Владислав "Dark" Семецкий.
«Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.»
Скачать
#чудовище #рысь #разные виды #летучая мышь #кролик #кот #змея #демон #гиена #гепард #волк #фантастика #трагедия #смерть #романтика #превращение #насилие #магия #контроль сознания #верность #грустное #война #в душе #NO YIFF

Глава шестая.

Гнев.

Хайден : Генерал Дамоклов пытался тебя убить?! – встревожено спросил волк. – За что?

Дмитрий : Если быть честным, за то что я сунул нос не в своё дело…- признался гепард, опустив голову.

Хайден : Что ты наделал?

Дмитрий : Залез в секретный архив и…

Хайден : Тихо! – в полголоса, но грозно сказал капитан, прикрыв рот гепарда, чтобы его слова не услышали, подошедшие к месту перестрелки, федеральное агентство разведки в купе с военными и скорой помощью. Волк тихо сказал: - Давай отойдём туда, где нет федералов…

Гепард молча кивнул и они оба направились к лесу. По дороге, Дмитрий посмотрел на двух санитаров, которые положили на носилки мёртвого Заориша и после того, как его тело накрыли белой простыней, доктора отнесли мракобеса к машине.

Дмитрий тихо обратился к волку : Дерек…

Хайден : М? – он оглянулся.

Дмитрий : Я знаю, где убежище «Кровавого Заката».

Хайден : Это ты мне потом скажешь, Дима. Сначала, мы с тобой проведём разъяснительную беседу.

Дмитрий : С чего такая осторожность?

Хайден : У Дамоклова есть повсюду глаза и уши. - Пройдя ещё дюжину метров, волк и гепард остановились, отойдя достаточно далеко от лишних наблюдателей. Они остановились именно на том месте, где солдаты Хайдена делали свой последний привал, прежде чем вступить в бой с культистами из «Кровавого Заката». Капитан развернулся ликом к Дмитрию, а тот всё смотрел себе под ноги, словно он провинился. – Так, что же это был за секретный архив?

Дмитрий : Возможно, ты мне не поверишь, но внутри находились только фотоснимки, сделанные на Кадаре, по всей видимости.

Хайден : На Кадаре? – хмуро спросил волк. – Это исключено. Кадар был обнаружен в нашей солнечной системе совершенно недавно. Тем более, там не было никаких экспедиций, кроме команды «Альфа». И то, «Альфа» отправилась туда несколько дней назад.

Дмитрий : Дерек, мы с тобой тоже состоим в «Альфе», но подумай, почему нас с тобой не послали на Кадар со всеми остальными, учитывая, что ты командир, а я – программист?

Хайден : Действительно странно… - волк по своей старой привычке стал гладить свой подбородок.

Дмитрий : Когда Дамоклов узнал о моём любопытстве, он-то и попытался меня убрать.

Хайден : Как ты спасся?

Дмитрий : Меня спас тот, кому ты пулю в лоб пустил.

Хайден : Даркан значит… - волк вздохнул, - Ладно, Дима, я тебе дам убежище, где Дамоклов тебя не достанет.

Дмитрий : Но ты же офицер КСД! Разве ты не должен меня заложить своему начальству?

Хайден : Мы с тобой знакомы много лет, и я не хочу быть предателем. – Капитан улыбнулся, - Я лучше умру, чем брошу друзей.

Послышался грозный голос : А вот это можно устроить!

Не успели волк с гепардом откликнуться на рокочущий голос демона, как на них понеслось волна пламени, которое едва не спалила их заживо, но к счастью, Хайден вовремя лёг на землю, понеся за собой Дмитрия. Оказавшись в лежачем положении на животе, волк ощутил невыносимый жар, который пронёсся над его спиной. Всего за несколько секунд спина капитана сильно взмокла от пота, а в нос бил запах серы и сырой земли. После того, как огонь исчез, прозвучал монотонный смех. Хайден и Дмитрий, оглянувшись, увидели громадного мракобеса, очень похожего на Диабло из одноимённой компьютерной игры, только шипов на спине поменьше, рога побольше, нету красного рога на лбу и спина прямая. И как не странно, демон стоял там не один – позади него не ровным строем, находилась небольшая группа зверян, большинство из которых являлись подростками.

Помимо самого демона в глаза бросилась девушка-акула с нестандартным стилем одежды. Её длинные, по самый пояс, чёрные волосы с тонким розовым оттенком вились на лёгком ветру, придавая ей вид какой-то подобии неформальной музы. Вторым оказался волк взрослого вида и его стиль одежды оказался более готическим, чем у акулы. Он носил высокие по колено сапоги, чёрные брюки и кожаное пальто, накинутое на верхнею часть тела, которая являлась обнажённой. Левая половина волчьего тела было изрисовано красными дугообразными линиями. Третья являлась серо-белой кошкой. В отличии от остальных, она не носила обуви, а её одежда красная одежда походила на робу бутанских монахов. Вдоль самих брюки были разрезы в некоторых местах. И ещё на лбу кошки сияло украшение, состоящее из пяти, соединённых серебряной цепочкой, драгоценных камней одного размера и одним большим сапфиром. Четвёртая, опять же девушка, была койотом. Её морда и грудь были белыми, а конечности от самых плеч и бёдер - оказались чёрными. Одежда : тёмная майка, ободранные джинсовые шорты и сапоги на высоком каблуке. Далее было видно двух волков-близнецов. Оба одеты одинаково в белые футболки и синие джинсы, но внешне они немного отличались – один брат выглядел нормально, но второй словно одичал на сорок лет. Его вещи были испачканы в грязи, волосы закрывали бешеные глаза, острые зубы были стиснуты и противно скрипели, а чёрные вены, которые видно через серую шерсть даже без вооружённого взгляда, интенсивно пульсировали. Последний из этой шестёрки, на полное удивление, оказался травоядным – это был носорог с сильно перекачанными мышцами, да так, что его майка безрукавка готова было порваться вместе с камуфляжными брюками в любой момент.

Хайден заметил, что на плече, руке или животе у каждого была татуировка в виду зубастого рта с давно нечищеными клыками, которые смахивали на кривые сталактиты со стологмитами в придачу. Волк и гепард медленно поднялись во весь рост.

Люцифер : Здарова, капитанишка, а мы за тобой пришли, - угрожающе сказал Лорд.

Хайден : Люцифер Блодард… - в полголоса произнёс имя мракобеса волк.

Дмитрий : Господь всемогущий! – заявил со страху гепард. – Ещё один демон?!

Хайден : Сам Дьявол и его шайка сосунков.

Люцифер хихикнул : Вижу, что вы забавный народец. Жаль тебя убивать, Хайден. Ты бы послужил отличной подушкой для моих ног.

Хайден коварно улыбнулся : А что, из твоей ребятни некого брать на роль подушки? – волк кивнул на зверян, стоящих позади демона.

На эти слова большая часть «Чёрной Пасти», кроме волка в чёрном и кошки в красном, отреагировали агрессивно. Кто-то начал рычать, кто-то хрустел суставами пальцев рук, намекая на мучительную расправу, а кто-то вообще провёл указательным пальцем по горлу.

Люцифер : Уничтожить их! – приказал демон, выбросив перед собой здоровенную руку, из-за чего зверяне сорвались с места и побежали на Хайдена с Дмитрием, подобно цепным собакам.

Сейчас бой принимать бессмысленно, ибо волк догадывался, что подростки, которые бежали к нему, не были обычными зверянами. В каждом из них ощущалась потенциальная мощь, с которой вряд ли справится кто-то из обычных существ. Хайден хотел легонько толкнуть Дмитрия, чтобы дать ему сигнал к поспешному отступлению, но гепарда рядом уже не оказалось, так как он уже метров тридцать пробежал. Не теряя ни секунды, капитан пустился бежать в другую сторону.


В голове Дмитрия сейчас крутился не простой выбор : либо он сейчас бежит к федералам и они помогают ему спастись от психованной молодежи, но потом они засунут его в тюрьму и убьют по приказу Дамоклова, либо он даст этим психам из «Чёрной Пасти» прикончить себя, зная, что они дадут ему менее мучительную смерть, а КСД ещё и пытать буду часами. Хотя, Хайден гарантировал безопасность гепарду, но тот ему мало доверял, так как волк являлся офицером всей КСДэсовской шайки, а от таких жди любого подвоха.

Гепард оглянулся и испугался ещё больше от увиденного – ни Хайдена, ни молодых психов не было видно, но по пятам Дмитрия гнался Люцифер, который, яростно рычав, ударами рук ломал деревья на своём пути, словно огромная секира, рубящая тонкие ветки кустарника.

Дмитрий : ЧТО ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НАДО?! – с истерикой спросил он.

Люцифер : Тебе следовало бы подумать, прежде чем вонзить нож в спину Заориша! – на бегу ответил демон. – Я разорву тебя на куски!

На это заявление гепард ответил, стремительно прибавив ходу. Сердце его в груди колотилось так сильно, что казалось, будто оно сейчас взорвётся в любой момент. Чувство страха полностью овладело им, когда ему почувствовалось, что Лорд Ада приблизился к гепарду слишком близко. Но так оно и было. Люцифер, быстро двигаясь на четвереньках, как адская гончая, решил взять Дмитрия на серпообразные рога, чутка наклонив голову.

К счастью, гепард в последний момент схитроумил и взял курс прямо на очень толстый дуб, а потом он резко отпрыгнул в сторону, и получилось так, что Люцифер вонзился рогами в толстую кору дерева. Затем Дмитрий побежал дальше, не обращая внимания на Лорда демонов, который громко матерился на языке, чуждому гепарду, но можно легко предположить, что именно он говорил.

Не став отряхиваться от грязи, прилипшей к одежде, он побежал дальше. В тот момент, когда Дмитрий почти достиг места, куда прибыли федералы, Люцифер уже смог освободиться, вырвав дерево с корнем и сняв его со своих рогов.

Дмитрий спустился с по склону из леса и в самый неподходящий момент он споткнулся. Посадка оказалась не очень удачной – он упал на спину, ногами к склону, а над самим гепардом столпилась дюжина солдат и несколько федеральных агентов. Все они с недоумением смотрели на гепарда, когда тот пытался им объяснить, что за ним гонятся, но он так сорвал себе дыхание, что теперь говорить нормально не смог.

Агент : Что случилось, Споттэн? – спокойно спросила белая крольчиха.

Дмитрий : А де-де-де! – пробормотал он.

Агент прищурилась : Что?!

Дмитрий : Де-де-де-мон!

Агент : Чего?!

В этот момент гепард закричал, когда Люцифер показался и прыгнул со склона. Крольчиха оглянулась и застыла от увиденного. Военные что-то прокричали, потом они открыли огонь по мракобесу. Приземлившись с грохотом, демон прорычал на всю округу, проигнорировав выстрелы, которые не причиняли ему никакого вреда, и одним взмахом руки сбил с ног стрелявших в него солдат. Одна только крольчиха опешила от этого зрелища, стоя столбом, но потом она упала на живот, прикрыв своё лицо руками, когда Люцифер дыхнул на её физиономию серным дыханием из своей пасти, а потом он перевёл взгляд на Дмитрия, который поспешно пытался отползти. Чтобы ещё больше испугать гепарда и лишить его возможности спастись, демон ударил ладонью по земле, когда он оказался рядом с ним, а точнее : над ним.

Люцифер : Куда это ты собрался?!

Дмитрий : Ни-ни-ни… - пытался выговорить он слово «никуда».

Люцифер : Да ты просто читаешь мои мысли, приятель… - тихо сказал демон, улыбнувшись слегка. В одно мгновение рука мракобеса поднялась, когтистые пальцы сжались в кулак, и этот самый кулак со всей мощи влетел в грудь гепарда. В один момент Дмитрий увидел яркую вспышку и только капельки собственной крови, которые хлынули у него из рта.

Люцифер : Это тебе за Заориша, - процедил он, убирая руку с торса гепарда, который уже перестал дышать. – Таким слабакам, как ты уготовлена только презренная смерть. Скоро все ваши грешные души отправятся в пасть Богов.

Дмитрий в момент своего последнего издыхания видел чёрный силуэт Лорда демонов, который спустя секунду взмыл в небо, когда из его спины вырвались два крыла. «Вот оно что… Зато хоть в Аду похвастаюсь, что помер от руки самого Дьявола, если там вообще приветствуется подобное» - подумал гепард и закрыл глаза.

На какую-то долю секунды всё было тихо, пока не ударила молния.



Пробегая сквозь тёмный лес, тем более, когда опять начинается надоевшая гроза, Хайден направлялся к церкви, что стояла неподалёку от места стоянки федералов. Капитан решил быстро срезать путь через часть лесной чащи, зная о том, что старинном здании он может найти укрытие. За спиной волка всё ещё слышалась четыре лёгкой поступи и одной очень громкой по мере веса носорога. Но вдруг на его пути из ближайшей лужи неожиданно вырос столб воды, который тут же трансформировался в подобие щупальца. Водяной столб изогнулся и попытался одним махом отправить Хайдена в нокаут, но волк на ходу перекатился под щупальцем и остался невредимым, при этом он краем глаза увидел, как позади скалится девушка-акула. «Значит, эта бестия может манипулировать водой…» - решил волк. – «Надо быть на чеку, когда буду пробегать мимо луж. Узнать бы какими способностями обладают остальные…»

Далее, капитан успел расслышать переговоры между волком в чёрном и акулой.

Дзуто : Почему бы тебе просто не вызвать цунами и не утопить его, Мэйхем?

Акула злостно рявкнула : Я устала, мать твою! А когда я устаю, мне сложнее управлять водой! А почему бы тебе самому не вызвать теней или чем ты там управляешь?!

Кошка в красном хихикнула : Разговоры для тебя слишком утомительны, что ты так быстро устаёшь?

Мэйхем : Закрой пасть!

«Типичная молодёжь» - заключил Хайден, а затем он ощутил очень сильный удар по морде, который его едва ли не вырубил, но повалить волка на землю он всё-таки смог. Хайден упал прямо в небольшую ямку, наполненой грязной водой. На поверхности было видно только видно голени, колени и верхную часть тела только благодаря тому, что капитан упёрся руками в мягкую грязь и он посмотрел вперёд.

Вспышка молнии осветило то, что его шибануло на землю – это был кулак Люцифера. Не прошло и секунды, как волк получил ещё один удар по затылку, но не чьей-то рукой, а женской ногой, которая была обута в шуз с толстым, зелёным шнурком.

Мэйхем : Тварь грёбанная! Задрал уже убегать! – акула ударила по волку ещё раз, когда он, схватившись за затылок, полностью оказался в лежачем положении. – Мы похожи на мальчиков на побегушках, чтобы за тобой бегать, а?!

Люцифер : Хватит, Мэйхем, а то ненароком убьёшь его, - остановил её демон.

Мэйхем : Минуточку… - опешила акула, - а разве мы не должны его грохнуть?

Люцифер кивнул : Должны.

Мэйхем : Тогда в чём проблема?! – раздражённо спросила она.

Люцифер : Я хочу его помучить… Дзуто! – произнёс демон имя чёрного волка после короткой паузы, а тот молча кивнул и сел на корты напротив Хайдена.

Красные татуировки на теле Дзуто засветились, а капитан прижался к земле, словно он испытывал страдание от этого света. Хайден прищурился и корчился, но как только указательный палец правой руки чёрного волка дотронулся до лба капитана, он закричал.

Разум тонул под целыми баррелями крови и тоннами ободранных тел – такой первый фрагмент увидел сейчас Хайден. Мозг от боли готов был разорваться на куски, но вместо этого, он окунулся в огромный кровавый водоворот, который затягивал его, не давая никакой надежды на спасение. Перед глазами всё потемнело, но потом Хайден увидел то, что он пытался забыть долгие-долгие годы...



Посреди горящей деревни, где рос Хайден, несколько домов всё таки уцелели, но они не могли защитить селение от солдат Альянса, что грабят и поджигают дома, при этом убивая мирных фермеров. Сожжённые огнемётом тела испускали чёрный дым, который безмятежно возвышался над селением, придавая кроваво-красному небу ещё более зловещий оттенок.

В одном ещё целом доме, забаррикадировались молодая женатая пара с девятилетним сыном. Мать с плачем крепко обнимала своего ребёнка, а отец прижался к баррикаде, чтобы не впускать вторгшихся тиранов, которые пытались разнести дверь.

Волк крикнул : Аня, бери сына и уходи отсюда!

Аня : Милый, как же ты?! – с плачем спросила волчица.

Девятелетний сынишка вырвался из крепких объятий матери и дёрнул отца за хвост.

Хайден : Прошу тебя, папа, убежим вместе! – в этот момент дверь уже дала трещины от удара прикладом.

Волк встал на одно колено перед ним : Дерек… сынок, позаботься о маме. Дай мне обещание мужчины, что будешь защищать её.

Хайден склонил голову : Папа…

Отец сердито нахмурил брови : Дерек!

Хайден : Обещаю.

Волк поцеловал сына в нос : Молодец! А теперь уходите через задний двор!

Смышлённый Хайдён тут же взял мать за руку и они вдвоём побежали в другой конец дома и вышли с чёрного хода, затем пересекли огород, а как только они дошли до забора, в их доме раздались выстрелы, на которые Аня и её волчонок оглянулись. Наступила тишина.

Потупив две секунды, волчица упала на колени, а её мордашку исказило отчаяние и горе. Хайден обнял Аню и всем своим тёплым телом прижался к ней.

Волчонок тихо сказал : Мама, нам нельзя тут долго оставаться… надо бежать…

Аня на эти слова только грустно вздохнула и поднялась.

Хайден : Не бойся, мама! Я исполню обещание данное отцу! Вот увидишь! – он повернулся и не успел сделать двух шагов, как волчонок врезался в чей-то накачанный торс. Хайден медленно поднял взгляд и узрел коричневую орочью физиономию, обезображенное шрамами, а тот злостно ухмыльнулся и ударил волчонка прикладом автомата по животу. Юный Хайден упал на бок, держась за больное место, а увидев это, разгневанная Аня поднялась и, подобрав ближайший увесистый камень, она хотела метнуть его в орка, но незаметно подкравшиеся сзади, двое нацистов набросились на беззащитную девушку и прижали её к земле.

Солдат : Nicht widerstehen, bitch!

Хайден : Не трогайте мою маму! – яростно выкрикнул волчонок, подскочив на ноги, на которых он итак еле как стоял, а потом он снова упал, когда кто-то очень сильный толкнул его одним лёгким движением руки.

Посмотрев в сторону Хайдена, а точнее на того, кто за ним стоял, солдаты почтено склонили головы. Краем глаза волчонок увидел высокую, тёмную фигуру, облачённые в тяжелые доспехи, которые имели цвет самой ночи. Выпуклый шлем полностью скрывал морду, которая наверняка принадлежала стигийцу. За плечом этого воина, в ножнах покоился огромный меч, схожий с ятаганом.

Аня прошептала : Лорд Альянса…

Хайден : Сволочи! – процедил волчонок, когда попытался подняться.

Лорд Альянса : Не спеши, - он наступил на спину Хайдена и ещё плотнее прижал его к земле. От такого веса, волчонок захрипел и сгребал сырые комки грязи коготками, но поделать ничего не мог. Василиск поднял левую руку, что дало сигнал другим боевым подразделениям нацистов вылезти из укрытий.

Увидев, сколько солдат поднялось из высокой, густой травы, Хайден больше не надеялся на счастье, но он больше переживал за мать, а не за себя.

Лорд Альянса : Ты храбрый юноша,- обратился василиск к волчонку, - но куда денется вся твоя хвалёная храбрость, если я сделаю так? – он щёлкнул пальцами и после секундной паузы, солдаты стали срывать всю одежду с Ани и полностью окружили её. Теперь Хайден не видел свою мать, а только слышал её крик, который спустя пару минут сменился на мучительные стоны.

Хайден : Мама!!! Мамочка!!! – звал её волчонок, начав плакать, но когда часть нацистов разошлась, у него начался приступ детской истерики.

Над бедной волчицей в данный момент надругались три солдата. Аня, плача, посмотрела на сына так, словно она хотела сказать «Прости меня …»


Отходя от воспоминаний, в которые заставил его заглянуть Дзуто, Хайден также быстро вернулся в реальность. Он громко кричал, зажмурившись, но когда он открыл глаза, в его взгляде все присутствующие увидели безумие и горечь, от чего им стало не по себе, кроме Дзуто и Люцифера.

Когда волк перестал вопить, он просто медленно лёг на землю с широко раскрытыми глазами и полуоткрытым ртом.

Хайден : Мама… - прошептал он.

Люцифер : Увы, жопа, мамочку трахнули, - сказал демон, склонившись над капитаном.

Дзуто : Всё, босс, он обезврежен, - сказал чёрный волк, скривив свою морду довольной ухмылкой.

Люцифер : Молодец, Дзуто! – похвально похлопал по плечу волка демон. – А теперь, избавимся от него! – Лорд Ада повернулся к остальным и с соблазном предложил : - Кто хочет удостоиться чести отрезать башку бедняшке?

Кошка в красном подняла руку : Я против его смерти!

Люцифер : Что такое говоришь, Амару? – сердито нахмурив брови, спросил демон.

Амару : Я… я… - кошка слегка взъерошила серо-белый мех на левом плече пальцами правой руки, быстро раздумывая, что бы такого предложить. Неожиданно в её голову пришла мысль и она сказала : - А почему бы не доставить его на корабль? В конце концов, капитан Хайден является важной фигурой КСД, а вы знайте, как генерал Грэйвулф обрадуется, если в его руки попадёт один из лучших офицеров противника?

Люцифер : Хм… - хмыкнул он, закатив глаза куда-то наверх и задумчиво поглаживая подбородок. – А ведь неплохая идея, Амару. Дзуто и Мэйхем пойдут со мной, а остальные – доставьте «спящую красавицу» к Грэйвулфу. А ты, Амару, - обратился он к кошке, - будешь головой отвечать за перевозку тела.

Амару : Как вам будет угодно, господин, - с почтительностью склонила она голову.

Мэйхем : А куда мы направимся, босс?

В эту же минуту, рация, что была у Хайдена, автоматически включилась, издавая громкое шипение. Через несколько секунд в переговорном устройстве прозвучало экстренное оповещение: Внимание! Неизвестный противник напал на центр контроля ПВО! Срочно пришлите подкрепление! Мы попытаемся их сдержать сколько сможем!

Люцифер : Поможем капитану Ёндерлинг, а то они там веселятся без нас! – смеясь, объявил демон.


Всю дорогу до ближайшего убежища, пока Штайнер переговаривался с киберморфами, Шанди полностью провалилась в воспоминания. Каждый момент своей жизни она прокручивала у себя в голове, не делая особых различий, какие это воспоминания - хорошие или плохие. Сейчас её разум прокручивал фрагмент роковой ночи семилетней давности – ту самую ночь, когда кобра потеряла, дом, большую часть друзей и что самое ужасное – родителей. Она видела алое пламя, охватившее большой особняк Филснейков. Она видела группу молодых анархистов, закидывающих дом бутылками с горючей смесью. Она видела, как окно разбивается из-за того, что кто-то в плаще, в шляпе и в маске вылетел из дома, а потом незамедлительно начал расправляться с анархистами голыми руками. Каждый его удар когтями выпускал литры крови из разорванных глоток.

Шанди, остановившись, прикрыла мордашку двумя руками, чтобы успокоиться, но подобным действием она привлекла внимание Штайнера. Василиск подошёл к змейке, положил правую руку на её плечо.

Штайнер : Ты как? – поинтересовался он.

Шанди : Нормально, - пробубнила кобра сквозь ладони.

Штайнер : А мне кажется, что нет, - спокойно сказал василиск, взяв змейку за руки и отодвинув их от её лица. – В чём подвох?

Шанди : Я же сказала – всё нормально! - раздражённо процедила кобра, еле сдерживая слёзы.

Штайнер : Эй, парни, идите, мы вас скоро догоним, - сказал василиск группе киберморфов, что ждали впереди.

Скелеты кивнули и пошли дальше. Пока они не исчезли из виду, василиск молчал, смотря им в след. Вдруг, рокер услышал от кобры то, что он никогда не слышал от девушек.

Шанди : Сэдрик, прошу, научи меня драться.

Штайнер прищурился : Чего-чего?

Шанди : Очень прошу! Я хочу стать сильнее! Гораздо сильнее!

Штайнер : Почему ты мне это говоришь?

Шанди : Потому что проку от меня мало! Вообще, я жива только благодаря тебе, а если обстоятельства заставят нас разделиться?

Штайнер : Ты сейчас городишь полную чепуху. С чего ты взяла, что ты плохо дерёшься? А как же драка в Дансалисе? Ты там вроде так не хило раздавала тумаки местным оборванцам.

Шанди : Сектанты – это одно, но что если мне встретятся такие чудовища, как тот дракон, в которого превратился Метаморфис или та тварь, которую на нас натравил Целитель?

Василиск отпустил руки змейки и повернулся к ней спиной, потирая глаза сквозь веки, не зная какой дать ответ.

Шанди : Умоляю, Сэдрик, научи меня сражаться… - тихо попросила кобра, обняв Штайнера сзади.

Рокер закурил, обдумывая просьбу змейки. Шанди, ослабила свои объятья, чтобы не напрягать василиска и понадеяться на положительный от него. Как только змей выдохнул дым после четвёртой затяжки, он кивнул.

Штайнер : Ладно. Считай, что тебе повезло. К тому же, ты сама сказала, что у нас остановка на несколько дней, а значит, у меня есть время научить тебя в короткие сроки, но заруби себе на носу – тренировки будут суровыми.

Шанди : На сколько суровыми? – сглотнула кобра.

Штайнер : На столько, что я буду с тебя три шкуры спускать, ясно?

Шанди : Ясно, - кивнула кобра. – Я готова.

Штайнер : Начнём с завтрашнего утра. Подниму ещё до зари. Тренироваться будем весь день. О перерывах даже и думать забудь. За эти несколько дней, ты у меня будешь такой же, как я – настоящей убийцей, - говоря эти слова, Штайнер пошёл за киберморфами

«И мне почему-то эта мысль начинает нравиться» - подумала Шанди.

Штайнер : Пошли, - сказал василиск, не оглядываясь.

Шанди : Уже иду! – поспешила змейка.


Пролетая сквозь песчаную бурю, держа в своих лапках огромный меч, Виктория чувствовала дикую слабость, поскольку действие снадобья уже почти закончилось. Крылья мышки настолько ослабли, что она больше не выдерживала и готова была упасть в любой момент. Виктория прищурила глазки, взирая вниз в поисках укрытия, для отдыха, но видела лишь песчаную завесу, гонимую яростным ветром, из-за которой ничего не было видно. Тяжесть оружия нарастало с каждой секундой. На этом, мышка решила передохнуть и выпить ещё немного зелья из маленького флакончика, что висел на её шейке в виде кулона. Пролетев, ещё немного времени, Виктория всё же смогла разглядеть руины, где в центре двора была огромная яма, внутри которой были видна сеть коридоров.

Паря над ямой, Виктория заметила разломанную табличку висячую только на одной струнке тонкой проволоки на одном из краев пропасти. На пыльном, затёртом куске дерева, была еле видная надпись «Горахон». Яма выглядела так, словно что-то огромное вырвалось из-под земли… что-то невероятно огромное… На дне казалось безлюдно, поэтому мышка медленно приземлилась, сделав так, чтобы меч вошёл прямо в трещины в бетоне, а сама она села на конце рукоятки.

Отряхнувшись от пыли, Виктория окутала своё маленькое тело собственными крыльями, еле видно дрожа от холода.

Виктория : Ну ничего… - сказала мышка вслух, взявшись массировать свою затёкшую правую лапку, - сейчас отдохну и полечу дальше…

Где-то раздались неожиданные звуки шороха и нотки хриплого рыка. Мышка встревожено оглянулась, но увидела лишь непроглядную тьму, да такую, что Виктории не помогало ночное зрение, которым обладают все нетопыри. Слабое освещение еле как озирало очертания разрушенных конструкций. Максимум, что мышка могла рассмотреть, так это рассыпавшиеся каменные колонны, железные балки, погнутые арматуры и крупные кучные скопления щебня и отвалившийся штукатурки. Шорох дал о себе знать ещё раз, и Виктория повернулась уже в противоположную сторону. За спиной опять же никого не было. Только пустые тюремные коридоры зияли слабым светом от старой лампочки, которая светила где-то далеко, в другом конце. Мышка вздохнула с облегчением и стала осматриваться дальше. Проводя взглядом по помещению, она обнаружила кроваво-тёмное пятно на полу. Виктория прищурила взгляд, после того как сглотнула. Она всё таки смогла различить, что большая часть этого пятна является одеждой, а остальное оказалось кровью и раздавленной плотью.

Это явно было тело зверянина, но мышка и понять и не могла, что за сила могла его раздавить, причём, как таракана. Тело буквально лежит вровень с полом. Виктория уже было хотела подлететь к трупу, чтобы рассмотреть его хорошенько, но шорох послышался уже третий раз и уже отчётливо. Мышка скорчила сердитую мордашку.

Виктория : Ну хватит уже! Когда этот ветер утихомирится?! – с этими словами она резко повернулась и увидела гниющую зелённую морду, заживо разлагающегося уродца, который спустя несколько секунд, после неудобной паузы, начал громко и протяжно рычать, что мышку чуть ли не стало сдувать, при этом она зажала себе нос, зажмурившись.

Упырь убавил громкость своего рыка и смотрел на мышку голодным, бешенным взглядом, а та высунула язык от неприятного запаха.

Виктория : Фу, вонючка! – брезгливо пробубнила она. – Иди почисти зубищи, во имя Хоруса!

Разгневавшись от оскорбительных высказываний мышки, упырь в ответ схватил её и чуть сжал в кулаке.

Виктория : Я тебе не позволяла себя трогать, болван! – оскалилась нетопырёнок, после чего, она укусила уродца за большой палец, но он на это никак не отреагировал, а Виктория через секунду разжала зубки, протянув : - Фуууууууууууууууууууууууу!!! Освободи мне хотя бы крылышко! Дай нос зажать, животное!

Где-то рядом раздался голос : Gargas modaus!

Мышка повернула голову направо, в сторону, откуда послышалась эта фраза, которая являлась заклинанием вызова огня. Гнилая плоть упыря начала дымиться и тлеть, подобно сушённым листьям, брошенные в трескучий костёр в день субботника. Не в силах стерпеть прожигающую боль, уродец разжал гниющие пальцы, поневоле дав Виктории возможность улететь, и завалился на пол, громко крича, пока не появилась пламя, которое в сию секунду оставила от упыря лишь угольки.

Мышка отдышалась, а потом посмотрела снова вправо. Из-за тьмы ничего не было видно, но было отлично слышно прихрамывающие шаги. В самый последний момент, из тени вышел василиск с чёрной чешуёй и жёлтыми глазами. Виктория в страхе приоткрыла ротик и закрыла мордашку лапками, задрожав от страха. Змей подошёл к мышке и сделал тоже самое, что и упырь – схватил её в кулак.

Метаморфис : И что же мы тут делаем, ваше высочество? – ухмыльнувшись, спросил колдун.

Виктория : Не убивай меня, Метаморфис! Ты ведь не трогаешь маленьких? – жалобно заверещала мышка, плача.

Метаморфис : Зачем мне тратить силы на какую-то малявку? Тебя жрать нет смысла. Даже на зубок не хватит, - василиск тихо, но по дьявольски засмеялся, заставляя мышку ещё больше испугаться. – А теперь отвечай, что ты здесь забыла, принцесса?

Виктория сглотнула : Ни-ни-ни-ничего!

Колдун, всё также не прекращая мерзко улыбаться, посмотрел на вставленный между трещинами меч.

Метаморфис : Значит, Штайнеру вдруг понадобилось его излюбленное оружие? Что ж… он его не получит, но прикасаться к этому мечу я не могу, поэтому… - василиск лёгким движением когтя сорвал тонкую цепочку с флакончиком с шеи мышки.

Виктория : Не-не-не-не-не!!! Пожалуйста, не трогай снадобье! – заверещала мышка сильнее.

Колдун проигнорировал жалобы нетопырёнка и, бросив флакончик на пол, он раздавил его ногой, обёрнутой в грязные бинты, при этом он отпустил мышку и направился в один из тоннелей.

Виктория : Прости меня, Заки… - прошептала она, подползая к разбитому флакону и роняя слёзы на пыльный пол. – Я подвела тебя…

Мышка склонила голову над осколками, закрыв глазки.

Метаморфис : Повезёт в следующий раз! – восклицал колдун, засмеявшись громче так, что смех отобразился громогласным эхом в столь не очень большом коридоре.




Ощущать, что ты ещё жив, после того, как ты окунулся в водоворот тёмного, мерзкого, гниющего, зловещего прошлого, поистине отвратительное чувство. Обычно после такого, всегда, кажется, что мир меняется, причём меняется в худшую сторону. Начинаешь воспринимать его не так, как раньше.

Когда ты лежишь на операционном столе и видишь перед собой белое сияние, даже сквозь закрытые глаза, полагаешь, что ты вот-вот попадёшь на небеса после долгих лет черновой жизни. Но… это всего лишь временное полусонное состояние, в котором ты долго не пробудешь. Однако, переговоры между командиром и доктором, можно перепутать с разговором Бога и ангела. Резкий звук скальпеля – с церковным колоколом. Холод от металлического стола – с ветром, который гуляет между облаков небесного царства. Но это было не небесное царство, а самый настоящий Ад, мягко говоря – экспериментальная лаборатория Альянса – вот самая настоящая Преисподняя.

Хайден чуть приоткрыл глаза, сопротивляясь головной боли, чтобы опять не вырубиться и увидел в нескольких метрах от стола, к которому был прикован, пять инкубаторов, наполненных голубым физраствором. Внутри же находились мёртвые зародыши неизвестного инопланетного происхождения. Их маленькие тела плавно и медленно поднимались то вверх, то вниз буквально на сантиметры, ибо не выше, не ниже передвинуться не давали чёрные потоки проводов и кабелей, острые концы которых были воткнуты в жизненно важные участки тела. Сквозь прозрачные кабели было отчётливо видно фиолетовую жидкость, неторопливо проникающую вовнутрь тела каждого зародыша.

Волка чуть не стошнило такое зрелище, но он быстро от него отвлёкся, когда автоматическая дверь открылась, пропуская в операционное отделение пятерых господ. Двоих из пяти, Хайден узнал сразу : высокий волк-альбинос в чёрной нацисткой униформе генерала, оказался Грэйвулф. А второй – доктор Сладж. Трое остальных показались капитану незнакомыми, особенно двое, которые оказались простыми телохранителями генерала Грэйвулфа. Последней оказалась девушка-кобра, одетая в традиционный докторский прикид.

Генерал подошёл вплотную к столу и озарил Хайдена взглядом победителя.

Грэйвулф : Он готов к допросу, доктор? – с интересом спросил волк с толикой нетерпения.

Сладж : Пока нет, гер-командир, ещё не готов, - поставил диагноз гоблин, поднявшись на высокий стул и задумчиво поглядывая на Хайдена. – Прошло всего лишь два часа с того момента, как «Чёрная Пасть» доставила его к нам. От психического воздействия капитан Хайден ещё не полностью окреп. Один сильный удар и ему конец, а вы, как я полагаю, хотите от него что-то узнать?

Грэйвулф : Не совсем, док, - отрицательно мотнул головой он. – Изначальная задача состояла в том, чтобы ликвидировать этого слизняка, но Лорд Садар решил отдать новый приказ.

Сладж : И какой же? – покосившись с наигранным интересом, спросил гоблин.

Грэйвулф : Доставить его на Вархон для вербовки.

Сладж : Это абсурд, генерал Грэйвулф! – недовольно воскликнул он. – Хайден никогда не перейдёт на нашу сторону, учитывая его пылкий нрав и злопамятность! Вы помните, что элитные солдаты изнасиловали его мать?!

Когда Хайден услышал эти проклятые для него слова, он резко попытался подняться, но поскольку его конечности были накрепко прикреплённые к столу с помощью дугообразных, стальных держателей.

Хайден : Сволочи, я вас всех порву, как выберусь отсюда!

Грэйвулф : И это нам говорит тот, кто не может встать со стола? – насмешливо спросил волк, при этом его телохранители звонко захихикали через противогазы. Неожиданно, генерал ударил кулаком по столу, именно по свободному участку, вблизи от торса Хайдена. – Хватит строить иллюзии, ксдесовский пёс! Если уж кто кого и порвёт, так это я тебя!

Хайден : Вы изнасиловали мою мать!

Грэйвулф : А вы забрали мою дочь! – рявкнул генерал.

Услышав это от генерала, Хайден потерял дар речи, не зная, что ему противопоставить. Теперь, причина ненависти Грэйвулфа к КСД была вполне объяснима и этот безумец вряд ли остановится. Он будет мстить дальше, неся мор виноватым и невиновным, потому что такое понятие, как прощения, чуждо для генерала.

Грэйвулф : Это вы самые настоящие чудовища… - процедил он и, глядя на капитана холодной яростью, белый волк отошёл в сторону, отдав приказ солдатам, - В тюремный сектор его!

Двое бойцов разделились, один подошёл к панели управления и снял систему защиты, которая удерживала Хайдена, не давая ему встать со стола. Другой, выждав момент, взвалил тело ослабевшего волка себе на плечо.

Грэйвулф : Не кормить его весь оставшийся день. Пусть эта свинья узнает «гостеприимство» Альянса.

Солдат : Слушаюсь и повинуюсь, генерал Грэйвулф, - спокойно ответил боец, который отошёл от панели и направился вслед за солдатом, несущим Хайдена на себе.

Когда они свернули по коридору направо, дверь в лабораторию автоматически закрылась, а Грэйвулф уселся на стул, небрежно бросив на стол свою чёрную фуражку, с серебряной бляшкой в виде черепа с костями.

Сладж : Ну и что вы ему посулите?

Грэйвулф : Эм?

Сладж : Каким образом вы его переманите к нам?! И неужели это так необходимо?! Я не верю, чтобы Лорд Садар отдал подобный приказ!

Грэйвулф : А он и не отдавал, - спокойно признался волк.

Сладж : Вы в своём уме?! – возмущённо спросил гоблин, хлопнув себя по виску.

Грэйвулф : Вот сейчас не в своём… - генерал быстро поднялся, подошёл к интеркому и зажал серебристую округлую кнопку. – Экипаж, говорит Грэйвулф. Немедленно подготовить «Каракурт» к выброске.

Связист : Но, генерал, мы ещё не получили известия о том, что системы ПВО уничтожены. Высаживать бронетехнику раньше времени – рискованно.

Грэйвулф : Выполняйте приказ.

Связист : Как пожелайте.

Сладж : Вы не имейте право! – воскликнул гоблин со злобой. – Вы не можете использовать «Каракурта» без моего дозволения!..

Грэйвулф : Заткнитесь, Сладж! – зарычал волк. – Если вы не забыли, я командую этой операцией!

Сладж : Вы видимо не понимайте, что очень много «плотоядных» зверян среди мирного населения могут пострадать! Танк «Каракурт» - это вам не какая-то там бронированная тачанка, а самая настоящая машина смерти, которая может уничтожить всё живое! Если вы это сделайте, хорошие отношения между Альянсом и Ксайбером могут остаться в прошлом, а вас, дорогой генерал, могут разжаловать, а то и вообще трибунал.

Грэйвулф : Я знаю, что делаю. Тем более, «Каракурт» будет сброшен не в Неон-сити.

Сладж : А где?

Грэйвулф : На окраину городка, что называется Винндельм.

Сладж : Что вы мне этим хотите сказать?

Грэйвулф : За всё своё временное пребывание на Земле-2, я как-то посещал этот городишко, и там живут исключительно только «травоядные», - волк зажал зубами вытащенную из пачки сигарету и прикурил от спички, которую он тут же выкинул в урну. – Я уж не хочу с вами гавкаться, док, но я вас настоятельно прошу дать мне возможность воспользоваться «Каракуртом».

Сладж вздохнул, отведя взгляд : Я дам разрешение только после того, как вы мне объясните, за какими целями вам понадобился мой экспериментальный танк?

Грэйвулф : Ну для начала, уничтожение Винндельма будет неплохим тактическим ходом, потому что этот город самый ближайший к Неон-сити. Когда наши войска полностью перейдут в наступление, КСД уже будет лишена возможности вызвать подкрепление из других регионов.

Сладж : А как же радиосвязь?

Грэйвулф : Заглушим – у нас есть звуковые тамперы.

Сладж : Ладно, генерал, я сдаюсь… вы победили. Сейчас же выпишу вам разрешение, но прошу, будьте осторожны с этим танком, - сказал доктор с волнением.

Грэйвулф : Да не бойтесь вы. На вашей «игрушке» даже и царапинки не будет.

Сладж : Я не за танк волнуюсь, а за экологическую среду.



Отперев тяжёлую дверь мелкой и довольно грязной камерой, солдаты грохнули тело Хайдена на нечищеный, сырой матрац, при этом, когда волк приземлился, один из бойцов ударил его ногой по животу, саркастично смеясь, а потом они ушли. В помещении царила тьма, и единственным источником света являлась только щель под дверью, из-под которой выходил тонкое освещение тюремных коридоров.

«Что делать теперь?» - спросил Хайден сам себя, взявшись за свою голову с беспокойным видом – «Спасся ли Дима? Что теперь станет с моим домом? Домом… - волк притворно ухмыльнулся, - «Настоящего дома у меня теперь никогда не будет».

Дверь с металлическим скрипом открылась, и Хайден дрогнул, потому что он подумал, что солдаты решили вернуться и поиздеваться над ним, но это оказались не солдаты, и та личность, которую капитан и не ожидал видеть. Это была кошка в красном одеянии из отряда «Чёрная пасть». Она закрыла за собой дверь и встала перед волком на колени, а тот пытался отползти от кошки подальше, но стена не дала ему этого сделать.. Как не странно, но Хайден видел в этой девушке что-то очень неуловимо знакомое.

Амару : Дерек, разве ты не узнаёшь меня?

Волк прищурился, но ничего не ответил.

Амару : Когда-то, мы вместе были в одном концлагере, будучи ещё маленькими детьми.

Хайден : Амару?! – удивился он, - Неужели это ты?!




«Когда я был мальчишкой, отец всегда учил меня быть сильным, но был ли от меня толк? Я никогда не любил драться и в детстве я был слабаком, даже сдачи не мог дать нормально. Но потом пришёл Альянс, чьи прихвостни вырезали всю деревню, в которой я жил, только из-за того, чтобы просто поохотиться… Видите ли, провизии у них было нема. Потом, после того, как эти сволочи убили моего отца и надругались над моей матерью, меня отправили в местный концентрационный лагерь, где я работал с раннего утра до позднего вечера, получая за это лишь скудное питание и удары кнутом от надсмотрщика» - Капитан Дерек Хайден.



Волчонок начал просыпаться от тряски внутри грузовика, чей кузов был накрыт плотным полотном. В это утреннее время на улице вновь бушевала гроза, а машина слегка покачивалась от неровного рельефа, по которому она ездила. Сквозь рёвы мотора, Хайден услышал ещё дюжину тихих жалобных плачей рядом с собой. Открыв глаза, волчонок увидел задний борт грузовика и двух солдат Альянса, один из которых сидел, облокотившись спиной об левый борт, а второй сидел на кортах, держа наготове автомат, похожий на MP40, только потерпевший не первую модернизацию. Хайден неторопливо повернул голову направо и увидел, что в кузове находятся ещё тридцать с избытком зверян, которых везли из той же деревни, откуда волчонок был родом. И что самое шокирующее, у некоторых взрослых мужчин не было конечностей, не считая одного кролика, который лежал без двух ног и одной руки, распластавшись в центре кузова. Его грудь была сожжена почти до самых рёбер, в животе, через овальную дыру, можно было разглядеть часть повреждённого кишечника. Кролик дышал очень тяжело и медленно, при этом он старался не шевелиться, потому что ожоги могли ему предоставить мучительную боль при любом движении.

Солдат : Kam hören Sie den eared, dass er also beschissen aussieht? – спросил он другого, кивнув на раненого кролика.

Второй боец весело ответил : Mit von Flammenwerfern geküsst.

На этой же секунде, двое нацистов припадочно засмеялись во весь кузов. Хайдену в глубине души хотелось было встать и дать этим двоим камнем по мордам, но его одолевал страх, потому что солдаты выглядели свирепо, имели при себе оружие, да и никаких камней в кузове и в помине нет.

Прошло ещё немного времени, прежде чем грузовик остановился у КПП – въезда на территорию концлагеря, или просто лагеря смерти. Это проклятое место было окружено минными полями, лазерными заграждениями, огромной стеной, толпой вооружённых до зубов охранников, надзорными вышками, колючей проволокой и автоматическими турелями, и глядя на эту систему защиты, любой пленный здесь терял надежду на побег. Любого, кто попытается сбежать, ждёт ужасная смерть и их трупы, как известно, тут не хоронят, но куда их уносили – никто точно не знает. Некоторые заключённые поговаривали, что тела отправляют в крематорий, но когда это происходит из трубы не идёт дым. Другие говорят : мертвецов сбрасывают в огромный ров, который находится в самых глубинных подземных коммуникациях. Но что там есть на самом деле, никто из пленных не знает, а даже если кто-то умудрился попасть туда, будучи живым, то не возвращался.

Через несколько минут, пока водитель грузовика договорился с охранниками, он вернулся за руль и проехал вперёд, во внутренний двор. Когда тяжёлая машина остановилась, двое солдат, что сидели в кузове, перемахнули через задний борт, который тут же открыли, после чего они навели на пленных оружия. К этому времени, во двор уже вышли полсотни нацистких милитаристов, при том, что некоторые из них сжимали поводки, с злобно лающими овчарками. Среди всех присутствующих был виден офицер, который по расе являлся гоблином. Рядом с ним стоял зверянин-кот, держащий большой зонт.

Все пленные встали в одну шеренгу, и гоблин хмуро озарил их своим правым глазом через монокль, а левый он просто зажмурил. Увидев офицера, водитель выбежал из кабины грузовика, встал смирно перед гоблином и отдал честь.

Водитель : Полковник Гарсия, пленные доставлены к вам по приказу Лорда Альянса. Повелитель хочет, чтобы вы их распределили по рабочим уровням.

Гоблин ещё больше нахмурился : А как будто я не знаю! – он поднял руку и стоящий рядом кот протянул полковнику электронный блокнот. – Такс… посмотрим… калеки среди них есть?

Водитель : Примерно четыре, не считая одного пленного, который сейчас находится в предсмертном состоянии.

Гарсия : Покажите мне этот кусок дерьма, - полковник скрестил руки на груди.

Двое солдат у грузовика мигом забрались в кузов и выволокли безногого кролика, как мешок картошки, после чего бросили его к ногам гоблина. Изуродованный «травоядный» зверянин потянул руку к полковнику, но тот ответил агрессией, ударив кролика ботинком по лицу.

Гарсия : Этот полудурок бесполезен. Отправьте его на бойню.

Солдат : Так точно! – отдал честь боец, перед тем, как со своим напарником взять калеку за подмышки и потащить его в тёмный подвал в левой части здания начальства.

Гоблин чирканул стилусом по экрану, отмечая в списке особо раненого инвалида, затем он прочёл строчку ниже, где была надпись «Беременные».

Гарсия : Ребёнок! Кто ждёт ребёнка? – спросил гоблин девушек в ряду пленных.

Из толпы сделала шаг вперёд молодая собака.

Девушка : Я.

Гарсия : Ваше имя и фамилия.

Собака сглотнула и представилась : Ольга Кремнаева.

Гарсия : Какой месяц?

Ольга : Только первый, - девушку тут же поборол страх, видя перед собой солдат, и она упала с плачем на колени. – Прошу вас! Не делайте мне аборт!

Услышав такое, гоблин поднял бровь в удивлении.

Гарсия : Хватит нести чушь, девушка. Вашему потомству ничего не грозит. Вы будете определены на лёгкую работу, и потом ваше дальнейшее пребывание здесь будет решаться начальством. Вы умейте готовить?

Ольга : Да…

Гарсия : Значит, будете работать на кухне. - Гоблин отдал приказ охраннику, - Проводи её до столовой.

После того, как девушку увели, полковник снова оглядел сокращённую шеренгу пленных и пока он делал новые пометки в блокноте, Хайден пытался высмотреть любые пути для побега, но так и не решился.

Гарсия глянул на волчонка : Эй, ты, будешь работать в каменоломне.

Хайден злобно крикнул : Никогда! – он сразу рванул с места в сторону выхода, который итак был заблокирован толпой солдат и потом, волчонок упал в грязь, когда надсмотрщик сделал ему подсечку. Пока Хайден не поднялся, несколько бойцов вышли из толпы, принявшись бить волчонка ногами по животу и спине. Видя такое зверство, любой пленник будет ослеплён страхом и он сразу откажется от мысли о побеге.

Гарсия : Достаточно! Увести его! – приказал гоблин. Солдаты остановились, и один из них взял волчонка за шиворот и стал волочить его по грязи в сторону рабочего сектора, куда его определили – каменоломня.


Лёжа на нескольких досках, накрытые старым, пахнувшим сыростью, одеялом, Хайден забился ничком, горько вспоминая о своей матери и покойном отце. Мысли о них не давала ему никакого покоя и заставляла его тихо плакать. И теперь он находился здесь – в спальном помещении каменоломщиков, которое оказалось унылым и отвратительным местом. Это был большая бетонная зала на площадь сорока метров в длину вдоль, и двадцать метров в ширину - поперёк.

Здесь не было даже кроватей, а все рабочие, в числе около семидесяти зверян, спали на полу, лёжа на досках, куртках, и прочих вещах. Хайдену досталось место у самой стены, в углу – прямо под окном, снаружи которого припаяна решётка. Волчонок сжался ещё плотнее, пытаясь сохранить остатки тепла. Воспоминания о недавнем случае с его родителями пробуждали в нём детскую истерику, но он сдерживался от слёз, он пытался быть сильным, как его учили.

Позади волчонка донеслось : Эй, сопля, хватит реветь!

Хайден ничего не ответил и тот, кто был сзади, крепко ухватил волчонка за плечо и перевернул его с бока на спину. Юноша увидел над собой зверянина-гиену с зековской внешность. Он был в майке-алкоголичке и в ободранных трениках, а на руках были наколоты тюремные татуировка. Особенно хорошо видится звезда на правом плече.

Заключённый : Послушай меня сюда, чепушило, - хрипло сказал гиена, - если будешь мешать мне спать, я те кишки на финку намотаю! Понял меня, бл…дь?!

Хайден : Отстань от меня! – оскалился волчонок, пытаясь убрать руку гиены со своего плеча.

Заключённый : Ты чё, петух, совсем уже страх перед взрослыми посеял?! Ща я из тебя самку сделаю! – гиена хрипло засмеялся и уже хотел приспустить штаны. – Будешь моей сучкой!..

В этот момент, в висок урки врезался камень, внезапно прилетевший откуда-то справа. Гиена, схватившись за кровоточащий участок головы, шипяще протянул болевой стон и завалился на бок.

Заключённый : Сука… если поймаю, то я тебя вы…бу… - плаксиво сказал он, поглядывая туда, откуда метнули камень.

Посмотрев туда же, куда и гиена, Хайден увидел, как из-за угла вышла серо-белая кошечка в возрасте восьми-девяти лет, и она была одета в тряпьё, которое выглядело на манер платья, а на шейке был красный бантик. Девочка улыбалась, закрыв глазки и невинно хихикала.

Заключённый : Сейчас ты точно не будешь улыбаться, вонючая гнида!!! – гиена поднялся и в порыве ярости ринулся к кошке, а та в самый последний момент отошла в сторону с таким же милым выражением мордашки, при этом она хвостиком успела пододвинуть под ноги заключённого маленькую дощечку с тремя торчащими гвоздями. Когда гиена проткнул ступню, он упал как подкошенный, крича от боли как резаный. Разбуженные его криком рабочие быстро поднялись и поспешили посмотреть на произошедшую суматоху. Кошка, воспользовавшись этим момент, пробралась сквозь толпу, взяла Хайдена за руку, после чего они выбежали из спального помещения в коридор.

Кошка : Бежим быстрее! – не переставая улыбаться, воодушевлённо сказала она. – Моя комната уже близко!

Волчонок ничего не ответил, так как он был поражён поступком этой незнакомой девочки. Он не знал, что сказать. Через мгновение, кошка быстро свернула вправо и открыла дверь, за которой находилась маленькая освёщённая комнатка. Поперёк стояла двух ярусная кровать, а рядом с ней старенький комод, на котором были аккуратно разложены кухонные принадлежности и отполированный до блеска металлический чайник. На правой стене была раковина и зеркало над ней. Единственным источником света являлся маленький торшер, стоящий на грязном стуле справа от раковины, прямо в углу.

Кошка вздохнула : Фух… успели! – она восторженно вскинула руки. – Располагайся поудобнее, а я сейчас налью тебе чай!

Хайден как будто ничего не услышал. Он просто стоял неподвижно с грустным выражением лица, склонив голову. Улыбка с лица кошки пропала, когда она вопросительно посмотрела на волчонка, а затем улыбнулась снова, и посадила его на нижнею койку.

Кошка : Ты не волнуйся! – сказала она, подойдя к комоду. – Сейчас выпьешь горяченького чайку и сразу развеселишься!

Хайден тихо сказал : Спасибо…

Кошка : Не стоит благодарности, - девочка взяла чайник и принялась наполнять кружку кипятком, затем она достала сахарницу и картонную коробочку с чайными пакетиками. – Как тебя зовут?

Хайден представился : Дерек…

Кошка : Красивое имя! – ласково сказала она, подсев к волчонку с двумя кружками в руках,– А меня зовут Амару. И не бойся ты того урку. Он на всех нарывается, но в итоге получает самый первый!

Хайден : А почему он ко всем пристаёт? – спросил волчонок, взяв кружку обеими руками.

Амару : Да ему солдаты Альянса каждый раз мозги выбивают, вот поэтому он такой задиристый! – кошка прикрыла ротик от лишнего смешка. – Представь себе, чтобы они его не били, он каждый раз предлагает им свой зад! Но поскольку среди нацистов нету «голубых», они продолжают его колотить с удвоенной яростью, что тот начинает скулить как щенок!

Хайден : Понятно… - он крепко вцепился в кружку и склонил голову так, что его прядь чёрных волос скрыла глаза, которые наполнялись слезами. Тем не менее, кошка услышала его тихий плач и, поставив чай на комод, она обняла волчонка.

Амару : Успокойся, Дерек… Я с тобой.

Хайден : Я ненавижу Альянс… ненавижу…- плач стал немного громче. – Мама… мамочка…

Амару : Перестань плакать, Дерек. Ты мальчик и должен быть сильным.

Хайден : Но…

Амару : «Но» - это не оправдание. Если бы я была твоей мамой, я бы очень огорчилась, видя, как мой сын распускает нюни. А что говорил тебе папа?

Хайден : Он говорил мне, чтобы я не показывал свою слабость…

Амару : Ну вот видишь! – на кошачьей мордашке вновь растянулась улыбка. – Поступай так, как он тебя учил! Самое главное – не сдаваться на том пути, когда ты можешь пройти его до конца! – после такого высказывания, волчонок тоже улыбнулся и счастливым взглядом посмотрел в глаза кошечки.

Хайден : Амару… скажи, как ты тут оказалась?

Амару : Я попала сюда примерно так же, как и ты. Я жила на ферме к востоку отсюда.

Хайден : Значит, твои родители были фермерами?

Амару : О да, - ответила кошка. – И говоря по правде, они не были моими родными отцом и матерью.

Хайден : А почему ты так решила?

Амару : Как женатая пара шиншилл могут родить кошку? – ухмыльнулась девочка. – Тут любой дурак догадается, что я подкидыш.

Хайден : Но ведь они любили тебя как родную дочь?

Амару : У нас были какие-то… равнодушные отношения. Родители на меня даже внимания не обращали, когда я уже самостоятельно научилась ходить, готовить, убираться в доме и стирать бельё. И так я прожила на ферме столько, сколько себя помню.

Хайден : А можешь мне рассказать?..

Амару : Как я сюда попала? – закончила вопрос кошка за волчонка, на что тот кивнул. – Ну как-то раз, с раннего утречка я вышла из дома и до самого вечера гуляла по лугам и даже купалась в озере. Но когда я вернулась поздно вечером, ферма моих опекунов была охвачена пожаром, а перед домом стояли солдаты Альянса, которые тут же меня заметили и чуть ли не убили.

Хайден : Но ведь всё обошлось?

Амару : Да, но я не обратила на них внимания и, смотря, как горит ферма, меня почему-то потянуло смеяться. Все солдафоны удивились и не стали меня убивать.

Хайден : И тогда они отвезли тебя сюда, так?.. – волчонок озадачено почесал затылок. – Тебе здесь не одиноко?

Амару : Бывает временами, но когда мне скучно я всегда веду беседу с охранниками во время прогулки.

Хайден : Тебе разрешают свободно бродить по лагерю?! – опешил он.

Амару : Ага. Обо мне заботится полковник Гарсия и ещё он мне пообещал, что если я буду хорошо себя вести, меня могут удочерить кто-нибудь из вельмож. Но пока, я сижу в этой коморке и помогаю девушкам работать на кухне.

Хайден : А кто такой полковник Гарсия?

Амару : Ты его видел, Дерек. Это такой маленький гоблин, который распределял пленных по всему лагерю. Он главный в этом заведении.

Хайден : Но если он полковник, то почему он не командует войсками вместо того, чтобы сидеть тут?

Амару : Потому что на этой планете больше некого назначить на присмотр лагеря. А ты, как я погляжу, немного разбираешься в родах занятий военных.

Хайден : Мой папа был майором, но ушёл в отставку.

Амару : Эх, ну ладненько… - кошка поднялась и взобралась на верхнею койку. – Уже поздно, Дерек, давай спать.

Хайден : Но ведь сейчас день, да к тому же мне надо вернуться в спальное помещение рабочих…

Амару : Тебе больше не надо там ночевать. Я уговорю охранников, чтобы они разрешили тебе жить у меня. И с чего ты взял, что сейчас дневное время суток? Ты, между прочим, был в отрубе очень длительное время, когда тебя побили солдаты и потом ты плакал три часа. Так, что не удивительно, что ты прозевал весь день.

Хайден : Амару… - волчонок встал во весь рост, глядя на кошку, которая уже собралась укрываться одеялом. На его лице было видно стеснение, - …можно мне лечь с тобой?

Амару : Конечно можно, глупенький! – сладкоголосо разрешила она, отодвигаясь к стенке, чтобы предоставить волчонку свободное место.

Услышав положительный ответ, Хайден мигом взобрался на верхнею кровать, при этом, не забыв погасить свет, легонько щёлкнув хвостом по выключателю. Когда он лёг, кошка укрыла его и себя.

Хайден : Амару, как я могу отблагодарить тебя за твою доброту?

Амару : Просто не попадай в неприятности… - сказала кошка, закрыв глаза. – Сладких снов тебе, Дерек…

Хайден : И тебе тоже…

Перед тем, как уснуть, они вместе взялись за руки и полагали, что их встреча первое прекрасное событие в этом царстве жестокости и смерти.


«С того момента, как я познакомился с этой кошечкой, я только и делал, что думал о ней. Благодаря Амару, я терпел боль, который доставлял мне кнут надсмотрщика во время каторжной работы, с которой я кое-как справлялся. Эта девочка – единственное, что заставляло меня улыбаться и верить, что в будущем будет всё хорошо. Временами мне казалось, что под её серым, пушистым мехом скрывается чёрная шипастая кожа, а за невинной детской улыбкой – чудовищный оскал кровожадного демона, но мне это всего лишь казалось, как я уже говорил. Амару… лукава, но прекрасна… За всё время, которое я пробыл в концлагере, Амару никогда не давала мне ударить грязь лицом и сдаться. Она учила меня скрывать свои слабости, но даже после изнурительной работы поздно вечером даже она не могла сдержаться от слёз. Мы всё делали вместе – и плакали, и смеялись, и делились секретами, и даже поклялись друг другу в вечной дружбе. Но всё же… меня кое-что беспокоит… что будет со мной, если полковник Гарсия действительно найдёт ей приёмных родителей? Неужели, я останусь один, если Амару уйдёт? Этого я больше всего боялся»


Три месяца спустя.

«Все эти недели пролетели незаметно для меня. Я даже не обращал внимания на ледяной ветер, который заставлял меня трястись от холода, когда нашу рабочую группу отправили работать на каторгу в суровый декабрьский день. Я знал, что вечером, когда рабочая смена закончится, я напьюсь горячего чая, лягу в тёплую постель и, что самое приятное, наконец могу побеседовать с Амару, тем самым узнав от неё ещё что-то новенькое. Всё-таки, я до сих пор не могу понять, как она смогла уговорить охрану поселить меня в её комнате. Может, она просто растрогала их своей коронной улыбочкой или она стала выполнять дополнительные обязанности, чтобы таким образом расплатиться? В прочем, моё удивление нацелено не только на это – всё, что Амару хотела получить, она получала быстро. Причём, я не видел, чтобы она конфликтовала с кем-то из охранного персонала, как это происходит с другими пленниками. И всё бы ничего, но как-то раз, Амару вдруг стало не хорошо - она постоянно жаловалась на головную боль. В медпункте ей дали таблетки, которые вроде как помогли, но приступы головной боли ещё приходили время от времени. Но вот однажды, пришло начало того дня, которого я опасался…»

Хайден : И с чего это этим садистам вздумалось нас хорошо кормить? - спросил волчонок, стоя вместе с кошкой в большой очереди за пищей.

Амару : Ну дело в том, что сегодня знаменательный день, ибо этот лагерь посетит кто-то из Лордов Альянса. Хоть в каком-то веке, нацисты могут позволить заключённым поесть довольно кошерной еды, при условии того, если те будут прилежно себя вести, когда Лорд прибудет сюда. А он должен появиться с минуты на минуту.

Хайден : А кто такие Лорды?

Амару : Это очень важные фигуры в Альянсе. Они очень богаты и могущественны, при этом сердце у них чернее угля. Именно они устраивают войны по всей галактике направо и налево, порабощая или уничтожая цивилизации, которые не в силах им противостоять.

Хайден : Кажется, я видел одного… он меня ещё вдавил в землю, как жука, когда солдаты мучили мою мать…

Амару : Это был не обычный Лорд, Дерек, - кошка и волчонок сделали шаг вперёд, так как очередь продвинулась. – Это был рэйх-фюрер Альянса.

Хайден : Рэйх-фюрер? – переспросил он, подняв правую бровь.

Амару : То есть, он и есть командующий – самый главный в Альянсе. Его все боятся и ещё говорят : он непобедим.

Хайден : Посмотрим, какой он непобедимый, когда я вырасту и отомщу ему… - сказал волчонок тихо, чтобы сторожащие очередь солдаты не услышали.

Амару : Не глупи, Дерек, - серьёзно сказала кошка, сердито нахмурив брови. – Я ценю твою храбрость, но вряд ли ты сможешь победить Повелителя Альянса – он слишком силён… - в этот момент Амару болезненно зажмурилась.

Хайден : Амару, у тебя опять голова разболелась?

Амару : Немного… - ответила она.

Хайден : Может тебе стоит принять лекарство?

Амару : Дерек, я ещё с утра проглотила последнею таблетку!

Хайден : Так-то оно так… но тянуть нельзя. Слушай, давай я схожу в медпункт и принесу тебе лекарство, а ты пока постой тут и сразу возьми еды на нас двоих.

Амару : Нет… давай-ка лучше я схожу… - пробубнила кошка, скрыв ладонью половину мордашки и направившись в сторону мелкого строения, где над входом была вывеска с надписью «Ambulanz».

Когда она отходила, Хайден провожал кошечку обеспокоенным взглядом, не зная даже как ей помочь.


Как только Амару достигла медпункта, зайдя через служебный вход, новый приступ головной боли яркой вспышкой ударил по мозгу. Кошку пронизало чувство, будто прямо в темя вошёл ржавый нож. Ноги словно онемели и отказывались двигаться. Не в силах подняться, Амару лишь тихо говорила : «Помогите… прошу… помогите кто-нибудь…»

Боль неожиданно увеличилась настолько, что кошка не смогла сдерживать слёз. От дикой агонии, она когтями вцепилась в старый паркет, оставляя на ней глубокие царапины. Впереди послышалось, как два громких шага приблизилась к Амару, а кошка понадеялась, что к ней подошёл врач, но когда она открыла глаза, её глаза увидели мерзко улыбающуюся гиену.

Заключённый : Головушка болит, лярва? – спросил он саркастично. – А ведь я тебе так и не припомнил тебе за тот случай… - гиена схватил кошку обеими руками за горло и поднял её выше собственной головы, при этом прижав маленькое тело Амару к стене. – Что, сучка, забыла, как из-за тебя я проткнул ногу гвоздем?! Сейчас я тебе тупо шею сломаю! Хотя… нет… для тебя это будет слишком быстро и безболезненно… а я хочу, чтобы ты помучалась…

Задыхаясь, Амару хотела позвать на помощь, но руки сжали её горло настолько, что она даже закричать была не в силах. Кошка вцепилась когтями в запястья заключённого и попыталась вырваться.

Заключённый : Не выйдет! – заверил гиена, после чего он засмеялся в истерическом припадке. В один момент, Амару перестала сопротивляться – она просто замерла, опустив свои руки. Внезапно, глаза кошки засветились белоснежным цветом, а её длинные волосы вились так, словно их подхватил ветер. Заключённый в страхе широко раскрыл глаза, не в силах вымолвить ни одного слова, но дальше он его руки ощутили кошмарную, невиданную силу – кости в буквальном смысле сломались и острыми концами пронзили плоть изнутри, при этом сами руки начали скручиваться до тех пор, пока она не отделились от локтей.

Заключённый в ужасе грохнулся на пол, истерично крича и припадочно дёргаясь, не обращая внимания на то, что его руки ещё остались у горла Амару. Спустя несколько секунду они мигом растворились в кровавую пыль, не оставив даже и следа. Горло кошки оказалось вновь свободным, и сама Амару легко-легко опустилась на пол. Пока гиена щенячьим визгом стал звать на помощь, кошка вскинула руку, от чего горло заключённого сжалось так, словно его сдавила невидимая рука.

Кошка невинно улыбнулась гиене, а потом из её ладони медленно вылетел голубоватый сгусток энергии, который раздвоился на две части и «вселился» в ноги заключённого. Гиена же почувствовал очень сильный холод, а потом он ужаснулся, увидев, как его нижние конечности мгновенно превращались в лёд. Амару хихикнула, коснувшись пальцами своей босой ножки до голени гиены. Лёд начал трескаться и в итоге рассыпался на тысячи блестящих осколков, при этом заключённый лишился обеих ног до самого паха.

Сквозь психованный крик заключенного, Амару услышала несколько десятков клацаний оружейных затворов слева от себя. Кошка посмотрела в сторону выхода и узрела, что напротив проёма, где когда-то была дверь, на неё устремились стволы автоматов, которые держали солдаты с распознавательными повязками на плечах с инициалами «СС».

Гарсия : А ну опустите оружие, бараны! – прозвучал голос полковника где-то позади эсэсовцев, на что сами солдаты послушно выполнили приказ, опустив стволы автоматов. Взволнованный офицер быстро направился к служебному входу медпункта, при этом, растолкав нескольких эсэсовцев на своём пути, и потом остановился в двух метрах от Амару. – Детка… - успокаивающе пропел гоблин, - Не пугайся… это я.

Амару медленно закрыла глаза, а затем её ноги подкосились, и она упала на пол. Полковник, будучи испуганным состоянием кошки, молниеносно подбежал к её телу и нащупал пульс на запястье, а потом на горле.

Лейтенант : Что с ней, полковник? – спросил офицер, стоявший в толпе эсэсовцев.

Гарсия : Жива, хвала Хорусу… - с облегчением вздохнул гоблин, а потом он отдал приказ ближайшему солдату: – Немедленно отнеси её в больничное крыло, - обратился к остальным, - А вы все занимайте посты!

Отряд разошёлся, кто куда, и только двое бойцов пошли в сторону гоблина – один из них взял Амару на руки и сразу понёс её к зданию напротив, где есть реанимационный сектор, а второй подошёл к самому Гарсии, на ходу вытащив пистолет, направив его в лоб безногой гиены.

Заключённый : Не стреляй, отец! – раздался выстрел ещё до того, как лейтенант успел спустить курок. Молодой офицер посмотрел вправо и увидел, как Гарсия замер, сжимая дымящийся пистолет в мелкой, но довольно сильной руке.

Лейтенант : Не тратили бы на него пулю, полковник. Я бы сделал это сам.

Гарсия : Плевать! Я его уже давно мечтаю пришить!

Лейтенант : Могу ли я с вами поговорить с глазу на глаз? – сказал офицер, сняв фуражку, а затем противогаз.

Гоблин нахмурился, увидев физиономию молодого демона с темной кожей и с лазурными глазами. На одном его заострённом ухе было сразу же несколько колец пирсинга, сделанные из чистой платины и в каждом кольце было по одному сапфиру.

Гарсия : Я так полагаю, на самом деле вы не из СС?

Демон кивнул : Всё верно.

Гарсия : Подождите… - прищурился он. – А я ведь вас знаю… вы – Антигон Мортус, лучший ученик Коргоса и первоклассный адепт магии теней.

Мортус : Не нужно так официально, полковник, - ухмыльнулся демон.

Гарсия : Зачем совет магов Коргоса послал вас ко мне, тем более не предупредив?

Мортус : Здесь – не лучшее место для разговоров.

Гарсия : Тогда давайте отойдём в мой кабинет…

Мортус : Нет, полковник, я бы предпочёл поговорить с вами рядом с вашей одарённой девчушкой.


Беспокойство не оставляло Хайдена ни на секунду. С тех самый пор, как ему выдали продукты в сумке, он смирно ждал Амару в её комнату. Положив сумку справа от себя, волчонок сидел на кровати, надеясь на скорейшее возвращение кошки. В один момент, его беспокойство возросло на столько, что он больше не мог ждать. Пока нацисты не заперли на замки подвалы, где ночевали пленники, Хайден вышел из комнаты и быстро миновал длинный коридор с множеством дверей, а потом он поднялся вверх по лестнице, напрямую ведущую к выходу. В этот момент волчонку повезло, что охранников у дверей не было, так как большинство сидели на наблюдательных постах, а остальные либо присматривали за пленниками, в очереди за едой, либо сторожили высокоприоритетные, для начальства, места.

Хайден, аккуратно выглядывая из-за угла, понял, что ему не удаться проскочить мимо тройки эсэсовцев, что остановились в нескольких метрах от выхода, однако он заметил ещё одного бойца, который пересекал двор, держа спящую Амару на руках. Хайден немного понаблюдал за нацистом и увидел, что он зашёл в больницу. Волчонку показалось странно, почему кошке не оказали помощь ещё в медпункте, но рыться в догадках не было времени. Он снова посмотрел на троих бойцов. Один из них снял противогаз и взял в острые зубы сигарету, при этом говоря что-то на немецком языке. Судя по тому, как смеялись остальные двое бойцов, можно полагать, что курильщик рассказывал весьма забавный анекдот, но вот про что? Между тем, в очереди пленников началась суматоха – сквозь толпу пробегал толстый барсук и не с одним пакетом продуктов, как полагается, а с двумя. Рабочие возмущённо смотрели на него, а некоторые и вовсе кричали ему остановиться, но барсук и не собирался тормозить. Остановился он лишь тогда, когда к нему угрожающей походкой подошли те самые трое солдат, которые представляли серьёзную преграду для Хайдена. Эсэсовец, тот, что без противогаза, с сигаретой в зубах, без лишних слов нанёс удар барсуку по морде, что тот упал навзничь, уронив пакеты с едой. Остальные двое подошли к нему и подняли, схватив за плечи. Нацист-курильщик ухмыльнулся, а потом он наклонился вправо, чтобы достать из сапога длинный нож.

Волчонок всё-таки решился быстро пробежать мимо головорезов, которые были заняты барсуком. И похоже удача вновь улыбнулась Хайдену, на стенах не было ни одного солдата, так как за защитной преградой было только бескрайнее море. Хотя, когда пленник попадал в лагерь смерти в первый раз, у него складывалось впечатление, что этот «ад» построен на пустынном плато, однако это не так. Своим видом, концлагерь больше походил на старую, американскую тюрьму, именуемую Алькатрасом. Волчонок с осторожностью выглянул из-за угла, так как детское любопытство заставляло его посмотреть на зверство нацистов.

Солдат, что держал нож, одним быстрым движением вонзил клинок в солнечное сплетение барсука, при том, что тот закричать даже не мог, потому что рот пленника был заткнут рукой одним из державших его нацистов. Затем, курильщик очень быстро дёрнул холодное оружие вниз до самого паха так сильно, что из живота барсука кровавой грудой вывалились всевозможные внутренности во всей красе. К завершению смертной казни, нацист слева направо взмахнул рукой, в которой держал нож, и этим самым движением перерезал барсуку горло.

Солдат : Sie können ihn mit dem mund nicht mehr stoppen, - вытирая нож об штанину, сказал он другому солдату, который прикрыл своей рукой пасть барсуку. - Es ist nicht mehr als oberbefehlshaber.

Второй нацист ответил : Wie Sie sagen.

Двое солдат грохнули на землю выпотрошенного пленника и взяли курс на то место, где их «перекур» был прерван. В этот момент, Хайден, сглотнув в ужасе от зверства нацистов, быстро скрылся, пройдя в служебное помещение, при этом нырнув в большую, передвижную тачанку? похожую на шахтёрскую вагонетку, что стояла у стены в коридоре. Сама тачка была битком набита горой грязной солдатской униформой, не говоря уже о мерзких запахах, такие как кровь, пот, порох и прочий смрад, который смешался внутри этого передвижного устройства. Также Хайден почувствовал, что один солдат зашёл в коридор через тот же вход, которым воспользовался волчонок, и начал осматриваться, остановившись рядом с тачкой. В этот момент, Хайден боялся лишний раз вздохнуть, так как слышимость в этом коридоре оказалась высокой и любой вдох может выдать его нацисту.

Прошло, как минимум, пару минут, а солдат всё не уходил. «Уж не заметил ли он меня?» - подумал Хайден. – «А теперь стоит, притворяется, что меня не видит, однако он знает, что я в этом смраде долго не протяну. Так и ждёт, чтобы я высунул нос – подышать»

Как тут Хайден и не думал, его догадки оказались напрасными. Когда он аккуратно выглянул из тачки – увидел, как нацист что-то воодушевлённо произнёс и пошёл навстречу медсестре, которая одарила его страстным поцелуем в купе с объятьями. Девушка оказалась зверянкой-рысью, одетая в типичную одежду медсестры. Обычно подобная форма вызывало по большей степени сексуальную озабоченность у бравых «альянсовских» солдафонов.

Солдат : Ich bin so hungrig, bevorzugten, - нежно сказал он.

Рысь хихикнула : So viel fehlt, die nicht leben kann?

Солдат : Oh ja! Würde sie mit mir gehen?

Медсестра : Warten lassen mich fertig mit ihren Taten muss ich alle... widmen schmutzige Sachen in die Wäsche

Солдат : Dann ich, außerhalb warten werde! – сказал он, выходя на улицу.

Медсестра : Nun, ich bald! – рысь помахала ему рукой и принялась толкать тачку в прачечную, что была за правым углом, в конце коридора.

Хайден облегчённо вздохнул, закрыв глаза, однако в этот самый момент лёгкая, прохладная рука цепко хватанула его за шиворот и потянула вверх. Теперь, вместо грязной одежды, волчонок увидел строгое лицо молодой рыси.

Медсестра : И что вы здесь забыли, юноша? – спросила она.

Хайден : Прошу, не выдавайте меня солдатам! Я просто хочу увидеть свою подругу! Она больна!

Медсестра : Сидя в грязном белье, ты точно её не увидишь… - вздохнула рысь. – Ладно… твоя подруга Амару, так ведь?

Хайден кивнул : Да.

Медсестра : Хорошо, я тебе помогу, - с оглядкой сказала она, при этом отпустив волчонка. – Спрячься сейчас хорошенько.

Хайден : Как вас зовут, леди? – спросил он перед тем, как опять «погрузиться» на дно тачки, прикрываясь одеждой.

Медсестра : Лорейн, - ответила рысь одним вздохом.

После её слов, Хайден «скрылся» под бельём и стал терпеливо ждать момента, когда можно будет вылезти.


Лёжа на животе в непроглядной темноте, волчонок слушал, как скрипят колёса тачанки. Так же он слышал, как проходившие охранники, горячо приветствовали Лорэйн.

После того, как медсестра воспользовалась лифтом, чтобы добраться до второго этажа, она остановилась у перекрёстка коридоров.

Лорэйн : Тут никого нет. Можешь вылезать, - говоря это, рысь просунула руку под куртки и потормошила Хайдена за плечо.

Хайден : Вы уверены? – с ноткой недоверчивости спросил волчонок.

Лорэйн : Да, уверена. Солдаты здесь не ходят без приказа полковника Гарсии, - рысь убрала несколько тяжёлых плащей штурмовых пехотинцев, чтобы дать возможность Хайдену полностью вылезти из тачки. Волчонок на радостях чуть ли не выпрыгнул из-под кучи грязного белья, радуясь тому, что больше не придётся вдыхать смрад на одежонках, которые оставили демоны, змеелюды и прочие представители с планеты Вархон. – Амару лежит в одиночной палате. Как только будешь уходить, ищи самую последнею дверь в восточном коридоре – это моя комната. Там мы уже дождёмся вечера, и я провожу тебя в спальные помещения рабочих, идёт?

Хайден : Хорошо! – ответил волчонок и тут в его голове появился вопрос, который он тут же задал медсестре: - Леди Лорэйн, а где одиночная палата?

Лорэйн : Ох ты ж господи… - в пол голоса пробубнила рысь, прикрыв глаза правой рукой, а она потом указала на западный коридор, – Вон туда - пятнадцатая дверь направо.

Хайден : Спасибо, леди! – улыбнулся волчонок, мигом рванув в указанную рысью сторону.

Лорэйн : Только аккуратней там!

Мчась по коридору, Хайден отсчитывал про себя двери палат и остановился перед пятнадцатой по счёту – она же одиночная. Войдя туда, волчонок увидел безмятежно спящую Амару. Кровать, на которой лежала кошка, стояла у большого окна, за которым уже смеркалось. Хайден тихо подошёл к кошечке и нежно взял её за правую руку. Поглаживая тёплые пальчики Амару, волчонок ощущал себя разбитым и одиноким. Ему сейчас больше всего хотелось, чтобы кошка поднялась с кровати и снова улыбнулась, но о таком, в данный момент, он мог только мечтать.

В комнате же было тихо до той поры, пока в коридоре не раздались пара голосов, которые становились всё громче. Хайден, запаниковав, стал оглядываться по сторонам, в надежде поскорее найти место, чтобы спрятаться. Не долго думая, волчонок залез под кровать, благо одеяло, которым была укрыта Амару было настолько большим, что практически не было никаких зазоров, когда края достигали пола. Хайден замер в темноте, услышав, как дверь со скрипом открылась.


Гарсия : Ну теперь я услышу ответ на вопрос? – хмурился гоблин, а затем переспросил : - Зачем совет Коргоса послал вас, Мортус?

Демон ответил : Меня прислали на всякий случай, если силы этой девочки пробудятся раньше времени – так оно и случилось. Да и скажем, что она обладает необычной магией, если её способности можно так называть…

Гарсия удивился : Стоп, вы хотите сказать, что Амару обладает большей силой, чем просто магия?

Мортус : Совершенно верно, полковник.

Гарсия : Что у неё за сила? – гоблин посмотрел в лазурные глаза демона. – Что это?

Мортус : Её называют Звёздным Наследием, но она так же известна, как Магия Смерти.

Гарсия : Быть не может… - гоблин подошёл к спящей кошке и положил свою руку ей на лоб. Его лицо изображало отчаяние.

Мортус : Я знаю, о чём вы думайте, полковник… - демон закурил. – Никто не появляется на свет с этой способностью, не говоря уже о том, что немногие могут выучить в ней простейшие термины и заклинания. Однако, Магия Смерти у этой девочки врождённая, а совет магов Коргаса с этим столкнулся впервые. Магия Смерти, как вы сами знайте, одна из самых сильнейших способностей, но она так же и опасна.

Гарсия : Насколько опасна?..

Мортус : Настолько, что даже магия Огня может показаться детской забавой, которая не представляет серьёзной опасности, не считая ожогов, а Магия Смерти может запросто погубить того, кто ею обладает, если только сам обладатель не научится её контролировать в совершенстве. Единственное, что я могу сделать для вас, полковник, чтобы подобного с Амару больше не повторилось – надо срочно её забрать в Коргас и там начнётся её обучение.

Гарсия : Придётся… - грустно вздохнул гоблин, снова посмотрев на кошку. – Но мне так не хочется с ней расставаться… Она для меня, как родная дочь... Я даже планировал удочерить её, когда я подам в отставку…

Мортус : Что ж, не судьба, полковник. Теперь, опекуном Амару станет Лорд Люцифер Блодарт.

Гарсия : Кстати о Блодарте… раз уж…

Мортус : Он уже как пять минут ждёт вас у вашего кабинета.

Гарсия : Твою мать! – гоблин со всех ног бросился бежать к месту встречи. – Кудесник хренов!

Мортус насмешливо посмотрел в след полковника и тихо засмеялся. В одно мгновение, всё тело демона стало однотонно тёмного цвета, а затем он просто растворился в воздухе.


«Вот именно с того момента, как я подслушал разговоры между Гарсией и этим глистообразным бесом, моё сердце наполнилось горечью. Вылез из-под кровати и посмотрел на Амару в последний раз… Хотелось бы с ней попрощаться, но боюсь, что она мне не ответит. Я ещё долго не отходил от её кровати, пока Лорэйн не вывела меня из палаты и позволила переночевать в её комнате, но ночью я не смыкал глаз и наивно молился на то, чтобы Амару не покидала меня, но всё напрасно…»


«Всё утро я безмолвно смотрел на двор сквозь окно, мокрое от ливня и видел, что на улице ровным строем стояли солдаты, а спиной к ним стоял полковник Гарсия, держа Амару за руку. Также было приятно видеть, что на моей любимой кошечке было одето новенькое платье, вместо старых лохмотьев, которые она всегда носила. Через некоторое время перед лагерем приземлился космический корабль, по чьему трапу полковник проводил Амару на борт. Она обернулась, видимо взглядом выслеживая меня, но, не увидев меня, она грустно вздохнула и пошла вперёд. Трап за её спиной закрылся, и корабль начал взлетать…»


«Прощай, Амару…»

Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
F «Краденый мир, ч 1»
Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава восьмая. Вторжение начинается.»
Владислав Семецкий и Алексей Федореев. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава 9. "Четыре Пути"»
Ошибка в тексте
Рассказ: Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.
Сообщение: