Наташа Маркова, Юрий Пугнин
«Оборотни поневоле»
#NO YIFF #магия #превращение #фентези #юмор #волк #дракон #кот #оборотень
Своя цветовая тема

ОБОРОТНИ ПОНЕВОЛЕ

Наташа Маркова, Юрий Пугнин



МАЛЕНЬКОЕ АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ


Нет, мы определенно сошли с ума, когда согласились влезть в эту авантюру! И теперь вот допиваем второй литр кофе и докуриваем пачку "Союз-Аполлона". При этом поминутно прикладываем руки к голове в тщетной надеждой справиться с усиливающейся мигренью. А из зала доносятся голоса, подвывания и негодующее мяуканье.


- Нет! Тут неправильно! Рыцари должны были носить бороды!


- А ты сам пробовал с бородой в закрытом шлеме биться?! Потно, тесно и забрало закрывать мешает! Мы что, по-вашему, такие дураки были?!


- И вообще молчи! Полные рыцарские доспехи появились куда позднее!


-?!!!


- А ты вот тут почитай, почитай!..


Хорошо что еще королева не смогла прийти! Было бы нам сейчас на орехи!


А между тем страсти накаляются.


- Безобразие! - этот бархатный голос спутать невозможно. - Так бездарно описать методику вхождения в астрал! Какое невежество!


- А вот здесь написано, что в астрал входят сразу!..


- Да что ты понимаешь!..


- Не веришь - сама посмотри!


- Они даже не написали какой породы дракон! Может произойти путаница!


- Как бы дирекция "Мерлина" в суд на нас не подала!


- За что?!


- Да за то, что мы секреты их подсобки разболтали! Может этот момент вообще выкинуть?


- Эх, зря я им свой дневник читать давал!


- А еще они...


- Да, а вот еще...


Это наши друзья, обложившись справочниками, учебниками и другими умными книгами третий час спорят над рабочей рукописью.


Ой, кажется, они идут сюда! Наташин Чуча с обреченным мявом лезет за шкаф. Если перед Ашат он преклоняется, то Вука до сих пор боится. А рыцаря презирает - что это за человек, которого нельзя оцарапать!


На кухне становится тесно.


- А еще вы не написали, что в Древнем Египте кошки считались священными животными! - Ашат удобно устроилась на табуретки, изящно обвив ее хвостом.


- Господи! Египет-то тут при чем?!


- А так... - щурится воржанка (Прим: Воржане - разумные (даже чересчур) кошки с очень высоким магическим потенциалом - 258 по трехсотбальной шкале Гивинса. Исконный окрас шерсти у них установить не удалось, так как воржане строго следят за модой и меняют его в соответствие веяньям оной или собственному настроению) - Просто мне это было бы приятно!


- И вообще вам никто не поверит! - Бас профессионального оперного певца разносится по малогабаритной кухне и уходит в вентиляционную отдушину. Бедные тараканы и соседи! - Оборотней не бывает!


Неисправим! Можно сказать сам жал им руки-лапы, а до сих пор не верит!


- Дима! - взываем мы. - Ты сам журналист! Заступись!


- А что, они правы! - Дима стягивает из юриной пачки последнюю сигарету и закуривает под неодобрительный взгляд Вука. - Никто вам не поверит! Чтобы в нашем парковом пруду - да щука плавала? Там же последний головастик сдох!


Мы беспомощно смотрим друг на друга.


- Но ребята, - это Юра (эх, побольше бы уверенности в голосе!) - Как вы нам рассказали, так мы и записали!


- Рассказали! - с вызовом заявляет Вук, скаля клыкастую пасть. - А теперь по вашим книжкам смотрим - неправильно рассказали! У ваших историков все по-другому написано! Над нами смеяться будут!


- Извините, - а это Наташа (не зря она отвечает в союзе авторов именно за логику), - а эти книги какого года издания?


Вовкул исчезает в комнате, слышен шелест бумаги.


- Учебник - 1953, а справочники - 1980 и 2003!


- Позвольте, а их авторы видели то, о чем пишут?


Неотразимый аргумент! Герои смущенно переглядываются. Наташа торопится закрепить успех.


- А вы сами там были! Своим-то глазам вы доверяете?!


- Ну... - опять бас известного скептика.


- Доверяем! - уверенно отрезает Ашат.


- Так давайте просто дадим торжественное слово, что на самом деле все так и было!


- Но среди читателей обязательно найдутся скептики! - Дима тушит окурок. - Ну все Вук, все - теперь обязательно курить брошу!


- На всех все равно не угодишь! - раздается приятный женский голос. Значит, королева все-таки присутствовала, хотя и бестелесно!


- Значит?


- Значит!..


Все встают и торжественно поднимают правую руку или лапу (у кого что есть).


- Клянемся! Все, написанное здесь, записано с наших слов, и записано верно!


Уф, кажется дел сдвинулось.


Наша многострадальная рукопись, запятнанная чернильными пометками, покрытая дырками от когтей и миниатюрных молний, с обугленными углами (это наверняка Ашат не сдержалась!) ложиться на стол. Наташа осторожно открывает первую страницу.


- Давайте еще раз спокойно все вспомним. Итак, все началось так...



Часть I


Пролог



Отражение Далекое, 2357 год по местному летоисчислению.

Ашат из племени воржан Воржане - разумные (даже чересчур) кошки с очень высоким магическим потенциалом. Есть мнение, что на Земле древние египтяне поклонялись именно воржанам, любившим посещать древнюю Африку с туристическими целями..



Что может быть хуже полного рта шерсти? Только неопрятный внешний вид! Поэтому я продолжала вылизываться, временами отплевывая скатывающиеся на язычке противные комочки аккуратными шаровыми молниями. Очень удобно - и гигиенично, и легкий запах озона приятно бодрит после утреннего сна.


Язычок ходит и ходит, оставляя за собой чарующее ощущение чистоты. Моя красивая шерстка цвета спелого рона с прелестными изумрудными полосками становится гладкой, шелковистой и буквально искрится на утреннем солнце. Обожаю прихорашиваться. Это так успокаивает, поднимает настроение и наполняет тело приятной истомой.


Я еще раз оглядела себя. Тонкая, гибкая, как адамасский клинок... И такая же непредсказуемая и опасная. Адамант пляшет в умелых руках, извиваясь болотной гадюкой. Пойди, угадай, откуда ужалит! И ужалит ли - может просто играет?


Выпустив, острые как бритва, изогнутые когти, я невольно залюбовалась изяществом их формы. Да, я само совершенство! Никто не усомниться в моей красоте! Пусть только попробует!


От удовольствия я потянулась, выгнув спинку, раскинув стройные длинные лапки, запрокинула головку с острыми ушками, так мило украшавшими меня. Зажмурив огромные голубые глаза, я сладко зевнула. Похоже, день начинается замечательно. И моя любимая киска, то есть я, изволила проснуться в хорошем расположении духа.


А не пора ли сменить окрас? Желтое с зеленым? Хм... Надоела эта экзотика! А тут еще эти постоянные истории про блондинок. Нет, решено!


По шерстке пробежала теплая волна и, выгнувшись, Ашат удовлетворенно замурлыкала: из всех возможных брюнеток она явно была самая умопомрачительная. Словно ночь, отступая, позабыла кусочек тьмы с двумя ярко-голубыми сверкающими звездами. Загляденье!


А теперь небольшой завтрак. А может уже обед? Я, прищурившись, посмотрела на солнце. Нет, все-таки поздний завтрак! Что там у нас?


Припасенная с вечера форелька была на месте. И в самом деле, а куда она денется, если я ее заключила в энергетический кокон? Да еще вместе с маленьким кусочком реки! Вон она, плавает как маслинка в валерьянке.


Ой, и как же я забыла - ведь вчера я ТАК ПЛОТНО ПОУЖИНАЛА! А КАК ЖЕ ФИГУРА?!


И все этот противный синий котяра! "Дорогая, этого рябчика я поймал специально для Вас!" Знаю я, как ты его ловил! Наверника, опять у какого-нибудь бедолаги за долги забрал! "Этот кабанчик сам пришел, как только узнал, что я готовлю угощение для такой несравненной леди!.."


Ладно, я-то леди, а он как был торгашом норным, так им и останется! И чего я вообще отправилась на эту глупую вечеринку? Заранее ведь знала, что ничего интересного там не будет! Но вечное мое "А вдруг?!"


Решено, завтрак отменяется!


Я небрежно повела усом, и прозрачная поверхность энергетического кокона заколебалась, пошла рябью, и с негромким хлопком исчезла. Освободившийся шар кристально чистой воды рухнул на землю искрящимся взрывом. Обалдевшая форелька, подскочив чуть не на сажень (интересно, не было ли у нее в роду летучих рыбок?), исполнив в воздухе немыслимый пируэт умудрилась-таки долететь до речки. И со всех плавников рванула прочь, спасать свои чешуйки. Счастье ее, что я люблю спать на берегу - в воде так романтично отражаются звезды...


Плыви-плыви голубушка! Надо будет - я тебя в миг поймаю!


Скучно все это!


Охотится по-настоящему не на кого. Я поморщилась, вспомнив что последнюю лицензию я истратила на прошлой седмице. Но зато попался такой зуброкрыс!


От приятных воспоминаний о том славном деле Ашат замурлыкала, выпустила когти и блаженно заперебирала лапками. Славная была охота! И героиня - конечно же, я!


Договорились с подругами - без магии! Только зверюга о договоре и знать не желал - как начал огнем вокруг себя поливать. Сволочь, чуть усы мне не опалил! Зато потом я, изловчившись, на него как прыгнула! Когти в перепонку запустила!.. А он как поперхнется, да как вдохнет в себя пламя!.. Вот смеху-то было - дичь сама себя испекла! Только знай, приправу подсыпай!


Чем же сегодня занять себя уважаемой кошке из высшего общества?


Идея! Давненько я не бывала в межмирье! Новостей там, наверное, целый воз! Решено, этим и займусь!


Ашат вырастила из травы пуховичка удобную лежанку со специальным отделением для пушистого хвоста (последняя мода!), угнездилась по уютнее и закрыла глаза.


Первыми, как обычно, расслабились и вползли в межмирье хвост и задние лапки. Сколько мне пришлось выслушать по этому поводу плоских шуток! Но что поделаешь, если именно они так чутко реагируют на колебания Пространства! Стоит хвостом шевельнуть, коготками повести, и готово - настроилась! Зато другим - "мордовходящим" чуть не треть асака Мера времени, приблизительно равна земному часу (Прим. Мера времени, приблизительно равна земному часу) усами шевелить приходится! И потом все время настройки проверять!


Ой, а как недавно Аграм сунулся в межмирье после обеда! С усами в сметане!!! Ой, куда его занесло!!!! Вечно этим мужчинам мыться лень!


Я отвлеклась, а тем временем в межмирье уже растворились талия, передние лапки... Ну вот, и головка, наконец. Вся я здесь!


Ой, что это! Нет, надо все-таки научиться и головой вперед входить! Тут такое твориться! Может, все-таки не стоило...? Э, нет - я же тогда от любопытства изведусь!


...Две извилистые линии стремительно неслись навстречу друг другу. Их окружало множество крупных и мелких завихрений, проекций других линий, вариантов переходов, зыбких зон выбора. Все, как обычно... Если бы только по этим линиям не пробегали всполохи такого ослепительного света! Ашат даже застонала в экстазе - вот это повезло! Попасть в Межмирье именно в тот момент, когда зарождается История! И, главное, разглядеть это Начало среди нагромождений всякого обыденного хлама! Ой, мамочки, как же интересно!

Две линии неслись навстречу друг другу... Две судьбы должны были пересечься...



Глава 1.


Кто-то в историю попадает, кто-то вляпывается. Но и те, и другие ее творят.


Один мудрый человек


Вовландия, 9756 год от Вразделения 9756 лет назад до кого-то из предков дошло, что кланами жить и охотиться куда удобнее, чем дикой толпой (Все комментарии по Вовландии любезно сделаны почтенным Саттом, старейшиной клана Острый Зуб).


Вук из племени вовкулов


(Прим.: Вовкулы - разумная раса собакообразных. Внешне похожи на крупных волков, однако имеют более округлую морду и своеобразные "пальцы" на лапах, которыми могут выполнять довольно сложные действия - например, починить рыболовную сеть. Известны четыре подвида вовкулов - бурые, рыжие, белые и пепельные. Раса магическая, степень магичности составляет 210 по шкале Гивинса.


9756 лет назад до кого-то из предков дошло, что кланами жить и охотиться куда удобнее, чем дикой толпой (Все комментарии по Вовландии любезно сделаны почтенным Саттом, старейшиной клана Острый Зуб).



За поворотом тропы хрустнула ветка... В тишине вечернего леса этот звук прогремел подобно грому небесному. Куница, крадущаяся к чернеющему в развилке толстых веток вороньему гнезду, распласталась на стволе и постаралась слиться с деревом.


С тропы, идущей вдоль оврага, скатился камень потревоженный чьими-то лапами. Несколько раз подскочив на крутом склоне, он закончил полет внизу, в густых зарослях малинника. Послышался визг, кусты жалобно затрещали. Из них выкатился горбатый медведь, и, поскуливая от страха, со всех лап припустился подальше от опасного места. На голове его вздувалась приличных размеров шишка.


Медведь с разбега перескочил журчащий на дне оврага полноводный ручей, вскарабкался по противоположному склону и скрылся в мешанине стволов и веток.


Куница мысленно застонала и еще сильнее вжалась в дерево. Наделать столько переполоха могло позволить себе только немыслимое чудовище! Может быть, даже сам кроказев?

(Прим. Вечно голодное чудовище с великолепным зрением и нюхом, предположительно аналог земного тиранозавра. Предположительно - потому что по указанной выше причине никто не видел его ближе, чем за три версты. В смысле, из выживших не видел)! Закончить свои дни в необъятном желудке вечно голодной твари ей абсолютно не хотелось. Но бежать бесполезно - все равно догонит, и... Куница судорожно сглотнула подступивший к горлу комок. Остается только надеется, что чудище не заметит ее - такую маленькую, худенькую и совсем-совсем невкусную!


Снова затрещала ветка. Куница зажмурилась, не в силах вынести вида того, кто сейчас появиться из-за поворота.


Пятьдесят ударов сердца. Сто. Двести. Рядом кто-то прошлепал, тяжело вздыхая и даже поскуливая. Куница осторожно приоткрыла один глаз и чуть не свалилась с дерева. По тропе, понурив лобастую голову и повесив уши, брел вовкул

(Прим.: Сатт: Вовкул - дословный перевод "волк разумный". Считается, что волки были нашими далекими предками. Сегодня нас роднит только внешний вид, хотя вовкулы гораздо крупнее и имеют на передних лапах аналог человеческих пальцев. Вовкулы прирожденные охотники и лесоводы, практически все обладают магическим потенциалом. Но для развития магических способностей надо много работать, а среди современной молодежи так много бездельников и лентяев! Поэтому истинных магов в кланах всегда не хватает). Молодой, с взъерошенной пепельно-серой шерстью, грустными голубыми глазами. Он-то и издавал столь немыслимый по лесным понятиям шум. Пожав плечами и чудом не свалившись на землю, куница вернулась к облюбованному гнезду. Мало ли каких чудес не бывает на белом свете!



***



Я действительно брел, не разбирая дороги и почти не видя ничего вокруг. Встреться мне сейчас кто из Общины - не миновать бы публичной порки на главной площади у корней Священного Рока! Но все члены Стаи сейчас заняты приготовлением к празднику...


Я не смог удержать тяжкий вздох. Если бы около Священного Дерева меня ждал только школьный сторож с пучком розог!.. Да я бы со всех лап припустился в селенье на экзекуцию! Неприятно, но зато потом к тебе никаких претензий - этот закон у нас чтят свято. А теперь...


И главное, попробуй только не явись!!! Старейшины может, и не съедят.... Или все-таки съедят? А вот Тилика съест точно! Перед глазами возникло видение молодой самки. Симпатичной, смешливой и... Единый, но почему все получается именно так! Она же мой друг! Я не хочу терять друга! И... У-у-у-у-у! Я же еще так молод, а теперь вся жизнь кончена-а-а! За что?! Я на все согласен, я отличником стану!!! Я даже на магистра защищу-у-у-сь!


Словно подслушав мои мысли, видение недвусмысленно оскалило очень белые и очень острые зубы. Я торопливо замотал головой из стороны в сторону, стараясь избавиться от наваждения.


И угораздило же так вляпаться!


Нет, тут дело не чисто! Неужели я на глаза Анукада Бог случая (Прим.: Бог случая) попался?!. Этот ехидный старикашка не злой, но никогда не отказывает себе в удовольствии втравить кого-нибудь куда-нибудь. А потом хихикает, старый хрыч, наблюдая с Небес (или откуда там наблюдают Боги?) как жертва пытается расхлебать кашу, от щедрот души заваренную погуще.


Да чтоб он амброзией подавился! Ему смешно, а мне не до смеха!


В голове с навязчивостью торговцев залежавшейся рыбой пролетали картинки недавнего прошлого...


День не заладился с самого утра. Для начала я умудрился вскочить с лежанки сразу с двух левых лап. Не поняв этого спросонок, попробовал шагнуть двумя правыми... Естественно, тут же споткнулся и разбил горшок. Почти новый! С картинками на пузатых боках!


Я только успел убрать черепки, как дверь распахнулась и в нору со скоростью торнадо ворвался Кириан.


- А мама... Ларка... Это ей... А она теперь дверь ломает! - зачастил он.


Я торопливо запихнул ему в рот кусок вчерашних сот.


- Ой, спасибо! - вовкуленок облизнул испачканную медом пасть. Слава Единому, сейчас прожует и внятно раскажет что приключилось!


С медом Кирька расправился за минуту. Облизнулся еще раз, сластена.


- Я говорю, мама Ларку в чулан с кучей учебников заперла! Она ее дневник посмотрела! Взывала даже, вот! Сказала, пока Ларка пару по нороведению Предмет, аналогичный нашему домоводству, но с элементами бытовой магии (Прим.: Предмет, аналогичный нашему домоводству, но с элементами бытовой магии) это... а, не исправит, из чулана не выйдет, вот! Ларка дверь ломала, а мама косяки и замок зачаровала, вот! Тогда Ларка велела мне тебе передать, что к озеру сегодня не придет! Я побежал, меня ребята ждут к барсуку в гости пойдем, вот!


Едва успев договорить, вовкуленок выскочил из норы. Бедная наша дверь!


Не скажу, что я сильно огорчился - Ларка так, мимолетное увлечение! - но все равно неприятно... Но начало невезению было положено.


Усевшись завтракать, я обнаружил на столе записку от мамы. Руны красноречиво описывали множество казней, кои последуют, если я такой-сякой не полью огород. Ниже прилагалось заклинание для вызова грибного дождя.


Вот ведь леший! Именно это заклятье у меня хуже всего получается! Может, ведром воды натаскать?


В довершение всего каша оказалась пересоленная, а жаркое из зайца недожаренным. Наверняка мать с отцом опять до утра перерыкивались! Все о концепции гуманизма в работах Ле-воя спорят! Так увлекаются обсуждением теории непротивления насилию, только шерсть во все стороны летит! Дернул же леший их выбрать одну и туже тему для магистерской защиты!


Есть это абсолютно невозможно! Я вывалил недоеденную кашу в бочку к помоечнику

(Прим.: Полумагическое существо, всеядно, используется вовкулами в качестве утилизатора мусора. По внешнему виду похож на большой комок сиреневой слизи), откуда донеслось довольное чмоканье.


Усилием воли подавив голодное урчание в животе, я подошел к настенной тарелочке, вставил в держатель наливное яблочко и велел показать себя.


Яблочко быстро забегало по кругу (Прим.: Вовкулы практически не пользуются зеркалами - блюдечки-тарелочки гораздо удобнее), и на белом фарфоре проступило изображение меня любимого.


Я придирчиво оглядел себя. Голова лобастая, умная. Кто ж еще столько отговорок придумать может чтоб занятия прогуливать! Глаза веселые, хвост торчит морковкой, шерсть густая, нос черный. Если бы не чуть великоватые уши, загляденье был бы, а не вовкул!



***



Вук оскалился - изображение оскалилось в ответ. Зубы были в порядке. Тарелочка услужливо дала его проекцию с тыла, и Вук чуть не подпрыгнул. Так вот что мешало ночью спать! Репейник-рекс! Интересно, как это он так далеко прополз от своей долины? То, что он не заметил как эта сволочная колючка прицепилась к нему, удивляло гораздо меньше - рексы и не то умеют! Говорят, что у одного отшельника целый куст на спине вырос, а тот про него и понятия не имел!


Изогнувшись, Вук зубами выдрал из шерсти пытающийся увернуться колючий шарик и запустил его к помоечнику. Там ему самое место!


Если бы Вук знал, что каждое деланное им сейчас движение в будущем будет подробно описано в учебниках, он бы ни за что не позволил себе нарушить мамин запрет и украдкой полакомиться черничным вареньем.


Довольно облизываясь, Вук привычно шагнул за родной порог.


Это был его первый шаг в Историю.



...Потом Вук неоднократно пытался вспомнить, кой лешак понес его в тот день на главную площадь Городища Главная площадь любого поселения вовкулов представляет собой подобие амфитеатра, в центре которого находится святилище. По краям площади расположены Дом Советов, штаб-квартира Лесной Стражи и другие общественные здания, а так же мастерские наиболее уважаемых ремесленников. ( Прим.: Главная площадь любого поселения вовкулов представляет собой подобие амфитеатра, в центре которого находится святилище. По краям площади расположены Дом Советов, штаб-квартира Лесной Стражи и другие общественные здания, а так же мастерские наиболее уважаемых ремесленников) и какого болотника ему там было надо. Ох, Анукада, и сволочь же ты!


Полыхнула Быстрая Нора Способ мгновенного перемещения в одной пространственно-временной плоскости, изучается на седьмой ступени Школы. Идеально подходит для недалеких путешествий, а так же для удаления назойливых гостей и нежелательных компаний. (Способ мгновенного перемещения в одной пространственно-временной плоскости, изучается на седьмой ступени Школы. Идеально подходит для недалеких путешествий, а так же для удаления назойливых гостей и нежелательных компаний), и на Вука вывалился визжащий клубок вовкулят. Дело обычное: малыши затеяли возню на Школьном дворе и были безжалостно телепортированы сторожем куда подальше (кстати, к их полному восторгу - когда еще упросишь родителей покатать их через пространственные дырки)!


Эх, беззаботное детство! Глаза Вука затуманились ностальгией по собственным проделкам... А зря - под ноги, под ноги надо было смотреть! Потому что именно в этот момент один из вовкулят подкатился под левую заднюю, другой ненароком зацепил правую переднюю, третий врезался с размаха в плечо... Нелепо взмахнув хвостом, вовкул кубарем покатился вниз, к самому центру площади.


Вроде бы и это дело обычное - встал, выругался, отряхнулся. Но в этот злополучный день Вук с размаху врезался в спешащую в школу соседку Тилику. Той не осталось ничего другого, как, взвыв, покатиться следом.


Завершился полет под древом Рока Священное дерево. Остальное, касающееся его - наша Великая Тайна. (Священное дерево. Остальное, касающееся его - наша Великая Тайна). Вук грохнулся на спину и застонал - его здорово приложило головой о пресветлый корень. Он хотел подняться, но тут на него сверху плюхнулась завывающая Тилика.


Молодая вовкулиха - создание изящное, но отнюдь не легкое. Несчастный Вук только и успел сказать "Ук" когда его грудь покинули остатки воздуха. Перед глазами завертелись красные колеса в окружении золотистых мушек...


Первое, что он почуял, был запах. Так может пахнуть детский сон, так может пахнуть родительская ласка и первый поцелую любимой. В этом запахе собрались ароматы цветов земли и дуновения теплых ветров... Вук явственно услышал в этом запахе плеск речных струй, шум дождя, шелест леса и шепот холмов...


Этого просто не могло быть!!!


Он осторожно открыл глаза. Прямо над ними высился Священный Рок. А среди раскидистых ветвей и шелестящих листьев разгоралась ослепительная капля, стремительно увеличивающаяся в размерах. Миг - и она с мягким хлопком раскрылась...


- Вук, что это?! - прошептала Тилика.


- Это Душа священного Рока!!! Он расцвел!!!


Словно услышав его, сразу несколько голосов закричали.


- Рок расцвел! Рок расцвел!!! Слушайте все - Рок расцвел!!!


Со всех сторон сразу набежали восторженно завывающие соплеменник.


Вука и Тилику осторожно поставили на лапы (признаться, помощь была совсем не лишняя - Вук чувствовал, что его пошатывает). В бросаемых на них взглядах Вук с удивлением читал благоговение. "Тилика и Вук! Вук и Тилика!" - то и дело раздавалось в толпе.


Вука охватило смутное, но явно нехорошее предчувствие. Очень смутившаяся Тилика попыталась спрятаться за его мохнатой спиной.


Вовкулы расступились, и под сень Рока ступили старейшины клана во главе с верховным Святителем. Возгласы мгновенно смолкли, и наступила почтительная тишина.


- Дети мои! - Жрец старался говорить спокойно и торжественно. - Вы пришли под священное Древо и оно расцвело! - Вы изъявили свое желание, и оно было принято благосклонно.


Его голос все-таки сорвался.


- Такого не было уже много лет! - чуть не простонал он в экстазе.


О чем он толкует? Какое желание? Разве что...


- Неужели мне не придется сдавать экзамен по материализации? - с надеждой выдохнул Вук.


- Твоя непочтительность превышает все границы! - строго осадил его старейшина и известный ученый Сатт, грозно нахмурив седые брови. - Тебе предстоит рыть свою нору, а ты о пустяках думаешь!


Вук поперхнулся. Что-то тут не так... О его бок как бы невзначай потерлась Тилика.


- Ты мне всегда нравился! - прошептала она.


Вовкул с ужасом ощутил, что в воздухе запахло свадьбой.


В его душе зашевелилась нехорошая надежда. Сейчас он подпрыгнет, проглотит Священный цветок и убедит остальных, что ничего не было. Так, массовая галлюцинация, ничего более!..


Но Сатт не зря был магом высшего посвящения. Легко прочитав преступные мысли, он втихаря показал молодому вовкулу полный набор впечатляющих когтей правой передней лапы и ненавязчиво встал между ним и Роком.


Миссия провалилась так и не начавшись. Вуку оставалось только жалобно заскулить.


- Но послушайте же, наконец. Мы вовсе не хотели. Это произошло случайно...


Сзади тихонько зарычала Тилика.


- Довольно! Обет, данный под Священным Роком нерушим! Так возблагодарим же его за милость, оказанную нашему роду - Святитель задрал начинающую седеть голову и испустил вой Хвалы, который подхватило все племя.


- У-у-у-у-уууу!!! У-у-ууу! Уу-у-уу-у-ууууууу! У-у-у?..


Если бы только соплеменники знали, сколько сил стоило справиться с комом в горле и не прервать песню! То, что он увидел, потрясло старого вокула до кончика хвоста.


Цветок Рока порозовел... А это значит... он готовился дать семя!!!


Этого не может быть! Это просто невозможно! Кто угодно, только не Вук! Не этот безответственный шалопай!


Святитель перевел бешенный взгляд на понуренного вовкула, затем снова на цветок... Поморгал газами, потряс косматой головой.


- Сегодня в ночь пред лицом Рока будет освящен союз Тилики и Вука. А потом Вуку предстоит... - выдавил он из себя.


Старейшина так резко оборвал речь, что это выглядело крайне подозрительно. Но охваченные предсвадебным возбуждением вовкулы не заметили его оплошности.


- Я все сказал! А теперь братья расходитесь по своим делам. И готовьтесь к празднованию. Тилика, пройди в Женскую нору и получи наставления Проматери. А ты, Вук, отправляйся Искать Мысль (Прим. Принятый у вовкулов способ медитаций, обычно доступный только Посвященным в таинство Рока. Надо бежать куда глаза глядят, и при этом следить за своими мыслями. На бегу Волны Мира куда как быстро ловятся!).


- Что же мне искать? - Вук подумал, что бежать точно не сможет - лапы подкашиваются.


- Мысли искать! - рявкнул Святитель. - Думать! Очень много думать!


Голос его смягчился.


- Иди, сынок, тебе есть, о чем поразмышлять. Иди. Но вернуться тебе надо к полуночи.


- Святитель я...


- Иди, Вук. Я верю в тебя. Ты примешь верное решение. Ступай. - Святитель легонько ткнул его носом в шею, ласково и ободряюще.


- Хорошо. Я буду думать.


Вук развернулся и побрел прочь. И хорошо, что не оглядываясь, иначе бы его сердце ухнуло куда-нибудь вниз. А оно и так уже находилось в пятках...


- Удачи, сынок. Она тебе понадобиться! - тихонько произнес Сатт.


Под раскидистым деревом остались только грозный Верховный Святитель, сердитый Сатт, вождь клана Рвезт. Они молчали.


- Вы думаете, это действительно он? - наконец с непривычной робостью спросил Рвезт.




Земля, Центральная Россия, 2009 год


Дима из рода людей



Бабульки на скамейке навострили уши.


- Ишь, опять у ентих шум! - прошамкала одна.


- У них всегда шумно, у писак энтих! - охотно включила в разговор другая.


- А намедни знаешь, я видела как от них милиция выходила! - похвасталась третья.


- Никак повязали, соколиков! - всплеснула руками первая.


- Так им и надо, нехристям! Все пишут, и пишут... А чаво пишут? Сами не знают! Позакрывали бы их скорее, иродов! Раньше-то порядок был! - это снова вторая.


Тут она поняла, что сказала, и испуганно перекрестила рот.


Скамейка в сквере, прямо напротив окон нашей редакции, с издавних пор служила местом паломничества окрестных пенсионерок. Ходили слухи, что некоторые бабульки на этом неплохо наживаются, торгуя своими местами в очереди "на посиделки".


И ведь находились покупатели! Пенсионерки готовы были пожертвовать тщательно сэкономленными монетами, лишь бы приобщиться к "светской жизни" и получить новые темы для бесконечных пересудов.


Сегодняшней смене наблюдателей повезло. До конца зимы еще полмесяца, а солнышко светит совсем по-весеннему. Над выскобленным дворником асфальтом даже клубится легкая дымка нагретого воздуха. Надрываются, радуясь нежданному теплу, воробьи, степенно прогуливаются голуби. Перед памятником "кому-то на коне" толпились экскурсанты, которым что-то увлеченно вещал гид (каждый из экскурсоводов имел свое мнение, кого именно пытался изобразить скульптор).


Из редакции донесся грохот. Бабушки переглянулись.


- Кажись это в кабинете у усатого!


- Какого усатого?


- Ну того, что на Маркина похож!


- Энтот который про колдовское озеро поет?


- Кошелка ты старая! Этот который песок на пляже целовать будет по которому его краля прошлась!


- Эх, вот ведь были мужики! А сейчас что?! Тьфу, смотреть противно!


Грохот повторился и уши старых сплетниц завибрировали от напряжения.



***



Кой черт я сегодня притащился в редакцию? У меня же выездное задание было, мог с чистой совестью домой отправиться чтобы спокойно все записи разобрать!


Сколько я потом ни вспоминал, так и не смог внятно объяснить самому себе, какая сила привела меня в тот день в мой тесный прокуренный кабинет. То ли что из материалов взять хотел, то ли увидеть кого-то из ребят надо было. Но вместо родной 33 маршрутки я запрыгнул в 73, идущую в сторону центра нашего небольшого городка.


Если бы я знал, что, влезая в тот день в промерзшую 73 "газельку", я влезаю в такую Историю...



А в редакции меня уже ждали...


Вот уж кого не ожидал увидеть! В последние два месяца мне удавалось вполне удачно избегать личной встречи, но теперь прятаться было поздно.


- Ты низкий, толстый, и в старых джинсах! - Галина уперла руки в пышные боки и обливала меня жаркими волнами гнева. - А еще ты все время с рюкзаком ходишь!! А еще щетину никогда не добриваешь!!!


Я философски пожал плечами и сделал вид, что не обиделся.


В самом деле, мне ли не знать, на что способна разъяренная женщина! Между прочим, стулом по полу долбить было совсем не обязательно - мне на нем еще сидеть.


Тем более все ее слова - чистая правда. А на правду, как известно...


Внешность у меня самая обыкновенная - глаза карие, нос прямой, волосы русые и слегка курчавятся. Усы вот еще есть... Раньше и борода была, да сбрил - надоела! Совсем стариком себя с ней чувствуешь!


...Нет, ну скажите - как можно быть стройным, если у меня конституция такая! А спортзалы - где ж на них время найти?! Весь день как белка в колесе крутишься, вечером... хотя мама утверждает, что это уже ночь... только бы до дому добраться... Чтобы, наконец, пообедать... заодно и поужинать... Интересно, если следовать рекомендации врачей и после шести вечера не есть - это через сколько дней я ноги с голодухи протяну? Первый-то раз перекусить часов в девять утра удается!


Рост... Врет он все - средний у меня рост! 173... ладно, что уж перед собой притворяться - 171 см. Все-таки не карлик!


К тому же, между прочим, старые джинсы - это моя одежда рабочая! Примета даже есть - стоит только по цивильному одеться, как тут же на репортаж в самую дыру засунут. Жуть! Только новые (тесные) штаны оденешь... Мне и на крышу фабрики к бастующим карабкаться приходилось, и по чердакам лазить, и по несанкционированным помойкам... Как вспомнишь, так вздрогнешь! И рюкзак тоже поэтому - руки для диктофона, фотоаппарата или блокнота должны быть свободны!..


Да, забыл сказать - я журналист. Но это вы, наверное, уже поняли. Причем я не просто журналист, а репортер - поди туда, ни знаю куда и узнай то, ни знаю что.


...А между тем Галка не унималась.


- Да я таких как ты десяток найду! Да у меня знаешь, какие крутые парни были - с машинами, квартирами! Любого бы полюбить могла! А связалась с тобой, идиотом! Тебе тридцать три скоро, пора бы и за ум взяться. И что я в тебе нашла?!


- Короче так - сегодня ЗАГС по пяти работает, еще успеем подать заявление! - вдруг закончила она абсолютно спокойно.


Я машинально сел на продавленный многими поколениями посетителей диван. Дело принимало угрожающий оборот.


Вообще-то между нами почти ничего и не было. Просто помог девчонке выбраться из одной скверной ситуации. Ну, целовались пару раз...


Блин, я ж и другим помогал! Что же мне теперь, жениться на всех!


- Галочка, - как можно проникновеннее протянул я. - Ну зачем тебе такой муж? Сама же говоришь, что у меня за душой ни гроша и вообще я разгильдяй!


- Ты без меня пропадешь! - категорично заявила Галина. - Я тебя жить научу! Ты и деньги зарабатывать будешь, и квартиру купим. А пока у тебя поживем, а мать твою в деревню отправим. Она нам еще спасибо скажет - говорят, что всех стариков к земле тянет!


Она меня сейчас прибьет, совершенно отчетливо понял я. Только услышит "Нет", как тут же и огреет годовой подшивкой газеты. И зачем я только ее у себя в кабинете держу?


И тут пришло спасение! Дверь в кабинет чуть приоткрылась, и в мои апартаменты по хозяйски просеменил редакционный крыс Тузик. Поводив голым, выкрашенным фломастером в зеленую полосочку хвостом, он решительно направился к девушке. Галина взвизгнула и вскочила на диван.


- Знакомься, дорогая, - я подхватил недовольно запищавшего крыса в руки, - это мой Тузик. В редакции отопление отключают и он очень мерзнет. Поэтому теперь Тузик ночует у меня дома.


- Ка-а-к? - чуть не задохнулась Галина.


- Очень просто! - простодушно пояснил я. - Залезает под одеяло или под подушку и спит. А утром я его обратно в редакцию приношу - он дома один скучает.


- - Ка-а-к? - похоже ее заклинило. - Ка-а-к?


Девушка собралась с духом и заявила.


- Выбирай - или я, или он!


Она бы еще и ногой топнула, но балансируя на мягкой кожезаменительной поверхности это делать неудобно.


Я внимательно посмотрел на Галю, потом столь же внимательно на притихшего Тузика.


- Знаешь, Галь, - сказал я, на всякий случай отходя подальше, - я его выбираю! Ты умная, красивая, деловая, ты не пропадешь! А он маленький и хвостатый, он без меня погибнет!


Я прижал крыса к сердцу. Слава Богу, он проникался важностью момента и не вырывался.


Мы помолчали. Я просто так, а Галина в надежде что я оговорился и сейчас исправлюсь. Пауза затягивалась.


- Ну и целуйся со своим крысенышем! Дебил! - девушка решительно слезла на пол и направилась к двери. На пороге она оглянулась.


- И не смей мне больше звонить, слышишь?! Для меня ты умер!


От хлопка дверью задрожал портрет Марк Твена на стене.


Я выпустил Тузика на стол к компьютеру, и он привычно улегся на клавиатуре, иногда тыкая лапой в какую-нибудь клавишу.


Достав из рюкзака купленные домой пакет молока и булку белого, я сдул из своей чашки пыль, набулькал туда отнятый у коровы продукт.


- Ешь, хвостатый, заслужил - приговаривал я, щедро кроша в молоко хлеб.


Я уверен, что прежде чем приступить к трапезе, крыс подмигнул мне самым приятельским образом.


Вы только не подумайте, что я из тех раков, которые против всяких браков! Просто в душе я неисправимый романтик. И еще жива надежда встретить Ее - ту, единственную...


Здорово бы посмеялись ребята, если бы узнали что я до сих пор чту рыцарей Круглого стола, Робин Гуда, мечтаю вдохнуть всей грудью пьянящий аромат цветущего вереска... Но это то место в душе, в которое я никого не пускаю. Вернее, и пустил бы, но нет такого человека который мог бы войти в мой Замок...


- Гроза миновала? - в дверь заглянула выпускающий редактор Леночка. - Дуй к главному, велел срочно тебя найти!


Этот вызов ничего хорошего предвещать не мог... Нет, определенно день не задался.



***



Кабинет Петра Никодимыча (или Крокодилыча, как в глаза и за глаза звала его вся редакция) состоял из двух частей. Первая, с секретаршей Танечкой, полукруглым столом, пятью стульями, телефоном, компьютером и кучей развешенного по стенам победного хлама в виде благодарственных писем, почетных грамот и дипломов, была доступна всем посетителям и сотрудникам. А вот вторая, дверь в который маскировала занавеска - небольшой закуточек с диваном, баром и изящным низким столиком предназначалась для избранных. И по тому, в какой именно части шеф принимал посетителей, можно было безошибочно определить их статус.


Танечка на минуту оторвалась от компьютера, на котором раскладывала какой-то умопомрачительный пасьянс, кивнула Диме и глазами показала в сторону закуточка, из которого раздавались негромкие голоса. Журналист понимающе кивнул и прошел в святая святых.


Увиденное ему очень не понравилось. На столике стояли початая бутылка коньяка, лежали в вазочках нарезанный лимон и бутерброды с красной рыбой, лежала открытая коробка шоколадных конфет. Да что б Крокодилыч разорился на угощение!.. Кого же принесло на нашу голову?


Внешне гость шефа особого впечатления не производил - средних лет, с начинающей образовываться лысиной, в тяжелых очках, одет в темный деловой костюм. Словом, типичный чиновник старой закалки.


Но тут гость поставил на стол недопитую рюмку с коньяком и повернулся к Диме... Тот почувствовал, что как по спине у него пробежал холодок. Говорили же ему, не стоит так увлекаться фэнтези! Иначе с чего бы вдруг показалось, что перед ним сидит слепленный некромантом зомби?!


Но с другой стороны... Диме много приходилось видеть и чиновников, и бандитов, и просто склочников... Но такие мертвые глаза он встретил впервые.


- Вот, познакомьтесь, один из наших лучших журналистов! - Крокодилыч перед посетителем только что задом пол не подметал.


- Один из лучших? - правая бровь незнакомца чуть поднялась вверх. - Я велел дать мне лучшего!


- Дима у нас самый лучший! - затараторил Крокодилыч, украдкой вытирая вспотевший лоб. - Его репортажи весь город читает! Это он заставил мэра квартиру беженки из Баку выделить! Это он дело с махинациями на центральном рынке раскопал!


Шеф набрал в грудь побольше воздуха и выдал.


- Дмитрий в этом году даже на "Акулу пера" представлен!


Дима хмыкнул - для него это была новость. Обычно на "акулу" представляли или кого из очередных редакторских пассий, либо тихого и ни во что не встревающего "рекламщика" Пашу.


- Ну, не знаю... - холодный взгляд скользнул по Диме как по неживому предмету. - Впечатления не производит... Но, если вы рекомендуете...


Он улыбнулся деревянной улыбкой.


- Не извольте беспокоиться, Дима все в лучшем виде сделает! Вы же нашему городу такой подарок преподносите, такие в него вложения делает... Да мы к вам всей душой, всем чем можем...


- Хорошо! - посетитель встал. - Введите своего сотрудника в курс дела. Статья мне нужна через неделю.


Он направился к выходу. Крокодилый обежал посетителя и распахнул перед ним дверь. Дима про себя присвистнул - каких только чудес он не насмотрелся сегодня!


В ожидании возвращения шефа молодой человек присел на диван и отдал должное бутербродам.


К возвращению Крокодилыча в голодном Димином зеве исчезал уже третий кусок хлеба с маслом и рыбным ломтиком. Издав сдавленный писк, редактор торопливо убрал тарелку с остатками было роскоши в бар.


- Вот, ознакомься! - он протянул Диме прозрачную папку с документами. - Здесь все - инвестиционный проект, социальный пакет... Тебе надо все это изучить и подготовить общественное мнение.


Он резко оборвал сам себя и со злостью уставился на скептическое лицо подчиненного.


- Положительное мнение подготовить! - он выделил голосом слово "положительное". Не мне же тебя учить! Сам все прекрасно знаешь!


Крокодилыч нервно закурил (тоже небывалый случай!) и опасливо покосился в сторону закрытой двери.


- Тут знаешь какие деньги замешаны! - понизив голос, сказал он. - Мне уже оттуда (мах сигаретой в сторону потолка) звонили! Так что давай, Димыч, постарайся! Завтра на работу можешь не приходить - изучай материалы, ищи мысль!


Он встал, давая понять что аудиенция закончена.


Сжимая в руках папку, Дима направился к двери.


- За статью получишь двойной... нет, тройной гонорар! - донеслось ему вслед.




Вовландия, 9756 год от Вразделения


Вук



Найти Мысль не легче, чем пятилепестковый клевер на скошенном селянами поле. Вернее, мыслей-то хватало - они тяжелыми роями проносились в голове Вука так стремительно, что уловить хотя бы одну не было никакой возможности. Неясные, обрывочные образы метались перед его мысленным взором, переплетаясь, друг с другом, затягиваясь в невероятный пульсирующий клубок. Свинцовая тяжесть опустилась на его бедную, измученную думами голову. Все окончательно смешалось, растеклось, заволокло туманом и наполнилось отупляющей пустотой.


Жениться... Только это слово угадывалось в мысленной мешанине вполне отчетливо. Но оно же и приводило в жуткое уныние.


Жениться... Не то, чтобы ему Тилика не нравилась... Нравилась, даже очень! Он, можно сказать, тайно в нее влюблен! Но жениться... За что?! Он еще так молод! Ничего в жизни не поведал, ничего не успел. И теперь точно ничего не поведает и не успеет... Наденут на гордого вовкула ошейник и привяжут к дому... А у него еще вся жизнь впереди...


А вдруг еще и вовкулята пойдут?! И потом... первая брачная ночь, а он никогда не был с самкой... Страшно, а вдруг он что не так сделает?! Его же потом засмеют!



***



Сколько времени он так брел, автоматически переставляя лапы - хотя должен был бы бежать - Вук не знал...


Когда вовкул очнулся, день уже догорал. Закатное солнце, как в пуховую перину, опускалось в темное облако. Вдалеке прогрохотал гром.


Вук с тоской оглядел местность. Угораздило же его забрести в такую даль! Теперь, чтобы успеть к сроку, придется бежать со всех лап, а лапы-то как раз бежать и не хотят...


Бедолага уж было собрался повернуть домой, как услышал какой-то тихий звук, который был здесь явно не к месту. Вук прянул торчащими на матушке ушами и настороженно прислушался, нервно поводя носом.


Звуки напоминали то ли заунывное пение, то ли жалобное поскуливание и раздавались из едва различимых из-за деревьев развалин. Заинтригованный вовкул подошел поближе к поросшим мхом камням. Звуки становились все громче, и вот уже ухо может разделить мелодию на отдельные голоса. Но смысл протяжного пения все еще ускользал от вовкула. Зато ритм стал затягивать так, что даже голова пошла кругом.


Вук осторожно выглянул из-за камня. Перед ним открылась низина, затянутая пеленой тумана вперемешку с дымом, дурманище пахнущим какими-то травами - словно чашу с молоком вдавили посреди нагромождения валунов. Осины и мрачные ели кольцом окружали ее края, как молчаливая стража. Откуда-то из глубины марева и тянулись заинтересовавшие его звуки. Голова кружилась все сильнее, и Вук невольно подался вперед - навстречу такому страшному и, в тоже время, красивому, чарующему мотиву. Где-то слева и чуть сзади мелькнула чья-то неясная тень. И в этот миг лапа Вука запнулась о камень. Тот устоял, зато по непонятной причине вниз покатился другой камешек, к которому Вук даже не прикасался.


-Тут кто-то есть! - раздался голос из тумана, из самого сердца низины, - Схватите его!


И в тот же миг свет померк в глазах неосторожного вовкула... Человеческая фигура в темной рясе опустила занесенную было вновь дубинку с окованным медью концом.




Земля, Центральная Россия, 2009 год


Дима



Найти здравую мысль во всем этом ворохе бумаг оказалось непросто, очень даже непросто.


На первый взгляд все было хорошо и прекрасно: на окраине нашего старого парка будет построен небольшой комбинатик. Типа, бытового обслуживания - химчистка там всякая, прачечная, небольшой магазин одежды - из тех, где счастливые россияне могут недорого приобрести одежду с лучших помоек Запада.


Совершенно рядовой проект!


Но было одно глобальное НО: почему из-за него столько суеты? Шефа с самых верхов напрягли, мне (жутко подумать!) тройной гонорар обещали... Кстати, он бы совсем не помешал - за квартиру второй месяц как не плочено.


Есть, есть тут какая-то подлянка!


Я еще раз стал перечитывать бумаги. От казенной нуднятины неудержимо клонило в сон. Оборудование химчистки немецкое... Хорошее, наверное, оборудование! Мощности... Ого! Да где ж они в нашем городе столько грязного белья наберут! Из других областей, что ли, будут привозить?! Вот смеху-то будет!..


И тут меня кольнуло. Быстро пролистав бумаги по "соцпакета" я действительно обнаружил обязательство по ремонту и восстановлению наших разбитых дорог. Неужели в самом деле завозное белье чистить собираются? Прогорят же в момент - одни транспортные расходы все съедят! Все страньше и страньше, как сказала бы Алиса...


А это что? Да они что, с ума посходили! "Укладка дернового покрытия с применением искусственных материалов". Зачем нам пластмассовые газоны? О, еще и деревья! Они что, мой любимый старый парк хотят вырубить чтобы вокруг своей химчистки красивый внешний вид создать?! Фик им!


Кстати, а что за фирма решила нас так облагоденствовать? Название незнакомое...


Я вздохнул и активизировал заначенную на черный день Интернет-карту. Посмотрим, что в сети про этих бизнесменов говорят...



***



Через два часа Дима отключился от "паутины" и потер виски. Правда оказывалась настолько чудовищной, что просто не хотелось в нее верить. Хорошенькое "белье" они тут собрались очищать! Как там про них говорится... "Очистка ценного оборудования от радиоактивных, химических и других загрязнений..." И теперь не удивительны и искусственные трава с деревьями - настоящие через месяц работы комбината на корню сгниют...


Что же делать?!


Журналист криво усмехнулся - ясно ж что! Он поудобнее повернул к себе монитор и яростно застучал по клавиатуре.


- А ведь тебе этого не простят! - мелькнула в голове подленькая мысль. Мелькнула и исчезла - Дима погрузился в работу.


Мать, заглянувшая в комнату чтобы позвать сына к ужину, тяжело вздохнула и прикрыла дверь. Она знала, что когда ее чадо в таком состоянии, его не сманишь никакими оладьями.



Вовландия, 9756 год от Вразделения

Вук



...Очнулся Вук оттого, что связанные лапы затекли и жутко болели. Не открывая глаз, он осторожно поводил ушами.


- Я говорю вам, его надо принести в жертву!..


- Сегодняшняя жертва принесена, а срок следующей еще не настал!..


- Его в любом случае надо убить, он нас видел!..


- Убить!


- Убить!!!


- Убить!!!


- Идиоты, вы хоть на ауру его взгляните! Он же...


- Ты прав, брат. Убив, мы навлечем несчастье на свои головы. К тому же Приемник обязательно явится сюда по его следам. Нашего Господина это вряд ли обрадует!


- Но когда еще представиться возможность расчистить дорогу Господину! Такой случай упускать нельзя! Благосклонность Господина...


- Надо что-то предпринять!


- Но убивать...


О ком это они? Голова вовкула буквально раскалывалась от боли, и смысл услышанного воспринимался с большим трудом. Ну не о нем же, в самом деле? Разве кому-то может прийти в голову убить его - такого веселого, беззаботного, жизнерадостного, никому не желающего зла?


Он, наконец, приоткрыл глаза и тут же крепко зажмурился. От страха! В голове сама собой всплыла страничка из учебника истории. Он узнал и это место, и эти развалины! Храм бога Таэрта!!!


В пантеоне Вовланди было много богов. Но ни один из них не вызывал такого ужаса, как Таэрт! Он был враг всем - вовкулам, людям, другим богам, самому этому миру. Он любил только кровь и разрушения. Если бы вся кровь, пролитая его адептами на этом месте, вдруг выступила из земли, долину бы затопило.


Наконец лет триста назад произошло небывалое - вовкулы и люди объединились в одну армию и пошли на штурм храма! Сколько же тогда их полегло... Но дело свое они сделали - храм был разрушен, жрецы перебиты. Имя страшного бога стали забывать...


Оказывается, про Таэрта забыли не все... Что же с ним будет?!



***



Дым костров стелился по поляне, заполняя каждый просвет между кустами, каждую щелочку среди камней тяжелой серой пеленой. Тут и человеческое обоняние подсказало бы, что горят сырые дубовые поленья вперемешку с осиновыми. Вуку же, с его тонким нюхом, приходилось совсем тяжко.


Он чувствовал, что люди его боятся. Но почему! Да он в жизни не съел ни одного двуногого! И не собирался есть! И вообще сейчас между вовкулами и людьми мир!


Из дымного марева выплыла фигура в черном балахоне с накинутым капюшоном. Жрец Таэрта никогда не открывает своего лица.


Слова глухо звучали из-за текущих клубов:


- Порождение мрака! Мы могли бы убить тебя, но Бог не пожелал твоей крови. Тебе выпала другая судьба! Может, тебе еще придется пожалеть, что твое сердце не пронзил серебряный меч. Ты будешь изгнан из нашего мира и обречен на вечные скитания!


Голос набирал силу. Когда он стал подобен раскатам грома, жрец запел заклинание. Поднявшийся ветер раздул пламя ближайшего костра и на минуту разогнал дым. Взметнувшиеся искры слились со звездами. В другое время Вук залюбовался бы этим зрелищем, но сейчас ему было не до того. Навалилась непонятная сонливость... Звезды, искры, огонь - все закружилось перед глазами, слилось в один хоровод.


Не успев взвыть напоследок, Вук рухнул в мелькание света и тьмы.


Его мотало из стороны в сторону, куда-то несло, обо что-то ударяло и снова несло. Кое-как собрав остатки мыслей, Вук попытался увернуться от наползающего багрового облака. Страшный кроваво-красный сгусток остался в стороне, но впереди плясало множество других, еще более жутких, леденящих душу. Они надвигались на него, стремясь захватить в смертельные объятья. Вук лавировал между ними, проскальзывал в малейшие просветы, буквально крутился ужом. Спасаясь от них, Вук и сам не заметил, как с размаху влетел во что-то непонятное и чужое.


- Лучше бы я женился! - простонал Вук, еще не осознавая того, что стонет на совершенно незнакомом языке.




Земля, Центральная Россия, 2009 год


Дима



Я брел по заснеженной улице, поплотнее запахнув синюю куртку и подняв капюшон. Брел, не разбирая дороги, скользя кроссовками по замерзшим лужицам, лишь иногда останавливаясь, чтобы прикурить очередную сигарету.


Ну и день рожденья выдался! От немногочисленных гостей сбежал, податься абсолютно некуда, делать ничего не хочется.


Говорят, что когда стукает тридцать три, то принято оглядываться на всю прошедшую жизнь. Но с этим как-то не клеилось - слишком свежи были в памяти недавние события.


Про то, как я умудрился пропихнуть статью в номер в обход Крокодилыча, можно было бы написать неплохую детективную историю. Хорошо, что в редакции кроме шефа никто не знал про спущенный "сверху" заказ.


Напечатанный материал взорвал городок не хуже бомбы. И осколки ее посекли многих...


По состоянию здоровья ушел на пенсию Крокодилыч. Я не знал, как смотреть ему в глаза - так подставил человека, но на прощальной пьянке Крокодилыч подошел сам.


- С-с-сукин ты сын! - хлопнул он меня по плечу так, что я даже присел. - С-спровадил с-с-старика...


Он пустил пьяную слезу и вдруг горячо зашептал.


- И х-х-хрен с ими! И х-х-хрен... Не дал г-грех на душу взять... П-п-помирать б-б-буду спокойно...


Еще раз окинул меня мутным взглядом и, пошатнувшись, повис на моем плече - не то точку опоры искал чтоб не упасть, не то обнять захотел.


- Т-т-ты сынок, истчи рботу. Тбе тут жить не ддут...


Расстались почти друзьями.



***



Крокодилыч как в воду глядел: первым свершением вновь назначенного редактора стал вызов Димы "на ковер". После десятиминутных реферамбов о его высокой гражданской ответственности и профессиональном мастерстве, он сделал многозначительную паузу и с нажимом добавил "Ну ты же сам понимаешь..."


Дима все понимал правильно и протянул заранее написанное заявление об уходе "по собственному".


Мать, было, заохала, но скоро успокоилась - сына пригласили работать в только что открывшуюся "независимую" газету. Издание это ощутимо отдавало желтизной. Но выбирать не приходилось...


...Неприятным осадком на душе остались прощальные слова Крокодилыча "Ты, это, Диман, по пустым улицам один не ходи! Не простят они тебе"...



***



Мерзнувшие в подворотне ребята из патрульно-постовой службы, оживившиеся было при виде одинокого прохожего, присмотревшись, опять отступили в промозглый сумрак. Узнали и решили не связываться. А может, просто вспомнили, что взять с нашего брата нечего. Хоть и называют нас "продажной прессой", но хоть кто-нибудь показал бы того самого богатого дядю, который нас купил. Вот бы мы ему счетик всей редакцией выставили - гонорары у нас мышам на смех! А кушать, между прочим, хочется каждый день!


Тем временем хмурящееся небо, лениво сыплющее мелкой снежной крупой, резко потемнело. Я поднял голову. На фоне обычной серой хмари чернильной кляксой расширялась неизвестно откуда взявшаяся туча почти правильной шарообразной формы. Где-то вдалеке пророкотал гром.


Нет, профессионал - все-таки всегда профессионал. Несмотря на апатию, мне в голову пришла замечательная идея: гроза в начале марта, чем не идея для статеечки на завтра. Надо только в метеоцентр заглянуть - пусть соврут, что все так и прогнозировалось...


Увлекшись обдумыванием статьи, я не обратил особого внимание на скрип тормозов. Только отметив краем глаза остановившийся впереди "джип", слегка удивился - машина для нашего захолустья не самая обычная.


Я свернул с центральной улицы на боковую улочку. Мне всегда нравилась старая часть нашего города. Есть в ней особый покой, тишина и неброская красота. Эти громадные тополя и березы помнят многое и многих. И когда их листья шелестят на промозглом ветру, мне кажется, что они рассказывают прохожим свои истории и сказки. А озабоченные люди бегут по своим делам, и не желают ни чего слышать. Редко-редко удается просто прийти сюда, сесть на вросшую в землю скамейку, закурить и окунуться в историю...


- Воздухом дышишь, падла? - на меня надвигались три амбала в спортивных костюмах.


- Нет, он новую статейку обдумывает! - оскалился тот, что похлопывал себя по ладони обрезком трубы.


- Счас мы тебе тему подкинем! Криминальную! - подмигнул амбал с бейсбольной битой. - Нападение неизвестных на борца за чистый город!


- Ты, мальчик, не описайся! Мы тебя не больно побьем! Уму-разуму только поучим, чтобы взрослых дядей слушался!


Третий "бык" наступал молча, цепь в его руке нехорошо позвякивала.


Мои мысли лихорадочно заметались. Я-то думал, что убрав меня из редакции "большие дяди" успокоились...


Что делать?! Убить может и не убьют, но покалечат так что всю жизнь на таблетки работать будешь...


Заорать? Да кто в наше время на это внимание обратит!


Выход был один - собраться с силами и... дать деру. Была крохотная надежда, что преследователи отстанут в путанице старых дворов и я успею добраться до встреченного наряда ППС. Врят ли "быки" посмеют меня при ментах тронуть! Если, конечно, они не в одной упряжке...


Амбалы приближались неторопливо, явно наслаждаясь растерянностью жертвы...


За их спиной из отдушины подвала пятиэтажки высунулась черная морда. Поводила усами, постреляла зелеными глазами. Похоже, происходящее ему понравилось - здоровенный котяра выпрыгнул из своего убежища и затрусил за моими палачами, осторожно ступала между сугробов, зябко поджимая лапы.


Все, медлить больше нельзя! Сейчас...


И тут странной тучи полыхнула ТАКАЯ молния! А громыхнуло! Аж "быки" опешили! Моя голова закружилась ... Странно, почему пахнет дымом, а не озоном?


Перед глазами поплыло... Как будто кто-то мне мешок на голову набросил - стало жарко, темно и тесно. А затем еще одна беззвучная вспышка резкой болью ударила по сетчатке. В голове помутилось, завибрировало, поплыло. Во всем теле ощущалась непривычная гибкость, ловкость и сила.


Кот! Передо мной кот!!!


Победно взвыв, я бросился в атаку. Тот, не ожидая от меня столь бурного проявления эмоций, с истошным криком рванул наутек.


Кажется, по дороге я сшиб каких-то мешающих мне людей. Кот попытался за ними спрятаться, и мне пришлось снова их сшибить. Перед моими глазами почему-то долго стояло бледное лицо человека, пытающегося отгородиться от меня согнутой под прямым углом трубой. Что-то еще защекотало мне спину. Не прерывая погони я почесался, поймал там какую-то звякнувшую гадость. Отвлекшись на микросекунду, я тупо уставился на зажатый в руке обрывок странной веревки, состоящей из толстых металлических колец. Чтобы это могло быть? Но тут кот пустился наутек, и я припустился за ним.


Я подвывал от избытка чувств, хмелея от погони. Вот оно, счастье охотника! Вот дичь, и я ее обязательно настигну!


Как это я раньше не догадывался, что бежать на четырех гораздо удобнее?


"Идиот, что ты делаешь? Ты что, совсем рехнулся?"


Кто это говорит? Уж не остатки ли моего разума?


Оказалось, что это было последнее из того, что он пожелал мне сообщить, прежде чем отключиться.



***


- Молодой человек, оставьте в покое несчастное животное! Вася, Васенька, ну-ка иди к своей мамочке!


Я пришел в себя в совершенно незнакомом дворе возле высокой раскидистой березы. Тучи ушли, снег кончился и даже выглянуло неяркое предзакатное солнышко.


Хвостатый потерпевший сидел на четырехметровой высоте, вцепившись когтями в толстую ветку, выгнув спину дугой, подняв шерсть дыбом, задрав хвост столбом и грозно урча. В зеленых круглых глазищах светилось торжество - а вот и не достанешь! Пожилая женщина профессорской внешности (очевидно, хозяйка) безрезультатно пыталась его сманить вниз. Но даже полупустая пачка "Вискаса" желаемого эффекта не оказывала - ее Васенька спускаться категорически отказывался. Честно говоря, я бы на его месте тоже поостерегся...


Дама в негодовании бросила мне через плечо:


- Посмотрите, что вы наделали! Он же может упасть! У него сердце слабое! Вот молодежь пошла! В автобусе место не уступают, хамят! А теперь и на котов бросаться начали!


Что-то я не совсем ничего не понимаю. Где амбалы, где я сам? Уцелевшего сознания хватило только на то, чтобы промямлить:


- А что сразу я? Я не чего...


Дама вознесла руки к небу, обвинительно громыхнув кошачьими подушечками:


- Нет, вы только поглядите на него! Чуть Васеньке моему хвост не откусил, воет на весь двор, а все "Что я, что я!" В психушке таких держать надо!


В ее словах сквозил праведный гнев. Конечно, насчет того, кого надо в психушке держать наши взгляды коренным образом расходились, но на всякий случай я пошел на попятную.


- Извините, не знаю, что на меня нашло. Я вообще кошек люблю! Я даже в клубе любителей кошек состою!


Последняя фраза чистой воды враньем, но мне было не до того. Действительно, что-то ненормальное и доселе неизвестное творилось в моем дорогом организме. И чего это я, в самом деле, на кота набросился?.. Может, вот так просто с ума и сходят?


Я без сил грохнулся на так кстати, стоящую под березой покосившуюся скамейку. Дама, наконец, соизволила оторваться от созерцания своего питомца и воззрилась на меня. Ахнула:


- Да на вас лица нет! Погодите, я сейчас валидольчику...- засуетилась она, поспешно обшаривая карманы.


Я устало провел рукой по лицу. Какое-то уж больно оно у меня заросшее. А ведь не далее как утром перед гостями брился. Не мог же я ТАК ОБРАСТИ. Или мог? Черт его знает, сколько я за этим котом гонялся. Но ведь не несколько часов же.


- Не надо валидолу. У вас случайно зеркальца не найдется?


Профессорша молча протянула мне потертую пудреницу. Я открыл ее и действительно обнаружил внутри зеркальце. Глянул. И завопил так, что кот молниеносно взлетел еще выше на самую макушку, угрожающе раскачиваясь на тонкой ветке. Из стекла на меня таращилась серая волосатая морда с зелеными перепуганными глазищами.


ЭТО приоткрыло пасть и обнажило острые белые зубы весьма внушительного вида.


Тут мой и без того усталый разум снова не выдержал и, устремившись в неведомые дали, отправил меня в блаженное забытье.



Земля, Центральная Россия, 2009



Очнулся Дима оттого, что кто-то усиленно обдирал его щеки и уши снегом. Мелкие ледяные крошки осыпались за пазуху куртки и очень неприятно таяли. По шее со щек стекали холодные струйки талой воды, затекая за воротник. Глаза никак не хотели открываться, но пытка снежком грозила стать невыносимой. Неужели его все-таки догнали? Пусть страшная, но лучше правда! Надо очнуться...


Пришлось сделать над собой усилие, превозмочь цепкие объятья забытья и вырваться из гнетущей темноты.


Первое, что он увидел - это взволнованное лицо "профессорши" с тревогой склонившиеся над ним.


- Молодой человек, вам плохо?


- Нет, мне просто замечательно! - не удержался от сарказма Дима. В самом деле - как ему может быть, если он без сознания валяется в чужом дворе?


Дама обиделась, отшвырнула очередную порцию снега и демонстративно отряхнула руки.


- Вот она, современная молодежь! Им помогаешь, а они тебе же и хамят!


Диме стало стыдно. В самом деле, не эта же интеллигентная бабушка виновата в том, что... А в чем, собственно говоря? Он и сам не знал. Но извиниться все-таки не помешает - зачем обижать хорошего человека? В самом деле, она же искренне от всей души помогла ему на время, забыв про своего драгоценного Васеньку.


Не избалованная вежливостью "профессорша" растаяла после первого десятка слов, засмущалась и даже предложила Диме помочь добраться до остановки.


Еще раз, поблагодарив, он отказался. Дима, пошатываясь не твердой походкой, побрел в сторону ближайшей стоянки "маршруток". Не выдержал, оглянулся, что-то внутри подсказывало, что только что в его жизни произошло нечто совершенно необычное и с перспективой на далекое будущее. Пожилая дама махала ему вслед, а самостоятельно спустившийся с дерева кот терся о ее ноги, настоятельно требуя возвращения себе безраздельного внимания хозяйки.


Повезло - нужная "газелька" подошла почти сразу и, о чудо!, даже со свободными местами. И буквально через пятнадцать минут машина притормозила около его синей девятиэтажки. Дима выбрался из теплого салона "маршрутки", и, поеживаясь на ветру, поспешил домой.


Зайдя в подъезд, он привычно нажал кнопку вызова лифта. Через минуту громыхающая кабина подъехала, дверь раскрылась... Но шагнуть в нее Дима так и не решимся. Где-то в глубине него возник такой панический страх перед до боли знакомой кабинкой, что он бросился на свой седьмой этаж пешком, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Дрожащими пальцами нащупал ключ, открыл дверь и остановился отдышаться.


Слава Богу, не дождавшись возвращения именинника, гости разошлись по домам. Мать тоже куда-то вышла - скорее всего, к соседке, погореться на сына и утешиться разговором за ароматным чаем с плюшками. Автоматически раздевшись, Дима без сил опустился на диван.


Что с ним случилось? Неужели и вправду крыша поехала? Из-за постоянных переработок и увлечений "фэнтези"? Или под видом фирменного "Кристалла" ему всучили обычную "паленку"? Посмотреть в зеркало и проверить, вернулось ли обратно его отражение, он никак не решался.


Чтобы успокоиться, Дмитрий решил прибегнуть к испытанному средству - переключиться на что-нибудь приятное.


Ближайшая "приятность" находилась на расстоянии вытянутой руки и имела вид тарелки, с которой прожорливые гости не успели растащить все бутерброды с колбасой. К тому же воспоминание о соседских плюшках подстегнуло нагулянный аппетит. Внимательно оценив оставшиеся бутерброды и выбрав тот, где хлеба поменьше, а колбасы побольше, Дима откусил сразу половину и начал жевать.


- Ты что, обалдел? Это есть нельзя - отравишься! - Голос возник прямо в голове. Недоеденный бутерброд полетел на пол... и, конечно же, колбасой вниз.


Рядом никого не было. Дима поднял охаянный бутерброд, повертел.


Обычная "Любительская". Мяса в ней, конечно, немного, но раньше ел и ничего...


- Говорю тебе, брось эту гадость!


Теперь в голосе звучало явное раздражение, и Дима взорвался.


- Может, шашлычка вам подать? А гуся с яблоками не желаете?


- Давай! - обрадовался голос. - Гуся давай!


Тут до Димы, наконец, дошло, что он спорит со своей собственной галлюцинацией. Кстати, галлюцинация это тоже сообразила - по крайне мере она издала звук, похожий на "Ой!".


Молчание затянулось. Дима растеряно огляделся, ища поддержки у родных стен. На глаза попался том "Большой медицинской энциклопедии". Повинуясь импульсу, он достал его из шкафа, открыл, шурша пожелтевшими страницами...


- Те, эс, ха... Ша... Ага, вот шизофрения. Так, так... Эй ты, раздвоение сознания у меня есть?


- Сам ты раздвоение! - буркнуло в ответ.


- Понятно... Значит есть. Голоса в пустой комнате тоже есть. Это да, это имеем... Стоп! Что значит, шизофреники не моются месяцами? Я только утром душ принимал!


Вроде мелочь, но Диму она подействовало как струя свежего воздуха на прокуренную комнату. Что угодно, но это не шизофрения!


Чтобы окончательно развеять страхи, он смело шагнул в прихожую, посмотрел в трельяж. И сел, прямо на коврик под дверью. Вместо привычного, такого знакомого лица он опять увидел волчью морду. Ущипнул себя за бедро. Больно! Морда смотрела на него и хлопала желто-зелеными глазищами.


Дима протянул руку и потрогал стеклянную поверхность. Морда проделала то же самое со своей стороны...


Дима ущипнул себя за бедро... Ай! Больно все-таки!


- Уйй! - еще бы! Когтями-то щипаться куда больнее!


- Ты кто?


- А ты кто?


- Ты шиза?


- Сам ты... эта... Я Вук из славного племени вовкулов, клан Острый зуб. А ты кто?


- Дима...



***



Это больше всего походило на святочное гадание - так, как его любят изображать художники. Только вместо свечей настольная лампа. А вместо испуганной девушки, жаждущей узреть своего суженного-ряженного, вглядывающийся в зеркало молодой испуганный мужчина, судорожно пытающийся понять, что же с ним произошло. Или, если посмотреть на это с другой стороны стекла, молодой вовкул, пытающийся понять тоже самое.


- За кошкой ты погнался? - хмуро поинтересовался журналист. - Чем она тебе не угодила?


Вук ощетинился.


- Воржане! Мерзкие твари! Скажите, кто еще может спокойно нагадить на голову, когда ты со всей душой воешь на луну? Или подлететь тихонько и прямо из-под носа утянуть мозговую косточку?


- На голову?!


- А куда еще? - удивился Вук. - Как стая над тобой пролетит, только знай уворачивайся!


- Пролетит?!


- Ну да.


- Мы о кошках сейчас разговариваем?


- А что, местные кошки не летают? Зачем же им тогда хвост?


- Что мы все про кошек! - взорвался Дима. - Я что, оборотнем стал?! Оборотнем! Что же мне теперь, в полнолуние шерстью обрастать и на прохожих набрасываться?!


- А я, по-твоему, не стал? - заорал в ответ Вук. - Вдруг я теперь хомовин?!


- Кем? - опешил Дима.


- Хомовином!!! Мне знаешь сколько про их кровожадность рассказывали?!


- Не знаю я никаких хомовинов! - отрезал Дима. - Хоть поясни что это за типы?


- Ведь как оно бывает - немного успокоившись начал Вук, - живет себе вовкул, хороший охотник, заботливый семьянин. И вдруг его на пятый и двадцатый лунный день неудержимо тянет стать мужчиной или женщиной. Человеком, одним словом. И каким бы он сильным не был, ничего с собой не может поделать: как только солнышко зайдет, так начинает бедного вовкула корчить, ломать... Шерсть так и сыплется как из ленного зайца! Хочет по нормальному, на четырех лапах пробежаться, а его неземная сила на две ставит. Я раз такое видел, так меня потом мама неделю отваром мяуна и мяты отпаивала.


- Ну и что?


- А то! Как только вовкул станет хомовином, так его сразу тянет в самое гиблое место - корчму людскую. А там дым коромыслом! Всякое хмельное пойло в себя ведрами льет! До самок чужых домогается! Люди-то они хитрые, знают, кто к ним пожаловал, и в долг ничего не дают. И оборотень за все расплачивается шкурами... В том числе и шкурами вовкулов... Своих же соплеменников, между прочим. Что, скажешь, нет у вас таких?!


- Пожалуй, что есть... - подумав, согласился Дима. - Но только не из вовкулов, а из самих людей. И называют их не хомовинами, а алкоголиками. Эти с кого хочешь, шкуру снимут и за рюмку отдадут.


Вук молитвенно сложил лапы.


- Не скрывай от меня ничего! Ты такой?


- Нет! Не был и не буду - насмотрелся на них досыта. Пью только по праздникам и в меру, вот с чужими самками бывает... Иногда! Да, курю еще...


- Придется прекратить! - строго заявил вовкул. - От этого нюх портится.


- И откуда ты только свалился на мою голову! - похлеще вовкула взвыл журналист.


Вовкул безнадежно махнул хвостом.


- Это длинная история.




Земля, Центральная Россия, 2009


Вук из рода вовкулов


Я рассказал Диме все! То есть абсолютно все - и про наш Лес, и про жрецов, и про несостоявшуюся свадьбу. И мне стало легче... Как будто я уже не один задыхался от колдовского дыма в клетке у жрецов, скуля от ужаса проваливался в Мировую Пустоту, и... Что там от себя таиться! Грустил о Тилике... Может, все-таки хорошо было бы, если бы мы поженились?

Великий Рррры! Что же такое твориться под небом твоим! Я бы сам от смеха катался на траве, если бы еще вчера мне кто-нибудь сказал, что вовкул будет исповедоваться человеку!..

Только, Великий Рррры, это не твое небо! Об этом мире врят ли даже мудрейшие из Старейшин знают! Если бы ты только знал, как мне страшно и одиноко! Я бы все отдал, лишь бы вновь оказаться в родном лесу! Правда-правда! Даже новую удочку!




Земля, Центральная Россия, 2009


- Вот такую подлянку мне жрецы такую подлянку устроили. Сволочи!!! - голос Вука сорвался на рык. - Отправили скитаться Туда где Пустота.

Вовкул замолчал вспоминая о чет-то своем, затем печально вздохнул и доверительно произнес понизив голос.

- Знаешь как там страшно - в Мировой Пустоте? Вечно куда-то падать, без надежды на жизнь или, хотя бы, смерть. Вечно скитаться неприкаянной душой! Это просто чудо, что я на тебя наткнулся! Ты был моя последняя надежда!

- Надежда на что?

- Я жив, и, наверное, можно как-то вернуть все назад! Домой хочу!

- А я, думаешь, не хочу опять самим собой стать? Без всяких там вовкулов в голове?


Человеческая психика - субстанция непредсказуемая. Только что Дима прямо кипел от бури эмоций и событий, а тут вдруг навалилась такая усталость, что еще минута, и тело отключится прямо здесь, на полу перед зеркалом.

Веки стали тяжелыми-тяжелыми, стоило больших усилий удержать глаза в открытом состоянии.

- Знаешь, утро вечера мудренее! - с трудом пробормотал Дима, из последних сил борясь со сном. - Давай завтра все решим...

Вук кивнул Диминой головой - ему тоже нужен был отдых.

- Да, спасибо что мне от "быков" избавиться помог!..


На ватных ногах кое-как добравшись до кровати, Дима рухнул на нее и, как был, прямо в одежде провалился в глубокий сон без сновидений.

Мать, потихоньку зайдя в комнату, несколько минут смотрела на спящего сына. Каким большим вырос мальчик! И все равно еще совсем мальчишка!

Бережно накрыв сына пледом, она щелкнула выключателем. Потянула носом. Странно, почему в комнате так пахнет псиной?



Глава 2 Милые бранятся, только тешатся! (народная мудрость)


Далекое-предалекое Отражение, 2357 год по местному летоисчислению.

Ашат из племени воржан



...И все-таки какая прелесть! Давно мне не было так интересно!


Ашат довольно фыркнула в усы. Это была не более чем дань привычки - в Астрале усов как таковых попросту не существовала, как не существовало и ее милого ротика, издавшего звук высшего удовлетворения.


Несуществующие глазки сверкнули веселым изумрудным огнем. Жизнь замечательна!!! Прощай скука!!! Эта история будет жемчужиной в ее коллекции!


Волшебная кошка игриво подцепила несуществующим коготком ближайшую комету и сделала то, чего не делала уже множество лет - свернула ее в комок и, подбросив над собой, перевернулась на несуществующую спинку и задними лапками несколько раз подбросила вверх источающий космический мороз шарик.


Запустив комету особенно высоко, Ашат грациозно перевернулась, встала на задние лапки и передними начала жонглировать космической скиталицей.


Несчастная комета плевалась осколками льда, выгибала газовый хвост и никак не могла понять, что с ней происходит, какая сила заставляет ее сойти с проторенной орбиты и прыгать как резиновый мячик? Она попыталась вырваться неизвестно от кого, но была вновь перехвачена. Выпустив в шлейф немалую толику водяных паров, что у человека означало бы смирение с участью, комета принялась покорно выписывать элипсы и круги.


Наконец Ашат приелась забава и несчастная комета была отпущена на все двенадцать сторон и пять времен.


Поудобнее взбив звездную туманность, Ашат устроила на ней как на подушке свое эфимерное тело.


...Интересно, что будет дальше?! Вовкул-избранник Рока - Зря вовкулы надеются, что их глупые тайны никому не известны! Вернее, да - они действительно никому не известны, потому что воржан глупая возня псообразных мужланов совсем не интересует - записано со слов Ашат (Прим. - Зря вовкулы надеются, что их глупые тайны никому не известны! Вернее, да - они действительно никому не известны, потому что воржан глупая возня псообразных мужланов совсем не интересует - записано со слов Ашат), человек с непонятными пока способностями... Смогут ли они наладить сотрудничество?

Хотя фи - носик кошки презрительно сморщился - делить тело с вовкулом! От одного запаха псины нюх потеряешь!

А в остальном они так похожи - вовкул и человек!

Ашат скосила глаз и, вскочив, счастливо мяукнула - события продолжают разворачиваться!




Земля, Центральная Россия, 2009


Утро наступило с неотвратимой неизбежностью и как всегда слишком рано. Луч неяркого еще солнца выскользнул из-за шторки и заплясал на лице спящего Димы. Он недовольно поморщился, заворочался и повернулся на другой бок. Лучик разочаровано задрожал, но исчезать не торопился.


Между тем погода наладилась. Снеговые тучи за ночь ушли в неизвестном направлении, в высоком голубом небе плыли только редкие белые барашки. Ничем не сдерживаемое солнце, вспомнив о близкой весне, радостно засияло во всю мощь. Защебетали птицы, радуясь долгожданному теплу, на крыше заплакали сосульки. Мерное кап-кап по железному подоконнику работало не хуже будильника, но спящий все равно держался, цепляясь за последние крохи ускользающего сна.


Хорошо, что воскресенье и не надо бежать на работу. Можно понежиться в кровати, потянуться от души...


Но вставать все равно придется. Откинув плед, Дима нехотя поднялся и уставился на свой ночной костюм. Да, это вам не пижама... Вот, почему спать было неудобно!


Скинув с себя помятые джинсы и рубаху, а заодно и носки, Дима скомкал все в одну большую кучу и пошлепал босыми ногами в ванну. Затолкнув все в стиральную машину, журналист потер подбородок. Щетинка наросла неслабая - если так пойдет, то и бородку можно отпустить! Но не сейчас же - лето впереди!

Решив оставить вопрос с бородой до поздней осени, Дима, взял с полки одноразовую бритву, помазок, крем для бритья, включил воду и заглянул в зеркало.


- А-а-а!

Бритвенные принадлежности упали на пол и разлетелись в разные стороны по скользкой кафельной плитке - кроме помазка, избравшего для приземления большой палец ноги.

- А-а!

- Ты что орешь? - недовольно буркнула из зеркала заспанная волчья физиономия.

- Так значит это все не сон?

- Рад бы да утешить, да нечем. Эх, если бы действительно мне это приснилось! - зевнул Вук. - Вот как сейчас проснусь, а кругом леса родные...

- У вас даже запахи чужые! - заскулил вовкул. - Дома сейчас тростник молодой в озера лезет... Русалки по заводям икру отметали и на полянах хороводы водят... Красота! А тут...

- Ну, извини, - обиделся Дима.

Он вздохнул, не надумал ничего лучшего, чем все-таки побриться. Покряхтев, по привычке, нагнулся и подобрал разбросанные туалетные принадлежности. Намочил помазок, выдавил из тюбика язычок крема, приятно пахнущего мятой и в растерянности замер с бритвой в руке.

- Ей, как там тебя... Вук! Исчезни, мне побриться надо!

- Так брейся! Я-то тут, при чем - я бриться не собираюсь, мне и с усами неплохо! Так чуять запахи лучше!

- Да как же я побреюсь, если в зеркале твоя морда торчит!

Вук растерянно заозирался.

- Куда же я денусь?

- А я откуда знаю?! Я в слепую бриться не умею!

- Ну, хорошо, хорошо! - примирительно заворковал вовкул. - Сейчас, что-нибудь придумаем. Та-а-ак. Ты давай, начинай бриться, а я тебе буду подсказывать! Только осторожно, не порежься.

Делать нечего, - намылив лицо, Дима принялся осторожно водить бритвой по заросшим щекам. Но с осторожностью получалось плохо. Он то и дело сдерживал вскрик, когда острое лезвие срезало очередной кусочек кожи. А Вук увлеченно подсказывал, где еще лучше себя полоснуть.

- Правее, еще правее... Левее, я говорю! Так хорошо! А теперь еще разок! - во всю потешался вовкул.


Такое издевательство над собой улучшить настроение никак не могло. Едва дождавшись окончания мучений, на ощупь смочил порезы одеколоном (несмотря на яростные протесты Вука). В отместку, принимая душ, Дима нарочно воспользовался маминым мылом. Теперь его окружало легкое облачко тонкого аромата экзотических цветов. Если его улавливал человеческий нос, то какова же было вовкулу. Хотя запах был очень приятный, Вук несколько раз демонстративно чихнул. И Дима буквально как тот усердно морщит нос в притворном отвращении и трет его лапой. Словно он только что вымылся протухшей болотной жижей, а не любимым маминым мылом. Настроение и без того плохое окончательно испортилось и стало совсем уж мерзопакостным. Дима поспешил вернуться в комнату, запер дверь на крючок и разъяренно уселся перед зеркалом.


- Хватит с меня! Выметайся!

- Куда? - не понял Вук.

- Куда хочешь! Чтобы духу твоего во мне не было!!!

Вовкул озадаченно почесал задней лапой за ухом.

- Я б и сам рад... Думаешь, мне в тебе сидеть шибко нравится? А вот чумика (Прим.: небольшой зверек, отличающейся редкостной вонючестью Небольшой зверек, отличающейся редкостной вонючестью) тебе дохлого!

- Так давай!..

- А что давай?! Я ж здесь дух бесплотный, коль до тебя это еще не дошло! Затянет обратно в Ничто, и скитайся там до мортоного (Прим.: Мортонг - стелющееся растение, размножается спорами) цветенья!

- Плевать! - упрямо повторил донельзя раздраженный журналист. - Я тоже грамотный, книжки читаю! Дух он... Давай, тело себе магичь и выметайся из занимаемой жилплощади! Расстанемся просто друзьями.


Вовкул с интересом уставился на него из Зазеркалья.


- Интересно, и как ты это себе представляешь? Я бы и рад вновь самим собой стать... Да как? Жрецы, понимаешь, тоже не только лягушек по болотам пугают - такое заклятье на меня наложили, что и нашим старейшинам не снять. Да и где они, мои старейшины...

Вук загрустил.

- Ты, Дим, знаешь, я все думал как домой вернуться. И ничего! Ничего в эту башку не приходит! Вот если бы твой мир был магическим, можно было бы найти мага, волхва или ведуна там какого-нибудь на худой конец. А так... Понимаешь беда в том, что у вас очень мало магии практически нет.


Дима задумался. В принципе, фэнтези он действительно за свою жизнь он перечитал предостаточно... Но не нельзя же фантастические выдумки воспринимать всерьез?! Или... можно? Вот прямо сейчас перед ним (вернее, в нем), существо из другого мира, наделенное волшебными способностями, внешне так напоминает волка. И в мире, в котором оно живет, похоже, магия самое обычное дело. Ведь попал же вовкул как-то, в наш мир и даже в него?

Вот когда пожалеешь, что в наших школах магию не проходят! Дима замер от неожиданной мысли. В школах не проходят, но про бесов и их изгнание рассказывают в другом месте...


Он потянулся к книжной полке, а точнее - к стоящей на ней Библии - подарку очередной миссии, которая давно жаждала заполучить в свои ряды местную "акулу пера".


- Я Библию читал - там бесов из человека направо и налево гоняют. А ты, небось, не бес, упираться рогами не будешь...


-... И окажусь опять в мировом Нечто? Неприкаянной душой от туманности к туманности таскаться? Фиг вам! - Давай вместе посмотрим. Так, рыбу ловить нам не к чему... А вот как Христос из одержимого легион бесов в свиней переводил, пожалуй, подойдет.

Шерсть на загривке Вука поднялась дыбом, в глазах появился опасный блеск.

- Это значит меня, вовкула, в свинью? - спросил он как-то подозрительно мягко. Так мягко, что Диму моментально прошиб пот.

- Стой, стой! Да я же про общий принцип! Возьмем тебя, и в собаку переместим! И тебе легче - бегай, сколько хочешь, и ей польза.

- Ну а ей-то какая? - Вук постепенно успокаивался.

- А такая! С твоим интеллектом и силой она сразу местным псиным королем станет!

Вовкул задумался над таким неожиданным и таким заманчивым предложением.

- А леший его знает, может и сработает... Тупые они, правда, собаки. И за что вы люди их так любите. Мозгов же чуть больше птичьих. Но да ладно, поучу я его уму-разуму! А захочется поговорить, так и в человека можно перекинуться. - Идея захватывала его все больше и больше.

- А собаку нужно покрасивее выбрать! У вас тут симпатичные экземпляры попадаются? Нет такого красавца, как я, конечно, не найти, но все-таки. Так что тут у нас имеется по части собак, - Вук как-то крутанулся в Димином сознании, - Ага, вот... Сенбернары, ньюфаундленды... В крайнем случае, кавказская овчарка...

- Эй, а вдруг перепутают и в болонку меня загонят! - заволновался Вук, - И что я буду в этом комке шерсти делать? Я же в ней не помещусь! Это же не собака - это мочалка какая-то. Коврик для блох!

Дима собрал всю свою выдержку, чтобы не рассмеяться (несмотря на всю серьезность положения).

- Не волнуйся, если что, мы тебя из шавки опять вытащим и в волкода... Ой, прости! В громадного пса посадим!


Дискуссия и обсуждение подробностей затянулись чуть не за полдень. И когда принципиальная договоренность была, наконец, достигнута, встал один ма-а-аленький вопрос. А кто, собственно говоря, возьмется разделить единое целое Дима-Вук на одного журналиста и одного симпатичного кобеля с хорошими манерами?


Дима принес газету, вся задняя полоса которой пестрела цветными объявлениями, и сунул ее под их общий на данный момент нос. Сообразительный Вук сразу догадался, что это такое.


- Ого! Здесь у вас столько колдунов, волхвов и шаманов свои услуги предлагают, что нам в лесу и в Купальскую ночь не пригрезится. Кто-нибудь да обязательно подойдет.

Искушенный в тонкостях рекламного бизнеса Дмитрий был настроен более пессимистично.

- Да шарлатаны они все там! Ну, какой уважающий себя колдун будет возвещать на весь свет, что он приворотит к вашему кошельку деньги?

Или что зарядит воду так, что ее вместо водки пить можно? Колдуну положено в пещере сидеть, книги магические штудировать и от людей только добровольные пожертвования принимать!


- Много ты в колдунах понимаешь! - огрызнулся Вук, - Может, он в пещере уже насиделся и теперь желает в благоустроенной квартире жить, в теплый туалет по нужде ходить? Нет, не может быть, чтобы среди такого собрания магов ни одного порядочного не нашлось. Так что давай, газету в руки и вперед!


После тщательного изучения бумажного листка и отсеивания разных "дипломантов черно-белого магического университета", "настоящие чукотских шаманов" и "любимцев духа Наполеона" друзья остановились на скромном сообщении в зеленой рамке: "Опытный маг изгонит из вас вредных духов, установит астральную защиту от сглаза, порчи и начальственного гнева, вернет удачу и душевное спокойствие". Вук, правда, повозмущался насчет "вредных духов", но обещание "душевного спокойствия" его окончательно покорило.


- Вот к нему и пойдем! Только не забудь договориться, чтобы собаку мне посимпатичнее подобрал!


К объявлению был приложен номер телефона с пометкой "Звонить в любое время суток". А посему Дима тут же защелкал по кнопкам аппарата.


- Алло! - ответил заспанный женский голос. - Приемная старца Вениамина слушает.


- Извините... Я по объявлению...


- Вы попали туда куда нужно! - гордо ответила немного проснувшаяся дама, - Вас одолевают духи?


- Еще как одолевают! - Дима покосился в зеркало, откуда на него скалилась физиономия Вука, свесив на бок длинный ярко алый язык, - Но, видите ли, у меня несколько необычный случай...


- Мы работаем со всеми клиентами. У нас очень богатый опыт разрешения самых необычных проблем. Старец Вениамин сможет принять вас завтра в 13:30. Вас устроит это время? Записывайте адрес. Кстати, мы принимаем не только наличные, по и банковские переводы, кредитные карточки. Оптовым клиентам скидки!


- А сколько...?


- Это решит старец Вениамин, когда подробнее познакомится с Вашей проблемой. При необходимости мы можем открыть Вам кредит. У нас...


Дама пыталась сказать что-то еще, но Дмитрий уже положил трубку. Замечания насчет кредита ему крайне не понравилось: жизненный опыт подсказывал, что если уж про него заходит речь, то на предмет оплаты всплывет такая сумма, что по гроб жизни горбатиться придется. Почуяв неладное, Вук взялся его успокаивать - видно и в его мире финансовый вопрос имел свою актуальность.


- Не горюй! Добудем мы денег! Ну, хочешь, я потом тоже работать пойду?


- В цирк?


- А что такое цирк?


Дима собрался, было объяснить, но Вук отмахнул только.


- Так мы с тобой за год не договоримся. Ты лучше меня к своей памяти допусти!


- Что???!!!


- Клянусь, самой нерушимой клятвой, что кроме знаний об этом мире ничего смотреть не буду! - торжественно произнес Вук.

И чуть тише добавил:

- Нужны мне твои проблемы... Разбираться с ними еще!


Что ж, довод резонный. Действительно сколько же понадобиться времени, а главное терпения и сил, чтобы растолковать вовкулу самые элементарные вещи. А если этот старец Вениамин на самом деле, как и подозревал Дима, окажется шарлатаном. И им придется провести вместе несколько дней, если несколько месяцев, или даже лет, а если.... Мама дорогая! Да, он же с ума сойдет объясняя. И все его хваленое красноречие не поможет. Дима на мгновение представил, как можно растолковать, что такое электричество, тому кто, о нем не имеет не малейшего представления. Он мысленно содрогнулся от подобной перспективы. О других аспектах их длительного совместного пребывания в одном теле думать даже не хотелось. И человек дрогнул под натиском навалившихся обстоятельств.


- Ладно, смотри! Но только самое основное, без деталей!


Вук согласно кивнул, и, сосредотачиваясь, прикрыл глаза. На мгновение Димину голову накрыло как бы горячим колпаком, но неприятные ощущения прошли раньше, чем он успел возмутиться. Поскольку процесс обещал быть долгим, товарищи по несчастью не сговариваясь решили устроиться поудобнее на кровати. Дима в ожидании Вука успел даже задремать.


Вдруг перед его мысленным взором возникли два совершенно обалделых глаза и уставились на него.

- Ну, вы, блин, даете! - похоже, вовкул нахватался и местного сленга. - Что за мир у вас!

Немного успокоившись, Вук слегка обиженно продолжил.

- Зачем обязательно в цирке деньги зарабатывать! Вон, у вас охранников постоянно набирают! А бабки им платят приличные!

- Это людям бабки платят! - озверел журналист. - Собакам денег не полагается! Им костями зарплату выдают! И вообще брось издеваться!

- Ну, тогда клад, какой вынюхаю... Не боись, где наши не пропадала!



***



"Пещера", в которой принимал страждущих мудрый старец, оказалась в самом фешенебельном районе города. Прибыв к указанной в адресе многоэтажке и немного поплутав среди разнообразных вывесок "Интерконтак", "Золототорг", "Покуппродажснаб" и им подобных, друзья, наконец на пятом этаже наткнулись на вырезанную на добротной дубовой доске табличку "Старец Вениамин. Решение проблем кармы, всяческая защита". В ответ на стук дверь открыла бабуся, одна из тех, которых ласково называют "божий одуванчик".


- Вам назначено?


Дима попытался через ее голову разглядеть приемную старца, но неудачно - панораму загораживала еще одна дверь.


- Да, я вчера звонил.


Лицо бабушки, покрытое множеством морщин, расплылось в доброжелательной улыбке и как-то разом просветлело.


- Ведаю, ведаю, милок, про твое горе. Не кручинься, старец Вениамин поможет беду выправить. Ты вот только к внучке подойди анкетку заполнить, и прямо к нему ступай.


Она, наконец, подвинулась и пропустила юношу в солидно обставленный офис. За компьютером сидела молодая хрупкая девушка, усердно барабанящая изящными пальчиками по клавиатуре. Сбоку стола на креслах обтянутых коричневой искусственной кожей вольготно расположилась та еще парочка. Дама бальзаковского возраста, увешанная золотыми украшениями с ног до головы как рождественая елка. В очень дорогом, очень красивом и очень не шедшем ей костюме. В общем, она производила впечатление чрезмерно богатой своенравной особы. Рядом с ней находился молодой симпатичный мужчина, по возрасту годившемуся ей в сыновья. Он явно нервничал и всеми силами пытался это скрыть. Но беспокойство нет-нет, да и мелькавшее в глазах выдавало его с головой. Дама тоном не терпящего возражений капризного ребенка, привыкшего получать все и сразу по первому слову, внушала секретарше свои требования.


- Ты пометь, что муж должен спать со мной не менее пяти раз в неделю! Не менее! Иначе я свои деньги обратно заберу! Пометь, пометь, я сказала! - по-хозяйски прикрикнула дама на нерадивую секретаршу.


- Не волнуйтесь, старец все запомнил. Все будет хорошо. Ваша проблема разрешиться в самое ближайшее время.


Увещевала девушка профессионально вежливым голосом устало и с поистине ангельским терпением. Время от времени она украдкой с сочувствием поглядывая на парня. На лице молодого супруга "золотой дамы" читался тихий ужас: "Неужели мне действительно столько придется с ней..."


- Я плачу полновесной "зеленью"! Смотрите - не поможете, я вам такое устрою!...


- Хорошо, хорошо. Приходите с мужем на повторный сеанс к старцу Вениамину в эту пятницу в 15 часов. В тот момент расположение звезд будет благоприятно для лечения.


Еще немного побушевав, дама наконец-то удалилась, напоследок одарив всех присутствующих высокомерным взглядом. Страдающий муж нехотя поплелся за грозной супругой. Девушка перевела взгляд на Диму.


- Присаживайтесь. Заполните анкету, пожалуйста. В чистой графе снизу опишите суть проблемы.


Пока журналист усердно чиркал ручкой, по выданному бланку, в офис вернулась бабуля и запричитала над бедолагой.


- Ой, милок, вижу, все вижу - совсем тебя бесы одолели! Но мы на них управу быстро найдем, шалить зарекутся. Мы их в земли безводные, бездну преисподнюю...

Вук заволновался.

- Постой, мы так не договаривались! Ты давай насчет собаки им втолкуй!

- Не надо в бездну! - испугался и Дима. - Он у меня вполне нормальный, ему в собаку надо.

Бабка выпучила глаза, а девушка впервые с интересом взглянула на молодого человека.

- Ты че, милок, нечистых жалеешь?! Вот душа чистая-невинная! Они враги всему нашему роду-племени, за них заступаться не положено! Это нечистый устами твоими говорит - пощады просит.

- Да не враг он нам! Он и людей никогда не трогал - наоборот, дружил с ними. А вы сразу на всех клеймо вешать готовы. Вам что дух, что человек! - Дима понимал, что зря заводится, но остановиться уже не мог.

- Да у меня в жизни такого хорошего друга не было! Что вы тут про него знаете! Только попробуйте обидеть Вука!

- Хорошо-хорошо! - бабка успокоительно замахала руками, как-то странно взглянув на Диму и слегка спав с лица, - У нас желание клиента закон. Хотите его в собаку - будет в собаке.

- Симпатичной собаке мужского пола!

- Будет в симпатичной, - с готовностью подтвердила бабка голосом, каким обычно мудрые старушки говорят с малыми не разумными детьми. - Старец все может.


Неожиданно в глубине офиса распахнулась малоприметная дверь, и в облаке благовонных курений перед народом предстал сам старец - здоровенный мужик лет сорока, с черной окладистой бородой и пронзительным взглядом.

- Что за шум, а драки нет? - Старец потер волосатые руки. - Этот, что ли чем недоволен?

- К вам он, к вам батюшка! Страждущий раб Божий!

- А ну пошли!

Старец чуть не силой втащил Дмитрия к себе в апартаменты.

- А парень-то совсем того, - услышал Дима, прежде чем за ним с глухим стуком захлопнулась дверь.

В полутемной комнате, где он очутился, было действительно интересно. Горели свечи, в медном семисвечнике дымились индийские палочки, со стен смотрели лики Святых, а в углу на жердочке мирно спала небольшая сова. Вениамин плюхнулся за стол, небрежно отодвинув в сторону пустоглазый череп и хрустальный шар, разложил перед собой заполненную анкету. Пробежал глазами. Присвистнул.

- Пьете много?

- Я - только по праздникам. А Вук вообще трезвенник, кроме воды в рот ничего не берет.

- Это дух что ли твой? - уточнил маг.

- Он самый.

- Врете! По глазам вижу, врете! Счас мы его!..

Дима едва успел отпрыгнуть - спасибо Вуку, его реакция! - и увернуться от летящего прямо в голову черепа.

- Обалдели?!

- Сопротивляется! - удовлетворенно хмыкнул старец Вениамин. - Врасплох не застанешь. А мы тогда по-другому.

Он быстро раскочегарил кадило и забегал вокруг друзей, устанавливая дымовую завесу. Дима закашлял, а вовкул так просто взвыл и полез поглубже в сознание за предел обонятельного восприятия.

- Сейчас, сейчас...!

Щелкнул магнитофон, и комната заполнилась экзотической, восточной мелодией. В такт ей старец запел заклинание, сопровождая его пассами рук.


Хороший голос был у старца, сильный и мягкий. Он действительно завораживал, обволакивал. К мужскому баритону присоединился высокий женский голос, но кто именно пел, мешал рассмотреть густой дым. В углу ухнула сова.


- Вот здорово! - Вук не скрывал восхищения. - Люблю я такое!


Определенно, старец обладал магической силой! Дима почувствовал странное томление и ломоту в теле. Очень захотелось опуститься на четвереньки.


- Эй, стой! - заорал почуявший неладное Дима, но было уже слишком поздно: он (вернее, назвать им то обросшее шерстью существо с хвостом язык не поворачивается, значит все-таки вовкул) уже мелодично подвывал в такт певцам. А в особо проникновенных местах, когда мелодия меняла ритм, даже пытался дирижировать, помахивая перед самым носом старца-целителя когтистой лапой. Правда, в дыму все равно почти ничего не было видно, но никто не огорчался, и песнь лилась четко и слаженно.


Итак, то, чего журналист так опасался, произошло. И... ничего! Не ударило кровожадным хмелем в голову, не захотелось выть на луну! Как был он Димой, так Димой и остался! Немного поразмыслив, он махнул рукой - если сделать ничего нельзя, следовало расслабиться и постараться получить удовольствие от новых ощущений.


Все шло хорошо, но тут так некстати клубы дыма рассеялись, и Вениамин увидел... И тут же грохнулся в глубокий обморок, увлекая за собой на пол многочисленные мелкие принадлежности колдовского ремесла. Теперь комната была наполнена не только смогом, но и звоном.


Только миловидная секретарша (пела, оказывается, она) особо не удивилась.

- Песик, а ты откуда взялся? Ты не кусаешься?

Она протянула руку и потрепала вовкула по холке.

- Хороший, хороший песик. Баба Маня! - крикнула девушка в приоткрывшуюся дверь, за которой кто-то явно работал на компьютере. - Когда последний псих сбежать успел?

И к старцу:

- А ты Вень хватит придуряться. Не смешно!

Щелканье клавиш затихло, и старушка отозвалась нормальным голосом:

- Это давешний? Так он и не выходил от вас!

Глаза девушки округлились, и дрожащий палец уставился на Вука.

- Это, это... - Девушка побледнела, и тоже хлопнулась в обморок - прямо на мягкое пузо вещего старца.


Гордо подняв хвост, Вук процокал когтями по паркету мимо бабки, открыл лапой дверь, миновал коридоры и вопли "Кто затащил в солидное учреждение эту псину!", и прямиком отправился в парк - успокаивать нервы.


Здесь чары старца ослабли, и Дима опять стал самим собой - к некоторому смущенному разочарованию Вука.


- Что это было?!! - гневную фразу Дима выплюнул изо рта вместе с остатками шерсти.


- Спонтанный переход! - виновато отозвался вовкул. - Понимаешь, Дим, с детства обожаю хорошую музыку. Ничего с собой поделать не могу! Меня там так жрецы и повязали... Прости, не удержался! Со всяким может случиться!


Вопрос об оплате услуг старца так и остался открытым.




Земля, Центральная Россия, 2009


Дима из рода людей



В принципе, я даже особенно не огорчился тому, что у колдуна ничего не получилось. Во-первых, поостыл и осознал, что с Вуком жить не так уж и плохо. Хоть я и сказал тогда в сердцах про друга, но подумал и понял - действительно, ближе вовкула у меня еще не было товарища. А во-вторых, не шибко-то я и верил всем этим доморощенным шаманам. Они горазды, только деньги с лохов трясти! А как до дела дойдет, то полный пшик получается.


Вук, бедняга, только переживает - думает, из-за его меломанских наклонностей ничего не вышло. Не обтерся он еще в нашем сумасшедшем мире, не обтерся.


Я бы вообще забыл о визите к магу через пару дней, но мешало непонятное и щемящее чувство: все время передо мной стоят чьи-то глаза... Такие красивые, бездонные, грустные, и какие-то беззащитные. А чьи - хоть убей, понять не могу! Не вижу лица! Я уж и Вука просил посмотреть - ему со стороны виднее. Тоже не поймет. Чую, говорит, что-то необычное, а что - не разберу.




Глава 3 "Симбиоз - это когда ты из гостей возвращаешься верхом на собаке" (из заметок блохи"


Далекое-предалекое Отражение, 2357 год по местному летоисчислению.

Ашат из племени воржан



...Итак, у них получилось! Ашат рухнула на спинку и засучила лапками от неудержимого смеха. Как этот - как его там, Вук кажется? - дирижировал магом! Просто с ума можно сойти!


А еще... Кошка сузила глазки... Так и есть - к этим горе-оборотням приближается ооооочень интересная линия Судьбы! Это же... ВЕЛИКОЛЕПНО! Это же...


Додумать Ашат не успела - что-то чрезвычайно настойчиво потянуло ее за... ХВОСТ!

Кошка замерла. Невероятно, но факт! Ее действительно грубо тащили из Астрала!

Обратный переход занял мгновенье - еще ни разу Ашат не возвращалась в Плотный мир с такой скоростью!

- Кто здесь? - мурлыкнула волшебная киска осматриваясь.

Те, кто хоть немного знал Ашат, предпочитали оказаться за тридявить вселенных только бы не услышать ее ТАКОГО ласкового голоска.


...Синий кот буквально лучился от удовольствия. Немало лемонов Лемон является универсальным накопителем маго-энергии и используется воржанами в качестве денег (Прим. - Лемон является универсальным накопителем маго-энергии и используется воржанами в качестве денег) ему стоило нанять хм.. специалиста чтобы подобрать вскрывающее заклятье к территории этой недотроги Воржане вместо домов имеют территории, куда не особенно любят пускать посторонних (Прим. - Воржане вместо домов имеют территории, куда не особенно любят пускать посторонних), но дело того стоило - такой красотки у него еще не было!


Неохотно выпустив из лапы хвост, за который он умудрился выловить Ашат в Астрале (что за глупое увлечение - шастать по Всемирью! Ничего, станет моей - живо отучу ее от это плебейской привычки) котяра с трудом опустился на правое заднее колено. Живот пришлось чуть сдвинуть в сторону, чтобы не мешал...


- Дорогая! - морда кота источала сметану пополам с сиропом. - Простите мое вторжение!


Ашат скривилась - от синего жутко тянуло валерьянкой. Однако кот принял ее гримасу за благосклонную улыбку и расплылся от самодовольствия.


- Любимая! Я искал вас по всем Вселенным и Отражениям! Я уже почти отчаялся, как заметил ваш дивный хвостик в этом жутком Астрале!


Вы приняли мои знаки внимания в виде рябчика, и тем самым сделали меня счастливейшим из Усатых Усатые - самопоэтизированое название воржан (Прим. Усатые - самопоэтизированое название воржан) Я перестал спать и есть (кот втихаря провел лапой по усам чтобы стереть с них жир от употребленной за обедом серны), я думаю только о вас! Я вам не безразличен, наши пищевые вкусы совпадают! Так прийти же в мои объятья, красавица, и твой жизненный путь устелят ростбифы из единорогов, жаркие из жар птиц! Твоя... наша перинка всегда будет из нежнейшего пуха, а на отдых мы будем ездить...АААААААА!


Напыщенная речь вдруг сменилась жутким визгом - Ашат, подвывая от удовольствия, правой лапой наносила хлесткие удары по самодовольной морде синего кота. А левой, выпустив когти, придерживала незадачливого кавалера за низ живота как рыбку на крючке дабы он не сбежал раньше времени.


Кот визжал, но вырваться и не пытался - крепкие когти держали его крепко за... Синий старался не думать, ЧТО будет ТАМ после такого... удержания. Он и не знал, что на самом деле родился под счастливейшей звездой - разъяренная до безумия Ашат просто не расслышала его слов и сейчас наказывала его только за покушение на ХВОСТ.


...Когда подвывая и теряя клоками шерсть отпущенный котяра наконец-то выполз из ее территории, Ашат удовлетворенно мурлыкнула. Только что она сделала добрейшее дело - ограничила родную расу от появления в ней неполноценных мещан! Котят у этого придурка теперь точно не будет!


Легким движением уха приведя свою полянку в порядок и перекодировав ограничивающее заклятье, кошка вдруг услышала недовольное урчание. Кто бы это мог быть? Так это ты, мой милый животик?! Кушать хочешь? А как же диета?! А фиг с ней, я и так самая красивейшая? Точно! Чем бы мне сегодня подкрепиться, что вкусненького придумать?

Поесть, и скорее обратно, досматривать Историю!..




Земля, Центральная Россия, 2009


Вук из племени вовкулов


Погоревал я, погоревал... Потом очухался. Делать-то что то надо! До меня ни один вовкул в такую переделку не попадал. И сам не пойму теперь, радоваться или выть от горя. С одной стороны вроде бы радоваться - не затерялся в Пустоте, не прилип к залетной комете, а угодил в какой ни наесть мир и тело.


Да уж больно странный он, мир-то этот! От леса одно название (сам в окно видел - у нас бы он и на опушку не потянул), едят всякую дрянь. Нет, ну надо же зайцев у них тут нет! Повывели! А покупать хотя бы уток этот тип ни за что не соглашается. Видите ли ему каких-то гонораров за месяц не выдали!


Сначала все казалось что я сплю и человеческий кошмар по ошибки вижу. Потом ничего, привык. Охота зато здесь интересной должна быть - вон сколько тварей под окнами бегает! Дима (это тот, к кому меня забросило) говорит, что это автомобили. Ну и пусть автомобили! Небось не крепче кабана будут! Надо только разобраться где там у них шея.


Вообще-то этот Дима парень ничего, зря я так на него из-за зайца. В магии ничего не соображает, зато грамотный! Редкость по нынешним временам! И в лесу, и в пасаде его бы на руках носили - бывает, весточку кому послать надо, так сколько этих наливных яблочков-блюдечков переберешь, пока на нужное наткнешься. А так благодать - письмо написал и с ветром отправил. Нет, знать эти буквы - полезное дело.


Кое-как уломал я его на колдовство маленькое. Уж больно захотелось мне хоть минутку собой побыть! Дима поначалу все не соглашался через нож прыгать, пришлось подтолкнуть легонько.


Хорошо что никто этого не видел, мы в его хижине закрылись. Волки добрые, вы когда-нибудь видели порядочного вовкула с синей шкурой в черную полоску? Нет? А я видел! Когда сам себя через плечо рассматривал! Они тут вместо нормальных шкур носят какие-то джинсы и тельняшки. Все алхимия сплошная! Она-то меня так и раскрасила.


Пришлось в другую сторону срочно перекидываться. Вдвоем перерыли весь его сундук с портами, пока не нашли вполне подходящую одежу - черные шаровары и такую же рубаху. Трико называется! Попробовали в этом, вот тут кое-что получаться начало. На самом деле я, конечно, куда красивше!..

И еще не забыть ему сказать дырку в шароварах прорезать - хвост давит!


Мать у Димы, старая самка, хорошая, понимающая. Печенку, кстати, хорошо с луком поджаривает. Поначалу она, правда, все принюхивалась: что-то сынок от тебя псиной попахивать стало. Темнота! Перепутать запах собаки и вовкула! Да как она с таким чутьем еще добычу домой приносить умудряется! Я хотел ей все высказать, да постеснялся - пожилая все-таки. Да и Дима просил при посторонних не вылазить. А то у них с этим строго - враз отправят в какую-то психушку. Это вроде каторги - на волю не отпускают и все время заставляют колеса какие-то глотать. Дикость!

А вообще ленивые здесь люди. Бегать не любят, все в этих коней железных набиться наровят. Я поначалу боялся... Сейчас ничего, привык. Но все равно стараюсь своего типа побольше на своих лапах гонять. На работу, с работы. Если я совсем еще нюх не потерял, то Димка что-то наподобие сороки: сплетни по городу собирает, а потом их всем рассказывает. Смешно! Я с ним как-то даже поспорил, советовал все настоящим делом заняться. Охотой там, магией. А он все "журналист звучит гордо!" Может у них действительно сорок не хватает... Что-то в городе я их еще не встречал.




Земля, Центральная Россия, 2009


Дима из рода людей


Да, накаркал... Тужил, что мир стал скучным, и тут такое...


Оборотень, едренный корень!


Нет, вы только не подумайте, что я жалуюсь. Хотел приключений, так и получил по самую крышу. Но это только в книжках про них интересно читать. А герою-то бедному каково! Вам только подвиги и приключения рыцарские подавай, а он, может, половину своей славы неглядя бы отдал за средство от изжоги после трактирной попойки!


Или вот я. Кто бы знал мои мучения, кто хоть раз бы подглядел какого мне приходится по утрам! Соберешься щетину отросшую соскоблить, а в зеркале-то заспанная волчья морда! Приходится на ощупь пенку по подбородку размазывать, бритвой вслепую водить. Вук тут еще издевается начинает - подсказывыает, где мне еще себе кровь пустить... Слов-то каких нахвататься успел! Видите ли ему я с бородой больше симпатичен. И против одеколона категорически возражает. Подумаешь! У него нюх острый, а у меня кожа очень даже чувствительная.

Или вот еще. Этот мой Вук оказался порядочным бабником. Только где собаку посимпатичнее увидет, так сразу ныть начинает - дай перекинуться. Это он только поначалу надо было нож куда-нибудь воткнуть и через него сигануть кувырком. Теперь так наловчился - если я согласен, то пара секунд и по асфальту вместо меня ковыляет серый волчара.


История тут вышла - смех и грех! Гуляю по парку, воздухом дышу. А навстречу девчонка знакомая с колли. И она ничего, одно время сильно я на нее западал, и собака. Остановились поболтать. Анекдоты ей загинаю, увлекся... И тут глаза у нее по семь копеек становятся. Уставилась мне в то место, какое футболисты в "стенке" все прикрывают. Я опомнился, и аж похолодел. Это Вук самым наглым образом рвется наружу, а у меня от этого хвост расти начинает. А куда ему в брюках деваться? Правильно - между ног изогнуться и в ширинку упереться. Вы хоть размеры волчьего хвоста представляете?!

Я ему - ты что делаешь, паразит! А Вук - молчи, я о такой рыжей всю жизнь мечтал!

Я не знаю как прекрыться, а подруга - я тебя все тюфяком считала, и знать не знала что так тебе нравлюсь... Теперь ума не приложу как от нее отмотаться - чуть не каждый день звонит. Кстати, собака то ее рыжая тоже все хорошо поняла и вроде бы как не против...


После того случая я психанул. Орал Вуку, что если он еще раз так меня подставит, то я не знаю что сделаю!.. Тот молчал, хоть и не понял что я так взъелся. Поорал я так минут десять, а потом остыл. В самом деле, вопи не вопи, никуда мы друг от друга не денемся. Эх, повязала судьба нас одной веревочкой.

А на другой день Вук спас меня от крупной неприятности. Как оказалось, ни добрый химический дядя, ни его "быки" про меня не забыли...


Засиделся я в редакции с одной статейкой. Опомнился - на улице уже ночь глубокая. Живу я от своей конторы недалеко, так что в принципе вроде ничего страшного, прогуляюсь.


Иду, и слышу классическое: "Эй, интеллигент, закурить есть?" Оборачиваюсь - знакомые все лица! "Быки" давешние, чтоб им пусто было!

- Узнал, каратист! - прям таки расцвел один из братков. - Шеф нам из-за тебя такой... вставил!

- Че ты с ним баландишь? - лениво процедил второй. - Валим его и дело с концом!

Третий "бык" молчал и только игриво покручивал железным прутом.

- Ну, молись!.. - нехорошо прищурившись, первый браток достал из-за пазухи тускло блеснувший пистолет. - Никакие карате твои не помогут! Начнешь дергаться - ногу прострелю! Иль чего повыше!

Братки заржали.

Не знаю, что на меня нашло... Но я игнорируя пистолет подскочил к ржущему дебилу и прямым в челюсть посылал его в нокаут. Пальцы чуть не выбил! Остальные двое сначала пасти открыли, а потом дружно кинулись на меня.

Силы настолько неравны, что я развернулся и смело ушел в галоп. "Пистолет надо было подобрать" - мелькнула в голове запоздалая мысль.

Бегу и чую - не отстают. Хорошо хоть не стреляют... Через пару кварталов дыхалка окончательно сбилась. Вот когда пожалеешь что физкультуре внимания не уделял... Но поздно - топот уже в десятке метров. И как назло ни кола приличного, ни даже кирпича. Бежать сил никаких нет. Разворачиваюсь - будь что будет!

- Ну, падла, трында тебе!

Ну все... И тут завозился Вук:

- Ты что, домой не собираешься? Я спать хочу!

- Обалдел?! Да из меня сейчас котлету сделают, а он спать собрался!

- Эти? - чую, вовкул презрительно потянулся. - А ну, подвинься!

На глазах оболдевших преследователей интеллигент, живая груша для тренировки, встает на четвереньки и превращается в мохнатую зверюгу. Один попробовал замахнуться своим орудием, но Вук небрежным прыжком выбил цепь, перекусил и выплюнул застрявший между клыков обломок металла.


- Ва-у-у-ва-а-а!


Вот тут до них окончательно дошло. В жизни не видел, чтобы люди улепетывали с такой скоростью. Вук было погнался за ними, покусывая за кроссовки, но такое развлечение ему быстро прискучило.


- Вот и все, а ты боялся!


Если бы все! Тут такое продолжение получилось, что закачаешься! Через пару дней понадобилось мне к одному знакомому в бывшую редакцию заскочить.


Девчонки в корректурном отделе встретили меня дружным смехом.


- Смотрите, Человек-волк пожаловал!


- Вервольф из средней полосы!


- Монстр пера!


Я чуть не споткнулся от неожиданности.


- Чего?!


- Диман, тут к новому шефу какой-то псих прибежал и утверждает что ты оборотень! - чуть отдышавшись доложила мне пухленькая Маринка.


- Интересно...


Подхожу к редакторской двери и слышу:


- Вы запишите скорее! - затараторил он. - Мы стоим, он вот и у-у-у! На куски! Оборотень! Я раз! Он клац! Вы напишите - они хотят весь город хотят!..


- Успокойтесь и подробнее расскажите что с вами приключилось, - голос редактора сквозил холодком.


- Я, блин, и говорю - натуральный оборотень, как в кино! Я его так, он меня за горло!..


- И что, сожрал? - не выдержал я, без стука заглянув в дверь. Говоривший сидит спиной, но не узнать его невозможно - информацию выдает мой знакомый "бык".


- Кого? Уже есть жертвы?!


- Вы первая!


И тут он наконец соизволил обернуться.


- А-а-а-а!


Такую бы силу да в мирных целях - дверь в комнату как паровозом вынесло! Корректорши не успели даже охнуть.


- Что это с ним?


Я пожал плечами:


- Сами говорили - псих! Что с них возьмешь!


- Класс! - прокоментировал наблюдающий ситуацию из глубин сознания Вук


- Дмитрий! - раздался из кабинета визгливый редакторский голосок. - Что вы себе позволяете! Срочно зайдите ко мне!


- Вот еще! Я ж тут больше не работаю! Салют, девочки! - я кивнул ошающим корректоршам и направился к выходу.


- Хулиган! - орал мне вслед редактор. - Я этого вам так не оставлю!


...И действительно не оставил! Над его гневной статьей "как некоторые так называемые журналисты зарабатывают себе дешевую популярность засылая в уважаемые редакции своих знакомых с фантастическими историями" ржал весь город. Мне даже мэр позвонил (наверное у референта номер моего мобильника взял) через смех поздравил с замечательным пиаром и намекнул что в этом году премия "Акула пера" уж точно мимо меня не проплывет!


- А громче всех потешались мы с Вуком. Если бы мы только знали, как нам аукнется эта статейка!..



***



Жизнь двух поневоле близких друзей стала налаживаться. Пользуясь моментом, каждый старался извлечь для себя из контакта что-нибудь полезное и интересное. Так, совершенно неожиданно для окружающих, ничем не примечательный журналист взял первое место в весенней спартакиаде по легкой атлетике.


А Вук, пыхтя и отдуваясь, постигал сложно искусство грамотности. И даже втихаря (когда Дима спал) начал почитывать книги из обширной фэнтезийной библиотеки журналиста. Сперва это создавало сложности - от дикого хохота вовкула Дима вскакивал как ошпаренный и начинал не очень цензурно ругаться. Но постепенно Вук научился сдерживаться и только хихикал сквозь зубы над самыми крутыми перлами.


А потом, в глубокой тайне даже от Димы, Вук и сам стал пытаться писать...Магии конечно в этот мире, конечно, маловато, но на то чтобы левитировать карандаш над листом бумаги вполне хватало. Дело-то оно не хитрое, вот только с начертанием букв пришлось повозиться. Первое время из-под грифеля выходили такие каракули, что разобрать что-либо не было ни малейшей возможности. Но постепенно непонятные закорючки стали принимать все более осмысленный вид.


Особенно понравился Вуку жанр, который почему-то называли фэнтези. Фэнтези - ведь это от слова "фантазия"? А где же тут фантазия, когда про голимую правду пишут! Например, эта - про Кольца! Да Вук это историю еще в первом классе проходил, их класс даже на экскурсию возили на развалины Мордора.


Что-то щемящее, какое-то чувство... или скорее предчувствие тревожило его... Он чувствовал, что Дима еще сам не знает, но в нем готово проснуться нечто великое... Самое великое, что только есть у людей, вовкулов, да и прочих живых существ!



Из рассказов Вука


НОЧЬ ИВАНА КУПАЛЫ



Ночь Ивана Купалы, светлая ночь купальского праздника. В эту ночь низвергается мрак и в блеске молний обновляется свет. В эту ночь мы все дети твои, великая Жизнь. Ты несешь нас в своих ладонях, даришь подарки, ты залечиваешь наши раны.



В эту ночь можно все- все. Пожелай - и сольешься с водой, поплывешь рыбой. Серебристым хвостом ударишь брызгами и окатишь поющих русалок, пощекочешь зеленые волосы Водяного.


Стоит захотеть - и расправятся крылья. Смелым соколом взмоешь ввысь и отдашься свободному полету. Тебе не страшны злые тени внизу. В полете нет места злу, как нет ему места в необъятном просторе Вселенной. Ты летишь, ты свободен! И это жизнь.


А устанешь лететь - ринешься об землю и побежишь серым волком. Нет, не надо тебе крови, нет в тебе ярости зверя. И серая шкура - все равно что нарядный костюм, который одеваешь, собираясь в гости. В каждом доме свои обычаи, так зачем же нарушать гармонию праздника Природы грубой людской поступью? Ты все равно остаешься человеком, какую бы одежду на себя не одел. Это знают и пугливые косули, и шустрые зайцы. Они не боятся тебя, нет. Наоборот, зовут поиграть на залитую луной лужайку. Им спокойно под твоей защитой.


Вот и настал срок. Яркая искорка вспыхивает в листьях папоротника. Растет, сверкает, разгорается. Со звонким хлопком раскрывается голубой цветок. Добрый папоротник целый год копил в себе мудрость неба и силу земли чтобы одним рывком явить ее Миру в эту ночь. Не всякому дано им владеть - злому сердцу не раскроет тайны.


Цветок горит голубым пламенем и радуга струится от него. Вокруг вьются светлячки, приветствую своего старшего брата.


Осторожно, чтобы не потревожить сказку, тихонько подхожу к Цветку. Голова кружится от звездного запаха и блеска. Тот, кто сможет принять цветок папоротника, поймет Великую тайну Жизни, сможет вместить в себе всю суть бытия. И тогда переменится его жизнь - он не сможет жить только для себя. Прозрев сердцем несовершенство Жизни, он заплачет, а ощутив бесконечную возможность совершенства, станет счастливым. И всю жизнь будет идти к ней.


Новый звук раздается в праздничном лесу. Не мерный то топоток танцующих ежей, не веселый цокот белки. Чьи- то легкие шаги раздаются в зарослях молодого сосняка. Мой мохнатый нос морщится от удивления. Просто человек? Здесь, сейчас? Кто он - друг долгожданный, или еще один безумец, мечтающий с помощью Цветка увеличить кошелек? Если враг, то не завидую ему. Заплутается он в ночной чаще, как в потемках собственной души. Хорошо, если хотя бы к утру найдет он дорогу обратно.


На поляну выходит девушка, почти ребенок. Как смело она идет, каким живым светом полны глаза. Свершилось! Она пришла! Та, кому не надо менять костюмы для встречи с небом, лесом или водой. Птицы, звери, рыбы - все они в ней. Грань, соединяющая миры, проходит через ее сердце. Не чужая она здесь, на празднике купальской ночи. Не страшит ее наш маскарад - даже под шкурами видит она наши сердца.


Девушка подходит к цветку. О, до этого я встречал людей, которых испытывала Судьба! Многие по жадности или ослепленные гордыней искали волшебный Цветок. И он, бывало, шутил, показывал свое отражение в капле росы. Все ждал - а вдруг? Но нет, не замирало их сердце от красоты, не перехватывало дух от восторга. Первым делом тянули они руки чтобы схватить, сорвать, сделать только своим. И сжимали липкими пальцами пустоту.


Она совсем не такая! Видит Цветок и не спешит его схватить! Просто любуется. Смотрите, смотрите друзья! Она кланяется Цветку и благодарит за чудо! Цветок сам летит к ней звездной бабочкой. Как же он рад, что пришел, наконец, тот, кто сможет принять дар Неба!


Праздник, праздник Купальской ночи! Лель играет на свирели нашему хороводу, Белобог потчует гостей хмельным, как воздух, медом луговых трав. Перун блещет небесной молнией... И девушка радуется и танцует вместе с нами.


Замирает хоровод и взгляды обращаются на восток. Набирая силу, звучит Гимн жизни, сплетенный из птичьих голосов, шороха трав, грома бьющихся сердец. Здравствуй, первый луч родившегося дня, здравствуй!


Все, у кого есть крылья или крылата душа, поднимаемся в воздух, навстречу всходящему Солнцу.


Я опять сокол, утренний свет малиновым соком стекает с моих крыльев. Сердце, сердце! Как радостно тебе в вышине, среди друзей. Далеко- далеко остался душный город с его суетой и мелкими дрязгами. Как мало там жизни, как яростно старается он задушить каждую искру огня, вспыхнувшую в сердце.


Я украдкой смотрю на девушку, плывущую и кувыркающую среди розовых волн воздуха. Нет, тебя- то им не загасить! Я вижу твою силу, твою чистоту. Я верю в тебя и готов помочь.


Прохладный утренний ветерок ласкает разгорячившееся тело, ерошит перья. Пора возвращаться, друзья.


Потихоньку опускаюсь на землю. Хочется показаться человеком, но почему- то стесняюсь девчушки. А она смотрит на меня и улыбается. На земле я волк, а тут еще и смущенный волк. Поджимаю хвост и прячу морду между лапами. Она хохочет и взъерошивает мою серую холку. От ее смеха становится легко- легко, и я смеюсь сам. Подставляю спину и предлагаю сесть. Ну чем не серый волк из сказки!


Мы возвращаемся в город. его ядовитое дыхание не страшно нам, знающим смысл жизни, ее цель. Не ограничишь холодным бетоном, не завалишь запретами. Теперь оно не страшно и тебе.


Нас никто не видит - когда надо я умею быть незаметным. А если ранний дворник и заметит девушку в светлом платье, скачущую верхом на волке с человеческим карим взглядом - не велика беда. Все равно не поверит глазам.


Вот и приехали. Я лизнул ее в нос и исчез. Может и сама она днем решит, что видела сон. Но Цветок теперь всегда будет с ней. Он поможет сбросить старую шелуху обыденности и прорастить самые светлые ростки души.


А теперь и я дома, уже переодетый в людской костюм. Интересно, узнаем ли мы друг друга, встретившись днем в вечно спешащей толпе? Уверен, узнаем! Иначе и не может быть с теми, кто подружился в ночь Ивана Купалы.



Глава 4. "Любовь нечаянно нагрянет... И принесет того, чего не ждешь"...


Вариант перевода иностранными студентами известного романса


Земля, Центральная Россия, 2009


Дима из рода людей



Надвигающаяся гроза обычно предупреждает о себе раскатами грома. Редко бывает, чтобы из голубого неба сразу долбанула молния. Редко, но, оказывается, бывает...


Я шел с очередного брифинга и на ходу дожевывал купленный с лотка пирожок с капустой (любимые прежде беляши и чебуреки Вук однозначно объявил вне закона - опасно, мол, для жизни). Народу на улице полно, как всегда бывает в хорошую погоду и в обеденный перерыв. Кто пиво пьет забравшись с ногами на спинку лавки, кто солидно обсуждает последние навороты курса бакса, кто просто собрался кружком и ржет над чем-то.


И тут я увидел ЕЕ. Вернее, ЕГО - этот взгляд, который не давал мне уснуть по ночам.


Взгляд скользнул по мне не останавливаясь и отправился дальше. Его носительница спокойно прошла мимо, не обратив на жующего парня никакого внимания. Да и что ей, ТАКОЙ, на парней внимание обращать - небось сами табунами за ней бегают.


Я застыл с остатками пирога в руке.


- Что обалдел? Догоняй! - азартно завопил во мне Вук. - Это же она, ее запах! Уйдет!


Не умею я на улице знакомиться с девушками, стесняюсь. Но тут откуда что взялось.


- Девушка, девушка, это не вы обронили флакончик "Шанели номер пять"?


Незнакомка вздрогнула от неожиданности и по инерции посмотрела себе под ноги. Потом с иронией на меня.


- Вы всегда так оригинально пристаете к незнакомым девушкам?


И тут я ее узнал - секретарша отца Вениамина. Стою столбом, что дальше сказать не знаю. Она посмотрела на меня, близорука прищурилась.


- А я вас где-то видела.


Она на минуту задумалась.


- Странно, обычно эту фразу говорят мне. Но мы с вами определенно где-то встречались.


Остановилось бесконечное кружение Земли вокруг Солнца. Казалось, весь мир замер: неужели действительно запомнила. И вдруг все вновь пришло в движение - девушка весело рассмеялась.


- Это не вы тот клиент, который хотел своего персонального беса в собаку засунуть? Веня до сих пор в себя прийти не может - бегает по офису и кроет вас всеми известными ему комбинациями. Давно я так не смеялась!


Она улыбнулась, и в груди вдруг стало жарко-жарко.


- Нет, вы все-таки скажите, как вы умудрились провести к нам ту собаку так, чтобы никто не заметил? Откройте тайну! Вы, случайно, не фокусник из цирка?


- Ну вот, опять про цирк! - проворчал Вук. - Отвечай, что молчишь-то.


- Это вообще-то длинная история. Вы сейчас не заняты?


- До пятницы я совершенно свободна! - дурашливо подражая голосу мультипликационного Пятачка девушка взяла меня под руку. - Вы умеете интриговать. Кстати, меня зовут Нина.


- Дима. - Запоздало представился я. - А она, то есть он - Вук. Только он не собака, а вовкул.


Мы неторопясь шли к моему любимому парку. Это, конечно, нонсенс - лесоподобный парк в центре города, но в нашем все было именно так: в двух минутах ходьбы от оживленной улицы росли могучие тополя, липы. Кусты, которых в жизни не уродовали безжалостные ножницы озеленителей, сплетались в причудливый лабиринт. А тут еще весна, цветет сирень и припозднившаяся черемуха. Весело щебечут птицы и почти нет людей. Не знаю почему, но горожане не особо жалуют этот уголок живой природы и предпочитают дышать выхлопными газами в тощих скверах.


На полянке, отгороженной от остального мира густыми зарослями шиповника, мы устроились на поваленном дереве, обтесанном кем-то из народных умельцев под крокодила. Я решил пойти ва-банк.


- Нина, а что бы вы стали делать, если бы вместо меня здесь сейчас оказался волк?


- Что? - удивленно подняла брови девушка. - Погладила бы его, наверное. А к чему такой вопрос?


- Погладила? Ишь какая смелая. Сейчас проверим! - Вук решительно потеснил меня (а может мы все же зря не развелись?) и предстал во всем великолепии. Потянулся, помахал хвостом и, продемонстрировав прекрасные клыки, рыкнул на пытавшегося просочиться на поляну раннего алкоголика.


Тот ойкнул и исчез со скоростью хорошего спринтера.


А Нина - в обморок не упала. Только глаза ее стали как блюдца. Неуверенно подняв руку, она провела по серой шерсти. Вуку это понравилось и наглый вовкул по-кошачьи подставил голову - продолжайте!


И Нина продолжила. От удовольствия Вук урчал и пыхтел как заведенный.


Я даже заревновал.


- Подвинься! Я сам хочу ей явиться!


- Фик тебе! - теперь вовкул подставил под теплую девичью ладонь спину.


- Исчезни, кому говорят! - завопил я.


- Ну ладно, ладно. Какие мы нервные! Срочно валерьянки попить нам надо.


Вук наконец исчез и перед Ниной материализовался стоящий на четвереньках я. Она отдернула руку. (Вопиющая несправедливость! Вука гладят, а меня не хотят! Вечно ему все самое лучшее достается!)


- Что это было? Дим, ты гипнотизер?


- Видишь ли, это и был Вук.


- Так ты оборотень? - девушка даже взвизгнула от восторга. - Но их же не бывает!


Мы смутились.


- Ты же сама у мага работаешь, неужели в чудеса не веришь?


Нина начала не то чтобы смеяться - ржать до слез.


- Ой, уморил! Венька!.. Маг!.. Колдун!... Ой, не могу!


Немного отдышавшись, она взяла меня за руку.


- К твоему сведению наш знаменитый отец Вениамин ни кто иной как не менее знаменитый оперный певец Сергей Вениаминов. Зарплаты в театре сам знаешь какие, вот он и придумал эту шарашкину контору. Изображает из себя экстрасенса и ничего, люди верят. Некоторым, говорят, даже помогает. И нас с бабушкой взял к себе подрабатывать.


- А он тебе...


- Двоюродный брат, - поняла она мой недосказанный вопрос. - Ты на него не обижайся, он вообще-то мужик хороший, добрый. Когда папа умер, он мне заместо отца родного стал.


Я абсолютно забыл что меня ждут в редакции с материалом, что обещал матери зайти в магазин купить картошки, что вообще в мире есть что-то еще кроме Нины. Мы рука об руку гуляли по тихим аллеям, разговаривали. Я рассказал ей все-все. Нина то ахала, то смеялась. Вук принимал в беседе активное участие и мне приходилось выступать переводчиком. А когда вовкул галантно предложил Нине прокатиться на нем аля-на Сером волке, восторгу девушки не было предела.


Рассказала Нина немного и о себе. Закончила в свое время институт культуры, работает библиотекарем в детском отделе. Интересно, но денег постоянно не хватает. Спасибо Вене, помогает им с бабушкой. Мать-то врач-эпидемиолог, постоянно в командировках по всему СНГ. Вот и приходится им перебиваться вдвоем.


Простились мы у подъезда ее дома далеко за полночь.


- Спасибо вам с Вуком, - тихо сказала девушка. - Мне еще никогда не было так спокойно и легко на душе.


Неожиданно она приподнялась на цыпочки обняла меня и нежно поцеловала.


- Это вам на двоих!


Хлопнула дверь, ее каблучки звонко простучали по ступенькам.


- Дима, - как-то робко сказал Вук. - Не влюбляйся в нее.


- Почему?


- Она обречена.



Земля, Центральная Россия, 2009


Вук



Ну что я могу сделать в этом ненормальном мире, чем помочь? У нас бы просто пошел к старейшинам, или даже к людским волхвам - в таком деле они не откажут - и порядок. А здесь? Что я могу здесь?


Дима если бы мог, из шкуры бы меня вытряс. И правильно бы, кстати, сделал. Он чуть с ума не сошел когда я ему рассказал о висящем над Ниной проклятье. Вовкулы все-таки близки магии, и я отчетливо разглядел над головой этой славной девушки черное острие. Оно уже близко от нее, еще пару месяцев и все - опустится, коснется человека... А там смерть. Неизвестно какая - от болезни, от случайной стрелы на охоте, под колесами одного из этих железных чудищ.


Когда мой друг чуть-чуть успокоился, я рассказал ему все что знаю. Проклятие отсроченной смерти - так это называется... Такая мерзкая штука, что даже чернокнижники ей брезгуют! Случаются, конечно, и у нас такие штуки - сволочей везде хватает. Но мы-то ученые, есть и колдуны белые, и волхвы, и друиды. Расколдуют... А того, кто его наслал, даже и наказывать не надо - он уж сам себя наказал. Заклятия такой мощи, не зависимо от того, сработали они или нет, всегда возвращаются к сотворившему их - только усиленные десятикрат! Нам показывали по блюдечку что стало с одним из таких... Брр! Я потом два дня вздрагивал и от темных кустов шарахался!


...Главное заметить вовремя этот самый знак. А проморгаешь, так беды не миновать. Поэтому и учат с малолетства и человечьих детенышей, и наших щенков не просто смотреть, а ВИДЕТЬ.


Хуже всего, когда проклятие отсроченной смерти наложено на весь род. Страшно это - рождается у тебя детеныш, а его уже смерть неминучая подстерегает.


Да и то побарахтаться можно! Это, как говорит Дима, пятьдесят на пятьдесят. То ли снимешь, то ли нет...



Дима


Первое, что я испытал, когда Вук рассказал мне про проклятье - это шок. Этого просто не должно быть в мире! Никто не смеет обрекать человека на смерть, да еще... таким образом! Когда нельзя защититься, нельзя этого избежать.


Почему нельзя?! Какая-то первозданная ярость вытеснила во мне лоск и обыденность современного человека. Эта сила разлилась во мне горящим огнем, заставляя сердце биться сильнее, глаза смотреть зорче, голове думать четче.


Вук, мне кажется, даже немного испугался такой огненной стихии. И попросил меня лучше себя контролировать - по его словам, бесконтрольный огонь сердца может наделать как много хорошего, так и плохого.


Пришлось собрать все силы, сжаться в комок. Слезами горю не поможешь - тут сказки правы на все сто. Я не богатырь былинный, но сдаваться не собираюсь. Нина должна... Нет, Нина будет жить!


Сперва взялся было читать "Магию черную и белую" (благо сейчас такой литературой все книжные завалены), но Вук категорически запретил. Доброй силой, говорит, тут и не пахнет - девушку не спасешь, а сам душу потеряешь запросто. Вуку можно верить, у него на такие дела нюх.


И тут вовкул внес контрпредложение. Сделал он это когда мы только что проводили Нину и возвращались домой.


Вечер поздней весной, да еще в хорошую погоду - это своя, совершенно особенная сказка. Мы шли по темной алее, словно светящейся от цветущих кустов майского дерева. Аромат стоял такой, что даже забивал вонь бензина с недалекой автострады.


Над нами гудя пролетел майский жук. Следом - еще один. Сделал над нами круг, словно осматривая, и потянул в сторону парка. Я механически провожал его взглядом - благодаря Вуку зрение у меня стало на редкость острым. Жук покачнулся в полете, и... Показалось мне или нет что на спине у него сидела крошечная человеческая фигурка?..


- Вук, ты видел?..


- Димка, я идиот! - завопил вовкул.


Я присел на лавку - идти во время разговора не хотелось - вдруг что важное пропущу? Да и очень уж хорошо было на улице!


- Я идиот! Ладно, я этот мир не знаю, но те-то, кто в нем живет, обязаны разбираться что к чему! Наши-то, волшебные! Лешие, русалки, полевики!


- Ты думаешь, они у нас еще сохранились?


Господи, если бы мне кто-нибудь еще полгода назад сказал, что я на полном серьезе буду обсуждать проблему, где найти гнома или фею - рассмеялся бы в лицо! Я же современный трезвомыслящий человек, не верящий в сказки!


Вук хмыкнул.


- По крайне мере сейчас мы с тобой ясно видели цветочного эльфа. Хотя как он умудряется выживать в таких условиях - ума не приложу! Вонища, грязь, людей толпы... Может, случайно откуда-нибудь залетел или в гости кому из домовых пожаловал?


И вообще дома у тебя я видел книгу одну интересную, где много всего про волшебный народец написано.


- Что-то не помню я у себя такой? - я мысленно перебрал свою библиотеку.


- А ты ее и не читаешь - она у тебя на полке стоит. "Русские народные сказки" называется.


Точно! Мне ее подарил после одного интервью очень милый старичок. Хоть книга была мне не нужна, я ее взял, чтобы не обидеть хорошего человека.


Теперь домой мы не шли, а бежали - так не терпелось Вуку скорее отыскать своих коллег! Деревья и столбы только успевали мелькать по сторонам, кроссовки едва касались асфальта. Случайные прохожие шарахались с дороги - если человек бежит с такой скоростью, значит, за кем-то гонится. Или гонятся за ним - и в том, и другом случае лучше не вмешиваться.


Простой бег сменился бегом с препятствиями - опять шел ремонт теплотрассы. И, наверное, одной из самых глубинных ее частей - котлованчик вырыли глубиной метров пять! Перепрыгивая через кучи земли пополам с глиной, скользя на песке и уворачиваясь от торчащих кусков кабеля, я невольно улыбнулся. Просто представил удивление ребят, если бы они меня сейчас увидели - каков стал "тюфяк, который и подтянуться не может". Наверняка я сейчас пару мастерских нормативов выполнил!


- Берегись!


Я еле успел пригнуться, и чуть не упал - скорость все-таки была немаленькой. Над головой, лишь слегка задев меня, с клекотом пронеслась крупная птица. Покачнувшись, я обнаружил, что нахожусь на самом краю котлована. Еще чуть-чуть, и я был бы там, внизу.


- Берегись, она возвращается!


Птица сделала широкий круг и вновь неслась на меня - когтистые лапы растопырены, клюв приоткрыт, в глазах неистовая злоба. Призвав все свое хладнокровие, я дождался когда до нее осталась всего пара метров, и резко отшатнулся вправо - подальше от ямы. Но недостаточно далеко - удар крылом чуть не отбросил меня туда, в черную глубину. С трудом балансирую на самом краю, я с ужасом смотрел как эта пернатая бестия идет на новый заход. Еще одного удара, да что там удара - даже легкого толчка - я не выдержу и сорвусь.


Как не странно, в душе не было страха и обреченности. Хотя я с холодной ясностью понимал, что, возможно, падают последние песчинки отпущенной мне жизни. Я поднял руки - в попытке сбалансировать, или, хотя бы, попытаться поймать неведомого врага и утянуть его с собой за грань жизни.


Птица прекрасно понимала, что она победила. С криком, в котором звучало торжество, она неслась на меня, увеличиваясь в размере, закрывая собой все вечернее небо. Я приготовился...


И тут из-за кучи земли в воздух взвилась собака. Простая лохматая дворняга, каких полно в каждом дворе. Только врят ли какая из дворняг может прыгнуть на такую высоту! Да еще вроде и зависать в воздухе!


Зубы нежданного спасителя лязгнули, и птичий крик победы сменился криком боли. В воздухе закружились пестрые перья. Взмах лапы - и наш противник, закувыркался как подбитый самолет. С трудом выровняв полет и припадая на раненное крыло, птица потянула куда-то в сторону севера. Еще долго из темноты слышались ее вопли, напоминающие весенние кошачьи концерты.


Я осторожно, чуть ли не на цыпочках, отошел от осыпающейся кромки котлована. Собака ждала нас, потешно склонив голову вбок. Я опустился перед ней на корточки и механически попробовал нашарить в кармане какой-нибудь леденец - с тех пор как Вук категорически запретил мне курить, я всегда имею при себе запас сосулек.


Собака, поняв мое движение, отрицательно помотала головой и протянула лапу. Я пожал ее, и собака, подмигнув мне и на прощание махнув хвостом, беззвучно растворилась среди хлама стройплощадки.


Я ни за что на свете не хотел приближаться к котловану, но чувствовал, что просто должен это сделать - иначе страх останется в душе навсегда. Встав на четвереньки (прощай почти новые джинсы) я потихоньку добрался до кромки. Заглянул вниз. В свете очень одинокого фонаря удалось различить густую щетину торчащих арматурин. Так же тихо я выбрался на безопасное место. Встал на ноги, отряхнулся...


- Это была верная смерть... - тихо сказал Вук. Я даже не смог ответить - только икнул. Вот теперь, когда все было позади, меня начало трясти. Как жаль, что нет сигарет - с ними получилось бы успокоиться гораздо быстрее. И плевать на запрет!


- Есть сигарета - посмотри под подкладкой в правом кармане куртки. Там же и пара спичек с теркой.


- Вук, дружище, откуда?!


Вовкул слегка смутился.


- Это я припрятал... Так, на всякий случай... И вот пригодилась.


Затянувшись дымом (для заначки Вук выбрал крепкий и ароматный "Капитан Блек"), я действительно начал успокаиваться. Настолько, что в голове стали возникать вопросы. И самый главный из них...


- Вук, что это было?


- Не знаю, Дима. Ясно только одно - нас хотели убить. Не напугать, а именно убить. И еще ясно, что у нас с тобой появились какие-то тайные враги и друзья. Готов поклясться, что эта собака была оборотнем!


- А птица?


- Козодой! - поправил меня вовкул. - Скорее всего, тоже.


Вук немного помолчал.


- Знаешь, - сказал он как-то очень уж спокойно. - А ведь за Ниной кто-то следил. Не зря против нас оборотня спустили как только мы ей помочь решили. А это значит...


- Что значит?!


- А значит то, что ее жизнь или смерть качнут этот мир либо в одну, либо в другую сторону! - огрызнулся вовкул. - Не маленький, понимать должен! Сам подумай - ведь нас тоже кто-то прикрывал! Да, Диман, влипли мы в историю...


Домой мы добрались в полном молчании.




Глава 5 "Трудно найти черную кошку в темной комнате"


Из докладной охотника на кошек



"А найдешь, так мало не покажется!"


Из комментариев Ашат



Отражение Далекое, 2357 год по местному летоисчислению.

Ашат из племени воржан



Шаровая молния, разбрасывая вокруг себя сине-зеленые искры, медленно опустилась прямо на центр каменного стола. Усы старейшин, сидящих вокруг него на бархатных подушках, тревожно затрепетали. Но не успел глава Совета поднять лапу чтобы нигилировать незванную гостю, как молния с оглушительным треском взорвалась... На вальяжных котов обрушился целый водопад вонючих рыбьих голов, обглоданных костей и мышиных экскрементов.


...Ашат сладострастно прищурилась и зафиксировала иллюзию. Прежде чем уничтожить ее, она еще раз полюбовалась на морды старейшин, на которых читалась смесь испуга, недоумения и какой-то детской обиды.


Легкий щелчок хвоста, и Совет старейшин вновь чинно сидит вокруг Стола Жалоб. Суперкошка призадумалась - чтобы придумать еще? А, вот это она еще не пробовала!


Из камня забил молочный фонтан. Вот уже залило низ жалобного стола, вот молоко поднялось до уровня сидений... Но стоило только старейшинам приложиться к божественному напитку, как вдруг оно превратилось в ОЧЕНЬ прокисшую простоквашу...


При виде такого кощунства глава Совета хлопнулся в обморок и очень удачно упал в простоквашное озеро. Побалтался пару мгновений на поверхности, напоминая собой мокрую тряпку, и потонул. Наверх поднялось несколько воздушных пузырьков...


Остальным советникам было не до спасения утопающего. Держась лапами за животы, они из последних сил старались вырастить хоть какие-нибудь кустики... О, вот у одного получилось! Да еще как получилось - таких кактусов даже в Черной Пустыне Южного Отражения не много произрастает! Но советника уже скрутило так, что он порода зеленого насаждения была ему до фени. Прыжок в самый центр кустов... Стон облегчения слился с воплем боли - до советника дошло ЧТО ИМЕЕНО он сотворил. Прям сквозь шкуру дошло - зря он хвастался, что ее даже кукарямба Очень большая полосатая крыса. Зубы ее по крепости в несколько раз превосходят алмаз (Прим. Очень большая полосатая крыса. Зубы ее по крепости в несколько раз превосходят алмаз) не прокусит.



Все, хватит на сегодня! Развеяв морок, Ашат потянулась... Она славно поработала сегодня. Остался пустячок - переслать кристаллы с записями иллюзий каждому из старейшин. Пусть полюбуются перед сном!


На микромиг потеряв над собой контроль, суперкошка зашипела. Это надо было додуматься - ввести ограничение на перемещение по Отражениям! Подумаешь, особый режим поиска! Да еще кого - какого-то блохастого вовкула! Потерялся - да и крыса с ним, одним больше одним меньше!..


А вдруг бы она сама его нашла? Первая из первых? Ашат зажмурила глаза и замурлыкала, представив как она гордо идет по Поляне Прибытия, и тащит за шкирку потерявшегося собакоида... А кругом крики восхищения, приветствия, праздничные фейерверки... И уж конечно же почетная запись в Книге Героев...


Так нет же, сиди дома и перемещайся только по своему сектору!!! Да она там каждый камешек и кустик знает!!! С тоски сдохнуть можно!!!


Что же ей, целый день теперь по блюдечку глупые "мыльные опер"! смотреть ?! Не дождетесь!!! Она все равно придумает способ преодолеть выставленный магами и старейшинами барьер на перемещения!


Кстати, об операх... А как там оборотни наши поживают? Не пора ли посмотреть, а то она уже чуть ли не декаид Мера времени, примерно равная земному месяцу (Прим. Мера времени, примерно равная земному месяцу) в Астрал не заходила. Рауты, неожиданно перепавшая лицензия на охоту... Да и конкурс красоты - как же его оставить без постоянной победительницы?..


"А ведь один из оборотней вовкул, - мелькнула в голове у суперкошки мысль при входе в Астрал. - А вдруг он тот самый"? Но волны энергии уже подхватили Ашат и мысль оказалась недодуманной...


Тем более оказалось, что она многое тут пропустила. Кажется, события приобрели уже совсем не шуточный размах... Но тем интереснее!



Земля, Центральная Россия, 2009



Дима



Все-таки в нашем с Вуком положении были и свои плюсы. И один из них - можно не терять время на сон. Наскоро поужинав и чмокнув в щечку маму, я удалился в свою комнату и тщательно запер дверь. Достал с полки нужную книгу - вовкулу с его лапами неудобно будет тут орудовать, положил сборник сказок на диван и, зевнув, скомандовал.


- Меняемся! Ты читай, а я спать буду!


- Вот, так всегда! - заворчал Вук. - Он спать, а мне работать!


- Ничего, завтра днем отоспишься!


Эх, знал ведь что заранее ничего загадывать нельзя! Догадывался бы Вук что ждет его, вернее нас, завтра...


В голове уже привычно зашумело, тело на мгновение заломило и вот уже посреди моей комнаты потягивается Вук, разминает косточки.


Я постарался поудобнее устроится в сознании вовкула, но, несмотря на дикую усталость, сон долго не приходил. То перед глазами мелькали картины недавнего боя - за свой век я впервые по-настоящему сражался за свою жизнь. И не только за нее - я был уверен, что за жизни еще одного человека и вовкула. То я ясно видел лицо Нины, тянулся к ней... А оно пропадала и на его месте оставался лишь темный силуэт. А то по совершенно непонятной причине я видел как полуголый Вениамин на цирковой трапеции поет арию Фигаро...


Только бы Вук сумел что-нибудь найти... Это была последняя мысль, и я провалился в глубокий сон честного оборотня.


Бодрый, словно и не читал всю ночь сказки, вовкул разбудил меня ни свет ни заря - я лежал на кровати уже в своем теле. Спасибо Вуку, что обо мне позаботился, на полу лежать не оставил!


Судя по тому, как в зеркале сияла его морда, он действительно что-то нашел.


- Короче так! - Вук с ходу взял быка за рога. - Книгу прочитал от корки до корки. Многое не понял, мир все-таки у вас странный. Ну вот зачем, скажите, царю надо было в котел с кипящим молоком нырять? Ведь даже щенкам слепым известно, что омоложаются только в третьем студеном ключе, когда в нем три первые звезды отражаются! Или чего дед с бабой плакали, когда мышь им яйцо золотое разбила? Ведь они сами его перед этим чуть не час долбили, да сил не хватило?


Но это к слову. Я узнал, что главная по полезным советам у вас Баба Яга, которая если гостя на обед не сварит, то всяко ему поможет. И живет она недалеко, я тут поблизости видел такую избушку на курьих ножках.


- Что-то не помню я тут таких избушек... - засомневался я.


- Да что ты вообще помнишь? - пренебрежительно надулся Вук. - Вы, люди, даже у себя под ногами камень заметить не можете, куда уж вам волшебных существ замечать! Ты, поди, и поговорить с ней толком не сможешь! Короче, так - идем тобой, но переговоры веду я. Понял?


Мне осталось только пожать плечами и полностью довериться вовкулу - его лидерство в вопросах магии и волшебства я принял безоговорочно. Поэтому мой голос на этот рейд принадлежал ему.



Вук



Избушка на куриных ногах расположилась в совершенно невозможном месте: справа помойка, слева помойка, впереди пустырь, сзади овраг. Я, как положено, поставил нас перед домом.


- Избушка, избушка, встань... кхм... к лесу задом, ко мне передом!


Избушка не шелохнулась. Я прибавил в голосе громкости.


- Кому говорят! Встань к лесу задом, ко мне передом!


В избушка приоткрылась дощатая дверь, и из нее выглянула натуральная ведьма в грязном синем халате.


- Что орешь, алкоголик! Не видишь, что ли, объявления - пива нет! И посуду не принимаем - тары нет!


Я заподозрил неладное - в книжке она говорила как-то не так. Но отступать было поздно, и я продолжил как положено.


- Хрычевка ты старая! Ты сначала добра молодца напои, накорми, в баньке попарь, а потом и выпытывай!


- Я тебе устрою баню! И закуску! И еще сто грамм налью! Нашел старую - мне всего сорок пять! - завопила ведьма. - Маньяк!


В ее руке появился какой-то предмет. Кувыркаясь, наподобие бумеранга этот предмет полетел в нас.


Больно, прямо в лоб! Перун, какое счастье что она запустила не метлой, а легким камышевым веником! Обошлось без существенных увечий.


Да, легкий-то он легкий, но искры из глаз все равно посыпались. Я не нашел ничего лучше, как тупо поинтересоваться (наверное, в голове все-таки что-то сдвинулось):


- А что же ты тогда в избе на куриных ногах живешь?


- На куриных? - от возмущения ведьма чуть не задохнулась. На ее лице непредсказуемым калейдоскопом играли красные и белые пятна, благодаря чему бабка очень походила на мухомор.


- Я вам покажу на куриных! Шабашники чертовы уже месяц ремонт не заканчивают, так еще всякая шваль подзаборная издеваться будет?!


Она нагнулась ища чтобы еще запустить в нас, и я подумал, что в своевременном бегстве есть своя мудрость. Банка с прокисшем салатом просвистела мимо и взорвалась наподобие мортирной бомбы. Но нас даже нас даже осколками не накрыло - вот что значит вовремя принять верное решение!


Отдышавшись в безопасном месте, я решил поискать консультанта поспокойнее.



Дима


После того, как Вук облопошился с Избушкой на курьих ножках, приняв за нее обычную пивнуху, он стал осторожнее и советовался со мной во всяких непонятных местах. Мы вдвоем еще раз проштудировали книгу сказок, перечитали всякие перлы народного фольклера. И ничегошеньки там не нашли! Старички-лесовички, Серый волк, вещие калики перехожие, где вы! Кто поможет нам спасти Нину? Человека, которого я (мы) полюбили так, как любят только раз в жизни!


Пришлось собрать все силы, сжаться в комок. Слезами горю не поможешь - тут сказки правы на все сто. Я не богатырь былинный, но сдаваться не собираюсь.


С Ниной мы теперь виделись чуть не каждый день. Тайно, кстати, от ее родни - те до сих пор на нас злятся за "розыгрыш". Знали бы они, колдуны доморощенные, что у них под носом творится!


Нине, кстати, тоже ничего не сказали. Но она женщина, их не обманешь. Чувствует она все!


- Знаете, ребята, - сказала она как-то, - Я теперь такая счастливая, что и умереть не страшно.


Потом улыбнулась.


- А вдруг и правда после смерти мы перевоплощаемся в цветы, ветер, звезды?


Раскинув руки, она вся потянулась к вечернему небу, полыхающему оранжевыми всполохами заката.


- Хочу быть птицей! Хочу летать над этим чудным миром! Хочу облететь его весь и всюду петь веселые песни! Хочу, чтобы все были счастливыми!


Мне показалось, что она действительно отрывается от земли и летит, летит... К чертям собачьим все черные силы! Она должна жить!


Вук старался изо всех сил найти хоть кого-то из волшебных существ нашего мира. Но когда такая встреча с одним (вернее одной) представителей сказочного племени состоялась, то вышла она донельзя грустная.


Шел я на базар за картошкой и яйцами. Не по своей воле - материнскому поручению. Иду, кошелкой помахиваю, воздухом дышу. И тут прямо передо мной материализуется такой характерный тип, что сразу фотографируй и в репортажи про браконьеров вставляй. В руках тип нервно сжимал газетный сверток. Из моей родимой сплетницы, кстати! Первая мысль, пришедшая в башку - герой какого-нибудь криминального репортажа решил выяснять отношения. Я внутренне напрягся, приготовился к нежданному бою, но мужик, еще раз зыркнув по сторонам, хрипло предложил:


- Слышь, командир, купи щуку. Недорого отдам!


Фу, ну и запашок от него - как от перебродившего варенья. Зато, слава Богу, обойдемся без мордобития. По крайне мере пока.


- Нафик она мне?


- Ты че, командир? - завозился мужик, опасливо косясь по сторонам.


- Ухи наваришь, жаруху сделаешь. Сам бы ел, да деньги срочно нужны. Не сумлевайся, рыба свежая, только что из реки!


Он демонстративно развернул сверток и сунул нам под нос слабо дергающийся щучий хвост. Действительно свежая, только что плавала.


- Бери! - Вук завопил так, что я от неожиданности чуть не подпрыгнул.


- Да не люблю я рыбу!


- Дурак ты! Эта та самая!


- ???


- Которая по щучьему велению!


Щуковладелец, потеряв ко мне интерес как к потенциальному покупателю, совсем уже собрался нырнуть обратно в кусты, но я вовремя успел цапнуть его за рукав.


- Сколько?


Глаза браконьера блеснули, но он тут же их потупил.


- Сотня! Тебе как командиру скидку делаю - другому бы и за две не отдал!


От такой несусветной суммы меня бросило в жар.


- За эту кильку? Побойся Бога, в магазине за сто рублей я хоть осетра куплю! Тридцатка!


- Так он тухлый! - уверенно заявил мужик. - А эта с пыла-жара! Семьдесят!


В кармане у меня лежал только полтинник десятками. Причем последний - до материной пенсии еще неделя, а до моих гонораров... Сволочи, опять задерживают!


- Пятьдесят!


- Повезло тебе, командир, дэнги мне во как нужны! Ладно, давай за полтину.


Ко мне протянулась грязная лапа с прилипшей чешуей. Я медленно полез во внутренний карман за деньгами. И бывает в жизни такое везение! Когда доставал свои кровные, то чуть зацепил лежащее там же журналистское удостоверение. Красная книжечка поползла наружу...


Внимательно наблюдавший за моими манипуляциями мужик увидел удостоверение. И, бросив несчастную рыбу, прыгнул в кусты а-ля австалийское кенгуру.


- Ну, козел, я тебя запомню! - донеслось сквозь треск и удаляющийся топот.


Я недоуменно пожал плечами. За мента что ли меня принял? И тут в памяти всплыл брифинг в прокуратуре о усилении борьбы с губителями природы-матушки. Нифига себе, неужели и вправду от трепа перешли к делу? Вон как местных браконьеров зашугали.


- Скорее, скорее! - поторопил Вук. - В воду ее, а то подохнет!


- Не дождетесь! - внезапно раздался приглушенный голос и щука зыркнула на нас недобрым взглядом. Очнулась!


- А ну, тащите меня обратно в реку, а не то враз лягушками запрыгаете! Я на расправу скорая!


Опять какое-то несоответствие с классикой!


- Попробуй, попробуй.


Вук заявил это из меня это тем ласковым голоском, каким он обычно общался с редкими спаринг-партнерами из бультерьеров или московских сторожевых. Обычно те все понимали хорошо и от дальнейшего силового контакта категорически отказывались. Щука тоже дурой не была.


- Э, да тут кто-то свой!


Она внимательно присмотрелась и от удивления щелкнула зубами.


- Оборотень, шоб я так жила! Откуда в наших краях? Я слышала, ваши все в тайгу подались, к лесу поближе. У них там, слышь, целый поселок свой.


- А ты почему тут осталась?


- Стара я места обжитые менять. Не смотри что я невелика - скоро девятую сотню перевалю. Да и нельзя мне здешние воды совсем без защиты оставить.


Щука дернулась, как сведенная судорогой.


- В реки наши какую только отраву не льют. Пестициды, сульфиды, аммиак и тот попадает! Мы тут всю химию на своем хребте выучили. Дерьмом дышать научились, в дерьме жить!


В глазах рыбы блеснуло что-то подозрительно похожее на слезы.


- Как могу воду очищаю, да силы уже не те. Помирать, видно, пора.


- Постойте, а к этому типу вы как попали? - вмешался я. - Вы бы откупились - по щучьему там велению...


Щука недобро зыркнула на меня. Зубки у нее, однако... Не хотел бы я с такой в темной речке один на один встретиться. Но с другой стороны рыбина вызывала у меня невольное расположение. В самом деле, достается им от нас, грешных. Другая давно бы плавники откинула, а эта еще бороться пытается.


- Откупилась, говоришь? Я тут одному откупила... Сделай, говорит, чтобы в реке вместо воды водка текла. Я еще из ума не выжила - всю нашу братву губить. Ничего, он у меня напился. На всю жизнь напился - я ему дрожжевые грибки в пищеводе наколдовала. Теперь что в рот не возьмет, все в спирт превращается.


Щука плотоядно оскалилась, а затем вновь погрустнела.


- И не спрашивают они у нас откупа. Как бросят в воду динамит, так сразу всех кверху брюхом и пускают. Или электричеством долбанут... Попробуй, поговори когда пасть разжать не можешь. Шок электрический по-ученому это называется.


Щука опять забилась у меня в руках. Мне стало ее жалко. Достав из сумки полиэтиленовый пакет, приготовленный для яиц, я подошел к колонке, налил в него воды и осторожно опустил в нее рыбину. Несколько раз от души вздохнув, щука высунула из пакета голову.


- Ну так что, отпускать вы меня собираетесь?


- Погоди, дело есть. - Вук решительно взял переговоры на себя. - Надо человека спасти!


Рыба уставилась на нас, как на призрак Баскервильской собаки.


- Братец, ты в своем уме? Думаешь, что говоришь? Человека спасти! И откуда ты такой выискался? Да чем больше их загнется, тем нам легче дышать будет!


- Это ты не в своем уме! - взвился Вук. - Люди они тоже разные бывают. Нечего одним хвостом всех мерить!


- Гадят одинаково, небо химией коптят одинаково, рыбу губят почем зря одинаково! Да скорей бы их Морена прибрала! Хоть всех, плакать не буду!


- Короче. - Вук моими руками сильно встряхнул пакет. - Или ты нам помогаешь своим "щучьим велением", или мы тебя кошке отдадим.


Надо знать вовкулов, чтобы понять эту страшную угрозу. Для них, извечных бойцов с Васьками и Мурками, смерть от кошачьих зубов должна казаться самой страшной и позорной.


Однако щука не испугалась. Более того - развеселилась.


- Ой, не могу! Ты что, дуралей, думаешь в сказку попал? Нет, ты в жизнь вляпался! А жизнь - она штука суровая. Короче прощай, предатель! Надеюсь больше не свидимся!


Щука извернулась, нарисовала в воде хвостом странный знак и с негромким хлопком исчезла. Я обалдело уставился на пустой пакет.


- Э-т-т-о что такое?


Вук задумчиво потер лапой нос.


- Вон оно как... Выходит, скумбрия эта говорящая в родне с водяными феями. А тем хоть каплю воды дай, так они тут же какое хошь заклинания сотворят.


Не расстраивайся, Дим. Все равно толку от нее никакого - озлобленная старуха.


И тут щука вновь материализовалась в пакете.


- Ну ладно, погорячилась я. Запомните, парни: если вам действительно помощь нужна, то вас сами найдут. Сумейте только не проглядеть Посланника.


Ой, опять на Химволокне выброс! Некогда мне с вами!


И она исчезла, На этот раз окончательно.



Глава 6 "Перед бездной на краю ты поймешь кто друг, кто враг"


Из наставлений бывалых альпинистов



Земля, Центральная Россия, 2009



Внешне в жизни наших друзей как-будто ничего не изменилось - та же работа, дом, встречи с Ниной. Но это только внешне. На самом деле теперь любая прогулка по городу или поход в магазин скорее напоминали марш Штирлица на явочную квартиру - Дима только что глаза не ломал, пытаясь разглядеть во встречных прохожих таинственного посланника Светлых Сил. Вук больше надеялся на свой нюх. От его постоянных стараний Диме перепал устойчивый насморк, который он переносил поистине с агнецкой кротостью.


Разные встречались люди. Злые и не очень, усталые, замотанные, равнодушные. Порой даже и добрые. Но того, кого ждали, все не было и не было. Поистине, ожидание - одна из самых страшных пыток.


В конец истомившись, друзья как-то сидели на чудом сохранившейся от повального вандализма почти целой скамейке в своем любимом парке. Ветреный день угасал, давая полную свободу красок наступающему закату. Перья облаков, окрашенные алым и лиловым, неслись куда-то, складываясь в причудливые фигуры.


- Красиво тут, прямо как у нас дома. - Тихо сказал Вук.


- Хочешь домой?


- Еще спрашиваешь! Это же... Это дом! Там каждый кустик родной. Мама у порога ждет, заячей капустой пахнет. А луна взойдет, знаешь какой хор запевает! Мы, вовкулы, главную мелодию ведем, а русалки, дриады нам подтягивают. Эльфы на эоловых арфах играют, светлячки хороводы водят... Вот бы тебя с Ниной к нам в гости...


Вук тихонько вздохнул.


- Только где он, мой дом, в каких мирах, в каком времени.


- Не помешаю?


От неожиданности Дима вздрогнул, а Вук ощетинился, готовый в любой момент занять место своего небоевого напарника. Однако при ближайшем осмотре ситуация критической не выглядела: нежданный собеседник, казалось, прямо-таки излучал доброжелательность. Высокий, хорошо одетый, волосы длинные и слегка вьются. А уж лицо - прямо святой с иконы сошел.


- Простите мою нескромность, - продолжал незнакомец, - но, по-моему, наша встреча предопределена звездным расположением. Взгляните сами - Луна в Весах, Меркурий в Третьем Доме...


Он указал точеной рукой на начавшие выступать звезды.


- Итак, не будем противиться судьбе. Чем я могу вам быть полезен?


- Ура, Вук! Это он! - мысленно завопил Дима и чуть не всем телом потянулся к мужчине.


- Понимаете, надо спасти одного человека!..


- Женщину, разумеется? - уточнил незнакомец.


- Да, женщину, - смутился Дима от слегка насмешливого тона.


- История стара как мир - прекрасная принцесса попадает в беду, и отважный рыцарь берется ее спасти. - Тонко улыбнулся собеседник. - А поскольку драконов в наш век катастрофически не хватает, то, скорее всего, она подцепила какой-либо вирус или инфекцию.


- Да, вы знаете, над ней нависло проклятье, она в любой момент может погибнуть! Я ничего не пожалею - лишь бы она жила!


- Проклятье, значит. - Мужчина задумался. - Да, умеет современная молодежь находить неприятности. Проклятье вещь серьезная. Вы действительно готовы заплатить любую цену?


Глаза собеседника, казалось, пронзили Диму насквозь и изучили все его сознание вкупе с подсознанием. Диме даже послышалось, как где-то в его глубине взвизгнул Вук. Отведя взгляд, мужчина удовлетворенно кивнул и резко встал.


- Мешкать нельзя. Луна сейчас самая подходящая, так что следуйте за мной.


Он решительно зашагал к выходу из парка, уверенный что юноша идет за ним. Дима действительно шел, про себя недоумевая, что даже не удосужился спросить у посланника имя. Что-то еще казалось ему необычном, но идти пришлось быстро и это "что-то" никак не могло сформироваться в четкую мысль.


Между тем совсем стемнело. Узенькие улочки старого города освещались только луной - в те момента, когда та соизволяла выглянуть из-за облаков. Под ногами вместо асфальта уже давно была простая грунтовка. "А ведь было решение Горсовета замостить окраины!" - некстати подумал журналист.


Внезапно незнакомец пропал. Приглядевшись, Дима облегченно вздохнул - просто статный мужчина осторожно, стараясь не коснуться ни одного листика, прошел между двух раскидистых верб и скрылся за их ветвями.


- Иди сюда! - властно позвал он.


Дима протиснулся между деревьями, попутно запутавшись в ветвях, и увидел перед собой небольшую поляну. Незнакомец стоял в самой ее середине, окутанный клубами непонятно откуда взявшегося ароматного тумана.


- Кровь можно искупить только кровью! Ты сказал, что готов заплатить любую цену за спасение своей девушки! Не дрожи, жизни твоей никому не надо. - Мужчина неверно истолковал охвативший Диму нервный тик. - Ты же рыцарь, а не тля! Надо-то всего несколько капелек - даже больно не будет! Как будто ты анализы не разу не сдавал!


С этими словами мужчина извлек откуда-то небольшой прямой кинжал с ромбовидным лезвием.


- Встань рядом со мной и протяни руку ладонью вниз! - потребовал мужчина.


Туман медленно пополз к Диме. Его охватила сладкая истома. Вот сейчас, несколько шагов, и все будет хорошо. Нина будет жить, они поженятся, дети будут играть с Вуком а потом всей семьей они отправятся к нему в Лес. А что такое несколько капель крови - действительно, ерунда! Ерунда, ерунда...


Он покачнулся вперед, но тут что-то с такой силой треснуло его по голове, что из глаз вместо традиционных искр брызнули московские салюты.


- Уй-я! - этот вопль незадачливого журналиста должен был разбудить всю округу и зарегистрироваться где-нибудь в сейсмологическом центре.


- Стой где стоишь! - раздалось в голове. Господи, она и так раскалывается, а тут такой вой! Дима посмотрел на себя внутренним глазом и ужаснулся - таким он Вука еще не видел - глаза горят, шерсть дыбом, пасть оскалена. А уж зубов в ней... Дима и не подозревал, что их может быть столько - даром что уже почитай полгода числился в оборотнях.


- Ни шагу вперед, Димыч! - опять прорычал Вук. - Быстрей достань из кармана что-нибудь острое и посмотри на него вдоль лезвия.


Острое... А где его взять? В кармане зажигалка, немного мелочи... Ключи с брелком... А это что? Расческа!


Дима ухватился за средство ухода за шевелюрой и поверх зубцов посмотрел на мужчину. Все произошло так быстро, что тот просто не успел прореагировать - так и стоял на поляне с кинжалом в руке.


Да полно, человек ли это? Сквозь очертания фигуры незнакомца словно прорезались другие - поменьше размером и какие-то пушистые. Они были так похожи на зайчика (такого как показывают на утренниках в детских садах), что журналист едва не рассмеялся. А пригляделся повнимательней, и проглотил смех. У беленькой пушистой фигуры с длинными ушками оказалось угольно-черное лицо с длинными оскаленными клыками. Красноватые глаза горели такой ненавистью, что Дима даже попятился, выставив перед собой бесполезную расческу.


Существо колыхнулось к нему и юноша вновь подался назад. Что-то подвернулось под ноги и Дима со всего маху грохнулся на сыру землю. Рука коснулась толстой вербовой ветки, с которой еще капал сок. Не понимая, что он делает, юноша запустил ею в неторопливо надвигающуюся на него тварь.


- Ау-йу-у-у-у!


Этот вопль боли далеко оставил за собой только что установленный Димой рекорд крика. "Зайчик" задрожал и поспешил нырнуть в неестественно скорчившееся тело такого симпатичного мужчины.


- Ну, сволочь, мы с тобой еще встретимся! - прохрипел он и опрометью бросился бежать. Вслед ему раздался победный вой, какой умел издавать только Вук.


- Димон, ты молоток! Ты справился! Ты гений!


Дима устало опустился на землю и прислонился к стволу дерево. Ветви вербы опустились к нему, как будто хотели успокоить. Туман рассеялся и с неба выглянули яркие звезды.


- Что это было?!


- Серый человек с шевой Прим. Шева - злой дух, вселившийся в человеческое тело. Мощная шева полностью выпивает человеческую душу (особенно ослабленную нечистыми страстями) и использует человеческое тело в виде своеобразного биологического скафандра - появляться в истинном виде на в физическом мире шевам затруднительно. Исключение составляют те миры, в которых эманации зла превысили критический уровень., - осторожно ответил Вук. (Прим. Шева - злой дух, вселившийся в человеческое тело. Мощная шева полностью выпивает человеческую душу (особенно ослабленную нечистыми страстями) и использует человеческое тело в виде своеобразного биологического скафандра - появляться в истинном виде на в физическом мире шевам затруднительно. Исключение составляют те миры, в которых эманации зла превысили критический уровень).


- Не хочу пугать тебя, но мы были на самом краю больших неприятностей...


- Больших неприятностей?


- Ну, если для тебя потеря своей души мелкая неприятность, то для меня большая! - отрезал вовкул. - Отдай ты ему хоть каплю своей крови, так тут же в тебя вселился кто-нибудь из них. И тогда конец - и тебе, и мне. Тут же старинное капище Темных богов.


Дима просто взвился.


- А ты раньше не мог предупредить!!!


- Да ты знаешь как я орал! Чуть сам не оглох! Он, сволочь, тебя заблокировал. - Вук всхлипнул.


- Короче, если бы не верба, хана! Если бы она на тебя сук не уронила, век бы я к тебе не пробился! Спасибо тому человеку, который догадался ее здесь посадить. Ведь верба - исконный противник всех злых сил.


Верба согласно закачала ветвями. Ругай, мама, но Дима не раздумывая оторвал рукав у почти новой рубашки и подвязал им доброе дерево. В знак благодарности - знал, что деревья обычно ленточками благодарят, да где ее тут взять?


Дерево все поняло и зашелестело, засмеялась всей кроной. К ногам друзей тихонько спланировал небольшой зеленый листок.


- Ты его, Дима, с собой возьми и береги. Такими подарками не разбрасываются. - Попросил Вук.


Дима бы и так взял этот листик - просто на память. Хотя такую ночку при все желание забыть трудно. Да и что-то подсказывало, что и не дадут ее забыть.


По дороге домой Вук бормотал:


- Ишь, замаскировался серый! Подслушал что мы Посланника ждем... Скольких он своей благообразной физиономией и речами сладкими погубил - ужас! На первый взгляд светлее света, а внутри тьма кромешная...



Дима



Домой дойти нам было суждено ой как не скоро. Да и забыть эту ночь тоже - разве забудешь тот момент, когда полностью перевернулась твоя жизнь? Нет, я не про демона...


Короче, не успели мы пройти и пару кварталов, как от стены закрытого по ночному времени магазина отделилась темная фигура.


- Извините, огоньку не найдется?


Подобное обращение, да еще в глухом ночном переулке, я воспринимаю однозначно. Поэтому кулаки сжались сами собой и я внутренне приготовился или к драке, или к пробежке (кто знает, сколько их там еще затаилось?)


- Огоньку, извините, не найдется? - повторил вопрошающий, смущенно переминаясь с ноги на ногу и теребя в пальцах "примину". На вид бомж как бомж. Только что-то было в нем не так, не по-бомжовски.


- Принюхайся! - как-то странно посоветовал Вук.


Я принюхался и понял - не было до боли знакомого запаха сивухи. Грязным телом, давно нестиранным бельем пахло, а вот спиртным нет.


Немного расслабившись, я полез в карман за зажигалкой. Вспыхнувший огонек на мгновение осветил грустное лицо ночного курильщика. С удовольствием затянувшись, он неожиданно подмигнул.


- Вот вы значит какие, оборотни невольные!


Офигеть! И этот нас с Вуком засек! Ну и ночка! Однако мы-то уже ученые - и я ненавязчиво потянулся в карман за знаменитой расческой.


Покосился на очередного таинственного незнакомца - интересно, как он на мои действия прореагирует?


Словно прочитав мои мысли, он усмехнулся.


- Проверить хочешь? Проверяй, но только осторожно!


- Боитесь? - злорадно осведомился я.


Тот только рукой махнул.


- Ясно дело, боюсь. Только не за себя.


- Не надо... - начал было Вук, но было поздно - я уже поднес расческу к глазам.


Небо взорвалось милиардами звезд, ночь оглушила симфонией звуков, образов и красок. Я слышал шепот трав, чуть не оглох от стука сердца ребенка, который собирался родиться именно сегодня, осязал каждый вздох смертельно больного старика где-то на другом конце света.


Я знал все, я был всем - каждым человеком, каждой каплей росы, каждой звездой.


Передо мной стоял Человек, весь из нестирпимо-белого Огня. Та видимость, в которой он предстал передо мной, сползала с него как старая краска с зеркала. Чувствовать что он рядом, что он просто есть... Это было такое счастье, такая боль и такая радость, что еще мгновение и мой мозг просто бы не выдержал...


Он мягко, но решительно отвел мою руку с судорожно сжатой "проверялкой". Огненные черты опять скрылись за бомжеватой личиной.


А то, что озарило меня мгновение назад, не исчезло... Только стало мягче и грело глубоко изнутри, как греет в холодную ночь тепло костра.


- Но почему Вы...


- В таком виде? - докончил за меня Небесный посланник. В глазах его мелькнула боль.


- "Птицы небесные имеют гнезда, а Сыну Человеческому негде и голову приклонить..." Да, не много изменилось за две тысячи лет...


- Вы... Христос?!


- Ну что ты! - Он мягко улыбнулся. - Я такой же его Ученик, как и ты, как и Вук, как и многие тысячи живых существ во Вселенной. Только в отличие от вас, которым еще предстоит стать на Звездный Путь, я по нему уже иду. Но, впрочем, к делу...


Он подошел к скамейке, на которой обычно местные алкоголики распивали "бормотуху", стряхнул с нее газету с остатками недоеденной селедки, присел. Я пристроился рядом.


- Вы пришли помочь Нине?


- Видите ли, ребята... То, что свершено руками человеческими, только человеком может и быть исправлено. Здесь, в Плотном мире, я могу помочь только советом.


- А как же все чудеса?


Он взглянул мне (а точнее нам - мне и Вуку) в глаза. Я опять почувствовал что меня видят насквозь, но страха не было.


- А вы загляните в себя - хватит ли у вас веры и любви чтобы принять Божью силу? Святые чудотворцы потому и были Святыми, что могли принять ее в себя и излить на страждущих. Не обижайтесь, но вам до этого еще далеко.


Мы пристыжено молчали, чувствуя его правоту. Он разжег потухшую сигарету, глубоко затянулся и задумался. Помолчал несколько минут, выпуская дым аккуратными струйками. Мы едва дыша ожидали Его решения. Небо сияло звездами, где-то вдалеке простучал далекий поезд.


- Неужели ничего нельзя изменить? - не выдержал я затянувшуюся паузу.


- Чего нельзя, так это сдаваться. Стоит только дать злу небольшую щель, так оно сразу пробьет себе широкие ворота.


Я вижу, в вас есть любовь, есть решимость. Сумели же вы в конце концов не поддаться на искушение Серого! И с природными духами подружиться сумели - Щука, к примеру, о вас очень хорошо отзывалась.


- Вот не ожидал! - Вук смутился. - А еще ее скумбрией обозвал...


- Путь вам предстоит нелегкий, потребуется вся сила духа. Спасение не закрыто никому. Даже злодеям. Вот только принять им его не просто - надо душу свою наизнанку вывернуть, а там такая грязь бывает...


Нина происходит из очень старинного рода, и проклятье наложила на ее пра-пра-пра-пра бабку удивительная женщина. Мыслитель, философ, красавица. Но она свернула с Пути, озлобилась... Всю свою силу накопленную вместо созидания пустила на зло. Эх, Моргана, Моргана...


- Это та...


- Та самая - фея Моргана, сестра короля Артура.


Отправляйтесь к началу времени! А дальше все будет зависеть от вас.


- Остался маленький вопрос, - встрял Вук. - А как мы туда попадем?


- Стыдно, вовкул! - Посланник посмотрел на нас как директор школы на ученика, забывшего дату Бородинской битвы.


- Ну-ка вспоминай, чему тебя старшие учили? Что такое время?


Он изобразил в воздухе горизонтальную восьмерку.


- Ну, - замялся Вук. - Время есть вечная реальность, идущая от прошлого к будущему...


- А ты ничего не забыл? - усмехнулся посланник и как-то ненавязчиво повертел пальцем, словно хотел просверлить дырку.


Вук издал вопль, известный у него на родине под громким названием ПОБЕДНЫЙ КЛИЧ ОХОТНИКА ЗА КОШКАМИ.


- Вспомнил! Честное слово вспомнил! Вечное Сейчас! Точка пересечения Бесконечности! Сливающееся Прошлое и Будущее!


- Подождите! - взмолился я. - Какая восьмерка, какая точка!


- Все в порядке, Димон! - успокоил Вук. - Стоит нам с тобой только выйти на перекресток времени, как можно будет попасть в любую точку времени. Вот только...


Вук замялся.


- Как же нам на перекресток попасть? Тут специальный обряд нужен.


- У вас есть кому его провести. - Посланник встал. - И этот человек вам не чужой. Он сам не знает своей силы, но она у него велика. Велика и ответственность, а он все больше на службу к золотому тельцу переходит...


- Венедикт! - ахнул Вук.



Глава 7 "Пойди туда, не знаю куда"


Вполне обычный отечественный маршрут



Земля, Центральная Россия, 2009



Вук



Вести переговоры со старцем Венедиктом (а проще говоря, Серегой Венедиктовым, братом Диминой любимой) вызвался я. Димон сперва поартачился, но я его быстро на место поставил, задав пару вопросов из начальной магии. Нет, я не изверг какой-нибудь - вопросы-то были самые щенячьи. Ну, там как сквозь стену трансмоллекулярный переход организовать или свинцовую чушку в статую Великому Ры трансформировать. Простота же! А он замялся и скис. Нет, у нас с такими знаниями окружающего мира и недели не протянешь.


Нина ждала нас возле редакции. Услышав, что мы желаем свести знакомство с ее ближайшим родственником, любимая наша буквально загнулась от смеха:


- Ну, ребята, вы даете! Хотела бы я посмотреть на лицо Вени, когда к нему притопает взаправдашний оборотень! Он у нас малый серьезный, ни в какую мистику не верит! Ой, как интересно будет!


Весть о том, что разговор у нас будет чисто мужской ее настолько огорчила, что девушка даже обиделась и всю дорогу до дома шла надутая, словно перезрелый гриб-дождевик. Пришлось пообещать, что мы потом все в деталях опишем и даже наглядно изобразим. Удовлетворившись этими заверениями и своим любимым "Баунти" (Пробовал я его. Ну и гадость! Как только люди такое есть могут!), Нина сменила гнев на милость и даже чмокнула Диму в щеку.


Погода в этот день расщедрилась и спешить не хотелось - уж больно ласково солнечные лучи щекотали по лицам. На деревьях говорливые скворцы делились своими новостями. Я с удивлением узнал, что есть в этом мире и какая-то Африка, где проживают одни только черные люди. Если когда-нибудь до дома доберусь и своим расскажу - трепачом обзовут. Виданное ли дело - воды кругом полно, а они помыться не могут! Конечно, люди существа ленивые, но не до такой же степени!


Раньше нам бывать у Нины дома не приходилось - в целях конспирации (Интересно, что означает это слово? Надо у Димы спросить, а то все забываю!) мы прощались с ней у входа во двор. В этот же раз мы все вместе поднялись на третий этаж и Нина своим ключом открыла обитую коричневой клеенкой дверь.


- Веня, ты дома? К тебе гости! - закричала она с порога.


- Сколько раз тебя просил не называй меня так! - загремел в ответ густой бас. - На работе осточертенело!


Послышалось шлепанье босых ног.


- Кого это там принесло? Из театра что ли? Сколько раз я им говорил - не буду голым на стремянке арию Ленского петь! Шоумены сранные! Классику позорят!


- Это режиссер в театре совсем сбрендил, - шепотом пояснила Нина. - Решил эротик-шоу по "Евгению Онегину" поставить. Иначе, кричит, зрителя в зал и силой не соберешь. Он и мне роль Ольги предлагали.


Я тихонько зарычал, а Дима сжал кулаки.


- Если этот тип приблизится к тебе хоть на пушечный выстрел, мы за себя не ручаемся! Устроим им там всем вечер ужасов с бесплатной раздачей трупов! Век не забудут!


- Спасибо, ребята, - тихо и неожиданно серьезно прошептала Нина. - За меня кроме брата еще никто никогда не заступался.


Чую, Димка хотел много хорошего и доброго ей сказать... А может быть, и признаться что дороже ее у него никого нет. Мешать я, естественно не собирался. Но помешал "старец". Ну и голосок! Ему бы в нашем хоре заместо медведя первую партию петь доверили - зуб даю! Коренной!


- Что вы там застряли? Если не из театра, то веди гостей на кухню, я чайник поставил.


Вот это по нашему! Напои, накорми, а потом и разговоры заводи.


Кухня поразила не только Диму, но и меня. Такую красоту еще поискать! На подоконниках пламенели красно-бордовые розы в аккуратных горшочках, со стен свешивались причудливые лианы. Какие-то неизвестные в нашем лесу высокие кусты были покрыты красными ягодами, от которых пряно пахло... Я не поверил своему носу - земляникой!!! Земляника на дереве?!! Может я зря этого Венедикта шарлатаном обозвал?


Посреди этого сказочного цветника сидел сам хозяина и почесывал жутко волосатую грудь. Кроме потрепанных трико (вроде тех, какие Димон поначалу одевал когда в меня перекидывались) на старце ничего не было. На лице чудотворца было написано блаженство, какое бывает только у хорошо выспавшегося человека. Впрочем, умиротворение со скоростью зайца покинуло Венедикта, как только он разглядел нас (а вернее Диму). Реакция у старца была еще та - не успели мы и глазом моргнуть, а старец уже возвышался над нами карающей глыбой.


- Это что такое! - проревел он. - На работе от психов голова кругом, да еще и домой ко мне сумасшедшие захаживать стали?!


И Нине:


- Ну сестра, от тебя я такой подляны не ожидал!!!


С трудом сдерживая давящий ее смех, Нина повисла на плечах разбушевавшегося брата.


- Сер... Сер... Ой, не могу! Серега, успокойся! Они не психи, честное слово! Это замечательные ребята!


- Как, здесь еще кто-то есть?! Ну я его...


Мы с Димкой смотрели на бесплодные поиски остальных "ребят" в зарослях кухонных цветов и не знали, смеяться или попытаться все-таки сдержаться - почему-то злить по-настоящему старца не хотелось. Это не человек, стихия небесная! Тем более, что от Нины помощи явно ждать не следовало: держась за живот и мелко дрожа она сползала вниз по стене - смеяться она уже не могла.


Пора брать инициативу в свои чуткие лапы! Тем более, что еще на подходе к дому я придумал один замечательный ход...


- Щас начнется! - шепнул я Диме и потихоньку завыл одну очень красивую мелодию.


Метавшийся по кухне ураган моментально стих - Венедикт-Сергей замер в неудобной позе и уставился на нас с раскрытым ртом. Трясущийся палец указал на нас:


- Откуда?... Не может быть!... Я столько лет... Песня гармонии друидов... Не возможно... Утеряна... Ущипните меня...


Услышав последние слова, Дима (как мне показалось с удовольствием) выполнил его просьбу. От неожиданности чародей взвыл:


- Что за... Ну нельзя же понимать все так буквально!


Лед отчуждения был сломлен и уже через десять минут мы все вместе пили особый чай, выращенный лично старцем.



***



- Нет, ты пойми - парень ты нормальный, иначе бы на тебя Нинка внимание не обратила! Но поверить в оборотней - уволь - не могу!


Старец опустошал уже второй чайник, нам с Димой за ним было не угнаться - уже после третьей чашки этого дивного взвара захотелось просто прилечь где-нибудь на солнышке и предаться блаженной неге. Но нельзя, не за этим мы сюда шли!


- И в проклятия я не верю! В придурков психических - верю, в дураков богатых - верю, даже в гипнотезеров - верю! А никакого колдовства нет и быть не может! Али я сам не колдун? Мне ли всех этих прохиндеев не знать!


Разговор на такой ноте продолжался уже второй час. Нина тактично удалилась в спальню, откуда вскоре донеслось сладкое посапывание. Сергей, быстренько набросав на клочке газеты ноты моего песнопения, взирал на нас (точнее на Диму - в меня он верить категорически отказывался!) благожелательно, но с оттенком недоверия - видимо никак не мог понять, действительно ли у нас не все дома, или мы разыгрываем его с только нам ведомой целью.


- Сергей, пойми наконец - Нине угрожает опасность! И помочь мы ей можем только с твоей помощью! Ты только переправь нас в артуровскую Англию, а остальное мы берем на себя!


- Щас! - прищурился старец. - Только бензина в машину времени залью! Вы что, фэнтези перечитали?


Он резко встал, потянулся и как бы невзначай просил взгляд на часы с кукушкой, полускрытые завесой плюща. Стрелка подходила к одиннадцати вечера.


- Вот что, Дмитрий! Познакомиться с Нининым другом было приятно, но не пора ли?.. Скоро и автобусы ходить перестанут, а время сейчас неспокойное... Да и пешком топать тебе неблизко!..


- А никуда я не уйду! - Дима покрепче вцепился в массивный стол. - Пока не пообещаешь помочь - с места не сдвинусь!


- Даже вот как... - как-то нехорошо протянул старец. - Ну, морду бить тебе как-то неудобно, а вот "рыбкой" полетать тебе, пожалуй что и полезно будет. Глядишь, головкой стукнешься и мысли на место встанут. Про колдунов, ведьм и царства тридевятые... Последний раз спрашиваю - уходишь?!


- Нет!


- Ну, извини, сам напросился!


Железные пальцы так сжали Димины плечи, что послышался явный хруст. Я попробовал перекинуться - у меня силы-то побольше чем у Димона! - но сделать ничего не смог! Ни-че-го! О прародители! И этот человек не верит в магию! Да у него такой потенциал, что гасит меня как торнадо спичку!


Без видимых усилий Сергей приподнял изо всех сил сопротивляющегося журналиста вместе со столом и теперь пытался отделить одно от другого. Нет, старец не жмот - он бы для нас и столом пожертвовал, но вместе мы никак в дверь бы не пролезли - это видно и без специальной примерки. Хорошие все-таки двери и окна в "хрущовках" (это так конура человеческая называется!)! Оборонять такие от ночных шушуг одно удовольствие!


И тут часы заскрипели, из резной дверки выглянула кукушка и нагловато заявила:


- Время пришло, время пришло!


Кухня наполнилась ароматом цветов, потянуло легким теплым ветерком. Скрипки невидимых кузнечиков (конечно невидимых - откуда на кухне взяться кузнечикам!) завели столь мелодичную пьесу, что сердце защемило сладким предчувствием чего-то необычного, волшебного. Пальцы старца задрожали и разжались ровно за секунду до того, как строгим колокольчиком прозвенел голос:


- Сережа, хватит хулиганить! Немедленно отпусти мальчиков!


Из раскрывшейся чашечки необычно-голубоватой розы прямо по воздуху к нам плыла... фея! Размером не больше моего хвоста, с полупрозрачными радужными крылышками, в платье из цветочных лепестков, но самая настоящая фея!


Старец Вениамин без сил опустился на стул, и обхватил голову руками.



Глава 8 "Пойди туда, не знаю куда"


(часть2)



Земля, Центральная Россия, 2009



Дима



- Я ее уж года два как приютил. Я по лесу один ходить люблю... Разве толпой лес поймешь! Лес он шумных и нетерпеливых не любит!


Вот и забрел я раз на полянку... Никогда раньше на ней не был! Стою и дивлюсь - кругом осень, а на ней лета кусок! Бабочки летают, ромашки ковром... И тут блеснуло что-то золотое на белом - думал, цветок какой невиданный. Наклонился посмотреть... А то не цветок... Я глазам не поверил сперва - девчушка крохотная с крылышками. Посмотрела на меня так жалобно, застонала... Тут как громыхнет кругом! Вмиг листья пожелтели, по поляне гнилью потянуло. И девчушка крылья сложила, дрожит... Чую - дело плохо! Схватил я ее, чуть крылья в спешке не поломал. А что с ней делать?! Такой крохе и искусственное дыхание не сделаешь, и из таблеток один анальгин...


Вениамин сидел за столом, тяжело опершись лбом на скрещенные руки. Таким потерянным я его и представить не мог - только что перед нами бушевала стихия, а тут на тебе - сдулся как шарик. И говорит - будто не нам рассказывает, а сам себе.


Фея подлетела, и ласково погладила его по руке. Щеки старца слегка порозовели.


- Сережа, сколько я тебе говорила - не стыдись самого себя! У тебя доброе сердце и большой талант - так что же ты так себя мучаешь? И меня не стыдись!


Она хихикнула.


- Представляете, он до сих пор меня стесняется! Говорит, что такого не бывает! А я вот она!


- Ты лучше расскажи мальчикам как меня вылечил. - Фея погрустнела. - Мне последние минуты жить оставалось. У каждой феи есть своя Поляна - это как сердце у вас, людей. Без нее нет нам жизни. На ней мы почти всесильны...


И тут Фея заплакала. Слезинки маленькие - сразу и не разглядишь - но сверкают всеми огнями радуги как крошечные звезды.


- Наша магия - это магия жизни! Мы растим цветы, деревья... Раны земли залечиваем... Птиц петь у-у-учим! Кому это мешает? Почему нас извести хотят?!


- Кто? - в один голос (да откуда нам два-то взять!) завопили я и Вук.


Плач усилился.


- Я их никогда раньше не видела. На вид обычные люди, а такое зло от них идет... Я совсем растерялась! Они топтали мои цветы! С корнем выдирали траву-у-у! Поджигали муравейники!!! И я ничем не могла помочь своим друзьям! Я сбежала!!!


Я хотела вырастить новую Поляну, но мне сил не хвати-и-и-ло! Ведь я совсем маленькая, мне и пяти веков не-е-е-т!!! Если бы не Сереженька...


Слезы у феи высохли и она запорхала вокруг старца. Тот усмехнулся невесело.


- Я дурак дураком стою, а она тихонько так шепчет - пой! Я - чего? А она еще тише - спой мне! Я от растерянности и грянул "Колокольчики мои, цветики степные..." Ничего умнее не придумал. А она возьми и оживи. Вот и взял ее с собой - видел, что одной ей не выдюжить.


- Я создала здесь новую Поляну! - гордо сообщила фея. - Я снова могу жить! Еще совсем немного и мне сил хватит парк ваш в порядок привести!


Вениамин опасливо покосился на Нинину комнату.


- Только вы Нинке ничего не говорить! Я ее с измальства учил что колдовства, леших, чертей и ведьм не бывает! А тут...


Фея возмущенно фыркнула. Старец не обратил на нее внимания и продолжал.


- Ей-то откуда помнить, еще в колыбельки пузыри пускала. А за ее отцом пришли... Сказали что из КГБ, консультация им нужна. Кто же с чекистами спорит? Пошли и больше никто его не видел.


Наши родители врачами от Бога были - бывало, одним словом больного поднимали. Когда мама пропала... Я Нинке ничего не говорил... И бабушка наша так пропала! И прадед!


Старец рухнул кулаком по столу так, что недопитые стаканы с чаем жалобно зазвенели.


- Одно зло от этой магии! Да если б так деньги не нужны были, стал бы я с этим дерьмом мараться! Старец! Чудотворец!!!


Сергей взвыл не хуже Вука. Хорошо что Нина дверь в спальню закрыла.


- А зачем вам столько денег? - поинтересовался я.


- Нинке на опера... - Вениамин запнулся и подозрительно посмотрел на меня.


- Не поможет операция, Сережа. - Грустно сказала фея. - Я же говорила тебе!


- Не может быть! Я денег наберу, и мы к лучшим врачам в Америку ее отвезем! Там могут все вылечить!


Я не успел опомниться, как Вук стремительно занял мое место. Фея улыбнулась Вуку как старому знакомому.


А старец... До него, кажется, действительно стало доходить что все это не шутка. Вениамин закаменел, как от взгляда Гаргоны. Вытаращенные глаза уставились на Вука, губы пытались что-то прошептать. Неуверенно, через силу поднял руку, то ли желая отмахнуться от видения, то ли дать скалящему зубы вовкулу в широкий лоб. Вук неодобрительно зарычал.


- От родового проклятья не помогут врачи. Ты брось дурака валять! Сказано тебе - готовь Переход!


Вук деловито принюхался.


- Так, проволока медная у тебя есть. Кипарис с полынью, чую, тоже. Тащи все сюда и не забудь свечей восковых!


- У меня нет свечей...


- Бестолочь! На шкафу посмотри - оттуда воском с медом пахнет. Сам, небось, вощину крутил?


Вениамин хлопнул себя по лбу и полез на шкаф. Видно, что он еще плохо соображал что делает и кто им командует. Чем и пользовался хитрый вовкул, не давая старцу опомниться.


- Так, тащи... Ага, молодец! Уже притащил! Фитили из свечей долой, в одну закатывай веточку полыни - то Свеча Прошлого, во вторую ветку кипариса - он Будущее. Проволоку... А потолще нет? Ну и Перун с тобой, гни что есть. Восьмерку посолонь сгинай... Так, молодец. Фея, можно вас...


- У меня имя есть! - надулась фея. - Астелиарога... Ладно уж, называй меня просто Лилией.


- Хорошо, хорошо... Уважаемая Лилия, можно попросить ваших друзей соорудить Столп?


- Это такой янтарный, светящийся?


- Вот-вот!


- Я попробую... - неуверенно сказала фея. - Никогда сама не делала, но один раз видела как Астарта такой создавала... Только у меня нет кедра. Разве что...


Она взмахнула крыльями, от чего по кухне побежали горячие блики. Красный, зеленый, желтый... От их тепла хотелось смеяться как ребенку, протягивающему руки доброму солнышку. От них хотелось плакать как женщине, читающей письма погибшего мужа. От них хотелось просто жить...


Откликаясь на призыв, зашевелились ветки на кустарнике - том самом, с земляникой. Как две длинные руки дотянулись они до стола, раскрылись, и с зеленых ладоней щедро брызнул сок... А может смола? Да какая, в принципе, разница! Важно то, что падающие капли постепенно сливались в мерцающий медово-золотистым светом... Больше всего это было похоже на сталагмит - только в отличие от пещерного родственника этот рос буквально у нас на глазах. Когда его высота почти достигла метра, ветки остановили. Довольно потерев листьями, они быстро ощупали получившийся Столп со всех сторон, в одном месте подправив парой капель, и втянулись обратно в благоухающую земляникой зеленую тень.


Вук замысловато выгнул хвост (я поморщился - больно все-таки!) и разразился трелью подвывающих слов, понять которые я не смог. Восьмерка вырвалась из рук Вениамина (ну не поворачивается у меня язык назвать его Сергеем!), плавно поплыла по воздуху и точкой пересечения бесконечности опустилась на вершину Столпа. И замерла. Я готов был поручиться что потертая медная проволока осуществила какую-то внутреннюю трансформацию - слева она стала явственно отливать красным, справа - зелено-фиолетовым.


- Ну вот, - выдохнул вовкул. - Алтарь готов. Ставь свечи - полынь слева, кипарис справа, и начинай.


- Что начинай? - ошарашено возвопил старец, который наконец стал выходить из ступора.


- Обряд перемещения! А ты что думал?


- Не знаю я никаких обрядов!!!


- Врешь! По глазам вижу - врешь!


- Да я!.. Ваши заклинания в гробу в белых тапочках видал!


Вук насмешливо оскалил зубы.


- Певец! Старец! Младенец-несмышленыш! Да у нас даже щенки это знают! Нет и не может быть здесь никаких заклинаний! Есть только гармония Вселенной! Ты и должен ее всем своим существом уловить и в Петлю Бесконечности выпустить!


Вук зубами ухватил Вениамина за штаны и потянул к Алтарю.


- Тьфу, Сергей! Когда ты их стирал?


И мне - готовься, Димон, сейчас отправимся!


- А может - неуверенно вставил я (все-таки не каждый день в прошлое бегаю!)...На дорожку...


- Ладно уж! - согласился Вук и потрусил к туалету.


Если бы мы знали, как потом об этом пожалеем! Ну что, в самом деле, не могли бы потерпеть десяток-полтора веков? Приспичило, называется!


Потеряв еще несколько минут, мы остановились около Нининой комнаты и осторожно заглянули во внутрь.


Нина мирно посапывала, свернувшись калачиком прямо поверх одеяла. От взгляда на такое по-детски доверчиво и такое любимое лицо мне захотелось плакать. Вук без слов понял меня, лизнул девушку в щеку теплым шершавым языком (Нина во сне улыбнулась) и мы потихоньку вернулись к ожидающим нас Вениамину и Лилии.


- Пора!


На негнущихся ногах старец подошел к Алтарю.


- Ну и что дальше?


- А дальше смотри в точку, где встречаются прошлое и будущее! Ощути вечное Сейчас! Возьми его в руки!


- А ничего если я потихоньку напевать буду? Мне так сосредоточиться легче! - смущенно попросил Вениамин.


- Так даже лучше! - обрадовался Вук. - Конечно же, пой!


Сергей благодарно кивнул и уставился на горизонтальную восьмерку. Та слегка мерцала, по ней пробегали живые огоньки.


Потихоньку старец начал что-то мурлыкать себе под нос. Восьмерка на мурлыканье никак не отреагировала, продолжая мирно покоиться на своем постаменте. Вениамин побагровел.


- Не так, Сереженька! - фея подлетела к старцу и заглянула ему в глаза.


- Не надо ломиться в открытую дверь! Ты силой пытаешься пробиться туда, куда тебя и так с радостью готовы пустить! Не надо напрягаться и пытаться проникнуть в Вечность! Наоборот - прими ее в себя! Дай я помогу!


И она робко расцеловала старца прямо в глаза.


- Я так давно об этом мечтала! - прошептала фея так тихо, что расслышать ее смог только Вук.


Щека старца дернулась, но он послушно расслабил свои каменные плечи. Постоял немного, покачиваясь с ноги на ногу, закрыл глаза... И запел!


Не знаю что это была за песня - похожая, кажется, не то на итальянскую, не то на испанскую, но ЭТО почувствовали все. Песня, как говориться, попала в гармонию со всем окружающим - цветами, столом, так и неубранными стаканами, феей Лилией, мной и Вуком, с каждым лучиком света, с каждым клочком тени. Как будто кто-то огромный отдернул занавеску на окне и перед нами открылся весь Мир - со своими радостями и болью, со своими заботами и удачами. Постепенно из песни Вениамина ушли слова - или они стали такими, что наше ухо не могло их услышать? Осталась только мелодия, которая вела за собой пронизывая все сущее...


- Ой, а что это вы тут делаете?


На пороге кухни, потирая глаза кулаками, стояла заспанная Нина.


И тут свечи около нашей модели бесконечности вспыхнули яркими огнями. Чуть заметные ранее искорки приобрели силу электрической сварки. Они носились по восьмерке так, что глаз не успевал разглядеть - огонь из прошлого - огонь из будущего - встреча в центре. Постепенно они слились еще в одну восьмерку - только из огня. Медленно, а затем все быстрее и быстрее, она начала раскручиваться. Вчера - сегодня - завтра - следующая пятница - прошлый вторник... И только опирающаяся на сверкающий постамент точка оставалась неподвижной. Вечное Сейчас... Зато она увеличивалась, облаком серебряного тумана вбирая в себя колесницу дней и веков.


- Получилось! - заорал Вук. - Скорее, сейчас будет переход! Держитесь крепче друг за друга, а то разбросает по временам!


Что значит - держитесь крепче? Кому держаться - нас с Вуком и так фик разделишь, а еще кому? Вроде бы никто больше в гости к рыцарям не собирался? Надо же, я даже и не заметил что мы опять поменялись с Вуком местами.


Я скорее почувствовал, чем услышал виноватое сопение Вука, и, предвидя недоброе, схватил Нину за руку. Она потянулась к Вениамину...


И тут облако времени накрыло нас целиком. Перед глазами все поплыло - да так, что от неожиданности я чуть не разжал руку. Тут бы и Вук не помог - я чувствовал, что он потрясен и восхищен до кончиков лап. "Я не знал, что Это может быть так красиво! Тогда было все серо и страшно!.." Мысли вовкула слышались четко, как передачи "Маяка". А может он произносил это вслух?..


В последний момент я успел удержать в своей потной руке прохладные женские пальцы...


- Веня! - услышал я Нинин крик и заметил сквозь туман мелькнувшую впереди тельняшку старца. Последнее, что я запомнил - это раскрывшийся впереди просвет, который вдруг неожиданно начал вертеться и мерцать...


- Вот бы на голову никому не свалиться! - совсем некстати мелькнула мысль...



***



Лилия во все глаза смотрела на разворачивающейся перед ней портал. Второй раз в своей не такой уж долгой по меркам малого народа жизни она видела воплощенную Вечность. Туман Времени не коснулся феи - будучи самой по себе существом магическим, а значит привыкшей жить не в четырех человеческих, а в семи координатах, она всегда могла сохранять вокруг себя небольшой островок Здесь и Сейчас. Конечно, только пожелай - и поток времени подхватил бы ее... И понес туда, где Сергей... Самый близкий человек, самый большой друг который только у нее был... Самый любимый...


Фея испугано оглянулась, как будто кто-то мог подслушать ее мысли. Нет, никогда и не кому не признается она в этой любви! Но так хочется побыть с ним еще хоть немного рядом, услышать его голос, ощутить этот дивный поток грозной, и в тоже время по детски наивно-чистой энергии... Но нет, нельзя!


Еле взмахивая крылышками фея парила прямо напротив точки пересечения восьмерки. Трудно что-либо разглядеть в Тумане, но она все равно пыталась еще раз увидеть уходящих людей и вовкула.


Шестая координата тем и страшна, что позволяет приоткрывать завесу над будущим. Не каждому это знание под силу. А Лилия знала, что она будут нужна друзьям - только что обретенным, но уже таким дорогим, именно здесь. И Ему... Сергею... И не так уж и важно что этот день скорее всего станет для нее последним...


- Как хорошо что я успела его поцеловать! - прошептала фея. - Как...


Холодный колючий вихрь закрутил ее, мириады острых льдинок впились в крылья, шершавая метель наждаком прошлась по телу.


Господи, как больно!


Крылья подломились и фея рухнула на пол. Прямо над нею зависла кованая подошва, закрывшая собой весь мир. Вскрикнув от страха, фея в последнюю секунду успела откатиться в сторону от опускающейся смерти. Врят ли бы ей это удалось, если бы хозяин ботинка хотел бы раздавить именно ее. Нет, ее просто небрежно смахнули с дороги. Целью этого... существа был Алтарь.


Лилия никогда не видела... Нет, видела!!! Она узнала это холеное лицо, стильную фигуру в отлично сшитом костюме... Как он распинался перед молодыми бритыми парнями о торжестве прогресса и победе человека над природой! Как он вытоптал первый цветок и плеснул бензином на муравейник! На ее муравейник на ее поляне...


Впрочем, человеческое тело, попав в поле действия Алтаря, быстро покрылось трещинами и стало распадаться, выпуская из себя мохнатое существо с угольно черным лицом и длинными клыками.


- Шева!!! Бирюк! - от страха Лилия крикнула так, что эхо прокатилось по пустой квартире.


На миг чудовище остановилось. Если бы Дима в парке видел шеву в ее подлинном облике, то наверное побил бы все рекорды в забеге на длинную дистанцию по пересеченной местности. Пустые черные глаза остановились на фее.


- Не сдохла еще? - В холодном и пустом, под стать глазам, голосе не было никаких эмоций - ни удивления, ни злости... Простая констатация факта.


Фея рывком подняла себя в воздух на остатках крыльев и, стараясь не закричать от дикой боли, рванулась вперед закрыла шеве путь к Алтарю.


- Ты мне мешаешь. Ты умрешь!


Сгустки холодной тьмы отделились от мохнатой руки и поползли к фее. Прикосновение - смерть. Но... Как она манит эта тьма, как приятно забыться, уснуть, не быть... Как...


Усилием воли Лилия сбросила смертный морок. И сама вспыхнула маленьким огоньком, таким слабым в надвигающейся темноте.


Казалось бы, что может роза противопоставить надвигающемуся на нее дорожному катку? Как защитит себя тростник или земляничник?


Оказалось, многое. Особенно, если сзади беспомощные друзья. Феи существа мирные, но они хорошо умеют учиться.


Удлинившиеся лианы захлестнули шеву, оплетая ему руки и ноги. Так удивившие Вука ягоды земляничника дождем сыпались на пол, превращаясь в сладко-липкую скользкую кашу, по которой не просто пройти... Розы выстрелили целые кусты новых побегов, торопливо сплетаясь в колючий кокон вокруг алтаря. И при этом они успевали еще цвести, наполняя кухню диковинным ароматом.


Бирюк зарычал и с трудом преодолевая сопротивления лиан поднес лапы к носу и зажал его.


- Ты запатишь мине за это жизью! - сквозь шерсть голос звучал невнятно, но теперь в нем была самая настоящая злость.


Опять ледяной холод, от которого опадают листья и чернеют цветы. Опять мрак, высасывающий само понятие о жизни. Но и превращаясь в сухие плети, растения пытались удержать нечисть - хоть на миг, хоть на мгновение... Распадающаяся роза хлестнула шеву по лицу, зацепила шипами, дернула...


Рев разорвал ночь. На пол капнула капля черной крови. Шева, срывая с себя остатки того, что только что было живыми растениями, рванулся вперед.


Фея в ужасе смотрела на него. Осталось три шага, два, один... И тут чудовище поскользнулось. Падая, оно одной лапой схватило Лилию, а второй ударило по Алтарю.


Алтарь задрожал. Восьмерка качнулась, тревожно замигав осколками радуги. Шева довольно зарычал и попытался подняться, чтобы повторить удар.


- Нет!!! - почти задохнувшаяся и раздавленная фея еще жила. Она просто не могла позволить себе уйти! Разрушить Алтарь до полного завершения Перехода - значит обречь путников на... даже не на смерть - на то, что в миллионы раз хуже смерти. На Пустоту, из которой нет выхода, в которой невозможны ни смерть, ни возрождение.


Нет, нет, нет!!!


Ту искорку, которая еще теплилась в ней, Лилия не задумываясь истратила на Зов. Помогите!!! Кто только может - помогите!!!


- Ты еще глупее чем я думал! - шева похоже наслаждался мигом и не спешил довершать начатое. - Ты хоть пронимаешь что своим дурацким зовом обрела себя на небытие? Ты не оставила себе ни капли огня и твоя душа распадется при первом же дуновении Вечности.


- Ну и что! Зато я спасла друзей!


От хохота Бирюка, казалось, закровоточила сама Темнота. И выдавила эту кровь торжествующим ревом.


- Спасла? Ты их погубила! Смотри, это последнее что ты уведешь в своей никчемной жизни - как я сотру само воспоминание о них!


Шева замахнулся, намереваясь ударить в самый центр Алтаря, отделив восьмерку от пьедестала. Но не успел - из продолжающего вращаться портала вылетел листок вербы (где-то в глубине веков и времен Дима схватился за карман - какая-то сила чуть не вырвала его с корнем). Ведь если от всего сердца зовут на помощь, то зов обязательно будет услышан.


Развернувшись до огромных размеров, лист коконом со всех сторон охватил шеву. Чудовище рванулось, всколыхнулась тьма, ударил поток мороз. Но в ответ лист загорелся ровным ясным пламенем, которое разгоняет мрак, согревает даже в самые лютые холода. Шева ревел, рвался, но листок неумолимо сживался. Сжимался... Сжимался до тех пор, пока не превратился в крохотную огненную точку. Хлопок смыкающегося пространства... и все...


Только испуганные браконьеры, втихаря выбирающие сети на реке, видели, как взлетела над водой, в танце прошлась на хвосте и рухнула обратно во взрыве брызг гигантская щука. А в далекой сибирской заимке случайный охотник дрожал от радостно-торжествующего волчьего воя, бичом хлестнувшего по ночной тайге. И уж точно никто (разве что космонавты), не заметил, как на потаенных лесных полянах взметнулось пламя костров и лешие, дриады, кобальты, феи и прочие представители малого народца стали отплясывать какой-то странный гопак. Что делать, сознание людей затуманено - откуда им знать про внезапный праздник? Разве только что многие дети в эту ночь улыбались во сне видя хорошие сны.


... А на полу лежит скорченное тело того, кого еще совсем недавно можно было принять за прекрасную бабочку или летающий цветок.


Тихо хлопнула входная дверь. Ученик вбежал на кухню. Левый глаз его закрывал громадный синяк.


- Не успел... И как этот гад сумел натравить на меня милицию?... Я обязан был предвидеть...


Он наклонился над телом феи, бережно взял его в руки.


- Девочка моя, как же ты так?...


Пальцы Ученика засветились золотом, потом резко вспыхнули. Послышался слабый-слабый вздох.


- Не выжить теперь тебе здесь! - сияющие пальцы бережно пошлись по крошечному телу, сращивая многочисленные переломы и разрывы. - Возьму-ка я тебя с собой! Ты молодец, Лилия, ты все сделала правильно! Теперь у них есть шанс!


Ученик подошел к Алтарю, вгляделся и удивленно присвистнул.


- Ну дела! Что же теперь будет?!


И в этот момент портал, вспыхнув последний раз, с легким хлопком исчез.


.***



Ашат промокнула хвостом глаза... Как это романтично, как интересно! Надо будет познакомиться с этими ребятами поближе!



Конец первой книги






ОБОРОТНИ ПОНЕВОЛЕ


Книга вторая



Пролог


Отражение Далекое, 2357 год по местному летоисчислению.


Ашат из племени воржан




Вместилище всех возможных миров, а так же их прошлого и будущего, лихорадило. Обычно мерное течение энергий сменилось волнами, всплесками и даже водоворотами. Последний раз кошка видела такое давно, очень давно... Кажется... Да, точно - тогда и родилась новая звезда... Это тогда повелитель воржан Крез наконец нашел и спас свою ненаглядную Владигору. А потом брачная ночь... Хи-хи! Они и не знали, что слияния их энергий как раз на сверхновую хватит. И еще на дочку останется!


Ашат завистливо вздохнула. Вот это любовь!


Так что же в этот раз?


По межмирью плыл зов. И не просто зов, а ЗОВ! Такого Ашат в своей долгой жизни еще никогда не слышала. В нем одновременно сплелись и плачь голодного котенка, и торжествующий рев воина, сзывающего соратников для окончательной победы над старым врагом, и страстный призыв на первое свидание и что-то еще... Неуловимо знакомое...


Кошка наморщила усы и нервно забила хвостом. Не то, не то... Вот оно! Вспомнила! Так звучат напряженные струи Времени! То-то напев такой мелодичный!


Интересно, кто это устроил концерт?


Слегка дрожа от нетерпения, Ашат завертела хвостом как пропеллером и смело полетела в гущу вселенского катаклизма. И едва успела увернуться - прямо на нее (хам!) летел обалдевший волосатый гигант в странных облегающих штанах. Чуть следом скользили рука об руку еще двое - молодая девушка и парень, за которым почему-то развевался волчий хвост. Вся эта троица направлялась к фиолетовой-зеленой туманности, окутывающей один из миров.


Вот сейчас как они с размаха об пространственно-временной барьер!.. Кошка даже зажмурилась. Чуть подождав, приоткрыла один глаз - нет, проскочат! В туманности вытянулась узкая воронка туннеля, которая втянула в себя людей. На минутку в ней мелькнуло голубое небо. А затем послышали восклицания (слов таки Ашат не знала, но они явно не из тех, которые произносят в приличном кошачьем обществе) и рев... Да, да, да! Самого настоящего дракона!


Обмирая от любопытства, Ашат ринулась следом.



Глава 2.


537 год, Британия


"Раз, два, три, четыре, пять... Вышел рыцарь погулять."



Дракон не казался большим. Он казался огромным! Черное тело, медленно вытекающее из провала пещеры, играло зелеными отблесками чешуи, ослепляло лучиками света, отраженными от многочисленных шипов. Вот показался хвост с двумя белыми рогами на конце.


Наконец змей, неуклюже переваливаясь на толстых лапах, выбрался на каменистую поляну. Крылья, сложенные аккуратными валиками на спине, распрямились в два паруса. Дракон захлопал ими как петух, взлетевший с утра на забор. Заходящее солнце сквозь них казалось пурпурно-черным.


- Килограмм шестьсот! - ошарашено подумал Галахад.


Действительно - длиной не меньше чем в пару лошадей (не считая длинной шеи, заканчивающейся головой с внушительной пастью и кокетливым красным гребнем, крыльев и хвоста), с когтями наподобие кривых сарацинских кинжалов, с броней из костяных чешуек - чудовище способно было вызвать трепет у кого угодно. Если бы бесстрашие не являлось непременной чертой рыцаря, то Галахад почувствовал бы себя очень неуверенно.


- Господи, Святой Георгий! Помоги! - взмолился рыцарь. - Обещаю пожертвовать твоей церкви свечу размером со стрелу!


Поляна, террасой подступающая к пещере дракона, была как раз с ристалищное поле. Но конь (даже если бы он был у молодого рыцаря), все равно бы на ней обломал все четыре ноги. И все из-за валунов, тут и там высовывающихся из чахлой травы. Галахад глотнул пересохшим горлом - все вместе это производило впечатление накрытого стола с аккуратно расставленными креслами. Круглая проплешина в центре только усиливала это впечатление.


Но больше всего не понравились рыцарю кучки черепов, высящихся перед входом в пещеру. Дракон явно был не чужд эстетике - оленьи черепа с ветвистыми рогами были уложенные среди запоздало цветущих метелок полыни отдельно от коровьих. Особняком красовались, видимо в качестве особо ценного трофея, погрызенные рыцарские шлемы - к счастью, пустые.


Слава Богу, нигде не было видно следов огня! Значит дракон не из породы огневиков!


Между тем дракону надоело зрелище портящего своим присутствием гармонию его дома человека. Он вопросительно и грозно зарычал.


Рыцарь все понял верно - опустил забрало и покрепче сжал копье (что удалось ему с большим трудом - все-таки турнирное копье не предназначено для пешего боя). Из глубин шлема глухо прозвучало.


- Сэр дракон! Я, посвященный рыцарь Галахад (под доспехами не заметно, что произнося эти слова юноша покраснел до самых пят), вызываю тебя на честный бой!


- Святой Георгий! Даю обет пожертвовать свечу с копье!


Дракон удовлетворенно кивнул, будто понял человечью речь. А может и в самом деле понял - кто знает, на что способны эти древние твари!


Когти с неприятным скрежетом прошлись по камню, выбив из него сноп искр. Дракон скосил на свою лапу глаз, и опять кивнул - с еще большим удовлетворением. А потом он бросился на рыцаря.


Галахад ожидал, что чудище навалиться на него все массой. Тогда бы все было просто - упертое сзади в землю копье пронзит (хотелось бы на это надеется) брюхо твари там, где чешуя потоньше. А проверенный щит и доспехи должны хоть на какое-то время защитить его от ударов клыков и когтей. Главное - это потом успеть вовремя выскочить из-под падающей туши. Рыцарь прекрасно понимал, что если его придавит, то самому выбраться не удастся. Помощи же ждать... Дракон так запугал окрестных крестьян, что даже легенды о хранящихся в пещере несметных сокровищах не заставят их приблизиться к горе ближе чем на десять выстрелов из катапульты.


Дракон поступил иначе - в шаге от угрожающего наклоненного копья он резко затормозил, вытянул шею и во всю пасть... дохнул.


Лучше бы он плюнул огнем! От дыхания никогда не знающей блаженной снежной колючинки мятного отвара пасти шел такой смрад... Глаза у рыцаря моментально заслезились, в носу засвербело и поляна огласилась долгим и непрерывным чиханием. Вы пробовали когда-нибудь высморкаться в рыцарском шлеме? И не пробуйте - дело полностью безнадежное!


Попытка вслепую отмахнуться копьем привела только к тому, что дракон небрежным ударом хвоста вышиб его из дрожащих рук. Тут бы рыцарю и конец, но всякое дело губит торопливость. Вознамерившись покончить с бронированной козявкой одним ударом, дракон поспешно ударил правой лапой.


Но именно в этот момент ослепленный рыцарь споткнулся и когти вместо того, чтобы вскрыть его голову вместе с шлемом как экзотический восточный плод арбуз, только прошли по ремешкам завязок. Шлем взлетел по крутой дуге, и приземлился на куче коровьих черепов, тем самым нарушив всю художественную ценность произведения драконьего искусства. Немного повращался и замер, словно намереваясь провести тут остаток дней.


От вечернего ветерка Галахаду немного полегчало - по крайне мере сквозь легкий слезный туман он смог увидеть что падает именно на траву а не дракону в пасть.


Пострадал и дракон - не встретившая сопротивления лапа утянула его чуть дальше того, чем могли шагнуть лапы. В результате чудище растянулось во весь свой рост на той же травке, буквально бок о бок с рыцарем.


Несколько мгновений они с ненавистью смотрели друг на друга. Рыцарь вскочил первый и потащил из ножен меч. Дракон чуть припозднился, но зато его арсенал выглядел куда внушительней - клацающие зубы, в бешенстве разрывающие тонкий слой дерна когти, молотящий из стороны в сторону хвост.


Шутки кончились - разобиженный дракон решил всерьез добавить к коллекции шлемов еще и комплект лат, предварительно тщательно (так для здоровья полезнее!) переживав их содержимое.


Галахад понял, что пришел его последний час. Щит он потерял, копье сломано, доспехи помяты. Меч... По сравнению с драконом он выглядел не солиднее детской игрушки.


- Святой Георгий! Помоги! Свечку размером с мачту!!!


И небеса ответили рыцарю.


- Твою ма-а-а-ть! - раздалось откуда-то из божественной выси, и прямо над драконом из ниоткуда появился человек в странных одеяниях. На мгновение он завис в воздухе, а затем, в полном соответствии с еще неоткрытым, но уже активно действующим законом Ньютона, рухнул вниз. И прямо на голову несчастного животного.


Хиповый гребень был красивым, но чрезвычайно слабым амортизатором. Глаза змея разбежались в разные стороны, затем сошлись к переносице и, оглушительно взревев, дракон рухнул без сознания. На морде его расплылась блаженная улыбка.


Ошеломленный рыцарь замер, пытаясь сообразить, что делать - благовейно падать на колени, или, воспользовавшись ситуацией, сперва отрубить дракону голову. Галахад попробовал сделать все сразу: рухнул на колени и скрепя слегка поржавевшими сочленениями лат пополз к дракону, волоча за собой меч. Подполз, потыкал для верности в мерно вздымающееся брюхо - вроде бы еще не очнулся. Со скрежетом вскочил на ноги, занес меч... И замер, узрев около своего носа громадный волосатый кулак.


- А ну, не балуй! Не тронь животину!


Его не пускают к заслуженной добыче! Честно заслуженной - копьем, мечом и святой молитвой! Может это не небесный, а сатанинский посланник?!


И рыцарь сделал то, чего ни за что не позволил бы себе не будь он так растерян и оглушен - поднял меч на безоружного!


Кара не замедлила последовать.


Бум! Бум!


На рыцаря рухнул парень, с трудом пытающийся удержать на руках хрупкую девушку.


А-а-а-а!


Судя по громкости вопля, рыцарь оказался гораздо тверже дракона. Причем Галахада немного удивило (много удивить его сейчас не смогло бы и явление самого короля Артура), что упало двое, а, судя по голосам, возмущались качеством посадки трое.


Рыцарь, пошатываясь от ударов судьбы, в изнеможении оперся на меч прямо перед носом так и не отрубленной головы.


- Это мне, наверное, за то, что я не выполнил обет про свечу... Где же столько воску взять? - мелькнуло у него в голове.


И в это время дракон открыл глаза. Вертикальные зрачки немного побегали по орбите, и, наконец, сфокусировались на рыцаре. Дракон прямо засветился от счастья.


- Па-па! - с трудом просипела зубастая пасть (кстати, на этот раз из нее ничем не пахло).


Длинный, раздвоенный на конце язык теплым наждаком прошелся по щекам рыцаря.


Это стало последней каплей для рассудка.


- Нина, ты только не удивляйся, но мы сейчас в средневековой Англии...


Это было последнее что он услышал. Свет перед глазами рыцаря померк.


***



Земля содрогалась под драконьими лапами. Черно-зеленый зверь восторженным щенком, который потерялся а затем был найден, прыгал вокруг "папочки". С горы то и дело сбегали мелкие камушки, а свод пещеры, которая очевидно служило местом постоянной прописки не то рыцаря, не то дракона, как-то нехорошо потрескивал.


Рыцарь, которого мы усадили, прислонив к одиноко торчащему на краю поляны сухому дереву, ошарашено следил за столь неожиданно обретенным сыночком. Голова его, пытаясь уследить за скачущим змеем, крутилась туда-сюда до тех пор, пока он вновь не рухнул на землю.


- Перед глазами все плывет! - простонал он.


- Папе похо! - дракон прекратил прыжки и стал обмахивать рыцаря крыльями, отчего по поляне загуляли пыльные смерчи.


- А ну, брысь на место! - не выдержал Вениамин.


Дракон послушно замер. Если к нам с Ниной (и в придачу Вуком) он сразу проникся симпатией и любовью, то на старца змей посматривал с опасливым уважением и слушался его беспрекословно. Словно и не был раза в три больше.


Нет, это приключение пришлось как нельзя кстати. Если бы мы вместо того, чтобы оказывать первую помощь пострадавшим занялись копанием "Ах, временной переход! Ах, мы в далеком прошлом! Ух, что же теперь делать!..", процесс адаптации грозил бы затянуться надолго. А так... Нина успокоилась после короткой бури вопросов, восклицаний и всхлипов (к счастью истину цель нашего путешествия удалось от нее скрыть). Даже не верящий в магию, сказки и прочие чудеса Вениамин в настоящий момент вместо пустого хлопанья глазами деловито копался в глубине пещеры. С довольным рыком вытащив на свет Божий медный котел, он взвалил его на плечо и, покрякивая от напряжения, направился к недалекому водопаду. Вернувшись с полным котлом воды, он выжидающе посмотрел на дракона.


- Кусать! - сообразил догадливый ящер и скрылся в пещере. Через некоторое время показался его извивающийся хвост и упирающиеся задние лапы. Пыхтя, дракон вытянул из темноты довольно свежую оленью тушу.


- Кусать! - повторил он, и уточнил - Папа кусать!


- Ей, рыцарь! Огоньку не найдется? - Вениамин замер в ожидании. - Или может у твоего сынка есть?


- Нет, у него точно нет...


И тут из глаз рыцаря ручьем хлынули слезы. Он принялся методично биться головой об дерево. То дрожало, но крепилось - хорошо еще, что рыцарь не одел шлем. Дракон, широко распахнув глаза, смотрел на свихнувшегося папу.


- Грать! - наконец сообразил он, подскочил к дереву с другой стороны и уже примерился как бы его получше боднуть.


Увы, игре не суждено было состояться - опять вмешался Вениамин.


- А, дровишек решили побыть? Так топор же есть - зачем же голову утруждать?!


- Это не топор, это моя боевая секира!!!


Когда игра становится работой, то это уже не игра, и продолжать ее неинтересно. Рыцарь (а, глядя на него, и дракон) так и сделали - оставили покойного представителя флоры в полном покое.


Рыцарь уже не рыдал - только всхлипывал.


- Это все за то, что я нарушил взятый обет перед Господом!


- И что же ты пообещал? - поинтересовался я.


- Свечку в церковь Святого Георгия...


- Ну и что! Так поставь!


- Размером с корабельную мачту! - заорал рыцарь. - Где такую взять!!!


Внутри меня завозился Вук.


- Всего-то и делов? Дим, извини, я на минуточку.


Вук высунулся наружу, отчего черты моего лица поплыли, временами превращаясь в волчью морду. Зрелище еще то - если не знать, что Вук добрейшее создание, то можно и испугаться. Что рыцарь и сделал - побледнев, он троекратно нас перекрестил огнивом меча. К его удивлению, мы не испарились с душеразрывающим воплем. А чего удивляться - демонов-то среди нас нет!


- Так, - бормотал Вук. - Имеем целлюлозу, а надо... Трансформация, первый цикл... Так... Так... Во, это подходит!


Он дернул ухом и что-то рыкнул. Не успело замолкнуть негромкое это от рыка, как вокруг дерева закружился рой каких-то насекомых, похожих на крошечных пчелок. Они спиралью прошлись по нему от корней до макушки и исчезли. Там, где пролетели волшебные насекомые, дерево стремительно желтело. Из него сыпались разные жучки-древоточцы, до глубины души возмущенные таким недостойным поведением дома-столовой.


Нина подошла поближе и ковырнула ногтем бывшую кору.


- По-моему это чистый пчелиный воск.


- А ты сомневалась? - Вук наморщил в улыбке нос. И вдруг взвыв, куда-то исчез. Оказывается, я за это время настолько привязался к нему, что враз почувствовал себя одноруким-одноногим.


Перед нами высилась громадная свеча. Вук даже не забыл про фитиль. Размером если и не с мачту, то немногим меньше.


- Ну вот, - стараясь казаться спокойным - мол, мы еще и не то видали - сказал я. Сэр, вот он ваш обет.


- А как я ее до церкви дотащу?!.. И не влезет она туда...


- Храм - он везде! - вмешался Вениамин, который между тем каким-то образом запалил костер и готовил оленье жаркое.


- Как учил Христос - стройте Храм в духе! Весь мир есть дом Господен! А значит и Храм везде! - пояснил он. - Главное, что в душе у тебя!


Я уставился на старца. Вениамин открывался с неожиданной стороны.


- Сережа в духовную семинарию поступать собирался! - шепнула мне Нина. - Да потом с ректором про Евангелие заспорил, и его оттуда турнули.


Рыцарь просиял.


- Значит можно прям здесь?!..


- А ты попробуй! - усмехнулся молодой старец.


Рыцарь преклонил колени и сложил руки на рукоять меча. Острие его смотрело вниз. Меч - воистину Божье оружие. Крест рукояти - Прощение, а переверни - и готов дать отпор всему недоброму, чуждому прекрасному Божьему миру. "Обязательно выучусь им владеть!" - мелькнула мысль.


Рыцарь молился. Лицо его просветлело, с него сползли недоумение и отчаяние. Казалось, его озарил тихий свет.


И вдруг на вершине свечи вспыхнул огонь. Чистое пламя взметнулось к начинающему темнеть небу. И словно в ответ на небе загорелась первая звезда.


Я никогда раньше не задумывался над словом "благодать". Но тут я понял... Нет, скорее ощутил что оно означает. Неземной покой снизошел на душу. Казалось, что от пламени свечи отделился маленький кусочек, который вошел в меня и согревает самые замерзшие уголки души.


Я сам не заметил, как преклонил колени рядом с рыцарем. Рядом со мной опустилась Нина. Чуть погодя - Вениамин. Даже дракон перестал возиться и замер, смотря на пламя детскими мудрыми глазами.


- Господи! - слова молитвы рождались сами собой. - Ты знаешь, кто мы, откуда и зачем пришли. Помоги нам! Вразуми, подскажи! Я не знаю чего просить у тебя, ты сам знаешь лучше меня, что нам потребно! Не оставь, Господи! Помоги спасти Нину!


Мне показалось, что мои волосы погладила теплая ладонь.


- Иди и придешь! - прозвучало в сердце. И всегда оставайся человеком!



***


Я не знаю, сколько прошло времени. Но громадная свеча прогорела окончательно, оставив после себя маленькую горстку невесомого пепла.


Я посмотрел на своих друзей, и мне показалось, что вижу их впервые - мы все были словно умытые теплым весенним дождем.


- Благородные сэры и леди, великие чародеи! Я, посвященный рыцарь сэр Галахад, ваш друг и слуга навеки.


Представились и мы. В том числе и Вук, запыхавшийся словно после долгой охоты. На носу его красовалась отметина от острых когтей. Он-то первый и заметил надвигающуюся катастрофу.


- Вы что, ничего не чуете?! Сейчас же мясо подгорит!!!


- Ты где шлялся? - шепнул я Вуку.


- Потом! Когда поймаю эту бестию, тогда и расскажу! Ты лучше о здоровом питании не забывай!


Показалось мне или нет, что участок воздуха рядом с Ниной отличается от остальной атмосферы? Было в нем что-то неуловимо живое.


Есть горячее мясо без тарелок, да еще имя в качестве столовых приборов один кинжал на четверых, было неудобно. Но очень вкусно - вот что значит здоровая экология. За ужином мы как-то незаметно рассказали рыцарю свою историю (опять же без ненужных для Нины подробностей).


- Простите, сэр Галахад, - обратилась к рыцарю Нина когда первый голод был, наконец, утолен. Не вы ли тот самый знаменитый рыцарь Круглого стола?


Молодой рыцарь покраснел, побледнел, и решительно помотал головой.


- Нет, того великого рыцаря зовут Галахэд и нет в Англии рыцаря достойнее его.


А я... - молодой рыцарь вновь покраснел. - Наши имена так похожи, что я думал стать таким как он... И вот чем кончился мой первый поход!


Рыцарь смачно плюнул себе под ноги.


- Дракона не победил, сокровища не добыл!.. И еще и хорошего человека чуть не обидел! Не видать мне войска короля Артура как своих ушей! Как был третьим сыном захудалого барона, так и останусь!


- Меня обидишь! - усмехнулся Вениамин.


- Когда королевский герольд прискакал к нашему замку и привез указ короля Артура, я понял - вот он, мой шанс! - не слушая его, продолжал плакаться рыцарь. Убить дракона, сдать сокровища в королевскую казну - и место за Круглым столом обеспечено! Вот я втихаря стащил из оружейной последние доспехи и отправился... на подвиг. А что теперь делать? Да отец мне за латы голову оторвет!


- Постойте же! - я не мог больше сдерживаться. - Если вы знаете, кто такой Галахэд, то значит, он уже родился? И более того - успел стать рыцарем?


- Ну да! - удивленно кивнул рыцарь. Сер Галахэд, сын благородного рыцаря Ланселота Озерного и принцессы Элейны, был представлен ко двору и занял почетное место за Круглым столом. Только сейчас он в походе за Чашей Грааля.


Рыцарь немного помолчал, смотря на огонь, и тихо добавил.


- Круглый стол почти пуст - из походов не вернулись самые лучшие рыцари Артура. Остается молить Господа, чтобы Галахэд избегнул общей участи... Боюсь что близок конец нашего королевства. Сбывается пророчество Великого Мерлина!..


- Мелин... Мелин... - дракон наморщил свой большой лоб. - Мелин!


Он заполз в пещеру в пещеру и выудил холщовую суму на длинном ремне. Потряс ее, и оттуда выпала большая книга в кожаном потрескавшемся переплете. На черной обложке сияла восьмиконечная золотая звезда.


- Плохая! - дракон осторожно носом подтолкнул книгу Галахаду и пояснил - Катинок мало!


Рыцарь рассеяно пролистал подарок. Картинное действительно почти не было, зато было много чистых листов, годных для записей. Он сунул книгу обратно в суму, почесал разомлевшего дракона под нижней челюстью и продолжил.


- На севере вновь появились великаны-людоеды, подняли голову черные колдуны. Оборотни воют в пустых деревнях (мы с Вуком хмыкнули), и нет рыцарей чтобы остановить зло!


Говорят, что все это из-за черного колдовства феи Морганы, сестры короля Артура. Она поссорила Артура с его лучшим рыцарем Ланселотом, она напускает на нас всякие бедствия. А все для того, чтобы легче было захватить трон Лонгрии для своего сына, Мордрета. Тот тоже времени зря не теряет и, пока рыцари дерутся между собой, набирает войско. Он даже не гнушается нанимать пиктов и саксонцев!


- А куда же смотрит Мерлин? - поинтересовался внимательно все слушающий Вениамин.


Галахад безнадежно махнул рукой.


- Великого Мерлина никто не видел уже много лет. Ходят слухи, что фея Моргана погрузила его в волшебный сон и спрятала в одной из пещер. А попробуй, найди в какой именно!


- Позвольте! Позвольте! - Вук самым наглым образом оттеснил меня. Несмотря на наш рассказ, здоровенный волчара (ох, откормил я его все-таки!) на месте человека все-таки здорово напрягал рыцаря. Он потихоньку - думал мы не видем - умудрился коснуться нас серебряным крестом (был у него, оказывается, наготове - вот ведь Фома неверующая!). Убедившись лишний раз, что мы не сгораем и не исчезаем, Галахад окончательно успокоился.


- А как мы сюда попали?! Мы ведь должны были оказаться в самом начале царствования Артура! Тогда и Мерлин был здесь, и Моргана вела себя потише! Зря я, что ли, сказания от корки до корки штудировал?! Ну-ка, посмотрю...


Вук лапами начертил на земле какую-то слабо светящуюся схему и уткнулся в нее носом.


- Так, так! Та... Сожру сволочь!!! Это какая же зараза умудрилась вектор поляризации переноса сдвинуть!!! Порв-у-у-у!!!


От избытка чувств Вук перешел на вой. Чуть успокоился и, смущенно покосившись на Нину, задрал лапу прямо на свои чертежи. Девушка хмыкнула и отвернулась.


Однако вместо ожидаемого процесса отправления естественных потребностей Вук выдавил из себя всего пару капель остро пахнущей мочи, которые, упав на линии, забегали по ним ртутными шариками.


- Нужна какая-нибудь жидкость органическая, - все еще продолжая смущаться пояснил Вук. - Кровь... Опасно шибко! Плакать не хочется, а лимфу где я возьму?! Вот и пришлось...


- А просто плюнуть ты не мог? - я постарался вложить в этот простой вопрос как можно больше уничижения.


- Да, не мог! - Так и взвился Вук. - Пасть пересохла, слюны ни капли. У меня, да будет вам известно, тоже нервы есть! Стресс у меня!!! И вообще тьфу на вас...


Он смачно плюнул себе (мне - я уже запутался от этого калейдоскопа Вук-я-я-Вук-я-Вук-Вук...) под ноги (лапы?). И с обидой скрылся где-то в глубине сознание.


По пятну живого воздуха проскочила странная рябь - наподобие чей-то усмешки.


Тем временем капельки сошлись в одной точке и тревожно замерцали. Вук вновь соизволил выйти наружу, но очень осторожно - сперва высунул влажный черный нос, принюхался. Внимательно осмотрел чертеж.


- Вон оно что... Ребята, у нас серьезные проблемы! Дима, помнишь Бирюка? (забудешь такое!) Так это его след. Только странный какой-то, бледный - вроде бы как от мертвого. Только это врят ли - чтобы демона прикончить, надо святым быть!


- Или просто очень сильно любить! - тихо сказала Нина, посматривая на брата. Вениамин заметно покраснел.


- Это что же получается, он за нами следом шел? Так почему же не прикончил?


Вениамин старался держаться бодро, но веко его предательски дергалось. Казалось, что он заранее знал ответ.


- Помешал ему кто-то, - предположил Вук. - Или спугнул, или...


По щеке старца скатилась слеза. Он поспешно отвернулся, делая вид, что просто что-то попало в глаз. Все, даже рыцарь, сделали вид что ничего не замечают. Не правда, что сильные мужчины не плачут! Только слезы их не покидают глаз. И только если горе безысходно, вырвется одна-две слезинки. Соленые, как все океаны разом.


- Может, она и жива... - тихонько шепнул Вук.


- Не надо, не говори ему сейчас ничего, - так же тихо попросил я. - Не давай лишнюю надежду. Лучше постарайся переключить его на дела насущные.


- Итак, что мы имеем, - бодро начал Вук. - А имеем мы одного чудотворца, который отказывается верить в чудеса, одну очаровательную девушку, одного чрезвычайно симпатичного, обаятельного, умного и магически образованного вовкула, одного трепача-сорокана журналиста и одного начинающего рыцаря.


Дракон обиженно заскулил.


- Ой, извини - и одного премилого дракона... И еще мир, который находится накануне самой страшной войны этого времени. Какие будут предложения?


- Как не крути, а в стороне мы остаться не можем, - прогудел Вениамин. - Надо Моргану искать. А хорошо бы заодно и королевство спасти.


- А это еще почему?


- Да жалко его!


- Не знаю, что вам надо от Морганы, - встряла Нина, но брат прав - лучше встретиться с ней в мирное время. Я тоже баллады читала, и помню что у нее самой сын погиб. Какая же мать захочет такого для своего ребенка?


- Вы жалеете Мордрета? - округлил глаза рыцарь.


- Да, жалею! - девушка с вызовом посмотрела на всех нас. - И не только его! Я хочу, чтобы вообще никто не погибал!


Вспомните историю (сер Галахад, вас это не касается)! Сколько крови, войн, горя! Королевство Логров было последним оплотом истинного рыцарства! Кто знает, если оно устоит, может и будущий мир станет лучше?


Мы промолчали - что тут сказать? Про временные парадоксы поостерегся рассуждать даже неугомонный Вук. Кто его знает, как оно там на самом деле? Хотя что-то в душе подсказывало, что Нина права...


- Как бы там не было, а выступать все равно придется - не век же нам торчать на этой поляне. Сэр Галахад, где сейчас фея Моргана?


Я спросил, а сам лихорадочно стал вспоминать карту Англии. В голову лезли только Шервудский лес, Биг Бен и Тауэр.


- Кто знает, где может быть фея? - пожал плечами рыцарь. - Возможно что в своем замке в Рогеде.


- Это далеко отсюда?


- Четыре конных перехода.


- Э-э-э... А пешком? А то с лошадьми у нас напряг!


- Рыцари не ходят пешком! - гордо отрезал Галахад. - И тем более они не ездят на лошадях!


- ???


- На конях боевых они ездят! - вдруг заорал рыцарь. - На конях, а не таких клячах, как моя покойная Тисса! Пусть спасибо скажет, что своею смертью померла - а то бы придушил! Только от замка отъехал (рыцарь вновь покраснел - принять его родовые руины за замок можно было только после недельного запоя), как она сдохла от старости! И мне, посвященному рыцарю, пришлось как разбойнику по ночам до этого холма красться! Стыдно было! Да еще эту дубину с собой тащить!..


Рыцарь с ненавистью покосился на обломки копья. Понять его было можно - даже на вид они казались совершенно неподъемными.


- Придумал! - я даже подпрыгнул на месте от осенившей меня идеи. - Мы все поедем на драконе! Выдержишь, малыш?


- Катася! - дракон согласно закивал.


Проблема с транспортом, казалась, была решена. Быстро прибрав за собой на поляне и в пещере (если рысканье рыцаря по дому дракона с горящими глазами и воплями "Где же это чертово золото!" можно причислить к уборке) мы приготовились к посадке. Довольный Галахад все-таки сжимал в латной рукавице несколько желто блестящих монет и крупный красноватый камешек.



***



Ашат чувствовала себя на вершине блаженства - уже давно ей не доводилось так развлекаться! Сперва она собиралась насладиться зрелищем интересным, но отнюдь не необычным - дракон и рыцарь. Определенный шарм игре добавляла неопределенность - кто кем будет на этот раз охотник - рыцарь или все же дракон? Кстати, драконы-то как раз чаще и выходят победителями из таких встреч! И правильно - рыцарей пруд пруди, а дракон - существо редкое, на них даже охота запрещена.


Поудобнее устроившись на специально сверченном облачке из силовых полей в самом ближнем астрале, волшебная кошка увлеченно наблюдала за сражением. Притом настолько увлеченно, что совершенно забыла, что именно ее сюда привлекло. И только когда из открывшегося портала вывалились несколько фигур и, чуть не сбив ее, устремились к земле, она вспомнила - Зов!


Сердечко Ашат учащенно забилось. Зов - это все-таки очень серьезно. Не редкость, когда в результате такого воздействия меняются судьбы миров. Может, лучше от греха подальше убраться?... Ашат преследовало смутное ощущение, что она забыла что-то важное. Но такого просто не могло быть! И ощущение с негодованием было отметено в сторону - не может что-то не учесть или забыть САМО СОВЕРШЕНСТВО!


Кошка посмотрела вниз, и все ее сомнения развеялись как по мановению лапой. Нет, такое пропустить было просто невозможно!


Прелесть! Это просто прелесть! Ну где еще увидишь такой неконтролируемый и изящный выброс магии? В их мире необученных магов просто нет, а тут!.. Падая, да еще на голову такого страшилища, чародей совершил невероятное - в локальном пространстве сдвинул время назад. Надеялся, наверное, что тогда на этом месте будет что-нибудь мягкое и безопасное. А в результате сдвинул сознание дракоши на несколько веков! Еще немного - и тот бы яйцом бы оказался!


Всем известно, что юные драконы - самые нежные и любвеобильные существа! Хи-хи! Как он около рыцаря трется! Папа!!! Нет, рассказать кому - не поверят!


Ашат обратила внимание на других пришельцев. Девушка ей понравилась - чувствовалась, чувствовалась в ней кошачья порода! Зато двое других... Мужчина, да еще спаянный с вовкулом... Это мерзость, просто мерзость!!! Отвратительные неопрятные существа! Кобели - одно слово, кобели!


Кошка фыркнула от возмущения. А зря - призрачный вовкул сразу насторожил уши. Маг из него слабенький, с хорошим потенциалом, но необученный - это Ашат разглядела сразу. И потому она испытала искреннее удивление, когда этот слабак - не иначе каким-то чудом - сумел разглядеть ее в астральных облаках. Вовкул не придумал ничего лучше, как, взвыв, броситься в атаку!


Вот в такие играть игры Ашат умела и любила. Ничто так не волнует кровь, как азарт схватки!


Изобразив на мордочке растерянность, переходящую в панику, волшебная кошка выпустила коготки и, когда заранее торжествующий вовкул раззявил зубастую пасть, от души приложила его прямо по носу. Пусть не сует куда попало!


Мимолетно полюбовавшись своим автографом на ненавистной морде, Ашат нырнула в глубину астрального поля - тут это недоучка ее ни за что не достанет!


Немного отдышавшись, Ашат задумалась. Несомненно, такую разношерстую компанию будет ожидать масса приключений. А это так интересно!..


Кошка сладко потянулась. Не так просто столько времени поддерживать невидимость, но с ее-то опытом и способностями! Чародей бы мог ее различить, если б знал, куда и как глядеть. Еще опасен дракон, но он все папочкой своим занят... Определенно, только этот вовкул путает все карты!


Вспоминая растерянную морду извечного врага, Ашат довольно выгнула спинку и замурлыкала. Это приятно! Но где гарантия, что в следующий раз она из-за этого волчары не пропустит что-нибудь интересное? Что бы придумать такого...


Идея! Почему он ее видит? А потому что сам большую часть времени бестелесен! Значит, стоит его заключить в тело! Кошка даже замурчала от удовольствия! Убить не убью, но уж помучаю!!! И поразвлекаюсь от души!


Отлетев от поляны дракона, Ашат с удовольствием убрала невидимость. Трава приятно щекотала лапы, немного затекшие от плавания в астрале. И вообще здесь замечательно - высокие дубы и ясени, яркие цветы, умопомрачительные запахи. Это было настолько хорошо, что первые минуты Ашат, забыв обо всем, просто прыгала и резвилась как восторженный котенок. Все равно ее тут никто не увидит, можно и расслабиться!


Немного успокоившись, кошка принялась за дело. Бегло осмотрев землю, она удовлетворенно хмыкнула - нужные следы присутствовали, и притом в большом количестве. А недалеко обнаружился и изрытый норками холмик, куда эти следы и стекались.


Неожиданное появление кошки вызвало в колонии полевок плач и стенания. Некоторые, самые опытные мыши, заранее вывешивали над входом в норки черные кусочки прошлогодней коры и покорно ждали своей участи. Другие бестолково метались, пытались спрятаться в траве или зарыться в землю. Наконец несколько самых солидных мышей навели относительный порядок в рядах серых граждан. Ашат с удивлением наблюдала, как, собравшись в кружок, мыши возбужденно пищат и размахивают лапами. Крупная мышь, шерстка которой уже начала серебриться от седины, скусила травинку и разделила ее на множество мелких частей разной длины. Прикрываясь телами других мышиных вожаков, она шустро запихала получившиеся жребии одним концом в землю, аккуратно приравняв вершины.


Серые граждане выстроились в длинную очередь за судьбой. Вытащив длинную травинку, мышь восторженно пищала и торопилась скрыться в норке (предварительно сняв с нее траур). Вдруг раздался совсем другой писк - страха и обреченности. Ашат с удовольствием отметила, что самый короткий жребий сжимает в лапах крупная и толстая мышь. Подталкиваемый главарями, здоровяк, заложив лапы за спину и опустив голову, побрел к кошке. И тут не выдержал - взвизгнув, бросился в толпу, подхватил первую попавшуюся мышь и швырнул ее к Ашат. Грызуны отшатнулись от дрожащего труса. Он так и остался стоять один, с зажмуренными глазами, в быстро увеличивающейся лужице.


Кошка презрительно фыркнула - трусов она не любила даже больше, чем вовкулов.


Новая жертва оказалась невелика размерами, зато смотрела на Ашат с веселой наглостью. Действительно, что мыши теперь бояться - она и так смертница.


Вот этот экземпляр был самое то. Осторожно, как котенка, взяв замершую мышь за шкирку, Ашат величественно удалилась в сторону Драконьей поляны. За ее спиной слышали возмущенные мышиные голоса и звук ударов. Очевидно, мыши тоже недолюбливали трусов и предателей.


Путь до поляны занял всего ничего - кошка даже толком и разогреться не успела. Определенно, в пешем передвижении есть свои удовольствия!


Вся компания оказалась на месте. Судя по всему, шли жаркие дебаты - как лучше разместиться на драконе и разрешать ли ему взлетать?


Оценив взглядом размеры вовкула, Ашат покосилась на замершую в ожидании неминуемого съедения мышь. Придется творить не два заклинания, а три!


Мышь положена на землю, классическая поза творца (задние лапки вместе, хвост трубой, передняя правая поднята когтями вперед) принята, и Ашат приступила к волшебству. Тягучий напев привычно отозвался огнем в каждой клеточке тела. Первое - увеличение. Мышка задрожала и стала набухать как опущенный в воду кусок мха. Вот она и нужного размера! Второе - заклинание разделения. Тугой вихрь магии ударил по ничего не понимающим оборотням и буквально вынес вовкула из человека. Ашат торопливо продолжила - тут главное не упустить время. Третье заклятие - метаморфизм. Тело мыши приняло вид вовкула и душа этого несносного недоучки слилась с ним!


А вот тут все пошло наперекосяк! Создав вовкулу новое тело, заклинание не захотело успокаиваться! И откуда в нем взялась дополнительная энергия? Ашат заметалась - нет ничего хуже непредсказуемой магии! Тут может получиться такое!..


Заклинание принюхалось к магическому потенциалу присутствующих, двинулось было к замершей Ашат, но на полпути передумало и свернуло к дракону. Все в мире имеет обратную сторону - чем более высоки твои способности к магии, тем больше вероятности, что магия тебя самого когда-нибудь достанет.


Тело дракона поплыло. Кошка сумела взять себя в лапы - трудно, а пришлось: кто знает, во что способна превратить дракона сырая магия! Может получиться такой монстр, что за Гранью запарятся принимать души жителей этого мира. Какую бы форму ему придать... Мышки, птички, рыбки?... Нет, не то... А что если в ту симпатягу, которую Витессе привезли с... как ее... а, системы Гелиос! Она такая удобная и так хорошо помещается под лежанкой! Заодно и пыль там протирается - не все же магию на уборку тратить!


Дракона исчез. На его месте стояла упитанная длинная-предлинная такса на кривых лапках.



***



Бывший дракон испуганно взирал на внезапно увеличившийся мир из-под ног Галахада.


- Папа! - заревел дракон и попытался хотя бы частично забраться к рыцарю на руки. - Мне сташно!


Но это было еще не все. Вук, широко расставив лапы, стоял отдельно от Димы во вполне материальном виде - разве что шкура его слегка мерцала и плыла как утренний туман. Между ними, подрагивая, тянулась переливчатая нить - не дать ни взять пуповина.


Все как-то нехорошо уставились на вовкула.


- Это не я сделал, честное слово! - завопил Вук.


- А больше некому! - грозно пробасил Вениамин, делая вид что засучивает рукава. - Кроме тебя здесь магов нет!


Вук пятился, пока не споткнулся о кротовый холмик и плюхнулся на зад. Пуповина больно натягивалась, и Дима чуть ли не бегом должен был следовать за своей "второй половиной". Народные мстители за обиженного дракона молча надвигались на него. Вовкул поднял передние лапы вверх и завопил.


- Не виноватый я!!! Он сам!


- И ты с Димой - тоже сами?


Кажется, до Вука только что дошло, что он и Дима находятся в разделенном состоянии. Челюсть его сползла на мохнатую грудь, глаза из миндальных превратились в круглые. Он неуверенно потрогал себя передними лапами, для пробы махнул хвостом. Попробовал задрать заднюю лапу, но покосился на Нину и передумал.


- Ребята, я что - действительно отделился?


Прозвучало это настолько жалобно, что как-то неожиданно все поверили - вовкул тут действительно ни при чем. Дима подошел к своему другу и присел рядом. Рядом пристроилась Нина и начала ласково поглаживать вовкула по голове - успокаивала.


- Вук, что же на самом деле произошло?


Вовкул потихоньку приходил в себя. Еще раз оглядел свое мохнатое тело, Диму, особое внимание уделил соединяющему их теперь еле видимому шнуру.


- Похоже, кто-то над нами пошутил. И этот кто-то - не местный.


Понимаете, этот мир буквально кипит магией. Она есть везде - в воздухе, воде, земле, растениях, живых существах. Даже не верится, что это ваше прошлое - в вашем времени остались только жалкие клочки этой силы. Потому здесь и могут жить драконы, великаны, а феи и эльфы - вообще обычное явление. Думаешь, в твоем городке я мог бы призвать волшебных пчел чтобы сделать для нашего железнобокого друга свечку? Или Вениамин смог бы так превратить крылатую машину убийства в заботливого сынка? - Все посмотрели на таксодракона, трущегося об ноги Галахада. Вук продолжал.


- Так вот, тот кто творил заклинание - какое бы оно не было - не смог совладать со здешними силами. Вот и получился откат... И кажется, я знаю кто это все сделал...


Теперь пытаться его в свой облик вернуть - дело дохлое. Кто знает, что заклятие там за граничное условие само себе поставило?


- Эй, - послышался крик рыцаря. - Так мы едем или нет?


- Не понял? - Дима огляделся. - На ком же мы теперь поедем?


- Как на ком? - удивился Галахад. - На драконе! Он сказал, что всех увезет!


Все неуверенно столпились около гордо выпятившего грудь таксика. Конечно, собака длинная, но низкая и на вид хрупкая...


- Мы же раздавим его! - Нина с жалостью склонилась над суперсобакой. - И ногами всю Англию перепашем!


Наклонив голову набок, таксодракон внимательно слушал. Потом как-то по особенному крякнул, и... пополз вверх и вширь. Теперь перед героями возвышалась собака размером с лошадь, только длинней лошади раза в два-три. Живот существа тут же просел аж до земли. Бывший дракон крякнул еще раз и отрастил парочку дополнительных лап...


- Папе добно?... Папе добно! - уверенно заявил дракон и опустился на колени - для удобства посадки пассажиров.


Более странного зрелища Англия еще не видела. Таксик бодро бежал по густым зарослям вереска, сплошным ковром покрывавшим землю Туманного Альбиона. Очаровательные ушки, ставшие не меньше слоновьих, хлопали на легком ветерке. Первым на нем восседал нестарый еще мужчина, волосатый, в странном полосатом кафтане; за ним девушка, которую нежно придерживал за плечи молодой парень. Далее располагался, постоянно крутясь и ерзая, мохнатый всклокоченный зверь, обликом своим напоминающим волка. Последним примостился рыцарь в слегка облегченном доспехе - жалея сыночка, он скрепя сердце, открутил и благоговейно спрятал под нагрудный панцирь ржавые шпоры.


Рыцарь, пользуясь плавностью хода необычного транспорта, был занят важным делом - что-то черкал на свободном листе книги выпрошенным у Димы карандашом (недостойно рыцаря клянчить, но сей предмет, так поразил его воображение, что о достоинстве было забыто напрочь).


Невидимая Ашат заинтересованно заглянула рыцарю через плечо.



Рыцарь храбрейший,


Драконов гроза,


С ним маг столь великий,


Что просто беда,


Прекрасная дева,


Вовкул и поэт -


Отважней героев не видывал свет!


Низвергнут Моргану,


Артура спасут,


Покажут Мордрету


Где раки живут!



Волшебная кошка почувствовала, что сквозь подушечки лап сами по себе лезут когти. Она всегда очень трепетно относилась к поэзии, а тут такие верши! Большую бездарь трудно представить!


Может, сразу его по горлу? Все одним графоманом меньше! А от крови потом отмываться? Фи!


Кошка фыркнула, рыцарь испуганно вздрогнул и заозерался. Карандаш в его руке прочертил кривую линию, похожую на молнию.


Нет, просто убийство - это слишком мягко для поэтического бездаря. Она придумает кое-что получше... И для него, и для валенка лохматого.


Ашат не признавалась даже себе, но то, что ее шутку так быстро "раскололи" задело ее тонкую натуру. А еще больше задел ляп, допущенный во время колдовства.


- "Вук!" - внезапно вспомнила Ашат. - Вовкула зовут Вук!


Это имя показалось кошке смутно знакомым, где-то что-то похожее она слышала. Ашат напрягла память... И еле успела отлететь подальше от всадников.


Оказавшись в безопасности от чутких ушей и носа вовкула, кошка покатилась по земле задыхаясь от смеха. В другое время столь пренебрежительное отношение к шерстке вызвало бы у Ашат бурю эмоций, но не сейчас! Она упоенно болтала лапами в воздухе! Вук!!! Это же с одного из языков переводится как Лис! Вовкул по имени Лис!!! Вот молодец, вот повеселил! И еще идейку подкинул!!!


Ашат торопливо пробормотала заклинание - на этот раз сработавшее без сюрпризов. Теперь осталось только ждать.


И тут она поняла, что ее тревожило. Она НЕ ЧУЯЛА ОБРАТНОГО ПЕРЕХОДА! В легкой панике кошка пробежалась по всем струям энерговекторов. Перехода не было! Она привязана к этому миру, к этому времени и этой собачьей компании!!!


Ашат, забыв подобрать хвост, села на заднюю точку и тоскливо взвыла.



***


Пелена тумана опадала от черных стен замка. Догорали факелы на стенах, отгремели по гулким лестницам шаги последней смены ночной стражи. Только что вставший на пост на стене молодой кнехт облокотился на копье и смотрел на восходящее солнце. Первые лучи, еще робко выбивающиеся из-за края земли, наливали небо разбавленным малинным соком. Черными оспинами мелькали вездесущие вороны, торопясь по своим птичьим делам. Известно, ранняя птичка носок вытирает, пока поздняя глаза продирает.


Солнце поднялось выше, последние клочки тумана молочно-белой пеной скользили над темной водой крепостного рва.


Вдруг по спокойному утреннему пейзажу прокатилась волна беспокойства. Из леса в сторону замка вырвался всадник. Видно было, что он гнал не жалея ни себя, ни коня. В мгновения ока он доскакал до опущенного подъемного моста, и затрубил в рог.


- Кого черти носят в такую рань? - хриплым утренним басом нелюбезно поинтересовался бородатый стражник, выглядываю в бойницу.


- Опускайте мост! Срочное послание фее Моргане!



Что может тревожить утренний покой королевы? Уж конечно не забота о благе страны - для этого есть день! Трудный, выматывающий... Как, скажите, не поднимая налогов добыть денег на армию? А денег надо все больше и больше - наемники дороги.


И магия может подождать - для нее есть вечер. Он то пронизан горячим дыханием саламандр, крутиться и завывает вместе с беспечным ариэлем. А бывает, растекается водой или грохочет тяжелыми шагами земных элементалей.


Хуже всего некромантия... Эта вонь от полуразложившихся трупов, слизь, мухи и черви... Но она не отступит. Она - Королева! Она должна Знать! Жизнь и Смерть, полет и падение, смех и слезы... Знать все! И нет сладостней минут, когда Книга тайн раскрывает перед ней свои новые страницы.


И все же нет покоя Моргане. Она не только королева, она - мать! Ох уж эти детки... Мордрет затеял войну. Глупец! Артур неизлечимо болен - пока это тайна даже для него самого. Еще года три, и власть бы сама упала Мордрету в руки перезревшим яблоком. Мерлин теперь не помеха - его сон властно прервать только время. Веков этак пять - шесть. А кто еще осмелиться оспорить права сына самой великой феи Англии! Да к тому же родной сестры покойного короля!


Но мальчик торопиться. И тревога непрошеной гостей стучится в сердце. Она четко не видит будущего - слишком от многих мелочей зависит Грядущее. Но она чувствует опасность. Для этого не обязательно быть феей - достаточно прислушаться к прерывистому бою материнского сердца. И все эта стерва - Гвинивера! Это из-за нее сын потерял голову! Любит он ее, кошку драную! С ума сходит от ревности. Ладно бы только к мужу ревновал - тут еще и Ланселот.


Моргана усмехнулась. От каких мелочей порой зависят судьбы государств!


Королева взглянула на себя в зеркало. Из темного стекла на нее смотрела гибкая женщина, который никто бы не дал больше 30. Волосы черны, как смоль, и спадают на спину волнистым водопадом. В глазах ум и сила, на лице ни одной морщины. Кто бы знал, сколько труда и алхимии затрачено, чтобы скрыть следы бессонных ночей в обнимку только с мокрой от слез подушкой, шрамы от ментальных ударов во время духовных битв, тени усталости и отчаянья. Она Королева! Но она еще и женщина!!! И, черт возьми, как порой хочется, чтобы хоть какой-нибудь кретин это понял!


Только Мерлин сумел почувствовать... Но она испугалась - вдруг действительно все поймет?! И вот Мерлин спит в Хрустально Гроте... А она опять одна...


И тут в дверь покоев постучали. Моргана торопливо отшатнулась от зеркала и взяла в себя в руки. Она Королева! Никто не должен видеть другого!


Что же могло случиться? Если ее решились потревожить в такой час, значит что-то совсем из ряда вон выходящее.


- Что? - вопрос не успел отзвучать, как дрожащий голос ответил из-за двери.


- Моя королева! Прибыл гонец! Камень пробуждается!


Моргана с трудом сдержала крик. Этого не может быть!!! Алтарь мог проснуться только в том случае, если Мерлин предрек Пророчество. Но Мерлин спит! Спит!!! Что же?...


Времени нет! Но есть магия! Взмах обеими руками, несколько слов и много воли - вокруг феи завертелся, заплясал пронзительно-синий шар... А когда он распался, то она шагнула в подземную галерею. Мало кто в Англии знал, что именно здесь храниться главное сокровище целого острова - Камень-Алтарь, Камень-Сердце Англии...


Моргана с трудом сдержала стон - перемещения в пространстве всегда отнимали такую уйму сил, что куда легче это расстояние проехать на самой разбитой крестьянской телеге. Но - время...


Высшие жрецы были уже здесь. Они поклонились королеве, еще глубже утонули в черных капюшонах и затянули священный гимн.


В такт ритму Камень замерцал и на нем стали проступать огненные буквы. Моргана жадно вчиталась. И опешила! Недоуменно повернулась к жрецам.


- Что это за бред? Откуда взялся чародей и победитель драконов?! Кто такой, черт побери, вовкул?!!


- Может, волкодлак? - неуверенно предположил один из жрецов.


- Камень не делает ошибок! Он не вы! Если бы был волкодлак, то так бы и написал!


Моргана нетерпеливо дернула плечом, и к ней почтительно приблизился незаметный человек в черно-сером плаще. Сколько она себя помнила, магистр тайной службы всегда был под рукой.


- Все разузнать!


- Послать рыцарей?


- Нет, они слишком заметны. Пошлите дракона.


Один из жрецов кинулся к скрытой в темноте пещеры нише, достал из нее багрово полыхнувший кристалл. Зажав двумя руками камень, он поднес его к лицу и впился взглядом в бушевавшее в нем переплетение огненных нитей.


- Ваше величество, связь уста...


Не успев закончить фразу, он неожиданно дернулся и на лице его появился мокрый след. Несчастный вытаращил глаза и попытался что-то сказать, но тут лицо его перекосилось на одну сторону, потом на другую. И пошло: лицо вправо - лицо влево.


Кто ж знал, что именно в этот момент Галахад решит исследовать найденный красивый камешек. Он ему понравился, вот только пятнышко какое-то прилипло. Плюнув на камень, рыцарь энергично потер его о жесткую кожу поддоспешника...


Такого в заветной пещере еще не было! Бросившиеся на помощь к своему собрату, жрецы вынуждены были отступить - бедолага, так и не сумевший выпустить из рук волшебный камень, вдруг стал подпрыгивать не хуже надутого мячика (Галахаду понравилось как камень сверкает на утреннем солнце и он стал подкидывать его вверх). Зато голос у жреца, наконец, прорезался!


- Ва... Ва... Ваше... Величество!.. Дра... Дра... Дракона нет!!! Ва... Вашеличество!.. Спа-а-а-сите!


Фея несколько мгновений презрительно смотрела на скачущего недотепу, затем сделала властный жест рукой. Камень вылетел из рук жреца и плавно опустился в ее ладонь. К совсем неплавно рухнувшему из-под потолка собрату склонились жрецы-целители, но такие мелочи королеву не волновали. Ее волновал камень.


- Дракона могли убить, но тогда бы камень потух. Значит, он жив... Но его и в самом деле нет! Не понимаю... - шептала она.


Похоже, дело становилось все серьезнее. Она обернулась к магистру тайной службы.


- Пошлите пиктов!


Повернулась и гордо пошла к выходу из подземелья. Пешком - наколдовать что-либо путное она сейчас не могла. Слишком врезались потрясшие ее слова:


Низвергнут Моргану,


Артура спасут,


Покажут Мордрету


Где раки живут!


Причем здесь раки? И, самое главное, кто он, кто - этот новый противник? И... так ли крепко на самом деле спит Мерлин?



***



У ставшего таксой дракона скорость осталась все же драконья (полетная) - лапы его мелькали с такой скоростью, что сливались в шелестящие круги. Прикинув на глаз быстроту исчезновения деревьев за стелящимся по ветру тощим хвостом, Галахад авторитетно заявил, что до замка Морганы они доберутся за два дня вместо положенных четырех.


Время от времени дракотакс принимаясь хлопать большими ушами - пытался взлететь по старой привычке. Но, увы, пока безуспешно. А может, оно и к лучшему - точка крыльев-то у дракотаксика сместилась со спины на голову, пока еще он к новому балансу привыкнет!.. Да, и пусть учиться без пассажиров на спине - а то грохнет еще с высоты, и будут археологи гадать, что это за захоронение такое странное - в виде братской каши-размазни.


Мир кругом не мог не радовать - никакой химии в воздухе, никаких выхлопных газов. Даже мусор на дороге лежал самый правильный - вдавленные в грязь солома, конский навоз, обломки веток, обглоданные косточки (видно кто-то закусывал по дороге).


Прошедший ночью небольшой дождь вымыл листья придорожных дубов от пыли, и теперь они сверкали глубокой зеленью. Аромат цветущего вереска щекотал ноздри и даже навевал слегка хмельное бесшабашье. Особенно сильно он действовала на Вука - оно и не удивительно, при его-то чутком нюхе... Но и дракотакс как-то подозрительно вдохновенно тянул носом.



Из вереска напиток


Забыт давным-давно,


А был он слаще меда,


Пьянее чем вино...


("Вересковый мед" Роберт Стивенсон, пер. С. Маршака).



Нинин голос нарушил тишину утреннего леса.


- Стой! - не своим голосом заорал рыцарь. От неожиданности дракотакс затормозил так резко, что его задние лапы вырыли в земле две приличных размеров канавы. А седоки, в полном соответствии закону физики, повалились друг на друга и смешались в большой ругающийся комок. Все, кроме рыцаря - он успел соскочить еще на ходу и теперь, стоя на одном колене, пытался разглядеть в куче-мале Нину.


- Прекрасная леди!.. Ой! - красную торчащую голову Вениамина никак нельзя было назвать ни женской, ни прекрасной.


- Пре... - как в калейдоскопе перед Галахадом возник Вук.


- Прекр...


Наконец героям удалось выпутаться из объятий друг друга, и рыцарь с полным основанием преклонил колено именно перед разъяренной Ниной.


- Прекрасная леди! Возьмите мою жизнь, только дочитайте до конца это сладостное творение великого менестреля!


И было в его голосе столько искренней мольбы, что всегда трепетно относящаяся к стихотворному слову Нина моментально остыла.


Пестрая компания притихла, внимая бессмертному творению Стивенсона. Когда Нина закончила, все некоторое время молчали - даже знавшие балладу наизусть Дима и Вениамин как-то по новому ощутили ее силу и гармонию.


- Касиво!.. Грустно!.. - подвел итог бывший дракон.


- Не унывай, народ! - оптимизм Вука поколебать было невозможно. - Я тут прикинул - до нашествия этих самых саксов еще лет семь-десять. Так что мы еще вполне можем успеть полакомиться этой диковинкой.


- А если мы сумеем в королевстве порядок навести, то его и вообще не будет! - буркнул Вениамин.


Между тем день разогрелся. В мелких лужах отражались ленивые облака. Солнечные зайчики шныряли тут и там, бабочки порхали осенними листьями. Идиллия была полная...


Была... Пока кортеж не привлек внимание местных птиц. Не избалованные столь редким зрелищем - один супертакс чего стоит! - вороны, коршуны, кречеты, сороки, горлицы и неизвестная птичья мелочь с щебетом, карканьем и клекотом восторженно носились над нашими героями. Таксик-дракон пытался, было, ловить их на лету, но безуспешно. Его неуклюжие попытки только добавляли восторга птичьей братии. На гомон со всех сторон спешили новые стаи - а вдруг там что интересное? И они не ошибались в своих ожиданиях.


Скоро поездка стала напоминать передвижение санитарного эшелона под бомбежкой. Санитарного - потому что пришлось долго успокаивать Вениамина и оказывать первую помощь Галахаду - рыцарь не вовремя вздумал затянуть балладу собственного сочинения. Кстати, когда запущенный старцем желудь подбил глаз рыцарю, недалеко в воздухе раздались бурные аплодисменты. Вук напрягся, но, потрогав лапой едва зажившие царапины на носу, остался на месте.


Между тем пернатые любители экстремальных зрелищ все прибывали и прибывали. Даже пара сов прилетела! Попытки же разогнать столь своеобразный эскорт к успеху не привели. Вопли людей и размахивание различными предметами они просто игнорировали.


- Я им сейчас устрою! - не выдержал, наконец, вовкул и стал что-то яростно нашептывать себе под нос. Все, затаив дыхание и заранее наметив взглядом кусты погуще для возможного бегства от творения мага-недоучки, ждали результата. Увы, попытка сотворить фантом птичьей смерти привела лишь к появлению громадной канарейки с косой и вызвала среди пернатых новый взрыв энтузиазма. Хлопки крыльев были так похожи на овации, что, пригорюнившийся было Вук встал на задние лапы и раскланялся перед публикой.


Теперь птичье братство окончательно прониклось к нам симпатией. Даже если кого приспичивало на лету, они тактично старались сделать это где-нибудь в сторонке.


- Уважаемый сэр Вук! - неожиданно заговорил рыцарь, до той поры усердно смазывающий свой подбитый глаз вонючим бальзамом из глиняной плошки. - А не могли бы вы договориться с птицами, чтобы они... хм... справляли свою нужду ... в определенном месте.


- Это еще зачем?


Глаза рыцаря загорелись огоньком наживы.


- Вы представить себе не можете, сколько зажиточные селяне выложили бы за такое колдовство для удобрения почвы! Может быть даже серебряную марку!!!


- Ваш замок, наверное, был в сельской глубинке? - сочувственно поинтересовалась Нина.


Ответить рыцарь не успел. Стая птиц неожиданно сложилась в огромную стрелу, нацеленную на недалекий участок леса. Убедившись, что мы заметили их сигнал, птицы вновь перестроились - на этот раз в оскаленный череп.


- Впереди засада! - Галахад всегда отличался особой прозорливостью.


Наши герои невольно подтянулись - все-таки вперед первое массовое знакомство с местными жителями. Сам местный Галахад ответственность момента не понял, поэтому влез с практическим вопросом.


- Будем биться или сбежим?


Вениамин немного растерянно почесал затылок, хрустнул пальцами, потянулся.


- Нет, сбегать не будем. Лучше мы им морды набьем!


- Сэр! - возмутился рыцарь. - У благородных господ не бывает морд!


- Ну хорошо, хорошо! - покладисто согласился старец. - Давайте набьем им лица!


И он для пробы врезал кулаком по ближайшему дубу. Тот задрожал, но выдержал.


- А с чего вы взяли, что там благородные рыцари? - встряла Нина. - Может быть обычные разбойники! Ой! А вдруг не обычные? С детства мечтала с Робин Гудом познакомиться!


- Робин Гуд родится лет через триста! - холодно отрезал Вениамин. - И вообще - женщин и детей в задние ряды!


Нина обиженно надулась. И не она одна: таксик издал такой оглушительный визг - как же, собрались играть без него! - что невидимая Ашат искренне пожалела засаду. Угораздило же их на сумасшедших нарваться!


От мощных децибелов обиженный старцем дуб вторично задрожал и уронил Вениамину на голову спелый и очень тяжелый желудь. Тот заорал и схватился за ушибленную макушку. Нина с таксиком переглянулись и удовлетворенно кивнули друг другу - отомщены!


Вук предпринял попытку взять власть в свои лапы.


- Я пойду на разведку и посмотрю, кто там сидит и чего хочет! А уж потом и решим - морды им бить, лица или просто отпустить на покаяние - всяко бывает, вдруг ошиблись люди!


- А почему именно ты! - возмутился рыцарь. - У меня большой опыт вылазок...


- В соседские сады за яблоками! - докончил вовкул. - Ты попробуй, подпрыгни!


Галахад бросил испепеляющий взгляд, но послушно подпрыгнул. Высоко подпрыгнул - сантиметров на пять. Латы забренчали как упавшая с полки кастрюля. Дракон заворожено уставился на папу - он и не знал, что его можно использовать вместо погремушки.


- Ну и много ты в таком металлоломе разведаешь?


Рыцарь насуплено примолк. Диме стало его жалко.


- Лучше ты оставайся здесь - будешь нашим засадным танком. Будем надеется что эти, что нас ждут, консервный нож с собой взять не догадались.


Услышав новое слово, рыцарь насторожился - как поэт (хоть и непризнанный) он испытывал вечную тягу к новым словесным формам. А журналист запоздало вспомнил, что консервы изобретут еще ох как не скоро.


- В общем, - продолжил Вук, игнорировав робкие попытки рыцаря выяснить смысл фразы "консервный нож", - я тут самый ловкий, самый быстрый и в магии подкованный. Стало быть, идти мне.


- А ты ничего не забыл? - вкрадчиво поинтересовался Вениамин. - А вот с этим что ты будешь делать?


Старец дернул рукой и Вук с Димой одновременно завопили. В руке Вениамина был зажат тонкий голубой луч.


Энергетическая "пуповина"! Не видимая обычному глазу, она хорошо была различима для магов.


Не смотря на боль от злой шутки, Вук посмотрел на Вениамина с уважением - для не верящего в магию чудотворца он совсем неплохо разглядел ее проявление. И больно воздействовал на него. Вот Нина с рыцарем, к примеру, так ничего и не поняли - стояли и удивленно таращились на непонятно от чего дергающихся друзей. Тут и до Вениамина дошло, что что-то не так - он выпустил луч и удивленно посмотрел на свои руки.


- Что это было?


- Так, маленький урок на будущее! Будем надеяться, что магов в засаде нет.


- А если?..


- А если есть, то сделаю ноги!


Посчитав дискуссию законченной, Вук нырнул за ближайший куст и потихоньку стал подкрадываться к подозрительному месту. Хвалясь своею ловкостью и умение подкрадываться, Вук не согрешил против истины - он действительно был не более заметен, чем тень в вечерних сумерках. Ни одна веточка не хрустнула под его лапами, ни один листик не шелохнулся.


Обогнув заросли по широкой дуге и зайдя под ветер, Вук принюхался. По запаху - явно люди. Человек двадцать. Имеют железное оружие... Возможно еще что-то из кости... Присутствовал и еще какой-то странный запах - вовкул никогда такого не встречал. Их еще не заметили - бдят всего трое часовых, а остальные спорят над неожиданным птичьим знамением и... Вовкул невольно сглотнул слюну - едят мясо, запивая его пряно пахнущим напитком.


Вук затаился и принялся размышлять. Ясно одно - так просто засаду не миновать. Справиться-то с ней не трудно: он отлично представлял, какой силой обладает Вениамин, не стоило сбрасывать со счетов и боевые способности бывшего дракона, а так же собственные возможности. Да и рыцарь своей железякой при случае помашет... Главное держаться при этом от него подальше.


Но... к чему лишние жертвы! Противника надо, прежде всего, ошеломить, а уж потом бери его голыми руками!


Отважный вовкул уже совсем собрался вернуться к друзьям, вот тут его план "ошеломить" вдруг сработал. Причем без всякого его на то желания.


Особым терпением Вениамин не отличался никогда. И, столкнувшись с первой в жизни засадой, он нервничал, как перед премьерой.


- Сколько же можно стоять и ждать! - наконец не выдержал он.


- А ты походи, - предложила Нина.


Действительно, переживать на ходу оказалось легче, и Вениамин принялся мерить шагами поляну, временами что-то бурча себе под нос. И как раз в тот момент, когда он поравнялся с Димой, из ниоткуда потихоньку высунулась черная пушистая лапка. Увлекшийся старец не заметил неожиданного препятствия и был сражен наповал. В смысле, что, споткнувшись, он повалился на землю и не забыл прихватить с собой Диму. Трава в этом месте была особенно густая и падение прошло бы без существенных потерь... Если бы падая старец не ухватил ненароком Диму за "пуповинку". Последствия не заставили себя ждать.


- А-А-А! - это Дима.


- У-У-У! - это Вук.


Кубарем выкатившись на поляну, вовкул замер перед толпой полуголых косматых мужиков, размалеванных синей и белой краской.


- Пикты! - всплыло в его голове.


Последовала немая сцена. Дикари застыли - словно на поляну вылетел не симпатичный вовкул, а Медуза Горгона - в самых живописных позах, общей деталью которых явились выпученные глаза. Прямо перед вовкулом замер самый здоровенный из мужиков - явно вождя. Он смотрел на Вука поверх глиняной кружки, которую собирался поднести ко рту. Но не успел, и янтарная жидкость текла на землю. Неизвестно, что больше поразило дикаря - вылетевшее из кустов чудовище, или такая кощунственная утрата драгоценного напитка.


Первым опомнился вовкул: все-таки он и предполагал нечто подобное. И вот он, фактор внезапности! Набрав побольше воздуха, Вук приготовил свой самый впечатляющий рык - грозный напев охотника "РР-У-УРРР-Рр!-Гр-р-РРР!!!". Но вместо него из его пасти полилось... "Мяу-мяУ-ШШШ-МЯУ-МяУ!!!"


Враз ожившие пикты сыпанули в разные стороны. Вук в ужасе попытался повторить рык, но многострадальная английская земля снова услышала истошный кошачий мяв из совершенно неприспособленной для этого пасти.


И тут вождь доказал, что не зря он стал вождем. Не в силах больше переносить терзания вовкула (а может и по какой другой причине), он запустил в него своей заветной кружкой. В которой, кстати, оставалось еще не меньше половины напитка. Снаряд завертелся в воздухе, и... влетел прямо в открытую пасть.


Зубы вовкула непроизвольно сомкнулись, и янтарный, слегка обжигающий поток хлынул в глотку.


Глаза Вука вылезли из орбит, но тут же вошли обратно и стали масляно-умильными. Он добро-добро взглянул на дикаря.


- Ты шо, хлопче?! - обалдело вопросил тот и постарался отодвинуться от вовкула подальше. Не тут-то было! Вук быстро обхватил его лапами.


- С-с-луш, мужик, ты-ы-ы ку-уда? Давай еще по одной!


Примчавшиеся на шум наши герои застали удивительную картину: стоя на задних лапах и слегка покачиваясь, Вук отхлебывал из кружки и упоенно декламировал.



- Моя святая тайна,


Мой вересковый мед!..



Пикты просто рыдали от восторга! К пьяному в дугу вовкулу выстроилась длинная очередь желающих чокнуться со знаменитым скальдом.


Нас заметили.


- Панове! Гой до нашей хаты! Сядайте горилку пить!


К нам потянулись налитые кубки и кружки, в которых пенился вересковый мед. Тот самый, из баллады!



***



Черт бы меня подрал! Ладно, мы совершили переход во времени и находимся в VI веке от Рождества Христова, и здесь имеются драконы, рыцари, колдуньи, маги, здоровая экология и черт знает что еще. Но откуда здесь взялись размалеванные пьяные хохлы!!! (Прим. - А что тут удивительного! Высказывались разные предположения о том, откуда пикты пришли в Британию. В частности Беда указывает, что они были выходцами из Скифии, то есть региона на территории нынешней Украины.)


Между тем в национальной принадлежности наших гостеприимных хозяев сомневаться не приходилось. Пересыпанные крупной солью розовые шматки сала прямо-таки просились в рот, от булькающего в котелке борща распространялся дивный аромат, холодный бульон с галушками был прян и питателен, моченые огурцы и чеснок хрустели на зубах. Кто хоть раз едал в Малороссии, тот не перепутает ее кухню ни с чем!


Над стоянкой стоял гвалт, в котором плавная малоросская мова перемешивалась куда с менее мелодичной английской, более колоритной русской, взревами таксика, а так же скульбой и рыданиями Вука.


- Какой позор, какой позор! - причитал он, валяясь на земле, пуская скупую мужскую слезу. - Я, чистокровный вовкул, осквернил свою пасть кошачьим мяуканьем. Да меня мама теперь на порог не пустит!!! Все друзья отвернуться!!!


- Нет, лучше смерть, чем такие муки! - с пьяной решимостью пошатывающийся Вук поднялся на задние лапы, а передними обхватил копье ближайшего пикта. Тот потянул оружие к себе. Вук не сдавался, плотнее обнимаясь с древковым оружием словно с ближайшим другом. Не сдавался и воин. Это походило на популярную в любом детстве игру "А ну-ка, отними!" Азартные дикари принялись биться об заклад, гадая что победит - молодость или опыт.


Победил опыт. Улучшив момент, пикт перехватил копье у наконечника и резко потянул вверх. Не удержавший равновесие Вук рухнул вперед, едва не придавив любезно посторонившегося воина. Лежа носом в густой траве несчастный вовкул продолжал причитать.


- Все равно мне жизни не будет! Лучше убейте меня сейчас!


Пикты цокали языками, но выполнить просьбу полюбившегося скальда не торопились.


- Слушай, оборотень-мутант со знанием иностранных языков! Какая муха тебя укусила! - не выдержал я.


Вук уставился на рой мух, кружащихся над медовухой.


- Дим, а эт точно муха была? - он даже на мгновение протрезвел. - Ес-с-с-ли муха, то я их счас!


Он попытался подпрыгнуть и прихлопнуть сразу всех насекомых. Это ему почти удалось - рой, недовольно жжужа, черными брызгами разлетелся во все стороны, зато на лапах вовкула осталось несколько мушиных. Вук поднес лапу к носу.


- Эт-т-а? Счас проверим!


Стряхнув мух, он встал на все четыре, задрал морду к небу и издал грустное.


- Мя-а-а-у! Мяя-аа-вууу!


Продолжить Вук не смог из-за душивших слез.


- Не кручинься, хлопче! - вождь пиктов присел на корточки и внимательно посмотрел вовкулу в глаза. - Не иначе волшбу на тебя навели. Вот вернется наш шаман, так вмиг загутаришь по старому!


В глазах несчастного оборотня затеплился луч надежды.


- А когда он вернется?


Вождь задумался, и при помощи пальцев произвел сложный подсчет.


- В каменный круг погадать - раз, к куму на новоселье - два... Пожалуй, что и три, четыре... Договориться о продаже сала - пять... Парочку мертвяков поднять дальние поля расчищать - шесть... В общем, через пару лун будет.


- Два месяца?! Два месяца осквернять пасть мяуканьем?


- А ты помалкивай больше! - посоветовал Вениамин, тоже изрядно захмелевший от верескового меда.


- Как тебе не стыдно! - Нина высвободилась из моих объятий и подошла к брату. - Вень, ну помоги ты ему! Видишь, как мучается!


- Чем это?


- Ну, расколдуй!


Тот обалдело уставился на сестру.


- Ты что, с ума сошла? Нашла старца-чародея.


- Да, нашла! - Нина с вызовом уставилась на старца. - Ты это и есть! Через время, значит, он ходить может, а чтобы бедному Вуку речь вернуть - он не маг!


- Да не маг я! - Вениамин взвыл так, что Вук покосился на него с жгучей с завистью. - Не знаю я никаких чудес, не обучен!


Вождь поцокал языком.


- Необученный маг - хорошо! За что ни возьмется, так все у него градом и молниями оборачивается! Побольше бы у наших врагов таких было! - пикт улыбнулся каким-то своим воспоминаниям.


- Вот, видишь! - обрадовался Вениамин. - Никакой я не маг!


- Маг! - отрезал вождь, покачав раскрашенной головой. - Мало что ли я магов повидал! Учить тебя надо!


- Не хочу я учиться никакой магии!


- А придется... - задумчиво протянул вождь. - Иначе ты таких буряков в огород набросаешь. Маги - ведь они разные бывают. Одним надо заклинания зубрить, зелье варить, обряды свершать... А другим - природным - сильно пожелать достаточно. Вот таких и надо учить, а то наделают дел...


Пикт сплюнул.


- Нам вон один уже нажелал! Мы к нему как к человеку - встретили, выпили, закусили! Кто ж знал что у него похмелье такое будет! Глаза продрать не успел, как сразу причитать - света белого не бачу, все плывет то в бель, то в синь. Мы опомниться не успели, как по рожам словно крапивой стегануло. Глянули друг на друга - еж твой корень! - и в самделе сине-белыми стали!!!


- А обратно он вас не смог? - поинтересовалась Нина.


Вождь безнадежно махнул рукой.


- Куда там! Как похмелился и дело своих рук узрел, так и плакал, и головой о камень бился! Не могу, говорит, панове, вам прежний вид вернуть! Сам не разумею, что наколдовал! Ничего, погодим трошки - тут дивчина одна пособить обещала.


- Уж не Моргана ли? - осторожно поинтересовался я. Пикт кивнул.


- Она самая! Сильна ведьма! Но стерва редкая! Замучила! Того поймай, того напугай, на того войной поди! Что мы ей, держиморды какие?! От нас уж нечисть, и та шарахается! Пикты! Страшилища!!! Убивцы!!!


А у нас тоже душа! Хочется с гарными гостями посидеть, трошки выпить, песни поспивать!.. Так нет - кто ни увидит, сразу за меч хватается! Или деру дает - не догонишь! За столько лет вы первые к нам по-человечески подошли!


Не знаю, может кто меня и осудит, но я протянул пикту руку. Дикарь, которым в Англии пугают детей, торжественно и осторожно пожал ее. Потом лукаво подмигнул нам.


- А я вас сразу признал! Моргана нас послала сыскать да словить мага с оборотнями и каким-то грозой драконов!


- Что, сдашь теперь? - как-то очень спокойно поинтересовался Вениамин. В глазах его заплясали электрические разряды. Пикт взревел и схватился за секиру, но я успел втиснуться между ними.


- Сергей! - звучание имени, от которого он уже стал отвыкать, подействовало на старца не слабее ледяного душа. - Немедленно извинись перед человеком! Ты что, не понимаешь - он нам руку подал! Пищей поделился! Это в цивилизованном двадцать первом веке после такого могут предать! Не здесь!


Молнии погасли, смертоносный топор опустился. Маг и воин исподлобья смотрели друг на друга. Вениамин вздохнул и сделал шаг вперед.


- Извини!


- Ладно, бывает! - пикт от души хлопнул старца по плечу. - Пошли, выпьем!



***



Тем временем застолье набирало силу. Первые меха с медом опустели, и посыльные быстро сгоняли за второй партией. Запасы же еды казались неисчерпаемыми. Объевшийся таксик блаженно лежал на спине, поглаживая передними лапами сильно вздувшийся живот. Галахад пытался одновременно пить, есть, гладить "сыночка", рассказывать о своих подвигах и декламировать собственные баллады. На его счастье, слушатели не могли понять ни слова из его сочинений - рыцарю очень тяжело было говорить с набитым ртом, но оторваться от даров малороссии было выше его сил. Большинства слов было не разобрать, и жеваные вирши звучали неожиданно пикантно - словно читаемые на незнакомом языке. Постепенно вокруг рыцаря с драконом собрался круг почитателей. О, если есть рай, то рыцарь понял - вот он! Его не бьют, и мало того - его слушают!


Подошли и мы с Ниной и Вениамином - интересно все-таки!


- Веня, исцели меня!!!


Сказать что старец вздрогнул от неожиданности было бы непростительным преуменьшением - он буквально взвился в воздух. Вук подкрался незаметно...


- Да исцелись ты ..... !!! (от второй половины фразы покраснели даже цветные пикты). Свои слова Вениамин сопроводил здоровенным щелбаном - будет знать, как пугать. Теперь икнул уже Вук.


- И-и-к-Р-Р-Р!


Не веря своему счастью, вовкул задрал морду и издал потрясающий по своим вокальным данным вой. Вовкул бросился магу на грудь.


- Венечка! Старец ты наш дорогой! Да я для тебя!.. Спасибо, друган!!! Век не забуду!!! Что мне сделать для тебя?!!


- Слезь с меня! - силы старцу было не занимать, но держать около центнера суетящегося веса на груди - удовольствие еще то.


- Всем по полной за лечение! - нашелся вождь.


Возражений не последовало. Испытав на себе все прелести нахождения под колдовством, пикты искренне радовались освобождению Вука. Меня даже немного удивляло, что они так легко привыкли к его... кхм... не совсем обычному облику. Верно они говорили - не важно кто ты, был бы человек... кхм... существо хорошее.


Тут мне настала пора удивиться еще больше. Из воздуха вынырнула черная кошачья морда с настороженно топорщамися усами. Только чеширских котов тут не хватало! Надоели мне чудеса!


А вот и выход! Я подхватил самый большой кубок с медом и одним глотком выпил его. В голове враз зашумело. Я скосил глаза. Морда не только не исчезла - к ней прибавилась когтистая лапа, которая воровато подцепила копченный окорок. Все это исчезло в никуда. Некоторое время слышалось довольное мурчание и сопение, потом из пустоты вылетел обглоданный мосол. Появившиеся следом полкошки уже спокойно, по хозяйски окинули зеленым глазом угощения. Печеная куропатка словно живая поднялась в воздух и подлетела к чеширской киске. Та поймала ее в воздухе, и, окончательно вывалившись на английскую травку, с урчанием принялась обедать.


После мясного кошку потянуло на овощи. С удовольствием похрумкав огурцом, она протянула лапу за аппетитно выглядевшим красным плодом... Откусила... Пожевала... Эх, киса-киса! Знала бы ты, что такое НАСТОЯЩИЙ перец.


Из глаз кошки брызнули слезы, изо рта вырвалось небольшое пламя. Лапы лихорадочно зашарили, ища что-нибудь противопожарное. Я сунул ей кубок - не пустой, разумеется.


Кошка буквально нырнула в него. А вынырнула такая умильная-умильная. Следующий она наливала уже сама.


- Ашат! - представилась киска, изящно махнув хвостом.


- Дима!


Наша возня прошла мимо внимания широкой публики, даже Вука. Вовкул, не заметивший кошки! Это невозможно, но...


В гулянке настал тот момент, когда все наелись и напились. Теперь насыщались души. Сводный хор выводил:


- Дивлюсь я на небо та й думку гадаю...


Вук, вольно положив голову Вениамину на плечо, прикрыв глаза и забыв обо всем на свете, старательно подтягивал:


- Зачем я не сокол, зачем не летаю...


На другом плече старца посапывала Нина - день и в самом деле выдался тяжелый. Рыцарь, лишившийся своих слушателей, загрустил. Уронив на землю книгу, в которой он как раз собирался записать новое гениальное стихотворение, он слегка покачиваясь сидел, подперев тяжелую голову руками. Песня была незнакомая, но она затрагивала душу.


- Почему у меня так не получается? - горестно шептал Галахад. - Но почему?!


- Папа сможет! - потихоньку шепнул ему дракон (оказывается он тоже умел говорить шопотом). - Папа холосий!


Рыцарь благодарно обнял таксиковидного дракона.


Песня плыла над древней Англией. Щемящая душу грусть, память о вольном раздолье степей, о синей ленте Днепра - все было здесь.


Я не выдержал - еще немного и слезы набегут на глаза. Из груди само рванулось:


- Как на грозный Терек выгнали казаки,


Выгнали казаки сорок тысяч лошадей...


- И покрылось поле, и покрылся берег


Сотнями порубленных, пострелянных людей...


- неожиданно подтянул негромкий мелодичный голос. Ашат кинула на меня лукавый взгляд, повела усом... И как-то вдруг оказалось, что слова песни знают все.


Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить!


С нашим атаманом не приходится тужить...


Что было потом воспоминанию поддается с трудом. Все смешалось в каком-то калейдоскопе песен, объятий и медовухи. Казалось, что более родных и близких людей и нелюдей невозможно представить! Чего только стоили обнимающиеся с кошкой вовкул, выводящие


- Он шел на Одессу, а вышел к Херсону...


Меня немного насторожило, что при этом их шерсть переливалась искорками явно магического происхождения. Но особого значения этому я тогда не предал... Меня больше заинтересовал пожилой и жуткой ругающийся пикт, неизвестно откуда выкатившийся под ноги пирующим прямо во время проникновенного исполнения Вениамином "Ой, кто-то с горочки спустился..." Тряся многочисленными амулетами, он смачно перечислял всех лающих и хрюкающих предков того недоумка, который телепортировал его сюда прямо из-за стола кума. Шаману поднесли самую большую кружку меда, и он соизволил сменить гнев на милость.



Холодало. С низин поднялся туман, который молочными языками полз между прогорающих костров. Яркие звезды, подмигивая, смотрели на затихающий лагерь.


Выбирая местечко поуютнее, я попробовал преткнуться к теплому боку таксика. Что-то мешало мне лечь поудобнее. Я пошарил по земле, и выудил оброненную рыцарем книгу. Механически пролистал. В неровном свете мерцающих углей буквы казались множеством лиц, смотрящим на меня из-за грани пергамента. Язык незнакомый, но казалось, стоит захотеть, и я смогу понять смысл написанного.


- Не спиться? - Вениамин лежал на спине, подложив руки под голову, и смотрел на звезды.


- Знаешь, никак не могу поверить что мы в прошлом. Звезды те же, земля, деревья... Да и люди такие же - внимания к себе хотя, уважения.


Он приподнялся на локте и немигающим взглядом уставился на костер. В шелесте листьев его голос звучал еле слышно.


- Дмитрий, со мной что-то творится. Со здешним воздухом в меня как огонь входит... Он кипит внутри, рвется наружу. И... это мне нравится! Я никогда не чувствовал жизнь так остро, как за эти дни. Словно все, что было до этого - только сон.


Только ты Нинке ничего не говори! - неожиданно робко попросил старец.


- Почему?!


- Ей и так тяжело... Знаешь какое, у нее сердце? Оно за всех болит - за меня, тебя, Вука, рыцаря с драконом, пиктов, Англию. Я как мог закрывал ее от всего злого и грязного... Страшно, что однажды ее сердце может не выдержать... У меня же кроме нее никого нет!


И тут взгляд Вениамина упал на незамеченный мной ранее рисунок в книге. Вернее, портрет.


- Кто это?!


- Моргана! - сообщила появившаяся, как обычно, незаметно Ашат. - та самая, с который вы воевать собираетесь.


Молодой старец вскочил на ноги.


- Какая женщина!!! - выдохнул он.


Ашат игриво повела усом и устроилась спасть, прижавшись к теплому мохнатому боку Вуку. Вовкул во сне заворочался, повернулся и успокоился, обняв волшебную кошку передними лапами. Ашат не возражала - так еще теплее и уютнее.



***



Кристалл горного хрусталя, обильно смоченный кровью из вены, светился красноватым светом. В его глубине рождались и тут же исчезали хаотичные образы, мелькали обрывки лиц и событий. Усилием воли Моргана заставила волшебное зеркало показывать именно то, что интересовала ее сейчас больше всего. И теперь фея пристально всматривалась в представшую перед ней картину побоища.


Наваленные грудой тела пиктов яснее ясного говорили о том, что штатное место варваров-страшилищ можно считать вакантным. Жаль потерять таких полезных слуг, но ничего в этом мире не вечно.


Очевидно, враги напали неожиданно - среди погасших костров валялись остатки еды и пустые бурдюки. Сколько раз она предупреждала пиктов не пить перед серьезным делом!


Опытным глазом Моргана подмечала мельчайшие детали сражения. В темноте кровь кажется черной, черной должны быть и принявшая ее трава... А здесь она осталась зеленой... Значит, пиктов сразила магия. Следов огненного шквала тоже не видно... Похоже маг или остановил всем сердца, либо лишил воздуха. Но она не почувствовала всплесков смертоносной силы! Скорее, наоборот - в магическом поле разливалось какое-то бесшабашное веселье.


Над мертвыми телами стоял победитель. Необычная одежда... Это он!!! Тот, за кем она посылала пиктов! Пришелец из неведомых земель! И именно он держал в руках Книгу Мерлина.


Приблизив изображение, Моргана хорошо рассмотрела врага. Лицо воина и мага... Он и внешне походил на Мерлина - та же всклоченная грива жестких волос, та же мощная фигура... И главное - тот же огонь в глазах...


Рядом поднялась еще одна фигура. Оборотень! Странно - она не заметила ничего выдающегося в этом полноватом мужчине, но почувствовала, что маг относится к нему с необычным почтением, если не страхом.


В неровном свете луны королева пыталась рассмотреть остальных спутников мага - по пророчеству их должно быть несколько. Как там...



Рыцарь храбрейший,


Драконов гроза...



На поле боя тускло сверкали только одни латы. Моргана сконцентрировала изображение на них. И... чуть не выронила кристалл. Плечи ее затряслись, на глаза набежали слезы... Она пыталась сдержаться, но воля отказала - королева рухнула грудью на стол задыхаясь от смеха. Это... Это и есть гроза драконов?! Галахад! Самый никчемный рыцарь Логрского королевства!


Моргана еще раз глянула в кристалл, и смех замер - она рассмотрела, на ком покоится голова рыцаря. Дракон? Ее пропавший дракон теперь... собака?! Но это немыслимо!


Фея задумалась. Наверное, маг забрал его имя и заставил служить себя. А чтобы не забывался - в собаку обратил. Но в таком случае он еще опаснее, чем можно было предположить!


Кто там следующий? Вовкул? Что же это за диковинка такая?


Колдовской глаз принялся обшаривать поляну и случайно прошелся по трупу пожилого пикта. Покойник застонал, привстал, держась за голову, и тупо уставился в небо. От движения многочисленные амулеты зазвенели друг об друга, что вызвало еще больший стон.


Моргана оторопело наблюдала за воскрешением. И тут их глаза встретились. Злобно фыркнув, бывший покойный взмахнул рукой, что-то выкрикнул... И в небо ударила ветвистая молния. Последнее, что успела увидеть королева - мертвецы по всему полю вскакивали на ноги, ошарашено мотая головами. Кристалл взорвался, засыпав лабораторию грудой мелких осколков.



***



Побудка в пьяном лагере происходила с трудом. Конечно, от грохота молнии вскочил бы и настоящий мертвец. Но вскочить и проснуться - далеко не одно и то же! Но инстинкт - великое дело! Не успев проснуться, не открывая глаз, пикты, ведомые неведомыми силами, собирались у недопитых бурдюков. Так же в слепую прикладывались к ним, делали глоток-другой, вдыхая терпкий запах стоялого меда. И лишь после этого с трудом, зевая во весь рот, продирали глаза.


К Диме с Вениамином подковылял шаман.


- Ох, стерва! - простонал он.


- Кто? - не понял журналист.


- А бис ее, курву, знает! Спит себе похмельный человек, никого не трогает... А она тут с глазом колдовским лезет! Знаешь как хреново, когда по больной голове магией елозят?


Шаман крякнул.


- Ну и я ей задал! Заречется подглядывать и над усталым пиктом измываться!


Дима с Вениамином переглянулись.


- Значит, Моргана уже знает, что с пиктами номер не прошел! - нарушил паузу Вениамин.


Дима кивнул.


- Значит, жди новых сюрпризов!


До шамана, кажется, начала доходить суть момента. Он икнул и сел на траву.


- Это что же я, значит хозяйке по шапке дал?! Шо теперь будет!..


Обхватив голову руками, он закачался из стороны в сторону - ни дать ни взять зуб прихватило у человека.


- Не хозяйка она нам! - услышав последние слова шамана заорал вождь, на минутку отрываясь от бурдюка. - К чертям собачьим таких хозяев! Хватит, напахались!


- Напахались! - дружно подхватили пикты, размахивая секирами.


- Бей Моргану!


На поляне явно назревала революция. Больные головы и горячая кровь делали свое дело - пикты совместными усилиями пытались вспомнить, где же живет их бывшая работодательница, чтобы решительно заявить ей о пересмотре трудового договора. Секиры и копья были расхватаны, и возбужденные хлопцы размахивали ими в опасной близости от носов друг друга.


Дима с тревогой смотрел на готовящихся к походу пиктов. Ведь они и вправду готовы идти штурмовать замок Морганы! И дойдут! И полягут все под его стенами - воины Морганы скидок на нетрезвость не сделают! Надо что-то срочно предпринять... Дима тронул за плечо старца.


- Вень, сделай чтобы они протрезвели!


Вениамин жалобно посмотрел на Дмитрия.


- Издеваешься? И ты туда же - маг, кудесник! Ну не умею я колдовать, не умею!


Дима выразительно покосился на все еще спящего вовкула.


- Не умеешь? А Вука кто вылечил? Пушкин?


Крыть было нечем, но старец продолжал сопротивляться.


- Так то ж случайно вышло! Ну достал он меня очень!


- Сейчас я тебя доставать начну! Ты хоть понимаешь, что наши друзья с пьяных-то глаз натворить могут? Они ж в самое пекло полезут! Ты хочешь чтобы ночью к тебе призраки окровавленных собутыльников являлись?


- Тьфу на тебя! - сплюнул Вениамин. - А как их хоть протрезвевать?


Дима почесал голову.


- А черт их знает? Тебе с похмелья больше всего что хочется?


Не дождавшись ответа, юноша заглянул старцу в глаза. И оторопел - ему показалось, что он заглянул в кратер вулкана. Вениамин впал в транс, пальцы его непроизвольно шевелились, выписывая странные фигуры.


- Берегись! - заорал Дима. Заорал так, что эхо пошло гулять по поляне, поднимая на ноги последних сонь. Юноша рухнул на землю и обхватил голову руками, как при бомбежке. Но то, что могло произойти сейчас, было страшнее любого артналета! Нет, все-таки прав был вождь - необученный маг - страшная сила.


Дима, замерев, ждал. Взрыва, наводнения, землетрясения... К его великому удивлению ничего не происходило. Он осторожно приподнял голову, и тут началось...


Из рук Вениамина полилось теплое золотистое сияние. Оно медленно расширяющими кольцами разлилось по всей поляне. Стало как-то невыразимо уютно и легко на душе. Захотелось закрыть глаза и плыть по этой золотой реке, всеми порами вбирая ее чистую силу.


Послышались удивленные крики.


- Хлопцы! Дывитесь!


Дима огляделся. То, что он увидел, буквально потрясло его. Рядом охнул Вук.


Ладно, что прошла голова, исчезла сухость во рту и прочие последствия неумеренного возлияния. Это еще понять можно. Но как объяснить то, что поляну теперь занимали АБСОЛЮТНО НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ! Ни следа сине-белых разводов - авангардного творчества пьяного мага. Только были эти люди слегка ошарашенные - ощупывали себя со всех сторон, ища возможные изъяны. Причины на то были - прошлый опыт общения с магами-недоучками научил ждать от волшебства всевозможных пакостей. Уязвленные тем, что ничего не находят у себя лишнего - рогов там, ушей ослиных - бывшие пикты насторожились еще больше. Подбадриваемый остальными, вождь стянул с себя кожаный нагрудник, рубашку, а после недолгого колебания и шаровары. И замер, зажмурив глаза.


- Хлопцы! Це я аль не я?


Тщательно осмотрев мускулистое загорелое тело своего предводителя, придирчиво послюнявя пару старых шрамов, хлопцы вынесли свой вердикт.


- То ж ты, бадьку!


- Тогда... На колени, хлопцы!


Миг, и сыны славной Украины приняли позу высшего почтения. Зеленя голые коленки, вождь попробовал дотянуться до Вениамина с явным желанием облобызать подол грязной рубашки. Вениамин отшатнулся. Глядя на него, как новобранец на маршала Жукова, вождь свободного племени молитвенно сложил руки.


- Благодетель! Спаситель! Проси что хошь, только побыстрей - отметить такое дело надо!


Восторженный рев заглушил его слова.


- Обалдеть! Это почти уровень мастера! - произнес у Вука над ухом мелодичный голосок.


Вовкул обернулся и увидел... кошку. И не просто кошку, а Кошку которая не собирается от него убегать.


- Ты?!


- Я!!!


- Порву!!!


- Только попробуй!


Визжащий и рычащий комок покатился по поляне, отвлекая внимание от Вениамина. Чем он поспешил воспользоваться и тактично протиснулся в задние ряды возбужденной толпы.


Из глубин комка доносилось.


- Я из-за... Мяукал!


- Сам дура-ак! Гоня-а-а-ться за мной не-ой-надо!


- Дракона в собаку...


- Шуток не понимаете!


Внезапно комок распался. Вук и Ашат, слегка помятые но вполне целые, тяжело дыша, уставились друг на друга. Пауза затягивалась.


Первый не выдержал Вук.


- Слушай, а почему от тебя мной пахнет? - он принюхался. - А от меня тобой?


Ашат захихикала.


- А ты вспомни, пьянь, с кем ты всю прошлую ночь под медовуху обнимался и песни орал?! И...


Даже через шкуру Вук побледнел. Волшебная кошка беспощадно закончила.


- ... лизался!


Вук с шумом перевел дух - все-таки самого страшного не произошло. Магическую тайну Священного Рока он ей не открыл!


- Ладно, предлагаю перемирие! - сквозь силу предложил он. - Настоящий вовкул никогда не станет враждовать... - он проглотил вставший в горле комок, - даже с кошкой, если они с ней разделили еду.


Он протянул лапу и Ашат, подумав, хлопнула по ней своей - предварительно втянув приготовленные было коготки.


- Мир!


- Мир!


- Смотреть на вас одно удовольствие! Такие вы у нас тихие и мирные! - съязвил Дима. На него одновременно зашипели и зарычали.


- Ну, хорошо, хорошо! Пусть в нашей компании будет два непримиримых врага!


Ашат с Вуком переглянулись и согласно кивнули.


- Ой, а что вы тут делаете? - изумилась Нина, выезжая на таксодраконе на поляну. Ее волосы и шкурка таксика блестели от капелек воды и вид у обоих был очень довольный.



***



Малый жезл хрустнул и переломился. Вставленный в навершие крупный рубин выскочил и каплей крови скатился под ноги королеве. Только сейчас она заметила, как крепко сжимала знак колдовской власти. Побелевшие пальцы разжались, и бесполезный обломок выпал из ослабевших рук. Щепки дерева и осколки кости вспыхнули бездымным пламенем и через секунду на полу осталась лишь горстка золы.


Волна бешенства опадала неохотно. Предали! Продались!!! Или... подчинились более сильной воле?!!!


Страшным усилием воли Моргана заставила себя успокоиться и начать думать. Дракон, пикты... Не слишком ли большие потери она несет еще до начала решающей битвы? А может, она просто подходит к делу не с правильной стороны? Сила силой, но есть еще и коварство...


Дико болела голова - колдовство дальневидения всегда требовало большой затраты сил. А уж разорванное таким варварским образом, как это сделал шаман... Человека с более слабой волей такое способно убить на месте! Хотя слабые магами не становятся - погибают еще в ученичестве.


Морщась, королева взяла с полки маленький флакон, выточенный из цельного изумруда. Вытащила плотно притертую золотую пробку и осторожно капнула ровно семь капель в недопитый кубок с вином. Лишняя капля может привести к смерти! И так плата за пользование эликсиром короля эльфов слишком высока - год, а то и два жизни. Но сейчас ей очень нужны силы... Настало время решать - что делать дальше?


В голове на мгновение зашумело, затем все тело наполнила звенящая сила, растворив без остатка боль и усталость.


Криво усмехнувшись, королева зажгла маленькую жаровню и, когда та разогрелась до малинового сияния, высыпала на раскаленную медь горсть странных семян. Поднявшийся вонючий дым на мгновение принял форму кулака, сложенного в комбинацию из трех пальцев, и растворился в воздухе. По лаборатории прошелестел легкий ветерок.


Моргана с облегчением вздохнула. От семени раздора нет защиты. Теперь пикты вдрызг разругаются с магом и его компанией. А может - фея прищурилась - и прирежут их втихоря. Но в последнее верилось с трудом - чутье подсказывало что так просто с магом такой силы не справишься. Надо что-то еще...


Кстати, за колдовскими заботами она упустила дела насущные.


Фея позвонила в золотой колокольчик. Через минуту у двери раздалось покашливание.


Хорошо вышколенный слуга знал, насколько опасно заходить в лабораторию к хозяйке без спросу. А если бы и забыл, то большое пятно копоти на стене - все что осталось от его не в меру любопытного предшественника - враз бы напомнило. Он же такой участи себе не хотел.


- Заходи, Николс! - разрешила королева.


Повинуясь ее приказу, дракон на замке сжал зубы и погасил горящие глаза. Дверь распахнулась. Старый слуга, шаркая отекшими ногами, подошел к столу и принялся со сноровкой, свидетельствующей о большом опыте, расставлять блюда с легкими закусками и сладостями. В центре стола он торжественно водрузил бутылку нежно-розового вина и золотой кубок.


- Мордрет не вернулся?


Слуга, торопливо наполнив кубок, согнулся в поклоне.


- Его высочество и их величество должны вернуться к вечеру...


Моргана досадливо поморщилась.


- Их величество меня не интересует! Сын прислал гонца?


Слуга склонился еще ниже.


- Их высочество прислал почтового голубя. Его отряд без потерь занял замок барона Шарифского - барон сам открыл ворота перед рыцарями принца. Но йомены недовольны теми... шалостями, которые люди его высочества позволяют себе. Уже были попытки двух восстаний. Поэтому пришлось оставить в замке сильный гарнизон.


Небрежным движением руки Моргана отпустила слугу. Николс, чувствуя что хозяйка сильно не в духе, во всю прыть заковылял к двери. Глядя ему в спину, королева ощутила укол раздражения. И этот боится ее! А ведь знает, что ни за что ни про что она слуг не наказывает. И тем более не казнит - зачем без нужды разбрасываться нужными вещами?


Дверь закрылась, и злые глаза охранного дракончика вновь вспыхнули багровым.


Поудобнее устроившись в кресле и укутавшись в медвежью шкуру, Моргана поднесла к губам кубок. Вино было именно такое, какое ей нравилось - терпкое, с легкой приятной горчинкой. Оно теплой волной разливалось внутри, успокаивая нервы и приводя в порядок мечущие мысли.


Моргана размышляла.


В игру за Англию вступила новая фигура. Вернее, фигуры - оборотней тоже нельзя сбрасывать со счетов. А она пока знает слишком мало, чтобы продолжить партию.


Моргана поморщилась - предстояло много работы. И такой, после которой стареешь на годы - духи требуют свою плату. Чушь, что можно заплатить жертвами - взять-то они ее возьмут, не поморщатся. Но помогать не будут - они признают только кровь и куски жизни вызвавшего их. Или сразу, или потом... Когда проценты нарастут... Лучше даже не думать об этом - она слишком хорошо знает какой конец ожидает того, кто злоупотребляет кредитом.


Значит, пока подождем.


Мысли королевы плавно перетекли на сына. Замок Шариф... Хорошее приобретение! Он позволит им контролировать добрую треть южных баронств! И муженька опостылевшего можно там держать - пусть повоюет без своих фавориток... Свиней этих размалеванных...


Моргана аж подскочила. Свиней! Ну конечно же! Вот кто будет достойным противником для неизвестного мага - потомок Эриманфского вепря! Того самого, который наводил страх на Элладу и был побежден специально вызванным Гераклом.



***



С лагеря пикты снялись на удивление быстро. Некоторое время доблестные воины, правда, колебались - уж больно велико было желание поскорее отметить исцеление и конец опостылевшей службы. Но желание поскорее поговорить по душам с бывшей хозяйкой пересилило - тем более, что к Черному замку направлялись и их благодетели. Что ни говори, а в варварских племенах чувство долга - священное чувство! Поэтому наскоро побросав в заплечные мешки остатки трапезы и нехитрый скарб, пикты бодро зашагали по хорошо знакомой им дороге.


На этот раз на таксодраконе было свободнее - Вук заявил, что хочет размять лапы. К нему присоединилась и Ашат - не оставлять же такого злейшего союзника без присмотра!


Воины двумя отрядами прикрывали странных ездоков - спереди и сзади. Да еще и в лесу вдоль дороги пробирались невидимые разведчики пиктов.


Дикари шли ходко, не отставая от шестиногово скакуна. И, по своему обыкновению, горланили очередную сагу собственного сочинения, вызывая тем самым жгучую зависть Галахада.


Ничего интересного не происходило, и Вук с Ашат быстро заскучали. Та же дорога, тот же лес... Ни опасностей, ни приключений!


- Слушай, а что это он жует? - вдруг остановилась Ашат, показывая лапой на одного из дикарей.


Вук принюхался.


- Свининой пахнет! - авторитетно заявил он. - Может окорок доедает?


- Сам ты окорок! - огрызнулась кошка. - Не чуешь разве, что запах другой.


- Окорок!


- Не окорок!


- Окорок!!!


- Ну, хорошо. - вдруг покладисто согласилась кошка. - Давай поспорим! На желание!


- Давай! - в запальчивости брякнул Вук, и тут же прикусил язык. Пахло-то действительно какой-то не совсем обычной свининой.


Грациозно помахивая хвостом, кошка подбежала к толстому дикарю, аппетитно вгрызающемуся в бело-розовый шмат.


- Милейший! Не будите ли вы любезны ответить, как называется пища, которую вы вкушаете?


- Чаго? - чуть не подавился "милейший".


- Она спрашивает, как называется то, что ты жрешь! - перевел Вук.


Дикарь облегченно дожевал. А потом с большим удивлением посмотрел на друзей.


- Це? Це ж сало!


- Сало? Что такое сало? - на этот раз непритворно удивилась Ашат.


Пикт несколько раз открыл рот, с благоверным ужасом смотря на злейших друзей.


- Во, дикари! - наконец сумел выдохнуть он. - Сала не бачут!


- А ты дай попробовать! - Вук заранее облизнулся. Толстяк быстро спрятал недоеденный кусок за спину.


- А что его пробовать? Сало - оно и есть сало! - и он поспешил затеряться в толпе воинов.


- Вот жмот! - фыркнула Ашат. И добавила медовым голоском. - А ты, лохматый, проиграл! Так что готовься...


- К чему? - поджал хвост вовкул.


- Долг отдавать, долг... - промурлыкала кошка. - Что бы мне пожелать... Может, заставить тебя всю ночь мне колыбельные напевать? Или на мышей отправить охотиться? А может, ты еще денек помяукаешь?..


- Только не это! - Вук готов был расплакаться, но, заметив в глазах кошки веселые огоньки, сдержался.


- Ладно! - решилась кошка. - Добудь мне этого самого сала, и мы в расчете!


Вук немного приободрился. Конечно, брать без спросу чужое нехорошо, но он чуял - спрашивать бесполезно. Любой из пиктов не задумываясь отдал бы за него жизнь, но сало... Нет, придется все-таки без спроса!


Вовкул немного попыхтел, вдохнул поглубже и... стал таять в воздухе. Сначала исчезли лапы, потом голова, потом... На том дело и застопорилось. Хорошо, что они немного отстали, а то зрелище волчьего тела без ног и головы, но зато помахивающего хвостом, могло вызвать даже у выдержанной публики не один сердечный приступ.


- Недоучка! - прошипела Ашат. Она повела хвостом, и Вук исчез без остатка. Трава пригнулась под невидимыми лапами, и вновь распрямилась.


Ждать пришлось недолго.


- Держи! - донеслось из воздуха, и в лапу кошки ткнулся почти такой же кусок сала, какой был у жадины.


- Ладно уж, - смилостивилась она над успевшим стать видимым Вуком. - И тебе кусочек перепадет!


Выпустив коготь, кошка по справедливости разделила добычу - две части себе, одну вовкулу - видят создатели, о нем забочусь, чтобы не растолстел!


Одновременно зажевали, и одновременно уставились друг на друга.


- Фантастика! - выдохнули оба - тоже, естественно, одновременно.


Тот, кто пробовал настоящее - нежное, прозрачное, умопомрачительно вкусное - украинское сало, поймет наших героев. И даже простит им преступление, так как через некоторое время котомки пиктов оказались пусты, зато Вук с Ашат с глубокими, но довольными, стонами лежали на лесной дороге. Со стороны могло показаться, что каждый из них проглотил по целому арбузу средней величины. Послеобеденный кейф нарушало только смутное чувство, что поступили они все-таки не совсем правильно... Через несколько мгновений это чувство переросло в уверенность.


- Вождь, беда! - послышался истошный вопль.


Залязгало оружие - пикты торопливо готовились к обороне.


- Рыцари Мордрета?


- Хуже! Куда хуже!!! У меня сало пропало!


- И у меня!


- И у меня!


- Воры! - взревели десятки голосов. - Смерть им!


Не на шутку перепуганные обжоры попытались уйти в астрал или хотя бы отползти с дороги на обочину, но было поздно - разъяренная толпа пиктов, размахивающая секирами, приближалась с неестественной скоростью.


- Вот они!!!


Как не быстро бежали дикари, таксодракон оказался быстрее. Он загородил своим телом бессильных жертв желудка и оскалил громадные зубы. Соскочивший рыцарь обнажил меч; Вениамин, прикрывая Нину, быстрыми движениями разминал руки. Увидя помеху на пути к правосудию, пикты недовольно заворчали. Но уважение к недавним собутыльникам еще сдерживало их...


- Уйдите с дороги! - глухо попросил вождь. - Они воры и преступники, они заслужили смерть!


- Они наши друзья! - так же глухо ответил Вениамин.


Еще минута, и кровавая схватка была бы неизбежна...


- Стойте! Стойте! - между готовыми к бою группами вклинился Дима. - Никакие они не преступники! Их не казнить, их лечить надо!


Смело подойдя к опешившему вождю, журналист упер руки в боки.


- Ты что, не знаешь, что лица в недееспособном состоянии суду не подлежат?!


- Но... - начал было вождь.


- Сало - наркотик! И их надо лечить как наркозависимых!


Глаза вождя немного потеплели.


- Вообще-то я от него тоже балдею! - неуверенно подтвердил он.


- Точно, балдеем! Наркотик оно и есть! - поддержал главаря нестройных хор воинов. - Лечить их! Шамана сюда!


Хмурый шаман протиснулся мимо таксика к продолжающим лежать Вуку и Ашат. Осмотрел их, погремел бронзовыми и костяными фигурками на длинных ремешках.


- Случай тяжелый, но жить будут! Начинаем лечение! Ну-ка, вы, освободите дорогу справа - там кусты погуще!


Дождавшись, когда его приказание будет выполнено, шаман еще сильнее загремел амулетами и завыл заунывное заклинание. Подействовало оно быстро - кошку с вовкулом как взрывом подбросило! Едва касаясь лапами земли, они кинулись по "зеленой" улице и исчезли в зарослях дрока. Выбрались оттуда только спустя минут десять, очень похудевшие и смущенные.


- Ребята, Дима, Нина! Простите вы нас! Сами не знаем, как оно получилось! - вовкул покаянно ударил себя лапой в грудь и понурил голову. Ашат старалась держаться независимо, но получалось это у нее не очень хорошо - глаза виноватые, усы поникли...


Нине стало ее жалко, она нагнулась чтобы погладить кошку. Та презрительно фыркнула, но спину от удовольствия прогнула.


- Значит це так и решим! - после недолгого совещания с соплеменниками вождь подошел к нашим героям. - Казнить мы вас не будем, но виру стребуем! Вы, - он ткнул пальцем в сторону виновников, - отправляетесь на охоту и добываете трех... нет, пять кабанов! А уж сало из них мы, так и быть, накоптим сами! До тех пор пока не вернетесь, они, - тычек в сторону группы поддержки, - останутся здесь в заложниках.


Он минуту подумал.


- Нет, не здесь, а там, с полмили дальше! - и покосился на чрезвычайно пахучие кусты.



***



- Ну вот, где мы им столько свиней наберем? - ворчал Вук, принюхиваясь к чуть влажному лесному воздуху. - Оленей чую, зайцев, барсуков... Медведя... А кабанов нет, хоть тресни!


- Найдем! - беззаботно махнула лапой Ашат. Хорошее настроение и уверенность в себе вернулись к кошке полностью. Честно сказать, для столь быстрого восстановления душевных сил была и еще одна причина - после колдовства шамана она стала худее НА ЦЕЛЫХ ПОЛТОРА КИЛОГРАММА! За одно это она была готова простить грубиянам-пиктам все-все!


Между тем друзья уже битых два часа бродили по лесу в тщетных поисках хотя бы свиного запаха. Дубы с кучей прекрасных желудей, нежные побеги тростника около болота - море кабаньих деликатесов! А никого хрюкающего как не было, так и нет!


Не знали они, что местные кабаны давным-давно разузнали о пагубной страсти пиктов. И предприняли контрмеры - не успевали те показаться в каком-либо лесу, как истошно визжащий дозорный мчался с докладом к вожаку, и все стадо скорехонько улепетывало в эмиграцию. Желуди желудями, но своя шкура дороже!


Утомившись, Вук и Ашат устроились на заросшем мхом гигантском валуне. Солнце уже хорошо прогрело камень, и сидеть было тепло и мягко. Кошка тут же начала вылизываться.


- Что делать будем? - прервал затянувшуюся паузу вовкул.


- Есть идея! - Ашат на мгновение оторвалась от туалета. - Иди, поймай штук пять мышек!


- Это еще зачем? - опешил Вук.


Черная бархатная шерсть лоснилась, как вымытая дорогим шампунем, и Ашат сочла, что может ответить этому надоеде.


- Про заклинание трансформации слышал? Или в ваших школах такого не проходят?


- Ну, слышал, а причем...


- А притом! - Ашат начала сердиться - нельзя же быть таким тупым! - Ты их поймаешь, а я в кабанов превращу!


В голову Вука закралось нехорошее подозрение - то, что своим воплощением он обязан этой длиннохвостой бестии, вовкул понял уже давно.


- А ты раньше что-нибудь подобное делала? - сладким голосом поинтересовался он и на всякий случай обнажил зубы.


Ашат поспешила перевести разговор на другое.


- Нет, не выйдет! - с сожалением призналась она. - Тут магия странная, заклинания как-то по-другому работают. Да и пикты наши, если узнают, не простят такого кощунства над святым!


- Не простят! - вынужден был признать и Вук. - Но делать что-то на...


Договорить он не успел. Земля под лапами вдруг ощутимо вздрогнула, словно к ним приближался кто-то очень-очень большой.


Друзья вскочили на лапы.


- Кабан... - не веря себе, принюхался Вук. - Сюда идет!


- Вопрос решен в нашу пользу! - подмигнула ему Ашат. - Сейчас мы его и уделаем! Эх, жаль - охота на него не интересная! Никакого азарта, никакой опасности!..


Раздался рев, в котором отдаленно слышалось хрюканье. Громадные ели, густо росшие неподалеку, вдруг разлетелись как хрупкие кустики. И перед нашими героями предстал кабан. Вернее, вепрь. Эриманфский. Точнее, его потомок.


Посланец Морганы был в холке не менее трех метров высотой; похожее на скалу тело покрывала металлически поблескивающая щетина. Копыта вепря легко крошили валуны, а размеры клыков произвели бы впечатление даже на мамонта.


Подслеповатые, налитые кровью глазки вепря в упор уставились на оторопевших кошку с вовкулом. Издав уже слышанный ими рев-хрюканье, чудище опустив пониже клыки (эх, мелковаты - не промахнуться бы!) бросилось на друзей.


Увернуться оказалось несложно, и Эриманфский вепрь с шумом и скоростью селевого потока пронесся мимо. Затормозил всеми копытами, развернулся...


- Ну вот, нашли сви-ни-н-ку! - от неожиданности Вук слегка заикался. - И что теперь делать?


- Доверьте дело профессионалу! - Ашат гордо выпрямилась, подняла правую лапу, выпустила когти. Небрежно, словно отгоняя муху, кошка махнула в сторону готовящегося к новой атаке вепря. С когтей сорвались огненные стрелы, устремившиеся к кабану. Настигли его, и... отразившись, полетели обратно. Над головой друзей пронесся настоящий огненный шквал, в воздухе запахло озоном. Пренебрежительно хрюкнув, вепрь бросился на друзей.


- Бежим! - истошно взвизгнула Ашат. - У него щетина из хладного железа! Его магия не берет!


Что такое холодное железо знает каждый маг, даже начинающий. Не тратя время на разговоры, Вук смело бросился на утек. Кошка едва успела запрыгнуть ему на спину и вцепиться когтями в холку.


На бегу Вук слышал, как за ними трещат деревья - вепрь явно решил познакомиться с ними поближе.


- А их вообще кто-нибудь убивал? - задыхаясь от бега, поинтересовался Вук.


- Только Геркулес!


- И как?..


- Дубиной по голове!


Такой способ явно не подходил и Вук увеличил скорость.



Первым на необычный шум в лесу обратил внимание Дима. Он вышел навстречу возвращающимся с такой помпой охотникам. Еще раз прислушался. А как же они столько мяса на себе дотащат - мелькнула запоздалая мысль.


Мимо пронесся Вук с оседлавшей его Ашат.


- Спасайся! Там... вепрь! - успел крикнуть он. Стремясь вовремя предупредить друзей, вовкул значительно опередил преследователя.


На мгновение Дима опешил - ну, вепрь, так за тем и ходили?!


- Эй, хлопцы! - окликнул он пиктов. - Принимайте добычу!


Пикты оживленно загалдели.


И тут показался сам вепрь. Эриманфский. Вернее, его потомок. От неожиданности, при виде такого количества народа, он затормозил. Обмерли и пикты.


- Гляньте, сколько сала вам пригнали! - ляпнул журналист. Наверное, тоже от неожиданности.


- Сало! Сало! - зашелестели пикты.


- А шо, добрый порось! - Одобрительно кивнул вождь. - Такой за пять сойдет! Дывитесь, хлопцы - сала накоптим на цельный месяц, окороков... крупноват, може жесткий... Ничего, с гадючьим луком отмочим - помягчает! Из щетины стрел наделаем!


Вепрь оторопело слушал разглагольствование наглой букашки. Он привык, что его все бояться, от него убегают... А тут... Под взглядом стольких глаз, смотрящих на него с голодным восторгом, вепрю стало очень неуютно.


- Так, хлопцы, копайте яму - будем туда кровю спускать! - вождь потянул из-за пояса нож и проверил его остроту на ладони.


- Батько, негоже такое добро разбрасывать! - неуверенно возразил ему один из воинов. - Давай лучше в бурдюки сольем - сгодиться для колбас!


- Добре! - кивнул вождь. - Готовьте!


И он шагнул к обмершим салу, окорокам и колбасам. Будущим.


Вепрь попятился. Он как-то разом забыл, что он Эриманфский. Что этот человечек едва достает ему до брюха, а ножичком его даже не поковыряешься в клыках - маловат. Он понял только одно - его хотят съесть! Съесть!!!


- Спасите! - завизжал он и бросился наутек.


- Стой! Куда! Держи его! - завопили пикты и бросились в погоню.


Вениамин с уважением посмотрел на Диму.


- Вот что значит для народа вовремя задать правильное направление мыслей! - отметил он и похлопал находящегося в легком ступоре журналиста по плечу.



Когда Эриманфский вепрь (точнее, его потомок) ворвался в ее замок, проделав громадную дыру в стене, и забился в самый дальний подземный хлев, Моргана абсолютно точно поняла - затея натравить на незнакомого мага дите далекой Греции была плохой. Даже очень плохой.



***


В замке Рогед, более известном в Англии под именем Черный замок, царила тихая паника. Никто не знал - что делать и как?


Пытаться ли заделать стену своими силами, или подождать, когда хозяйка вызовет демонов-ремонтников?


Или как успокоить ревущих в подземельях чудищ? Наслушавшись стонов Эриманфского вепря об ужасах внешнего мира, монстры как один потребовали укрепить вольеры каменными стенами и железными воротами. Где взять рабов на строительство, если перепуганный василиск половину обслуги пообращал в камень? И куда девать кучу статуй?


Около замка неспокойно - не то йомены восставшие бродят, не то разбойники обнаглели. А может и передовые отряды короля Артура стягиваются... Выслать стражу разогнать или готовиться к осаде?


Все усложнялось тем, что в столь ответственный момент замок остался без руководства - король и принц в походе, а королева... Моргана заперлась в лаборатории, подходить к которой не решались даже самые смелые слуги. Кому охота потом всю жизнь в болоте квакать?! Поэтому когда, наконец, у ворот замка запел рог и маленький отряд всадников прогромыхал копытами по опущенному мосту, вздох облегчения ветром прошелестел по освещенным мерцающими факелами коридорам - принц вернулся!


Мордрет соскочил с коня, просил поводья подбежавшему конюху, и, бешено сверкая глазами, потребовал:


- Вина!


Было видно, что отряд побывал в переделке - на латах следы ударов, плащи порваны, кони измучены.


Жадно выпив поднесенный кубок, а за ним еще один, принц осмотрелся кругом. Увиденное его озадачило.


- Где королева?


- Господин! Ваша мать в лаборатории, но заходить к ней...


Мордрет оттолкнул кравчего и, выбивая шпорами искры из каменных ступенек, направился в покои королевы. Стражи у дверей взяли "на караул", почтительно пропуская рыцаря в святая святых Рогеда. Однако покои встретили Мордрета звенящей пустотой. Рыцарь усмехнулся - мать все колдует. Магия, магия... Ерунда! То ли дело - проверенная сталь! Хотя, скрепя сердце признал принц, иногда магическая поддержка бывает ох как ценна...


Принц поднялся по незаметной лестнице на башню, и поморщился - опять у матери воняет всякой дрянью.



Моргана раздраженно повернулась к двери. Кто, несмотря на приказ, посмел ее тревожить? Однако стук повторился - все более настойчивый - и лицо королевы просветлело. Только один человек на свете мог позволить себе такое!


- Открыть! - радостно приказала фея. Едва охранный дракончик погасил глаза, дверь распахнулась и Мордрет шагнул через порог лаборатории. Поцеловал мать в щеку, преклонил колено и подставил лоб для ответного поцелуя. И лишь потом поинтересовался.


- Ваше величество, какого черта у нас тут творится? Стена разбита - замок штурмовали? Или это последствия ваших магических опытов?


Принц раздраженно заходил по тесной комнате, привычно уворачиваясь от многочисленных принадлежностей колдовского ремесла.


- Йомены бунтуют! Прямо около замка на нас налетела какая-то пьяная толпа! Ты не поверишь, но они требовали, чтобы мы вернули им украденную свинью!


- Эриманфского вепря! - растерянно поправила королева.


Принц поперхнулся, и недоуменно взглянул на мать, надеясь увидеть на ее лице улыбку. Таковой не оказалось. Брови принца поползли вверх.


- И кто эти мирные селяне, которые жаждут разводить милых свинок греческого образца?


- Пикты.


- Что?!! Это были...


- Наши пикты. Вернее, наши бывшие пикты.


Последовала немая сцена. Первым не выдержал принц.


- Но они же с нормальными лицами!


- Что?!! Это невозможно! Там было такое заклятье, что с ним не могла справиться даже я!


- Так, мама! - принц схватил со стола королевы кувшин с вином и отхлебнул прямо из горлышка. Поморщился - ему никогда не нравились терпкие сорта. Немного успокоившись, Мордрет продолжил. - Я вынужден повторить вопрос - какого черта у нас тут творится?


- Сядь, сын. - Мордрет немного растеряно оглянулся, ища не заваленное книгами, чучелами или еще какой-то непонятной рухлядью сиденье. Оно имелось, но только в единственном экземпляре, а садиться на место королевы, пускай она и приходится ему матерью... Это попахивало изменой короне...


Моргана раздраженно щелкнула пальцами, и кривоногий табурет, крехтя от натуги, свалил с себя череп горного тролля и рысью подбежал к принцу. Тот сел и выжидательно уставился на мать. Королева несколько минут постояла молча, решая с чего начать.


- У меня для тебя крайне неприятное известие: на камне Мерлина появилось новое пророчество. Вот, почитай! - она протянула принцу пергамент. Мордрет пробежал по нему глазами, и... захохотал.


- Мама, что это за ерунда? Похоже на бред нашего менестреля после десятка кружек эля!


Королева тяжело вздохнула и холодно ответила.


- Повода для веселья нет! Пророчества никогда не ошибаются! И к тому же... оно уже начало сбываться. В стране появился новый, враждебный нам маг в компании оборотней. Мы лишились дракона, пикты стали нашими врагами. Затея использовать против армии Артура монстров провалилась - они наотрез отказываются вылезать из подвалов.


Смех оборвался, и творение стихолюбивого рыцаря подверглось более детальному изучению. Принц задумался.


- Тут слишком много непонятного, - медленно произнес он. - Я хорошо изучил все пророчества Камня, и не помню среди них более странного. Ты узнала о ком идет речь - что это за вовкул, кто такая красавица дева, какие такие поэт и гроза драконов?


- Я узнала очень мало. Вовкул... таких раньше не встречалось в нашем мире. Гроза драконов... Ты не поверишь, но это Галахад!


Лицо Мордрета вытянулось, но смеяться он больше не решался.


- Ты не путаешь? Тот самый Галахад, самый никчемный из рыцарей Артура?


- Тот самый! И он действительно приручил дракона - тот даже называет его "папой".


Отвисшая челюсть принца с лязгом стала на место.


- Я должен увидеть это своими глазами!


- Невозможно! Кристалл дальновидения погиб - кто-то, скорее всего сам маг, обнаружил мое наблюдение и нанес ответный удар. Кристалл разнесло на такие мелкие осколки, что не было никакой возможности его восстановить! А новый вырастет, - Моргана покосилась на большую реторту, заполненную белой мутноватой жидкостью, - только дней через десять.


Мордрет немного покраснел и потупился.


- У меня есть кристалл! - смущенно признался он.


Королева исчезла, и ее место временно заняла просто мать.


- Ах ты, негодник! Значит ты, несмотря на запрет, шарил в моих артефактах? С тобой же невесть что могло случиться - ты мог превратиться в женщину, у тебя могли выпасть волосы!.. Наконец, ты мог просто исчезнуть! И зачем тебе понадобился кристалл дальновидения - за купающимися девками подсматривать?!


Рыцарь покраснел еще сильнее.


Внезапно Моргана прекратила разнос, и Мордрет с облегчением вздохнул - перед ним снова была королева.


- Хорошо, оставим разговор о твоем поведении до более спокойных времен. Неси кристалл! Куда ты его умудрился спрятать? Я ведь регулярно проверяю твои покои на предмет магических вещей - мало ли какую гадость ты притащишь домой!


Принц поплелся к скромно устроившимся в самом дальнем уголке лаборатории рыцарским латам (по преданию принадлежащим самому Пендрагону). Буря не миновала - что королева никогда ни о чем не забывает он усвоил с пеленок - но откладывалась на неопределенный срок. А там, глядишь, война, захват трона, коронация... Не будет же, в самом деле, мать пороть короля объединенных английских королевств!


Если что-то хочешь хорошо спрятать - прячь на самом видном месте! Королеве и в голову не могло прийти, что потерянный кристалл находится у нее же в лаборатории! Как и то, что дверного дракона принц уже давно подкармливает лучшим земляным маслом.


Забрало на рыцарском шлеме поддалось со скрипом - все-таки давненько он тут не бывал! Кристалл оказался на месте - под мягким слоем льняной набивки, предохраняющей голову от ударов. Запылился он изрядно, и Мордрет уже готов был протереть его полой так и не смененной после возвращения рубашки, но его остановил вопль королевы.


- Что ты делаешь! - она ловко выхватила кристалл из рук сына. - Разве так можно обращаться с магическим предметом!!! Малейшая царапина, и он нам напоказывает такого!.. Принц, вы же знакомы с магией - как вы можете быть так небрежны!!!


Королева извлекла из ларца метелку из нежнейшего собольего меха и осторожно обмахнула им предмет. Водрузила его в специальное гнездо на золотой треноге и потянула из поясных ножен тонкий кинжал. Мордрет отвернулся - ему довелось достаточно насмотреться на разрубленные на куски трупы, приходилось убивать самому... Но привыкнуть к виду крови из руки матери он так и не смог.


- Готово! - устало произнесла королева. Она покачнулась - сказалось дикое напряжение последних дней - нашарила кресло и опустилась в него в полном изнеможении. Собрав остатки сил, смазала рану на руке темным бальзамом, залепила белым мхом. И замерла, как заснула.


- Вина?


Королева, не открывая глаз, кивнула. Принц налил в кубок красного вина, добавив в него щепотку специй из хорошо знакомой ему шкатулки.


Пока мать мелкими глотками пила живительный дар виноградной лозы, Мордрет жадно приник к сияющему кристаллу. Что-что, а обращаться с этой игрушкой он умел - мать была права в своих подозрениях. Но когда калейдоскоп отрывочных видений сменился четкой картиной, он решил что опыт все-таки подвел его. Потому что такого просто не могло быть! Его не тронуло видение доселе неизвестной породы оборотней, не тронул маг - хотя мать права, с такой мощью придется считаться. Даже невиданная шестилапая собака была оставлена без внимания - слишком потрясло его то, что он увидел верхом на собаке. В непривычной одежде, бесстыже придерживаемая за талию незнакомым мужчиной...


- Гвинивера!


Королева вздрогнула и открыла глаза.



***



- Нет, мама, даже не пытайся меня отговаривать! Моя дама таскается в компании каких-то подозрительных мужиков, а я сиди и латы полируй!


- Но принц, одумайтесь! Нет, не так! Сынок! Послушай меня! Через пару месяцев тебе предстоит сесть на трон Лонгрии! Вспомни наши планы - собрать под одной рукой - твоей рукой! - все королевства и создать великое государство! До свершения задуманного остался один шаг, а ты собираешься рисковать своей жизнью ради какой-то...


Мордрет окатил мать настолько ледяным взглядом, что королева поневоле сбилась. Нет, прислушиваться к словам разума принц явно не намерен! Но и силу против него применить нельзя - в жизни не простит!


- Мама, я же сказал - я принял решение! И менять его ради какого-то вздорного пророчества не намерен! Хорошо, что мои люди не успели расседлать коней - мы сейчас же выезжаем!


Что же делать?! Как выиграть хоть немного времени? Может удастся что-нибудь придумать? Хоть час, хоть...


И тут спасительная мысль незаметно, но весьма настойчиво ткнулась в королевскую голову и решение пришло само собой.


- Хорошо, сынок!


Мордрет с удивлением покосился на мать. Лицо королевы выражало самое искреннее участие и даже сочувствие.


- Хочешь ехать навстречу своей даме - ехай, я отговаривать не буду. Но принц, - королева брезгливо сморщила тонкий нос, - не можете же вы предстать перед леди в таком виде! Вы грязны, небриты, вы весь пропахли конским потом. А одежда - вы бродяга или принц?! Ах, сынок, сынок, когда же ты повзрослеешь!


С каждым словом лицо Мордрета вытягивалось все больше и больше. Он готовился к скандалу, даже на всякий случай нашарил амулет, позволяющий сопротивляться магии. А тут... Мать как будто подменили!


- Мама, с тобой все в порядке? - озабочено поинтересовался Мордрет.


- Ах, сын, как приятно что ты заботишься о моем здоровье! - королева зардела и игрива погрозила ему пальцем. - Ведь ты же мой сын, я хочу тебе только добра! Иди, прими омовение, смени костюм и доспехи, прикажи своим людям привести себя в порядок и почистить лошадей - увы, в замке подмены им нет, все в разъездах. Ну не поедешь же ты на встречу НЕВЕСТЕ (последнее слово королева так и произнесла - все заглавными буквами) на кляче нашего водовоза?!


Она фыркнула, дав обалдевшему принцу прочувствовать всю нелепость такого предположения.


- Сейчас я распоряжусь, и слуги все подготовят в один миг! А потом я сама выйду к твоему отряду чтобы благословить ваш поход.


Чуть подтолкнув к распахнувшейся двери ничего не понимающего сына, королева ударила в золотой гонг.


Старый Николс не заставил себя ждать (не зря он последние дни даже спал в ближайшей нише за доспехами). Вызвать гнев королевы, да еще после ее затворничества... Давно известно, что истощенная магическими опытами королева - это королева с богатой фантазией. В смысле, придумывания наказаний для нерадивых слуг. Так, парочка выпивших на посту стражников так и работает фонтаном в замковом саду. Чтобы, значит, кроме воды вообще ничего в рот не брали... Нет, он, Николс ни таков - лучше уж потерпеть твердую подстилку на каменном полу и пронизывающие сквозняки... А за верную службу может еще и наградят...


Слуга почтительно поклонился. Королева положила руку ему на плечо (старик задрожал).


- Встань, Николс! Неужели ты боишься меня? Ну что ты, разве я обижу самого верного из своих лакеев! Я же совсем не строгая! Вот, возьми за службу!


В руках окаменевшего слуги материализовался крупный рубин.


Королева продолжала самым ласковым голосом.


- Тебе выпала высокая честь, Николс! Твой господин и мой сын едет встречать свою невесту. Ты обязан проследить, чтобы он выехал в надлежащем для высоты его положения виде. А заодно и присмотри, чтобы его воины были под стать господину.


Величественным движением руки королева дала понять, что аудиенция окончена.


...Когда осчастливленный неожиданной щедростью хозяйки Никол шаркал за Мордретом по коридору в сторону ванной комнаты, даренный рубин, который он продолжал сжимать в руке, вдруг больно закололся. Удивленный слуга поднес камень к глазам. Из багряной глубины выступило лицо королевы.


- Не слишком торопись с исполнением приказа, Николс!


И в этот раз ее выражение было совсем не добрым.



Лишь только за принцем закрылась дверь, Моргана до крови закусила губу. Часа три-четыре у нее есть. А вот решения проблемы так пока и не найдено. Все последние дни она пыталась рассчитать ходы неведомого противника. Знать бы точно, чего он хочет! Тогда и помешать было б легче! По большому счету понятно - низвергнуть ее и занять место Мерлина при Артуре. А то и самому залезть на трон вместе с это стервой Гвиневерой!


Вот бы взять, и скопом весь этот сброд... Мага, оборотней, дракона-отступника... Но как? Магия их не возьмет, сила... Это ж половину армии придется положить! А войско нужно для войны против Артура - тот тоже не совсем дурак и собирает по окраинным замкам верных короне рыцарей. Да еще ходят слухи, что любовник Гвиниверы Ланселот намерен в этой битве помочь своему другу-сопернику.


Опять и опять эта Гвинивера! Развратная тварь, пустышка - но вечно около нее что-то происходит, что влияет на судьбы мира! Она как цветок хмеля, благодаря которому бродит пиво событий. И ее мальчик, надежда всей Англии втянут в этот водоворот...


- Нет человека, нет проблемы!


Раздавшийся из темного угла лаборатории голос был и приятен, и в тоже время настолько пугающ, что Моргана вздрогнула. Однако не даром она была великой колдуньей - вмиг в лаборатории вместо усталой женщины возникла грозная воительница. Огнем вспыхнули глаза, магия короной заклубилась вокруг своей повелительницы.


- Покажись, неизвестный!


Навстречу королеве шагнул высокий мужчина в черном плаще с наброшенным на голову капюшоном. Моргана сразу узнала его, хотя до сей поры не разу не видела. Уняв невольную дрожь, фея нахмурилась.


- Зачем ты пришел, посланник Ада? Я не вызывала тебя и не нуждаюсь в твоих услугах! Ты же знаешь - я с Нижним миром дел не веду!


Из тьмы под капюшоном сверкнул холодный и насмешливый взгляд. Человек (а вернее, демон) рассмеялся.


- А нас и не надо вызывать, тем более такой прекрасной даме! Мы всегда рядом, как только нужен наш совет и участие.


- Мне не нужны ваши советы! Убирайся!


- Ой ли? А кто только что места не находил от беспокойства о дорогом сыночке? И, между прочим, правильно не находил - Мордретика нашего ждет большая бяка!


- Молчи! Я способна защитить своего сына!


- Защитить его от его самого? Такого еще никому не удавалось, фея! А впрочем, сама смотри!


Кристалл дальновидения вспыхнул мертвым голубым светом. Моргана подняла руку - не хватало еще, чтобы кто-то распоряжался ее вещами - но случайно брошенный на всплывшее изображение взгляд... И она не смогла оторваться от чудовищного зрелища.


... Вот Мордрет, ее сын, гонится за Гвиниверой... Тщетно осаждает монастырь, в котором она скрылась... Вот клубами поднимается пыль и к его, наспех собранному воинству, скачут отборные рыцари Артура, а на подходе и воинство Ланселота... Солнце заливает обширную пустошь близь Камланна, солнечные зайчики отражаются от начищенных лат воинов... Артур и Мордрет между двух войск ведут переговоры... Змея, обвивающая ногу Арвейта, самого юного оруженосца ее сына... Вспыхнувший на солнце меч, разрубленная гадина извивается на земле... Скачущие друг на друга рыцари, ломающиеся копья, обезумевшие в угаре боя лица воинов...


- Как он мог! - шептала королева. - Не подождав союзников с востока, в неудобном для него месте, без прикрытия лучников, без резервов... Как он мог допустить столько ошибок!


... Черные клубы воронья над окровавленными телами.


От дикого крика Морганы вздрогнули часовые на стенах.


... Ее сын! Умирает, насквозь пронзенный копьем Артура, последним судорожным движением обрушив меч на голову короля!..


- Не допущу!


Какое тесное платье у горла! Душит, стягивает! Моргана рванула драгоценный бархат так, что жемчужные пуговицы градом посыпались на устланный тростником пол.


- Как он мог! Он как обезумел!


Демон с брезгливым любопытством наблюдал за феей.


- Вот именно - обезумел! У вас, людишек, все безумство принято списывать на какую-то любовь!


Последнее слово он прошипел с неимоверным презрением.


- Любовь, морковь, свекровь! Брали бы пример с нас - всегда с холодной головой и расчетливым сердцем! Мы не гонимся за фантомом, мы делаем свою работу!


Однако королева его не слушала. Она металась по комнате раненой тигрицей.


- Что делать, демон, как его остановить?!


- Вот это деловой разговор! - адский посланник развалился в кресле королевы и закинул ноги в сапогах со шпорами прямо на стол. Сунул какую-то толстую и короткую палочку куда-то под капюшон, сверкнул огнем из пальца и стал попыхивать клубами дыма, пахнущего неизвестной Моргане травой.


- Я с этого и начал - нет человека, нет проблемы! Все ваши беды из-за того, что поняли вы, людишки, это слишком поздно - аж в конце Эпохи Рыб! Иначе какое царство вы могли бы построить на этой поганой Земле! Не хуже, чем у нас! Итак, подумай - кто этот человечек, что нам мешает?


- Неведомый маг-пришелец! Он рушит мои планы, лишил меня монстров и верных пиктов! И неизвестно, на что он еще способен!


Демон противно захихикал.


- Неудачная попытка! Пришелец, бесспорно, силен и мешает тебе - впрочем, о нем разговор еще будет. Но прикинь, фея - ради кого он тут появился?


- Гвинивера! - глухо выдохнула Моргана.


- Умничка, девочка! В самую точку! Это из-за нее твой сынуля потерял голову, это из-за нее война началась раньше, чем ты была к ней готова. Это из-за нее магия... Ну, это тебе не важно! - резко оборвал себя демон. - Ты, голуба, теперь поразмысли прогрессивно...


- Усыпить ее, как Мерлина лет на тыщу!


- Не выйдет! Ты же знаешь, что любое заклятье можно снять. Сейчас они дерутся за нее, а тогда будут драться за гроб с ее телом! Вот некрофилы! - вновь захихикал демон.


- Зашвырнуть ее куда-нибудь подальше - к медведям, на север!


Демон даже подскочил, поперхнувшись дымом.


- Ты совсем обалдела?! Мало тебе островных проблем, так ты хочешь влезть во всеобщую свару? Да от вас и косточки вонючей не останется после знакомства с этими дикими славами и викингами! А оно состоится, и очень скоро - верь моему слову!


Если бы Моргана была хоть чуть-чуть спокойнее, она бы заметила... Слова о вере в устах того, кого еще называют Отцом лжи... Но слишком силен страх за сына, страх его потерять! Перед ним даже мерк страх потерять надежду собрать все народы Острова в одно королевство с великим будущим.


- Что же делать? - бессильно прошептала Моргана.


- Известно что! Скоро у жены Артура день рождения? Двадцать пять, кажется? Вот и сделай ей маленький подарочек! Хи-хи! Слышал я в Византии поговорочку хорошую "Кого боги любят, тот умирает молодым". А боги к такой красотке явно будут неравнодушны!.. Тем более НАШИ боги! Так что давай - небольшое проклятие для нее, а заодно и для родичей ее! Пусть думают - наследственная эпидемийка! Хи-хи!


- Я не могу... Сын мне никогда этого не простит! Он узнает мои чары!


Демон встал. Его рука чуть подрагивала - словно что-то очень желанное было близко и ему не терпелось это получить.


- Эх, людишки! Не могу!.. Не простит!.. Вечно все приходится делать за вас!


Ну да ладно - на то мы и друзья! Мы ведь друзья?


Моргана слабо кивнула. Демон взял королеву за руку и прижал ее холодную ладонь к своей, еще более холодной груди.


- Не поверишь, душа изболелась на твои муки смотреть! Так и быть, сделаю все за тебя. Только знаешь, у нас ведь условице есть - без него и работать не можем.


- Я должна подписать договор и продать душу? - голос Морганы предательски дрогнул. Демон возмущенно замахал руками.


- Какой договор, что ты, что ты! Мы не формалисты и бюрократы какие-нибудь! Ты должна просто попросить меня сделать это!


- Я...


- Ну, давай же, а то дел невпроворот! Проси!


- Я, королева и фея Моргана, прошу тебя наслать на королеву Гвиниверу проклятие, которое погубит ее в день двадцатипятилетия!


- Про родню забыла! - заботливо напомнил демон.


- И ее родню! - послушно и безжизненно повторила королева.


- Заказ получен - считай, что дело уже сделано! - довольно потер руки демон. - Мы контора серьезная!


Он покровительственно потрепал Моргану по щеке.


- Ничего, красотка, сработаемся! И коль ты теперь в нашей команде, вот тебе подарочек.


Демон щелкнул пальцами, и у него на руке появился маленький зеленый череп. Он ловко кинул его фее.


- Держи! Маг этот недоделанный действительно неприятностей может много причинить. А мы его так... Еще в зародыше! Нет человека - нет проблемы!


Королева посмотрела на подарок, а затем вопросительно - на демона.


- Здесь его адресочек указан. - Пояснил тот. - Он вообще-то к вам из будущего залез. Так ты его там и достань - пока он еще ни о тебе, ни о Мордрете и думать не думает. Как по каналу времени ходить знаешь. Не маленькая! До встречи, красавица! До скорой встречи!


Демон насмешливо поклонился, и отступил в темноту. Его фигура заколебалась туманом и стала исчезать. Подом снова материализовалась.


- Да, чуть не забыл! Еще один маленький подарочек на прощанье! Уж больно сегодня я щедрый, как бы под трибунал не загреметь! В общем можешь считать себя вдовой!


И исчез, на этот раз окончательно.


Идя по извилистым коридорам ада, демон довольно потирал руки.


- Договор ей! - бормотал он себе под нос. - Нафиг он нужен - ты теперь и так наша, голуба!



Когда через четыре часа отряд во главе с чисто вымытым, до синевы выбритым Мордретом, облаченным в черные, матово сияющие доспехи, был готов к выходу, Моргана вышла из своих тайных покоев проводить сына. Давно принц не видел свою мать настолько спокойной. Спокойной и... безжизненной. Но занятый мыслями о предстоящей встрече с королевой своих грез, Мордрет не предал этому особого значения.


Он махнул рукой и трубач поднес к губам боевой рог. Гулкий мелодичный глас раздался над замком Рогед.


- Выступаем!


Несколько раз помахав рукой вслед отряду, Моргана опять поднялась к себе. Надо готовиться к ритуалу перехода. Да, кстати...


- Николс! - окликнула королева. - Принеси в лабораторию пяток белых голубей. А лучше узнай, нет ли у кого из рабов новорожденного ребенка. Только еще некрещеного!



***



- Доложка! - таксодракон почесал средней правой лапой за ухом. Довольно встряхнулся, подумал и добавил. - Пустая!


Действительно, перед нами лежала... Ну, в сравнении со всей остальной местностью, это действительно можно было назвать дорогой. Подпорченной раздавленными деревьями и выбоинами от копыт монстра, зато хорошо утрамбованной пустившимися в погоню за вожделенным салом пиктами.


И уж совсем не подлежало сомнению то, что дорожка действительно пуста. И не только она - на пару миль кругом всю чисть и нечисть как метлой вымело - кому охота попасть под чужие разборки!


Оказывается, за прошедшие дни я настолько привык к бесшабашно-шумному обществу детей далекой Украины, что без них мир стал казаться каким-то неправдоподобно спокойным. Но, вспоминая недавние события, я понимал, что сейчас нам и пиктам лучше побыть на некотором отдалении друг от друга.


По моей просьбе пришедшая в себя Ашат осмотрела нашу компанию на предмет наведенного колдовства и порчи, и обнаружила слабые следы влияния какого-то растения. Опознал его Вук - по характерному запаху драки - как Дурман раздора. Редкий, между прочим, цветочек. В отношении к нему звери, лесные духи и даже нечисть проявляют редкое единодушие - рвут с корнем как только дурман этот станет отличим от безобидного лопуха. Упустишь - беды не оберешься, все существа в округе друг на друга окрысятся! А уж когда на мясистых стеблях вызревают яблоки... Да, да - родные сестры того, из-за которого погибла Троя!.. И никакая Богиня раздора его не подбрасывала - само прикатилось! Хотя... Может этот дурман и есть материальное воплощение никем не любимой курносой Богини Раздора?


Так вот, кто-то при помощи этого дурмана хотел сделать нам изрядную бяку. Остается только удивляться, что затея провалилась (когда Вук про это говорил, он как-то странно косился на меня). Но остаточные явления колдовства еще имеются, поэтому... лучше не рисковать!


Я оглядел нашу команду. Вук с Ашат по привычке переругиваются (вот спелись - говорят же что противоположности притягиваются), Вениамин потихоньку насвистывает себе под нос что-то из Вагнера, Галахад с остекленевшими глазами шевелит губами - явно пытается сочинить поэму про наши недавние приключения.


Таксодракон... Вот кому можно позавидовать! Он с таким восторгом смотрит на окружающий мир, с такой детской непосредственностью радуется каждой пролетающей бабочке, каждому цветку! С такой нежной привязанностью заботится о "папочке" и его друзьях... Такая в его глазах мудрость, любовь и простота... Воистину, правы мудрые, говоря "Хочешь стать Богом - стань ребенком!"


Нина почесывала таксика за ухом, тот млел. Я почувствовал, как помимо воли на глаза наворачиваются слезы. За всеми нашими приключениями я ни на минуту не забывал, зачем мы здесь. Да, Нина смеется вместе с нами, переживает, радуется, пугается... Но даже я вижу, как все сильнее ее окутывает черная тень. И всеми фибрами души чувствую, как подобно песку в часах утекает время. И каждая песчинка гремит, как пустой череп...


Временами в душе поднимается холодная ярость, грозящая затопить все остальные чувства. Кто она такая, эта Моргана?! Кто ей дал право распоряжаться чужими жизнями?! Кто ей дал право!!!..


Господи, со мной раньше никогда ничего такого не было! Неужели слой человечности на нас, из-за которого выглядывает зверь, на самом деле такой тонкий? Или... Может просто я никогда раньше не любил по-настоящему?..


Ладно, доберемся до феи, а там разберемся!


- Ну что, пойдем знакомиться с Морганой? - сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь. Но и возражений не последовало - и так все ясно.


Удирающий вепрь выбрал самый короткий путь к замку Рогед и теперь нам оставалось только следовать по проложенному маршруту. Однако это оказалось не так просто...


Невеселым получалось путешествие. Вроде бы близка цель, но словно неведомая лапа сжимала на сердце ледяные когти. Рыцарь попробовал затянуть балладу (на этот раз вполне благозвучную - явно сочиненную кем-то другим), однако дрожащие слова без опоры зависали в воздухе и медленно оседали на землю.


Лучше всех держался наш супертаксик, но и ему приходилось тяжко.


- Папа, не густи! Нана, хосес сказку рассказу? Киса, хотес покатаю? - эти попытки нас развеселить были такими наивно-трогательными, что по неволе все улыбались и на душе теплело. Но опять подступал холод и смех затихал...


Тогда дракончик прибег к радикальной мере.


- Всем вкуса кушать! Холосо всем!


Ой, вот что такое врожденная магия! На нас обрушился самый настоящий дождь из лягушек - все на подбор жирные, зеленые и истошно квакающих.


- Угосайтесь! - щедро предложил супертакс, ловя лакомство на лету зубастой пастью.


Двойной визг был ему ответом. Я не думал, что Нина настолько боится этих безобидных земноводных! А Ашат завопила скорее от неожиданности, потому что сразу же соорудила защитный купол и теперь, несмотря на протестующие вопли таксика, живой дождь распадался над нашими головами на мелкие потоки и скатывался на землю по невидимым стенкам далеко за дорогой.


Вот этот-то купол и подтолкнул на мысль...


- Наведенные заклинания! - озарение посетило одновременно и Вука, и Ашат. После нескольких тщетных попыток установить вокруг нас защиту от магических воздействий, Ашат сплюнула (что совсем нехарактерно для изысканной леди).


- Не выходит! Здесь что-то совсем запредельное замешано! Если бы Моргана душу бесам продала, было бы все понятно... Но все говорят, что она фея свободная! Так откуда здесь взялась Темная магия?


- Некромантия? - вяло полюбопытствовал Вениамин. Кошка отрицательно помотала головой.


- Бери ниже! По сравнению с тем, что здесь разлито, некромантия чиста аки снег!


Почему-то вдаваться в подробности никто не захотел.


- Хотела бы я знать, - негромко добавила Ашат, - чем простая колдунья заслужила такую милость Нечистого владыки? Бесы подарки просто так не раздают...


- Короче, друзья! - встрял чуть приободрившийся Вук, - есть две новости - плохая и хорошая! С какой начинать?


- Ясное дело, с плохой! - фыркнул я.


- Тогда со всей ответственностью заявляю - защиту создать не получится и всем нам придется здорово погрустить!


- А хорошая?


- Я видел в телепрограмме - в субботу по телевизору будут показывать комедию Гайдая!


Немое молчание было ему ответом...


- Простите, а что такое телевизор? - робко поинтересовался Галахад.


Вот тут и последовал взрыв. Нина от смеха сползла с таксика и теперь корчилась на земле. Но не в одиночестве - рядом с ней извивался и стонал Вениамин. Я предпочел веселиться стоя - просто согнулся пополам, держась обеими руками за живот. Рыцарь, кошка и таксодракон сперва в недоумении смотрели на наши страдания, но скоро заразились - в наш смех гармонично вплелись громовые раскаты таксика, баритон Галахада и хрустальные колокольчики Ашат.


- Что и требовалось доказать! - важно заявил Вук и раскланялся.


Смех смехом, но после нашего смеха холод и тоска, обижено урча, отступили. Но надолго ли - неизвестно. А потому было решено воспользоваться предложением таксика (которое он, честно говоря, делал одной Ашат). С некоторым трудом поместившись на собачей спине, мы поскакали к замку. Вот уж вдалеке показалась самая высокая башня Рогеда.


Неожиданно потемнело. Я задрал голову - со всех сторон к замку сбегали черные тучи. Поднявшийся ветер швырял в лицо пригоршни мусора, сбивал дыхание.


- Скорее, сынок, скорее! - переменившийся в лице рыцарь обернулся к нам.


- Я слышал про такое! Сейчас в замке творится страшное чернокнижье! Да поможет нам Господь!


Супертакс и без понукания мчался вперед, резво перебирая всеми шестью лапами. Замок все ближе, ближе... Вот уже видны защитные башни, вот стали различимы крохотные фигурки часовых на стенах. Холмистая вересковая пустошь, небольшой лес - и вот он, замок Морганы. Как мы в него попадем, как справимся с феей - об этом пока не думалось. Главное успеть, а там!.. Господи, дай нам сил!


Все произошло на пустоши. Неожиданно из-за холмов выскочил небольшой отряд воинов во главе с рыцарем в черных доспехах. Они тоже во всю прыть скакали к замку, и тут заметили нас. Предводитель что-то пытался кричать, неистово размахивая руками. Потом он махнул своим воинам, и, хищно нагнув копье, помчался к нам.


Молния полыхнула так, что дрогнула земля. Нас обдала волна такой жгучей ненависти и боли, что казалось еще мгновение - и сердце лопнет, лишь на секунду опередив мозг.


Отряд рыцарей сбился - лошади ржали, вставали на дыбы, норовя сбросить всадников. Те с трудом удержались на взбесившихся животных. Рыцарь в черном пытался пробиться к нам, но никак не мог выбраться из кучи-малы.


- Дима, прости...


Я не сразу понял. Но тут сидящая передо мной Нина обмякла и стала оседать. Если бы я, обнимая, не придерживал ее за плечи, то она бы упала на землю.


- Стойте, Нине плохо! - заорал я. Подхватив на руки родное тело, я с ужасом почувствовал, что оно холодеет. Заглянул в лицо... Глаза закрыты, в губах ни кровинки... Грудь девушки поднималась еле-еле, слабое дыхание норовило затухнуть навсегда.


- Нина, не умирай! Я умоляю тебя - только не умирай! Потерпи, родная... Совсем немного осталось!.. Только потерпи!


- Больно... Холодно...


Она жива! А значит, еще не все потеряно!


Я не помня себя целовал холодное лицо, шептал какие-то слова... Пытался согреть своим теплом, поделиться своей жизнью.


Сквозь рокот грома раздался приближающийся стук копыт. Я же совсем забыли про Черного рыцаря и его воинов! А они, справившись, наконец, с лошадьми, были от нас уже не далее километра. Что такое для свежей лошади - проскакать тысячу метров!


- Нет, вы не получите ее! - с Ниной на руках я шагнул навстречу всадникам. И, я готов был поручиться, это не пустые слова. Та светлая ярость, которая разгоралась во мне, вдруг вспыхнула ослепительным пламенем. Плевать, что их больше! Плевать, что у них оружие и доспехи! Плевать!!!


Затрещала рубаха, плечи мои налились неистовой силой. Я шагнул вперед. Под ногами раскололся случайно подвернувшийся валун. Изменилось зрение - я отчетливо видел каждую капельку пота, отлетающую с боков лошадей, каждый вылетивший из-под копыт камешек.


Следом шагнули наши - Вук с шипящей Ашат, Вениамин, Галахад с обнаженным мечом, наш дорогой такс... Еще шаг...


Между нами и отрядом Черного рыцаря вспыхнула огненная полоса, словно кто-то рубанул горящим мечом. А потом воздух вокруг сгустился, завертелся и лопнул. Не было Черного замка, не было дороги... Мы стояли, недоуменно озираясь, на небольшой лесной поляне перед травянистым холмом. Жужжали над цветами пчелы, по деревьям скакали белки, звенел птичий хор. Веяло таким покоем, что боевой угар сам собой сошел на нет. Я крепче прижал Нину к себе.


- Значит, говорите, шел на Одессу, а вышел к Херсону? Интересное заклинание, никогда раньше такого не слышал!


Холм раскрылся и из него вышел крепкий старик с окладистой бородой. Щурясь от дневного света, он кутался в старенькую коричневую мантию и опирался на зеленеющий дубовыми листьями посох.


За моей спиной раздался металлический скрежет. Я оглянулся - с трудом сгибая ржавые сочленения лат, Галахад опускался на колени.


- Приветствую тебя, Великий Мерлин!


Господи, я совсем ничего не понимаю!


- А разве вы не спите? - вырвалось у меня.



***


Черный Властелин обязан быть злым - эта аксиома известна всем с младенческих ногтей, когтей или перышек. И если бы в данный момент какая-нибудь неведомая сила вдруг решила устроить конкурс "Черный Властелин года", проводя отбор кандидатов по степени злобности, то первое место единодушно досталось бы Мордрету. Даже несмотря на то, что он Властелином пока не являлся, а лишь намеревался стать им в недалеком будущем.


Он рычал на своих людей не хуже бенгальского тигра, а коня пришпоривал так, что бедное животное даже слабым ржанием боялось выразить свое неудовольствие.


В самом деле, так многообещающе начавшийся поход закончился полным крахом. Более того - в его голову закрадывались подозрения, что виной тому не просто невезение, а чей-то злой умысел.


Потерять несколько часов на утомительные мытье-бритье-наряжанье, в результате чего Гвинивера со свитой (или похитителями - он точно так и не понял) исчезла в неизвестном направлении... Рыскать с втихаря ругающимися воинами в неудобных парадных латах по лесным тропинкам, домчаться чуть ли не до самого Камелота, чудом разминуться с дозорным отрядом Артура, убедиться что королевы его грез нет и здесь... В отчаянье повернуть к родному замку и буквально на его пороге столкнуться, наконец, с искомым отрядом... И тут в самый неподходящий момент угодить под неизвестную волшбу... Ну как тут не взбеситься!


И, самое главное, Гвиневера опять исчезла у него из-под носа!


Впрочем, если бы рыцарь удосужился послушать перешептывания воинов, то весьма бы удивился - его собственный отряд был только рад исчезновению жены Артура. Будучи опытными наемниками и не ослепленные любовной страстью, они трезво оценили боевую мощь противника и не сомневались в исходе схватки. А жить, несмотря ни на что, хочется даже тем, для кого смерть давно стала обыденным явлением. Что поделаешь, таков удел солдата - шагать по жизни бок обок с этой костлявой старухой!


Устраивало их и то, что они, наконец, возвращаются в замок.



Первым приспущенные флаги на башнях заметил юный Арвейт, скакавший в передовом дозоре. Взмахам руки он подал знак отряду остановиться, и сам подскакал к принцу.


- Мой господин, в Рогеде беда! Флаги приспущены в знак траура!


Мордрет судорожно сжал руку. Неужели что-нибудь с матерью? И вся эта история была задумана только для того, чтобы разлучить их на необходимое врагам время? Похоже, он действительно недооценил неизвестного мага.


- Скакать во весь опор, не жалеть коней! Не ждать отставших!


И сам первый дал коню шпоры. Утомленное животное собрало последние силы, и с места пустилось ходким галопом.


Громыхая железом лат и оружием, воины заспешили за командиром.


Однако спешка вышла недолгой. Воистину, вересковая пустошь в этот день стала для Мордреда ОЧЕНЬ несчастливым местом.


Для начала конь споткнулся, и принц еле удержался в седле. Мордрет в сердцах занес руку в латной рукавице, намереваясь самым энергичным образом сообщить коню, что то не прав. Но рука так и зависла в воздухе - прямо поперек дороги вдруг вырос частокол из стрел. Раздался характерный звук спускаемой тетивы, как эхом повторенный десяток раз, и к первому ряду заграждения добавился второй - вероятно, для верности и особенно непонятливых. Надо отдать должное боевой выучке черных воинов - маленький отряд мгновенно сбился в ощетинившийся копьями боевой клин и замер, в молчании ожидая нападения неизвестного врага.


А враг, в отличие от них, молчать не собирался - разномастно вооруженные дикари гомонили не переставая. Было их столько, что Мордрет невольно поморщился - идти на прорыв бесполезно, завязнешь. Оглянулся украдкой - сзади толпа не меньше... да плюс лучники.


Принцу захотелось завыть - надо же, как глупо завершается его путь! Погибнуть чуть ли не на пороги родного замка, и не от благородной руки - от топоров немытого мужичья!


- Сэр! - потихоньку шепнул один из воинов. - А ведь мы с ними сегодня уже встречались - это они требовали вернуть свинью!


- Пикты?!


На воинов это слово подействовало удручающе - о свирепости в бою двуцветных дикарей давно ходили легенды. А вот перед Мордретом забрезжил луч надежды. Он поднял копье, выехал вперед и, стараясь перекричать дикарей, заорал.


- Батько! Выйдь погутарить, интерес имею!


Последовала немая сцена - еще никто до сих пор не обращался к пиктам на их наречии. Наконец, распихивая замерших в удивлении соплеменников, из толпы выдвинулся громадный пикт в богатой справе, а следом другой - поменьше, постарше, и весь обвешанный амулетами.


Вот когда принц возблагодарил небо за попойки, на которые он в тайне от матери пробирался в стан двуцветных - вересковый мед нравился ему куда больше заморских вин. А уж в теплой компании не перенять десяток-другой слов ридной мовы дикарей - да такого ж просто и быть не может!


- Ну, вот он я! Щось треба, смертничек?


Мордрет поднял забрало. Пикт присмотрелся, и ударил себя по коленям.


- Хлопцы, дивитесь - сам король бриттов, владыка Рогеда!


Принц в недоумении оглянулся - откуда здесь взялся его отец? Однако новых лиц в округе не прибавилось.


- Та не вертись, як ужака на сковородке! - правильно понял его движение вождь. - То ты и есть! Малява с голубем твоей матке пришла - муженек ее непутевый перебрал слегка эля (пикты сочувственно загудели), вот об камешек лбом и приложился.


- Ну и что? - не понял Мордрет. - У отца голова крепкая, поболит да перестанет.


- Да камешек-то тот на дне колодца замкового случился! Так и потоп, сердешный, не откачали! Ну да для жинки его це горе невелико.


Он прищурился на замок.


- О, гля - уж и трауру конец!


- Душевная баба! - уважительно покачал головой шаман. - Целый час кручину блюла!


Действительно, флаги на башнях Рогеда поползли вверх и заняли свое обычное положение.


От таких вольных комментариев действий его матери Мордрет стал потихоньку закипал. Меч так и просился в руку, однако дураком принц не был - сила явно не на его стороне. Так что приходилось терпеть, делая хорошую мину при плохой игре. Но затягивать знакомство явно не следовало.


- Ну, так мы поедем?


Тяжелая рука пикта легла ему на плечо, заставя закаленного воина слегка присесть.


- Не торопись, хлопче, твое величество - у шамана разговор есть.


Неожиданно он усмехнулся, глаза его потеплели.


- А ведь ты, хлопче, совсем не изменился с тех пор, как к нам бражничать бегал! Да ты не тушуйся! Али всерьез думал, что нас заговором иллюзии обмануть можно? Мог бы и не утруждаться - пикты добрым гостям завсегда рады! Так что заходи еще, твое величество, выпьем на досуге!


Шаман взял Мордрета за руку.


- Отойдем в сторонку, погутарим. Разговор у нас с тобой не для посторонних ушей будет.


- О чем же?


Шаман подмигнул, а затем стал сама серьезность.


- О матери твоей, враге твоем, неизвестных друзьях твоих... В общем, о делах наших скорбных.


По образованному пиктами коридору король с магом отошли к холму, покрытому красноватым мхом вперемешку с редкими кустиками вереска. Гремя погремушкой на посохе, шаман посолонь обошел вокруг валунов на его макушке - словно специально положенных здесь богами для отдыха усталых путников.


Вождь уважительно поцокал языком - шаманов, способных наложить заклятье Полной тайны, можно по пальцам пересчитать. Покрывший холм густой туман надежно скрыл все от назойливого интереса как людей, так и демонов.



Прошел час, затем другой. Воины принца уже не чаяли увидеть своего предводителя живым, как вдруг он вынырнул из сгустившихся сумерек и вскочил на коня. С Мордретом произошла разительная перемена. Куда девалась юношеская беззаботность и легкомыслие! Перед оторопевшими латниками предстал настоящий КОРОЛЬ.


- Лукас, скачи к Шарифскому замку! Оставьте в нем человек десять, а остальных воинов веди к Рогеду! И проследи, чтобы гонцы поспешили и к остальным гарнизонам - мне сейчас каждый человек дорог! Да, пикты обещали добыть для тебя свежую лошадь.


Высокий воин на гнедом жеребце молча поклонился. Принц повернулся к своему первому оруженосцу - его доспехи выделялись своим богатством.


- Борн, после меня ты тут самый высокий по рождению! Тебе поручается особое задание! Ты отправишься к королю Артуру и убедишь его вступить со мной в переговоры! Выполни это задание - и ты станешь рыцарем!


На этот раз поклон был неуверенный - слишком ошеломительная новость обрушилась на воинов. Принц (а вернее, уже король) все понял и невесело усмехнулся.


- Обстоятельства меняются! И люди тоже... У Рогеда нет постоянных союзников - у него есть постоянные интересы! А теперь за мной - в замок!


Он уж было взмахнул рукой, давай команду к движению, как вновь был остановлен парочкой вождь-шаман.


- Звиняйте, хлопцы, свежих коней нема! - шаман отнюдь не выглядел виноватым. - Ну да мы вашим лошадушкам быстро поможем сил набраться!


Посох опять затрещал погремушкой, свободной рукой маг достал из мешочка на поясе горсть сушеной травы, растер и резким выдохом сдул с ладони.


Благодарное ржание конец и крепкая ругань всадников были ему ответом - налившиеся сил животные затанцевали, все время порываясь встать на дыбы. Джигитовать в доспехах - удовольствие еще то.


Мордрет испытывал неизвестное ему дотоле чувство. Да, перед ним были дикари, бывшие слуги его матери, люди низкого происхождения. Но почему сердце наливается такой теплотой? Ведь даже не в благодарности дело, хотя сведения шамана воистину бесценны...


Молодой король сделал то, чего не делал даже перед властителями - вскинул в салюте меч и низко склонил голову.


- Благородные сэры! Примите мою самую глубокую благодарность за все, что вы сделали для меня! Отныне в моем замке вы всегда желанные гости. Скажите, могу ли я чем-нибудь отплатить за вашу доброту?


По лицу вождя расплылась довольная улыбка. Он поклонился в ответ.


- Можешь, хлопче, можешь! Разреши кабанчика забрать - и считай что квиты!


- Да забирайте, зачем он мне сдался! - Мордрет был слегка обижен простотой просьбы. - Только условие - уводите его сами, и стен при этом не ломайте!


- За стены не переживай - за нашим шаманом любой порось пойдет как миленький! - заверил пикт. Шаман согласно кивнул.



***


Время... Мы каждый день тратим его, проводим его, спрашиваем о нем, ругаем его, подгоняем или тормозим. Но никогда не задумываемся - а что же оно такое, это ВРЕМЯ?


А между тем время - одно из самых загадочных созданий Господа. В обычном состоянии его нельзя ни пощупать, ни взвесить, ни попробовать на вкус. Разве только выскочив за грань привычного мира можно увидеть его, струйками воды текущее через Великое Нечто.


Маги это могут. Собственно, магия и заключается в умении выйти за рамки обычных человеческих чувств и познать законы Бытия. И найти лазейку, как этим знанием воспользоваться.


Дело это непростое - так, открытие даже небольшого телепорта, по затратам энергии равносильно прорубанию туннеля в горе типа Арарат. Поэтому маги, прежде всего, должны уметь находить источники силы, которые согласились бы поделиться с ними своей мощью. И трезво оценивать, какую плату придется заплатить этим самым источникам.



...Моргана тщательно вычерчивала линию за линией, поминутно сверяясь с лежащим на столе пергаментом.


Этот потрескавшийся, покрытый темными пятнами пергамент стоил не меньше, чем все остальное королевство. Десять лет назад ей чудом удалось выскочить с ним из пещеры Мерлина за секунду до того, как охранное заклинание превратило в мелкий пепел десяток жрецов, обшаривающих сундуки великого чародея, и пять воинов охраны. Сколько раз она перечитывала мелкие руны, проводила тонким пальцем по линиям чертежа! Сколько раз боролась с искушением свершить ритуал Реки Времени! И сколько раз останавливала себя... За все надо платить, а активация Звезды превратила бы ее в древнюю старуху. Вот ведь какая дура была - не подумала что есть и другой способ насытить Звезду силой!


Сотрясающие замок толчки заставляли королеву недовольно морщиться - приходилось прикладывать немало усилий, чтобы линии выходили идеально прямыми. Она даже мельком подумала, не стоит ли утихомирить разгулявшуюся стихию. Это было бы совсем несложно - призвать к порядку силы, являющиеся лишь малой частицей бурлящего в ней вулкана.


Но отвлекаться не хотелось. Да и пусть демонятки погуляют - насиделись, поди, взаперти...


Моргана слегка вздрогнула - последняя мысль была настолько необычной, что ни коим образом не могла принадлежать ей. Господи, да что же такое с ней твориться! Не обманули ли ее, не обма...


Голова закружилась, тело налилось истомой, а затем, без перехода - звенящий силой.


Что за глупые сомнения приходят в голову? Она же так сильна! Теперь не придется клянчить подачки у духов стихий - к ее услугам неисчерпаемый источник могущества!


Несколькими резкими движениями Моргана завершила Звезду. Склонив голову на бок, полюбовалась на свое творение. А теперь надо сделать маленькое дополнение. До него не додумались не маги Лемурии, завещавшие Мерлину свое творение, ни сам Мерлин. Глупцы! Решение лежало на самой поверхности, а они так и не удосужились нагнуться, чтобы его поднять!


Нужное заклинание пришло в голову само собой. Каменный пол лаборатории перед Звездой вдруг вспучился, и из него стала медленно подниматься кроваво-красная глыба гранита, от которой веяло запредельным холодом. Она осторожно втиснулась в линии Звезды и, подобно паразиту, приросла к ним. На вершине глыбы образовалась неглубокая длинная впадина, своей формой напоминающая лежащего человека. С гранита, словно он был тающей льдиной, стекла капля и, негромко звякнув, на пол упал изящный каменный стилет.


Вот теперь все готово!


В кошель на поясе Моргана положила горсть мелких рубинов, несколько тщательно закупоренных флаконов из толстого стекла, сунула за пояс гранитный стилет. Теперь она готова, и берегись, маг из будущего!


Ну, наконец-то! За дверью послышалось знакомое шарканье. Небрежным движением сняв охранное заклинание, королева стала перед алтарем.


- Входи, Николс! Ребенка клади сюда!



- Нет, моя госпожа! Я не принес ребенка! - прозвучал за ее спиной непривычно твердый голос старого слуги.


Моргана удивленно оглянулась. Николса была не узнать. Всегда сгорбленная в поклоне спина распрямилась, взгляд смелый и твердый, лицо озарено каким-то внутренним светом.


- Я не принес ребенка, Моргана! - повторил слуга.


- Я много лет служу вам, моя королева. Я знал вас, когда вы босоногой девчонкой носились по окрестным лесам. Я знал вас, когда вы выходили замуж и постигали искусство править королевством. Я знал вас, когда вы начинали изучать магию и постигать тайны мироздания. Но теперь я не узнаю вас! Вы горды, своенравны - но в вас не было зла! А сейчас в ваших глазах я вижу тьму и смерть! Опомнитесь, королева! Опомнитесь!


Если гардероб вздумает вдруг критиковать вашу манеру одеваться, а стул предъявит претензию за неправильную посадку, то вы поймете состояние королевы. Ярость, от которой побелели щеки, но выше ярости ее удивление. Ее слуга, ее ВЕЩЬ вдруг вздумал ей прекословить?!


Моргана взмахнула рукой, и удар невидимого бича лег на лицо Николса кровавой полосой. Старый слуга пошатнулся, но устоял. Взгляд его не утратил твердости.


- Ты забываешься, раб! - холодно произнесла королева. - Знай свое место, иначе я превращу твою кровь в кипящий свинец! Немедленно ступай, принеси мне младенца. И проследи, чтобы он не знал крестильной купели.


Николс покачал головой.


- Я не принесу ребенка, чтобы вы со мной не сделали. И никто не принесет - я от вашего имени приказал вывезти из замка всех детей.


Взгляд королевы мог бы прожечь камень.


- Старый болван! Ты ответишь за это! И перед смертью ты будешь знать, что никого не спас - я все равно закончу ритуал!


Слуга молчал. Но в этом молчании Моргана чувствовала силу. Она занесла руку, но повторить удар так и не решилась.


- Что ж, моя госпожа... Я вижу, что вы не остановитесь. Хорошо - возьмите вместо ребенка меня!


Всего могла ожидать Моргана - покорности, страха, отчаянной решимости смертника - но только не этого.


- Ты не похож на ребенка, старик! - усмехнулась она. - Ты хитер - ты знаешь, что для жертвоприношения нужен некрещеный. Хотел помешать ритуалу? Скажи, кому ты продался - Артуру? Новому магу? Ответь, и, так уж и быть, твоя смерть будет легкой!


Николс молча развязал ворот камзола и потянул из-за пазухи льняной гайтан. Фея подобралась, ожидая увидеть освященный крест. Но вместо Распятия рука слуги сжимала небольшой серебряный серп.


- Я не изменил своим богам, госпожа! - негромко произнес старик.


Моргана в страхе отшатнулась.


- Друид?! Ты - друид?! Но как ты уцелел после устроенной римлянами резни?


- Да, Моргана, я друид. Один из последних хранителей древнего знания на земле кельтов. Дубовые рощи спасли меня от легионерских мечей, дрок и остролист отвели глаза монахам.


- Почему ты не убил меня? - тихо спросила королева. - Ведь я враг тебе, враг твоей вере.


- Нет, ты не враг мне. Ты искала истину, ты хотела благо для своего народа. Того же хотели и мы. Наши боги приняли Христа как старшего брата. - Голос Николса загремел. - Не Христос жег священные дубы, не Христос вспарывал животы нашим ученикам. Грязные изуверы, льющие реки крови во имя того, кто назвал убийство смертным грехом - вот кто враг! Зло любит претворяться Добром, лучшие слуги для него - те, кто фанатично верит, что вершит благое дело. Цель оправдывает средства - не в Преисподне ли придумали эту поговорку?


Моргана, я чувствую, что тьма закралась в тебя! Не верь ее слугам - не зря их называют детьми лжи! Но еще не все потеряно! Откажись от задуманного - и зло не сможет завладеть тобой!


Глаза феи сузились. Быстрым движением она выхватила стилет.


- Ты позабавил меня, старик! Но твое время прошло! Друиды не смогли сохранить власти над страной, а ты не сможешь сохранить даже свою жизнь!


Она замахнулась, но старик с неожиданной ловкостью увернулся, и, вписавшись в движение королевы, несильно ударил ее по вооруженной руке. Пальцы Морганы разжались, стилет отлетел, и, ударившись об пол, раскололся на две половины.


- Да будет так! Прощай, моя госпожа! Прощай, моя любовь!


Николс обнял обмершую королеву, и сам вступил на алтарь. Высоко поднял руку с блестящим серпом.


- Я, посвященный друид, Николс Огмиос, добровольно приношу себя в жертву королеве Моргане! Да не будет моей крови на ее руках! Призываю в свидетели луну, священную омелу и английскую землю - да будет так!


Рука Николса не дрогнула, и серп ударил точно в сердце. Зеленый камзол на его груди стал медленно набухать красным. И вот первая капля крови капнула на гранит. Зашипела, и исчезла - словно искра огня упала на льдину. Побледневшими губами старик улыбнулся и выдернул по-прежнему девственно чистый священный серп.


- Ты победишь их, моя королева! - прошептал он и рухнул на алтарь.


Кровь хлынула потоком. Алтарь стал наливаться багровым сиянием, а следом за ним засветилась и Звезда. Из ее середины вверх ударил сине-белый луч, вокруг которого закрутилась золотая спираль. Опомнившись, Моргана подняла руки раскрытыми ладонями вверх.


- Духи неведомого! Духи всевечного! К вам взываю! Придите ко мне!


Вращение стало настолько стремительным, что спираль превратилась в золотое марево, в глубине которого замерцали зеленые глаза.


- Выполните волю мою!


Атус вен, вечрость сер вин!


Яначас до сир наут!


Андавас ютан дри вас!


Глаза насмешливо блеснули.


- Примите жертву мою! Исполните волю мою!


- Жертва принята! - прошелестел бесплотный голос. - Ворота открыты!


Два глаза слились в один, выросли в размере и перед фее образовалась круглая дверь. Моргана шагнула к ней, но едва она хотела ступить на алтарь, как гранит с жутким треском раскололся на две быстро испаряющиеся половинки. От неожиданности фея споткнулась и с трудом удержалась на ногах. Такого в обряде жертвоприношения не было! С удивлением и досадой на непредвиденную задержку Моргана смотрела, как вместе с алтарем исчезает и тело Николса. Что-то больно кольнуло ее в сердце - открытые глаза друида смотрели на нее, словно тот был еще жив. И он продолжал улыбаться...


Наконец остатки алтаря исчезли. Дверь сквозь Время побледнела, но еще была открыта. Королева поспешила к ней. Остановилась на пороге, достала череп - подарок демона, и крепко сжала его в руке. Преодолевая невольный страх, сделала шаг вперед...


Моргана неслась сквозь пелену веков и не могла слышать, какими проклятиями сыплет в Преисподне ее знакомый демон в небрежно наброшенном черном плаще - из-за вмешательства друида дело по полному закрепощению феи Морганы затягивалось!




Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: Инна Георгиева «Кошмар по имени Хора», Милена Завойчинская «Алета», Александр Рудазов «Преданья старины глубокой»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Оборотни поневоле
Сообщение: