«Хлебозавод номер три.»
Скачать .TXT .TXT .FB2 .FB2

Внутренняя служба. Хлебозавод номер три.

Иван Белов



Темнело рано. Красное небо обещало на завтра сильный дождь, и уже теперь начинал сгущаться непроглядный белый туман. На фоне заката мрачно чадили трубы Федерального Хлебозавода №3, по забору которого мерцали синие огоньки проволоки под напряжением.


-Дашка, ну что, сегодня пойдем? - навострил уши молодой коричневый лабрадор, лежавший во влажной траве на вершине холма, с которого открывалась эта картина.


-Не знаю, Ошка, мне страшно, - ответила его девушка, очень похожая на него.


-Да не бойся ты, Дашка! Чего там такого уж, чего бояться надо?


С Хлебозавода №3 раздался странный звук, похожий не то на вой сирены, не то на прорыв воздушной трубы, но живой, сменяющийся низким рычанием.


Дашка поджала хвост и уткнулась мордой в траву.


-Вот чего!


Ложка притянул к себе видеокамеру поближе и снял Хлебозавод издалека.


-Мы находимся на холме неподалеку от объекта, который вы видели только что. Меня зовут... Да неважно, как меня зовут. Она, - объектив камеры повернулся на Дашу, - зовет меня Ошкой. Мы хотим доказать, что на Федеральном Хлебозаводе №3 дело идет нечисто, и мы это постараемся сделать сегодня.


Лабрадор выключил камеру.


-Ну, как это было?


Лабрадорша вздохнула.


-Прикольно, но меня беспокоит, как оно БУДЕТ...


-Нда, все-таки ты права, - почесал за ухом Ошка. - Но мы уже приступили, и отходить по-моему поздно...





-Джеки, ты не злой? - осторожно приоткрыл дверь мелкий серый шакал, одетый в кожаный спецкостюм и сжимающий в лапе монтировку.


Ответом Джабраилу была мертвая тишина, наполнявшая огромный прохладный зал. Под потолком шли толстые трубы и конвеер, свисали крючья электрокранов.


-Джеки, ты не злой? - повторно спросил шакал и медленно вошел в зал, держа монтировку наготове. Он, не поворачиваясь спиной к залу, другой лапой быстро закрыл тяжелую стальную дверь, через которую вошел.




Молодой человек, лет двадцати пяти, как было указано в паспорте, валявшемся поверх стопки бумаг, досматривал третий сон, распластавши щеку об письменный стол.


Дверь в небольшую комнату, заставленную стеллажами, открылась. Тихо вошла немолодая женщина с короткой черной юношеской стрижкой и острым носом.


-Вот молодежь пошла, - покачала она головой и стала тихо складывать документы, имевшие третий уровень секретности, в красную папку.


Капитан Максимов проснулся, подпрыгнул от неожиданности и вскочил, отдавая честь.


-Здравия желаю, Мария Семеновна!


Женщина в форме бухнула потяжелевшую папку на стол и сделала лицо, не предвещавшее ничего хорошего.


-Максимов, я кому велела завтра это барахло разгребать?


Капитан снова сел на свой нагретый стул и потянул папку к себе. Майор Тимирязева не отпускала.


-Завтра я сказала, долдобон!


-Эээ, - издал неопределенный звук молодой человек, увеличивая усилие, прилагаемое на папку. Женщина стала держать еще крепче.


-Слушай ты, я сейчас вот эту самую папку отпущу, и ты улетишь в крапиву, - прошипела Тимирязева. - Пшел вон жрать, и паспорт не забудь.


Капитан нехотя подчинился. Женщина закрыла форточку, выключила старенький компьютер и заперла комнату на ключ.


От белого оштукатуренного коридора отделения веяло приятной после душного архива прохладой. На лавочках вдоль стены дремали несколько человек.


Когда капитан проходил мимо сердитого пожилого лиса с тросточкой, тот вскочил и преградил ему дорогу.


-Что это за хулиганство, кто-нибудь мне поможет, или нет? - начал ругаться он, тряся Максимова за плечо.


-В чем дело, гражданин? - удивленно спросил Максимов, пытаясь отцепить лисьи когти от своей рубашки.


-Такое вот дело, молодой человек, что я тут третий час сижу, а ко мне никто не подошел!


Капитан взял лиса-дедушку под локоть и повел в кабинет, где работал он и еще пара сотрудников внутренней службы. Тот поправил большие очки и стал стучать тростью по подоконнику, на котором стояла модель танка Т-90.


-У меня под окнами устроили помойку, складывают туда всякую гадость, а в квартире потом пахнет! Я живу на первом этаже - на большее денег не хватило, сами знаете, бедно живем. Что мне делать - ума не прилагал, а сосед посоветовал пойти в милицию.


Капитан перебил дедушку, одетого в серый твидовый костюм.


-Ну так и шли бы в милицию, гражданин! Ну поймите вы - не занимаемся мы такими делами!


Лис широко открыл пасть, обнажая желтоватые зубы.


-А это разве не милиция?


-Нет же, дедушка! Вы пришли во Внутреннюю Службу.


-Ой, извините, товарищ капитан, - застеснялся пожилой лис, подобрав хвост. - Оплошал...


-Дуров, проводи дедушку к мильтонам, - позвал Максимов в коридор.


Немедленно явился рослый парень в черной форме и забрал лиса с собой.



Капитан Максимов попрощался с сослуживцами, надел полосатую шерстяную шапку и направился к автобусной остановке, на которой болтали пять бабулек в шерстяных кофтах.


Молодой человек взъерошил длинные светлые волосы и стал читать рекламу, ожидая автобуса.


На пустой дороге показалась черная "волга" с синими номерами. Она подъехала к остановке и притормозила.


-Автобус номер пять, рейс до дома, - засмеялась Тимирязева в окно. - Залезай, племяша.


-Эм... - сказал Максимов, поправляя наручные часы. - А это не превышение служебных?


-Ты каждый день спрашиваешь. Нет. Садись, - повелительно велела майор, сменившая строгую форменную рубашку на кожаную куртку.


Капитан вздохнул и оказался в "волге", под завистливые взгляды бабулек.


Внутри пахло новой кожаной обивкой, светлой и прокуренной водителем.


-Привет, Максимов, - поздоровался дядька, обритый налысо.


-Привет, Казаков. Домой что ли, тётя? - обратился капитан к Тимирязевой, рассматривавшей себя в зеркальце.


-Угу.




Через полчаса машина свернула с трассы и поехала по узкому переулку. Над "волгой" нависали балконы, бельевые веревки и цветочные горшки спального района.


Машина остановилась, и дядька посигналил.


-Все, вылезайте, товарищ майор и товарищ капитан. Мне пора к генеральному ехать.


-Спасибо, что подбросил, Кеша, - улыбнулась Тимирязева и вытащила с сиденья пакет с формой. Максимов обошел машину и, взяв тётю под локоть, чинно направился с ней во двор.


Они прошли через невысокую арку, под три метра, в которой всегда горели две желтые лампочки, висевшие на голых проводах. Управдом второй год обещал приделать к ним абажуры.


-Эх-ма, некрасиво, - проворчала Тимирязева.


-Да уж, тётя...


-Племяш, я вот что подумала. У меня на антресолях вроде как уйма всяких полезных шмоток, может, пороешься, найдешь чего да приделаешь?


-Хорошо. Когда к вам зайти?


-Давай сегодня, часиков в восемь. Я думаю, от чая с тортом мой сладкоежка не откажется? - засмеялась опытная сотрудница ВС.



Во дворе, на свежекрашеной скамеечке, вокруг которой было посыпано песочком и усажено цветочными клумбами, сидела и скучала младшая дочка семьи Раззявиных, кругленькая колли Люся.


-Ой, Димочка пришел! - радостно запищала она, громко захлопывая большой французкий альбом со стихами.


-Здорово, Люська!


-Хррр, как сегодня дела? - с любопытством уставилась на него Люся, хрустя босыми лапами по песку.


-Ну... Уснул в архиве, чуть не получил в глаз от деда... А так - нормально, даже очень.


-Хорошо. Поможешь мне с математикой? - виновато насупилась шустрая соседка.


-Конечно, Люська. Только я вначале в душ сбегаю - жарко...


-Хорошо. Я тебя здесь подожду, - снова прилипла к стихам Девалье колли.


Утренние тучи как рукой сняло. Градусник поблескивал дисплеем и мигал двадцатью пятью градусами.


-Фуф, с чего так распарилось-то...


-Будет гроза, - сказал ведущий в метеовыпуске. Лапкина опять не выключила телевизор, покидая квартиру Максимова...


-Ну держись, вреднюга! - погрозил капитан шкафу и снял рубашку.




После сытного обеда, состоявшего из тётиных котлет и разводного супа, Максимов запер квартиру на ключ, открыв заранее все окна.


Вдоль всего двухэтажного дома, имевшего П-образную форму, шло что-то вроде общего балкона, на который вели черные входа. Таким образом можно было ходить друг к другу в гости, минуя подъезд и улицу, или, например, сушить полотенца в теплое время.


Мощные металлические перила, облицованные старыми березовыми досками, были разрисованы фломастером. Кое-где надписи еще можно было различить. Вот Люся признавалась в любви мальчишке из соседнего двора, а вот дед Кузьма считал, сколько стоит сахар...


Посреди балкона стояла коробка с мусором. Капитан пнул замусоленную дверь, обитую серой тканью.


-Кузьма Антипыч, а ну помойку свою забери! Тут ноги сломать можно!


Дверь открылась.


-А ну пошел отсюда, повеса! Хватит нос по чужому имуществу совать! - стал ругаться дед, но коробку все-таки забрал, оставив пару старых пакетов.


Максимов покачал головой, потер шею майкой и пошел дальше мимо рядов разнообразных дверей второго этажа.


На двери, ведущей в жилище Раззявиных, висело сердечко из золотой бумаги. Капитан громко фыркнул и постучался.


-Войдите, - раздался звонкий голосок Люси.


Капитан слегка приоткрыл заедавшую дверь и втиснулся внутрь, едва не ободрав голую спину.


-Какой ты красииивый, - певуче протянула Люся, виляя хвостом.


Дима погрозил пальцем.


-Хватит меня рассматривать, Люська. Я тебе уже говорил - ты мне очень нравишься, но, извини, я не хочу, чтобы у моей девушки был хвост.


Колли обиженно фыркнула и отвернулась.


-Ну и что ты обижаешься, глупенькая?


Школьница сердито засопела. Ей захотелось больно укусить капитана.


-Так, если ты сейчас будешь сопеть, то я тебя рубашкой отшлепаю, - рассердился Максимов.


Люся показала длинный розовый язык и для убедительности пошевелила кончиком.


-А математику что, не надо помогать? - осведомился Дима, усаживаясь на теплый плюшевый диван. В задней комнате, которая вела на общий балкон, были поклеены желтые обои и стоял старенький черно-белый телевизор. Люська любила тут хулагинать.


-Нет конечно, это был предлог, чтобы ты пришел, - с глубокой грустью сказала одиннадцатиклассница и вытерла нос коротким рукавом платья.


-Хэ, и что мне сделать, чтобы искупить свою вину? - с легкой насмешкой спросил Максимов.


-Погуляй со мной по Хайвею.


-Хорошо. Попить есть чего-нибудь?


-Сейчас принесу.


Дима сделал глоток из принесенной Люсей банки и скорчил зверскую рожу.


-Фу, это что такое?


-Пиво.


-Блин, откуда ты пиво достала?


-Из холодильника. Папа с работы принес.


-Оно что, просроченное?


-Не знаю, нам понравилось, - прижала ушки Люся. - А тебе?


-Не, не очень, - признался Максимов. Пиво, однако ж, возымело свое охлаждающее действие, и он надел майку-алкоголичку без рукавов.


-И ты так пойдешь по улице? - открыла пасть колли, махнув хвостом.


-Я что, дебил? Хотя... Не, не так пойду. Спускайся - щас выйду.



Максимов быстро одел цветастую майку с рваным британским флагом на оранжевом фоне, сунул за пояс пистолет и снова хлопнул дверью. С косяка упал кусочек белой штукатурки.


Люся одела кроссовки, которые шипели, когда она наступала на лапу.


Город N зашумел так, словно включили динамики. Во дворе стояла летняя тишина, в городе царил громкий шум.


По относительно пустой улице катился вой сирены. Люса вначале прижала уши, потом заткнула их.


-Ну не могли потише сделать что ли, хулиганы!


Мимо проехали означенные нарушители порядка, вооруженные топорами, висящими по бокам пожарной машины. За ней прокатился бронемобиль с пулеметом в башенке.


-Видать, опять где-то Тени нашкодили, - потер затылок Дима, идя позади колли.


-Порву на британский флаг тебя, вот дай дойти до кустов! - прошипела Люся, обиженно фыркая время от времени.


-Ой, да ладно тебе! Не обижайся, лапушка!


-Все, молчи, козел, - звонко сказала соседка и продолжила шлепать ботинками по тротуару, считая локтем фонарные столбы, и от обиды этого не замечая.



Город катился вниз под горочку, Люся считала мохнатым локтем фонарные столбы и пела дикую песенку.


-Как-то перепутал Вова капли с серной кислотой и в глаза себе закапал Вова собственной рукой... Больше не нужны Володе ни очки, ни глазики - унесла врачиха их на помойку в тазике!


Дима стал возмущаться.


-Ты чего поешь всякую ерунду, Люська? Неприлично - раз, мне очень не нравится - два.


Колли гневно посмотрела на капитана и запела следующую.


-Как-то раз на сеновале Вася очень крепко спал. Повернулся - и, бедняга, - он со стога вниз упал. А внизу стояли вилы, и проткнули Васе бок. Долго бригадир смеялся, пока дрыгался Васек!


Дима молча схватил соседку за изящное запястье и поволок в сторону ближайшей клумбы.


В цветах было тепло, тихо, и пахло какими-то духами. На земле валялись окурки и фантики.


-Люся, ты можешь мне объяснить, в чем дело? Я тебя не узнаю! Ты была милой, доброй умницей, а сейчас сумасшедшая злюка!


Она сморщила нос и капнула слезинкой на землю.


-Люююська... Ну говори...


Девушка сложила руки на коленках, сцепила пальчики, похрустела ими и начала.


-Я недавно познакомилась на школьной вечеринке с хорошим парнем... Он мне сразу очень понравился, мы с ним даже гуляли пару раз, - Люся снова всхлипнула. - А потом он сказал мне, что у него есть девушка. - Колли упала мордочкой Максимову на плечо и громко заплакала. - Я ее, наверное, убью... Дай пистолет, Димка...


-Ты что, с дуба рухнула, Люська? Не пори ерунды, а с парнем... Ну не все ж одинокие и невезучие... - капитан погладил ее по голове, - Не грусти, все наладится. Я тебе обещаю.



Из общего шума города выделился особенно заметный скрежет и грохот.


-Давай посмотрим, что это такое? - предложил капитан успокоившейся соседке.


-Давай, - согласилась Люся, и они осторожно, чтобы никто не заметил, стали вылезать из цветочной клумбы.


Лишь только Дима и Люся подняли головы, как их за шкирки, словно нашкодивших щенят, взяли две мощные руки в бронированных перчатках.


-Тааак, нарушаем общественный порядок, портим общественное имущество? - сказал грозно первый милиционер, шевеля за забралом бронированного хайтек-шлема усами. Второй отозвался:


-Нарушают. Ну что, в отделение их, или беседой отделаемся?


-Документы, граждане, - попросил первый, опуская капитана на землю и жужжа при этом моторами усилителей брони. В тяжелом "хайтеке" патруль был похож на солдат-штурмовиков, но броня различалась толщиной и цветом - милицейская была слабее и ярко-синяя.


-Дядька, отпусти! - стал оправдываться Максимов. - Мы ничего плохого не сделали, и вообще, я из Внутренней Службы. Удостоверение в левом кармане брюк.


Милиционер долго рассматривал пластиковую карту капитана, потом отдал честь.


-Старший сержант Розенталь. Все-таки, товарищ капитан, не надо по клумбам лазить, они же портятся... - произнес он, закидывая автомат за спину.


-Да понимаешь, дядька, я тут девушку утешал, - кивнул он в сторону Люси, смущенно переминавшейся перед вторым милиционером.


-Аааа, ну ладно... Она и впрямь какая-то зареванная маленько... - оглядел старший сержант Люську, которая зафырчала на двух людей.


-Я не зареванная, болван, я смотрела на солнце! - грубовато рявкнула колли.


-Люська, не груби дяде, он не хотел тебя обидеть.


Милиционер, в виде извинения, принес из стоявшего неподалеку ларька мороженщика свежее "крем-брюле", в которое Люся тут же запустила язычок.



Капитан отвел сержанта от девушки и второго патрульного.


-Командир, а что тут вас так много? - показал он на медленно катившийся вдалеке синий броневик милицейского спецназа. - Случилось что? Я на службе ничего не слышал, а покинул место два часа назад.


-Случилось, - тихо сказал милиционер. - Нам велено гражданских не пугать, но ты военный, и тебе знать можно. Говорят, видели мутанта...


-Где? - подпрыгнул от неожиданности Максимов.


-Под городом. Один убитый в метро и двое в канализации. Двое рабочих и милиционер ранены, все говорят одно и то же... - вздохнул патрульный. - Так что, кажется, это не выдумки подростков...


-В ВС сообщили?


-Конечно. Обещали выслать экспертов, ждем их. В метро оцепление из десантников, а улицу поручили держать нам.


-Ну блин... Так нечестно... Я каждый день бумажки разгребаю, а все интересное без меня происходит! - стал жаловаться Дима, оперевшись спиной о угол дома.


Неожиданно тротуар слегка завибрировал. Люська с визгом подпрыгнула, а патрульные настороженно приготовили оружие. У сержанта был Калашников, у второго ручной пулемет.


Дрожь земли прекратилась. Последние автомобили, словно по мановению волшебной палочки, исчезли с дороги, а редкие похожие столпились вокруг стражей порядка, испуганно перешептываясь. Над городом N нависла нехорошая тишина.



Асфальт то был мертвенно-спокойным, как обычно, как каждый день с того момента, как он остыл после укладки, то начинал дрожать, словно живой. Дрожь то усиливалась, то ослабевала, то пропадала, то появлялась вновь. Она проникала сквозь лакированные ботинки Димы, сквозь мягкие спортивные кеды Люси, сквозь тяжелые пуленепробиваемые хайтек-сапоги милиционеров...


-Что это, Димон? - тихо спросила девушка.


-Не знаю, - прошептал в ответ капитан, - Но мне страшно.


Броневик зажужжал мотором башни, сканируя прицелом автоматического орудия широкую улицу. Но сканер, по всей видимости, ничего не находил, или не просвечивал толщу бетона дороги.


Диме не нравился этот звук. Ему казалось, что монотонный визг цепей передач должен что-то привлечь. Что-то очень нехорошее...


Он потыкал локтем старшего сержанта.


-Скажи своим - пусть перестанут. Мне не нравится этот звук.


Сержант пожал широкими в броне плечами и поднес к губам рацию, отдавая тихое сообщение.


Броневик затих, но было уже поздно. Земля дрожала все сильнее...




Из канализационного люка посреди разделительной полосы, закрытого тяжелой чугунной крышкой, вырвался пронзительный свист. Крышка немного попрыгала, а затем взлетела в небеса, словно брошенная чьим-то указательным пальцем рублевая монетка. Из-под земли вырвалась струя какого-то газа, мутновато-зеленого цвета, а потом раздалось низкое рычание.


Дима схватил Люсю за плечи, ожидая, что она грохнется в обморок. Вместо этого соседка оскалилась и зарычала на люк.


Патрульные вскинули оружие. Броневик опустил орудие, держа прицел на люке. Пулеметчик на башенке взвел КОРД.


Зеваки на той стороне дороги бросились врассыпную, скрываясь в переулках. Десять спецназовцев в темно-синей мотоброне встали около броневика, уставляя оружие на тротуаре. У двоих были гранатометы, у троих - тяжелые пулеметы "КОРД", у остальных легкие ручные пулеметы Калашникова.


Капитан Максимов прислонился спиной к стене дома, крепко стиснув в ладони рукоять макарова. Люся прижалась плечом к нему.


-Не бойся, девочка.


-А я и не боюсь, - спокойно ответила колли.


Из люка показалось ярко-розовое слизистое щупальце, кравшееся по дороге. Оно нащупало смятую алюминиевую банку и быстро утянуло ее в люк. Старший сержант сглотнул.


Спецназовец с нашивками капитана приложился к прицелу пулемета.


-Огонь на уничтожение, - раздалась команда в рациях шлемов милиционеров.


Тяжелые пули посекли щупальце на части. Мутант затих, рычание прекратилось. По улице плыло небольшое облачко сизого порохового дыма, звеня, катилась большая желтая гильза. Броневик запустил двигатель, мерно ворчавший.



Через несколько секунд нечто попыталось высунуться второй раз.


-Мало тебе, чудище? - проворчал старший сержант и выпустил длинную очередь. Пули снова зачиркали по асфальту, пропахивая глубокие борозды. Чудище снова потеряло щупальце и с тяжелым грохотом бухнулось куда-то глубже.


Дима тоже несколько раз стрелял по щупальцу, но с такого расстояния попал только один раз. Люся так и сидела на корточках, зажав ушки, - пулеметы гремели очень сильно.



Штурмовики медленно приблизились к развороченному мутантом люку, и вниз полетели несколько гранат. Снова громыхнуло, и земля под ногами Димы здорово качнулась. Подошел старший сержант.


-Сделали гада.


-Да, вот теперь бы его найти еще... Он, наверное, на другой конец города слился, подлец...


Сержант пожал плечами и стал менять рожок у автомата.


Люся, размахивая руками, оживленно беседовала с одним из спецназовцев. Он снял шлем, и Максимов увидел, что в хайтеке находился большой и довольно красивый коричневый волк. Капитан усмехнулся и достал телефон, набирая номер Тимирязевой.


-Лидия Михайловна, вы уже слышали? Да-да, дважды пытался вылезти... Безуспешно - тут штурмовики... Что? На других постах его не видели? Вы уверены, что перекрыты все выходы из метро и канализации? Гхм... Хорошо, жду.


Люся подмигнула волку, который надел шлем обратно и взвалил на плечо гранатомет, залезая на броневик, и подошла к соседу.


-Я взяла у него номер телефона.


Дима как-то зачумленно поглядел на колли, потом его взор вернулся к реальности, и он стал громко хохотать, привлекая внимания окружающих.


-Ну... Ты... Блин, даешь! Ха-ха! Как его зовут?


-Женечка, - тихо и гордо ответила колли, метя хвостом асфальт.


-Ох, Люська! Ну в кого ты такая шальная у меня? Папа-мама тихие, дочка - ураган!


Люся щелкнула клыками.


-Хочу еще мороженого.


-Ладно-ладно, сейчас принесу. Подержи, - капитан вручил ей старый мобильник.


Палатка с крем-брюле за углом была пуста - продавец сбежал еще в самом начале заварушки, и правильно сделал. Дима вздохнул и пошел по довольно-таки еще пустынной улице дальше.


На двери белого домика сияла синяя надпись "Мороженое Руфуса".


-Почему Руфуса? - недоуменно сказал капитан и подошел к палатке.


Внутри неподвижно сидела женщина, остекленело глядя на покупателя.


-Будьте добры два клубничных, - попросил Максимов и полез в карман за кошельком. Продавец молчала.


-Эй, тётя, не спи - замерзнешь! - улыбнулся Дима и запнулся. По прилавку медленно стекала красная струйка крови, а у продавщицы в плече напротив сердца было пулевое отверстие.


-Твою мать, - тихо сказал капитан. - МЕНТЫ, СЮДА! - заорал он, оборачиваясь. - ЖМУР, МИНУТНОЙ ДАВНОСТИ!


Броневик заурчал мотором, медленно двигаясь в сторону капитана. С брони соскочили два спецназовца, и гремя сапогами, побежали к палатке.


Почему-то внимание капитана привлек странный металлический шум в соседней подворотне. Он махнул милиционерам рукой, пересек зеленые посадки и нырнул в арку слева.


Перед ним раскинулся вроде бы обычный двор: в центре - группа деревьев и кустов, вокруг кольцевая дорожка, несколько припаркованных машин около подъезда... Но почему-то мусорный бак был перевернут, и катилась бутылка...


Дверь подъезда резко захлопнулась. Капитана вставила резкая мысль, что злоумышленник может быть где-то здесь...


Дима достал из-за пояса пистолет, снял с предохранителя и принялся медленно подходить к подъезду. На двери с кодовым замком были наклеены полусодранные цветные бумажки-объявления: о задолженности по горячей воде, о новом подключении к Интернету, о интересной выставке в Парке Культуры...


За дверью раздался шорох. Дима вскинул макаров. Ладонь вспотела. Дверь резко распахнулась, и капитан едва не выстрелил.


На пороге дома стояла бабушка с авоськой, плотно зажатой в усохшем кулаке.


-Сумку у меня отнять задумал, подлец? - заорала бабушка и попыталась ударить Максимова авоськой с яйцами.


-Я из ВС, - показал удостоверение капитан. - Тут случайно не пробегал какой-нибудь тип с пистолетом?


-Как же, был один до тебя.


-Куда, куда он побежал? - нетерпеливо тряхнул головой капитан. - Скажите ради Бога!


-Никуда он не бежал, внучек. Он неделю назад тут и застрелился - прямо посредь двора. А вы только через два часа приехали, а тут дети малые гуляют, какое бесстыдство! - начала ругаться бабушка.


-Блин, я преступника ищу...


-Лучше бы делом занимались, оглоеды! На фронт вас всех надо, пачкой!


Дима почесал затылок и отвернулся. Во двор вбежали спецназовцы в хайтеке, цепляя стволами тяжелых пулеметов за кустарник.


-Товарищ капитан, не нашли?


-Нет... Не нашел... - устало ответил Дима, смотря в пронзительное, холодное небо. Дул теплый ветер, ему было холодно. Действительно - его место там, на Кордоне, где служат настоящие мужчины...


-Ты чего такой кислый? - осведомился старший сержант.


-На войну собираюсь, - с горечью ответил Дима.


-Тут тоже война, только своя. Не бзди, капитан, - положил тяжелую руку ему на плечо старший сержант. - Бойцы, прочесать двор! Этого гада надо найти, пока он еще чего-нибудь не натворил!


Откуда-то с небес раздался дикий хохот и нарастающий вой, перераставший в победный хохот. Потом послышался глухой удар и неприятный "шмяк", прерванный треском костей. Шакал в джинсах, из кармана которых торчала новенькая "беретта", распластался на бетоне, выбросившись с десятого этажа.


Дима сплюнул себе под ноги.


-Мы не в силах остановить даже психа, сбежавшего из дурдома... Кто мы тогда? - спросил он у старшего сержанта.


-У всех бывают ошибки. Не казни себя, капитан, - ты тут вообще не при чем.




Вечером с Димы сошла черная тоска по продавщице "Руфуса". Он глядел, как Люська о чем-то воркует по телефону с волком из милицейского спецназа, как суровая майор Тимирязева печет булочки, и его сердце наполнилось покоем.


-Хорошо жить на свете, тетя Лида!


-Конечно, племяш. Вот и живи подольше, - улыбнулась Тимирязева. - Люсенька, хочешь еще молочка?


Колли кивнула и цепко приняла стакан коготками.


-А мне дадите поесть? - в шутку сердито сказал Дима, отнимая у Люси трубку телефона. Тетя отвесила племяннику затрещину.


-Не мешай девочке - она себе наконец-то приглядела молодого человека.


-Хорошо-хорошо, только поесть дайте! На меня после того мутанта жор напал...




Люся рассматривала пистолет, после того, как капитан вытащил из него обойму и улегся на раскладушку, погружаясь в приятную дремоту. На часах светилось ноль часов тридцать пять минут. Колли, завернувшаяся после ванной в мохнатый халат, щелкнула предохранителем. Дима открыл глаза.


-Слушай, перестань. Я кожей чувствую, когда на меня дуло смотрит.


Люся убрала макаров в ящик стола и встала на коленки около Димы.


-Чего, мокрое создание?


Она положила мордочку на алюминиевый каркас капитановского ложа.


-Если бы ты меня сегодня не проводил погулять, я бы не познакомилась с Женей... - мурлыкнула она, нежно царапая ему щеку. - Спасибо.




Машину здорово раскачивало из стороны в сторону. Казаков вцепился обеими руками в руль и осторожно объезжал любую колдобину, боясь повредить подвеску волги.


-Нельзя ли немножечко быстрее, Дуся? - недовольно спросила Тимирязева.


-Думаю что нет, Лидия Михайловна. Или мы сейчас, - машину подбросило и водитель запнулся, - или мы сейчас угробим колеса и не доедем в Кузьминки даже к ночи.


-Ладно. Ты у нас технарь - тебе виднее.


-Лидия Михайловна, может, радио включить? - предложил лысый дядька.


-Давай.


Казаков выбрал наиболее ровный участок сельского шоссе-"долдобона" и стал крутить желтую пимпу приемника, который принялся издавать жуткий скрежет. Вокруг плыли деревья, леса и поля, а пассажиры волги корчились от зубной боли.


-Перестань, Дуся! - наконец не выдержала колли, шлепнула водителя по запястью и стала, перегнувшись через спинку его кресла, настраивать радио сама.


Дима убрал рыжий хвост от своего лица и предупредил тётю:


-Она нам сейчас такое включит... беруши есть?


Люся услышала, хлестнула капитана хвостом по физиономии и нашла что-то жуткое.


-Цвиттер, Цвиттер, - завывали из динамиков немцы. Максимов вначале нахохлился, но потом пообвыкся и даже стал получать от рока какое-то удовольствие. Люська уселась на свое насиженное место, довольно сложила лапки на груди и стала бодать его ушами.


-Ну что, перестал гундеть, Димон?


-Не хами мне, у меня звездочек много! - отозвался Максимов. - Хвост оторву. Не хулигань - мы на работе.


-Ой, какие все серьезные... Вот давай нас Лидия Михайловна рассудит. - Она потрогала по плечу тетю Димы. - Лидия Михайловна, вот скажите: я себя прилично веду? Капитан мне замечания делает.


-Не совсем, Люсенька, - засмеялась Тимирязева. - Чуть потише, а то я скоро не выдержу сочетания твоего рока и твоих выходок.


Соседка вняла разумной речи майора и погрузилась в спокойную ритмичную вибрацию ушей под музыку.


Минут через двадцать, когда зеленые луга Подмосковья медленно стали сменятся на буро-коричневатую степь, Тимирязева растолкала уснувших в обнимку на заднем сиденье капитана и школьницу:


-Так, делайте умные лица. Подъезжаем к Кузьминкам.


Люся восторженно хлопнула в ладоши и взяла на колени сумочку секретарши, которую принес ей Дима. Капитан поправил слегка помятую когтями колли форму и надел пилотку.


Казаков свернул на обочину, и черная волга остановилась на импровизированной стоянке.


-Маячок, - протянула руку майор и воздурила на крышу яркую синюю мигалку. - На выход, сотрудники.


Дима вылез и стал потягиваться, разминая сладко хрустящие после часового сидения в автомобиле суставы. Люся ограничилась тремя высокими прыжками и диковатым воплем.


-Ты амазонка? - усмехнулся Максимов, пристегивая к пистолету страховочный шнурок.


-Нет, я варварша, - показала язычок Люся и повертелась на месте. - Как я выгляжу?


Дима прищурился, осмотрел гладко выглаженные джинсы, белую кофточку и черную кепку старшего сержанта, совершенно для прикола надетую на Люську.


-Очень хорошо. Ладно, шутки в сторону. Что-нибудь интересное видишь?


Она повертела носиком и нагнулась.


-Да. Во что я надыбала! - и показала капитану ржавую автоматную гильзу, поднятую с сухой земли.


-Я не о том, Люська, - улыбнулся капитан. - Посмотри направо.


Колли повернула голову в указанном направлении и приоткрыла пасть от восхищения и любопытства, изогнув хвост вопросительным знаком.


Волга и ее пассажиры были на вершине невысокого, пологого пыльного холма, на котором росли только пивные банки и кустики полыни. Ниже, справа, шла небольшая речушка, совсем ручеек, вдоль берегов которого появились полоски свежей травы. Через водную "преграду" был перекинут бетонный блок без перил, около которого торчала на палке табличка "Посторонним вход воспрещен", а ниже краской было приписано: "Стреляем без предупреждения. Федеральный объект".


-Тяаа, круто!


-Направим же свои стопы туда, друзья, - сказала Лидия Михайловна, обняла свою папку и пошла к мостику, вздымая полами черной форменной юбки облачка пыли. Капитан почесал шею и пошел за ней, а Люся засеменила около него.


Казаков недовольно поглядел на обнесенные забором с колючей проволокой ангары, в сторону которых пошли сотрудники Внутренней Службы с колли, и закурил. Черная "Волга" одиноко торчала на фоне полуденного солнца.





-Когда ждать прибытия этих служак, полковник? - спросил крючконосый толстый дядя в сером костюме, восседавший на высоком кожаном кресле.


Телефон, включенный в режим громкой связи, отозвался хриплым кашлем.


-По расписанию должны быть сегодня вечером, Морис. Вначале заедут в Кузьминки, потом к тебе.


-Хорошо, полковник. Спасибо. Да, окажи еще услугу - а сколько они в Кузьминках могут просидеть?


-Думаю, не меньше четырех часов. Тамошний комендант еще тот супчик, по нему психушка плачет. Хотя и тебе туда надо, Морис... Опасное дело ты затеял...


-Не лезь не в свою тарелку, полковник! У нас с тобой другие приоритеты сотрудничества, верно?


-Верно.


-Ну так до связи.


-Пока, Морис. Осторожнее с ними...


Директор набрал на клавиатуре короткий номер.


-Зиночка, будь добра, позови Джабраила.


-Будет сделано, Борис Петрович.


Директор Федерального Хлебозавода №3 медленно ходил туда-сюда вокруг стеллажа с документацией, заранее приготовленной для проверки Внутренней Службы.


Резная дверь из красного дерева отворилась, и в проем просунулась хитрая серая морда.


-Звали, Борис Петрович?


-Да, Джабраил. Заходи, - мрачно отозвался дядька. - У нас гости.


Шакал подтянул кожаные штаны.


-Надо спрятать Джеки, Борис Петрович.


-Да, надо. Но ты же знаешь, что бронепоезд сломался... А по-другому я не разрешу ее перевозить - ты помнишь, что устроили мусора, когда она вырвалась в канализацию.


Шакал усмехнулся, показав желтые зубы и почесал за ухом.


-Да, веселый был денек... Завод штурмовики прочесывали, а мы держали зал на замке внаглую - мол, ремонт там. Эти болваны даже не догадились проверить...


-Мусора не так просты, как кажутся, Джабраил, - просипел директор. - Еще придут по нашу душу, ох придут... Приготовь ребят - через пять-шесть часов приедут контролеры ВС, проверять лицензию завода. Наверняка пожелают осмотреть территорию...


Джабраил нахмурился.


-Я понимаю так, Борис Петрович, что если они найдут мутанта или его следы, их придется убрать?


-Нет, ни в коем случае! - трахнул кулаком по столу Морис. - Тогда через два часа сюда прибудут войска со всего округа и нас четвертуют. Вы должны взять их живыми, а я попробую что-нибудь придумать.


-Понял, Борис Петрович. Особые указания будут?


-Да... Не корми Джеки... - медленно сказал дядька. - Все, ступай. Я попробую подделать отчеты.





Электронный замок не желал поддаваться даже на майорское удостоверение Тимирязевой. Капитан чиркнул своей карточкой в щель компьютера раз двадцать - безрезультатно. Колли высказала предположение, что он сломался. Военные хором и весьма сердито сказали, что армейские замки не ломаются.


-Ну тогда какого хрена он не открывается? - недовольно топнула Люся и закашлялась: поднялась желтая пыль. - Дышать тут нечем.


-Ладно, товарищ майор - не насилуйте замок. Я сейчас его отстрелю нафиг... - потянулся к кобуре капитан.


-Погоди. Ломать - не строить, - Лидия Михавлойна сложила руки рупором. - СЕМЕНЫЧ!


Ответом была тишина.


-СЕМЕНЫЧ, ЕДРИТЬ ТЕБЯ В УХО!


Легко подул ветер, шурша пылью.


-Максимов, приведи Казакова. Возьмите автомат.


Капитан, придерживая рукой кобуру, легким бегом направился обратно к машине. Водитель, издалека поняв, что дело неладно, открыл багажник и вытащил из него зеленый сверток.


Когда Дима подбежал, он уже примкнул автомат к магазину и вручил оружие капитану.


-Пошли, разберемся.


Снова пересекши бетонную плиту-мостик, Дима обратил внимание, что за забором началось какое-то шевеление.


-Товарищ майор, по-моему, нас пасут! - крикнул он.


-Кто бы сомневался. Это старые трюки Семеныча.


Лидия Михайловна со всех сил пнула ногой ворота, на которых было написано "Опасно для жизни. 400 вольт". Удара током не последовало, а створка отворилась.


Капитан и водитель гмыкнули, а Люся гордо фыркнула.


-Женские мозги отличны от мужских, - самодовольно заявила она, виляя хвостом и входя внутрь базы.


-Главное - чтоб не на заборе, - проворчал обиженный Дима и взвел АКМ.


-Тише. Тут наша зона контроля, и никто нам вреда не причинит, - остановила Лидия Михайловна нервного капитана.


-Вы так думаете, тетя?


-Я это знаю, Димочка. Не ссы, капитан!


Казаков застегнул кожаную куртку с нашивками.


-Лидия Михайловна, тут пыльно. Люся уже чихает. Пойдемте внутрь?


-Да, я думаю, Семеныч уже узнал нас... Вон в ту дверь, господа, - указала Тимирязева на соседний ангар.


Люся замотала нос платком и постучала кулаком по двери. Та открылась внутрь, а на пороге из темноты возник низкий мужик в тельняшке и армейской фуражке.


-Здрасьте, товарищи контролеры, - проворчал Семеныч, впуская посетителей. Люся немедленно убрала носовой платок от мордочки, а Тимирязева с хрустом пожала мужику волосатую руку.


-Здорово, Семеныч. Как поживаешь, как дела?


-Поживаю как и всегда - неплохо, а дела неважно идут, Лидия Михайловна. Да вы проходите в офис, что в сенях-то торчать...


В импровизированном кабинете стоял стол из бензиновых бочек, бывший оружейный шкаф, переделанный в сейф, и прочий давно списанный военный инвентарь.


-Хороший эквипимент, - щелкнула зубами колли, трогая висевший в углу костюм химзащиты.


-Убери лапы, девочка. Он токсичный.


Люська тут же вытерла ладони об Димин рукав.


-Эй, ты чего? - возмутился капитан. - Я заболею и помру!


Колли куснула Диму за плечо.


-Я постираю тебе рубашку.


Тем временем Лидия Михайловна и Семеныч решали какие-то проблемы, сидя рядом на столе и размахивая каким-то графиком.


-Семеныч, у тебя лимита в этом месяце совсем чуть-чуть осталось!


-Но я ж не превысил, Лидия Михайловна?


-Нет. Но кто-нибудь из твоих людей решит тебе свинью подложить, скомуниздит пару объектов, и оторвут тебе голову...


-Я своим доверяю, а кому не доверяю - тех при себе не держу, это раз. Два - я человек осторожный, много не ворую.


Тимирязева покачала стриженой головой.


-Прохиндей ты, Семеныч!


Пират пожал плечами.


-Зато от меня польза бывает. Правда, Тимирязева?


-Правда. Ладно, пошли секретку проверять...


-Снова? - уныло протянул мужик.


-Угу.


-Да что ж вы, оборзели что ли совсем? Месяц назад проверяли.


-Семеныч, это такое дело, что я за него тебе бошку оторву, если ты там хоть один объект вскрыл или уволок!


Семеныч гордо упер кулачищи в полосатые бока.


-Лидия Михайловна, вы меня знаете не первый год. Я хоть раз тырил секретку?


-Нет, и за это я даю тебе поблажки.


-Ну вот. И не буду. Столик так прикарманить, пару бочек бензина - эт я могу, а секретку... Я ведь честный прапорщик...


-Честный прапорщик, проводи капитана и сержанта на склад, пусть они там пошукают.


Семеныч хлопнул в ладоши, пришел заспанный солдат без каски.


-Проводи, - велел комендант базы. Солдат сделал Люсе и Диме знак следовать за ним, и вышел.


-Чай будешь, Тимирязева?






-Быстрее, козлы! - орал Джабраил, размахивая гаечным ключом внушительного размера. Полтора десятка похожих на него серых шакалов прикручивали болтами к одному из вагонов бронепоезда новое колесо.


-Быстрее, сволочи! Если не успеем, я вас задушу всех! - ругался шакал. На плече у него висел исцарапанный калашников, а на голове был хайтек-шлем первого поколения, которому от создания лет двадцать.


Отовсюду сыпались искры - работали сразу несколько сварочных аппаратов, заделывавшие дыру в борту броневагона, который разворотила Джеки в день, когда сбежала в город.


-Блин, вырастили чудище... Справится не можем.. - ворчал Джабраил, следя за работой своих головорезов. - Куда ты автомат понес, чушка безмозглая, положи на место! - гаркнул он на чумазого парня.


Красным светом озаряли громадный цех, заваленный хламом и металломом, мощные лампы под потолком. Джеки не любил красный свет, и поэтому не совался в цех. Таким образом, рабочие заводы пытались обезопасить себя от хищничества страшного мутанта, но за месяц было уже трое съеденных.


Джабраил был недоволен, и говорил о сложившейся ситуации с директором. Борис Петрович отвечал на это всегда одно и то же:


-Подождем еще недельку, братец - приедут покупатели и заберут наше чудище.


Джабраил фыркал, тряс хвостом и уходил учить своих оставшихся в живых ребят. Стрелять в Джеки запретил Борис Петрович, и отмахиваться от монстра, когда приходилось заходить в тестохранилище, можно было лишь электрошокерами.


-Через полчаса приедут контролеры. Убирайте быстрее, надо успеть погрузить Джеки и отогнать поезд!


Несколько шакалов, одетых в потрепанный камуфляж и бронежилеты, дружно уперлись лапами в вагон, подкатывая его к локомотиву. Зловеще клацнула автосцепка.


-Приманку в вагон положили?


-Да, - крикнул человек, приматывая куском стального троса коровью тушу к дну вагона.


-Отлично. Валим отсюда, - Джабраил снял с плеча автомат, пролезая под вагоном на другую сторону зала. - Готовьте запоры!



Когда шевеление затихло, все заняли места около стены, а два крупнокалиберных пулемета и мощный тайзер были готовы к ведению огня, закреплены на станинах и повернуты в сторону тестохранилища, Джабраил дал команду:


-Выпускай мутанта!


Человек нажал кнопку на пульте. Массивная стальная дверь медленно отъехала влево, из темноты хранилища вышло небольшое зеленое облачко испарений.


Два десятка разумных созданий напряглись. Каждый из них ненавидел мутанта и боялся его больше, чем всего другого на свете, но босс велел его не трогать, а за ослушание грозила смерть.


-Джеки, иди сюда! - позвал Джабраил, вполголоса добавив: - Падла зеленая...


По цеху, в котором воцарилась жутковатая тьма, прокатилось нехорошее стрекотание и шелест липких щупалец. Сквозь забрало шлема, с помощью прибора ночного видения, шакал увидел, как мощные щупальца вздымаются над вагоном. Бронепоезд затрещал и медленно, со страшной силой опрокинулся.


-ВЫРУБАЙТЕ ЭТУ ТВАРЬ! - заорал Джабраил и, забыв все приказы, выпустил по щупальцам длинную очередь.


На конце длинного толстого ствола тайзера возник небольшой красный шарик, оторвался от дула и врезался в мутанта. По слизистому телу Джеки прокатилась волна синих разрядов, и тварь медленно уползла обратно в тестохранилище.


-Все, конец. Петрович нас зарежет... - мрачно сказал шакалу один из парней.






-Тра-ля-ля, как много тут всего, курить надо бамбук, сказал старый Тук... - напевала песенку Люська, записывая сотый номер контейнера.


-Все, в этом ряду кончились, а ряд последний. Дружище, что у вас тут еще есть? - спросил он у лохматого овчара с автоматом, дремавшего на скамейке, пока контролеры бродили по ангару.


-Люся, идемте, - зевнул овчар и встал. - Там надо будет проверить пломбы и записать показания манометров у всех цистерн. Их двадцать три.


-Немного, - констатировала колли, захлопывая папку. - Мне нравится эта работа, - шепнула она на ухо Максимову.


-Ха-ха, каждый день надоедает, - ответил капитан. - Рафик, ну ты там снова уснул?


-Нет, я просто закрыл глаза, - соврал часовой и зевнул. - После вас, леди, - сказал он, пропуская Люсю на свет Божий.


Следующий ангар был обнесен невысоким бетонным бордюром и выкрашен в полосатый оранжево-черный цвет.


Внутри жутко воняло соляркой. У колли из глаз потекли слезы, а Дима поморщился.


-Блин, что тут разлили?


-Цистерна с креозотом протекла, вот и воняет, - лениво протянул овчар, почесывая под бронежилетом живот.


-А что это такое? - гнусаво спросила Люся, зажав пальцами носик.


-Видите, леди, там черная жижа плещется?


Действительно, недалеко от порога на полу стояла черно-синяя жидкость с зеленоватыми разводами. Люся потянула к ней лапку, но солдат схватил за шиворот и оттащил, испуганно голося:


-Вы что, леди! Креозот очень ядовитый! У нас тут один посетитель упал - так его полгода вылечить пытались, а он все равно умер, ему все кости креозотом разъело!


-Ужас какой, - прошипела Люся и выскочила на воздух, сдерживая рвотные позывы.



Через полчаса майор Тимирязева вышла из небольшой трансформаторной будки у ангара с офисом Семеныча, в которой был лифт в "хранилку секреток", как ее звали между собой ВСовцы.


В сырых подземельях базы лежали запечатанные электропломбами цинковые "гробы", начиненные оружием и важным армейским оборудованием. Там могли храниться лазерные девастаторы, автоматы, а иногда - даже секретные разработки. Поэтому Лидия Михайловна не подпускала к секреткам даже любопытного коменданта Семеныча. Впрочем, он на них и не покушался.


-Уф, мы сегодня быстро управились!


-Ну конечно, Лидия Михайловна, - залебезил Семеныч, - я же заранее все приготовил.


-Молодец, прапорщик. Часть первая проверки - проверен, чист, - поставила заветную галочку в отчетном листе майор. - А у вас что, сотрудники?


-Соотношение наличия и необходимости - минус полтора процента, - ответила Люся. - Стырено около ста пятидесяти предметов. Ну что, попался, ворюга? - сурово спросила она у волосатого мужика. - Ух, дадут тебе по шее!


-Все в порядке. До двух процентов не дошел, - подмигнула Тимирязева сотрудникам и поставила вторую заветную галку. - Вторая часть проверки - проверен, чист. До свидания, Семеныч!


-Удачи, Лидия Михайловна! Димка, молоток! Люсенька, дайте поцеловать вам ручку!


Люся с презрением протянула лапку, а потом спешно вытерла об джинсы. Когда они прошли через забор, она сердито спросила у Тимирязевой:


-Тетя Лида, а почему вы его не наказали? Он же кучу всего присвоил, судя по нашим исследованиям на складах!


-Люсенька, понимаешь в чем дело, - наморщила лоб Лидия Михайловна, - Тырят все, кто-то больше, кто-то меньше. Семеныч тырит много, но не трогает самого главного - секретки. Все более-менее значимое храниться там. За это я закрываю глаза на другие его мелкие грешки, а он мне иногда помогает по разным надобностям.


-Интрижки, - фыркнула Люся.


-Не интрижки, а рабочее сотрудничество. Он хороший комендант, а далеко не все такие ответственные, как он.


-Ить, - потянулась колли. - Хочу кушать.


-На хлебозаводе в столовке пожрем, - заметил капитан. - Я тоже оголодал.


Казаков докуривал пятую сигарету, когда они вернулись.


-Ну как?


-Чист, - ответила Тимирязева и села в "волгу", но уже на заднее сиденье. - Люська, вперед. Дима, ко мне.


-На Хлебозавод №3?


-Давай. И побыстрее - хочу домой пораньше сегодня, Шопена послушать, и Димкин блокнот почитать.


-Что за блокнот? - обернулась колли, морща длинный нос.


Капитан слегка покраснел.


-Он там рисует тебя, Люська.


Максимов толкнул локтем тетю.


-Да, и иногда не в очень приличном виде.


Капитан сильно покраснел, а Люся гордо произнесла:


-Мое обаяние не знает границ!





Через час Дима толкнул соседку:


-Просыпайся.


Волга свернула с шоссе и поехала по новенькому черному липкому асфальту с желтой полосой по середине.


Впереди из-за кустов показалась белая табличка, перечеркнутая красной полосой: "Кузьминки. Федеральный завод №3".


-Хи-хи, а это последний пункт на сегодня? - зевнула она.


-Ага. Давай, надевай свою кепку, - велела Лидия Михайловна, поправляя кобуру на поясе. - Правда, здесь будет сложнее, чем у Семеныча...


Казаков вырулил на разворотный круг, обнесенный крепким забором с красными лампочками.


-Это остановка? - спросила Люся.


-Нет, это для безопасности большегрузных машин, - отозвался капитан, двигая ушами.


-Вяа, как интересно, - поерзала она на сиденье.


-На хлебозаводе будет еще интереснее. Хотела увидеть, как мука превращается в булочки? У тебя отличный шанс!


Колли довольно зажмурилась и закрылась светлыми волосами.


-Казаков, пойдешь с нами. Автомат возьми с собой, - отдала команду Тимирязева. - Сотрудники, на объект!


Они вышли из машины, водитель запер ее, и быстрым шагом пошли через потрескавшуюся бетонную площадь к комплексам Завода.


Справа стояли три или четыре огромных грузовика, с колесами, больше их "волги". На таких привозили муку. Около грузовиков стояли большие и длинные автоцистерны желтого цвета, на которых возили молоко. Люся обратила внимание, что у двух грузовиков были почему-то сдуты колеса, и все они были ржавые, словно на них давно не ездили...


-А чего это они такие старые? - слегка удивился капитан, обернувшись к майору.


-По-моему, их просто не чистили давно.


-Вы так думаете? - поежился Максимов. Дул холодный ветер, гигантские темно-красные дымовые трубы завода отбрасывали длинные черные тени и извергали дым с проблесками синеватого пламени. Над забором на тонких стойках возвышалась черная цистерна, из которой какие-то кишки вели к сарайчику, из которого трубопровод уводил в драный серый кирпичный цех. Воняло машинным маслом.


Забор был высотой около пяти метров, и сделан из мощной решетки. Между прутьями двух слоев проскакивали желтые искры.


-Кажется, ссать сюда не стоит, - шокировала сотрудников Внутренней Службы юная помощница.


-Фу, ты откуда такие слова знаешь, Люсенька? - возмущенно стукнула ее по затылку Лидия Михайловна.


-Ой, вырвалось...


-Ты же воспитанная девочка, веди себя хорошо, - стал поддакивать Дима, за что получил хвостом по лицу.


Казаков молча шел позади, зажав под мышкой калашников и недовольно осматриваясь.


Перекати-поле прокатилось мимо путников, слегка подпрыгнуло на неровности разбитой колесами площади, и укатилось дальше.


-Что-то у меня нехорошее предчувствие, - сказал Дима, когда калитка отворилась и вышел мужик в засаленном кожаном фартуке, жестом приглашая их внутрь.


-Такая наша работа, - вздохнула Тимирязева, провела рукой по своему черному "ежику" на голове и шагнула в темноту коридора.


На полу были небольшие темные маслянистые лужицы, которые оставляли на форменных ботинках радужны разводы. Люся споткнулась и едва не упала, но капитан подхватил ее.


-Спасибки, Димон.


-Сама спаси.. - проворчал Максимов.


Низкий коридор кончился, свернул направо и вывел на широкую, ярко освещенную галогенными лампами под потолком галерею, ведшую одним концом к закрытым автоматическим воротам для проезда огромных БелАЗов, а другим уходившей ниже под землю.


-Вам направо до конца и потом в маленькую синюю дверь, - просипел мужик и исчез.


Сотрудники опасливо осмотрелись и пошли направо. Каблуки громко стучали по каменному известняковому полу, а эхо дважды повторяло их шаги.


Люся коснулась холодной белой стены. Галерея вела все ниже и ниже, а на полу появились четкие резиновые следы огромных шин.


Казаков громко клацнул затвором.


-Ты чего? - удивилась Тимирязева.


-Мне здесь не нравится, Лидия Михайловна. По-моему, товарищ капитан прав. Не знаю почему, но я боюсь...


-Брось, Дуся. Не валяйте дурака. Мы не на фронте.


Казаков тяжело вздохнул и снял автомат с предохранителя.


-В прошлый раз в нас тут стреляли.


-А потом их разнесли штурмовики... Второй раз не посмеют, - заверила Лидия Михайловна.


Мудрый старый водитель пробурчал что-то очень невнятное и затих.


-Вот и синяя дверь, - произнес Дима, касаясь круглой металлической рукояти.


-Постучись, - велела майор.


Капитан побарабанил костяшками пальцев по стальной обшивке, никто не отозвался. На толчок дверь открылась, показался большой полупустой цех.


Далеко, в левом углу, стоял темный пульт электронной системы какого-то контроля, около которого спал на кресле оператор в синей форме.


-А сейчас куда? - натянула черную кепку на лоб Люся.


-По-моему, по табличкам, - высказал гипотезу Дима, указывая пальцем на зеленую табличку, болтавшуюся на двух веревочках на одной из технологических пневмомагистралей.


-Давайте, - приняла решение майор и друзья пошли по белому пластиковому коридору.


-Блин, здесь заблудиться - раз плюнуть, - проворчал Казаков, сотый раз на крутом повороте тыча в капитана дулом.


Наконец, Тимирязева отыскала среди многочисленных канцелярий, секретариатов и технических помещений комнату с табличкой "Директор".


-Ну, с Богом, - сказала Тимирязева и тяжело постучалась.


-Войдите, - сказали из-за двери.


У окна стоял невысокий толстый дядька с противным лицом и блестящей лысиной. Он держал в руке трубку телефона.


-Добрый день, Борис Петрович, - поздоровалась Тимирязева. - Дима, Люсенька, идите сюда. Казаков, жди снаружи.


Водитель встал спиной к двери и поднял автомат дулом к потолку, прислонившись спиной к косяку.


-Здравствуйте, Лидия Михайловна, - саркастически проворчал директор, кладя трубку на аппарат. - С чем на этот раз пожаловали?


Тимирязева достала из своей папки немаленькую стопку листов с подписями и печатями.


-Жалобы на качество продукции вашего предприятия. К сожалению, их оказалось так много, что служба была вынуждена завести административное дело и вынести постановление о начале проверки.


-Когда ждать инспекторов?


-Мы уже здесь. Позвольте вам представить - капитан Дмитрий Максимов, старший сержант Люся Раззявина.


Колли взволнованно посмотрела на скучающего тревожного Димку.


-Очень приятно, господа контролеры, - неприятно сказал директор и сел на свое высокое кожаное кресло. - Итак, не расскажете ли поподробнее о ваших поддельных жалобах, товарищи ушлепки?


-Закрой пасть, Борис Петрович, - грозно сказала Тимирязева. - Я твой засратый завод закрою, как пить дать. Ты достал кормить народ обгаженной отравой. Дима, зачитай пожалуйста.


Максимов достал первый листок.


-Третьего июня сего года... В части #№... Произошло массовое отравление военнослужащих... Экспертиза выявила пищевое отравление третьей степени... Были госпитализированы в тяжелом и среднем состоянии тридцать пять человек...


-Дальше продолжать, Борис Петрович?


-Валяйте, дураки, - скрестил руки на животе дядька.


Капитан выудил из середины лист.


-Из сети продуктовых магазинов "Сокол" поступила жалоба о вынужденном снятии с продажи партии из двух тонн хлебных и кондитерских изделий с заводе номер три... Прошу компенсировать ущерб в двадцать тысяч кредитов...


-Да сколько не читайте свои поганые листочки, ни черта у вас не выйдет, - рассмеялся Борис Петрович.


Тимирязева устало вздохнула.


-И почему же, господин хам?


-Да потому, Тимирязева... Дура ты старая, ты не понимаешь, с кем связалась! - угрожающе прошипел дядька


-По-моему, Петрович, так это ты дурак. В прошлый раз твои охломоны по нам огонь открыли, а сейчас вообще народ травить стали...


-Тимирязева, не пудри мне мозг. Валите лучше отсюда, пока целы, иначе я охрану вызову.


Лидия Михайловна в гневе сжала губы, подошла к директору и подняла его с кресла за воротник.


-Ты что себе позволяешь, урод... - зашипела майор, как рассерженная гадюка.


Директор достал откуда-то серебристый револьвер и ткнул его Тимирязевой под ребра.


-Ну все, дура, сама напросила... - прервался Борис Петрович от удивительной силы удара в живот, которым наградила его Тимирязева.


Револьвер со стуком упал на пол. Лидия Михайловна еще раз ударила директора в живот, отчего тот согнулся в букву "г", и подобрала оружие.


-Пошли отсюда. Петрович, собирай манатки - вернусь со спецназом.


-Сволочь.. - прошептал директор, хватая ртом воздух.


В коридоре стоял настороженный Казаков, крепко сжимая АКМ, направленный в сторону цеха.


-Там пробежали два чувака с оружием, Лидия Михайловна. По-моему, нам устроят горячий прием...


Капитан рванул из кобуры пистолет. Тимирязева отдала Люсе американскую шестизарядную "анаконду", которой грозил ей директор, и со вздохом потянулась к табельному макарову.


-Не люблю я палить, эх-хе-хе-хех...


В коридоре показались два шакала, одетые в драные армейские бронежилеты. Один из них завизжал, увидев сотрудников:


-Стоять! Руки вверх!


Казаков оглянулся на майора. Лидия Михайловна кивнула, плотно сжимая губы.


Короткая очередь водителя ударила первого в бок, заставив кашлянуть кровью и упасть замертво. Второй прыгнул за угол.


Раздался крик "Мочи их, ребята!".


-Держись за мной, Люсенька, - успел прошептать Максимов, как завязался бой.


Дуся с калашниковым занял правый угол напротив кабинета, Дима, Тимирязева и Люся - левый.


В коридор заглядывали шакалы, вооруженные старым списанным армейским оружием. Дима насчитал их около десятка, Тимирязева по голосами - двенадцать.


Казаков снова грянул длинной очередью, едва не попав в торчавшую из-за угла ушастую рыжую голову.


-Сдавайтесь, придурки, иначе мы вас все равно убьем! - прокричали откуда-то справа.


-Блин, они нас окружают! - завопила Люся, подняла анаконду и выстрелила в сторону появившихся с фланга двух работников завода с пистолетами.


Капитан ползком продвинулся к середине узкого правого коридора и вытянул обе руки, целясь пистолетом в проем. Массивная кобура больно впилась в живот, он слегка охнул.


-Люська, ложись! - рявкнула Тимирязева и толкнула колли, которая от неожиданности упала.


Потом Казаков убил длинной очередью двух отчаянно бросившихся на штурм людей, а Максимов прогнал пару шакалов обратно за поворот правого коридора.


Люся испуганно плакала. Анаконда куда-то делась, у Тимирязевой выходили патроны, а Казаков нервно жевал кусочек изоленты.


По перекрестку коридоров плыл сизый пороховой дым. Капитан раз в три-четыре секунды делал дырку в углу, из-за которого пускали неприцельные выстрелы шакалы.


Сзади раздался насмешливый, низкий голос. Дима обернулся, но вскинуть пистолет не успел - на него были направлены сразу два автоматных дула.


Большая группа рабочих незаметно подошла слева и теперь держала на мушке сотрудников Внутренней Службы.


-Оружие на пол, - сказал Джабраил, довольно скалясь.





Казаков шел, придерживая кусок рукава форменной рубашки Тимирязевой на лбу, рассеченном ударом приклада. На капитана надели наручники, Тимирязевой тыкали в спину дулом пистолета, а Люсю тащили два матерых волчары - она упала в обморок.


-Едрена вошь, во попали... - пробурчал Дима.


-Зря я тебя не послушала, племяша, - со вздохом ответила Лидия Михайловна, держась за голую руку, по которой текла кровь. Ее слегка задело пулей.


Люся на секунду пришла в себя, подняла голову, увидела желтые клыки волка над собой, выругалась и снова отключилась.




Их запихнули в холодную комнату с зарешеченными окнами, за которыми сквозь узкую щель между землей и стеклом была видна яркая полоска неба.


Казаков в изнеможении свалился около двери, и Лидия Михайловна не стала его трогать.


В углу лежал кто-то, прикрытый пустым мешком из-под муки. Рядом сидела уставшая заплаканная лабрадорша в мятом джинсовом костюме. Она дремала.


-Девушка... Эй, девушка... Вы в порядке? - осторожно коснулся ее локтя Максимов. Лабрадорша подпрыгнула и прижалась к накрытому, жалобно скуля:


-Не трогайте его! Он ничего не скажет, обещаю!


-Девушка, успокойтесь! Мы из Внутренней Службы, нас взяли в заложники... По всей видимости, как и вас...


Лабрадорша медленно подняла испуганный взгляд, увидела молодого человека в форме и несколько успокоилась.


-Слава Богу, вы пришли... Я уж думала, что мы сгинем тут без следа, и никто не узнает о Джеки...


Тимирязева, стоявшая у двери и слушавшая, резко обернулась.


-О ком? - спросил капитан.


-Как, вы разве не за мутантом сюда приехали?


Тимирязева и Максимов переглянулись.


-Чего-чего? - спросила майор.


-Так вы не в курсе? - слабо улыбнулась лабрадорша. - Хорошо, сейчас вам расскажу....





-Меня зовут Даша Евстигнеева. Мне двадцать лет, я учусь в одном из местных институтов... Это мой брат Ошка, - она откинула мешок. Под ним лежал лабрадор в кожаной куртке, как у Казакова, и черных шерстяных брюках. Он крепко спал. - Мы давно узнали про мутанта, которого Борис Петрович держит на заводе. Началось все с того дня два года назад, когда мы с братом гуляли в лесу, и видели, как Джеки носился по просеке. Потом его поймали, загнали обратно в грузовик и увезли на завод.


Тимирязева напряженно слушала. Кое-какие слухи о таинственном чудовище в здешних краях до нее доходили, но она им не доверяла то того дня, как племянник не стрелял лично в мутанта. Теперь все прояснялось...


-Джеки - это какое-то существо из лаборатории, так говорит Ошка. Он читал книгу о демонах, там был интересный раздел про мутантах, которых удавалось исследовать инженерам федеральной армии, с фотографиями. Он сказал, что такие существа жили около Алмазной Горы, в радиоактивной пустыне. Мы думаем, что его привезли в лабораторию, а он оттуда попал на Хлебозавод.


-Позволю себе поправить тебя, Дашенька. Его специально пытались клонировать в одной из ныне закрытых военных лабораторий, - вздохнула Лидия Михайловна и снова провела рукой по "ежику". Потом мы про это дело узнали, специалистов, которым это поручили, разогнали кого куда, а лабораторию уничтожили. Но один из образцов - крошечная колбочка с зародышем мутанта - пропал... Ходу дела решили не давать, потому что окрестности разнесли с бомбардировщика. Мы думали, что образец тоже погиб, но, как видится, ошиблись...


Даша вздохнула.


-Мы много раз звонили в милицию, и даже писали письмо в ВС, но нам везде говорили одно и то же: дети, не хулиганьте... Нам никто не верил, а мы знали от знакомых, что на заводе гибнут люди. Позавчера мы взяли Ошкину видеокамеру, перебрались через забор, и стали снимать завод.


-Я уговаривала его идти внутрь, но он упрямый, и нас поймали...- Даша сердито толкнула лабрадора. Тот осоловело присел и вытаращился на ободранных сотрудников. - Ну что, умник, теперь вот ВСовцев поймали...


-О-о-очень п-п-п-риятно, товарищи.. - пробормотал Ошка и сбросил с себя мешок.


-И мы рады, - грустно усмехнулся капитан. - Девушка, вы нам не поможете? У нас тут раненый и обморок...


Даша медленно встала, шелестя кедами, подошла к Люсе и потрогала ее.


Колли медленно открыла глаза.


-Они ушли? Мы в безопасности? - тихо спросила она.


-Нас взяли в плен, - мрачно проворчал Казаков, отирая со лба густую кровь.





-Борис Петрович, мы их взяли...


-Отлично, Джабраил. Потери есть?


-Трое убитых и один раненый.


-Скорми их Джеки.


-Борис Петрович, это мои люди! - гневно прорычал шакал. - Я их похороню по-человечески!


-Твое дело. Охота с трупами возиться - возись, мне плевать, - фыркнул Борис Петрович.


-Что делать с пленными?- проворчал шакал.


-Убейте.


-Зачем, Борис Петрович? - удивленно приоткрыл пасть шакал.


-Затем, что много знают. Мои приказы не обсуждаются. Все, пошел вон!


Джабраил хмуро кивнул и вышел.






-Что будем делать, господа офицеры? - спросила Тимирязева, стоя посреди сидящих на полу товарищей.


-Я буду плакать, - сквозь слезы отозвалась Люся.


-По-моему, надо попробовать отсюда сбежать, - произнес капитан. Он подергал решетку у окна, но та оказалась прочно приделанной.


Казаков бродил вокруг какого-то агрегата, похожего на огромную воронку.


-Товарищ майор, как вы думаете, что это такое? - спросил он, постучав по жестяному корпусу аппарата.


-Не знаю, Дуся. Не мешай, - Лидия Михайловна напряженно думала, сильно сжимая сухой подбородок и морща лоб.


Даша погладила Ошку, он успокоенно прижался к ее лапе.


Люся позвала Дусю к себе. Водитель отрицательно покачал головой.


-У меня уже не болит, и кровь остановилась.


-Я понимаю, но все равно идите сюда! - поманила она его. - Я немножко вас почищу, а то я крови боюсь...


Казаков вздохнул и сел на пол около колли, которая стала аккуратно вытирать лысину вокруг самодельной повязки. Тимирязева не пожалела второго рукава.


-Люся, ты любишь технику, вот так, да? - спросил подошедший Дима, отыскавший в углу тяжелый кусок трубы на случай драки с охраной.


-Ага, - ответила школьница, ловко колдуя над дядькой.


-Скажи, милый пушистик, что это за агрегат? Мне она напоминает тестомешалку... - покосился капитан на аппарат.


-Это и есть тестомешалка. Вон, откинь рогожку, - рассмеялась Люся и отерла запястьем слезы.


Капитан с усилием потащил промасленную жесткую зеленоватую хрень, которой был заботливо укутан огромный аппарат.


Внутри он обнаружил комки засохшего теста, зеленую пушистую плесень и круглое отверстие, закрытое перемычкой.


Несколько минут он неподвижно стоял, что-то соображая, а потом кинулся к Лидии Михайловне.


-Тетя, вставайте! Помогите открыть мне эту штуку, для этого надо отвести вбок рычаг, вот так! - показал он, нагнувшись к рычагу, об который уже спотыкался пятнадцать минут назад Казаков.


Тимирязева поднатужилась и резко дернула рычаг вместе с племянником. К ним присоединился Ошка, а Дусю не пустила колли, сама пробуя тянуть стальную штуковину.


Результата не было, как сотрудники ни скрипели зубами и не посылали то мольбы, то проклятия в пустоту.


-Так у нас ничего не выйдет, - прошептала Лидия Михайловна, утирая ладонью выступивший на лбу пот.


-Эй, умники! Обратите свои уставшие взоры сюда! - звонко крикнула Люся, указывая коготком на большой пульт в углу.


-Ложки-матрешки, - пробурчал капитан и бросился к ней.


-Кажется, вначале его надо включить в розетку, - произнесла Люся, бегло осмотрев пульт и подцепив рукой шнур питания.


Когда колли воткнула вилку в стену, пульт вздрогнул, на мгновение зажегся и тут же погас. Предохранители с воем лопнули.


-И этот шанс не наш... - вздохнул капитан.





-Эх, куда мы тела-то складывать будем, Масяня? - спросил один шакал у другого.


-Не знаю. Куда Джабраил велит - туда и сложим. Лично мне плевать...


-Хрр... Не люблю убивать безоружных...- оперся бронированной спиной о стену шакал.


-Ну дай им автомат без патронов, - гоготнул второй.


-Фигушки. Тот, что у мужика был, я себе возьму.


-А мне что?


-А тебе бабкин пистолет.


-Лады.


Произошла некоторая пауза. Шакалы почесывались.


-Хрр... Пошли, прикончим их и пожрем. Я есть хочу.


-Слушай, Кэт... - почесал за ухом второй. - У меня тут мыслишка нехилая есть...


-Базарь.


-Короче... Тебе девчонки понравились?


-Еще как. Особенно та, что с мусорами приехала, - облизнулся первый.


-Пойдем, развлечемся вначале?


-Ха, а нам Джаник головы не оторвет?


-Он не узнает.


-Пошли.





Капитан сидел около Казакова, которому снова стало хуже. Он тревожно дремал, шевеля пересохшими губами. Люся сидела на корточках рядом и тревожно мела рыжим хвостом пыльный пол.


Даша и Ошка стояли у окна, любуясь небом, возможно, в последний раз. Тимирязева написала прощальную записку от имени всех, кто был в плену, и искусно спрятала ее в щель стены. Она сказала капитану, что если кто-нибудь из сотрудников попадет сюда, он обязательно ее найдет.


-Слабое утешение, тетя, - ответил Максимов.


-Но это единственное, что мы можем сделать, - мудро сказала Лидия Михайловна.


За дверью раздались громкие голоса. Сотрудники переглянулись и подвинулись поближе друг к другу.


-Я боюсь, - прошептала Люся на ухо Диме.


-Не бойся, пушистик, - шепнул в ответ капитан. - У меня в рукаве труба.



Дверь с лязгом отворилась, вошел лохматый шакал в зеленой каске и рыжем, ржавом бронежилете, сжимая лапой АКС.


-Девчонки, на выход! - с ухмылкой произнес он.


Максимов загородил съежившихся девушек.


-Отвали.


Шакал молча отшвырнул капитана, схватил Люсю за руку и потащил за собой.


Дима выхватил из рукава трубу и размахнулся. В глазах у него потемнело от сильного удара прикладом по затылку, которым наградил его второй боец Джабраила.


-Выпендриваться вздумал, гаденыш, - прорычал он. - Готовьтесь к смерти, мусора.


Дверь с жутким скрипом захлопнулась. Тимирязева и Ошка с ужасом ломали пальцы, представляя, что ожидает Дашу и Люсю...


Капитан лежал без сознания. Лидия Михайловна было хотел расшевелить его, но Ошка ее остановил:


-Пусть он не испытывает страха за наших девочек... Оставьте его так...


-Ошка, что будем делать? - нервно бормотала майор. - Блин, ну надо же было... Лучше б они меня забрали...


Лабрадор вздохнул и уткнулся лбом в плечо Лидии Михайловны.





Автоматчики провели девушек по проходу и затолкали в комнату отдыха, где громко вопил телевизор и стояли два мягких дивана.


Первый запер дверь, а второй бросил на пол амуницию.


Даша сжалась в углу и зажмурилась, не издавая ни единого звука и не шевелясь. Люсе до этого было очень страшно, а сейчас она как-то спокойно воспринимала происходящее. В какой-то степени дикие события начинали ее пьянить.


-Что, страшно? - улыбнулся шакал, расстегивая брюки.


-Хрен тебе, козел, - хрипло ответила Люся, сжимая кулаки. - Только подойди ко мне.


-И что ты мне сделаешь, малышка? - рассмеялся шакал, хищно облизываясь. - Кстати, это у тебя в первый раз?


Колли смущенно прижала ушки, ощущая, как кровь приливает к мордочке. Дыхание от злости и возбуждения сперло.


-А тебе какое дело? Нет, не первый! - рявкнула она.


-Очень жаль, - притворно заохал шакал. - Я так хотел открыть маленькому пушистику что-то приятное...


Люся выжидала. Что-то смутно подсказывало ей, что спасти себя и друзей поможет ей ее интуиция...


Даша оцепенело поддавалась движениям второго, который жадно целовал ее шею, гладя ей спину.


-Давай, ложись-ка сюда, - похлопал шакал по столу, скользя взглядом по ее джинсам.


Первым желанием Люси было посильнее треснуть его, но она понимала, что принести крепкому наемнику много вреда не сможет, и подчинилась.


-Какой ты красивый, - хрипло произнесла она обольстительную фразу. Шакал расслабился, решив, что проблем не будет.


Она расслабилась. Он нагнулся, аккуратно снимая ее кроссовки и нежно гладя беленькую лапку.


"Падла, сейчас лягнуть бы тебя, без зубов бы остался", - яростно думала школьница.


Интуиция настойчиво твердила - жди, еще не время. Что-то придавало уверенности, бодрило... Она не могла никак понять, что же это было...


Холодное касание в районе хвоста и что-то длинное, прижатое к ягодице стволом...


Шакал потянул вниз ее джинсы. Тяжелая анаконда брякнулась на пол. Наемник метнул пронзительный взгляд на револьвер.


Приятный электрический разряд адреналина высвободился и морской волной пробежал по юному телу.


Она распрямилась, словно стальная пружина, изо всех сил пиная шакала в грудь. Масяня отлетел к стене, ударился головой и бессмысленно сполз вниз, тихо ворча.


Второй был так поглощен лобзанием обнаженного плеча Даши, что очнулся лишь тогда, когда ему в затылок уперлось холодное дуло.


-Давай, подруга, приводи себя в божеский вид, и валим отсюда. А ты, красавец, - она повернулась к стоящему на коленях шакалу, - закрой-ка глазки.


Пустая пивная бутылка легко опустилась на его лоб и погрузила наемника в долгий, спокойный сон.




Когда дверь в комнату с мешалкой снова открылась, Дима бросился на вошедшего и схватил за горло.


Люся впилась когтями в его руку.


-Ты что, оборзел от радости? Димочка, поднимай ребят! Валим!


Дима издал неопределенный радостный вопль.


-Люська?!?! Блин! Что случилось?? Где эти уроды?


Люся гордо откинула назад волосы.


-Я всегда говорила, что самочки круче самцов. Подвинься, самец.


Капитан с уважением поглядел на соседку.


-Во дает девка! Далеко пойдет! - с восхищением сказал Казаков, потирая голову, Максимову.


Тимирязева коротко сказала три торжественных слова, потрепав умную колли по голове.


-Молодец. Спасла. Хвалю.


Даша молча отдала капитану автомат. Ошка помог встать Дусе, обнял сестру.


-Валим налево. Может, найдем выход, - приняла командование Лидия Михайловна, хрустя пальцами.


Люся хотела было отдать ей анаконду, но Тимирязева помотала головой.


-Это теперь твое оружие. Используй его как надо.


Дима выглянул в коридор. Было пусто - Джабраил поручил охрану двум шакалам, которые были уже выведены из строя предприимчивой школьницей.


Короткими перебежками сотрудники пересекли коридор. Снова ударил в глаза яркий свет цеха по замесу теста. Вдалеке виднелись трое в фартуках, ворочавшие большими ломами какую-то железную бочку.


Капитан спрятался за смесителем и держал их на мушке, пока остальные шустро пересекали пространство от одного бака с сахаром до другого.


-Куда дальше? - шепнула Люся, сжимая в лапе револьвер на ухо майору.


-Вперед, - ответила Тимирязева и медленно потянула ручку синей двери. Та с легким скрипом открылась.


Впереди показался темный коридор, стены которого были сплошь покрыты трубами и какой-то гадостью, которая неприятно пахла.


-Сюда, - тихо рявкнула Лидия Михайловна. - Быстрее, тюфяки!


Последний в дверь вполз капитан, царапая себе руку антдабкой автомата.


Дверь так же тихо притворили и двинулись дальше.


Воняло просто нестерпимо. У Люси, Даши и Ошки потекли сопли, а Казаков матерился, как сапожник.


Тимирязева тоже добавляла к инструкциям нелестные для помещений эпитеты.


Наконец, вдали замерцал слабый свет. Трубы озарила желтая лампа, закованная в защитную решетку. Капитан с ужасом заметил, что трубы смазаны чем-то зеленым и липким.


-Товарищ майор, это не конденсат.


-М? - повернулась Тимирязева и тут же уставилась на ближайший вентиль, увешанный склизкими соплями. - Вот это да...


Люся остановилась, прижала уши и согнулась пополам.


-Что с тобой? - тревожно положил лапу ей на спинку лабрадор. Девушку немедленно стошнило.


-Я... Больше... Не могу так... Я умру тут...


-Все, вот какая-то дверь. Может там лучше? - спросила Тимирязева. - Димка, помогай!


Вдвоем сотрудники повернули вентилеобразную ручку тяжелой толстой двери с заклепками и крошечным круглым окошком.


Когда они прошли внутрь, Дима закрыл дверь. Перед бывшими пленниками простирался воистину огромный и слабо освещенный серым светом зал. Посредине шла метровой ширины стальная полоса, приделанная одним концом к порогу их двери, а другим - к порогу противоположной. Концы зала разделяло не менее сотни метров.


Лидия Михайловна сказала неприличное слово и добавила:


-А куда мы попали?


Капитан нагнулся. Под полосой болталась желтая, знакомо пахнущая масса.


-В тестохранилище, тетя.


Люся отдышалась, опираясь лапкой о кафельную стену. Даша помогала ей, заботливо обнимая. Ошка тревожно озирался, Казаков отобрал у Максимова автомат и держал палец на спусковом крючке.


От главной ленты шли в стороны еще несколько, образуя словно громадную сетку над шелестящей желтой массой.


-Что-то мне здесь не нравится, господа, - проворчала Лидия Михайловна, осторожно ступая на мост.


Лента едва заметно дрогнула, но не прогнулась - ее толщина превышала толщину руки.


-Пошли. Казаков, прикрываешь тыл, племяш - спереди. Девчонки, за вас отвечает головой лабрадор. Я за капитаном, - приказала Тимирязева.


Подвесной "мостик" отдавал на шаги гулкими "блям-блям-блям". Тихо могли идти только девушки, потому что одинаковые черные ботинки других путников были армейского образца и весьма тяжелые.


Что-то неприятно скрипнуло. Казаков обернулся, вскинув автомат к плечу, но никого не увидел. Люся прижалась к Даше и сказала, что ей страшно. Даша шумно сглотнула.


Дима неуверенно переступал, расставив руки. Голова у него закружилась на середине моста, и он встал на одно колено, громко сопя.


-Что с тобой? - положила руку ему на плечо Лидия Михайловна.


-Тошнит... Мутит...


-Меня тоже. Вставай, вставай! Надо быстрее отсюда убираться, а возвращаться уже со штурмовиками. Эй, Димон, смотри, а это что за ересь? - воскликнула майор, приседая на корточки около Максимова.


Он повернул голову и его взгляд упал на желтоватую, покрытую легкой белой плесенью... человеческую руку, крепко вцепившуюся окостенелыми пальцами в ленту.


-Твою дивизию, - взволнованно пробормотала Тимирязева, нервно ломая пальцы. - Еттить, это что за дрянь, и что она тут делает?


-Ужас какой, - прошептала Люся, зажмуриваясь.


Капитан диким взглядом посмотрел на сотрудников.


-Выходит, здесь тварь жрет свои кровавые обеды? Тогда какого хрена мы тут торчим!? Люся, держи руку на анаконде! - вскочил он. - Казаков, смотри в оба!


Тимирязева осторожно дотронулась до руки. Та оказалась неожиданно теплой, даже немного горячей...


Бешеный рев огласил высокие стены тестохранилища. Из теста вырвался пучок розовых щупалец, а одно из них липко схватило Лидию Михайловну за руку. Тимиряева громко закричала:


-УХОДИТЕ! БЫСТРЕЕ!


Казаков молнией метнулся к щупальцу, аккуратно приставил к нему АКС и разнес на части.


Девочки рванули к выходной двери, за ними побежал Ошка.


Максимов рванул тетю за воротник и буквально поволок за собой. Водитель пустил в упор короткую очередь и побежал за ними.


Из желтого теста возникла цилиндрообразная голова коричневого цвета, неравномерно усеянная ярко-синими глазами.


Капитан никогда не бегал так быстро. Тимизярева кое-как поднялась на ноги и поспевала за ним, тащимая его сжатой до судороги на воротнике рукой. Казаков время от времени оборачивался и отсекал одно-два щупальца очередями, выигрывая время.


Друзья столпились около открытой двери, жестами призывая сотрудников поторопиться. Джеки позади ревел вовсю и махал конечностями, извергая бешеную вонь и злобу. На слизистом коричневом теле заметно выдавалось щупальце, увенчанное необычной на подобной конечности половиной руки.


-БЫСТРЕЕ, ДИМКА! ДАВАЙ, ТЫ МОЖЕШЬ! ТЫ КРУТОЙ! - вопила, подпрыгивая, Люса, словно на футбольном матче.


Сотрудники, дыша как быки, промчались мимо них. Адское тестохранилище было миновано, а Джеки отделен от сотрудников толстой дверью.


Казаков устало осел на пол, уронив автомат. Люся немедленно подобрала его, тревожно озираясь по сторонам. Вдалеке слышались крики и вой сирены.


-Миленький, вставай! - нагнулась колли к лежачему капитану. - Надо идти! Ну милый, давай я тебе помогу! - она ласково впилась когтями в его запястье и потянула на себя. Максимов кое-как встал.


-Бежим, друзья! Нам совсем немного осталось, и мы выберемся отсюда! - взяла на себя командование юная овчарка. - Вперед, к солнышку!


Сотрудники собрались с остатком сил и кое-как потрусили за колли.


-Надо подняться на первый этаж, - тяфкнула Люся, прочитав указатель на повороте.


-Отлично. Ты знаешь где лифт? - недовольно спросила Лидия Михайловна, тщательно вытирая рубашкой руку от слизи.


-Конечно, - довольно профырчала Люся, почему-то весело виляя хвостом. - Вот за тем углом.


-Откуда ты так уверенно знаешь? - присоединился к майору Дима.


-Вот вы люди глупые, - рассмеялась она. - Я же чувствую, как пахнет пирожками. На минус втором этаже кухня вряд ли будет, следовательно, за углом грузовой лифт.


Сотрудники молча переглянулись и пошли за ней. Дуся скользнул вперед нее, прикидывая, сколько патронов осталось в рожке.


Около лифта никого не было. Даша осторожно нажала кнопку.


Прозвучал синтетический голос "Лифтовый подъемник активирован. Ждите прибытия кабины".


В лифте все нервничали и тихо молились, чтобы на первом этаже, куда медленно и со скрипом ехала кабина пищеблока, их никто не ждал...









-ЧТООО? - закричал Борис Петрович, вскакивая с кресла и с грохотом ударяя по столу кулаком. - ЧТОО ТЫ СКАЗАЛ, МРАЗЬ?


-Они сбежали, подлецы, - мрачно просопел Джабраил.


-Если вы их сей же час... Нет, сиж же минуту не найдете, я вас всех сам кастрирую и заставлю сожрать то, что отрежу! - покраснел от гнева директор. - Какого рожна ты тут стоишь и треплешься? Объявляй общий сбор, прочешите территорию, оцепите периметр - куда они могли уйти за такое время?


Раздался телефонный звонок. Борис Петрович раздраженно схватил трубку.


-Але.


-Борис Петрович, судя по следам из тестохранилища, они прорвались мимо нашего питомца.


-Славно. Он кого-нибудь сожрал?


-Не могу знать, Борис Петрович. Следов слишком много.


-Ладно, ищите дальше. Принесите мне их головы!


-До связи.


Директор показал шакалу на дверь. Джабраил усмехнулся и вышел.


-Нет, писюк, доигрался ты, - тихо рассмеялся он, отойдя на безопасное расстояние.




Заветная струя свежего воздуха ударила колли в нос так, что она зажмурилась и у нее закружилась голова.


-Улицей пахнет! - медленно сказала она.


Дима, было отчаявшийся, снова возник из пепла.


-Люсенька, я не слышал более приятных новостей с тех пор, как ты сказала мне, что я тебе нравлюсь.


Люся рассмеялась. Лидия Михайловна зло сжимала в руке подобранный в лифте гаечный ключ внушительного размера.


-Ну уж нет, дудки! Хрен вам меня кто здесь удержит, все, доигрались! - буквально прорычала она. - Сотрудники, на штурм выхода!!


Двое людей, дежурившие на всякий случай у выхода к помойке, на которую сбрасывали испорченные обеды или другую ерунду, были расслаблены.


Ни один, ни другой не могли предполагать, что из-за угла каким-то образом выскочат разыскиваемые по всему заводу контролеры.


Тимирязева наотмашь ударила первого по шлему. Человек издал тяжелый стон и рухнул, опрокинув бочку, на которой сидел.


Капитан и Казаков набросились на второго. Максимов зажал наемнику шею сзади, Казаков отобрал ружье и прикладом оглушил противника.


-Готовы, субчики, - проворчал дядька. - Коллеги, у меня в АКСе патронов где-то штучек десять. Кажется, стоит забрать их стволы.


Тимирязева нагнулась и подняла отечественный помповый дробовик, повертела его в руках и мрачно усмехнулась.


-С такими пукалками бабушки ворон пугают... Они что, не могли дать им АК?


-Какая разница, Лидия Михайловна! Стреляет - и слава Богу. Капитан, отдаю тебе АКС. Идите с девчонками воон в ту сторону, а мы вас догоним, - Дуся показал в просвет между мусорными контейнерами. В просвете виднелось поле и лес за ним.


Димка помог соседке перелезть через толстую магистральную трубу. Ошка смог перелезть сам, хотя его и качало ветром.


Тетя и водитель набивали крупными синими патронами охотничьего калибра карманы.


-Дима, вы мне не поможете? - смущенно попросила Даша. - Она грязная...


Максимов рассмеялся, поднатужившись, взял лабрадоршу на руки и отнес к Люсе, которая уже ковыряла куском проволоки засохшую лужицу краски.


Он посмотрел на Тимирязеву. Та подняла голову, зажав в зубах три патрона, и кивнула.


-Последний рывок, леди, и мы на свободе, - сказал Дима. - Ошка, помогаешь сестре, я - Люсечке.


Сквозь высокую траву идти было тяжело. Шлось медленно, утомительно, монотонно шавкала трава, которую раздвигал коленями Дима. Если бы кому-нибудь из друзей предложили просто так погулять по заросшему бурьяном полю, вряд ли кто-нибудь согласился бы, но в спину смотрели ужасные здания, и всем хотелось отойти подальше.


Сзади раздался шорох. Дима обернулся. Тимирязева, держа под руку водителя, догоняла их. Они сняли с людей патронные ленты и теперь были хорошо вооружены.


-Ого... А это что за пушка? - с любопытством спросил Дима у тети.


-Джекхаммер, - устало ответила Лидия Михайловна.


-Ни разу не видел вблизи, - восхищенно ответил капитан. - Можно подержать?


-Можно, только не останавливаемся, сотрудники! - скомандовала Тимирязева. - Быстрее, быстрее, шевелите задницами!





Директор снял трубку с телефона и сказал Джабраилу:


-Последнее средство. Я звоню полковнику N и прошу его выставить оцепление района из его людей, чтобы задержать контроллеров... и тех, кто придет за ними...


-Грррх, - ответил шакал, придерживая сползающий с плеча автомат.


-Добрый день. Что вам угодно? - приветливо спросила оператор на АТС Управления Вооруженных Сил Nска.


-Соедините меня, пожалуйста, с полковником N.


-К сожалению, полковника нет на месте.


-Как это нет? А служебный телефон, сканер, домашний? Мне срочно нужно с ним связаться! - возмутился Борис Петрович.


-Полковник N был утром арестован сотрудниками Внутренней Службы и обвинен в коррупции и гос. измене. Сейчас он ожидает высылки за Кордон в изоляторе Управления штурмовой пехоты Nска.


-Спасибо.. - осоловело промолвил директор и уронил трубку. Шакал поднял ее и положил на телефон.


-Что-то случилось, Борис Петрович? - осведомился он.


-Случилось, Джабраил... Похоже, нам конец...







-Ну все, посидели - и будет! - довольно сказала Тимирязева, потирая слегка отдохнувшие лодыжки.


Люся в ответ капризно застонала, а Дашка просто проигнорировала просьбу Лидии Михайловны.


Дима за это время сидел только несколько минут, пока Люся разувалась, устроившись у него на коленках.


Молодой лабрадор жадно ел найденную поблизости малину, угощая остальных. Водитель, в свою очередь, профессионально расслаблялся на холодной земле. Вначале необходимо было расслабить пальцы ног, потом погрузить их в туман, потом туман должен быть подняться до лодыжек, потом до колена...


-Эй, просыпайся! - было осторожно потрогал Казакова капитан.


Лидия Михайловна заботливо велела Диме оставить водителя в покое.


-Он устал.


-Да, не трогай его, Димон, - вставил фразу Ошка, вытирая перемазанную малиновым соком морду обрывками рукава. Остальное ушло на перевязку головы водителя.


Девчонки слегка повеселели, взяли друг друга за лапы и стали рассматривать когти друг друга.


-А ты каким лаком их красила? - спросила колли Дашу, изучая бордовые царапки той.


-Симлоном, тринадцатым.


-А. Я крашу первым, прозрачным.


-Тоже красиво, - согласилась лабрадорша. - А почему ты ошейник не носишь?


Люся смущенно прижала ужи и нагнулась к голове подруги, что-то прошептав ей на ухо. Даша выслушала и понимающе кивнула.


Дима повесил ремень хаммера через плечо, удобно устроив тяжелый, короткий, похожий на бочонок автомат 12 калибра так, чтобы можно было вести огонь одной рукой.


Лес мягко шелестел, наполненный чудными запахами хвои и опавших прошлогодних листьев. Средняя полоса России щедро одарила его такими растениями, какие только можно представить: вокруг просеки, на которой расположились сотрудники, росла малина, перемешанная с папоротником; деревья образовывали мощный смешанный лес, а виды травы специалист-травник Максимов не мог сосчитать.


Вдалеке, над коричневато-зеленым волнующимся от сильного ветра морем травы виднелся Завод. Там до сих пор нудно выла сирена, а на одной из башен зачем-то включили мощный синий прожектор.


Внимание Димы привлекла странная темная линия, шедшая от самых ворот в стене завода до леса. Линия уходила влево, потом снова возвращалась на первоначальный маршрут, и нигде не прерывалась.


Он прищурился, пытаясь определить, что же такое эта штука. Долго не мог понять капитан, от напряжения вспотев и начав ощущать спиной ветер. Потом его резко осенило, что это рельсы. Из депо Завода выкатился ржавый бронепоезд.


Капитан рванул в лес, перепрыгивая кочки.


-Пилим отседова! - крикнул он, испугав девчонок.


-Что случилось, Максимов? - резко встала Лидия Михайловна, подняв сухими руками с венами охотничье ружье.


-Кажется, мы уселись курить около рельсов. В этот сектор на полном ходу гонит бронепоезд.


-Там пушки, тайзеры и пулеметы с оптикой, - тревожно заметил лабрадор, дожевывая малину. - Мне кажется, нам и впрямь лучше углубиться в лес.


На этот раз девушки спорить не стали и охотно пошли по красивому лесу за Казаковым, вооружившимся опустевшим "калашом".


Старые иголки мягко хрумкали под ногами, словно кто-то хрустел аппетитным пирогом. Солнце, которое клонилось к закату и доселе делало все красным, стало освещать лес таинственным синим цветом. Откуда-то пополз туман.


-Тетя, а в этом лесу демоны не живут часом? Тут как-то мертво, - испуганно пробормотал Дима, вцепившись потной ладонью в железную рукоять хаммера.


-Не трусь, - ответила Лидия Михайловна, кладя ружье на плечо.


Девчонки охали и мявкали, рассматривая природу во все глазенки.


-Вы, собаченции, не отставайте! - велел Максимов.


Люся обиженно фыркнула.


-Сам ты собаченция, лысый хрен!


-Не обижайся. У тебя красивая белая грязная кофта, - пошутил капитан.


Люся показала ему язык, догнала и влепила мощный подзатыльник мягкой лапкой.


Максимов рассмеялся, потом резко толкнул ее. Она упала.


-Твою мать, эти срани и сюда добрались! - заорал капитан, вскинув хаммер и разнеся картечью ствол дерева, за которым только что появился зеленый лис с винтовкой.


Лис исчез, словно его и не было. Тимирязева держала центр на мушке, Казаков прикрывал тыл, встав на одно колено.


-Эй, там, внизу! - раздался громкий оклик с пригорка. - Стоять!


Капитан пустил по фигуре короткую очередь, которая забросала стоявшего на пригорке землей и повредила ствол его оружия.


-Да перестаньте вы стрелять, идиоты! - заорал лис, не высовываясь из-за камня. Сотрудники медленно приближались, зло ощерясь и готовые пристрелить любого врага.


Из-за камня показалась дружелюбная бело-зеленая мордочка.


-Ну не надо меня убивать, может? - произнес лис, медленно вылезая из укрытия.


-Ты кто? - мрачно спросил капитан.


-Конь в пальто, - усмехнулся зеленый лис. - А кто ты и нафига огонь открыл? Ты с Завода?


-Боже упаси, чтобы я оттуда был. А вообще я капитан ВС Дмитрий Максимов. А ты кто такой, почему оружие не гражданское носишь? - покосился капитан на снайперскую винтовку "винторез" с отгрызенным выстрелом дулом.


-Меня зовут Изумрудик, - улыбнулся странный лесной житель. - Я вижу, вы потерялись в нашем лесу?







-Пятое отделение, прибыть в депо к бронемашине для выезда на задание, - отчеканил жесткий электронный голос по системе общего оповещения Управления милицейского спецназа.


Трое черных волков нехотя поднялись с диванов, активируя системы экзоскелета хайтека.


Широкие пропорции Жени вернулись в норму, когда он нахлобучил на голову мощный синий шлем с блестящим пуленепробиваемым забралом.


-На миссию, братья! - вытянул он вперед кулак в массивной броневой перчатке, которой немедленно коснулись двое других волков.


-На миссию, брат! - хором сказали они. Близнецы Кастрюлькины были опытными бойцами.


Брони спецназовцев зажужжали, превращаясь из разрозненного набора наручей, штанов, панцирей и шлемов в единое подвижное целое.


Около белого гусеничного броневика с синей надписью УМС на борту стояли еще трое.


-По коням, штурмовики! - скомандовал командир группы, подполковник Карасев, поправив гусарские черные усы, пошевелив ими и закрыв шлем. - Груздев, ты какого хрена этот ремень нацепил поверх брони?


Женя посмотрел на свой живот, на красивую большую пряжку с гравировкой "Wolf".


-Я его честно в секонд-хенде на Броневой улице купил, товарищ подполковник.


-Во дурья башка, - возмущенно сказал Карасев, залезая последним на броню. - Говорил же: неприлично штурмам секонд-хенд носить.


-Я почти всю получку уже потратил, - смущенно сказал волк, засовывая ракету в гранатомет.


-На что же? - осведомился командир.


-Не скажу, - ответил солдат.








Вход в туннель выглядел весьма страшно и сыро. Мягкая мокрая почва под ногами легко подавалась, а следы наполнялись водой.


-Как вы там не утонули? - поинтересовалась Люся.


-Очень просто, - ответил изумрудный лис. - Это тут болотце маленькое, а под землей всегда сухо.


-А как там может быть сухо? Ну, воды там грунтовые, еще что-нибудь? - продолжала настаивать колли.


-Сама все увидишь и рассмотришь, длинный нос! - отмахнулся Изумрудик.


Дима и Лидия Михайловна шептались, отойдя в сторонку от своих товарищей, облепивших Изумруда.


-Что-то мне не нравится этот заплесневелый партизан, - сказал Максимов.


-Мне он тоже доверия не внушает. Но мы уже все равно заблудились в этом чертовом лесу, а напороться на рабочих завода я не имею ни малейшего желания, - сказала майор. - Выхода у нас нет: придется довериться этому проходимцу.


Лис с гордостью показывал девочкам и Ошке небольшую полукруглую гранитную арку, буквально вросшую в землю. Прямо над ней рос живописный дуб, красиво изгибая ветви.


Легкий сизый туман медленно стелился по болотцу. Тимирязева промочила ноги и стала мерзнуть.


-Ну что, пройдемте внутрь, господа заблудшие? - рассмеялся лис.








Броневик с грохотом катился по оживленной улице. Некоторые смотрели вслед боевому транспорту УМС - день, по новостным сводкам, выдался спокойный.


Женя болтал лапой и хвостом, задрав РПГ дулом к небу. Подполковник сидел напротив него, держась рукой за петлю на башенке.


-Товарищ Карасев, а куда мы сегодня едем?


-Координаторы еще не сообщили, банки с тормозной жидкостью, - ответил Карасев, придерживая коленом крупнокалиберный автомат.


-Может, сами позвоните на место? - спросил один из волков-близнецов в синем хайтеке.


-Хорошая мысль, боец, - сказал командир и аккуратно достал мобильник, осторожно сжимая его, чтобы не раздавить усилителями.


-А у вас какой? - поинтересовался Женя, подпрыгнув и ойкнув - броневик наехал на лежавший на дороге предмет и раздавил его.


-Сименс какой-то, - почесал шлем Карасев. - Я в них не понимаю, в наше время были только рации.


-Хех. Ну, звоните на место?


Подполковник сосредоточенно потыкал пальцем в кнопки и приложил аппарат к уху, сунув его в шлем.


-Алло. Центральная? Дайте пожалста указания к миссии 67... Да, Карасев... УМС..


Через минуту он возмущенно выключил телефон тычком, от которого тот затрещал и сунул его в маленький кармашек промеж подсумков с амуницией.


-Мильтоны окружили дом, где засел Пакетиков и его банда.


-Она Пакета поймали? - подпрыгнули все три человека, с ужасом переглядываясь.


-Ага, - сказал Карасев. - Но наши волки не боятся?


Обладатели цветных хвостов хмуро поглядели на командира.


-Я про этого урода в новостях слышал по НТВ.


-И что говорили? - ухмыльнулся волк-близнец.


-Ну, типа, он такой-сякой-говнюк, - замялся черный волк, жужжа моторами перчатки. - Ну короче, он в свое время аж семь человек в пьяной драке укокошил, его выслали из страны, а потом он много чего натворил в разных местах... За его голову Внутренняя Служба дает десять тысяч кредитов, - усмехнулся спецназовец.


-Главным его злодеянием было убийство начальника Службы Снабжения Никиты Баженова два месяца назад, - сказал один из людей. - Я его знал...


-Ничего - поймаем, и руки оторвем, - заявил Женя, авторитетно поглядывая на менее опытных коллег.


Из башенки высунулся молодой промасленный человек в зеленой облегающей форме и шлеме с большими наушниками.


-Командир, а нам чего делать?


-А чего хотите, то и делайте. Правда, не рекомендую из пушки в городе без особой нужды хреначить.


-О-кей, - буркнул танкист и свалился в бронированное чрево машины УМС.






Три легковые милицейские машины стояли напротив небольшого отдельного дорогущего домика на окраине Nска.


Около первой, сидя на земле, ели бутерброды двое патрульных в бронежилетах, поставив калашниковы к машине.


Около другой стоял, скучая, мужик с рацией. Он первый поздоровался с Карасевым и его людьми, когда они послезали с броневика.


-Доложите обстановку, сержант, - отдал честь подполковник.


-В доме неизвестное число, предположительно пятеро, членов банды Пакета. Они хорошо вооружены и у них огромное количество боеприпасов.


Действительно, на одной из машин было много пулевых отверстий, а забор скорее походил на сито. Двое милиционеров перевязывали третьего, который громко стонал - у него была перебита правая рука.


-Скорую вызвали? - спросил у одного из них Женя.


-Угу, - мрачно сказал налысо бритый мент.


-Аптечку на него поюзать? - снова спросил Женя, потянувшись на пояс.


-Угу, - снова сказал лысый и коротко поблагодарил. - Спасибо, сержант.


Волк махнул лысого по лицу хвостом, достал аптечку и положил ее на бледного патрульного, а потом вернулся к коллегам.


-Каков план действий, товарищ подполковник? - вильнул хвостом волк. - Мы ворвемся в дом с ходу и положим их шквальным огнем?


-Все не так просто, мой хищник, - ответил Карасев. - Пакета велено взять живым.


-Ок, значит переломаем ему и его дружкам руки. Так?


-Так, бойцы. С Богом, что ли? - сказал подполковник и взвел автомат.


-Товарищ подполковник, я думаю, дверь нам помешает? - спросил Женя, пристроив на плечо РПГ-7.


-Конечно. Снеси ее начисто.


Ракета с неприятным воем устремилась к дому, и район сотряс глухой взрыв.


Штурмовики побежали прямиком к проломленной взрывом дыре на месте двери, разоряя красивые цветочные клумбы тяжелыми сапогами.


На кухне все было разбито тяжелой гранатометной ракетой. В углу валялась куча фарфора, выпавшая из серванта с оторванной дверцей. На табуретке с мягкой плюшевой сиделкой лежал забытый журнал, один из краешков которого горел.


Женя бросил горячий гранатомет и достал из кобуры на бедре пистолет. Карасев выбил ногой дверь из кухни в коридор и выскочил первый, за ним скользнули два человека.


Тут же откуда-то сбоку прокатилась очередь, сбивая со стен обои и штукатурку. Карасев влепил через дверь в стрелявшего корсара длинную очередь и убил его, один из людей встал на колено, прикрывая группу, и в дело вступили волки.


Женя, крепко держа двумя лапами стечкин, на полусогнутых ногах пробирался вдоль стены к гостиной. Сквозь распахнутые двери было видно, что там сидели два корсара, наготове и хорошо вооруженные.


Пиратские полукустарные костюмы "рейдер-армор" почти не уступали по защите от пулевого оружия милицейскому хайтеку, но Карасев пробил соединение серо-красной брони на животе первого противника.


-Сдавайтесь, дом окружен! - крикнул волк-близнец. В ответ корсар поднял пулемет и прошил стену насквозь. Две пули попали волку в бок, но панцирь выдержал. Семен стиснул от боли зубы и слегка осел.


-Вот падла, - прошептал он. - Жек, будь осторожнее!


-ВПЕРЕД, БОЙЦЫ! - проревел подполковник, шагнул из-за угла и застрочил по пиратам. Ему повезло - пули тяжелого двуствольного слонобоя, которым был вооружен третий пират, лишь раздробили ему бедро. Карасев упал, но остальные спецназовцы с громовым воплем бросились на пиратов. Те не успели опомниться, как второго застрелили а третьему сломали руку и скрутили.


-Где Пакет? - прорычал Женя, капая от злости слюной на забрало шлема. - Двое, прочесать дом!


Волк-близнец и человек бросились искать главаря. Человек поднялся наверх, а Роман направился в чулан.


-Этот го... - сообщение рядового по рации прервали выстрелы. Волк упал, зажимая трещину на животе лапой, а Пакетиков бросил короткое ружье без приклада и принялся бежать.


-Стой, стрелять буду! - заорал Женя, бросаясь за ним.


Лысый бугристый корсар бежал быстрее милиционера в броне с усилителями. Женя остановился, поднял стечкин и выстрелил Пакету в спину. Корсар остановился, тяжело охнул и упал замертво.


-Я же говорил, не убивать его! - прорычал Карасев по рации.


-Корсаров я щадить не буду, командир, - смело ответил сержант. - Как ваша нога и как Ромка?


-Говорят, жить буду, - ответил Рома. - Хайтек в помойку пойдет... Карасев молча кряхтел.




В пирожковой "Купи пирожок - будешь не лошок" было шумно и тесно. Спецназовцы заняли дальний столик.


-Ромка, у тебя какие планы на вечер? - лениво помахивая черным хвостом, спросил Женя.


-В дневной стационар наведаюсь, пусть еще уколов сделают. Больно, блин... - мрачно впился клыками в венгерскую ватрушку спецназовец. - Беру отпуск на две недели. Я с таким ушибом хайтек долго не натяну.


-Правильно. Карасеву врачи сказали, что ему еще месяца два на каталке ездить по минимуму.


-Бррр, как-то неудачно сегодня вышло...


-Зато Пакета грохнули. По-моему, это удача, - сказал человек.


-Ромка, дай плеер, - попросил Женя.


-Я закачал туда разного репа повеселее, - сказал волк, вытаскивая из кармана дешевый МР3-плеер.


-Я не люблю реп.


-Специально для тебя немного рока оставил. Посмотри в четвертой папке с музыкой.


-Сенкс.


-Ну что, волчары, хватит жрать! Растолстеете, в броню не влезете, - поднялся со стула человек.


-Э... Дай доесть пирожок! - ответил Женя, торопливо доедая.


-Так, это чей ствол? - спросил человек, пытаясь отыскать среди нескольких пистолетов на соседнем стуле свой.


-Мой. Дай сюда, - протянул лапу с черными подушечками Женя, отнимая у человека стечкин.


-Точно.


Ведущий в телевизоре постучал кулаком по столу в студии. Посетители пирожковой обратили скучающие взоры на экран плазменной панели, подвешенной на мотках проволоки в углу зала.


-По сообщениям начальника пресс-службы Министерства Обороны, в 07:00 утра по Зеленоградскому времени с третьим бастионом крепостного комплекса "Красноярск-4" была потеряна связь. Попытки инженеров наладить контакт с крепостью не увенчались успехом, псионики из НИИ Пси-воздействия просканировали местность. По заявлению начальника разведки Косыгина, там замечена повышенная активность противника. В район крепости направлены четыре самолета "АНТЕЙ", с батальоном десанта на борту. Солдаты вооружены средним и легким вооружением, их поддерживают с воздуха пять ракетных вертолетов МИ-112. На данный момент, это вся информация об обострении фронтового положения в районе Черной Пустыни.


-Трындец, - констатировал человек. - Совсем твари оборзели...


-В крепости пять тысяч солдат. Они кого хочешь порвут, - высказал свое мнение Женя.


-Надеюсь. Так, я в госпиталь пошел. До связи, братва! - шутливо отдал он честь коллегам.


-В аську вылезай ночью, песенки попоем по аудиосвязи, - ответил Женя. - Ромка, перестань насиловать свою кобуру!








Под темными сводами низкого туннеля было сыро и душно. Где-то слева капала вода, у Димы по спине шли мурашки, а Лидия Михайловна щипала себя за голые руки. Люся и Даша, плотно притираясь друг к дружке, робко шагали вслед за сотрудниками. Процессию замыкал как следует перебинтованный Изумрудом водитель, грозно тыкавший то в тьму, то в лабрадора дулом калаша.


-Долго еще? - спросил капитан, не снимая палец со спускового крючка дробовика-автомата.


-Нет, почти дошли, - весело ответил зеленый лис, в темноте сверкая оранжевыми глазами. - Здесь будет неровность, не споткнитесь!


Ошка с непривычки не увидел камень, запнулся и упал, обиженно заскулив. Дуся поднял его за шиворот.


-А ну пошел! - скомандовал водитель. - Ишь, разлегся!


-Казаков, за что ты с ним так? Будь помягче, - заступилась Тимирязева за утирающего сопли парня.


Капли мрачно булькали, коснувшись глади невидимой путникам лужи. Пятно света, знаменовавшее выход, исчезло несколько минут назад, а по бокам были ответвления - так говорила Люся, лучше всех видевшая своими голубыми глазенками в темноте.


-Если что, сами хрен выберемся, - прошептал подозрительный Максимов на ухо тете.


-Если что, мы им руки пообрываем, - шепнула в ответ тетя, цепко держа в руке легенькое ружье.


Люся аккуратно переставляла ножки. Кроме тьмы, прибавился густой зловонный туман. Никто, кроме лиса, вообще ничего не видел.


-Выстроиться в цепь, бойцы! - громко крикнула Тимирязева. Эхо двукратно ответило ей и заглохло.


Люся взяла Ошку и его сестру, водитель взял сестру и капитана, а капитан взял тетю и автомат.


-Ничего, скоро будет цивильно! - ответил лис и кинул в рот жевательную резинку, громко чавкая. Люся зарычала, от голода пуская слюнки.


-Грубиян, мне бы дал.


-На, - подбежал Изумруд к колли и сунул ей в пасть что-то тягучее и кислое.


-Шпашибо, - ответила Люся.





Когда лис повернул первый потайной выключатель и загорелась тусклая лампочка Ильича на одиноком черном проводе, уходящем в темноту, все зажмурились от непривычки.


-Ох, ну наконец-то. Мы где? - тер глаза кулаками Дима, положив тяжелое дробовое "полено" на ветхий журнальный стол, покрытый плесенью. Об него уже ударилась Люся, и теперь она стояла поотдаль, потирая мягкое место.


-Больно? - заботливо спросил лабрадор, почесывая сквозь дырку колено.


-Нет, - раздраженно огрызнулась школьница. - Отвали.


-Я помочь хотел, - виновато понурился Ошка.


Люся вспыхнула и больно врезала ему по ушам.




Светлый коридор, выкопанный в земле и укрепленный деревянными подпорками, как в старинных шахтах, был застелен линолеумом.


-Чтобы не пачкать ноги и не носить в жилой сектор грязь, - объяснил зеленый лис, довольно почесывая белую шейку. - Кстати, товарищ капитан, вы мне винтовку испортили, - объявил он Диме.


Максимов грубовато ответил, что может и что-нибудь еще отломать у лиса. Изумруд окончательно обиделся и дальше повел сотрудников молча.


-Думаю, пора рассказать вам, товарищи, где мы находимся, - задумчиво произнесла Тимирязева, пересчитывая подобранным корешком подпорки.


-Да, расскажите уж, особенно этому буйному капитану, - обиженно проворчал Изумруд, повесив винторез на плечо и засунув лапы в карманы джинсов.


-Я не буйный, - тихо сказал Максимов, по-прежнему держа автомат наперевес.


-Он не буйный, - примиряюще сказала Лидия Михайловна, почесывая голое предплечье. - Может помиритесь, господа?


Лис и человек одновременно остановились.


-Это как? - спросил капитан.


-Вот так вот, - сказала Тимирязева. - Берите друг друга мизинцами.


-И дальше детская считалка? - презрительно усмехнулся обиженный Изумруд.


-Именно, - усмехнулась Лидия Михайловна. - Это приказ.


-Я приказам не подчиняюсь, - отмахнулся партизан.


-А я говорю, вы помиритесь, - крепко взяла женщина малорослого лиса за лапу и подтянула к капитану. - Ну-ка, живо, мелочь пузатая!




Узкий коридор странных подземных катакомб огласило "Мирись-мирись-мирись и больше не дерись", а затем общий дружный смех.








-Ромыч, не прокатишь? - потрогал волк спящего рядом на лавочке милиционера в гражданском.


-Куда, зачем... - сонно протянул Роман, потирая ладони.


-В магазин.


-Нахрена тебе водяра еще? Я ж тебе давеча ящик привозил. Ты куда-то все дел, или мама нашла?


-Да не в булочную, хомяк! В ювелирный.


-Аа, ну тогда пошли, - оправил закатанные рукава Ромка. - Хватит задницу на свежем воздухе плющить. Кстати, а на кой тебе в ювелирный? Грабануть решил?


-Нет, купить кой-чего.


-Интересно, - протянул человек. - По пути расскажешь?


Полутемный лесопарк шелестел зеленой завесой. По дорожке шуршали ассаульт-бутсами двое, засунув руки в карманы. Один время от времени потирал пузо.


Белые драные жигули утопали в роскошных кустах сирени.


-Цветочки подавил, варвар, - пробурчал человек.


-Полезай, хомяк. Новые вырастут! - ответил Женя, забрав у друга ключи и отпирая машину. - Кстати, у тебя штраф прошел на правах?


-Фиг тебе. Больше 60 не разгоняйся, Шумахер!


-Ладно. Все-таки ты хомяк...







-Теперь прошу меня понять, господа, и извинить, - внезапно обернулся Изумруд, опустив лисьи глаза в землю.


-За что? - удивленно спросила Тимирязева.


Из серой полутьмы пещеры возникла высокая фигура. Капитан вскинул джекхаммер, но тот вырвали и отбросили в сторону. В стороне раздался визг Даши, и чей-то громкий крик боли.


Мягкая замшевая тряпочка плотно зажала нижнюю половину лица Димы, источая сладкий тошнотворный аромат хлороформа...


-Пакуйте их, пацаны, - сказал Изумруд высокой фигуре в потрепанном хайтеке.






-Как это понимать твою... - сказала Лидия Михайловна, открывая один глаз и кое-как осматриваясь. Картинка вначале рябила и дрожала - сонный глаз явно надо было потереть, но руки не хотели слушаться.


В тесном сером боксе на полу лежали аккуратно перевязанный Казаков со сложенными на груди руками, растопыривший усы и храпящий, как бульдог, и скрючившийся на боку, положивший руки под голову капитан.


-Вот гондоны, - сказала Тимирязева, осторожно вставая. - Ой, блин...


Внезапно женщина обнаружила, что драная форма сменилась на мягкий теплый серый "зэковский" бушлат и такие же ватные штаны. Ботинки, впрочем, остались спецназовские.


Она растолкала племянника. Тот вскочил, заорал как резанный, и бросился на железную дверь с кулаками.


-Ну вот! Тетя, я же говорил, что этому уроду не стоило доверять! Они нас заперли, корсары недобитые! ТВАРИ! - заорал Максимов, пиная дверь, которая гремела.


-Не кричи, - тихо сказала Лидия Михайловна, поеживаясь в бушлате. - Успокойся. Мы офицеры, как-нибудь выберемся.


-Да? Двум смертям не бывать, тетя. Раз спаслись - сейчас пропадем. Бляха-муха, что же такое-то... - сполз по стене Дима, горько сетуя. - Ну почему мы не взяли с собой роту солдат? Сейчас не было бы проблем...


-Господу виднее, что нам суждено. А ну-ка встань, - велела Тимирязева.


-Зачем?


-Вставай, говорю! - повторила Лидия Михайловна. - Дверь, по-моему, не заперта.


Действительно, мощная дверца оказалась приоткрытой на едва заметную щель. Замок не был защелкнут.




В коридоре курил молодой парень в армейском бронежилете, без оружия. Капитан намеревался свернуть ему голову, но Тимирязева знаком тормознула воинственно настроенного Диму.


-Ты кто? - осторожно спросил Дима, крепко сжимая вспотевшие кулаки.


-Петька, - лениво ответил рыжий парень. - А как тебя зовут, контролер?


-Дмитрий, - мрачно поздоровался Максимов. - Слушай, я что-то не врубаюсь, нас тут снова в плен взяли или мы идти можем?


Тимирязева сзади хрустела пальцами, намереваясь свернуть кому-нибудь шейные позвонки.


-Идите. Тока это, не заблудитесь тут... На указатели смотрите.


-Спасибо, - с яростью проворчал капитан. - А ты не знаешь случайно, уважаемый, где друзья наши, две девчушки такие, знаешь, мявные, и паренек?


-Налево до конца коридора, потом по туннелю до развлекательного сектора, вверх на пять метров, а дальше сами найдете. - Парень бросил сигарету на земляной пол, прижал носком кирзового сапога и удалился в темноту, сунув грязные руки в опять-таки джинсы.


-Они что, сговорились левис носить? - спросила Тимирязева. - Дусю растолкай.


Водитель отнесся к произошедшему с юмором.


-Пока живы - не умрем. Пойдемте искать Люсеньку, товарищ капитан?




Дима старательно выполнял инструкции рыжего куряки, Тимирязева заправляла бушлат в штаны, чтоб сидел удобнее. Казаков, приподнимая черные брови и потирая свободную от бинтов половину лысины, ковырял шланги на стенах.


-А этот рубильник че делает? - удивленно сказал он. - Даже табличку не повесили, архаровцы!


Полутемный коридор, заваленный железками и обделанный же железными плитами с заклепками, вывел в какой-то живописный полукруглый туннель.


Потолка видно не было, на дальней стене шел мощный жгут кабелей, и висели лампы дневного света. Посередь земляной полуарки шли блестящие три рельса.


-Это что, метро?


-Кажется, да. Только я поездов не вижу, и выстроено оно как-то... Чудно, что ли... В метро всегда две линии рельсов, а здесь одна... - почесала короткие волосы женщина.


-Имею мнение, что это военная линия. У них одиночные маршруты любимые, - наконец оторвался от самодельного плана эвакуации на стене Дуся. План был нарисован фломастером на обратной стороне прошлогоднего календаря.


-Хрен ли здесь солдат нет тогда? - снова спросила Лидия Михайловна, теряя самообладание. Загадки начинали ее бесить.


-Ладно, пойдемте, как сказал тот чувак. Я хочу увидеть мою глупую соседку.


-Люсенька не глупая, Дима. Как тебе не стыдно! - внезапно приняла прежний спокойный вид Тимирязева. - Пойдемте.



Через полсотни шагов Дима ощутил, как атмосфера подземелья стала меняться в лучшую сторону. Потянуло свежим воздухом, тетя и водитель стали раздувать ноздри, как гончие.


-Улицу чую, - сказала Лидия Михайловна.


-Пирожками пахнет, - сказал Дуся.


Максимов немного успокоился и перестал ломать пальцы, ускоряя шаг. На бетонной кладке туннеля, над жгутом и лампой, мимо проплыла красивая афиша.


"В пятницу, 17 июня, в 15:00 в правом крыле жилого сектора состоится концерт студенческой рок-группы "Сектор Газа". Просьба желающих принести с собой хлеб и носовые платки."


-Слушай, а сколько сейчас времени?


-У меня часы эти огрызки на заводе отобрали, - ответил Казаков. - Но сегодня точно пятница.


-Кажется, я слышу музыку, - усмехнулась Лидия Михайловна, пожимая плечами. - Удобный бушлат!




Сотрудники почти бегом прошли до выемки в стене тоннеля, тоже обделанной бетонной кладкой. Над полом, на высоте около пяти метров, виднелась метровая круглая дыра с ровными краями. К ней была приставлена прочная лестница из доски со ступеньками.


-Кажется, нам сюда, - произнес Дима и полез первый. - Не такое уж и мрачное место!


Слева дырка переходила в явную кухню. Стояла настоящая газовая плиты, а около плиты настоящий серый волк в настоящем поварском колпаке, сжимая в лапе настоящий половник.


-Суп не дам, приходите через десять минут. Он еще не готов! - сказал повар Диме раньше, чем тот открыл рот.


-Спасибо, - вежливо поблагодарил он волка. - А что там, слева?


-Ты че, не слышал, боец? Там крутая тусовка! Бегите скорее, а то все места займут!


-Ну пошли, - подтолкнула Диму Лидия Михайловна. - Не толпись!





Когда сотрудники вошли в некогда бывший ремонтный зал, а теперь - концертную площадку, вокруг ревела добрая сотня лиц самых разных возрастов, полов, и, по всей видимости, профессий.


На перевернутых бочках для бензина стояли двое с электрогитарами, разряженные в кожаные косухи и увешанные блестящими цепочками, с черными банданами на голове. Промеж них, плотно сжимая микрофон в кулачке, звонка пела Люся.


-Елки-моталки, Люська! Ты что там делаешь? - заорал капитан, локтями расталкивая зрителей и пытаясь пробраться к сцене. Его не пускали поглощенные зрелищем фанаты.


Когда какой-то дядька в брезентовом костюме пожарника и в каске отпихнул капитана назад, он взбесился.


-Казаков, ко мне! - рявкнул капитан. Дуся тут же возник, словно из-под земли, кривовато ухмыляясь.


-Автомат! - протянул руку Максимов.


Из стоявшей в углу бочки торчали два деревянных приклада АКМов. Дуся вытянул оба и бросил один Максимову.


После оглушительной очереди в потолок зрители бросились в рассыпную, электрогитары перестали выть, а Люся сердито уперлась взглядом в капитана.


-А ну слазь, паршивка! - крикнул Дима. - Ишь, чего удумала!


-Пошел нафиг, паршивец! Ты мне выступление не порть, я песню новую выучила, пока вы бока отлеживали!


Максимов не нашел, что ответить, шагнул к бочкам и схватил ее за лапу.


-Пусти! - взвизгнула она, потом щелкнула зубами и укусила его за руку.


-Ай, больно! - вскрикнул Дима и уронил автомат, который тут же подобрал кто-то из зрителей и вернул на место, в бочку.


-Я еще и морду Изумруду расцарапала! - гордо сказала колли, поднесла микрофон к пасти и подняла лапу.


-Концерт продолжается! Пацаны, заводите! - повернулась она к студентам-людям с гитарами. - После поговорим, - ласково шепнула она капитану.


Максимов фыркнул и отошел к Дусе, который, блаженно устроившись на табурете около бочки, наматывал на палец усы и наслаждался близостью к чужому оружию.


К ним подошел толстый дядя, одетый в красные штаны и зеленую рубашку. Он приятно улыбался.


-Не желаете ли прохладительных напитков, товарищи? - протянул он поднос.


Лидия Михайловна взяла три банки с газированной водой и кокетливо улыбнулась в ответ.


-Димка, не дуйся ты так, пока все в порядке.


Капитан мрачно фыркнул. Дуся покачал головой и положил волосатую руку ему на плечо.


-Парень, расслабься. Все тип-топ. На, попей лучше, у меня от хлороформа что-то во рту сушит.


Дима взял у Казакова банку, рывком открыл и сделал несколько глотков.


-Извини, Казаков... Я слабинку дал...


-Не бери в голову, ты еще молодой сотрудник Службы.


-И горячий, - потрогала ему лоб тетя. - У него температура на нервной почве.


Дима возмущенно подавился газировкой, хотел что-то сказать в ответ, но махнул рукой, улыбнулся и стал слушать громкоголосое пение соседки с бочек.


-Классно поют, однако! - сказал он тете.


-Ага.


Толпа бесновалась.








В депо Управления Милицейского Спецназа не прекращаясь, выла сирена.


По зданию бегали полуодетые в хайтек милиционеры, обмениваясь оружием и получая патроны.


-Ромыч, Жека, Янин, ко мне! - заорал присланный вместо Карасева майор.


Трое штурмовиков встали перед новым командиром.


-Получить КОРДы с патронами, и на машину! Вы пойдете вместе с экипажем бронемобиля в составе колонны, посланной на оцепление квадрата 45!


-Товарищ майор, а поподробнее, что там стряслось?


-Мне пока неизвестно.


-Почему КОРДы?


-Военные с разведбазы засекли крупное соединение противника. Выполнять приказ!


-Так точно, - ответил Женя, неистово размахивая черным хвостом. - Так, Ромыч, ты с прошлого раза пулеметы все почистил?


-Конечно, пушистик, - ответил человек.


-Все-таки ты не совсем хомяк. Спасибо!


Когда Ромыч карабкался на броневик, крупный сапог хайтека сталь соскальзывать с подножки, и человек поехал на пузе. Женя ухватил его за подмышки и затянул на броню.



Восемь белых машин с рычанием ехали по городу, извергая клубы черного дыма из перегретых моторов. Лишь на машине Жени было место - с остальных едва не падали сбившиеся в кучу спецназовцы. Набралось больше шестидесяти штурмовиков, а спереди ехал автобус, полный патрульных.


-Ромыч... Это конец... - внезапно ошарашенно сказал Женя, открывая забрало шлема.


-Что случилось? - удивился парень.


-Я колечко забыл в шкафчик убрать, - расстроенно сказал волк, смотря на золотое кольцо в ладони тяжелой перчатки.


-Склеротик, - проворчал Рома. - У меня где-то в подсумке веревочка была, погоди...


Громадный пулемет был поставлен около башенного, закрыв танкистам люк и свет Божий, а из подсумка извлечена тонкая бечевка.


-На, продень и завяжи, а потом на шею. Записки себе пиши, если не помнишь, волчара! - покривившись, пробурчал Рома.


-Эй, вы, огурцы маринованные, кто из вас нам люк придавил? - заорал водитель изнутри.


Ромка убрал КОРД с люка.


-Спасибо, хомяк. Выручил, - поклонился Женя, надев кольцо на шею.






-Мы поем вам о том, как покинуть свой дом, кто живет теперь в нем... - дружно голосили певцы Сектора Газа с бочек. Дима закрыл глаза и что-то сосредоточенно представлял, Дуся познакомился с пожарником и теперь они вместе обсуждали недостатки танков серии Т-80, Лидия Михайловна пыталась отыскать в толпе лабрадора и его сестру.


-Тетя, мне кажется, их здесь нет, - наконец остановил Тимирязеву капитан, когда она в очередной раз выскочила из зрителей и собиралась нырнуть обратно.


-А где же они по-твоему?


-С Изумрудом, скорее всего. Наши мохнатые друзья очень любопытные ведь, то ли в силу возраста, то ли в силу породы...


-Хм... Может ты и прав... Ладно, я пока здесь постою, а ты найди лиса. Хорошо?


-Ок. Ждите здесь, - махнул рукой Дима и осторожно, вдоль стены, пошел к выходу из комнаты.


На кухне стоял пар, за круглым столом в углу сидели трое типов, одетых в подобие формы и составивших винтовки в угол, и поедали грибной суп.


-Супчику хочешь? - кинулся на него повар с тарелкой.


-Спасибо, я сейчас девочку одну найду и вернусь, - улыбнулся Дима, деликатно отстраняя волка-повара.


-Девочку это хорошо, в девочках много проку, - сделал философское замечание волк, потирая одну лапу о другую. - Удачных поисков!




В переходе метро было тихо и спокойно, как на набережной.





Женя, несмотря на густой черный мех, слегка замерз - в облегченной версии брони не было подогревателя. Он прислонился спиной к горячей задней стенке броневика УМС, который недавно заглушил мотор. Стало теплее.


Рома, уютно устроившись около башенки и поставив КОРД дулом в небо, любовался на листочки, носимые ветром около него.


Майор сидел около волка, освободившись от оружия, сложенного кучкой на бетонной ленте дороги, и играл в тетрис на сканере.


-Товааарищ майор, аську можно включить? - протянул человек.


-Нет. Каналы связи вроде С.К.А.Й. и аси перекрыты, да и пси-эфир заглушен. - отозвался майор. - Не хочу, чтобы какая-нибудь окосевшая банда ловила наши переговоры.


-Ну товааарищ майор... Я хочу с девчонками поболтать... - продолжил жаловаться Рома.


-Слыш, хомяк, надо было порнушку на сканер качать! - протянул волк, почесывая под панцирем грудь.


-Слыш ты, мохнатый, сам и качай, раз такой умный!


Майор погрузился в игру, а спецназовцы в свои мысли.




Другая бронемашина была в паре десятков метре от их. Тамошний экипаж состоял из пяти лихих бойцов без командира и трех зашуганных танкистов, которые уже два раза прибегали к Жениной машине просить воды для охлаждения мотора.


-Почему не заглушите? - спросил механик их машины.


-Ну, мало ли что... Сержант велит стоять наготове.


-Солярку зря жжете, - фыркнул человек в кожаном шлеме и зеленом комбинезоне.


Женя постучал перчаткой по гулкой плите стали на заднем скате машины.


-Чегось надо? - высунулся по пояс запачканный комбинезон.


-Обед доставай, - попросил волк.


-Да какой тебе обед, обжора! - засмеялся танкист, поправляя узкие кожаные ремни кобуры через плечо. - Ты же до вечера снова оголодаешь, а кушать уже нечего будет!


-Цапля, ты жадный? - нахмурился Женя, подбирая хвост.


-Нет, я расчетливый пессимист, - подмигнул танкист и улез внутрь.


Ближайшая елка вздрогнула от основания до макушки. Упало несколько десятков хвойных иголочек.


-Гм? - спросил волк и вскочил с корточек.


Майор, не замечая ничего необычного, осмотрелся и снова опустил взгляд на сканер.


Женя смотрела на елку. Дерево смотрело на него. Волк сделал несколько размашистых шагов, сжимая в лапах тяжелый пулемет.


-Товарищ майор, сканьте местность! - громко сказал Женя. Чуткий нос волка даже сквозь забрало шлема ощущал болотный запах, так непохожий на запах хвойного русского леса.


Майор, погрузившись в борьбу с шариком на экране сканера, не слышал.


-ШТУРМОВИКИ, К БОЮ! - заорал справа кто-то из экипажа соседнего броневика. Прямо перед волком материализовался высокий, выше спецназовца в громоздкой броне, черный блестящий гуманоид с огромными желтыми глазами и хищной пастью. Он немедленно присел, собираясь прыгнуть на волка.


У Жени в горле встал комок, а лапы предательски задрожали. Руки, вместо того, чтобы опустить оружие и разнести тварь на фарш, онемели, стали словно деревянными.


В ушах раздался металлический звон, волку стало больно. Тень начал прыжок, но короткая очередь преодолевшего себя штурмовика обратила демона в большую кучу пепла.


Ужасные на вид создания лезли на дорогу, раздвигая елки. Танкисты задраили свои люки, и иногда осторожно пускали очереди из башенных пулеметов, прикрывая милиционеров.


Страшные Тени не могли тягаться с мощью крупнокалиберных КОРДов. К концу первой полусотпатронной Жениной ленты атака кончилась.


-Отряды Альфа, Бета, Дельта, доложить обстановку и потери! - прохрипела рация.


Одну из бронемашин черные уроды смогли перевернуть, хотя их и грохнули сразу после этого обозленные милиционеры. Женя и полтора десятка других уперлись в нее жесткими перчатками, включив усилители на полную мощность и толкая изо всех сил, потея и скрипя зубами от усилий, но смогли лишь немного пошевелить пятитонное тело.


Танкисты вылезли через носовой люк, матерясь и пиная свою машину. Пушечный ствол погнулся об бетон, и теперь броневику требовался капитальный ремонт всего башенного оборудования.


Штурмовики выставили часовых с включенными сканерами, чтобы избежать дальнейших неприятностей. Запах гнили исчез, и Женя стал грызть сухой паек.






-О, система Сизых Туннелей великолепна! - вещал Изумруд, тыча когтем в воображаемый потолок и важно отставив одну ногу влево. - Здесь живут около двухсот членов Братства. Мы тут служим, кушаем, спим, скваххеров отстреливаем из пропасти... В общем, круто мы тут тусуемся!


-Круто! - сказала Люся, от волнения и возбуждения поставив уши торчком и поглаживая рукоять анаконды за ремнем джинсов. На нее бушлат и ватные штаны надевать не стали.


Лидия Михайловна скептически хмыкнула, а Дима выплюнул жвачку изо рта в ладонь.


-Говоришь, у вас все больше студенты да одинокие дяденьки? А что ж, и правда тут корсаров нету?


-Корсары вообще сволочи, вот пусть и тусуются где хотят. А у нас тут приличное общество, - пробурчал лис, ударившись головой о низко проведенную трубу. Они всей группой направлялись к жутко красивому ущелью, о котором рассказал ранее лис.


Когда-то Министерство Обороны отдало военному округу города Nска приказ вырыть туннели для строительства тайной военной базы. Назначение ее в таком месте было начальству непонятно, но тем не менее солдаты выкопали систему подземных коммуникаций по присланным из Зеленограда чертежам, и даже кое-как их оборудовало. Однако потом проект то ли закрыли, то ли денег не хватило, то ли просто надобность в Туннелях отпала, но сама постройка осталась. Взрывать было жалко, и Сизые Туннели стали местной достопримечательностью. На них водили поглядеть туристов, а около входа любили играть ребятишки.


Группа любителей приключений, во главе со скучающим студентом Казимиром Валуевым, поклонником Рембо и I-Pod'а первой серии, залезла в самую задницу Сизых Туннелей, и нашла там готовые для житья казармы. Конечно, там была паутина, плесень и крысы, но с помощью метел и швабр вся гадость была быстро выдворена в дальние секторы Туннелей, и основан гарнизон. Студенты на скопленные средства купили у местных дедушек несколько ружей, два автомата и даже настоящий пулемет, поставленный напротив одного сектора, от которого веяло ужасом. Как оказалось - не зря. В одну из ночей, когда шла большая вечеринка, из сектора пошли настоящие монстры, как в фильмах про войну. Команда студентов, прошедших курсы гражданской обороны, во главе с Казимиром, героически отразила атаку гадов. После этого в Туннели стали приходить охотники на демонов из местного населения, и даже как-то приходил настоящий сталкер. Правда, местные вступили в Туннельное Братство, а сталкер только попросил водки и ушел.



За пятнадцать лет существования контингент Братства распух до четырех сотен лиц разного возраста и профессии. Были среди них студенты, горожане, солдаты, фермеры, музыканты, был даже настоящий ученый. Не боевой инженер, специалист по лазерным винтовкам и мотоброне, а физик-теоретик. Он, вместе с несколькими инженерами из боевых подразделений, по той или иной причине покинувших ряды Федеральной армии, стал разрабатывать особый бронекостюм для членов Братства.


Это было необходимо, потому что бесстрашные исследователи подземелий составили довольно подробную карту громадных площадей пещер и переходов. Некоторые сектора каким-то непостижимым служили площадками для "десантирования" тварей. Кое-какие удалось закрыть обвалами, а напротив некоторых выставили ворота, охрану и станковые пулеметы.


Испытания нового "диамонд-армора", а по сути - собранного из всякой дряни подобия хайтека провалились, и Совет Братства принял решение, как и прежде, снаряжать тех, кто идет на дежурство, крадеными армейскими жилетами. Местная милиция время от времени подбрасывала партии конфискованного оружия и оборудования, Братство крепло и развивалось.


Никто, даже сам Казимир, отрастивший брюшко, белую бороду и ставший похожим на доброго волшебника, не мог ответить на довольно простой вопрос, который задала наивная колли:


-А что вы тут делаете все?


-Нууууу, - ответил Казимир и почесал бороду, потом кивнул Изумруду. - Объясни.


Дима изумленно слушал, обкусывая ногти и сердясь. Он не мог понять, каким образом Внутренняя Служба, которая знала все и про всех на белом свете, которая обладала высшей властью и доступом к секретным архивам и технологиям, могла упустить такой важный стратегический объект у себя прямо под носом.


На вопрос Димы Тимирязева загадочно улыбнулась.


-Капитанам это еще знать рано.


Максимов понял, что еще раз спрашивать у тети бесполезно. Она была жестче прошлогоднего сухаря, если не говорила сразу.


-Внимание, мы подходим к очень красивому месту - подвесному мосту через пропасть. Рекомендую быть осторожными и не хвататься за перила - они проржавели и могут отломиться, - предостерег лис.




Впереди была темнота. Дима ожидал, что и здесь, как в туннеле, будет свежий воздух, но царил мертвый штиль.


-А как мы смотреть будем?


-Увидите, - подмигнул Изумрудик. - За поручни не хвататься! - рявкнул он на Тимирязву, которая попыталась пошатать ржавую трубу.


Люся прижалась к Даше и обняла ее. Она боялась высоты, и совсем не хотела ухнуть вниз.


Мост был сделан добротно, и, несмотря на почтенный возраст, под ногами не дрожал.


Лидия Михайловна сунула руки в карманы штанов и стала насвистывать какую-то мелодию. Казаков хмуро оглядывался вокруг, пытаясь что-нибудь разглядеть. Был виден только относительно светлый путь моста.


-Ну, мы почти подошли к середине. Добро пожаловать к нашей достопримечательности, друзья! - воскликнул лис, подымая лапы к невидимым сводам подземелья.


Внизу что-то неярко откуда-то светилось. Бродил пластами синий туман, раздавался тихий шелест и журчание воды.


Диме панорама напомнила ощущение, которое он испытал, будучи рядовым стрелком, во время одного из переходов по железнодорожному мосту через похожее ущелье несколько лет назад. Приятная дрожь пробежала по спине.


Люся с Дашей открыли пасти и смотрели во все глаза, а Казаков стал вспоминать стихи классиков на тему бездны...


Шелест стал нарастать. Изумруд поводил носом.


-Что это? - спросил лис-партизан.


-Ты тут хозяин, ты и рассказывай, - усмехнулась Тимирязева.


Лис достал из кармана джинсов темную продолговатую шашку, выдернул из нее ниточку и немедленно бросил вниз.


Шашка вспыхнула ослепительным белым цветком, разрываясь на десяток осветительных ракет, медленно падавших вниз. Синие горные породы отражали свет, превращая ущелье в сказочную страну. Внизу что-то шевелилось, тихо шелестя. Ракеты приблизились к дну пятисотметровой глубины, и друзья поняли, что это за ковер.


-МАТЬ МОЯ ЖЕНЩИНА!!! - заорал лис, испуганно поджав хвост. - Валим отсюда, ребята!


Сердце у Максимова едва не выскакивало из груди, когда лис затворил тяжелую дверь, ведшую к уровню Моста, и завернул на ней хороший засов.


-Ущелье всегда было чистым, - словно извиняясь, чуть ли не прорыдал лис. - Я не знаю, откуда там твари...


-Это совершенно неважно, - тревожно произнесла Лидия Михайловна. - Собирай партизан и немедленно выходите из Туннелей!


-Может, развернуться и дать бой? - поинтересовался Казаков, сверкая глазами и ища какое-нибудь оружие.


-Дуся, это даже не стрелки, а толпа голозадых оборванцев. Нам не нужны три сотни трупов!


Казаков вытащил из-за пояса колли анаконду, царапнув квадратной мушкой ей живот. Та возмущенно пискнула и прижала ушки.


-Лидия Михайловна права. Отсюда надо валить - мне страшно! - сказала Люся, снова обнимая Дашу. - И она боится!


Партизаны вначале не поверили Изумруду, решив, что проходимец снова решил над ними пошутить. В разговор немедленно ввязалась Тимирязева, и дипломатично убедила бородача Казимира в правоте изумрудного лиса.


-Но у нас же много ценного оборудования... Компьютеры, содержимое лаборатории, арсенал... Да и надо проверить, чтобы забрать всех - на это потребуется время!


-Его у нас нет. Дайте мне два десятка бойцов, оружие и пулемет, - твердо сказала Лидия Михайловна. - Мы добудем вам время.



В арсенале нашелся массивный зеленый пулемет "максима" на колесном станке.


-Лента есть? - с сомнением произнес лис.


Дед, отвечавший за оружие, поднялся со своей лавочки, отложил в сторону много раз читанную газету.


-Внучек, если бы у меня не было ленты к этому старью, я бы его давно продал на толкучке! На пятой полке слева, - и дед, почесывая круглое брюшко под серым бушлатом, снова уселся на лавочку и приготовился запустить желтые зубы в жареного цыпленка.


-Эй, тебя тоже эвакуируют! - потрогал его Изумруд.


-Никуда не пойду, - ответил дед.


-Ребята, пакуйте его! - сказал Дима. Двое волков, одетых в джинсы и клетчатые рубашки, вытащили наушники плееров из ушей.


-Чего? - спросил один из них.


-Дедушку, говорю, с нами забирайте.


-А. Есть, - сказал волк и осторожно взял деда на руки. Дед словно не заметил, и продолжил читать старый номер "Правды".




Пулемет установили напротив входа в жилой сектор, прямо посреди туннеля метро. Ветер шевелил волосы всех бойцов. Казаков с удовлетворением гладил АКМ. Дверь давно расшаталась под напором мелких ползучих тварей, и вот-вот должна была слететь с петель, говорил волк, рассматривая конец туннеля через оптический прицел от какой-то винтовки. Диму, вместе с девчонками и лабрадором, Тимирязева услала руководить эвакуацией партизан.


-Ну что, Дуся, к бою? - тихо спросила Тимирязева, взвода пистолет стечкина и поправляя обоймы на поясе.


-Да, Лидия Михайловна... Остался еще порох в пороховницах! Правда, парни? - обернулся водитель к полутора десяткам студентов, вооруженных разнообразными ружьями и карабинами.


Молодые люди и звери громко изъявили свою готовность к драке.


-Ребята, поднесите-ка вон тот ящик поближе, - велела Тимирязева. Двое студентов немедленно исполнили приказание и вернулись в строй.


-Газовые гранаты? - спросил Казаков, вертя в руке массивную серебристую болванку с огромным количеством пирамидок по поверхности и толстым кольцом сверху.


-Со слезоточивым газом, - ответила Тимирязева.


-Зачем они нам? - удивился Дуся.


-Послюни палец, - попросила Лидия Михайловна. Дуся помусолил языком палец и поднял его.


-А, ветер дует в ту сторону...


-Конечно. Когда лента у пулемета выйдет, мы заморим их газом. Ребята, готовьте оружие к бою, - приказала Тимирязева, встав на одно колено.


Около составленных в ряды ящиков из-под бананов и картошки устроились студенты, держа на прицеле ружей темный конец туннеля.


-Подпускайте поближе, цельтесь в центр, - руководила Лидия Михайловна.



Дверь, наконец-то, со скрипом отвалилась от косяка, и шелест стал приближаться.




Продолжение следует...


(К сожалению, нет :(...


Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Похожие рассказы:
Динго (Иван Белов) «Голубые береты. Границы Родины »
Граф О'Ман «Война безоружных»
Chris O`kane «Цитадель Метамор. История 63. Долгий рейд»
Ошибка в тексте
Рассказ: Хлебозавод номер три.
Сообщение: