Furtails
Rizard Shadou
«ЖУРНАЛ»
#NO YIFF #волк #конь #оборотень #хуман #фантастика #фентези
Своя цветовая тема

ЖУРНАЛ

История написана почти на реальных событиях.




Она сидела у окна, касаясь лбом холодного стекла, и ощущала меж окном и своим телом свои волосы, челкой падающие на лоб. За окном лил дождь, орошая влагой первозданную природу этого места. Через выложенные камнем дорожки двора, через решетчатую замысловатой сваркой ограду тянулась бесконечные луга и поля, немногочисленные фермы поселенцев, островками цивилизации, вклинивающиеся в чистоту девственной природы. На сердце было так же дождливо, как за окном... она глядела через все это великолепие, вспоминая эту ночь и утро:

Бесконечные просторы небес и тихое шуршание мотора дирижабля под ними проплывают такие же бесконечные, как и небеса, зеленые просторы.

- Приветствие, мисс, куда же вы держите путь? Решили отдохнуть от суетности миров? – сказал подошедший одноглазый незнакомец.

Она взглянула на него:

- Нет, как раз на оборот. –

Таких, как они всегда тянуло друг к другу. Не столь многочисленны – зверолюды. Под широкополой шляпой попутчик скрывал отнюдь не человеческие уши, да и нос был кошачий. Она же совсем не скрывала свои волчьи уши, и хвост. Коротко острижиные черные волосы даже подчеркивали глубину странных и прекрасных сине зеленых, зелено синих глаз.

- Значит вы одна из жителей этих ферм?

- Нет.

- Как интересно!.. Ах простите, - с поклоном сказал незнакомец, поклонившись и представившись – Гест. Наблюдатель Мак’Дресс. Тут по поводу постоянных поломок техники в этих местах.

- Вара. Биохимик. Независимая Лаборатория. Работаю над «вирусом Q». Вернее над вакциной.

- Наверно интересно?!

- Нет…

Рука коснулась большого толстого журнала на коленях, и капелька побежала по щеке. Всего лишь дождь забило в открытую форточку, только дождь, только дождь… Иначе не должно быть… не должно…

- … не интересно…

- Хм, а в чем же заключается ваша работа?

- Мы заражаем животных вирусом и смотрим, как их организм справляется, или не справляется с инфекцией, и с крови выживших делаем вакцины…

Капля, щекоча лицо, сбежала до подбородка.

- И на ком же испытываете болезни? – Не унимался попутчик.

- Кролики, свиньи, козы… кони…

Кони…Рука перелистала несколько страниц журнала, с которого дышали сухие записи прохождения экспериментов. Но сейчас они, кажется, были полны боли страданий…

- Я думал… - Растерялся немного одноглазый – думал это благородное занятие. Но испытывать болезнь на животных, на конях… Что, же случается с теми, кто пережили болезнь…

- Их кровь идет на вакцины. – Повторилась девушка. Теперь эти слова казалось, имели зловещий смысл.

«Но все это неправильно!!!» - Кажется, прочитала она во взгляде попутчика. Глаза его наполнились болью.

- С кем же вы теперь работаете? - Насторожено спросил он.

- С лошадью вот работали. Она была умница.

- Умница? Вы так говорите…

Страница за страницей журнал подходил к последним записям:

«Объект 73.

Заражение прошло успешно»

Девушка вспомнила молодую черную лошадь, дико глядящую и шарахающуюся от привезшего ее мясника забойщика, нанятого для этих целей руководством. Он поставлял им животных. Но когда их с ней глаза встретились, эти голубые, полные понимания глаза, то лошадь безбоязненно пошла к ней, не потребовалось даже тянуть за уздечку. Казалось, она почувствовала в Ней родственность. Проклятая порченая кровь! Вара поласкала ей гриву, почесала нос, и ее лица коснулось дыхание создания, теплое, пахнущее сеном и солнцем…

- Ну, давай, вколи ей отраву, да я пойду. – Сказал приехавший. – Меня на бойне работа ждет.

Да, так было положено. Кто - то должен был присутствовать при этом. Девушка отвела лошадь в новопостроенное стойло, еще пахнущее свежей доской и пьянящее ароматом молодого сена, и «объект» с восторгом накинулся на еду, благодарно поглядывая на новоявленную «хозяйку».

Вара достала шприц с вакциной и ее рука дрогнула. Слишком много жизни было в этом животном. Слишком много понимания. Она делала это не раз уж, но почему именно сейчас ее нервы сдали.

- Давай же, чего медлишь?..

Минутная слабость, кажется, прошла, и тонкая игла коснулась кожи. Рука привычно впустила вирус в кровь, и шприц, вдруг ставший такой ненавистный, как и она сама себе, отправился, отшвырнутый в дальний угол конюшни.

Этот вечер она провела рядом с Лошадкой. Ночь – Вара дала ей имя.

- Да, и как же я говорю?! – Вдруг вспыхнула девушка на слова Геста. – Я же не бесчувственная колода!..

На мгновение ироничная улыбка скользнула на губах попутчика, а взгляд ехидно спросил: «А кто же тогда?»

- Я просто отказываюсь ей быть. – Потупив взор, сказала девушка. - Не могу.

Его взгляд потеплел, и он грустно улыбнулся:

- Я очень рад этому. – И повернувшись, взглянул в огромный иллюминатор, на спустившуюся на мир ночь. В чистом небе сияла полная луна этих земель. Огромная и золотая в своем сиянии…

- Золотая луна,

Земля не для меня,

Я твоё дитя,

Забери с собой меня!


В моих жилах твоя кровь,

Нет тепла в печи от дров,

В сердце ледяная дробь,

А по телу идёт дрожь...


Мне всего дороже,

то что на людей не похоже,

Не ихние рожи,

А твоё в ночи лицо,

Как небесное vertigo...


Ты освещаешь мой путь,

В ночи узрел Я свою суть!

Остуди мой страстный пыл,

Сделай так, чтобы Я, за тобою, по небу поплыл...-

Пропел попутчик слова популярной песенки. -

А ведь знаете, эту песню тоже написал зверолюд. Я тоже иногда пишу стихи, но это песня не моя.

Расскажите еще о этой лошадке? Надеюсь, она дала хорошую Вакцину?

- Да как вы смеете?.. – Вдруг сказала Вара. Ее никто никогда не спрашивал об объектах так. Ей было больно о них говорить. Но как хотелось тоже.

- Неужели воспоминания о ней принадлежат только вам? Неужели никто из ваших хм… подопытных не достойны, чтобы о них услышали? Или это тоже Военная тайна. Воякам так же нужно сохранить дни в тайне дни тех, кто умерли ради их забав? – Огонь ненависти полыхнул в глазах зверолюда, но тут, же скрылся за опущенными веками, а лицо скрыла пола шляпы. Качнулось белое перо, и попутчик шагнул в сторону от Вары.

- Она… - На душе стало горько - …она…Ночь была очень хорошая… - выдохнула девушка. – Как же я любила Ее!..

Ночное небо разорвала яркая вспышка молнии, и Гест вдруг внимательно взглянул на девушку.

Дождь припустил что есть силы, и из глаз Вары, как и тогда хлынули слезы. А взгляд упал на запись в журнале:

«Объект 73 проявляет симптомы заболевания, но его организм успешно подавляет протекания болезни, не давая микробу размножаться».

Журнал не говорил о том, что творилось в этот период меж ними… но это время, это время было тем радостным и болезненным одновременно для Вары. Ей было стыдно. Лошадь будто была ее игрушкой. Каждый день они проводили вместе. Неразлучно находясь рядом. Вара и Ночь. Они прогуливались вместе, вокруг небольшого центра испытаний, играли и забавлялись. Вара, мало знавшая о лошадях стала постигать умение заботиться о них и влюблялась всей своей получеловеческой душей в Ночь, и с ней во весь ее род, столь многочисленный в этих местах на вольных просторах полей и лугов. Ночь же отвечала ей той же любовью и привязанностью, следуя, как за лидером, как за вожаком, приведшим к прекрасной жизни. Может она поняла, что бы произошло с ней на скотобойне. И от этого Варе становилось еще более тяжко. Она с жалостью глядела на скованную оковами болезни подругу. Да, именно подругу, а не «объект». Сотни раз она хотела отпустить ее к сородичам, наплевав на каноны и работу, но то что Ночь заражена останавливало ее. Она не сможет заботиться о ней, когда вирус проявит себя, и не может позволить, чтобы остальные лошади заразились, и бывало, лежа на теплом боку отдыхающей лошади, она все равно твердила себе, что завтра, а может послезавтра отпустит ее…Каждую ночь она с надеждой глядела в ее глаза, моля бороться с вирусом, не давая сразить ее, тогда, случись чудо и не наступит следующая фаза, и Ночь полностью преодолеет болезнь. Тогда Ночь будет вольна, как ветер…

Дирижабль тряхнуло, но они устояли на ногах.

- И что вы, наблюдатель думаете о этих местах и погоде. – Пытаясь уйти от темы, и поддеть попутчика спросила Вара.

- Они прекрасны! – Восторженно ответил тот. – Лично мне будет очень жаль, если чистый воздух этих земель заполонит дымом и гарью промышленных галактик. Ведь это место Мак’Дресс собирался превратить в заповедник дикой природы. Вся эта планета еще слишком юна, чтобы погрузиться в фату дыма от жениха прогресса. Но корпорация Технолайф выиграла аукцион в межгалактических торгах. Теперь же они желают превратить это место в изрытую выгребную яму. Как и все в своих владениях. Но для начала де уж Дрессовцы, вы разберитесь с погодкой, да поломками техники.

- И вы не боитесь открыто говорить об этом, находясь на территории Технолайфа?

- Не боюсь говорить об этом вам.

- Но Мак’Дресс торговая гильдия, что вам нужно на этих землях. Что за богатства привлекли торгашей?

- Вы не боитесь нас? Мак’Дресс коварен, и жесток, хоть при этом и честен с клиентурой и партнером. Корсары самая мелкая деталь политики Мак’Дресса которая вызывает в некоторых областях галактик отрицания. Впрочем, это только слухи. - Хмыкнул одноглазый. - Лично я вижу в этом месте отличную курортную зону а ля сафари парк.

Дирижабль вновь тряхнуло.

- Не боюсь. Вас не боюсь. - Ответила Вара.

- Звучит вдохновляюще.

Небесную ладью вновь тряхнуло, и их кинуло на стекло иллюминатора, и девушка не обратила внимания, как оказалась в объятиях Геста. Что – то маленькое и юркое подбежало к ногам зверолюда и забралось в карман плаща.

- Но все - же знаете, зря не боитесь. - С улыбкой сказал Гест, крепко сжимая в объятиях Вару. – Потому что нам пора.

Он с силой ударился в стекло и, не выдержав, тонкая грань, отделявшая их от небес, рассыпалась искрами в сиянии луны, и они оказались в открытом небе, не минуемо приближаясь к далекой земле.

Вара что есть силы вцепилась в Геста, не отдавая себе отчета в надобности этого. Вдруг раздался оглушительный взрыв, и автопилотируемый дирижабль окутало облаком огня.

- Но как?!.. – Выдохнула девушка.

- Гремлины. Всего лишь гремлины. – Щурясь и мурлыча от удовольствия, проговорил Гест, а из кармана высунулась довольная немного глуповатая хоть и счастливая мордочка зеленого существа.

- Это Вы все устроили?! Но мы, же теперь падаем!.. Вы, камикадзе, черти вас дери!..

- И правда падаем... – Сказал Гест, поглядев вниз. – Пока…

- Пока?! – но земля вот уже!.. Где Ваш парашют?

Гест выхватил из - под пол плаща сияющий серебрено голубым нимбом боевой веер, и махнул им в сторону земли, вызвав поток ветра, и вернувшись к ним, мягкий и нежный ветер замедлил падение, спокойно и ловко опустив, пру на землю.

Вара вырвалась из объятий Геста:

- Вы!...

Веер скрылся под плащом.

- Я негодяй, я взорвал дирижабль с кучей хлама на борту, напугал вас, не дал долететь до места вашей каторги-работы. Я очень плохой, очень плохой. Но Технолайф скоро откажется от этих земель. Я приложу к этому все четыре лапы, если понадобится. Вено ведь? – последнее было обращено к выбравшемуся гремлину в зеленой одежонке, весело плясавшего вокруг них. - А вы? Будете продолжать работать на военных? – Вновь спросил он у девушки. Вара странно глядела на него, впрочем, так же странно выглядела вся в измятом костюме. Он поправил ее одежду, и девушка не успела возразить ничего.

- Кстати, знаете, с длинными волосами вам лучше. Врят ли ваше лицо от этого пострадает. Ферма вот за поворотом, там вам окажут помощь, конь доставит Вас к Вашему центру, если захотите. А фермеры накормят и уложат спать. Это хорошие люди. Я знаком с ними. Пошлите. – Они зашагали к ферме и, подойдя к ограде, увидели шикарный куст белоснежных лилий. Сломив веточку цветов, Гест склонился к гремлину, и протянул лилии ему, сказав:

- Ты молодец, а теперь возвращайся к Дарительнице Пера, и передай, что так же как бела и чиста лилия эта, так же и искренне мое уважение к ней. Пусть посадит в своем саду, и она прорастет, пустив корни. - Гремлин кивнул, и с довольной мордочкой растворился в воздухе, теребя амулет на груди.

- До встречи и Вам, Вара, но все, же на прощанье скажите, Ночь…Она не зря умерла?

- Я…

Гест, грустно улыбнувшись, растворился в воздухе…

Сухие слова в журнале промокли от капающих слез, соленые оставляли разводы среди четких лаконичных фраз.

«Объект 7З перешел на вторую стадию, но организм не справился с горячкой. Опыт завершен».

Порыв ветра ударил в окно, раскрыв его настежь, и Вара вскочила, роняя журнал на пол. Косой ливень окотил ей лицо грудь и руки… прохладные капли омывали ей лицо, и слезы соленые и горькие слезы терялись среди капель небесной влаги. Той ночью Ночи стало совсем плохо… Вара была рядом, не в силах покинуть подругу. Не хватило, кажется, совсем немного сил, чтобы преодолеть болезнь и сдавшийся организм поддался яростному напору вируса. Она сгорела в несколько часов…но до последних мгновений жизни верила, преданно смотрела на ту, кто была рядом с ней, вверяя ей всю себя и свято веря, что хорошая и добрая хозяйка защитит ее. Хозяйка, которая убила ее...

Военные вырастили слишком смертоносный вирус. Не один организм не сможет побороть его. Молния расколола небеса в нескольких местах, ударив в столб электричества, и осыпая все кругом искрами, центр погрузился во мрак…

……

- Вара! Эй Вара, ты где?.. Вара, Чертова погода, Замкнуло здесь все… Вара?! – Мощный мясник склонился над потерявшей сознание девушкой. – Вара, Вара, ты как?

Девушка пришла в себя, неосознанно, будто сонно глядя вокруг. – Слава богу, жива. Смотри только не простудись. Напейся на ночь горячего чаю, ага. Может чего покрепче, а может кровушки волчьей натуре привезти? Ну ну, приходи в себя. Я тебе привез дело. Прехорошенькое дело. Пошли, глянешь, пока я тут все подлажу. Хорошо не все так плохо. Спустя пол часика наладим освещение – В полусне она пошла к воротам комплекса, к машине в кузове которого что-то стояло.

- Вот, вот, погляди, что мы нашли! – Мужчина гордо открыл борта и на землю осторожно сошел, робко поглядывая по сторонам, черный жеребенок подросток.

- Ну как? Нравится?..

- Ночь?.. - Мало что, соображая, пробормотала Вара. – Она не могла уменьшиться…

- Нет, же Вара, приди в себя. Это ее сын! Думается он то, все сможет. Вы вместе теперь справитесь. Его отец, оказывается, очень сильный конь. Занял золото на скачках, и не одно. Генерал отвалил за этого жеребенка бешеные деньги.

- Сын Ночи?

- Да, ну ладно, вы знакомьтесь, а я починю свет.

Вара подошла к молодому конику, и потянула руку, нежно обнюхав ее, он дал коснуться себя, и девушка, обняв его, прижалась к нему. Он так же как и мать пах солнцем… и такой же глупышка, доверился ей…

- Твоя мама была потрясающей… Я, я не дам, не сделаю с тобой то - же самое. Хватит. Всему - то виной паршивая овца в пагонах. Вирус то только здесь, у меня в лаборатории. И все исследования… И бумаги… неприметное место для хранения тайн… Всему виной он и я…

- Вот все и готово, Свет есть. – Сказал мясник, довольный собой, возвращаясь к воротам. Вара стояла рядом с конем, поглаживая его. – У вас тут все в порядке вижу?

- Да в полном. – Улыбнулась девушка.

- Ну что, пошли, закончим с делами. А потом, хочешь, поехали со мной на ферму. Мать сегодня пирог печет. Да и друзья придут. Тебе надо бы развеяться, после всего случившегося.

- А ты хороший оказывается. – Улыбнулась девушка. – Зачем на скотобойне то работаешь? Разве нет других мест.

- Ну, так вышло. Знаешь, я тоже думаю, что ты не бездушная сволочь, но вот у нас, то с тобой работы очень похожи. Отличие в одном. Я убиваю быстро без надежды. Ты же мучишь, но надежды тоже очень малы. А даже если кто и выживет, то капля крови будет ровна по стоимости всей этой земли. Думаешь, ее не отнимут у бедного животного?

- Ты прав. Я еще большая злодейка, чем ты.

- Ну, ты же волчица. – Улыбнулся мужчина.

- Верно. Но не боишься ли ты волчицы, приглашая в дом? – Девушка пошагала к стойлу, ведя с собой коника.

- Ну, опасаюсь. – Смеясь, сказал мужчина. – А ты не боишься мясника, Волчица?

- Я же не корова. – Хмыкнула она, оставив жеребчика и доставая из тайника вирус в шприце. «Кровь Ночи… - подумала она. - Вирус сохраняют только в свежей крови, так он сильнее». Вывернув руку так, чтобы игла не была видна, Девушка вколола сыворотку вирус себе в жилу, чувствуя, как жидкость расходится по венам, она выронила шприц, и каким макаром коник умудрился стать на него и раздавить, было не понятно, но Вара, потрепав его по гриве, нежно сказала:

- Молодец, мальчик мой…

- Ну, вот все в порядке. Теперь пошли.

- Нет, я, пожалуй, останусь. Иди с миром. Хорошо провести время.

- Ну ладно. До встречи.

- Прощай…

Машина уехала, оставив их вдвоем. Вара обняв коника, сказала:

- Знаешь, Найтсон, мне очень жаль твою маму. Я виновата, в том, что с ней произошло. Но думаю, мы сможем поправить, что, ни будь. А теперь пошли. Мы больше не будем оставаться, и спать здесь.

Они вышли за ворота центра, над которым собирались тучи, и молния ветвистым клинком обрушилась на строение, окутывая его в плащом алого пламени. И та же молния отразилась во взгляде девушки вервольфа, шагающей с конем прочь, и не глядя на пожарище.

- Вот так. Теперь все правильно. – С каждым мгновением тело ее теряло человеческий облик, и вскоре на шее спокойно шагающего коника лежала когтистая лапа дикого первобытного создания, столь же древнего, как и сама природа.


8888888888


Морда белоснежного крылатого волка коснулась лица уставшей от вечного невыносимого жара девушки, молящей Проведение о смерти, и белоснежное перо, упав на лицо, скатилось по щеке на траву луга. Она заметила удаляющийся образ крылатого создания с вороньими лапками. Древняя богиня этих мест. Значит, она не выдумка.

«Генерал Армсон умер вчера в больнице от странного жара, не отпускающего его тело после встречи с волкодлаком напавшим на него во время посещения внеочередного собрания, касательно нового бактериологического оружия, разрабатываемого группой его сотрудников. Само собрание было посвящено утрате всех данных по вышеупомянутому вирусу. Долго проводимые работы закончились полным фиаско, и лишь, поэтому мы с вами сейчас смогли узнать о том, что может быть ушли от новой катастрофы, которая была способна охватить всю вселенную. Гриф секретности был сорван еще благодаря бумагам, предоставленных анонимно в редакции практически всех газет. Возможно, сама вселенная с ее древними детьми, когда то сошедшими на страницы сказок и легенд противостояла халатности и кровожадности правительства нашей звездной системы». - Сбивчивый голос тихо прочел статью из газеты, и Вара тихонько поднявшись, села в высокой траве луга, обнаружив возле себя черного коника, и мимолетная тень темной лошади казалось, мелькнула за его спиной. В паре шагов от нее сидел одноглазый зверолюд, теребивший в руках газету.

- Опять ты… - Проговорила она, лаская подошедшего Найтсона.

- Так точно. - Встав и поклонившись, сказал читавший. – И очень рад встрече. Кстати, можете меня поздравить. Технолайф выставил на торги эту планету. Дело за малым. Да вот больше что меня гнетет, что не найти хорошего служащего, заведующего огромным и диким местом. Неплохо было бы, что бы он мог хоть немного ладить с конями, ибо конский заповедник будет одним из лучших парков в этой части галактики. Может, вы посоветуете такое создание. А может – зверолюд подмигнул единственным глазом. – Возьметесь за это дело сами?

Внимание: Если вы нашли в рассказе ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter
Ссылки: http://www.furaffinity.net/view/13799141/
Похожие рассказы: Таурон «Война оборотня», Глен Кук «Темная война-2», Михаил Атаманов «Котёнок и его человек - 1»
{{ comment.dateText }}
Удалить
Редактировать
Отмена Отправка...
Комментарий удален