, действующий только на людскую ДНК. Компьютер послушно просчитал нужную комбинацию и потребовал подтверждение запроса. Александр нажал «Да» и процесс начался. Так как материал уже был готов, компьютер сказал, что все займет всего десять минут.

Мальков с другими зверьми пытался выбить дверь, но металлическая громада была слишком прочна. Он оставил эти попытки, когда послышался металлический стук. Он предпочел занять свое место за баррикадами.

Александр уже был на пределе сил. Звукоизолирующие стены не позволили ему услышать звуки боя. Думал он о том, что люди сами виноваты в своей судьбе. В том, что не могут наслаждаться природой, ее дарами и красотой. В том, что их собственная злоба и гнев убивают их самих же. В том, что холодный расчет и самонадеянность стали причиной их гибели. Он даже нашел в себе силы усмехнуться над теми, кто сделал этот компьютер, который по его велению послушно сделал то, что Сашка ему приказал. Умная машина не была верна своим хозяевам.

Наконец, когда компьютер сообщил о том, что процесс закончен. Александр собрался с силами. Он приказал зарядить ракеты штаммом вируса, а потом запустить их на все континенты. Это было легко благодаря умной машине. Она лишь на последок вновь потребовала подтверждения. Последним усилием воли, Александр нажал «Ввод».

Это было его последнее дело на Земле. На планете, которую он любил и желал спасти от разрушения. Люди всегда обращались с Александром, как с букашкой. С козявкой, которую можно раздавить. Теперь эта козявка решила раздавить их.


Эпилог.

Прохлада парка была так приятна и свежа летним вечером, когда багровые лучики уже начинали проползать на небо. Сейчас в парке гуляло много народа, который после работы захотел побродить в приятной тени деревьев.

В центре парка стояла большая золотая статуя человека, гордо вскинувшего голову. На вытянутой руке он держал сердце, от которого расходились лучики, а другую прижал к груди.

Напротив статуи было несколько лавочек. На одной из них сидели двое. Совсем дряхлый старик вместе с маленьким внуком. Старик росомаха закончил свой рассказ, а все это время внимательно слушавший его внук продолжал смотреть на деда.

- Теперь ты знаешь, кто здесь стоит, и почему он сделан из золота. Даже самые отъявленные бандиты не посмеют причинить вреда статуе, ведь мы стольким ему обязаны.

- А как вы выбрались? – Спросил внук.

- Нам повезло пробиться к одной из брошенных подземных машин. Наверное, Творец был с нами.

- Дед, а ты сказал, что у него было сердце росомахи. Так он был зверем?

- Да.

- Но он же выглядит, как человек. Как так?

- Знаешь, Сиррок, не всегда внешность соответствует душе. Он был росомахой душой. Я это чувствовал.

Дед с внуком встали. Старик постоял некоторое время у статуи, а потом поспешил догонять внука, ускакавшего уже далеко.

Под статуей была надпись: «Самому благородному сердцу, бесконечно любящему детей Творца».


http://furnation.ru/view/65209

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://furnation.ru/view/65209
Похожие рассказы: Иван Белов «Дом Льговских. Служба.», ASnow «Все мы были людьми», Алан Дин Фостер «Призыв к оружию»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален