Deathclown
«Бука, часть 1»
#NO YIFF #грустное #верность #мистика #насилие #романтика #трагедия #триллер #фантастика #волк #гиена #кот #ящер
Своя цветовая тема

Пролог


Две недели назад...


На спортплощадке летнего лагеря было как всегда шумно. Дети и подростки носились туда-сюда и кричали, играя в футбол или волейбол, купались на озере или просто веселились. Погода только способствовала этому- ярко светило августовское солнце, щедро одаривая их уходящим в предчувствии осени теплом, птички на ветках весело заливались во все свои маленькие глотки, а до конца заезда было еще две недели. Две недели развлечений без родительского надзора – это ли не счастье?

С этим утверждением мог поспорить Сет, худощавый пепельно-серый кот шестнадцати лет. С самого начала поездка в «Холодное озеро» стала для него кошмарной пыткой, и он склонялся к мысли, что так оно и будет оставшиеся две недели. Сейчас Сет сидел в тени одного из деревьев, отстраненным взглядом глядя на беснующихся на спортплощадке сверстников. Глаза его покраснели и распухли от слез, а все тело было в свежих ушибах, которые всего через два часа спишут на то, что Сет снова свалился с дерева или еще откуда-нибудь, когда что-то взбрело в его ненормальную голову. И, конечно же, ему не поверят, что причиной синяков являются ботинки и кулаки Двейна и его дружков. Ну правда, как мальчик из приличной семьи, чей папа владеет большущей ткацкой компанией в Лондоне, избивать несчастного дурачка. Конечно же Сет врет, нагло врет воспитателям в лицо, и его обязательно надо наказать. Например, оставить без десерта.

Они не хотели и знать, что в силу диагноза Сета вымысел не был его коньком. Чтобы придумать хоть какую-то ложь, ему нужно было мучительно шевелить мозгами. Умственная отсталость, пусть и не такая уж большая, как раз и была причиной большей половины всех его злоключений. Из-за того, что Сет не сумел вовремя соврать, его избили и унизили в первый же день. Да и во второй. Да и в третий. Да собственно и каждый день.

Впрочем, чего он ожидал? Его били с самого младшего возраста. Сверстники буквально шестым чувством определяли, будто с ним что-то не так, и их стадный инстинкт протестовал против этого всеми силами, заставляя из преследовать в общем-то безобидного идиотика, и отравлять его и без того несладкую жизнь.

Но плакал Сет не из-за этого. Он вообще не плакал еще ни разу, даже во время рождения, что опять же было вызвано умственной отсталостью, и его мучителей это злило больше всего и заставляло продолжать и продолжать мучения, но не получая ничего кроме ненавидящего взгляда и крика «хватит!». Вчера ночью его ударили ровно один раз. В сердце.

Сара Маас. Симпатичная семнадцатилетняя ехидночка покорила сердце Сета, едва он взглянул в ее зеленые насмешливые глаза. Несчастное сердце кота выпрыгивало из груди, едва она проходила мимо. Хоть врать Сет и не умел, но молчать у него мозгов хватало, иначе его жизнь окончательно бы рухнула. Сара была единственным, что еще держало его от звонка родителям и слезных просьб забрать его из этого залитого солнцем ада. Впрочем, теперь Сета не держало ничто.

Вчера ночью он выбрался через окно, чтобы пробраться на пляж и еще раз увидеть Сару, договорившуюся о встрече с Двейном. Забравшись в густые заросли кустов, Сет залег и стал смотреть на сидящих у берега озера лиса и ехидну. Поначалу не было ничего такого, они кидали камешки в воду, о чем-то говорили, иногда целовались (Сет при этом всегда морщился), а потом...

Сет сцепил зубы, не желая вновь разрыдаться от злости и бессилия. Сара, казавшаяся ему оплотом чистоты и непорочности, отдалась Двейну прямо на берегу. Она позволила ему сначала завалить себя на траву, сорвать с себя одежду и... и...

Сет не мог сказать этого даже мысленно, но не мог и выбросить из головы то, как она стонала под ним, подаваясь навстречу его быстрым и грубым движениям, как он лапал ее при этом, и как она кричала от накатывающего оргазма. Этот крик до сих пор звучал у Сета в ушах, заставляя его смертельно ненавидеть Двейна... и ее.

На спортплощадке их не было. Видимо снова куда-то ушли. Сет вновь уткнулся лицом в колени, тупо смотря в траву. Так он сидел с начала дня, а до этого сидел так на собственной кровати, вновь и вновь прокручивая в голове ужасную сцену того, как его худший враг отымел его идеал, как последнюю шлюху. И тут на него упала чья-то тень.

Подняв взгляд, и ожидая увидеть одного из своих мучителей, Сет уже приготовился встать... и застыл от ужаса. Прямо на него, улыбаясь и блестя помертвевшими глазами, взирал он. Бука, которого он боялся в детстве, который преследовал его во всех кошмарах, караулил в темных углах и тихо дышал в затылок, когда он вставал ночью, чтобы сходить в туалет. Бука нашел его через много лет, когда Сет уже успел забыть его. Он выглядел, как только что выкопанный мертвец, весь в грязи и запекшейся крови. Кожа его высохла и посерела а сквозь нее просвечивали кости. На нем была коричневая рубашка и шорты, и повязанный на шее зеленый платок – форма вожатых лагеря, будто он пытался обмануть Сета маскировкой, но как можно было спрятать за этим нелепым маскарадом его ужасный вид.

Сет мотнул головой, и увидел все того же незнакомого ему вожатого, но совсем не буку, не живого мертвеца, а самого обычного улыбающегося лиса приятной внешности. Разве что глаза - пожалуй, глаза его запросто тянули на глаза Буки, мертвые, холодные, блестящие и насмехающиеся. Но в остальном – обычный вожатый. Сет отвел взгляд, вздрогнув. Чего только не увидишь на солнце.

- Привет Сет. – Весело поздоровался лис, присев на корточки перед котом. – Грустишь?

Сет был удивлен. Незнакомец обращался к нему! Причем явно не для того, чтобы наказать или еще чего-то. На его памяти просто так с ним мало кто общался, особенно в таком дружеском тоне. Кот даже растерялся, не зная, что ответить. Однако вожатый терпеливо ждал ответа, широко улыбаясь.

- Нет, что вы. – Помотал Сет головой, с подозрением глядя на вожатого. Он ему не нравился. Совсем. Его глаза, его улыбка, его дружеское обращение, и этот неприятный огонек в глазах не нравились ему ни в малейшей степени, хотя он и отнесся к нему неплохо.

- Грустишь, я же вижу. – Вожатый подался слегка вперед, и Сет против воли заглянул в его глаза. И больше не отводил взгляд.

- Это все из-за Сары Маас, да? – Хоть это звучало и как вопрос, вожатый не спрашивал. Он утверждал.

- Откуда в-вы... – Запинаясь, начал было Сет.

- О, я все знаю. – Вкрадчиво прошептал вожатый. – Все, что здесь творится. Они с Двейном... – Лис приблизился еще ближе, и его лицо было теперь буквально в паре сантиметров от глаз Сета. – Они трахались!

В голосе вожатого звучало неприкрытое и бесконечное отвращение. Оно пылало в глазах лиса адским пламенем.

- Бедный мой глупый Сет. – Голос вожатого эхом отдавался в мозгу Сета. – Ты отдал свое сердце шлюхе и потаскушке, которая встала раком, подставив свою дырку ублюдку Двейну, потому что он сорит деньгами направо и налево и потому, что у него накаченные бицепсы!

Он не мог говорить так о ней, но Сет думал точно так же как он. Но кот все еще любил ее, и ему было неприятно слышать такое, хоть он и сам хотел все это сказать, причем именно такими словами.

- Тебе повезло, что ты вовремя убежал. – Говорил вожатый, криво улыбаясь. Сейчас Сет склонялся к мысли, что это все же Бука. – Она еще и в рот у него брала. Отвратительное зрелище.

- К-к-кто вы? – Робко спросил Сет, вжавшись в ствол дерева.

- Друг. – Улыбнувшись, ответил лис.

Наваждение пропало. Против воли уголки рта Сета поползли к ушам, растягиваясь в улыбке. Ну какой же это Бука? Буки не существует, мама это всегда говорила, а она не врет. Это Друг. А Друг – это хорошо. Тем более у Сета еще не было друзей.

- Друг? – Повторил Сет, еще не веря.

- Друг. – Улыбнулся вожатый. – А давай поиграем?

- Давай! – Легко согласился Сет. – Только во что? Я не умею.

- Я научу. – В глазах лиса вновь вспыхнуло пламя. – Мы сла-авно повеселимся.

- Правда? – Спросил Сет.

- Абсолютная. – Сказал в ответ вожатый. – Сегодня жди меня. Я выведу тебя ночью, пройдемся кое-куда, и немного разыграем Двейна. Чтоб не зазнавался. Идет? – Вожатый протянул руку.

- Идет. – Согласился Сет, пожимая ее вожатому, и против воли вздрагивая. Она была холодная и твердая, будто восковая. – Проучим Двейна. И...

- И ее тоже. – Улыбка вожатого искривилась, а огонь в глазах стал совсем уж ярким. Такой же огонь горел в глазах и у Сета.

- Что он там творит? – Сощурив глаза, один из игроков в волейбол глядел на маленькую одинокую фигурку Сета вдалеке. Сет вытянул руку и тряс ею в воздухе, шевеля губами.

- А тебе не пофигу? – Обратился к нему товарищ по команде. – Сумасшедший маленький говнюк, с невидимым другом болтает. – Парень рассмеялся. – Ну подавай, блин, Джерри!

Отвернувшись, Джерри подбросил мяч и ударом руки отправил его через сетку.


Глава 1:

Настоящее время...

Хмурый серый вечер. По разделившей лесной массив железной дороге, разнося эхом торопливый стук колес, синей змеей несся поезд. В кабине машиниста, спокойно покуривая, взирал вперед молодой медведь, как это ни странно, в форме машиниста. Второй машинист, тоже медведь, но постарше, спокойно дремал в кресле, слегка посапывая. На коленях его покоился раскрытый журнал FurryBomb, раскрытом на странице, где некая бурая белочка как раз вылезала из своего нескромного кожаного нарядика.

Вдруг молодой встрепенулся, выбросил сигарету в окно и начал трясти своего старшего коллегу. Бывалый нахмурился, натопорщил усы, и нехотя проснулся.

- Ну чего, чего? – Старший взглянул на то, на что указывал молодой.

- Там туман! – Тыкал молодой пальцем в приближающуюся непроницаемо-белую клубящуюся стену.

- Ну туман. – Согласился старший. – И что?

- Ну... не видно ни фига.

- Не видно. – Подтвердил старший. – И что?

- Ну... это... – Молодой смутился. – Ну... Не нравится он мне.

Старший смерил своего подчиненного презрительным взглядом.

- И что же ты предлагаешь? – Вкрадчиво поинтересовался он. – Поезд остановить? А потом объяснять пассажирам – мы не можем ехать дальше, ему не нравится туман, так чтоли?

- Ну... А вдруг там кто-то есть? – Нашелся молодой. – Олень там, или грибник какой... Тут, судя по карте, лагерь недалеко детский, могут и детишки выскочить.

- А гудок тебе на что? – Постучал кулаком по макушке подчиненного старший. – Гуди давай. Врезать бы тебе! Разбудил тут...

- А, ну да.

Старший уже вновь закрыл глаза, и тут же открыл их вновь, вздрогнув от внезапного гудка.

- Ох... Идиот.

Не прекращая гудеть, поезд вошел в туман. Белое облако жадно поглотило состав, скрыв его из виду. А через минуту гудок резко оборвался, и над лесом вновь воцарилась мертвая тишина.

***

- А ешкин кот!

Вопль упавшего на пол купе Деса стал вестником апокалипсиса. Свет в вагонах вырубился ровно за миг до звука столкнувшегося с полом худощавого гиены и накрывших его сверху сумок. От грохота проснулась и Виктория, светло кремовая голубоглазая кошка в перекошенных очках, прикорнувшая с наушниками, из которых доносилось "...dark chest of wonders...", и вздрогнул Штефан, еще один очкарик в купе, но уже красноглазый волк с длинными, собранными в хвост черными волосами, одарив пострадавшего недовольным взглядом. С верхней полки напротив вниз посмотрела Мариса, рыжая кошка с голубыми глазами.

- Дес, ты в порядке? – С тревогой спросила она. – Мы что, уже приехали?

- Местами. – Весело ответил гиена, будто бы это не на него только что рухнула вся поклажа, поотбивав ему то, что осталось целым после падения. Дав Марисе понять, что она все еще путешествует не одна, Дес выбрался из-под завала вещей, не обратив внимания на презрительно глядящего на него Штефана.

- Неуклюжий идиот. – Тихо сказал Штефан, и отвернулся к окну. За окном не было видно ничего кроме непроницаемого молочно-белого тумана.

Тем временем крики других пассажиров в поезде постепенно затихли. Кажется, люди перестали паниковать.

- Если мы уже в Лондоне – насчет тумана нам не врали. – Задумчиво изрек Дес, подойдя к окну и прикоснувшись к стеклу. – Ни зги не видно.

Мариса спрыгнула с полки вниз, и тоже взглянула в окно. Ничего нового она не увидела.

- Нужно разузнать, что случилось. – Произнесла Мариса.

- Сходим к машинисту. – Пожал плечами Дес. – Спросим.

Ни Дес ни Мариса уже не слушали, что там говорит Штефан, просто открыв купе и выйдя в проход вагона, причем кошка уже вооружилась зеркальцем и старательно припудривалась. Обоих сразу же насторожила полная тишина, царящая в вагоне. Мягко говоря, это было нетипично для аварийной остановки. Ни паники, ни вопросов, ни вообще какого-либо шума.

Дес немного постоял, прислушиваясь к тишине, а затем направился в сторону «головы» состава. Правда через несколько метров он споткнулся обо что- то, не заметив этого в темноте, и едва не упал. Упасть ему помогла споткнувшаяся о то же самое Мариса, которая в падении обхватила неподготовленного гиену за торс, и оба рухнули на пол. При этом у Марисы разбилось зеркальце.

- «К несчастью» - Подумала Мариса.

Дес мог бы с ней поспорить, если бы слышал ее мысли, сказав, что теперь она не сможет наводить красоту прямо во время движения и натыкаться на прохожих и разные предметы. Десу Мариса очень нравилась, но эта ее черта его раздражала.

- Э, кто там? – Донеслось из купе ворчание Штефана. – Слоны?

Следом вышел и сам волк, сетуя на то, что сел именно в это купе, где были, по его мнению одни неуклюжие идиоты, которые до этого не раз успели достать его своим воркованием.

- Ну и зануда. – Шепнул Дес Марисе. – А по тебе не скажешь что ты тяжелая такая. Слушай, а тебе удобно? А то мало ли.

В голосе Деса звучал сарказм.

Мариса кое-как поднялась и помогла Десу встать.

- Извини, пойдем дальше. Если честно, я забыла номер вагона, в котором мы ехали... Нам далеко до машиниста еще?

- Эх вы, даже номер вагона не помните! – Укоризненно сказал вышедший Штефан, выйдя из купе. Размяв плечи, волк уверенно пошагал в темноту... и споткнулся на том же самом месте, об то же самое, что ранее и Дес с Марисой.

Самой сообразительной оказалась Виктория, которая до этого просто молчала, наблюдая за действиями остальных, а затем выдернула из телефона наушники, и уложила их в карман. Включив в телефоне фонарик, она вышла из купе и, освещая себе дорогу, двинулась за остальными.

***

Вагон оказался первым, и до двери в машинное отделение ребята дошли довольно быстро. Дес нажал на ручку и толкнул дверь, мимоходом порадовавшись, что она не заперта, а затем его взгляд уперся в табличку на двери – «Only for personal».

- Хм. - Дес с неуверенностью взглянул на надпись. - А мы по шапке не схлопочем, чуть что?

- Да идите уже, - Штефан встал и обогнул пару, открыв дверь сам и войдя внутрь.

- Эм... Excuse me. – Подала голос Виктория, направив фонарик в сторону собравшихся. - do you need a light? Эм... Enlightment?

Дес прекрасно ее понял, поскольку учил английский перед поездкой, и утвердительно кивнул, а затем обратился к кошка.

- Do you speak по нашему? А, фигня. – Дес скрылся в машинном отделении поезда. – Пошли.

Когда девушка услышала "по-нашему", её лицо приобрело какой-то кислый вид. "Ну вот, а я надеялась с иностранцами пообщаться..." А поскольку оба парня уже выдали свою национальность, вся надежда была только на рыжую девушку.

Виктория направила фонарь внутрь помещения. В его свете стало видно, как находящийся в конце помещения с многочисленными непонятными механизмами Дес попытался открыть дверь. В замке что-то там гулко передвинулось, и, кажется, дверь открылась, но...

- Эй, помогите - Крикнул Дес из глубины машинного отделения. - Ее там чего-то подпирает.

- Что там опять? - Штефан гулко двинул по двери кулаком, но она не отреагировала.

- Может быть, стоило сначала обратиться к проводнице? - Задумчиво спросила Мариса по-русски, безжалостно разрушая остатки надежд Виктории. - Что там такое?

Она решила помочь Десу и Штефану в великом деле открытии двери, ударив по той ногой, но это не сильно помогло.

Девушка, наконец, осознала, что практиковать свой инглиш ей не придётся. "Ну и пусть!- успокоила она себя,- русские люди куда сообразительнее, чем европейцы, которые тут же полицию зовут!"

-Может, люди просто не понимают, что произошло, и не высовываются? Это и хорошо с одной стороны - коридор и так узкий...

Похоже, девушка пыталась убедить в этом скорее себя, чем остальных.

- Разойдись! - Скомандовал Дес, а затем, разогнавшись, с ходу врезал по двери ногой. На миг дверь в кабину машиниста приоткрылась, но тут же вновь захлопнулась.

- Да ее... - Дес сделал паузу, будто не веря. - Ее держит кто-то!

-В-вы знаете, лучше тут самим не лезть... – Нерешительно произнесла Виктория. - Какие вообще границы могут быть у хамского поведения персонала?! Ну уж... - фонарик телефона погас, потому что кошка нажала на кнопку экстренного вызова и поднесла телефон к уху.

Телефон девушки даже не выдал гудков, и та услышала лишь пиликанье. Надпись на дисплее возвестила – «вызов прерван».

- Я, пожалуй, схожу к проводнице, - неуверенно сказала Мариса после повисшей паузы. - Видимо за этой дверью нас видеть не хотят.

Рыжая кошка развернулась и вновь направилась в вагон.

- Ладно. – Запоздало согласился Дес. – Только... Поосторожней, Марис!

Тем временем, сетуя на собственный телефон и местную сеть, Виктория снова включила фонарик и посветила в сторону Деса и Штефана. -Вы... Вы собираетесь выходить? А как двери поезда откроете? Он, похоже, обесточен.

- Здесь должен быть выход, для которого не требуется сила тока. Не зря же я внимательно прочитал все инструкции. - последнюю фразу Штефан сказал тихо, куда-то в сторону.

- Ладно, давайте пока Марису подождем. – Сказал Дес. – Посмотрим что ей проводница скажет, а потом уж подумаем о выходе.

Возражений не нашлось.

***

Осторожно ступая по сбитому ковру и держась за стены, Мариса двигалась к комнате, где обитали проводницы. Тишина, висевшая вокруг, здорово давила кошке на нервы, и она уже жалела, что не взяла с собой кого-нибудь еще. Уж с Десом ей наверняка было бы поспокойней, но было уже поздно, и Мариса, борясь со щекочущим ее нервы страхом, продолжала движение.

Когда ее рука легла на ручку двери в купе проводника, Мариса немного помедлила, прежде чем открыть дверь. Почему-то у нее не возникало ни малейшего желания нажать на ручку двери, а просто отпустить ее и броситься бежать. Подавив желание, Мариса решительно открыла дверь и увидела... что внутри пусто.

Ворвавшийся в проход ветер из открытого настежь окна растрепал яркую кошкину шевелюру, и ее пробрала дрожь. Шагнув внутрь, та осмотрела помещение. Казалось бы все в порядке, все на своих местах. Но проводников нет. Лишь пустое купе с раскрытым настежь окном, за которым все также клубился непроницаемый туман. На полу тускло поблескивал маленький металлический значок. Такие, как помнила Мариса, были приколоты к кителям проводниц.

Пронзенная внезапной догадкой, Мариса выбежала из купе проводниц, и открыла первую попавшуюся дверь.

Пусто. Постеленные полки, разбросанные в беспорядке вещи, упавшие с отделения для багажа, и стынущий на столике чай, который слегка расплескался по столу. И также открытое настежь окно. Отскочив от двери, Мариса с замиранием сердца открыла вторую.

Пусто.

Мариса не верила. Как?! Куда делись все пассажиры? Почему никто ничего не слышал? Такие вопросы крутились в кошкиной голове, пока она осматривала помещение. И вот сейчас, именно сейчас ей стало действительно страшно. Мариса поежилась, а затем, тревожно оглядываясь, быстрым шагом отправилась к друзьям по несчастью.

***





- Никого нет, - обреченно произнесла она через минуту, когда ее встретило три, полных надежды взгляда.

- Нет, ну не может же такого быть! - Штефан понял, что ему становится не по себе, и состроил максимально безразличную рожу, чтобы никто из них об этом не догадался.

. -Как... Никого? – С расширенными глазами произнесла Виктория. - И где же проводница гуляет? Почему двери запирают? Я не понимаю, что это за персонал!

Стараясь держать себя в руках, девушка аж сжала кулак. Да... Персонал. Вон, когда она загранпаспорт получала, окошко выдачи закрывали прямо перед её носом!

-Экстренный вызов, почему-то, не работает... – Продолжала бормотать она. - Может, конечно, мы застряли посреди какого-то леса, где нет сигнала, но... Экстренные вызовы же от этого не зависят.

- А вдруг сигнал просто глушится? - Предположил Дес. - Вообще мистика какая-то.

Дес извлек свой старенький Sony Ericsson и взглянул на индикатор сигнала - И у меня мертвый. Вообще.

-Мистика...- пробормотала девушка, помотав головой,- чёрт-те-что и сбоку бантик это, а не мистика! Дурацкие железные дороги, персонал, и вообще!- похоже, она уже начала сильно нервничать и выходить из себя.

- Ну, в любом случае нам надо найти выход. У меня уже клаустрофобия. - Деса передернуло. - Я начинаю думать, что в поезде вообще только мы.

Подумав, Дес кивнул на дверь.

- И он.

Все содрогнулись, как по команде, бросив тревожный взгляд на дверь.

- Тихо, давайте не паниковать, - успокаивала себя и других Мариса. - Давайте пройдем по вагону и попробуем хоть до кого-то достучаться. Когда мы садились, было полно народу. Не может же быть так, что мы одни остались? Даже если все эвакуировались... Не могли же мы все проспать?!

- Это идея! – Поддержал Марису Дес. И не дав никому ни единого шанса высказать протест, они двинулись дальше вглубь поезда. Штефану и Виктории осталось лишь последовать за ними.

***

Импровизированная поисковая операция лишь доказала неправоту Марисы. В первом вагоне не обнаружилось никого. Сделав это открытие, вся компания приуныла, но продолжила поиски, пройдя во второй вагон. Двери открывались одна за другой, но за ними обнаруживались лишь покинутые владельцами вещи. И вдруг Мариса наткнулась на запертую дверь. Подергав ручку, кошка начала барабанить кулаками по двери, ни на что впрочем не надеясь. И когда оттуда донеслось усталое "одну секунду", кошка, взвизгнув, отпрянула к стене.

После нескольких мгновений дверь открыл Коул, кролик на вид лет семнадцати, обряженный в наспех одетую темно красную рубашку и джинсы. Сонный взгляд выдал, что кролик совершенно не в курсе, что произошло, и все это время просто спал. Подтвердил его теорию и его спокойный и невозмутимый вопрос.

- В чем дело?

- Наконец-то, живые... - Заулыбалась Мариса, потеряв всю свою тактичность. - Вы не заметили ничего странного? - обратилась она к кролику. - Поезд остановился, вокруг туман, свет погас, и мы не смогли ни найти проводника, ни пройти к машинисту... вот так вот. Теперь ходим и ищем живых людей. Вы тоже не в курсе, что произошло?

-О чем вы говорите? Какой еще туман? Какие поиски живых людей?

Кролик ничего не понимал. И немудрено. За его спиной обнаружилось еще одно доказательство того, что кролик все проспал – мятый матрас на одной из полок и занавешенное окно.

Остальные тем временем продолжали обследовать вагон. Виктория как раз открывала дверь очередного купе, и шарила лучом фонаря внутри. Все те же пустые полки, вещи, столик, открытое окно...

Нет, оно было выбито, и, судя по тому, что внутри не было осколков – изнутри. Луч фонаря осветил острые зазубрины стекла на раме, и Виктория едва не выронила телефон, с визгом отскочив назад.

-Тут... Тут... Тут кровь!!! – Верещала она. Дес, Штефан, Мариса и незнакомый кролик тут же сгрудились у входа.

На стеклянных зазубринах красовались кровавые потеки, тускло блестя в лучах вновь направленного на них фонаря Виктории.

- Бл-лин! – Выплюнул сквозь сжатые зубы Дес, пытаясь угомонить разбушевавшееся в грудной клетке сердце. – Что же за фигня здесь творится?

***

"F**K! F**K-F**K-F**K-F**K-F**K!!!"

Боб, ящер в дорогом черном костюме, дрожащими губами сделал глоток из фляги, что всегда носил с собой в нагрудном кармане. Горло приятно обожгло, тепло покатилось вниз по пищеводу. Переведя дух и отерев пот со лба, покрывшегося испариной, Боб еще раз выглянул в коридор из очередного уже проверенного купе. Вроде бы никого.

"Может, случилось что-то?"- Промелькнула в голове у Боба слабая надежда. Хотя почему слабая? Обязательно что-то случилось, просто так пассажиры из поездов не пропадают.

Проверив на всякий случай дополнительные внутренние карманы - бумажник на месте, спасительная "резервная" сумма на пять тысяч зеленых тоже, карточка, вроде бы, в порядке - он вышел в коридор и направился к проводнику.

Боб, дипломат из США, направлялся в Лондон для важой деловой встречи, но страшно не любил самолеты, а потому ездил по Европе исключительно поездами. Перелет из Америки он запомнил раз и навсегда и зарекся больше летать на этих чертовых штуковинах. Впрочем, он понимал, что зарекайся, не зарекайся, его профессия требует постоянных путешествий, и с этим ничего не попишешь.

Это был уже пятый проверенный вагон, и до сих пор Боб убеждался, что он совершенно один. Гребаный туман за окнами даже не давал понять, где же он находится. В душу Боба закрадывался страх, а на языке навязчиво вертелся один и тот же вопрос, который он уже подготовил, чтобы задать персоналу тоном, предвещающим долгое судебное разбирательство. Пока что он мысленно задавал его лишь сам себе.

Пройдя через тамбур, Боб открыл очередную дверь, и к своей вящей радости увидел наконец настоящих живых пассажиров. С облегчением выдохнув, он пулей влетел в вагон, оглядывая обернувшихся к нему пассажиров, которые сгрудились у окна, и выдал тот самый вопрос, который мучил его с того момента, как в поезде отключился свет.

-Какого хрена!?


***

Звук открывшейся в конце вагона двери заставил всех испуганно обернуться к двери. В вагон входил растерянный и бледный ящер в дорогом костюме. Со страхом, гневом и облегчением одновременно он воззрился на всю компанию, и спросил на английском.

-Какого хрена!?

Затем Боб придал вопросу более конкретную форму.

- Что у них тут с железными дорогами, меня ждут, я не могу опаздать!

На самом деле Боб врал, без него могли вполне обойтись, никаких особых соглашений на данной момент не светило, да и мелких тоже почти не было. Остальных выживших ящер как-то не очень впечатлил.

- Какой жу-уткий акцент, - пробормотала Мариса, предпочитая предоставить право ответа кому-нибудь другому.

- Спокойно... – Решил объяснить все Штефан, вздохнув от тяжести доставшейся ему роли всеобщего спасителя, а также из-за того, что снова пришлось вспоминать школьную программу английского языка. - Прошло обесточивание, сэр. И народ в вагоне куда-то подевался. Кабина машинистов закрыта.

-Куда-то подевался?! Куда может подеваться такое количество народа? - Боб театрально развел в воздухе руками, как бы показывая "вот уж, видите, вокруг никого нет".

Тем временем Дес, вошедший в напугавшее Викторию купе и высунулся в окно едва ли не наполовину, и тут же продрог - тонкую белую футболку легко продуло ветром. Как раз сейчас туман начинал рассеиваться, делясь на рваные клочья и расступаясь. Дес вертел головой, слегка двигая ушами и прислушиваясь к шуму леса. Но нет, ничего он не услышал. Также гиена отметил, что скоро ведь совсем стемнеет, и тогда... Дес не знал, что будет тогда, но не сомневался – ничего хорошего.

А затем его внимание привлекло кое-что, обнаружившееся за теряющим плотность туманом. Дрожащее пятно электрического света вдалеке. Высунувшись подальше, рискуя вывалиться из вагона, Дес прищурился, пытаясь разглядеть источник.

- Эй! – Вдруг закричал он. – Вон там станция! Метров за пятьсот! Небольшая, наверное недалеко деревня какая-то.

-А... Тогда, все могли отправиться туда! – Встрепенулась Виктория. - Не верится, что с такой замечательной эвакуацией... Но могли же!

Десу на лечо легла теплая Марисина рука.

- Пойдем, возьмем самое необходимое и скорее покинем вагон... – Ежась, произнесла она, обвив его руку

- Да, дорогая, ты права. Надо скорей валить. - Сказал Дес, отходя от окна вместе с Марисой. - Только что нам необходимо?

- Разберемся на месте. – Сказала Мариса, взяв Деса под руку. – Но бабушкин телевизор и твой набор для пейнтбола мы уж точно оставим. Ты все равно не умеешь стрелять.

- Подождите меня! – Поднял руку Штефан, следуя за направившимися в свой вагон Десом и Марисой.

- И меня. – Пробормотал кролик, юркнув в свое купе.

-Э, да хоть кто-нибудь тут может объяснить происходящее? - Боб открыл было рот, чтобы выдать что-нибудь более грубое, но затем махнул рукой и отправился за собственными вещами.

***

Первым из окна вывалился Штефан. Конечно, но хотел приземлиться на ноги, но зацепился за раму ногой и шлепнулся прямо на насыпь, создав небольшую лавину из камешков. Кролик был вторым, и приземлился более удачно и профессионально – на ноги. Штефану очень повезло, что он успел вовремя убраться, иначе ноги кролика сломали бы ему ребра.

- Эй, здесь безопасно! – Поведал он оставшимся в вагоне пассажирам. Эта фраза несказанно обрадовала Деса, который спрыгнул на насыпь, как ни странно, не упав, при его-то невезучести.

- Безопасно. Но жутко. – Дополнил он высказывание кролика, поправив прихваченный в вагоне рюкзак с бутербродами, запасной одеждой, документами и дисками, и стал ожидать Марису, тревожно осматривая окружающий его лес, и остановив взгляд на виднеющейся вдалеке станции.

- "Ну, хотя бы за билет я не платил..."- Подумал Боб, спрыгивая на насыпь следующим.

- Блин! Новые ботинки! – Произнес он вслух. – F**k!

Виктория достаточно долго отходила от, можно сказать, шока от увиденной крови. Но, впрочем... Нет, нельзя паниковать. Нельзя. Похоже, все оставшиеся пассажиры решили эвакуироваться, и к ним добавилось ещё двое. Ну и здорово. Чем больше - тем лучше. Поскольку все вещи девушки были при ней, в сумке через плечо, а воровать она не любила, она решила выбраться сразу. Поэтому, кое-как, осторожно, Виктория перелезла через раму и не совсем аккуратно оказалась на земле, тут же вскочив и отряхнувшись. - Так... А где же станция?

- Вон она, родимая. - Вытянул палец Дес. Виктория проследила за направлением перста гиены, но увидела лишь смутный свет. Посетовав на зрение и очки, она решила все же довериться Десу.

Последней выбралась Мариса, которая, по обыкновению, пропустила всех вперед, и укоризненно посмотрела на Деса, который оставил ее одну.

- Это следы? – Вдруг сказала Мариса, указав на область метрах в десяти от насыпи. Приглядевшись, все заметили, что трава там примята, а кусты местами поломаны.

- Ага. - Согласился с Марисой Дес. - Только странные, будто они по-пластунски ползли.

- ''Или их тащили''. - Додумал он.

-Ну, раз следы, значит, тоже шли! Может, тоже станцию заметили. – Утвердительно проговорила Виктория с выражением лица «пожалуйста, скажите, что так оно и есть». - И, кстати, один явно поранился, пока вылезал, значит, его могли нести как-то, поэтому следы и странные...

- Да кого несли? – Вопрошал Боб. - Так, слушайте, если тут была атака террористов - так и скажите.

"Это даже хорошо, если террористы, будет повод оставить войска в Ираке..."

- Какие террористы? В таком случае, это были бесшумные террористы-ниндзя. – Ответила Мариса, разрушив надежды Боба.

- Может, мы все-таки пойдем? – С сарказмом произнес кролик. – Кстати я Коул. Приятно познакомиться.

- Дескло, раз уж пошла такая пьянка. – Махнул рукой Дес.

- Мариса. – Радосно назвала свое имя рыжая кошка, поправляя сумку и ожидая распоряжений Деса.

- «Идите в анус, никому я не скажу своего имени» - Подумал Боб и сделал вид, будто ничего не слышит.

- Штефан. – Коротко ответил волк и решительно пошагал по насыпи в сторону станции. Это решило дело и, отложив знакомства на потом, остальная компания двинулась за ним.

***

Станция встретила их тишиной и безлюдностью. Дес первым запрыгнул на замусоренный перрон и, скинув натерший плечо рюкзак, огляделся.

- Мнда... – Сказал он, цокнув языком. В этом «мнда» Дес выразил все свое разочарование.

Разочарование выглядело, как абсолютно пустая платформа с одиноко покачивающимся на ветру фонарем, повешенным здесь еще в двадцатых годах. Круг гнойно-желтого света дергался в такт покачиваниям лампы на ветру, давая шикарный обзор на гоняемый ветром мусор и листву. Вокруг лампы вились светлячки. Людьми здесь и не пахло. Приметив табличку с названием, Дес напряг знания английского, почерпнутые из уроков с Марисой в перерывах между домогательствами до кошки.

- Летний лагерь «Холодное озеро». – Прочитал он в слух. - Летний лагерь. Надеюсь он лучше, чем тот, в Бердянске.

-Название гениальное по своей очевидности. – Проворчал взобравшийся на платформу Боб, покачивая на пальцах дипломат. - Где встретить горячее озеро...

Боб опустил взгляд. Хм, дипломат с дипломатом. Поэтому он и не любил такой вид ручной клади. Но удобный, собака.

-ЛЮ-Ю-Ю-Ю-ЮДИ-И-И-И!!! – Проорал ящер, резко вскинув голову вверх.

- «...у-у-у-ди-и-и-и...» - Ответило Бобу эхо.

- Блин, не надо так, мужик! - Попросил Дес. - У меня мурашки по коже бегут.

-Это не Лондон. Точнее, это далеко от Лондона. Холодное Озеро... Cold Lake...- Пробормотала Виктория, забираясь на платформу, и чуть не упав от крика Боба. - Да блин! Кто тут будет ночью?.. Только те, кто до нас эвакуировались. - Тем не менее, она поднялась и тоже выкрикнула: - Is anybody here?!

- Ир? Ир? Ир? - Передразнило Вику эхо

- Начинается. - Вздохнул Дес. - Эй, а вон тропа. Если она не ведет к лагерю - я буду чьим-нибудь сексуальным рабом.

- Вот-вот, идите по тропинке, - начал Штефан, только подбегая к платформе - Во-первых, это ЛЕТНИЙ лагерь... - на этой фразе студент споткнулся, - во-вторых, я вас умоляю, эти крики ни к чему хорошему не приведут. Телефоны вне сети. Мы отрезаны... - Штефан замолчал.

-Может переночуем в лагере а завтра двинемся дальше по путям? –Предложил Коул.

- Да. – Безразлично произнесла Мариса, откусывая извлеченный из сумки бутерброд, а затем, вспомнив о приличиях, протянула его Десу. – Хочешь?

- Хочу. Но позже. - Ответил Марисе Дес, подумав о целом пакете еще не надкушенных бутербродов в сумке. Слюна Марисы не была ему противна, а иногда и наоборот, но мама с детства приучила его не есть ничего, что есть уже пытались.

- Нет, Коул, мы поспим под воротами... – Тем временем насмешливо произнес Штефан, с умным видом поправив очки. - Конечно нам некуда деваться, кроме как в этот несчастный лагерь.

. Итак... Решено. – Подытожил Дес - Идем в лагерь. Только раз сейчас конец августа, он скорей всего будет закрыт.

- Там должны быть работники. – Ответила Мариса. – Им вроде бы и не с чего эвакуироваться.

-Вот именно! В Европе даже в Мухосрансках везде есть работники! Вот, например, финский городок Котка... - начала Виктория, однако, решила не вдаваться в подробности. - -Damn this... And I just wanted to visit this f*cking London!

В минуты стресса Виктория почему-то иногда переключалась на английский.

Штефан снова оказался впереди и снова угрюмо молчал, жалея о более надежной компании. Спрыгнув с другой стороны платформы, он угрюмо поплелся к примеченной тропинке. Поглядев на него, Дес хмыкнул, и, подхватив рюкзак, спокойно спустился по лестнице. Остальные последовали примеру Деса и отправились вслед за Штефаном.

Некоторое время спустя компания добралась до массивных железных ворот лагеря, над которыми была закреплена металлическая рама прямоугольной формы, на которой стальными буквами было выведено название лагеря. За ними виднелась асфальтированная дорожка, ведущая к двухэтажному кирпичному зданию с жестяной кровлей. По бокам дорожки густо росли деревья, между которыми виднелись деревянные коттеджики. Территория была ограждена невысоким сетчатым забором с предупредительными табличками.

- Внимание! – Вновь прочитал Дес, который назначил сам себя переводчиком, хотя его знания английского были весьма ограничены. – Территория патрулируется собаками.

Сказав это, Дес подошел к воротам и подергал за них. Те ответили скрежетом и лязгом, но не открылись.

- Заржавели. – Констатировал Дес. – Вот блин.

- Ух... Собаки,собаки... - Боб замялся. - А пойдем отсюда, вдруг они злые?

-И вправду... Собаки... Но, раз есть собаки, то есть и люди, верно? – Спросила Виктория, видимо, у Боба. - Кто-то же должен их кормить!- Девушка огляделась в поисках камер видеонаблюдения на воротах или ближайших столбах. Однако камер не было.

- Ну, кто знает, может они на людей охотятся, что мимо проходят... – Предположил Боб.

-Вы что? Это же Европа! – Возмущенно заявила Виктория. - Не дай Бог эти собаки загрызут невинного человека- всех усыпят, а на хозяев- уголовное дело!

-Триста зеленых в рукав приставу, и не будет дела... - Как-то автоматически пробормотал Боб.

-В Европе нет такой коррупции,- машинально ответила Виктория, словно давно заучила эту фразу,- даже если пристав отклонит это дело, то семья погибших будет возмущаться, и добьётся своего. У них же демократия, а не капитализм. - Девушка пожала плечами.

Девочка моя, - с бесконечным терпением произнес Боб, закатив глаза. - Я проработал в судебной системе пять лет, два года из них во Франции. Продается все и везде, просто в Европе это скрывают несколько более умело, чем в остальных частях света. Настоящих идейных судей - считанные единицы на весь земной шар...

Европа, Европа... – Повторила про себя Мариса. - У меня сейчас такое чувство, будто мы уцелели после ядерного взрыва.

Обсуждение судебной системы Европы и мира прервало громкое и угрожающее рычание вышедшего из леса облезлого волка, с горящими зеленым огоньком глазами. Из пасти его капала пена. Продолжая рычать, волк медленно приближался к резко замолкшим и обернувшимся ребятам.

- Съездил блин в Европу. - Сказал Дес, поймав руку Марисы и начав пятиться вместе с ней к забору. Остальные последовали их примеру.

За первым волком из чащи вышел второй. Затем еще два. И, судя по загорающимся в чаще глазам, это был не предел.

-Ой чёрт... Волки!- с ужасом пролепетала Виктория, пятясь к забору, и постепенно отходя за спины остальных. - Вот эти никому не принадлежат, их... За них точно некого судить...

Тем временем перед компанией в шеренгу выстроились сразу шесть явно бешеных волков, которые с утробным рычанием приближались, окружая добычу и предвкушая кровавый пир. От немедленной атаки их удерживало лишь количество врагов.

- Та-ак... Не шевелимся. – Советовал Дес, вспоминая советы по ОБЖ. – В глаза не смотрим...

Однако Боб, который с ОБЖ знаком не был, поддался страху.

-Я...именем Соединенных... А-а-а-а!!! – Ящер сорвался с места, и, бросившись к забору, с размаху «взял» его, перебросив сначала дипломат, а потом вскочив на него и перевалившись на территорию лагеря.

Для волков это стало сигналом к атаке, и вся свора с рыком бросилась в атаку. Компания в свою очередь, громко заорав, бросилась врассыпную.

Виктория, не понаслышке знакомая с сетчатыми заборами, почти одновременно с Коулом чуть ли не взлетела на него и, спрыгнув, отбежала от ограждения аж на несколько метров. Штефан же, спрыгивая за забор, зацепился за него плащом и, даже не заметив этого, порвал хорошую, дорогую ткань.

Замешкавшийся Дес подсадил Марису и, пронаблюдав ее приземление за забором, вскочил на него сам, и тут волки настигли его. Один из них схватил его острыми зубами за штанину джинс, а второй – за рюкзак, вонзив зубы прямо в большущий смайлик на нем, на котором Дес маркером нарисовал щетину месяц назад. Волки стали бешено дергать головами и отскакивать назад, пытаясь сорвать вопящего о помощи Деса, пальцы которого уже не выдерживали такого напора, соскальзывая с проволоки забора. Абсолютно все глядели на это с немым ужасом, не решаясь подойти.

"Б***ь, совсем забыл..."

Мелкий огонек надежды загорелся в душе Боба. На ходу он начал пытаться расстегнуть дипломат, но тугая заклепка никак не ходила расходиться. Вообще, он совсем не предполагал, что ему придется открывать основной, самый большой отдел дипломата, все нужные документы лежали в тонком отделении для бумаг. Но сейчас его никто судить не будет!

Когда Дес кричал особенно истошно, чувствуя неминуемую и крайне мучительную гибель и всеми силами ей сопротивляясь, замок дипломата был вырван с мясом, и Боб, на короткий миг посетовав на испорченную вещь, трясущимися руками выхватил из его недр шестизарядный револьвер. За секунду проверив барабан, ящер широкими шагами подскочил к забору, и вскинув оружие, выстрелив в направлении волка схватившего Деса за штанину.

Волк был отброшен прочь пулей тридцать восьмого калибра, и, упав на пыльную землю, с визгом начал кататься по ней, разбрызгивая во все стороны кровь из широкой раны в брюхе, из коророй вываливались его дрожащие, сизые кишки.

В это же момент Дес сумел отстегнуть шлейки рюкзака, м волк отлетел прочь вместе с багажом гиены. Сам он, все еще крича, взвился на забор и мешком рухнул с другой стороны, быстро отползая. Волки же с визгом и рыком набросились на его рюкзак.

Боб потер болевшее от мощной отдачи плечо. Он, как последний идиот, стрелял с одной руки. Ну что за позерство?

-Твари... Фух-х... Ну как тут не разнервничаться?

Задав этот риторический вопрос, он засунул револьвер в карман, а затем вытащил из кармана свою фляжку, отвинтил крышку и приложился к ней.

- Европа, Европа... - Плачуще причитал Дес, отползая от забора. - Они меня чуть не сожрали! Чуть не сожрали меня!

Дес отвернулся, увидев, как волки потрошат рюкзак, на миг представив на его месте себя. Волки уже разорвали рюкзак на лоскуты и сейчас активно делили запакованные в целлофан бутерброды с колбасой. Раненый волк уже просто лежал на земле, истекая кровью, тяжело дыша и злобно глядя на Боба.

- Ты в порядке?.. - спросил Штефан у Деса, отряхивая подмерзший зад от влажной земли. Он беспокоился не столько за целостность гиены, сколько за его психическое здоровье.

- Д-да, кажется. - Ответил Штефану Дес, нервно хихикнув. - Вроде даже не обделался. – Дес взглянул на пирующих волков. - Походу до бутербродов добрались. Пойдем отсюда, пока они едят.

Дес с отвращением скривился, когда увидел, как двое оттесненных от рюкзака волков подошли к раненому товарищу, а затем один из них с влажным хрустом вонзил зубы в его горло. Несчастный громко взвизгнул, захрипел и затих. Оба волка зарылись мордами в его разорванный живот, выдирая оттуда куски для себя и измазавшись в крови.

-Фу... - Боб подавил рвотный позыв, прижав ладонь ко рту. Сложив револьвер обратно в дипломат, и кое-как закрыв его, он еще раз перевел дух и пошел в, очевидно, единственную логическую сторону - подальше от забора. Аналогичному примеру последовали и остальные.

- «Двести фунтов того стоили». – Думал ящер, идя дальше вглубь территории.

- Отвратительно! Каннибализм. – Обернувшись, Виктория еще раз взглянула на волков. Трое из них активно поедали мертвого волка, а двое провожали путников горящими голодом глазами. - Они здесь такие голодные, словно в лесу повымирала вся дичь. Как люди в окрестностях вообще живут? И, даже если поблизости нет населённых пунктов, то люди в лагерях как справляются, учитывая, что волки голодные даже летом?!

- Они не голодные. - Сказал Дес. - Они бешеные

Гиену передернуло, когда он вспомнил о капающей с ощеренных пастей пене. Видимо, воспоминание и побудило Деса испытать сильный позыв на облегчение мочевого пузыря.

- Ох, ребят, я отлить. – Успел произнести Дес, прежде чем инстинкт погнал его в ближайшие кусты. Остальные лишь поглядели ему вслед.

***

Охающий на ходу Дес продрался сквозь кусты и, подбежав к дереву, встал рядом с ним и расстегнул ширинку. Произведя несколько необходимых манипуляций, Дес расслабился и полностью отдался ощущениям опорожняющегося мочевого пузыря. Прикрыв глаза, Дес прислушивался к звуку разбивающейся о кору струи. В такие моменты он и осознавал, как же хорошо, что у него именно мужской набор хромосом, позволивший ему с рождения обзавестись такой полезной штуковиной, которая являлась источником этого, и еще нескольких, пока не испытанных удовольствий.

И тут на его голову что-то капнуло. Это что-то было теплым, липким и крайне противным. Вздрогнув и ощутив, как резко похолодело и упало вниз все у него в животе, Дес открыл глаза и взглянул вверх.

Гиена заглянул прямо в истекающие кровью разодранные глазницы висящего на ветке и идиотически улыбающегося трупа полноватого усатого медведя в вымазанной в грязи и крови форме машиниста. С носа окровавленного лица мертвого машинист сорвалась еще одна кровавая капля, и ударила Деса по щеке, прочертив на ней красную дорожку. А затем Дес, не переставая опорожняться, истошно закричал.

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Скачать в формате .TXT, в формате .FB2
Похожие рассказы: F «Краденый мир, ч 1», Владислав "Dark" Семецкий. «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава Шестая. Гнев.», Владислав "Dark" Семецкий «Мёртвое Эхо : Легенда о Шанди. Глава восьмая. Вторжение начинается»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален
Ошибка в тексте
Рассказ: Бука, часть 1
Сообщение: